До каких пор чиновники будут повышать себе зарплату, а нам — тарифы?До каких пор чиновники будут повышать себе зарплату, а нам — тарифы?

Елена Коваленко

На прошлой неделе в СМИ промелькнула новость, которая особо никого не затронула и, по большому счету, осталась незамеченной: Кабмин снял ограничения на размер заработных плат чиновников. Более того, он даже смягчил ограничения затрат на содержание государственных учреждений. Иными словами, списывать деньги теперь можно более щедро, а подпись под ведомостями — ставить смелее и размашисто.

Все бы ничего, но ведь совсем недавно Кабинет Министров увеличил должностные оклады сотрудникам патронатных служб в государственных органах, а в апреле 2016 года своим последним распоряжением на должности спикера Владимир Гройсман поднял зарплату народным депутатам с 6400 до 17650 грн.

Живут ли у нас депутаты на 17 тысяч гривен в месяц? Разумеется, нет, и мы все это прекрасно понимаем, но для пенсионеров, у которых пенсия 2-3 тысячи гривен, эти самые 17 тысяч кажутся чем-то нереальным.

Вопрос в другом: насколько логично сейчас афишировать систематическое поднятие зарплат чиновников, в то время как идет активное поднятие тарифов? И неужели еще хоть кто-то верит, что чиновник, у которого много денег, не будет красть? А может быть, будет, но только уже откаты и размеры украденного будут посерьезнее? Как говорится, при маленькой зарплате воруем ладошками, при большой — вагонами? Об этом и многом другом fraza.ua спросила у людей, которые умеют просчитывать поступки политиков на несколько ходов вперед.

Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

Что касается снятия ограничений на зарплаты, то я думаю, это будет касаться не только чиновников. Думаю, стратегия правительства Гройсмана — это все-таки постепенное повышение зарплат и пенсий для всех, а не только для чиновников. Что касается чиновников, то это связано не с тарифами, а с тем, что у управленцев среднего звена зарплаты очень маленькие. Понимаете, когда чиновник получает зарплату 2-3 тысячи гривен, проблема не в том, будет или не будет он воровать. Проблема в том, где вообще найти человека, согласного работать в нынешних условиях, когда ему нужно отчитываться за каждую копейку своих доходов и мириться с массой ограничений. Пойдут ли люди вообще работать при таких условиях в администрацию? Здесь совсем другая мотивация. Естественно, с рисками коррупции нужно бороться не только повышением зарплат, но и повышением уровня ответственности.

Если вы посмотрите статистику правоохранительных органов, у нас каждый день кого-то арестовывают. На высшем уровне есть проблемы, а на низшем и среднем уровнях проблем нет. Конечно, те, кто там работали, привыкли к определенным искушениям и т. д., именно поэтому будут одновременно работать и кнут, и пряник.

Будет и постепенное повышение зарплат, и одновременно будут работать наказания и контроль. У нас еще очень многие недооценивают, насколько жесткой будет система контроля за доходами чиновников. И, думаю, мотивация может быть не сразу. Однако психология поведения в этом плане будет постепенно меняться. И это коснется не только чиновников, но и судей, прокуроров и т. д. Они будут видеть, что контроль за их доходами гораздо более плотный и системный, чем это было раньше. Раньше контроля фактически вообще не было. А сейчас он появится, и при необходимости будет возможность взять за жабры любого, у кого будет большая разница между доходами и расходами. И я не вижу в этом ничего плохого.

Что касается повышения тарифов, то риск здесь огромный. На мой взгляд, эти риски, скорее всего, проявятся не сейчас. Летом у нас никогда не было никаких серьезных волнений, за исключением Врадиевки, но это было связано с очень сильными форс-мажорными обстоятельствами. А вот рост социального напряжения в связи с ростом тарифов может возникнуть осенью с началом отопительного сезона.

Когда начнут приходить первые платежки, т.е. в ноябре-декабре, возможно обострение социального напряжения. К этому времени правительство Гройсмана должно максимально социально смягчить эти риски. Если им это удастся, значит, они смогут избежать проблемы. Если не удастся, могут быть социальные и политические проблемы.

Второй важный момент, который нужно учитывать: я скорее ожидаю даже не протестов. Когда проблема оплаты коммунальных тарифов раздроблена и носит индивидуальный характер, люди реагируют на эту проблему индивидуально. На социальные проблемы люди реагируют коллективно тогда, когда это коллективная проблема и когда она “падает” на них именно коллективно. Эти люди вынуждены одновременно в каком-то одном месте решать эту проблему. Вот тогда риски коллективного протеста очень велики. А когда каждый индивидуально будет решать эту проблему, кто-то должен либо организовать сами протесты, либо протестов просто не будет. Люди будут реагировать другим образом: неплатежами. Главный риск возможен именно в связи с неплатежами. И я думаю, что нашему правительству нужно готовиться к этой проблеме, а что касается политических протестов, то их вероятность зависит от того, кто и в какой степени сможет организовать такие протесты.

Виктор Небоженко, политолог, директор Социологической службы «Украинский барометр»:

В советское время, если молодая честная девушка, окончив торгово-экономический факультет, шла работать в торговлю и в течение достаточно быстрого времени не начинала воровать, то ее очень быстро изгоняли из системы торговли. Дело ведь не в зарплате, дело в том, что у нас, например, честный судья — это такой же нонсенс, как горячий снег. Человек не может просто так занимать свое место. Есть конкретный экономический план, который он должен сдать вышестоящему судье, а вышестоящий судья доводит это все до высшего судьи, и так это все, наверное, доходит и до Верховного Суда. Честный судья — это либо очень богатый судья, но таких у нас нет, либо это судья, который еще не начал воровать. Поэтому, скорее всего, рост зарплаты не связан с повышением профессионального мастерства тех же судей или их моральных качеств. И вообще выражение «украинский судья» — это что-то очень трагичное. Просто судьи показывают, что они умеют себя защищать. Они не выходят как геи на марши протеста, но добиваются своего.

Если говорить о том, что фактически за одну неделю людям подняли тарифы, а чиновникам — сняли ограничения на зарплату, то я думаю, что тут никакого накала страстей не будет. Ну мы ведь не знаем, например, куда пойдут еще 3 миллиарда гривен, которые Порошенко выделил на восстановление Донбасса. Ну нужно во время войны такое делать? У нас есть масса очень непонятных расходов. Непонятно, почему мы опять покупаем уголь у угольных спекулянтов Европы. Наше правительство совершает много действий, которые заставляют думать, что оно действует в состоянии глубокой растерянности.

Сергей Быков, политический эксперт:

Поднятие зарплат чиновникам приведет не к ликвидации коррупции, а к увеличению размера взяток. Единственный действенный механизм, который может уменьшить коррупцию, это отдалить чиновника от гражданина либо от бизнеса, чтобы они не пересекались напрямую. Есть достаточно неплохие практики, которые сегодня внедряются тем же Министерством юстиции, как, например, онлайн-Дом юстиции, когда можно получать справки, регистрировать бизнес, общественные организации, не заходя в отделение юстиции для подачи документов. Туда нужно приходить только для того, чтобы забрать готовые документы. Насколько мы будем продвигать данную систему электронного предоставления государственных услуг, соответственно такими же темпами будет уменьшаться и уровень коррупции в Украине. Самое главное — это ликвидировать коррупцию на низовом уровне, а политическую коррупцию не удалось ликвидировать ни в одной из стран мира, кроме нацистской Германии, СССР и Северной Кореи.

У нас сегодня откровенная пропасть между людьми, которые имеют низкий, средний и высокий доход, и с каждым днем она увеличивается. Что касается тарифов, то это еще и дополнительная возможность загнать украинцев в абсолютно непрозрачный институт субсидий. Вместо того, чтобы субсидии монетизировать и направлять деньги на развитие экономики, мы эту экономику не подпитываем. Т. е. если бы это были даже 5-10 гривен монетизированных субсидий, которые выдавало бы государство молоимущему, он на эти 5-10 гривен проехал бы в маршрутке, водитель маршрутки купил бы бензин, было бы больше толка. Субсидия является виртуальной и фактически ни на что не влияет, а если мы посмотрим сегодня на то, как финансируются предприятия теплокоммунэнерго, то увидим, что фактически эти деньги отправляются за границу.

ФразаЕлена Коваленко

На прошлой неделе в СМИ промелькнула новость, которая особо никого не затронула и, по большому счету, осталась незамеченной: Кабмин снял ограничения на размер заработных плат чиновников. Более того, он даже смягчил ограничения затрат на содержание государственных учреждений. Иными словами, списывать деньги теперь можно более щедро, а подпись под ведомостями — ставить смелее и размашисто.

Все бы ничего, но ведь совсем недавно Кабинет Министров увеличил должностные оклады сотрудникам патронатных служб в государственных органах, а в апреле 2016 года своим последним распоряжением на должности спикера Владимир Гройсман поднял зарплату народным депутатам с 6400 до 17650 грн.

Живут ли у нас депутаты на 17 тысяч гривен в месяц? Разумеется, нет, и мы все это прекрасно понимаем, но для пенсионеров, у которых пенсия 2-3 тысячи гривен, эти самые 17 тысяч кажутся чем-то нереальным.

Вопрос в другом: насколько логично сейчас афишировать систематическое поднятие зарплат чиновников, в то время как идет активное поднятие тарифов? И неужели еще хоть кто-то верит, что чиновник, у которого много денег, не будет красть? А может быть, будет, но только уже откаты и размеры украденного будут посерьезнее? Как говорится, при маленькой зарплате воруем ладошками, при большой — вагонами? Об этом и многом другом fraza.ua спросила у людей, которые умеют просчитывать поступки политиков на несколько ходов вперед.

Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

Что касается снятия ограничений на зарплаты, то я думаю, это будет касаться не только чиновников. Думаю, стратегия правительства Гройсмана — это все-таки постепенное повышение зарплат и пенсий для всех, а не только для чиновников. Что касается чиновников, то это связано не с тарифами, а с тем, что у управленцев среднего звена зарплаты очень маленькие. Понимаете, когда чиновник получает зарплату 2-3 тысячи гривен, проблема не в том, будет или не будет он воровать. Проблема в том, где вообще найти человека, согласного работать в нынешних условиях, когда ему нужно отчитываться за каждую копейку своих доходов и мириться с массой ограничений. Пойдут ли люди вообще работать при таких условиях в администрацию? Здесь совсем другая мотивация. Естественно, с рисками коррупции нужно бороться не только повышением зарплат, но и повышением уровня ответственности.

Если вы посмотрите статистику правоохранительных органов, у нас каждый день кого-то арестовывают. На высшем уровне есть проблемы, а на низшем и среднем уровнях проблем нет. Конечно, те, кто там работали, привыкли к определенным искушениям и т. д., именно поэтому будут одновременно работать и кнут, и пряник.

Будет и постепенное повышение зарплат, и одновременно будут работать наказания и контроль. У нас еще очень многие недооценивают, насколько жесткой будет система контроля за доходами чиновников. И, думаю, мотивация может быть не сразу. Однако психология поведения в этом плане будет постепенно меняться. И это коснется не только чиновников, но и судей, прокуроров и т. д. Они будут видеть, что контроль за их доходами гораздо более плотный и системный, чем это было раньше. Раньше контроля фактически вообще не было. А сейчас он появится, и при необходимости будет возможность взять за жабры любого, у кого будет большая разница между доходами и расходами. И я не вижу в этом ничего плохого.

