Национальная идея сходит на нет?Национальная идея сходит на нет?

Нередко происходит так, что многие стихийные революции проводятся на волне национальной идеи, что было популярным во все времена, и также часто наблюдается в наше время. Одним из примеров национальных побед можно считать и победу революции достоинства, которая с успехом для ее участников закончилась в феврале 2014 года. Большинство из ее участников до сих пор помнят те ощущения, которые они переживали после победы революции.

Свежи в памяти те надежды на светлое будущее, те идеи, ради которых украинцы съезжались на Майдан со всех уголков Украины. Вот только проблема состоит в том, что сегодня все это остались разве что только в памяти. В реальности почти ничего из задуманного так и не было реализовано, а национальная идея, которая смогла объединить сотни тысяч участников революции достоинства зимой 2013-14 годов, кажется, готова лопнуть словно мыльный пузырь. Последнее вызывает однозначный страх у ее носителей, вернее у тех, кто продолжает оставаться верным своим национальным идеалам. Однако, как можно наблюдать, таких людей с каждым днем в Украине становится все меньше и меньше. Вполне возможно, что еще немного и национальная идея вновь отодвинется на задворки, где снова будет взращиваться в суровых условиях подполья. Но почему же так происходит, и существует ли какое-то лечение этой хронической для большинства национальных идей болезни?

Основная промашка тех, кто верит в создание крепкого процветающего националистического государства, заключается в том, что главные процессы при его формировании нередко начинают проводиться либо с позиции силы, либо при отсутствии опыта. Последнее практически всегда является неизбежностью любой революции, ведь при свержении существующего строя, как правило, свергаются и его носители, то есть аппаратчики, управленцы, квалифицированные кадры и так далее. Если отталкиваться от политической составляющей, то этот процесс действительно является неизбежным. Однако, проблема заключается в том, что эти кадры необходимо как-то заменять. Зачастую на место специалистов приходят не те, кто обладает теми или иными навыками, а те, кто зарекомендовал себя, как активный борец за национальную идею. В этом заключается одна из самых основных причин последующих сбоев, казалось бы, слаженного автоматического управленческого и хозяйственного механизмов.

Позиция силы – это та ситуативность, которая нередко сопровождается лозунгом, «сначала свергнем», а там посмотрим». Фактически, это первый этап любых революций, который в случае успеха приводит к смене политического строя. Однако, как показывает практика, приход во власть людей, многим из которых более интересна именно военная тематика может привести к переориентированию интересов государства с хозяйственных на военные. Интересно, что иногда это действительно приносит новому режиму успех, однако для этого должны быть соблюдены, как минимум два основных требования. Первое заключается в том, что само по себе государство должно обладать мощной инфраструктурой и военной мощью, особенно с учетом сегодняшних реалий, где страны мировые лидеры вынуждены участвовать в ошалелой гонке вооружений. Условие номер два – это невозможность любого, даже самого незначительного проявления коррупции не только во власти, но и на всех уровнях и во всех сферах жизни страны. Невыполнение этого условия, как показывает практика, приводит к разворовыванию государственных ресурсов, что в конечном итоге, становится причиной проигрыша. В особенности это понимали такие амбициозные националисты, как Гитлер, Муссолини и прочие, которые для пресечения коррупции не гнушались любыми, даже самыми жесткими методами и средствами.

Что касается Украины, то ни первое, ни второе условие в ней не выполняются. Кроме того, то, что национальная идея будет обречена на провал, стало понятно, как только новое руководство страны начало затягивать пояса на теле самих украинцев. И опять-таки при большинстве революций избежать этого этапа не удается, ведь с учетом уже вышеописанных трудностей в только что отгромыхавшем заревом революции государстве начинают ощущаться первые разочарования. В случае с Украиной радость победы сначала сменилась недоумением, после ощущением предательства и, в конечном итоге, большую часть вчерашних участников майдана одолело состояние безысходности. Ведь еще свежи в памяти заявления наиболее активных участников революции достоинства о том, что в случае если новая власть окажется недостойной, то народ снова выйдет на майдан и с легкостью сменит руководителей страны на новых. Вот только ни одна из попыток это реализовать, неоднократно предпринимавшихся за последние года полтора, так и не увенчалась успехом. Более того, простым украинцам дают понять, что сопротивление может «выйти боком». Поэтому, все больше и больше граждан склонны проявлять апатию к происходящим в стране политическим процессам. Тем более, что нишу, занимаемую ранее верой в национальную идею, сегодня заполнила вынужденная забота украинцев о способах выживания в условиях сложившегося мощного экономического кризиса.

Поэтому многим украинцам печально сознавать тот факт, что национальная идея так и не оказалась реализованной. Более того, все чаще возникают подозрения в том, что ее носителей элементарно кинули, лишь использовав для достижения своих политических задач. Печально и то, что произошедшее в Украине вовсе не ново, и происходило в мире уже неоднократно, о чем свидетельствуют многочисленные примеры истории. Наиболее близким для украинцев можно назвать грузинский пример, где революция роз стала одной из наиболее показательно провальных на всем постсоветском пространстве в новейшей истории. Несколько лет реформ, которые активно внедрялись в стране в середине «нулевых», привели к тому, что лидеры ее революции окончательно растеряли доверие грузинских граждан, экономика страны пришла в упадок, а национальная идея была задвинута как можно дальше. Последнее грузины сделали во избежание повторения ситуации, когда национальная идея используется лишь, как инструмент в руках отдельных политиков.

Если же говорить о самой сути национальной идеи губительный для нее исход, к большому сожалению, закладывается намного ранее. Именно для достижения определенных целей происходит банальная подмена понятий, когда любовь к своей нации заменяется ненавистью к другим. Именно последнее нередко называют нацизмом, который лишь базируется на национализме, и использует атрибутику последнего для своей маскировки. Поэтому, если говорить о национальной идее, то в своем чистом виде она вполне имеет все шансы на то, чтобы стать национальным вектором. Другое дело, что чистый национализм практически не агрессивен, поэтому в условиях суровой действительности все эти шансы сводятся к абсолютному нулю.

Украина – это страна, где национальная идея возможна, однако единственным условием для ее торжества может стать возвращение к миру, недопущение к власти тех, кто лишь жестоко играет на национальных интересах, а на деле не имеет к ним никакого отношения. Насколько это возможно сегодня сказать трудно. Скорее «нет», чем «да», однако если украинцы поймут разницу между схожими по названию понятиями, то это станет первым толчком к восстановлению Украины как государства действительно достойного статуса националистического.

Антикоррупционный ПорталНередко происходит так, что многие стихийные революции проводятся на волне национальной идеи, что было популярным во все времена, и также часто наблюдается в наше время. Одним из примеров национальных побед можно считать и победу революции достоинства, которая с успехом для ее участников закончилась в феврале 2014 года. Большинство из ее участников до сих пор помнят те ощущения, которые они переживали после победы революции.

Свежи в памяти те надежды на светлое будущее, те идеи, ради которых украинцы съезжались на Майдан со всех уголков Украины. Вот только проблема состоит в том, что сегодня все это остались разве что только в памяти. В реальности почти ничего из задуманного так и не было реализовано, а национальная идея, которая смогла объединить сотни тысяч участников революции достоинства зимой 2013-14 годов, кажется, готова лопнуть словно мыльный пузырь. Последнее вызывает однозначный страх у ее носителей, вернее у тех, кто продолжает оставаться верным своим национальным идеалам. Однако, как можно наблюдать, таких людей с каждым днем в Украине становится все меньше и меньше. Вполне возможно, что еще немного и национальная идея вновь отодвинется на задворки, где снова будет взращиваться в суровых условиях подполья. Но почему же так происходит, и существует ли какое-то лечение этой хронической для большинства национальных идей болезни?

