Саміт напівперемоги: що отримає та що втратить Україна на зустрічі в БрюсселіСаммит полупобеды: что получит и что потеряет Украина на встрече в Брюсселе

Сергій Сидоренко

Уже в пятницу, на итоговых недельных ток-шоу, руководители украинской дипломатии будут убеждать зрителей в успешности саммита Украина-ЕС. Правда, только 3-4 недели назад на закрытых встречах звучала противоположная позиция.

«Сергей, объясни, зачем нам этот саммит? Что мы сможем продемонстрировать в качестве его достижений? Так нужна ли встреча ради самой встречи?» – объяснял автору этих строк один из дипломатов, ответственных за подготовку саммита.

Более того, источники ЕП утверждают, что в начале ноября Украина даже шантажировала Брюссель отменой саммита в случае, если там не решат вопрос безвиза.

Правда, в конце концов Киев отказался от шантажа. А в итоге к 24 ноября стороны подошли с полурешениями.

– Безвиз так и не появился, хотя политическое решение о нем наконец одобрено.

– В ЕС нашли возможность дать Украине деньги «под саммит», хотя основную ожидаемую сумму Киев потеряет. По собственной вине.

– На саммите все же подпишут документы, хотя один из обещанных договоров – о сотрудничестве с Европолом – сорвался накануне встречи.

Но несмотря на все это, саммит Украина-ЕС нельзя называть провальным. Скорее, стоит говорить о завышенных ожиданиях от него.
О том, каких достижений стоит ожидать от встречи «в верхах» и какие возможности мы потеряли – в материале «Европейской правды».

Многострадальный саммит

Нынешняя встреча лидеров Украины и ЕС может войти в историю как самая проблемная за 20 лет наших отношений с Брюсселем.
Даже во времена Януковича саммит не переносили столько раз подряд. Да еще и с публичным анонсированием даты встречи… Сначала ее назначили на 19 мая; впоследствии – на сентябрь (без объявления даты); а уже к середине лета Киев и Брюссель договорились, что сентябрьскую дату называть не будут, потому что стоит отложить опять, на месяц-второй…

Но есть важная деталь.

Если при Януковиче от саммитов отказывался Евросоюз, а в 2012 году встреча вообще была отменена, то сейчас ее откладывали по настоянию Киева.

У Порошенко действительно верили, что к каждой следующей дате смогут решить вопрос безвиза, и президент вернется из Брюсселя в роли победителя.

Но реальность была неумолимой. Весной планы сломал нидерландский референдум. Летом и осенью – последствия Brexit и решение лидеров ЕС о новом «механизме приостановки». К этому прибавились сомнения ряда стран ЕС в том, действительно ли Украина борется с коррупцией.

Перенос саммита на следующий год стал бы демаршем со стороны Киева, ведь проведение ежегодной встречи на высшем уровне является требованием Соглашения об ассоциации. Но несмотря на это, в Киеве всерьез рассматривали возможность отмены саммита. Даже его новую дату, 24 ноября, Брюссель объявил самостоятельно, в то время как в Киеве настаивали, что это лишь «один из вариантов».

Информация о мягком шантаже со стороны Киева – не шутка. Европейские чиновники в начале ноября с удивлением признавались, что получают от администрации президента именно такие сигналы: саммит состоится лишь в том случае, если Брюссель обеспечит одобрение безвизового режима до 24 ноября.

«Новая власть – старые привычки. Они словно не понимают, что требуют невозможного», – поделился с ЕП один из собеседников в ЕС, ответственный за украинское направление.

Так что там с безвизом?

Обещания Порошенко о том, что безвизовый режим «будет одобрен до (подставьте любую дату)», за последние годы стали традиционным поводом для шуток. В том числе – его последние заявления в октябре, когда он сначала пообещал безвизовые поездки еще до саммита, а впоследствии (немного напутав с терминологией) уточнил, что речь идет о решении, которое будет принято до саммита.

Хотя эксперты еще тогда поясняли: обещания Порошенко априори не могут быть выполнены.

Теперь в администрации президента активно распространяют мысль о том, что Порошенко ввели в заблуждение европейские лидеры, которые в октябре пообещали ему безвиз, но не сдержали слова.

ЕП может с уверенностью заявить: в АП говорят неправду.

Автор этих строк еще в октябре, через несколько дней после резонансных заявлений Порошенко, общался с представителями институтов ЕС и получил от них заверения: таких обещаний президенту Украины не давали. Самое распространенное предположение, звучавшее от собеседников – украинский лидер не разобрался в системе принятия решений в ЕС и «додумал» то, что хотел услышать.

Именно поэтому дальнейшие требования со стороны Украины здесь воспринимали по меньшей мере с удивлением.

И все же выход из кризиса был найден (хотя у нас есть основания утверждать, что шантаж АП не помог на этом пути). Как известно, страны-члены ЕС одобрили решение о том, что безвиз для Украины и Грузии заработает одновременно с «механизмом приостановления».

И, что интересно, ни одна страна не проголосовала против этого решения, хотя поговаривают, что некоторые воздержались.

В четверг в Брюсселе не будет определена дата начала безвиза. Источники в руководстве ЕК и Европейского внешнеполитического ведомства, с которыми «Европейская правда» общалась в среду, также отказываются от прогнозов относительно даты, хотя и уверяют, что речь идет о «ближайшем времени». (Подробнее – в публикации «Когда безвиз станет реальным: все о решении Совета ЕС и его последствиях»)

Ключевая проблема – в том, что Совет ЕС и Европарламент не могут поделить полномочия, каждый из этих органов хочет иметь больший вес в утвержденном механизме приостановления безвиза. И Украина не способна повлиять на этот процесс. «Вы, а также Грузия, стали заложниками этого внутриевропейского спора. К сожалению, остается только ждать», – поделился с ЕП европейский чиновник.

600 млн евро, которых не получит Украина

Было бы неправильно сводить результаты саммита лишь к вопросам безвизового режима: это вопрос важный, но точно не ключевой.

Еще весной в Киеве и в Брюсселе уверяли, что среди ключевых причин переноса саммита – то, что Украина не успевает выполнить условия для получения макрофинансовой помощи на сумму 600 млн евро. Мол, если подождать до сентября, Украина точно получит эти деньги, и это станет достойным итогом саммита.

Прошел не только сентябрь, но и ноябрь, а денег до сих пор нет.

И это – не меньшая, а может даже и большая проблема саммита, чем неполученный безвиз. Ведь в этом вопросе Киев имел все рычаги, но просто сорвал выполнение условий получения транша.

Макрофинансовая помощь – это долгосрочный кредит, который Украина получает от европейских финансовых институтов при посредничестве Еврокомиссии. Его процентные ставки и сроки погашения намного выгоднее кредита МВФ, а потому эти деньги для Украины – очень желательны. Но чтобы получить их, Киев должен был выполнить ряд условий. И справился, к сожалению, не со всеми.

Ключевая проблема, которая тянется еще с 2015 года – запрет на экспорт леса-кругляка, введенный вопреки Соглашению об ассоциации.

Украина уже давно обещает ЕС, что соответствующий закон будет изменен, чтобы поставить европейских и украинских производителей в равные условия; правительство не раз признавало, что запрет не стал эффективным, поскольку незаконная вырубка леса как была, так и остается проблемой; специально созданная правительственная группа обсудила, наверное, с десяток различных вариантов решения конфликта.

Но воз и ныне там.

«ЕС надеется, что законопроект об экспорте древесины будет подан в Раду, и, насколько мне известно, в Киеве продолжается активная дискуссия. Но это все, что мы сейчас имеем», – прокомментировал самый проблемный торговый вопрос в отношениях Киева и Брюсселя высокопоставленный чиновник ЕС в разговоре «не под запись».

Проблема леса – одна из двух, мешающих получить транш ЕС.

Второй вопрос, который стал публичным лишь недавно – социальное обеспечение переселенцев, а именно – приостановка выплаты пенсий.

«Речь идет о доступе внутренне перемещенных лиц к социальным выгодам, в том числе о праве на пенсии. Да, есть проблема в том, что некоторые люди на самом деле не являются переселенцами, но претендуют на пенсии. Но это не повод вообще останавливать выплаты тем, у кого есть на них право… Это вопрос политического веса. Если Украина хочет интегрировать Донбасс, без социальных выплат не обойтись», – пояснил собеседник позицию ЕС.

Это – не полный перечень замечаний Брюсселя к Киеву (к примеру, сейчас идет дискуссия также по поводу ветированных президентом экологических законов). Но для получения транша в 600 млн евро достаточно выполнить только эти два пункта, уверяют в Брюсселе.

#перемога на 120 миллионов

К счастью, макрофинансовая поддержка является не единственным направлением, по которому ЕС помогает Украине. Поэтому Киев и Брюссель нашли путь, который позволит объявить об успехе саммита. Пусть даже немного искусственный.

Накануне саммита ЕС объявил, что в рамках встречи будут подписаны четыре документа, а два из них позволят выделить Украине почти 120 млн евро – 15 млн на антикоррупцию и 104 млн на реформу госслужбы.

Источники ЕП, правда, уточняют, что договор о 104 млн евро, скорее всего, не будет подписан.

ЕС просто возьмет на себя такое обязательство, а его документально оформят позднее – до саммита просто не успевают завершить все формальности.

Вместе с тем, именно на этой помощи, которая будет направлена на реформу госслужбы, стоит остановиться подробнее.

Ключевая положительная новость: ЕС наконец выделит деньги на повышение зарплат государственным служащим.

Ключевая негативная (по крайней мере, для большинства госслужащих) – денег хватит далеко не всем, а о тотальном повышении сейчас даже речь не идет.

Переговоры о такой помощи идут более года, с переменным успехом. В конце концов, был выбран путь, который соответствует действующему законодательству.

«Эта сумма поступает в бюджет, и дальше Украина использует эти средства для выполнения программы реформы госслужбы, в частности – в вопросе повышения зарплат до достойного уровня», – рассказал ЕП европейский чиновник, осведомленный о деталях программы помощи.

Собеседник ЕП подчеркнул, что по договоренности с Украиной эксперимент с повышение зарплаты начнется с «команд реформаторов в отдельных министерствах».

«Украина создает команды по поддержке реформ в каждом министерстве, и мы будем помогать таким командам. Будут пилотные министерства – в Минфине, Минагро и Мининфраструктуры начнется эксперимент», – рассказал европейский чиновник.

При этом далеко не все средства из упомянутых 104 миллионов пойдут именно на зарплаты. Значительная часть помощи должна быть направлена на тренинги и повышение квалификационного уровня государственных служащих.

Так #зрада или #перемога?

Соглашение о помощи стало не единственным, которое было анонсировано к саммиту, но, скорее всего, не будет подписано фактически.

Украинские дипломаты, которые занимаются вопросами саммита, сообщают о проблемах с подписанием соглашения о сотрудничестве между Украиной и Европолом – документ не успели подготовить, поэтому он будет подписан позже.

Пока не уточняется, что именно стало причиной срыва в подписании этого документа и кто виноват – Еврокомиссия или украинская сторона (а именно МВД, где европейским направлением с недавних пор заведует скандальный заместитель министра Анастасия Деева). Но можем констатировать, что представители официального Брюсселя еще в среду говорили о подписании соглашения на саммите как о свершившемся факте.

С еще одним документом, подготовленным к подписанию – меморандумом о стратегическом сотрудничестве в сфере энергетики – все по плану, его подпишут в среду.

Но несмотря на форс-мажор с документами, а также на сомнительный успех с получением финансовой помощи и неудачу с безвизом, мы бы не спешили говорить о «зраде».

Саммит-2016 не станет «днем успеха» Украины, но не станет и «днем провала». Таким же рабочим и отнюдь не чрезвычайным был и саммит в апреле 2015 года. И, стоит заметить, такими же рабочими являются большинство саммитов ЕС.

В Украине, где решения до сих пор принимает не государственная система, а лидер, привыкли к «сакрализации» саммитов – бытует мнение, что встреча на высшем уровне должна обязательно принести большой успех. В ЕС подход принципиально иной. Поэтому «рабочие саммиты» будут и в дальнейшем.

А сожалеть надо прежде всего об упущенных возможностях. И вот это – настоящая, а не надуманная проблема саммита 2016 года.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Уже в пятницу, на итоговых недельных ток-шоу, руководители украинской дипломатии будут убеждать зрителей в успешности саммита Украина-ЕС. Правда, только 3-4 недели назад на закрытых встречах звучала противоположная позиция.

«Сергей, объясни, зачем нам этот саммит? Что мы сможем продемонстрировать в качестве его достижений? Так нужна ли встреча ради самой встречи?» – объяснял автору этих строк один из дипломатов, ответственных за подготовку саммита.

Более того, источники ЕП утверждают, что в начале ноября Украина даже шантажировала Брюссель отменой саммита в случае, если там не решат вопрос безвиза.

Правда, в конце концов Киев отказался от шантажа. А в итоге к 24 ноября стороны подошли с полурешениями.

– Безвиз так и не появился, хотя политическое решение о нем наконец одобрено.

– В ЕС нашли возможность дать Украине деньги «под саммит», хотя основную ожидаемую сумму Киев потеряет. По собственной вине.

– На саммите все же подпишут документы, хотя один из обещанных договоров – о сотрудничестве с Европолом – сорвался накануне встречи.

Но несмотря на все это, саммит Украина-ЕС нельзя называть провальным. Скорее, стоит говорить о завышенных ожиданиях от него.
О том, каких достижений стоит ожидать от встречи «в верхах» и какие возможности мы потеряли – в материале «Европейской правды».

Многострадальный саммит

Нынешняя встреча лидеров Украины и ЕС может войти в историю как самая проблемная за 20 лет наших отношений с Брюсселем.
Даже во времена Януковича саммит не переносили столько раз подряд. Да еще и с публичным анонсированием даты встречи… Сначала ее назначили на 19 мая; впоследствии – на сентябрь (без объявления даты); а уже к середине лета Киев и Брюссель договорились, что сентябрьскую дату называть не будут, потому что стоит отложить опять, на месяц-второй…

Но есть важная деталь.

Если при Януковиче от саммитов отказывался Евросоюз, а в 2012 году встреча вообще была отменена, то сейчас ее откладывали по настоянию Киева.

У Порошенко действительно верили, что к каждой следующей дате смогут решить вопрос безвиза, и президент вернется из Брюсселя в роли победителя.

Но реальность была неумолимой. Весной планы сломал нидерландский референдум. Летом и осенью – последствия Brexit и решение лидеров ЕС о новом «механизме приостановки». К этому прибавились сомнения ряда стран ЕС в том, действительно ли Украина борется с коррупцией.

Перенос саммита на следующий год стал бы демаршем со стороны Киева, ведь проведение ежегодной встречи на высшем уровне является требованием Соглашения об ассоциации. Но несмотря на это, в Киеве всерьез рассматривали возможность отмены саммита. Даже его новую дату, 24 ноября, Брюссель объявил самостоятельно, в то время как в Киеве настаивали, что это лишь «один из вариантов».

Информация о мягком шантаже со стороны Киева – не шутка. Европейские чиновники в начале ноября с удивлением признавались, что получают от администрации президента именно такие сигналы: саммит состоится лишь в том случае, если Брюссель обеспечит одобрение безвизового режима до 24 ноября.

«Новая власть – старые привычки. Они словно не понимают, что требуют невозможного», – поделился с ЕП один из собеседников в ЕС, ответственный за украинское направление.

Так что там с безвизом?

Обещания Порошенко о том, что безвизовый режим «будет одобрен до (подставьте любую дату)», за последние годы стали традиционным поводом для шуток. В том числе – его последние заявления в октябре, когда он сначала пообещал безвизовые поездки еще до саммита, а впоследствии (немного напутав с терминологией) уточнил, что речь идет о решении, которое будет принято до саммита.

Хотя эксперты еще тогда поясняли: обещания Порошенко априори не могут быть выполнены.

Теперь в администрации президента активно распространяют мысль о том, что Порошенко ввели в заблуждение европейские лидеры, которые в октябре пообещали ему безвиз, но не сдержали слова.

ЕП может с уверенностью заявить: в АП говорят неправду.

Автор этих строк еще в октябре, через несколько дней после резонансных заявлений Порошенко, общался с представителями институтов ЕС и получил от них заверения: таких обещаний президенту Украины не давали. Самое распространенное предположение, звучавшее от собеседников – украинский лидер не разобрался в системе принятия решений в ЕС и «додумал» то, что хотел услышать.

Именно поэтому дальнейшие требования со стороны Украины здесь воспринимали по меньшей мере с удивлением.

И все же выход из кризиса был найден (хотя у нас есть основания утверждать, что шантаж АП не помог на этом пути). Как известно, страны-члены ЕС одобрили решение о том, что безвиз для Украины и Грузии заработает одновременно с «механизмом приостановления».

И, что интересно, ни одна страна не проголосовала против этого решения, хотя поговаривают, что некоторые воздержались.

В четверг в Брюсселе не будет определена дата начала безвиза. Источники в руководстве ЕК и Европейского внешнеполитического ведомства, с которыми «Европейская правда» общалась в среду, также отказываются от прогнозов относительно даты, хотя и уверяют, что речь идет о «ближайшем времени». (Подробнее – в публикации «Когда безвиз станет реальным: все о решении Совета ЕС и его последствиях»)

Ключевая проблема – в том, что Совет ЕС и Европарламент не могут поделить полномочия, каждый из этих органов хочет иметь больший вес в утвержденном механизме приостановления безвиза. И Украина не способна повлиять на этот процесс. «Вы, а также Грузия, стали заложниками этого внутриевропейского спора. К сожалению, остается только ждать», – поделился с ЕП европейский чиновник.

600 млн евро, которых не получит Украина

Было бы неправильно сводить результаты саммита лишь к вопросам безвизового режима: это вопрос важный, но точно не ключевой.

Еще весной в Киеве и в Брюсселе уверяли, что среди ключевых причин переноса саммита – то, что Украина не успевает выполнить условия для получения макрофинансовой помощи на сумму 600 млн евро. Мол, если подождать до сентября, Украина точно получит эти деньги, и это станет достойным итогом саммита.

Прошел не только сентябрь, но и ноябрь, а денег до сих пор нет.

И это – не меньшая, а может даже и большая проблема саммита, чем неполученный безвиз. Ведь в этом вопросе Киев имел все рычаги, но просто сорвал выполнение условий получения транша.

Макрофинансовая помощь – это долгосрочный кредит, который Украина получает от европейских финансовых институтов при посредничестве Еврокомиссии. Его процентные ставки и сроки погашения намного выгоднее кредита МВФ, а потому эти деньги для Украины – очень желательны. Но чтобы получить их, Киев должен был выполнить ряд условий. И справился, к сожалению, не со всеми.

Ключевая проблема, которая тянется еще с 2015 года – запрет на экспорт леса-кругляка, введенный вопреки Соглашению об ассоциации.

Украина уже давно обещает ЕС, что соответствующий закон будет изменен, чтобы поставить европейских и украинских производителей в равные условия; правительство не раз признавало, что запрет не стал эффективным, поскольку незаконная вырубка леса как была, так и остается проблемой; специально созданная правительственная группа обсудила, наверное, с десяток различных вариантов решения конфликта.

Но воз и ныне там.

«ЕС надеется, что законопроект об экспорте древесины будет подан в Раду, и, насколько мне известно, в Киеве продолжается активная дискуссия. Но это все, что мы сейчас имеем», – прокомментировал самый проблемный торговый вопрос в отношениях Киева и Брюсселя высокопоставленный чиновник ЕС в разговоре «не под запись».

Проблема леса – одна из двух, мешающих получить транш ЕС.

Второй вопрос, который стал публичным лишь недавно – социальное обеспечение переселенцев, а именно – приостановка выплаты пенсий.

«Речь идет о доступе внутренне перемещенных лиц к социальным выгодам, в том числе о праве на пенсии. Да, есть проблема в том, что некоторые люди на самом деле не являются переселенцами, но претендуют на пенсии. Но это не повод вообще останавливать выплаты тем, у кого есть на них право… Это вопрос политического веса. Если Украина хочет интегрировать Донбасс, без социальных выплат не обойтись», – пояснил собеседник позицию ЕС.

Это – не полный перечень замечаний Брюсселя к Киеву (к примеру, сейчас идет дискуссия также по поводу ветированных президентом экологических законов). Но для получения транша в 600 млн евро достаточно выполнить только эти два пункта, уверяют в Брюсселе.

#перемога на 120 миллионов

К счастью, макрофинансовая поддержка является не единственным направлением, по которому ЕС помогает Украине. Поэтому Киев и Брюссель нашли путь, который позволит объявить об успехе саммита. Пусть даже немного искусственный.

Накануне саммита ЕС объявил, что в рамках встречи будут подписаны четыре документа, а два из них позволят выделить Украине почти 120 млн евро – 15 млн на антикоррупцию и 104 млн на реформу госслужбы.

