Переговоры за спиной Украины и ЕС. О чем договорились Молдова и РФПереговоры за спиной Украины и ЕС. О чем договорились Молдова и РФ

Юрий Панченко

На прошлой неделе Молдова и Россия подписали план действий по восстановлению торговых отношений.

Для Украины это важно в первую очередь своим посылом: Кремль готов использовать и «торговый пряник». В том числе, предоставляя аргументы сторонникам возобновления экономического сотрудничества с РФ, активизировавшимся в последнее время. И, несомненно, молдавский опыт является также сигналом для Украины. Но не во всем этот сигнал оказался таким, как его хотел бы представить Кремль.

Что же подписали Молдова и РФ?

Текст подписанного в Москве «Плана действий по развитию российско-молдавских торгово-экономических отношений на 2016-2017 годы» был обнародован молдовским порталом Newsmaker.

Из документа можно сделать два вывода.

Первый: режим свободной торговли с ЕС (а он идентичен для Молдовы и Украины) не противоречит свободной торговле со странами СНГ. Вопреки всем заявлениям россиян.

Тут стоит напомнить, что весь прошлый год сопровождали многочисленные заявления российского правительства о несовместимости этих ЗСТ, а также попытки Евросоюза и Украины в трехсторонних переговорах доказать, что два торговых режима вовсе не противоречат друг другу.

Тогда РФ упорно игнорировала все аргументы, а теперь, в аналогичной ситуации, внезапно проявила здравомыслие.

Какие же обязательства взяла на себя Молдова в обмен на «внезапное прозрение» РФ?

Участники прошлогодних трехсторонних переговоров признают – в новом российско-молдовском документе нет ничего, что не была готова подписать Украина. Мы также были готовы дать гарантии, что ЗСТ с Евросоюзом не направлена против российской промышленности, оперативно обмениваться информацией о возможных нарушениях и так далее…

Означает ли это, что молдовские переговорщики были более профессиональны, чем украинские? Вовсе нет.

Скорее, стоит говорить, что этим подписанием Кремль подбрасывает в инфопространство еще один опасный тезис – договориться с ним «с глазу на глаз» куда проще, чем в открытую – с привлечением ЕС.

Второй вывод: подписанный Молдовой и РФ документ не содержит конкретики.

И это его главное отличие от соглашения, которое собирались подписывать Украина и ЕС с Россией. Зная российские нравы, украинские переговорщики пытались четко прописать все обязательства сторон.

В нынешнем случае – обратная ситуация. РФ лишь обязалась «продолжить проработку вопроса о снятии ограничительных мер» в отношении экспорта из Молдовы.

Кишинев же, хотя и не берет на себя обязательства согласовывать все шаги перехода на стандарты ЕС по обеспечению качества продуктов питания (это план-максимум Кремля, способный полностью заблокировать евроинтеграцию страны), однако обязуется «обеспечить неухудшение условий доступа российской сельскохозяйственной и продовольственной продукции на рынок Молдовы».

Последнее – крайне двусмысленная норма, и она может быть трактована РФ в самой удобной для них форме.

Из конкретики – Молдова согласилась, что на всех двусторонних комиссиях будут присутствовать представители Приднестровья и Гагаузии (а это вполне соответствует идеологии Кремля, поскольку наносит еще один удар по субъектности правительства Молдовы в сфере международной торговли). Также Кишинев дал согласие на развитие морского пути экспорта в РФ в обход Украины (как известно, Киев еще в 1998 году передал Молдове 400 метров дунайского берега для строительства порта Джурджулешты; так Молдова стала морской державой).

В ситуации, когда соглашение прописано неконкретно, всегда есть вероятность, что наиболее важные соглашения вынесены в отдельный документ. Так ли это в данном случае?

Брала ли на себя Молдова дополнительные обязательства?

В частности, нас особо интересует, шла ли речь на переговорах между Молдовой и РФ о дополнительных пошлинах, введенных Кишиневом против украинского экспорта. Эти пошлины вступили в силу весной нынешнего года и действуют до 31 декабря.

Их введение изначально неофициально называли «просьбой Москвы». Впрочем, официального подтверждения этому нет.

