Протесты в Украине: у Тимошенко готовятся к «тарифному Майдану»Протесты в Украине: у Тимошенко готовятся к «тарифному Майдану»

Татьяна Шпайхер

Как удалось выяснить «Апострофу», сегодня в Украине ведется активная подготовка к осенним протестам против значительного повышения коммунальных тарифов. В частности, уже начата закупка крупных партий палаток для протестующих, которые должны быть готовы к 1 октября. В качестве наиболее вероятного организатора акций протеста источники называют партию «Батькивщина» во главе с Юлией Тимошенко, которая активно раскручивает тарифную тематику в парламенте и в СМИ. На Банковой заявляют, что не особо боятся протестов от Тимошенко, однако эксперты утверждают, что в АП все же серьезно обеспокоены.

Сразу несколько источников подтвердили «Апострофу», что общественные организации, деятельность которых связывают с Юлией Тимошенко, закупили от 300 до 500 палаток для возможного дальнейшего использования в массовых акциях. «Палатки заказала общественная организация, связанная с «Батькивщиной». Они должны быть готовы до 1 октября», — рассказал информированный источник.

В свою очередь близкий к Банковой политолог Тарас Березовец сообщил «Апострофу», что на 11 октября «Батькивщина» запланировала проведение так называемой репетиции осенних массовых мероприятий. По его словам, акция будет организована с привлечением профсоюзов.

«То, что готовится раскачка ситуации, — это 100%. Мы это видим по сигналам. У них уже есть предварительная дата. Пробную забастовку профсоюзов они собираются организовать 11 октября, об этом заявили их депутаты. Тема тарифов там будет одной из ключевых, это я и так понимаю и вижу», — рассказал политолог.

По его словам, главная цель протестов, которые планирует организовать Тимошенко, — добиться досрочных парламентских, а затем и президентских выборов.

«Раскачка будет в октябре-ноябре-декабре, чтобы добиться досрочных выборов парламента весной следующего года, примерно в марте. Если им это удастся, то следующая цель — досрочные президентские выборы, потому что Тимошенко на полуцелях не останавливается», — сказал Березовец.

Информацию о готовящихся акциях «Апострофу» подтвердил председатель Конфедерации свободных профсоюзов Украины (КСПУ) Михаил Волынец, который трижды избирался в парламент по спискам «Батькивщины». Он, в частности, рассказал, что на 11 октября планируется протест железнодорожников. Однако, по его словам, акция не будет связана ни с одной из партий.

«11 октября железнодорожники будут пикетировать Министерство инфраструктуры. Они будут требовать преодоления коррупции, повышения заработной платы, урегулирования отношений. Там не совсем ясно с этим поляком (главой ПАО «Укрзализныця» является поляк Войцех Бальчун, — «Апостроф»). Понятно, что их поддержит Конфедерация. Мы еще посмотрим, какими силами приобщимся», — сказал Волынец.

Глава КСПУ также добавил, что сегодня в ряде регионов наблюдается рост протестных настроений. В частности, по его словам, нарастает недовольство населения в прифронтовой зоне, где не работает ни одно предприятие. Такими настроениями, считает Волынец, скорее всего, воспользуется «Оппозиционный блок». Есть также признаки, что люди готовы протестовать и на западе Украины — в частности, на Волыни люди хотят перекрыть все пограничные переходы с Польшей. На сегодняшний день, утверждает Волынец, протесты профсоюзов пока не связаны ни с одной политической силой. Однако он отмечает, что люди доведены до отчаяния и «кто позовет, за тем и пойдут».

Волынец также напомнил, что усилия профсоюзов и организованные ими акции вполне способны повлиять на досрочную смену власти. «Давайте вспомним 1993 год, когда независимые профсоюзы начали забастовку, пикетирование Верховной Рады и Администрации президента. Чем завершилось? Досрочными парламентскими и президентскими выборами. Кравчук тогда проиграл», — сказал Волынец.

Следует отметить, что профсоюзы — не единственная сила, на которую может рассчитывать «Батькивщина», готовя акции протеста. Не исключено, что к этим мероприятиям могут быть привлечены также опекаемые ею фермеры, недовольные бюджетом на следующий год.

Как отметил «Апострофу» заместитель председателя фракции «Батькивщины» Сергей Соболев, проект бюджета в нынешнем виде должен быть отклонен парламентом, доработан и внесен заново. По его словам, дополнительные поступления в бюджет планируется привлечь за счет повышения налогов для мелких фермерских хозяйств, что является несправедливым.

На днях депутаты от «Батькивщины» приняли участие в «Форуме аграриев Кировоградщины». На сайте партии «Батькивщина» отмечается, что по результатам форума будет составлен перечень требований и предложений к парламенту, которые должны быть учтены при принятии госбюджета. Кроме того, 27 сентября появилось сообщение, что «Батькивщина» создает штаб противодействия земельному рейдерству. «На этом форуме мы проголосовали за то, что будет создан Общенациональный штаб противодействия рейдерству фермерских хозяйств, сельскохозяйственных предприятий, которое уже стало массовым явлением в Украине», — заявила Тимошенко журналистам по окончании форума аграриев.

Однако, по утверждению самих представителей «Батькивщины», им ничего не известно о готовящемся их партией Майдане. «Я посещаю все заседания фракции и не вижу, чтобы было планирование массовых акций протеста. Мы сейчас обсуждаем бюджет и изменения в бюджет», — отметил народный депутат от «Батькивщины» Игорь Луценко.

В свою очередь Сергей Соболев также убежден, что никаких протестов «Батькивщина» не организовывает. Он однако добавил, что в ближайшее время вполне возможны акции в поддержку необходимых законопроектов.

«Я в шоке. Я впервые слышу, что мы организовываем какие-то протесты. Мы четко пошли по пути судебного рассмотрения этого вопроса. Судя по всему, мы попали в десятку, премьер заволновался и хочет уже внести вопрос тарифов в парламент, хотя парламент никакого отношения к этому вопросу не имеет. Я так понимаю, они хотят «прикрыть себе спину», поскольку решение правительства и решение НКРЭКУ (Нацкомиссия, осуществляющая госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, — «Апостроф») были незаконными и будут отменены судами», — сказал Соболев.

Он отметил, что судебный путь для «Батькивщины» — единственный возможный в данном случае, а протесты может организовывать кто угодно, но партия Тимошенко к этому отношения не имеет. Он также опроверг информацию о том, что организации, связанные с «Батькивщиной», могли закупать палатки для протестов. «Эта информация не соответствует действительности», — подчеркнул Соболев.

Собеседники «Апострофа» на Банковой отмечают, что протестов Тимошенко они не слишком опасаются и препятствовать им не будут, мол, акции рядом с АП проходят едва ли не каждую неделю. «Разгонять их никто не будет, пусть выступают», — говорит собеседник с Банковой.

Однако старший аналитик Международного центра перспективных исследований Анатолий Октисюк убежден, что в Администрации президента не на шутку испугались возможных осенних протестов.

«Власть боится протестов, потому что любая дестабилизация может привести к досрочным выборам. Сегодня власть проводит политику консолидации всех ресурсов вокруг себя, и это пугает многих игроков. Во многих кругах сегодня понимают, что, если не выступить сейчас и если Порошенко выстоит, то до 2019 года ситуацию вряд ли можно будет изменить. Поэтому шанс что-то поменять есть именно сейчас», — объяснил Октисюк. Он также не исключает, что различные «мелкие игроки», которые чувствуют угрозу со стороны Порошенко, могут объединиться вокруг Тимошенко для того, чтобы противостоять президенту.

АпострофТатьяна Шпайхер

Как удалось выяснить «Апострофу», сегодня в Украине ведется активная подготовка к осенним протестам против значительного повышения коммунальных тарифов. В частности, уже начата закупка крупных партий палаток для протестующих, которые должны быть готовы к 1 октября. В качестве наиболее вероятного организатора акций протеста источники называют партию «Батькивщина» во главе с Юлией Тимошенко, которая активно раскручивает тарифную тематику в парламенте и в СМИ. На Банковой заявляют, что не особо боятся протестов от Тимошенко, однако эксперты утверждают, что в АП все же серьезно обеспокоены.

Сразу несколько источников подтвердили «Апострофу», что общественные организации, деятельность которых связывают с Юлией Тимошенко, закупили от 300 до 500 палаток для возможного дальнейшего использования в массовых акциях. «Палатки заказала общественная организация, связанная с «Батькивщиной». Они должны быть готовы до 1 октября», — рассказал информированный источник.

В свою очередь близкий к Банковой политолог Тарас Березовец сообщил «Апострофу», что на 11 октября «Батькивщина» запланировала проведение так называемой репетиции осенних массовых мероприятий. По его словам, акция будет организована с привлечением профсоюзов.

«То, что готовится раскачка ситуации, — это 100%. Мы это видим по сигналам. У них уже есть предварительная дата. Пробную забастовку профсоюзов они собираются организовать 11 октября, об этом заявили их депутаты. Тема тарифов там будет одной из ключевых, это я и так понимаю и вижу», — рассказал политолог.

По его словам, главная цель протестов, которые планирует организовать Тимошенко, — добиться досрочных парламентских, а затем и президентских выборов.

«Раскачка будет в октябре-ноябре-декабре, чтобы добиться досрочных выборов парламента весной следующего года, примерно в марте. Если им это удастся, то следующая цель — досрочные президентские выборы, потому что Тимошенко на полуцелях не останавливается», — сказал Березовец.

Информацию о готовящихся акциях «Апострофу» подтвердил председатель Конфедерации свободных профсоюзов Украины (КСПУ) Михаил Волынец, который трижды избирался в парламент по спискам «Батькивщины». Он, в частности, рассказал, что на 11 октября планируется протест железнодорожников. Однако, по его словам, акция не будет связана ни с одной из партий.

«11 октября железнодорожники будут пикетировать Министерство инфраструктуры. Они будут требовать преодоления коррупции, повышения заработной платы, урегулирования отношений. Там не совсем ясно с этим поляком (главой ПАО «Укрзализныця» является поляк Войцех Бальчун, — «Апостроф»). Понятно, что их поддержит Конфедерация. Мы еще посмотрим, какими силами приобщимся», — сказал Волынец.

Глава КСПУ также добавил, что сегодня в ряде регионов наблюдается рост протестных настроений. В частности, по его словам, нарастает недовольство населения в прифронтовой зоне, где не работает ни одно предприятие. Такими настроениями, считает Волынец, скорее всего, воспользуется «Оппозиционный блок». Есть также признаки, что люди готовы протестовать и на западе Украины — в частности, на Волыни люди хотят перекрыть все пограничные переходы с Польшей. На сегодняшний день, утверждает Волынец, протесты профсоюзов пока не связаны ни с одной политической силой. Однако он отмечает, что люди доведены до отчаяния и «кто позовет, за тем и пойдут».

Волынец также напомнил, что усилия профсоюзов и организованные ими акции вполне способны повлиять на досрочную смену власти. «Давайте вспомним 1993 год, когда независимые профсоюзы начали забастовку, пикетирование Верховной Рады и Администрации президента. Чем завершилось? Досрочными парламентскими и президентскими выборами. Кравчук тогда проиграл», — сказал Волынец.

Следует отметить, что профсоюзы — не единственная сила, на которую может рассчитывать «Батькивщина», готовя акции протеста. Не исключено, что к этим мероприятиям могут быть привлечены также опекаемые ею фермеры, недовольные бюджетом на следующий год.

Как отметил «Апострофу» заместитель председателя фракции «Батькивщины» Сергей Соболев, проект бюджета в нынешнем виде должен быть отклонен парламентом, доработан и внесен заново. По его словам, дополнительные поступления в бюджет планируется привлечь за счет повышения налогов для мелких фермерских хозяйств, что является несправедливым.

На днях депутаты от «Батькивщины» приняли участие в «Форуме аграриев Кировоградщины». На сайте партии «Батькивщина» отмечается, что по результатам форума будет составлен перечень требований и предложений к парламенту, которые должны быть учтены при принятии госбюджета. Кроме того, 27 сентября появилось сообщение, что «Батькивщина» создает штаб противодействия земельному рейдерству. «На этом форуме мы проголосовали за то, что будет создан Общенациональный штаб противодействия рейдерству фермерских хозяйств, сельскохозяйственных предприятий, которое уже стало массовым явлением в Украине», — заявила Тимошенко журналистам по окончании форума аграриев.

Однако, по утверждению самих представителей «Батькивщины», им ничего не известно о готовящемся их партией Майдане. «Я посещаю все заседания фракции и не вижу, чтобы было планирование массовых акций протеста. Мы сейчас обсуждаем бюджет и изменения в бюджет», — отметил народный депутат от «Батькивщины» Игорь Луценко.

В свою очередь Сергей Соболев также убежден, что никаких протестов «Батькивщина» не организовывает. Он однако добавил, что в ближайшее время вполне возможны акции в поддержку необходимых законопроектов.

«Я в шоке. Я впервые слышу, что мы организовываем какие-то протесты. Мы четко пошли по пути судебного рассмотрения этого вопроса. Судя по всему, мы попали в десятку, премьер заволновался и хочет уже внести вопрос тарифов в парламент, хотя парламент никакого отношения к этому вопросу не имеет. Я так понимаю, они хотят «прикрыть себе спину», поскольку решение правительства и решение НКРЭКУ (Нацкомиссия, осуществляющая госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, — «Апостроф») были незаконными и будут отменены судами», — сказал Соболев.

Он отметил, что судебный путь для «Батькивщины» — единственный возможный в данном случае, а протесты может организовывать кто угодно, но партия Тимошенко к этому отношения не имеет. Он также опроверг информацию о том, что организации, связанные с «Батькивщиной», могли закупать палатки для протестов. «Эта информация не соответствует действительности», — подчеркнул Соболев.

Собеседники «Апострофа» на Банковой отмечают, что протестов Тимошенко они не слишком опасаются и препятствовать им не будут, мол, акции рядом с АП проходят едва ли не каждую неделю. «Разгонять их никто не будет, пусть выступают», — говорит собеседник с Банковой.

Однако старший аналитик Международного центра перспективных исследований Анатолий Октисюк убежден, что в Администрации президента не на шутку испугались возможных осенних протестов.

«Власть боится протестов, потому что любая дестабилизация может привести к досрочным выборам. Сегодня власть проводит политику консолидации всех ресурсов вокруг себя, и это пугает многих игроков. Во многих кругах сегодня понимают, что, если не выступить сейчас и если Порошенко выстоит, то до 2019 года ситуацию вряд ли можно будет изменить. Поэтому шанс что-то поменять есть именно сейчас», — объяснил Октисюк. Он также не исключает, что различные «мелкие игроки», которые чувствуют угрозу со стороны Порошенко, могут объединиться вокруг Тимошенко для того, чтобы противостоять президенту.

Апостроф

Война на Донбассе приобрела новый поворотВойна на Донбассе приобрела новый поворот

Татьяна Шпайхер

Аналитики частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor увидели маленький прогресс на пути к завершению конфликта на Донбассе. Основания для оптимизма специалистам Stratfor дают заявления поддерживаемых Россией сепаратистов на Донбассе об одностороннем прекращении огня в полночь 15 сентября. Как подчеркивают в частной разведке США, это первый раз за все время конфликта, когда сепаратисты инициировали прекращение огня. Однако Россия может использовать данный факт для того, чтобы добиться отмены санкций со стороны Запада.

По мнению аналитиков Stratfor, в еще одном «театре противостояния между Россией и Западом» наметился хотя бы маленький, но прогресс. Основанием для такого оптимизма служат заявления пророссийских боевиков на Донбассе об одностороннем прекращении огня в полночь 15 сентября. В «частном ЦРУ» подчеркивают, что у Администрации президента Барака Обамы осталось только четыре месяца для того, чтобы решить свои вопросы в Сирии и в Украине, до того момента, когда после выборов в США все придется начинать заново. Хотя прекращение огня в Сирии только началось, а в Украине этого еще не произошло, тем не менее последние события свидетельствуют о согласованных дипломатических усилиях Москвы и Вашингтона достигнуть согласия как можно раньше.

«В конце концов, обе стороны выигрывают от достижения значительного прогресса в конфликтах, прежде чем Обама покинет свой пост», — считают в Stratfor. По мере истекания президентского срока Обама будет все больше думать о своем наследии, об успехах, которых ему удалось достичь во время своей работы. Для России же лучше работать над достижением согласия по сирийской и украинской проблематике с «дьяволом, которого она уже знает», нежели с тем, кого она еще не знает.

Но, как отмечает Stratfor, нет никакой гарантии того, что Россия и США достигнут прорыва в любом из этих вопросов. Помешать в урегулировании конфликтов в Сирии и Украине сторонам могут несколько факторов. Хотя план действий в Сирии в настоящее время в значительной степени согласован с Россией, у США будут трудности с изоляцией поддерживаемых ими групп «ополченцев», Турция попытается использовать режим прекращения огня в Сирии как возможность укрепить свои повстанческие группы для противостояния курдам, а Иран и Саудовская Аравия также попробуют усилить подконтрольные им повстанческие группировки. «Иран и Сирия к тому же вряд ли согласятся на соглашение о разграничении влияния», — считают аналитики Stratfor.

Подобная ситуация складывается и в Украине. «Во время прошлых периодов прекращения огня сепаратисты соблюдали некоторые требования Минских соглашений, например, в части отвода тяжелого вооружения. Но Москва никогда полностью не выведет свои вооруженные силы для того, чтобы Украина восстановила контроль над границей между Россией и подконтрольными боевикам регионами, как того требуют Минские соглашения», — убеждены в Stratfor. Кроме того, как подчеркивает частная разведка США, всегда, как только прекращение огня на востоке Украины заканчивалось, сепаратисты возвращали тяжелое вооружение на линию соприкосновения.

Помимо вопросов безопасности существуют и политические препятствия для достижения согласия. «Россия и Украина зашли в тупик по поводу статуса оккупированных территорий. Москва и боевики настаивают на том, что Киев должен предоставить широкую автономию Донбассу, прекратить боевые действия, в то время как Украина отказывается предоставлять какие-либо политические уступки, прежде чем будут реализованы компоненты безопасности Минских соглашений. Киев также настаивает на том, что не признает каких-либо выборов на сепаратистских территориях, если за ними не будут наблюдать представители Украины и ОБСЕ. Однако лидеры боевиков намерены проводить первичные выборы в начале октября без согласия Киева», — отмечают в Stratfor.

Учитывая все эти факторы, по мнению аналитиков, трудно представить, что прорыв на пути к согласию будет достигнут в ближайшие несколько месяцев, вне зависимости от намерений Вашингтона и Москвы. В Stratfor предполагают, что сепаратисты инициировали одностороннее прекращение огня для того, чтобы во всем обвинить Украину, если перемирие закончится. «Россия может использовать это, чтобы попытаться ослабить поддержку Киева со стороны Запада, в частности, во время следующего голосования ЕС о будущем санкций против России, которое состоится в начале 2017 года», — объясняют в Stratfor.

АпострофТатьяна Шпайхер

Аналитики частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor увидели маленький прогресс на пути к завершению конфликта на Донбассе. Основания для оптимизма специалистам Stratfor дают заявления поддерживаемых Россией сепаратистов на Донбассе об одностороннем прекращении огня в полночь 15 сентября. Как подчеркивают в частной разведке США, это первый раз за все время конфликта, когда сепаратисты инициировали прекращение огня. Однако Россия может использовать данный факт для того, чтобы добиться отмены санкций со стороны Запада.

