Юрий Романенко: Гроздья гнева медленной украинской революцииЮрий Романенко: Гроздья гнева медленной украинской революции

Юрий Романенко

Был сегодня на книжном рынке Петровка в Киеве, купил пару книг и пообщался с продавцами в свете последнего закона №5114 ВРУ, который запрещает ввоз из России. Настроения злобные, ибо закон фактически остановит все.

Как известно, принятым законом устанавливается, что издательская продукция, которая имеет происхождение (изготовлена) и/или ввозится с территории государства-агрессора, временно оккупированной территории Украины, может быть ввезена на таможенную территорию Украины и распространена на ее территории при наличии соответствующего разрешения, кроме издательской продукции, ввозимой гражданами в ручной клади или сопровождаемом багаже общим количеством не более 10 экземпляров. Разрешение будет выдавать центральный орган исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализует государственную политику в информационной сфере. Этот же орган будет вести реестр издательской продукции государства-агрессора, разрешенной к ввозу и распространению в Украине, обеспечивать его размещение на своем официальном веб-сайте и едином государственном веб-портале открытых данных.

Закон так прописан, что теперь каждую книгу нужно будет давать на вычитку какому-то непонятному органу, который будет принимать решение впускать в Украину или нет. Это нанесет огромный вред продавцам, которые продают академическую литературу. И, конечно же, конечным потребителям. Например, трудно представить, что украинские переводчики быстро переведут последние книги по институционализму или об экономике стран Африки. Я даже не говорю о десятках монографий, которые издают российские профильные институты. А там есть что почитать.

Хотя, читают ли они в принципе? Если в правительстве министр не знает, что Житомирская область имеет границу с Беларусью, а директор заповедника не может назвать 5 видов вверенной ему под охрану ихтиофауны. О чем можно говорить?

И все же трудно понять, почему Рада не могла принять простой закон. Освободите украинское книгопечатание и переводчиков от налогов , пусть печатают здесь и еще везут продукцию в РФию, в Беларусь то, что смогут освоить. Пусть зарабатывают деньги везде. Пусть доступ к знаниям станет дешевле.

А в отношении книг пропагандонов, так их элементарно немного. Берешь составляешь список пропагандонов, который потом пополняешь и валишь огромный штраф, если кто-то нарушает. Это же элементарно.

Самое главное, что книги все равно будут везти. Просто покупать через интернет и привозить почтой. А торговцы останутся без работы.

И еще один момент. Две трети населения Украины против такого решения. Еще в мае 2016 года Украинский Институт Будущего задал вопрос относительно целесообразности запрета на ввоз книг из России. Ответы были такие

ukrainskiy-institut-budushhego-vvoz-knig-iz-rossii

Как видим, решения правительства и парламента далеко не сходятся с мнением большинства.

В общем, Уряд идет привычном путем Директории в 1919 году. Боремся, за вывески, за бантики, цепляемся до каких-то мелочей на почве языка, а параллельно теряем все в экономике, государственном строительстве и да, гребем бабло лопатой в свои карманы, а потом рассказываем как выиграли в лотереи или «стара матуся подарила перед смертю залишки скарба Полуботка». Напомню, что после изгнания гетмана Скоропадского Директория задержалась в Киеве на несколько недель.

Я мог бы понять действия Уряда и Верховной Рады, если бы у них был высокий уровень поддержки, когда можно было бы закрыть глаза какие- то меньшинства. Но у них ее нет никакой поддержки. Навскидку, рейтинг доверия к правительству, Раде и президенту на уровне минус у 60% населения. Это результаты соцопроса Украинского Института Будущего в конце ноября, которые мы на днях обнародуем в деталях.

Ребятки в правительстве, у вас уже ничего нет. Вам часики неумолимо тикают «на выход». Потому с вашей стороны такие действия иначе чем идиотизмом назвать нельзя. Закрыли 7,5 тыс ларьков в Киеве, еще столько же закрою. По факту оставят тысяч 20-30 человек без работы. Подумаешь, эка невидаль.

Закроют ввоз книг, да мелочь, подумаешь, еще в масштабе страны несколько десятков тысяч человек разочаруются в постмайданной власти. А Васька слушает да ест.

И так капля по капле, пока этих упоротых идиотов «ничего не вижу, ничего не слышу» начнут сносить. И никто заступаться за них особо не будет. Как за Януковича. А за кого заступаться? У того отжали бизнес, у того пропали деньги в банке, того выгнали с работы, тому рассказывают какие книги он должен читать и на каком языке…. И вот вся эта масса будет злобно смотреть, как эти ожившие реинкарнации придурков из Директории будут бежать со своими манатками за бугор, где потом будут писать слезливые книги про те «Як ми все проїбали».

Ребятки в правительстве и ВРУ, медленная украинская революция никуда не ушла. Она здесь совсем рядом. Она медленно и неумолимо набухает кровавыми гроздями гнева.

P.S.: Забыл, русские только ждут когда президент Украины подпишет закон, дабы устроить срач. Так лучше Петру Алексеевичу воздержаться от сего непродуманного решения.

ХвыляЮрий Романенко

Был сегодня на книжном рынке Петровка в Киеве, купил пару книг и пообщался с продавцами в свете последнего закона №5114 ВРУ, который запрещает ввоз из России. Настроения злобные, ибо закон фактически остановит все.

Как известно, принятым законом устанавливается, что издательская продукция, которая имеет происхождение (изготовлена) и/или ввозится с территории государства-агрессора, временно оккупированной территории Украины, может быть ввезена на таможенную территорию Украины и распространена на ее территории при наличии соответствующего разрешения, кроме издательской продукции, ввозимой гражданами в ручной клади или сопровождаемом багаже общим количеством не более 10 экземпляров. Разрешение будет выдавать центральный орган исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализует государственную политику в информационной сфере. Этот же орган будет вести реестр издательской продукции государства-агрессора, разрешенной к ввозу и распространению в Украине, обеспечивать его размещение на своем официальном веб-сайте и едином государственном веб-портале открытых данных.

Закон так прописан, что теперь каждую книгу нужно будет давать на вычитку какому-то непонятному органу, который будет принимать решение впускать в Украину или нет. Это нанесет огромный вред продавцам, которые продают академическую литературу. И, конечно же, конечным потребителям. Например, трудно представить, что украинские переводчики быстро переведут последние книги по институционализму или об экономике стран Африки. Я даже не говорю о десятках монографий, которые издают российские профильные институты. А там есть что почитать.

Хотя, читают ли они в принципе? Если в правительстве министр не знает, что Житомирская область имеет границу с Беларусью, а директор заповедника не может назвать 5 видов вверенной ему под охрану ихтиофауны. О чем можно говорить?

И все же трудно понять, почему Рада не могла принять простой закон. Освободите украинское книгопечатание и переводчиков от налогов , пусть печатают здесь и еще везут продукцию в РФию, в Беларусь то, что смогут освоить. Пусть зарабатывают деньги везде. Пусть доступ к знаниям станет дешевле.

А в отношении книг пропагандонов, так их элементарно немного. Берешь составляешь список пропагандонов, который потом пополняешь и валишь огромный штраф, если кто-то нарушает. Это же элементарно.

Самое главное, что книги все равно будут везти. Просто покупать через интернет и привозить почтой. А торговцы останутся без работы.

И еще один момент. Две трети населения Украины против такого решения. Еще в мае 2016 года Украинский Институт Будущего задал вопрос относительно целесообразности запрета на ввоз книг из России. Ответы были такие

ukrainskiy-institut-budushhego-vvoz-knig-iz-rossii

Как видим, решения правительства и парламента далеко не сходятся с мнением большинства.

В общем, Уряд идет привычном путем Директории в 1919 году. Боремся, за вывески, за бантики, цепляемся до каких-то мелочей на почве языка, а параллельно теряем все в экономике, государственном строительстве и да, гребем бабло лопатой в свои карманы, а потом рассказываем как выиграли в лотереи или «стара матуся подарила перед смертю залишки скарба Полуботка». Напомню, что после изгнания гетмана Скоропадского Директория задержалась в Киеве на несколько недель.

Я мог бы понять действия Уряда и Верховной Рады, если бы у них был высокий уровень поддержки, когда можно было бы закрыть глаза какие- то меньшинства. Но у них ее нет никакой поддержки. Навскидку, рейтинг доверия к правительству, Раде и президенту на уровне минус у 60% населения. Это результаты соцопроса Украинского Института Будущего в конце ноября, которые мы на днях обнародуем в деталях.

Ребятки в правительстве, у вас уже ничего нет. Вам часики неумолимо тикают «на выход». Потому с вашей стороны такие действия иначе чем идиотизмом назвать нельзя. Закрыли 7,5 тыс ларьков в Киеве, еще столько же закрою. По факту оставят тысяч 20-30 человек без работы. Подумаешь, эка невидаль.

Закроют ввоз книг, да мелочь, подумаешь, еще в масштабе страны несколько десятков тысяч человек разочаруются в постмайданной власти. А Васька слушает да ест.

И так капля по капле, пока этих упоротых идиотов «ничего не вижу, ничего не слышу» начнут сносить. И никто заступаться за них особо не будет. Как за Януковича. А за кого заступаться? У того отжали бизнес, у того пропали деньги в банке, того выгнали с работы, тому рассказывают какие книги он должен читать и на каком языке…. И вот вся эта масса будет злобно смотреть, как эти ожившие реинкарнации придурков из Директории будут бежать со своими манатками за бугор, где потом будут писать слезливые книги про те «Як ми все проїбали».

Ребятки в правительстве и ВРУ, медленная украинская революция никуда не ушла. Она здесь совсем рядом. Она медленно и неумолимо набухает кровавыми гроздями гнева.

P.S.: Забыл, русские только ждут когда президент Украины подпишет закон, дабы устроить срач. Так лучше Петру Алексеевичу воздержаться от сего непродуманного решения.

Хвыля

Скандал на Андреевском узвозе, или Как сделать Киев архитектурной МеккойСкандал на Андреевском узвозе, или Как сделать Киев архитектурной Меккой

Юрий Романенко

С тяжким сердцем все-таки скажу пару слов о театре на Андреевском узвозе, который заполонил блогосферу как когда-то Надя Савченко или удивленные глаза брата Добкина в Верховной Раде.

Я не участвовал в дискуссии по Андреевскому узвозу, но общественность в личке спрашивает, что я, как медийное животное, думаю на сей счет. Поскольку я слабо разбираюсь в архитектуре, если вообще разбираюсь, потому буду в своих грустных размышлениях исходить из логики.

Логика подсказывает следующее. В принципе, архитектура в Киеве, как и вся страна, развивается в стиле архоабсурда. Потому невозможно понять, исходя из каких интересов, кроме бабла, в Киеве возводятся различные здания,чья стилистика отвечает эпическим видениям героев известного фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Таких зданий все больше и больше, потому , очевидно, если неизбежное нельзя остановить, то его нужно возглавить.

Для этого нужно позиционировать Киев как столицу архоабсурда и везде это раскручивать.

Лозунг для продвижения простой — «здесь много всякой х*йни» или «город всякой х*йни» Пусть со всего мира сюда едут архитекторы, да и просто туристы, чтобы падать в обморок от обилия всякого бреда, застывшего в различных архитектурных формах.

Вижу толпы японцев, которые бредут по центру и лопочут что-то типа : «Смотри какая херь! Как они вообще додумались до этого!». Или представим диалог в Лондоне:

— Что будешь делать на выходных?
— Лечу в Киев на х*йню смотреть! Поедешь?

Вот так мы элегантно превращаем наши недостатки в наши достоинства. Единственное, что нужно — изменить фокус обзора на самих себя. И как только мы принимаем бред как наш мейнстрим, то сразу исчезает смысл ломать копья вокруг таких мелочей, как здание театра-крематория на Андреевском узвозе. В принципе, логично там разместить маленький крематорий, тогда будет гармоничное сочетание абсурдного. Ведь, где еще в мире можно будет найти такое сочетание стиля и вкуса. Уверен, что толпы туристов хлынут посмотреть на такое чудо со всего мира.

В такой конструкции все сразу становится логичным: и недостроенный мост через Днепр, и вавилонские пирамиды на окружной, и нависающий уродливый силуэт над Липками, который кажется вот-вот навернятся из-за налепленной сверху какой-то х*йни ( я думаю, что судьбу башни в Пизе он не повторит и действительно навернется), логично и Грушевского 9а, и прочие архитектурные шедевры, которые в рамках архоабсурда как раз можно позиционировать таковыми.

— Сэр, вы бездарь
— Нет, сэр, я гений архоабсурда.

Раз мы такие, то мы должны твердо придерживаться избранной линии и максимально извлекать из нее выгоды. Есть и живой пример — Михайло Михайлович Поплавский. Чувак реально понял, что можно рубить кучу бабла на медийном архоабсурде и пока наш шоу-бизнес воет, что ему перекрыли доступ на российский рынок, «юный орел» лупає скелю Европы, заключив очень приличный контракт в Польше. Учитесь!

Резюме: Не вижу смысла лить слезы по коровникам на Андреевском узвозе, пусть будут новые вперемежку со старыми. Отсутствие стиля и вкуса должно стать нашим стилем и вкусом. «Чудовищный город полный всякой х*йни, который нужно обязательно посетить» — если такое будет написано в Lonely Planet о Киеве, то можно сказать, что мы вписались в мировой расклад. Если мы не можем воспарить,как Сингапур или, прости Господи, Израиль, то, значит, нужно пробивать дно. Когда вы думаете, что уже знаете, что такое дно, то услышите стук снизу. Он будет настойчивым, очень настойчивым этот стук, и это это будет наш ужасный и прекрасный стук архоабсурда.

ХвыляЮрий Романенко

С тяжким сердцем все-таки скажу пару слов о театре на Андреевском узвозе, который заполонил блогосферу как когда-то Надя Савченко или удивленные глаза брата Добкина в Верховной Раде.

Я не участвовал в дискуссии по Андреевскому узвозу, но общественность в личке спрашивает, что я, как медийное животное, думаю на сей счет. Поскольку я слабо разбираюсь в архитектуре, если вообще разбираюсь, потому буду в своих грустных размышлениях исходить из логики.

Логика подсказывает следующее. В принципе, архитектура в Киеве, как и вся страна, развивается в стиле архоабсурда. Потому невозможно понять, исходя из каких интересов, кроме бабла, в Киеве возводятся различные здания,чья стилистика отвечает эпическим видениям героев известного фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Таких зданий все больше и больше, потому , очевидно, если неизбежное нельзя остановить, то его нужно возглавить.

Для этого нужно позиционировать Киев как столицу архоабсурда и везде это раскручивать.

Лозунг для продвижения простой — «здесь много всякой х*йни» или «город всякой х*йни» Пусть со всего мира сюда едут архитекторы, да и просто туристы, чтобы падать в обморок от обилия всякого бреда, застывшего в различных архитектурных формах.

Вижу толпы японцев, которые бредут по центру и лопочут что-то типа : «Смотри какая херь! Как они вообще додумались до этого!». Или представим диалог в Лондоне:

— Что будешь делать на выходных?
— Лечу в Киев на х*йню смотреть! Поедешь?

Вот так мы элегантно превращаем наши недостатки в наши достоинства. Единственное, что нужно — изменить фокус обзора на самих себя. И как только мы принимаем бред как наш мейнстрим, то сразу исчезает смысл ломать копья вокруг таких мелочей, как здание театра-крематория на Андреевском узвозе. В принципе, логично там разместить маленький крематорий, тогда будет гармоничное сочетание абсурдного. Ведь, где еще в мире можно будет найти такое сочетание стиля и вкуса. Уверен, что толпы туристов хлынут посмотреть на такое чудо со всего мира.

В такой конструкции все сразу становится логичным: и недостроенный мост через Днепр, и вавилонские пирамиды на окружной, и нависающий уродливый силуэт над Липками, который кажется вот-вот навернятся из-за налепленной сверху какой-то х*йни ( я думаю, что судьбу башни в Пизе он не повторит и действительно навернется), логично и Грушевского 9а, и прочие архитектурные шедевры, которые в рамках архоабсурда как раз можно позиционировать таковыми.

— Сэр, вы бездарь
— Нет, сэр, я гений архоабсурда.

Раз мы такие, то мы должны твердо придерживаться избранной линии и максимально извлекать из нее выгоды. Есть и живой пример — Михайло Михайлович Поплавский. Чувак реально понял, что можно рубить кучу бабла на медийном архоабсурде и пока наш шоу-бизнес воет, что ему перекрыли доступ на российский рынок, «юный орел» лупає скелю Европы, заключив очень приличный контракт в Польше. Учитесь!