Источники ЕП, правда, уточняют, что договор о 104 млн евро, скорее всего, не будет подписан.

ЕС просто возьмет на себя такое обязательство, а его документально оформят позднее – до саммита просто не успевают завершить все формальности.

Вместе с тем, именно на этой помощи, которая будет направлена на реформу госслужбы, стоит остановиться подробнее.

Ключевая положительная новость: ЕС наконец выделит деньги на повышение зарплат государственным служащим.

Ключевая негативная (по крайней мере, для большинства госслужащих) – денег хватит далеко не всем, а о тотальном повышении сейчас даже речь не идет.

Переговоры о такой помощи идут более года, с переменным успехом. В конце концов, был выбран путь, который соответствует действующему законодательству.

«Эта сумма поступает в бюджет, и дальше Украина использует эти средства для выполнения программы реформы госслужбы, в частности – в вопросе повышения зарплат до достойного уровня», – рассказал ЕП европейский чиновник, осведомленный о деталях программы помощи.

Собеседник ЕП подчеркнул, что по договоренности с Украиной эксперимент с повышение зарплаты начнется с «команд реформаторов в отдельных министерствах».

«Украина создает команды по поддержке реформ в каждом министерстве, и мы будем помогать таким командам. Будут пилотные министерства – в Минфине, Минагро и Мининфраструктуры начнется эксперимент», – рассказал европейский чиновник.

При этом далеко не все средства из упомянутых 104 миллионов пойдут именно на зарплаты. Значительная часть помощи должна быть направлена на тренинги и повышение квалификационного уровня государственных служащих.

Так #зрада или #перемога?

Соглашение о помощи стало не единственным, которое было анонсировано к саммиту, но, скорее всего, не будет подписано фактически.

Украинские дипломаты, которые занимаются вопросами саммита, сообщают о проблемах с подписанием соглашения о сотрудничестве между Украиной и Европолом – документ не успели подготовить, поэтому он будет подписан позже.

Пока не уточняется, что именно стало причиной срыва в подписании этого документа и кто виноват – Еврокомиссия или украинская сторона (а именно МВД, где европейским направлением с недавних пор заведует скандальный заместитель министра Анастасия Деева). Но можем констатировать, что представители официального Брюсселя еще в среду говорили о подписании соглашения на саммите как о свершившемся факте.

С еще одним документом, подготовленным к подписанию – меморандумом о стратегическом сотрудничестве в сфере энергетики – все по плану, его подпишут в среду.

Но несмотря на форс-мажор с документами, а также на сомнительный успех с получением финансовой помощи и неудачу с безвизом, мы бы не спешили говорить о «зраде».

Саммит-2016 не станет «днем успеха» Украины, но не станет и «днем провала». Таким же рабочим и отнюдь не чрезвычайным был и саммит в апреле 2015 года. И, стоит заметить, такими же рабочими являются большинство саммитов ЕС.

В Украине, где решения до сих пор принимает не государственная система, а лидер, привыкли к «сакрализации» саммитов – бытует мнение, что встреча на высшем уровне должна обязательно принести большой успех. В ЕС подход принципиально иной. Поэтому «рабочие саммиты» будут и в дальнейшем.

А сожалеть надо прежде всего об упущенных возможностях. И вот это – настоящая, а не надуманная проблема саммита 2016 года.

Европейская Правда

«Мы не хотим новой холодной войны»: НАТО готовится к военной агрессии России«Мы не хотим новой холодной войны»: НАТО готовится к военной агрессии России

Сергей Сидоренко

Российский вопрос снова вернулся в повестку дня Североатлантического альянса. На главные позиции.

«Проблема РФ» – прямо или косвенно – обсуждалась в течение всего первого дня встречи министров обороны альянса. Именно с нее начинал все свои выступления генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, именно ей была посвящена большая часть заявлений генсека.

Каждый раз он настаивал и повторял: НАТО не делает шаги первым, а лишь «реагирует на действия России».

По четыре повтора слов «оборонительный» и «ответственный», 5 повторов слова «пропорциональный», 9 упоминаний о «диалоге» и 16 употреблений слова «ответ» или «отвечать» – таков словарный фон заявления Йенса Столтенберга по российской тематике лишь за два коротких общения со СМИ и только за один день, в среду. Похожей была его лексика на пресс-конференциях во вторник и в четверг.

Зато действия России упоминались с такими эпитетами, как «самоуверенная» или «непредсказуемая».

В конце концов журналисты начали шутить, что они способны предсказать следующую речь Столтенберга: она точно должна начинаться фразой типа «мы столкнулись с самоуверенными действиями РФ, но ответ альянса является пропорциональным, взвешенным и защитным (или же оборонительным)».

И несмотря на шутки, договоренности, достигнутые в Брюсселе, оказались весьма серьезными.

Балтийский фронт

Собственно, радикально новых сообщений эта встреча не принесла – об усилении «северо-восточного фланга» страны-члены НАТО договорились еще летом.

На июльском саммите альянса в Варшаве было объявлено, что в Литве, Латвии, Эстонии и Польше будут размещены 4 батальона союзников. Нынешняя министерская встреча ставила целью согласовать подробности такого размещения. И эти «детали» оказались более чем весомыми.

Первой новостью стало, конечно, подтверждение планов.

«Балтийские» батальоны будут созданы уже в начале 2017 года, а к лету – полностью укомплектованы.

И самое важное. Это уже является новостью именно нынешней министерской встречи: «4 батальона» не означает «4 страны». Присутствие альянса в Балтике окажется действительно международным. Свои силы для защиты союзников пришлют 16 из 28 стран-членов НАТО. Вместе с принимающими государствами – 19, абсолютное большинство. Это – успех, на который мало кто рассчитывал на саммите.

Такое единство альянса создал сам Кремль. Действия РФ в последние месяцы сплотили «антироссийскую коалицию» и уничтожили аргументы ее противников.

«Рядом с нашей границей активно проводятся маневры, в том числе масштабные учения, которые происходят без предупреждения. Только в течение этого месяца Россия доставила в Калининград ракеты «Искандер», способные нести ядерные заряды, а также приостановила соглашение с США относительно (утилизации) оружейного плутония.

Также РФ продолжает дестабилизировать восточную Украину, оказывая военную и финансовую поддержку сепаратистам», — пояснил Столтенберг.

А посол США при НАТО Дуглас Льют отметил, что альянс до сих пор не знает, не переехали ли в Калининград не только «Искандеры», но и ядерные боеголовки к ним.

И даже если считать, что напряженность в отношениях России и НАТО (тем более с учетом веса США в альянсе) за последние 2,5 года стала в определенной степени привычной, нынешняя «антироссийская встреча» альянса является особой.

Впервые к этому диалогу привлечены два балтийских государства, которые не являются членами НАТО, – Швеция и Финляндия. Как известно, эти страны отказываются от членства в альянсе именно для того, чтобы не раздражать РФ; особенно это касается Финляндии, имеющей протяженную сухопутную границу с РФ. Однако в нынешних условиях они решили присоединиться к разговорамо сдерживании России.

Не холодная война

«НАТО не хочет противостояния с Россией. Нам не нужна новая холодная война, не нужна новая «гонка вооружений». Поэтому действия НАТО являются оборонительными и пропорциональными», — подчеркнул генсек в среду вечером.

О том, что альянс не хочет холодной войны», Столтенберг также заявлял накануне. Да и чиновники стран-союзников регулярно говорят об этом, призывая СМИ не проводить параллели между нынешним обострением и отношениями НАТО-СССР. И в вопросах журналистов все равно время от времени всплывает такая аналогия.

И у первых, и у вторых есть аргументы.

В альянсе подчеркивают, что сейчас нет ничего похожего на отношения советского периода, когда даже создание НАТО имело целью «противодействие советской угрозе», а о сотрудничестве речь не шла в принципе. Теперь альянс каждый раз подчеркивает, что «стремится к партнерству с Москвой» и не рад тому, что «РФ считает альянс противником».

Хотя эти заявления порой кажутся просто несерьезными – это «партнерство» существует только в мечтах и на бумаге.

Заявления об отсутствии гонки вооружений также можно поставить под сомнение, ведь для этого процесса достаточно желания одной стороны. А то, что со стороны России такое желание есть, признает даже Столтенберг.

«В России уже длительное время ведется перевооружение. РФ утроила расходы на оборону и вложила немало средств в новейшее оружие.

Но самое главное – то, что они готовы использовать силу против соседей», — подчеркнул генсек НАТО.

Именно поэтому альянсу приходится действовать.

Несмотря на желание многих стран-членов НАТО «не ссориться с Россией», сейчас в альянсе есть несомненное согласие: Кремль несет опасность.

И хотя страны-союзники официально говорят, что их новые батальоны, усиленное присутствие на востоке, увеличение оборонных бюджетов и создание новой инфраструктуры являются «мерами сдерживания», в то же время признают: нужно быть готовым при необходимости применить это «сдерживание» на практике.

«НАТО не стремится к конфронтации с Россией… Но сигнал очень четкий: нападение на одного из нас будет нападением на весь альянс», – объясняет Столтенберг.

Турецкое Черное море

Руководитель миссии Украины при НАТО перед началом министерской встречи убеждал журналистов, что балтийское усиление альянса добавит безопасности и Украине.

Он прав, но лишь в определенной степени… Так, любые действия по сдерживанию РФ нам на руку. Да, они отвлекают военные и политические ресурсы Кремля, которые в ином случае могли быть направлены на войну в Украине.

Однако более весомо присутствие НАТО рядом с нашими границами. Не на Балтийском море, а на Черном. А с этим было сложно.

Источники свидетельствуют, что Турция до последнего времени блокировала все инициативы о совместном присутствии НАТО в Черном море.

При чем не стоит списывать все только на новый период «дружбы» между Эрдоганом и Путиным, тем более, что эту «дружбу» действительно можно упоминать только в кавычках. Совпадение интересов, just business – да, но взаимные чувства этих лидеров скорее похожи на пренебрежение или даже тихую ненависть.

Для Турции Черное море является особым регионом. Она самостоятельно контролирует Босфор и Дарданеллы и не намерена отдавать хотя бы часть этого контроля кому-либо. Даже альянсу.

Казалось, что переговоры по «черноморским силам НАТО» зашли в тупик – несмотря на желание и просьбы Румынии усилить ее безопасность. Из-за этого Варшавский саммит заявил о балтийских батальонах для сдерживания РФ – но «забыл» о существовании Черного моря.

А потому новость, объявленная в среду вечером, стала действительно сенсационной.

«Мы обсудили прогресс в усилении присутствия НАТО в черноморском регионе, с наземной бригадой под руководством Румынии.

Мы работаем над присутствием в воздухе и на море.

И я рад объявить, что несколько государств заявили о своем желании вложиться в присутствие в черноморском регионе – на земле, на воде и на море,… включительно с Турцией», — заявил генсек НАТО.

Итак, Анкара согласилась. И хотя детали еще необходимо согласовать (ожидается, что их примут в феврале), но решение уже есть.

И аргументы, которые заставили Турцию прислушиваться к другим государствам альянса, не является секретом.

«Кровавый путинский режим»

Этот термин, который чаще всего использует российская оппозиция, вы вряд ли услышите в заявлениях европейских чиновников, и его точно не будет использовать НАТО. А до недавнего времени казалось, что альянс никогда даже не приблизится к использованию таких выражений.

Но времена меняются. Прямая речь генсека НАТО в день министерской встречи:
«Россия возобновила бомбардировки Алеппо, усиливая гуманитарную катастрофу. Мужчины, женщины и дети умирают каждый день из-за позорных нападений (российской армии) на их дома и даже на больницы. Россия должна показать реальные усилия по прекращению насилия… Нападения без разбора должны прекратиться».

Уже похоже, не так ли?

Столь резкие заявления от генсека (а он никогда не скажет и слова, не имея согласия ВСЕХ стран-членов НАТО) – важное изменение в политике альянса.

На самом деле, недавние действия РФ в Сирии стали последней каплей, переполнившей терпение альянса. И именно поэтому даже намека генсека хватило, чтобы остановить намерения относительно заправки российских кораблей в портах Испании и Мальты

Правда, надо быть реалистами: со временем отношения союзников с Путиным могут вновь потеплеть.

Но сейчас мы можем быть уверены: у НАТО есть консенсус для всесторонней поддержки Киева. Поддержки изменений. Поддержки военной реформы. И только от Украины зависит, воспользуемся ли мы историческим шансом.

В то же время, имидж России в альянсе может и ухудшиться, дойдя до привычного украинцам термина: «страна-агрессор»; исключать этого не стоит.

Поэтому НАТО пытается быть готовым и к такому развитию событий. Готовым в военном смысле.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Российский вопрос снова вернулся в повестку дня Североатлантического альянса. На главные позиции.

«Проблема РФ» – прямо или косвенно – обсуждалась в течение всего первого дня встречи министров обороны альянса. Именно с нее начинал все свои выступления генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, именно ей была посвящена большая часть заявлений генсека.

Каждый раз он настаивал и повторял: НАТО не делает шаги первым, а лишь «реагирует на действия России».

По четыре повтора слов «оборонительный» и «ответственный», 5 повторов слова «пропорциональный», 9 упоминаний о «диалоге» и 16 употреблений слова «ответ» или «отвечать» – таков словарный фон заявления Йенса Столтенберга по российской тематике лишь за два коротких общения со СМИ и только за один день, в среду. Похожей была его лексика на пресс-конференциях во вторник и в четверг.

Зато действия России упоминались с такими эпитетами, как «самоуверенная» или «непредсказуемая».

В конце концов журналисты начали шутить, что они способны предсказать следующую речь Столтенберга: она точно должна начинаться фразой типа «мы столкнулись с самоуверенными действиями РФ, но ответ альянса является пропорциональным, взвешенным и защитным (или же оборонительным)».

И несмотря на шутки, договоренности, достигнутые в Брюсселе, оказались весьма серьезными.

Балтийский фронт

Собственно, радикально новых сообщений эта встреча не принесла – об усилении «северо-восточного фланга» страны-члены НАТО договорились еще летом.

На июльском саммите альянса в Варшаве было объявлено, что в Литве, Латвии, Эстонии и Польше будут размещены 4 батальона союзников. Нынешняя министерская встреча ставила целью согласовать подробности такого размещения. И эти «детали» оказались более чем весомыми.

Первой новостью стало, конечно, подтверждение планов.

«Балтийские» батальоны будут созданы уже в начале 2017 года, а к лету – полностью укомплектованы.

И самое важное. Это уже является новостью именно нынешней министерской встречи: «4 батальона» не означает «4 страны». Присутствие альянса в Балтике окажется действительно международным. Свои силы для защиты союзников пришлют 16 из 28 стран-членов НАТО. Вместе с принимающими государствами – 19, абсолютное большинство. Это – успех, на который мало кто рассчитывал на саммите.

Такое единство альянса создал сам Кремль. Действия РФ в последние месяцы сплотили «антироссийскую коалицию» и уничтожили аргументы ее противников.

«Рядом с нашей границей активно проводятся маневры, в том числе масштабные учения, которые происходят без предупреждения. Только в течение этого месяца Россия доставила в Калининград ракеты «Искандер», способные нести ядерные заряды, а также приостановила соглашение с США относительно (утилизации) оружейного плутония.

Также РФ продолжает дестабилизировать восточную Украину, оказывая военную и финансовую поддержку сепаратистам», — пояснил Столтенберг.

А посол США при НАТО Дуглас Льют отметил, что альянс до сих пор не знает, не переехали ли в Калининград не только «Искандеры», но и ядерные боеголовки к ним.

И даже если считать, что напряженность в отношениях России и НАТО (тем более с учетом веса США в альянсе) за последние 2,5 года стала в определенной степени привычной, нынешняя «антироссийская встреча» альянса является особой.

Впервые к этому диалогу привлечены два балтийских государства, которые не являются членами НАТО, – Швеция и Финляндия. Как известно, эти страны отказываются от членства в альянсе именно для того, чтобы не раздражать РФ; особенно это касается Финляндии, имеющей протяженную сухопутную границу с РФ. Однако в нынешних условиях они решили присоединиться к разговорамо сдерживании России.

Не холодная война

«НАТО не хочет противостояния с Россией. Нам не нужна новая холодная война, не нужна новая «гонка вооружений». Поэтому действия НАТО являются оборонительными и пропорциональными», — подчеркнул генсек в среду вечером.

О том, что альянс не хочет холодной войны», Столтенберг также заявлял накануне. Да и чиновники стран-союзников регулярно говорят об этом, призывая СМИ не проводить параллели между нынешним обострением и отношениями НАТО-СССР. И в вопросах журналистов все равно время от времени всплывает такая аналогия.

И у первых, и у вторых есть аргументы.

В альянсе подчеркивают, что сейчас нет ничего похожего на отношения советского периода, когда даже создание НАТО имело целью «противодействие советской угрозе», а о сотрудничестве речь не шла в принципе. Теперь альянс каждый раз подчеркивает, что «стремится к партнерству с Москвой» и не рад тому, что «РФ считает альянс противником».

Хотя эти заявления порой кажутся просто несерьезными – это «партнерство» существует только в мечтах и на бумаге.

Заявления об отсутствии гонки вооружений также можно поставить под сомнение, ведь для этого процесса достаточно желания одной стороны. А то, что со стороны России такое желание есть, признает даже Столтенберг.

«В России уже длительное время ведется перевооружение. РФ утроила расходы на оборону и вложила немало средств в новейшее оружие.

Но самое главное – то, что они готовы использовать силу против соседей», — подчеркнул генсек НАТО.

Именно поэтому альянсу приходится действовать.

Несмотря на желание многих стран-членов НАТО «не ссориться с Россией», сейчас в альянсе есть несомненное согласие: Кремль несет опасность.

И хотя страны-союзники официально говорят, что их новые батальоны, усиленное присутствие на востоке, увеличение оборонных бюджетов и создание новой инфраструктуры являются «мерами сдерживания», в то же время признают: нужно быть готовым при необходимости применить это «сдерживание» на практике.

«НАТО не стремится к конфронтации с Россией… Но сигнал очень четкий: нападение на одного из нас будет нападением на весь альянс», – объясняет Столтенберг.

Турецкое Черное море

Руководитель миссии Украины при НАТО перед началом министерской встречи убеждал журналистов, что балтийское усиление альянса добавит безопасности и Украине.

Он прав, но лишь в определенной степени… Так, любые действия по сдерживанию РФ нам на руку. Да, они отвлекают военные и политические ресурсы Кремля, которые в ином случае могли быть направлены на войну в Украине.

Однако более весомо присутствие НАТО рядом с нашими границами. Не на Балтийском море, а на Черном. А с этим было сложно.

Источники свидетельствуют, что Турция до последнего времени блокировала все инициативы о совместном присутствии НАТО в Черном море.

При чем не стоит списывать все только на новый период «дружбы» между Эрдоганом и Путиным, тем более, что эту «дружбу» действительно можно упоминать только в кавычках. Совпадение интересов, just business – да, но взаимные чувства этих лидеров скорее похожи на пренебрежение или даже тихую ненависть.

Для Турции Черное море является особым регионом. Она самостоятельно контролирует Босфор и Дарданеллы и не намерена отдавать хотя бы часть этого контроля кому-либо. Даже альянсу.

Казалось, что переговоры по «черноморским силам НАТО» зашли в тупик – несмотря на желание и просьбы Румынии усилить ее безопасность. Из-за этого Варшавский саммит заявил о балтийских батальонах для сдерживания РФ – но «забыл» о существовании Черного моря.

А потому новость, объявленная в среду вечером, стала действительно сенсационной.

«Мы обсудили прогресс в усилении присутствия НАТО в черноморском регионе, с наземной бригадой под руководством Румынии.

Мы работаем над присутствием в воздухе и на море.

И я рад объявить, что несколько государств заявили о своем желании вложиться в присутствие в черноморском регионе – на земле, на воде и на море,… включительно с Турцией», — заявил генсек НАТО.

Итак, Анкара согласилась. И хотя детали еще необходимо согласовать (ожидается, что их примут в феврале), но решение уже есть.

И аргументы, которые заставили Турцию прислушиваться к другим государствам альянса, не является секретом.

«Кровавый путинский режим»

Этот термин, который чаще всего использует российская оппозиция, вы вряд ли услышите в заявлениях европейских чиновников, и его точно не будет использовать НАТО. А до недавнего времени казалось, что альянс никогда даже не приблизится к использованию таких выражений.

Но времена меняются. Прямая речь генсека НАТО в день министерской встречи:
«Россия возобновила бомбардировки Алеппо, усиливая гуманитарную катастрофу. Мужчины, женщины и дети умирают каждый день из-за позорных нападений (российской армии) на их дома и даже на больницы. Россия должна показать реальные усилия по прекращению насилия… Нападения без разбора должны прекратиться».

