Часы судного дня: две с половиной минуты до Апокалипсиса

Светлана Карабань

Последний перевод стрелок вперед «апокалиптических часов» состоялся уже в нынешнем году. Есть над чем задуматься

26 января стрелки Часов Судного дня, которые указывают на угрозу глобальной катастрофы, переведены на 30 секунд вперед. Теперь они показывают 23:57:30.

Такое решение было принято советом директоров журнала Bulletin of Atomic Scientists и обнародовано в их докладе.

Поводом для последнего перевода стрелок Часов стали недавние заявления президента США Дональда Трампа, который призвал наращивать ядерный потенциал своей страны. По мнению ученых, последние действия Трампа сделали и без того плохую ситуацию с безопасностью в мире еще хуже. Кроме того, как говорится в докладе, опасность ядерной катастрофы создают также Россия и Северная Корея.

Часы Судного дня появились в 1947 году, как проект сотрудников журнала Bulletin of Atomic Scientists. Для создания «циферблата» ученые использовали образы Апокалипсиса — полночь и современную идиому ядерного взрыва, то есть обратный отсчет до нуля. Решение о том, переводить или оставлять на месте минутную стрелку, принимается ежегодно советом директоров журнала и с участием привлеченных экспертов, в том числе 18 нобелевских лауреатов.

Сначала стрелки Часов отображали только угрозу ядерной войны. С 2007 года сотрудники Bulletin of Atomic Scientists также стали учитывать изменения климата и технологические достижения, которые потенциально могут привести к глобальной катастрофе.

Предварительно, в 1947 году, Часы были выставлены на 23:53, ведь началась Холодная война, и ученые, небезосновательно, опасались за судьбу человечества. Уже через два года, после испытаний Советским Союзом ядерной бомбы, стрелки передвинули на 4 минуты ближе к полуночи. Однако, еще более опасная ситуация была зафиксирована в 1953 году, когда СССР и США провели испытания своих водородных бомб, Часы Судного дня тогда показывали 23:58. Ближе к времени глобальной катастрофы стрелки никогда не подходили.

В общем, за семьдесят лет существования Часов, их стрелки передвигали 22 раза. К счастью, в истории хронометра были и более светлые времена. Как правило, они были связаны с запретом использования ядерного оружия. Так, в 1963 и 1972 Часы показывали 23:48. Но «самое безопасное» значение — 17 минут до полуночи, было лишь в 1991 году, после подписания между СССР и США договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов. С тех пор стрелки передвигают только вперед.

Последний раз это произошло в 2015 году. Тогда главными причинами решения перевести Часы ученые назвали неэффективную борьбу с климатическими изменениями, а также модернизацию ядерного оружия по всему миру и раздутые ядерные арсеналы.

В этом году стрелки передвинули вперед снова — учитывая ядерную угрозу, а также на заявления Трампа относительно глобального потепления. А еще, чуть ли не впервые, совет директоров журнала отметил рост националистических настроений в мире. Вместе с тем, среди других угроз, которые повлияли на перевод стрелок, называются сомнения по поводу будущего соглашения про иранский атом, новые вызовы кибербезопасности и рост влияния фейковых новостей.

Поэтому человечеству есть над чем задуматься, есть что исправлять. Как отмечалось в одном из докладов журнала Bulletin of Atomic Scientists: «Мы можем управлять нашими технологиями, или стать их жертвами. Выбор за нами, а часы тикают». Сейчас у нас осталось две с половиной минуты.

УкринформСветлана Карабань

Последний перевод стрелок вперед «апокалиптических часов» состоялся уже в нынешнем году. Есть над чем задуматься

26 января стрелки Часов Судного дня, которые указывают на угрозу глобальной катастрофы, переведены на 30 секунд вперед. Теперь они показывают 23:57:30.

Такое решение было принято советом директоров журнала Bulletin of Atomic Scientists и обнародовано в их докладе.

Поводом для последнего перевода стрелок Часов стали недавние заявления президента США Дональда Трампа, который призвал наращивать ядерный потенциал своей страны. По мнению ученых, последние действия Трампа сделали и без того плохую ситуацию с безопасностью в мире еще хуже. Кроме того, как говорится в докладе, опасность ядерной катастрофы создают также Россия и Северная Корея.

Часы Судного дня появились в 1947 году, как проект сотрудников журнала Bulletin of Atomic Scientists. Для создания «циферблата» ученые использовали образы Апокалипсиса — полночь и современную идиому ядерного взрыва, то есть обратный отсчет до нуля. Решение о том, переводить или оставлять на месте минутную стрелку, принимается ежегодно советом директоров журнала и с участием привлеченных экспертов, в том числе 18 нобелевских лауреатов.

Сначала стрелки Часов отображали только угрозу ядерной войны. С 2007 года сотрудники Bulletin of Atomic Scientists также стали учитывать изменения климата и технологические достижения, которые потенциально могут привести к глобальной катастрофе.

Предварительно, в 1947 году, Часы были выставлены на 23:53, ведь началась Холодная война, и ученые, небезосновательно, опасались за судьбу человечества. Уже через два года, после испытаний Советским Союзом ядерной бомбы, стрелки передвинули на 4 минуты ближе к полуночи. Однако, еще более опасная ситуация была зафиксирована в 1953 году, когда СССР и США провели испытания своих водородных бомб, Часы Судного дня тогда показывали 23:58. Ближе к времени глобальной катастрофы стрелки никогда не подходили.

В общем, за семьдесят лет существования Часов, их стрелки передвигали 22 раза. К счастью, в истории хронометра были и более светлые времена. Как правило, они были связаны с запретом использования ядерного оружия. Так, в 1963 и 1972 Часы показывали 23:48. Но «самое безопасное» значение — 17 минут до полуночи, было лишь в 1991 году, после подписания между СССР и США договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов. С тех пор стрелки передвигают только вперед.

Последний раз это произошло в 2015 году. Тогда главными причинами решения перевести Часы ученые назвали неэффективную борьбу с климатическими изменениями, а также модернизацию ядерного оружия по всему миру и раздутые ядерные арсеналы.

В этом году стрелки передвинули вперед снова — учитывая ядерную угрозу, а также на заявления Трампа относительно глобального потепления. А еще, чуть ли не впервые, совет директоров журнала отметил рост националистических настроений в мире. Вместе с тем, среди других угроз, которые повлияли на перевод стрелок, называются сомнения по поводу будущего соглашения про иранский атом, новые вызовы кибербезопасности и рост влияния фейковых новостей.

Поэтому человечеству есть над чем задуматься, есть что исправлять. Как отмечалось в одном из докладов журнала Bulletin of Atomic Scientists: «Мы можем управлять нашими технологиями, или стать их жертвами. Выбор за нами, а часы тикают». Сейчас у нас осталось две с половиной минуты.

Укринформ

5 «примарних драконів». Основні можливості інакшого в 2017-го році5 «примарних драконів». Основні можливості інакшого в 2017-го році

Сергей Дацюк

Для кризового світу в 2017-му році уявлень про «чорних» чи навіть «сірих» «лебедів» недостатньо. На той випадок, коли в світі будуть не тільки кризові явища, але і діятимуть проривні суб’єкти, потрібні інші уявлення.

«Лебеді» та «дракони»: «чорні» та «сірі», «нереальні» та «примарні»

Концепція «чорних лебедів» набула популярності завдяки книзі Нассіма Талеба «Чорний лебідь: вплив надто неймовірного». Сформульована в цій книжці теорія говорить про особливі в історії-футурології людства події, які: 1) є несподіваними (для експертів); 2) продукують значні наслідки; 3) після настання, в ретроспективі, мають раціоналістичне пояснення, як нібито очікувані.

В процесі критичного аналізу концепції Талеба в червні 2016-го року мною було зроблене розрізнення уявлень про «чорних лебедів» і «нереальних драконів». «Нереальні дракони» це події, які: 1) не тільки несподівані, але і незрозумілі (для експертів); 2) є масштабними і охоплюють весь світ; 3) непояснювані в реальності виникнення, бо формують принципово нову реальність.

В контексті спрощених уявлень Талеба про «чорних лебедів» аналітики фінансової компанії Nomura виділили так званих «сірих лебедів», яких на їх думку на відміну від «чорних лебедів», передбачити можливо. Скорочений виклад їх передбачень можна було прочитати в «Українські правді» («Економічна правда»). Більш широкий виклад є англійською — «Nomura: Beware these grey swan risks for 2017». Водночас можна побачити, що в українському переклад геть змінено черговість важливості «сірих лебедів» з точки зору України — світ бачить пріоритети геть інакше, ніж українці.

В контексті зробленого мною розрізнення «чорних лебедів» та «нереальних драконів» я так само спробував виділити уявлення про «примарних драконів» як конструктивно модельовані сценарні інакшості, що виникають завдяки проривним (інтелектуальним, рефлексивним, талановитим, винахідливим, енергійним) суб’єктам.

«Примарні дракони» не є власне елементами прогнозу для експертів, це елементи суб’єктивних можливостей для тих, хто приймає рішення, а ними можуть бути не тільки наявні представники світових еліт чи правлячих класів світу, але і представники контреліт чи майбутніх правлячих класів світу.

Отже «примарні дракони» це суб’єктивована структура іншування. Інакше кажучи, через «примарних драконів» іншування отримує аналітичні можливості для конструктивного моделювання несподіваних і незрозумілих масштабних змін.

Щоб потім не було непорозуміння, скажу ще раз — «примарні дракони» це не прогноз, це ті моделі, через які талановиті та енергійні люди можуть змінювати світ.

Уявлення про «примарних драконів» пов’язане з уявленням про «сірих лебедів», але цей зв’язок не змістовний, а позиційний і тунельний. Тобто найбільша можливість для «примарних драконів» з’явитися знаходиться саме там, де виникають «сірі лебеді».

Кризознавство виходить з того, що «чорні лебеді» з’являються в ситуації кризи — усвідомлюваної чи навіть неусвідомлюваної. Тобто проблеми це нові можливості, бо там, де є проблеми і з’являються саме точки росту. Для вирішення проблем здебільшого вистачає суспільного розуму, в тому числі розуму експертів, політиків, бізнесменів, які пропонують суспільству ті чи інші рішення.

Але прориви під час криз стаються лише тоді, коли створюються масштабні інновації. Такі інновації спроможний створити особливий проривний суб’єкт — інтелектуальний, рефлексивний, талановитий, винахідливий, енергійний. Такі суб’єкти з’являються не завжди і не всюди, бо це потребує не тільки власних зусиль цих суб’єктів, але і системної громадської підтримки їх зусиль.

Якщо проривний суб’єкт не втручається в ситуацію, то криза буває вирішується за рахунок «чорних лебедів». Коли ж проривний суб’єкт втручається в ситуацію, то з’являється «нереальний дракон», який швидко з’їдає усіх «чорних лебедів» і творить свою нову реальність.

«Сірі лебеді» годуються недоліками та проблемами, а «примарні дракони» годуються великими протиріччями та «чорними лебедями», що починають виникати на тлі цих протиріч.

Відтак «примарних драконів» можна назвати можливостями проривного суб’єкта в кризових ситуаціях, які для широкого загалу і навіть для більшості експертів (політичних чи економічних) виглядають неможливими.

Отже, виходячи з такого уявлення, я трохи скористаюся аналітичним доробком експертів фінансової компанії Nomura і побудую свої власні конструктивні моделі як уявлення про «примарних драконів» для 2017-го року. Причому якщо згадувані експерти зосереджувалися на економічних несподіванках, то я зосереджуся на можливих соціальних інноваціях, які запускають процес іншування на рівні реальності для всього світу.

10 «примарних драконів» я не знайшов, бо проривні суб’єкти надто дорога в цивілізаційному плані річ, щоб їх було так багато. Відтак я виділив 5 потенційних місць світу, де може відбутися той чи інший світовий прорив.

5 «примарних драконів» 2017-го року

Перше питання — яка країна принесе світові найбільш радикальне інакше: США чи Росія, тобто що поставити на перше місце: «примарних драконів» США чи «примарних драконів» Росії.

Я би зробив ставку на Росію. І зовсім не тому, що її вплив на світ в останні роки був набагато більший, ніж вплив США. А, перш за все, тому, що протиріччя в Росії просто гігантські, на порядки більші, ніж в США. Такі протиріччя можуть бути вирішені через дуже радикальні інновації.

1-ий «примарний дракон» — Росія обиратиме тип війни для світу.

Вибір типу війни зараз відбувається повсюдно. Вибір між Клінтон та Трампом це був вибір між світовою війною та внутрішньою громадянською війною для США. Так само як вибір між Росією та Україною для Європи досі не зроблений, бо це теж вибір між громадянськими війнами в європейських країнах (вибір на користь Росії) та війною світовою, в яку потрапляє Європа (вибір на користь України).

І хоча американські та європейські еліти поступово схиляються до вибору на користь громадянських війн — США обрали Трампа, а Європа змушена буде обрати Росію — справжній вибір робитиме Росія.

Символізм 2017-го року для Росії дуже значимий (100 років від революції 1917-го), як був значимий символізм 2014-го року (рік вступу Росії у світову гібридну війну через сто років після початку Першої світової війни в 1914-му).

Саме тому вибір Росії між світовою війною і внутрішньою громадянською війною це надзвичайно важливий вибір для всього світу.

Є велика імовірність, що Росія та США зроблять цей вибір разом, тобто є велика імовірність що американський та російський президенти домовляться про те що вони вибирають: світову війну чи внутрішні громадянські війни всередині своїх країн.

Але вибір Росії тут буде принциповим. Бо якщо США впевнено зробили вибір на користь власної внутрішньої громадянської війни, то Росія все ще не зробила цей вибір. І вибір Росії буде також значимим і для США, бо якщо Росія обере світову війну, то США змушені будуть воювати, відтак суспільство об’єднається і надовго забуде про внутрішні протиріччя.

2-ий «примарний дракон» — США започатковуватимуть нову технологічну реальність для світу.

Останні роки США готувалися до технологічного прориву (космічні технології, нові джерела енергії, штучний інтелект та робототехніка, 3d-принтинг, біотехнології (включаючи генні), нанотехнології та інформаційно-комунікаційні технології і т.д.).

Проблемою є — чи встигнуть США здійснити цей технологічний прорив, допоки не розпочнеться війна, яка відстрочить технологічний прорив.

Технологічний прорив США однозначно переводить їх лідерство на інший рівень і нівелює безпосередню світову загрозу Росії.

Тобто 2-й «примарний дракон» це світове змагання масштабних інновацій з війною, змагання інтелектуалів та творчих людей з політиками та військовими.

Саме соціальна слабкість інтелектуальних та технологічних трендів в порівнянні з політикою та війною не дозволяє поставити це іншування на перше місце.

Водночас дуже хочеться сподіватися, що 2-й «примарний дракон» вийде на перше місце в 2017-му році.

3-ій «примарний дракон» — Китай може стати локомотивом індустріального світу і втягне його в постіндустріальний світ.

Останні десятиліття Китай все зробив для того, аби стати лідером в індустріальному світі. Біда для Китаю в тому, що за цей час світ уже змінився і лідерство в ньому перейшло до постіндустріальних країн.

Отже «примарний дракон» Китаю це здатність в індустріально розвиненому суспільстві відмовитися від авторитарного контролю, дати свободу інтелектуалам, підтримати їх інновації соціально, щоб перейти до постіндустріального суспільства.

Відтак Китай в 2017-ому році не просто драматично обиратиме своє місце в новому розмежуванні світу на індустріальні та постіндустріальні країни, він показуватиме приклад для решти індустріально орієнтованих країн — як використати (чи не використати) досягнення в індустріальній фазі розвитку для переходу в постіндустріальну фазу не тільки в технологічних аспектах, а, перш за все, в аспектах соціальних.

Проблема комуністичної ідеології Китаю та досі правлячої комуністичної партії навіть не в тоталітарному характері цієї ідеології, а в тому, що вся вона побудована на узагальненнях індустріальної фази розвитку людства.

Зміна ідеології для соціального розвитку Китаю абсолютно необхідна. Відтак це означатиме також і зміну політичної структури держави. А це в свою чергу неминуче веде до великих конфліктів, які можуть обернутися громадянською війною.

Китай опиниться в тій же ситуації, що і Україна, де частина суспільства з мислительними установками та мотиваційними настановами щодо індустріального тренду (Крим та Донбас) протистоятиме частині суспільства з новими постіндустріальними мислительними установками та мотиваційними настановами.

Відтак Китаю дуже потрібен буде досвід України в цьому плані — негативний, перш за все, хоча і з деякими досягненнями і невеликими успіхами.

Інакше в Китаї буде свій відокремлений Крим і свій сепаратистський Донбас.

4-ий «примарний дракон» — Європа може запропонувати нову філософію для світу.

Проблема Європи полягає в тому, що її мислителі вірно відчули і промислили тренд майбутнього в 60-70-ті роки ХХ століття. Європа вирішила об’єднатися, демонструючи світу модель майбутнього об’єднання всього людства.

Але це об’єднання лише на початкових етапах можна було будувати на чисто формальних філософських уявленнях про комунікативізм, толерантність і мультикультуралізм (множинність істини). Запропоновані Хабермасом цінності (секуляризація, примат держави над ринком, солідарність над виробничими досягненнями, скепсис по відношенню до техніки, усвідомлення парадоксів прогресу, відмова від права сили, збереження миру в контексті минулих втрат) зараз не просто гальмують розвиток Європи — вони руйнують Європу.

Сьогодні Європа все більше архаїзується та маргіналізується. Прокрастинація в Європі досягла руйнівних масштабів. Філософські традиції, завдяки яким Європа залишалась лідером впродовж століть, втрачаються.

Змістовна, смислова і перспективна вичерпаність філософії постмодернізму не дозволяє Європі усвідомлювати ані те, що відбувається з нею, ані те, що відбувається зі світом.

Сьогодні Європа опинилася перед необхідністю нового філософського осмислення світових перспектив. Або Європа це зробить, або вона перетвориться на маргінальний регіон світу, який порвуть на шматки США, Росія та ісламський світ.

5-ий «примарний дракон» — Україна може запропонувати соціальні інновації, які змінять світ, де домінують держави та корпорації.

Україна все ще може довести до успіху власну революцію, в якій самодостатні громади дозріють до громадянського перезаснування країни та до інноваційної Конституції.

Це дуже «примарний» з усіх решти «примарних драконів», бо українське суспільство знаходиться в стані зневіри, апатії та депресії, системна корупція торжествує і не дозволяє себе навіть критикувати, не те що боротися проти себе, а потенціал інтелектуальності, рефлексії, талановитості, винахідливості та енергійності залишається в українському суспільстві надто низьким.

Водночас розмір протиріч, відчуття несправедливості і приниження вкупі з традиційним для українців бажанням рівноваги настільки великі, що решта «примарних драконів» просто конають від заздрості до тих умов, в яких може народитися український «примарний дракон».

ХвиляСергей Дацюк

Для кризового світу в 2017-му році уявлень про «чорних» чи навіть «сірих» «лебедів» недостатньо. На той випадок, коли в світі будуть не тільки кризові явища, але і діятимуть проривні суб’єкти, потрібні інші уявлення.

«Лебеді» та «дракони»: «чорні» та «сірі», «нереальні» та «примарні»

Концепція «чорних лебедів» набула популярності завдяки книзі Нассіма Талеба «Чорний лебідь: вплив надто неймовірного». Сформульована в цій книжці теорія говорить про особливі в історії-футурології людства події, які: 1) є несподіваними (для експертів); 2) продукують значні наслідки; 3) після настання, в ретроспективі, мають раціоналістичне пояснення, як нібито очікувані.

В процесі критичного аналізу концепції Талеба в червні 2016-го року мною було зроблене розрізнення уявлень про «чорних лебедів» і «нереальних драконів». «Нереальні дракони» це події, які: 1) не тільки несподівані, але і незрозумілі (для експертів); 2) є масштабними і охоплюють весь світ; 3) непояснювані в реальності виникнення, бо формують принципово нову реальність.

В контексті спрощених уявлень Талеба про «чорних лебедів» аналітики фінансової компанії Nomura виділили так званих «сірих лебедів», яких на їх думку на відміну від «чорних лебедів», передбачити можливо. Скорочений виклад їх передбачень можна було прочитати в «Українські правді» («Економічна правда»). Більш широкий виклад є англійською — «Nomura: Beware these grey swan risks for 2017». Водночас можна побачити, що в українському переклад геть змінено черговість важливості «сірих лебедів» з точки зору України — світ бачить пріоритети геть інакше, ніж українці.

В контексті зробленого мною розрізнення «чорних лебедів» та «нереальних драконів» я так само спробував виділити уявлення про «примарних драконів» як конструктивно модельовані сценарні інакшості, що виникають завдяки проривним (інтелектуальним, рефлексивним, талановитим, винахідливим, енергійним) суб’єктам.