Резюме: Не вижу смысла лить слезы по коровникам на Андреевском узвозе, пусть будут новые вперемежку со старыми. Отсутствие стиля и вкуса должно стать нашим стилем и вкусом. «Чудовищный город полный всякой х*йни, который нужно обязательно посетить» — если такое будет написано в Lonely Planet о Киеве, то можно сказать, что мы вписались в мировой расклад. Если мы не можем воспарить,как Сингапур или, прости Господи, Израиль, то, значит, нужно пробивать дно. Когда вы думаете, что уже знаете, что такое дно, то услышите стук снизу. Он будет настойчивым, очень настойчивым этот стук, и это это будет наш ужасный и прекрасный стук архоабсурда.

Хвыля

Ключевые факторы победы Дональда Трампа на президентских выборах в СШАКлючевые факторы победы Дональда Трампа на президентских выборах в США

Юрий Романенко, Игорь Тышкевич

Утром 9 ноября стало известно, что Дональд Джей Трамп победил на президентских выборах в США. Неожиданные результаты, учитывая ход дебатов и ставки букмекеров, данные социологических опросов, пророчивших победу Хиллари. Почему Дональд Трамп победил? На этот вопрос мы дадим развернутый ответ, используя данные экзит-пола CNN.

Почему Трамп

Выдвижение Дональда Трампа кандидатом было неоднозначно воспринято даже в Республиканской партии, но и Хиллари Клинтон не воспринималась обществом как идеальный кандидат. Фактически американское общество было поставлено перед необходимостью выбрать «лучшего из худших». Если верить социологии, приведённой CNN, то 29% избирателей не считали ни одного из кандидатов «честным», 14% считали, что оба не достаточно квалифицированны для поста президента, такое же число было уверено, что ни Клинтон ни Трамп не обладают нужным характеров для управления страной.

При этом все эти категории в большинстве своём отдали голос за кандидата от республиканцев. Более того, 57% населения негативно воспринимали вероятную победу Трампа, но из этого числа 14% проголосовали за миллионера. При этом произошла сильная поляризация обоих лагерей избирателей. Вот какие были получены ответы на вопрос «Что вы будете чувствовать, если Трамп выиграет выборы».

А вот так выглядит карта электоральной географии США. Разбивку по штатам видели все, но The New York Times дала картину, которая представляется более интересной и содержательной – по округам. Легко заметить, что Клинтон набрала больше голосов в многонаселенных городах на восточном и западном побережье, а Трамп взял свои голоса в пригородах и американской глубинке.

Чтобы понять почему Трамп победил стоит вновь обратиться к социологии. Здесь нам помогут несколько графиков из данных экзит-поллов CNN.

Дебаты между кандидатами – наиболее яркий этап компании. Их безоговорочно выиграла Хиллари Клинтон. Но здесь имеем первую неожиданность: только чуть больше половины из тех, кто считал дебаты по ТВ важными или очень важными отдали за неё голос. Люди ожидали большего и выбрали то, что им ближе — общение «на месте» вместо картинки по ТВ. Это подтверждает опрос:

Это им дал Трамп. В разгар кампании ко мне приезжал Ю. Зенкович — беларуский эмигрант, который за 8 лет стал успешным адвокатом в Нью-Йорке. Он обратил внимание на два аспекта кампании Трампа:

— Относительно небольшие деньги: предвыборный фонд кандидата от республиканцев составил 367,4 миллиона долларов против 534,35 миллионов у Клинтон
— Отсутствие (или недостаток) лидеров национального масштаба, которые готовы были агитировать в поддержку кандидата.

Как оказалось, Дональду Трампу это не было нужно – понимая слабость позиций на «национальном уровне», он сосредоточил усилия на полевой работе: количество встреч с лидерами местных сообществ существенно превышало число подобных мероприятий у кандидата от демократов.

Республиканец активно использовал недовольство американцев действиями федерального правительства, раскачивая тезис о сговоре элит выразителем которого являлась, по его словам, Хиллари Клинтон. Как видим, разочарованные (46%) и обозленные (23%) федералами являются большинством американских избирателей и Трампу удалось удачно сыграть на этом.

Проще говоря, Клинтон говорила из телевизора, за Трампа говорили те, кого люди видят каждый день, кто живёт рядом и кому они доверяют. Характерно, что даже в последний день агитации Трамп умудрился совершить вояж по нескольким штатам, пока за Хиллари Клинтон агитировал ударный отряд шоу-бизнеса, включая Бейонсе и прочих поп-див.

Парадоксально, но даже жесткая антимиграционная риторика не помешала Трампу получил 29% голосов выходцев из Азии и столько же от «латиноамериканцев». Он также получил 37% (впрочем, составляющих только 3% электората) от представителей других рас и групп (за исключением белых и афроамериканцев). Самое главное, что Трампу ушло более половины голосов белых (58%), а Клинтон получила только 37% в этом самом значительном сегменте американских избирателей.

В более детальном разрезе мы получаем еще более впечатляющую картинку. Как видим, за Хиллари голосовали 31% белых мужчин, а за Трампа в два раза больше — 60%. Однако, даже среди белых женщин Клинтон не смогла набрать больше Трампа, проиграв ему 8% голосов ( соответственно, 43% и 51%). Как видим, даже сексистские скандалы с Трампом не помогли кандидатке от демократов.

Впрочем, Хиллари одержала абсолютную победу в цветных сегментах. За нее проголосовали 80% мужчин афроамериканцев и аж 93% чернокожих женщин. Среди латиноамериканцев Хиллари Клинтон поддержали 62% мужчин и 68% женщин.

Проблемой Клинтон стало то, что в ряде штатов ей не удалось обеспечить мобилизацию афроамериканцев даже в сравнении предыдущими выборами. Недобор доходил до 5%, что сыграло существенную, если не определяющую роль в ее поражении.

Не менее интересная ситуация просматривается в разрезе доходов американских избирателей.

Четко видно, что Хиллари Клинтон получила большинство голосов от малообеспеченных и нижних сегментов среднего класса. Но и здесь уровень поддержки (53% среди лиц с доходом менее 30 тыс долларов в год и 51% у группы с доходами от 31 тыс. до 50 тыс) явно далёк от идеального. В остальных категориях поддержку (ради справедливости отмечу, что небольшую) получил кандидат от республиканцев. Однако, существенным было то, что Трамп получил поддержку от двух самых многочисленных сегментов с ежегодным доходом от 50 до 100 тыс. долларов (31%) и от 100 до 200 тыс (24%). Поэтому даже незначительный разрыв давал здесь ощутимый перевес в общем зачете. Как видим, за Трампа проголосовало ядро американского среднего класса, явно обеспокоенное тенденциями развития ситуации в стране.

Объяснение вновь кроется в «полевой работе», когда более успешные представители местных сообществ говорят почему они выберут республиканца. «Американская мечта» это всё же, не столько миллиарды, сколько успех там, где ты живёшь, уважение со стороны соседей. Клинтон на этом поле поработала хуже, а Трамп сумел дать ответ и тем, кто мечтает о бизнес империи и тем, кому важен «маленький свечной заводик».

Дональд Трамп вообще вел кампанию с четким прицелом на мобилизацию ядра американского общества, обращаясь к традиционным ценностям, к «старой доброй Америке». Это сработало и в религиозном аспекте.

Трамп апеллировал к христианам. За него отдали голоса 60% протестантов, 52% католиков, 61% мормонов (при том, что в Юте был собственный независимый кандидат) и 55% представителей остальных христианских деноминаций. Кстати, отдельной темой является роль независимых кандидатов по размыванию голосов основных кандидатов. В ряде штатов независимые показали серьезные результаты, например, в Юте.

При этом он работал не разговорами о «ценностях», а общением с лидерами религиозных общин. Вот подтверждение тому:

Как видите, за кандидата-республиканца проголосовали не столько христиане, сколько практикующие христиане — те, кто регулярно участвуют в религиозных обрядах. А это говорит о наличии постоянного контакта с местными авторитетными лидерами.

Не менее интересно, хотя и вполне предсказуемо, что за Трампа голосовали менее образованные, а к Клинтон, наоборот, тяготел более образованный электорат. Чем выше образование тем выше был разрыв в пользу Клинтон.

Наконец, один из самых важных графиков, характеризующих суть победы Трампа.

Хиллари Клинтон имела более сильные позиции среди 15% сегмента американского общества, который хочет, чтобы президент заботился о нем. Здесь она взяла 58% голосов против 35% у Трампа. Она также взяла 90% голосов в сегменте (21% от общего количества избирателей) тех, кто ориентировался на профессиональные навыки кандидата. Здесь Трампу досталось всего 8%.

Но в пользу Трампа сыграло то, что значительная часть американского общества (40%) хотела изменений. Как видим, Трамп получил в этом сегменте аж 83% поддержки, а Клинтон только 14%.

Еще один график показывает, что Хиллари Клинтон и Дональд Трамп максимально выбрали свои сегменты исходя из предлагаемых приоритетов.

Как видим, оба кандидата имели равные позиции в двух ключевых повестках, которые не являются первостепенными для большинства. Так демократический кандидат объективно была лучшей во внешней политике (60%) из 13% сегмента избирателей, а Трамп был более эффектным и эффективным раздувая проблему мигрантов (64%) тоже в сегменте из в 13%. Клинтон имела существенный перевес на (10%) в вопросе, который имел наибольшее значение — экономике (52%), но Трамп резко (на 18%) опередил ее в вопроса безопасности, который считают значимым 18% электората ( второй по значимости).

Это четко видно по ответам на вопрос относительно эффективности борьбы США с ИГИЛ. Среди 52% избирателей, считающих что Америка сражается с ИГИЛ неэффективно большинство уверенно поддержало Трампа. Особенно в самом нижнем сегменте (24%), считающем что США ведут борьбу «очень плохо». Здесь Трамп получил аж 85% процентов поддержки.

Таким образом, за Трампа голосовали как за силу, способную привнести что-то новое в американскую внешнюю и внутреннюю политику. Фактически, Клинтон попала в ловушку эксплуатации «образа Обамы» и игры в популизм, которые не вдохновили ядро американского среднего класса за годы правления Обамы. Действующий президент США пришёл под лозунгами усиления социальной защиты граждан и, надо отдать должное, добился определённых результатов. Но тем, кто привык «получать» блага («велфер», «талоны на обед» и так далее) всегда мало. Государство, даже такое как США, бесконечно повышать объёмы социальной помощи не в состоянии. И, цитируя фразу из известного фильма, как только «у пана атамана закончился золотой запас хлопцы начали разбегаться кто куда». В результате, Трамп получил даже голоса тех, кто считал политику Обамы вполне успешной по ряду аспектов, как это мы видим на этом примере.

В общем, против Хиллари и за Трампа голосовали те, у кого забирали деньги (средний и высший сегменты среднего класса и богатые) на аттракцион невиданной социальной щедрости Обамы. Дональд Трамп дал четко понять, что политика Обамы закончится. Этого оказалось достаточным.

Наконец, последний ключевой фактор, возможно, ставший роковым для Хиллари Клинтон — роль компромата в кампании. Эти выборы в США были довольно грязными по своему формату. Кандидаты регулярно обменивались ударами, но последний пришелся на Хиллари.

В подтверждение сказанному выше дадим ещё одну схему – распределение ответов на вопрос «когда» американские избиратели приняли решение отдать голос тому или иному кандидату.

Как видим, 85% избирателей у Клинтон и Трампа сформировали свой выбор до конца октября. Самое интересное началось в последнюю неделю. Как видим, 6% и 8% избирателей принимали решение в последнюю неделю и в последние дни. Если у Клинтон в группе последней недели только 38% приняли решение о ее поддержке, то у Трампа эта цифра достигла 50%.. Разрыв 12%! Очевидно, что именно в этот момент часть электората «Клинтон уплыла к Трампу», а поточная социология это не успела зафиксировать.

Что же произошло?

Фактически именно на это время — 28 октября сделал заявление глава ФБР Джеймса Коми о том, что агентство возобновляет расследование по факту использования кандидатом на пост президента США Хиллари Клинтон частного сервера электронной почты. А з а пару дней до выборов ФБР заявило, что ничего опасного в этих письмах не было. Вот такой подарок Трампу. Но этой недели хватило, чтобы чаша весов драматически качнулась в пользу Трампа. При этом по состоянию на 14—00 по Киеву, Хиллари Клинтон опережала в абсолютных показателях набрав 59 млн 59 тыс. 121 голосов, тогда как Трамп — 58 млн 935 тыс. 325 голосов. Однако, Трамп уже набрал необходимое для победы в выборах число голосов выборщиков, получив 279 голосов.

Выводы:

1. Трамп победил за счет ориентации на ядро американского общества — белый средний класс, который оказался перед угрозой деградации и размывании из-за глобализации и прочих факторов.

2.Трамп сумел сломать стереотипы и выйти за рамки политкорректного дискурса, навязываемого элитами. Поэтому ему удалось запрыгнуть на гребень волны недовольства масс. Как опытный коммуникатор Трамп не боялся выглядеть непристойным или непонятым, отлично эксплуатируя интерес медиа к сенсациям. В итоге, ему удалось очень эффективно использовать СМИ для своей раскрутке даже несмотря на жесткую антитрамповскую позицию большинства авторитетных медиа.

3. Трампу удалось перебить негатив со стороны медиа не только с помощью эпатажных выходок, но и эффективной полевой работой с местными элитами и простыми избирателями. Хиллари будучи более компетентной, но и более тусклой медийно не смогла стать ближе к избирателю, чем «рубаха парень» Трамп. Огромный десант звезд шоу-бизнеса вокруг Хиллари усилил этот эффект отчуждения федеральной власти от «работяг на местах». В итоге за Трампа больше голосовали пригороды и сельская местность, а Хиллари получила больше голосов в крупных городах.

4. Трамп апеллировал в традиционным ценностям, близким для многих религиозных американцев. Христиане больше голосовали за республиканца, Хиллари же получила абсолютную поддержку со стороны атеистов, других религиозных конфессий и еврее (71%). За нее более голосовали неженатые, чем женатые избиратели.

5. Фактор компромата в последнюю неделю избирательной кампании оказался фатальным для Хиллари Клинтон, поскольку деморализовал часть ее избирателей, что привело к снижению явки в последние дни и мобилизации сомневающегося электората в пользу Дональда Трампа.

Как будет выглядеть политика Дональда Трампа мы рассматривалиа в «Внешняя политика и национальная безопасность США: программы, институты, сценарии» из доклада Украинского Института Будущего «Америка на перекрестке».

ХвыляЮрий Романенко, Игорь Тышкевич

Утром 9 ноября стало известно, что Дональд Джей Трамп победил на президентских выборах в США. Неожиданные результаты, учитывая ход дебатов и ставки букмекеров, данные социологических опросов, пророчивших победу Хиллари. Почему Дональд Трамп победил? На этот вопрос мы дадим развернутый ответ, используя данные экзит-пола CNN.

Почему Трамп

Выдвижение Дональда Трампа кандидатом было неоднозначно воспринято даже в Республиканской партии, но и Хиллари Клинтон не воспринималась обществом как идеальный кандидат. Фактически американское общество было поставлено перед необходимостью выбрать «лучшего из худших». Если верить социологии, приведённой CNN, то 29% избирателей не считали ни одного из кандидатов «честным», 14% считали, что оба не достаточно квалифицированны для поста президента, такое же число было уверено, что ни Клинтон ни Трамп не обладают нужным характеров для управления страной.

При этом все эти категории в большинстве своём отдали голос за кандидата от республиканцев. Более того, 57% населения негативно воспринимали вероятную победу Трампа, но из этого числа 14% проголосовали за миллионера. При этом произошла сильная поляризация обоих лагерей избирателей. Вот какие были получены ответы на вопрос «Что вы будете чувствовать, если Трамп выиграет выборы».

А вот так выглядит карта электоральной географии США. Разбивку по штатам видели все, но The New York Times дала картину, которая представляется более интересной и содержательной – по округам. Легко заметить, что Клинтон набрала больше голосов в многонаселенных городах на восточном и западном побережье, а Трамп взял свои голоса в пригородах и американской глубинке.

Чтобы понять почему Трамп победил стоит вновь обратиться к социологии. Здесь нам помогут несколько графиков из данных экзит-поллов CNN.

Дебаты между кандидатами – наиболее яркий этап компании. Их безоговорочно выиграла Хиллари Клинтон. Но здесь имеем первую неожиданность: только чуть больше половины из тех, кто считал дебаты по ТВ важными или очень важными отдали за неё голос. Люди ожидали большего и выбрали то, что им ближе — общение «на месте» вместо картинки по ТВ. Это подтверждает опрос:

Это им дал Трамп. В разгар кампании ко мне приезжал Ю. Зенкович — беларуский эмигрант, который за 8 лет стал успешным адвокатом в Нью-Йорке. Он обратил внимание на два аспекта кампании Трампа:

— Относительно небольшие деньги: предвыборный фонд кандидата от республиканцев составил 367,4 миллиона долларов против 534,35 миллионов у Клинтон
— Отсутствие (или недостаток) лидеров национального масштаба, которые готовы были агитировать в поддержку кандидата.