Что касается повышения тарифов, то риск здесь огромный. На мой взгляд, эти риски, скорее всего, проявятся не сейчас. Летом у нас никогда не было никаких серьезных волнений, за исключением Врадиевки, но это было связано с очень сильными форс-мажорными обстоятельствами. А вот рост социального напряжения в связи с ростом тарифов может возникнуть осенью с началом отопительного сезона.

Когда начнут приходить первые платежки, т.е. в ноябре-декабре, возможно обострение социального напряжения. К этому времени правительство Гройсмана должно максимально социально смягчить эти риски. Если им это удастся, значит, они смогут избежать проблемы. Если не удастся, могут быть социальные и политические проблемы.

Второй важный момент, который нужно учитывать: я скорее ожидаю даже не протестов. Когда проблема оплаты коммунальных тарифов раздроблена и носит индивидуальный характер, люди реагируют на эту проблему индивидуально. На социальные проблемы люди реагируют коллективно тогда, когда это коллективная проблема и когда она “падает” на них именно коллективно. Эти люди вынуждены одновременно в каком-то одном месте решать эту проблему. Вот тогда риски коллективного протеста очень велики. А когда каждый индивидуально будет решать эту проблему, кто-то должен либо организовать сами протесты, либо протестов просто не будет. Люди будут реагировать другим образом: неплатежами. Главный риск возможен именно в связи с неплатежами. И я думаю, что нашему правительству нужно готовиться к этой проблеме, а что касается политических протестов, то их вероятность зависит от того, кто и в какой степени сможет организовать такие протесты.

Виктор Небоженко, политолог, директор Социологической службы «Украинский барометр»:

В советское время, если молодая честная девушка, окончив торгово-экономический факультет, шла работать в торговлю и в течение достаточно быстрого времени не начинала воровать, то ее очень быстро изгоняли из системы торговли. Дело ведь не в зарплате, дело в том, что у нас, например, честный судья — это такой же нонсенс, как горячий снег. Человек не может просто так занимать свое место. Есть конкретный экономический план, который он должен сдать вышестоящему судье, а вышестоящий судья доводит это все до высшего судьи, и так это все, наверное, доходит и до Верховного Суда. Честный судья — это либо очень богатый судья, но таких у нас нет, либо это судья, который еще не начал воровать. Поэтому, скорее всего, рост зарплаты не связан с повышением профессионального мастерства тех же судей или их моральных качеств. И вообще выражение «украинский судья» — это что-то очень трагичное. Просто судьи показывают, что они умеют себя защищать. Они не выходят как геи на марши протеста, но добиваются своего.

Если говорить о том, что фактически за одну неделю людям подняли тарифы, а чиновникам — сняли ограничения на зарплату, то я думаю, что тут никакого накала страстей не будет. Ну мы ведь не знаем, например, куда пойдут еще 3 миллиарда гривен, которые Порошенко выделил на восстановление Донбасса. Ну нужно во время войны такое делать? У нас есть масса очень непонятных расходов. Непонятно, почему мы опять покупаем уголь у угольных спекулянтов Европы. Наше правительство совершает много действий, которые заставляют думать, что оно действует в состоянии глубокой растерянности.

Сергей Быков, политический эксперт:

Поднятие зарплат чиновникам приведет не к ликвидации коррупции, а к увеличению размера взяток. Единственный действенный механизм, который может уменьшить коррупцию, это отдалить чиновника от гражданина либо от бизнеса, чтобы они не пересекались напрямую. Есть достаточно неплохие практики, которые сегодня внедряются тем же Министерством юстиции, как, например, онлайн-Дом юстиции, когда можно получать справки, регистрировать бизнес, общественные организации, не заходя в отделение юстиции для подачи документов. Туда нужно приходить только для того, чтобы забрать готовые документы. Насколько мы будем продвигать данную систему электронного предоставления государственных услуг, соответственно такими же темпами будет уменьшаться и уровень коррупции в Украине. Самое главное — это ликвидировать коррупцию на низовом уровне, а политическую коррупцию не удалось ликвидировать ни в одной из стран мира, кроме нацистской Германии, СССР и Северной Кореи.

У нас сегодня откровенная пропасть между людьми, которые имеют низкий, средний и высокий доход, и с каждым днем она увеличивается. Что касается тарифов, то это еще и дополнительная возможность загнать украинцев в абсолютно непрозрачный институт субсидий. Вместо того, чтобы субсидии монетизировать и направлять деньги на развитие экономики, мы эту экономику не подпитываем. Т. е. если бы это были даже 5-10 гривен монетизированных субсидий, которые выдавало бы государство молоимущему, он на эти 5-10 гривен проехал бы в маршрутке, водитель маршрутки купил бы бензин, было бы больше толка. Субсидия является виртуальной и фактически ни на что не влияет, а если мы посмотрим сегодня на то, как финансируются предприятия теплокоммунэнерго, то увидим, что фактически эти деньги отправляются за границу.

Фраза

Об электронном декларировании чиновников: опровергаем мифыОб электронном декларировании чиновников: опровергаем мифы

Дмитрий Котляр, Иван Пресняков, София Ковач

Об электронных декларациях чиновников СМИ рассказывают украинцам две вещи. Первая — Украине нужны новая система и рабочее Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции для получения безвизового режима с ЕС. Вторая — всем чиновникам следует волноваться, поскольку за малейшие ошибки при заполнении этих деклараций их переселят из властных кресел в пенитенциарные учреждения.

Оба тезиса, которые в разных интерпретациях много раз обсуждались журналистами и обществом, можно и нужно опровергнуть.

Система электронного декларирования имущества чиновников: не для ЕС, а для нас

Внедрение е-декларирования действительно является условием для получения безвизового режима с государствами шенгенской зоны. Однако истинная цель новой системы — внедрение действенного инструмента предотвращения коррупции. Чиновник получает заработную плату за счет налогоплательщиков и осуществляет функции и полномочия государства. Вполне справедливо, что общество имеет право знать об уровне его добропорядочности и убедиться, что источники его доходов — законные, а имущество приобретено за честно заработанные средства. Кроме того, сам факт прозрачности доходов и имущества служащего, а также публичности любых значительных изменений в его достатках станут мощным предохранителем, который должен сдерживать потенциальных коррупционеров.

Новая система декларирования, по замыслу, должна быть максимально необременительна для порядочных чиновников и вместе с тем делать невозможным пребывание на государственной службе непорядочных. Однако еще до внедрения системы ее противники активно распространяют искаженные сведения о том, как декларирование будет работать на самом деле, чтобы саботировать его внедрение. Гневные вопросы о необходимости декларирования «книг и трусов» — лишь часть арсенала полуправды, используемого для дискредитации системы.

«Эту декларацию на 40 страниц невозможно заполнить без ошибок»

Действительно, декларацию на 40 страниц заполнять невесело, и шанс ошибиться весьма велик. Хорошая новость в том, что 40 страниц нет. Тестовая электронная декларация, которую заполнил на официальной презентации электронной системы декларирования глава антикоррупционного комитета парламента Егор Соболев (ссылка доступна на Фейсбуке), в распечатанном виде занимает всего шесть страниц. Для сравнения: бумажная декларация, которую подавал каждый чиновник по старой системе, содержала девять страниц.

Электронная декларация нового образца состоит из 16 блоков, каждый из которых чиновник сможет заполнить и сохранить автоматически. Причем добрая половина этих блоков подавляющего большинства чиновников просто не будет касаться, потому в разделах, в которых речь идет о незавершенном строительстве, бенефициарной собственности или участии в общественных организациях, надо будет просто отметить, что здесь декларанту нечего декларировать.

Посвятить два-три часа цифрам и данным, а заодно и упорядочить свои документы, нужно будет только перед первой подачей декларации. Вся эта информация в дальнейшем будет храниться в системе, и во время каждого создания следующей декларации ее поля будут автоматически заполнены, а чиновник сможет просто и быстро отредактировать их, чтобы отразить изменения, произошедшие в его имущественном статусе за отчетный период. Более того, на каждой странице системы есть подсказки (в частности и видео) о том, что и как декларировать. Эти объяснения намного проще и понятнее, чем сухой текст закона «О предотвращении коррупции».

Техническую ошибку сделать тоже почти невозможно, — система просит ровно столько цифр, сколько вы должны вписать, не позволит вписать буквы вместо цифр, проверит, заполнили ли вы все обязательные поля, проведет логические проверки и подскажет, увидев где-то ошибку, которую нужно исправить. Новая система, в частности благодаря тому, что она электронная, позволит максимально облегчить процесс заполнения декларации и создать удобную систему подсказок, дабы помочь каждому чиновнику.

Более того, в течение семи дней после подачи декларации субъект декларирования имеет право предоставить исправленную декларацию в случае обнаружения ошибок.

«Все будут знать, где я живу!»

Паника относительно создания публично доступного реестра деклараций тоже необоснованная. Указанные в декларации налоговый номер, серия и номер паспорта, местожительство, дата рождения, местонахождение недвижимости (кроме области, района, населенного пункта, где находится объект) является информацией с ограниченным доступом и в экземпляре декларации, генерируемом для публичного реестра, просто не содержится. Все чиновники и политики могут чувствовать себя в безопасности, поскольку их конфиденциальные персональные данные надежным образом защищены (не хуже, чем во всех других государственных базах данных), а безопасность системы протестирована авторитетной международной компанией. К тому же не следует забывать, что, по закону 2011 г., все без исключения декларации были доступны для общественности (закон давал право получить их по запросу), а декларации высших должностных лиц еще и должны были быть обнародованы на веб-сайтах. Изменится то, что теперь декларации (с указанными исключениями) будут обнародоваться автоматически на едином веб-сайте, что значительно упростит общественный контроль.

Неужели сельский голова тоже должен заполнять такую декларацию?

Да, сельский голова тоже находится в обширном перечне чиновников и должностных лиц местного самоуправления, на которых распространяются нормы о финансовом контроле. В этот перечень входят также все политики (народные депутаты, депутаты местных рад, сельские, поселковые, городские головы), министры и другие руководители центральных органов исполнительной власти, государственные служащие и должностные лица местного самоуправления, судьи, прокуроры, следователи, должностные и служебные лица Службы безопасности Украины, Государственного бюро расследований, Национального антикоррупционного бюро Украины, члены Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, члены Центральной избирательной комиссии и даже полицейские. При этом все эти и другие лица, которые должны подавать декларации в электронной форме, уже несколько лет делают это по «старому» закону о принципах предотвращения и противодействия коррупции (только в бумажной форме). То есть перечень субъектов декларирования не расширяется.

Но большая часть чиновников и должностных лиц в 2016 г. по новой системе свое имущество и доходы не будут декларировать. Под давлением наших международных партнеров народные депутаты в этот раз решили, что начинать изменения необходимо с себя. Посему в этом году новую систему первыми начнут применять только высокие должностные лица, которые должны подать декларации за 2015 г. Когда система начнет работать для остальных декларантов и типов деклараций, определит НАПК. Поэтому у большинства чиновников еще есть достаточно времени, чтобы выучить все особенности нового законодательства, дождаться всех необходимых разъяснений и учебных курсов и подготовиться к новой системе деклараций.

Кому декларировать имущество и доходы в 2016-м? И что делать тем, кто уже подал декларацию «на бумаге»?

Когда и для каких служащих ввести в действие новую систему декларирования, решает НАПК, исходя из технической готовности. При этом в 2016 г. должностные лица, которые на день начала работы электронной системы занимают ответственное и особо ответственное положение, обязаны подать ежегодные декларации за минувший год по новой форме. На это у них будет 60 дней от даты, определенной НАПК своим решением.