Основная промашка тех, кто верит в создание крепкого процветающего националистического государства, заключается в том, что главные процессы при его формировании нередко начинают проводиться либо с позиции силы, либо при отсутствии опыта. Последнее практически всегда является неизбежностью любой революции, ведь при свержении существующего строя, как правило, свергаются и его носители, то есть аппаратчики, управленцы, квалифицированные кадры и так далее. Если отталкиваться от политической составляющей, то этот процесс действительно является неизбежным. Однако, проблема заключается в том, что эти кадры необходимо как-то заменять. Зачастую на место специалистов приходят не те, кто обладает теми или иными навыками, а те, кто зарекомендовал себя, как активный борец за национальную идею. В этом заключается одна из самых основных причин последующих сбоев, казалось бы, слаженного автоматического управленческого и хозяйственного механизмов.

Позиция силы – это та ситуативность, которая нередко сопровождается лозунгом, «сначала свергнем», а там посмотрим». Фактически, это первый этап любых революций, который в случае успеха приводит к смене политического строя. Однако, как показывает практика, приход во власть людей, многим из которых более интересна именно военная тематика может привести к переориентированию интересов государства с хозяйственных на военные. Интересно, что иногда это действительно приносит новому режиму успех, однако для этого должны быть соблюдены, как минимум два основных требования. Первое заключается в том, что само по себе государство должно обладать мощной инфраструктурой и военной мощью, особенно с учетом сегодняшних реалий, где страны мировые лидеры вынуждены участвовать в ошалелой гонке вооружений. Условие номер два – это невозможность любого, даже самого незначительного проявления коррупции не только во власти, но и на всех уровнях и во всех сферах жизни страны. Невыполнение этого условия, как показывает практика, приводит к разворовыванию государственных ресурсов, что в конечном итоге, становится причиной проигрыша. В особенности это понимали такие амбициозные националисты, как Гитлер, Муссолини и прочие, которые для пресечения коррупции не гнушались любыми, даже самыми жесткими методами и средствами.

Что касается Украины, то ни первое, ни второе условие в ней не выполняются. Кроме того, то, что национальная идея будет обречена на провал, стало понятно, как только новое руководство страны начало затягивать пояса на теле самих украинцев. И опять-таки при большинстве революций избежать этого этапа не удается, ведь с учетом уже вышеописанных трудностей в только что отгромыхавшем заревом революции государстве начинают ощущаться первые разочарования. В случае с Украиной радость победы сначала сменилась недоумением, после ощущением предательства и, в конечном итоге, большую часть вчерашних участников майдана одолело состояние безысходности. Ведь еще свежи в памяти заявления наиболее активных участников революции достоинства о том, что в случае если новая власть окажется недостойной, то народ снова выйдет на майдан и с легкостью сменит руководителей страны на новых. Вот только ни одна из попыток это реализовать, неоднократно предпринимавшихся за последние года полтора, так и не увенчалась успехом. Более того, простым украинцам дают понять, что сопротивление может «выйти боком». Поэтому, все больше и больше граждан склонны проявлять апатию к происходящим в стране политическим процессам. Тем более, что нишу, занимаемую ранее верой в национальную идею, сегодня заполнила вынужденная забота украинцев о способах выживания в условиях сложившегося мощного экономического кризиса.

Поэтому многим украинцам печально сознавать тот факт, что национальная идея так и не оказалась реализованной. Более того, все чаще возникают подозрения в том, что ее носителей элементарно кинули, лишь использовав для достижения своих политических задач. Печально и то, что произошедшее в Украине вовсе не ново, и происходило в мире уже неоднократно, о чем свидетельствуют многочисленные примеры истории. Наиболее близким для украинцев можно назвать грузинский пример, где революция роз стала одной из наиболее показательно провальных на всем постсоветском пространстве в новейшей истории. Несколько лет реформ, которые активно внедрялись в стране в середине «нулевых», привели к тому, что лидеры ее революции окончательно растеряли доверие грузинских граждан, экономика страны пришла в упадок, а национальная идея была задвинута как можно дальше. Последнее грузины сделали во избежание повторения ситуации, когда национальная идея используется лишь, как инструмент в руках отдельных политиков.

Если же говорить о самой сути национальной идеи губительный для нее исход, к большому сожалению, закладывается намного ранее. Именно для достижения определенных целей происходит банальная подмена понятий, когда любовь к своей нации заменяется ненавистью к другим. Именно последнее нередко называют нацизмом, который лишь базируется на национализме, и использует атрибутику последнего для своей маскировки. Поэтому, если говорить о национальной идее, то в своем чистом виде она вполне имеет все шансы на то, чтобы стать национальным вектором. Другое дело, что чистый национализм практически не агрессивен, поэтому в условиях суровой действительности все эти шансы сводятся к абсолютному нулю.

Украина – это страна, где национальная идея возможна, однако единственным условием для ее торжества может стать возвращение к миру, недопущение к власти тех, кто лишь жестоко играет на национальных интересах, а на деле не имеет к ним никакого отношения. Насколько это возможно сегодня сказать трудно. Скорее «нет», чем «да», однако если украинцы поймут разницу между схожими по названию понятиями, то это станет первым толчком к восстановлению Украины как государства действительно достойного статуса националистического.

Антикоррупционный Портал

Украинская национальная идея: новые уточненияУкраинская национальная идея: новые уточнения

Олег Базалук.

Из книги:Коррупция в Украине: ментальность правителей и судьба народа. Геофилософия Украины».

Методология геофилософии дает нам возможность абстрагироваться от деталей и выделить в истории украинской государственности основоопределяющее предназначение украинского народа, которое в идеале должно скрепить поверхность украинского локуса цивилизации. Еще с XIII столетия ход развития евразийских цивилизаций сложился так, что территорией Украины пролег рубеж между двумя мировыми культурами: азиатской, впоследствии принявшей форму византийско-азиатской, и европейской культуры (разросшейся до масштабов западной цивилизации). Украина стала окраиной как одного, так и другого крупного локуса цивилизации. Как предполагает историк Наталья Яковенко, возможно именно отсюда и возникло её название [Яковенко, 2012].

История формирования украинской государственности – это история влияния трех культур: юго-восточная Украина формировалась под доминирующим влиянием византийско-азиатской культуры (которая представлена восточным соседом – Российской Федерацией); западная Украина, под влиянием ценностей европейской культуры (главным образом, через влияние со стороны Польши, Румынии и Венгрии); а вот центральная Украина со столицей в Киеве хранила в себе первородную культуру Древнерусского государства, культурные маркеры, позволяющие идентифицировать Украину как самодостаточный локус цивилизации. Возможно, по этой причине Украина и украинцы воспринимаются чужаками, как в российской, так и в европейской истории. Однако иначе и быть не может, потому что Украина и украинцы – это пограничье двух культур со своей самобытной сердцевиной! Восемь столетий (с небольшими перерывами) по территории Украины проходил водораздел двух мировых культур, а украинцы как нация впитывали в свою древнерусскую сущность элементы византийско-азиатской и европейской культуры. Поэтому украинцев нельзя идентифицировать ни как россиян, ни как европейцев. Украинцы впитали в себя элементы обоих культур, но в корнях остались русинами – этносом, развивающимся от Русского государства со столицей в Киеве. Основным маркером идентификации украинской нации является тысячелетняя культура древнерусского народа с элементами ассимиляции с византийско-азиатской и европейской культурами. Именно отсюда берет начало украинская национальная идея: Украина – Берегиня, а украинцы – хранители мира и тысячелетней культуры в западной части Евразийского континента. Потому что от спокойствия на Украине зависит спокойствие на границах двух мировых культур.

Стоит отметить, что не только Украина и украинцы могут называть себя хранителями мира в западной части Евразийского континента. Если взглянуть на рисунок 2, а также как следует из геофилософии Вадима Цымбурского [Цымбурский, 1999], которая популярна в окружении Путина, к лимитрофным государствам относятся: Украина, Беларусь, Латвия, Эстония, Финляндия, Польша и Литва. В разные периоды истории именно по территориям этих государств пролегал и пролегает рубеж между двумя крупными локусами цивилизации.