По мнению аналитиков Stratfor, в еще одном «театре противостояния между Россией и Западом» наметился хотя бы маленький, но прогресс. Основанием для такого оптимизма служат заявления пророссийских боевиков на Донбассе об одностороннем прекращении огня в полночь 15 сентября. В «частном ЦРУ» подчеркивают, что у Администрации президента Барака Обамы осталось только четыре месяца для того, чтобы решить свои вопросы в Сирии и в Украине, до того момента, когда после выборов в США все придется начинать заново. Хотя прекращение огня в Сирии только началось, а в Украине этого еще не произошло, тем не менее последние события свидетельствуют о согласованных дипломатических усилиях Москвы и Вашингтона достигнуть согласия как можно раньше.

«В конце концов, обе стороны выигрывают от достижения значительного прогресса в конфликтах, прежде чем Обама покинет свой пост», — считают в Stratfor. По мере истекания президентского срока Обама будет все больше думать о своем наследии, об успехах, которых ему удалось достичь во время своей работы. Для России же лучше работать над достижением согласия по сирийской и украинской проблематике с «дьяволом, которого она уже знает», нежели с тем, кого она еще не знает.

Но, как отмечает Stratfor, нет никакой гарантии того, что Россия и США достигнут прорыва в любом из этих вопросов. Помешать в урегулировании конфликтов в Сирии и Украине сторонам могут несколько факторов. Хотя план действий в Сирии в настоящее время в значительной степени согласован с Россией, у США будут трудности с изоляцией поддерживаемых ими групп «ополченцев», Турция попытается использовать режим прекращения огня в Сирии как возможность укрепить свои повстанческие группы для противостояния курдам, а Иран и Саудовская Аравия также попробуют усилить подконтрольные им повстанческие группировки. «Иран и Сирия к тому же вряд ли согласятся на соглашение о разграничении влияния», — считают аналитики Stratfor.

Подобная ситуация складывается и в Украине. «Во время прошлых периодов прекращения огня сепаратисты соблюдали некоторые требования Минских соглашений, например, в части отвода тяжелого вооружения. Но Москва никогда полностью не выведет свои вооруженные силы для того, чтобы Украина восстановила контроль над границей между Россией и подконтрольными боевикам регионами, как того требуют Минские соглашения», — убеждены в Stratfor. Кроме того, как подчеркивает частная разведка США, всегда, как только прекращение огня на востоке Украины заканчивалось, сепаратисты возвращали тяжелое вооружение на линию соприкосновения.

Помимо вопросов безопасности существуют и политические препятствия для достижения согласия. «Россия и Украина зашли в тупик по поводу статуса оккупированных территорий. Москва и боевики настаивают на том, что Киев должен предоставить широкую автономию Донбассу, прекратить боевые действия, в то время как Украина отказывается предоставлять какие-либо политические уступки, прежде чем будут реализованы компоненты безопасности Минских соглашений. Киев также настаивает на том, что не признает каких-либо выборов на сепаратистских территориях, если за ними не будут наблюдать представители Украины и ОБСЕ. Однако лидеры боевиков намерены проводить первичные выборы в начале октября без согласия Киева», — отмечают в Stratfor.

Учитывая все эти факторы, по мнению аналитиков, трудно представить, что прорыв на пути к согласию будет достигнут в ближайшие несколько месяцев, вне зависимости от намерений Вашингтона и Москвы. В Stratfor предполагают, что сепаратисты инициировали одностороннее прекращение огня для того, чтобы во всем обвинить Украину, если перемирие закончится. «Россия может использовать это, чтобы попытаться ослабить поддержку Киева со стороны Запада, в частности, во время следующего голосования ЕС о будущем санкций против России, которое состоится в начале 2017 года», — объясняют в Stratfor.

Апостроф

Украина будет терять поддержку европейских государств, — частная разведка СШАУкраина будет терять поддержку европейских государств, — частная разведка США

Татьяна Шпайхер

После прошедшего в июне 2016 года референдума о выходе Великобритании из ЕС (Brexit) деятельность Европейского Союза будет сконцентрирована на внутренних проблемах. Это означает, что совместные проекты Евросоюза с нашей страной будут отодвинуты на второй план, что может повредить экономической и политической ситуации в Украине, считают в американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor. Несмотря на то, что сотрудничество с ЕС является приоритетом для нынешнего правительства Украины, в будущем власти страны будут терять поддержку европейских государств, полагают аналитики «частного ЦРУ»

Европейское будущее Украины стоит под вопросом из-за неопределенности, которую привнес в Евросоюз Brexit. А ведь именно проевропейский политический вектор стал краеугольным камнем администрации во главе с украинским президентом Петром Порошенко и премьер-министра Владимира Гройсмана, отмечают специалисты Stratfor. Возобновление переговоров о политической и экономической ассоциации с ЕС было одним из первых шагов Порошенко на посту президента, и ему удалось подписать соответствующее соглашение. Но все это происходило до Brexit.

С экономической точки зрения Brexit может иметь серьезные последствия для Украины. Соединенное Королевство является второй по величине экономикой в Европейском Союзе, на долю которого приходилось более 40% экспорта Украины в 2015 году. «Хотя само Соединенное Королевство является только одиннадцатым по величине торговым партнером Украины, двусторонний товарооборот между двумя странами превысил $ 2 млрд в прошлом году», — напоминают аналитики «частного ЦРУ». Но дело в том, что после выхода Британии из ЕС ее больше не будет касаться Соглашение об ассоциации Украина-ЕС.

Экономические последствия — не единственный негатив, который может принести Украине Brexit. Специалисты Stratfor считают, что выход Британии из ЕС ускорит фрагментацию Европейского Союза. Британия была одной из стран, которые поддержали санкции против России, введенные ЕС из-за аннексии Крыма и агрессии на Донбассе. С тех пор ЕС их не отменял. Но еще до 23 июня (дата проведения Brexit, — «Апостроф») такие страны, как Венгрия, Греция и Словакия, высказали свои опасения по поводу влияния продления санкций на их экономики. И сейчас, считают аналитики американской компании, существует реальная угроза, что санкции будут ослаблены или сняты во время следующего голосовании в начале 2017 года.

Несмотря на суматоху в ЕС, украинские власти надеются, что перспектива вступления в ЕС существует. Премьер Владимир Гройсман уверен, что присоединение к блоку может произойти в течение 10 лет. Однако вполне возможно, что украинское правительство выдает желаемое за действительное. Еще до голосования Brexit Европейский Союз опасался принимать новые заявки на членство из-за экономического кризиса и наплыва беженцев. В начале июня он отложил предоставление гражданам Украины безвизового режима. Комиссар ЕС по расширению недавно сказал, что он ожидает отмены виз для украинцев в октябре. Но в настоящее время существует риск дальнейших задержек, считают специалисты Stratfor.

Тем не менее, Brexit не обязательно означает проблемы для отношений Украина-ЕС, так как выход Соединенного Королевства может привести и к более эффективной интеграции Европейского Союза. Но как бы не складывались отношения Украина-ЕС, эксперты сомневаются, что Украина вернется к союзу с Россией.

АпострофТатьяна Шпайхер

После прошедшего в июне 2016 года референдума о выходе Великобритании из ЕС (Brexit) деятельность Европейского Союза будет сконцентрирована на внутренних проблемах. Это означает, что совместные проекты Евросоюза с нашей страной будут отодвинуты на второй план, что может повредить экономической и политической ситуации в Украине, считают в американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor. Несмотря на то, что сотрудничество с ЕС является приоритетом для нынешнего правительства Украины, в будущем власти страны будут терять поддержку европейских государств, полагают аналитики «частного ЦРУ»

Европейское будущее Украины стоит под вопросом из-за неопределенности, которую привнес в Евросоюз Brexit. А ведь именно проевропейский политический вектор стал краеугольным камнем администрации во главе с украинским президентом Петром Порошенко и премьер-министра Владимира Гройсмана, отмечают специалисты Stratfor. Возобновление переговоров о политической и экономической ассоциации с ЕС было одним из первых шагов Порошенко на посту президента, и ему удалось подписать соответствующее соглашение. Но все это происходило до Brexit.

С экономической точки зрения Brexit может иметь серьезные последствия для Украины. Соединенное Королевство является второй по величине экономикой в Европейском Союзе, на долю которого приходилось более 40% экспорта Украины в 2015 году. «Хотя само Соединенное Королевство является только одиннадцатым по величине торговым партнером Украины, двусторонний товарооборот между двумя странами превысил $ 2 млрд в прошлом году», — напоминают аналитики «частного ЦРУ». Но дело в том, что после выхода Британии из ЕС ее больше не будет касаться Соглашение об ассоциации Украина-ЕС.

Экономические последствия — не единственный негатив, который может принести Украине Brexit. Специалисты Stratfor считают, что выход Британии из ЕС ускорит фрагментацию Европейского Союза. Британия была одной из стран, которые поддержали санкции против России, введенные ЕС из-за аннексии Крыма и агрессии на Донбассе. С тех пор ЕС их не отменял. Но еще до 23 июня (дата проведения Brexit, — «Апостроф») такие страны, как Венгрия, Греция и Словакия, высказали свои опасения по поводу влияния продления санкций на их экономики. И сейчас, считают аналитики американской компании, существует реальная угроза, что санкции будут ослаблены или сняты во время следующего голосовании в начале 2017 года.

Несмотря на суматоху в ЕС, украинские власти надеются, что перспектива вступления в ЕС существует. Премьер Владимир Гройсман уверен, что присоединение к блоку может произойти в течение 10 лет. Однако вполне возможно, что украинское правительство выдает желаемое за действительное. Еще до голосования Brexit Европейский Союз опасался принимать новые заявки на членство из-за экономического кризиса и наплыва беженцев. В начале июня он отложил предоставление гражданам Украины безвизового режима. Комиссар ЕС по расширению недавно сказал, что он ожидает отмены виз для украинцев в октябре. Но в настоящее время существует риск дальнейших задержек, считают специалисты Stratfor.

Тем не менее, Brexit не обязательно означает проблемы для отношений Украина-ЕС, так как выход Соединенного Королевства может привести и к более эффективной интеграции Европейского Союза. Но как бы не складывались отношения Украина-ЕС, эксперты сомневаются, что Украина вернется к союзу с Россией.

Апостроф

Надежда Савченко: переговоры с Захарченко и Плотницким будутНадежда Савченко: переговоры с Захарченко и Плотницким будут

Светлана Шереметьева, Татьяна Шпайхер

Народный депутат, украинская летчица НАДЕЖДА САВЧЕНКО в интервью «Апострофу» выразила удовлетворение ходом переговоров с главарями незаконных ДНР и ЛНР Александром Захарченко и Игорем Плотницким. Бывшая узница российской тюрьмы также рассказала, как идет процесс освобождения украинских пленных на Донбассе и политических заключенных в России. Среди прочего, народный депутат сообщила об ухудшении состояния здоровья Александра Кольченко.

— Прошло примерно три месяца с момента вашего возвращения в Украину. Это было 25 мая. Вы тогда сказали, что положите свою жизнь за наших пленных. Что-то получилось сделать за эти два месяца?

— Трудно назвать это программой деятельности. Бороться за наших людей — это, прежде всего, моя обязанность как офицера Вооруженных сил и как народного депутата. Делала я много, но результатов таких, которых я ожидала, — пока мало. Да и вообще можно сказать, что никаких нет. Поэтому считаю, что моя работа недостаточна и продолжаю работать.

— Какие именно планы не удалось воплотить и почему?

— Я буду самокритичной: если не удалось что-то сделать, значит, я недостаточно делала. Указывать вам, почему, как и что происходит, я не стану, потому что это стратегия, а стратегию не сдают.

— Но вы, кажется, тогда говорили о каком-то Комитете спасения заключенных, не так ли?

— Это международный комитет по освобождению политзаключенных именно из России. Это немного другая работа. Хотя и там, и там захвачены и пребывают под пытками наши люди. Но надо разделять два фактора: военнопленные, которые находятся на Донбассе, и те политзаключенные, которые находятся в России.

— Они нуждаются в каких-то отдельных подходах?

— Да, там нужны совсем другие подходы.

— Чем они отличаются?

— Во-первых,вопрос политзаключенных — это уровень договоренностей между президентами. А также — помощи и давления со стороны мирового сообщества и мировых политиков. Чтобы освободить наших пленных на Донбассе, надо уходить из политики и конкретно заниматься людьми. Нужно начать выдачу военнопленных, которые сейчас находятся у нас, чтобы забрать тех, которые остаются на оккупированной территории.

— А с кого нужно начать? Или это можно делать одновременно?

— С кого получится. Туда ездят переговорщики. Там находятся люди с нашей территории, которых очень часто наша власть обвиняет в какой-то пророссийской пропаганде или еще в чем-нибудь. А люди, рискуя своей жизнью, ездят, говорят с террористами, как привыкли их здесь называть, с теми, про которых наша власть говорит, что не будет вести с ними переговоры. Они (боевики — «Апостроф») предлагают обмены со своей стороны, они называют фамилии людей, выдав которых, можно вернуть наших ребят.

— А кто именно ездит? Кто сейчас на той территории?

— Я никогда в жизни не назову эти фамилии, потому что вы — журналисты, а люди там жизнью рискуют. Поэтому вы никогда не услышите от меня этих фамилий. Вы узнаете о них только в том случае, если человек сам захочет сказать, что он там работает.

— Но есть известные переговорщики, чьи фамилии никто не скрывает. Например, Юрий Тандит занимался освобождением пленных… Медведчук, например (по словам президента РФ Владимира Путина, именно Виктор Медведчук содействовал освобождению Надежды Савченко, — «Апостроф»).

— Подождите (никак не реагирует на упоминание о Медведчуке, — «Апостроф»), Юрий Тандит хоть раз туда ездил? Именно на оккупированную территорию он хотя бы раз ездил? Я просто не знаю, возможно, и ездил. Вы мне скажите, вы же больше следите за информацией. Нет? Тогда я вам не могу назвать тех людей, которые туда ездят. Если Юрий Тандит сам себя назвал — хорошо. Если кто-то еще скажет, что он туда ездит и назовет себя — тоже хорошо, но я делать за людей этого не буду. Я знаю эти фамилии, но вам я их не скажу.

— Буквально на днях ваша сестра Вера предложила, а вы поддержали включение Оксаны Марченко (известная украинская телеведущая, супруга Медведчука, — ред.) в группу переговоров по освобождению пленных.

— Нельзя сказать, что Вера предложила. Это была наша общая идея, а родилась она из детской сказки. Возможно, вы ее слышали, а если не слышали, то я вам расскажу: шли два козла, лбами бодались, друг другу дорогу не уступили да так и упали в воду. Шли две козочки, встретились: одна присела, а вторая перескочила и пошли дальше. Это очень показательная история. Поэтому я просто предложила поменять баранов на женщин. Возможно, тогда дело пойдет лучше.

— Это Порошенко с Медведчуком — бараны?

— Ну что вы. Не перекручивайте. Я просто предложила двух баранов поменять на двух женщин. А дальше вы можете домысливать, как вам угодно.

— Вы планируете как-то с ними выходить на связь — Оксаной Марченко, Мариной Порошенко (вторая кандидатура, предложенная для переговоров, — ред.)?

— Вообще, это было предложено президентом. И эта идея уже была отклонена. Я не буду додумывать, почему так прозошло, — это работа журналистов.

— Что касается темы освобождения политзаключенных: как продвигается работа в этом направлении?

— Пока я только ездила в зарубежные поездки. Сейчас не очень активно все происходит, потому что сейчас сезон летних отпусков. Я работаю на международной арене с международными политиками, донося до них списки наших людей, готовя персональные списки санкций в отношении оперов и следователей, которые пытали наших граждан, а также бесчестных прокуроров и судей. Чтобы каждого из них наказали в России. Включая высокопоставленных лиц, которые отдавали приказы творить такое с нашими людьми.

Мы работаем в этом направлении. Как и польская общественная организация «Открытый диалог», которая занимается освобождением политзаключенных уже очень много лет. Раньше они делали это в Казахстане, а сейчас занимаются украинскими политзаключенными в России. Поэтому они имеют опыт. Я сотрудничаю с различными мировыми политиками, доношу до них эту информацию, заручаюсь их поддержкой. Это и есть работа этого комитета.

— Но освободили только вас, а потом еще двух украинцев — Афанасьева и Солошенко. Теперь говорят, что процесс остановился. Почему?

— Меня освободили досрочно, хотя, на мой взгляд, могли бы освободить и раньше, если бы из этого не пытались извлечь политические бонусы. Пришло время и меня освободили, потому что я могла умереть в любую минуту. И больше торговаться за меня не было бы смысла. Мертвая Надежда стоит дешевле, чем живая, и выглядит очень плохо: вот такой обмен.

И хотя мне говорили, что голодовка ничего не даст, но именно благодаря ей я ускорила процесс. Только когда у меня кровь загустела в 4 раза и когда я могла умереть каждую минуту, меня обменяли. Вслед за мной обменяли Солошенко и Афанасьева, потому что у них тоже были проблемы со здоровьем, они так же могли умереть в российских тюрьмах. И тогда Путин бы очень плохо выглядел перед мировым сообществом, если бы начал возвращать украинцев замученными или мертвыми. Всех остальных они (россияне, — «Апостроф») продолжают удерживать.

— А у вас есть информация о состоянии их здоровья?

— Сейчас возникли проблемы со здоровьем у Саши Кольченко, у него образовался дефицит веса. Такие болезни в тюрьмах бывают очень часто, человек увядает, хотя и продолжает питаться. Он тоже может умереть каждую минуту. Поэтому начинаем бороться за каждого из наших. И поверьте, работа происходит. Но СМИ это не освещают, потому что сейчас это мало кого интересует, сейчас больше интересует какой-нибудь скандал про Надежду Савченко.

А очень хочется, чтобы говорили об этих людях, чтобы действительно спрашивали у каждого политика — ни о том, что вы думаете о Надежде Савченко, а о том, что вы думаете о Саше Кольченко: как он себя чувствует, долго ли протянет; как там Саша и Олег, какое у них состояние. Вы (журналисты, — «Апостроф») поможете нам, и будет результат.

— Так получается, что голодовка является едва ли не единственным способом выйти на свободу?

— Получается, что так. Один из самых действенных, к сожалению.

— А еще кто-то из наших политзаключенных в России голодает?

— Насколько мне известно — нет. У Саши просто нарушения вследствие душевного истощения. Человек может даже и питается, но пища просто не усваивается. Человек увядает.

— А как вам голодать не в тюрьме?

— Какая разница, где голодать? Важно, чтобы результат был. Я уже давно спокойно реагирую на любые испытания: есть еда или нет — ничего страшного. Есть вода. Но можно и без воды, только недолго.

— А то, что вы сейчас говорите о черном пиаре, вы это тоже воспринимаете как испытание?

— Нет, я это воспринимаю как побочный эффект. Знаете, как говорят: караван идет — собаки лают. Пусть лают.

— Но лает все общество. Возможно, это о чем-то говорит?

— А что для вас — все общество? Охарактеризуйте мне, пожалуйста.