Решение о начале работы новой системы декларирования примет Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, четыре из пяти членов которого уже избраны, и которое пока лишь начинает свою работу. Итак, ожидаем, что решение будет принято приблизительно в апреле-мае, а значит к августу-сентябрю все высокие должностные лица должны будут подать декларации за 2015 г. по новой системе. Однако это будут только президент Украины, народные депутаты Украины, премьер-министр Украины, члены Кабинета министров Украины, все судьи, прокуроры, следователи, государственные служащие 1-3 категорий, должностные лица местного самоуправления 1-3 категорий, руководители национальных государственных органов, руководители их аппаратов и структурных подразделений, руководители некоторых территориальных государственных органов.

Именно этим лицам придется первым изучить новое антикоррупционное законодательство. Причем их не спасет даже то, что они уже успели подать до 1 апреля свои финансовые декларации (согласно действующему ранее закону) в бумажном виде по месту работы. Этим лицам в нынешнем году придется подать ежегодную декларацию еще и в новой, электронной форме. Умышленное непредоставление ими электронной декларации будет считаться преступлением по ст. 366-1 Уголовного кодекса Украины, а несвоевременная подача без уважительных причин — административным правонарушением.

Служащим, которые не охвачены первой волной декларирования и подали свои декларации за 2015 г. в бумажной форме, подавать ежегодную декларацию в этом году уже не нужно. Необходимо лишь следить за сообщениями НАПК, которое решит, когда будут введены в действие другие составляющие новой системы (например, с какого момента в электронной форме надо будет подавать декларации при увольнении с работы).

Требование к субъектам декларирования следующего после прекращения госслужбы или политической деятельности года подавать декларацию за прошлый год по новому законодательству остается неизменным. Так, если госслужащий или политик ушел с должности в 2015-м, то в 2016-м — до 1 апреля — ему надлежит подать декларацию за 2015-й. При этом дату, с которой такие декларации нужно будет подавать в электронной форме в новую систему, определит НАПК. К тому же такие декларации подаются по старой системе в бумажной форме по месту предыдущей работы.

Что декларируем? И надо ли оценивать имущество перед его декларированием?

Все чаще можно услышать, что новая система окончательно разрушит государственную службу из-за суровых требований декларировать все до мелочей. К распространению этого мифа приложили старания многие политики и должностные лица. Какова же ситуация на самом деле?

Во-первых, декларированию по новой системе будут подлежать объекты недвижимости (в том числе — впервые — объекты незавершенного строительства). При этом в новой декларации необходимо будет указать стоимость недвижимости на дату обретения права и ее стоимость по последней денежной оценке. Оба поля обязательны для заполнения, но можно будет указать, что информация неизвестна. Если же такая оценка не проводилась, то специально с целью заполнения декларации проводить ее не нужно, надо будет только отметить, что это поле неприменимо. Вместе с тем не следует забывать: декларации со многими «неизвестными» будут сигналом для НАПК обратить на них дополнительное внимание.

Во-вторых, декларированию подлежит ценное движимое имущество (например ювелирные изделия, персональные или домашние электронные устройства, одежда, ценные подарки и т.п.), если его стоимость — для деклараций за 2015 г. — превышает 121,8 тыс. грн (100 минимальных заработных плат, МЗП). При этом сведения о транспортных средствах отмечаются независимо от их стоимости, а сведения о подарке указываются лишь в случае, если его стоимость превышает 6090 грн (пять МЗП).

Нижний порог стоимости ценного имущества в почти 122 тыс. грн гарантирует, что перепись мебели каждому чиновнику проводить не нужно. Очевидно, для обычного человека за этот порог может зайти, максимум, один-два предмета. И то не всегда.

Еще одно облегчение заключается в том, что все ценное движимое имущество (кроме транспортных средств), приобретенное до подачи декларантом его первой декларации в новую систему, может декларироваться без указания его стоимости и даты обретения. Следовательно, вопрос оценки имущества исключительно ради его декларирования полностью снимается. После подачи первой декларации по новой системе чиновникам, конечно, придется следить за обретением в собственность, владение или пользование ценного имущества и учитывать его стоимость, хотя понятно, что 121,8 тыс. грн — не та сумма, которую можно потратить не заметив. За подарками также придется следить и указывать их стоимость, хотя право декларанта указать, что стоимость неизвестна, сохраняется.

Другие объекты декларирования также довольно необычные: корпоративные права, в том числе ценные бумаги; юридические лица, бенефициарным владельцем (контролером) которых является субъект декларирования или члены его семьи; имущество, владельцем которого является третье лицо, но контролирует и распоряжается которым декларант или член его семьи; имеющиеся денежные активы, в том числе денежная наличность и деньги на счетах, декларируются, если они превышают сумму 60,9 тыс. грн (50 МЗП); полученные доходы, в том числе денежные подарки, если они превышают 6090 грн в год от одного источника; финансовые обязательства (займы, ипотеки и т.п.); расходы декларируются, если одноразовый расход превышает 60,9 тыс. грн (50 МЗП); нематериальные активы, в том числе объекты интеллектуальной собственности, если они могут быть оценены в деньгах; должности или работа, которая выполняется или выполнялась по совместительству, и вхождение субъекта декларирования в руководящие, ревизионные или надзорные органы организаций.

Как видим, миф о необходимости оценки имущества ради декларирования можно забыть. Каждую шоколадку, одежду, личные вещи также декларировать не нужно, разве что декларанту понадобится очень много, скажем, шоколада, и выкупил он его оптом на сумму, которая в 2015-м превышала 60,9 тыс. грн.

Добропорядочным чиновникам, которым заинтересованные лица не дарят подарков заоблачной стоимости, переживать не стоит, как и просить на время службы подарки исключительно с чеками. Если же к власти приходит бизнесмен из списка журнала «Форбс», его собственностью и так занимается отдельная команда юристов, которая, очевидно, поможет своему патрону заполнить все правильно. Ведь собственность, так сказать, обязывает.

Штрафы и уголовная ответственность: посадят всех?

За ошибки в декларациях предусмотрена административная и уголовная ответственность. Но для наступления хоть какой-то ответственности чиновнику придется ошибиться хотя бы на 137,8 тыс. грн (100 МЗП в 2016 г.).

Более того, если недостоверные сведения в декларации отличаются от достоверных на сумму от 137,8 тыс. грн до 344,5 тыс. грн (от 100 до 250 МЗП) — за это наступает только административная ответственность, т.е. штраф, который составит от 17 тыс. до 42,5 тыс. грн. Если же сведения отличаются от достоверных на сумму свыше 344,5 тыс. грн, при доказательстве умысла, преступник наказывается штрафом от 42,5 тыс. грн до 51 тыс. грн, или общественными работами на срок от 150 до 240 часов, или лишением свободы на срок до двух лет, с обязательным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Если неправильно указать копейки после запятой в декларации, никто не будет подпадать даже под административную ответственность. А 137,8 тыс. грн — это совсем не копейки, ошибиться на такую сумму не так уж и просто. Тем более что у подавляющего большинства декларантов просто не будет таких доходов (к сожалению).

Во всяком случае, ни административная, ни уголовная ответственность не наступает автоматически. Нужно будет доказать факт такого несоответствия и умысел декларанта на внесение заведомо неправдивых данных.

Несвоевременность же подачи декларации без уважительных причин наказывается наложением небольшого штрафа в размере от 850 до 1700 грн.

«Ни президент Франции Франсуа Олланд, ни немецкий канцлер Ангела Меркель не декларируют собственность и доходы детей или родителей», «уголовная ответственность за ошибки — это слишком»…

За последние полгода только и слышно отовсюду, что Украина слепо выполняет указания европейских экспертов, что законы у нас некачественные, и что уголовной ответственности за ложь в декларациях нет во многих европейских странах, а у нас почему-то есть. Такие комментарии в основном появляются из-за отсутствия глубокого анализа как украинской системы и национального контекста, так и международного опыта.

Да, ни французы, ни немцы не декларируют имущество детей и родителей, однако чиновники ни во Франции, ни в Германии не переписывают массово имущество на родственников и даже соседей. Позвольте также напомнить, что, по данным индекса коррупции CPI-2015 Transparency International, Германия занимает 10-е место, Франция — 23-е, а Украина — 130-е. (Низкий рейтинг страны свидетельствует о ее коррумпированности). При этом наша соседка Польша, в которой, кстати, чиновники декларируют имущество и в случае нарушения привлекаются к уголовной ответственности, на 100 (!) позиций впереди Украины и занимает 30-е место рядом с успешными государствами. Уголовную ответственность за недостоверное декларирование ввели также большинство Балканских стран, которые уже вступили или готовятся ко вступлению в ЕС, Латвия, Литва, Грузия, Великобритания, США, Румыния и Италия. При этом пороги декларирования в этих странах часто ниже, чем установленные в Украине, хотя уровень жизни там выше.

Что касается декларирования имущества родственников, то здесь тоже «угроза» преувеличена. Декларировать нужно свое имущество, а также детей, родителей и других родственников и лиц, но только тех, с которыми декларант связан общим бытом, имеет взаимные права и обязанности и совместно проживает (все признаки одновременно). То есть не надо декларировать имущество и доходы совершеннолетнего ребенка, брата, сестры, родителей и т.д., если они не живут с декларантом. Только для жены и мужа сделано исключение: если брак не расторгнут, имущество таких супругов должно декларироваться независимо от общего или отдельного проживания.

Конечно, член семьи субъекта декларирования может отказаться предоставлять какие-либо сведения для заполнения декларации, и он не будет нести за это никакой ответственности, поскольку декларирование — обязанность служащего. Это субъект декларирования обязан отметить в декларации, которую в таком случае НАПК должен обязательно проверить. И ответственность декларанта возможна в этом случае лишь тогда, когда будет доказано, что он умышленно скрыл известные ему данные.

НАПК — монстр, который все будет контролировать?

Еще один миф касается полномочий антикоррупционного агентства проводить выборочный мониторинг стиля жизни чиновников. Дескать, «все, наши дома обставят жучками и камерами, и мы потеряем любое право на личную жизнь».

На самом же деле НАПК не является правоохранительным органом, и ему не предоставляются какие-либо исключительные полномочия проводить оперативно-розыскную деятельность или досудебное расследование. Поэтому такой мониторинг будет осуществляться с соблюдением законодательства о защите персональных данных и не сможет привести к чрезмерному вмешательству в право на неприкосновенность личной жизни. Никаких жучков и камер не будет. Тем более в отношении декларантов, чей уровень жизни не отвечает доходам, камеры и не нужны. Когда у чиновника автопарк из BMW X5, Toyota Prada и Mercedes класса S при доходе 50 тыс. грн в год, вполне логично, что общество будет ставить под сомнение его добропорядочность. А узнать о таком несоответствии можно просто мониторингом публично доступной информации (того же Фейсбука) или из журналистских расследований. Однако даже в случае установления такого несоответствия у лица будет 10 дней для объяснения ситуации. Обнаружив по результатам мониторинга образа жизни признаки преступлений (например незаконного обогащения), Национальное агентство информирует о них правоохранительные органы, которые их расследуют, — Национальное антикоррупционное бюро и Государственное бюро расследований, в зависимости от подследственности.