Сейчас правительство Молдовы обещает, что действие заградительных мер продлеваться не будет и пошлины утратят силу с 1 января 2017 года. Впрочем, ранее они же обещали досрочную отмену части заградительных мер, чего так и не произошло.

Именно поэтому 1 января станет моментом истины во взаимоотношениях Киева и Кишинева. Если Молдова, вопреки обещаниям, продолжит действие заградительных мер, то слухи о «дружбе с РФ против Украины» получат свое подтверждение.

Будем надеяться, что это неправда, и наши торговые отношения с Молдовой в будущем будут развиваться без подобных конфликтов.

Вместе с тем, Украине стоило бы иметь «план Б», например – заранее сформировать и обнародовать перечень ответных ограничений, которые могут вступить в силу в случае, если Кишинев не сдержит свое слово.

Однако пока мы верим своим соседям на слово.

Европейская ПравдаЮрий Панченко

На прошлой неделе Молдова и Россия подписали план действий по восстановлению торговых отношений.

Для Украины это важно в первую очередь своим посылом: Кремль готов использовать и «торговый пряник». В том числе, предоставляя аргументы сторонникам возобновления экономического сотрудничества с РФ, активизировавшимся в последнее время. И, несомненно, молдавский опыт является также сигналом для Украины. Но не во всем этот сигнал оказался таким, как его хотел бы представить Кремль.

Что же подписали Молдова и РФ?

Текст подписанного в Москве «Плана действий по развитию российско-молдавских торгово-экономических отношений на 2016-2017 годы» был обнародован молдовским порталом Newsmaker.

Из документа можно сделать два вывода.

Первый: режим свободной торговли с ЕС (а он идентичен для Молдовы и Украины) не противоречит свободной торговле со странами СНГ. Вопреки всем заявлениям россиян.

Тут стоит напомнить, что весь прошлый год сопровождали многочисленные заявления российского правительства о несовместимости этих ЗСТ, а также попытки Евросоюза и Украины в трехсторонних переговорах доказать, что два торговых режима вовсе не противоречат друг другу.

Тогда РФ упорно игнорировала все аргументы, а теперь, в аналогичной ситуации, внезапно проявила здравомыслие.

Какие же обязательства взяла на себя Молдова в обмен на «внезапное прозрение» РФ?

Участники прошлогодних трехсторонних переговоров признают – в новом российско-молдовском документе нет ничего, что не была готова подписать Украина. Мы также были готовы дать гарантии, что ЗСТ с Евросоюзом не направлена против российской промышленности, оперативно обмениваться информацией о возможных нарушениях и так далее…

Означает ли это, что молдовские переговорщики были более профессиональны, чем украинские? Вовсе нет.

Скорее, стоит говорить, что этим подписанием Кремль подбрасывает в инфопространство еще один опасный тезис – договориться с ним «с глазу на глаз» куда проще, чем в открытую – с привлечением ЕС.

Второй вывод: подписанный Молдовой и РФ документ не содержит конкретики.

И это его главное отличие от соглашения, которое собирались подписывать Украина и ЕС с Россией. Зная российские нравы, украинские переговорщики пытались четко прописать все обязательства сторон.

В нынешнем случае – обратная ситуация. РФ лишь обязалась «продолжить проработку вопроса о снятии ограничительных мер» в отношении экспорта из Молдовы.

Кишинев же, хотя и не берет на себя обязательства согласовывать все шаги перехода на стандарты ЕС по обеспечению качества продуктов питания (это план-максимум Кремля, способный полностью заблокировать евроинтеграцию страны), однако обязуется «обеспечить неухудшение условий доступа российской сельскохозяйственной и продовольственной продукции на рынок Молдовы».

Последнее – крайне двусмысленная норма, и она может быть трактована РФ в самой удобной для них форме.

Из конкретики – Молдова согласилась, что на всех двусторонних комиссиях будут присутствовать представители Приднестровья и Гагаузии (а это вполне соответствует идеологии Кремля, поскольку наносит еще один удар по субъектности правительства Молдовы в сфере международной торговли). Также Кишинев дал согласие на развитие морского пути экспорта в РФ в обход Украины (как известно, Киев еще в 1998 году передал Молдове 400 метров дунайского берега для строительства порта Джурджулешты; так Молдова стала морской державой).