Украина в территориальной целостности, и украинцы, населяющие эту территорию, достойны уважения в истории византийско-азиатской и европейской культуры хотя бы за то, что вся история украинской государственности и культура украинской нации формировалась на рубеже противостояния: в войнах, насилии, рабстве, геноциде, унижениях. Каждая из двух противостоящих культур (цивилизаций) старалась переломить украинцев под себя, выжечь воспоминания о корнях, о пращурах. Однако в результате всех этих внешних насильственных преломлений сформировалась нация-хранителей, психологический тип казака, который на войне – лучший воин, в мире – образованный и трудолюбивый муж.

Национальная идея: Украина – Берегиня, украинцы – хранители мира и тысячелетней культуры в западной части Евразийского континента, не только идентифицирует украинскую нацию, сплачивает, наделяет ролью, позволяющей занять достойное место среди великих народов и культур мира, но и ко многому обязывает. Именно из национальной идеи – предназначения украинской нации, следуют её основные культурные маркеры:

1. Украинец – воин-хранитель. Украина, в силу своей геофилософии, обязана иметь боеспособную, хорошо вооруженную армию. Чем сильнее украинская армия, чем выше её боевой дух и подготовка, тем безопаснее на пограничье двух культур. Украина – это крепость, внутри которой располагаются форпосты обеих культур. Украинец – это, прежде всего, воин: умный, сильный, ловкий, умелый. Отстаивая независимость своего государства, он оберегает границы византийско-азиатской и европейской культуры.

2. Украинец – это высокообразованный человек, Украина – это инновации и высокие технологии. Высокая образованность украинцев затрудняет манипуляцию сознанием, снижает эффективность информационных войн (пропаганды), расширяет сферы творческой самореализации, обеспечивает инновации и внедрение новых технологий. Пограничье украинской нации открывает возможность брать для себя лучшее у каждой из культур, применять это лучшее во благо своей тысячелетней культуры и повышения высоких стандартов жизни. Нет ничего постыдного в учебе, в перенимании лучшего и передового. В современном мире правят высокие технологии, поэтому нация, развивающаяся на пограничье двух мировых культур должна отличаться новаторством, креативностью и технологичностью своих ресурсов. Яркий пример – развитие Финляндии, такого же лимитрофного государства, как и Украина. Высокая образованность снизит влияние пропаганды, расширит границы мировосприятия, позволит принимать самостоятельные, выверенные решения, особенно, которые касаются судьбы нации и государства.

3. Украина – демократическое государство, а украинцы люди с высокоразвитой правовой культурой. Украина обязана выстроить демократическую модель государственной власти – наиболее эффективную в масштабах мировой цивилизации модель государственного управления. Власть, деньги и вседозволенность легко превращает демократа-украинца в гетьмана, атамана, повелителя. Поэтому украинцам крайне необходима демократическая модель управления и правовая культура, чтобы обеспечить честную конкуренцию в органах власти и контроль над властью со стороны общества. Перед Законами Украины все равны: от гражданина до президента. Только в этом случае можно избежать повторения эпох Кравчука, Кучмы, Ющенко, Януковича….

4. Украинец – это внутренне свободный и ответственный гражданин, с активной жизненной позицией. Психологический тип казака и ментальность воина – это внутренняя свобода, которая контролируется и регулируется не временными субъективными ценностными ориентациями очередного лидера или диктатора, а Законами Украины, едиными для всех. Внутренняя свобода – это высокая гражданская активность, понимание важности укрепления социальных институтов, развития сфер деятельности. Это ответственность перед поколениями пращуров и будущим нации. Особенность пограничья – это постоянная бдительность, внедрение лучшего и передового, готовность отстоять собственную независимость и паритет культур. Расслабленность на пограничье, неопределенность внутренней и внешней политики, коррупция – это повод для агрессии, утрата независимости и кабальная работа на «избранных»: олигархов, правителей, номенклатуру и т.п.

5. Украинец – это гостеприимный хозяин, а Украина – это открытая страна. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы ни в коем случае не подразумеваем изоляцию или равноудаленность Украины от одной (или от обеих) культур. Для Украины в силу особенностей её географического расположения и истории – это равносильно потере независимости или части территорий. Украина не сможет самостоятельно противостоять одной или тем более двум мировым культурам. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы наоборот предполагаем её открытость для проникновения обоих культур, её доступность и несопротивление. Пусть россияне или европейцы заходят в крепость, создают сферы своего влияния. Пусть византийско-азиатская и европейская культура проникают не только на территорию Украины, но взаимопроникают друг в друга – это их выбор, на то они и мировые культуры. Однако важно, чтобы это проникновение и влияние оставалось для Украины поверхностным, дополняющим, идущим во благо развивающейся украинской государственности. Важно, чтобы культурное наследие Киевской Руси, идентифицирующее глубину корней украинской культуры, оставалось для украинцев первостепенным, доминирующим и преобладающим по значимости над любой другой культурой. Древнерусская культура Украины – это основополагающая и определяющая культура, ценности которой для украинцев должны стать незыблемыми, священными и культовыми. Именно по ним гости будут узнавать Украину и украинцев и идентифицировать их. Для своей же безопасности, Украина должна обрести уважение к своему культурному наследию и четко прописать маркеры культурной идентификации. Украина – крепость, а украинцы – воины-хранители мира и тысячелетней культуры, – это и есть стержень украинской нации, лед, по поверхности которого прокатываются волны обеих мировых цивилизаций, только укрепляя его, но, не проникая в глубинные структуры. Независимая Украина – это пограничье Российской Федерации и Европейского Союза одновременно.

Именно по этой причине Украина не может быть проросийской или проевропейской. Украина обязана оставаться сама собою – Берегиней, хранительницей мира и собственной культуры в западной части евразийского континента. Показательным для Украины должен стать опыт Финляндии, чей народ смог обрести собственную идентификацию и выстроить гармоничные отношения с амбициозной Российской Федерацией.

Украинский Политик

Олег Базалук.

Из книги:Коррупция в Украине: ментальность правителей и судьба народа. Геофилософия Украины».

Методология геофилософии дает нам возможность абстрагироваться от деталей и выделить в истории украинской государственности основоопределяющее предназначение украинского народа, которое в идеале должно скрепить поверхность украинского локуса цивилизации. Еще с XIII столетия ход развития евразийских цивилизаций сложился так, что территорией Украины пролег рубеж между двумя мировыми культурами: азиатской, впоследствии принявшей форму византийско-азиатской, и европейской культуры (разросшейся до масштабов западной цивилизации). Украина стала окраиной как одного, так и другого крупного локуса цивилизации. Как предполагает историк Наталья Яковенко, возможно именно отсюда и возникло её название [Яковенко, 2012].

История формирования украинской государственности – это история влияния трех культур: юго-восточная Украина формировалась под доминирующим влиянием византийско-азиатской культуры (которая представлена восточным соседом – Российской Федерацией); западная Украина, под влиянием ценностей европейской культуры (главным образом, через влияние со стороны Польши, Румынии и Венгрии); а вот центральная Украина со столицей в Киеве хранила в себе первородную культуру Древнерусского государства, культурные маркеры, позволяющие идентифицировать Украину как самодостаточный локус цивилизации. Возможно, по этой причине Украина и украинцы воспринимаются чужаками, как в российской, так и в европейской истории. Однако иначе и быть не может, потому что Украина и украинцы – это пограничье двух культур со своей самобытной сердцевиной! Восемь столетий (с небольшими перерывами) по территории Украины проходил водораздел двух мировых культур, а украинцы как нация впитывали в свою древнерусскую сущность элементы византийско-азиатской и европейской культуры. Поэтому украинцев нельзя идентифицировать ни как россиян, ни как европейцев. Украинцы впитали в себя элементы обоих культур, но в корнях остались русинами – этносом, развивающимся от Русского государства со столицей в Киеве. Основным маркером идентификации украинской нации является тысячелетняя культура древнерусского народа с элементами ассимиляции с византийско-азиатской и европейской культурами. Именно отсюда берет начало украинская национальная идея: Украина – Берегиня, а украинцы – хранители мира и тысячелетней культуры в западной части Евразийского континента. Потому что от спокойствия на Украине зависит спокойствие на границах двух мировых культур.