— Ну, посмотрите на информпространство. Сейчас те, кто вас поддержал, не знают, как воспринимать ваши действия.

— Не путайте все общество с какой-то номинальной единицей. Это не зеркало, это кривое зеркало. Все медиапространство, все виртуальное пространство — это кривое зеркало. Зачем вы смотрите в кривые зеркала, чтобы себя обманывать? Вы говорили со всем обществом?

Вы поехали в какое-нибудь отдаленное село в Луганской или в Ивано-Франковской области? Вы спросили у людей, что они думают? Я когда иду по улицам, еду в метро или в троллейбусе, я вижу и слышу людей. Я еду в какую-то деревню, в какой-то городок и слышу людей. Я говорю с людьми, и вот там мнение людей про меня не изменилось. Они меня поддерживают. А если вы открываете каждый день только интернет…

— То есть это все искусственно создается?

— Конечно искусственно. Все это виртуальный, искусственный мир. Людям нужно прийти к реальности. Когда вы порежете палец, вам больно? А что такое виртуальное пространство? Если вас там даже убьют, то в реальности вы все равно живы. Поэтому я не реагирую на виртуальный мир, я очень хочу, чтобы люди наконец поняли, что к сожалению у нас нет честного, прозрачного, независимого освещения информации, кроме ее передачи из уст в уста. Все медиапространство, даже интернет, который когда-то держал марку более или менее честного, — скурвилось и спаскудилось. И все стало таким же продажным, как и весь мир.

— Кажется, что это проблема не только украинского общества.

— Наверное да. Это уже мировая раковая опухоль.

— Вы одна из первых предложили вести переговоры с Захарченко и Плотницким. Как-то сдвинулся этот процесс?

— Да, процесс сдвинулся.

— Как именно? Вы провели какие-то телефонные переговоры? Готовитесь ехать туда?

— Опять же, я могу констатировать, что есть сдвиги и переговоры будут. Больше я вам ничего не могу прокомментировать. Потому что все, что вылетает в медиапространство, очень быстро искажается. Планы перед войной не сдают. Правильно? Тактику и стратегию — не сдают. Если хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах, а если хочешь, чтобы все сорвалось — расскажи журналистам.

— Хорошо, спросим иначе: вы довольны ходом событий? Тем как эти переговоры развиваются?

— Могло быть и быстрее, если бы не мешали, но, в принципе, довольна.

— А как вам идея назначить вас послом в Россию?

— Я не дипломат, у меня нет нужного образования для того, чтобы быть послом в России.

— Но вы раньше и депутатом не были, но как-то справляетесь.

— Депутат — это должность избирательная, а посол — это работа в МИД, куда набираются специалисты. Вы как журналисты должны это знать. Я, в принципе не могу быть послом. А депутатом — могу. Депутатом может быть и кухарка, кто угодно может быть депутатом. И вы тоже можете.

— А уровень этой работы?

— Депутатство и Верховная Рада — это срез общества. Люди голосуют за того, кому они поверили, поэтому у нас Верховная Рада — это всегда или те, кто купили (место в парламенте, — «Апостроф»), или случайно после Майдана. Так получилось, что в эту Раду у нас прошло определенное количество народа, которые не были политиками и не стремились к этому. Они не готовились, они не учились специально, они просто были людьми с Майдана, и они туда прошли. Они были волонтерами, они были просто людьми совести. Вот поэтому у нас сейчас такая Верховная Рада, потому что в ней есть какая-то часть таких простых людей.

Вторую часть интервью читайте в ближайшие дни.

АпострофСветлана Шереметьева, Татьяна Шпайхер

Народный депутат, украинская летчица НАДЕЖДА САВЧЕНКО в интервью «Апострофу» выразила удовлетворение ходом переговоров с главарями незаконных ДНР и ЛНР Александром Захарченко и Игорем Плотницким. Бывшая узница российской тюрьмы также рассказала, как идет процесс освобождения украинских пленных на Донбассе и политических заключенных в России. Среди прочего, народный депутат сообщила об ухудшении состояния здоровья Александра Кольченко.

— Прошло примерно три месяца с момента вашего возвращения в Украину. Это было 25 мая. Вы тогда сказали, что положите свою жизнь за наших пленных. Что-то получилось сделать за эти два месяца?

— Трудно назвать это программой деятельности. Бороться за наших людей — это, прежде всего, моя обязанность как офицера Вооруженных сил и как народного депутата. Делала я много, но результатов таких, которых я ожидала, — пока мало. Да и вообще можно сказать, что никаких нет. Поэтому считаю, что моя работа недостаточна и продолжаю работать.

— Какие именно планы не удалось воплотить и почему?

— Я буду самокритичной: если не удалось что-то сделать, значит, я недостаточно делала. Указывать вам, почему, как и что происходит, я не стану, потому что это стратегия, а стратегию не сдают.

— Но вы, кажется, тогда говорили о каком-то Комитете спасения заключенных, не так ли?

— Это международный комитет по освобождению политзаключенных именно из России. Это немного другая работа. Хотя и там, и там захвачены и пребывают под пытками наши люди. Но надо разделять два фактора: военнопленные, которые находятся на Донбассе, и те политзаключенные, которые находятся в России.

— Они нуждаются в каких-то отдельных подходах?

— Да, там нужны совсем другие подходы.

— Чем они отличаются?

— Во-первых,вопрос политзаключенных — это уровень договоренностей между президентами. А также — помощи и давления со стороны мирового сообщества и мировых политиков. Чтобы освободить наших пленных на Донбассе, надо уходить из политики и конкретно заниматься людьми. Нужно начать выдачу военнопленных, которые сейчас находятся у нас, чтобы забрать тех, которые остаются на оккупированной территории.

— А с кого нужно начать? Или это можно делать одновременно?

— С кого получится. Туда ездят переговорщики. Там находятся люди с нашей территории, которых очень часто наша власть обвиняет в какой-то пророссийской пропаганде или еще в чем-нибудь. А люди, рискуя своей жизнью, ездят, говорят с террористами, как привыкли их здесь называть, с теми, про которых наша власть говорит, что не будет вести с ними переговоры. Они (боевики — «Апостроф») предлагают обмены со своей стороны, они называют фамилии людей, выдав которых, можно вернуть наших ребят.

— А кто именно ездит? Кто сейчас на той территории?

— Я никогда в жизни не назову эти фамилии, потому что вы — журналисты, а люди там жизнью рискуют. Поэтому вы никогда не услышите от меня этих фамилий. Вы узнаете о них только в том случае, если человек сам захочет сказать, что он там работает.

— Но есть известные переговорщики, чьи фамилии никто не скрывает. Например, Юрий Тандит занимался освобождением пленных… Медведчук, например (по словам президента РФ Владимира Путина, именно Виктор Медведчук содействовал освобождению Надежды Савченко, — «Апостроф»).

— Подождите (никак не реагирует на упоминание о Медведчуке, — «Апостроф»), Юрий Тандит хоть раз туда ездил? Именно на оккупированную территорию он хотя бы раз ездил? Я просто не знаю, возможно, и ездил. Вы мне скажите, вы же больше следите за информацией. Нет? Тогда я вам не могу назвать тех людей, которые туда ездят. Если Юрий Тандит сам себя назвал — хорошо. Если кто-то еще скажет, что он туда ездит и назовет себя — тоже хорошо, но я делать за людей этого не буду. Я знаю эти фамилии, но вам я их не скажу.

— Буквально на днях ваша сестра Вера предложила, а вы поддержали включение Оксаны Марченко (известная украинская телеведущая, супруга Медведчука, — ред.) в группу переговоров по освобождению пленных.

— Нельзя сказать, что Вера предложила. Это была наша общая идея, а родилась она из детской сказки. Возможно, вы ее слышали, а если не слышали, то я вам расскажу: шли два козла, лбами бодались, друг другу дорогу не уступили да так и упали в воду. Шли две козочки, встретились: одна присела, а вторая перескочила и пошли дальше. Это очень показательная история. Поэтому я просто предложила поменять баранов на женщин. Возможно, тогда дело пойдет лучше.

— Это Порошенко с Медведчуком — бараны?

— Ну что вы. Не перекручивайте. Я просто предложила двух баранов поменять на двух женщин. А дальше вы можете домысливать, как вам угодно.

— Вы планируете как-то с ними выходить на связь — Оксаной Марченко, Мариной Порошенко (вторая кандидатура, предложенная для переговоров, — ред.)?

— Вообще, это было предложено президентом. И эта идея уже была отклонена. Я не буду додумывать, почему так прозошло, — это работа журналистов.

— Что касается темы освобождения политзаключенных: как продвигается работа в этом направлении?

— Пока я только ездила в зарубежные поездки. Сейчас не очень активно все происходит, потому что сейчас сезон летних отпусков. Я работаю на международной арене с международными политиками, донося до них списки наших людей, готовя персональные списки санкций в отношении оперов и следователей, которые пытали наших граждан, а также бесчестных прокуроров и судей. Чтобы каждого из них наказали в России. Включая высокопоставленных лиц, которые отдавали приказы творить такое с нашими людьми.

Мы работаем в этом направлении. Как и польская общественная организация «Открытый диалог», которая занимается освобождением политзаключенных уже очень много лет. Раньше они делали это в Казахстане, а сейчас занимаются украинскими политзаключенными в России. Поэтому они имеют опыт. Я сотрудничаю с различными мировыми политиками, доношу до них эту информацию, заручаюсь их поддержкой. Это и есть работа этого комитета.

— Но освободили только вас, а потом еще двух украинцев — Афанасьева и Солошенко. Теперь говорят, что процесс остановился. Почему?

— Меня освободили досрочно, хотя, на мой взгляд, могли бы освободить и раньше, если бы из этого не пытались извлечь политические бонусы. Пришло время и меня освободили, потому что я могла умереть в любую минуту. И больше торговаться за меня не было бы смысла. Мертвая Надежда стоит дешевле, чем живая, и выглядит очень плохо: вот такой обмен.

И хотя мне говорили, что голодовка ничего не даст, но именно благодаря ей я ускорила процесс. Только когда у меня кровь загустела в 4 раза и когда я могла умереть каждую минуту, меня обменяли. Вслед за мной обменяли Солошенко и Афанасьева, потому что у них тоже были проблемы со здоровьем, они так же могли умереть в российских тюрьмах. И тогда Путин бы очень плохо выглядел перед мировым сообществом, если бы начал возвращать украинцев замученными или мертвыми. Всех остальных они (россияне, — «Апостроф») продолжают удерживать.

— А у вас есть информация о состоянии их здоровья?

— Сейчас возникли проблемы со здоровьем у Саши Кольченко, у него образовался дефицит веса. Такие болезни в тюрьмах бывают очень часто, человек увядает, хотя и продолжает питаться. Он тоже может умереть каждую минуту. Поэтому начинаем бороться за каждого из наших. И поверьте, работа происходит. Но СМИ это не освещают, потому что сейчас это мало кого интересует, сейчас больше интересует какой-нибудь скандал про Надежду Савченко.

А очень хочется, чтобы говорили об этих людях, чтобы действительно спрашивали у каждого политика — ни о том, что вы думаете о Надежде Савченко, а о том, что вы думаете о Саше Кольченко: как он себя чувствует, долго ли протянет; как там Саша и Олег, какое у них состояние. Вы (журналисты, — «Апостроф») поможете нам, и будет результат.

— Так получается, что голодовка является едва ли не единственным способом выйти на свободу?

— Получается, что так. Один из самых действенных, к сожалению.

— А еще кто-то из наших политзаключенных в России голодает?

— Насколько мне известно — нет. У Саши просто нарушения вследствие душевного истощения. Человек может даже и питается, но пища просто не усваивается. Человек увядает.

— А как вам голодать не в тюрьме?

— Какая разница, где голодать? Важно, чтобы результат был. Я уже давно спокойно реагирую на любые испытания: есть еда или нет — ничего страшного. Есть вода. Но можно и без воды, только недолго.

— А то, что вы сейчас говорите о черном пиаре, вы это тоже воспринимаете как испытание?

— Нет, я это воспринимаю как побочный эффект. Знаете, как говорят: караван идет — собаки лают. Пусть лают.

— Но лает все общество. Возможно, это о чем-то говорит?

— А что для вас — все общество? Охарактеризуйте мне, пожалуйста.

— Ну, посмотрите на информпространство. Сейчас те, кто вас поддержал, не знают, как воспринимать ваши действия.

— Не путайте все общество с какой-то номинальной единицей. Это не зеркало, это кривое зеркало. Все медиапространство, все виртуальное пространство — это кривое зеркало. Зачем вы смотрите в кривые зеркала, чтобы себя обманывать? Вы говорили со всем обществом?

Вы поехали в какое-нибудь отдаленное село в Луганской или в Ивано-Франковской области? Вы спросили у людей, что они думают? Я когда иду по улицам, еду в метро или в троллейбусе, я вижу и слышу людей. Я еду в какую-то деревню, в какой-то городок и слышу людей. Я говорю с людьми, и вот там мнение людей про меня не изменилось. Они меня поддерживают. А если вы открываете каждый день только интернет…

— То есть это все искусственно создается?

— Конечно искусственно. Все это виртуальный, искусственный мир. Людям нужно прийти к реальности. Когда вы порежете палец, вам больно? А что такое виртуальное пространство? Если вас там даже убьют, то в реальности вы все равно живы. Поэтому я не реагирую на виртуальный мир, я очень хочу, чтобы люди наконец поняли, что к сожалению у нас нет честного, прозрачного, независимого освещения информации, кроме ее передачи из уст в уста. Все медиапространство, даже интернет, который когда-то держал марку более или менее честного, — скурвилось и спаскудилось. И все стало таким же продажным, как и весь мир.

— Кажется, что это проблема не только украинского общества.

— Наверное да. Это уже мировая раковая опухоль.

— Вы одна из первых предложили вести переговоры с Захарченко и Плотницким. Как-то сдвинулся этот процесс?

— Да, процесс сдвинулся.

— Как именно? Вы провели какие-то телефонные переговоры? Готовитесь ехать туда?

— Опять же, я могу констатировать, что есть сдвиги и переговоры будут. Больше я вам ничего не могу прокомментировать. Потому что все, что вылетает в медиапространство, очень быстро искажается. Планы перед войной не сдают. Правильно? Тактику и стратегию — не сдают. Если хочешь насмешить Бога — расскажи ему о своих планах, а если хочешь, чтобы все сорвалось — расскажи журналистам.

— Хорошо, спросим иначе: вы довольны ходом событий? Тем как эти переговоры развиваются?

— Могло быть и быстрее, если бы не мешали, но, в принципе, довольна.

— А как вам идея назначить вас послом в Россию?

— Я не дипломат, у меня нет нужного образования для того, чтобы быть послом в России.

— Но вы раньше и депутатом не были, но как-то справляетесь.

— Депутат — это должность избирательная, а посол — это работа в МИД, куда набираются специалисты. Вы как журналисты должны это знать. Я, в принципе не могу быть послом. А депутатом — могу. Депутатом может быть и кухарка, кто угодно может быть депутатом. И вы тоже можете.

— А уровень этой работы?

— Депутатство и Верховная Рада — это срез общества. Люди голосуют за того, кому они поверили, поэтому у нас Верховная Рада — это всегда или те, кто купили (место в парламенте, — «Апостроф»), или случайно после Майдана. Так получилось, что в эту Раду у нас прошло определенное количество народа, которые не были политиками и не стремились к этому. Они не готовились, они не учились специально, они просто были людьми с Майдана, и они туда прошли. Они были волонтерами, они были просто людьми совести. Вот поэтому у нас сейчас такая Верховная Рада, потому что в ней есть какая-то часть таких простых людей.

Вторую часть интервью читайте в ближайшие дни.

Апостроф

Защититься от России: после саммита НАТО на Западе ждут новую «холодную войну»Защититься от России: после саммита НАТО на Западе ждут новую «холодную войну»

Татьяна Шпайхер

Накануне Варшавского саммита НАТО, который состоится 8-9 июля, мировая пресса пишет о нарастающем противостоянии между Россией и Альянсом, которое происходит из-за событий в Украине. Журналисты опасаются нового витка гонки вооружений и «холодной войны». В адрес НАТО западной прессе звучат различные рекомендации — признать аннексию Крыма, убедить Киев наделить оккупированные районы Донбасса широкой автономией или же более активно защищать безопасность черноморских государств от посягательств России.

Журналист Буркхард Бишоф в статье «Страхи соседей перед путинской мачо-Россией» для австрийского издания Die Presse пишет, что после саммита НАТО мир ожидает новая гонка вооружений.

«Уже давно атмосфера между Россией и Западом отравлена, и даже если социал-демократы, в особенности немецкие, а также левые и правые популисты по всей Европе не желают этого признавать, восточные государства НАТО — Эстония, Латвия, Литва, Польша и Румыния — действительно испытывают страх перед путинской мачо-Россией. Тревожные настроения растут и в Финляндии и Швеции, где все активней задумываются о возможной подаче заявки на вступление в Альянс. Естественно, эти страны не делятся своими страхами перед расплодившимися повсюду поклонниками Путина», — пишет журналист.

Автор приводит слова польского эксперта в сфере безопасности Доминика Янковского, который считает что, применив военную силу против Украины и Грузии, Россия четко заявила, что у мелких, более слабых государств нет права решать свое собственное будущее. Журналист прогнозирует новую гонку вооружений: «Пожалуй, надо сказать так: Добро пожаловать в прошлое, во времена «холодной войны»!»

В то же время Русская служба «Голоса Америки» опубликовала интервью с послом США в России Джоном Теффтом под названием «Посол США в РФ: НАТО вынуждена отвечать на агрессию России в Украине».

Теффт убежден что, одной из задач ближайшего саммита НАТО — защититься от России. «Думаю, важно рассматривать этот саммит в контексте. А контекст таков, что пару лет назад Россия совершила агрессию против Украины. И с тех пор действия НАТО являются ответом на это. НАТО — оборонительный союз. Я повторяю это везде в России, где я бываю. НАТО — не наступательная организация. Все, что делает НАТО сейчас, — она готовится защитить членов союза», — считает посол.

Теффт уверен, что НАТО сумеет дать достойный ответ на действия РФ. «Так что я ожидаю тщательно продуманный и довольно сдержанный ответ, который однако будет сопровождаться предложением вести диалог с Россией, потому что мы бы предпочли иметь мирные отношения с Россией. Именно поэтому в свое время был создан Совет НАТО-Россия. Мы встречались в рамках этого совета несколько недель назад. И мы готовы встречаться и дальше», — убеждает посол.

Фелипе де ла Бальсе в статье «Россия рисует опасную карту мира» для аргентинского издания Clarin пишет о том, что из-за конфликта в Украине мир оказался на пороге новой «холодной войны».

«Кризис последних трех лет в Украине обострил дипломатические и экономические отношения между Россией и Западом до такой степени, что недалеко оказалось до полного разрыва. Впервые после окончания «холодной войны» отношения дали такую глубокую геополитическую трещину, что это угрожает стабильности и миру на всем европейском континенте», — пишет журналист.

По его словам, Европейский Союз решил распространить свое экономическое и политическое влияние на бывшие братские страны социализма в Центральной Европе и на Востоке. Следующим шагом для этих стран было присоединение к НАТО под предводительством США.