В целом новая система декларирования — это действительно очень мощное превентивное антикоррупционное новшество, для внедрения которого необходимо построить с нуля отдельное антикоррупционное агентство. Изменений в системе декларирования будет много, и это пугает тех, кто не владеет полной информацией о таких изменениях. Однако весь дизайн новой системы спроектирован таким образом, чтобы она была как можно менее отягощающей и более удобной для порядочных чиновников и должностных лиц. Да, кому-то придется получить навыки работы за компьютером (целый год впереди). На самом деле, чтобы задекларировать свое имущество, придется сначала привести в порядок документы на него (хотя, в принципе, они должны были быть в порядке и для действующей системы декларирования). Но электронное декларирование, хотя и более полное и целостное, после первой заполненной декларации на самом деле будет намного более легким и менее отягощающим опытом для добропорядочных чиновников, по сравнению с нынешней бумажной системой.

Логика создания новой системы декларирования проста. Она ничем не угрожает порядочным чиновникам. Наоборот — позволяет отчитаться перед обществом за свою работу и доходы и свидетельствует о появлении нового поколения чиновников в Украине. Подавляющее большинство чиновников легко справятся с декларированием своего состояния самостоятельно и не заметят особой разницы между способами, которыми это делали и делают. Ведь минимальные пороги декларирования для них будут весьма высокими, и большинство разделов новой декларации их просто не будут касаться. Честные представители крупного бизнеса во власти смогут справиться с декларированием всего своего состояния с помощью юристов. Нечестных чиновников система будет выявлять, максимально усложнять им жизнь и закрывать путь на государственную службу. Они теперь не смогут спрятаться за тем, что их усадьбы имеют статус «незавершенного строительства». Им придется публично декларировать имеющуюся дома денежную наличность, и потому, покупая очередной Мерседес, они не смогут объяснить его происхождение «матрасными» сбережениями. Они не смогут списывать дорогие часы на «подарки друзей». Так что честным чиновникам новой системы декларирования бояться не следует.

Zn,uaДмитрий Котляр, Иван Пресняков, София Ковач

Об электронных декларациях чиновников СМИ рассказывают украинцам две вещи. Первая — Украине нужны новая система и рабочее Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции для получения безвизового режима с ЕС. Вторая — всем чиновникам следует волноваться, поскольку за малейшие ошибки при заполнении этих деклараций их переселят из властных кресел в пенитенциарные учреждения.

Оба тезиса, которые в разных интерпретациях много раз обсуждались журналистами и обществом, можно и нужно опровергнуть.

Система электронного декларирования имущества чиновников: не для ЕС, а для нас

Внедрение е-декларирования действительно является условием для получения безвизового режима с государствами шенгенской зоны. Однако истинная цель новой системы — внедрение действенного инструмента предотвращения коррупции. Чиновник получает заработную плату за счет налогоплательщиков и осуществляет функции и полномочия государства. Вполне справедливо, что общество имеет право знать об уровне его добропорядочности и убедиться, что источники его доходов — законные, а имущество приобретено за честно заработанные средства. Кроме того, сам факт прозрачности доходов и имущества служащего, а также публичности любых значительных изменений в его достатках станут мощным предохранителем, который должен сдерживать потенциальных коррупционеров.

Новая система декларирования, по замыслу, должна быть максимально необременительна для порядочных чиновников и вместе с тем делать невозможным пребывание на государственной службе непорядочных. Однако еще до внедрения системы ее противники активно распространяют искаженные сведения о том, как декларирование будет работать на самом деле, чтобы саботировать его внедрение. Гневные вопросы о необходимости декларирования «книг и трусов» — лишь часть арсенала полуправды, используемого для дискредитации системы.

«Эту декларацию на 40 страниц невозможно заполнить без ошибок»

Действительно, декларацию на 40 страниц заполнять невесело, и шанс ошибиться весьма велик. Хорошая новость в том, что 40 страниц нет. Тестовая электронная декларация, которую заполнил на официальной презентации электронной системы декларирования глава антикоррупционного комитета парламента Егор Соболев (ссылка доступна на Фейсбуке), в распечатанном виде занимает всего шесть страниц. Для сравнения: бумажная декларация, которую подавал каждый чиновник по старой системе, содержала девять страниц.

Электронная декларация нового образца состоит из 16 блоков, каждый из которых чиновник сможет заполнить и сохранить автоматически. Причем добрая половина этих блоков подавляющего большинства чиновников просто не будет касаться, потому в разделах, в которых речь идет о незавершенном строительстве, бенефициарной собственности или участии в общественных организациях, надо будет просто отметить, что здесь декларанту нечего декларировать.

Посвятить два-три часа цифрам и данным, а заодно и упорядочить свои документы, нужно будет только перед первой подачей декларации. Вся эта информация в дальнейшем будет храниться в системе, и во время каждого создания следующей декларации ее поля будут автоматически заполнены, а чиновник сможет просто и быстро отредактировать их, чтобы отразить изменения, произошедшие в его имущественном статусе за отчетный период. Более того, на каждой странице системы есть подсказки (в частности и видео) о том, что и как декларировать. Эти объяснения намного проще и понятнее, чем сухой текст закона «О предотвращении коррупции».

Техническую ошибку сделать тоже почти невозможно, — система просит ровно столько цифр, сколько вы должны вписать, не позволит вписать буквы вместо цифр, проверит, заполнили ли вы все обязательные поля, проведет логические проверки и подскажет, увидев где-то ошибку, которую нужно исправить. Новая система, в частности благодаря тому, что она электронная, позволит максимально облегчить процесс заполнения декларации и создать удобную систему подсказок, дабы помочь каждому чиновнику.

Более того, в течение семи дней после подачи декларации субъект декларирования имеет право предоставить исправленную декларацию в случае обнаружения ошибок.

«Все будут знать, где я живу!»

Паника относительно создания публично доступного реестра деклараций тоже необоснованная. Указанные в декларации налоговый номер, серия и номер паспорта, местожительство, дата рождения, местонахождение недвижимости (кроме области, района, населенного пункта, где находится объект) является информацией с ограниченным доступом и в экземпляре декларации, генерируемом для публичного реестра, просто не содержится. Все чиновники и политики могут чувствовать себя в безопасности, поскольку их конфиденциальные персональные данные надежным образом защищены (не хуже, чем во всех других государственных базах данных), а безопасность системы протестирована авторитетной международной компанией. К тому же не следует забывать, что, по закону 2011 г., все без исключения декларации были доступны для общественности (закон давал право получить их по запросу), а декларации высших должностных лиц еще и должны были быть обнародованы на веб-сайтах. Изменится то, что теперь декларации (с указанными исключениями) будут обнародоваться автоматически на едином веб-сайте, что значительно упростит общественный контроль.

Неужели сельский голова тоже должен заполнять такую декларацию?

Да, сельский голова тоже находится в обширном перечне чиновников и должностных лиц местного самоуправления, на которых распространяются нормы о финансовом контроле. В этот перечень входят также все политики (народные депутаты, депутаты местных рад, сельские, поселковые, городские головы), министры и другие руководители центральных органов исполнительной власти, государственные служащие и должностные лица местного самоуправления, судьи, прокуроры, следователи, должностные и служебные лица Службы безопасности Украины, Государственного бюро расследований, Национального антикоррупционного бюро Украины, члены Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, члены Центральной избирательной комиссии и даже полицейские. При этом все эти и другие лица, которые должны подавать декларации в электронной форме, уже несколько лет делают это по «старому» закону о принципах предотвращения и противодействия коррупции (только в бумажной форме). То есть перечень субъектов декларирования не расширяется.

Но большая часть чиновников и должностных лиц в 2016 г. по новой системе свое имущество и доходы не будут декларировать. Под давлением наших международных партнеров народные депутаты в этот раз решили, что начинать изменения необходимо с себя. Посему в этом году новую систему первыми начнут применять только высокие должностные лица, которые должны подать декларации за 2015 г. Когда система начнет работать для остальных декларантов и типов деклараций, определит НАПК. Поэтому у большинства чиновников еще есть достаточно времени, чтобы выучить все особенности нового законодательства, дождаться всех необходимых разъяснений и учебных курсов и подготовиться к новой системе деклараций.

Кому декларировать имущество и доходы в 2016-м? И что делать тем, кто уже подал декларацию «на бумаге»?

Когда и для каких служащих ввести в действие новую систему декларирования, решает НАПК, исходя из технической готовности. При этом в 2016 г. должностные лица, которые на день начала работы электронной системы занимают ответственное и особо ответственное положение, обязаны подать ежегодные декларации за минувший год по новой форме. На это у них будет 60 дней от даты, определенной НАПК своим решением.

Решение о начале работы новой системы декларирования примет Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, четыре из пяти членов которого уже избраны, и которое пока лишь начинает свою работу. Итак, ожидаем, что решение будет принято приблизительно в апреле-мае, а значит к августу-сентябрю все высокие должностные лица должны будут подать декларации за 2015 г. по новой системе. Однако это будут только президент Украины, народные депутаты Украины, премьер-министр Украины, члены Кабинета министров Украины, все судьи, прокуроры, следователи, государственные служащие 1-3 категорий, должностные лица местного самоуправления 1-3 категорий, руководители национальных государственных органов, руководители их аппаратов и структурных подразделений, руководители некоторых территориальных государственных органов.

Именно этим лицам придется первым изучить новое антикоррупционное законодательство. Причем их не спасет даже то, что они уже успели подать до 1 апреля свои финансовые декларации (согласно действующему ранее закону) в бумажном виде по месту работы. Этим лицам в нынешнем году придется подать ежегодную декларацию еще и в новой, электронной форме. Умышленное непредоставление ими электронной декларации будет считаться преступлением по ст. 366-1 Уголовного кодекса Украины, а несвоевременная подача без уважительных причин — административным правонарушением.

Служащим, которые не охвачены первой волной декларирования и подали свои декларации за 2015 г. в бумажной форме, подавать ежегодную декларацию в этом году уже не нужно. Необходимо лишь следить за сообщениями НАПК, которое решит, когда будут введены в действие другие составляющие новой системы (например, с какого момента в электронной форме надо будет подавать декларации при увольнении с работы).

Требование к субъектам декларирования следующего после прекращения госслужбы или политической деятельности года подавать декларацию за прошлый год по новому законодательству остается неизменным. Так, если госслужащий или политик ушел с должности в 2015-м, то в 2016-м — до 1 апреля — ему надлежит подать декларацию за 2015-й. При этом дату, с которой такие декларации нужно будет подавать в электронной форме в новую систему, определит НАПК. К тому же такие декларации подаются по старой системе в бумажной форме по месту предыдущей работы.

Что декларируем? И надо ли оценивать имущество перед его декларированием?

Все чаще можно услышать, что новая система окончательно разрушит государственную службу из-за суровых требований декларировать все до мелочей. К распространению этого мифа приложили старания многие политики и должностные лица. Какова же ситуация на самом деле?

Во-первых, декларированию по новой системе будут подлежать объекты недвижимости (в том числе — впервые — объекты незавершенного строительства). При этом в новой декларации необходимо будет указать стоимость недвижимости на дату обретения права и ее стоимость по последней денежной оценке. Оба поля обязательны для заполнения, но можно будет указать, что информация неизвестна. Если же такая оценка не проводилась, то специально с целью заполнения декларации проводить ее не нужно, надо будет только отметить, что это поле неприменимо. Вместе с тем не следует забывать: декларации со многими «неизвестными» будут сигналом для НАПК обратить на них дополнительное внимание.