«Примарні дракони» не є власне елементами прогнозу для експертів, це елементи суб’єктивних можливостей для тих, хто приймає рішення, а ними можуть бути не тільки наявні представники світових еліт чи правлячих класів світу, але і представники контреліт чи майбутніх правлячих класів світу.

Отже «примарні дракони» це суб’єктивована структура іншування. Інакше кажучи, через «примарних драконів» іншування отримує аналітичні можливості для конструктивного моделювання несподіваних і незрозумілих масштабних змін.

Щоб потім не було непорозуміння, скажу ще раз — «примарні дракони» це не прогноз, це ті моделі, через які талановиті та енергійні люди можуть змінювати світ.

Уявлення про «примарних драконів» пов’язане з уявленням про «сірих лебедів», але цей зв’язок не змістовний, а позиційний і тунельний. Тобто найбільша можливість для «примарних драконів» з’явитися знаходиться саме там, де виникають «сірі лебеді».

Кризознавство виходить з того, що «чорні лебеді» з’являються в ситуації кризи — усвідомлюваної чи навіть неусвідомлюваної. Тобто проблеми це нові можливості, бо там, де є проблеми і з’являються саме точки росту. Для вирішення проблем здебільшого вистачає суспільного розуму, в тому числі розуму експертів, політиків, бізнесменів, які пропонують суспільству ті чи інші рішення.

Але прориви під час криз стаються лише тоді, коли створюються масштабні інновації. Такі інновації спроможний створити особливий проривний суб’єкт — інтелектуальний, рефлексивний, талановитий, винахідливий, енергійний. Такі суб’єкти з’являються не завжди і не всюди, бо це потребує не тільки власних зусиль цих суб’єктів, але і системної громадської підтримки їх зусиль.

Якщо проривний суб’єкт не втручається в ситуацію, то криза буває вирішується за рахунок «чорних лебедів». Коли ж проривний суб’єкт втручається в ситуацію, то з’являється «нереальний дракон», який швидко з’їдає усіх «чорних лебедів» і творить свою нову реальність.

«Сірі лебеді» годуються недоліками та проблемами, а «примарні дракони» годуються великими протиріччями та «чорними лебедями», що починають виникати на тлі цих протиріч.

Відтак «примарних драконів» можна назвати можливостями проривного суб’єкта в кризових ситуаціях, які для широкого загалу і навіть для більшості експертів (політичних чи економічних) виглядають неможливими.

Отже, виходячи з такого уявлення, я трохи скористаюся аналітичним доробком експертів фінансової компанії Nomura і побудую свої власні конструктивні моделі як уявлення про «примарних драконів» для 2017-го року. Причому якщо згадувані експерти зосереджувалися на економічних несподіванках, то я зосереджуся на можливих соціальних інноваціях, які запускають процес іншування на рівні реальності для всього світу.

10 «примарних драконів» я не знайшов, бо проривні суб’єкти надто дорога в цивілізаційному плані річ, щоб їх було так багато. Відтак я виділив 5 потенційних місць світу, де може відбутися той чи інший світовий прорив.

5 «примарних драконів» 2017-го року

Перше питання — яка країна принесе світові найбільш радикальне інакше: США чи Росія, тобто що поставити на перше місце: «примарних драконів» США чи «примарних драконів» Росії.

Я би зробив ставку на Росію. І зовсім не тому, що її вплив на світ в останні роки був набагато більший, ніж вплив США. А, перш за все, тому, що протиріччя в Росії просто гігантські, на порядки більші, ніж в США. Такі протиріччя можуть бути вирішені через дуже радикальні інновації.

1-ий «примарний дракон» — Росія обиратиме тип війни для світу.

Вибір типу війни зараз відбувається повсюдно. Вибір між Клінтон та Трампом це був вибір між світовою війною та внутрішньою громадянською війною для США. Так само як вибір між Росією та Україною для Європи досі не зроблений, бо це теж вибір між громадянськими війнами в європейських країнах (вибір на користь Росії) та війною світовою, в яку потрапляє Європа (вибір на користь України).

І хоча американські та європейські еліти поступово схиляються до вибору на користь громадянських війн — США обрали Трампа, а Європа змушена буде обрати Росію — справжній вибір робитиме Росія.

Символізм 2017-го року для Росії дуже значимий (100 років від революції 1917-го), як був значимий символізм 2014-го року (рік вступу Росії у світову гібридну війну через сто років після початку Першої світової війни в 1914-му).

Саме тому вибір Росії між світовою війною і внутрішньою громадянською війною це надзвичайно важливий вибір для всього світу.

Є велика імовірність, що Росія та США зроблять цей вибір разом, тобто є велика імовірність що американський та російський президенти домовляться про те що вони вибирають: світову війну чи внутрішні громадянські війни всередині своїх країн.

Але вибір Росії тут буде принциповим. Бо якщо США впевнено зробили вибір на користь власної внутрішньої громадянської війни, то Росія все ще не зробила цей вибір. І вибір Росії буде також значимим і для США, бо якщо Росія обере світову війну, то США змушені будуть воювати, відтак суспільство об’єднається і надовго забуде про внутрішні протиріччя.

2-ий «примарний дракон» — США започатковуватимуть нову технологічну реальність для світу.

Останні роки США готувалися до технологічного прориву (космічні технології, нові джерела енергії, штучний інтелект та робототехніка, 3d-принтинг, біотехнології (включаючи генні), нанотехнології та інформаційно-комунікаційні технології і т.д.).

Проблемою є — чи встигнуть США здійснити цей технологічний прорив, допоки не розпочнеться війна, яка відстрочить технологічний прорив.

Технологічний прорив США однозначно переводить їх лідерство на інший рівень і нівелює безпосередню світову загрозу Росії.

Тобто 2-й «примарний дракон» це світове змагання масштабних інновацій з війною, змагання інтелектуалів та творчих людей з політиками та військовими.

Саме соціальна слабкість інтелектуальних та технологічних трендів в порівнянні з політикою та війною не дозволяє поставити це іншування на перше місце.

Водночас дуже хочеться сподіватися, що 2-й «примарний дракон» вийде на перше місце в 2017-му році.

3-ій «примарний дракон» — Китай може стати локомотивом індустріального світу і втягне його в постіндустріальний світ.

Останні десятиліття Китай все зробив для того, аби стати лідером в індустріальному світі. Біда для Китаю в тому, що за цей час світ уже змінився і лідерство в ньому перейшло до постіндустріальних країн.

Отже «примарний дракон» Китаю це здатність в індустріально розвиненому суспільстві відмовитися від авторитарного контролю, дати свободу інтелектуалам, підтримати їх інновації соціально, щоб перейти до постіндустріального суспільства.

Відтак Китай в 2017-ому році не просто драматично обиратиме своє місце в новому розмежуванні світу на індустріальні та постіндустріальні країни, він показуватиме приклад для решти індустріально орієнтованих країн — як використати (чи не використати) досягнення в індустріальній фазі розвитку для переходу в постіндустріальну фазу не тільки в технологічних аспектах, а, перш за все, в аспектах соціальних.

Проблема комуністичної ідеології Китаю та досі правлячої комуністичної партії навіть не в тоталітарному характері цієї ідеології, а в тому, що вся вона побудована на узагальненнях індустріальної фази розвитку людства.

Зміна ідеології для соціального розвитку Китаю абсолютно необхідна. Відтак це означатиме також і зміну політичної структури держави. А це в свою чергу неминуче веде до великих конфліктів, які можуть обернутися громадянською війною.

Китай опиниться в тій же ситуації, що і Україна, де частина суспільства з мислительними установками та мотиваційними настановами щодо індустріального тренду (Крим та Донбас) протистоятиме частині суспільства з новими постіндустріальними мислительними установками та мотиваційними настановами.

Відтак Китаю дуже потрібен буде досвід України в цьому плані — негативний, перш за все, хоча і з деякими досягненнями і невеликими успіхами.

Інакше в Китаї буде свій відокремлений Крим і свій сепаратистський Донбас.

4-ий «примарний дракон» — Європа може запропонувати нову філософію для світу.

Проблема Європи полягає в тому, що її мислителі вірно відчули і промислили тренд майбутнього в 60-70-ті роки ХХ століття. Європа вирішила об’єднатися, демонструючи світу модель майбутнього об’єднання всього людства.

Але це об’єднання лише на початкових етапах можна було будувати на чисто формальних філософських уявленнях про комунікативізм, толерантність і мультикультуралізм (множинність істини). Запропоновані Хабермасом цінності (секуляризація, примат держави над ринком, солідарність над виробничими досягненнями, скепсис по відношенню до техніки, усвідомлення парадоксів прогресу, відмова від права сили, збереження миру в контексті минулих втрат) зараз не просто гальмують розвиток Європи — вони руйнують Європу.

Сьогодні Європа все більше архаїзується та маргіналізується. Прокрастинація в Європі досягла руйнівних масштабів. Філософські традиції, завдяки яким Європа залишалась лідером впродовж століть, втрачаються.

Змістовна, смислова і перспективна вичерпаність філософії постмодернізму не дозволяє Європі усвідомлювати ані те, що відбувається з нею, ані те, що відбувається зі світом.

Сьогодні Європа опинилася перед необхідністю нового філософського осмислення світових перспектив. Або Європа це зробить, або вона перетвориться на маргінальний регіон світу, який порвуть на шматки США, Росія та ісламський світ.

5-ий «примарний дракон» — Україна може запропонувати соціальні інновації, які змінять світ, де домінують держави та корпорації.

Україна все ще може довести до успіху власну революцію, в якій самодостатні громади дозріють до громадянського перезаснування країни та до інноваційної Конституції.

Це дуже «примарний» з усіх решти «примарних драконів», бо українське суспільство знаходиться в стані зневіри, апатії та депресії, системна корупція торжествує і не дозволяє себе навіть критикувати, не те що боротися проти себе, а потенціал інтелектуальності, рефлексії, талановитості, винахідливості та енергійності залишається в українському суспільстві надто низьким.

Водночас розмір протиріч, відчуття несправедливості і приниження вкупі з традиційним для українців бажанням рівноваги настільки великі, що решта «примарних драконів» просто конають від заздрості до тих умов, в яких може народитися український «примарний дракон».

Хвиля

Час тиранозаврів, або в чиїх руках Трамп?Время тиранозавров, или в чьих руках Трамп?

Михайло Гончар

Повідомлення про номінування Д. Трампом на посаду держсекретаря Рекса Тіллерсона, президента компанії Exxon Mobil, викликало серйозну реакцію не тільки у США. Для цього є підстави. І не лише ті, про які пишуть, — мовляв, не кар’єрний дипломат, не відомий політик із міжнародним досвідом, не університетський професор, не чотиризірковий генерал у відставці.

Паралельно, у Росії вирують пристрасті навколо «Роснефти», приватизації 19,5% держпакета акцій та посилення позицій керівника компанії Ігоря Сєчина на російському владному олімпі.

Дозволю викласти гіпотезу про взаємозв’язок цих двох процесів, спираючись на те, що собою являють обидві компанії та особи Тіллерсона і Сєчина. Exxon Mobil Corp. — одна з найбільших приватних транснаціональних нафтогазових компаній світу, родом із Техасу. Видобуває в основних нафтоносних регіонах, має нафтопереробку в 25 країнах, володіє мережею АЗС у понад 100 країнах. Ринкова капіталізація — 363,3 млрд дол. Стів Колл, журналіст, лауреат Пулітцерівської премії, що вивчає історію компанії, характеризує її як «одну з найбільш ненависних корпорацій планети, яка визначає американську зовнішню політику і долю всієї нації». Exxon Mobil не соромилася мати справу з диктаторськими режимами в Африці, розробляючи родовища й особливо не дотримуючись екологічних вимог.

Лі Реймонд, попередник Тіллерсона на прізвисько «Залізний зад», був скептиком з приводу антропогенних причин зміни клімату. Такої ж корпоративної оцінки дотримується й нинішнє керівництво компанії. І ось тут постає запитання: позиція Трампа стосовно Паризької кліматичної угоди — це його особиста позиція чи навіяна нафтогазовими магнатами, які пообіцяли й надали йому підтримку на виборах?

Рекс Тіллерсон має прізвисько «ТіРекс», за аналогією з прийнятим в англійській мові скороченням T-Rex, що означає назву динозаврів сімейства тиранозаврів — найбільшого хижака планети в доісторичну епоху. Exxon Mobil — лідер у розробці арктичних покладів нафти і природного газу. Арктика — давній орієнтир, ще з 1980-х. Позиція компанії полягає в тому, що задоволення дедалі більших світових потреб в енергії вимагає розвитку всіх доступних джерел нафти і природного газу, у тому числі знайдених на арктичному шельфі. Вважається, що освоєння цих ресурсів ітиме довгим шляхом, який треба починати зараз, щоб посилити енергетичну безпеку та отримати вигоду для США в майбутньому.

«Роснефть» значно скромніша за капіталізацією, зараз усього 58 млрд дол., а в досанкційний період було 92 млрд, зате вона випереджає Exxon Mobil за обсягами запасів і рівнем видобутку. Ігор Сєчин — творець «Роснефти» в її нинішньому вигляді на уламках ним самим зруйнованого у 2000-х ЮКОСа М.Ходорковського.

Влітку нинішнього року Ігор Сєчин зібрав у Петербурзі в рамках міжнародного економічного форуму керівників найбільших нафтогазових компаній світу. Серед них був і Р.Тіллерсон, а також міністр енергетики РФ О.Новак, колишній канцлер Німеччини Г. Шредер, колишній офіцер «штазі» М.Варніг. Сєчин торкнувся теми виборів президента США. За його словами, різні підходи до розвитку нафтогазової галузі Гілларі Клінтон та Дональда Трампа є ризиком для неї. «Республіканці вже сьогодні пропонують заходи щодо розвитку власного видобутку й експорту нафти, газу та вугілля, тоді як Гілларі Клінтон пропонує посилити підтримку відновлюваної енергетики», — зазначив він. При цьому Сєчин закликав не сподіватися, що вітряки й сонячні електростанції замінять нафту і газ. Виступ президента «Роснефти», за оцінками самих російських журналістів, нагадував мюнхенську промову Володимира Путіна 2007 р., з поправкою на те, що вона стосувалася не всього спектра геополітичних відносин, а лише нафти. «Підсумком нинішньої кризи стало переосмислення тієї ролі, яку відіграють основні гравці. Відбувається їх кристалізація. Це США, Саудівська Аравія і Росія», — зазначив Сєчин.

І тут — найцікавіше. Справді, глобальний нафтовий ринок формують ці три країни. Їм уже тісно втрьох, хоча США досі ще є імпортером нафти, на відміну від двох інших гравців. Але менш ніж 10 років тому США були найбільшим імпортером газу, а тепер уже експортують його. США потрібен простір, щоб розвернутися з нафтовидобутком. Хтось третій — зайвий. Потрібно менше альтернативної енергетики, або принаймні її не потрібно так багато. Ера вуглеводнів має тривати. Ось у цьому позиції Тіллерсона й Сєчина збігаються. «ТіРекс» та «Ігор Грозний» (одне з прізвиськ Сєчина) очолюють найбільші й найвпливовівші компанії у США і Росії. Мають однакові погляди на низку глобальних проблем та спільні інтереси в розробці складних і важкодоступних родовищ. Насамперед — у Заполяр’ї й Арктиці.

За оцінкою «Роснефти», запаси Західно-Сибірської нафтогазової провінції перевищують запаси Мексиканської затоки і порівнянні з запасами Саудівської Аравії. Варто звернути увагу на порівняння з королівством нафти і піску. Exxon хоче брати участь у розробці не тільки американської Арктики, а й російської. Сєчин, як один з головних будівельників енергетичної наддержави, — ключовий російський візаві Тіллерсона. Його зв’язки та вплив забезпечують зараз для Exxon режим найбільшого сприяння в РФ. У 2011 р. обидві компанії підписали угоду про стратегічне співробітництво. Сєчин 2013-го зазначив: «Наше співробітництво торкається найперспективніших сфер нафтогазової галузі: ділянки на шельфі Арктики й глибоководні ділянки Чорного моря загальною площею 773 тис. кв. км, важковидобувні запаси нафти в Західному Сибіру, а також перспективний проект СПГ на російському Далекому Сході. Ми переконані, що реалізація всіх цих проектів слугуватиме інтересам акціонерів обох компаній». Сума інвестицій за проектами в Росії оцінюється у 200—300 млрд дол. До того ж «Роснефть» отримує доступ до 6 проектів Exxon на території США.

«ТіРекс» давно знайомий із Путіним, ще з 1990-х, коли він представляв Exxon Mobil у Росії. Жартують, що Тіллерсон спілкувався з Путіним частіше, ніж будь-який інший американець, за винятком Генрі Кіссінджера. У 2012-му він був нагороджений російським орденом Дружби. «ТіРекс» виступає за скасування санкцій проти РФ, хоча російська окупація Криму спричинила втрату компанією Exxon досить перспективного проекту шельфового газовидобутку в українському секторі Чорного моря (Скіфська площа). Однак цю втрату, ймовірно, Тіллерсону пообіцяли з лишком компенсувати в не менш масштабних 10 узгоджених у рамках стратегічного партнерства проектах у Росії. Але через санкції проти РФ довелося згорнути 9 із них — в Арктиці, Західному Сибіру та на шельфі Чорного моря. Свої збитки компанія вже оцінила в 1 млрд дол. Тепер, якщо «ТіРекса» буде призначено держсекретарем, відкривається вікно можливостей для обох компаній, котрі традиційно використовують свої держави в корпоративних цілях. Усе це може позначитися на глобальній ситуації, а не тільки на двосторонніх американо-російських відносинах.

1. На тлі викладеного обструкція Трампа Паризькій кліматичній угоді нині логічно вписується в інтереси глобальних нафтових гравців, і насамперед — Exxon. Швидше за все, демонструючи негативне ставлення до Паризької угоди, Трамп не так висловлював свою думку, як ретранслював позиції вуглеводневих магнатів, для яких важливо продовжувати business as usual якомога більше, а Трампу — бути президентом якомога довше.

2. Дует Трамп—Тіллерсон намагатиметься переконати американських законодавців зняти санкції з Росії, хоча Крим залишається окупованим і РФ продовжує агресію проти України. Для Exxon важливо продовжити ініційовані багатомільярдні проекти видобутку вуглеводнів у Західному Сибіру та в російській Арктиці спільно з «Роснефтью». Варто згадати, що підписання угоди про стратегічне співробітництво з Exxon Mobil стало своєрідним «відпущенням гріхів» російській держкомпанії у «справі Юкоса», ідеологом і організатором руйнування якого був Сєчин. Тепер тандем Тіллерсон—Сєчин готовий іти далі, і не тільки задля отримання багатомільярдних прибутків, а й для збереження світової енергетики якомога довше на вуглеводневому сценарії.

3. Арктичні проекти «Роснефти», що реалізуються в екстремальних кліматичних умовах, дають можливість отримати значно масштабніші кошториси на їх реалізацію, ніж «відкатопроводи» Міллера. Не будуть скривджені ні партнери, ні підрядники, ні політики, що їх дахують.

4. США часів президентства Трампа з держсекретарем Тіллерсоном можуть пожертвувати давнім стратегічним партнером на Близькому Сході — Саудівською Аравією. Її нафта більше не потрібна США, понад те, вона — все відчутніше зайва на світовому ринку як для Росії, так і для Америки, яку Трамп хоче зробити самодостатньою в питанні нафти, як це вже є з газом. Угода з Росією щодо саудитів може бути здійснена за замовчуванням сторін: США залишають Ер-Ріяд напризволяще, що почалося ще при Обамі і прогнозовано приведе королівство до внутрішніх катаклізмів, із подальшими падінням нафтовидобутку та втратою саудитами ролі глобального нафтового плеймейкера.

5. Exxon Mobil і «Роснефть» візьмуться за Арктику, з усіма екологічними ризиками, які з цього випливають. Exxon більше прагнутиме працювати в російській Арктиці, бо на Алясці вона має недобру славу, — катастрофи нафтового танкера Exxon Valdez з розливом нафти у 1989 р. не забули. Але для того, щоб арктичні проекти були прибутковими, необхідні високі ціни на нафту — від 80 дол. за барель. Для цього саме й потрібні колапс Саудівської Аравії та війна на Близькому Сході — щось схоже на ірано-іракську війну 1980—1988 рр. Паралельно вирішується завдання створення додаткових проблем Китаю, для якого поставки нафти з Перської затоки стають дедалі значущішими, а Саудівська Аравія — вже постачальник №1 для КНР.