Уже похоже, не так ли?

Столь резкие заявления от генсека (а он никогда не скажет и слова, не имея согласия ВСЕХ стран-членов НАТО) – важное изменение в политике альянса.

На самом деле, недавние действия РФ в Сирии стали последней каплей, переполнившей терпение альянса. И именно поэтому даже намека генсека хватило, чтобы остановить намерения относительно заправки российских кораблей в портах Испании и Мальты

Правда, надо быть реалистами: со временем отношения союзников с Путиным могут вновь потеплеть.

Но сейчас мы можем быть уверены: у НАТО есть консенсус для всесторонней поддержки Киева. Поддержки изменений. Поддержки военной реформы. И только от Украины зависит, воспользуемся ли мы историческим шансом.

В то же время, имидж России в альянсе может и ухудшиться, дойдя до привычного украинцам термина: «страна-агрессор»; исключать этого не стоит.

Поэтому НАТО пытается быть готовым и к такому развитию событий. Готовым в военном смысле.

Европейская Правда

Изменить, но не сорвать. Детали закрытых переговоров с ЕС о е-декларацияхИзменить, но не сорвать. Детали закрытых переговоров с ЕС о е-декларациях

Сергей Сидоренко

На прошлой неделе Европейский Союз направил два срочных письма в Украину.

5 октября датировано письмо посла ЕС Хюга Мингарелли в адрес председателя Верховной рады Андрея Парубия. Дипломат официально предупредил парламент о том, что ему известно о намерениях депутатов сорвать электронное декларирование.

Позже из Брюсселя, за подписями двух комиссаров (комиссара по политике соседства Хана и комиссара по миграции Аврамопулоса, ответственного за безвиз), поступило письмо, адресованное министрам Петренко и Климкину.

Предупреждения – те же самые.

Европейцам известно, что Киев изучает два сценария срыва.

Первый – «техническая неготовность системы» (да, опять, хоть это уже и не смешно). Второй – саботаж госслужащих (и этот вариант уже в действии, о чем – ниже).

К сожалению, ни в администрации президента, ни в парламенте, похоже, так и не поняли, какие тектонические последствия для страны будет иметь срыв электронного декларирования, и до сих пор надеются «обвести вокруг пальца» западных партнеров.

Одновременно продолжаются переговоры с ЕС об изменении законодательства об электронном декларировании. ЕС даже готов пойти на определенные уступки и уже сообщил об этом европейским партнерам, но не готов прерывать для этого «первую волну» декларирования.

Ниже – подробнее о непубличных процессах вокруг электронных деклараций.

Слово дал, слово забрал

Автор этих строк с нетерпением ждал пресс-конференцию нового посла ЕС в Украине Хюга Мингарелли. Интересно было услышать, как посол будет выпутываться из неприятностей, о которых широкая общественность на тот момент еще не знала. Получилось неплохо, но все же не идеально.

И хотя далеко не все дипломатические переговоры стоят того, чтобы раскрывать их в целом, эти имеют особое значение.

Руководитель представительства ЕС в Украине 10 дней назад дал Киеву обещание, которого не имел права давать. И которое, соответственно, не смог выполнить. Словно нарочно, этот прокол касался самого болезненного вопроса – электронного декларирования. Того самого, которое «держит» безвиз, которого требуют МВФ и другие партнеры.

А «неприятность» была создана в конце сентября, во время визита в Киев еврокомиссара Сесилии Мальмстрем. Официально тогда сообщалось о переговорах по вопросам внешней торговли, квот и обновленных торговых преференций для Киева. Но де-факто говорили и о другом.

Именно после ее приезда в парламенте снова получила новую жизнь идея изменения правил электронного декларирования. Помните законопроект Грынива, который стал скандальным, как только появился в Раде? Он предусматривал, что значительная часть данных об имуществе чиновников будет скрыта из общего доступа на сайте НАПК и будет доступна только для правоохранителей.

Сторонники данного проекта утверждали, что ЕС дал согласие на такие изменения, но представительство Евросоюза выступило с категоричным заявлением: нет, никакого согласия не было.

Но означает ли это, что изменений е-декларирования не будет и впредь? На пресс-конференции Мингарелли в понедельник выяснилось: нет, не означает.

Наоборот: ЕС и официальный Киев уже ведут дискуссии о том, какими должны быть эти изменения.

Далее прямая речь посла:
«У нас был откровенный разговор по этому поводу с украинским руководством, включая президента Порошенко, и нас заверили, что украинская власть не намерена ослаблять систему декларирования. И что единственное, что вызывает беспокойство – что декларации будут доступны любому, без ограничений.

Они сказали: «Мы просто будем информировать преступников о том, что у граждан, должностных лиц среднего звена, дома есть такие-то ювелирные украшения или еще что-то. Мы прокладываем дорогу для криминальной активности». Поэтому они сказали, что будет предоставлен полный доступ к электронным декларациям для правоохранительных органов, но будут ограничения на определенные типы информации для общественности…

Сейчас мы обсуждаем такие предложения с украинским руководством».

Так что же происходит? ЕС поддерживает изменения или исключает их? И почему правительство и некоторые депутаты утверждали, что согласие со стороны Евросоюза было?

Как выяснила «Европейская правда», согласие действительно было. Дал его лично Мингарелли. Вот только не имел на это права.

Источники в Киеве и Брюсселе помогли восстановить ход проблемной беседы, которая состоялась в четверг, 29 сентября, во время встречи Мальмстрем и вице-премьера Климпуш-Цинцадзе. Речь идет не об общении тет-а-тет, а о переговорах делегаций, в которых принимали участие по меньшей мере 10 человек.

Украинская сторона, как говорят, сама затронула вопрос изменений системы электронных деклараций и сначала получила категорически негативную реакцию: мол, ослабление требований к декларированию недопустимо, поэтому – никаких изменений ни при каких обстоятельствах.

Представители правительства при этом заверили, что не будут уменьшать требования к декларированию, а хотят лишь «обезопаситься от грабителей».

Достаточно быстро пришли к компромиссу: Рада принимает проект изменений в е-декларирование одним голосованием, и в первом чтении и в целом, чтобы в документе не осталось никаких дополнительных изменений.

Именно тогда Мингарелли дал согласие на этот вариант. «В этом случае с нашей стороны не будет никаких заявлений с критикой проекта», – заверил он.

А когда спустя три дня такое заявление появилось, в Кабмине это (вполне естественно) восприняли как предательство договоренностей. И как личное оскорбление.

Из-за этого минувшая неделя стала, пожалуй, наиболее острой в отношениях нынешнего правительства и Евросоюза, хотя это и не было заметно большинству. Состоялось несколько встреч и телефонных разговоров чиновников и Мингарелли; он, как говорят, попытался переложить вину на подчиненных и несколько раз пообещал Киеву уточнить позицию.

Уточнение от ЕС действительно появилось, еще в прошлый вторник. В представительстве подчеркнули, что их слова о «несогласии с проектом» касаются конкретного законопроекта Грынива, а не идеи в целом. Вот только для того, чтобы понять суть этого заявления, читатель должен знать все детали конфликта.

Так будут ли изменения?

На самом деле, конечно же, речь идет отнюдь не об ошибке представительства ЕС. Для Брюсселя вопрос е-деклараций — пожалуй, самая чувствительная тема, связанная с Украиной.

Эксперты ЕС – и в посольстве в Киеве, и в Еврокомиссии – могут показать пачку обращений украинских активистов и даже депутатов с просьбой любой ценой препятствовать изменениям закона «О предотвращении коррупции» (который устанавливает правила электронного декларирования).

А посол Мингарелли, когда дал на них согласие, нарушил официальную линию Брюсселя, и поэтому впоследствии был вынужден сделать шаг назад.

Однако это никоим образом не ставит точку на идее внесения изменений в закон. И заявление Мингарелли на пресс-конференции 10 октября стало дополнительным подтверждением этого.

На данный момент ЕС определил несколько красных линий. Именно о них говорится в письмах, направленных в Киев, о которых мы упомянули в начале.

Во-первых, никаких изменений в закон до конца октября, то есть до того момента, когда завершится «первая волна» декларирования доходов высшими должностными лицами. С этой позицией ЕС можно спорить, и правительство это делает, но безуспешно.

Во-вторых, Запад категорически против ослабления уголовной ответственности для тех, кто подал «ложную декларацию». Именно это подчеркивается и в письме на имя Парубия, и в правительственном письме от имени комиссаров.

В-третьих, ЕС не готов даже обсуждать возможность того, что Рада уменьшит объем декларируемой информации. Это – принципиальный момент. Даже намеки на такую возможность невероятно раздражают как европейцев, так и, к слову, американцев.

Следовательно, пространство для изменений остается достаточно узким, но оно есть. И именно по нему сейчас ведутся переговоры. Представители правительства и парламента лоббируют возможность того, чтобы часть декларируемых данных не выкладывалась в публичный доступ.

Самое известное объяснение (и оно действительно имеет смысл) – сейчас чиновник должен декларировать наличные отдельно от банковских вкладов. Причем эта норма со следующего года будет распространяться не только на топ-политиков, но и на мелких местных чиновников. И если депутат местного совета где-то в Знаменском районе будет вынужден написать, что он держит дома 150 тысяч гривен, то шансы на ограбление этого депутата действительно возрастут.

Не потребуется даже искать в реестрах сведения о доме этого депутата – в таких случаях его адрес обычно знают все местные жители.

Другой пример, который и мы, и делегация ЕС услышали от одного из украинских чиновников, принимавших участие в тех же переговорах с Мальмстрем: «Представьте, что гражданин Иванов дарит мне кольцо с бриллиантом. Я должна задекларировать его, сообщив персональные данные Иванова. Иначе становлюсь уголовным нарушителем. Но согласен ли Иванов, чтобы я на весь мир сообщала, что именно он сделал мне подарок? Почему недостаточно, чтобы об этом знали только в НАБУ?»

Собственно, из-за таких примеров идея об изменениях в закон в конце концов получила поддержку ЕС. Пока – осторожную поддержку. Вот только есть проблема: одновременно ЕС начал получать данные о том, что в Киеве на самом верху вернулись к идее срыва электронного декларирования в целом.

Две технологии срыва

Новые креативные идеи Киева ставят под сомнение все предыдущие договоренности. А если их воплотят в жизнь – будут разрушены не только эти договоренности, но и отношения Украина-ЕС в целом.

Исходя из писем в адрес Парубия, Петренко и Климкина, именно этот сигнал сейчас пытаются донести до Киева европейские партнеры. Причем послание спикеру Верховной рады заканчивается просьбой, чтобы он донес этот сигнал до всех лидеров фракций.

Если до недавнего времени наиболее вероятным считали срыв декларирования через изменения в закон, то теперь в работе – другие технологии. Накрепко переплетенные друг с другом.

Первый путь – технологический срыв. И Госспецсвязь, которая никак не может объяснить, когда система полноценно заработает, и постоянно вносит изменения программного продукта, здесь очень кстати.

Второй путь называется «саботаж». Его логика проста. Невозможно наказать всех, не так ли? Поэтому в случае, если никто не подаст декларацию, никто и не будет наказан.

Обратите внимание: в системе до сих пор отсутствует декларация Порошенко.

Хотя, казалось бы, чего бояться ему, бизнесмену с официальным миллиардным состоянием?

И этот факт заметили не только мы. Один из европейских чиновников, с которым мы говорили на условиях анонимности, привел его в качестве одного из наиболее серьезных поводов для беспокойства: «Если бы президент действительно искренне хотел запуска системы е-декларирования, он должен был бы подать пример. Сейчас становится все больше вопросов, не сознательно ли он затягивает процесс. Конечно, Порошенко вряд ли пойдет на открытый конфликт и проигнорирует систему декларирования, но если он сделает это в последние дни – это будет очень красноречивый сигнал».

Но дело не только в президенте.

Премьер Гройсман во вторник поручил всем министрам не позднее 31 октября подать свои декларации (и это, кстати, ошибка, ведь крайний срок – 30 октября). Но где декларация самого Гройсмана? Где декларации других топ-министров?

Да и в парламенте ситуация не намного лучше.

Сейчас известно о трех декларациях депутатов. Только о трех!!! Чего ждут другие?

В первой волне декларирования должны подать свои декларации 45-50 тысяч чиновников (по разным оценкам цифры несколько отличаются). Период декларирования продолжается 60 дней, до его завершения остается менее 18 суток, но сейчас в системе – чуть больше 5000 ежегодных деклараций.

Неделю назад, в предыдущем материале на эту тему, мы уже писали о ключевой технологической опасности (см. публикацию «Три недели до проблем – новые угрозы для электронного декларирования»).

Пока неизвестно, выдержит ли система пиковую нагрузку, если все чиновники бросятся подавать декларации в последние дни. А поскольку для сторонников идеи отсрочки е-декларирования падение системы станет настоящим подарком, то ли нет у них мотива «подтолкнуть» систему к падению?

Последние изменения в системе лишь помогают на этом пути. Как известно, во вторник внефракционный депутат Остап Еднак, один из трех, внесших декларацию в систему, заявил, что та «несанкционированно изменилась после подачи».

Как впоследствии выяснилось, на самом деле речь шла не об изменениях, а о технической ошибке – во время очередной правки системы отображения программисты сделали ошибку, из-за которой у всех в декларациях исчезли данные о членстве в общественных объединениях (хотя в базе эти данные были).

То, что Госспецсвязь вообще не должна ежедневно править систему, которая получила сертификат защиты информации – отдельный вопрос, сейчас не об этом. Данную ошибку оперативно исправили. Но этот инцидент точно не укрепил доверие к системе е-декларирования.

Но вернемся к письмам, которые поступили в Раду и в правительство из Брюсселя за последнюю неделю. Тональность этих документов (особенно обращение к правительству) не оставляет сомнений: для ЕС это – действительно определяющий вопрос.

Цель письма – напомнить Киеву, что есть красные линии, которые категорически недопустимо переступать.

И антикоррупция (в переписке упоминается об атаках не только на е-декларации, а также о попытке Луценко ограничить полномочия НАБУ) – это ключевая сфера, где прочерчены такие красные линии.

«Напомним, что успех системы (е-декларирования) измеряется не формальным запуском, а эффективной и бесперебойной работой. И постоянные проблемы в доступе к этой системе необходимо решить», – написал, в частности, посол Мингарелли.

Остается надеяться, что в этот раз Киев наконец-то услышит Брюссель.

И, кстати, разорвать замкнутый круг может каждый депутат. Достаточно подать декларацию – как того требует закон. Не дожидаясь отмашки (или, может, даже вопреки воле) руководителя фракции. Ведь сейчас – время для сильных шагов. На кону – очень многое.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

На прошлой неделе Европейский Союз направил два срочных письма в Украину.

5 октября датировано письмо посла ЕС Хюга Мингарелли в адрес председателя Верховной рады Андрея Парубия. Дипломат официально предупредил парламент о том, что ему известно о намерениях депутатов сорвать электронное декларирование.

Позже из Брюсселя, за подписями двух комиссаров (комиссара по политике соседства Хана и комиссара по миграции Аврамопулоса, ответственного за безвиз), поступило письмо, адресованное министрам Петренко и Климкину.

Предупреждения – те же самые.

Европейцам известно, что Киев изучает два сценария срыва.

Первый – «техническая неготовность системы» (да, опять, хоть это уже и не смешно). Второй – саботаж госслужащих (и этот вариант уже в действии, о чем – ниже).

К сожалению, ни в администрации президента, ни в парламенте, похоже, так и не поняли, какие тектонические последствия для страны будет иметь срыв электронного декларирования, и до сих пор надеются «обвести вокруг пальца» западных партнеров.

Одновременно продолжаются переговоры с ЕС об изменении законодательства об электронном декларировании. ЕС даже готов пойти на определенные уступки и уже сообщил об этом европейским партнерам, но не готов прерывать для этого «первую волну» декларирования.

Ниже – подробнее о непубличных процессах вокруг электронных деклараций.

Слово дал, слово забрал

Автор этих строк с нетерпением ждал пресс-конференцию нового посла ЕС в Украине Хюга Мингарелли. Интересно было услышать, как посол будет выпутываться из неприятностей, о которых широкая общественность на тот момент еще не знала. Получилось неплохо, но все же не идеально.

И хотя далеко не все дипломатические переговоры стоят того, чтобы раскрывать их в целом, эти имеют особое значение.

Руководитель представительства ЕС в Украине 10 дней назад дал Киеву обещание, которого не имел права давать. И которое, соответственно, не смог выполнить. Словно нарочно, этот прокол касался самого болезненного вопроса – электронного декларирования. Того самого, которое «держит» безвиз, которого требуют МВФ и другие партнеры.

А «неприятность» была создана в конце сентября, во время визита в Киев еврокомиссара Сесилии Мальмстрем. Официально тогда сообщалось о переговорах по вопросам внешней торговли, квот и обновленных торговых преференций для Киева. Но де-факто говорили и о другом.

Именно после ее приезда в парламенте снова получила новую жизнь идея изменения правил электронного декларирования. Помните законопроект Грынива, который стал скандальным, как только появился в Раде? Он предусматривал, что значительная часть данных об имуществе чиновников будет скрыта из общего доступа на сайте НАПК и будет доступна только для правоохранителей.

Сторонники данного проекта утверждали, что ЕС дал согласие на такие изменения, но представительство Евросоюза выступило с категоричным заявлением: нет, никакого согласия не было.

Но означает ли это, что изменений е-декларирования не будет и впредь? На пресс-конференции Мингарелли в понедельник выяснилось: нет, не означает.

Наоборот: ЕС и официальный Киев уже ведут дискуссии о том, какими должны быть эти изменения.

Далее прямая речь посла:
«У нас был откровенный разговор по этому поводу с украинским руководством, включая президента Порошенко, и нас заверили, что украинская власть не намерена ослаблять систему декларирования. И что единственное, что вызывает беспокойство – что декларации будут доступны любому, без ограничений.

Они сказали: «Мы просто будем информировать преступников о том, что у граждан, должностных лиц среднего звена, дома есть такие-то ювелирные украшения или еще что-то. Мы прокладываем дорогу для криминальной активности». Поэтому они сказали, что будет предоставлен полный доступ к электронным декларациям для правоохранительных органов, но будут ограничения на определенные типы информации для общественности…

Сейчас мы обсуждаем такие предложения с украинским руководством».

Так что же происходит? ЕС поддерживает изменения или исключает их? И почему правительство и некоторые депутаты утверждали, что согласие со стороны Евросоюза было?

Как выяснила «Европейская правда», согласие действительно было. Дал его лично Мингарелли. Вот только не имел на это права.

Источники в Киеве и Брюсселе помогли восстановить ход проблемной беседы, которая состоялась в четверг, 29 сентября, во время встречи Мальмстрем и вице-премьера Климпуш-Цинцадзе. Речь идет не об общении тет-а-тет, а о переговорах делегаций, в которых принимали участие по меньшей мере 10 человек.

Украинская сторона, как говорят, сама затронула вопрос изменений системы электронных деклараций и сначала получила категорически негативную реакцию: мол, ослабление требований к декларированию недопустимо, поэтому – никаких изменений ни при каких обстоятельствах.

Представители правительства при этом заверили, что не будут уменьшать требования к декларированию, а хотят лишь «обезопаситься от грабителей».

Достаточно быстро пришли к компромиссу: Рада принимает проект изменений в е-декларирование одним голосованием, и в первом чтении и в целом, чтобы в документе не осталось никаких дополнительных изменений.

Именно тогда Мингарелли дал согласие на этот вариант. «В этом случае с нашей стороны не будет никаких заявлений с критикой проекта», – заверил он.

А когда спустя три дня такое заявление появилось, в Кабмине это (вполне естественно) восприняли как предательство договоренностей. И как личное оскорбление.

Из-за этого минувшая неделя стала, пожалуй, наиболее острой в отношениях нынешнего правительства и Евросоюза, хотя это и не было заметно большинству. Состоялось несколько встреч и телефонных разговоров чиновников и Мингарелли; он, как говорят, попытался переложить вину на подчиненных и несколько раз пообещал Киеву уточнить позицию.

Уточнение от ЕС действительно появилось, еще в прошлый вторник. В представительстве подчеркнули, что их слова о «несогласии с проектом» касаются конкретного законопроекта Грынива, а не идеи в целом. Вот только для того, чтобы понять суть этого заявления, читатель должен знать все детали конфликта.

Так будут ли изменения?

На самом деле, конечно же, речь идет отнюдь не об ошибке представительства ЕС. Для Брюсселя вопрос е-деклараций — пожалуй, самая чувствительная тема, связанная с Украиной.