«Эти попытки вызвали враждебную реакцию со стороны России, которая расценила военное присутствие НАТО вблизи своих границ как угрозу своей национальной безопасности, своим жизненно важным интересам», — пишет журналист. Он опасается, что усугубление конфликта и все растущее отчуждение между Западом и Россией могут повлечь за собой создание в будущем стратегического и военного альянса между Россией и Китаем, что серьезнейшим образом отразится на геополитическом равновесии в мире. Поэтому журналист предлагает простить России Крым, убедить Киев наделить восточные регионы Украины широкой автономией, НАТО не расширяться до восточных границ РФ, а России предложить интеграцию в общеевропейское пространство, включая НАТО.

«Возникновение биполярного мира, в котором будет развиваться конкуренция между США и их союзниками, с одной стороны, и Китаем и Россией, с другой стороны, втянет мир в очередную «холодную войну» с ее гонкой вооружений, разрастающимися региональными и локальными конфликтами и отсутствием покоя и определенности», — пишет журналист.

Бывший посол Индии в России Пунди Шринивасан Рагхаван в статье «Пределы глубокой заморозки» для индийского издания The Hindu пишет о возможностях войны России с НАТО в ближайшее годы. Издание вспоминает о недавно опубликованной книге ушедшего в отставку генерала НАТО Ричарда Ширреффа «2017 год: Война с Россией». Ширрефф называет описание военного конфликта между Россией и НАТО не плодом своего воображения, а «предсказанием на основе фактов».

«После «холодной войны» Европа пыталась выйти из тени Америки, обретя независимую глобальную идентичность. В предчувствии приближающегося расширения Европейский Союз запустил в 2000 году амбициозную программу по превращению к 2010 году ЕС в «самую конкурентоспособную, динамичную и наукоемкую экономику в мире». Этот «лиссабонский план» был подкреплен общей политикой безопасности и обороны ЕС, подразумевающей среди прочего наличие независимых вооруженных сил ЕС для противодействия международным кризисам вне европейских границ. Таким образом, Европа заявила об амбициях стать главенствующей силой в мире к 2010 году. Возрождение Европы совпало с приходом к власти в России Владимира Путина, поставившего целью восстановление политической, экономической и военной мощи России», — пишет Рагхаван.

«Путин восстановил стабильность и экономический рост в России, но столкнулся со значительными препятствиями на внешнеполитической арене. Россия рассматривала расширение НАТО на восток и создание систем ПРО в Центральной Европе как попытку США окружить ее. Демократические «цветные революции» в Грузии, Украине и Киргизии, в которых якобы активно участвовали западные НПО и иностранные наемники, воспринимались в том же ключе», — пишет издание. По мнению Рагхавана, противоречия достигли высшей точки во время кризиса в Украине в 2014 году, вследствие чего против России были введены санкции.

«Напор санкций уменьшился, поскольку технологии и финансы, а также европейские сельскохозяйственные продукты нашли альтернативные каналы попадания в Россию. Международный валютный фонд прогнозирует восстановление роста российского ВВП в 2017 году. На Восточной Украине сохраняется хрупкое соглашение о прекращении огня. «Изоляция» России ослабляется сотрудничеством США и России по Ирану и Сирии. Тем не менее отношения между Россией и НАТО остаются напряженными и могут иметь далеко идущие последствия для Азии и Европы», — считает экс-посол.

Дипломат советует Европе выступить катализатором перемен, поскольку основные действия разворачиваются в Европе, которая также примет на себя и главный удар их последствий. Эксперт напоминает, что во время «холодной войны» Европа играла посредническую роль в напряженных отношениях Востока и Запада.

В то же время американское издание The National Interest опубликовало статью под названием «НАТО — единственная организация, объединяющая Европу после Brexit».

«Сейчас есть только одна организация, которая объединяет Европу, — это Организация Североатлантического договора (НАТО). Страны ЕС, которые не являются при этом членами альянса, — это лишь Швеция, Австрия, Кипр, Финляндия, Ирландия и Мальта. К ведущим странам НАТО относится Турция. Большинство новоиспеченных демократических государств Восточной Европы решили не только войти в состав ЕС ради экономических выгод, но еще и стать частью НАТО, поскольку альянс обеспечивал им гарантии мира и безопасности. И Швеция, и Финляндия, которые столкнулись с реально существующей агрессией России, начали изучать возможность вступления в НАТО. Даже Франция, которая в 1966 году вышла из военной структуры НАТО, в 2009 году решила вернуться», — пишет журналист Дэн Гуре.

Журналист напоминает, что НАТО является организацией безопасности, в которой Великобритания с момента ее появления играет центральную роль. «Сегодня — в условиях российской агрессии и после британского референдума — это как никогда важно. Скоро Альянс проведет саммит в Варшаве. В центре внимания этого мероприятия будет, в частности, усиление сдерживания дальнейшей агрессии России в Восточной Европе. Это задача, для которой и была создана НАТО около 67 лет назад, и задача, которая сегодня, как считают в Европе, а также в Канаде и США, вновь стала актуальной», — пишет журналист.

Американский аналитический центр Atlantic Council опубликовал статью под названием «НАТО должен помешать Путину превратить Черное море в российское озеро».

Эксперты пишут, что после захвата Крыма Москва установила контроль над энергетическими объектами в Черном море, а также ускорила модернизацию вооруженных сил в этом регионе. «В результате Москве удалось создать там соединенные войска, состоящие из наземных, военно-морских, военно-воздушных формирований и формирований РЭБ, которые, по мнению лидеров НАТО, способны помешать силам НАТО войти в Черное море в случае конфликта. Россия также перебросила в район Черного моря системы оружия, способные нести ядерные заряды, и, по всей видимости, в настоящее время создает подобные системы ограничения доступа на востоке Средиземного моря у берегов Сирии и на Кавказе», — считают эксперты.

От действий России в Черном море страдают не только Украина, но и другие страны.

«Румыния, к примеру, испытывает серьезное беспокойство в связи с возможной угрозой ее нефтяным платформам в Черном море, а также свободе навигации и контролю над устьем Дуная. Единственный оставшийся у Украины порт Одесса находится под постоянной угрозой. Турция в настоящее время окружена с севера, юга и востока российскими войсками, которые базируются в Крыму, других районах Украины, в Сирии и на Кавказе», — считают Atlantic Council.

По мнению экспертов, те попытки укрепить систему обороны, которые НАТО предпринимала до настоящего времени, хотя и были существенно эффективнее, чем в 2014 году, не принесли никаких значимых результатов спустя два года после вторжения России на Украину.

«Можно и нужно сделать гораздо больше, чтобы помешать России запугивать черноморские государства и предотвратить провал проекта европейской интеграции в этом регионе. Европа и США обладают ресурсами, необходимыми для поддержки народов, которые хотят избавить себя от империалистических нападок России. Однако вопрос заключается в том, готовы ли они их использовать», — считают Atlantic Council.

АпострофТатьяна Шпайхер

Накануне Варшавского саммита НАТО, который состоится 8-9 июля, мировая пресса пишет о нарастающем противостоянии между Россией и Альянсом, которое происходит из-за событий в Украине. Журналисты опасаются нового витка гонки вооружений и «холодной войны». В адрес НАТО западной прессе звучат различные рекомендации — признать аннексию Крыма, убедить Киев наделить оккупированные районы Донбасса широкой автономией или же более активно защищать безопасность черноморских государств от посягательств России.

Журналист Буркхард Бишоф в статье «Страхи соседей перед путинской мачо-Россией» для австрийского издания Die Presse пишет, что после саммита НАТО мир ожидает новая гонка вооружений.

«Уже давно атмосфера между Россией и Западом отравлена, и даже если социал-демократы, в особенности немецкие, а также левые и правые популисты по всей Европе не желают этого признавать, восточные государства НАТО — Эстония, Латвия, Литва, Польша и Румыния — действительно испытывают страх перед путинской мачо-Россией. Тревожные настроения растут и в Финляндии и Швеции, где все активней задумываются о возможной подаче заявки на вступление в Альянс. Естественно, эти страны не делятся своими страхами перед расплодившимися повсюду поклонниками Путина», — пишет журналист.

Автор приводит слова польского эксперта в сфере безопасности Доминика Янковского, который считает что, применив военную силу против Украины и Грузии, Россия четко заявила, что у мелких, более слабых государств нет права решать свое собственное будущее. Журналист прогнозирует новую гонку вооружений: «Пожалуй, надо сказать так: Добро пожаловать в прошлое, во времена «холодной войны»!»

В то же время Русская служба «Голоса Америки» опубликовала интервью с послом США в России Джоном Теффтом под названием «Посол США в РФ: НАТО вынуждена отвечать на агрессию России в Украине».

Теффт убежден что, одной из задач ближайшего саммита НАТО — защититься от России. «Думаю, важно рассматривать этот саммит в контексте. А контекст таков, что пару лет назад Россия совершила агрессию против Украины. И с тех пор действия НАТО являются ответом на это. НАТО — оборонительный союз. Я повторяю это везде в России, где я бываю. НАТО — не наступательная организация. Все, что делает НАТО сейчас, — она готовится защитить членов союза», — считает посол.

Теффт уверен, что НАТО сумеет дать достойный ответ на действия РФ. «Так что я ожидаю тщательно продуманный и довольно сдержанный ответ, который однако будет сопровождаться предложением вести диалог с Россией, потому что мы бы предпочли иметь мирные отношения с Россией. Именно поэтому в свое время был создан Совет НАТО-Россия. Мы встречались в рамках этого совета несколько недель назад. И мы готовы встречаться и дальше», — убеждает посол.

Фелипе де ла Бальсе в статье «Россия рисует опасную карту мира» для аргентинского издания Clarin пишет о том, что из-за конфликта в Украине мир оказался на пороге новой «холодной войны».

«Кризис последних трех лет в Украине обострил дипломатические и экономические отношения между Россией и Западом до такой степени, что недалеко оказалось до полного разрыва. Впервые после окончания «холодной войны» отношения дали такую глубокую геополитическую трещину, что это угрожает стабильности и миру на всем европейском континенте», — пишет журналист.

По его словам, Европейский Союз решил распространить свое экономическое и политическое влияние на бывшие братские страны социализма в Центральной Европе и на Востоке. Следующим шагом для этих стран было присоединение к НАТО под предводительством США.

«Эти попытки вызвали враждебную реакцию со стороны России, которая расценила военное присутствие НАТО вблизи своих границ как угрозу своей национальной безопасности, своим жизненно важным интересам», — пишет журналист. Он опасается, что усугубление конфликта и все растущее отчуждение между Западом и Россией могут повлечь за собой создание в будущем стратегического и военного альянса между Россией и Китаем, что серьезнейшим образом отразится на геополитическом равновесии в мире. Поэтому журналист предлагает простить России Крым, убедить Киев наделить восточные регионы Украины широкой автономией, НАТО не расширяться до восточных границ РФ, а России предложить интеграцию в общеевропейское пространство, включая НАТО.

«Возникновение биполярного мира, в котором будет развиваться конкуренция между США и их союзниками, с одной стороны, и Китаем и Россией, с другой стороны, втянет мир в очередную «холодную войну» с ее гонкой вооружений, разрастающимися региональными и локальными конфликтами и отсутствием покоя и определенности», — пишет журналист.

Бывший посол Индии в России Пунди Шринивасан Рагхаван в статье «Пределы глубокой заморозки» для индийского издания The Hindu пишет о возможностях войны России с НАТО в ближайшее годы. Издание вспоминает о недавно опубликованной книге ушедшего в отставку генерала НАТО Ричарда Ширреффа «2017 год: Война с Россией». Ширрефф называет описание военного конфликта между Россией и НАТО не плодом своего воображения, а «предсказанием на основе фактов».

«После «холодной войны» Европа пыталась выйти из тени Америки, обретя независимую глобальную идентичность. В предчувствии приближающегося расширения Европейский Союз запустил в 2000 году амбициозную программу по превращению к 2010 году ЕС в «самую конкурентоспособную, динамичную и наукоемкую экономику в мире». Этот «лиссабонский план» был подкреплен общей политикой безопасности и обороны ЕС, подразумевающей среди прочего наличие независимых вооруженных сил ЕС для противодействия международным кризисам вне европейских границ. Таким образом, Европа заявила об амбициях стать главенствующей силой в мире к 2010 году. Возрождение Европы совпало с приходом к власти в России Владимира Путина, поставившего целью восстановление политической, экономической и военной мощи России», — пишет Рагхаван.

«Путин восстановил стабильность и экономический рост в России, но столкнулся со значительными препятствиями на внешнеполитической арене. Россия рассматривала расширение НАТО на восток и создание систем ПРО в Центральной Европе как попытку США окружить ее. Демократические «цветные революции» в Грузии, Украине и Киргизии, в которых якобы активно участвовали западные НПО и иностранные наемники, воспринимались в том же ключе», — пишет издание. По мнению Рагхавана, противоречия достигли высшей точки во время кризиса в Украине в 2014 году, вследствие чего против России были введены санкции.

«Напор санкций уменьшился, поскольку технологии и финансы, а также европейские сельскохозяйственные продукты нашли альтернативные каналы попадания в Россию. Международный валютный фонд прогнозирует восстановление роста российского ВВП в 2017 году. На Восточной Украине сохраняется хрупкое соглашение о прекращении огня. «Изоляция» России ослабляется сотрудничеством США и России по Ирану и Сирии. Тем не менее отношения между Россией и НАТО остаются напряженными и могут иметь далеко идущие последствия для Азии и Европы», — считает экс-посол.

Дипломат советует Европе выступить катализатором перемен, поскольку основные действия разворачиваются в Европе, которая также примет на себя и главный удар их последствий. Эксперт напоминает, что во время «холодной войны» Европа играла посредническую роль в напряженных отношениях Востока и Запада.

В то же время американское издание The National Interest опубликовало статью под названием «НАТО — единственная организация, объединяющая Европу после Brexit».

«Сейчас есть только одна организация, которая объединяет Европу, — это Организация Североатлантического договора (НАТО). Страны ЕС, которые не являются при этом членами альянса, — это лишь Швеция, Австрия, Кипр, Финляндия, Ирландия и Мальта. К ведущим странам НАТО относится Турция. Большинство новоиспеченных демократических государств Восточной Европы решили не только войти в состав ЕС ради экономических выгод, но еще и стать частью НАТО, поскольку альянс обеспечивал им гарантии мира и безопасности. И Швеция, и Финляндия, которые столкнулись с реально существующей агрессией России, начали изучать возможность вступления в НАТО. Даже Франция, которая в 1966 году вышла из военной структуры НАТО, в 2009 году решила вернуться», — пишет журналист Дэн Гуре.

Журналист напоминает, что НАТО является организацией безопасности, в которой Великобритания с момента ее появления играет центральную роль. «Сегодня — в условиях российской агрессии и после британского референдума — это как никогда важно. Скоро Альянс проведет саммит в Варшаве. В центре внимания этого мероприятия будет, в частности, усиление сдерживания дальнейшей агрессии России в Восточной Европе. Это задача, для которой и была создана НАТО около 67 лет назад, и задача, которая сегодня, как считают в Европе, а также в Канаде и США, вновь стала актуальной», — пишет журналист.

Американский аналитический центр Atlantic Council опубликовал статью под названием «НАТО должен помешать Путину превратить Черное море в российское озеро».

Эксперты пишут, что после захвата Крыма Москва установила контроль над энергетическими объектами в Черном море, а также ускорила модернизацию вооруженных сил в этом регионе. «В результате Москве удалось создать там соединенные войска, состоящие из наземных, военно-морских, военно-воздушных формирований и формирований РЭБ, которые, по мнению лидеров НАТО, способны помешать силам НАТО войти в Черное море в случае конфликта. Россия также перебросила в район Черного моря системы оружия, способные нести ядерные заряды, и, по всей видимости, в настоящее время создает подобные системы ограничения доступа на востоке Средиземного моря у берегов Сирии и на Кавказе», — считают эксперты.

От действий России в Черном море страдают не только Украина, но и другие страны.

«Румыния, к примеру, испытывает серьезное беспокойство в связи с возможной угрозой ее нефтяным платформам в Черном море, а также свободе навигации и контролю над устьем Дуная. Единственный оставшийся у Украины порт Одесса находится под постоянной угрозой. Турция в настоящее время окружена с севера, юга и востока российскими войсками, которые базируются в Крыму, других районах Украины, в Сирии и на Кавказе», — считают Atlantic Council.

По мнению экспертов, те попытки укрепить систему обороны, которые НАТО предпринимала до настоящего времени, хотя и были существенно эффективнее, чем в 2014 году, не принесли никаких значимых результатов спустя два года после вторжения России на Украину.

«Можно и нужно сделать гораздо больше, чтобы помешать России запугивать черноморские государства и предотвратить провал проекта европейской интеграции в этом регионе. Европа и США обладают ресурсами, необходимыми для поддержки народов, которые хотят избавить себя от империалистических нападок России. Однако вопрос заключается в том, готовы ли они их использовать», — считают Atlantic Council.

Апостроф

Антироссийский фронт рушится: западные СМИ обсуждают перспективу снятия санкций с РФАнтироссийский фронт рушится: западные СМИ обсуждают перспективу снятия санкций с РФ

Татьяна Шпайхер

Западная пресса в последние дни активно обсуждает возможное продление санкций против России, введенных за агрессию против Украины, или, наоборот, их смягчение и даже отмену. Поводом для обсуждений стала резолюция Сената Франции, которая призывает к постепенной отмене ограничений, а также открытое письмо ряда европейских депутатов о необходимости снять персональные санкции с главы ФСБ Александра Бортникова и руководителя Службы внешней разведки РФ Михаила Фрадкова. Несмотря на то, что Минские соглашения Россией не выполняются, западная пресса прогнозирует ослабление санкционного режима уже в ближайшие месяцы. Пока же Европе удается сохранять единый фронт поддержки продления санкций против РФ.

Габриэлла Бачинска написала для Reuters статью под названием «ЕС продлит санкции против России на следующей неделе». Автор ссылается на дипломатические источники, согласно которым ограничения будут продлены еще на шесть месяцев, но в дальнейшем их смягчат. «По информации дипломатических источников, представители ЕС в Брюсселе обсудят продление санкций 21 июня, и министры стран блока проголосуют за решение в ходе встречи 24 июня», — уточняет журналист.

Британская газета Independent опубликовала письмо 12 евродепутатов из Франции, Италии, Германии, Мальты и Словении. Они просят снять персональные санкции с главы Федеральной службы безопасности Александра Бортникова и директора Службы внешней разведки Михаила Фрадкова.

«На практике это означает, что главам российской разведывательной службы будет разрешено получать визы для поездок в Евросоюз, то есть у них появится возможность встречаться и напрямую общаться со своими иностранными коллегами. В этой области ключевое значение имеет доверие, и визовые запреты однозначно мешают сотрудничеству и диалогу на высоком уровне, в которых мы нуждаемся перед лицом нависшей над нами угрозы», — пишут евродепутаты. По их мнению, Россия благодаря ее позиции в Сирии имеет доступ к ценной информации относительно ИГИЛ, и «отказываться от нее было бы большой ошибкой».

Уильям Кортни и Майкл Халцель в статье «Путин пытается угрозами добиться отмены санкций» для американского Newsweek говорят о том, что Кремль инициировал кампанию запугивания и дезинформации, направленную на разрушение связей между Европой и Америкой, а также между европейскими странами.