Как оказалось, Дональду Трампу это не было нужно – понимая слабость позиций на «национальном уровне», он сосредоточил усилия на полевой работе: количество встреч с лидерами местных сообществ существенно превышало число подобных мероприятий у кандидата от демократов.

Республиканец активно использовал недовольство американцев действиями федерального правительства, раскачивая тезис о сговоре элит выразителем которого являлась, по его словам, Хиллари Клинтон. Как видим, разочарованные (46%) и обозленные (23%) федералами являются большинством американских избирателей и Трампу удалось удачно сыграть на этом.

Проще говоря, Клинтон говорила из телевизора, за Трампа говорили те, кого люди видят каждый день, кто живёт рядом и кому они доверяют. Характерно, что даже в последний день агитации Трамп умудрился совершить вояж по нескольким штатам, пока за Хиллари Клинтон агитировал ударный отряд шоу-бизнеса, включая Бейонсе и прочих поп-див.

Парадоксально, но даже жесткая антимиграционная риторика не помешала Трампу получил 29% голосов выходцев из Азии и столько же от «латиноамериканцев». Он также получил 37% (впрочем, составляющих только 3% электората) от представителей других рас и групп (за исключением белых и афроамериканцев). Самое главное, что Трампу ушло более половины голосов белых (58%), а Клинтон получила только 37% в этом самом значительном сегменте американских избирателей.

В более детальном разрезе мы получаем еще более впечатляющую картинку. Как видим, за Хиллари голосовали 31% белых мужчин, а за Трампа в два раза больше — 60%. Однако, даже среди белых женщин Клинтон не смогла набрать больше Трампа, проиграв ему 8% голосов ( соответственно, 43% и 51%). Как видим, даже сексистские скандалы с Трампом не помогли кандидатке от демократов.

Впрочем, Хиллари одержала абсолютную победу в цветных сегментах. За нее проголосовали 80% мужчин афроамериканцев и аж 93% чернокожих женщин. Среди латиноамериканцев Хиллари Клинтон поддержали 62% мужчин и 68% женщин.

Проблемой Клинтон стало то, что в ряде штатов ей не удалось обеспечить мобилизацию афроамериканцев даже в сравнении предыдущими выборами. Недобор доходил до 5%, что сыграло существенную, если не определяющую роль в ее поражении.

Не менее интересная ситуация просматривается в разрезе доходов американских избирателей.

Четко видно, что Хиллари Клинтон получила большинство голосов от малообеспеченных и нижних сегментов среднего класса. Но и здесь уровень поддержки (53% среди лиц с доходом менее 30 тыс долларов в год и 51% у группы с доходами от 31 тыс. до 50 тыс) явно далёк от идеального. В остальных категориях поддержку (ради справедливости отмечу, что небольшую) получил кандидат от республиканцев. Однако, существенным было то, что Трамп получил поддержку от двух самых многочисленных сегментов с ежегодным доходом от 50 до 100 тыс. долларов (31%) и от 100 до 200 тыс (24%). Поэтому даже незначительный разрыв давал здесь ощутимый перевес в общем зачете. Как видим, за Трампа проголосовало ядро американского среднего класса, явно обеспокоенное тенденциями развития ситуации в стране.

Объяснение вновь кроется в «полевой работе», когда более успешные представители местных сообществ говорят почему они выберут республиканца. «Американская мечта» это всё же, не столько миллиарды, сколько успех там, где ты живёшь, уважение со стороны соседей. Клинтон на этом поле поработала хуже, а Трамп сумел дать ответ и тем, кто мечтает о бизнес империи и тем, кому важен «маленький свечной заводик».

Дональд Трамп вообще вел кампанию с четким прицелом на мобилизацию ядра американского общества, обращаясь к традиционным ценностям, к «старой доброй Америке». Это сработало и в религиозном аспекте.

Трамп апеллировал к христианам. За него отдали голоса 60% протестантов, 52% католиков, 61% мормонов (при том, что в Юте был собственный независимый кандидат) и 55% представителей остальных христианских деноминаций. Кстати, отдельной темой является роль независимых кандидатов по размыванию голосов основных кандидатов. В ряде штатов независимые показали серьезные результаты, например, в Юте.

При этом он работал не разговорами о «ценностях», а общением с лидерами религиозных общин. Вот подтверждение тому:

Как видите, за кандидата-республиканца проголосовали не столько христиане, сколько практикующие христиане — те, кто регулярно участвуют в религиозных обрядах. А это говорит о наличии постоянного контакта с местными авторитетными лидерами.

Не менее интересно, хотя и вполне предсказуемо, что за Трампа голосовали менее образованные, а к Клинтон, наоборот, тяготел более образованный электорат. Чем выше образование тем выше был разрыв в пользу Клинтон.

Наконец, один из самых важных графиков, характеризующих суть победы Трампа.

Хиллари Клинтон имела более сильные позиции среди 15% сегмента американского общества, который хочет, чтобы президент заботился о нем. Здесь она взяла 58% голосов против 35% у Трампа. Она также взяла 90% голосов в сегменте (21% от общего количества избирателей) тех, кто ориентировался на профессиональные навыки кандидата. Здесь Трампу досталось всего 8%.

Но в пользу Трампа сыграло то, что значительная часть американского общества (40%) хотела изменений. Как видим, Трамп получил в этом сегменте аж 83% поддержки, а Клинтон только 14%.

Еще один график показывает, что Хиллари Клинтон и Дональд Трамп максимально выбрали свои сегменты исходя из предлагаемых приоритетов.

Как видим, оба кандидата имели равные позиции в двух ключевых повестках, которые не являются первостепенными для большинства. Так демократический кандидат объективно была лучшей во внешней политике (60%) из 13% сегмента избирателей, а Трамп был более эффектным и эффективным раздувая проблему мигрантов (64%) тоже в сегменте из в 13%. Клинтон имела существенный перевес на (10%) в вопросе, который имел наибольшее значение — экономике (52%), но Трамп резко (на 18%) опередил ее в вопроса безопасности, который считают значимым 18% электората ( второй по значимости).

Это четко видно по ответам на вопрос относительно эффективности борьбы США с ИГИЛ. Среди 52% избирателей, считающих что Америка сражается с ИГИЛ неэффективно большинство уверенно поддержало Трампа. Особенно в самом нижнем сегменте (24%), считающем что США ведут борьбу «очень плохо». Здесь Трамп получил аж 85% процентов поддержки.

Таким образом, за Трампа голосовали как за силу, способную привнести что-то новое в американскую внешнюю и внутреннюю политику. Фактически, Клинтон попала в ловушку эксплуатации «образа Обамы» и игры в популизм, которые не вдохновили ядро американского среднего класса за годы правления Обамы. Действующий президент США пришёл под лозунгами усиления социальной защиты граждан и, надо отдать должное, добился определённых результатов. Но тем, кто привык «получать» блага («велфер», «талоны на обед» и так далее) всегда мало. Государство, даже такое как США, бесконечно повышать объёмы социальной помощи не в состоянии. И, цитируя фразу из известного фильма, как только «у пана атамана закончился золотой запас хлопцы начали разбегаться кто куда». В результате, Трамп получил даже голоса тех, кто считал политику Обамы вполне успешной по ряду аспектов, как это мы видим на этом примере.

В общем, против Хиллари и за Трампа голосовали те, у кого забирали деньги (средний и высший сегменты среднего класса и богатые) на аттракцион невиданной социальной щедрости Обамы. Дональд Трамп дал четко понять, что политика Обамы закончится. Этого оказалось достаточным.

Наконец, последний ключевой фактор, возможно, ставший роковым для Хиллари Клинтон — роль компромата в кампании. Эти выборы в США были довольно грязными по своему формату. Кандидаты регулярно обменивались ударами, но последний пришелся на Хиллари.

В подтверждение сказанному выше дадим ещё одну схему – распределение ответов на вопрос «когда» американские избиратели приняли решение отдать голос тому или иному кандидату.

Как видим, 85% избирателей у Клинтон и Трампа сформировали свой выбор до конца октября. Самое интересное началось в последнюю неделю. Как видим, 6% и 8% избирателей принимали решение в последнюю неделю и в последние дни. Если у Клинтон в группе последней недели только 38% приняли решение о ее поддержке, то у Трампа эта цифра достигла 50%.. Разрыв 12%! Очевидно, что именно в этот момент часть электората «Клинтон уплыла к Трампу», а поточная социология это не успела зафиксировать.

Что же произошло?

Фактически именно на это время — 28 октября сделал заявление глава ФБР Джеймса Коми о том, что агентство возобновляет расследование по факту использования кандидатом на пост президента США Хиллари Клинтон частного сервера электронной почты. А з а пару дней до выборов ФБР заявило, что ничего опасного в этих письмах не было. Вот такой подарок Трампу. Но этой недели хватило, чтобы чаша весов драматически качнулась в пользу Трампа. При этом по состоянию на 14—00 по Киеву, Хиллари Клинтон опережала в абсолютных показателях набрав 59 млн 59 тыс. 121 голосов, тогда как Трамп — 58 млн 935 тыс. 325 голосов. Однако, Трамп уже набрал необходимое для победы в выборах число голосов выборщиков, получив 279 голосов.

Выводы:

1. Трамп победил за счет ориентации на ядро американского общества — белый средний класс, который оказался перед угрозой деградации и размывании из-за глобализации и прочих факторов.

2.Трамп сумел сломать стереотипы и выйти за рамки политкорректного дискурса, навязываемого элитами. Поэтому ему удалось запрыгнуть на гребень волны недовольства масс. Как опытный коммуникатор Трамп не боялся выглядеть непристойным или непонятым, отлично эксплуатируя интерес медиа к сенсациям. В итоге, ему удалось очень эффективно использовать СМИ для своей раскрутке даже несмотря на жесткую антитрамповскую позицию большинства авторитетных медиа.

3. Трампу удалось перебить негатив со стороны медиа не только с помощью эпатажных выходок, но и эффективной полевой работой с местными элитами и простыми избирателями. Хиллари будучи более компетентной, но и более тусклой медийно не смогла стать ближе к избирателю, чем «рубаха парень» Трамп. Огромный десант звезд шоу-бизнеса вокруг Хиллари усилил этот эффект отчуждения федеральной власти от «работяг на местах». В итоге за Трампа больше голосовали пригороды и сельская местность, а Хиллари получила больше голосов в крупных городах.

4. Трамп апеллировал в традиционным ценностям, близким для многих религиозных американцев. Христиане больше голосовали за республиканца, Хиллари же получила абсолютную поддержку со стороны атеистов, других религиозных конфессий и еврее (71%). За нее более голосовали неженатые, чем женатые избиратели.

5. Фактор компромата в последнюю неделю избирательной кампании оказался фатальным для Хиллари Клинтон, поскольку деморализовал часть ее избирателей, что привело к снижению явки в последние дни и мобилизации сомневающегося электората в пользу Дональда Трампа.

Как будет выглядеть политика Дональда Трампа мы рассматривалиа в «Внешняя политика и национальная безопасность США: программы, институты, сценарии» из доклада Украинского Института Будущего «Америка на перекрестке».

Хвыля

Е-декларации как проявление культуры «униженных и оскорбленных» в УкраинеЕ-декларации как проявление культуры «униженных и оскорбленных» в Украине

Юрий Романенко

Если вы хотите понять весь трэш с е-декларациями в Украине, то загляните в любой подвал и чердак в украинском селе. Там вы увидите все тоже самое, но в микро-масштабе.

Между депутатами помешанными на коллекционировании Vacheron Constantin, Ulysse Nardin, Breguet и Audemars Piguet и дядькой Володькой, у которого весь чердак заставлены хламом, коробками со старыми платьями жены, которые она одевала в 60-е годы, свадебным платьем из той же эпохи, детскими вещами «для внуков» (внуки при этом уже скоро своих внуков ждать будут) нет никакой разницы.

Нет никакой разницы между депутатами у которых на двоих 500 млн. гривен кэша и бабкой, у которой весь погреб заставлен банкам и урожая 1995, 2000, 2007, 2010 и 2016 годов. И депутаты, и бабка не могут реализовать свой излишек. 500 млн гривен депутатов — это не капитал, а бумажки, которые точат мыши и моль, пока они лежат “про запас”. Это не метафорический образ, а реальность. Мне рассказывали случай, что в одном из штабов Партии регионов мыши погрызли пакеты с долларами.

Банки бабки тоже «про запас», потому что бабка еще помнит голод 1947-г, военный голод, 1932-1933 и дальше по списку. Этот голод сидит у нее в подкорке. Но и у депутатов этот голод сидит в подкорке, потому наш человек алчно кидается на все, что может сожрать, а если не сожрать так хотя бы надкусить. Наши люди не заметили, как стали рабами вещей. Вещи управляют и определяют их сознание. Копатели янтаря покупают те же самые Toyota Land Cruiser, что и Ляшко, гордо разъезжая по убитым и засранным улицам родного села. Между ними и Олегом Ляшко нет никакой разницы, просто он стал депутатом, а они нет. Но масштаб их жизненного горизонта где-то на одном уровне.

Депутат собирает барахло даже, если оно стоит сотни тысяч долларов. 25 часов стомостью по 50-100 тыс евро выполняют такую же функцию, как 25 банок с консервами 15-летней давности у бабки.

Депутат мог бы не покупать эти часы, а вложить деньги в коммерческие банки, в фондовый рынок, чтобы деньги были не сокровищем, а работали как капитал на него и экономику страны. Но он не хочет делать, потому что у него нет доверия к банкам и властным институтам, хотя он на них влияет. Поэтому часы выполняют функцию консервы, которую надевают на руку, чтобы статусные альфа-самцы могли показывать друг другу, что процесс консервации (политической, экономической, культурной) идет успешно. Олигархи хотят законсервировать уклад, который перебросил их «из грязи в князи», националисты мечтают законсервировать золотую эпоху, где есть герои, бабка с дедкой, хотят законсервировать СССР, где была колбаса по 2-20. Всех этих людей объединяет то, что они не могут мечтать. Если бы они могли мечтать, то многие из них увидели бы вокруг возможности.

Бабка могла съэкономить жизненные ресурсы, если бы не закрывала каждый год консервы и не садила картошку, засадила пол-огорода чесноком. А еще лучше, если бы бабки скооперировались и создали кооператив, который бы продавал чеснок на внешний рынок с помощью продвинутого внучека, ищущего заказы. Кстати, это не такая уж фантазия. Недавно мои друзья познакомились в маршрутке на Закарпатье с бабкой, семья которой специализируется на hand-made продукции. Бабка вяжет свитера, игрушки и Бог весть, что потом продается на интернет-аукционах в США, зарабатывая 1000-1500 баксов в месяц. Так что не все так безнадежно, но в целом типичная бабка, как и типичный депутат, не верит, что ситуация в стране будет стабильной, потому каждый год впрок забивает погреб консервами, которые никогда не съест, даже дети и внуки, которые не понимают зачем жрать консервированные яблок или сливы, если можно покупать свежие круглый год.

А еще бабка проголосует за 400 гривен за того депутата, у которого 25 часов, не доверяя ему, что он улучшит ее жизнь, чтобы потом дальше закрывать свои свои консервы, а депутат дальше будет покупать свои часы. Это называется круговорот барахла в Украине. Каждый занят своим барахлом, которым обменивается с другими или у них же его и ворует.

Поэтому национальная идея Украины — схрон. Каждый складирует то, до чего дотягивается в объемах, которые часто превышают всякий рациональный смысл. Потому консервы портятся, деньги лежат под матрасом, экономика задыхается от недостатка денег, общество задыхается от недостатках возможностей и ненависти друг к другу. Все вместе булькаем в жиже своих испражнений.

Все это продукт одной среды, одних обычаев, одной культуры — культуры «униженных и оскорбленных». Просто меньшинство «униженных и оскорбленных» стало «панами», а большинство так и осталось униженными и оскорбленными.

В этой культуре человек вел настолько нищенское существование, что он носил вещи, которые носили его деды.

В этой культуре государство или внешний захватчик в любой момент мог забрать все, потому жить лучше здесь и сейчас, «а там хоть потоп». Одна из читательниц на своей странице в Facebook привела пример своей семьи. В нем вся суть нашей модели социальных отношений:

100 лет разрухи в головах развалили и клозеты.

100 лет назад мой прадед с первой женой, имея четверых малолетних сыновей, накопили сколько-то тысяч рублей золотом. На дом. В банке. Деньги национализировали, дом, о котором мечталось, не сложился. От испанки умерла жена и пятый новорожденный сын. Прадед женился на свояченнице, родилась моя бабушка. В войну разбомбили и то жилье, которое было. Начались скитания. После войны братья и сестра уже взрослыми, семейными людьми построили дом, из-за которого надолго поссорились, семья разъединилась. Богатств в итоге не нажил никто, даже не дошли до уровня благосостояния прадеда 100 лет назад.