6. Гробар ЮКОСа І. Сєчин, імовірно, надихнувся ідеєю М. Ходорковського про злиття ЮКОСа з одним з американських нафтогазових гігантів. До речі, Exxon у 2000-х найбільше цікавився саме ЮКОСом. Прямі домовленості Ходорковського і «Залізного заду» Лі Реймонда в обхід Кремля викликали його негативну реакцію. Exxon планувала отримати 40% акцій ЮКОСа, які оцінювалися у 25 млрд дол. 2003-го. Ця частка могла бути потім доведена до 50%. Не зрослося тоді. «Ігор Грозний» завадив. Але тепер він діє так, як Ходорковський у 2000-х. При цьому, правда, Сєчин не демонструє відкрито політичних амбіцій, але вже не секрет, що він контролює силовиків. Усе, що Путін зміг протиставити Сєчину після приватизації держпакета, — це посилити позицію відданого йому соратника Матіаса Варніга, зробивши його незалежним директором у «Роснефти».

7. Не виключено, що гроші на приватизацію держпакета «Роснефти», які формально начебто прийшли через «Гленкор» і суверенний фонд Катару, насправді можуть виявитися грішми окремих акціонерів та менеджерів Exxon, а також «Роснефти», включно з її головою. На Exxon саме і вказує наявність катарців у схемі. Відомо, що, починаючи з 2000-х, американська компанія — традиційно найбільший інвестор Катару. Компанія вклала близько 40 млрд дол.

Тому, у разі призначення Трампом «ТіРекса» на посаду держсекретаря, світ отримує не тільки ризик продовжити еру викопного палива, а й формулу світових потрясінь: Тіллерсон + Сєчин = США — (Європа + Паризький договір) + (Тайвань — КНР) — Саудівська Аравія + (Росія — Путін). Примітно, що Путін стає баластом, третім зайвим для ефективного тандему двох хижаків. Exxon має добру корпоративну пам’ять і апетит, вона вміє вирішувати далекосяжні завдання, що потребують не років, а десятиліть. Хоча «Залізний зад» уже давно не очільник Exxon і 13 років тому угода зірвалася, але для компанії, історія якої налічує майже 140 років, це не час. У 2003-му керівник Exxon Mobil побував у Москві, щоб узяти участь у Всесвітньому економічному форумі, іншими учасниками якого були глава ЮКОСа М. Ходорковський, а також президент Росії В. Путін. Лі Рэймонд розраховував отримати благословення Путіна на злиття з ЮКОСом. Але Сєчин зруйнував ці плани і переконав Путіна, що за угодою стоїть план захоплення економічної та політичної влади в Росії. Спрацювало. Сєчин і Путін продемонстрували, що з ними треба рахуватися. Особливо з Сєчиним. Невдача «Залізного заду» мало хвилює «ТіРекса», у нього є свої рахунки до Путіна, який і його, керівника найбільшої світової компанії, не завжди вшановував увагою. У 2000-х як представник у Росії він відповідав за діяльність видобувного консорціуму на шельфі Сахаліну в рамках угоди, яку в Москві назвали грабіжницькою і згідно з якою нафта експортувалася в обхід федерального бюджету. Кінець цьому і надприбутковому бізнесу Exxon поклав Путін. Але він тепер не важливий, якщо є інший, ніж у 2000-х, Сєчин.

Зараз обидві сторони, «ТіРекс» та «Ігор Грозний», працюють у синергії. Торік Сєчин, наприклад, захищав Exxon від претензій з боку уряду в сахалінському проекті, ну, а Тіллерсон висловлювався за перегляд санкцій стосовно РФ. Кожен із них, очолюючи найбільші компанії, по суті, поставив державну машину на службу корпоративним цілям та особистим амбіціям. І те й інше має глобальний вимір, враховуючи масштаб корпорацій. Вони готові уповільнити технологічний прогрес — світ без нафти, подовжити епоху нафтових тиранозаврів. Тому, враховуючи бойовий досвід Сєчина у 1980-х, не можна виключати, що сценарій російського кібервтручання в американську виборчу кампанію мав на меті не тільки привнести певний хаос у США, а цілком конкретно — привести до влади саме Трампа, на якого вже зробив ставку Exxon Mobil. Таким чином, це не Трамп ходить Тіллерсоном, а «ТіРекс» отримав на руки козир. До речі, козирна карта в англійській мові — trump*. Символичній збіг у цьому випадку. Хижаки не марнують шансу, полюючи на здобич. При цьому кожен дивиться на іншого як на можливу здобич.

P.S. Росіянам святкувати перемогу на кшталт «Держдеп наш» зарано. Процедура затвердження кандидатури на посаду держсекретаря США не така проста, як здається, і самого бажання президента недостатньо, щоб той або інший кандидат сів у головне крісло Держдепу. США — не Росія. Ймовірність того, що «ТіРекс» стане держсекретарем, очевидно, є, і чимала. Але навіть якщо він не стане ним, то показово, що історія навколо «ТіРекса» висвітила ті транснаціональні корпоративні сили, які так чи інакше впливатимуть на формування американської політики.

Лівий Берег
Михаил Гончар

Сообщение о номинировании Д. Трампом госсекретарем Рекса Тиллерсона, президента компании Exxon Mobil, вызвало серьезную реакцию не только в США. Для этого есть основания. И не только те, о которых пишут — мол, не карьерный дипломат, не известный политик с международным опытом, не университетский профессор, не четырехзвездный генерал в отставке.

Параллельно, в России кипят страсти вокруг «Роснефти», приватизации 19,5% госпакета акций и усиливающихся позиций главы компании Игоря Сечина на российском властном олимпе. Позволю изложить гипотезу о взаимосвязи этих двух процессов, исходя из того, что представляют собой обе компании и личности Тиллерсона и Сечина. Exxon Mobil Corp. — крупнейшая частная транснациональная нефтегазовая компания в мире, родом из Техаса. Ведет добычу в основных нефтеносных регионах, имеет нефтепереработку в 25 странах, располагает сетью АЗС более чем в 100 странах. Рыночная капитализация — 363,3 млрд долл. Стив Колл, журналист, лауреат Пулитцеровской премии, изучающий историю компании, характеризует ее как «одну из самых ненавистных корпораций планеты, определяющей американскую внешнюю политику и судьбу всей нации». Exxon Mobil не стеснялась иметь дело с диктаторскими режимами в Африке, разрабатывая месторождения и особо не придерживаясь экологических требований.

Ли Рэймонд, предшественник Тиллерсона по прозвищу «Железная задница», слыл скептиком по поводу антропогенных причин изменения климата. Такой же корпоративной оценки придерживается и нынешнее руководство компании. И вот здесь возникает вопрос: позиция Трампа в отношении Парижского климатического соглашения — это его личная позиция или навеянная нефтегазовыми магнатами, пообещавшими и оказавшими ему поддержку на выборах?

Рекс Тиллерсон имеет прозвище «ТиРекс», по аналогии с принятым в английском языке сокращением T-Rex, означающем название динозавров семейства тиранозавров — крупнейшего хищника планеты в доисторическую эпоху.

Exxon Mobil является лидером в разработке арктических залежей нефти и природного газа. Арктика — давний ориентир, еще с 80-х. Позиция компании состоит в том, что удовлетворение возрастающих мировых потребностей в энергии требует развития всех доступных источников нефти и природного газа, в том числе найденных на арктическом шельфе. Считается, что освоение этих ресурсов пройдет долгим путем, который нужно начинать сейчас, чтобы усилить энергетическую безопасность и получить выгоду для США в будущем.

«Роснефть» значительно скромнее по капитализации, сейчас всего 58 млрд долл., а в досанкционный период было 92 млрд, но зато она опережает Exxon Mobil по объемам запасов и уровню добычи. Игорь Сечин — творец «Роснефти» в ее нынешнем виде на обломках им же разрушенного в 2000-х ЮКОСа М.Ходорковского.

Летом этого года Игорь Сечин собрал в Петербурге в рамках международного экономического форума руководителей крупнейших нефтегазовых компаний мира. Среди них был и Р.Тиллерсон, а также министр энергетики РФ А.Новак, бывший канцлер Германии Г. Шредер, бывший офицер «штази» М.Варниг. Сечин затронул тему выборов президента США. По его словам, разные подходы к развитию нефтегазовой отрасли Хиллари Клинтон и Дональда Трампа являются риском для нее. «Республиканцы уже сегодня предлагают меры по развитию собственной добычи и экспорта нефти, газа и угля, в то время как Хиллари Клинтон предлагает усилить поддержку возобновляемой энергетики», — указал он. При этом Сечин призвал не надеяться на то, что ветро- и солнечные электростанции заменят нефть и газ. Выступление президента «Роснефти», по оценкам российских же журналистов, напоминало мюнхенскую речь Владимира Путина 2007 года, с поправкой на то, что она касалась не всего спектра геополитических отношений, а лишь одной нефти. «Итогом нынешнего кризиса стало переосмысление той роли, которую играют основные игроки. Происходит их кристаллизация. Это США, Саудовская Аравия и Россия», — обозначил Сечин.

И вот здесь — самое интересное. Действительно, глобальный нефтяной рынок формируют эти три страны. Им уже тесно втроем, хотя США все еще являются импортером нефти, в отличие от двух других игроков. Но менее 10 лет назад США были крупнейшим импортером газа, а сейчас уже экспортируют его. США нужно пространство, чтобы развернуться с нефтедобычей. Кто-то третий — лишний. Нужно меньше альтернативной энергетики, или, по крайней мере, ее не нужно так много. Эра углеводородов должна продолжаться. Вот в этом позиции Тиллерсона и Сечина совпадают. «Тирекс» и «Игорь Грозный» (одно из прозвищ Сечина) возглавляют крупнейшие и влиятельнейшие компании в США и России. Имеют совпадающие взгляды на ряд глобальных проблем и совместные интересы в разработке сложных и труднодоступных месторождений. Прежде всего — в Заполярье и Арктике.

По оценке «Роснефти», запасы Западно-Сибирской нефтегазовой провинции превышают запасы Мексиканского залива и сопоставимы с запасами Саудовской Аравии. Стоит обратить внимание на сопоставление с королевством нефти и песка. Exxon хочет участвовать в разработке не только американской Арктики, но и российской. Сечин, как один из главных строителей энергетической сверхдержавы, — ключевой российский визави Тиллерсона. Его связи и влияние обеспечивают сейчас для Exxon режим наибольшего благоприятствования в РФ. В 2011 году обе компании подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве. Сечин в 2013-м отметил: «Наше сотрудничество затрагивает самые перспективные сферы нефтегазовой отрасли: участки на шельфе Арктики и глубоководные участки Черного моря общей площадью 773 тыс. кв. км, трудноизвлекаемые запасы нефти в Западной Сибири, а также перспективный проект СПГ на российском Дальнем Востоке. Мы убеждены, что реализация всех этих проектов будет служить интересам акционеров обеих компаний». Сумма инвестиций по проектам в России оценивается в 200—300 млрд долл. К тому же «Роснефть» получает доступ к шести проектам Exxon на территории США.

«Тирекс» имеет давнее знакомство с Путиным, еще с 90-х, когда он представлял Exxon Mobil в России. Шутят, что Тиллерсон общался с Путиным чаще любого другого американца, за исключением Генри Киссинджера. В 2012-м он был награжден российским орденом Дружбы. «Тирекс» выступает за отмену санкций против РФ, хотя российская оккупация Крыма привела Exxon к потере весьма перспективного проекта шельфовой газодобычи в украинском секторе Черного моря (Скифская площадь). Однако эту потерю, вероятно, Тиллерсону было обещано с лихвой компенсировать в не менее масштабных 10 согласованных в рамках стратегического партнерства проектах в России. Но из-за санкций против РФ пришлось свернуть девять из них — в Арктике, Западной Сибири и на шельфе Черного моря. Свои убытки компания уже оценила в 1 млрд долл. Сейчас, если «Тирекс» будет назначен госсекретарем, открывается окно возможностей для обеих компаний, традиционно использующих свои государства в корпоративных целях. Все это способно отобразиться на глобальной ситуации, а не только на двусторонних американо-российских отношениях.

1. На фоне изложенного обструкция Трампа Парижскому климатическому соглашению ныне логично вписывается в интересы глобальных нефтяных игроков, и прежде всего Exxon. Скорее всего, выражая негативное отношение к Парижскому соглашению, Трамп высказывал не столько свое мнение, сколько ретранслировал позиции углеводородных магнатов, для которых важно продолжать business as usual как можно больше, а Трампу — быть президентом как можно дольше.

2. Дуэт Трамп—Тиллерсон будет пытаться убедить американских законодателей снять санкции с России, невзирая на то, что Крым остается оккупированным и РФ продолжает агрессию против Украины. Для Exxon важно продолжить инициированные многомиллиардные проекты добычи углеводородов в Западной Сибири и российской Арктике вместе с «Роснефтью». Стоит вспомнить, что подписание соглашения о стратегическом сотрудничестве с Exxon Mobil стало своеобразным «отпущением грехов» российской госкомпании по «делу ЮКОСа», идеологом и организатором разрушения которого был Сечин. Теперь тандем Тиллерсон—Сечин готов идти дальше, и не только ради получения многомиллиардных прибылей, но и для сохранения мировой энергетики как можно дольше на углеводородном сценарии.

3. Арктические проекты «Роснефти», реализуемые в экстремальных климатических условиях, дают возможность получить куда более масштабные сметы на их реализацию, нежели «откатопроводы» Миллера. Не будут обижены и партнеры, и подрядчики, и крышующие политики.

4. США времен президентства Трампа при госсекретаре Тиллерсоне могут пожертвовать давним стратегическим партнером на Ближнем Востоке — Саудовской Аравией. Ее нефть больше не нужна США, более того, она — все более лишняя на мировом рынке как для России, так и для Америки, которую Трамп хочет сделать самодостаточной по нефти, как это уже имеет место с газом. Сделка с Россией в отношении саудитов может быть совершена по умолчанию сторон: США оставляют Эр-Рияд на произвол судьбы, что началось еще при Обаме и что прогнозируемо приведет королевство к внутренним катаклизмам, с последующим паденим нефтедобычи и потери саудитами роли глобального нефтяного плеймейкера.

5. Exxon Mobil и «Роснефть» возьмутся за Арктику, со всеми вытекающими отсюда экологическими рисками. Exxon будет больше стремиться работать в российской Арктике ибо на Аляске она имеет недобрую славу — катастрофа нефтяного танкера Exxon Valdez с разливом нефти в 1989 году не забыта. Но для того, чтобы арктические проекты были прибыльными, необходимы высокие цены на нефть — от 80 долл. за баррель. Для этого как раз и нужен коллапс Саудовской Аравии и война на Ближнем Востоке — что-то похожее на ирано-иракскую войну 1980—1988 гг. Паралельно решается задача создания дополнительных проблем Китаю, для которого поставки нефти из Персидского залива становятся все более значимыми, а Саудовская Аравия — уже поставщик №1 для КНР.

6. Гробовщик ЮКОСа И. Сечин, вероятно, вдохновился идеей М. Ходорковского о слиянии ЮКОСа с одним из американских нефтегазовых гигантов. Кстати, Exxon проявлял в 2000-х наибольший интерес именно к ЮКОСу. Прямые договоренности Ходорковского и «Железной задницы» Ли Рэймонда в обход Кремля, вызвали его негативную реакцию. Exxon планировала получить 40% акций ЮКОСа, оцениваемых в млрд в 2003-м. Эта доля могла быть потом доведена до 50%. Не срослось тогда. «Игорь Грозный» помешал. Но теперь он действует подобным же образом, как Ходорковский в 2000-х. При этом, правда, Сечин не демонстрирует открыто политических амбиций, но уже не секрет, что он контролирует силовиков. Все, что Путин смог противопоставить Сечину после приватизации госпакета, — это усилить позицию преданного ему соратника Матиаса Варнига, сделав его независимым директором в «Роснефти».

7. Не исключено, что деньги на приватизацию госпакета «Роснефти», которые формально вроде бы пришли через «Гленкор» и суверенный фонд Катара, на самом деле могут оказаться деньгами отдельных акционеров и менеджеров Exxon, а также «Роснефти», включая ее главу. На Exxon как раз указывает наличие катарцев в схеме. Известно, что, начиная с 2000-х, американская компания традиционно самый крупный инвестор Катара. Компания вложила порядка млрд.

Поэтому, в случае назначения Трампом «Тирекса» на должность госсекретаря, мир получает риск не только продолжить эру ископаемого топлива, но и формулу мировых потрясений: Тиллерсон + Сечин = США — (Европа + Парижский договор) + (Тайвань — КНР) — Саудовская Аравия + (Россия — Путин). Примечательно, что Путин становится балластом, третьим лишним для эффективного тандема двух хищников. Exxon обладает хорошей корпоративной памятью и аппетитом, она умеет решать долгосрочные задачи, требующие не годов, а десятилетий. Хотя «Железная задница» уже давно не глава Exxon и 13 лет тому назад сделка сорвалась, но для компании, история которой насчитывает почти 140 лет, это не время. В 2003-м глава Exxon Mobil присутствовал в Москве, чтобы принять участие во Всемирном экономическом форуме, где другими участниками форума были глава ЮКОСа М. Ходорковский, а также президент России В. Путин. Ли Рэймонд рассчитывал получить благословение Путина на слияние с ЮКОСом. Но Сечин расстроил эти планы и убедил Путина, что за сделкой стоит план захвата экономической и политической власти в России. Сработало. Сечин и Путин продемонстрировали, что с ними нужно считаться. Особенно с Сечиным. Неудача «Железной задницы» мало волнует «Тирекса», у него есть свои счеты к Путину, который и его, главу крупнейшей мировой компании, не всегда удостаивал вниманием. В 2000-х, как представитель в России, он отвечал за деятельность добывающего консорциума на шельфе Сахалина в рамках соглашения, которое в Москве было названо грабительским и по которому нефть экспортировалась в обход федерального бюджета. Конец этому и сверхприбыльному бизнесу Exxon положил Путин. Но он теперь не важен, если есть иной, чем в 2000-х, Сечин.

Сейчас обе стороны, «Тирекс» и «Игорь Грозный», работают в синергии. В прошлом году Сечин, например, защищал Exxon от претензий со стороны правительства в сахалинском проекте, ну а Тиллерсон высказывался за пересмотр санкций в отношении РФ. Каждый из них, возглавляя крупнейшие компании, по сути, поставил государственную машину на службу корпоративным целям и личным амбициям. И то, и другое имеет глобальное измерение, учитывая масштаб корпораций. Они готовы замедлить технологический прогресс — мир без нефти, продлить эпоху нефтяных тиранозавров. Поэтому, учитывая боевой опыт Сечина в 80-е, не исключено, что сценарий российского кибервмешательства в американскую избирательную кампанию имел целью не только привнести некоторый хаос в США, но вполне конкретно — привести к власти именно Трампа, на которого уже была сделана ставка со стороны Exxon Mobil. Таким образом, это не Трамп ходит Тиллерсоном, а «Тирекс» приобрел в руки козыря. Кстати, козырная карта в английском языке — trump*. Символичное совпадение в данном случае.

Хищники своего не упускают, если охотятся за добычей. При этом каждый смотрит на другого как на возможную добычу.

P.S. Россиянам праздновать победу типа «Госдеп наш» рановато. Процедура утверждения кандидатуры на должность госсекретаря США не так проста, как кажется, и одного желания президента недостаточно, чтобы тот или иной кандидат уселся в главное кресло Госдепа. США — не Россия. Вероятность того, что «Тирекс» станет госсекретарем, очевидно, есть, и немаленькая. Но даже если он не станет им, то показательно, что история вокруг «Тирекса» высветила те транснациональные корпоративные силы, которые так или иначе будут влиять на формирование американской политики.

Лівий Берег

Почему США и НАТО помогают Украине по-разномуПочему США и НАТО помогают Украине по-разному

Денис Попович

Верхняя палата Конгресса США в четверг, 8 декабря, приняла решение о предоставлении Украине военной поддержки для борьбы против российской военной агрессии. При этом в военный бюджет США в 2017 году планируется заложить $350 млн для оказания военной помощи нашей стране. Впрочем, на сегодняшний день США — это, пожалуй, единственная страна НАТО, которая заявляет о необходимости оказывать Украине прямую военную помощь. В самом же Альянсе, как показали результаты заседания Комиссии Украина — НАТО на уровне министров иностранных дел, так далеко заходить не собираются. По мнению экспертов, несмотря на взаимные заверения в дружбе и сотрудничестве, в отношениях между Украиной и НАТО есть дефицит доверия. Он связан с тем, что среди членов Альянса нет уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма.

В среду, 7 декабря, в Брюсселе состоялось заседание Комиссии Украина — НАТО с участием министра иностранных дел нашей страны Павла Климкина. Заседание комиссии было посвящено выполнению решений, принятых в отношении Украины на Варшавском саммите НАТО в июле 2014 года. Тогда, напомним, был принят комплексный пакет поддержки Украины, состоящий из 40 различных предложений, касающихся в том числе сектора безопасности, киберзащиты и реабилитации раненых.