Во-вторых, декларированию подлежит ценное движимое имущество (например ювелирные изделия, персональные или домашние электронные устройства, одежда, ценные подарки и т.п.), если его стоимость — для деклараций за 2015 г. — превышает 121,8 тыс. грн (100 минимальных заработных плат, МЗП). При этом сведения о транспортных средствах отмечаются независимо от их стоимости, а сведения о подарке указываются лишь в случае, если его стоимость превышает 6090 грн (пять МЗП).

Нижний порог стоимости ценного имущества в почти 122 тыс. грн гарантирует, что перепись мебели каждому чиновнику проводить не нужно. Очевидно, для обычного человека за этот порог может зайти, максимум, один-два предмета. И то не всегда.

Еще одно облегчение заключается в том, что все ценное движимое имущество (кроме транспортных средств), приобретенное до подачи декларантом его первой декларации в новую систему, может декларироваться без указания его стоимости и даты обретения. Следовательно, вопрос оценки имущества исключительно ради его декларирования полностью снимается. После подачи первой декларации по новой системе чиновникам, конечно, придется следить за обретением в собственность, владение или пользование ценного имущества и учитывать его стоимость, хотя понятно, что 121,8 тыс. грн — не та сумма, которую можно потратить не заметив. За подарками также придется следить и указывать их стоимость, хотя право декларанта указать, что стоимость неизвестна, сохраняется.

Другие объекты декларирования также довольно необычные: корпоративные права, в том числе ценные бумаги; юридические лица, бенефициарным владельцем (контролером) которых является субъект декларирования или члены его семьи; имущество, владельцем которого является третье лицо, но контролирует и распоряжается которым декларант или член его семьи; имеющиеся денежные активы, в том числе денежная наличность и деньги на счетах, декларируются, если они превышают сумму 60,9 тыс. грн (50 МЗП); полученные доходы, в том числе денежные подарки, если они превышают 6090 грн в год от одного источника; финансовые обязательства (займы, ипотеки и т.п.); расходы декларируются, если одноразовый расход превышает 60,9 тыс. грн (50 МЗП); нематериальные активы, в том числе объекты интеллектуальной собственности, если они могут быть оценены в деньгах; должности или работа, которая выполняется или выполнялась по совместительству, и вхождение субъекта декларирования в руководящие, ревизионные или надзорные органы организаций.

Как видим, миф о необходимости оценки имущества ради декларирования можно забыть. Каждую шоколадку, одежду, личные вещи также декларировать не нужно, разве что декларанту понадобится очень много, скажем, шоколада, и выкупил он его оптом на сумму, которая в 2015-м превышала 60,9 тыс. грн.

Добропорядочным чиновникам, которым заинтересованные лица не дарят подарков заоблачной стоимости, переживать не стоит, как и просить на время службы подарки исключительно с чеками. Если же к власти приходит бизнесмен из списка журнала «Форбс», его собственностью и так занимается отдельная команда юристов, которая, очевидно, поможет своему патрону заполнить все правильно. Ведь собственность, так сказать, обязывает.

Штрафы и уголовная ответственность: посадят всех?

За ошибки в декларациях предусмотрена административная и уголовная ответственность. Но для наступления хоть какой-то ответственности чиновнику придется ошибиться хотя бы на 137,8 тыс. грн (100 МЗП в 2016 г.).

Более того, если недостоверные сведения в декларации отличаются от достоверных на сумму от 137,8 тыс. грн до 344,5 тыс. грн (от 100 до 250 МЗП) — за это наступает только административная ответственность, т.е. штраф, который составит от 17 тыс. до 42,5 тыс. грн. Если же сведения отличаются от достоверных на сумму свыше 344,5 тыс. грн, при доказательстве умысла, преступник наказывается штрафом от 42,5 тыс. грн до 51 тыс. грн, или общественными работами на срок от 150 до 240 часов, или лишением свободы на срок до двух лет, с обязательным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Если неправильно указать копейки после запятой в декларации, никто не будет подпадать даже под административную ответственность. А 137,8 тыс. грн — это совсем не копейки, ошибиться на такую сумму не так уж и просто. Тем более что у подавляющего большинства декларантов просто не будет таких доходов (к сожалению).

Во всяком случае, ни административная, ни уголовная ответственность не наступает автоматически. Нужно будет доказать факт такого несоответствия и умысел декларанта на внесение заведомо неправдивых данных.

Несвоевременность же подачи декларации без уважительных причин наказывается наложением небольшого штрафа в размере от 850 до 1700 грн.

«Ни президент Франции Франсуа Олланд, ни немецкий канцлер Ангела Меркель не декларируют собственность и доходы детей или родителей», «уголовная ответственность за ошибки — это слишком»…

За последние полгода только и слышно отовсюду, что Украина слепо выполняет указания европейских экспертов, что законы у нас некачественные, и что уголовной ответственности за ложь в декларациях нет во многих европейских странах, а у нас почему-то есть. Такие комментарии в основном появляются из-за отсутствия глубокого анализа как украинской системы и национального контекста, так и международного опыта.

Да, ни французы, ни немцы не декларируют имущество детей и родителей, однако чиновники ни во Франции, ни в Германии не переписывают массово имущество на родственников и даже соседей. Позвольте также напомнить, что, по данным индекса коррупции CPI-2015 Transparency International, Германия занимает 10-е место, Франция — 23-е, а Украина — 130-е. (Низкий рейтинг страны свидетельствует о ее коррумпированности). При этом наша соседка Польша, в которой, кстати, чиновники декларируют имущество и в случае нарушения привлекаются к уголовной ответственности, на 100 (!) позиций впереди Украины и занимает 30-е место рядом с успешными государствами. Уголовную ответственность за недостоверное декларирование ввели также большинство Балканских стран, которые уже вступили или готовятся ко вступлению в ЕС, Латвия, Литва, Грузия, Великобритания, США, Румыния и Италия. При этом пороги декларирования в этих странах часто ниже, чем установленные в Украине, хотя уровень жизни там выше.

Что касается декларирования имущества родственников, то здесь тоже «угроза» преувеличена. Декларировать нужно свое имущество, а также детей, родителей и других родственников и лиц, но только тех, с которыми декларант связан общим бытом, имеет взаимные права и обязанности и совместно проживает (все признаки одновременно). То есть не надо декларировать имущество и доходы совершеннолетнего ребенка, брата, сестры, родителей и т.д., если они не живут с декларантом. Только для жены и мужа сделано исключение: если брак не расторгнут, имущество таких супругов должно декларироваться независимо от общего или отдельного проживания.

Конечно, член семьи субъекта декларирования может отказаться предоставлять какие-либо сведения для заполнения декларации, и он не будет нести за это никакой ответственности, поскольку декларирование — обязанность служащего. Это субъект декларирования обязан отметить в декларации, которую в таком случае НАПК должен обязательно проверить. И ответственность декларанта возможна в этом случае лишь тогда, когда будет доказано, что он умышленно скрыл известные ему данные.

НАПК — монстр, который все будет контролировать?

Еще один миф касается полномочий антикоррупционного агентства проводить выборочный мониторинг стиля жизни чиновников. Дескать, «все, наши дома обставят жучками и камерами, и мы потеряем любое право на личную жизнь».

На самом же деле НАПК не является правоохранительным органом, и ему не предоставляются какие-либо исключительные полномочия проводить оперативно-розыскную деятельность или досудебное расследование. Поэтому такой мониторинг будет осуществляться с соблюдением законодательства о защите персональных данных и не сможет привести к чрезмерному вмешательству в право на неприкосновенность личной жизни. Никаких жучков и камер не будет. Тем более в отношении декларантов, чей уровень жизни не отвечает доходам, камеры и не нужны. Когда у чиновника автопарк из BMW X5, Toyota Prada и Mercedes класса S при доходе 50 тыс. грн в год, вполне логично, что общество будет ставить под сомнение его добропорядочность. А узнать о таком несоответствии можно просто мониторингом публично доступной информации (того же Фейсбука) или из журналистских расследований. Однако даже в случае установления такого несоответствия у лица будет 10 дней для объяснения ситуации. Обнаружив по результатам мониторинга образа жизни признаки преступлений (например незаконного обогащения), Национальное агентство информирует о них правоохранительные органы, которые их расследуют, — Национальное антикоррупционное бюро и Государственное бюро расследований, в зависимости от подследственности.

В целом новая система декларирования — это действительно очень мощное превентивное антикоррупционное новшество, для внедрения которого необходимо построить с нуля отдельное антикоррупционное агентство. Изменений в системе декларирования будет много, и это пугает тех, кто не владеет полной информацией о таких изменениях. Однако весь дизайн новой системы спроектирован таким образом, чтобы она была как можно менее отягощающей и более удобной для порядочных чиновников и должностных лиц. Да, кому-то придется получить навыки работы за компьютером (целый год впереди). На самом деле, чтобы задекларировать свое имущество, придется сначала привести в порядок документы на него (хотя, в принципе, они должны были быть в порядке и для действующей системы декларирования). Но электронное декларирование, хотя и более полное и целостное, после первой заполненной декларации на самом деле будет намного более легким и менее отягощающим опытом для добропорядочных чиновников, по сравнению с нынешней бумажной системой.

Логика создания новой системы декларирования проста. Она ничем не угрожает порядочным чиновникам. Наоборот — позволяет отчитаться перед обществом за свою работу и доходы и свидетельствует о появлении нового поколения чиновников в Украине. Подавляющее большинство чиновников легко справятся с декларированием своего состояния самостоятельно и не заметят особой разницы между способами, которыми это делали и делают. Ведь минимальные пороги декларирования для них будут весьма высокими, и большинство разделов новой декларации их просто не будут касаться. Честные представители крупного бизнеса во власти смогут справиться с декларированием всего своего состояния с помощью юристов. Нечестных чиновников система будет выявлять, максимально усложнять им жизнь и закрывать путь на государственную службу. Они теперь не смогут спрятаться за тем, что их усадьбы имеют статус «незавершенного строительства». Им придется публично декларировать имеющуюся дома денежную наличность, и потому, покупая очередной Мерседес, они не смогут объяснить его происхождение «матрасными» сбережениями. Они не смогут списывать дорогие часы на «подарки друзей». Так что честным чиновникам новой системы декларирования бояться не следует.

Zn,ua

Внутри государственной власти появился новый источник напряженности или зачем Яценюку закон о политической этикеВнутри государственной власти появился новый источник напряженности или зачем Яценюку закон о политической этике

В дополнению к этическому кодексу госслужащих, уже принятому Кабмином, правительство просит депутатов утвердить аналогичный кодекс для политиков, занимающих государственные посты

Внутри государственной власти появился новый источник напряженности. 11 февраля были приняты на заседании правительства и 20 февраля вступили в силу «Правила этического поведения государственных служащих». Без труда можно было спрогнозировать, что против этого документа выступит председатель Одесской облгосадминистрации Михеил Саакашвили, сейчас активно создающий по всей стране структуры «Украинского движения за очищение».

1 марта на форуме этого движения в Виннице он заявил, что постановление Кабмина — не что иное, как запрет откровенного общения с людьми и возможности встречаться с народом. По мнению Саакашвили, таким образом восстановить доверие граждан к органам власти невозможно. «Я думаю, за такие вещи в Украине уже один раз поменялась власть — это было два года тому назад, и мы помним знаменитые законы в том же духе. Я сразу буду нарушать это постановление. Я думаю, что это дурное постановление написано не очень умными и далекими людьми», — заявил одесский губернатор.