Стоит отметить, что не только Украина и украинцы могут называть себя хранителями мира в западной части Евразийского континента. Если взглянуть на рисунок 2, а также как следует из геофилософии Вадима Цымбурского [Цымбурский, 1999], которая популярна в окружении Путина, к лимитрофным государствам относятся: Украина, Беларусь, Латвия, Эстония, Финляндия, Польша и Литва. В разные периоды истории именно по территориям этих государств пролегал и пролегает рубеж между двумя крупными локусами цивилизации.

Украина в территориальной целостности, и украинцы, населяющие эту территорию, достойны уважения в истории византийско-азиатской и европейской культуры хотя бы за то, что вся история украинской государственности и культура украинской нации формировалась на рубеже противостояния: в войнах, насилии, рабстве, геноциде, унижениях. Каждая из двух противостоящих культур (цивилизаций) старалась переломить украинцев под себя, выжечь воспоминания о корнях, о пращурах. Однако в результате всех этих внешних насильственных преломлений сформировалась нация-хранителей, психологический тип казака, который на войне – лучший воин, в мире – образованный и трудолюбивый муж.

Национальная идея: Украина – Берегиня, украинцы – хранители мира и тысячелетней культуры в западной части Евразийского континента, не только идентифицирует украинскую нацию, сплачивает, наделяет ролью, позволяющей занять достойное место среди великих народов и культур мира, но и ко многому обязывает. Именно из национальной идеи – предназначения украинской нации, следуют её основные культурные маркеры:

1. Украинец – воин-хранитель. Украина, в силу своей геофилософии, обязана иметь боеспособную, хорошо вооруженную армию. Чем сильнее украинская армия, чем выше её боевой дух и подготовка, тем безопаснее на пограничье двух культур. Украина – это крепость, внутри которой располагаются форпосты обеих культур. Украинец – это, прежде всего, воин: умный, сильный, ловкий, умелый. Отстаивая независимость своего государства, он оберегает границы византийско-азиатской и европейской культуры.

2. Украинец – это высокообразованный человек, Украина – это инновации и высокие технологии. Высокая образованность украинцев затрудняет манипуляцию сознанием, снижает эффективность информационных войн (пропаганды), расширяет сферы творческой самореализации, обеспечивает инновации и внедрение новых технологий. Пограничье украинской нации открывает возможность брать для себя лучшее у каждой из культур, применять это лучшее во благо своей тысячелетней культуры и повышения высоких стандартов жизни. Нет ничего постыдного в учебе, в перенимании лучшего и передового. В современном мире правят высокие технологии, поэтому нация, развивающаяся на пограничье двух мировых культур должна отличаться новаторством, креативностью и технологичностью своих ресурсов. Яркий пример – развитие Финляндии, такого же лимитрофного государства, как и Украина. Высокая образованность снизит влияние пропаганды, расширит границы мировосприятия, позволит принимать самостоятельные, выверенные решения, особенно, которые касаются судьбы нации и государства.

3. Украина – демократическое государство, а украинцы люди с высокоразвитой правовой культурой. Украина обязана выстроить демократическую модель государственной власти – наиболее эффективную в масштабах мировой цивилизации модель государственного управления. Власть, деньги и вседозволенность легко превращает демократа-украинца в гетьмана, атамана, повелителя. Поэтому украинцам крайне необходима демократическая модель управления и правовая культура, чтобы обеспечить честную конкуренцию в органах власти и контроль над властью со стороны общества. Перед Законами Украины все равны: от гражданина до президента. Только в этом случае можно избежать повторения эпох Кравчука, Кучмы, Ющенко, Януковича….

4. Украинец – это внутренне свободный и ответственный гражданин, с активной жизненной позицией. Психологический тип казака и ментальность воина – это внутренняя свобода, которая контролируется и регулируется не временными субъективными ценностными ориентациями очередного лидера или диктатора, а Законами Украины, едиными для всех. Внутренняя свобода – это высокая гражданская активность, понимание важности укрепления социальных институтов, развития сфер деятельности. Это ответственность перед поколениями пращуров и будущим нации. Особенность пограничья – это постоянная бдительность, внедрение лучшего и передового, готовность отстоять собственную независимость и паритет культур. Расслабленность на пограничье, неопределенность внутренней и внешней политики, коррупция – это повод для агрессии, утрата независимости и кабальная работа на «избранных»: олигархов, правителей, номенклатуру и т.п.

5. Украинец – это гостеприимный хозяин, а Украина – это открытая страна. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы ни в коем случае не подразумеваем изоляцию или равноудаленность Украины от одной (или от обеих) культур. Для Украины в силу особенностей её географического расположения и истории – это равносильно потере независимости или части территорий. Украина не сможет самостоятельно противостоять одной или тем более двум мировым культурам. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы наоборот предполагаем её открытость для проникновения обоих культур, её доступность и несопротивление. Пусть россияне или европейцы заходят в крепость, создают сферы своего влияния. Пусть византийско-азиатская и европейская культура проникают не только на территорию Украины, но взаимопроникают друг в друга – это их выбор, на то они и мировые культуры. Однако важно, чтобы это проникновение и влияние оставалось для Украины поверхностным, дополняющим, идущим во благо развивающейся украинской государственности. Важно, чтобы культурное наследие Киевской Руси, идентифицирующее глубину корней украинской культуры, оставалось для украинцев первостепенным, доминирующим и преобладающим по значимости над любой другой культурой. Древнерусская культура Украины – это основополагающая и определяющая культура, ценности которой для украинцев должны стать незыблемыми, священными и культовыми. Именно по ним гости будут узнавать Украину и украинцев и идентифицировать их. Для своей же безопасности, Украина должна обрести уважение к своему культурному наследию и четко прописать маркеры культурной идентификации. Украина – крепость, а украинцы – воины-хранители мира и тысячелетней культуры, – это и есть стержень украинской нации, лед, по поверхности которого прокатываются волны обеих мировых цивилизаций, только укрепляя его, но, не проникая в глубинные структуры. Независимая Украина – это пограничье Российской Федерации и Европейского Союза одновременно.

Именно по этой причине Украина не может быть проросийской или проевропейской. Украина обязана оставаться сама собою – Берегиней, хранительницей мира и собственной культуры в западной части евразийского континента. Показательным для Украины должен стать опыт Финляндии, чей народ смог обрести собственную идентификацию и выстроить гармоничные отношения с амбициозной Российской Федерацией.

Украинский Политик

Украинская национальная идея (обновленная)Украинская национальная идея (обновленная)

Олег Базалук. Украинский Политик

Методология геофилософии дает нам возможность абстрагироваться от деталей и выделить в истории украинской государственности основоопределяющее предназначение украинского народа в мировой культуре. Еще с XIII столетия ход развития евразийских цивилизаций сложился так, что территорией Украины пролег рубеж между двумя мировыми культурами: азиатской, впоследствии принявшей форму византийско-азиатской, и европейской культуры. Украина стала окраиной как одной, так и другой культуры, откуда, как предполагает историк Наталья Яковенко, и возникло её название [Яковенко, 2012]. История формирования украинской государственности – это история влияния трех культур: юго-восточная Украина формировалась под доминирующим влиянием византийско-азиатской культуры (которая представлена восточным соседом – Российской Федерацией); западная Украина, под влиянием ценностей европейской культуры (главным образом, через влияние со стороны Польши и Румынии); а вот центральная Украина со столицей в Киеве хранила в себе первородную культуру Древнерусского государства, культурные маркеры, позволяющие идентифицировать украинский этнос как самостоятельный и значимый для истории цивилизации. Причем значимость украинского этноса для мировой цивилизации, особенно для евразийской истории, к сожалению, не понимается до сих пор. Украина и украинцы продолжают восприниматься чужаками, как в российской, так и европейской истории. Однако иначе и быть не может, потому что Украина и украинцы – это пограничье двух культур со своей самобытной сердцевиной! Восемь столетий (с небольшими перерывами) по территории Украины проходил водораздел двух мировых культур, а украинцы как нация впитывали в свою древнерусскую сущность элементы византийско-азиатской и европейской культуры. Поэтому украинцев нельзя идентифицировать ни как россиян, ни как европейцев. Украинцы впитали в себя элементы обоих культур, но в корнях остались русинами — этносом, развивающимся от Русского государства со столицей в Киеве. Основным маркером идентификации украинской нации является тысячелетняя культура древнерусского народа с элементами ассимиляции с византийско-азиатской и европейской культурами.