Как сообщил по итогам заседания Комиссии 7 декабря генсек НАТО Йенс Столтенберг, мероприятия, предусмотренные комплексным пакетом поддержки Украины, в настоящее время осуществляются через ряд трастовых фондов, учрежденных специально для этих целей. «Наши целевые фонды помогают Украине в реформировании оборонного сектора. Мы также создаем специальный центр по расследованию киберинцидентов и занимаемся реабилитацией украинских военных, которые получили ранения. Эта программа помогла уже 150 военнослужащим», — отметил Столтенберг. По его словам, в рамках программы по военному образованию были подготовлены 770 сержантов и инструкторов.

Всего для помощи Украине учреждены шесть трастовых фондов. Пять из них Альянс основал в 2014 году, по результатам саммита в Уэльсе, а еще один — по сбору средств на обезвреживание мин и других взрывоопасных предметов — был сформирован в июне 2015. Однако сейчас эти фонды наполняются не слишком хорошо. В частности, на 100% обеспечены финансами лишь два целевых фонда, один из которых связан с вопросами кибербезопасности, а второй — с переподготовкой и социальной адаптацией военнослужащих. Хуже всего наполняются трастовые фонды, направленные на реформирование систем логистики и стандартизации, а также на медицинскую реабилитацию военнослужащих. В первом случае вместо запланированных 4,1 млн евро пришло только 1 млн 235 тыс. евро, а во втором случае вместо 2,2 млн евро получены только 317 тысяч, и еще 460 тысяч евро страны Альянса уже пообещали внести.

Впрочем, после заседания министр иностранных дел Украины Павел Климкин сообщил, что союзники в ближайшее время готовы сделать взносы в трастовые фонды, в том числе те, которые не финансируются должным образом. Господин Климкин также сообщил, что Украина останется в приоритете НАТО.

О том, что Альянс будет продолжать оказывать всеобъемлющую политическую и практическую поддержку Украине, заявлял и генсек Йенс Столтенберг. Он также заверил, что Альянс «никогда не признает аннексию Крыма», и считает, что именно Россия несет главную ответственность за урегулирование конфликта в Украине.

О том, что аннексия Крыма никогда не будет признана, заявил и госсекретарь США Джон Керри, выступая перед журналистами накануне заседания Комиссии. По его словам, после того как новый президент США Дональд Трамп вступит в должность, политика Штатов в отношении своих союзников не изменится. «Мир поддерживается только благодаря силе и единству», — заявил, в частности, Керри, ссылаясь на исторический опыт прошлых лет.

Как бы в подтверждение этих слов 8 декабря верхняя палата Конгресса США приняла решение оказать Украине военную поддержку для борьбы против агрессии России. Документ, который подал на рассмотрение сенатор Джон Маккейн (один из главных друзей Украины), теперь направлен для одобрения еще действующему президенту Бараку Обаме. Ранее Джон Маккейн предложил предусмотреть в бюджете Пентагона на 2017 год $350 млн для помощи Украине, на 50 млн больше, чем в 2016 году.

Действия американских конгрессменов и заявления представителей НАТО позволяют сделать вывод, что на данный момент США остаются единственной страной-членом Альянса, которая громко заявляет о необходимости оказания прямой военной помощи Украине. В масштабах же всего НАТО ситуация несколько иная: помогая Украине политическими методами, там оглядываются на Россию. По мнению директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентина Бадрака, в целом в отношениях между Украиной и НАТО наметились признаки, вызывающие озабоченность у экспертов. «С одной стороны, мы имеем ситуацию, когда все члены НАТО высказались за то, чтобы против Украины была прекращена вооруженная агрессия. Но что касается военно-технического сотрудничества, поставок вооружений и совместных разработок, то здесь государства-члены НАТО ведут себя более сдержанно. Проблема носит двухсторонний характер. С одной стороны, до сих пор существует дефицит доверия. Он связан с тем, что в НАТО нет полной уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма. С другой стороны, члены Альянса — Италия, Франция, а также частично Германия имеют хорошие проекты с Россией и не желают их прерывать», — пояснил Бадрак.

АпострофДенис Попович

Верхняя палата Конгресса США в четверг, 8 декабря, приняла решение о предоставлении Украине военной поддержки для борьбы против российской военной агрессии. При этом в военный бюджет США в 2017 году планируется заложить $350 млн для оказания военной помощи нашей стране. Впрочем, на сегодняшний день США — это, пожалуй, единственная страна НАТО, которая заявляет о необходимости оказывать Украине прямую военную помощь. В самом же Альянсе, как показали результаты заседания Комиссии Украина — НАТО на уровне министров иностранных дел, так далеко заходить не собираются. По мнению экспертов, несмотря на взаимные заверения в дружбе и сотрудничестве, в отношениях между Украиной и НАТО есть дефицит доверия. Он связан с тем, что среди членов Альянса нет уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма.

В среду, 7 декабря, в Брюсселе состоялось заседание Комиссии Украина — НАТО с участием министра иностранных дел нашей страны Павла Климкина. Заседание комиссии было посвящено выполнению решений, принятых в отношении Украины на Варшавском саммите НАТО в июле 2014 года. Тогда, напомним, был принят комплексный пакет поддержки Украины, состоящий из 40 различных предложений, касающихся в том числе сектора безопасности, киберзащиты и реабилитации раненых.

Как сообщил по итогам заседания Комиссии 7 декабря генсек НАТО Йенс Столтенберг, мероприятия, предусмотренные комплексным пакетом поддержки Украины, в настоящее время осуществляются через ряд трастовых фондов, учрежденных специально для этих целей. «Наши целевые фонды помогают Украине в реформировании оборонного сектора. Мы также создаем специальный центр по расследованию киберинцидентов и занимаемся реабилитацией украинских военных, которые получили ранения. Эта программа помогла уже 150 военнослужащим», — отметил Столтенберг. По его словам, в рамках программы по военному образованию были подготовлены 770 сержантов и инструкторов.

Всего для помощи Украине учреждены шесть трастовых фондов. Пять из них Альянс основал в 2014 году, по результатам саммита в Уэльсе, а еще один — по сбору средств на обезвреживание мин и других взрывоопасных предметов — был сформирован в июне 2015. Однако сейчас эти фонды наполняются не слишком хорошо. В частности, на 100% обеспечены финансами лишь два целевых фонда, один из которых связан с вопросами кибербезопасности, а второй — с переподготовкой и социальной адаптацией военнослужащих. Хуже всего наполняются трастовые фонды, направленные на реформирование систем логистики и стандартизации, а также на медицинскую реабилитацию военнослужащих. В первом случае вместо запланированных 4,1 млн евро пришло только 1 млн 235 тыс. евро, а во втором случае вместо 2,2 млн евро получены только 317 тысяч, и еще 460 тысяч евро страны Альянса уже пообещали внести.

Впрочем, после заседания министр иностранных дел Украины Павел Климкин сообщил, что союзники в ближайшее время готовы сделать взносы в трастовые фонды, в том числе те, которые не финансируются должным образом. Господин Климкин также сообщил, что Украина останется в приоритете НАТО.

О том, что Альянс будет продолжать оказывать всеобъемлющую политическую и практическую поддержку Украине, заявлял и генсек Йенс Столтенберг. Он также заверил, что Альянс «никогда не признает аннексию Крыма», и считает, что именно Россия несет главную ответственность за урегулирование конфликта в Украине.

О том, что аннексия Крыма никогда не будет признана, заявил и госсекретарь США Джон Керри, выступая перед журналистами накануне заседания Комиссии. По его словам, после того как новый президент США Дональд Трамп вступит в должность, политика Штатов в отношении своих союзников не изменится. «Мир поддерживается только благодаря силе и единству», — заявил, в частности, Керри, ссылаясь на исторический опыт прошлых лет.

Как бы в подтверждение этих слов 8 декабря верхняя палата Конгресса США приняла решение оказать Украине военную поддержку для борьбы против агрессии России. Документ, который подал на рассмотрение сенатор Джон Маккейн (один из главных друзей Украины), теперь направлен для одобрения еще действующему президенту Бараку Обаме. Ранее Джон Маккейн предложил предусмотреть в бюджете Пентагона на 2017 год $350 млн для помощи Украине, на 50 млн больше, чем в 2016 году.

Действия американских конгрессменов и заявления представителей НАТО позволяют сделать вывод, что на данный момент США остаются единственной страной-членом Альянса, которая громко заявляет о необходимости оказания прямой военной помощи Украине. В масштабах же всего НАТО ситуация несколько иная: помогая Украине политическими методами, там оглядываются на Россию. По мнению директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентина Бадрака, в целом в отношениях между Украиной и НАТО наметились признаки, вызывающие озабоченность у экспертов. «С одной стороны, мы имеем ситуацию, когда все члены НАТО высказались за то, чтобы против Украины была прекращена вооруженная агрессия. Но что касается военно-технического сотрудничества, поставок вооружений и совместных разработок, то здесь государства-члены НАТО ведут себя более сдержанно. Проблема носит двухсторонний характер. С одной стороны, до сих пор существует дефицит доверия. Он связан с тем, что в НАТО нет полной уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма. С другой стороны, члены Альянса — Италия, Франция, а также частично Германия имеют хорошие проекты с Россией и не желают их прерывать», — пояснил Бадрак.

Апостроф

Военная опора: как США помогут УкраинеВоенная опора: как США помогут Украине

Алина Купцова

Сенат США вслед за Палатой представителей Конгресса проголосовал за увеличение военной помощи Украине до $350 миллионов, однако будущее этих средств остается туманным. Документ должен подписать президент Барак Обама, однако распоряжаться деньгами будет уже Пентагон Дональда Трампа.

Стоит ли Украине рассчитывать на военную поддержку Штатов в следующем году, и если да, то на какую, — разбирался «Обозреватель».

Два больших «но»

Конгресс в очередной раз продемонстрировал свою лояльность к Киеву, увеличив помощь Украине в рамках военного бюджета на следующий год на $50 млн. Также расширен перечень видов помощи. Теперь в него входят предоставление средств для разработки системы мониторинга государственной границы, а также помощь в подготовке штабных офицеров и высшего военного командования. Программа поддержки включает и летальное оружие.

Однако между Украиной и обещанной помощью стоят несколько обстоятельств. Во-первых, Конгресс уже дважды принимал решение о предоставлении Киеву летального оружия, но вопрос блокировал президент. Данный пункт даже пришлось исключить из военного бюджета США на 2016 год, потому что Обама отказался подписывать его в таком виде.

Глава Белого дома считал, что выделение летального вооружения только обострит ситуацию на Донбассе. Оснований полагать, что он изменил точку зрения, пока нет. Да и Обама выступает уже в роли уходящего президента. Этика американской политики предполагает, что под конец каденции глава государства не должен принимать принципиально важные решения, которые, условно говоря, придется «расхлебывать» преемнику. Хотя Обама этот принцип уже нарушил, разблокировав поставку вооружений сирийским повстанцам. Но они-то теряют Алеппо, а вот на Донбассе ситуация стабильно тяжелая.

Во-вторых, даже документ, подписанный Обамой без оговорок, не дает стопроцентных гарантий Украине. Уже следующий президент Трамп и новое руководство Пентагона будут распределять прописанные в бюджете деньги. И велика вероятность того, что о летальном оружии не будет даже идти речь.

С одной стороны, Трамп — представитель Республиканской партии, которая занимает более жесткую позицию по отношению к российской агрессии и выступает за активную помощь Украине. Однако Трамп — неклассический республиканец. Он выступает за нормализацию отношений с Россией и обещает не вмешиваться в заграничные конфликты. Ответ на вопрос, как в эту тактику вписывается активная военная помощь Украине, не совсем ясен.

Интенсивность поддержки Вашингтона во многом зависит и от новой администрации: государственного секретаря, вице-президента, главы Пентагона и т. д. Уже известна фамилия главы оборонного ведомства. Им, скорее всего, станет отставной генерал-морпех Джеймс Маттис. Он заявлял, что агрессия России в Украине «значительно острее и серьезнее», чем думают в Вашингтоне и Европейском Союзе. Также Маттис выступает за оказание более активной поддержки.

«Маттис — интересная и здравомыслящая личность. Но Пентагон решает не все. Это ведомство очень важно с точки зрения внешней политики, однако самыми серьезными игроками в этой сфере всегда будут государственный секретарь и президент Штатов», — отметил в беседе с нами экс-генконсул Украины в Эдинбурге и Стамбуле, председатель правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко.

Кто станет следующим госсекретарем — пока не ясно. Все еще рассматриваются несколько кандидатур. Одной из наиболее вероятных западная пресса считает губернатора штата Массачусетс Митта Ромни, который называл Россию врагом № 1. Также сообщалось, что одним из ведущих претендентов является бывший посол США в Организации Объединенных Наций Джон Болтон, который выступал за предоставление Украине вооружения и ее членство в НАТО.

Вице-президентом станет губернатор Индианы Майкл Пенс — «темная лошадка» в рядах республиканцев, которая, впрочем, называла главу Кремля Владимира Путина «маленьким драчливым лидером». Также Пенс несколько раз опровергал заявления, сделанные Трампом в прошлом, например, его утверждение о том, что Путин — более сильный лидер, чем Обама, а НАТО устарело.

Но некоторые кадровые решения Трампа не вселяют особого оптимизма в Киеве. Советником президента по национальной безопасности станет Майкл Флинн, которого называют главным недругом Украины в окружении Трампа. Флинн не раз призывал к сотрудничеству с Россией. А в прошлом году он посетил праздничный ужин в Москве по случаю 10-летия канала RT, ранее известного как Russia Today, чем сильно удивил американский истеблишмент. Во время мероприятия Флинн сидел недалеко от Путина.

Концепция Трампа и модель «сдерживания»

Неопределенность Трампа по отношению к конфликту на Донбассе и аннексии Крыма рождает обоснованные опасения не только в Украине, но и в ЕС. Об этом заявлял, например, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. И все же то, что сейчас известно о будущей американской администрации, говорит скорее в пользу Украины.

«Я только что вернулся из США, где встречался с представителями команды Трампа. Так вот, по отношению к Украине выработана прагматичная позиция. Она заключается в дружественных отношениях с Киевом. Это будет более экономическое сотрудничество, но на равноправной основе. Украине будет оказываться стратегическая помощь. По поводу Донбасса Трамп и его команда сказали, что будут выходить на модель дипломатического урегулирования. Это касается не только Украины, а и Сирии, Афганистана, Ирака. Будут разрабатываться индивидуальные дорожные карты. Есть вероятность, что состоится международный форум, где будут обсуждаться пути урегулирования ситуации в горячих точках», — рассказал «Обозревателю» экс-глава Службы внешней разведки, генерал армии Украины Николай Маломуж.

На тот случай, если после инаугурации Трамп все же будет активно продвигать политику сближения с Москвой, у Конгресса есть запасной план. Сенаторы Джон Маккейн, Линдси Грэм и Бен Кардин — три архитектора модели «сдерживания» Трампа посредством соответствующих законодательных инициатив.

ОбозревательАлина Купцова

Сенат США вслед за Палатой представителей Конгресса проголосовал за увеличение военной помощи Украине до $350 миллионов, однако будущее этих средств остается туманным. Документ должен подписать президент Барак Обама, однако распоряжаться деньгами будет уже Пентагон Дональда Трампа.

Стоит ли Украине рассчитывать на военную поддержку Штатов в следующем году, и если да, то на какую, — разбирался «Обозреватель».

Два больших «но»

Конгресс в очередной раз продемонстрировал свою лояльность к Киеву, увеличив помощь Украине в рамках военного бюджета на следующий год на $50 млн. Также расширен перечень видов помощи. Теперь в него входят предоставление средств для разработки системы мониторинга государственной границы, а также помощь в подготовке штабных офицеров и высшего военного командования. Программа поддержки включает и летальное оружие.

Однако между Украиной и обещанной помощью стоят несколько обстоятельств. Во-первых, Конгресс уже дважды принимал решение о предоставлении Киеву летального оружия, но вопрос блокировал президент. Данный пункт даже пришлось исключить из военного бюджета США на 2016 год, потому что Обама отказался подписывать его в таком виде.

Глава Белого дома считал, что выделение летального вооружения только обострит ситуацию на Донбассе. Оснований полагать, что он изменил точку зрения, пока нет. Да и Обама выступает уже в роли уходящего президента. Этика американской политики предполагает, что под конец каденции глава государства не должен принимать принципиально важные решения, которые, условно говоря, придется «расхлебывать» преемнику. Хотя Обама этот принцип уже нарушил, разблокировав поставку вооружений сирийским повстанцам. Но они-то теряют Алеппо, а вот на Донбассе ситуация стабильно тяжелая.

Во-вторых, даже документ, подписанный Обамой без оговорок, не дает стопроцентных гарантий Украине. Уже следующий президент Трамп и новое руководство Пентагона будут распределять прописанные в бюджете деньги. И велика вероятность того, что о летальном оружии не будет даже идти речь.

С одной стороны, Трамп — представитель Республиканской партии, которая занимает более жесткую позицию по отношению к российской агрессии и выступает за активную помощь Украине. Однако Трамп — неклассический республиканец. Он выступает за нормализацию отношений с Россией и обещает не вмешиваться в заграничные конфликты. Ответ на вопрос, как в эту тактику вписывается активная военная помощь Украине, не совсем ясен.

Интенсивность поддержки Вашингтона во многом зависит и от новой администрации: государственного секретаря, вице-президента, главы Пентагона и т. д. Уже известна фамилия главы оборонного ведомства. Им, скорее всего, станет отставной генерал-морпех Джеймс Маттис. Он заявлял, что агрессия России в Украине «значительно острее и серьезнее», чем думают в Вашингтоне и Европейском Союзе. Также Маттис выступает за оказание более активной поддержки.

«Маттис — интересная и здравомыслящая личность. Но Пентагон решает не все. Это ведомство очень важно с точки зрения внешней политики, однако самыми серьезными игроками в этой сфере всегда будут государственный секретарь и президент Штатов», — отметил в беседе с нами экс-генконсул Украины в Эдинбурге и Стамбуле, председатель правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко.

Кто станет следующим госсекретарем — пока не ясно. Все еще рассматриваются несколько кандидатур. Одной из наиболее вероятных западная пресса считает губернатора штата Массачусетс Митта Ромни, который называл Россию врагом № 1. Также сообщалось, что одним из ведущих претендентов является бывший посол США в Организации Объединенных Наций Джон Болтон, который выступал за предоставление Украине вооружения и ее членство в НАТО.

Вице-президентом станет губернатор Индианы Майкл Пенс — «темная лошадка» в рядах республиканцев, которая, впрочем, называла главу Кремля Владимира Путина «маленьким драчливым лидером». Также Пенс несколько раз опровергал заявления, сделанные Трампом в прошлом, например, его утверждение о том, что Путин — более сильный лидер, чем Обама, а НАТО устарело.

Но некоторые кадровые решения Трампа не вселяют особого оптимизма в Киеве. Советником президента по национальной безопасности станет Майкл Флинн, которого называют главным недругом Украины в окружении Трампа. Флинн не раз призывал к сотрудничеству с Россией. А в прошлом году он посетил праздничный ужин в Москве по случаю 10-летия канала RT, ранее известного как Russia Today, чем сильно удивил американский истеблишмент. Во время мероприятия Флинн сидел недалеко от Путина.

Концепция Трампа и модель «сдерживания»

Неопределенность Трампа по отношению к конфликту на Донбассе и аннексии Крыма рождает обоснованные опасения не только в Украине, но и в ЕС. Об этом заявлял, например, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. И все же то, что сейчас известно о будущей американской администрации, говорит скорее в пользу Украины.

«Я только что вернулся из США, где встречался с представителями команды Трампа. Так вот, по отношению к Украине выработана прагматичная позиция. Она заключается в дружественных отношениях с Киевом. Это будет более экономическое сотрудничество, но на равноправной основе. Украине будет оказываться стратегическая помощь. По поводу Донбасса Трамп и его команда сказали, что будут выходить на модель дипломатического урегулирования. Это касается не только Украины, а и Сирии, Афганистана, Ирака. Будут разрабатываться индивидуальные дорожные карты. Есть вероятность, что состоится международный форум, где будут обсуждаться пути урегулирования ситуации в горячих точках», — рассказал «Обозревателю» экс-глава Службы внешней разведки, генерал армии Украины Николай Маломуж.

На тот случай, если после инаугурации Трамп все же будет активно продвигать политику сближения с Москвой, у Конгресса есть запасной план. Сенаторы Джон Маккейн, Линдси Грэм и Бен Кардин — три архитектора модели «сдерживания» Трампа посредством соответствующих законодательных инициатив.