«Сейчас стали появляться тревожные сигналы о том, что поддержка решения о смягчении санкций растет, в частности, со стороны немецких социал-демократов и французского Сената, который в среду, 8 июня, проголосовал за резолюцию, призывающую к «постепенной и частичной» отмене санкций. Кроме того, из Венгрии поступают мрачные слухи о том, что венгерское правительство может попытаться блокировать консенсус по вопросу о продлении санкций на июньском саммите Евросоюза. Тем не менее российская кампания не приносит значимых результатов из-за внутренних противоречий», — пишут журналисты. По их мнению, Кремль считает европейцев «слабыми, беспринципными и наивными», злит и пугает их своей войной в Украине и связанной с ней пропагандой.

Еще одно американское издание The Wall Street Journal отмечает, что санкции против России необходимо продлить. Журналисты Бенжамен Хаддад и Ханна Тоберн опубликовали статью под названием «Не снимайте санкции с России»: «Это было бы ошибкой. К обычным деловым отношениям с Москвой возвращаться пока рано. Отмена санкций стала бы опасным сигналом, демонстрирующим, что Европа слаба и расколота».

Издание отмечает, что восточная граница Украины по-прежнему находится под контролем поддерживаемых Россией боевиков, а на украинской территории продолжают находиться российские войска и наемники.

«Европейцам не следует обманываться символическими жестами доброй воли, такими как решение президента Владимира Путина освободить украинскую летчицу Надю Савченко, какими бы отрадными они не выглядели. Эти шаги нравятся тем, кто стремится восстановить отношения с Россией, однако реальному прогрессу они практически не способствуют», — пишут журналисты.

По мнению авторов статьи, отмена санкций будет способствовать возобновлению боевых действий на востоке Украины. «Когда два года назад санкции были единогласно приняты, это стало редким моментом, когда европейцы проявили солидарность и единство в стратегическом вопросе. Сейчас, когда европейцы увлеклись самобичеванием и жалобами на собственную слабость, об этом забывают», — полагают авторы.

Журналист Матиас Брюггман в статье «Антироссийский фронт рушится» для немецкой газеты Handelsblatt отмечает, что президент России Владимир Путин будет принимать высоких западных гостей на экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Участие в форуме примет и председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. По мнению журналиста, в Европе хотят расположить к себе Москву и с помощью одного крупного решения внести коррективы в развитие конфликта в Украине.

«Чтобы обеспечить в ЕС единство по данному вопросу, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер хочет предложить ослабление жесткого фронта и облегчение санационного бремени на тот случай, если в процессе реализации Минских договоренностей по установлению мира в Восточной Украине произойдет прогресс», — пишет автор материала.

Журналист Никлас Свенссон в статье «Пока мы ждем Путина» для шведского издания Expressen пишет, что в Европе готовятся к смягчению санкций, и может случиться так, что найти консенсус в этом вопросе будет непросто.

«Хотя пока Европа выступает в вопросе о санкциях единым фронтом, во многих странах сопротивление им возрастает, особенно это касается Южной Европы. Все больше людей говорят, что санкции не действуют, и что настало время вести бизнес с Россией. Главам правительств 28 стран ЕС будет непросто договориться о продолжении санкций в их нынешнем виде. Ситуация в Украине не дает оснований для изменения санкционной политики», — пишет журналист.

Немецкое издание Der Spiegel опубликовало интервью с американским экспертом Джозефом Брэмлом, который тоже затронул вопрос санкций.

«Вашингтону нужно сохранить лицо. Но намечается тенденция к отмене санкций. И Запад вновь готовит привлекательные предложения вроде недавней инициативы Меркель по созданию единого экономического пространства от Ванкувера до Владивостока. Интересно, согласятся ли на это русские? Готовы ли они ввязаться в международную конкуренцию и выиграть? Ведь в Москве есть немало людей, которым и в условиях санкций и конфронтации живется совсем неплохо — например, сотрудникам силовых ведомств», — считает Брэмл.

АпострофТатьяна Шпайхер

Западная пресса в последние дни активно обсуждает возможное продление санкций против России, введенных за агрессию против Украины, или, наоборот, их смягчение и даже отмену. Поводом для обсуждений стала резолюция Сената Франции, которая призывает к постепенной отмене ограничений, а также открытое письмо ряда европейских депутатов о необходимости снять персональные санкции с главы ФСБ Александра Бортникова и руководителя Службы внешней разведки РФ Михаила Фрадкова. Несмотря на то, что Минские соглашения Россией не выполняются, западная пресса прогнозирует ослабление санкционного режима уже в ближайшие месяцы. Пока же Европе удается сохранять единый фронт поддержки продления санкций против РФ.

Габриэлла Бачинска написала для Reuters статью под названием «ЕС продлит санкции против России на следующей неделе». Автор ссылается на дипломатические источники, согласно которым ограничения будут продлены еще на шесть месяцев, но в дальнейшем их смягчат. «По информации дипломатических источников, представители ЕС в Брюсселе обсудят продление санкций 21 июня, и министры стран блока проголосуют за решение в ходе встречи 24 июня», — уточняет журналист.

Британская газета Independent опубликовала письмо 12 евродепутатов из Франции, Италии, Германии, Мальты и Словении. Они просят снять персональные санкции с главы Федеральной службы безопасности Александра Бортникова и директора Службы внешней разведки Михаила Фрадкова.

«На практике это означает, что главам российской разведывательной службы будет разрешено получать визы для поездок в Евросоюз, то есть у них появится возможность встречаться и напрямую общаться со своими иностранными коллегами. В этой области ключевое значение имеет доверие, и визовые запреты однозначно мешают сотрудничеству и диалогу на высоком уровне, в которых мы нуждаемся перед лицом нависшей над нами угрозы», — пишут евродепутаты. По их мнению, Россия благодаря ее позиции в Сирии имеет доступ к ценной информации относительно ИГИЛ, и «отказываться от нее было бы большой ошибкой».

Уильям Кортни и Майкл Халцель в статье «Путин пытается угрозами добиться отмены санкций» для американского Newsweek говорят о том, что Кремль инициировал кампанию запугивания и дезинформации, направленную на разрушение связей между Европой и Америкой, а также между европейскими странами.

«Сейчас стали появляться тревожные сигналы о том, что поддержка решения о смягчении санкций растет, в частности, со стороны немецких социал-демократов и французского Сената, который в среду, 8 июня, проголосовал за резолюцию, призывающую к «постепенной и частичной» отмене санкций. Кроме того, из Венгрии поступают мрачные слухи о том, что венгерское правительство может попытаться блокировать консенсус по вопросу о продлении санкций на июньском саммите Евросоюза. Тем не менее российская кампания не приносит значимых результатов из-за внутренних противоречий», — пишут журналисты. По их мнению, Кремль считает европейцев «слабыми, беспринципными и наивными», злит и пугает их своей войной в Украине и связанной с ней пропагандой.

Еще одно американское издание The Wall Street Journal отмечает, что санкции против России необходимо продлить. Журналисты Бенжамен Хаддад и Ханна Тоберн опубликовали статью под названием «Не снимайте санкции с России»: «Это было бы ошибкой. К обычным деловым отношениям с Москвой возвращаться пока рано. Отмена санкций стала бы опасным сигналом, демонстрирующим, что Европа слаба и расколота».

Издание отмечает, что восточная граница Украины по-прежнему находится под контролем поддерживаемых Россией боевиков, а на украинской территории продолжают находиться российские войска и наемники.

«Европейцам не следует обманываться символическими жестами доброй воли, такими как решение президента Владимира Путина освободить украинскую летчицу Надю Савченко, какими бы отрадными они не выглядели. Эти шаги нравятся тем, кто стремится восстановить отношения с Россией, однако реальному прогрессу они практически не способствуют», — пишут журналисты.

По мнению авторов статьи, отмена санкций будет способствовать возобновлению боевых действий на востоке Украины. «Когда два года назад санкции были единогласно приняты, это стало редким моментом, когда европейцы проявили солидарность и единство в стратегическом вопросе. Сейчас, когда европейцы увлеклись самобичеванием и жалобами на собственную слабость, об этом забывают», — полагают авторы.

Журналист Матиас Брюггман в статье «Антироссийский фронт рушится» для немецкой газеты Handelsblatt отмечает, что президент России Владимир Путин будет принимать высоких западных гостей на экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Участие в форуме примет и председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. По мнению журналиста, в Европе хотят расположить к себе Москву и с помощью одного крупного решения внести коррективы в развитие конфликта в Украине.

«Чтобы обеспечить в ЕС единство по данному вопросу, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер хочет предложить ослабление жесткого фронта и облегчение санационного бремени на тот случай, если в процессе реализации Минских договоренностей по установлению мира в Восточной Украине произойдет прогресс», — пишет автор материала.

Журналист Никлас Свенссон в статье «Пока мы ждем Путина» для шведского издания Expressen пишет, что в Европе готовятся к смягчению санкций, и может случиться так, что найти консенсус в этом вопросе будет непросто.

«Хотя пока Европа выступает в вопросе о санкциях единым фронтом, во многих странах сопротивление им возрастает, особенно это касается Южной Европы. Все больше людей говорят, что санкции не действуют, и что настало время вести бизнес с Россией. Главам правительств 28 стран ЕС будет непросто договориться о продолжении санкций в их нынешнем виде. Ситуация в Украине не дает оснований для изменения санкционной политики», — пишет журналист.

Немецкое издание Der Spiegel опубликовало интервью с американским экспертом Джозефом Брэмлом, который тоже затронул вопрос санкций.

«Вашингтону нужно сохранить лицо. Но намечается тенденция к отмене санкций. И Запад вновь готовит привлекательные предложения вроде недавней инициативы Меркель по созданию единого экономического пространства от Ванкувера до Владивостока. Интересно, согласятся ли на это русские? Готовы ли они ввязаться в международную конкуренцию и выиграть? Ведь в Москве есть немало людей, которым и в условиях санкций и конфронтации живется совсем неплохо — например, сотрудникам силовых ведомств», — считает Брэмл.

Апостроф

Безвизовый режим между Украиной и ЕС откладывается: названы новые причиныБезвизовый режим между Украиной и ЕС откладывается: названы новые причины

Татьяна Шпайхер

После того, как в апреле Европейская комиссия предложила Европарламенту и Совету Европейского Союза отменить визы для граждан Украины, этот вопрос казался решенным, поскольку дело, по сути, оставалось лишь за формальными процедурами. Однако на днях стало известно, что Украине, несмотря на то, что она выполнила все необходимые условия ЕС, вновь придется запастись терпением. 2 июня европейская пресса сообщила, что Евросоюз решил отложить решение об отмене виз для Грузии и готовит аналогичные решения также в отношении Турции, Косово и Украины. Главная причина – обеспокоенность Европы возможным увеличением потока мигрантов и необходимость выработать действенный механизм для защиты от этой проблемы.

3 июня во время пресс-конференции президент Петр Порошенко заявил журналистам, что на сегодняшний день нет уверенности во введении Евросоюзом безвизового режима для украинцев этим летом, как ожидалось ранее. По словам президента, скорее всего, такое решение будет принято в сентябре. Но политика ЕС в отношении стран, для которых обещана отмена виз, свидетельствует, что это решение может быть перенесено и на более поздний срок.

Как пишет агентство Reuters со ссылкой на источники в дипломатическими кругах ЕС, Европа решила отложить вопрос об отмене виз для Грузии, поскольку против этого выступила Германия и Франция. Связано это с тем, что в ЕС обеспокоены возможным увеличением потока мигрантов. Аналогичное решение, отмечают европейские дипломаты, может быть также принято и в отношении Турции, Косово и Украины.

Все дело в том, что Евросоюз, стараясь упредить риски роста количества мигрантов, занят сейчас выработкой механизма отмены безвизового режима для стран, не входящих в ЕС. Эту информацию президент Петр Порошенко подтвердил на пресс-конференции. «На сегодняшний день дискуссия идет лишь о том, что ЕС разрабатывает механизм приостановления безвизового режима не Советом ЕС, а Еврокомиссией. Мы не имеем ничего против, мы уверены, что Украина способна выполнить все взятые на себя обязательства», — пояснил президент.

В пятницу, 3 июня, в парламенте министр иностранных дел Павел Климкин заявил, что в МИД не видят риска для Украины от принятия такого механизма и надеются, что европейцы его разработают и «он будет одобрен как можно скорее».

Однако аналитик Международного центра перспективных исследований Ирина Ивашко считает, что эта процедура может затянуться.

«Прежде чем давать безвизовый режим Украине или Грузии, в ЕС должны принять механизм об отмене безвизового режима. И, конечно, это займет время — пока он будет разработан, принят на законодательном уровне, пройдет все уровни согласования в бюрократической структуре ЕС. И поэтому ожидаемый безвизовый режим, который мы должны были получить по всем показателям в конце лета, сейчас переносится на осень, и это по наиболее оптимистичному сценарию», — пояснила Ивашко «Апострофу».

Кроме того, даже в случае введения безвизового режима, для Украины возникает риск того, что Европа может отменить его в любой момент из-за проблемы с мигрантами из нашей страны.

«Они (Евросоюз, — «Апостроф») хотят разработать новый механизм быстрой отмены безвизового режима для любого государства, с которым он установлен в случае миграционных рисков. Если они увидят, что количество мигрантов из этого государства резко увеличилось, то они смогут отменить безвизовый режим. Они хотят обезопасить себя от рисков, исходящих от таких стран, как Украина, Турция», — убеждена Ирина Ивашко.

По ее словам, именно турецкий вопрос стал главной причиной выработки такого механизма. Дело в том, что Турция выторговала обещание относительно безвизового режима в обмен на свое согласие принять обратно к себе тех мигрантов, которые уехали в ЕС. Но теперь в ЕС опасаются проблем, которые могут возникнуть в результате безвизового режима с мусульманским государством. «И этот механизм отмены безвизового режима будет распространяться не только на Турцию, но на все страны, для которых отменены визы в ЕС», — отметила Ивашко.

Одним из аргументов Украины, по словам эксперта, в переговорах с ЕС в этом вопросе станет пример Молдовы, количество мигрантов в ЕС из которой после отмены виз не особо увеличилось. Это мнение разделяет и народный депутат Украины, член комитета по европейской интеграции Оксана Юринец («Блок Петра Порошенко»).

«За два года войны (на Донбассе, «Апостроф») в ЕС не заметно наплыва украинцев, желающих называться беженцами в Европейском Союзе. Украинцы — это нация достойных людей, которая сегодня пытается сделать все, чтобы находить рабочие места в Украине и работать здесь», — отметила Юринец «Апострофу».

Юринец не исключает, что решение ЕС об отсрочке введения безвизового режима может быть связано с тем, чтобы одномоментно отменить визы для Грузии и Украины. «Я надеюсь, что те друзья-европарламентарии, которые у нас есть в Брюсселе, будут делать все от них сегодня зависящее, потому что мы уже сделали все зависящее от нас. Сейчас, я думаю, что они хотят, чтобы Украина и Грузия были вместе в этом решении», — сказала Юринец.

Украина со своей стороны закончила все формальные процедуры, нужные для того, чтоб визы были отменены. Вопрос о предоставлении безвизового режима для Украины, возможно, будет обсуждаться в ЕС 14 июня. Ближайшая сессия Европарламента, на которой может быть принято соответствующее решение об отмене виз, состоится уже в начале июля. Если решение об отмене виз для украинцев не будет принято из-за процесса выработки механизма отмены безвизового режима, его могут перенести на сентябрь, когда пройдет следующая сессия Европарламента, или даже на более поздний срок. А пока украинцы будут по-прежнему выстаивать очереди в посольствах в надежде на получение заветной визы.

АпострофТатьяна Шпайхер

После того, как в апреле Европейская комиссия предложила Европарламенту и Совету Европейского Союза отменить визы для граждан Украины, этот вопрос казался решенным, поскольку дело, по сути, оставалось лишь за формальными процедурами. Однако на днях стало известно, что Украине, несмотря на то, что она выполнила все необходимые условия ЕС, вновь придется запастись терпением. 2 июня европейская пресса сообщила, что Евросоюз решил отложить решение об отмене виз для Грузии и готовит аналогичные решения также в отношении Турции, Косово и Украины. Главная причина – обеспокоенность Европы возможным увеличением потока мигрантов и необходимость выработать действенный механизм для защиты от этой проблемы.

3 июня во время пресс-конференции президент Петр Порошенко заявил журналистам, что на сегодняшний день нет уверенности во введении Евросоюзом безвизового режима для украинцев этим летом, как ожидалось ранее. По словам президента, скорее всего, такое решение будет принято в сентябре. Но политика ЕС в отношении стран, для которых обещана отмена виз, свидетельствует, что это решение может быть перенесено и на более поздний срок.

Как пишет агентство Reuters со ссылкой на источники в дипломатическими кругах ЕС, Европа решила отложить вопрос об отмене виз для Грузии, поскольку против этого выступила Германия и Франция. Связано это с тем, что в ЕС обеспокоены возможным увеличением потока мигрантов. Аналогичное решение, отмечают европейские дипломаты, может быть также принято и в отношении Турции, Косово и Украины.

Все дело в том, что Евросоюз, стараясь упредить риски роста количества мигрантов, занят сейчас выработкой механизма отмены безвизового режима для стран, не входящих в ЕС. Эту информацию президент Петр Порошенко подтвердил на пресс-конференции. «На сегодняшний день дискуссия идет лишь о том, что ЕС разрабатывает механизм приостановления безвизового режима не Советом ЕС, а Еврокомиссией. Мы не имеем ничего против, мы уверены, что Украина способна выполнить все взятые на себя обязательства», — пояснил президент.

В пятницу, 3 июня, в парламенте министр иностранных дел Павел Климкин заявил, что в МИД не видят риска для Украины от принятия такого механизма и надеются, что европейцы его разработают и «он будет одобрен как можно скорее».

Однако аналитик Международного центра перспективных исследований Ирина Ивашко считает, что эта процедура может затянуться.

«Прежде чем давать безвизовый режим Украине или Грузии, в ЕС должны принять механизм об отмене безвизового режима. И, конечно, это займет время — пока он будет разработан, принят на законодательном уровне, пройдет все уровни согласования в бюрократической структуре ЕС. И поэтому ожидаемый безвизовый режим, который мы должны были получить по всем показателям в конце лета, сейчас переносится на осень, и это по наиболее оптимистичному сценарию», — пояснила Ивашко «Апострофу».

Кроме того, даже в случае введения безвизового режима, для Украины возникает риск того, что Европа может отменить его в любой момент из-за проблемы с мигрантами из нашей страны.

«Они (Евросоюз, — «Апостроф») хотят разработать новый механизм быстрой отмены безвизового режима для любого государства, с которым он установлен в случае миграционных рисков. Если они увидят, что количество мигрантов из этого государства резко увеличилось, то они смогут отменить безвизовый режим. Они хотят обезопасить себя от рисков, исходящих от таких стран, как Украина, Турция», — убеждена Ирина Ивашко.