Стоит отметить, что Русское государство в домонгольский период оккупации, территориально и ментально развивалось в традициях культуры, заложившей основы современной европейской цивилизации. Именно отсюда берет начало украинская национальная идея: Украина – Берегиня, а украинцы – хранители мира в западной части Евразийского континента. Потому что от спокойствия на Украине зависит спокойствие на границах двух мировых культур.

Украина в территориальной целостности, и украинцы, населяющие эту территорию, достойны уважения в истории византийско-азиатской и европейской культуры хотя бы за то, что вся история украинской государственности и культура украинского этноса формировалась на рубеже противостояния: в войнах, насилии, рабстве, геноциде, унижениях. Каждая из двух противостоящих культур (цивилизаций) старалась переломить украинцев под себя, выжечь воспоминания о корнях, о пращурах. Однако в результате всех этих внешних насильственных преломлений сформировалась нация-хранителей, психологический тип казака, который на войне – лучший воин, в мире – образованный и трудолюбивый муж.

Национальная идея: Украина – Берегиня, украинцы – хранители мира в западной части Евразийского континента, не только идентифицирует украинскую нацию, сплачивает, наделяет ролью, позволяющей занять достойное место среди великих народов и культур мира, но и ко многому обязывает. Именно эта цивилизационная нагрузка, предназначение украинской нации и является её основоопределяющими культурными маркерами.

Итак, первая обязанность-предназначение украинской нации – боеспособная, хорошо вооруженная армия. Украина — это как непроходимый рубеж: чем сильнее украинская армия, тем безопаснее на пограничье двух культур. Украина – это крепость, внутри которой располагаются форпосты обеих культур. Украинец – это, прежде всего, воин, который отстаивая свою независимость, оберегает границы византийско-азиатской и европейской культуры. Первый маркер культурной идентификации украинской нации – воин-хранитель.

Вторая обязанность-предназначение украинской нации – высокая образованность. Из своих корней украинцы отмечались образованностью, поэтому эту традицию важно сохранить и приумножить. Высокая образованность украинцев затрудняет манипуляцию сознанием, снижает эффективность информационных войн, расширяет сферы творческой самореализации. Пограничье украинской нации открывает возможность брать для себя лучшее у каждой из культур, применять это лучшее во благо своей тысячелетней культуре. Нет ничего постыдного в учебе, в перенимании лучшего и передового. В современном мире правят высокие технологии, поэтому нация, развивающаяся на пограничье двух мировых культур должна отличаться новаторством, креативностью и технологичностью своих ресурсов. Второй маркер культурной идентификации украинской нации – образованность.

Третья обязанность-предназначение украинской нации – законопослушание и дисциплинированность. Украина обязана иметь модель объективной власти — наиболее эффективную в масштабах мировой цивилизации модель государственного управления. Своими древнерусскими корнями украинцы ближе к европейской культуре. Однако искушения византийско-азиатской культуры, модели субъективной власти и отголоски авторитаризма, негативно влияют на ментальность украинских политиков. Власть, деньги и вседозволенность легко превращает демократа-украинца в гетьмана, атамана, диктатора. Поэтому украинцам крайне необходима модель объективной власти, в основе которой заложена правовая культура, законопослушание, дисциплинированность. Перед Законами Украины все равны: от гражданина до президента. Только в этом случае можно избежать искушения «азиатчиной». Третий маркер культурной идентификации украинской нации – законопослушание (дисциплинированность).

Четвертая обязанность-предназначение украинской нации – создать активное гражданское общество. Психологический тип казака и ментальность воина – это внутренняя свобода, которая контролируется и регулируется не временными субъективными ценностными ориентациями очередного лидера или диктатора, а Законами Украины, едиными для всех. Все, что не запрещено законами, то разрешено. Внутренняя свобода – это высокая гражданская активность, понимание важности укрепления Украины как крепости: во внешней политике, экономике, науке, образовании и т.п.. Чем сильнее Украина во всех сферах деятельности, тем спокойнее на пограничье, тем меньше вероятность войны, внешней агрессии, оккупации. Только активное гражданское общество может выстроить крепость и сохранить её силу во времени. В отличие от центральных регионов европейской или византийско-азиатской культур, украинцы не могут позволить себе расслабиться и почивать на лаврах. Особенность пограничья – это постоянная бдительность, внедрение лучшего и передового, готовность отстоять собственную независимость и паритет культур. Расслабленность на пограничье, слабость в политике, экономике, внутри социума – это повод для агрессии, наступления одной из культур. Четвертый маркер культурной идентификации украинской нации – внутренняя свобода (активная жизненная позиция).

Пятая обязанность-предназначение украинской нации — Украина обязана оставаться открытым независимым государством. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы ни в коем случае не подразумеваем изоляцию или равноудаленность Украины от одной (или от обеих) культур. Для Украины это равносильно гибели, потере независимости или части территорий. Украина не сможет самостоятельно противостоять одной или тем более двум мировым культурам. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы наоборот предполагаем её открытость для проникновения обоих культур, её доступность и несопротивление. Пусть россияне или европейцы заходят в крепость, создают сферы своего влияния. Пусть византийско-азиатская и европейская культура проникают не только на территорию Украины, но взаимопроникают друг в друга – это их выбор, на то они и мировые культуры. Однако важно, чтобы это проникновение и влияние оставалось для Украины поверхностным, дополняющим, идущим во благо развивающейся украинской государственности. Важно, чтобы культурное наследие Киевской Руси, идентифицирующее самостоятельность и независимость украинского этноса в масштабах цивилизации, оставалось для украинцев первостепенным, доминирующим и преобладающим по значимости над любой другой культурой. Древнерусская культура Украины – это основополагающая и определяющая культура, ценности которой для украинцев должны стать незыблемыми, священными и культовыми. Для своей же безопасности, Украина должна обрести уважение к своему социально-духовному наследию и четко прописать маркеры культурной идентификации. Украина – крепость, а украинцы – воины-хранители, это и есть стержень украинской нации, лед, по поверхности которого прокатываются волны обеих мировых культур, только укрепляя его, но, не проникая в глубинные структуры. Независимая Украина – это пограничье Российской Федерации и Европейского Союза одновременно. Пятый маркер культурной идентификации украинской нации – открытость нации (гостеприимство).

Именно по этой причине Украина не может быть проросийской или проевропейской. Украина обязана оставаться сама собою – Берегиней, хранительницей мира в западной части евразийского континента. Однако для этого ей необходимо максимум усилий, чтобы через образовательную политику заложить в основы подрастающих поколений национальную идею и основные культурные маркеры украинской идентичности: а) воин-хранитель; б) высокая образованность; в) законопослушание (дисциплинированность); г) внутренняя свобода (активная жизненная позиция); д) открытость нации (гостеприимство). Эти маркеры украинской идентичности позволят возродить казацкий тип психологии, вернут уверенность в себе и самодостаточность, позволяя украинцам выдержать груз ответственности, и справится с рубежной энергетикой непрерывно противостоящих друг другу двух мировых культур.