Обозреватель

В Stratfor считают, что из-за внутренних раздоров в 2017 году Запад может пойти на уступки МосквеВ Stratfor считают, что из-за внутренних раздоров в 2017 году Запад может пойти на уступки Москве

Денис Попович

Британский Brexit и раздоры в Европейском Союзе подарили Москве надежду на подрыв единства блока по поводу антироссийских санкций. А победа Дональда Трампа на президентских выборах в США открыла потенциальный путь к потеплению отношений с Россией и, возможно, даже к прекращению санкций Вашингтона в отношении Москвы. Политические изменения в Брюсселе и Вашингтоне могут позволить Кремлю усилить свое влияние на территории бывшего Советского Союза, полагают аналитики частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor. По их мнению, в этой связи Украине, возможно, придется пойти на уступки в вопросе реализации Минских соглашений.

Многие из последних неудач России начались в 2014 году, когда Москва аннексировала Крым и поддержала сепаратистский мятеж на востоке Украины. В ответ на это Европейский Союз и США ввели санкции в отношении России. Через несколько месяцев мировые цены на нефть начали резкое снижение и к концу 2014 года упали почти в два раза. Сочетание низких цен на нефть и санкций погрузили Россию в рецессию и создали предпосылки для конфликта с Западом. В то же время такие страны, как Украина, Молдова и Грузия, работают над укреплением своих связей с ЕС и НАТО.

Но теперь положение России может измениться, полагают аналитики Stratfor. Страны бывшего СССР, учитывая политические изменения, произошедшие в Европе и США, вероятно, пересмотрят свои позиции в отношениях с Западом. Так, на президентских выборах, которые прошли 13 ноября в Молдове, победу одержал лидер пророссийской Социалистической партии страны Игорь Додон. И хотя парламент Молдовы и премьер-министр по-прежнему выступают за европейскую интеграцию, Игорь Додон очевидно будет стараться углублять экономические и политические связи с Россией. Грузия также начала смягчать свою позицию в отношении непризнанных республик Абхазии и Южной Осетии, из-за которых Грузии даже пришлось воевать с Россией в 2008 году.

Украина опирается на экономическую и политическую поддержку Запада, который ввел против России санкции за аннексию Крыма и разжигание конфликта на Донбассе. Тем не менее правительство в Киеве не может быть уверено в том, что санкционное давление будет продолжаться, считают в Stratfor. Учитывая продолжающуюся войну на Востоке, в Украине вряд ли будет избран пророссийский лидер, но меняющиеся политические обстоятельства в Европе и США могут заставить Киев пересмотреть свою позицию в отношении Минских соглашений и принять более примирительный подход к переговорам с Россией по поводу ситуации на Донбассе. В то же время Киев может попытаться усилить военное сотрудничество с Польшей и странами Балтии, если члены НАТО, в частности США, сократят свое присутствие в Центральной и Восточной Европе.

В течение следующего года, пока администрация нового президента США будет знакомиться с делами, а раскол в Европейском Союзе продолжит расширяться, Россия может попробовать вернуть себе влияние во многих периферийных государствах бывшего СССР. Правда, вряд ли это влияние будет таким же сильным, как в середине 2000 годов, когда экономика России процветала и ее политическая система не испытывала потрясений. Даже если в 2017 году Запад ослабит свои санкции против Москвы, Соединенные Штаты и НАТО вряд ли откажутся от своих союзников по периферии России.

АпострофДенис Попович

Британский Brexit и раздоры в Европейском Союзе подарили Москве надежду на подрыв единства блока по поводу антироссийских санкций. А победа Дональда Трампа на президентских выборах в США открыла потенциальный путь к потеплению отношений с Россией и, возможно, даже к прекращению санкций Вашингтона в отношении Москвы. Политические изменения в Брюсселе и Вашингтоне могут позволить Кремлю усилить свое влияние на территории бывшего Советского Союза, полагают аналитики частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor. По их мнению, в этой связи Украине, возможно, придется пойти на уступки в вопросе реализации Минских соглашений.

Многие из последних неудач России начались в 2014 году, когда Москва аннексировала Крым и поддержала сепаратистский мятеж на востоке Украины. В ответ на это Европейский Союз и США ввели санкции в отношении России. Через несколько месяцев мировые цены на нефть начали резкое снижение и к концу 2014 года упали почти в два раза. Сочетание низких цен на нефть и санкций погрузили Россию в рецессию и создали предпосылки для конфликта с Западом. В то же время такие страны, как Украина, Молдова и Грузия, работают над укреплением своих связей с ЕС и НАТО.

Но теперь положение России может измениться, полагают аналитики Stratfor. Страны бывшего СССР, учитывая политические изменения, произошедшие в Европе и США, вероятно, пересмотрят свои позиции в отношениях с Западом. Так, на президентских выборах, которые прошли 13 ноября в Молдове, победу одержал лидер пророссийской Социалистической партии страны Игорь Додон. И хотя парламент Молдовы и премьер-министр по-прежнему выступают за европейскую интеграцию, Игорь Додон очевидно будет стараться углублять экономические и политические связи с Россией. Грузия также начала смягчать свою позицию в отношении непризнанных республик Абхазии и Южной Осетии, из-за которых Грузии даже пришлось воевать с Россией в 2008 году.

Украина опирается на экономическую и политическую поддержку Запада, который ввел против России санкции за аннексию Крыма и разжигание конфликта на Донбассе. Тем не менее правительство в Киеве не может быть уверено в том, что санкционное давление будет продолжаться, считают в Stratfor. Учитывая продолжающуюся войну на Востоке, в Украине вряд ли будет избран пророссийский лидер, но меняющиеся политические обстоятельства в Европе и США могут заставить Киев пересмотреть свою позицию в отношении Минских соглашений и принять более примирительный подход к переговорам с Россией по поводу ситуации на Донбассе. В то же время Киев может попытаться усилить военное сотрудничество с Польшей и странами Балтии, если члены НАТО, в частности США, сократят свое присутствие в Центральной и Восточной Европе.

В течение следующего года, пока администрация нового президента США будет знакомиться с делами, а раскол в Европейском Союзе продолжит расширяться, Россия может попробовать вернуть себе влияние во многих периферийных государствах бывшего СССР. Правда, вряд ли это влияние будет таким же сильным, как в середине 2000 годов, когда экономика России процветала и ее политическая система не испытывала потрясений. Даже если в 2017 году Запад ослабит свои санкции против Москвы, Соединенные Штаты и НАТО вряд ли откажутся от своих союзников по периферии России.

Апостроф

Кто войдет в будущую команду нового президента США и что они думают об Украине и миреКто войдет в будущую команду нового президента США и что они думают об Украине и мире

Анастасия Рафал

Пока весь мир отходит от шока по поводу избрания Дональда Трампа новым президентом США, тот уже приступил к формированию своего кабинета. Как пишет издание Politico, «его вероятную администрацию составят представители крупного бизнеса и люди, принимавшие участие в его кампании». «Все они довольно старые, белые, и все мужчины», — троллит будущего президента США сайт nymag.com, называя кабинет Трампа «фестивалем сосисок» (так в США называют сообщества, где нет женщин).

Итак, «клуб джентльменов» может выглядеть следующим образом.

Вице-президент: Майкл Пенс

57-летний Майкл Пенс, губернатор от Индианы, как может показаться, — полная противоположность Трампа. Он не разбрасывается словами, очень сдержанно отзывается о России и 30 лет женат на одной и той же женщине.

Более того, Пенс часто говорит совершенно не то, что говорит Трамп. Более того, даже публично не соглашается со своим «шефом». «Призывы о запрете въезда в США мигрантам, которые исповедуют ислам, очень оскорбительны и неконституциональны, — написал в своем твиттере Пенс после того, как Трамп призвал запретить въезд в США всем мусульманам. — В конституции США предусмотрена свобода вероисповедания, и США не имеют права дискриминировать людей, в зависимости от их вероисповедания».

Вместе с тем, у Пенса есть политический опыт, и связи в конгрессе, где он работает 12 лет. Как пишет издание Der Spiegel, в этом и состоял политический маневр Трампа. Пенс ему нужен для того, чтобы «стать связующим звеном между ним и крайне консервативными республиканцами, у которых с новым американским президентом не слишком много общего. Например, спикер Палаты представителей Конгресса Пол Райан называет себя «большим фанатом Пенса», и вместе с тем он резко критикует Трампа по поводу нашумевшего видео 2005 года, в котором миллиардер позволял себе оскорбительные высказывания в адрес женщин».

При этом, Пенс придерживается крайне консервативных взглядов. В своем родном Иллинойсе губернатор ввел один из самых строгих законов, запрещающих аборты. И подписал закон о религиозной свободе, позволяющий компаниям и заведениям отказывать в обслуживании гомосексуалам. Правда, после вала критики, вынужден был внести правки в документ.

Госсекретарь: Гингрич и все-все-все

Самым вероятным кандидатом на этот пост считается 73-летний Ньют Гингрич, верный сторонник Трампа.

Гингрич — человек довольно известный. В 1995 году журнал Time’s назвал его человеком года. «К лучшему или к худшему, но этот человек навсегда изменил язык и содержание политики, как никто в новейшей истории», — писал о нем редактор Time’s Джеймс Гейнс.

А многие историки до сих пор считают, что Гингрич был самым влиятельным спикером Палаты Представителей Конгресса США (1995-1999). С его именем связана «Республиканская революция-1994» или «Революция Гингрича», когда впервые с 1952 года республиканцы взяли большинство мест в Конгрессе, получив контроль над обеими палатами. Тогда, вместо того, чтобы вести избирательную кампанию в каждом отдельном штате, они сплотились вокруг программы Гингрича «Контракт с Америкой». Документ обещал провести всесторонний аудит Конгресса, сократить численность комиссий на треть, а также принять ряд законов об улучшении создания рабочих мест и заработной платы.

И хотя, как уверяют многие обозреватели, все эти меры не принесли никакой ощутимой пользы, сам Гингрич запомнился многим. Time’s отмечает его «жесткие методы управления» (и связывает это с тем, что Гингрич вырос в семье военного), сумасшедшую энергию и умение идти напролом.

«Гингрич также известен своей любовью распекать оппонентов за аморальное поведение», — пишет Time’s, вспоминая его призывы исключить из партии Чарльза Диггса, демократа из Мичигана, которого уличили в растрате. После он боролся с двумя политиками-демократами, подозреваемыми в связях с несовершеннолетними практикантками Белого дома.

Но звездный час Ньюта Гингрича настал в 1998 году, когда в связях с практикантками (правда, уже совершеннолетними) был уличен президент Билл Клинтон. И именно Гингрич был инициатором его импичмента.

Хотя ничто человеческое не чуждо и самому Ньютону Лерою Макферсону (таково полное имя политика). Впервые он женился в возрасте 19 лет на… своей учительнице геометрии, которой в то время было 26. Спустя 18 лет ушел от нее к другой женщине, а сегодня Гингрич (как, кстати, и его патрон Дональд Трамп) женат третьим браком. Причем, если Трамп старше своей супруги на 24 года, то Гингрич — на 23. Правда, в отличие от Мелании, Каллиста Бисек отнюдь не модель. Она долгое время работала клерком в разных комиссиях Конгресса, а тепер возглавляет «Гингрич Продакшн».

Сообща, супруги выпускают исторические фильмы, книги, передачи, тем более, что Гингрич — историк, и даже одно время преподавал этот предмет в колледже.

Как и надлежит республиканцу, Гингрич придерживается крайне правых взглядов: он против абортов, повышения налогов и увеличения расходов на экологию и социалку.

Гингрич беспощадно критиковал «социалистическую машину Обамы», полагая, что такая политика создает «спрос на нищету». Мол, средний класс обирают, повышая налоги, и раздают эти деньги в виде социальных пособий тем, кто беднее.

Кстати, как и его шеф, Ньют Гигрич, порой, не стесняется в выражениях на грани фола. Так, однажды он сказал, что «только понимая кенийское, антиколониальное поведение… можно понять логику действий Обамы», намекая на расовой и национальное происхождение отца президента США.

Возможная политика в отношении Украины

С украинскими реалиями Гингрич знаком, поскольку часто бывал в Украине, и в последний раз — в 2012 году по приглашению миллиардера Виктора Пинчука. А в интервью «Европейской правде» в сентябре заявил, что «поддержка украинской независимости только на словах, без предоставления надлежащего современного оружия для защиты, является поражением для США. При Трампе все должно быть иначе».

Вместе с тем, в более ранней статье для CNN Гингрич рассуждает о том, как вести себя с Россией и Украиной, он приходит к очень осторожным заключениям. Если коротко, то смысл такой — и Россию с одной стороны надо сдерживать, а с другой — не допускать эскалации, чтобы дело не дошло до войны с РФ.

Приведет этот отрывок полностью:

«Ситуация в Украине гораздо более опасна, чем может показаться. В случае с Россией, мы имеем дел с одной из самых больших стран географически, со страной, которая обладает тысячами единиц ядерного оружия, большим количеством баллистических ракет, и чей лидер, движимый национализмом и имперскими амбициями, не остановиться не перед чем. Лидер, создавший систему, которая позволит ему еще долго оставаться у власти.

В случае с Украиной, мы имеем дело с союзником, который воевал вместе с нами в Ираке и Афганистане, а сегодня оказался перед угрозой завоевания более сильным врагом, против которого ему не выстоять.

В Европе мы имеем дело с континентом, который уже более полувека полагается на США в вопросах обеспечения мира и безопасности. А в случае с США, мы имеем дело с нацией, которая устала от войн после более, чем десятилетия, проведенного в Ираке и Афганистане.

Нам нужна национальная дискуссия о том, какой будет политика. Пока что Обама решил не помогать Украине вооружением: ни наступательного оружия, ни бронежилетов, ни авиационного топлива. Вместо этого в страну-экспортер продукции сельского хозяйства поставили армейские пайки. Вместо поставки вооружения, мы слышим разговоры о санкциях. Но они не могут продлиться долго. Путин — человек жесткий. Он возглавляет очень большую страну с огромными природными ресурсами. Он может нанести столько же убытков соседям, как и они ему. Он может блокировать американские грузы в Афганистан, идущие через Россию. Он может сократить поставки природного газа в Западную Европу. Он имеет право вето в Совете безопасности ООН. Это очень сложная ситуация, и мы сейчас стоим перед двумя большими опасностями. Администрация Обамы делает слишком мало для безопасности, проявляя слабость в отношениях с союзниками, тогда как Россия стремится воссоздать Советскую империю. И делает вещи слишком неумело, что может ввергнуть нас в никому не нужную войну».

Министр обороны и другие звери

Среди других возможных кандидатов на пост Госсекретаря, журналисты также отмечают сенатора от Алабамы Джеффа Сешнса, экс-посла США при ООН Джона Болтона, президента Совета по международным отношениям Ричард Хааса и сенатора от штата Теннеси Роберта Коркера.

Такая же «скамейка игроков» и на пост министра обороны. Но как отмечает сайт militarytimes, Трампу, похоже, больше всех по душе Майк Флинн. Генерал-лейтенант армии США в отставке, директор Разведывательного управления Министерства обороны в 2012-2014 годах, Флинн в прошлом поддерживал демократов, однако в феврале 2016 года примкнул к кампании Трампа в качестве его консультанта.

В интервью немецкому изданию Der Spiegel, опубликованном в «Профиле», Флинн рассказывал весьма интересные вещи:

— Трамп призывает вернуться к одной простой мысли: внешнюю политику нужно выстраивать так, чтобы она служила национальной безопасности США и ничему другому. Он не изоляционист и не предлагает отгородить США от внешнего мира. Его слова часто неправильно понимают.

— Как бы то ни было, в своих выступлениях он настаивает, что другие страны должны заниматься своими собственными проблемами.

— Да, это так. Ведь нельзя, чтобы США приходилось участвовать в разрешении любых проблем в любой точке мира. Избиратели, которые сегодня встают на сторону Трампа, этого больше не хотят. Они разочарованы дрянными решениями последних лет при Джордже Буше-младшем и при Бараке Обаме.

Первое касалось ввода войск в Ирак. Нам внушали, будто причина — в оружии массового уничтожения, которое было у Саддама. На самом деле причина была в реакции на теракты 11 сентября.

А Обама слишком поспешно ушел из Ирака. После восьми лет тяжелых, кровопролитных боев в 2011 году мы наконец одержали победу, но, не закрепив успех, вывели наши войска.

Ливия — это третье катастрофическое решение. Какого черта нас вообще понесло туда? Это было безответственно и опасно. Последствия мы видим сегодня. Страна погрузилась в хаос, и беженцы смогли беспрепятственно садиться в лодки в Мисрате и Триполи.

— Американские консерваторы всегда «продвигали» экспорт демократии и прав человека. С Трампом это останется в прошлом?

— Безусловно, поскольку это неправильно. США слишком долго считали своей задачей внедрение демократии в других странах».

Вместе с тем, как отмечает издание Politico, Флинну понадобится одобрение Конгресса, так как по законам США военный может занимать гражданские посты не ранее, чем через 7 лет после освобождения с должности. «Но даже если Конгресс не освободит Флинна от необходимости следовать этой процедуре, он может стать военным советником Трампа», — пишет издание.

Также среди возможных кандидатов на пост министра обороны называют сенатора от Алабамы Джеффа Сешенса, бывшего советника по вопросам национальной безопасности Стивена Хадли, и бывший сенатор Джим Тэлент.

Господин Тэлэнт, например, человек довольно воинственный. В октябре 2006 года он заявлял, что проголосовал бы за войну в Ираке, даже зная, что у Ирака нет оружия массового поражения. Тэлэнт был против вывода войск из Ирака. И считает, что расходы на оборону должны оставаться на повышенном уровне, даже после того, как все американские войска будут выведены из Ирака и Афганистана.

Министр финансов из «отряда самоубийц»

Единственный кандидат (не считая вице-президента), с которым Трамп уже, похоже, определился, это банкир Стивен Мнучин, который займет пост министра финансов. Долгое время он был партнером в крупнейшем американском инвестиционном банке Goldman Sachs, а в последнее время еще и занимается созданием кино.

Последний фильм, который продюсировал Мнучин, это «Отряд самоубийц». Название весьма характерное. С учетом того, как разделена сама Америка, и какое количество проблем нарастает в мире, правительству Трампа придется столкнуться с нешуточными вызовами.

СтранаАнастасия Рафал

Пока весь мир отходит от шока по поводу избрания Дональда Трампа новым президентом США, тот уже приступил к формированию своего кабинета. Как пишет издание Politico, «его вероятную администрацию составят представители крупного бизнеса и люди, принимавшие участие в его кампании». «Все они довольно старые, белые, и все мужчины», — троллит будущего президента США сайт nymag.com, называя кабинет Трампа «фестивалем сосисок» (так в США называют сообщества, где нет женщин).

Итак, «клуб джентльменов» может выглядеть следующим образом.

Вице-президент: Майкл Пенс

57-летний Майкл Пенс, губернатор от Индианы, как может показаться, — полная противоположность Трампа. Он не разбрасывается словами, очень сдержанно отзывается о России и 30 лет женат на одной и той же женщине.

Более того, Пенс часто говорит совершенно не то, что говорит Трамп. Более того, даже публично не соглашается со своим «шефом». «Призывы о запрете въезда в США мигрантам, которые исповедуют ислам, очень оскорбительны и неконституциональны, — написал в своем твиттере Пенс после того, как Трамп призвал запретить въезд в США всем мусульманам. — В конституции США предусмотрена свобода вероисповедания, и США не имеют права дискриминировать людей, в зависимости от их вероисповедания».

Вместе с тем, у Пенса есть политический опыт, и связи в конгрессе, где он работает 12 лет. Как пишет издание Der Spiegel, в этом и состоял политический маневр Трампа. Пенс ему нужен для того, чтобы «стать связующим звеном между ним и крайне консервативными республиканцами, у которых с новым американским президентом не слишком много общего. Например, спикер Палаты представителей Конгресса Пол Райан называет себя «большим фанатом Пенса», и вместе с тем он резко критикует Трампа по поводу нашумевшего видео 2005 года, в котором миллиардер позволял себе оскорбительные высказывания в адрес женщин».

При этом, Пенс придерживается крайне консервативных взглядов. В своем родном Иллинойсе губернатор ввел один из самых строгих законов, запрещающих аборты. И подписал закон о религиозной свободе, позволяющий компаниям и заведениям отказывать в обслуживании гомосексуалам. Правда, после вала критики, вынужден был внести правки в документ.

Госсекретарь: Гингрич и все-все-все

Самым вероятным кандидатом на этот пост считается 73-летний Ньют Гингрич, верный сторонник Трампа.

Гингрич — человек довольно известный. В 1995 году журнал Time’s назвал его человеком года. «К лучшему или к худшему, но этот человек навсегда изменил язык и содержание политики, как никто в новейшей истории», — писал о нем редактор Time’s Джеймс Гейнс.