По ее словам, именно турецкий вопрос стал главной причиной выработки такого механизма. Дело в том, что Турция выторговала обещание относительно безвизового режима в обмен на свое согласие принять обратно к себе тех мигрантов, которые уехали в ЕС. Но теперь в ЕС опасаются проблем, которые могут возникнуть в результате безвизового режима с мусульманским государством. «И этот механизм отмены безвизового режима будет распространяться не только на Турцию, но на все страны, для которых отменены визы в ЕС», — отметила Ивашко.

Одним из аргументов Украины, по словам эксперта, в переговорах с ЕС в этом вопросе станет пример Молдовы, количество мигрантов в ЕС из которой после отмены виз не особо увеличилось. Это мнение разделяет и народный депутат Украины, член комитета по европейской интеграции Оксана Юринец («Блок Петра Порошенко»).

«За два года войны (на Донбассе, «Апостроф») в ЕС не заметно наплыва украинцев, желающих называться беженцами в Европейском Союзе. Украинцы — это нация достойных людей, которая сегодня пытается сделать все, чтобы находить рабочие места в Украине и работать здесь», — отметила Юринец «Апострофу».

Юринец не исключает, что решение ЕС об отсрочке введения безвизового режима может быть связано с тем, чтобы одномоментно отменить визы для Грузии и Украины. «Я надеюсь, что те друзья-европарламентарии, которые у нас есть в Брюсселе, будут делать все от них сегодня зависящее, потому что мы уже сделали все зависящее от нас. Сейчас, я думаю, что они хотят, чтобы Украина и Грузия были вместе в этом решении», — сказала Юринец.

Украина со своей стороны закончила все формальные процедуры, нужные для того, чтоб визы были отменены. Вопрос о предоставлении безвизового режима для Украины, возможно, будет обсуждаться в ЕС 14 июня. Ближайшая сессия Европарламента, на которой может быть принято соответствующее решение об отмене виз, состоится уже в начале июля. Если решение об отмене виз для украинцев не будет принято из-за процесса выработки механизма отмены безвизового режима, его могут перенести на сентябрь, когда пройдет следующая сессия Европарламента, или даже на более поздний срок. А пока украинцы будут по-прежнему выстаивать очереди в посольствах в надежде на получение заветной визы.

Апостроф

Изменения в Конституцию: фига от Ляшко, граната от Савченко и триумф ПорошенкоИзменения в Конституцию: фига от Ляшко, граната от Савченко и триумф Порошенко

Татьяна Шпайхер

Как Верховная рада голосовала за судебную реформу

335 депутатов проголосовали 2 июня за принятие во втором чтении и в целом законопроекта №3524 «О внесении изменений в Конституцию в части правосудия». В первом чтении законопроект был принят еще в феврале. Президенту и его политической силе понадобилось почти полгода, чтобы собрать для внесения изменений в Конституцию необходимые 300 и более голосов. Нынешнее голосование за изменения Основного закона в части правосудия вполне можно считать репетицией перед гораздо более проблемным изменением Конституции – относительно особого статуса оккупированных территорий Донбасса.

2 июня на голосование в парламенте было вынесено сразу два вопроса, касающихся правосудия. Это новая редакция закона «О судоустройстве и статусе судей», а также за изменения в Конституцию в части правосудия.

Как уже писал «Апостроф», без принятия закона «О судоустройстве и статусе судей» некоторые фракции, в частности «Народный фронт», были не готовы поддерживать изменения в Конституцию в части правосудия. Закон был принят в парламенте сразу за основу и в целом. Он предусматривает масштабную реорганизацию и реструктуризацию всей судебной системы, образование новых судов, например, антикоррупционного и патентного, обязательное декларирование доходов и расходов судей и их семей, а также бессрочное назначение судей. Закон был поддержан в парламенте 281 народным депутатом.

После принятия закона парламент перешел к рассмотрению изменений в Конституцию. Обсуждение вопроса длилось почти час. Многие депутаты в это время гуляли в кулуарах парламента, переполненной была также парламентская столовая. Спешить было некуда, обсуждение затягивалось.

Нардеп от БПП Сергей Березенко убеждал журналистов, что для изменения Конституции достаточно голосов. Другой его коллега по фракции, наоборот, буквально перед самым голосованием говорил, что «переговоры еще продолжаются».

Незадолго до голосования в сессионном зале появились президент Петр Порошенко, глава его администрации Борис Ложкин, премьер Владимир Гройсман и лидер партии «Народный фронт» Арсений Яценюк. Президент выступил перед парламентом, призвав «сейчас или никогда» поддержать изменения в Конституцию.

После выступления гаранта, спикеру парламента Андрею Парубию пришлось подождать несколько минут, прежде чем поставить вопрос на голосование – ждали внезапно отлучившуюся фракцию РПЛ во главе с Олегом Ляшко. Наконец, голосование состоялось. За внесение изменений в Конституцию в части правосудия проголосовали 335 депутатов. Фактически, за изменения проголосовал весь парламент, кроме двух фракций – «Самопомочи» и РПЛ.

В БПП сделали все для того, чтобы выжать максимум голосов из собственной фракции. В результате, за изменения в Конституцию проголосовали 138 из 142 депутатов пропрезидентской фракции. Кроме того, проголосовала вся фракция НФ, за исключением одного депутата. Изменения в Конституцию поддержали также «Оппозиционный блок», «Видродження», «Воля народа», большинство внефракционных нардепов и «Батькивщина».

С «Батькивщиной» получилось интересная ситуация. Перед голосованием на трибуну парламента вышла Надежда Савченко, которая держала в руке предмет, похожий издалека на гранату, как потом оказалось, это был эспандер. Савченко размахивала рукой и убеждала в том, что в ходе войны никаких изменений в Констиутцию принимать нельзя. «У нас Украина сейчас — это граната. У нее есть кольцо — это Конституция. Чека — это наш Донбасс. Основное тело гранаты — это наша Украина. Мы берем, прижимаем чеку к телу гранаты, дергаем Конституцию, кольцо, и выбрасываем. И вот возьмите эспандер подержите в руке, сколько удержите «, — проводила параллели Надежда Савченко. Тем не менее, к летчице не прислушался не только парламент, но даже и ее фракция. Впрочем, от голосования воздержалась лидер партии Юлия Тимошенко, не голосовали также заместитель председателя фракции Сергей Соболев и правая рука Тимошенко — адвокат Сергей Власенко. Очевидно, руководство партии решило «не рисковать репутацией».

Еще накануне стало известно, что за изменения в Конституцию не будет голосовать фракция Радикальной партии Олега Ляшко. Впрочем, утром в день голосования ситуация изменилась и появилась информация, что «радикалы» все же проголосуют. Олег Ляшко рассказал журналистам, что в течение последних двух дней вел усилении консультации с Петром Порошенко.

В БПП говорят, что Ляшко требовал создания в парламенте ВСК по расследованию оффшоров президента, и на Банковой даже согласились на ее создание, однако не на назначение Олега Ляшко главой этой комиссии. «На Банковой почему-то на комиссию по оффшорам реагируют слишком эмоционально», — пояснил «Апострофу» один из «радикалов».

Опыт предыдущих переговоров с Ляшко подсказывал БПП, что на «радикалов» лучше не рассчитывать, и не безосновательно. Почти перед самым голосованием фракция Ляшко встала с места и покинула сессионный зал, чтобы посовещаться. Когда наступил момент голосования, нардепы из РПЛ все еще совещалась. Спикеру Андрею Парубию пришлось отложить процедуру голосования и попросить депутатов подождать «коллег-радикалов из уважения к этой фракции». Вместе с депутатами «из уважения к радикалам» около 10 минут ждали президент Петр Порошенко, премьер Владимир Гройсман, экс-премьер Арсений Яценюк. Андрей Парубий даже не выдержал и написал sms-ку Ляшко. В результате представители фракции «Радикальной партии» все же вернулись в зал, но, как в результате оказалось, их можно было и не ждать, так как при голосовании за изменения в Конституцию депутаты РПЛ кроме одного воздержались или не голосовали.

До последнего сомневались, голосовать ли за изменения в Конституцию во фракции «Самопомич». Почти половина депутатов фракции, 10 человек, а также внефракционная вице-спикер Оксана Сыроид, убеждали, что голосовать нужно, потому что это последний шанс изменить судебную систему. Другая половина, в том числе и Егор Соболев, говорили, что теперь президент окончательно возьмет под контроль судей. В конце концов, на заседании фракции было принято решение в соответствии с партийной дисциплины не голосовать всем.

Как сообщил информированный источник «Апострофа», узнав, что часть фракции готова проголосовать, президент Петр Порошенко вчера позвонил мэру Львова и лидеру «Самопомочи» Андрею Садовому с просьбой разрешить депутатам проголосовать так, как они хотят. Но разговор не дал результата. На заседании фракции, которое длилось шесть часов, этих десятерых депутатов долго убеждали не голосовать за предлагаемые законопроекты. Председатель фракции Олег Березюк готов был даже исключить депутатов из фракции, если они поддержат изменения. В результате, депутаты решили, что хотят остаться во фракции и голосовать не будут. Напомним, после голосования за изменения в Конституцию в части децентрализации из фракции «Самопомич» было исключено пять депутатов.

После голосования за изменения в Конституцию, лидеры не голосовавших фракций Олег Березюк и Олег Ляшко, пояснили журналистам, что сегодняшнее голосование было генеральной репетицией перед внесением изменений в Конституцию относительно особого статуса оккупированного Донбасса. По сути, именно принятие таких изменений и стало главной причиной их сегодняшнего решения не голосовать.

Пока до конца не ясно, какие причины побудили представителей оппозиции поддержать изменения в Конституцию. Известно лишь, что переговоры с фракциями и отдельными депутатами длились практически до момента голосования. Не исключено, что у «Видродження» и «Воли народа» уже сложилось с коалицией стабильное сотрудничество, поскольку они не впервые голосуют синхронно за ключевые решения. Депутаты же из «Оппозиционного блока» до конца не раскрывают своих мотивов поддержать конституционные изменения. «Почем сегодня Конституция?», — шутя спрашивали журналисты у представителей этой фракции. «Все ставки уже сделаны, и торги закрыты», — отшутился один из депутатов «Оппозиционного блока». В кулуарах парламента ходят разговоры, что на решение некоторых депутатов могла повлиять передача в НАБУ так называемых «папок Трепака» с фигурантами «черной кассы» Партии регионов». Также, как рассказал журналистам Олег Березюк, часть депутатов проголосовали в обмен на то, что президент наложит вето на принятый в парламенте закон о снижении акцизов на подержанные зарубежные автомобили. Впрочем, депутаты из БПП эту информацию опровергли.

АпострофТатьяна Шпайхер

Как Верховная рада голосовала за судебную реформу

335 депутатов проголосовали 2 июня за принятие во втором чтении и в целом законопроекта №3524 «О внесении изменений в Конституцию в части правосудия». В первом чтении законопроект был принят еще в феврале. Президенту и его политической силе понадобилось почти полгода, чтобы собрать для внесения изменений в Конституцию необходимые 300 и более голосов. Нынешнее голосование за изменения Основного закона в части правосудия вполне можно считать репетицией перед гораздо более проблемным изменением Конституции – относительно особого статуса оккупированных территорий Донбасса.

2 июня на голосование в парламенте было вынесено сразу два вопроса, касающихся правосудия. Это новая редакция закона «О судоустройстве и статусе судей», а также за изменения в Конституцию в части правосудия.

Как уже писал «Апостроф», без принятия закона «О судоустройстве и статусе судей» некоторые фракции, в частности «Народный фронт», были не готовы поддерживать изменения в Конституцию в части правосудия. Закон был принят в парламенте сразу за основу и в целом. Он предусматривает масштабную реорганизацию и реструктуризацию всей судебной системы, образование новых судов, например, антикоррупционного и патентного, обязательное декларирование доходов и расходов судей и их семей, а также бессрочное назначение судей. Закон был поддержан в парламенте 281 народным депутатом.

После принятия закона парламент перешел к рассмотрению изменений в Конституцию. Обсуждение вопроса длилось почти час. Многие депутаты в это время гуляли в кулуарах парламента, переполненной была также парламентская столовая. Спешить было некуда, обсуждение затягивалось.

Нардеп от БПП Сергей Березенко убеждал журналистов, что для изменения Конституции достаточно голосов. Другой его коллега по фракции, наоборот, буквально перед самым голосованием говорил, что «переговоры еще продолжаются».

Незадолго до голосования в сессионном зале появились президент Петр Порошенко, глава его администрации Борис Ложкин, премьер Владимир Гройсман и лидер партии «Народный фронт» Арсений Яценюк. Президент выступил перед парламентом, призвав «сейчас или никогда» поддержать изменения в Конституцию.

После выступления гаранта, спикеру парламента Андрею Парубию пришлось подождать несколько минут, прежде чем поставить вопрос на голосование – ждали внезапно отлучившуюся фракцию РПЛ во главе с Олегом Ляшко. Наконец, голосование состоялось. За внесение изменений в Конституцию в части правосудия проголосовали 335 депутатов. Фактически, за изменения проголосовал весь парламент, кроме двух фракций – «Самопомочи» и РПЛ.

В БПП сделали все для того, чтобы выжать максимум голосов из собственной фракции. В результате, за изменения в Конституцию проголосовали 138 из 142 депутатов пропрезидентской фракции. Кроме того, проголосовала вся фракция НФ, за исключением одного депутата. Изменения в Конституцию поддержали также «Оппозиционный блок», «Видродження», «Воля народа», большинство внефракционных нардепов и «Батькивщина».

С «Батькивщиной» получилось интересная ситуация. Перед голосованием на трибуну парламента вышла Надежда Савченко, которая держала в руке предмет, похожий издалека на гранату, как потом оказалось, это был эспандер. Савченко размахивала рукой и убеждала в том, что в ходе войны никаких изменений в Констиутцию принимать нельзя. «У нас Украина сейчас — это граната. У нее есть кольцо — это Конституция. Чека — это наш Донбасс. Основное тело гранаты — это наша Украина. Мы берем, прижимаем чеку к телу гранаты, дергаем Конституцию, кольцо, и выбрасываем. И вот возьмите эспандер подержите в руке, сколько удержите «, — проводила параллели Надежда Савченко. Тем не менее, к летчице не прислушался не только парламент, но даже и ее фракция. Впрочем, от голосования воздержалась лидер партии Юлия Тимошенко, не голосовали также заместитель председателя фракции Сергей Соболев и правая рука Тимошенко — адвокат Сергей Власенко. Очевидно, руководство партии решило «не рисковать репутацией».

Еще накануне стало известно, что за изменения в Конституцию не будет голосовать фракция Радикальной партии Олега Ляшко. Впрочем, утром в день голосования ситуация изменилась и появилась информация, что «радикалы» все же проголосуют. Олег Ляшко рассказал журналистам, что в течение последних двух дней вел усилении консультации с Петром Порошенко.

В БПП говорят, что Ляшко требовал создания в парламенте ВСК по расследованию оффшоров президента, и на Банковой даже согласились на ее создание, однако не на назначение Олега Ляшко главой этой комиссии. «На Банковой почему-то на комиссию по оффшорам реагируют слишком эмоционально», — пояснил «Апострофу» один из «радикалов».

Опыт предыдущих переговоров с Ляшко подсказывал БПП, что на «радикалов» лучше не рассчитывать, и не безосновательно. Почти перед самым голосованием фракция Ляшко встала с места и покинула сессионный зал, чтобы посовещаться. Когда наступил момент голосования, нардепы из РПЛ все еще совещалась. Спикеру Андрею Парубию пришлось отложить процедуру голосования и попросить депутатов подождать «коллег-радикалов из уважения к этой фракции». Вместе с депутатами «из уважения к радикалам» около 10 минут ждали президент Петр Порошенко, премьер Владимир Гройсман, экс-премьер Арсений Яценюк. Андрей Парубий даже не выдержал и написал sms-ку Ляшко. В результате представители фракции «Радикальной партии» все же вернулись в зал, но, как в результате оказалось, их можно было и не ждать, так как при голосовании за изменения в Конституцию депутаты РПЛ кроме одного воздержались или не голосовали.

До последнего сомневались, голосовать ли за изменения в Конституцию во фракции «Самопомич». Почти половина депутатов фракции, 10 человек, а также внефракционная вице-спикер Оксана Сыроид, убеждали, что голосовать нужно, потому что это последний шанс изменить судебную систему. Другая половина, в том числе и Егор Соболев, говорили, что теперь президент окончательно возьмет под контроль судей. В конце концов, на заседании фракции было принято решение в соответствии с партийной дисциплины не голосовать всем.

Как сообщил информированный источник «Апострофа», узнав, что часть фракции готова проголосовать, президент Петр Порошенко вчера позвонил мэру Львова и лидеру «Самопомочи» Андрею Садовому с просьбой разрешить депутатам проголосовать так, как они хотят. Но разговор не дал результата. На заседании фракции, которое длилось шесть часов, этих десятерых депутатов долго убеждали не голосовать за предлагаемые законопроекты. Председатель фракции Олег Березюк готов был даже исключить депутатов из фракции, если они поддержат изменения. В результате, депутаты решили, что хотят остаться во фракции и голосовать не будут. Напомним, после голосования за изменения в Конституцию в части децентрализации из фракции «Самопомич» было исключено пять депутатов.

После голосования за изменения в Конституцию, лидеры не голосовавших фракций Олег Березюк и Олег Ляшко, пояснили журналистам, что сегодняшнее голосование было генеральной репетицией перед внесением изменений в Конституцию относительно особого статуса оккупированного Донбасса. По сути, именно принятие таких изменений и стало главной причиной их сегодняшнего решения не голосовать.

Пока до конца не ясно, какие причины побудили представителей оппозиции поддержать изменения в Конституцию. Известно лишь, что переговоры с фракциями и отдельными депутатами длились практически до момента голосования. Не исключено, что у «Видродження» и «Воли народа» уже сложилось с коалицией стабильное сотрудничество, поскольку они не впервые голосуют синхронно за ключевые решения. Депутаты же из «Оппозиционного блока» до конца не раскрывают своих мотивов поддержать конституционные изменения. «Почем сегодня Конституция?», — шутя спрашивали журналисты у представителей этой фракции. «Все ставки уже сделаны, и торги закрыты», — отшутился один из депутатов «Оппозиционного блока». В кулуарах парламента ходят разговоры, что на решение некоторых депутатов могла повлиять передача в НАБУ так называемых «папок Трепака» с фигурантами «черной кассы» Партии регионов». Также, как рассказал журналистам Олег Березюк, часть депутатов проголосовали в обмен на то, что президент наложит вето на принятый в парламенте закон о снижении акцизов на подержанные зарубежные автомобили. Впрочем, депутаты из БПП эту информацию опровергли.

Апостроф

Неопределен­ность с генпрокурором заканчивается: Луценко может сложить полномочияНеопределен­ность с генпрокурором заканчивается: Луценко может сложить полномочия

Татьяна Шпайхер

Пасхальные праздники закончились, и вопрос назначения генерального прокурора вновь возвращается в политическую повестку дня. Как стало известно «Апострофу», уже в ближайшее время президент Петр Порошенко собирается встретиться с претендентами на должность главы ГПУ, наиболее «проходным» из которых считается председатель Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский. Бывший главный претендент Юрий Луценко с этим не согласен, и может пойти на серьезные политические шаги, если кресло генпрокурора ему не достанется.