Эксперты ЕС – и в посольстве в Киеве, и в Еврокомиссии – могут показать пачку обращений украинских активистов и даже депутатов с просьбой любой ценой препятствовать изменениям закона «О предотвращении коррупции» (который устанавливает правила электронного декларирования).

А посол Мингарелли, когда дал на них согласие, нарушил официальную линию Брюсселя, и поэтому впоследствии был вынужден сделать шаг назад.

Однако это никоим образом не ставит точку на идее внесения изменений в закон. И заявление Мингарелли на пресс-конференции 10 октября стало дополнительным подтверждением этого.

На данный момент ЕС определил несколько красных линий. Именно о них говорится в письмах, направленных в Киев, о которых мы упомянули в начале.

Во-первых, никаких изменений в закон до конца октября, то есть до того момента, когда завершится «первая волна» декларирования доходов высшими должностными лицами. С этой позицией ЕС можно спорить, и правительство это делает, но безуспешно.

Во-вторых, Запад категорически против ослабления уголовной ответственности для тех, кто подал «ложную декларацию». Именно это подчеркивается и в письме на имя Парубия, и в правительственном письме от имени комиссаров.

В-третьих, ЕС не готов даже обсуждать возможность того, что Рада уменьшит объем декларируемой информации. Это – принципиальный момент. Даже намеки на такую возможность невероятно раздражают как европейцев, так и, к слову, американцев.

Следовательно, пространство для изменений остается достаточно узким, но оно есть. И именно по нему сейчас ведутся переговоры. Представители правительства и парламента лоббируют возможность того, чтобы часть декларируемых данных не выкладывалась в публичный доступ.

Самое известное объяснение (и оно действительно имеет смысл) – сейчас чиновник должен декларировать наличные отдельно от банковских вкладов. Причем эта норма со следующего года будет распространяться не только на топ-политиков, но и на мелких местных чиновников. И если депутат местного совета где-то в Знаменском районе будет вынужден написать, что он держит дома 150 тысяч гривен, то шансы на ограбление этого депутата действительно возрастут.

Не потребуется даже искать в реестрах сведения о доме этого депутата – в таких случаях его адрес обычно знают все местные жители.

Другой пример, который и мы, и делегация ЕС услышали от одного из украинских чиновников, принимавших участие в тех же переговорах с Мальмстрем: «Представьте, что гражданин Иванов дарит мне кольцо с бриллиантом. Я должна задекларировать его, сообщив персональные данные Иванова. Иначе становлюсь уголовным нарушителем. Но согласен ли Иванов, чтобы я на весь мир сообщала, что именно он сделал мне подарок? Почему недостаточно, чтобы об этом знали только в НАБУ?»

Собственно, из-за таких примеров идея об изменениях в закон в конце концов получила поддержку ЕС. Пока – осторожную поддержку. Вот только есть проблема: одновременно ЕС начал получать данные о том, что в Киеве на самом верху вернулись к идее срыва электронного декларирования в целом.

Две технологии срыва

Новые креативные идеи Киева ставят под сомнение все предыдущие договоренности. А если их воплотят в жизнь – будут разрушены не только эти договоренности, но и отношения Украина-ЕС в целом.

Исходя из писем в адрес Парубия, Петренко и Климкина, именно этот сигнал сейчас пытаются донести до Киева европейские партнеры. Причем послание спикеру Верховной рады заканчивается просьбой, чтобы он донес этот сигнал до всех лидеров фракций.

Если до недавнего времени наиболее вероятным считали срыв декларирования через изменения в закон, то теперь в работе – другие технологии. Накрепко переплетенные друг с другом.

Первый путь – технологический срыв. И Госспецсвязь, которая никак не может объяснить, когда система полноценно заработает, и постоянно вносит изменения программного продукта, здесь очень кстати.

Второй путь называется «саботаж». Его логика проста. Невозможно наказать всех, не так ли? Поэтому в случае, если никто не подаст декларацию, никто и не будет наказан.

Обратите внимание: в системе до сих пор отсутствует декларация Порошенко.

Хотя, казалось бы, чего бояться ему, бизнесмену с официальным миллиардным состоянием?

И этот факт заметили не только мы. Один из европейских чиновников, с которым мы говорили на условиях анонимности, привел его в качестве одного из наиболее серьезных поводов для беспокойства: «Если бы президент действительно искренне хотел запуска системы е-декларирования, он должен был бы подать пример. Сейчас становится все больше вопросов, не сознательно ли он затягивает процесс. Конечно, Порошенко вряд ли пойдет на открытый конфликт и проигнорирует систему декларирования, но если он сделает это в последние дни – это будет очень красноречивый сигнал».

Но дело не только в президенте.

Премьер Гройсман во вторник поручил всем министрам не позднее 31 октября подать свои декларации (и это, кстати, ошибка, ведь крайний срок – 30 октября). Но где декларация самого Гройсмана? Где декларации других топ-министров?

Да и в парламенте ситуация не намного лучше.

Сейчас известно о трех декларациях депутатов. Только о трех!!! Чего ждут другие?

В первой волне декларирования должны подать свои декларации 45-50 тысяч чиновников (по разным оценкам цифры несколько отличаются). Период декларирования продолжается 60 дней, до его завершения остается менее 18 суток, но сейчас в системе – чуть больше 5000 ежегодных деклараций.

Неделю назад, в предыдущем материале на эту тему, мы уже писали о ключевой технологической опасности (см. публикацию «Три недели до проблем – новые угрозы для электронного декларирования»).

Пока неизвестно, выдержит ли система пиковую нагрузку, если все чиновники бросятся подавать декларации в последние дни. А поскольку для сторонников идеи отсрочки е-декларирования падение системы станет настоящим подарком, то ли нет у них мотива «подтолкнуть» систему к падению?

Последние изменения в системе лишь помогают на этом пути. Как известно, во вторник внефракционный депутат Остап Еднак, один из трех, внесших декларацию в систему, заявил, что та «несанкционированно изменилась после подачи».

Как впоследствии выяснилось, на самом деле речь шла не об изменениях, а о технической ошибке – во время очередной правки системы отображения программисты сделали ошибку, из-за которой у всех в декларациях исчезли данные о членстве в общественных объединениях (хотя в базе эти данные были).

То, что Госспецсвязь вообще не должна ежедневно править систему, которая получила сертификат защиты информации – отдельный вопрос, сейчас не об этом. Данную ошибку оперативно исправили. Но этот инцидент точно не укрепил доверие к системе е-декларирования.

Но вернемся к письмам, которые поступили в Раду и в правительство из Брюсселя за последнюю неделю. Тональность этих документов (особенно обращение к правительству) не оставляет сомнений: для ЕС это – действительно определяющий вопрос.

Цель письма – напомнить Киеву, что есть красные линии, которые категорически недопустимо переступать.

И антикоррупция (в переписке упоминается об атаках не только на е-декларации, а также о попытке Луценко ограничить полномочия НАБУ) – это ключевая сфера, где прочерчены такие красные линии.

«Напомним, что успех системы (е-декларирования) измеряется не формальным запуском, а эффективной и бесперебойной работой. И постоянные проблемы в доступе к этой системе необходимо решить», – написал, в частности, посол Мингарелли.

Остается надеяться, что в этот раз Киев наконец-то услышит Брюссель.

И, кстати, разорвать замкнутый круг может каждый депутат. Достаточно подать декларацию – как того требует закон. Не дожидаясь отмашки (или, может, даже вопреки воле) руководителя фракции. Ведь сейчас – время для сильных шагов. На кону – очень многое.

Европейская Правда

9 путей к безвизу: как другие страны шли к отмене виз с ЕС9 путей к безвизу: как другие страны шли к отмене виз с ЕС

Анатолий Марциновский, Сергей Сидоренко

Отменить визы для Украины или другого государства Евросоюз может очень просто: надо лишь перенести страну в соответствующем законе ЕС из одного списка в другой. Дело считанных минут на заседании Совета ЕС.

В так называемом «позитивном» списке – страны, гражданам которых не нужны визы для въезда в Шенген. «Негативный» – визовый, в нем находится и Украина.

Конечно, о простоте мы шутим. Смена прописки зачастую является последним актом длительного и сложного процесса. Сейчас в безвизовом списке – около 60 стран, которые попали туда по разным сценариям.

«Европейская правда» разобралась, в чем отличия этих путей, какой из них выбрал Киев и как отличается их продолжительность.

1.
Западнобалканские пионеры

Албания, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия и Черногория прошли тот же безвизовый путь в ЕС, который завершает Украина.

Главное отличие – молниеносная скорость.

Еще в начале 2000-х страны Евросоюза единогласно приняли решение об интеграции послевоенных Западных Балкан, а какая же интеграция без отмены виз?

В начале 2008-го эти государства официально начали диалог с Брюсселем по визовой либерализации и получили очень похожие на «украинскую» дорожные карты, которые выполнили в очень сжатые сроки.

Уже спустя полтора года, в июле 2009-го, Еврокомиссия предложила отменить визы для Сербии, Македонии и Черногории. С 19 декабря безвизовый режим для трех стран заработал. Сербское руководство и ЕС даже отметили это торжественным полетом группы из 50 предварительно отобранных сербских граждан из Белграда в Брюссель.

2.
Албания и Босния и Герцеговина. Уроки для ЕС

Эти две страны не попали в первую волну «балканского безвиза», потому что не выполнили на тот момент дорожные карты. Для них границы открылись с 15 декабря 2010 года. Пятерка балканских стран воссоединилась.

Но уже в 2011 году в ЕС задумались: не совершили ли они ошибку?

Количество заявок на получение убежища от граждан этих стран начало резко расти.

Например, в течение 2010 года сербы подали около 18 тысяч заявок, тогда как в еще «визовом» 2009-м их было лишь чуть больше 5 тысяч. Количество албанцев-просителей убежища выросло с двух тысяч в 2010 до 7,5 тысяч в 2012 году. Македонцы увеличили этот показатель в 7,5 раз — с около тысячи в 2009 году до 7,5 тысяч заявок в следующем году.

В ЕС заговорили о возможном возобновлении виз для этих стран.

Тем временем число искателей убежища продолжило расти. В 2014 году граждане безвизовых западнобалканских стран вместе подали более 70 тысяч таких прошений.

А в 2015 году небольшая Албания оказалась на четвертом месте по этому показателю после Сирии, Афганистана, Ирака и… Косова, которое сейчас претендует на безвизовый режим.

Однако, несмотря на все проблемы, визовый режим для западнобалканских стран не возобновили. Как-то нелогично было бы вводить визы для тех же Албании, Сербии или Македонии, которые являются официальными кандидатами на вступление в ЕС.

3.
Выстрел Молдовы

Похожий на балканский путь к безвизу ЕС предложил впоследствии странам Восточного партнерства.

Молдова — единственная из стран ВП, которая прошла его относительно быстро и без проблем. Получив в январе 2011 года План действий по визовой либерализации, молдаване уже в ноябре 2013 получили положительный вердикт Еврокомиссии. С апреля 2014 года обладатели биометрических паспортов въезжают в Шенген без виз.

Как Молдове удалось пройти этот путь так быстро? Ведь она не была слишком «безопасной» страной в визовом вопросе. Перед отменой виз процент отказов гражданам Молдовы составлял аж 4,8%, что является достаточно высоким показателем.

Здесь есть несколько причин.

Во-первых, Кишинев действительно выполнил безвизовый план, тогда как Украина времен Януковича преимущественно имитировала его выполнение.

Во-вторых, Молдова в тот период позиционировалась как «история успеха» восточной политики ЕС, поэтому отмена виз для нее была уместной и показательной. Правда, уже вскоре у якобы «проевропейского» правительства Молдовы начались проблемы.

Недостаток политической воли к глубоким изменениям постепенно перечеркивает достижения страны, в том числе полученные на пути к безвизовому режиму.

4.
Ту ли страну назвали Гондурасом?

Конечно, безвизовая история Евросоюза имеет более давнюю историю. Еще с самого создания Шенгена в середине 1990-х годов его странам-участницам пришлось договориться о том, кого они пускают к себе без виз.

Именно тогда в «белый список» попали государства, которые у нас предпочитают вспоминать с улыбкой. В частности, право безвизового въезда в ЕС имеют граждане Гондураса, Гватемалы, Венесуэлы — всего 14 далеко не самых благополучных стран Центральной и Южной Америки. Соответственно, граждане ЕС имеют право свободного въезда в эти государства.

Здесь сыграло свою роль «испанское» колониальное прошлое этих государств и желание Испании максимально поддерживать связи с ними. Вместе с ними в список попали состоятельные США и Канада; восточноевропейские государства, которые в то время готовились к вступлению в ЕС; «азиатские тигры» Сингапур и Малайзия и т.п.

Окончательно «белый» и «черный» списки Шенгена были оформлены в законодательстве ЕС в 2001 году, с тех пор их действие распространяется на все страны Евросоюза, за исключением Ирландии и Великобритании. Те проводят отдельную от ЕС миграционную политику.

Регуляции 539/2001 EC и приложения к ним в течение следующих 15 лет меняли много раз. И не только для того, чтобы добавить туда новых счастливчиков.

5.
Эквадор и Боливия: изгнание из рая

Если в случае с проблемными странами Западных Балкан Евросоюз не решился на отмену безвизовых режимов, то двум латиноамериканским государствам повезло меньше.

Эквадор и Боливия с самого начала попали в «позитивный» список ЕС. Однако впоследствии Евросоюз выявил массовое мошенничество — их паспорта выдавались гражданам стран, не имевшим безвизового режима.

Фактически паспорта продавали по доступной цене.

Как следствие, Эквадор был перенесен в «негативный» список в марте 2003 года, а Боливия – в июле 2006-го. Боливийцам и эквадорцам до сих пор нужны визы для посещения Шенгенской зоны.

Интересно, что правительства этих стран не стали возмущаться и внедрять ограничения для посетителей из ЕС. Они по-прежнему могут ездить без виз в Эквадор и Боливию.

6.
Вануату и Тувалу — друзья европейцев

Тогда как западнобалканским государствам, Украине или Молдове для отмены виз пришлось выполнять объемные планы действий, другие шли более простым путем.

В мае 2014 года Европарламент и Совет ЕС приняли закон, который предусматривал отмену виз сразу для двух десятков стран Латинской Америки, Азии, Карибского и Тихоокеанского бассейнов. Среди них — Перу, Объединенные Арабские Эмираты, Колумбия и такие экзотические для нас государства, как Вануату, Тувалу, Соломоновы острова, Микронезия и другие.

ЕС вводит безвизовый режим для них путем заключение двусторонних договоров. То есть одновременно эти государства отменили визы для граждан Евросоюза.

Вануату и другие не выполняли никаких требований ЕС относительно антикоррупционного законодательства и соблюдения прав человека (Эмираты, к примеру, гарантированно провалили бы этот тест). Главным аргументом за отмену виз стало «отсутствие миграционного риска» с их стороны.

В течение 2015-16 годов безвизовый режим заработал почти для всех стран из двадцатки.

Для министра иностранных дел Гренады подписание безвиза стало редкой возможностью для поездки в Брюссель

7.
Маленькая, не всеми признанная и проблемная

Впрочем, шансы на безвизовый режим до сих пор есть не у только стран, которые не несут миграционных рисков.

Мы уже упоминали, что одним из лидеров по «поставке» мигрантов в ЕС является Косово. Бывший регион Югославии провозгласил независимость от Сербии еще в 2008 году, но 5 членов ЕС до сих пор не признают его отдельным государством. Как и Украина.

В статистике Евросоюза Косово фигурирует отдельно. В 2015 году жители Косова подали свыше 66 тысяч заявок на получение убежища в ЕС. Больше — только сирийцы, афганцы и иракцы. Несмотря на это, Приштина демонстрирует неплохой прогресс на пути к отмене виз.

Безвизовый диалог они начали в январе 2012 года, а в мае 2016-го Еврокомиссия констатировала «практическую готовность» косоваров к отмене виз.

Профильный комитет Европарламента рассмотрел вопрос в начале сентября. Депутаты поддержали проект резолюции ЕП, однако заблокировали дальнейший процесс, не проголосовав за начало межинституциональных переговоров с Советом ЕС.

В этом отличие от ситуации с Украиной и Грузией.

Косово хоть и имеет положительную оценку Еврокомиссии, но претензии к нему остаются. И не только из-за мигрантов.

От Приштины, в частности, требуют заключить договор о госгранице с Черногорией. И в этом — проблема, ведь определенные политические силы ставят под сомнение линию разграничения.

8.
Турецкий марш с привкусом шантажа

Турция в отношениях с ЕС всегда была «отдельной историей», и визовый вопрос не стал исключением.
Диалог по визовой либерализации они начали в конце 2013-го. В начале мая этого года Еврокомиссия предложила Совету ЕС и Европарламенту отменить визы для турок при условии срочного довыполнения Анкарой соответствующей дорожной карты.

Вопросов к Анкаре немало. Проблемы есть в сферах борьбы с коррупцией, сотрудничества в расследовании уголовных дел, защиты персональных данных, противодействия организованной преступности и терроризму.

Но даже при этих условиях турецкие власти требует срочной отмены виз.

Потому что у них есть весомый козырь — именно Турция лежит на пути мигрантов из Сирии в Евросоюз.

Анкара открыто шантажирует ЕС, пытаясь получить «безвиз» без полного выполнения дорожной карты — в обмен на прекращение массовой миграции. Несколько дней назад президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган даже заявил, что это Евросоюз не выполняет своих обязательств.

В ответ в ЕС возмущаются турецким шантажом.

Похоже, что стратегия Эрдогана дает обратный эффект. Законодательная процедура отмены виз для турок фактически не начата. Представители стран ЕС открыто говорят, что в обозримой перспективе безвизовый Турция не получит.

Это должно стать уроком и для Украины.

Геополитическое значение того или иного государства далеко не всегда открывает желанные двери.
Это подтверждает и украинский опыт. Даже после революции у нас не было прогресса на пути к отмене виз, пока мы не выполнили требования «безвизового плана».

9.
Грузия и Украина: заложники мигрантов

Мы и Грузия идем к цели стандартным путем выполнения планов действий по визовой либерализации. Киев получил его в ноябре 2010 года, Тбилиси — аж в 2013-м. Но сейчас обе страны примерно в одинаковой ситуации.

Законодательство по отмене виз для украинцев и грузин сейчас проходит одобрение в институтах ЕС.
Грузия на полшага впереди: 5 октября послы стран-членов Евросоюза согласились начать межинституциональный «триалог» об отмене виз с Грузией. Украина в это решение не вошла.

Но прогнозировать дату получения безвиза и нами, и грузинами сейчас неуместно.

Процесс замедляет миграционный кризис Евросоюза 2015-16 годов.

В значительной степени время отмены виз зависит от подготовки Евросоюзом законодательства, которое должно упростить механизм приостановки безвизового режима, согласование которого между Европарламентом и странами-членами продолжается уже несколько месяцев.

Связь нашего «безвиза» и механизма его приостановления — политическое решение лидеров ЕС, которые хотят уменьшить возможные претензии к себе со стороны европейских избирателей. Они должны реагировать на миграционный кризис и вызванные им настроения в странах-членах ЕС.

Ну и на пути к получению Украиной безвизового режима может возникнуть еще одно важное, хотя на сегодня и лишь потенциальное препятствие.

Да, мы выполнили все требования безвизового плана. Но кто даст гарантию, что Киев не изменит уже принятое законодательство в сфере того же электронного декларирования?

Впрочем, пока это только возможная опасность. «Европейская правда» продолжит пристально следить за событиями и перипетиями вокруг пути Украины к безвизовому режиму.

Украинская ПравдаАнатолий Марциновский, Сергей Сидоренко

Отменить визы для Украины или другого государства Евросоюз может очень просто: надо лишь перенести страну в соответствующем законе ЕС из одного списка в другой. Дело считанных минут на заседании Совета ЕС.

В так называемом «позитивном» списке – страны, гражданам которых не нужны визы для въезда в Шенген. «Негативный» – визовый, в нем находится и Украина.

Конечно, о простоте мы шутим. Смена прописки зачастую является последним актом длительного и сложного процесса. Сейчас в безвизовом списке – около 60 стран, которые попали туда по разным сценариям.

«Европейская правда» разобралась, в чем отличия этих путей, какой из них выбрал Киев и как отличается их продолжительность.

1.
Западнобалканские пионеры

Албания, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия и Черногория прошли тот же безвизовый путь в ЕС, который завершает Украина.

Главное отличие – молниеносная скорость.

Еще в начале 2000-х страны Евросоюза единогласно приняли решение об интеграции послевоенных Западных Балкан, а какая же интеграция без отмены виз?

В начале 2008-го эти государства официально начали диалог с Брюсселем по визовой либерализации и получили очень похожие на «украинскую» дорожные карты, которые выполнили в очень сжатые сроки.