А многие историки до сих пор считают, что Гингрич был самым влиятельным спикером Палаты Представителей Конгресса США (1995-1999). С его именем связана «Республиканская революция-1994» или «Революция Гингрича», когда впервые с 1952 года республиканцы взяли большинство мест в Конгрессе, получив контроль над обеими палатами. Тогда, вместо того, чтобы вести избирательную кампанию в каждом отдельном штате, они сплотились вокруг программы Гингрича «Контракт с Америкой». Документ обещал провести всесторонний аудит Конгресса, сократить численность комиссий на треть, а также принять ряд законов об улучшении создания рабочих мест и заработной платы.

И хотя, как уверяют многие обозреватели, все эти меры не принесли никакой ощутимой пользы, сам Гингрич запомнился многим. Time’s отмечает его «жесткие методы управления» (и связывает это с тем, что Гингрич вырос в семье военного), сумасшедшую энергию и умение идти напролом.

«Гингрич также известен своей любовью распекать оппонентов за аморальное поведение», — пишет Time’s, вспоминая его призывы исключить из партии Чарльза Диггса, демократа из Мичигана, которого уличили в растрате. После он боролся с двумя политиками-демократами, подозреваемыми в связях с несовершеннолетними практикантками Белого дома.

Но звездный час Ньюта Гингрича настал в 1998 году, когда в связях с практикантками (правда, уже совершеннолетними) был уличен президент Билл Клинтон. И именно Гингрич был инициатором его импичмента.

Хотя ничто человеческое не чуждо и самому Ньютону Лерою Макферсону (таково полное имя политика). Впервые он женился в возрасте 19 лет на… своей учительнице геометрии, которой в то время было 26. Спустя 18 лет ушел от нее к другой женщине, а сегодня Гингрич (как, кстати, и его патрон Дональд Трамп) женат третьим браком. Причем, если Трамп старше своей супруги на 24 года, то Гингрич — на 23. Правда, в отличие от Мелании, Каллиста Бисек отнюдь не модель. Она долгое время работала клерком в разных комиссиях Конгресса, а тепер возглавляет «Гингрич Продакшн».

Сообща, супруги выпускают исторические фильмы, книги, передачи, тем более, что Гингрич — историк, и даже одно время преподавал этот предмет в колледже.

Как и надлежит республиканцу, Гингрич придерживается крайне правых взглядов: он против абортов, повышения налогов и увеличения расходов на экологию и социалку.

Гингрич беспощадно критиковал «социалистическую машину Обамы», полагая, что такая политика создает «спрос на нищету». Мол, средний класс обирают, повышая налоги, и раздают эти деньги в виде социальных пособий тем, кто беднее.

Кстати, как и его шеф, Ньют Гигрич, порой, не стесняется в выражениях на грани фола. Так, однажды он сказал, что «только понимая кенийское, антиколониальное поведение… можно понять логику действий Обамы», намекая на расовой и национальное происхождение отца президента США.

Возможная политика в отношении Украины

С украинскими реалиями Гингрич знаком, поскольку часто бывал в Украине, и в последний раз — в 2012 году по приглашению миллиардера Виктора Пинчука. А в интервью «Европейской правде» в сентябре заявил, что «поддержка украинской независимости только на словах, без предоставления надлежащего современного оружия для защиты, является поражением для США. При Трампе все должно быть иначе».

Вместе с тем, в более ранней статье для CNN Гингрич рассуждает о том, как вести себя с Россией и Украиной, он приходит к очень осторожным заключениям. Если коротко, то смысл такой — и Россию с одной стороны надо сдерживать, а с другой — не допускать эскалации, чтобы дело не дошло до войны с РФ.

Приведет этот отрывок полностью:

«Ситуация в Украине гораздо более опасна, чем может показаться. В случае с Россией, мы имеем дел с одной из самых больших стран географически, со страной, которая обладает тысячами единиц ядерного оружия, большим количеством баллистических ракет, и чей лидер, движимый национализмом и имперскими амбициями, не остановиться не перед чем. Лидер, создавший систему, которая позволит ему еще долго оставаться у власти.

В случае с Украиной, мы имеем дело с союзником, который воевал вместе с нами в Ираке и Афганистане, а сегодня оказался перед угрозой завоевания более сильным врагом, против которого ему не выстоять.

В Европе мы имеем дело с континентом, который уже более полувека полагается на США в вопросах обеспечения мира и безопасности. А в случае с США, мы имеем дело с нацией, которая устала от войн после более, чем десятилетия, проведенного в Ираке и Афганистане.

Нам нужна национальная дискуссия о том, какой будет политика. Пока что Обама решил не помогать Украине вооружением: ни наступательного оружия, ни бронежилетов, ни авиационного топлива. Вместо этого в страну-экспортер продукции сельского хозяйства поставили армейские пайки. Вместо поставки вооружения, мы слышим разговоры о санкциях. Но они не могут продлиться долго. Путин — человек жесткий. Он возглавляет очень большую страну с огромными природными ресурсами. Он может нанести столько же убытков соседям, как и они ему. Он может блокировать американские грузы в Афганистан, идущие через Россию. Он может сократить поставки природного газа в Западную Европу. Он имеет право вето в Совете безопасности ООН. Это очень сложная ситуация, и мы сейчас стоим перед двумя большими опасностями. Администрация Обамы делает слишком мало для безопасности, проявляя слабость в отношениях с союзниками, тогда как Россия стремится воссоздать Советскую империю. И делает вещи слишком неумело, что может ввергнуть нас в никому не нужную войну».

Министр обороны и другие звери

Среди других возможных кандидатов на пост Госсекретаря, журналисты также отмечают сенатора от Алабамы Джеффа Сешнса, экс-посла США при ООН Джона Болтона, президента Совета по международным отношениям Ричард Хааса и сенатора от штата Теннеси Роберта Коркера.

Такая же «скамейка игроков» и на пост министра обороны. Но как отмечает сайт militarytimes, Трампу, похоже, больше всех по душе Майк Флинн. Генерал-лейтенант армии США в отставке, директор Разведывательного управления Министерства обороны в 2012-2014 годах, Флинн в прошлом поддерживал демократов, однако в феврале 2016 года примкнул к кампании Трампа в качестве его консультанта.

В интервью немецкому изданию Der Spiegel, опубликованном в «Профиле», Флинн рассказывал весьма интересные вещи:

— Трамп призывает вернуться к одной простой мысли: внешнюю политику нужно выстраивать так, чтобы она служила национальной безопасности США и ничему другому. Он не изоляционист и не предлагает отгородить США от внешнего мира. Его слова часто неправильно понимают.

— Как бы то ни было, в своих выступлениях он настаивает, что другие страны должны заниматься своими собственными проблемами.

— Да, это так. Ведь нельзя, чтобы США приходилось участвовать в разрешении любых проблем в любой точке мира. Избиратели, которые сегодня встают на сторону Трампа, этого больше не хотят. Они разочарованы дрянными решениями последних лет при Джордже Буше-младшем и при Бараке Обаме.

Первое касалось ввода войск в Ирак. Нам внушали, будто причина — в оружии массового уничтожения, которое было у Саддама. На самом деле причина была в реакции на теракты 11 сентября.

А Обама слишком поспешно ушел из Ирака. После восьми лет тяжелых, кровопролитных боев в 2011 году мы наконец одержали победу, но, не закрепив успех, вывели наши войска.

Ливия — это третье катастрофическое решение. Какого черта нас вообще понесло туда? Это было безответственно и опасно. Последствия мы видим сегодня. Страна погрузилась в хаос, и беженцы смогли беспрепятственно садиться в лодки в Мисрате и Триполи.

— Американские консерваторы всегда «продвигали» экспорт демократии и прав человека. С Трампом это останется в прошлом?

— Безусловно, поскольку это неправильно. США слишком долго считали своей задачей внедрение демократии в других странах».

Вместе с тем, как отмечает издание Politico, Флинну понадобится одобрение Конгресса, так как по законам США военный может занимать гражданские посты не ранее, чем через 7 лет после освобождения с должности. «Но даже если Конгресс не освободит Флинна от необходимости следовать этой процедуре, он может стать военным советником Трампа», — пишет издание.

Также среди возможных кандидатов на пост министра обороны называют сенатора от Алабамы Джеффа Сешенса, бывшего советника по вопросам национальной безопасности Стивена Хадли, и бывший сенатор Джим Тэлент.

Господин Тэлэнт, например, человек довольно воинственный. В октябре 2006 года он заявлял, что проголосовал бы за войну в Ираке, даже зная, что у Ирака нет оружия массового поражения. Тэлэнт был против вывода войск из Ирака. И считает, что расходы на оборону должны оставаться на повышенном уровне, даже после того, как все американские войска будут выведены из Ирака и Афганистана.

Министр финансов из «отряда самоубийц»

Единственный кандидат (не считая вице-президента), с которым Трамп уже, похоже, определился, это банкир Стивен Мнучин, который займет пост министра финансов. Долгое время он был партнером в крупнейшем американском инвестиционном банке Goldman Sachs, а в последнее время еще и занимается созданием кино.

Последний фильм, который продюсировал Мнучин, это «Отряд самоубийц». Название весьма характерное. С учетом того, как разделена сама Америка, и какое количество проблем нарастает в мире, правительству Трампа придется столкнуться с нешуточными вызовами.

Страна

На выборах в США Киев не на того поставилНа выборах в США Киев не на того поставил

Татьяна Ивженко

Победа Дональда Трампа означает для Украины большую встряску. Спектр прогнозируемых событий – от резкого обострения ситуации на востоке страны в ближайшие месяцы до досрочной смены украинской власти в 2017 году. В Киеве обращают внимание на то, что пришедшая после майдана команда сделала однозначную ставку на победу Хиллари Клинтон и теперь может проиграть вместе с ней.

Хорошие отношения с республиканцами у Михаила Саакашвили, который как раз в день американских выборов усилил свой конфликт с президентом Петром Порошенко. Он впервые акцентировал внимание на том, что сейчас является гражданином Украины и имеет право заниматься в этой стране политикой. Для начала пообещал «вымести» Верховную раду, правительство, администрацию президента – убрать из власти всех, кого днем ранее Саакашвили назвал коррупционерами и бандитами.

Вчера слова Саакашвили воспринимались уже более серьезно. Экс-губернатор выложил в соцсети свою фотографию с Дональдом Трампом, которую подписал: «Знаком с ним более 20 лет, мы дружим… Сильная личность с непредвиденной политикой. Мы должны быть осторожны и организованны более, чем когда-либо».

Руководитель Института украинской политики Константин Бондаренко сказал «НГ», что слова Саакашвили касаются в первую очередь команды Порошенко: «Украинская власть сделала линейную ставку на победу Клинтон. Высокопоставленные чиновники позволяли себе уничижительно отзываться о Трампе (вчера журналисты заметили, что некоторые украинские политики стали удалять старые записи и комментарии в соцсетях. – «НГ»). Ладно бы – заявления. Но была ведь и история с «амбарной книгой» Партии регионов. Этого команда Трампа точно не забудет».

Речь идет о том, что за три месяца до американских выборов в Украине заявили, что в теневой бухгалтерии Партии регионов фигурировали крупные выплаты на имя Пола Манафорта, который до 2013 года консультировал команду президента Виктора Януковича. В момент, когда разгорелся скандал, Манафорт возглавлял предвыборный штаб Трампа. И вынужден был уйти с этого поста в разгар предвыборной кампании. «Сейчас Пол Манафорт рассматривается как кандидат на должность руководителя Американского совета по внешней политике (неправительственного, но чрезвычайно влиятельного аналитического центра при конгрессе США. – «НГ»)», – отметил Бондаренко.

Эксперт сказал, что команду украинской власти, пришедшую после майдана, в Вашингтоне воспринимали как ставленников демократов. И теперь республиканцы на примере Украины могут указать на ошибки предшественников. Подобная ситуация, по словам Бондаренко, была в начале 2000-х. Леонид Кучма, избранный президентом в период правления американского президента-демократа Билла Клинтона, столкнулся с проблемами, как только в США победил республиканец Джордж Буш-младший: «Помните, разгорелся «кольчужный» скандал (о поставках станций радиотехнической разведки «Кольчуга» в Ирак. – «НГ»), «кассетный» скандал (о содержании разговоров в кабинете Леонида Кучмы. – «НГ»)? Затронуло и Альберта Гора (вице-президента США в администрации Билла Клинтона. – «НГ»)… У нас все это привело к акциям «Украина без Кучмы» и вылилось впоследствии в оранжевую революцию…»

Константин Бондаренко считает, что в Украине вскоре возможны серьезные кадровые перестановки: «Уже выстраивается очередь тех, кто готов заглядывать в рот новой американской администрации с заверениями, что они лучше Порошенко и его друзей. Громких отставок избежать вряд ли удастся». В этом контексте в Киеве отмечают, что нейтральные отношения с республиканцами удалось сохранить Юлии Тимошенко и некоторым представителям бывшей Партии регионов Виктора Януковича.

Политолог Петр Олещук в интервью «112 каналу» обратил внимание на то, что Дональд Трамп – успешный бизнесмен. Такие люди зачастую руководствуются не политическими идеями, а интересами выгоды, в том числе политической. «Если ему будет нужно, он подружится хоть с чертом. Задача украинской дипломатии на ближайший период – показать, что интересы Украины важны для США», – считает он.

Бывший глава украинского МИД Владимир Огрызко отметил, что ближайшие месяцы станут переходным периодом. Кроме формирования команды Трамп, по мнению Огрызко, займется предметным изучением списка проблем, касающихся интересов США.

Политический аналитик Тарас Чорновил обратил внимание, что первая речь Трампа после избрания разительно отличалась от его предвыборной риторики. Чорновил, который был знаком с Полом Манафортом в период его работы в Киеве, еще летом заявлял, что этот политтехнолог обычно советует своим клиентам говорить то, что от них хотят в данный момент услышать, и по возможности прямо противопоставлять свои идеи идеям конкурента.

Сейчас Чорновил отметил, что Дональд Трамп поступил именно таким образом: «До последнего дня предвыборной кампании он всех шокировал заявлениями, которые фактически ломали традиции и стандарты американской политики. Все – наперекор Клинтон. И вот в первой речи после победы мы видим нового Трампа, который, как любой другой президент США, готов и намерен защищать американские традиции и стандарты. Что бы он ни говорил до выборов – забудьте. Теперь включаются совершенно другие механизмы американской политики, в которой не один человек все решает и определяет».

«Республиканская партия располагает необходимыми предохранителями и хорошим кадровым потенциалом», – сказал украинским СМИ замглавы украинского Центризбиркома Андрей Магера. Он выразил уверенность, что эти обстоятельства обеспечат Украине поддержку США в будущем.

Вчера утром новый американский посол в Киеве Мари Йованович заверила участников традиционного званого завтрака после ночи выборов, что США «останутся мощным партнером Украины».

Информированный источник «НГ» по этому поводу заметил, что поддержка Украины и поддержка украинской власти – не одно и то же. «Что касается государства, то настоящая позиция демократов и республиканцев проявилась в том, что был разработан (и уже проголосован в палате представителей) законопроект «О поддержке стабильности и демократии в Украине». В нем фактически изложено то, чего может ожидать Украина от США. Это действительно мощная поддержка. И после победы Трампа она может быть более действенной. Демократы осторожничали, ограничивались заявлениями и руководствовались лозунгом «как бы чего не вышло». Обама, как мы знаем, был категорически против предоставления Украине оружия для обороны. В предвыборной программе кандидата-республиканца не было четкого обещания предоставить оружие, там обтекаемо говорилось о «всяческой поддержке Украины». Но это может многое значить. Поставки оружия – отдельный вопрос. Но ведутся переговоры о создании совместных предприятий оборонной промышленности – это даже важнее», – сказал источник.

Эксперты в Киеве отмечают, что новые контуры американской политики по отношению к Украине проявятся не ранее весны. А ближайшее полугодие они считают критически опасным периодом. Политолог Петр Олещук пояснил: «В России могут попытаться взять быка за рога – реализовать агрессивные проекты в отношении Украины. Это означает резкое обострение на востоке. И не только: речь может идти о расширении зоны нестабильности ради повышения ставок на переговорах. Но это приведет к противоположному результату». Он считает, что в таком случае американская администрации вынуждена будет ускорить изучение вопроса о рамках и форматах помощи Украине: «В Вашингтоне, напротив, заинтересованы в том, чтобы как можно скорее урегулировать конфликты, стабилизировать ситуацию в горячих точках», – отметил Олещук.

Тарас Чорновил тоже предостерег украинскую власть о наступающем «времени неопределенности», политической турбулентности: «В России победу Трампа восприняли как свою. Они могут решить, что руки развязаны, можно все… Весной ситуация обязательно обернется в пользу Украины. Но сейчас еще только осень… И команде Порошенко придется начинать с чистого листа».

НезависимаяТатьяна Ивженко

Победа Дональда Трампа означает для Украины большую встряску. Спектр прогнозируемых событий – от резкого обострения ситуации на востоке страны в ближайшие месяцы до досрочной смены украинской власти в 2017 году. В Киеве обращают внимание на то, что пришедшая после майдана команда сделала однозначную ставку на победу Хиллари Клинтон и теперь может проиграть вместе с ней.

Хорошие отношения с республиканцами у Михаила Саакашвили, который как раз в день американских выборов усилил свой конфликт с президентом Петром Порошенко. Он впервые акцентировал внимание на том, что сейчас является гражданином Украины и имеет право заниматься в этой стране политикой. Для начала пообещал «вымести» Верховную раду, правительство, администрацию президента – убрать из власти всех, кого днем ранее Саакашвили назвал коррупционерами и бандитами.

Вчера слова Саакашвили воспринимались уже более серьезно. Экс-губернатор выложил в соцсети свою фотографию с Дональдом Трампом, которую подписал: «Знаком с ним более 20 лет, мы дружим… Сильная личность с непредвиденной политикой. Мы должны быть осторожны и организованны более, чем когда-либо».

Руководитель Института украинской политики Константин Бондаренко сказал «НГ», что слова Саакашвили касаются в первую очередь команды Порошенко: «Украинская власть сделала линейную ставку на победу Клинтон. Высокопоставленные чиновники позволяли себе уничижительно отзываться о Трампе (вчера журналисты заметили, что некоторые украинские политики стали удалять старые записи и комментарии в соцсетях. – «НГ»). Ладно бы – заявления. Но была ведь и история с «амбарной книгой» Партии регионов. Этого команда Трампа точно не забудет».

Речь идет о том, что за три месяца до американских выборов в Украине заявили, что в теневой бухгалтерии Партии регионов фигурировали крупные выплаты на имя Пола Манафорта, который до 2013 года консультировал команду президента Виктора Януковича. В момент, когда разгорелся скандал, Манафорт возглавлял предвыборный штаб Трампа. И вынужден был уйти с этого поста в разгар предвыборной кампании. «Сейчас Пол Манафорт рассматривается как кандидат на должность руководителя Американского совета по внешней политике (неправительственного, но чрезвычайно влиятельного аналитического центра при конгрессе США. – «НГ»)», – отметил Бондаренко.

Эксперт сказал, что команду украинской власти, пришедшую после майдана, в Вашингтоне воспринимали как ставленников демократов. И теперь республиканцы на примере Украины могут указать на ошибки предшественников. Подобная ситуация, по словам Бондаренко, была в начале 2000-х. Леонид Кучма, избранный президентом в период правления американского президента-демократа Билла Клинтона, столкнулся с проблемами, как только в США победил республиканец Джордж Буш-младший: «Помните, разгорелся «кольчужный» скандал (о поставках станций радиотехнической разведки «Кольчуга» в Ирак. – «НГ»), «кассетный» скандал (о содержании разговоров в кабинете Леонида Кучмы. – «НГ»)? Затронуло и Альберта Гора (вице-президента США в администрации Билла Клинтона. – «НГ»)… У нас все это привело к акциям «Украина без Кучмы» и вылилось впоследствии в оранжевую революцию…»

Константин Бондаренко считает, что в Украине вскоре возможны серьезные кадровые перестановки: «Уже выстраивается очередь тех, кто готов заглядывать в рот новой американской администрации с заверениями, что они лучше Порошенко и его друзей. Громких отставок избежать вряд ли удастся». В этом контексте в Киеве отмечают, что нейтральные отношения с республиканцами удалось сохранить Юлии Тимошенко и некоторым представителям бывшей Партии регионов Виктора Януковича.

Политолог Петр Олещук в интервью «112 каналу» обратил внимание на то, что Дональд Трамп – успешный бизнесмен. Такие люди зачастую руководствуются не политическими идеями, а интересами выгоды, в том числе политической. «Если ему будет нужно, он подружится хоть с чертом. Задача украинской дипломатии на ближайший период – показать, что интересы Украины важны для США», – считает он.

Бывший глава украинского МИД Владимир Огрызко отметил, что ближайшие месяцы станут переходным периодом. Кроме формирования команды Трамп, по мнению Огрызко, займется предметным изучением списка проблем, касающихся интересов США.