Чему удивляться, если нас грабили без продыху и не давали достичь даже среднего уровня достатка практически 100 лет, четыре поколения?».

На самом деле, грабили не четыре поколения, а десятки поколений. Вся история Украины это столетия грабежа — внутреннего и со стороны захватчиков.

Потому в этой культуре нет доверия, т. к. грабеж деформировал сознание. При этом ограбленные в любой момент могут превратиться в грабителей, но они помнят, что все может в любой момент измениться. Вот почему заместитель главы НБУ, куратор банковского надзора Екатерина Рожкова хранит 370 000 долларов и 15 000 евро — наличными. Хотя народ заставляют нести деньги в банки, пытаются поставить под контроль, тогда как сами “паны» все хранят как бабки, как их матери хранили — в чулке, чулане, в трехлитровых, сука, банках.

В общем, у этой страны чердаки и подвалы забиты рухлядью. Эта рухлядь тотально сидит в головах у верхов и низов, не давая оторваться от нищеты, разрухи, поколение за поколением создавая новую нищету и разруху.

Меня моя дочь 15-летняя недавно спросила, почему в украинской литературе 19 века столько алкоголиков и горя. “А потому, доченька, — ответил я, — что жизнь простого человека, что тогда, что сегодня, это ужасный трэш. Куда бы он не пошел, он везде наталкивается на ограничения, препоны, запреты, жалких ограниченных уродов, которые кормятся с каждого запрета. Когда человек носит штаны своего отца, живет в доме своего деда, когда его труд ничего не стоит и живет он сам тем, что сворует ночью у кого-то, то единственная форма бегства для него из этой реальности — горько и жестко бухать”.

Разорвать этот порочный круг можно только:

а) избавившись от иллюзий с каким явлением мы имеем дело, какова его природа
б) осознав, сбиваться в умные злые стаи.

Далее проталкивать везде своих хитростью, лестью, подкупом. Методично расставлять их на всех высотах ради одной цели — чтобы вычистить всю эту рухлядь с чердаков, подвалов и голов, дабы этот позор прекратился навсегда. А дальше Украина оторвалась от своих предрассудков и тех, кто за эти предрасудки цепляется, и, наконец-то, полетела. Просто полетела, не оглядываясь на вопли из преисподней жадности и тупости. Аминь

ФБЮрий Романенко

Если вы хотите понять весь трэш с е-декларациями в Украине, то загляните в любой подвал и чердак в украинском селе. Там вы увидите все тоже самое, но в микро-масштабе.

Между депутатами помешанными на коллекционировании Vacheron Constantin, Ulysse Nardin, Breguet и Audemars Piguet и дядькой Володькой, у которого весь чердак заставлены хламом, коробками со старыми платьями жены, которые она одевала в 60-е годы, свадебным платьем из той же эпохи, детскими вещами «для внуков» (внуки при этом уже скоро своих внуков ждать будут) нет никакой разницы.

Нет никакой разницы между депутатами у которых на двоих 500 млн. гривен кэша и бабкой, у которой весь погреб заставлен банкам и урожая 1995, 2000, 2007, 2010 и 2016 годов. И депутаты, и бабка не могут реализовать свой излишек. 500 млн гривен депутатов — это не капитал, а бумажки, которые точат мыши и моль, пока они лежат “про запас”. Это не метафорический образ, а реальность. Мне рассказывали случай, что в одном из штабов Партии регионов мыши погрызли пакеты с долларами.

Банки бабки тоже «про запас», потому что бабка еще помнит голод 1947-г, военный голод, 1932-1933 и дальше по списку. Этот голод сидит у нее в подкорке. Но и у депутатов этот голод сидит в подкорке, потому наш человек алчно кидается на все, что может сожрать, а если не сожрать так хотя бы надкусить. Наши люди не заметили, как стали рабами вещей. Вещи управляют и определяют их сознание. Копатели янтаря покупают те же самые Toyota Land Cruiser, что и Ляшко, гордо разъезжая по убитым и засранным улицам родного села. Между ними и Олегом Ляшко нет никакой разницы, просто он стал депутатом, а они нет. Но масштаб их жизненного горизонта где-то на одном уровне.

Депутат собирает барахло даже, если оно стоит сотни тысяч долларов. 25 часов стомостью по 50-100 тыс евро выполняют такую же функцию, как 25 банок с консервами 15-летней давности у бабки.

Депутат мог бы не покупать эти часы, а вложить деньги в коммерческие банки, в фондовый рынок, чтобы деньги были не сокровищем, а работали как капитал на него и экономику страны. Но он не хочет делать, потому что у него нет доверия к банкам и властным институтам, хотя он на них влияет. Поэтому часы выполняют функцию консервы, которую надевают на руку, чтобы статусные альфа-самцы могли показывать друг другу, что процесс консервации (политической, экономической, культурной) идет успешно. Олигархи хотят законсервировать уклад, который перебросил их «из грязи в князи», националисты мечтают законсервировать золотую эпоху, где есть герои, бабка с дедкой, хотят законсервировать СССР, где была колбаса по 2-20. Всех этих людей объединяет то, что они не могут мечтать. Если бы они могли мечтать, то многие из них увидели бы вокруг возможности.

Бабка могла съэкономить жизненные ресурсы, если бы не закрывала каждый год консервы и не садила картошку, засадила пол-огорода чесноком. А еще лучше, если бы бабки скооперировались и создали кооператив, который бы продавал чеснок на внешний рынок с помощью продвинутого внучека, ищущего заказы. Кстати, это не такая уж фантазия. Недавно мои друзья познакомились в маршрутке на Закарпатье с бабкой, семья которой специализируется на hand-made продукции. Бабка вяжет свитера, игрушки и Бог весть, что потом продается на интернет-аукционах в США, зарабатывая 1000-1500 баксов в месяц. Так что не все так безнадежно, но в целом типичная бабка, как и типичный депутат, не верит, что ситуация в стране будет стабильной, потому каждый год впрок забивает погреб консервами, которые никогда не съест, даже дети и внуки, которые не понимают зачем жрать консервированные яблок или сливы, если можно покупать свежие круглый год.

А еще бабка проголосует за 400 гривен за того депутата, у которого 25 часов, не доверяя ему, что он улучшит ее жизнь, чтобы потом дальше закрывать свои свои консервы, а депутат дальше будет покупать свои часы. Это называется круговорот барахла в Украине. Каждый занят своим барахлом, которым обменивается с другими или у них же его и ворует.

Поэтому национальная идея Украины — схрон. Каждый складирует то, до чего дотягивается в объемах, которые часто превышают всякий рациональный смысл. Потому консервы портятся, деньги лежат под матрасом, экономика задыхается от недостатка денег, общество задыхается от недостатках возможностей и ненависти друг к другу. Все вместе булькаем в жиже своих испражнений.

Все это продукт одной среды, одних обычаев, одной культуры — культуры «униженных и оскорбленных». Просто меньшинство «униженных и оскорбленных» стало «панами», а большинство так и осталось униженными и оскорбленными.

В этой культуре человек вел настолько нищенское существование, что он носил вещи, которые носили его деды.

В этой культуре государство или внешний захватчик в любой момент мог забрать все, потому жить лучше здесь и сейчас, «а там хоть потоп». Одна из читательниц на своей странице в Facebook привела пример своей семьи. В нем вся суть нашей модели социальных отношений:

100 лет разрухи в головах развалили и клозеты.

100 лет назад мой прадед с первой женой, имея четверых малолетних сыновей, накопили сколько-то тысяч рублей золотом. На дом. В банке. Деньги национализировали, дом, о котором мечталось, не сложился. От испанки умерла жена и пятый новорожденный сын. Прадед женился на свояченнице, родилась моя бабушка. В войну разбомбили и то жилье, которое было. Начались скитания. После войны братья и сестра уже взрослыми, семейными людьми построили дом, из-за которого надолго поссорились, семья разъединилась. Богатств в итоге не нажил никто, даже не дошли до уровня благосостояния прадеда 100 лет назад.

Чему удивляться, если нас грабили без продыху и не давали достичь даже среднего уровня достатка практически 100 лет, четыре поколения?».

На самом деле, грабили не четыре поколения, а десятки поколений. Вся история Украины это столетия грабежа — внутреннего и со стороны захватчиков.

Потому в этой культуре нет доверия, т. к. грабеж деформировал сознание. При этом ограбленные в любой момент могут превратиться в грабителей, но они помнят, что все может в любой момент измениться. Вот почему заместитель главы НБУ, куратор банковского надзора Екатерина Рожкова хранит 370 000 долларов и 15 000 евро — наличными. Хотя народ заставляют нести деньги в банки, пытаются поставить под контроль, тогда как сами “паны» все хранят как бабки, как их матери хранили — в чулке, чулане, в трехлитровых, сука, банках.

В общем, у этой страны чердаки и подвалы забиты рухлядью. Эта рухлядь тотально сидит в головах у верхов и низов, не давая оторваться от нищеты, разрухи, поколение за поколением создавая новую нищету и разруху.

Меня моя дочь 15-летняя недавно спросила, почему в украинской литературе 19 века столько алкоголиков и горя. “А потому, доченька, — ответил я, — что жизнь простого человека, что тогда, что сегодня, это ужасный трэш. Куда бы он не пошел, он везде наталкивается на ограничения, препоны, запреты, жалких ограниченных уродов, которые кормятся с каждого запрета. Когда человек носит штаны своего отца, живет в доме своего деда, когда его труд ничего не стоит и живет он сам тем, что сворует ночью у кого-то, то единственная форма бегства для него из этой реальности — горько и жестко бухать”.

Разорвать этот порочный круг можно только:

а) избавившись от иллюзий с каким явлением мы имеем дело, какова его природа
б) осознав, сбиваться в умные злые стаи.

Далее проталкивать везде своих хитростью, лестью, подкупом. Методично расставлять их на всех высотах ради одной цели — чтобы вычистить всю эту рухлядь с чердаков, подвалов и голов, дабы этот позор прекратился навсегда. А дальше Украина оторвалась от своих предрассудков и тех, кто за эти предрасудки цепляется, и, наконец-то, полетела. Просто полетела, не оглядываясь на вопли из преисподней жадности и тупости. Аминь

ФБ

Какие цели у США, Германии, России и Франции в украинском кризисеКакие цели у США, Германии, России и Франции в украинском кризисе

Юрий Романенко

Ускорение Минского процесса ставит многих украинцев в тупик, поскольку совершенно очевидно, что выполнение Минска-2 в полном объеме убийственно для Украины. Чтобы это понять, необходимо рассмотреть мотивации ключевых геополитических игроков.

Чем опасна реализация Минских соглашений я написал в статье «Почему реализация Минска-2 приведет к фатальным последствиям и альтернатива для Украины». Там же я обозначил альтернативу в форме закона об оккупированных территориях и референдума. В статье «Почему Порошенко заблуждается, что Минскому процессу нет альтернативы» я показал, что украинцы вполне готовы к такой альтернативе на базе социологического исследования Украинского Института Будущего.

Теперь развенчаем еще одно заблуждение, связанно с тем, что многие украинцы уверены, что выполнение Минска-2 позволит сохранить санкции в отношении России. Такие настроения показывают, что соотечественники не понимают цели ключевых игроков украинской драмы.

Вы думаете цель Германии и Франции — санкции против России? Это полная чушь.

Главная задача для Франции и Германии в украинском кризисе — снятие с повестки ситуации, которая наносит вред их интересам в условиях фискального кризиса и геополитического трения на границах ЕС, которые усиливают конфлиты в внутри Европы. Цели Германии и Франции включают снятие угрозы войны на их границах и санкций, которые наносят вред их экономике. Поэтому Берлин и Париж опасаются расширения эскалации, которая будет отвлекать из их бюджетов дополнительные ресурсы.

Для Франции Украина является второстепенным театром интересов, поскольку она больше вовлечена в процессы в бассейне Средиземного моря. Париж более интересуют процессы в Магрибе и на Ближнем Востоке, поскольку Франция страдает от терроризма и миграции, которые экспортируются из этих регионов.

Для Германии Украина является более значимой величиной, чем для Франции, но менее значимой, чем Россия из-за большего экономического веса и влияния в сфере безопасности у последней. Немецкая элита прагматична и исходит из реального интереса своей страны, прежде всего, экономического. Кроме того, немецкая элита не имеет единой позиции в отношении России, а такая ключевая партия как СДПГ давно установила близкие отношения с верхушкой РФ. Также не стоит забывать, что на содержании России находятся ряд радикальных партий левого и правого толка, которые она использует для ослабления позиций Ангелы Меркель и ее партии ХДС.

Поэтому Германия и Франция не имеют рациональных мотиваций идти на обострение отношений с Россией. Они снимут санкции против России как только Путин выполнит свои обязательства по деэскалации. Выполнение Минска-2 = снятие санкций, иначе Путину нет никакого смысла его выполнять. Поэтому теперь посмотрим мотивы России.

Цель России — легитимизация аннексии Крыма, снятие санкций Запада, установление контроля над Украиной или гарантирование отсутствие такого контроля со стороны США и Европы, который воспринимает как угрозу нацбезопасности РФ.

Кремль удовлетворит любой из двух статусов Украины: либо полный контроль (наилучший вариант для России), либо разжиженное состояние в формате а-ля Босния и Герцеговина после Дейтонских соглашений.

Кремлю не выгодна эскалация конфликта с Украиной, пока имеется возможность установления контроля над ней политическими инструментами и существует вероятность уменьшить давление санкций, используя противоречия между Европой и США. И, наоборот, если Путина загнать в угол, то агрессивность действий России касательно Украины будет расти, поскольку уничтожение Украины будет рассматриваться Россией как важная победа, которая увеличит легитимность Путина в глазах российского элиты и населения даже если в РФ произойдет экономический коллапс. Кроме того, уничтожение Украины как субъекта снимает вопрос конфликта. В качестве примера можно вспомнить установления Третьим Рейхом протектората Богемии и Моравии на остатках Чехословакии в марте 1939 года, после того, как Гитлер по Мюнхенскому сговору получил Судеты. При этом Чехословакии говорил, что уступка Судетов гарантирует ее независимость. Гитлер соврал, а Британия с Францией проглотили новую аннексию, что привело Гитлера в Польшу, Францию к позорному поражению 1940 года, а весь мир к Второй Мировой войне. Модель, которую предлагает нам сегодня Путин, напоминает схему уничтожения Гитлером Чехословакии. Поэтому с нашей стороны крайне тупо надеяться на добрую волю Путина.

Для России приоритетом является безопасность и величие (как фактор высокой легитимности власти), а не экономика. Поэтому Запад не спешит сразу загнать Россию в угол максимально повышая ставки. Во-первых, это опасно в плане издержек Запада; во-вторых, у США и Европы расходятся мотивации касательно конечных целей и Путин играет на этом. Кроме того, у США и Европы не стоит на повестке дня вопрос уничтожения России, поскольку они не знают, что делать с издержками ее крушения. Лучший вариант будущего России для Запада — плавная «османизация» России на протяжении 21 века, от которой плавно отпадают национальные окраины, как это происходило в Оттоманской империи на протяжении 19 века.

Цель США — наличие инструментов влияния в Восточной Европе на Россиюю и Европу с целью сохранения своего доминирующего положения в мировой системе на фоне укрепляющейся Азии, где Китай выглядит как главная проблема Вашингтона в следующие десятилетия.

В логике realpolitik для США выгодно наличие конфликтов на периферии Европы и России, поскольку это отвлекает их ресурсы и дает возможности Вашингтону для сохранения позиции третейского судьи между Россией и Европой.

Стабилизация ситуации в Украине для США выгодна в двух случаях:

Во-первых, в случае сохранения гарантированного контроля над Киевом с перспективой превращения Украины в более мощное региональное государство, способное выполнять сдерживающие функции относительно других региональных государств и России. Если Украина будет способна претендовать на такую позицию, то это увеличит интерес США к ней.

Второй вариант, когда Украина будет разменена на более выгодную опцию на мировой шахматной доске, исходя из своих долгосрочных интересов. Такая ситуация наблюдалась до конца 2013 года, когда Вашингтон де-факто относил Украину к сфере влияния России.

На сегодняшний момент для США Украина не является фишкой первого уровня из-за неопределенности ее внутренней ситуации и малого экономического веса. Польша, Турция и Румыния более предпочтительны как союзники, а Украина является хэджевым проектом, который не требует больших затрат, но при этой крайне чувствителен для России. Особая чувствительность России в отношении Украины является демонстрацией глобальной слабости Кремля, который вынужден применять варварские методы контроля на своей ближайшей периферии, поскольку все остальные инструменты (экономические, культурные) де-факто исчерпаны.