Уже спустя полтора года, в июле 2009-го, Еврокомиссия предложила отменить визы для Сербии, Македонии и Черногории. С 19 декабря безвизовый режим для трех стран заработал. Сербское руководство и ЕС даже отметили это торжественным полетом группы из 50 предварительно отобранных сербских граждан из Белграда в Брюссель.

2.
Албания и Босния и Герцеговина. Уроки для ЕС

Эти две страны не попали в первую волну «балканского безвиза», потому что не выполнили на тот момент дорожные карты. Для них границы открылись с 15 декабря 2010 года. Пятерка балканских стран воссоединилась.

Но уже в 2011 году в ЕС задумались: не совершили ли они ошибку?

Количество заявок на получение убежища от граждан этих стран начало резко расти.

Например, в течение 2010 года сербы подали около 18 тысяч заявок, тогда как в еще «визовом» 2009-м их было лишь чуть больше 5 тысяч. Количество албанцев-просителей убежища выросло с двух тысяч в 2010 до 7,5 тысяч в 2012 году. Македонцы увеличили этот показатель в 7,5 раз — с около тысячи в 2009 году до 7,5 тысяч заявок в следующем году.

В ЕС заговорили о возможном возобновлении виз для этих стран.

Тем временем число искателей убежища продолжило расти. В 2014 году граждане безвизовых западнобалканских стран вместе подали более 70 тысяч таких прошений.

А в 2015 году небольшая Албания оказалась на четвертом месте по этому показателю после Сирии, Афганистана, Ирака и… Косова, которое сейчас претендует на безвизовый режим.

Однако, несмотря на все проблемы, визовый режим для западнобалканских стран не возобновили. Как-то нелогично было бы вводить визы для тех же Албании, Сербии или Македонии, которые являются официальными кандидатами на вступление в ЕС.

3.
Выстрел Молдовы

Похожий на балканский путь к безвизу ЕС предложил впоследствии странам Восточного партнерства.

Молдова — единственная из стран ВП, которая прошла его относительно быстро и без проблем. Получив в январе 2011 года План действий по визовой либерализации, молдаване уже в ноябре 2013 получили положительный вердикт Еврокомиссии. С апреля 2014 года обладатели биометрических паспортов въезжают в Шенген без виз.

Как Молдове удалось пройти этот путь так быстро? Ведь она не была слишком «безопасной» страной в визовом вопросе. Перед отменой виз процент отказов гражданам Молдовы составлял аж 4,8%, что является достаточно высоким показателем.

Здесь есть несколько причин.

Во-первых, Кишинев действительно выполнил безвизовый план, тогда как Украина времен Януковича преимущественно имитировала его выполнение.

Во-вторых, Молдова в тот период позиционировалась как «история успеха» восточной политики ЕС, поэтому отмена виз для нее была уместной и показательной. Правда, уже вскоре у якобы «проевропейского» правительства Молдовы начались проблемы.

Недостаток политической воли к глубоким изменениям постепенно перечеркивает достижения страны, в том числе полученные на пути к безвизовому режиму.

4.
Ту ли страну назвали Гондурасом?

Конечно, безвизовая история Евросоюза имеет более давнюю историю. Еще с самого создания Шенгена в середине 1990-х годов его странам-участницам пришлось договориться о том, кого они пускают к себе без виз.

Именно тогда в «белый список» попали государства, которые у нас предпочитают вспоминать с улыбкой. В частности, право безвизового въезда в ЕС имеют граждане Гондураса, Гватемалы, Венесуэлы — всего 14 далеко не самых благополучных стран Центральной и Южной Америки. Соответственно, граждане ЕС имеют право свободного въезда в эти государства.

Здесь сыграло свою роль «испанское» колониальное прошлое этих государств и желание Испании максимально поддерживать связи с ними. Вместе с ними в список попали состоятельные США и Канада; восточноевропейские государства, которые в то время готовились к вступлению в ЕС; «азиатские тигры» Сингапур и Малайзия и т.п.

Окончательно «белый» и «черный» списки Шенгена были оформлены в законодательстве ЕС в 2001 году, с тех пор их действие распространяется на все страны Евросоюза, за исключением Ирландии и Великобритании. Те проводят отдельную от ЕС миграционную политику.

Регуляции 539/2001 EC и приложения к ним в течение следующих 15 лет меняли много раз. И не только для того, чтобы добавить туда новых счастливчиков.

5.
Эквадор и Боливия: изгнание из рая

Если в случае с проблемными странами Западных Балкан Евросоюз не решился на отмену безвизовых режимов, то двум латиноамериканским государствам повезло меньше.

Эквадор и Боливия с самого начала попали в «позитивный» список ЕС. Однако впоследствии Евросоюз выявил массовое мошенничество — их паспорта выдавались гражданам стран, не имевшим безвизового режима.

Фактически паспорта продавали по доступной цене.

Как следствие, Эквадор был перенесен в «негативный» список в марте 2003 года, а Боливия – в июле 2006-го. Боливийцам и эквадорцам до сих пор нужны визы для посещения Шенгенской зоны.

Интересно, что правительства этих стран не стали возмущаться и внедрять ограничения для посетителей из ЕС. Они по-прежнему могут ездить без виз в Эквадор и Боливию.

6.
Вануату и Тувалу — друзья европейцев

Тогда как западнобалканским государствам, Украине или Молдове для отмены виз пришлось выполнять объемные планы действий, другие шли более простым путем.

В мае 2014 года Европарламент и Совет ЕС приняли закон, который предусматривал отмену виз сразу для двух десятков стран Латинской Америки, Азии, Карибского и Тихоокеанского бассейнов. Среди них — Перу, Объединенные Арабские Эмираты, Колумбия и такие экзотические для нас государства, как Вануату, Тувалу, Соломоновы острова, Микронезия и другие.

ЕС вводит безвизовый режим для них путем заключение двусторонних договоров. То есть одновременно эти государства отменили визы для граждан Евросоюза.

Вануату и другие не выполняли никаких требований ЕС относительно антикоррупционного законодательства и соблюдения прав человека (Эмираты, к примеру, гарантированно провалили бы этот тест). Главным аргументом за отмену виз стало «отсутствие миграционного риска» с их стороны.

В течение 2015-16 годов безвизовый режим заработал почти для всех стран из двадцатки.

Для министра иностранных дел Гренады подписание безвиза стало редкой возможностью для поездки в Брюссель

7.
Маленькая, не всеми признанная и проблемная

Впрочем, шансы на безвизовый режим до сих пор есть не у только стран, которые не несут миграционных рисков.

Мы уже упоминали, что одним из лидеров по «поставке» мигрантов в ЕС является Косово. Бывший регион Югославии провозгласил независимость от Сербии еще в 2008 году, но 5 членов ЕС до сих пор не признают его отдельным государством. Как и Украина.

В статистике Евросоюза Косово фигурирует отдельно. В 2015 году жители Косова подали свыше 66 тысяч заявок на получение убежища в ЕС. Больше — только сирийцы, афганцы и иракцы. Несмотря на это, Приштина демонстрирует неплохой прогресс на пути к отмене виз.

Безвизовый диалог они начали в январе 2012 года, а в мае 2016-го Еврокомиссия констатировала «практическую готовность» косоваров к отмене виз.

Профильный комитет Европарламента рассмотрел вопрос в начале сентября. Депутаты поддержали проект резолюции ЕП, однако заблокировали дальнейший процесс, не проголосовав за начало межинституциональных переговоров с Советом ЕС.

В этом отличие от ситуации с Украиной и Грузией.

Косово хоть и имеет положительную оценку Еврокомиссии, но претензии к нему остаются. И не только из-за мигрантов.

От Приштины, в частности, требуют заключить договор о госгранице с Черногорией. И в этом — проблема, ведь определенные политические силы ставят под сомнение линию разграничения.

8.
Турецкий марш с привкусом шантажа

Турция в отношениях с ЕС всегда была «отдельной историей», и визовый вопрос не стал исключением.
Диалог по визовой либерализации они начали в конце 2013-го. В начале мая этого года Еврокомиссия предложила Совету ЕС и Европарламенту отменить визы для турок при условии срочного довыполнения Анкарой соответствующей дорожной карты.

Вопросов к Анкаре немало. Проблемы есть в сферах борьбы с коррупцией, сотрудничества в расследовании уголовных дел, защиты персональных данных, противодействия организованной преступности и терроризму.

Но даже при этих условиях турецкие власти требует срочной отмены виз.

Потому что у них есть весомый козырь — именно Турция лежит на пути мигрантов из Сирии в Евросоюз.

Анкара открыто шантажирует ЕС, пытаясь получить «безвиз» без полного выполнения дорожной карты — в обмен на прекращение массовой миграции. Несколько дней назад президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган даже заявил, что это Евросоюз не выполняет своих обязательств.

В ответ в ЕС возмущаются турецким шантажом.

Похоже, что стратегия Эрдогана дает обратный эффект. Законодательная процедура отмены виз для турок фактически не начата. Представители стран ЕС открыто говорят, что в обозримой перспективе безвизовый Турция не получит.

Это должно стать уроком и для Украины.

Геополитическое значение того или иного государства далеко не всегда открывает желанные двери.
Это подтверждает и украинский опыт. Даже после революции у нас не было прогресса на пути к отмене виз, пока мы не выполнили требования «безвизового плана».

9.
Грузия и Украина: заложники мигрантов

Мы и Грузия идем к цели стандартным путем выполнения планов действий по визовой либерализации. Киев получил его в ноябре 2010 года, Тбилиси — аж в 2013-м. Но сейчас обе страны примерно в одинаковой ситуации.

Законодательство по отмене виз для украинцев и грузин сейчас проходит одобрение в институтах ЕС.
Грузия на полшага впереди: 5 октября послы стран-членов Евросоюза согласились начать межинституциональный «триалог» об отмене виз с Грузией. Украина в это решение не вошла.

Но прогнозировать дату получения безвиза и нами, и грузинами сейчас неуместно.

Процесс замедляет миграционный кризис Евросоюза 2015-16 годов.

В значительной степени время отмены виз зависит от подготовки Евросоюзом законодательства, которое должно упростить механизм приостановки безвизового режима, согласование которого между Европарламентом и странами-членами продолжается уже несколько месяцев.

Связь нашего «безвиза» и механизма его приостановления — политическое решение лидеров ЕС, которые хотят уменьшить возможные претензии к себе со стороны европейских избирателей. Они должны реагировать на миграционный кризис и вызванные им настроения в странах-членах ЕС.

Ну и на пути к получению Украиной безвизового режима может возникнуть еще одно важное, хотя на сегодня и лишь потенциальное препятствие.

Да, мы выполнили все требования безвизового плана. Но кто даст гарантию, что Киев не изменит уже принятое законодательство в сфере того же электронного декларирования?

Впрочем, пока это только возможная опасность. «Европейская правда» продолжит пристально следить за событиями и перипетиями вокруг пути Украины к безвизовому режиму.

Украинская Правда

Контрабанда в законі: як скандальний дипломат лишилася на дипслужбіКонтрабанда в законе: как скандальный дипломат осталась на дипслужбе

Сергей Сидоренко

Громкий скандал мая – когда на границе с Венгрией обнаружили автомобиль дипломата, полный контрабандных сигарет, – так и не закончился.

Несмотря на то, что эта история на некоторое время стала топ-темой для общенациональных СМИ; несмотря на «чистку» посольства и отставку посла (которого, правда, надо было уволить еще в 2014 году, сразу после Революции достоинства); несмотря на громкие заявления, обещания и обвинения, звучавшие от чиновников,

МИД не смог даже уволить дипломата, которая «засветилась» в контрабандных схемах.

Причем именно «не смог» – речь не о том, что «не захотел».

Несколько источников «Европейской правды» сообщили, что скандальный дипломат – Оксана Лищишин – не пожалела средств на юристов, чтобы остановить процесс. «Да, она действительно нашла адвокатов и ходила здесь, в МИДе, объясняя, что никакой вины за ней нет, а МИД ответит за клевету», – рассказал один из собеседников ЕП.

Но самое интересное, что формально дипломат права. Ведь с сигаретами поймали не ее, а ее мужа. А фальсифицированное письмо о дипломатической почте, выписанное от ее имени, не является основанием для наказания… потому что его оригинала нет в уголовном деле.

…А тем временем ЕП стало известно о новом случае контрабанды с дипломатическими документами.
Далее – подробнее об истории семьи «дипломатических контрабандистов» и о системной проблеме, с которой столкнулся МИД.

Как все начиналось

Вкратце напомним эту историю.

В субботу 21 мая на украинско-словацкой границе задержали грузовой микроавтобус с дипломатическими номерами. Внутри – 60 тысяч пачек сигарет, которые водитель пытался выдать за дипломатический груз. В понедельник утром эта история попала в СМИ. Тогда и выяснилось, что контрабандистом был Сергей Лищишин, муж первого секретаря посольства Украины в Словакии Оксаны Лищишин. Именно она выписала письмо с печатью посольства, в котором подтвердила «неприкосновенность» груза.

То есть к контрабанде добавилась служебная подделка.

В МИД в тот же день признали проблему и пообещали наказать всех виновных, намекнув на возможную причастность посла.

Формально – действительно наказали. Уже во вторник, то есть через день после огласки в СМИ, МИД отозвал дипломата-контрабандистку в Украину. А впоследствии стало известно, что министерство начало служебное расследование по этому факту.

Для реакции на высшем уровне понадобилось больше времени – лишь 3 июня президент Петр Порошенко уволил скандального посла Украины в Словакии Олега Гаваши. Правда, этому предшествовала новая волна возмущения в СМИ; в частности, «Европейской правде» пришлось опубликовать статью о других «достижениях» Гаваши на посольской должности (см. публикацию «По следам дипломатической контрабанды – как (не) меняются наши посольства в Центральной Европе»).

В конце лета мы решили проверить, чем завершилась история с контрабандой для ее фигурантов.
Закарпатская таможня сообщила: суд подтвердил вину Сергея Лищишина.

Семья контрабандиста должна заплатить штраф и лишится микроавтобуса. Конечно, если апелляционный суд не отменит приговор.

«Судом первой инстанции принято решение о признании его виновным в совершении правонарушения, предусмотренного постановлением ч. 1 ст. 483 Таможенного кодекса Украины, наложении на него штрафа в размере 100% от стоимости предметов правонарушения, конфискации табачных изделий и конфискации транспортного средства», – говорится в ответе Главного управления ГФС в Закарпатской области на запрос ЕвроПравды.

Правда, похоже, что этим наказание для семьи контрабандистов и ограничилось.

«Я вам не завидую»

На тот момент, когда первый из наших запросов уже был в МИДе, на facebook-странице Оксаны Лищишин появился стихотворный пост.

«Не заглядай в чуже вікно, не заздри тим, хто більше має,
Бо кожному із нас дано лиш те, що в бога заробляє», – републиковала она.

Этот публичный facebook-статус стал первым с мая, то есть с начала скандала. Сразу несколько знакомых дипломатов прислали линк на него автору этой статьи – в МИДе восприняли это сообщение как ответ Лищишин коллегам-дипломатам.

Дело в том, что на тот момент скандальная дипломат уже приобрела новую славу среди коллег.

Она отказалась увольняться с дипломатической службы и предупредила, что готовит иски к МИДу.

В министерстве подтвердили, что не могут уволить дипломата,
даже несмотря на несомненную причастность к контрабанде. После возвращения в Киев бывший первый секретарь посольства в Словакии отгуляла 77 дней отпуска. В день его окончания дипломат разместила пост о «зависти».

«Сейчас, до завершения расследования и соответствующих выводов, у нас нет правовых оснований для увольнения госпожи Лищишин.

Поэтому после завершения долгосрочной командировки соответствующим приказом МИДа первому секретарю посольства Украины в Словакии О.Л. Лищишин был предоставлен отпуск, который закончился 17 августа 2016 года», – говорится в ответе МИД.

В дипломатическом ведомстве подчеркнули, что новой должности ей не предоставили.

Заместитель главы МИДа, руководитель аппарата министерства Вадим Пристайко признал: Лищишин и ее адвокаты действительно угрожали МИДу судом.

«Угрозы о возможности судебного иска со стороны Оксаны Лищишин и ее представителей звучали, хотя до сих пор в адрес министерства не поступало ни судебного постановления об открытии производства в административном деле, ни повестки с определенной датой проведения судебного заседания, как это предусмотрено в таких случаях.

Лично я считаю такое развитие событий проявлением цинизма и попыткой шантажа,
однако у каждого гражданина есть закрепленное законом право на такой шаг», – говорится в ответе Пристайко на вопрос ЕП.

Исчезающие документы

Вадим Пристайко также уточнил, что у МИДа до сих пор нет окончательного решения о дисциплинарном наказании дипломата.

«Служебное расследование по делу Оксаны Лищишин продолжается. Им занимается дисциплинарная комиссия МИД. Дисциплинарное производство проводится крайне тщательно и со строгим соблюдением действующего законодательства, чтобы снизить риск оспаривания нашего решения по формальным признакам и избежания ответственности», – пояснил замглавы МИД.

Но завершится это расследование, похоже, еще нескоро.

Ведь сейчас отсутствует ключевой документ, который можно вменить в вину Оксане Лищишин – поддельный лист о «дипломатическом грузе», который она выдала своему мужу.

Ранее мы сообщали со ссылкой на источник, что в распоряжении следователей нет этого документа.

Закарпатская таможня официально подтвердила это ЕП (правда, не объяснила, куда он делся). Пока в деле есть только показания таможенников о том, что письмо существовало.

«Факт подачи таможенному контролю письма посольства Украины в Словацкой Республике зафиксирован в протоколе о нарушение таможенных правил, его фотокопия приобщена к материалам дела», – говорится в ответе на запрос ЕП.

Источники свидетельствуют, что Сергей Лищишин просто забрал (точнее, нам говорят, что «украл») это письмо со стола таможенника.

То ли по растерянности последнего, то ли по невнимательности, то ли (не станем исключать) с согласия таможенника исчез главный документ, который мог бы доказать вину Оксаны Лищишин в уголовном деле о служебном подлоге и злоупотреблении властью.

Осталась только его фотокопия, которую таможенник сделал на мобильный телефон. Но этого недостаточно.

Пристайко не стал комментировать ход расследования этого дела и ограничился тем, что признал – досудебное расследование продолжается. Другие подробности «могут быть разглашены только с разрешения следователя или прокурора», – пояснил он.

Отставной дипломат, бывший генконсул Украины в Стамбуле, а ныне – председатель правления организации «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко считает, что даже в этой ситуации, когда оригинал документа уничтожен, было реально доказать вину дипломата.

Делая акцент на слове «было».

«Это можно было сделать. Но это работа не МИД, а МВД или Службы внешней разведки, офицер которой есть в посольстве. Нужно было срочно изъять документы, журнал, где фиксируются письма, и так далее. Но даже двух-трех дней хватит, чтобы зачистить все «хвосты». Поэтому нужно было действовать срочно, в тот же день», – говорит он.

У Яременко, как известно, есть собственный опыт судебной тяжбы с МИДом – в 2013 году его уволили за критику тогдашней власти. Дипломат доказал в суде, что увольнение было незаконным.

Сейчас он подтверждает: если МИД решится уволить Лищишин из-за этого скандала, у нее есть все шансы выиграть суд у министерства. «Несмотря на позорность этой истории, она не несет юридической ответственности за действия мужа. Поэтому юридически – пока не будет доказана судом ее причастность к контрабанде – оснований для увольнения нет», – объясняет дипломат.

«Европейская правда» обратилась к Оксане Лищишин с просьбой о комментарии через Facebook, но ответа пока не получила.

Неподсудные дипломаты

Еще раз акцентируем внимание на важной детали: у Оксаны Лищишин сейчас нет должности в МИД, но, как говорится в официальном комментарии министерства, она не уволена с дипслужбы.

А это означает, что впоследствии (если ее вина в подделке документов не будет доказана) у нее есть право вновь претендовать на работу в дипмиссии за рубежом. Прозрачный конкурс, соответствие квалификационным требованиям, опыт работы, хорошие результаты тестов – и в посольстве Украины в Польше, Словакии, Чехии или любой другой стране снова будет дипломат Оксана Лищишин.

И неважно, что ее фамилия в дипломатической тусовке уже используется как «общее название».
Приемлемо ли это для Украины – оставлять на дипслужбе человека, имеющего имидж контрабандиста? Категорически нет.

Но факт остается фактом: ныне действующий закон «О дипломатической службе» не дает права увольнять дипломата за «плохую репутацию». Особенно – за репутацию мужа. За это можно максимум отозвать из командировки (что и было сделано).

МИД намерен подать в Раду новый закон о дипслужбе; министр Павел Климкин на днях заявил ЕП, что проект документа «уже готов». Но будет ли решена в нем эта проблема – неизвестно.