Политический аналитик Тарас Чорновил обратил внимание, что первая речь Трампа после избрания разительно отличалась от его предвыборной риторики. Чорновил, который был знаком с Полом Манафортом в период его работы в Киеве, еще летом заявлял, что этот политтехнолог обычно советует своим клиентам говорить то, что от них хотят в данный момент услышать, и по возможности прямо противопоставлять свои идеи идеям конкурента.

Сейчас Чорновил отметил, что Дональд Трамп поступил именно таким образом: «До последнего дня предвыборной кампании он всех шокировал заявлениями, которые фактически ломали традиции и стандарты американской политики. Все – наперекор Клинтон. И вот в первой речи после победы мы видим нового Трампа, который, как любой другой президент США, готов и намерен защищать американские традиции и стандарты. Что бы он ни говорил до выборов – забудьте. Теперь включаются совершенно другие механизмы американской политики, в которой не один человек все решает и определяет».

«Республиканская партия располагает необходимыми предохранителями и хорошим кадровым потенциалом», – сказал украинским СМИ замглавы украинского Центризбиркома Андрей Магера. Он выразил уверенность, что эти обстоятельства обеспечат Украине поддержку США в будущем.

Вчера утром новый американский посол в Киеве Мари Йованович заверила участников традиционного званого завтрака после ночи выборов, что США «останутся мощным партнером Украины».

Информированный источник «НГ» по этому поводу заметил, что поддержка Украины и поддержка украинской власти – не одно и то же. «Что касается государства, то настоящая позиция демократов и республиканцев проявилась в том, что был разработан (и уже проголосован в палате представителей) законопроект «О поддержке стабильности и демократии в Украине». В нем фактически изложено то, чего может ожидать Украина от США. Это действительно мощная поддержка. И после победы Трампа она может быть более действенной. Демократы осторожничали, ограничивались заявлениями и руководствовались лозунгом «как бы чего не вышло». Обама, как мы знаем, был категорически против предоставления Украине оружия для обороны. В предвыборной программе кандидата-республиканца не было четкого обещания предоставить оружие, там обтекаемо говорилось о «всяческой поддержке Украины». Но это может многое значить. Поставки оружия – отдельный вопрос. Но ведутся переговоры о создании совместных предприятий оборонной промышленности – это даже важнее», – сказал источник.

Эксперты в Киеве отмечают, что новые контуры американской политики по отношению к Украине проявятся не ранее весны. А ближайшее полугодие они считают критически опасным периодом. Политолог Петр Олещук пояснил: «В России могут попытаться взять быка за рога – реализовать агрессивные проекты в отношении Украины. Это означает резкое обострение на востоке. И не только: речь может идти о расширении зоны нестабильности ради повышения ставок на переговорах. Но это приведет к противоположному результату». Он считает, что в таком случае американская администрации вынуждена будет ускорить изучение вопроса о рамках и форматах помощи Украине: «В Вашингтоне, напротив, заинтересованы в том, чтобы как можно скорее урегулировать конфликты, стабилизировать ситуацию в горячих точках», – отметил Олещук.

Тарас Чорновил тоже предостерег украинскую власть о наступающем «времени неопределенности», политической турбулентности: «В России победу Трампа восприняли как свою. Они могут решить, что руки развязаны, можно все… Весной ситуация обязательно обернется в пользу Украины. Но сейчас еще только осень… И команде Порошенко придется начинать с чистого листа».

Независимая

Победа Трампа доказывает, что США не исключениеПобеда Трампа доказывает, что США не исключение

Леонид Бершидский

Не стоит лить слезы и заламывать руки, дорогие друзья из Соединенных Штатов. То, что произошло в этот вторник, не крах вашей демократии — просто мощный удар по американской исключительности и неуместному высокомерию элит.

Дональд Трамп выиграл, воспользовавшись комбинацией, с начала века доказывающей свою эффективность в Восточной Европе: сочетанием национализма и программы по борьбе с коррупцией.

В одной из гостиниц в пригороде Орландо (штат Флорида) в семь часов вечера во вторник дюжина республиканцев округа Осеола собралась вокруг телевизора, настроенного на Fox News. Они были первыми, кто пришел на мероприятие, объявленное торжеством в честь победы партии — Республиканская партия Осеолы собиралась праздновать несколько скромных побед — но этих людей больше интересовала президентская гонка.

Они дерзко и самонадеянно отзывались о достижениях Трампа. «Он возглавит таблицу», — уверял седой джентльмен в кепке военно-воздушных сил, как только появились первые результаты. Они чокнулись пивными кружками. «Выпьем за стену», — произнесла смуглая женщина, пояснившая, что сама она — иммигрантка из Румынии.

На самом деле эти люди не испытывали той уверенности, которую желали продемонстрировать. По мере того как на экране менялись цифры, выражение их лиц становилось более напряженным, жесты говорили о тревоге. Сторонники Трампа доставали из карманов смартфоны и просматривали различные онлайн-карты выборов, обсуждая пути их кандидата к победе, которая на тот момент по-прежнему не была очевидна.

Через три часа женщина в ковбойской шляпе взобралась на стул и прокричала: «Только что объявили, что Флорида проголосовала за Дональда Трампа!» И она принялась размахивать резиновой маской Хиллари Клинтон в образе ведьмы, как будто это была отрезанная голова кандидатки от демократов. Тут началось безудержное веселье. В конце концов победа партии оказалась настоящей победой.

Многие скажут, что победа Трампа подогревалась расизмом и ксенофобией. Все гораздо сложнее.

В толпе сторонников Трампа в Орландо были не только белые мужчины. За день до этого, консультант Орландо по связям с государственными службами Бертика Кабрера Моррис (Bertica Cabrera Morris), представительница Трампа, сказала мне, что на самом деле республиканцы вовсе не напортачили с латиноамериканским электоратом и могут рассчитывать на большое число голосов в пользу их кандидата. И она оказалась права: в этом зале слышалась и испанская речь. И женщин тоже было достаточно. Было очевидно, что многие латиноамериканцы и женщины не считают слова Трампа, сказанные в их адрес, столь уж оскорбительными.

Разумеется, это лишь отдельные примеры, равно как и тот факт, что во время моих поездок по США в этом году я встречал гораздо больше людей, восторгавшихся Трампом, нежели Клинтон. Но, с другой стороны, есть ли у нас вообще что-то кроме отдельных свидетельств?

Ясно, что большинство социологических центров и экспертов по опросам общественного мнения были настолько не правы, что на все, что они говорили в течение года, можно было не обращать внимания. Я жалею, что у меня не хватило смелости сделать это, в отличие от некоторых людей, которых я знаю — например, адвоката из Лас-Вегаса Роберта Барнса (Robert Barnes), который начиная с праймериз последовательно предсказывал победу Трампа и который теперь заработал сотни тысяч долларов для себя и своих клиентов, которым советовал делать ставки на Трампа у европейских букмекеров. Признаки, которые видел он и другие игроки (многие из которых носят довольно ненаучный характер) оказались более значимыми, чем самонадеянные оценки и казавшиеся авторитетными расчеты социологов, ученых, политтехнологов и опытных комментаторов.

Мне следовало прислушаться к мнению Барнса и десятков простых американцев, которые объясняли мне, почему они предпочли Трампа, а не Клинтон. Лишь немногие из них говорили о ксенофобии. Большинство же было недовольно экономической ситуацией, в частности, ростом стоимости страховки ObamaCare и шаткостью доходов, и все они считали Клинтон коррумпированной. Как сказал вчера один из сторонников Трампа в Орландо: «Я скорее предпочту, чтобы правительством США управляла мафия, чем Хиллари Клинтон: они хотя бы не такие продажные».

Все это должно было донести до меня что-то важное — или, вернее, подтвердить то, что я уже знал по опыту из другой части мира.

Вероятно, Трамп выиграл потому, что к концу своей кампании он был не просто популистом с националистическими взглядами, вроде тех, что в последнее время пользуются все большим успехом в Европе, хотя и не занимают командные высоты. Он также выступил в роли рыцаря-борца с коррупцией. Он искусно воспользовался возможностью, предоставленной ему WikiLeaks, написавшей во вторник вечером в Twitter: «Американский народ не любит коррупцию».

Наибольший успех антикоррупционных партий на выборах наблюдался в Центральной и Восточной Европе, в 2000-е годы они присоединились к правящим коалициям или возглавили их в целом ряде стран: Польше, Словакии, Эстонии, Латвии, Болгарии. Правда, далеко не все они пережили свои вторые, не говоря уже о третьих выборах. Наиболее успешная из них — польская партия «Право и справедливость» (PiS) — правит сегодня страной, поскольку сумела мастерски соединить в своей программе борьбу с коррупцией и националистический популизм.

Такое сочетание также было соблазном для многих постсоветских политиков. Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили оттачивал его после «Революции роз» 2003 года, а затем, когда после значительных перемен в стране его отстранили от власти, принес его на Украину. На этой неделе Саакашвили подал в отставку с поста губернатора Одесской области, чтобы строить сильную партию и бороться на досрочных парламентских выборах. Он объявил о своей отставке, выступив с речью в стиле Трампа, исполненной злопамятства и жалости к себе. Он обвинил коррупцию администрации и кабинета президента Петра Порошенко в собственной неспособности реформировать таможенные и коммунальные службы в регионе. Он заверил, что президент лично поддерживал коррумпированные «криминальные кланы» в Одессе, и пообещал «начать новый этап борьбы».

«Я тот солдат, который идет сколько может, а потом столько, сколько надо, — сказал Саакашвили. — Сколько надо для полной победы, чтоб избавить Украину от этих мразей, от этой коррупционной грязи».

Слушая его выступление, я все ждал, что аудитория начнет скандировать «Drain the swamp», как это делали толпы на недавних митингах Трампа. Правда, украинцы еще могут научиться скандировать по ходу кампании Саакашвили.

Будет смешно, если именно Россия снабжала Трампа «оружием» WikiLeaks. Именно там националист, популист и борец с коррупцией Алексей Навальный, вероятно, является самой сильной фигурой осажденной оппозиции режима. Владимиру Путину не свойственен нативизм, а его близкое окружение, как всем известно, глубоко коррумпировано, и именно он является заклятым врагом националистических антикоррупционных движений в непосредственной близости от России, и он их цель номер один. PiS в Польше тоже настроена против Путина.

Выиграв президентские выборы, отчетливо следуя восточно-европейскому рецепту, Трамп показал, что нет такой уж большой разницы между, скажем, американцами и поляками, или американцами и грузинами. Здесь так же легко воззвать к национальной гордости, связав ее с экономическим дискомфортом, да и американское понимание коррупции очень схоже.

В августе Навальный опубликовал пост, где сравнил с каждым разом все более дорогие резиденции Клинтон с намного более впечатляющими дворцами российских чиновников. Он сделал важное наблюдение, но для избирателя, голосующего против коррупции в Восточной Европе, воспитанного на политике, где за расследованием следует обвинение, Клинтон по-прежнему выглядит коррумпированной. Ее непомерные гонорары на Украине или в Грузии порицались бы как форма мошенничества. Неспособность Клинтон провести четкую границу между благотворительным фондом и частным бизнесом (который подозрительно напоминает лоббизм) запятнала бы ее репутацию в этих странах, вероятно, еще больше, чем в США

Не важно, была ли Клинтон действительно настолько коррумпирована или она в этом отношении была примерно на уровне постсоветских политиков: здесь все дело в оптике. «Если они всю свою жизнь были государственными служащими, то почему они так богаты?» — этот вопрос был бы мощным оружием против них у молодых демократий. На Украине, где националистическая антикоррупционная революция в 2014 году свергла предыдущего президента, этот вопрос поднимается прямо сейчас вслед за кампанией по подаче деклараций о доходах и имуществе, в результате которой оказалось, что местные чиновники припрятали в закромах сотни миллионов долларов наличными.

США никогда не сравнивают с молодыми демократиями Центральной и Восточной Европы, поскольку та самая надменная американская элита, которая в этом году с треском провалилась, испытывала такую гордость за политические традиции США. А когда эти традиции рухнули, некоторым ученым мужам пришлось признать, что они на самом деле не понимают свою страну. «Америка, по сути мы тебя не знали, — написал в своем твиттере экономист Пол Кругман. — Определенно, я недооценивал свою страну».

Пора оставить гордыню. В наиболее важных аспектах США — такая же страна, как и многие другие. Все, что может случиться в другом месте, может произойти и здесь. Трамп тому пример.

BloombergЛеонид Бершидский

Не стоит лить слезы и заламывать руки, дорогие друзья из Соединенных Штатов. То, что произошло в этот вторник, не крах вашей демократии — просто мощный удар по американской исключительности и неуместному высокомерию элит.

Дональд Трамп выиграл, воспользовавшись комбинацией, с начала века доказывающей свою эффективность в Восточной Европе: сочетанием национализма и программы по борьбе с коррупцией.

В одной из гостиниц в пригороде Орландо (штат Флорида) в семь часов вечера во вторник дюжина республиканцев округа Осеола собралась вокруг телевизора, настроенного на Fox News. Они были первыми, кто пришел на мероприятие, объявленное торжеством в честь победы партии — Республиканская партия Осеолы собиралась праздновать несколько скромных побед — но этих людей больше интересовала президентская гонка.

Они дерзко и самонадеянно отзывались о достижениях Трампа. «Он возглавит таблицу», — уверял седой джентльмен в кепке военно-воздушных сил, как только появились первые результаты. Они чокнулись пивными кружками. «Выпьем за стену», — произнесла смуглая женщина, пояснившая, что сама она — иммигрантка из Румынии.

На самом деле эти люди не испытывали той уверенности, которую желали продемонстрировать. По мере того как на экране менялись цифры, выражение их лиц становилось более напряженным, жесты говорили о тревоге. Сторонники Трампа доставали из карманов смартфоны и просматривали различные онлайн-карты выборов, обсуждая пути их кандидата к победе, которая на тот момент по-прежнему не была очевидна.

Через три часа женщина в ковбойской шляпе взобралась на стул и прокричала: «Только что объявили, что Флорида проголосовала за Дональда Трампа!» И она принялась размахивать резиновой маской Хиллари Клинтон в образе ведьмы, как будто это была отрезанная голова кандидатки от демократов. Тут началось безудержное веселье. В конце концов победа партии оказалась настоящей победой.

Многие скажут, что победа Трампа подогревалась расизмом и ксенофобией. Все гораздо сложнее.

В толпе сторонников Трампа в Орландо были не только белые мужчины. За день до этого, консультант Орландо по связям с государственными службами Бертика Кабрера Моррис (Bertica Cabrera Morris), представительница Трампа, сказала мне, что на самом деле республиканцы вовсе не напортачили с латиноамериканским электоратом и могут рассчитывать на большое число голосов в пользу их кандидата. И она оказалась права: в этом зале слышалась и испанская речь. И женщин тоже было достаточно. Было очевидно, что многие латиноамериканцы и женщины не считают слова Трампа, сказанные в их адрес, столь уж оскорбительными.

Разумеется, это лишь отдельные примеры, равно как и тот факт, что во время моих поездок по США в этом году я встречал гораздо больше людей, восторгавшихся Трампом, нежели Клинтон. Но, с другой стороны, есть ли у нас вообще что-то кроме отдельных свидетельств?

Ясно, что большинство социологических центров и экспертов по опросам общественного мнения были настолько не правы, что на все, что они говорили в течение года, можно было не обращать внимания. Я жалею, что у меня не хватило смелости сделать это, в отличие от некоторых людей, которых я знаю — например, адвоката из Лас-Вегаса Роберта Барнса (Robert Barnes), который начиная с праймериз последовательно предсказывал победу Трампа и который теперь заработал сотни тысяч долларов для себя и своих клиентов, которым советовал делать ставки на Трампа у европейских букмекеров. Признаки, которые видел он и другие игроки (многие из которых носят довольно ненаучный характер) оказались более значимыми, чем самонадеянные оценки и казавшиеся авторитетными расчеты социологов, ученых, политтехнологов и опытных комментаторов.

Мне следовало прислушаться к мнению Барнса и десятков простых американцев, которые объясняли мне, почему они предпочли Трампа, а не Клинтон. Лишь немногие из них говорили о ксенофобии. Большинство же было недовольно экономической ситуацией, в частности, ростом стоимости страховки ObamaCare и шаткостью доходов, и все они считали Клинтон коррумпированной. Как сказал вчера один из сторонников Трампа в Орландо: «Я скорее предпочту, чтобы правительством США управляла мафия, чем Хиллари Клинтон: они хотя бы не такие продажные».

Все это должно было донести до меня что-то важное — или, вернее, подтвердить то, что я уже знал по опыту из другой части мира.

Вероятно, Трамп выиграл потому, что к концу своей кампании он был не просто популистом с националистическими взглядами, вроде тех, что в последнее время пользуются все большим успехом в Европе, хотя и не занимают командные высоты. Он также выступил в роли рыцаря-борца с коррупцией. Он искусно воспользовался возможностью, предоставленной ему WikiLeaks, написавшей во вторник вечером в Twitter: «Американский народ не любит коррупцию».

Наибольший успех антикоррупционных партий на выборах наблюдался в Центральной и Восточной Европе, в 2000-е годы они присоединились к правящим коалициям или возглавили их в целом ряде стран: Польше, Словакии, Эстонии, Латвии, Болгарии. Правда, далеко не все они пережили свои вторые, не говоря уже о третьих выборах. Наиболее успешная из них — польская партия «Право и справедливость» (PiS) — правит сегодня страной, поскольку сумела мастерски соединить в своей программе борьбу с коррупцией и националистический популизм.

Такое сочетание также было соблазном для многих постсоветских политиков. Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили оттачивал его после «Революции роз» 2003 года, а затем, когда после значительных перемен в стране его отстранили от власти, принес его на Украину. На этой неделе Саакашвили подал в отставку с поста губернатора Одесской области, чтобы строить сильную партию и бороться на досрочных парламентских выборах. Он объявил о своей отставке, выступив с речью в стиле Трампа, исполненной злопамятства и жалости к себе. Он обвинил коррупцию администрации и кабинета президента Петра Порошенко в собственной неспособности реформировать таможенные и коммунальные службы в регионе. Он заверил, что президент лично поддерживал коррумпированные «криминальные кланы» в Одессе, и пообещал «начать новый этап борьбы».

«Я тот солдат, который идет сколько может, а потом столько, сколько надо, — сказал Саакашвили. — Сколько надо для полной победы, чтоб избавить Украину от этих мразей, от этой коррупционной грязи».

Слушая его выступление, я все ждал, что аудитория начнет скандировать «Drain the swamp», как это делали толпы на недавних митингах Трампа. Правда, украинцы еще могут научиться скандировать по ходу кампании Саакашвили.

Будет смешно, если именно Россия снабжала Трампа «оружием» WikiLeaks. Именно там националист, популист и борец с коррупцией Алексей Навальный, вероятно, является самой сильной фигурой осажденной оппозиции режима. Владимиру Путину не свойственен нативизм, а его близкое окружение, как всем известно, глубоко коррумпировано, и именно он является заклятым врагом националистических антикоррупционных движений в непосредственной близости от России, и он их цель номер один. PiS в Польше тоже настроена против Путина.

Выиграв президентские выборы, отчетливо следуя восточно-европейскому рецепту, Трамп показал, что нет такой уж большой разницы между, скажем, американцами и поляками, или американцами и грузинами. Здесь так же легко воззвать к национальной гордости, связав ее с экономическим дискомфортом, да и американское понимание коррупции очень схоже.

В августе Навальный опубликовал пост, где сравнил с каждым разом все более дорогие резиденции Клинтон с намного более впечатляющими дворцами российских чиновников. Он сделал важное наблюдение, но для избирателя, голосующего против коррупции в Восточной Европе, воспитанного на политике, где за расследованием следует обвинение, Клинтон по-прежнему выглядит коррумпированной. Ее непомерные гонорары на Украине или в Грузии порицались бы как форма мошенничества. Неспособность Клинтон провести четкую границу между благотворительным фондом и частным бизнесом (который подозрительно напоминает лоббизм) запятнала бы ее репутацию в этих странах, вероятно, еще больше, чем в США

Не важно, была ли Клинтон действительно настолько коррумпирована или она в этом отношении была примерно на уровне постсоветских политиков: здесь все дело в оптике. «Если они всю свою жизнь были государственными служащими, то почему они так богаты?» — этот вопрос был бы мощным оружием против них у молодых демократий. На Украине, где националистическая антикоррупционная революция в 2014 году свергла предыдущего президента, этот вопрос поднимается прямо сейчас вслед за кампанией по подаче деклараций о доходах и имуществе, в результате которой оказалось, что местные чиновники припрятали в закромах сотни миллионов долларов наличными.