Перед пасхальными праздниками коалиция не смогла изменить законодательство таким образом, чтобы Луценко смог стать генпрокурором, не имея юридического образования. Для этого у коалиционных фракций не хватило голосов, а внефракционные отказались отдавать голоса за законопроект «под одного человека».

После праздников переговоры о кандидатуре генерального прокурора возобновились. Источники «Апострофа» утверждают, что президент готов внести в парламент кандидатуру Павла Жебривского, с которым собирается обсудить эту тему, возможно, уже в самые ближайшие дни. Сам Жебривский отметил «Апострофу», что пока у него с президентом разговора не было. «Президент не беседовал со мной на эту тему», — отметил глава Донецкой ОВГА.

На вопрос согласится ли он стать генпрокурором, если предложение от президента все же поступит, Жебривский ответил, что сегодня считает необходимым работать на должности главы Донецкой ОВГА. «У меня есть работа, тяжелая и необходимая государству. Я думаю, что там (в Донецкой ОВГА, — «Апостроф») тоже должны работать люди», — сказал Жебривский.

Следует отметить, что именно Жебривского депутаты от БПП в последнее время называют главным кандидатом на должность генерального прокурора. Впрочем, его кандидатура обсуждалась еще в конце февраля, вместе с кандидатурой Юрия Луценко. Тогда кроме них назывались также фамилии начальника управления спецрасследований главного следственного управления ГПУ Сергея Горбатюка, и бывших заместителей генерального прокурора Давида Сакварализдзе и Виталия Каско. Юрий Луценко заявил тогда, что не планирует быть генеральным прокурором, но очень скоро остался единственным кандидатом на эту должность.

Хотя Луценко и не является человеком из прокуратуры и пользуется доверием президента, на пути к креслу генпрокурора у него есть серьезное препятствие — отсутствие юридического образования. Чтобы помочь Луценко это препятствие преодолеть, в парламенте дважды регистрировали законопроект, который смягчает требования к образованию генпрокурора. Соответствующие переговоры были проведены БПП с фракцией «Народного фронта», и президент даже определил «законопроект под Луценко» как неотложный. Но на генпрокурора — не юриста не согласны в Европейском Союзе, о чем и поставил в известность президента Петра Порошенко еврокомиссар по вопросам расширения и добрососедства ЕС Йоханнес Хан.

Президент хоть и назначает генерального прокурора самостоятельно (по согласованию с парламентом), но в сегодняшних условиях он не может не считаться с позицией Европейского Союза. Поэтому, несмотря на все договоренности с Юрием Луценко, Порошенко сейчас переключился на других кандидатов и наиболее подходящим из них выглядит Павел Жебривский. Также среди возможных кандидатов — исполняющий обязанности генерального прокурора Юрий Севрук, которого поддерживает часть фракции БПП, и народный депутат Валерий Карпунцов.

Сам Юрий Луценко очень разочарован тем фактом, что президент рассматривает других кандидатов на должность генпрокурора. Ведь еще в начале последней пленарной недели он был уверен в том, что президент внесет его кандидатуру. Как сообщают источники «Апострофа», в случае неназначения его генпрокурором Луценко собирается сложить полномочия главы президентской фракции в парламенте. Последний раз подобные заявления Луценко делал в июне прошлого года, когда голосовали за закон о реструктуризации валютных кредитов. Но тогда его убедили остаться главой фракции БПП. Как будет на этот раз — неизвестно. «Апостроф» обратился к пресс-службе Юрия Луценко с просьбой прокомментировать ситуацию, но на момент публикации материала ответа, к сожалению, не получил.

Что касается Павла Жебривского, его кандидатура пока не согласована с фракцией «Народного фронта». «У нас будет собрание фракции во вторник, 10 мая, тогда будем решать, если будет соответствующее представление», — отметил «Апострофу» председатель фракции «Народного фронта» Максим Бурбак, отвечая на вопрос, поддержит ли НФ кандидатуру Павла Жебривского на должность генпрокурора. Ранее «Апостроф» уже писал, что народные депутаты из НФ готовы рассматривать любые возможные кандидатуры, но только если первым заместителем генерального прокурора будет назначен их соратник по фракции Дмитрий Сторожук.

АпострофТатьяна Шпайхер

Пасхальные праздники закончились, и вопрос назначения генерального прокурора вновь возвращается в политическую повестку дня. Как стало известно «Апострофу», уже в ближайшее время президент Петр Порошенко собирается встретиться с претендентами на должность главы ГПУ, наиболее «проходным» из которых считается председатель Донецкой областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский. Бывший главный претендент Юрий Луценко с этим не согласен, и может пойти на серьезные политические шаги, если кресло генпрокурора ему не достанется.

Перед пасхальными праздниками коалиция не смогла изменить законодательство таким образом, чтобы Луценко смог стать генпрокурором, не имея юридического образования. Для этого у коалиционных фракций не хватило голосов, а внефракционные отказались отдавать голоса за законопроект «под одного человека».

После праздников переговоры о кандидатуре генерального прокурора возобновились. Источники «Апострофа» утверждают, что президент готов внести в парламент кандидатуру Павла Жебривского, с которым собирается обсудить эту тему, возможно, уже в самые ближайшие дни. Сам Жебривский отметил «Апострофу», что пока у него с президентом разговора не было. «Президент не беседовал со мной на эту тему», — отметил глава Донецкой ОВГА.

На вопрос согласится ли он стать генпрокурором, если предложение от президента все же поступит, Жебривский ответил, что сегодня считает необходимым работать на должности главы Донецкой ОВГА. «У меня есть работа, тяжелая и необходимая государству. Я думаю, что там (в Донецкой ОВГА, — «Апостроф») тоже должны работать люди», — сказал Жебривский.

Следует отметить, что именно Жебривского депутаты от БПП в последнее время называют главным кандидатом на должность генерального прокурора. Впрочем, его кандидатура обсуждалась еще в конце февраля, вместе с кандидатурой Юрия Луценко. Тогда кроме них назывались также фамилии начальника управления спецрасследований главного следственного управления ГПУ Сергея Горбатюка, и бывших заместителей генерального прокурора Давида Сакварализдзе и Виталия Каско. Юрий Луценко заявил тогда, что не планирует быть генеральным прокурором, но очень скоро остался единственным кандидатом на эту должность.

Хотя Луценко и не является человеком из прокуратуры и пользуется доверием президента, на пути к креслу генпрокурора у него есть серьезное препятствие — отсутствие юридического образования. Чтобы помочь Луценко это препятствие преодолеть, в парламенте дважды регистрировали законопроект, который смягчает требования к образованию генпрокурора. Соответствующие переговоры были проведены БПП с фракцией «Народного фронта», и президент даже определил «законопроект под Луценко» как неотложный. Но на генпрокурора — не юриста не согласны в Европейском Союзе, о чем и поставил в известность президента Петра Порошенко еврокомиссар по вопросам расширения и добрососедства ЕС Йоханнес Хан.

Президент хоть и назначает генерального прокурора самостоятельно (по согласованию с парламентом), но в сегодняшних условиях он не может не считаться с позицией Европейского Союза. Поэтому, несмотря на все договоренности с Юрием Луценко, Порошенко сейчас переключился на других кандидатов и наиболее подходящим из них выглядит Павел Жебривский. Также среди возможных кандидатов — исполняющий обязанности генерального прокурора Юрий Севрук, которого поддерживает часть фракции БПП, и народный депутат Валерий Карпунцов.

Сам Юрий Луценко очень разочарован тем фактом, что президент рассматривает других кандидатов на должность генпрокурора. Ведь еще в начале последней пленарной недели он был уверен в том, что президент внесет его кандидатуру. Как сообщают источники «Апострофа», в случае неназначения его генпрокурором Луценко собирается сложить полномочия главы президентской фракции в парламенте. Последний раз подобные заявления Луценко делал в июне прошлого года, когда голосовали за закон о реструктуризации валютных кредитов. Но тогда его убедили остаться главой фракции БПП. Как будет на этот раз — неизвестно. «Апостроф» обратился к пресс-службе Юрия Луценко с просьбой прокомментировать ситуацию, но на момент публикации материала ответа, к сожалению, не получил.

Что касается Павла Жебривского, его кандидатура пока не согласована с фракцией «Народного фронта». «У нас будет собрание фракции во вторник, 10 мая, тогда будем решать, если будет соответствующее представление», — отметил «Апострофу» председатель фракции «Народного фронта» Максим Бурбак, отвечая на вопрос, поддержит ли НФ кандидатуру Павла Жебривского на должность генпрокурора. Ранее «Апостроф» уже писал, что народные депутаты из НФ готовы рассматривать любые возможные кандидатуры, но только если первым заместителем генерального прокурора будет назначен их соратник по фракции Дмитрий Сторожук.

Апостроф

Егор Фирсов: Императивный мандат — это зло, которое существует только в авторитарных странахЕгор Фирсов: Императивный мандат — это зло, которое существует только в авторитарных странах

Татьяна Шпайхер

Бывший народный депутат ЕГОР ФИРСОВ, покинувший в феврале фракцию БПП из-за скандала с отставкой главы Минэкономразвития Айвараса Абромавичуса, а в марте лишенный депутатского мандата по решению партийного съезда, не собирается оставлять политику. По словам экс-депутата, он подал в суд на БПП относительно неправомерности лишения его мандата, но при этом он также изучает возможность баллотироваться в Верховную Раду на «вакантное» место и даже присматривает себе округ. В интервью «Апострофу» Егор Фирсов рассказал, что собирается создавать новую политическую партию, к которой в перспективе могут присоединиться современные молодые политики, такие, например, как Мустафа Найем или Владислав Касько.

— Есть ли жизнь после Верховной Рады?

— Это, пожалуй, наиболее популярный вопрос, а другой очень популярный вопрос: ну как там на свободе? На самом деле я не планирую уходить из политики. С мандатом или без него, я буду бороться за то, за что я и боролся.

— Кстати о борьбе: уходя из парламента, Вы говорили о том, что будете подавать в суд на БПП, что из этого вышло?

— Я подал иск на «Блок Петра Порошенко» в Высший административный суд Украины. Я свои права буду отстаивать. В то же время я понимаю, что жить исключительно этой борьбой нет смысла. Надо идти вперед. Борьба в судебной плоскости — это не более чем очередной рубеж, который надо просто пройти, дойти до Европейского суда по правам человека и показать, насколько абсурдными бывают решения украинских институций. Надо показать, что императивный мандат — это зло, которое существует только в авторитарных странах. А потом эту страницу просто надо перевернуть и продолжить борьбу на политическом фронте.

— Какие задачи ставите перед собой в этой борьбе?

— У меня есть несколько главных задач. Прежде всего, речь идет о принятии нового закона о выборах народных депутатов. Здесь необходимо будет объединить все общество, чтобы через общественное давление парламент все же принял этот новый избирательный закон. Вторая задача — это замена членов ЦИК, и совместно с Комитетом избирателей Украины, «Опорой» мы будем за это бороться. И еще одна задача — это формирование новых политических партий идеологического направления с реальными, а не фейковыми лидерами.

— Что Вы имеете в виду под новыми политическими партиями? С кем будете их создавать?

— Мы сейчас создали такую общественную площадку — «Общество 22 февраля», потому что 22 февраля победил Майдан, народ реализовал свое право на восстание, и Украина стала свободным государством проевропейского направления. То есть с 22 февраля пришло время для реформ и изменений. Эта инициатива — такая общественная площадка, а не политическая партия. Мы приглашаем всех лидеров общественного мнения к формированию новой политической партии. Политическая партия — такая же важная институция, как независимый суд, прокуратура, парламент. Партия должна быть, и она должна быть качественной. Речь идет о серьезной политической силе, а не о каком-то там именном проекте, то есть партии имени Егора Фирсова точно не будет. Речь идет о партии, где будет не какое-то одно главное лицо, а много, и где будет реальная программа.

Что касается людей, которые могли бы создать новую политическую силу, то их немало — Мустафа Найем, Василий Гацько, Александр Солонтай, Виктор Чумак, Виталий Касько. Это те современные люди, которые идут к власти не зарабатывать деньги, а заниматься политикой, и сейчас они готовы сформировать какую-то другую политическую систему.

— А какие будут источники финансирования такой партии? Опыт показывает, что партии, которые имеют деньги, преимущественно карманные или зависимые от олигархов…

— Партия должна финансироваться за счет членских взносов и людей, которые ее поддерживают, но это финансирование должно быть прозрачным. На сайте должен висеть отчет, сколько средств и от кого партия получила. На текущее финансирование партии на самом деле надо немного — от 100 тыс. грн. В свою очередь главные расходы требуются на предвыборную кампанию. Поэтому общество, которое верит в политическую силу, люди, которые понимают, что именно эта партия будет в парламенте представлять интересы среднего бизнеса, малого бизнеса, должны быть готовы финансировать такую партию и каждый месяц пересылать средства. Отдельный человек может ежемесячно пересылать 100 грн, а предприниматель, например, 10 тыс. грн. И когда люди финансируют какую-то партию, они будут требовать от этой политической силы реализации ее программы.

— Партия «Демократический Альянс» сделала попытку привлечь к финансированию партий общество, но это не дало хороших результатов?

— То, что делал Демальянс, было одной из первых попыток, которая была сделана перед парламентскими выборами 2012 года. Нельзя сказать, что эта попытка была нерезультативной. Тогда Демальянс объединился с «Гражданской позицией» Анатолия Гриценко, и им совсем немного не хватило, чтобы попасть в парламент. Я думаю, что сегодня в создании новой политической силы опыт новых политических сил очень сильно пригодится.

— Но поддержат ли новую политическую силу украинцы? Социологические опросы показывают, что сегодня они предпочитают парламентские партии.

— Социологические исследования показывают, что 90% населения не доверяют парламенту, тем не менее люди голосуют прежде всего за парламентские партии: БПП, «Оппозиционный блок», «Батькивщина», Радикальная партия, «Самопомощь». Это такой парадокс, так как нет альтернативы. Поэтому перед нами стоит вызов сформировать новые политические партии стабильного формата, имеющие реальных лидеров, которых бы знало украинское общество, поддержку в областях, финансирование за счет фандрайзинга. Это очень сложная работа. Если говорить о региональном строительстве, то надо проехать всю Украину и набрать себе сторонников.

— У Вас, кстати, есть опыт партийного строительства в Донецкой области. Вы возглавляли Донецкую организацию УДАРа…

— У меня есть немного опыта, но я не скажу, что этот опыт очень профессиональный. Так сложилось, что у нас никогда не было настоящих политических партий и проектов, и мы все самоучки. Руководство Донецкой областной организацией УДАР было, как тренировки с дополнительной нагрузкой, когда боксер берет в руки гантели и так проводит бой.

Строить партию в Донецкой области было гораздо сложнее, чем во Львове или в Киеве, ведь надо было найти людей в Снежном, Торезе, Макеевке, Авдеевке, надо было найти человека, который бы поддерживал политику Кличко, был против Януковича, поддерживал евроинтеграцию, не побоялся и публично сказал: да я представляю УДАР. Поверьте, найти таких людей было непросто. Я не скажу, что донецкий УДАР был первым, но точно не последним, а в свое время даже входил в первую десятку. Затем, попав в парламент, я был заместителем Тараса Кутового в группе УДАР и отвечал за региональное развитие. Я помню, как убеждал Виталия Кличко не объединяться с «Блоком Петра Порошенко», и решение об объединении с БПП так и не было принято на съезде УДАРа. То есть это произошло без участия областных организаций.

— Какой будет идеология Вашей новой партии?

— Либеральной. Мы будем ориентироваться на некий антипопулизм, на то, что реформы должны быть настоящими, а не фейковыми. Мы будем поднимать такие важные вопросы, которые сегодня в парламенте не обсуждаются, например рынок земли. Лично я считаю, что в Украине рынок земли должен быть. Эти постоянные моратории и формулировка «мы к этому еще не готовы» могут сыграть на руку крупным олигархам, которые это все контролируют. Есть политические партии популистского толка, которые кричат: рынок земли не нужен, потому что все скупят олигархи. Но олигархи и так все контролируют, только они контролируют через аренду на 50 лет.

А что нам даст рынок земли? Земля будет продаваться по реальной цене, а сейчас стоимость земли называет чиновник, а это значит, что здесь есть коррупционная составляющая. Поэтому цену на землю должен формировать рынок. Есть реальные подсчеты, которые показывают, что, если запустить рынок земли, это увеличит поступления в бюджет и инвестиции в страну до 2 млрд долларов уже в первый год.

— Рынок земли — это, конечно, интересно, а что Вы предложите для того, чтобы в Украине активно развивался бизнес и не жаловался на постоянное давление?

— Мы предлагаем сократить функции государства и сокращение количества институций, ведь при таких условиях государство просто неэффективно. Например, у нас до сих пор есть Агентство по проведению «Евро-2012», которое уже давно не нужно, но оно до сих пор работает в полном объеме, а работники получают заработную плату, но неизвестно, чем оно занимается. И таких структур много. Например, у нас есть Агентство «Госконцерт,» которое проводит мероприятия от имени государства. Такие непонятные и ненужные структуры также финансируются за счет налогоплательщиков.

У нас есть еще одно, кроме министерства по АТО и переселенцам, агентство по восстановлению Донбасса, которое, как я надеюсь, после образования министерства будет ликвидировано. Перечислять можно очень долго: налоговая милиция, пожарная служба, санэпидемстанция — все эти структуры не нужны. Например, если мы говорим о пожарном надзоре, то в Грузии эту структуру ликвидировали, и по статистике после этого пожаров стало меньше. Человек, который строит дом или магазин, сам заинтересован в том, чтобы его помещение не сгорело, и не нужно, чтобы какая-то государственная структура приходила и его проверяла. Когда государство сталкивается с частной структурой, то это сразу создает возможность для коррупции. Мы должны не бороться против фактов коррупции, а устранять коррупционные возможности.

— Но как это можно эффективно сделать?

— Нам нужна тотальная либерализация и дерегуляция. Необходимо отменить большое количество лицензий и разрешений. Например, если кто-то хочет производить вино на маленьком участке в Одессе, то ему необходимо купить дорогую лицензию. Вот скажите, на каком основании человек, который хочет производить вино, должен платить государству какие-то деньги? Это мешает бизнесу.

Если вы посмотрите на незарегулированную экономику, то это США, Нидерланды, Дания, а зарегулированная экономика — это Куба, Россия и Украина. Всю такую зарегулированность надо забирать. Вы только подумайте: в Министерстве экономики работает около 800 человек, и это уже после обещанного сокращения. В Минсоцполитики работают 600 человек. Нигде в мире нет таких больших министерств.

— А где Вы себя видите в политике?

— У меня есть политические амбиции. Я не хотел бы сейчас говорить о президентских или правительственных амбициях. Я понимаю, что молодое поколение растет и набирается опыта, и я бы мог быть там, где нужно. Сейчас я вижу, что есть провал в законодательной работе, то есть нет парламентских партий, парламентаризма, депутаты голосуют по смскам, которые им присылают. То есть нет такого персонального голосования, где у тебя позиция, за которую несешь ответственность. Мы живем в парламентско-президентской республике, и в первую очередь надо строить работу парламента, а это значит, что нужно формировать политические партии, иначе парламентаризм обречен на поражение.

— Какой урок Вы вынесли из работы в парламенте?