К слову, у ЕП есть информация, что случай контрабанды с диппаспортом – не единичный. Просто именно он стал публичным. Мы располагаем информацией, что несколько недель назад на украинско-польской границе был задержан офицер безопасности посольства Украины в одной из стран Восточной Европы (это, правда, подчинение Службы внешней разведки, а не МИД).

И снова речь идет о сигаретах.

По данным источников, его срочно отозвали, а дело «замяли». Мы получили неофициальное подтверждение от нескольких источников в МИД, знаем имя задержанного, а также данные о том, в какой стране он якобы работал. Но поскольку нет официального подтверждения данной информации, то мы решили не публиковать эти данные.

«На самом деле подобные случаи происходят регулярно, один-два раза в год. И этого не избежать. Человеческая природа – грешна, поэтому на контрабанде порой ловят представителей различных посольств. Когда я работал в Стамбуле, было отозвано почти в полном составе консульство одной постсоциалистической страны ЕС, во главе с генконсулом», – рассказывает Богдан Яременко.

«Ключевой вопрос – государство должно не только наказывать виновных, но и бороться с проблемой, системно», – говорит он.

Вадим Пристайко признает проблему и говорит: МИД готов к такой борьбе.

«Мы не имеем права быть снисходительными, во избежание повторения таких вещей. Поэтому на совещании послов говорилось о неотвратимости ответственности всех причастных, начиная от самих нарушителей и заканчивая руководителем дипмиссии, который не способен обеспечить надлежащий контроль за действиями своего штата», – заявил дипломат, отвечая на запрос ЕП.

«Мы строим современную и прозрачную дипломатическую службу и гордимся тем, что имеем отношение к ней. Лицам, использующим имя украинского дипломата для неправомерной деятельности, однозначно в ней не место», – подчеркнул заместитель главы МИД.

Он отметил также, что министерство провело «глубинный анализ ситуации» в других посольствах: «Министерство чрезвычайно болезненно воспринимает удары по репутации, которые наносят нечистые на руку сотрудники. Но и прикрывать никого не собирается».

Эти заявления от МИД – действительно хороший знак. Но нужно, чтобы они воплотились в конкретных действиях. И без изменения закона о дипслужбе здесь не обойтись.

И, наконец, лакмусовой бумажкой должно стать решение «дела Лищишин», а также действия министерства в новых скандалах, если такие произойдут.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Громкий скандал мая – когда на границе с Венгрией обнаружили автомобиль дипломата, полный контрабандных сигарет, – так и не закончился.

Несмотря на то, что эта история на некоторое время стала топ-темой для общенациональных СМИ; несмотря на «чистку» посольства и отставку посла (которого, правда, надо было уволить еще в 2014 году, сразу после Революции достоинства); несмотря на громкие заявления, обещания и обвинения, звучавшие от чиновников,

МИД не смог даже уволить дипломата, которая «засветилась» в контрабандных схемах.

Причем именно «не смог» – речь не о том, что «не захотел».

Несколько источников «Европейской правды» сообщили, что скандальный дипломат – Оксана Лищишин – не пожалела средств на юристов, чтобы остановить процесс. «Да, она действительно нашла адвокатов и ходила здесь, в МИДе, объясняя, что никакой вины за ней нет, а МИД ответит за клевету», – рассказал один из собеседников ЕП.

Но самое интересное, что формально дипломат права. Ведь с сигаретами поймали не ее, а ее мужа. А фальсифицированное письмо о дипломатической почте, выписанное от ее имени, не является основанием для наказания… потому что его оригинала нет в уголовном деле.

…А тем временем ЕП стало известно о новом случае контрабанды с дипломатическими документами.
Далее – подробнее об истории семьи «дипломатических контрабандистов» и о системной проблеме, с которой столкнулся МИД.

Как все начиналось

Вкратце напомним эту историю.

В субботу 21 мая на украинско-словацкой границе задержали грузовой микроавтобус с дипломатическими номерами. Внутри – 60 тысяч пачек сигарет, которые водитель пытался выдать за дипломатический груз. В понедельник утром эта история попала в СМИ. Тогда и выяснилось, что контрабандистом был Сергей Лищишин, муж первого секретаря посольства Украины в Словакии Оксаны Лищишин. Именно она выписала письмо с печатью посольства, в котором подтвердила «неприкосновенность» груза.

То есть к контрабанде добавилась служебная подделка.

В МИД в тот же день признали проблему и пообещали наказать всех виновных, намекнув на возможную причастность посла.

Формально – действительно наказали. Уже во вторник, то есть через день после огласки в СМИ, МИД отозвал дипломата-контрабандистку в Украину. А впоследствии стало известно, что министерство начало служебное расследование по этому факту.

Для реакции на высшем уровне понадобилось больше времени – лишь 3 июня президент Петр Порошенко уволил скандального посла Украины в Словакии Олега Гаваши. Правда, этому предшествовала новая волна возмущения в СМИ; в частности, «Европейской правде» пришлось опубликовать статью о других «достижениях» Гаваши на посольской должности (см. публикацию «По следам дипломатической контрабанды – как (не) меняются наши посольства в Центральной Европе»).

В конце лета мы решили проверить, чем завершилась история с контрабандой для ее фигурантов.
Закарпатская таможня сообщила: суд подтвердил вину Сергея Лищишина.

Семья контрабандиста должна заплатить штраф и лишится микроавтобуса. Конечно, если апелляционный суд не отменит приговор.

«Судом первой инстанции принято решение о признании его виновным в совершении правонарушения, предусмотренного постановлением ч. 1 ст. 483 Таможенного кодекса Украины, наложении на него штрафа в размере 100% от стоимости предметов правонарушения, конфискации табачных изделий и конфискации транспортного средства», – говорится в ответе Главного управления ГФС в Закарпатской области на запрос ЕвроПравды.

Правда, похоже, что этим наказание для семьи контрабандистов и ограничилось.

«Я вам не завидую»

На тот момент, когда первый из наших запросов уже был в МИДе, на facebook-странице Оксаны Лищишин появился стихотворный пост.

«Не заглядай в чуже вікно, не заздри тим, хто більше має,
Бо кожному із нас дано лиш те, що в бога заробляє», – републиковала она.

Этот публичный facebook-статус стал первым с мая, то есть с начала скандала. Сразу несколько знакомых дипломатов прислали линк на него автору этой статьи – в МИДе восприняли это сообщение как ответ Лищишин коллегам-дипломатам.

Дело в том, что на тот момент скандальная дипломат уже приобрела новую славу среди коллег.

Она отказалась увольняться с дипломатической службы и предупредила, что готовит иски к МИДу.

В министерстве подтвердили, что не могут уволить дипломата,
даже несмотря на несомненную причастность к контрабанде. После возвращения в Киев бывший первый секретарь посольства в Словакии отгуляла 77 дней отпуска. В день его окончания дипломат разместила пост о «зависти».

«Сейчас, до завершения расследования и соответствующих выводов, у нас нет правовых оснований для увольнения госпожи Лищишин.

Поэтому после завершения долгосрочной командировки соответствующим приказом МИДа первому секретарю посольства Украины в Словакии О.Л. Лищишин был предоставлен отпуск, который закончился 17 августа 2016 года», – говорится в ответе МИД.

В дипломатическом ведомстве подчеркнули, что новой должности ей не предоставили.

Заместитель главы МИДа, руководитель аппарата министерства Вадим Пристайко признал: Лищишин и ее адвокаты действительно угрожали МИДу судом.

«Угрозы о возможности судебного иска со стороны Оксаны Лищишин и ее представителей звучали, хотя до сих пор в адрес министерства не поступало ни судебного постановления об открытии производства в административном деле, ни повестки с определенной датой проведения судебного заседания, как это предусмотрено в таких случаях.

Лично я считаю такое развитие событий проявлением цинизма и попыткой шантажа,
однако у каждого гражданина есть закрепленное законом право на такой шаг», – говорится в ответе Пристайко на вопрос ЕП.

Исчезающие документы

Вадим Пристайко также уточнил, что у МИДа до сих пор нет окончательного решения о дисциплинарном наказании дипломата.

«Служебное расследование по делу Оксаны Лищишин продолжается. Им занимается дисциплинарная комиссия МИД. Дисциплинарное производство проводится крайне тщательно и со строгим соблюдением действующего законодательства, чтобы снизить риск оспаривания нашего решения по формальным признакам и избежания ответственности», – пояснил замглавы МИД.

Но завершится это расследование, похоже, еще нескоро.

Ведь сейчас отсутствует ключевой документ, который можно вменить в вину Оксане Лищишин – поддельный лист о «дипломатическом грузе», который она выдала своему мужу.

Ранее мы сообщали со ссылкой на источник, что в распоряжении следователей нет этого документа.

Закарпатская таможня официально подтвердила это ЕП (правда, не объяснила, куда он делся). Пока в деле есть только показания таможенников о том, что письмо существовало.

«Факт подачи таможенному контролю письма посольства Украины в Словацкой Республике зафиксирован в протоколе о нарушение таможенных правил, его фотокопия приобщена к материалам дела», – говорится в ответе на запрос ЕП.

Источники свидетельствуют, что Сергей Лищишин просто забрал (точнее, нам говорят, что «украл») это письмо со стола таможенника.

То ли по растерянности последнего, то ли по невнимательности, то ли (не станем исключать) с согласия таможенника исчез главный документ, который мог бы доказать вину Оксаны Лищишин в уголовном деле о служебном подлоге и злоупотреблении властью.

Осталась только его фотокопия, которую таможенник сделал на мобильный телефон. Но этого недостаточно.

Пристайко не стал комментировать ход расследования этого дела и ограничился тем, что признал – досудебное расследование продолжается. Другие подробности «могут быть разглашены только с разрешения следователя или прокурора», – пояснил он.

Отставной дипломат, бывший генконсул Украины в Стамбуле, а ныне – председатель правления организации «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко считает, что даже в этой ситуации, когда оригинал документа уничтожен, было реально доказать вину дипломата.

Делая акцент на слове «было».

«Это можно было сделать. Но это работа не МИД, а МВД или Службы внешней разведки, офицер которой есть в посольстве. Нужно было срочно изъять документы, журнал, где фиксируются письма, и так далее. Но даже двух-трех дней хватит, чтобы зачистить все «хвосты». Поэтому нужно было действовать срочно, в тот же день», – говорит он.

У Яременко, как известно, есть собственный опыт судебной тяжбы с МИДом – в 2013 году его уволили за критику тогдашней власти. Дипломат доказал в суде, что увольнение было незаконным.

Сейчас он подтверждает: если МИД решится уволить Лищишин из-за этого скандала, у нее есть все шансы выиграть суд у министерства. «Несмотря на позорность этой истории, она не несет юридической ответственности за действия мужа. Поэтому юридически – пока не будет доказана судом ее причастность к контрабанде – оснований для увольнения нет», – объясняет дипломат.

«Европейская правда» обратилась к Оксане Лищишин с просьбой о комментарии через Facebook, но ответа пока не получила.

Неподсудные дипломаты

Еще раз акцентируем внимание на важной детали: у Оксаны Лищишин сейчас нет должности в МИД, но, как говорится в официальном комментарии министерства, она не уволена с дипслужбы.

А это означает, что впоследствии (если ее вина в подделке документов не будет доказана) у нее есть право вновь претендовать на работу в дипмиссии за рубежом. Прозрачный конкурс, соответствие квалификационным требованиям, опыт работы, хорошие результаты тестов – и в посольстве Украины в Польше, Словакии, Чехии или любой другой стране снова будет дипломат Оксана Лищишин.

И неважно, что ее фамилия в дипломатической тусовке уже используется как «общее название».
Приемлемо ли это для Украины – оставлять на дипслужбе человека, имеющего имидж контрабандиста? Категорически нет.

Но факт остается фактом: ныне действующий закон «О дипломатической службе» не дает права увольнять дипломата за «плохую репутацию». Особенно – за репутацию мужа. За это можно максимум отозвать из командировки (что и было сделано).

МИД намерен подать в Раду новый закон о дипслужбе; министр Павел Климкин на днях заявил ЕП, что проект документа «уже готов». Но будет ли решена в нем эта проблема – неизвестно.

К слову, у ЕП есть информация, что случай контрабанды с диппаспортом – не единичный. Просто именно он стал публичным. Мы располагаем информацией, что несколько недель назад на украинско-польской границе был задержан офицер безопасности посольства Украины в одной из стран Восточной Европы (это, правда, подчинение Службы внешней разведки, а не МИД).

И снова речь идет о сигаретах.

По данным источников, его срочно отозвали, а дело «замяли». Мы получили неофициальное подтверждение от нескольких источников в МИД, знаем имя задержанного, а также данные о том, в какой стране он якобы работал. Но поскольку нет официального подтверждения данной информации, то мы решили не публиковать эти данные.

«На самом деле подобные случаи происходят регулярно, один-два раза в год. И этого не избежать. Человеческая природа – грешна, поэтому на контрабанде порой ловят представителей различных посольств. Когда я работал в Стамбуле, было отозвано почти в полном составе консульство одной постсоциалистической страны ЕС, во главе с генконсулом», – рассказывает Богдан Яременко.

«Ключевой вопрос – государство должно не только наказывать виновных, но и бороться с проблемой, системно», – говорит он.

Вадим Пристайко признает проблему и говорит: МИД готов к такой борьбе.

«Мы не имеем права быть снисходительными, во избежание повторения таких вещей. Поэтому на совещании послов говорилось о неотвратимости ответственности всех причастных, начиная от самих нарушителей и заканчивая руководителем дипмиссии, который не способен обеспечить надлежащий контроль за действиями своего штата», – заявил дипломат, отвечая на запрос ЕП.

«Мы строим современную и прозрачную дипломатическую службу и гордимся тем, что имеем отношение к ней. Лицам, использующим имя украинского дипломата для неправомерной деятельности, однозначно в ней не место», – подчеркнул заместитель главы МИД.

Он отметил также, что министерство провело «глубинный анализ ситуации» в других посольствах: «Министерство чрезвычайно болезненно воспринимает удары по репутации, которые наносят нечистые на руку сотрудники. Но и прикрывать никого не собирается».

Эти заявления от МИД – действительно хороший знак. Но нужно, чтобы они воплотились в конкретных действиях. И без изменения закона о дипслужбе здесь не обойтись.

И, наконец, лакмусовой бумажкой должно стать решение «дела Лищишин», а также действия министерства в новых скандалах, если такие произойдут.

Европейская Правда

Кто срывал электронное декларирование: новые подробностиКто срывал электронное декларирование: новые подробности

Сергей Сидоренко

В ночь на 1 сентября в Украине снова появилось электронное декларирование.

Есть основания надеяться, что надолго. Но нет оснований говорить, что качественно.

Программная система, представленная «Мирандой» и заблокированная государством три недели назад, содержала ряд проблем и нарушений технического задания, но после «исправления» Госспецсвязью она вообще перестала работать в штатном режиме и, несмотря на официальное открытие, до сих пор находится на доработке.

К счастью, нынешние (и так же предыдущие) проблемы не являются сверхкритическими, они вполне могут и должны быть исправлены – лишь бы хватило профессиональных способностей тех, кто занимается системой сейчас.

И самое главное, что между ситуацией сегодня и в августе есть существенные различия.

Кое-что, конечно, не изменилось. Как и раньше, преградой к е-декларированию остается серия ошибок всех причастных сторон, которые тянутся еще с прошлого года.

Как и раньше, проблемой остается вопиющая некомпетентность отдельных игроков этого процесса.
Никуда не делось желание отдельных политиков полностью отменить или выхолостить систему е-деклараций.

Но есть и изменения – некоторые к лучшему, некоторые к худшему.

Негативом, в частности, является то, что вертикаль Госспецсвязи, которая дискредитировала себя во время конфликта вокруг е-деклараций, за последние недели только усилила позиции. Именно они почему-то получили задание разработать 4 и 5 блоки системы. Почему-то речь идет о разработке «с нуля», вместо доработки существующих блоков.

И поэтому не стоит исключать новые «сюрпризы» во внедрении е-декларирования, далее в статье – подробнее о них.

Зато главный позитив:
источники подтверждают, что президент Порошенко наконец выбрал «светлую сторону» в данном конфликте.

Его вмешательство поставило крест на идее отказаться от е-декларирования, и именно поэтому мы начали с оптимизма: похоже, что на этот раз система заработала надолго. Более того, президент публично заявил, что уголовная ответственность за ложь в декларациях будет сохранена. Похоже, в АП наконец поняли критическую важность вопроса.

Правда, до готовности признать собственные ошибки государство до сих пор не созрело. Даже тогда, когда они очевидны.

Итак, как «ЕвроПравда» обещала в предыдущей публикации, мы возвращаемся к теме электронных деклараций – и к событиям прошлого, и к возможным сценариям будущего.

Кого «благодарить»?

ЕП еще три недели назад, 14 августа, опубликовала детальное расследование относительно участия Госспецсвязи (ГСССЗИ, Государственная служба специальной связи и защиты информации) в срыве своевременного запуска электронного декларирования.

Все документы и заключения, изложенные там, остаются актуальными. Есть и новые, до которых мы дойдем позже в этой статье. И хотя роль ГСССЗИ в данном процессе является действительно «выдающейся», неправильно останавливаться только на них.

К глубокому кризису е-декларирования привело совпадение злого умысла, ошибок и банального разгильдяйства со стороны всех участников процесса – от заказчиков до аудиторов.

И хотя «степень вины» – разная, стоит остановиться на каждом из учасников (просим прощения за большое количество технических деталей на следующих нескольких страницах, кто не желает углубляться в вопрос «кто виноват», может пропустить следующие блоки).

Ответственность «Миранды»

Разработчика программного комплекса е-деклараций власть назначила «официальным виновным во всех проблемах». (Одновременно был избран «неофициальный виновник» — в публичном пространстве, а также от должностных лиц, не связанных с президентской вертикалью, продвигается мысль, что виновных двое: ООО «Миранда» и ПРООН).

Дошло до того, что в разгар скандала – в начале позапрошлой недели – министр иностранных дел Павел Климкин лично звонил в Нью-Йорк, чтобы заверить руководство ПРООН: «мы уже определили виновного, все проблемы с е-декларированием возникли исключительно из-за плохого подрядчика, отобранного вами, но к самому ПРООН Киев не имеет претензий».

Сигнал, о котором узнали все международные миссии в Киеве, был воспринят как странный – Климкину не поверили.

Но это вовсе не означает, что на «Миранде» нет вины. Она есть. И значительная.

Не откроем ничего нового, и это необходимо еще раз зафиксировать: продукт, который был сдан в эксплуатацию (а по состоянию на 12 августа все верили, что речь пойдет о промышленной эксплуатации, а не тестовой), имел целый ряд проблем.

В том числе было нарушено техническое задание в части безопасности, что выяснилось после выхода системы в публичный доступ.

Для тех, кто следил за темой – речь идет о «проблеме кукиз» — на компьютере, где заполняли декларацию, оставалась техническая информация. Из-за этого другой человек, сев за этот компьютер, мог просмотреть закрытые персональные данные.

К слову, эта уязвимость не позволяла изменить чужую декларацию, для подписи декларации нужен электронный ключ, да и произвольная смена уже поданной декларации не является возможной. Но тем не менее, возможность утечки персональных данных – неприемлема.

Отвечая на запрос ЕП по этому поводу, директор «Миранды» Юрий Новиков признал ошибку. «Ее несложно исправить. Мы подготовили патч к системе, который исправлял эту уязвимость, уменьшили продолжительность сессии, и 22 августа мы были готовы установить его в систему, но не получили разрешения НАПК», — пояснил он.

Еще одна весомая проблема защиты персональных данных – то, что почта от системы е-деклараций пересылалась через почтовый сервер «Миранды». «А что нам было делать, если НАПК требовал сдать систему, а своего почтового сервера у них не было», — объясняет Новиков.

По мнению ЕП, это объяснение — не убедительное. Разработчик должен НАСТОЯТЬ, что такую систему недопустимо сдавать в эксплуатацию. Должен был предвидеть, что такая система вряд ли будет сертифицирована, а если и будет, то ее использование вызовет массу вопросов.

И это, пожалуй, самая масштабная проблема, что исходила от «Миранды».

Разработчик системы обычно является лучшим специалистом, чем ее заказчик. Именно он должен указывать на нереальные сроки аттестации в ГСССЗИ; именно он должен предлагать изменения в техзадание, когда видит, что его нынешняя редакция является проблемной и тому подобное.

Похоже, что здесь не было необходимого уровня активности.

То же самое касается претензий к неадекватному заполнению данных. Так, требования к верификации всех пунктов декларации были утверждены НАПК еще 10 июня, но если декларант указывает свой год рождения как 1800, а год рождения родителей как 2016, это должно вызывать по крайней мере предупреждение.