США никогда не сравнивают с молодыми демократиями Центральной и Восточной Европы, поскольку та самая надменная американская элита, которая в этом году с треском провалилась, испытывала такую гордость за политические традиции США. А когда эти традиции рухнули, некоторым ученым мужам пришлось признать, что они на самом деле не понимают свою страну. «Америка, по сути мы тебя не знали, — написал в своем твиттере экономист Пол Кругман. — Определенно, я недооценивал свою страну».

Пора оставить гордыню. В наиболее важных аспектах США — такая же страна, как и многие другие. Все, что может случиться в другом месте, может произойти и здесь. Трамп тому пример.

Bloomberg

Американская ПравдаАмериканская Правда

Ольга Духнич

Мирослава Гонгадзе, глава украинской службы Голоса Америки, в последние дни предвыборной гонки в США заглядывает в будущее, сравнивая президента Дональда Трампа с президентом Хиллари Клинтон, а затем анализирует риски е-декларирования в Украине

Мирослава Гонгадзе, журналист и вдова основателя политического интернет-издания Украинская правда Георгия Гонгадзе, уже 15 лет живет и работает в США. Почти столько же времени каждый день она рассказывает украинской аудитории Голоса Америки о главных событиях американской жизни, а также является лоббистом Украины в общественных и политических кругах США. Причем в последнее время можно без преувеличения констатировать: Мирослава Гонгадзе сделала успешную карьеру — в прошлом году она возглавила украинскую службу международной вещательной корпорации Голос Америки.

Живя в Вашингтоне, она отлично осведомлена о том, что происходит в Украине: этому способствуют и поездки на родину, и профессиональный интерес. Чувствуя тренды времени, Гонгадзе не избегает резкой критики украинских реалий. Будучи активным блогером с 78 тыс. подписчиков на Фейсбуке, на своей странице она тут же отреагировала на “откровения” украинских чиновников при е-декларировании, назвав их шокирующими. “Масштаб “честно заработанного” поражает”,— написала она.

Впрочем, ее разговор с НВ начался с не менее острой и близкой Гонгадзе темы — президентских выборов в США.

Пять вопросов Мирославе Гонгадзе:

Ваше наибольшее достижение?

Думаю, оно профессионально-личное, но настоящим достижением я считаю нашу победу в Европейском суде по правам человека [суд признал, что государство Украина не защитило право журналиста Георгия Гонгадзе на жизнь], к ней было причастно много людей, но это было определенным прорывом.

Самый большой провал?

На провалах не фокусируюсь, любую ошибку воспринимаю как новую возможность.

На чем вы передвигаетесь по городу?

У меня Fiat 500, купленный в кредит. Этот автомобиль знают все украинцы, которые побывали в гостях Голоса Америки, потому что многих из них я на нем привозила на эфиры.

Какая из недавно прочитанных книг произвела на вас наибольшее впечатление?

Сейчас вот дочитываю Видимо Эстер Кати Петровской в переводе Юрия Прохасько. Это глубокая история, рассказанная изысканным языком.

Кому бы вы никогда не подали руку?

Леониду Кучме.

— По вашему мнению, что ждет Украину в случае прихода к власти Хиллари Клинтон или Дональда Трампа?

— На этих президентских выборах американцам, как никогда ранее, придется выбирать между двумя крайне непопулярными кандидатами с большим количеством скелетов в шкафах. Я не помню выборов, на которых кандидат, пришедший ниоткуда больше года назад, как это сделал Дональд Трамп, получил бы республиканскую номинацию.

Хиллари Клинтон — политик с большим послужным списком, она была первой леди, государственным секретарем, сенатором от штата Нью-Йорк, она хорошо знает наш регион, громко высказывалась в поддержку Украины, была очень критичной в отношении российского вторжения в Украину. В то же время она была частью президентской администрации, которая инициировала политику перезагрузки американско-российских отношений. Конечно, нельзя сказать, что Хиллари Клинтон является идеальной в отношениях с Россией, но позиции Дональда Трампа вызывают еще большее беспокойство.

Он позволяет себе говорить вещи, из‑за которых другие кандидаты давно бы покинули избирательную гонку. При этом его политический рейтинг только растет.

Дональд Трамп не имеет никакого опыта международной дипломатии. Посмотрите на его восхваления Путина, которого он называет сильным лидером, его комментарии, когда он допустил возможность признания аннексии Крыма и снятие санкций с России.

Посмотрите на его советников, таких как Пол Манафорт, хорошо известный в Украине; Картер Пейдж, имеющий связи с Газпромом и выступающий в июле в Москве; Майкл Флинн, бывший глава военной разведки, который вместе с Путиным сидел за праздничным столом, отмечая юбилей Russia Today. Все это говорит о том, что Украине и другим странам в регионе есть о чем беспокоиться, если президентом станет Трамп.

— США в представлении украинцев — это демократия, где один человек на руководящей должности не определяет всю политическую жизнь государства. Республиканская партия США проявляла достаточно сильную поддержку Украине до момента, когда номинацию выиграл Дональд Трамп. Его публичные заявления кардинально другие. Изменились настроения в отношении Украины среди республиканцев?

— С номинацией Трампа в самой партии произошел раскол. Многие лидеры республиканцев отказались поддерживать его и заявляют, что будут голосовать за Клинтон. Позиция Трампа во многом противоречит позиции республиканцев, и в партийном истеблишменте можно часто услышать, что Трамп будто похитил партию, такое рейдерство по‑нашему.

В то же время надо признать, что в США, как оказалось, есть большое количество его сторонников — более 43%, и с ними необходимо считаться. Партийный истеблишмент оказался не готов к такому количеству недовольных в обществе, на эмоциях которых удачно играет Трамп. Поэтому сегодня трудно сказать, какой будет политика Республиканской партии по Украине, если победит Трамп. Неизвестно, станут ли республиканцы в Конгрессе балансировать позиции Трампа или будут вынуждены воплощать его политику. Сегодня все зависит от результатов выборов.

— Каким образом сегодня вопрос Украины отображается в президентской кампании и становится ли он краеугольным камнем в позициях кандидатов?

— Вопрос Украины — нет, но вопрос России — да. Позиция Трампа в отношении Путина обеспокоила не только политическую элиту, но также следственные органы и военных. Клинтон на последних дебатах назвала Трампа марионеткой Путина, обвинив в том, что тот больше доверяет Путину, чем собственной разведке. Вопрос же Украины становится важным именно в контексте российской агрессии в нашей стране. Оба кандидата заявляют, что будут помогать Украине, просто видят эту помощь каждый по‑своему.

— Барак Обама был осторожным президентом и не одобрял радикальных внешнеполитических решений. Есть ли сегодня признаки того, что Хиллари Клинтон как лидер демократов будет проводить более резкую политику?

— Хиллари Клинтон однозначно считают более опытной и жесткой на международной арене. В то же время готова ли она помочь Украине вплоть до предоставления летального оружия — неизвестно. Я имела возможность задать этот вопрос доверенным лицам обоих кандидатов и не услышала однозначного ответа.

— Многие американские эксперты объясняют успех Трампа ростом популистских настроений в стране. В чем, на ваш взгляд, их причина — это проявление глобального тренда или последствия президентского правления Барака Обамы?

— Не думаю, что какой‑то один из этих факторов является определяющим. Как оказалось, в США есть сегмент недовольного населения, как и во многих европейских странах. Это люди, не видящие позитива от экономического оздоровления, которое наблюдается в Соединенных Штатах.

Ирония в том, что американская экономика сейчас в гораздо лучшем состоянии, чем многие европейские. В то же время не все американцы оправились от падения восьмилетней давности. Трамп же популист, и это определенный тренд в мире. Он похож на таких европейских лидеров, как Герт Вилдерс в Нидерландах, Найджел Фарадж в Великобритании, Мари Ле Пен во Франции. Говорят, что если он не выиграет, то собирается создать свой телеканал. И, судя по его поддержке среди населения, своего зрителя он уже нашел.

— В Украине истек срок подачи электронных деклараций госслужащими. Как вы оцениваете результаты декларирования?

— Я считаю электронное декларирование состояния чиновников и законодателей невероятно важным шагом к прозрачности. Страны, которые обязывают своих чиновников обнародовать такого рода информацию, являются, по данным Всемирного банка и других антикоррупционных структур, менее коррумпированными. Треть стран “большой двадцатки” обязывает членов своих правительств и законодателей обнародовать подобную информацию. Более того, Украина в числе немногих стран, которые обязали это сделать чиновников и высшего, и среднего ранга. 43 из 176 стран мира, по данным Всемирного банка, ввели такую систему открытых данных, в том числе страны Балтии, Румыния, Великобритания. В то же время обнародованием данных о богатстве чиновников нельзя ограничиться, следующим должен быть шаг расследования источников полученного имущества.

— Есть ли риск того, что на фоне задекларированных ценностей общественная ситуация ухудшится и может вызвать новый виток конфликта между властью и обществом? Какая реакция общества на результаты декларирования, на ваш взгляд, будет конструктивной?

— Такой риск существует, если после обнародования не будет никаких расследований, объяснений о происхождении имущества, судебных дел, наказаний. Не было тайной, что правящая элита зарабатывает, но объемы задекларированного имущества впечатляют. Декларирование окончательно разоблачило главную проблему страны — тотальную и системную коррупцию. Сегодня Украина воюет на двух фронтах — внешнем с Россией и внутреннем с коррупцией. Но для меня это одна война. Украинский суверенитет очень зависит от преодоления коррупции и обновления политической элиты. Потому что слабой страной легко манипулировать.

Если мы хотим быть суверенной страной, то должны создать правовое государство и справедливое судопроизводство. Также должно произойти что‑то вроде моральной революции — это путь, который прошла каждая страна, которой удалось преодолеть коррупцию. Коррупция есть в каждом обществе, но все начинается с людей, каждый гражданин должен изменить свое отношение к проблеме. Если каждый из нас начнет с себя, перестанет использовать систему и давать взятки — изменения в государстве состоятся.

— Как оценивают процесс электронного декларирования в политических кругах США, неравнодушных к происходящему в Украине?

— На данном этапе его оценивают как обязательный шаг к прозрачности — но только в случае, если за ним будут сделаны другие шаги по реформированию и очистке общества.

— Недавно между вами, депутатом от БПП Сергеем Лещенко и изданием Украинская правда, основателем которого был ваш муж Георгий Гонгадзе, состоялся обмен резкими репликами, касавшимися прав собственности на это интернет-издание. Удалось решить возникшую ситуацию конструктивно?

— Нет, я не вижу ни понимания, ни готовности к конструктивному диалогу с их стороны.

— Однажды вы говорили о намерении вернуться в Украину после того, как ваши дети закончат школьное образование. Ваши планы неизменны?

— Да, но обучение детей очень дорогое, и я должна думать, как покрыть эти расходы. Честным трудом журналиста в США мне не удалось накопить ресурсов, чтобы гарантировать высшее образование детям.

Новое Время

Ольга Духнич

Мирослава Гонгадзе, глава украинской службы Голоса Америки, в последние дни предвыборной гонки в США заглядывает в будущее, сравнивая президента Дональда Трампа с президентом Хиллари Клинтон, а затем анализирует риски е-декларирования в Украине

Мирослава Гонгадзе, журналист и вдова основателя политического интернет-издания Украинская правда Георгия Гонгадзе, уже 15 лет живет и работает в США. Почти столько же времени каждый день она рассказывает украинской аудитории Голоса Америки о главных событиях американской жизни, а также является лоббистом Украины в общественных и политических кругах США. Причем в последнее время можно без преувеличения констатировать: Мирослава Гонгадзе сделала успешную карьеру — в прошлом году она возглавила украинскую службу международной вещательной корпорации Голос Америки.

Живя в Вашингтоне, она отлично осведомлена о том, что происходит в Украине: этому способствуют и поездки на родину, и профессиональный интерес. Чувствуя тренды времени, Гонгадзе не избегает резкой критики украинских реалий. Будучи активным блогером с 78 тыс. подписчиков на Фейсбуке, на своей странице она тут же отреагировала на “откровения” украинских чиновников при е-декларировании, назвав их шокирующими. “Масштаб “честно заработанного” поражает”,— написала она.

Впрочем, ее разговор с НВ начался с не менее острой и близкой Гонгадзе темы — президентских выборов в США.

Пять вопросов Мирославе Гонгадзе:

Ваше наибольшее достижение?

Думаю, оно профессионально-личное, но настоящим достижением я считаю нашу победу в Европейском суде по правам человека [суд признал, что государство Украина не защитило право журналиста Георгия Гонгадзе на жизнь], к ней было причастно много людей, но это было определенным прорывом.

Самый большой провал?

На провалах не фокусируюсь, любую ошибку воспринимаю как новую возможность.

На чем вы передвигаетесь по городу?

У меня Fiat 500, купленный в кредит. Этот автомобиль знают все украинцы, которые побывали в гостях Голоса Америки, потому что многих из них я на нем привозила на эфиры.

Какая из недавно прочитанных книг произвела на вас наибольшее впечатление?

Сейчас вот дочитываю Видимо Эстер Кати Петровской в переводе Юрия Прохасько. Это глубокая история, рассказанная изысканным языком.

Кому бы вы никогда не подали руку?

Леониду Кучме.

— По вашему мнению, что ждет Украину в случае прихода к власти Хиллари Клинтон или Дональда Трампа?

— На этих президентских выборах американцам, как никогда ранее, придется выбирать между двумя крайне непопулярными кандидатами с большим количеством скелетов в шкафах. Я не помню выборов, на которых кандидат, пришедший ниоткуда больше года назад, как это сделал Дональд Трамп, получил бы республиканскую номинацию.

Хиллари Клинтон — политик с большим послужным списком, она была первой леди, государственным секретарем, сенатором от штата Нью-Йорк, она хорошо знает наш регион, громко высказывалась в поддержку Украины, была очень критичной в отношении российского вторжения в Украину. В то же время она была частью президентской администрации, которая инициировала политику перезагрузки американско-российских отношений. Конечно, нельзя сказать, что Хиллари Клинтон является идеальной в отношениях с Россией, но позиции Дональда Трампа вызывают еще большее беспокойство.

Он позволяет себе говорить вещи, из‑за которых другие кандидаты давно бы покинули избирательную гонку. При этом его политический рейтинг только растет.

Дональд Трамп не имеет никакого опыта международной дипломатии. Посмотрите на его восхваления Путина, которого он называет сильным лидером, его комментарии, когда он допустил возможность признания аннексии Крыма и снятие санкций с России.

Посмотрите на его советников, таких как Пол Манафорт, хорошо известный в Украине; Картер Пейдж, имеющий связи с Газпромом и выступающий в июле в Москве; Майкл Флинн, бывший глава военной разведки, который вместе с Путиным сидел за праздничным столом, отмечая юбилей Russia Today. Все это говорит о том, что Украине и другим странам в регионе есть о чем беспокоиться, если президентом станет Трамп.

— США в представлении украинцев — это демократия, где один человек на руководящей должности не определяет всю политическую жизнь государства. Республиканская партия США проявляла достаточно сильную поддержку Украине до момента, когда номинацию выиграл Дональд Трамп. Его публичные заявления кардинально другие. Изменились настроения в отношении Украины среди республиканцев?

— С номинацией Трампа в самой партии произошел раскол. Многие лидеры республиканцев отказались поддерживать его и заявляют, что будут голосовать за Клинтон. Позиция Трампа во многом противоречит позиции республиканцев, и в партийном истеблишменте можно часто услышать, что Трамп будто похитил партию, такое рейдерство по‑нашему.

В то же время надо признать, что в США, как оказалось, есть большое количество его сторонников — более 43%, и с ними необходимо считаться. Партийный истеблишмент оказался не готов к такому количеству недовольных в обществе, на эмоциях которых удачно играет Трамп. Поэтому сегодня трудно сказать, какой будет политика Республиканской партии по Украине, если победит Трамп. Неизвестно, станут ли республиканцы в Конгрессе балансировать позиции Трампа или будут вынуждены воплощать его политику. Сегодня все зависит от результатов выборов.

— Каким образом сегодня вопрос Украины отображается в президентской кампании и становится ли он краеугольным камнем в позициях кандидатов?

— Вопрос Украины — нет, но вопрос России — да. Позиция Трампа в отношении Путина обеспокоила не только политическую элиту, но также следственные органы и военных. Клинтон на последних дебатах назвала Трампа марионеткой Путина, обвинив в том, что тот больше доверяет Путину, чем собственной разведке. Вопрос же Украины становится важным именно в контексте российской агрессии в нашей стране. Оба кандидата заявляют, что будут помогать Украине, просто видят эту помощь каждый по‑своему.

— Барак Обама был осторожным президентом и не одобрял радикальных внешнеполитических решений. Есть ли сегодня признаки того, что Хиллари Клинтон как лидер демократов будет проводить более резкую политику?

— Хиллари Клинтон однозначно считают более опытной и жесткой на международной арене. В то же время готова ли она помочь Украине вплоть до предоставления летального оружия — неизвестно. Я имела возможность задать этот вопрос доверенным лицам обоих кандидатов и не услышала однозначного ответа.

— Многие американские эксперты объясняют успех Трампа ростом популистских настроений в стране. В чем, на ваш взгляд, их причина — это проявление глобального тренда или последствия президентского правления Барака Обамы?

— Не думаю, что какой‑то один из этих факторов является определяющим. Как оказалось, в США есть сегмент недовольного населения, как и во многих европейских странах. Это люди, не видящие позитива от экономического оздоровления, которое наблюдается в Соединенных Штатах.

Ирония в том, что американская экономика сейчас в гораздо лучшем состоянии, чем многие европейские. В то же время не все американцы оправились от падения восьмилетней давности. Трамп же популист, и это определенный тренд в мире. Он похож на таких европейских лидеров, как Герт Вилдерс в Нидерландах, Найджел Фарадж в Великобритании, Мари Ле Пен во Франции. Говорят, что если он не выиграет, то собирается создать свой телеканал. И, судя по его поддержке среди населения, своего зрителя он уже нашел.

— В Украине истек срок подачи электронных деклараций госслужащими. Как вы оцениваете результаты декларирования?

— Я считаю электронное декларирование состояния чиновников и законодателей невероятно важным шагом к прозрачности. Страны, которые обязывают своих чиновников обнародовать такого рода информацию, являются, по данным Всемирного банка и других антикоррупционных структур, менее коррумпированными. Треть стран “большой двадцатки” обязывает членов своих правительств и законодателей обнародовать подобную информацию. Более того, Украина в числе немногих стран, которые обязали это сделать чиновников и высшего, и среднего ранга. 43 из 176 стран мира, по данным Всемирного банка, ввели такую систему открытых данных, в том числе страны Балтии, Румыния, Великобритания. В то же время обнародованием данных о богатстве чиновников нельзя ограничиться, следующим должен быть шаг расследования источников полученного имущества.

— Есть ли риск того, что на фоне задекларированных ценностей общественная ситуация ухудшится и может вызвать новый виток конфликта между властью и обществом? Какая реакция общества на результаты декларирования, на ваш взгляд, будет конструктивной?

— Такой риск существует, если после обнародования не будет никаких расследований, объяснений о происхождении имущества, судебных дел, наказаний. Не было тайной, что правящая элита зарабатывает, но объемы задекларированного имущества впечатляют. Декларирование окончательно разоблачило главную проблему страны — тотальную и системную коррупцию. Сегодня Украина воюет на двух фронтах — внешнем с Россией и внутреннем с коррупцией. Но для меня это одна война. Украинский суверенитет очень зависит от преодоления коррупции и обновления политической элиты. Потому что слабой страной легко манипулировать.

Если мы хотим быть суверенной страной, то должны создать правовое государство и справедливое судопроизводство. Также должно произойти что‑то вроде моральной революции — это путь, который прошла каждая страна, которой удалось преодолеть коррупцию. Коррупция есть в каждом обществе, но все начинается с людей, каждый гражданин должен изменить свое отношение к проблеме. Если каждый из нас начнет с себя, перестанет использовать систему и давать взятки — изменения в государстве состоятся.

— Как оценивают процесс электронного декларирования в политических кругах США, неравнодушных к происходящему в Украине?

— На данном этапе его оценивают как обязательный шаг к прозрачности — но только в случае, если за ним будут сделаны другие шаги по реформированию и очистке общества.

— Недавно между вами, депутатом от БПП Сергеем Лещенко и изданием Украинская правда, основателем которого был ваш муж Георгий Гонгадзе, состоялся обмен резкими репликами, касавшимися прав собственности на это интернет-издание. Удалось решить возникшую ситуацию конструктивно?

— Нет, я не вижу ни понимания, ни готовности к конструктивному диалогу с их стороны.

— Однажды вы говорили о намерении вернуться в Украину после того, как ваши дети закончат школьное образование. Ваши планы неизменны?

— Да, но обучение детей очень дорогое, и я должна думать, как покрыть эти расходы. Честным трудом журналиста в США мне не удалось накопить ресурсов, чтобы гарантировать высшее образование детям.

Новое Время