Этические нормы для госслужащих в Украине действуют еще с конца прошлого века. 23 октября 2000 года приказом Главгосслужбы были утверждены «Общие правила поведения государственного служащего». 4 августа 2010 года Главгосслужба утвердила новый документ под таким же названием. И он, кстати, продолжает действовать доныне. Зачем же понадобились дополнительные «Правила», утвержденные Кабмином?

Этот документ вводит семь принципов этики государственной службы: 1) служения государству и обществу; 2) достойного поведения; 3) добропорядочности; 4) лояльности; 5) политической нейтральности; 6) прозрачности и подотчетности; 7) добросовестности. Согласно «Правилам», принцип лояльности включает требование «воздержания от любых проявлений публичной критики деятельности государственных органов, их должностных лиц». А принцип политической нейтральности предусматривает «отказ от публичной демонстрации политических взглядов и симпатий».

Публичная критика деятельности правительства и публичная демонстрация своих политических взглядов — это как раз то, чем в последние месяцы активно занимается Саакашвили. И никакое постановление правительства его не остановит. Конечно, Арсений Яценюк это вполне понимает. «Правила» понадобились ему, во-первых, для того, чтобы иметь юридический повод для постановки перед президентом вопроса об увольнении Саакашвили. А во-вторых, чтобы с такой же формулировкой, «за неэтичное поведение», наказывать — от объявления выговора и вплоть до увольнения — чиновников центральных органов исполнительной власти, если они будут «выносить сор из избы». Кстати, правительственное постановление распространяется не только на чиновников, но и на руководителей госпредприятий.

Но не только Саакашвили является возмутителем спокойствия. Большой резонанс в Украине и за ее пределами получил демарш министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичюса, заявившего о давлении на него со стороны одного из влиятельнейших членов парламентской фракции БПП Игоря Кононенко. Министры — это не госслужащие, а политические фигуры, на них правительственные «Правила» не распространяются. Для таких фигур Кабмин разработал законопроект «О правилах добропорядочности политического деятеля». Он зарегистрирован в Верховной Раде 16 февраля и сейчас изучается в комитете по вопросам правовой политики и правосудия.

Этот проект не касается лидеров непарламентских партий, в нем идет речь о политиках, занимающих посты в верхнем эшелоне власти или руководящих местными советами. Кабмин предлагает, чтобы все члены правительства, а также заместители министров были «обязаны обеспечить ведение учета информации» обо всех своих встречах и телефонных разговорах с народными депутатами, членами руководства президентской администрации, мэрами городов, главами областных и районных советов, а также с руководителями государственных и коммунальных предприятий, учреждений, организаций, субъектами предпринимательской деятельности или их уполномоченными лицами. Аналогичное требование вести учет своих встреч и телефонных разговоров выдвигается к народным депутатам, главе президентской администрации и его замам, руководителям органов местного самоуправления.

«Учету подлежат сведения о дате, месте, фамилии, имени и отчестве, наименовании должностей участников, а также цель, предмет и формы встреч, телефонных разговоров, — говорится в законопроекте. — Политический деятель, по мнению которого во время встреч, телефонных разговоров от него требовали совершить незаконные действия, вести себя неэтично или ненадлежащим образом, должен публично сообщить о нарушении норм добропорядочности субъектами, на которых распространяется действие этого Закона».

Самое интересное во всем этом то, что Кабмин вводит две противоречащие друг другу этики. Одну этику — для госслужащих, которым теперь прямо запрещена публичная критика должностных лиц государственных органов. И противоположную ей этику — для министров и их замов, которые согласно законопроекту должны будут записывать все свои встречи и разговоры, в том числе с представителями госорганов (кроме бесед с другими членами правительства и сотрудниками своего министерства), и сразу же публично объявлять обо всех подозрительных словах своих собеседников.

Но законопроект Кабмина практически не имеет шансов быть утвержденным Верховной Радой. Зато принятые правительством «Правила» уже действуют. И на все обвинения в «затыкании ртов борцам с коррупцией» премьер сможет ответить рассказом о своем замечательном законопроекте, который не хотят одобрять депутаты.

КомментарииВ дополнению к этическому кодексу госслужащих, уже принятому Кабмином, правительство просит депутатов утвердить аналогичный кодекс для политиков, занимающих государственные посты

Внутри государственной власти появился новый источник напряженности. 11 февраля были приняты на заседании правительства и 20 февраля вступили в силу «Правила этического поведения государственных служащих». Без труда можно было спрогнозировать, что против этого документа выступит председатель Одесской облгосадминистрации Михеил Саакашвили, сейчас активно создающий по всей стране структуры «Украинского движения за очищение».

1 марта на форуме этого движения в Виннице он заявил, что постановление Кабмина — не что иное, как запрет откровенного общения с людьми и возможности встречаться с народом. По мнению Саакашвили, таким образом восстановить доверие граждан к органам власти невозможно. «Я думаю, за такие вещи в Украине уже один раз поменялась власть — это было два года тому назад, и мы помним знаменитые законы в том же духе. Я сразу буду нарушать это постановление. Я думаю, что это дурное постановление написано не очень умными и далекими людьми», — заявил одесский губернатор.

Этические нормы для госслужащих в Украине действуют еще с конца прошлого века. 23 октября 2000 года приказом Главгосслужбы были утверждены «Общие правила поведения государственного служащего». 4 августа 2010 года Главгосслужба утвердила новый документ под таким же названием. И он, кстати, продолжает действовать доныне. Зачем же понадобились дополнительные «Правила», утвержденные Кабмином?

Этот документ вводит семь принципов этики государственной службы: 1) служения государству и обществу; 2) достойного поведения; 3) добропорядочности; 4) лояльности; 5) политической нейтральности; 6) прозрачности и подотчетности; 7) добросовестности. Согласно «Правилам», принцип лояльности включает требование «воздержания от любых проявлений публичной критики деятельности государственных органов, их должностных лиц». А принцип политической нейтральности предусматривает «отказ от публичной демонстрации политических взглядов и симпатий».

Публичная критика деятельности правительства и публичная демонстрация своих политических взглядов — это как раз то, чем в последние месяцы активно занимается Саакашвили. И никакое постановление правительства его не остановит. Конечно, Арсений Яценюк это вполне понимает. «Правила» понадобились ему, во-первых, для того, чтобы иметь юридический повод для постановки перед президентом вопроса об увольнении Саакашвили. А во-вторых, чтобы с такой же формулировкой, «за неэтичное поведение», наказывать — от объявления выговора и вплоть до увольнения — чиновников центральных органов исполнительной власти, если они будут «выносить сор из избы». Кстати, правительственное постановление распространяется не только на чиновников, но и на руководителей госпредприятий.

Но не только Саакашвили является возмутителем спокойствия. Большой резонанс в Украине и за ее пределами получил демарш министра экономического развития и торговли Айвараса Абромавичюса, заявившего о давлении на него со стороны одного из влиятельнейших членов парламентской фракции БПП Игоря Кононенко. Министры — это не госслужащие, а политические фигуры, на них правительственные «Правила» не распространяются. Для таких фигур Кабмин разработал законопроект «О правилах добропорядочности политического деятеля». Он зарегистрирован в Верховной Раде 16 февраля и сейчас изучается в комитете по вопросам правовой политики и правосудия.

Этот проект не касается лидеров непарламентских партий, в нем идет речь о политиках, занимающих посты в верхнем эшелоне власти или руководящих местными советами. Кабмин предлагает, чтобы все члены правительства, а также заместители министров были «обязаны обеспечить ведение учета информации» обо всех своих встречах и телефонных разговорах с народными депутатами, членами руководства президентской администрации, мэрами городов, главами областных и районных советов, а также с руководителями государственных и коммунальных предприятий, учреждений, организаций, субъектами предпринимательской деятельности или их уполномоченными лицами. Аналогичное требование вести учет своих встреч и телефонных разговоров выдвигается к народным депутатам, главе президентской администрации и его замам, руководителям органов местного самоуправления.

«Учету подлежат сведения о дате, месте, фамилии, имени и отчестве, наименовании должностей участников, а также цель, предмет и формы встреч, телефонных разговоров, — говорится в законопроекте. — Политический деятель, по мнению которого во время встреч, телефонных разговоров от него требовали совершить незаконные действия, вести себя неэтично или ненадлежащим образом, должен публично сообщить о нарушении норм добропорядочности субъектами, на которых распространяется действие этого Закона».

Самое интересное во всем этом то, что Кабмин вводит две противоречащие друг другу этики. Одну этику — для госслужащих, которым теперь прямо запрещена публичная критика должностных лиц государственных органов. И противоположную ей этику — для министров и их замов, которые согласно законопроекту должны будут записывать все свои встречи и разговоры, в том числе с представителями госорганов (кроме бесед с другими членами правительства и сотрудниками своего министерства), и сразу же публично объявлять обо всех подозрительных словах своих собеседников.

Но законопроект Кабмина практически не имеет шансов быть утвержденным Верховной Радой. Зато принятые правительством «Правила» уже действуют. И на все обвинения в «затыкании ртов борцам с коррупцией» премьер сможет ответить рассказом о своем замечательном законопроекте, который не хотят одобрять депутаты.

Комментарии

Утерянная репутация Украины. Кто стопорит проекты международных кредиторовУтерянная репутация Украины. Кто стопорит проекты международных кредиторов

Галина Калачова

«Экономической правде» стали известны предварительные выводы Счетной палаты о состоянии проектов, которые реализовываются на займы от международных кредиторов.

Выводы сделаны по итогам проверки Министерства регионального развития, строительства и ЖКХ.

Дальнейшая их судьба — оформление в официальный акт Счетной палаты — СП. К этому моменту они могут измениться.
Проверка была плановой, но показательной. Она подтвердила информацию источников ЭП о том, что с реализацией проектов не все гладко и радужно.

Медленно, сложно и с нарушениями сроков — так осваиваются деньги не только Мирового банка, но и других международных финансовых организаций — МФО.

В выводах СП нет информации о растратах или случаях коррупции. Зато они пестрят ремарками о том, что многие документы не были предоставлены без объяснения причин. Во многих случаях речь идет о тендерной документации.

Зачем проверяли министерство

В кулуарах правительства Минрегионстрой называют одним из самых проблемных министерств по части реализации проектов на средства МФО.

Ранее в интервью ЭП вице-премьер Геннадий Зубко отрицал наличие каких-либо сложностей в отношениях с кредиторами. Не исключено, что он прав, а слухи о нарушениях при работе с проектами МФО множат злые языки.

Вначале года кулуарами Кабмина поползли разговоры о том, что Мировой банк может инициировать внутреннее расследование на тему нецелевого использования средств министерством.

Якобы информация об этой незавидной перспективе тщательно скрывалась, а премьер-министр Арсений Яценюк и министр финансов Наталья Яресько пытались всячески «задобрить» кредитора и не допустить скандала.

Проверка проводилась с 1 декабря 2015 года по 6 января 2016 года с ведома замминистра по вопросам европейской интеграции Романа Чуприненко и директора департамента международного сотрудничества и взаимодействия с МФО Минрегионстроя Демьяна Пастухи.

Как сообщили ЭП в пресс-службе министерства, проверка проводилась в рамках плана работы СП согласно Конституции и закону «О Счетной палате». Цель проверки — определить положение дел по проектам, которые курирует ведомство.
Речь идет о проектах «Повышение энергоэффективности в централизованном теплоснабжении», «Развитие системы водоотвода и водоснабжения в Николаеве», «Чрезвычайная кредитная программа возобновления Украины», «Программа развития муниципальной инфраструктуры Украины».