И в то же время стоит добавить – несмотря на серьезные претензии к «Миранде», многочисленные заявления о том, что она создала «дырявый продукт», который можно «проткнуть пальцем», остались неподтвержденными.

Даже по официальным данным НАПК (а эта структура в настоящее время является одним из публичных врагов «Миранды»!), за время работы системы не было ни одной успешной попытки постороннего вмешательства в систему.

Ни одной успешной! Хотя их было немало.

«За неделю работы система е-декларирования претерпела более чем 230 тысяч атак», —
говорит член НАПК Руслан Рябошапка. Эта цифра не «с потолка». ЕП имела возможность ознакомиться с докладом об » атаках на безопасность «, зафиксированных с 15 до 22 августа. Попытки взлома поделены на 61 тип, с количеством атак каждого типа.

Большая часть хакерских методов испытывалась несколько десятков или сотен раз. 5 типов атак имели 45-46 тысяч попыток. «Дырявая система» почему-то выстояла.

Конечно, это не гарантирует отсутствие дыр в системе, которые еще не были найдены, но – точно опровергает заявления о том, что ее так легко сломать.

Ответственность Программы развития ООН

Эта международная организация является, по сути, посредником по финансированию благотворительных проектов, и этот раз — не исключение. На этот раз ПРООН действовала по поручению правительства Дании и за деньги датского бюджета, где согласились дать средства для развития НАПК. Средства, которые Украина не смогла найти в собственном бюджете.

Мы уже упомянули, что ПРООН была назначена «вторым главным виновником».

Сторонники этой теории обычно утверждают, что «тендера не было», «Миранду назначили исполнителем» и делают вывод о коррупционном расходовании средств. Самая распространенная теория говорит, что «Миранда» связана с менеджером ПРООН данного проекта Иваном Пресняковым (хотя иллюстрация связи не приводится).

Вот только в самой ПРООН удивляются такому утверждению и говорят, что Пресняков был нанят… лишь в декабре 2015 года, когда «Миранда» уже выиграла тендер!

То есть главное обвинение просто лишено логики

Говорить об «отсутствии тендера» также нет оснований. Было 10 предложений – а это уже немалый конкурс.

«Открытый тендер был объявлен 28 сентября 2015, и завершен 18 октября 2015 года. В целом ПРООН получила 10 тендерных предложений.

Из этих 10 предложений одно было отклонено почтовой системой как содержащее вирус. ПРООН детально проверила этот случай, обратившись к ИТ департаменту штаб-квартиры ПРООН и корпорации Майкрософт, предоставляющей услуги электронной почты. Было подтверждено, что присланный архив был заражен вирусом и, соответственно, он был автоматически удален из почтовой системы.

Мы проинформировали компанию (участника тендера) об этом инциденте. Формальных письменных протестов с ее стороны не было.

С другими тендерными предложениями подобных инцидентов не возникало», — говорится в комментарии данного проекта ПРООН на запрос ЕвроПравды.

Но честность тендера еще не означает, что был отобран лучший претендент. И это, похоже, именно тот случай.

Ведь критерии отбора устанавливаются еще до начала конкурса.

В частности, важными критериями являются цена (по данным источников, предложение «Миранды» была самым дешевым) и качество оформления документации. Те, кто часто участвуют в международных тендерах, обладают такими навыками. Кстати, «Миранда» незадолго до того завершила крупный проект по построению базы данных по заказу Международной организации миграции. То есть навыки для участия в международных тендерах у них действительно были.

И это – не является незаконным.

Источник ЕП, информированный о ходе отбора, рассказал, что технические специалисты ПРООН «не склонялись к тому, чтобы отдавать победу Миранде», но отбор победителя проходил не по персональному решению, а по балльной системе. И «Миранда» — действительно победила.

Еще один вопрос, который отчасти можно адресовать ПРООН, — в отношении контроля качества. Так, для этого ПРООН наняла всемирно известную PricewaterhouseCoopers и IT-тестировщика компании Testlab2.

Но как же так случилось, что несмотря на их аудит, система содержала уязвимость в части защиты персональных данных?

Заявлено, что PwC проводили тест на проникновение, он гарантированно должен был выявить проблему с cookies! Возможно, просто задача была поставлена некорректно?

И мы не зря отметили, что ответственность ПРООН за контроль качества – лишь частичная. И эта доля меньше половины. Вот почему.

Ответственность НАПК

Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции сейчас уверяет, что «не имело никакого влияния» на подготовку программы, но документы свидетельствуют, что это не так – представители НАПК принимали участие в рабочих группах, принимавших продукт.

«У нас был активный диалог с мая, когда в НАПК определили, что за это направление отвечает Руслан Радецкий. Также с ним всегда был технический специалист НАПК, на тот момент еще внештатный, но потом он вошел в штат, – рассказывает Юрий Новиков. –

Более того, они в июне давали свои замечания, точнее, просьбы переделать некоторые элементы. Поэтому говорить, что они ничего не могли изменить – неправильно».
(обновлено: Радецкий в письменном комментарии ЕП заявил, что он не был ответственным за техническую составляющую декларирования, а только за проверку деклараций; он утверждает, что техническая сторона является зоной ответственности Натальи Корчак)

По словам Новикова, все замечания касались интерфейса «бэкофиса», то есть рабочих мест операторов НАПК. Ни одной из претензий к веб-интерфейсу электронных деклараций, которые звучат сейчас, тогда не было.

В общем, складывается впечатление, что в Нацагентстве подошли крайне формально к процессу подготовки системы е-деклараций и контроля за ней.

Хотя именно НАПК придется работать с этим инструментом. И они должны быть заинтересованы в его качестве как никто другой. Но…

ЕП пыталась получить комментарий председателя НАПК Натальи Корчак и ответственного за проверку электронных деклаций члена агентства Руслана Радецкого, но в последние дни они не имели времени для встречи.

Зато член агентства Руслан Рябошапка, с которым мы пообщались, утверждает: самым большим генератором проблем, которые в конечном итоге привели к задержке с аттестацией, стала Госспецсвязи.

«Сейчас я убежден, что это был умысел со стороны Госспецсвязи. Ведь была совокупность событий, сгенерированных с их стороны, каждая из которых отнимала несколько дней или недель.

Мне кажется, что была поставлена задача отсрочить запуск системы. Именно поэтому мы слышали от руководителя ГСССЗИ, что им нужно два месяца на экспертизу. А тогда сказали бы – видите, декларирование будет тянуться до декабря, то какой смысл подавать декларации.

И мы бы потеряли год», — пояснил он.

Ответственность Госспецсвязи

Преграды, которые были сгенерированы Госслужбой спецсвязи, мы подробно описывали в публикации от 14 августа. Тогда читатели обратили внимание на «особое мнение» представителя ГСССЗИ на протоколе приемки системы.

Источник ЕП в правительстве, видевший эти документы, уточнил: представитель Госспецсвязи написал о незащищенности системы BankID, которая в итоге стала одним из оснований отказать в аттестации е-декларирования.

Рябошапка подтвердил эти данные: «О BankID они написали, что не гарантируется безопасность, но ни разу от ГСССЗИ не прозвучало, что они не дадут сертификат. Если бы мы от них это услышали, это не стало бы такой неожиданностью перед 15 августа».

Рябошапка также рассказал о проблеме, из-за которой было потеряно два месяца для запуска системы.

Эта проблема имеет двух авторов: компанию УСС («дочку» Госспецсвязи), и собственно НАПК.
«Сначала они говорили, что должны были предоставить свои серверы для системы, впоследствии почему-то не нашли серверов и уже говорили об аренде, и в итоге – не смогли даже арендовать. Более того, были проблемы с помещением для хостинга серверов», — утверждает член НАПК.

Как выяснила ЕвроПравда, еще в середине апреля рассматривалась возможность того, что серверы системы е-деклараций будут размещены в ГП «УСС», ведь это логично – государственная система работает на государственной площадке. На тот момент программная часть трех модулей уже была готова и принята у разработчика. Оставалось только «положить» ее на сервер.

18 апреля датировано первое письмо Всемирного банка на главу НАПК Наталью Корчак, о котором известно ЕП, с просьбой решить этот вопрос как можно быстрее. Впоследствии, в конце апреля – поступило еще одно письменное напоминание. Но дальше разговоров дело не шло, у НАПК не было ни средств для финансирования серверов, ни даже понимания, когда они займутся решением проблемы.

Успокаивало лишь то, что госкомпания заверила: она найдет сервера, как только будут решены организационные вопросы.

В мае, когда ожидание стало слишком длительным, ПРООН решила финансировать развертывание системы за свой счет. Чтобы запустить эту процедуру, 20 мая разработчик обратился письмом к ПРООН (а ПРООН – к НАПК), напоминая о необходимости поставить серверы хоть где-нибудь, но с обеспечением требований ГСССЗИ.

Ответ не заставил себя ждать – и Госспецсвязи ответила (публикуем pdf-файл со сканом ответа): единственным вариантом является размещение на площадке ГП «УСС». Но там никак не могли найти сервера. Варианты развертывания системы у другого провайдера были отброшены. В НАПК напомнили (публикуем pdf-файл со сканом письма НАПК): государственная площадка является безальтернативной.

В итоге все согласовали, УСС пообещало все же найти оборудование. 15 июня в ГП «УСС» снова заверили, что техника уже есть, и даже сообщили конкретные параметры оборудования (публикуем pdf-файл со сканом письма).

Но 22 июня из УСС неожиданно сообщили… что серверов нет и не будет. Потому что их нужно закупать через тендер, а процедура длинная.

Когда выяснилось, что хостинг сорвался, а до сдачи проекта почти не осталось времени, было согласовано решение арендовать сервера за деньги ПРООН. И хотя процедуры сократили до невероятно сжатых, это удалось сделать только в начале июля.

Именно эта аренда впоследствии стала ключевой претензией к ПРООН (и, почему-то, к «Миранде»), когда Госспецсвязи зарубила аттестацию системы!

«Если проблемы, связанные с BankID и с серверным оборудованием, были с самого начала, почему было не сообщить об этом? Ведь в ГСССЗИ знали, какой будет система и знали ее параметры. Выходит, они с июня знали, что это станет преградой для аттестации, и не сообщили нам?» — удивляется Руслан Рябошапка.

А теперь самое интересное: как известно, 31 августа ГСССЗИ аттестовал систему, объявив, что проблемы с серверами решены. Для поиска и оформления законного пути понадобилось не больше недели.

Что мешало вертикали Госспецсвязи предложить и провести точно такой законный вариант в июне, в июле или в начале августа? Был ли это злой умысел и попытка любым образом сорвать аттестацию системы, или просто нежелание работать?

Оставим это вопрос открытым.

Напомним лишь, что ГП «УСС» опять всплыло в публичном пространстве в конце августа. Это именно та госструктура, которая подделала электронный ключ на имя члена НАПК Руслана Рябошапки.
Интересное «совпадение»…

И, напоследок, еще один интересный эпизод от вертикали Госспецсвязи.

Напомним, о событиях середины августа: ГСССЗИ утверждает, что получило документацию от НАПК только во второй половине дня 10 августа и только с того момента начало экспертизу системы е-деклараций. К слову, у нас есть свидетельство о том, что председатель ГСССЗИ Леонид Евдоченко был в НАПК еще 8 августа, когда там уже была вся документация, но отказался забирать ее, затянув процесс на два дня.

Но оставим это за скобками, самое интересное – другое.

Представляли ли вы, что специалисты Держпецзв’язку с рабочих компьютеров пробовали «обвалить» сайт НАПК?

Но это действительно произошло! При чем произошло еще до начала сертификации, когда никто никого не должен «проверять». И самое главное – они «ломали» не защищенную систему е-деклараций, а сайт-визитку Агентства, размещенный на обычном коммерческом хостинге!

Яркое свидетельство «квалификации»…

Вашему вниманию – скриншот сообщения, которое поступило от компании-хостера

Итак, в течение 9-10 августа кто-то организовал DoS-атаку на сайт-визитку НАПК с ip-адреса 193.29.204.19

Несложно найти, кому принадлежит этот адрес – данная информация является публичной. Это – один из адресов, которые использует Госспецсвязи!

Добавим, что руководство НАПК знает об этой истории. Но почему-то решило не делать ее публичной.
«Европейская правда» обращалась письменно к ГСССЗИ и ГП «УСС» с конкретными вопросами по ситуации с е-декларированием, но там (в нарушение законов «Об обращениях граждан» и «Об информации» письменно отказались отвечать и посоветовали «читать официальный сайт»)

Что дальше?

Итак, несмотря на все проблемы и все попытки заблокировать процесс, 1 сентября электронное декларирование заработало.

Хотя нет, «заработало» — неправильный термин.

Наиболее корректно говорить, что система получила фиктивный аттестат безопасности.

В том, что Госспецсвязи самом деле не проводила настоящей аттестации или даже тестирования системы, на утро 1 сентября убедились все.

Программный комплекс электронных деклараций доступен, но не работает.

В первый день он вообще не воспринимал электронные ключи и не позволял заполнять декларации. 2 сентября во второй половине дня подавляющее большинство ключей (но не все) стали восприниматься, но дойти до представления декларации также не всем удается.

При этом валидация данных – разрушена, к примеру, по состоянию на 1 сентября можно было написать фамилию на английском, а иметь родственников без гражданства было «запрещено».

И самое главное: отображение внесенных деклараций не работает вообще. По крайней мере, по состоянию на вечер 2 сентября.

Разработчики предполагают, что модуль отображения, который является достаточно сложным, «сломан».

Если откровенно, то такое развитие не является удивительным.

Все специалисты предупреждали, что в такие сжатые сроки просто невозможно доработать сложный программный силами госоргана, который не принимал участие в его разработке (и не имеет в штате тех, кто знаком с кодом).

Поломать – можно. Собственно, это и произошло.

Возможно ли исправить систему сейчас? Да, и это не слишком сложно (и, очевидно бесплатно), если привлечь разработчика (ведь он уже получил все средства за продукт).

В принципе, можно обойтись без услуг «Миранды», если это решение является принципиальным, привлекая стороннего подрядчика – это будет сложнее, дольше и потребует финансирования, но это также реальный вариант.

И, наконец, третья опция – продолжать работы силами Госспецсвязи. В квалификации которой убедились пожалуй все.

По логике, государство должно было бы категорически отвергнуть третий вариант. Но учитывая, что правительство после всего, что произошло, до сих пор не отправило в отставку Евдоченко, мы не можем исключить, что Госспецсвязи поручат «ломать» систему и в дальнейшем.

Единственное, что вселяет оптимизм – то, что в таком развитии событий не заинтересован прежде всего президент.

Еще 14 августа мы писали, что он знал и минимум санкционировал задержку с предоставлением аттестата. Но невероятный международный скандал, который поднялся после этого, заставил АП пересмотреть позицию.

Несколько не зависимых друг от друга источников подтвердили: именно Порошенко сыграл ключевую роль в том, чтобы система получила сертификат.

В АП наконец поняли, что Запад не простит этого Киеву.

В последнем обращении Порошенко по е-декларированию есть важные слова о том, что система должна работать «вместе с административной и уголовной ответственностью за нарушение порядка ее представления или предоставления недостоверных сведений».

И Запад будет следить, чтобы это обещание было выполнено, а план по срыву запуска системы не превратился в план «вычищения» уголовной ответственноти из законодательства.

Европейская правдаСергей Сидоренко

В ночь на 1 сентября в Украине снова появилось электронное декларирование.

Есть основания надеяться, что надолго. Но нет оснований говорить, что качественно.

Программная система, представленная «Мирандой» и заблокированная государством три недели назад, содержала ряд проблем и нарушений технического задания, но после «исправления» Госспецсвязью она вообще перестала работать в штатном режиме и, несмотря на официальное открытие, до сих пор находится на доработке.

К счастью, нынешние (и так же предыдущие) проблемы не являются сверхкритическими, они вполне могут и должны быть исправлены – лишь бы хватило профессиональных способностей тех, кто занимается системой сейчас.

И самое главное, что между ситуацией сегодня и в августе есть существенные различия.

Кое-что, конечно, не изменилось. Как и раньше, преградой к е-декларированию остается серия ошибок всех причастных сторон, которые тянутся еще с прошлого года.

Как и раньше, проблемой остается вопиющая некомпетентность отдельных игроков этого процесса.
Никуда не делось желание отдельных политиков полностью отменить или выхолостить систему е-деклараций.

Но есть и изменения – некоторые к лучшему, некоторые к худшему.

Негативом, в частности, является то, что вертикаль Госспецсвязи, которая дискредитировала себя во время конфликта вокруг е-деклараций, за последние недели только усилила позиции. Именно они почему-то получили задание разработать 4 и 5 блоки системы. Почему-то речь идет о разработке «с нуля», вместо доработки существующих блоков.

И поэтому не стоит исключать новые «сюрпризы» во внедрении е-декларирования, далее в статье – подробнее о них.

Зато главный позитив:
источники подтверждают, что президент Порошенко наконец выбрал «светлую сторону» в данном конфликте.

Его вмешательство поставило крест на идее отказаться от е-декларирования, и именно поэтому мы начали с оптимизма: похоже, что на этот раз система заработала надолго. Более того, президент публично заявил, что уголовная ответственность за ложь в декларациях будет сохранена. Похоже, в АП наконец поняли критическую важность вопроса.

Правда, до готовности признать собственные ошибки государство до сих пор не созрело. Даже тогда, когда они очевидны.

Итак, как «ЕвроПравда» обещала в предыдущей публикации, мы возвращаемся к теме электронных деклараций – и к событиям прошлого, и к возможным сценариям будущего.

Кого «благодарить»?

ЕП еще три недели назад, 14 августа, опубликовала детальное расследование относительно участия Госспецсвязи (ГСССЗИ, Государственная служба специальной связи и защиты информации) в срыве своевременного запуска электронного декларирования.

Все документы и заключения, изложенные там, остаются актуальными. Есть и новые, до которых мы дойдем позже в этой статье. И хотя роль ГСССЗИ в данном процессе является действительно «выдающейся», неправильно останавливаться только на них.

К глубокому кризису е-декларирования привело совпадение злого умысла, ошибок и банального разгильдяйства со стороны всех участников процесса – от заказчиков до аудиторов.

И хотя «степень вины» – разная, стоит остановиться на каждом из учасников (просим прощения за большое количество технических деталей на следующих нескольких страницах, кто не желает углубляться в вопрос «кто виноват», может пропустить следующие блоки).

Ответственность «Миранды»

Разработчика программного комплекса е-деклараций власть назначила «официальным виновным во всех проблемах». (Одновременно был избран «неофициальный виновник» — в публичном пространстве, а также от должностных лиц, не связанных с президентской вертикалью, продвигается мысль, что виновных двое: ООО «Миранда» и ПРООН).

Дошло до того, что в разгар скандала – в начале позапрошлой недели – министр иностранных дел Павел Климкин лично звонил в Нью-Йорк, чтобы заверить руководство ПРООН: «мы уже определили виновного, все проблемы с е-декларированием возникли исключительно из-за плохого подрядчика, отобранного вами, но к самому ПРООН Киев не имеет претензий».

Сигнал, о котором узнали все международные миссии в Киеве, был воспринят как странный – Климкину не поверили.

Но это вовсе не означает, что на «Миранде» нет вины. Она есть. И значительная.

Не откроем ничего нового, и это необходимо еще раз зафиксировать: продукт, который был сдан в эксплуатацию (а по состоянию на 12 августа все верили, что речь пойдет о промышленной эксплуатации, а не тестовой), имел целый ряд проблем.

В том числе было нарушено техническое задание в части безопасности, что выяснилось после выхода системы в публичный доступ.

Для тех, кто следил за темой – речь идет о «проблеме кукиз» — на компьютере, где заполняли декларацию, оставалась техническая информация. Из-за этого другой человек, сев за этот компьютер, мог просмотреть закрытые персональные данные.

К слову, эта уязвимость не позволяла изменить чужую декларацию, для подписи декларации нужен электронный ключ, да и произвольная смена уже поданной декларации не является возможной. Но тем не менее, возможность утечки персональных данных – неприемлема.

Отвечая на запрос ЕП по этому поводу, директор «Миранды» Юрий Новиков признал ошибку. «Ее несложно исправить. Мы подготовили патч к системе, который исправлял эту уязвимость, уменьшили продолжительность сессии, и 22 августа мы были готовы установить его в систему, но не получили разрешения НАПК», — пояснил он.

Еще одна весомая проблема защиты персональных данных – то, что почта от системы е-деклараций пересылалась через почтовый сервер «Миранды». «А что нам было делать, если НАПК требовал сдать систему, а своего почтового сервера у них не было», — объясняет Новиков.

По мнению ЕП, это объяснение — не убедительное. Разработчик должен НАСТОЯТЬ, что такую систему недопустимо сдавать в эксплуатацию. Должен был предвидеть, что такая система вряд ли будет сертифицирована, а если и будет, то ее использование вызовет массу вопросов.