Олег Базалук. Украинский Политик

Методология геофилософии дает нам возможность абстрагироваться от деталей и выделить в истории украинской государственности основоопределяющее предназначение украинского народа в мировой культуре. Еще с XIII столетия ход развития евразийских цивилизаций сложился так, что территорией Украины пролег рубеж между двумя мировыми культурами: азиатской, впоследствии принявшей форму византийско-азиатской, и европейской культуры. Украина стала окраиной как одной, так и другой культуры, откуда, как предполагает историк Наталья Яковенко, и возникло её название [Яковенко, 2012]. История формирования украинской государственности – это история влияния трех культур: юго-восточная Украина формировалась под доминирующим влиянием византийско-азиатской культуры (которая представлена восточным соседом – Российской Федерацией); западная Украина, под влиянием ценностей европейской культуры (главным образом, через влияние со стороны Польши и Румынии); а вот центральная Украина со столицей в Киеве хранила в себе первородную культуру Древнерусского государства, культурные маркеры, позволяющие идентифицировать украинский этнос как самостоятельный и значимый для истории цивилизации. Причем значимость украинского этноса для мировой цивилизации, особенно для евразийской истории, к сожалению, не понимается до сих пор. Украина и украинцы продолжают восприниматься чужаками, как в российской, так и европейской истории. Однако иначе и быть не может, потому что Украина и украинцы – это пограничье двух культур со своей самобытной сердцевиной! Восемь столетий (с небольшими перерывами) по территории Украины проходил водораздел двух мировых культур, а украинцы как нация впитывали в свою древнерусскую сущность элементы византийско-азиатской и европейской культуры. Поэтому украинцев нельзя идентифицировать ни как россиян, ни как европейцев. Украинцы впитали в себя элементы обоих культур, но в корнях остались русинами — этносом, развивающимся от Русского государства со столицей в Киеве. Основным маркером идентификации украинской нации является тысячелетняя культура древнерусского народа с элементами ассимиляции с византийско-азиатской и европейской культурами.

Стоит отметить, что Русское государство в домонгольский период оккупации, территориально и ментально развивалось в традициях культуры, заложившей основы современной европейской цивилизации. Именно отсюда берет начало украинская национальная идея: Украина – Берегиня, а украинцы – хранители мира в западной части Евразийского континента. Потому что от спокойствия на Украине зависит спокойствие на границах двух мировых культур.

Украина в территориальной целостности, и украинцы, населяющие эту территорию, достойны уважения в истории византийско-азиатской и европейской культуры хотя бы за то, что вся история украинской государственности и культура украинского этноса формировалась на рубеже противостояния: в войнах, насилии, рабстве, геноциде, унижениях. Каждая из двух противостоящих культур (цивилизаций) старалась переломить украинцев под себя, выжечь воспоминания о корнях, о пращурах. Однако в результате всех этих внешних насильственных преломлений сформировалась нация-хранителей, психологический тип казака, который на войне – лучший воин, в мире – образованный и трудолюбивый муж.

Национальная идея: Украина – Берегиня, украинцы – хранители мира в западной части Евразийского континента, не только идентифицирует украинскую нацию, сплачивает, наделяет ролью, позволяющей занять достойное место среди великих народов и культур мира, но и ко многому обязывает. Именно эта цивилизационная нагрузка, предназначение украинской нации и является её основоопределяющими культурными маркерами.

Итак, первая обязанность-предназначение украинской нации – боеспособная, хорошо вооруженная армия. Украина — это как непроходимый рубеж: чем сильнее украинская армия, тем безопаснее на пограничье двух культур. Украина – это крепость, внутри которой располагаются форпосты обеих культур. Украинец – это, прежде всего, воин, который отстаивая свою независимость, оберегает границы византийско-азиатской и европейской культуры. Первый маркер культурной идентификации украинской нации – воин-хранитель.

Вторая обязанность-предназначение украинской нации – высокая образованность. Из своих корней украинцы отмечались образованностью, поэтому эту традицию важно сохранить и приумножить. Высокая образованность украинцев затрудняет манипуляцию сознанием, снижает эффективность информационных войн, расширяет сферы творческой самореализации. Пограничье украинской нации открывает возможность брать для себя лучшее у каждой из культур, применять это лучшее во благо своей тысячелетней культуре. Нет ничего постыдного в учебе, в перенимании лучшего и передового. В современном мире правят высокие технологии, поэтому нация, развивающаяся на пограничье двух мировых культур должна отличаться новаторством, креативностью и технологичностью своих ресурсов. Второй маркер культурной идентификации украинской нации – образованность.

Третья обязанность-предназначение украинской нации – законопослушание и дисциплинированность. Украина обязана иметь модель объективной власти — наиболее эффективную в масштабах мировой цивилизации модель государственного управления. Своими древнерусскими корнями украинцы ближе к европейской культуре. Однако искушения византийско-азиатской культуры, модели субъективной власти и отголоски авторитаризма, негативно влияют на ментальность украинских политиков. Власть, деньги и вседозволенность легко превращает демократа-украинца в гетьмана, атамана, диктатора. Поэтому украинцам крайне необходима модель объективной власти, в основе которой заложена правовая культура, законопослушание, дисциплинированность. Перед Законами Украины все равны: от гражданина до президента. Только в этом случае можно избежать искушения «азиатчиной». Третий маркер культурной идентификации украинской нации – законопослушание (дисциплинированность).

Четвертая обязанность-предназначение украинской нации – создать активное гражданское общество. Психологический тип казака и ментальность воина – это внутренняя свобода, которая контролируется и регулируется не временными субъективными ценностными ориентациями очередного лидера или диктатора, а Законами Украины, едиными для всех. Все, что не запрещено законами, то разрешено. Внутренняя свобода – это высокая гражданская активность, понимание важности укрепления Украины как крепости: во внешней политике, экономике, науке, образовании и т.п.. Чем сильнее Украина во всех сферах деятельности, тем спокойнее на пограничье, тем меньше вероятность войны, внешней агрессии, оккупации. Только активное гражданское общество может выстроить крепость и сохранить её силу во времени. В отличие от центральных регионов европейской или византийско-азиатской культур, украинцы не могут позволить себе расслабиться и почивать на лаврах. Особенность пограничья – это постоянная бдительность, внедрение лучшего и передового, готовность отстоять собственную независимость и паритет культур. Расслабленность на пограничье, слабость в политике, экономике, внутри социума – это повод для агрессии, наступления одной из культур. Четвертый маркер культурной идентификации украинской нации – внутренняя свобода (активная жизненная позиция).

Пятая обязанность-предназначение украинской нации — Украина обязана оставаться открытым независимым государством. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы ни в коем случае не подразумеваем изоляцию или равноудаленность Украины от одной (или от обеих) культур. Для Украины это равносильно гибели, потере независимости или части территорий. Украина не сможет самостоятельно противостоять одной или тем более двум мировым культурам. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы наоборот предполагаем её открытость для проникновения обоих культур, её доступность и несопротивление. Пусть россияне или европейцы заходят в крепость, создают сферы своего влияния. Пусть византийско-азиатская и европейская культура проникают не только на территорию Украины, но взаимопроникают друг в друга – это их выбор, на то они и мировые культуры. Однако важно, чтобы это проникновение и влияние оставалось для Украины поверхностным, дополняющим, идущим во благо развивающейся украинской государственности. Важно, чтобы культурное наследие Киевской Руси, идентифицирующее самостоятельность и независимость украинского этноса в масштабах цивилизации, оставалось для украинцев первостепенным, доминирующим и преобладающим по значимости над любой другой культурой. Древнерусская культура Украины – это основополагающая и определяющая культура, ценности которой для украинцев должны стать незыблемыми, священными и культовыми. Для своей же безопасности, Украина должна обрести уважение к своему социально-духовному наследию и четко прописать маркеры культурной идентификации. Украина – крепость, а украинцы – воины-хранители, это и есть стержень украинской нации, лед, по поверхности которого прокатываются волны обеих мировых культур, только укрепляя его, но, не проникая в глубинные структуры. Независимая Украина – это пограничье Российской Федерации и Европейского Союза одновременно. Пятый маркер культурной идентификации украинской нации – открытость нации (гостеприимство).