В ситуации, когда соглашение прописано неконкретно, всегда есть вероятность, что наиболее важные соглашения вынесены в отдельный документ. Так ли это в данном случае?

Брала ли на себя Молдова дополнительные обязательства?

В частности, нас особо интересует, шла ли речь на переговорах между Молдовой и РФ о дополнительных пошлинах, введенных Кишиневом против украинского экспорта. Эти пошлины вступили в силу весной нынешнего года и действуют до 31 декабря.

Их введение изначально неофициально называли «просьбой Москвы». Впрочем, официального подтверждения этому нет.

Сейчас правительство Молдовы обещает, что действие заградительных мер продлеваться не будет и пошлины утратят силу с 1 января 2017 года. Впрочем, ранее они же обещали досрочную отмену части заградительных мер, чего так и не произошло.

Именно поэтому 1 января станет моментом истины во взаимоотношениях Киева и Кишинева. Если Молдова, вопреки обещаниям, продолжит действие заградительных мер, то слухи о «дружбе с РФ против Украины» получат свое подтверждение.

Будем надеяться, что это неправда, и наши торговые отношения с Молдовой в будущем будут развиваться без подобных конфликтов.

Вместе с тем, Украине стоило бы иметь «план Б», например – заранее сформировать и обнародовать перечень ответных ограничений, которые могут вступить в силу в случае, если Кишинев не сдержит свое слово.

Однако пока мы верим своим соседям на слово.

Европейская Правда

Неможливе можливо: на які торговельні поступки Україні пішов ЄСНевозможное возможно: на какие торговые уступки Украине пошел ЕС

Юрій Панченко

Менше ніж за рік після старту дії зони вільної торгівлі Європейський Союз погодився на підвищення експортних квот. Новину про це в Київ особисто привезла єврокомісар з питань торгівлі Сесілія Мальмстрьом.

Точніше, ЄС погодився на запровадження автономних преференцій, що діятимуть протягом трьох років.

Це означає, що до самої Угоди про асоціацію правки не вноситимуть, а ці зміни фіксуються як одностороння поступка з боку ЄС.

Чому був обраний такий шлях? В першу чергу, через давні побоювання реакції з боку Росії.

Нагадаємо, що минулого року Україна, ЄС і РФ вели нескінченні тристоронні переговори, намагаючись довести Москві, що режим вільної торгівлі Києва і Брюсселя зовсім не загрожує економічним інтересам Росії.

У відповідь Кремль вимагав переписати договір, що фактично означало необхідність вести переговори з самого початку.

«Як ми можемо погодитися на пропозицію Києва збільшити квоти, якщо це вимагає вносити зміни до Угоди? Адже тоді з Москви одразу ж зателефонують до Берліна і скажуть: чому з ініціативи Брюсселя правки до Угоди вносити можна, а з нашої – ні?» – розповідало рік тому високопоставлене джерело в Єврокомісії.

Як бачимо, навіть рік потому, а головне – після провалу тристоронніх переговорів, наслідком чого стало призупинення Росією режиму вільної торгівлі з Україною Євросоюз намагається зайвий раз не давати Москві приводів заявляти про «порушення інтересів російських виробників».

Втім, важливіший сам результат – збільшення квот, ніж формулювання, яким чином ЄС пішов на цю поступку.

Тим більше, перегляд за підсумками всього лиш дев’яти місяців дії режиму вільної торгівлі – прецедент для ЄС. Зазвичай подібні перегляди відбуваються після двох-трьох років дії ЗВТ.

Більш того, ЄС мав усі підстави відмовити Україні. В першу чергу, через наші порушення умов Угоди про асоціацію (наприклад, щодо заборони експорту деревини).

«Ми пішли назустріч в умовах, коли Україна порушує свої зобов’язання», – заявили ЄвроПравді в колах, близьких до Єврокомісії.

Тепер, після того, як Єврокомісія офіційно виступила з такими ініціативами, їх повинні затвердити Європарламент і Рада ЄС. Втім, в самій комісії вважають, що це не створить проблем, і преференції набудуть чинності наступного року.