— В первую очередь то, что политика — это борьба бескомпромиссная, жесткая, и сейчас в парламенте есть два лагеря: те, кто пришли заниматься политикой, строить государство, и те, кто пришли приумножать и защищать свои капиталы. Эти два лагеря борются между собой. К сожалению те, кто собрался заниматься политикой, в меньшинстве, но их нужно объединять, чтобы между ними была коммуникация. Это борьба, и без борьбы ничего не получится. Есть понимание, что если твой полезный законопроект откладывают в долгий ящик, то тебе нужно объединять усилия и жестко блокировать трибуну, требуя его принятия.

— Что считаете своим самым большим достижением в парламенте этого созыва?

— Говорят, если свежий огурец бросить в бочку с маринованным, он тоже станет маринованным. Я считаю, что смог сохранить свою позицию. Когда я заходил в парламент и когда из него вышел, я не изменил своего мировоззрения и не стал частью коррумпированной системы. Я не держался за кресло депутата. Мы в Донецке организовывали Автомайданы Ахметову и Януковичу, это угрожало нашей жизни, и мы с ребятами даже их не испугались. А говорить о шайке Черновецкого или его бояться — это даже стыдно. То есть я выстоял, и не потерял себя. Я понял, что политика — это бескомпромиссная борьба, и если у тебя есть принципы, то тебе надо их отстаивать.

— Есть ли в Украине политики, с которых Вам хочется брать пример?

— К сожалению, в Украине нет таких политиков. Есть люди, которым я симпатизирую, которые не занимаются коррупцией. Но таких, кто был бы для меня примером, нет. Есть однако те, к чьим мыслям я прислушиваюсь. Например, часто в голосованиях я ориентировался на Виктора Пинзеника, потому что считаю его реальным специалистом в области финансов. Он тот человек, который ответственно голосует и всегда рационально принимает решение.

— А что считаете своим провалом в этом созыве?

— В работе парламента надо было быть еще жестче, потому что несколько первых месяцев мы плыли по течению. Мы, молодые, пришли в парламент и думали, что есть люди компетентнее нас. Мы думали, что в этой стране все пришли проводить реформы, а потом начали открываться гнойники, и некоторые из нас стали говорить: «стоп, мы с этим не согласны».

Помню, как первый раз я опубликовал список людей, которых Администрация президента лоббирует на административные должности и у которых есть партийный билет Партии регионов. Я впервые это сказал публично, отметив, что так нельзя. Мои коллеги не поняли, почему я это делаю, ведь наша команда также работает в Администрации президента. После этого я понял, что нельзя молчать, ведь мы прошли через Майдан и не пришли в парламент для того, чтобы молчать. Так что мне кажется, что в первые месяцы работы в парламенте мы немного не доработали, передали инициативу руководству партии. Мы не брали власть в свои руки.

— Вы думаете, что это бы все изменило?

— Возможно, мы не изменили бы ситуацию во фракции кардинально, но многое могли бы избежать. Во фракции достаточно адекватных людей: Виктор Чумак, Наталья Новак, Ольга Богомолец, Светлана Залищук, Мустафа Джемилев и другие. А посмотрите, кто во фракции руководит? Первый заместитель Игорь Кононенко — без комментариев, один из заместителей Александр Третьяков — без комментариев, Алексей Гончаренко также с известной репутацией — без комментариев. Вошел в парламент Сергей Березенко, который является правой рукой Кононенко, в той компании также находится Александр Грановский. Я помню, что, когда Сергей Лещенко предложил, чтобы одним из заместителей председателя фракции стал Мустафа Найем, то не то, чтобы это решение прошло со скрипом, но от него не были в восторге. Фактически Найем был единственным достойным человеком в руководстве фракции.

— Не планируете вернуться еще в парламент восьмого созыва, переизбравшись по вакантному сейчас округу? Например, есть округ, по которому избирался Борис Филатов или Игорь Еремеев, есть другие округа, по которым можно переизбраться и не ждать до следующих парламентских выборов…

— Я об этом думаю, хотя решение еще не принял. Есть округа, по которым я точно не смогу пройти, например как в Днепропетровске, где Филатов получил сильную поддержку, и УКРОП там будет выставлять сильного кандидата. А быть человеком Филатова я не планирую. Что касается Волыни: там много бизнес-групп, поэтому будет сложно победить даже человеку с большим ресурсом и политическим опытом. Есть некоторые округа, которые теоретически можно рассмотреть:и 206-й округ в Чернигове, и Полтава, и Ивано-Франковск. Именно над этим я сейчас думаю.

АпострофТатьяна Шпайхер

Бывший народный депутат ЕГОР ФИРСОВ, покинувший в феврале фракцию БПП из-за скандала с отставкой главы Минэкономразвития Айвараса Абромавичуса, а в марте лишенный депутатского мандата по решению партийного съезда, не собирается оставлять политику. По словам экс-депутата, он подал в суд на БПП относительно неправомерности лишения его мандата, но при этом он также изучает возможность баллотироваться в Верховную Раду на «вакантное» место и даже присматривает себе округ. В интервью «Апострофу» Егор Фирсов рассказал, что собирается создавать новую политическую партию, к которой в перспективе могут присоединиться современные молодые политики, такие, например, как Мустафа Найем или Владислав Касько.

— Есть ли жизнь после Верховной Рады?

— Это, пожалуй, наиболее популярный вопрос, а другой очень популярный вопрос: ну как там на свободе? На самом деле я не планирую уходить из политики. С мандатом или без него, я буду бороться за то, за что я и боролся.

— Кстати о борьбе: уходя из парламента, Вы говорили о том, что будете подавать в суд на БПП, что из этого вышло?

— Я подал иск на «Блок Петра Порошенко» в Высший административный суд Украины. Я свои права буду отстаивать. В то же время я понимаю, что жить исключительно этой борьбой нет смысла. Надо идти вперед. Борьба в судебной плоскости — это не более чем очередной рубеж, который надо просто пройти, дойти до Европейского суда по правам человека и показать, насколько абсурдными бывают решения украинских институций. Надо показать, что императивный мандат — это зло, которое существует только в авторитарных странах. А потом эту страницу просто надо перевернуть и продолжить борьбу на политическом фронте.

— Какие задачи ставите перед собой в этой борьбе?

— У меня есть несколько главных задач. Прежде всего, речь идет о принятии нового закона о выборах народных депутатов. Здесь необходимо будет объединить все общество, чтобы через общественное давление парламент все же принял этот новый избирательный закон. Вторая задача — это замена членов ЦИК, и совместно с Комитетом избирателей Украины, «Опорой» мы будем за это бороться. И еще одна задача — это формирование новых политических партий идеологического направления с реальными, а не фейковыми лидерами.

— Что Вы имеете в виду под новыми политическими партиями? С кем будете их создавать?

— Мы сейчас создали такую общественную площадку — «Общество 22 февраля», потому что 22 февраля победил Майдан, народ реализовал свое право на восстание, и Украина стала свободным государством проевропейского направления. То есть с 22 февраля пришло время для реформ и изменений. Эта инициатива — такая общественная площадка, а не политическая партия. Мы приглашаем всех лидеров общественного мнения к формированию новой политической партии. Политическая партия — такая же важная институция, как независимый суд, прокуратура, парламент. Партия должна быть, и она должна быть качественной. Речь идет о серьезной политической силе, а не о каком-то там именном проекте, то есть партии имени Егора Фирсова точно не будет. Речь идет о партии, где будет не какое-то одно главное лицо, а много, и где будет реальная программа.

Что касается людей, которые могли бы создать новую политическую силу, то их немало — Мустафа Найем, Василий Гацько, Александр Солонтай, Виктор Чумак, Виталий Касько. Это те современные люди, которые идут к власти не зарабатывать деньги, а заниматься политикой, и сейчас они готовы сформировать какую-то другую политическую систему.

— А какие будут источники финансирования такой партии? Опыт показывает, что партии, которые имеют деньги, преимущественно карманные или зависимые от олигархов…

— Партия должна финансироваться за счет членских взносов и людей, которые ее поддерживают, но это финансирование должно быть прозрачным. На сайте должен висеть отчет, сколько средств и от кого партия получила. На текущее финансирование партии на самом деле надо немного — от 100 тыс. грн. В свою очередь главные расходы требуются на предвыборную кампанию. Поэтому общество, которое верит в политическую силу, люди, которые понимают, что именно эта партия будет в парламенте представлять интересы среднего бизнеса, малого бизнеса, должны быть готовы финансировать такую партию и каждый месяц пересылать средства. Отдельный человек может ежемесячно пересылать 100 грн, а предприниматель, например, 10 тыс. грн. И когда люди финансируют какую-то партию, они будут требовать от этой политической силы реализации ее программы.

— Партия «Демократический Альянс» сделала попытку привлечь к финансированию партий общество, но это не дало хороших результатов?

— То, что делал Демальянс, было одной из первых попыток, которая была сделана перед парламентскими выборами 2012 года. Нельзя сказать, что эта попытка была нерезультативной. Тогда Демальянс объединился с «Гражданской позицией» Анатолия Гриценко, и им совсем немного не хватило, чтобы попасть в парламент. Я думаю, что сегодня в создании новой политической силы опыт новых политических сил очень сильно пригодится.

— Но поддержат ли новую политическую силу украинцы? Социологические опросы показывают, что сегодня они предпочитают парламентские партии.

— Социологические исследования показывают, что 90% населения не доверяют парламенту, тем не менее люди голосуют прежде всего за парламентские партии: БПП, «Оппозиционный блок», «Батькивщина», Радикальная партия, «Самопомощь». Это такой парадокс, так как нет альтернативы. Поэтому перед нами стоит вызов сформировать новые политические партии стабильного формата, имеющие реальных лидеров, которых бы знало украинское общество, поддержку в областях, финансирование за счет фандрайзинга. Это очень сложная работа. Если говорить о региональном строительстве, то надо проехать всю Украину и набрать себе сторонников.

— У Вас, кстати, есть опыт партийного строительства в Донецкой области. Вы возглавляли Донецкую организацию УДАРа…

— У меня есть немного опыта, но я не скажу, что этот опыт очень профессиональный. Так сложилось, что у нас никогда не было настоящих политических партий и проектов, и мы все самоучки. Руководство Донецкой областной организацией УДАР было, как тренировки с дополнительной нагрузкой, когда боксер берет в руки гантели и так проводит бой.

Строить партию в Донецкой области было гораздо сложнее, чем во Львове или в Киеве, ведь надо было найти людей в Снежном, Торезе, Макеевке, Авдеевке, надо было найти человека, который бы поддерживал политику Кличко, был против Януковича, поддерживал евроинтеграцию, не побоялся и публично сказал: да я представляю УДАР. Поверьте, найти таких людей было непросто. Я не скажу, что донецкий УДАР был первым, но точно не последним, а в свое время даже входил в первую десятку. Затем, попав в парламент, я был заместителем Тараса Кутового в группе УДАР и отвечал за региональное развитие. Я помню, как убеждал Виталия Кличко не объединяться с «Блоком Петра Порошенко», и решение об объединении с БПП так и не было принято на съезде УДАРа. То есть это произошло без участия областных организаций.

— Какой будет идеология Вашей новой партии?

— Либеральной. Мы будем ориентироваться на некий антипопулизм, на то, что реформы должны быть настоящими, а не фейковыми. Мы будем поднимать такие важные вопросы, которые сегодня в парламенте не обсуждаются, например рынок земли. Лично я считаю, что в Украине рынок земли должен быть. Эти постоянные моратории и формулировка «мы к этому еще не готовы» могут сыграть на руку крупным олигархам, которые это все контролируют. Есть политические партии популистского толка, которые кричат: рынок земли не нужен, потому что все скупят олигархи. Но олигархи и так все контролируют, только они контролируют через аренду на 50 лет.

А что нам даст рынок земли? Земля будет продаваться по реальной цене, а сейчас стоимость земли называет чиновник, а это значит, что здесь есть коррупционная составляющая. Поэтому цену на землю должен формировать рынок. Есть реальные подсчеты, которые показывают, что, если запустить рынок земли, это увеличит поступления в бюджет и инвестиции в страну до 2 млрд долларов уже в первый год.

— Рынок земли — это, конечно, интересно, а что Вы предложите для того, чтобы в Украине активно развивался бизнес и не жаловался на постоянное давление?

— Мы предлагаем сократить функции государства и сокращение количества институций, ведь при таких условиях государство просто неэффективно. Например, у нас до сих пор есть Агентство по проведению «Евро-2012», которое уже давно не нужно, но оно до сих пор работает в полном объеме, а работники получают заработную плату, но неизвестно, чем оно занимается. И таких структур много. Например, у нас есть Агентство «Госконцерт,» которое проводит мероприятия от имени государства. Такие непонятные и ненужные структуры также финансируются за счет налогоплательщиков.

У нас есть еще одно, кроме министерства по АТО и переселенцам, агентство по восстановлению Донбасса, которое, как я надеюсь, после образования министерства будет ликвидировано. Перечислять можно очень долго: налоговая милиция, пожарная служба, санэпидемстанция — все эти структуры не нужны. Например, если мы говорим о пожарном надзоре, то в Грузии эту структуру ликвидировали, и по статистике после этого пожаров стало меньше. Человек, который строит дом или магазин, сам заинтересован в том, чтобы его помещение не сгорело, и не нужно, чтобы какая-то государственная структура приходила и его проверяла. Когда государство сталкивается с частной структурой, то это сразу создает возможность для коррупции. Мы должны не бороться против фактов коррупции, а устранять коррупционные возможности.

— Но как это можно эффективно сделать?

— Нам нужна тотальная либерализация и дерегуляция. Необходимо отменить большое количество лицензий и разрешений. Например, если кто-то хочет производить вино на маленьком участке в Одессе, то ему необходимо купить дорогую лицензию. Вот скажите, на каком основании человек, который хочет производить вино, должен платить государству какие-то деньги? Это мешает бизнесу.

Если вы посмотрите на незарегулированную экономику, то это США, Нидерланды, Дания, а зарегулированная экономика — это Куба, Россия и Украина. Всю такую зарегулированность надо забирать. Вы только подумайте: в Министерстве экономики работает около 800 человек, и это уже после обещанного сокращения. В Минсоцполитики работают 600 человек. Нигде в мире нет таких больших министерств.

— А где Вы себя видите в политике?

— У меня есть политические амбиции. Я не хотел бы сейчас говорить о президентских или правительственных амбициях. Я понимаю, что молодое поколение растет и набирается опыта, и я бы мог быть там, где нужно. Сейчас я вижу, что есть провал в законодательной работе, то есть нет парламентских партий, парламентаризма, депутаты голосуют по смскам, которые им присылают. То есть нет такого персонального голосования, где у тебя позиция, за которую несешь ответственность. Мы живем в парламентско-президентской республике, и в первую очередь надо строить работу парламента, а это значит, что нужно формировать политические партии, иначе парламентаризм обречен на поражение.

— Какой урок Вы вынесли из работы в парламенте?

— В первую очередь то, что политика — это борьба бескомпромиссная, жесткая, и сейчас в парламенте есть два лагеря: те, кто пришли заниматься политикой, строить государство, и те, кто пришли приумножать и защищать свои капиталы. Эти два лагеря борются между собой. К сожалению те, кто собрался заниматься политикой, в меньшинстве, но их нужно объединять, чтобы между ними была коммуникация. Это борьба, и без борьбы ничего не получится. Есть понимание, что если твой полезный законопроект откладывают в долгий ящик, то тебе нужно объединять усилия и жестко блокировать трибуну, требуя его принятия.

— Что считаете своим самым большим достижением в парламенте этого созыва?

— Говорят, если свежий огурец бросить в бочку с маринованным, он тоже станет маринованным. Я считаю, что смог сохранить свою позицию. Когда я заходил в парламент и когда из него вышел, я не изменил своего мировоззрения и не стал частью коррумпированной системы. Я не держался за кресло депутата. Мы в Донецке организовывали Автомайданы Ахметову и Януковичу, это угрожало нашей жизни, и мы с ребятами даже их не испугались. А говорить о шайке Черновецкого или его бояться — это даже стыдно. То есть я выстоял, и не потерял себя. Я понял, что политика — это бескомпромиссная борьба, и если у тебя есть принципы, то тебе надо их отстаивать.

— Есть ли в Украине политики, с которых Вам хочется брать пример?

— К сожалению, в Украине нет таких политиков. Есть люди, которым я симпатизирую, которые не занимаются коррупцией. Но таких, кто был бы для меня примером, нет. Есть однако те, к чьим мыслям я прислушиваюсь. Например, часто в голосованиях я ориентировался на Виктора Пинзеника, потому что считаю его реальным специалистом в области финансов. Он тот человек, который ответственно голосует и всегда рационально принимает решение.

— А что считаете своим провалом в этом созыве?

— В работе парламента надо было быть еще жестче, потому что несколько первых месяцев мы плыли по течению. Мы, молодые, пришли в парламент и думали, что есть люди компетентнее нас. Мы думали, что в этой стране все пришли проводить реформы, а потом начали открываться гнойники, и некоторые из нас стали говорить: «стоп, мы с этим не согласны».

Помню, как первый раз я опубликовал список людей, которых Администрация президента лоббирует на административные должности и у которых есть партийный билет Партии регионов. Я впервые это сказал публично, отметив, что так нельзя. Мои коллеги не поняли, почему я это делаю, ведь наша команда также работает в Администрации президента. После этого я понял, что нельзя молчать, ведь мы прошли через Майдан и не пришли в парламент для того, чтобы молчать. Так что мне кажется, что в первые месяцы работы в парламенте мы немного не доработали, передали инициативу руководству партии. Мы не брали власть в свои руки.

— Вы думаете, что это бы все изменило?

— Возможно, мы не изменили бы ситуацию во фракции кардинально, но многое могли бы избежать. Во фракции достаточно адекватных людей: Виктор Чумак, Наталья Новак, Ольга Богомолец, Светлана Залищук, Мустафа Джемилев и другие. А посмотрите, кто во фракции руководит? Первый заместитель Игорь Кононенко — без комментариев, один из заместителей Александр Третьяков — без комментариев, Алексей Гончаренко также с известной репутацией — без комментариев. Вошел в парламент Сергей Березенко, который является правой рукой Кононенко, в той компании также находится Александр Грановский. Я помню, что, когда Сергей Лещенко предложил, чтобы одним из заместителей председателя фракции стал Мустафа Найем, то не то, чтобы это решение прошло со скрипом, но от него не были в восторге. Фактически Найем был единственным достойным человеком в руководстве фракции.

— Не планируете вернуться еще в парламент восьмого созыва, переизбравшись по вакантному сейчас округу? Например, есть округ, по которому избирался Борис Филатов или Игорь Еремеев, есть другие округа, по которым можно переизбраться и не ждать до следующих парламентских выборов…

— Я об этом думаю, хотя решение еще не принял. Есть округа, по которым я точно не смогу пройти, например как в Днепропетровске, где Филатов получил сильную поддержку, и УКРОП там будет выставлять сильного кандидата. А быть человеком Филатова я не планирую. Что касается Волыни: там много бизнес-групп, поэтому будет сложно победить даже человеку с большим ресурсом и политическим опытом. Есть некоторые округа, которые теоретически можно рассмотреть:и 206-й округ в Чернигове, и Полтава, и Ивано-Франковск. Именно над этим я сейчас думаю.

Апостроф