Все эти проекты реализовываются на средства МБРР и ЕИБ.

Судя из выводов, проблемы с реализацией проектов были. В 2015 году МФО давали понять: они не только обеспокоены медленными темпами реализации проектов, но и настоятельно просят украинскую сторону ускориться.

Кредиторы все помнят

Больше всего шишек Мировой банк набил на первом и втором проектах развития городской инфраструктуры, а также на проекте в сфере теплоснабжения.

Первый проект по развитию инфраструктуры завершен, но сложностей с его реализацией было много.

В отношении второго проекта развития инфраструктуры в июле 2015 года директор МБ по делам Беларуси, Молдовы и Украины Чимяо Фан писал вице-премьеру — министру регионального развития, строительства и ЖКХ Геннадию Зубко, что использование средств находится на низком уровне — 0,75 млн долл.

Согласно плану закупок выборка средств должна увеличиться только с начала 2016 года. В декабре Фан выразил надежду, что «будут мобилизированы все усилия для ускорения темпов реализации проекта».

Специалисты банка определили вопросы, требующие немедленного внимания: слабая координация между министерством и коммунальными предприятиями, а также медленное осуществление закупок.

В июне 2015 года МБ зафиксировал медленную реализацию проекта в сфере теплоснабжения и сменил его общий рейтинг с «удовлетворительного» на «умеренно неудовлетворительный». Из-за медленной реализации проекта кредитор и Минрегионстрой договорились о реструктуризации проекта и аннулировании части займа на сумму минимум 66 млн долл.
Банк сообщил, что спустя 11 месяцев после деклараций о повышении эффективности коэффициент расходования средств составляет 0,3%.

По данным банка, обязательства по проекту значительно ниже согласованных кредитных сумм, и только пять компаний — «Николаевоблтеплоэнерго», «Гортепловодэнергия» (Каменец-Подольский), «Херсонтеплоэнерго», «Винницагортеплоэнерго» и «Харьковские тепловые сети» достигли прогресса.

На эти компании приходится 209 млн долл.

«Днепротеплоенерго» и «Черниговская ТЭЦ» достигли минимального прогресса. Из-за медленного внедрения проекта и большой суммы нераспределенных кредитных средств общий рейтинг продвижения проекта по теплоснабжению в понимании МБ оставался «умеренно неудовлетворительным».

ЭП составила краткое резюме о ходе выполнения проектов на основании выводов СП и открытых источников информации.

Факторы торможения

Собеседники ЭП из Кабмина называют несколько причин, по которым тормозится освоение средств от МФО. Среди них — сложные процедуры оформления займов и нехватка специалистов для качественного сопровождения проектов.

«Еще один фактор — девальвация. В связи с падением курса гривни в 2015 году многие коммунальные предприятия осознанно притормозили освоение иностранных кредитов», — отмечает собеседник издания из правительства.

Первая проблема во взаимоотношениях с МФО, считает старший советник Альфа-банка в Украине Роман Шпек, — институциональная слабость. «Если МВФ у нас занимаются все министерства на уровне первых лиц правительства, то по МБ и другим кредиторам — другой уровень представительства», — отмечает он.

Вторая проблема — в Украине «неприлично длительный срок подготовки проектов».

Как происходит их реализация? Один представитель власти инициирует проект исходя из своего видения, политических или региональных соображений. Пока проект готовится, приходит другой представитель с другим видением и соображениями. Проект стопорится или корректируется.

Третья проблема кроется в сложных и строгих процедурах МБ.

«Как показывает практика, многие украинские чиновники предпочитают работать с бюджетными средствами — их проще «осваивать». Необходимость прозрачно использовать ресурсы внешних кредиторов охлаждает интерес к реализации проектов», — делится наблюдениями Шпек.

По его мнению, зачастую невозможность сделать что-либо со средствами МФО «на выходе» приводит к попытками сделать с ними что-либо «на входе». «На уровне министерств появляются группы по интересам, которые используют свое право рекомендовать советников в своих интересах», — резюмирует он.

Репутация и деньги: мы их теряем

Ранее Фан отмечал, что из кредитного пакета на 2,8 млрд долл Украина в 2015 году использовала около 100 млн долл.
«4% — чрезвычайно низкий показатель. Что-то не в порядке с программами с точки зрения их соответствия стандартам МБ или же пониманием украинской стороной содержания проектов, запланированных в их рамках», — отмечает директор программы USAID «Лидерство в экономическом управлении» Тамара Солянык.

Когда заходит речь о выделении средств МФО, отмечает она, это означает, что к моменту принятия решения у Украины уже подготовлены программы, планы реализации, сформированы рабочие группы и намечены планы закупок.

«Украина же зачастую идет от обратного: сначала принимаем решение о привлечении займа, а потом вспоминаем, что у нас нет одного, второго, третьего. Сначала подписываем документы о привлечении кредита, а потом начинаем разработку того, что нужно для реализации проекта», — объясняет Солянык.

Есть еще один нюанс. Неиспользование денег по утвержденным проектам чревато далеко не абстрактными проблемами. Когда принимается решение о выделении средств, происходит их резервирование на финансовых рынках. Украина как будущий получатель этих денег платит за это.

«Низкий уровень выборки находится в фокусе руководства МБ. Если он не более 4%, это означает, что любые новые запросы не находят должной поддержки. Более того, он показывает населению и другим кредиторам, что правительство безответственно относится к привлекаемым средствам», — отмечает Солянык.

По ее мнению, это говорит о том, что Украина не полностью использует возможности экономического развития, которые ей предоставляет членство в МБ. Остальные кредиторы видят это и понимают: Украина — нерадивая хозяйка.

Экономическая ПравдаГалина Калачова

«Экономической правде» стали известны предварительные выводы Счетной палаты о состоянии проектов, которые реализовываются на займы от международных кредиторов.

Выводы сделаны по итогам проверки Министерства регионального развития, строительства и ЖКХ.

Дальнейшая их судьба — оформление в официальный акт Счетной палаты — СП. К этому моменту они могут измениться.
Проверка была плановой, но показательной. Она подтвердила информацию источников ЭП о том, что с реализацией проектов не все гладко и радужно.

Медленно, сложно и с нарушениями сроков — так осваиваются деньги не только Мирового банка, но и других международных финансовых организаций — МФО.

В выводах СП нет информации о растратах или случаях коррупции. Зато они пестрят ремарками о том, что многие документы не были предоставлены без объяснения причин. Во многих случаях речь идет о тендерной документации.

Зачем проверяли министерство

В кулуарах правительства Минрегионстрой называют одним из самых проблемных министерств по части реализации проектов на средства МФО.

Ранее в интервью ЭП вице-премьер Геннадий Зубко отрицал наличие каких-либо сложностей в отношениях с кредиторами. Не исключено, что он прав, а слухи о нарушениях при работе с проектами МФО множат злые языки.

Вначале года кулуарами Кабмина поползли разговоры о том, что Мировой банк может инициировать внутреннее расследование на тему нецелевого использования средств министерством.

Якобы информация об этой незавидной перспективе тщательно скрывалась, а премьер-министр Арсений Яценюк и министр финансов Наталья Яресько пытались всячески «задобрить» кредитора и не допустить скандала.

Проверка проводилась с 1 декабря 2015 года по 6 января 2016 года с ведома замминистра по вопросам европейской интеграции Романа Чуприненко и директора департамента международного сотрудничества и взаимодействия с МФО Минрегионстроя Демьяна Пастухи.

Как сообщили ЭП в пресс-службе министерства, проверка проводилась в рамках плана работы СП согласно Конституции и закону «О Счетной палате». Цель проверки — определить положение дел по проектам, которые курирует ведомство.
Речь идет о проектах «Повышение энергоэффективности в централизованном теплоснабжении», «Развитие системы водоотвода и водоснабжения в Николаеве», «Чрезвычайная кредитная программа возобновления Украины», «Программа развития муниципальной инфраструктуры Украины».

Все эти проекты реализовываются на средства МБРР и ЕИБ.

Судя из выводов, проблемы с реализацией проектов были. В 2015 году МФО давали понять: они не только обеспокоены медленными темпами реализации проектов, но и настоятельно просят украинскую сторону ускориться.

Кредиторы все помнят

Больше всего шишек Мировой банк набил на первом и втором проектах развития городской инфраструктуры, а также на проекте в сфере теплоснабжения.

Первый проект по развитию инфраструктуры завершен, но сложностей с его реализацией было много.

В отношении второго проекта развития инфраструктуры в июле 2015 года директор МБ по делам Беларуси, Молдовы и Украины Чимяо Фан писал вице-премьеру — министру регионального развития, строительства и ЖКХ Геннадию Зубко, что использование средств находится на низком уровне — 0,75 млн долл.

Согласно плану закупок выборка средств должна увеличиться только с начала 2016 года. В декабре Фан выразил надежду, что «будут мобилизированы все усилия для ускорения темпов реализации проекта».

Специалисты банка определили вопросы, требующие немедленного внимания: слабая координация между министерством и коммунальными предприятиями, а также медленное осуществление закупок.

В июне 2015 года МБ зафиксировал медленную реализацию проекта в сфере теплоснабжения и сменил его общий рейтинг с «удовлетворительного» на «умеренно неудовлетворительный». Из-за медленной реализации проекта кредитор и Минрегионстрой договорились о реструктуризации проекта и аннулировании части займа на сумму минимум 66 млн долл.
Банк сообщил, что спустя 11 месяцев после деклараций о повышении эффективности коэффициент расходования средств составляет 0,3%.

По данным банка, обязательства по проекту значительно ниже согласованных кредитных сумм, и только пять компаний — «Николаевоблтеплоэнерго», «Гортепловодэнергия» (Каменец-Подольский), «Херсонтеплоэнерго», «Винницагортеплоэнерго» и «Харьковские тепловые сети» достигли прогресса.

На эти компании приходится 209 млн долл.

«Днепротеплоенерго» и «Черниговская ТЭЦ» достигли минимального прогресса. Из-за медленного внедрения проекта и большой суммы нераспределенных кредитных средств общий рейтинг продвижения проекта по теплоснабжению в понимании МБ оставался «умеренно неудовлетворительным».

ЭП составила краткое резюме о ходе выполнения проектов на основании выводов СП и открытых источников информации.

Факторы торможения

Собеседники ЭП из Кабмина называют несколько причин, по которым тормозится освоение средств от МФО. Среди них — сложные процедуры оформления займов и нехватка специалистов для качественного сопровождения проектов.

«Еще один фактор — девальвация. В связи с падением курса гривни в 2015 году многие коммунальные предприятия осознанно притормозили освоение иностранных кредитов», — отмечает собеседник издания из правительства.

Первая проблема во взаимоотношениях с МФО, считает старший советник Альфа-банка в Украине Роман Шпек, — институциональная слабость. «Если МВФ у нас занимаются все министерства на уровне первых лиц правительства, то по МБ и другим кредиторам — другой уровень представительства», — отмечает он.

Вторая проблема — в Украине «неприлично длительный срок подготовки проектов».

Как происходит их реализация? Один представитель власти инициирует проект исходя из своего видения, политических или региональных соображений. Пока проект готовится, приходит другой представитель с другим видением и соображениями. Проект стопорится или корректируется.

Третья проблема кроется в сложных и строгих процедурах МБ.