Таким образом, из этого вытекает, что вероятность того, что США выберут первый вариант (выгодный для Украины) будет тем выше, чем скорее Киев покажет потенциал роста и внутренней устойчивости и выйдет из состояния полуразложившегося «Сомали Восточной Европы». И, наоборот, чем дольше Украина будет находиться в состоянии управленческого коллапса, тем выше будет у Вашингтона соблазн разменять ее на что-то более значимое в глобальной игре. Как говорится, ваше счастье в ваших руках.

Цель Украины — выживание государства в условиях фискального кризиса, резко усилившегося геополитического трения на фоне конфликта элит внутри страны и угрозы восстания масс.

Выживание Украины напрямую связано с увеличение эффективностью управления государства, что требует кардинального пересмотра отношений между госинститутами, а это требует пересмотра отношений между различными группами элиты и социума. Не решив вопрос баланса отношений невозможно будет решить все остальные вопросы, а для этого необходимо модернизировать своей мировоззрение, т. е. затронуть вопрос базовых ценностей нашего социума.

Поэтому Минск-2 несет смертельную угрозу для Украины, т. к. он углубляет управленческий кризис, создавая государство в государстве и провоцируя другие регионы требовать себе такие же полномочия, какие должна получить ЛДНР. Мы просто переносим конфликт из внешней плоскости во внутреннюю, как это произошло в Боснии и Герцеговине, которая уже 20 лет барахтается в формате конфедерации со своими проблемами. И рискуем получить еще более мощный конфликт, а условия для него уже вызрели ( читайте мою статью «Как украинцы видят перспективы социального взрыва и диктатуры«)

По сути, произойдет консервация существующей ущербной квази-государственности Украины, что отвечает целям России (контроль над Украиной или отсутствие контроля со стороны США и Европы), Европы ( которая в условиях внутреннего кризиса не готова платить высокую цену за стабилизацию Украины, но готова согласиться на квази-стабилизацию, гарантирующую отсутствие горячего конфликта на своей границе, как следствие, отсутствие миграции и прочих проблем) и США ( которые «подвешивают» Россию угрозой расширения конфликта в любой момент при относительно невысоких затратах на его эскалацию). Но где наши интересы?

Вот почему наши действия должны быть направлены на то, чтобы укрепить нашу устойчивость и не допустить развала государственности в угоду интересам внешних игроков. Наши позиции будут тем сильнее, чем мы быстрее приведем к балансу нашу политическую систему, экономику и отношения по линии центр-регионы. Нам нужен новый общественный договор, где будет зафиксирован новый баланс сил между различными группами на базе общего понимания их целей и средств, которые есть у Украины. Для этого нам нужен новый реализм. Впрочем, это уже требует отдельной статьи.

ХвыляЮрий Романенко

Ускорение Минского процесса ставит многих украинцев в тупик, поскольку совершенно очевидно, что выполнение Минска-2 в полном объеме убийственно для Украины. Чтобы это понять, необходимо рассмотреть мотивации ключевых геополитических игроков.

Чем опасна реализация Минских соглашений я написал в статье «Почему реализация Минска-2 приведет к фатальным последствиям и альтернатива для Украины». Там же я обозначил альтернативу в форме закона об оккупированных территориях и референдума. В статье «Почему Порошенко заблуждается, что Минскому процессу нет альтернативы» я показал, что украинцы вполне готовы к такой альтернативе на базе социологического исследования Украинского Института Будущего.

Теперь развенчаем еще одно заблуждение, связанно с тем, что многие украинцы уверены, что выполнение Минска-2 позволит сохранить санкции в отношении России. Такие настроения показывают, что соотечественники не понимают цели ключевых игроков украинской драмы.

Вы думаете цель Германии и Франции — санкции против России? Это полная чушь.

Главная задача для Франции и Германии в украинском кризисе — снятие с повестки ситуации, которая наносит вред их интересам в условиях фискального кризиса и геополитического трения на границах ЕС, которые усиливают конфлиты в внутри Европы. Цели Германии и Франции включают снятие угрозы войны на их границах и санкций, которые наносят вред их экономике. Поэтому Берлин и Париж опасаются расширения эскалации, которая будет отвлекать из их бюджетов дополнительные ресурсы.

Для Франции Украина является второстепенным театром интересов, поскольку она больше вовлечена в процессы в бассейне Средиземного моря. Париж более интересуют процессы в Магрибе и на Ближнем Востоке, поскольку Франция страдает от терроризма и миграции, которые экспортируются из этих регионов.

Для Германии Украина является более значимой величиной, чем для Франции, но менее значимой, чем Россия из-за большего экономического веса и влияния в сфере безопасности у последней. Немецкая элита прагматична и исходит из реального интереса своей страны, прежде всего, экономического. Кроме того, немецкая элита не имеет единой позиции в отношении России, а такая ключевая партия как СДПГ давно установила близкие отношения с верхушкой РФ. Также не стоит забывать, что на содержании России находятся ряд радикальных партий левого и правого толка, которые она использует для ослабления позиций Ангелы Меркель и ее партии ХДС.

Поэтому Германия и Франция не имеют рациональных мотиваций идти на обострение отношений с Россией. Они снимут санкции против России как только Путин выполнит свои обязательства по деэскалации. Выполнение Минска-2 = снятие санкций, иначе Путину нет никакого смысла его выполнять. Поэтому теперь посмотрим мотивы России.

Цель России — легитимизация аннексии Крыма, снятие санкций Запада, установление контроля над Украиной или гарантирование отсутствие такого контроля со стороны США и Европы, который воспринимает как угрозу нацбезопасности РФ.

Кремль удовлетворит любой из двух статусов Украины: либо полный контроль (наилучший вариант для России), либо разжиженное состояние в формате а-ля Босния и Герцеговина после Дейтонских соглашений.

Кремлю не выгодна эскалация конфликта с Украиной, пока имеется возможность установления контроля над ней политическими инструментами и существует вероятность уменьшить давление санкций, используя противоречия между Европой и США. И, наоборот, если Путина загнать в угол, то агрессивность действий России касательно Украины будет расти, поскольку уничтожение Украины будет рассматриваться Россией как важная победа, которая увеличит легитимность Путина в глазах российского элиты и населения даже если в РФ произойдет экономический коллапс. Кроме того, уничтожение Украины как субъекта снимает вопрос конфликта. В качестве примера можно вспомнить установления Третьим Рейхом протектората Богемии и Моравии на остатках Чехословакии в марте 1939 года, после того, как Гитлер по Мюнхенскому сговору получил Судеты. При этом Чехословакии говорил, что уступка Судетов гарантирует ее независимость. Гитлер соврал, а Британия с Францией проглотили новую аннексию, что привело Гитлера в Польшу, Францию к позорному поражению 1940 года, а весь мир к Второй Мировой войне. Модель, которую предлагает нам сегодня Путин, напоминает схему уничтожения Гитлером Чехословакии. Поэтому с нашей стороны крайне тупо надеяться на добрую волю Путина.

Для России приоритетом является безопасность и величие (как фактор высокой легитимности власти), а не экономика. Поэтому Запад не спешит сразу загнать Россию в угол максимально повышая ставки. Во-первых, это опасно в плане издержек Запада; во-вторых, у США и Европы расходятся мотивации касательно конечных целей и Путин играет на этом. Кроме того, у США и Европы не стоит на повестке дня вопрос уничтожения России, поскольку они не знают, что делать с издержками ее крушения. Лучший вариант будущего России для Запада — плавная «османизация» России на протяжении 21 века, от которой плавно отпадают национальные окраины, как это происходило в Оттоманской империи на протяжении 19 века.

Цель США — наличие инструментов влияния в Восточной Европе на Россиюю и Европу с целью сохранения своего доминирующего положения в мировой системе на фоне укрепляющейся Азии, где Китай выглядит как главная проблема Вашингтона в следующие десятилетия.

В логике realpolitik для США выгодно наличие конфликтов на периферии Европы и России, поскольку это отвлекает их ресурсы и дает возможности Вашингтону для сохранения позиции третейского судьи между Россией и Европой.

Стабилизация ситуации в Украине для США выгодна в двух случаях:

Во-первых, в случае сохранения гарантированного контроля над Киевом с перспективой превращения Украины в более мощное региональное государство, способное выполнять сдерживающие функции относительно других региональных государств и России. Если Украина будет способна претендовать на такую позицию, то это увеличит интерес США к ней.

Второй вариант, когда Украина будет разменена на более выгодную опцию на мировой шахматной доске, исходя из своих долгосрочных интересов. Такая ситуация наблюдалась до конца 2013 года, когда Вашингтон де-факто относил Украину к сфере влияния России.

На сегодняшний момент для США Украина не является фишкой первого уровня из-за неопределенности ее внутренней ситуации и малого экономического веса. Польша, Турция и Румыния более предпочтительны как союзники, а Украина является хэджевым проектом, который не требует больших затрат, но при этой крайне чувствителен для России. Особая чувствительность России в отношении Украины является демонстрацией глобальной слабости Кремля, который вынужден применять варварские методы контроля на своей ближайшей периферии, поскольку все остальные инструменты (экономические, культурные) де-факто исчерпаны.

Таким образом, из этого вытекает, что вероятность того, что США выберут первый вариант (выгодный для Украины) будет тем выше, чем скорее Киев покажет потенциал роста и внутренней устойчивости и выйдет из состояния полуразложившегося «Сомали Восточной Европы». И, наоборот, чем дольше Украина будет находиться в состоянии управленческого коллапса, тем выше будет у Вашингтона соблазн разменять ее на что-то более значимое в глобальной игре. Как говорится, ваше счастье в ваших руках.

Цель Украины — выживание государства в условиях фискального кризиса, резко усилившегося геополитического трения на фоне конфликта элит внутри страны и угрозы восстания масс.

Выживание Украины напрямую связано с увеличение эффективностью управления государства, что требует кардинального пересмотра отношений между госинститутами, а это требует пересмотра отношений между различными группами элиты и социума. Не решив вопрос баланса отношений невозможно будет решить все остальные вопросы, а для этого необходимо модернизировать своей мировоззрение, т. е. затронуть вопрос базовых ценностей нашего социума.

Поэтому Минск-2 несет смертельную угрозу для Украины, т. к. он углубляет управленческий кризис, создавая государство в государстве и провоцируя другие регионы требовать себе такие же полномочия, какие должна получить ЛДНР. Мы просто переносим конфликт из внешней плоскости во внутреннюю, как это произошло в Боснии и Герцеговине, которая уже 20 лет барахтается в формате конфедерации со своими проблемами. И рискуем получить еще более мощный конфликт, а условия для него уже вызрели ( читайте мою статью «Как украинцы видят перспективы социального взрыва и диктатуры«)

По сути, произойдет консервация существующей ущербной квази-государственности Украины, что отвечает целям России (контроль над Украиной или отсутствие контроля со стороны США и Европы), Европы ( которая в условиях внутреннего кризиса не готова платить высокую цену за стабилизацию Украины, но готова согласиться на квази-стабилизацию, гарантирующую отсутствие горячего конфликта на своей границе, как следствие, отсутствие миграции и прочих проблем) и США ( которые «подвешивают» Россию угрозой расширения конфликта в любой момент при относительно невысоких затратах на его эскалацию). Но где наши интересы?

Вот почему наши действия должны быть направлены на то, чтобы укрепить нашу устойчивость и не допустить развала государственности в угоду интересам внешних игроков. Наши позиции будут тем сильнее, чем мы быстрее приведем к балансу нашу политическую систему, экономику и отношения по линии центр-регионы. Нам нужен новый общественный договор, где будет зафиксирован новый баланс сил между различными группами на базе общего понимания их целей и средств, которые есть у Украины. Для этого нам нужен новый реализм. Впрочем, это уже требует отдельной статьи.

Хвыля

Почему Украина — не ПольшаПочему Украина — не Польша

Юрий Романенко

21 сентября в Украинском Институте Будущего руководитель экономических программ Анатолий Амелин представил доклад «25 лет независимости Украины: экономические итоги». Сам доклад мы выложим позже, а сейчас я хочу развить ряд мыслей, которые были мной озвучены в ходе обсуждения презентации Амелина.

В ходе доклада Амелин привел массу показателей деградации Украины на фоне модернизирующихся соседей. Он специально взял страны, которые вырвались из «плена СССР».

Поэтому одним из наиболее часто задаваемых вопросов в Украине является бесконечная грусть по поводу того, что наша страна не смогла повторить путь Польши и других стран Центральной Европы.

Типичным примером таких рассуждений является статья в Bird in Flight об украинских олигархах, которая заканчивается таким милым пассажем: «В 1991 году Украина и Польша имели примерно один и тот же достаток. Спустя двадцать пять лет экономика Польши в пять раз больше украинской, а стоимость активов её олигархов — меньше трёх процентов её ВВП”.

Беда этих умозаключений в том, что они априори подводят нас к тому, что Украина и Польша находились в одинаковых условиях, потому наше отставание произошло из-за субъективного сопротивления олигархов и если убрать их, то (к этому нас подводят) все сразу наладится. Приблизительно так думали многие в России в 1917 году, решив, что устранение царя и проклятых капиталистов приведет к созданию царства Божьего на земле. Спустя сто лет Россия имеет нового царя и еще более безжалостных капиталистов, а царства все нет и нет.

Потому все это дикая чушь, а Украина и Польша были на старте в разных условиях.

Во-первых, Польша без колебаний вышла из советского блока. На этот счет было полное единодушие как среди элиты, так и среди массы. Как следствие, консенсус среди элит обеспечил принятие жестких решений, которые определили стратегический характер развития Польши в 90-е и нулевые годы. Ничего этого в Украине не было.

Во-вторых, Польша имела давнюю традицию государственности, потому сумела избежать многих управленческих ошибок присущих 25 лет независимого барахтанья Украины.

В-третьих, на Западе не было больших сомнений, что Польша может быть интегральной частью его структур. Украина рассматривалась же с момента независимости как неопределенная рисковая территория, которая с высокой долей вероятности вернется под крыло России. Поэтому, Польша стала членом НАТО в 1999 году, получила 120 млрд. евро помощи после того, как в 2004 году вошла в ЕС.

В-четвертых, Польша имела менее травмированное СССР население, отсюда большая социальная активность и мобильность, как следствие быстрый расцвет мелкого и среднего бизнеса, получившего мощную подпитку через доступ к западным финансовым ресурсам. Для поляка частная собственность является понятным институтом, а украинцы до сих пор не могут решить стоит ли продавать землю, не говоря уже о том, чтобы продавать ее иностранцам.

Таких аргументов можно привести еще очень много, но и указанных выше достаточно, чтобы понять, что тот факт, что Украина и Польша (Словакия, Румыния и т. д.) обрели субъектность в 89-91 гг. отнюдь не означает, что они имели одинаковый набор стартовых компонентов. Каждая страна имели сложный исторический, экономический, социо-культурный, религиозный бэкграунд, определявшие пределы ее возможностей.

Именно поэтому с нашей стороны глупо размазывать сопли о том, что мы не повторили судьбу Польши или Словакии с Прибалтиками. Мы не могли ее повторить. Как Китай не может стать США, а США не могут превратиться в Германию.

Да не из-за олигархов мы не растем, а потому что у нас на старте кроме них, ничего получиться не могло при такой структуре социума. Именно этот социум безропотно в марте 1991 года голосует за сохранение СССР, а 2 декабря того же года за независимую Украину. Почему? Потому что люди всегда становятся легеньким жертвами иллюзий относительно легкого пути, но самое главное — социум решал, что делать , а украинская КПСС запускала этот украинский проект, исходя из меркантильных расчетов сохранить контроль над экономикой и государством. Все эти 25 лет Компартия в различных обличьях правила Украиной и еще, кстати, правит. Сегодня наш кризис является нечем иным как второй и, пожалуй, уже окончательной смертью СССР. Все прожрано, господа-панове.

Отсюда, единственное, что могла родить несчастная Вторая Украинская республика за эти 25 лет, — это прослойку людей, которые поездив по миру, поработав, создав свои бизнесы, подучив языки и прочая, прочая, прочая, в принципе осознала, что же это значит жить нормально, что значит нормальное государство, что значит комфорт и развитие. Эта нелепая олигархическая республика, можно сказать, высрала эту маленькую такую, тонененькую прослоечку, которая находит время и ресурсы на дискуссии, на мысли о будущем, на попытки организоваться в унылом настоящем, когда большинство угрюмо смотрит на них, а часто не замечает, да и не может замечать этот новый дивный мир. Потому что это большинство раздавлено обстоятельствами и может поднять голову только с чей-то помощью.