Втім, як уточнює радник міністра агрополітики Владислава Рутицька, внесення пропозицій Єврокомісією ще не означає їх легкого проходження в Європарламенті. «Щоби робота майже двох років не пройшла даремно, нам потрібно серйозно підійти до лобіювання цього питання. Ми маємо довести євродепутатам необхідність цього кроку, причому по кожній позиції», – каже вона.

На які поступки пішов ЄС?

Дію автономних преференцій запропоновано поширити як на продукти харчування, так і на непродовольчі товари.

Для продуктів поява преференцій означає збільшення квот на безмитний експорт.

Зокрема, на 3 тисячі тонн збільшена квота на експорт меду (нинішня квота – 5 тис. тонн) та на 500 тонн – на експорт виноградного та яблучного соків (10 тис. тонн). Це найбільш затребувані квоти, які вичерпуються в перші дні (а іноді – в перші години) дії нових квот.

Також на 5 тис. тонн збільшена квота на експорт томатів. Це одне з найбільших досягнень українських переговірників, адже зараз річна квота на томати становить 10 тис. тонн.

Також на 4 тис. тонн збільшена квота на безмитний експорт вівса, на 7,8 тис. тонн – круп і пластівців.

Останнє – можливо, одне з найбільших досягнень. Адже таке збільшення квот стимулює експортувати в ЄС продукти з більшою часткою доданої вартості. А нульові мита дозволять українським виробникам конкурувати на цьому ринку.

Збільшення квот на зернові порівняно невелике – всього 100 тис. тонн в рік. Втім, зараз ЄС вимушено обнуляє мита на зерно для всіх виробників, а отже, найближчим часом змін у цій групі очікувати не варто.

Джерела в євроструктурах кажуть про ще одну причину такого кроку. «Завжди є можливість експортувати борошно. На нього встановлена нульова ставка, а крім того – це продукт з більшою доданою вартістю», – розповідає співрозмовник ЄвроПравди.

Набагато більший обсяг квот встановлений на кукурудзу (650 тис. тонн) і ячмінь (350 тис. тонн). По цих позиціях, особливо по кукурудзі, попит в ЄС був дуже високий. А отже, тиск у питанні збільшення квот був як з боку України, так і з боку європейських покупців.

Нові преференції не поширюються лише на дві товарні групи, важливі для українського експорту.

Перша – м’ясо птиці (курятина), де річна квота становить 26 тис. тонн. Ця позиція завжди була чутливою для ЄС, а тому поступок Україні отримати не вдалося.

Тут варто нагадати скандальну заяву власника компанії «Наша Ряба» і агрохолдингу «Миронівський хлібопродукт» Юрія Косюка. У січні він заявив, що ніякого відкриття ринку ЄС не відбулося, а «пропагована зараз зона вільної торгівлі – це обман України».

Як виявилося – подібна тактика не дала результатів. Не в останню чергу – внаслідок концентрації українського ринку курятини декількома компаніями.

Для порівняння, соки – також досить чутлива для ЄС товарна група, однак у цьому випадку поставки в Європу веде безліч компаній. А це давало можливість говорити про збільшення квот як про підтримку малого і середнього бізнесу.

Також преференцій не отримали українські виробники цукру (річна квота – 20 тис. тонн). «Збільшення квот на цукор було критичним півтора-два роки тому. Але за останній рік цукровики збільшили як обсяги експорту в треті країни, так і продажі на внутрішньому ринку – за рахунок військових контрактів. Тому зараз європейський ринок не є таким вже безальтернативним», – пояснює директор консалтингової компанії «ААА» Сергій Наливка.

У групі преференцій для непродовольчих товарів квоти замінені нульовими ставками.

Так, протягом найближчих трьох років нульові ставки пропонується встановити на хімічні добрива (в цьому випадку вигодонабувачем буде віденський утікач Дмитро Фірташ), а також на вироби з алюмінію, мідні прутки та дріт, чоловіче і жіноче взуття.

Ще одна позиція, по якій відбудеться обнулення ставок – телевізори, тюнери і відеокамери, – відверто дивує. Адже досі Україна практично не експортувала таку техніку до ЄС.

Втім, малоймовірно, щоб Україна включала цей пункт в список пропозицій для перегляду, не маючи на те вагомих причин. Швидше за все, це стало відповіддю на відповідну заявку від бізнесу – вітчизняного чи іноземного. У будь-якому випадку, це означає, що такий експорт може незабаром піти в ЄС.