Именно по этой причине Украина не может быть проросийской или проевропейской. Украина обязана оставаться сама собою – Берегиней, хранительницей мира в западной части евразийского континента. Однако для этого ей необходимо максимум усилий, чтобы через образовательную политику заложить в основы подрастающих поколений национальную идею и основные культурные маркеры украинской идентичности: а) воин-хранитель; б) высокая образованность; в) законопослушание (дисциплинированность); г) внутренняя свобода (активная жизненная позиция); д) открытость нации (гостеприимство). Эти маркеры украинской идентичности позволят возродить казацкий тип психологии, вернут уверенность в себе и самодостаточность, позволяя украинцам выдержать груз ответственности, и справится с рубежной энергетикой непрерывно противостоящих друг другу двух мировых культур.

Украинская национальная идеяУкраинская национальная идея

Олег Базалук. Из книги “Коррупция в Украине: Ментальность правителей и судьбы народов” (Геофилософия).

Шестую часть читайте здесь.

Методология геофилософии дает нам возможность абстрагироваться от деталей и выделить в истории украинской государственности основоопределяющее предназначение украинского народа в мировой культуре. Еще с XIII столетия ход развития евразийских цивилизаций сложился так, что территорией Украины пролег рубеж между двумя мировыми культурами: азиатской, впоследствии принявшей форму византийско-азиатской, и европейской культуры. Украина стала окраиной как одной, так и другой культуры, откуда, как предполагает историк Наталья Яковенко, и возникло её название [Яковенко, 2012]. История формирования украинской государственности – это история влияния трех культур: юго-восточная Украина формировалась под доминирующим влиянием России; западная Украина, под влиянием европейских государств, главным образом, Польши; а вот центральная Украина со столицей в Киеве хранила в себе первородную культуру Древнерусского государства, культурные маркеры, позволяющие идентифицировать украинский этнос как самостоятельный и важный для истории цивилизации. Причем важность украинского этноса для мировой цивилизации, особенно для евразийской истории, к сожалению, не понимается до сих пор. Украина и украинцы продолжают восприниматься чужаками, как в российской, так и европейской истории. Однако иначе и быть не может, потому что Украина и украинцы – это пограничье двух культур со своей самобытной сердцевиной! Восемь столетий (с небольшими перерывами) по территории Украины проходил водораздел двух мировых культур, а украинцы как нация впитывали в свою древнерусскую сущность элементы византийско-азиатской и европейской культуры. Поэтому украинцев нельзя идентифицировать ни как россиян, ни как европейцев. Украинцы впитали в себя элементы обоих культур, но в корнях остались русинами, этносом, развивающимся от Русского государства со столицей в Киеве. Основными маркерами идентификации украинской нации является тысячелетняя культура древнерусского народа с элементами ассимиляции с византийско-азиатской и европейской культурами.

Стоит отметить, что Русское государство в домонгольский период оккупации, территориально и ментально развивалось в традициях культуры, заложившей основы современной европейской цивилизации. Именно отсюда и следует украинская национальная идея: Украина – Берегиня, а украинцы – хранители мира на Евразийском континенте. Потому что от спокойствия на Украине зависит спокойствие на границах двух мировых культур.

Украина в территориальной целостности, и украинцы, населяющие эту территорию, достойны уважения в истории обеих культур хотя бы за то, что вся история украинской государственности и культура украинского этноса формировалась на рубеже противостояния: в войнах, насилии, рабстве, геноциде, унижениях. Каждая из двух противостоящих культур (цивилизаций) старалась переломить украинцев под себя, выжечь воспоминания о корнях, о пращурах. Однако в результате всех этих внешних насильственных преломлений сформировалась нация-хранителей, психологический тип казака, который на войне – лучший воин, в мире — образцовый труженик.

Национальная идея: Украина – Берегиня, украинцы – хранители мира на Евразийском континенте, не только идентифицирует украинскую нацию, сплачивает, наделяет ролью, позволяющей занять достойное место среди великих народов и культур мира, но и ко многому обязывает.

Во-первых, обязывает иметь сильную армию. Украина — это как непроходимый рубеж: чем сильнее украинская армия, тем безопаснее на пограничье двух культур. Украина – это крепость, внутри которой располагаются форпосты обеих культур. Украинец – это, прежде всего, воин, который отстаивая свою независимость, оберегает границы византийско-азиатской и европейской культуры.

Во-вторых, Украина обязана иметь модель объективной власти, наиболее эффективную в масштабах мировой цивилизации модель государственного управления. Своими древнерусскими корнями украинцы ближе к европейской культуре. Однако искушения византийско-азиатской культуры, модель субъективной власти и отголоски авторитаризма негативно влияют на ментальность украинских политиков. Власть, деньги и вседозволенность легко превращает демократа-украинца в диктатора. Поэтому украинцам необходима модель объективной власти, в основе которой непререкаемое влияние Конституции Украины и законопослушание. Перед Законами Украины все равны: от гражданина до президента. Только в этом случае можно избежать искушения «азиатчины».

В-третьих, Украина обязана иметь активное гражданское общество. Психологический тип казака и ментальность воина – это внутренняя свобода, которая контролируется и регулируется не временными субъективными ценностными ориентациями очередного лидера или диктатора, а Законами Украины, едиными для всех. Все, что не запрещено законами, то разрешено. Внутренняя свобода – это высокая гражданская активность, понимание важности укрепления Украины как крепости. Чем сильнее Украина, тем спокойнее на пограничье, тем меньше вероятность войны, внешней агрессии, оккупации. Только активное гражданское общество может выстроить крепость и сохранить её силу во времени. В отличие от центральных регионов европейской или византийско-азиатской культур, украинцы не могут позволить себе расслабиться и почивать на лаврах. Особенность пограничья – это постоянная бдительность, готовность отстоять паритет. Расслабленность на пограничье – это повод для агрессии, наступления одной из культур.

И напоследок, сделаем очень важное уточнение: когда мы говорим об Украине как крепости, мы ни в коем случае не подразумеваем изоляцию или равноудаленность Украины от одной (или от обеих) культур. Это равносильно гибели, потере независимости или части территорий. Украина не сможет самостоятельно противостоять одной или тем более двум мировым культурам. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы наоборот предполагаем её открытость для проникновения обоих культур. Однако это проникновение должно оставаться временным и поверхностным, идущим во благо развивающейся украинской государственности. Замкнутость и изоляционизм любого государства – это путь к гибели, потому что межкультурные коммуникации обеспечивают развитие, конкуренцию, возможность сравнения и выбора лучшего для себя. Украине как пограничному государству, окраине двух ведущих культур континента, каждая из которых рассматривает Украину в сфере своих интересов, закрытость и «равноудаленность» вдвойне опасна. Украина обязана быть открытой для двух культур и способствовать их взаимопроникновению друг в друга. Однако при этом её поверхность должна оставаться как лед: устойчивой и прочной, чтобы не прогнуться и не поддаться влиянию какой-либо одной стороне. В этом случае, равновесие утратится, кто-то отпразднует победу, но весь этот триумф временный, потому что другая сторона никогда не смириться с потерей. Культуры вновь сойдутся в очередной войне, причем на территории Украины и с жертвами среди украинцев.

Поэтому, для своей же безопасности, Украина должна обрести устойчивость и мощь. Украина – крепость, а украинцы – воины-хранители, это и есть стержень, лед, по поверхности которого прокатываются волны обоих культур, только укрепляя его, но, не проникая в глубинные структуры. Предназначение Украины и украинцев: соблюдать баланс на рубеже слияния византийско-азиатской и европейской культуры.