Мы только сейчас получаем шанс перейти в иное состояние, если пролавируем за 4-5 лет между Сциллой жадности недалекой элиты, задыхающего среднего класса и изнемогающих люмпенизированных бюджетников, мечтающих о патернализме и Харибдой органиченности ресурсов, помноженной на внешнее давление, которое спровоцировано кризисом моделей ключевых игроков мировой системы. И лавировать мы будем между управляемсым коллапсом и неуправляемым коллапсом, чтобы на выходе признать «усе закончилось», надо начинать с нуля. Единственный вопрос, который имеет значение при этом переходе — какой ценой, ценой скольких человеческих жизней мы заплатить за этот переход СОХРАНИВ УКРАИНСКУЮ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ, чтобы прийти в состояние адекватное реальности, т.е с опорой на те ресурсы, что мы реально имеем, что платить за то в чем нуждаемся, чтобы начать двигаться туда, куда мы хотим.

ХвыляЮрий Романенко

21 сентября в Украинском Институте Будущего руководитель экономических программ Анатолий Амелин представил доклад «25 лет независимости Украины: экономические итоги». Сам доклад мы выложим позже, а сейчас я хочу развить ряд мыслей, которые были мной озвучены в ходе обсуждения презентации Амелина.

В ходе доклада Амелин привел массу показателей деградации Украины на фоне модернизирующихся соседей. Он специально взял страны, которые вырвались из «плена СССР».

Поэтому одним из наиболее часто задаваемых вопросов в Украине является бесконечная грусть по поводу того, что наша страна не смогла повторить путь Польши и других стран Центральной Европы.

Типичным примером таких рассуждений является статья в Bird in Flight об украинских олигархах, которая заканчивается таким милым пассажем: «В 1991 году Украина и Польша имели примерно один и тот же достаток. Спустя двадцать пять лет экономика Польши в пять раз больше украинской, а стоимость активов её олигархов — меньше трёх процентов её ВВП”.

Беда этих умозаключений в том, что они априори подводят нас к тому, что Украина и Польша находились в одинаковых условиях, потому наше отставание произошло из-за субъективного сопротивления олигархов и если убрать их, то (к этому нас подводят) все сразу наладится. Приблизительно так думали многие в России в 1917 году, решив, что устранение царя и проклятых капиталистов приведет к созданию царства Божьего на земле. Спустя сто лет Россия имеет нового царя и еще более безжалостных капиталистов, а царства все нет и нет.

Потому все это дикая чушь, а Украина и Польша были на старте в разных условиях.

Во-первых, Польша без колебаний вышла из советского блока. На этот счет было полное единодушие как среди элиты, так и среди массы. Как следствие, консенсус среди элит обеспечил принятие жестких решений, которые определили стратегический характер развития Польши в 90-е и нулевые годы. Ничего этого в Украине не было.

Во-вторых, Польша имела давнюю традицию государственности, потому сумела избежать многих управленческих ошибок присущих 25 лет независимого барахтанья Украины.

В-третьих, на Западе не было больших сомнений, что Польша может быть интегральной частью его структур. Украина рассматривалась же с момента независимости как неопределенная рисковая территория, которая с высокой долей вероятности вернется под крыло России. Поэтому, Польша стала членом НАТО в 1999 году, получила 120 млрд. евро помощи после того, как в 2004 году вошла в ЕС.

В-четвертых, Польша имела менее травмированное СССР население, отсюда большая социальная активность и мобильность, как следствие быстрый расцвет мелкого и среднего бизнеса, получившего мощную подпитку через доступ к западным финансовым ресурсам. Для поляка частная собственность является понятным институтом, а украинцы до сих пор не могут решить стоит ли продавать землю, не говоря уже о том, чтобы продавать ее иностранцам.

Таких аргументов можно привести еще очень много, но и указанных выше достаточно, чтобы понять, что тот факт, что Украина и Польша (Словакия, Румыния и т. д.) обрели субъектность в 89-91 гг. отнюдь не означает, что они имели одинаковый набор стартовых компонентов. Каждая страна имели сложный исторический, экономический, социо-культурный, религиозный бэкграунд, определявшие пределы ее возможностей.

Именно поэтому с нашей стороны глупо размазывать сопли о том, что мы не повторили судьбу Польши или Словакии с Прибалтиками. Мы не могли ее повторить. Как Китай не может стать США, а США не могут превратиться в Германию.

Да не из-за олигархов мы не растем, а потому что у нас на старте кроме них, ничего получиться не могло при такой структуре социума. Именно этот социум безропотно в марте 1991 года голосует за сохранение СССР, а 2 декабря того же года за независимую Украину. Почему? Потому что люди всегда становятся легеньким жертвами иллюзий относительно легкого пути, но самое главное — социум решал, что делать , а украинская КПСС запускала этот украинский проект, исходя из меркантильных расчетов сохранить контроль над экономикой и государством. Все эти 25 лет Компартия в различных обличьях правила Украиной и еще, кстати, правит. Сегодня наш кризис является нечем иным как второй и, пожалуй, уже окончательной смертью СССР. Все прожрано, господа-панове.

Отсюда, единственное, что могла родить несчастная Вторая Украинская республика за эти 25 лет, — это прослойку людей, которые поездив по миру, поработав, создав свои бизнесы, подучив языки и прочая, прочая, прочая, в принципе осознала, что же это значит жить нормально, что значит нормальное государство, что значит комфорт и развитие. Эта нелепая олигархическая республика, можно сказать, высрала эту маленькую такую, тонененькую прослоечку, которая находит время и ресурсы на дискуссии, на мысли о будущем, на попытки организоваться в унылом настоящем, когда большинство угрюмо смотрит на них, а часто не замечает, да и не может замечать этот новый дивный мир. Потому что это большинство раздавлено обстоятельствами и может поднять голову только с чей-то помощью.

Мы только сейчас получаем шанс перейти в иное состояние, если пролавируем за 4-5 лет между Сциллой жадности недалекой элиты, задыхающего среднего класса и изнемогающих люмпенизированных бюджетников, мечтающих о патернализме и Харибдой органиченности ресурсов, помноженной на внешнее давление, которое спровоцировано кризисом моделей ключевых игроков мировой системы. И лавировать мы будем между управляемсым коллапсом и неуправляемым коллапсом, чтобы на выходе признать «усе закончилось», надо начинать с нуля. Единственный вопрос, который имеет значение при этом переходе — какой ценой, ценой скольких человеческих жизней мы заплатить за этот переход СОХРАНИВ УКРАИНСКУЮ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ, чтобы прийти в состояние адекватное реальности, т.е с опорой на те ресурсы, что мы реально имеем, что платить за то в чем нуждаемся, чтобы начать двигаться туда, куда мы хотим.

Хвыля

Готова ли Украина воевать за Крым?Готова ли Украина воевать за Крым?

Юрий Романенко

Резкое усиление напряженности в «отношениях» между Украиной и Россией из-за приступа шпионофобии у российского руководства актуализировало «крымский вопрос». На что готова пойти Украина, чтобы освободить Крым. Является ли целесообразным силовое решение проблемы со стороны Украины? Эти ответы дают результаты социологического опроса Украинского Института Будущего.

Как известно, вчера Владимир Путин обвинил Украину в том, что она на своей территории готовилась провести теракты и просит мировое сообщество, чтобы оно возмутилось тем фактом, что российская армия на территории Украины якобы вступила в противостояние с украинской ДРГ.

Кроме того, Путин требует от Госдепа и Европы, чтобы те повлияли на Украину, чтобы та на своей территории не трогала российскую армию. При этом Путин считает, что странное покушение на террориста Плотницкого является актом террора Украины на украинской территории, что очень возмущает Россию, которая утверждает, что она «это так не оставит» и параллельно официально заявляет, что не имеет никакого отношения к войне на Донбассе. До такого бреда даже Гитлер не додумался.

Однако из-за заявлений Путина Крым вновь оказался в фокусе внимания Украины и мировых игроков. Любой здравомыслящий человек прекрасно осознает, что никаких активных действий в Крыму Украине не проводила, не говоря уже о наличии мифических ДРГ, которые готовятся терроризировать отдыхающих на ЮБК. Сегодня руководство Украины не заинтересовано в обострении отношений с Россией, поскольку ему хватает конфликта на Донбассе и прочих серьезных проблем в экономике и политической сфере. Но, самое главное, силовое решение крымского вопроса вызывает отторжение у большинства украинцев. Это четко показал социологический опрос Украинского Института Будущего, который был проведен 17-31 мая 2016 года.

Мы специально поставили ряд вопросов по Крыму, чтобы понять как украинцы видят решение этой животрепещущей проблемы. Как видим, украинцы не воспринимают силовой возврат Крыма как желаемый сценарий. Только 25,3% разделяют такой подход.

Однако, другие промежуточные варианты украинцы также отвергают. Например, мы спросили их о том, готовы ли они поддержать вариант совместного управления Крымом Россией и Украины. Как видим, «да» сказали всего 13,2% респондентов.

Еще один вариант, что время от времени появляется в украинских и российских СМИ — «продажа» Крыма за какую то сумму. Мы в данном случае поставили «цену» 200 млрд. долларов. Однако, украинцы отвергли и такой вариант — его поддержали всего 11,9% респондентов

Первый «компромиссный вариант». Теперь посмотрим более детально на то, как украинцы смотрят на те или иные сценарии решения крымской проблемы в различных регионах нашей могучей страны. В левой колонке мы видим соотношение ответов по линии город-село. Как видим, город чуть более радикален села, но эти различия на уровне статической погрешности.

Намного интереснее ситуация в правой колонке, отражающей настроения жителей различных регионов. Как видим, на западе Украины — 2,3%, на севере -7,7% и даже на востоке страны -12,5% отвергают саму мысль о каком то совместном управлении Крымом с Россией. На юге желающих такого компромиссного варианта немного больше — 17,5%, а вот центральные регионы показали наивысшую готовность к компромису с Россией на уровне — 28,7%.

Не менее интересны негативные ответы. Если западная Украина и северные области дают однозначно четкий и жесткий ответ — 95,4 и 86,2%, соответственно, то на востоке, юге и в центре негативная реакция у двух третей респондентов.

Стоит также заметить, что на востоке и юге Украины также мы видим наибольшее количество неопределившихся — 27,1% и 18,9%. На западе и севере оно минимальное. Идем дальше.

Второй «компромиссный вариант». Как видим в Украине есть сторонники «продажи Крыма». Забавно, что на западной Украине таких даже на 3% больше, чем в первом варианте — 5,6%, их также больше на 3% на севере — 10,6%, а вот на востоке, юге и центре он оказался менее привлекательным. Причем в центре аж на 10% меньше, чем в первом случае — 18,1%.

Уровень отрицания второго варианта практически не изменился на востоке Украины — 61,7% и западе -91,9%, чуть уменьшился на севере — 82,7%, и вырос на несколько процентов на юге и в центре — 68% и 69,4%, соответственно. Уровень неопределенности оказался плюс-минус на том же уровне и в таких же пропорциях.

Теперь посмотрим на ситуацию со сторонниками силового варианта в случае, если «вызреет международная ситуация». В общем, готовы ли украинцы реализовать украинский аналог хорватской операции «Буря», проведенной в августе 1995 года. Не очень.

Сначала посмотрим, где такой сценарий поддерживают более всего. Особняком стоят западные области, где 34,9% респондентов поддержали силовой возврат Крыма. На севере и в центре к нему склоняются четверть украинцев — соответственно, 26,1% и 25,5%. А вот восток и юг более осторожны — 17,2% и 14,5%. Очевидно, что эти регионы находящиеся наиболее близко к эпицентру боевых и возможных боевых действий высказывают свои опасения относительно эскалации.

Кто против? Категорически против южные регионы Украины — 70,7%. Восток, север и центр также демонстрируют высокий степень отрицания такого сценария — 61,5%, 65,9% и 65%, соответственно. Даже на западе Украины каждый второй респондент против силового варианта — 49, 2%.

Однако, интересно, что затруднились с ответом 21,3% респондентов на востоке Украины, колебался с ответом каждый шестой на западе и юге. На севере и в центре затруднялись с ответами каждый десятый.

Какие выводы напрашиваются из этого массива данных?

Во-первых, шизофреничные фобии Кремля, что Украина хочет отвоевать Крым и готовит силовой вариант не отвечают массовым настроениям в даже в наиболее враждебно настроенных к России регионах ( об отношении к России будет следующий текст). Только на западной Украине более трети украинцев рассматривают вариант атаки на Крым как возможный, но там же каждый второй выступает против него. Вообще, именно западная Украина демонстрирует наиболее четкое отношение к проблеме Крыма, поскольку здесь наименьший процент неопределившихся.

Стоит отметить, что эти настроения влияют на политику Банковой, которая достаточно чутко прислушивается к настроениям масс и старается корректировать политику исходя из тенденций, которые показывают соцопросы. Поэтому утверждения Путина, что Украина собиралась там реализовывать какие-то теракты выглядят неадекватными здешним реалиям.

Во-вторых, мы видим, что украинцы отвергают любые компромиссные варианты «передачи Крыма», «управления Крымом», которые появляются в дискурсе. То есть, возвращать силовым путем украинцы Крым не готовы, но и отпускать Крым России также не готовы. Причем, такие настроения характерны не только для запада и востока, но и для востока и юга. Отличается только центральный регион, который по первому сценарию продемонстрировал аномально высокие показатели — почти треть оказалась готовой к кондоминиуму России и Украины в отношении управления Крымом.

В-третьих, легко заметить, что практически относительно всех вариантов существует большой процент неопределившихся, способный доходить до трети от числа опрошенных. Очевидно, что это последствия отсутствия у государства сколь-нибудь четко артикулированной политики в отношении решения проблемы Крыма. Потому люди смотрят на его в рамках дискурса Минстеця «Крим- це Україна». Это создает внутреннюю шизофрению, поскольку, с одной стороны, Крым — оккупированная территория, а, с другой, там наши люди, «которым нужно помогать». В итоге, множество украинцев едут туда не понимая, что попадают на территорию враждебного государства, которое в любой момент может сделать их заложиками и пришить терроризм, как мы это видим на примере последних событий.

В-четвертых, еще одним выводом, что напрашивается из исследования Украинского Института Будущего, является то, что очень трудно в стране, где большинство населения отрицает силовой вариант по Крыму, начать его реализацию в форме терактов, чтобы спровоцировать эскалацию, которую в Украине опасаются, а в регионах прилегающей к театру боевых действий просто боятся (см. данные по южным и восточным регионам). Для Киева эскалация ситуации по Крыму абсолютно не нужна, поскольку население к ней просто не готово, а потому сложно получить какие-либо выгодоприобритения, если бы на Банковой родилась шальная мысль пошаманить на ЮБК с терактами (я даже не не поднимаю вопрос относительно того, кто это может реализовать в украинских спецслужбах в принципе).

Так что, если отвечать на вопрос в заголовке относительно того, готова ли Украины сегодня воевать за Крым, то ответ однозначный — нет.

ХвыляЮрий Романенко

Резкое усиление напряженности в «отношениях» между Украиной и Россией из-за приступа шпионофобии у российского руководства актуализировало «крымский вопрос». На что готова пойти Украина, чтобы освободить Крым. Является ли целесообразным силовое решение проблемы со стороны Украины? Эти ответы дают результаты социологического опроса Украинского Института Будущего.

Как известно, вчера Владимир Путин обвинил Украину в том, что она на своей территории готовилась провести теракты и просит мировое сообщество, чтобы оно возмутилось тем фактом, что российская армия на территории Украины якобы вступила в противостояние с украинской ДРГ.

Кроме того, Путин требует от Госдепа и Европы, чтобы те повлияли на Украину, чтобы та на своей территории не трогала российскую армию. При этом Путин считает, что странное покушение на террориста Плотницкого является актом террора Украины на украинской территории, что очень возмущает Россию, которая утверждает, что она «это так не оставит» и параллельно официально заявляет, что не имеет никакого отношения к войне на Донбассе. До такого бреда даже Гитлер не додумался.

Однако из-за заявлений Путина Крым вновь оказался в фокусе внимания Украины и мировых игроков. Любой здравомыслящий человек прекрасно осознает, что никаких активных действий в Крыму Украине не проводила, не говоря уже о наличии мифических ДРГ, которые готовятся терроризировать отдыхающих на ЮБК. Сегодня руководство Украины не заинтересовано в обострении отношений с Россией, поскольку ему хватает конфликта на Донбассе и прочих серьезных проблем в экономике и политической сфере. Но, самое главное, силовое решение крымского вопроса вызывает отторжение у большинства украинцев. Это четко показал социологический опрос Украинского Института Будущего, который был проведен 17-31 мая 2016 года.

Мы специально поставили ряд вопросов по Крыму, чтобы понять как украинцы видят решение этой животрепещущей проблемы. Как видим, украинцы не воспринимают силовой возврат Крыма как желаемый сценарий. Только 25,3% разделяют такой подход.