Яким буде глобальний ефект автономних преференцій ЄС?

Поки оцінити його досить складно, адже можливості українського експорту не обмежуються обсягами квот. За більшістю позицій обсяги експорту перевищують квоти.

Водночас квоти збільшать прибуток українського бізнесу, дозволять йому краще конкурувати на ринках ЄС.

А крім того, преференції були надані за тими позиціями, де є реальне зацікавлення з боку європейських покупців. А це означає, що Україна поступово інтегрується в європейську торговельну систему.

Отже, нові преференції цілком вірогідні. Треба лише постійно показувати, що українські товари дійсно користуються попитом в Європі.

І перший доказ цього – нинішнє рішення Єврокомісії.

Европейская ПравдаЮрий Панченко

Спустя меньше года после старта действия зоны свободной торговли с Украиной Европейский Союз согласился на увеличение экспортных квот. Новость об этом в Киев лично привезла еврокомиссар по вопросам торговли Сесилия Мальмстрем.

Точнее, ЕС согласился на введение автономных преференций, действующих в течение трех лет.
Это означает, что в само Соглашение об ассоциации правки вносить не будут, а эти изменения фиксируются как односторонняя уступка со стороны ЕС.

Почему был выбран такой путь? В первую очередь, из-за застарелой боязни реакции со стороны России.

Напомним, что в прошлом году Украина, ЕС и РФ вели бесконечные трехсторонние переговоры, пытаясь доказать Москве, что режим свободной торговли Киева и Брюсселя вовсе не угрожает экономическим интересам России.

В ответ Кремль требовал переписать договор, что фактически означало необходимость вести переговоры с самого начала.

«Как мы можем согласиться на предложение Киева увеличить квоты, если это требует вносить изменения в Соглашение? Ведь тогда в Москве сразу же позвонят в Берлин и скажут: почему по инициативе Брюсселя правки в Соглашение вносить можно, а по нашей – нет?» — рассказывал год назад высокопоставленный источник в Еврокомиссии.

Как видим, даже по прошествии года, а главное – после провала трехсторонних переговоров, результатом чего стала приостановка РФ режима свободной торговли с Украиной, Евросоюз старается лишний раз не давать Москве поводов заявлять о «нарушении интересов российских производителей».

Впрочем, важнее сам результат – увеличение квот, чем формулировка, каким образом ЕС пошел на эту уступку.

Тем более, пересмотр по итогам всего лишь девяти месяцев действия режима свободной торговли – прецедент для ЕС. Обычно подобные пересмотры происходят после двух-трех лет действия ЗСТ.

Более того, у ЕС были все основания отказать Украине. В первую очередь, из-за наших нарушений условий Соглашения об ассоциации (например, о запрете экспорта древесины).

«Мы пошли навстречу в условиях, когда Украина нарушает свои обязательства», — заявили ЕвроПравде в кругах, близких к Еврокомиссии.

Теперь, после того, как Еврокомиссия официально выступила с такими инициативами, их должны утвердить Европарламент и Совет ЕС. Впрочем, в самой комиссии считают, что это не создаст проблем и преференции вступят в силу в следующем году.

Впрочем, как уточняет советник министра агрополитики Владислава Рутицкая, внесение предложений Еврокомиссией вовсе не означает легкого прохождения в Европарламенте. «Чтобы работа почти двух лет не прошла даром, нам нужно серьезно подойти к лоббированию этого вопроса. Мы должны доказать евродепутатам необходимость этого шага, причем по каждой из позиций», — уточняет она.

На какие уступки пошел ЕС?

Действие автономных преференций предложено распространить как на продукты питания, так и на непродовольственные товары.

Для продуктов появление преференций означает увеличение квот на беспошлинный экспорт.

В частности, на 3 тысячи тонн увеличена квота на экспорт меда (нынешняя квота – 5 тыс. тонн) и на 500 тонн – на экспорт виноградного и яблочного соков (10 тыс. тонн). Это наиболее востребованные квоты, которые исчерпываются в первые дни (а иногда – в первые часы) действия новых квот.

Также на 5 тыс. тонн увеличена квота на экспорт томатов. Это одно из наибольших достижений украинских переговорщиков, ведь сейчас годовая квота на томаты составляет 10 тыс. тонн.