«Как показывает практика, многие украинские чиновники предпочитают работать с бюджетными средствами — их проще «осваивать». Необходимость прозрачно использовать ресурсы внешних кредиторов охлаждает интерес к реализации проектов», — делится наблюдениями Шпек.

По его мнению, зачастую невозможность сделать что-либо со средствами МФО «на выходе» приводит к попытками сделать с ними что-либо «на входе». «На уровне министерств появляются группы по интересам, которые используют свое право рекомендовать советников в своих интересах», — резюмирует он.

Репутация и деньги: мы их теряем

Ранее Фан отмечал, что из кредитного пакета на 2,8 млрд долл Украина в 2015 году использовала около 100 млн долл.
«4% — чрезвычайно низкий показатель. Что-то не в порядке с программами с точки зрения их соответствия стандартам МБ или же пониманием украинской стороной содержания проектов, запланированных в их рамках», — отмечает директор программы USAID «Лидерство в экономическом управлении» Тамара Солянык.

Когда заходит речь о выделении средств МФО, отмечает она, это означает, что к моменту принятия решения у Украины уже подготовлены программы, планы реализации, сформированы рабочие группы и намечены планы закупок.

«Украина же зачастую идет от обратного: сначала принимаем решение о привлечении займа, а потом вспоминаем, что у нас нет одного, второго, третьего. Сначала подписываем документы о привлечении кредита, а потом начинаем разработку того, что нужно для реализации проекта», — объясняет Солянык.

Есть еще один нюанс. Неиспользование денег по утвержденным проектам чревато далеко не абстрактными проблемами. Когда принимается решение о выделении средств, происходит их резервирование на финансовых рынках. Украина как будущий получатель этих денег платит за это.

«Низкий уровень выборки находится в фокусе руководства МБ. Если он не более 4%, это означает, что любые новые запросы не находят должной поддержки. Более того, он показывает населению и другим кредиторам, что правительство безответственно относится к привлекаемым средствам», — отмечает Солянык.

По ее мнению, это говорит о том, что Украина не полностью использует возможности экономического развития, которые ей предоставляет членство в МБ. Остальные кредиторы видят это и понимают: Украина — нерадивая хозяйка.

Экономическая Правда

Река без берегов, чиновник без тормозов…Река без берегов, чиновник без тормозов…

Несмотря на недавно принятый Закон категорично запрещающий ограничивать доступ граждан к водоемам, не только негде спустить на воду лодку, нельзя к самой воде подойти на всей протяженности от Киева до Украинки. Все в частных заборах… — Это общее мнение киевлян.

Водный и Земельный Кодекс четко определяют расстояние природоохранной береговой территории, на которой любая хозяйственная деятельность строго запрещена. Но достаточно взглянуть на Конче Заспу, чтобы усомниться в этом… Ведь она сегодня является символом полного попрания всего природоохранного законодательства. По сравнению с ней дворцы Монте Карло кажутся садовыми участками для малоимущих.

Достаточно открыть карту Google за 1991 год и увидеть, что в том месте где сейчас раскинулась «современная» Конча Заспа пойма Днепра была шириной в 7,5 километров. Сегодня в этом месте ширина реки 750 метров. То есть более ШЕСТИ с ПОЛОВИНОЙ километров древнейшей и красивейшей реки Европы засыпали для постройки «хатынок». Пойменные луга, протоки, острова, природные нерестилища похоронили под многометровым слоем песка…

— Частные заборы, уходящие в реки лишают нас Конституционного права беспрепятственного пользования водными ресурсами. Но и так, же следует помнить, что загоняя берега в бетон, тем самым реку лишают возможности очистить свои воды, что со временем превратит ее в сточную канаву, — говорит глава Ассоциации рыболовов Украины Александр Чистяков — Складывается такое впечатление, что нас с Вами пытаются загнать в некую резервацию! Ежедневно, ежечасно чиновники направо и налево распродают леса, поля, береговую линию. Наше жизненное пространство постоянно суживается. И не далек тот день, когда мы можем проснуться не у себя дома, а в гостях на «панщине».

Пытаются застроить каждый кусочек прибрежной территории. Два года назад был скандал вызванный застройкой Первого шлюза Бортнической станции аэрации (стратегического гидротехнического объекта). Тогда километр берега был окутан армейской проволокой «Егоза». Рыболовы падали в нее сильно травмируясь. Тогда благодаря поднятому общественностью резонанса и многочисленным публикациям СМИ прокуратура направила документы в суд для расторжения Договора по выделению данной территории. И что… Сегодня отступив на двадцать метров от воды, на Шлюзе выстроено три дома… и это «владение» обнесено забором поверх которого вся та же «Егоза».

Невозможно по существующему законодательству взять для застройки прибрежную территорию. Так как она может предоставляться только в аренду и то, сугубо для рекреационных и сельскохозяйственных целей. Например для сенокошения или разведения кроликов… Но, все больше создается впечатление, что не кроликов, а нас с Вами разводят!..

Как бороться с массовой застройкой берегов? Этот извечный вопрос волнует всех.

— Есть несколько мнений решения этой проблемы, — считает Александр Чистяков — Радикальный метод: бульдозером снести все строения у воды. Но, невольно вспоминаешь опыт России. Там показательно снесли несколько банек у воды на Искровском водохранилище. И что? На месте деревянных построили каменные… Мы считаем, что с этим злом нужно бороться экономически. Все хозяева домовладений по берегам рек довольно состоятельные люди, которые умеют очень хорошо считать деньги. Поэтому нужно на законодательном уровне поднять «до небес» аренду земель у воды. Скажем, чтобы за каждый квадратный метр платили десять тысяч долларов. И эти средства направлялись на счет природоохранного государственного Фонда, который бы компенсировал природе нанесенный ей ущерб. Поверьте, эти люди сами уйдут от воды на положенное законом расстояние. Так же необходимо в натуру вынести все природоохранные береговые территории вдоль всех водоемов страны. А то в Законе они есть, а в действительности не существуют… Нужно прекращать потребительское отношение к водоемам. Начинать жить цивилизованно — уважая окружающею нас природу и соблюдая законы защищающие ее!

Ассоциация рыболовов УкраиныНесмотря на недавно принятый Закон категорично запрещающий ограничивать доступ граждан к водоемам, не только негде спустить на воду лодку, нельзя к самой воде подойти на всей протяженности от Киева до Украинки. Все в частных заборах… — Это общее мнение киевлян.

Водный и Земельный Кодекс четко определяют расстояние природоохранной береговой территории, на которой любая хозяйственная деятельность строго запрещена. Но достаточно взглянуть на Конче Заспу, чтобы усомниться в этом… Ведь она сегодня является символом полного попрания всего природоохранного законодательства. По сравнению с ней дворцы Монте Карло кажутся садовыми участками для малоимущих.

Достаточно открыть карту Google за 1991 год и увидеть, что в том месте где сейчас раскинулась «современная» Конча Заспа пойма Днепра была шириной в 7,5 километров. Сегодня в этом месте ширина реки 750 метров. То есть более ШЕСТИ с ПОЛОВИНОЙ километров древнейшей и красивейшей реки Европы засыпали для постройки «хатынок». Пойменные луга, протоки, острова, природные нерестилища похоронили под многометровым слоем песка…

— Частные заборы, уходящие в реки лишают нас Конституционного права беспрепятственного пользования водными ресурсами. Но и так, же следует помнить, что загоняя берега в бетон, тем самым реку лишают возможности очистить свои воды, что со временем превратит ее в сточную канаву, — говорит глава Ассоциации рыболовов Украины Александр Чистяков — Складывается такое впечатление, что нас с Вами пытаются загнать в некую резервацию! Ежедневно, ежечасно чиновники направо и налево распродают леса, поля, береговую линию. Наше жизненное пространство постоянно суживается. И не далек тот день, когда мы можем проснуться не у себя дома, а в гостях на «панщине».

Пытаются застроить каждый кусочек прибрежной территории. Два года назад был скандал вызванный застройкой Первого шлюза Бортнической станции аэрации (стратегического гидротехнического объекта). Тогда километр берега был окутан армейской проволокой «Егоза». Рыболовы падали в нее сильно травмируясь. Тогда благодаря поднятому общественностью резонанса и многочисленным публикациям СМИ прокуратура направила документы в суд для расторжения Договора по выделению данной территории. И что… Сегодня отступив на двадцать метров от воды, на Шлюзе выстроено три дома… и это «владение» обнесено забором поверх которого вся та же «Егоза».

Невозможно по существующему законодательству взять для застройки прибрежную территорию. Так как она может предоставляться только в аренду и то, сугубо для рекреационных и сельскохозяйственных целей. Например для сенокошения или разведения кроликов… Но, все больше создается впечатление, что не кроликов, а нас с Вами разводят!..

Как бороться с массовой застройкой берегов? Этот извечный вопрос волнует всех.

— Есть несколько мнений решения этой проблемы, — считает Александр Чистяков — Радикальный метод: бульдозером снести все строения у воды. Но, невольно вспоминаешь опыт России. Там показательно снесли несколько банек у воды на Искровском водохранилище. И что? На месте деревянных построили каменные… Мы считаем, что с этим злом нужно бороться экономически. Все хозяева домовладений по берегам рек довольно состоятельные люди, которые умеют очень хорошо считать деньги. Поэтому нужно на законодательном уровне поднять «до небес» аренду земель у воды. Скажем, чтобы за каждый квадратный метр платили десять тысяч долларов. И эти средства направлялись на счет природоохранного государственного Фонда, который бы компенсировал природе нанесенный ей ущерб. Поверьте, эти люди сами уйдут от воды на положенное законом расстояние. Так же необходимо в натуру вынести все природоохранные береговые территории вдоль всех водоемов страны. А то в Законе они есть, а в действительности не существуют… Нужно прекращать потребительское отношение к водоемам. Начинать жить цивилизованно — уважая окружающею нас природу и соблюдая законы защищающие ее!

Ассоциация рыболовов Украины

Барская жизнь экс-чиновников Януковича под КиевомБарская жизнь экс-чиновников Януковича под Киевом

Садовый кооператив «Бобер»: прибережная зона, дворцы, гектары государственного леса и милиция на въезде — семейное добро Бойко и прочих друзей Януковича под Киевом. ВИДЕО

Вопреки требованиям украинского законодательства, прибережная зона и государственные земли почему-то до сих пор находятся во владении семей из окружения беглого экс-президента Януковича. Но даже сейчас их охраняют сотрудники милиции и доступа туда простым смертным нет.

Журналисты «Наших грошей» провели инспекцию частных пляжей друзей Януковича в Вышгородском районе Киевской области.

Согласно действующему украинскому законодательству, доступ к государственным водоемам должен быть свободным. Но на практике все оказалось совсем иначе. Подробнее в сюжете.

Садовый кооператив «Бобер»: прибережная зона, дворцы, гектары государственного леса и милиция на въезде — семейное добро Бойко и прочих друзей Януковича под Киевом. ВИДЕО

Вопреки требованиям украинского законодательства, прибережная зона и государственные земли почему-то до сих пор находятся во владении семей из окружения беглого экс-президента Януковича. Но даже сейчас их охраняют сотрудники милиции и доступа туда простым смертным нет.

Журналисты «Наших грошей» провели инспекцию частных пляжей друзей Януковича в Вышгородском районе Киевской области.

Согласно действующему украинскому законодательству, доступ к государственным водоемам должен быть свободным. Но на практике все оказалось совсем иначе. Подробнее в сюжете.