Однако, другие промежуточные варианты украинцы также отвергают. Например, мы спросили их о том, готовы ли они поддержать вариант совместного управления Крымом Россией и Украины. Как видим, «да» сказали всего 13,2% респондентов.

Еще один вариант, что время от времени появляется в украинских и российских СМИ — «продажа» Крыма за какую то сумму. Мы в данном случае поставили «цену» 200 млрд. долларов. Однако, украинцы отвергли и такой вариант — его поддержали всего 11,9% респондентов

Первый «компромиссный вариант». Теперь посмотрим более детально на то, как украинцы смотрят на те или иные сценарии решения крымской проблемы в различных регионах нашей могучей страны. В левой колонке мы видим соотношение ответов по линии город-село. Как видим, город чуть более радикален села, но эти различия на уровне статической погрешности.

Намного интереснее ситуация в правой колонке, отражающей настроения жителей различных регионов. Как видим, на западе Украины — 2,3%, на севере -7,7% и даже на востоке страны -12,5% отвергают саму мысль о каком то совместном управлении Крымом с Россией. На юге желающих такого компромиссного варианта немного больше — 17,5%, а вот центральные регионы показали наивысшую готовность к компромису с Россией на уровне — 28,7%.

Не менее интересны негативные ответы. Если западная Украина и северные области дают однозначно четкий и жесткий ответ — 95,4 и 86,2%, соответственно, то на востоке, юге и в центре негативная реакция у двух третей респондентов.

Стоит также заметить, что на востоке и юге Украины также мы видим наибольшее количество неопределившихся — 27,1% и 18,9%. На западе и севере оно минимальное. Идем дальше.

Второй «компромиссный вариант». Как видим в Украине есть сторонники «продажи Крыма». Забавно, что на западной Украине таких даже на 3% больше, чем в первом варианте — 5,6%, их также больше на 3% на севере — 10,6%, а вот на востоке, юге и центре он оказался менее привлекательным. Причем в центре аж на 10% меньше, чем в первом случае — 18,1%.

Уровень отрицания второго варианта практически не изменился на востоке Украины — 61,7% и западе -91,9%, чуть уменьшился на севере — 82,7%, и вырос на несколько процентов на юге и в центре — 68% и 69,4%, соответственно. Уровень неопределенности оказался плюс-минус на том же уровне и в таких же пропорциях.

Теперь посмотрим на ситуацию со сторонниками силового варианта в случае, если «вызреет международная ситуация». В общем, готовы ли украинцы реализовать украинский аналог хорватской операции «Буря», проведенной в августе 1995 года. Не очень.

Сначала посмотрим, где такой сценарий поддерживают более всего. Особняком стоят западные области, где 34,9% респондентов поддержали силовой возврат Крыма. На севере и в центре к нему склоняются четверть украинцев — соответственно, 26,1% и 25,5%. А вот восток и юг более осторожны — 17,2% и 14,5%. Очевидно, что эти регионы находящиеся наиболее близко к эпицентру боевых и возможных боевых действий высказывают свои опасения относительно эскалации.

Кто против? Категорически против южные регионы Украины — 70,7%. Восток, север и центр также демонстрируют высокий степень отрицания такого сценария — 61,5%, 65,9% и 65%, соответственно. Даже на западе Украины каждый второй респондент против силового варианта — 49, 2%.

Однако, интересно, что затруднились с ответом 21,3% респондентов на востоке Украины, колебался с ответом каждый шестой на западе и юге. На севере и в центре затруднялись с ответами каждый десятый.

Какие выводы напрашиваются из этого массива данных?

Во-первых, шизофреничные фобии Кремля, что Украина хочет отвоевать Крым и готовит силовой вариант не отвечают массовым настроениям в даже в наиболее враждебно настроенных к России регионах ( об отношении к России будет следующий текст). Только на западной Украине более трети украинцев рассматривают вариант атаки на Крым как возможный, но там же каждый второй выступает против него. Вообще, именно западная Украина демонстрирует наиболее четкое отношение к проблеме Крыма, поскольку здесь наименьший процент неопределившихся.

Стоит отметить, что эти настроения влияют на политику Банковой, которая достаточно чутко прислушивается к настроениям масс и старается корректировать политику исходя из тенденций, которые показывают соцопросы. Поэтому утверждения Путина, что Украина собиралась там реализовывать какие-то теракты выглядят неадекватными здешним реалиям.

Во-вторых, мы видим, что украинцы отвергают любые компромиссные варианты «передачи Крыма», «управления Крымом», которые появляются в дискурсе. То есть, возвращать силовым путем украинцы Крым не готовы, но и отпускать Крым России также не готовы. Причем, такие настроения характерны не только для запада и востока, но и для востока и юга. Отличается только центральный регион, который по первому сценарию продемонстрировал аномально высокие показатели — почти треть оказалась готовой к кондоминиуму России и Украины в отношении управления Крымом.

В-третьих, легко заметить, что практически относительно всех вариантов существует большой процент неопределившихся, способный доходить до трети от числа опрошенных. Очевидно, что это последствия отсутствия у государства сколь-нибудь четко артикулированной политики в отношении решения проблемы Крыма. Потому люди смотрят на его в рамках дискурса Минстеця «Крим- це Україна». Это создает внутреннюю шизофрению, поскольку, с одной стороны, Крым — оккупированная территория, а, с другой, там наши люди, «которым нужно помогать». В итоге, множество украинцев едут туда не понимая, что попадают на территорию враждебного государства, которое в любой момент может сделать их заложиками и пришить терроризм, как мы это видим на примере последних событий.

В-четвертых, еще одним выводом, что напрашивается из исследования Украинского Института Будущего, является то, что очень трудно в стране, где большинство населения отрицает силовой вариант по Крыму, начать его реализацию в форме терактов, чтобы спровоцировать эскалацию, которую в Украине опасаются, а в регионах прилегающей к театру боевых действий просто боятся (см. данные по южным и восточным регионам). Для Киева эскалация ситуации по Крыму абсолютно не нужна, поскольку население к ней просто не готово, а потому сложно получить какие-либо выгодоприобритения, если бы на Банковой родилась шальная мысль пошаманить на ЮБК с терактами (я даже не не поднимаю вопрос относительно того, кто это может реализовать в украинских спецслужбах в принципе).

Так что, если отвечать на вопрос в заголовке относительно того, готова ли Украины сегодня воевать за Крым, то ответ однозначный — нет.

Хвыля

Две версии о покушении на Игоря ПлотницкогоДве версии о покушении на Игоря Плотницкого

Юрий Романенко

Сегодня утром появилась информация о том, что было совершено покушение на главаря ЛНР Игоря Плотницкого. Какие могут быть версии?

В Службе безопасности Украины подтвердили эту информацию, указав, что он находится в тяжелом состоянии. Позже российский «Интерфакс» сообщил, что жизни Плотницкого уже ничего не угрожает, хотя его состояние действительно является тяжелым.

Кому это может быть выгодно?

Пара базовых версий, на мой взгляд:

Первое, хотели бы убить Плотницкого русские — убили бы.

Вопрос следа украинских спецслужб также ставит много вопросов, поскольку неясно, кто у нас мог реализовать такой сценарий на практике. Характерно, что Правый сектор, «Тени» и прочие «партизаны» молчат по этому поводу. Наверное еще не сориентировались. 🙂

Впрочем, зачем Украине смерть Плотницкого в контексте переговоров в Минске?

Стремится ли Украина к обострению ситуации на востоке? Нет. Время играет на нас. Например, после выборов в США позиция нового президента в отношении РФ может ужесточиться, потому Кремлю важно закрыть украинскую тему. Это только один аргумент, а их еще можно пару десятков придумать.

Поэтому неслучайно ВСУ поспешили дать заявление, что не причастны к покушению на убийство главаря «ЛНР» Игоря Плотницкого. Об этом сказал на брифинге пресс-секретарь Администрации Президента Украины по вопросам АТО Александр Мотузянык.

«Украинская сторона не причастна к этому покушению, поскольку это абсолютно лишено всякой логики. И это совершенно не решит ни одного вопроса», — подчеркнул он.

Отсюда вытекает пара вариантов:

а) Это местная самодеятельность в духе борьбы за потоки. Она всегда традиционно беспощадная. Павел Дремов знал, да уже не расскажет.

Бывший глава Луганской ОГА, замминистра по вопросам временно оккупированных территорий Георгий Тука высказал предположение о причастности к происшествию главаря самопровозглашенной ДНР Александра Захарченко. Вполне логично, учитывая что между «народными республиками» идет грызня. Дошло до того, что адепты «Новороссии» устанавливают таможенные посты на границах Донецкой и Луганской области.

б) Часть спектакля по игре на обострение со стороны Кремля, чтобы создать необходимую картинку под активизацию боевых действий на востоке. Тем более, что Захарченко и К уже пару недель вопят о том, как ВСУ готовят наступление и как они его отобьют и пойдут в наступление на Киев. Логично использовать ситуацию с Плотницким как предлог для эскалации. Потому создали видимость покушения, но не убили.

Однако, здесь диссонансом звучит вчерашнее заявление Евгения Марчука, что рабочая группа в Минске на 90% проработала рамочный план, который предусматривает отвод войск противоборствующими сторонами на километр. Зачем тогда Москве выводить Плотницкого из игры?

В этом случае может быть только объяснение, что Плотницкого Москва пыталась убрать, чтобы вывести одиозную фигуру «партии войны», которая мешает привести Минск-2 к «мирному знаменателю». А Плотницкий и Захарченко стали такими токсичными фигурами, поскольку заинтересованы в сохранении конфликта, который гарантирует что модель «государственности» ЛНР и ДНР будет сохраняться в таком формате, где у них есть есть свой «маленький суверенитет», позволяющий иметь немалые гешефты.

Но здесь я сомневаюсь, что Москва не могла убрать Плотницкого в приказном порядке. Как в свое время убрали из Горловки Безлера, которому россияне просто приказали убраться из города.

Поэтому я больше склоняюсь, что покушение на Плотницкого — скорее часть внутренних разборок в ЛДНР.

ХвыляЮрий Романенко

Сегодня утром появилась информация о том, что было совершено покушение на главаря ЛНР Игоря Плотницкого. Какие могут быть версии?

В Службе безопасности Украины подтвердили эту информацию, указав, что он находится в тяжелом состоянии. Позже российский «Интерфакс» сообщил, что жизни Плотницкого уже ничего не угрожает, хотя его состояние действительно является тяжелым.

Кому это может быть выгодно?

Пара базовых версий, на мой взгляд:

Первое, хотели бы убить Плотницкого русские — убили бы.

Вопрос следа украинских спецслужб также ставит много вопросов, поскольку неясно, кто у нас мог реализовать такой сценарий на практике. Характерно, что Правый сектор, «Тени» и прочие «партизаны» молчат по этому поводу. Наверное еще не сориентировались. 🙂

Впрочем, зачем Украине смерть Плотницкого в контексте переговоров в Минске?

Стремится ли Украина к обострению ситуации на востоке? Нет. Время играет на нас. Например, после выборов в США позиция нового президента в отношении РФ может ужесточиться, потому Кремлю важно закрыть украинскую тему. Это только один аргумент, а их еще можно пару десятков придумать.

Поэтому неслучайно ВСУ поспешили дать заявление, что не причастны к покушению на убийство главаря «ЛНР» Игоря Плотницкого. Об этом сказал на брифинге пресс-секретарь Администрации Президента Украины по вопросам АТО Александр Мотузянык.

«Украинская сторона не причастна к этому покушению, поскольку это абсолютно лишено всякой логики. И это совершенно не решит ни одного вопроса», — подчеркнул он.

Отсюда вытекает пара вариантов:

а) Это местная самодеятельность в духе борьбы за потоки. Она всегда традиционно беспощадная. Павел Дремов знал, да уже не расскажет.

Бывший глава Луганской ОГА, замминистра по вопросам временно оккупированных территорий Георгий Тука высказал предположение о причастности к происшествию главаря самопровозглашенной ДНР Александра Захарченко. Вполне логично, учитывая что между «народными республиками» идет грызня. Дошло до того, что адепты «Новороссии» устанавливают таможенные посты на границах Донецкой и Луганской области.

б) Часть спектакля по игре на обострение со стороны Кремля, чтобы создать необходимую картинку под активизацию боевых действий на востоке. Тем более, что Захарченко и К уже пару недель вопят о том, как ВСУ готовят наступление и как они его отобьют и пойдут в наступление на Киев. Логично использовать ситуацию с Плотницким как предлог для эскалации. Потому создали видимость покушения, но не убили.

Однако, здесь диссонансом звучит вчерашнее заявление Евгения Марчука, что рабочая группа в Минске на 90% проработала рамочный план, который предусматривает отвод войск противоборствующими сторонами на километр. Зачем тогда Москве выводить Плотницкого из игры?

В этом случае может быть только объяснение, что Плотницкого Москва пыталась убрать, чтобы вывести одиозную фигуру «партии войны», которая мешает привести Минск-2 к «мирному знаменателю». А Плотницкий и Захарченко стали такими токсичными фигурами, поскольку заинтересованы в сохранении конфликта, который гарантирует что модель «государственности» ЛНР и ДНР будет сохраняться в таком формате, где у них есть есть свой «маленький суверенитет», позволяющий иметь немалые гешефты.

Но здесь я сомневаюсь, что Москва не могла убрать Плотницкого в приказном порядке. Как в свое время убрали из Горловки Безлера, которому россияне просто приказали убраться из города.

Поэтому я больше склоняюсь, что покушение на Плотницкого — скорее часть внутренних разборок в ЛДНР.

Хвыля

Почему Украине нужно прислушаться к призыву Квасьневского забыть про НАТОПочему Украине нужно прислушаться к призыву Квасьневского забыть про НАТО

Юрий Романенко

Коллапс Европейского союза не был в планах украинской элиты. Она напрочь отвергала такой сценарий, игнорируя голоса экспертов и просто здравый смысл. Теперь нужен «план Б», но это не укладывается в голове украинских элит.

Экс-президент Польши Александр Квасьневский советует Украине забыть о вступлении в НАТО, пока «в течение ближайших 3-5 лет Европа будет в хаосе». Слова Квасневського возбудили украинских политиков и общественных деятелей, увидивших в них очередную «зраду».

Например, типичной была реакция экс-главы МИД Украины Владимир Огрызко. «Меня это заявление, откровенно говоря, очень удивило. При всем уважении к господину Квасьневскому и к тому, что он сделал для Украины, уж не ему определять, каким будет наше будущее. На самом деле нам не стоит ориентироваться на то, что кто-то сказал, пусть даже это и выдающийся европейский политик. Будет Украина подавать заявку на вступление в НАТО или нет, хотим мы стать членом Европейского союза или не хотим – это дело каждой страны и каждого народа. И мы этим правом безусловно воспользуемся в нужное для Украины время», – подчеркнул Огрызко.

«Это уже не первое заявление западных политиков, которые рассказывают, что нам можно делать, а чего нельзя. Поэтому я довольно спокойно к этому отнесся. Насчет причин этого заявления – тут я могу только спекулировать, но делать этого не хочу. Как говорил классик: «А нам своє робить», — продолжил он.

“Робить своє”, конечно же, нужно, только важно “не лупати ту скалу» головою, дабы не страдать потом от сильных головных болей.

Брексит уже даже тупым показал, что ЕС находится в стадии системного кризиса, который вполне закономерно может закончится его развалом. А может и не закончится, но в любом случае для европейской элиты на первом месте сегодня стоит задача спасения самих себя. В этом революционность ситуации в Европе. Низы на референдумах в Британии и Нидерландах показывают недовольством прежнего курса, а верхи не хотят его менять, потому что выйти за рамки сложившихся моделей управления означает риск, а риск чреват потерей управляемости, как следствие власти, как следствие статуса и всего того, что дает власть и статус. В этом суть европейской, да и не только европейской, учитывая процессы в США, ситуации. Мир находится в системном кризисе и мало кто представляет как из него выходить.

Потому для ЕС интеграция Украины вообще перестала быть актуальной, у них “в Брюсселях» головы забиты одним вопросом — как выжить и не развалиться. Джордж Сорос уже без обиняков заявляет, что Евросоюзу хана. Правда, у дедушки судя по всему проснулся известный интерес — валютные спекуляции с евро, потому нужно делать скидку на его интерес. Но в общем-то факт очень серьезных проблем у ЕС не скрывают даже его первые лица. Поэтому сегодня Украина интересна ЕС только в одном аспекте — безопасности. Все. Отсюда же и позиция по НАТО. Как Украина может вступить в НАТО, если большинство его членов — страны ЕС, дрожат словно осиновый лист перед Россией. Если в НАТО решения принимаются консенсусом, а европейские страны боятся России, то как НАТО сможет принять Украину в свои ряды? Никак. Это же логика. Так в чем Квасьневский не прав? Он абсолютно прав, когда призывает нас реалистично посмотреть нас на нашу ситуацию. Потому что только в реализме понимания и отношения к нашей ситуации может родиться реализм действий по выходу из нее.