Также на 4 тыс. тонн увеличена квота на беспошлинный экспорт овса, на 7,8 тыс. тонн — круп и хлопьев.

Последнее – возможно, одно из самых больших достижений. Ведь такое увеличение квот стимулирует экспортировать в ЕС продукты с большей долей добавленной стоимости. А нулевые пошлины позволят украинским производителям конкурировать на этом рынке.

Увеличение квот на зерновые сравнительно невелико – всего 100 тыс. тонн в год. Впрочем, сейчас ЕС вынужденно обнуляет пошлины на зерно для всех производителей, а значит – в ближайшее время изменений по этой группе ожидать не стоит.

Источники в евроструктурах говорят еще об одной причине такого шага. «Всегда есть возможность экспортировать муку. На нее установлена нулевая ставка, а кроме того – это продукт с большей добавленной стоимостью», — говорит собеседник ЕвроПравды.

Куда больший объем квот установлен на кукурузу (650 тыс. тонн) и ячмень (350 тыс. тонн). По этим позициям, особенно по кукурузе, спрос в ЕС был очень высок. А значит, давление в вопросе увеличения квот было как со стороны Украины, так и со стороны европейских покупателей.

Новые преференции не распространяются лишь на две товарные группы, важные для украинского экспорта.

Первая — мясо птицы (курятина), где годовая квота составляет 26 тыс. тонн. Эта позиция всегда была болезненна для ЕС, а поэтому уступок Украине получить не удалось.

Здесь стоит напомнить скандальное заявление владельца компании «Наша Ряба» и агрохолдинга «Мироновский хлебопродукт» Юрия Косюка. В январе он заявил, что никакого открытия рынка ЕС не произошло, а «пропагандируемая сейчас зона свободной торговли – это обман Украины».

Как оказалось – подобная тактика не дала результатов. Не в последнюю очередь – вследствие концентрации украинского рынка курятины несколькими компаниями.

Для сравнения, соки – также достаточно болезненная для ЕС товарная группа, однако в этом случае поставки в Европу ведет множество компаний. А это давало возможность говорить об увеличении квот как о поддержке малого и среднего бизнеса.

Также преференций не получили украинские производители сахара (годовая квота – 20 тыс. тонн). «Увеличение квот на сахар было критично полтора-два года назад. Но за последний год они нарастили объемы экспорта как в третьи страны, так и на внутреннем рынке — за счет военных контрактов. Так что сейчас европейский рынок не является таким уж безальтернативным», — поясняет директор консалтинговой компании «ААА» Сергей Наливка.

В группе преференций для непродовольственных товаров квоты заменены нулевыми ставками.

Так, в течение ближайших трех лет нулевые ставки предлагается установить на химические удобрения (в этом случае выгодополучателем будет венский беглец Дмитрий Фирташ), а также на изделия из алюминия, медные прутки и проволоку, мужскую и женскую обувь.

Еще одна позиция, по которой произойдет обнуление ставок — телевизоры, тюнеры и видеокамеры, — откровенно удивляет. Ведь до сих пор Украина практически не экспортировала такую технику в ЕС.

Впрочем, маловероятно, чтобы Украина включала этот пункт в список позиций для пересмотра, не имея на то веских причин. Скорее всего, это стало ответом на соответствующую заявку от бизнеса – отечественного или иностранного. В любом случае, это означает, что такой экспорт может вскоре пойти в ЕС.

Каков будет глобальный эффект автономных преференций ЕС?

Пока оценить его достаточно сложно, ведь возможности украинского экспорта не ограничиваются объемами квот. По большинству позиций объемы экспорта превышают объем квот.

В то же время квоты увеличат прибыль украинского бизнеса, позволят им лучше конкурировать на рынках ЕС.

А кроме того, преференции были предоставлены по тем позициям, где есть реальный интерес со стороны европейских покупателей. А это означает, что Украина постепенно интегрируется в европейскую торговую систему.

А значит, новые «преференции» вполне вероятны. Нужно лишь постоянно показывать, что украинские товары действительно пользуются спросом в Европе.

Первое доказательство этому – нынешнее решение Еврокомиссии.

Экономическая Правда