Именно по этой причине Украина не может быть проросийской или проевропейской. Украина должна оставаться сама собой – Берегиней, хранителем мира в западной части евразийского континента. Однако для этого ей необходима внутренняя сила, самодостаточность, чтобы выдержать груз ответственности, не надломиться и не прогнуться под одну из культур. Это чревато последствиями.

Роль Берегини и Хранительницы прописана не только для Украины. Примерно такая же роль возложена на Израиль, на Гонконг, но там пограничные территории гораздо меньше. Однако Украине есть на кого равняться.
Олег Базалук. Из книги “Коррупция в Украине: Ментальность правителей и судьбы народов” (Геофилософия).

Шестую часть читайте здесь.

Методология геофилософии дает нам возможность абстрагироваться от деталей и выделить в истории украинской государственности основоопределяющее предназначение украинского народа в мировой культуре. Еще с XIII столетия ход развития евразийских цивилизаций сложился так, что территорией Украины пролег рубеж между двумя мировыми культурами: азиатской, впоследствии принявшей форму византийско-азиатской, и европейской культуры. Украина стала окраиной как одной, так и другой культуры, откуда, как предполагает историк Наталья Яковенко, и возникло её название [Яковенко, 2012]. История формирования украинской государственности – это история влияния трех культур: юго-восточная Украина формировалась под доминирующим влиянием России; западная Украина, под влиянием европейских государств, главным образом, Польши; а вот центральная Украина со столицей в Киеве хранила в себе первородную культуру Древнерусского государства, культурные маркеры, позволяющие идентифицировать украинский этнос как самостоятельный и важный для истории цивилизации. Причем важность украинского этноса для мировой цивилизации, особенно для евразийской истории, к сожалению, не понимается до сих пор. Украина и украинцы продолжают восприниматься чужаками, как в российской, так и европейской истории. Однако иначе и быть не может, потому что Украина и украинцы – это пограничье двух культур со своей самобытной сердцевиной! Восемь столетий (с небольшими перерывами) по территории Украины проходил водораздел двух мировых культур, а украинцы как нация впитывали в свою древнерусскую сущность элементы византийско-азиатской и европейской культуры. Поэтому украинцев нельзя идентифицировать ни как россиян, ни как европейцев. Украинцы впитали в себя элементы обоих культур, но в корнях остались русинами, этносом, развивающимся от Русского государства со столицей в Киеве. Основными маркерами идентификации украинской нации является тысячелетняя культура древнерусского народа с элементами ассимиляции с византийско-азиатской и европейской культурами.

Стоит отметить, что Русское государство в домонгольский период оккупации, территориально и ментально развивалось в традициях культуры, заложившей основы современной европейской цивилизации. Именно отсюда и следует украинская национальная идея: Украина – Берегиня, а украинцы – хранители мира на Евразийском континенте. Потому что от спокойствия на Украине зависит спокойствие на границах двух мировых культур.

Украина в территориальной целостности, и украинцы, населяющие эту территорию, достойны уважения в истории обеих культур хотя бы за то, что вся история украинской государственности и культура украинского этноса формировалась на рубеже противостояния: в войнах, насилии, рабстве, геноциде, унижениях. Каждая из двух противостоящих культур (цивилизаций) старалась переломить украинцев под себя, выжечь воспоминания о корнях, о пращурах. Однако в результате всех этих внешних насильственных преломлений сформировалась нация-хранителей, психологический тип казака, который на войне – лучший воин, в мире — образцовый труженик.

Национальная идея: Украина – Берегиня, украинцы – хранители мира на Евразийском континенте, не только идентифицирует украинскую нацию, сплачивает, наделяет ролью, позволяющей занять достойное место среди великих народов и культур мира, но и ко многому обязывает.

Во-первых, обязывает иметь сильную армию. Украина — это как непроходимый рубеж: чем сильнее украинская армия, тем безопаснее на пограничье двух культур. Украина – это крепость, внутри которой располагаются форпосты обеих культур. Украинец – это, прежде всего, воин, который отстаивая свою независимость, оберегает границы византийско-азиатской и европейской культуры.

Во-вторых, Украина обязана иметь модель объективной власти, наиболее эффективную в масштабах мировой цивилизации модель государственного управления. Своими древнерусскими корнями украинцы ближе к европейской культуре. Однако искушения византийско-азиатской культуры, модель субъективной власти и отголоски авторитаризма негативно влияют на ментальность украинских политиков. Власть, деньги и вседозволенность легко превращает демократа-украинца в диктатора. Поэтому украинцам необходима модель объективной власти, в основе которой непререкаемое влияние Конституции Украины и законопослушание. Перед Законами Украины все равны: от гражданина до президента. Только в этом случае можно избежать искушения «азиатчины».

В-третьих, Украина обязана иметь активное гражданское общество. Психологический тип казака и ментальность воина – это внутренняя свобода, которая контролируется и регулируется не временными субъективными ценностными ориентациями очередного лидера или диктатора, а Законами Украины, едиными для всех. Все, что не запрещено законами, то разрешено. Внутренняя свобода – это высокая гражданская активность, понимание важности укрепления Украины как крепости. Чем сильнее Украина, тем спокойнее на пограничье, тем меньше вероятность войны, внешней агрессии, оккупации. Только активное гражданское общество может выстроить крепость и сохранить её силу во времени. В отличие от центральных регионов европейской или византийско-азиатской культур, украинцы не могут позволить себе расслабиться и почивать на лаврах. Особенность пограничья – это постоянная бдительность, готовность отстоять паритет. Расслабленность на пограничье – это повод для агрессии, наступления одной из культур.

И напоследок, сделаем очень важное уточнение: когда мы говорим об Украине как крепости, мы ни в коем случае не подразумеваем изоляцию или равноудаленность Украины от одной (или от обеих) культур. Это равносильно гибели, потере независимости или части территорий. Украина не сможет самостоятельно противостоять одной или тем более двум мировым культурам. Когда мы говорим об Украине как крепости, мы наоборот предполагаем её открытость для проникновения обоих культур. Однако это проникновение должно оставаться временным и поверхностным, идущим во благо развивающейся украинской государственности. Замкнутость и изоляционизм любого государства – это путь к гибели, потому что межкультурные коммуникации обеспечивают развитие, конкуренцию, возможность сравнения и выбора лучшего для себя. Украине как пограничному государству, окраине двух ведущих культур континента, каждая из которых рассматривает Украину в сфере своих интересов, закрытость и «равноудаленность» вдвойне опасна. Украина обязана быть открытой для двух культур и способствовать их взаимопроникновению друг в друга. Однако при этом её поверхность должна оставаться как лед: устойчивой и прочной, чтобы не прогнуться и не поддаться влиянию какой-либо одной стороне. В этом случае, равновесие утратится, кто-то отпразднует победу, но весь этот триумф временный, потому что другая сторона никогда не смириться с потерей. Культуры вновь сойдутся в очередной войне, причем на территории Украины и с жертвами среди украинцев.

Поэтому, для своей же безопасности, Украина должна обрести устойчивость и мощь. Украина – крепость, а украинцы – воины-хранители, это и есть стержень, лед, по поверхности которого прокатываются волны обоих культур, только укрепляя его, но, не проникая в глубинные структуры. Предназначение Украины и украинцев: соблюдать баланс на рубеже слияния византийско-азиатской и европейской культуры.

Именно по этой причине Украина не может быть проросийской или проевропейской. Украина должна оставаться сама собой – Берегиней, хранителем мира в западной части евразийского континента. Однако для этого ей необходима внутренняя сила, самодостаточность, чтобы выдержать груз ответственности, не надломиться и не прогнуться под одну из культур. Это чревато последствиями.

Роль Берегини и Хранительницы прописана не только для Украины. Примерно такая же роль возложена на Израиль, на Гонконг, но там пограничные территории гораздо меньше. Однако Украине есть на кого равняться.