Да, европейцы нам друзья, но это слабые друзья, которые не могут сделать для нас больше, чем они могут сделать для себя. А мигрантский кризис и Брексит показали, что они уже даже для себя не могут сделать многих вещей. «Та Европа», куда стремятся большинство украинцев — уже прошлое. А вот этого большинство украинцев не понимают, что «времена изменились». Результаты соцоопроса Украинского Института Будущего показывают, что две трети украинцев уверены, что Украина будет членом ЕС.

При этом, одна треть уверена, что Украина окажется в Евросоюзе уже через 5-10 лет. Очевидно, что большинство украинцев находится под воздействием заявлений представителей правящего класса, которые с утра до вечера рассказывают, что вот-вот Украина окунется в молочные реки ЕС.

Но представители европейской элиты все чаще начинают указывать на неадекватность этих представлений и я понимаю в чем ужас украинской элиты. Евроинтеграция была эрзац- заменителем коммунистической идеологии. Ничего собственного комсомольцы у руля за 25 лет независимости придумать не могли, поэтому украинская элита взяла использовала евроинтеграцию как ширму, которой прикрывался грабеж и, кстати, продолжает прикрывается. Что нам говорит Гройсман, а до него Яценюк? Мы повышаем цены на коммуналку, потому чтого требуют наши западные партнеры. Потому что МВФ так говорит. Или ЕС требует там что-то и это требование практически священно. Ну, а где в этом национальный интерес? В чем он вообще заключается? Эти господа не способны ответить на этот вопрос. Потому что ответ подразумевает наличие мысли, наличие воли, субъектность, в конце концов, а откуда они у людей, привыкших жить по свистку? Дали отмашку в Раде голосуют, не дали — летят на Мальдивы. У нас в парламенты несколько сот кнопкодавов, которые в политическом плане являются абсолютными нулями.

Самое страшное, что к изменившейся ситуации не готова значительная часть новой элиты, что претендует на альтернативную роль. «Послухай, люди гинули на Майдане, выборювали європейський шлях, а ти кажеш, що це неправильно, що ЄС розвалиться? Ні, це неправильно”, — говорил в перерыве на одном из эфиров один известный журналист. Но дело в том, что независимо от того, какие жертвы мы несли и еще понесем, есть объективная реальность объективных процессов. Мы можем себя обманывать ровно до того момента, пока окончательно не ударимся об эти скалы реальности. Дальше же не будет иметь значения во что каждый из нас верил, о чем мечтал и к чему стремился.

Поэтому, когда Европа говорит Украине «звиняйте, але ви дуже токсичні», украинский политес приходит в ужас. “Дети» резвились на пляже под присмотром «взрослых», а те «взрослые» вдруг сказали: «Все, детишки, баста. Вы выросли и теперь отвечайте за все сами. Мы вам ничего не гарантируем, что по жизни возьмете, то и ваше». И что делать? Плыть!

Весь украинский план 25 лет заключался в том, чтобы плыть по течению в надежде, что прибьет к “хорошему берегу». А тут оказалось, что берега нет. Нужно просто плыть. Нужно решить куда плыть, за какой ресурс и, самое главное, как не утонуть, когда вокруг волны все и выше. Нет смысла на кого-то надеяться, нет смысла кого-то ждать. Это и есть взрослая жизнь.

ХвыляЮрий Романенко

Коллапс Европейского союза не был в планах украинской элиты. Она напрочь отвергала такой сценарий, игнорируя голоса экспертов и просто здравый смысл. Теперь нужен «план Б», но это не укладывается в голове украинских элит.

Экс-президент Польши Александр Квасьневский советует Украине забыть о вступлении в НАТО, пока «в течение ближайших 3-5 лет Европа будет в хаосе». Слова Квасневського возбудили украинских политиков и общественных деятелей, увидивших в них очередную «зраду».

Например, типичной была реакция экс-главы МИД Украины Владимир Огрызко. «Меня это заявление, откровенно говоря, очень удивило. При всем уважении к господину Квасьневскому и к тому, что он сделал для Украины, уж не ему определять, каким будет наше будущее. На самом деле нам не стоит ориентироваться на то, что кто-то сказал, пусть даже это и выдающийся европейский политик. Будет Украина подавать заявку на вступление в НАТО или нет, хотим мы стать членом Европейского союза или не хотим – это дело каждой страны и каждого народа. И мы этим правом безусловно воспользуемся в нужное для Украины время», – подчеркнул Огрызко.

«Это уже не первое заявление западных политиков, которые рассказывают, что нам можно делать, а чего нельзя. Поэтому я довольно спокойно к этому отнесся. Насчет причин этого заявления – тут я могу только спекулировать, но делать этого не хочу. Как говорил классик: «А нам своє робить», — продолжил он.

“Робить своє”, конечно же, нужно, только важно “не лупати ту скалу» головою, дабы не страдать потом от сильных головных болей.

Брексит уже даже тупым показал, что ЕС находится в стадии системного кризиса, который вполне закономерно может закончится его развалом. А может и не закончится, но в любом случае для европейской элиты на первом месте сегодня стоит задача спасения самих себя. В этом революционность ситуации в Европе. Низы на референдумах в Британии и Нидерландах показывают недовольством прежнего курса, а верхи не хотят его менять, потому что выйти за рамки сложившихся моделей управления означает риск, а риск чреват потерей управляемости, как следствие власти, как следствие статуса и всего того, что дает власть и статус. В этом суть европейской, да и не только европейской, учитывая процессы в США, ситуации. Мир находится в системном кризисе и мало кто представляет как из него выходить.

Потому для ЕС интеграция Украины вообще перестала быть актуальной, у них “в Брюсселях» головы забиты одним вопросом — как выжить и не развалиться. Джордж Сорос уже без обиняков заявляет, что Евросоюзу хана. Правда, у дедушки судя по всему проснулся известный интерес — валютные спекуляции с евро, потому нужно делать скидку на его интерес. Но в общем-то факт очень серьезных проблем у ЕС не скрывают даже его первые лица. Поэтому сегодня Украина интересна ЕС только в одном аспекте — безопасности. Все. Отсюда же и позиция по НАТО. Как Украина может вступить в НАТО, если большинство его членов — страны ЕС, дрожат словно осиновый лист перед Россией. Если в НАТО решения принимаются консенсусом, а европейские страны боятся России, то как НАТО сможет принять Украину в свои ряды? Никак. Это же логика. Так в чем Квасьневский не прав? Он абсолютно прав, когда призывает нас реалистично посмотреть нас на нашу ситуацию. Потому что только в реализме понимания и отношения к нашей ситуации может родиться реализм действий по выходу из нее.

Да, европейцы нам друзья, но это слабые друзья, которые не могут сделать для нас больше, чем они могут сделать для себя. А мигрантский кризис и Брексит показали, что они уже даже для себя не могут сделать многих вещей. «Та Европа», куда стремятся большинство украинцев — уже прошлое. А вот этого большинство украинцев не понимают, что «времена изменились». Результаты соцоопроса Украинского Института Будущего показывают, что две трети украинцев уверены, что Украина будет членом ЕС.

При этом, одна треть уверена, что Украина окажется в Евросоюзе уже через 5-10 лет. Очевидно, что большинство украинцев находится под воздействием заявлений представителей правящего класса, которые с утра до вечера рассказывают, что вот-вот Украина окунется в молочные реки ЕС.

Но представители европейской элиты все чаще начинают указывать на неадекватность этих представлений и я понимаю в чем ужас украинской элиты. Евроинтеграция была эрзац- заменителем коммунистической идеологии. Ничего собственного комсомольцы у руля за 25 лет независимости придумать не могли, поэтому украинская элита взяла использовала евроинтеграцию как ширму, которой прикрывался грабеж и, кстати, продолжает прикрывается. Что нам говорит Гройсман, а до него Яценюк? Мы повышаем цены на коммуналку, потому чтого требуют наши западные партнеры. Потому что МВФ так говорит. Или ЕС требует там что-то и это требование практически священно. Ну, а где в этом национальный интерес? В чем он вообще заключается? Эти господа не способны ответить на этот вопрос. Потому что ответ подразумевает наличие мысли, наличие воли, субъектность, в конце концов, а откуда они у людей, привыкших жить по свистку? Дали отмашку в Раде голосуют, не дали — летят на Мальдивы. У нас в парламенты несколько сот кнопкодавов, которые в политическом плане являются абсолютными нулями.

Самое страшное, что к изменившейся ситуации не готова значительная часть новой элиты, что претендует на альтернативную роль. «Послухай, люди гинули на Майдане, выборювали європейський шлях, а ти кажеш, що це неправильно, що ЄС розвалиться? Ні, це неправильно”, — говорил в перерыве на одном из эфиров один известный журналист. Но дело в том, что независимо от того, какие жертвы мы несли и еще понесем, есть объективная реальность объективных процессов. Мы можем себя обманывать ровно до того момента, пока окончательно не ударимся об эти скалы реальности. Дальше же не будет иметь значения во что каждый из нас верил, о чем мечтал и к чему стремился.

Поэтому, когда Европа говорит Украине «звиняйте, але ви дуже токсичні», украинский политес приходит в ужас. “Дети» резвились на пляже под присмотром «взрослых», а те «взрослые» вдруг сказали: «Все, детишки, баста. Вы выросли и теперь отвечайте за все сами. Мы вам ничего не гарантируем, что по жизни возьмете, то и ваше». И что делать? Плыть!

Весь украинский план 25 лет заключался в том, чтобы плыть по течению в надежде, что прибьет к “хорошему берегу». А тут оказалось, что берега нет. Нужно просто плыть. Нужно решить куда плыть, за какой ресурс и, самое главное, как не утонуть, когда вокруг волны все и выше. Нет смысла на кого-то надеяться, нет смысла кого-то ждать. Это и есть взрослая жизнь.

Хвыля

Почему мир будет скоро очень жесток к украинцамПочему мир будет скоро очень жесток к украинцам

Юрий Романенко

В последние дни общественность взорвалась проблемой почти гамлетовского масштаба — нужно ли нам 12-летнее образование или нет? А какая разница? Если бы в школе детей учили 8 лет, то вы бы наверняка не заметили принципиальной разницы.

Недавно моя старшая дочь читала «Краткую историю будущего» Жака Аттали и спросила, мол, почему детям не преподают социальные науки так просто, как написана эта книга? Зачем заучивать даты по истории, не понимая логики процессов? Причем, складывается впечатление, что и учителя не особо ее понимают.

Зачем 11 лет преподавать такой английский в школе, когда за месяц-два на обыкновенных курсах ребенок начинает понимать логику языка и начинает говорить?

Какой смысл информатике, где детей учат в 15 лет «как пользоваться электронной почтой» и требуют написать на бумаге, сцуко, алгоритм этого пользования? Это детям, которые уже в в 4 года игры качают на телефоны? Короче, привет из 90-х.

И вот мы серьезно должны обсуждать будет толк от того, проведут дети в этих дисциплинарных учреждениях 11 или 12 лет?

Я вас умоляю, не забивайте голову дурными вопросами. Лучше подумайте о других, реально более серьезных проблемах.

Например, забавно, что многие 30-40-летние украинцы реально не понимают, что никакая пенсия им не светит в стране, где индекс фертильности 1,2, а все, кто генерирует капитал, идеи и прочие полезные субстанции, вострят лыжи и смываются за границу.

Вместо того, чтобы парить мозги людям байками о 12-летнем образовании, лучше бы ввели в школьную программу одну задачу по арифметике.

Она должна звучать приблизительно так: В 2035 году население Украины будет, скажем, составлять 30 млн населения. Из них 15 млн старики, 10 млн. взрослые, 5 млн дети

Вопрос: Какая пенсия будет у 15 млн пенсионеров, при условии, что 10 млн взрослых должны прокормить еще 5 млн детей?

Какая должна быть зарплата у среднестатистического украинца в 2035 году, чтобы прокормить 2,5 иждевенца и при этом нормально жить?

Как такое государство с такой социальной нагрузкой будет в принципе способно выполнять базовые функции без привлечения внешней рабочей силы?

Острота вопроса увеличивается еще больше, если мы примем во внимание, что сегодня только около 2 млн украинцев генерируют капитал.

Что произойдет с государством, если количество этих людей уменьшится в 2 раза к 2035 году. Или в три?

Об этом нужно говорить с утра до вечера на шустерах, свободах слова и прочих шоу, где течет лапшемет про кисельные берега и скорое избавление от несчастий и создание рая на земле

Потому что страна занимающая первое место по темпам вымирания в мире, должна пылинки сдувать с тех, кто способен обеспечить неспособное, непродуктивное и умирающее большинство едой и хотя бы минимальным ресурсом с помощью высокопродуктивного меньшинства. Если Украина в принципе хочет жить, она должна думать о таком меньшинстве, расширять эту прослойку и сделать все, чтобы она чувствовала себя здесь сухо и комфортно.

Иначе через 20 лет будет украинский пенсионер стоять раком, выколупывая свою пенсию из земли в форме «социальной картохи» и мечтая о кисельных реках, которые вот-вот потекут, потому что Грыцько Мудрий сказав, що каждый пенсионер имеет право на субсидии, льготы и продуктовый пакет на Новый года и Пасху.

ХвиляЮрий Романенко

В последние дни общественность взорвалась проблемой почти гамлетовского масштаба — нужно ли нам 12-летнее образование или нет? А какая разница? Если бы в школе детей учили 8 лет, то вы бы наверняка не заметили принципиальной разницы.

Недавно моя старшая дочь читала «Краткую историю будущего» Жака Аттали и спросила, мол, почему детям не преподают социальные науки так просто, как написана эта книга? Зачем заучивать даты по истории, не понимая логики процессов? Причем, складывается впечатление, что и учителя не особо ее понимают.

Зачем 11 лет преподавать такой английский в школе, когда за месяц-два на обыкновенных курсах ребенок начинает понимать логику языка и начинает говорить?

Какой смысл информатике, где детей учат в 15 лет «как пользоваться электронной почтой» и требуют написать на бумаге, сцуко, алгоритм этого пользования? Это детям, которые уже в в 4 года игры качают на телефоны? Короче, привет из 90-х.

И вот мы серьезно должны обсуждать будет толк от того, проведут дети в этих дисциплинарных учреждениях 11 или 12 лет?

Я вас умоляю, не забивайте голову дурными вопросами. Лучше подумайте о других, реально более серьезных проблемах.

Например, забавно, что многие 30-40-летние украинцы реально не понимают, что никакая пенсия им не светит в стране, где индекс фертильности 1,2, а все, кто генерирует капитал, идеи и прочие полезные субстанции, вострят лыжи и смываются за границу.

Вместо того, чтобы парить мозги людям байками о 12-летнем образовании, лучше бы ввели в школьную программу одну задачу по арифметике.

Она должна звучать приблизительно так: В 2035 году население Украины будет, скажем, составлять 30 млн населения. Из них 15 млн старики, 10 млн. взрослые, 5 млн дети

Вопрос: Какая пенсия будет у 15 млн пенсионеров, при условии, что 10 млн взрослых должны прокормить еще 5 млн детей?

Какая должна быть зарплата у среднестатистического украинца в 2035 году, чтобы прокормить 2,5 иждевенца и при этом нормально жить?

Как такое государство с такой социальной нагрузкой будет в принципе способно выполнять базовые функции без привлечения внешней рабочей силы?

Острота вопроса увеличивается еще больше, если мы примем во внимание, что сегодня только около 2 млн украинцев генерируют капитал.

Что произойдет с государством, если количество этих людей уменьшится в 2 раза к 2035 году. Или в три?

Об этом нужно говорить с утра до вечера на шустерах, свободах слова и прочих шоу, где течет лапшемет про кисельные берега и скорое избавление от несчастий и создание рая на земле

Потому что страна занимающая первое место по темпам вымирания в мире, должна пылинки сдувать с тех, кто способен обеспечить неспособное, непродуктивное и умирающее большинство едой и хотя бы минимальным ресурсом с помощью высокопродуктивного меньшинства. Если Украина в принципе хочет жить, она должна думать о таком меньшинстве, расширять эту прослойку и сделать все, чтобы она чувствовала себя здесь сухо и комфортно.

Иначе через 20 лет будет украинский пенсионер стоять раком, выколупывая свою пенсию из земли в форме «социальной картохи» и мечтая о кисельных реках, которые вот-вот потекут, потому что Грыцько Мудрий сказав, що каждый пенсионер имеет право на субсидии, льготы и продуктовый пакет на Новый года и Пасху.

Хвиля