И это, пожалуй, самая масштабная проблема, что исходила от «Миранды».

Разработчик системы обычно является лучшим специалистом, чем ее заказчик. Именно он должен указывать на нереальные сроки аттестации в ГСССЗИ; именно он должен предлагать изменения в техзадание, когда видит, что его нынешняя редакция является проблемной и тому подобное.

Похоже, что здесь не было необходимого уровня активности.

То же самое касается претензий к неадекватному заполнению данных. Так, требования к верификации всех пунктов декларации были утверждены НАПК еще 10 июня, но если декларант указывает свой год рождения как 1800, а год рождения родителей как 2016, это должно вызывать по крайней мере предупреждение.

И в то же время стоит добавить – несмотря на серьезные претензии к «Миранде», многочисленные заявления о том, что она создала «дырявый продукт», который можно «проткнуть пальцем», остались неподтвержденными.

Даже по официальным данным НАПК (а эта структура в настоящее время является одним из публичных врагов «Миранды»!), за время работы системы не было ни одной успешной попытки постороннего вмешательства в систему.

Ни одной успешной! Хотя их было немало.

«За неделю работы система е-декларирования претерпела более чем 230 тысяч атак», —
говорит член НАПК Руслан Рябошапка. Эта цифра не «с потолка». ЕП имела возможность ознакомиться с докладом об » атаках на безопасность «, зафиксированных с 15 до 22 августа. Попытки взлома поделены на 61 тип, с количеством атак каждого типа.

Большая часть хакерских методов испытывалась несколько десятков или сотен раз. 5 типов атак имели 45-46 тысяч попыток. «Дырявая система» почему-то выстояла.

Конечно, это не гарантирует отсутствие дыр в системе, которые еще не были найдены, но – точно опровергает заявления о том, что ее так легко сломать.

Ответственность Программы развития ООН

Эта международная организация является, по сути, посредником по финансированию благотворительных проектов, и этот раз — не исключение. На этот раз ПРООН действовала по поручению правительства Дании и за деньги датского бюджета, где согласились дать средства для развития НАПК. Средства, которые Украина не смогла найти в собственном бюджете.

Мы уже упомянули, что ПРООН была назначена «вторым главным виновником».

Сторонники этой теории обычно утверждают, что «тендера не было», «Миранду назначили исполнителем» и делают вывод о коррупционном расходовании средств. Самая распространенная теория говорит, что «Миранда» связана с менеджером ПРООН данного проекта Иваном Пресняковым (хотя иллюстрация связи не приводится).

Вот только в самой ПРООН удивляются такому утверждению и говорят, что Пресняков был нанят… лишь в декабре 2015 года, когда «Миранда» уже выиграла тендер!

То есть главное обвинение просто лишено логики

Говорить об «отсутствии тендера» также нет оснований. Было 10 предложений – а это уже немалый конкурс.

«Открытый тендер был объявлен 28 сентября 2015, и завершен 18 октября 2015 года. В целом ПРООН получила 10 тендерных предложений.

Из этих 10 предложений одно было отклонено почтовой системой как содержащее вирус. ПРООН детально проверила этот случай, обратившись к ИТ департаменту штаб-квартиры ПРООН и корпорации Майкрософт, предоставляющей услуги электронной почты. Было подтверждено, что присланный архив был заражен вирусом и, соответственно, он был автоматически удален из почтовой системы.

Мы проинформировали компанию (участника тендера) об этом инциденте. Формальных письменных протестов с ее стороны не было.

С другими тендерными предложениями подобных инцидентов не возникало», — говорится в комментарии данного проекта ПРООН на запрос ЕвроПравды.

Но честность тендера еще не означает, что был отобран лучший претендент. И это, похоже, именно тот случай.

Ведь критерии отбора устанавливаются еще до начала конкурса.

В частности, важными критериями являются цена (по данным источников, предложение «Миранды» была самым дешевым) и качество оформления документации. Те, кто часто участвуют в международных тендерах, обладают такими навыками. Кстати, «Миранда» незадолго до того завершила крупный проект по построению базы данных по заказу Международной организации миграции. То есть навыки для участия в международных тендерах у них действительно были.

И это – не является незаконным.

Источник ЕП, информированный о ходе отбора, рассказал, что технические специалисты ПРООН «не склонялись к тому, чтобы отдавать победу Миранде», но отбор победителя проходил не по персональному решению, а по балльной системе. И «Миранда» — действительно победила.

Еще один вопрос, который отчасти можно адресовать ПРООН, — в отношении контроля качества. Так, для этого ПРООН наняла всемирно известную PricewaterhouseCoopers и IT-тестировщика компании Testlab2.

Но как же так случилось, что несмотря на их аудит, система содержала уязвимость в части защиты персональных данных?

Заявлено, что PwC проводили тест на проникновение, он гарантированно должен был выявить проблему с cookies! Возможно, просто задача была поставлена некорректно?

И мы не зря отметили, что ответственность ПРООН за контроль качества – лишь частичная. И эта доля меньше половины. Вот почему.

Ответственность НАПК

Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции сейчас уверяет, что «не имело никакого влияния» на подготовку программы, но документы свидетельствуют, что это не так – представители НАПК принимали участие в рабочих группах, принимавших продукт.

«У нас был активный диалог с мая, когда в НАПК определили, что за это направление отвечает Руслан Радецкий. Также с ним всегда был технический специалист НАПК, на тот момент еще внештатный, но потом он вошел в штат, – рассказывает Юрий Новиков. –

Более того, они в июне давали свои замечания, точнее, просьбы переделать некоторые элементы. Поэтому говорить, что они ничего не могли изменить – неправильно».
(обновлено: Радецкий в письменном комментарии ЕП заявил, что он не был ответственным за техническую составляющую декларирования, а только за проверку деклараций; он утверждает, что техническая сторона является зоной ответственности Натальи Корчак)

По словам Новикова, все замечания касались интерфейса «бэкофиса», то есть рабочих мест операторов НАПК. Ни одной из претензий к веб-интерфейсу электронных деклараций, которые звучат сейчас, тогда не было.

В общем, складывается впечатление, что в Нацагентстве подошли крайне формально к процессу подготовки системы е-деклараций и контроля за ней.

Хотя именно НАПК придется работать с этим инструментом. И они должны быть заинтересованы в его качестве как никто другой. Но…

ЕП пыталась получить комментарий председателя НАПК Натальи Корчак и ответственного за проверку электронных деклаций члена агентства Руслана Радецкого, но в последние дни они не имели времени для встречи.

Зато член агентства Руслан Рябошапка, с которым мы пообщались, утверждает: самым большим генератором проблем, которые в конечном итоге привели к задержке с аттестацией, стала Госспецсвязи.

«Сейчас я убежден, что это был умысел со стороны Госспецсвязи. Ведь была совокупность событий, сгенерированных с их стороны, каждая из которых отнимала несколько дней или недель.

Мне кажется, что была поставлена задача отсрочить запуск системы. Именно поэтому мы слышали от руководителя ГСССЗИ, что им нужно два месяца на экспертизу. А тогда сказали бы – видите, декларирование будет тянуться до декабря, то какой смысл подавать декларации.

И мы бы потеряли год», — пояснил он.

Ответственность Госспецсвязи

Преграды, которые были сгенерированы Госслужбой спецсвязи, мы подробно описывали в публикации от 14 августа. Тогда читатели обратили внимание на «особое мнение» представителя ГСССЗИ на протоколе приемки системы.

Источник ЕП в правительстве, видевший эти документы, уточнил: представитель Госспецсвязи написал о незащищенности системы BankID, которая в итоге стала одним из оснований отказать в аттестации е-декларирования.

Рябошапка подтвердил эти данные: «О BankID они написали, что не гарантируется безопасность, но ни разу от ГСССЗИ не прозвучало, что они не дадут сертификат. Если бы мы от них это услышали, это не стало бы такой неожиданностью перед 15 августа».

Рябошапка также рассказал о проблеме, из-за которой было потеряно два месяца для запуска системы.

Эта проблема имеет двух авторов: компанию УСС («дочку» Госспецсвязи), и собственно НАПК.
«Сначала они говорили, что должны были предоставить свои серверы для системы, впоследствии почему-то не нашли серверов и уже говорили об аренде, и в итоге – не смогли даже арендовать. Более того, были проблемы с помещением для хостинга серверов», — утверждает член НАПК.

Как выяснила ЕвроПравда, еще в середине апреля рассматривалась возможность того, что серверы системы е-деклараций будут размещены в ГП «УСС», ведь это логично – государственная система работает на государственной площадке. На тот момент программная часть трех модулей уже была готова и принята у разработчика. Оставалось только «положить» ее на сервер.

18 апреля датировано первое письмо Всемирного банка на главу НАПК Наталью Корчак, о котором известно ЕП, с просьбой решить этот вопрос как можно быстрее. Впоследствии, в конце апреля – поступило еще одно письменное напоминание. Но дальше разговоров дело не шло, у НАПК не было ни средств для финансирования серверов, ни даже понимания, когда они займутся решением проблемы.

Успокаивало лишь то, что госкомпания заверила: она найдет сервера, как только будут решены организационные вопросы.

В мае, когда ожидание стало слишком длительным, ПРООН решила финансировать развертывание системы за свой счет. Чтобы запустить эту процедуру, 20 мая разработчик обратился письмом к ПРООН (а ПРООН – к НАПК), напоминая о необходимости поставить серверы хоть где-нибудь, но с обеспечением требований ГСССЗИ.

Ответ не заставил себя ждать – и Госспецсвязи ответила (публикуем pdf-файл со сканом ответа): единственным вариантом является размещение на площадке ГП «УСС». Но там никак не могли найти сервера. Варианты развертывания системы у другого провайдера были отброшены. В НАПК напомнили (публикуем pdf-файл со сканом письма НАПК): государственная площадка является безальтернативной.

В итоге все согласовали, УСС пообещало все же найти оборудование. 15 июня в ГП «УСС» снова заверили, что техника уже есть, и даже сообщили конкретные параметры оборудования (публикуем pdf-файл со сканом письма).

Но 22 июня из УСС неожиданно сообщили… что серверов нет и не будет. Потому что их нужно закупать через тендер, а процедура длинная.

Когда выяснилось, что хостинг сорвался, а до сдачи проекта почти не осталось времени, было согласовано решение арендовать сервера за деньги ПРООН. И хотя процедуры сократили до невероятно сжатых, это удалось сделать только в начале июля.

Именно эта аренда впоследствии стала ключевой претензией к ПРООН (и, почему-то, к «Миранде»), когда Госспецсвязи зарубила аттестацию системы!

«Если проблемы, связанные с BankID и с серверным оборудованием, были с самого начала, почему было не сообщить об этом? Ведь в ГСССЗИ знали, какой будет система и знали ее параметры. Выходит, они с июня знали, что это станет преградой для аттестации, и не сообщили нам?» — удивляется Руслан Рябошапка.

А теперь самое интересное: как известно, 31 августа ГСССЗИ аттестовал систему, объявив, что проблемы с серверами решены. Для поиска и оформления законного пути понадобилось не больше недели.

Что мешало вертикали Госспецсвязи предложить и провести точно такой законный вариант в июне, в июле или в начале августа? Был ли это злой умысел и попытка любым образом сорвать аттестацию системы, или просто нежелание работать?

Оставим это вопрос открытым.

Напомним лишь, что ГП «УСС» опять всплыло в публичном пространстве в конце августа. Это именно та госструктура, которая подделала электронный ключ на имя члена НАПК Руслана Рябошапки.
Интересное «совпадение»…

И, напоследок, еще один интересный эпизод от вертикали Госспецсвязи.

Напомним, о событиях середины августа: ГСССЗИ утверждает, что получило документацию от НАПК только во второй половине дня 10 августа и только с того момента начало экспертизу системы е-деклараций. К слову, у нас есть свидетельство о том, что председатель ГСССЗИ Леонид Евдоченко был в НАПК еще 8 августа, когда там уже была вся документация, но отказался забирать ее, затянув процесс на два дня.

Но оставим это за скобками, самое интересное – другое.

Представляли ли вы, что специалисты Держпецзв’язку с рабочих компьютеров пробовали «обвалить» сайт НАПК?

Но это действительно произошло! При чем произошло еще до начала сертификации, когда никто никого не должен «проверять». И самое главное – они «ломали» не защищенную систему е-деклараций, а сайт-визитку Агентства, размещенный на обычном коммерческом хостинге!

Яркое свидетельство «квалификации»…

Вашему вниманию – скриншот сообщения, которое поступило от компании-хостера

Итак, в течение 9-10 августа кто-то организовал DoS-атаку на сайт-визитку НАПК с ip-адреса 193.29.204.19

Несложно найти, кому принадлежит этот адрес – данная информация является публичной. Это – один из адресов, которые использует Госспецсвязи!

Добавим, что руководство НАПК знает об этой истории. Но почему-то решило не делать ее публичной.
«Европейская правда» обращалась письменно к ГСССЗИ и ГП «УСС» с конкретными вопросами по ситуации с е-декларированием, но там (в нарушение законов «Об обращениях граждан» и «Об информации» письменно отказались отвечать и посоветовали «читать официальный сайт»)

Что дальше?

Итак, несмотря на все проблемы и все попытки заблокировать процесс, 1 сентября электронное декларирование заработало.

Хотя нет, «заработало» — неправильный термин.

Наиболее корректно говорить, что система получила фиктивный аттестат безопасности.

В том, что Госспецсвязи самом деле не проводила настоящей аттестации или даже тестирования системы, на утро 1 сентября убедились все.

Программный комплекс электронных деклараций доступен, но не работает.

В первый день он вообще не воспринимал электронные ключи и не позволял заполнять декларации. 2 сентября во второй половине дня подавляющее большинство ключей (но не все) стали восприниматься, но дойти до представления декларации также не всем удается.

При этом валидация данных – разрушена, к примеру, по состоянию на 1 сентября можно было написать фамилию на английском, а иметь родственников без гражданства было «запрещено».

И самое главное: отображение внесенных деклараций не работает вообще. По крайней мере, по состоянию на вечер 2 сентября.

Разработчики предполагают, что модуль отображения, который является достаточно сложным, «сломан».

Если откровенно, то такое развитие не является удивительным.

Все специалисты предупреждали, что в такие сжатые сроки просто невозможно доработать сложный программный силами госоргана, который не принимал участие в его разработке (и не имеет в штате тех, кто знаком с кодом).

Поломать – можно. Собственно, это и произошло.

Возможно ли исправить систему сейчас? Да, и это не слишком сложно (и, очевидно бесплатно), если привлечь разработчика (ведь он уже получил все средства за продукт).

В принципе, можно обойтись без услуг «Миранды», если это решение является принципиальным, привлекая стороннего подрядчика – это будет сложнее, дольше и потребует финансирования, но это также реальный вариант.

И, наконец, третья опция – продолжать работы силами Госспецсвязи. В квалификации которой убедились пожалуй все.

По логике, государство должно было бы категорически отвергнуть третий вариант. Но учитывая, что правительство после всего, что произошло, до сих пор не отправило в отставку Евдоченко, мы не можем исключить, что Госспецсвязи поручат «ломать» систему и в дальнейшем.

Единственное, что вселяет оптимизм – то, что в таком развитии событий не заинтересован прежде всего президент.

Еще 14 августа мы писали, что он знал и минимум санкционировал задержку с предоставлением аттестата. Но невероятный международный скандал, который поднялся после этого, заставил АП пересмотреть позицию.

Несколько не зависимых друг от друга источников подтвердили: именно Порошенко сыграл ключевую роль в том, чтобы система получила сертификат.

В АП наконец поняли, что Запад не простит этого Киеву.

В последнем обращении Порошенко по е-декларированию есть важные слова о том, что система должна работать «вместе с административной и уголовной ответственностью за нарушение порядка ее представления или предоставления недостоверных сведений».

И Запад будет следить, чтобы это обещание было выполнено, а план по срыву запуска системы не превратился в план «вычищения» уголовной ответственноти из законодательства.

Европейская правда

Деньги в обмен на реформы: почему Банковая отказалась срывать е-декларированиеДеньги в обмен на реформы: почему Банковая отказалась срывать е-декларирование

Сергей Сидоренко

Сайт президента Петра Порошенко, а тем более – его официальные Facebook и twitter в последние четыре дня излучают оптимизм.

Медовый спас, победа Верняева на Олимпийских играх, поздравления других медалистов. Ну и только в среду вечером – беседа с президентом Европейского совета Дональдом Туском о событиях в Крыму более чем недельной давности.

О ключевых событиях последних дней – ни слова. Параллельная реальность.

Президент, если исходить из публичных сообщений, как будто и не заметил скандального срыва электронного декларирования, произошедшего по вине и по инициативе украинских чиновников.

Якобы мимо внимания главы государства прошел и конфликт силовых ведомств, НАБУ и ГПУ, который в СМИ все чаще называют «прокурорской войной».

Но внешние признаки обманчивы. Есть достаточно оснований утверждать: по крайней мере, кризис с е-декларированием Порошенко пришлось разруливать лично. Точнее, сначала была попытка скрыть, а когда выяснилось, что шансов нет – пришлось решать.

Следствием этого стала новость минувшей ночи: президент поручил до 31 августа выдать аттестат на систему е-декларирования.

Мы выяснили, что предшествовало и что привело к такому решению.

«Европейская правда» готовит подробное расследование о событиях последних месяцев и о том, как возник и развивался конфликт вокруг е-декларирования. Даже имеющиеся документы свидетельствуют, что события там разворачивались интересные. Открыть эти данные стоит позже, когда е-декларированию уже ничто не будет грозить.

А теперь – о не менее интересных событиях последних дней и о том, кто же заставил власть изменить свою линию.

Протест на Печерских холмах

О развитии событий вокруг е-декларирования вплоть до конца прошлой недели «Европейская правда» уже рассказывала в детальном расследовании «Кто сорвал электронное декларирование: хронология и документы».

В следующие дни редакция получила дополнительные документы в подтверждение наших выводов. А феерическое заявление секретаря СНБО утром 16 августа, в котором Александр Турчинов лично встал на защиту руководства Госспецсвязи и пообещал лично «организовать построение системы е-декларирования» вместо той, что уже имеется на балансе НАПК, не оставляла сомнений в том, что система нацелена на длительную борьбу и не планирует сдавать позиции.

Уверенности противникам полноценного электронного декларирования придавала достаточно вялая реакция Запада в понедельник. Вряд ли напоминание со стороны ЕС о своем прошлом заявлении было тем, что способно поколебать позиции Турчинова.

Сторонники срыва аттестации столкнулись с серьезной внутренней «фрондой».

Ключевые лица правительства не захотели присоединиться к линии власти.

Запуск е-декларирования без сертификации – это разрешение на сокрытие доходов, заявила вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе.

А премьер-министр Владимир Гройсман пообещал перезапустить е-декларирование и наказать виновных.

Не все протесты были публичными. Есть информация от заслуживающих доверия источников о поддержке со стороны других министров. В частности, стоит поблагодарить министра юстиции Павла Петренко, который убеждал коллег в юридических проблемах в связи с запуском неаттестованной системы.

И, наконец, серьезным ударом стала категоричная позиция министра финансов Александра Данилюка. Источники свидетельствуют, что он поставил вопрос ребром: если ситуацию не решат в ближайшие дни, он подает в отставку. Один из собеседников ЕП говорит, что звучал срок в три дня.

Проверить и подтвердить эту информацию вряд ли возможно, но она не кажется странной. Именно министр финансов будет нести ответственность за срыв бюджета в случае, если не поступит транш МВФ. А транш не поступит без начала полноценной работы системы. Если кратко, то это означало бы, что Данилюка подставили.

Но главным аргументом, сместившим чаши весов, стало не сопротивление Кабмина, а давление Запада.

Международный валютный аттестат

Часть событий, связанных с реакцией Запада, известна. Но не все.

Начиная с вечера понедельника международные партнеры Украины осознали: ситуация действительно угрожающая. Реагировать нужно.

В конце дня в понедельник появилась краткое, но недвусмысленное заявление посольства ЕС. Главная мысль – «мы разочарованы».

В разговоре Порошенко с Туском, который состоялась в среду, этот вопрос также звучал. «Собеседники также обсудили вопросы перспектив принятия в ближайшее время Евросоюзом решения о либерализации визового режима для граждан Украины и скоординировали дальнейшие шаги в этом направлении», – сообщает президентская пресс-служба. У Туска детали не уточнили, но позиция ЕС стала известна в тот же день.

В среду появилось беспрецедентное совместное заявление посольств стран-членов Евросоюза и представительства ЕС в Украине.

Беспрецедентно оно и по тональности: в ЕС обычно избегают резких формулировок, оставляя место для дипломатических полутонов.

… и по формату: согласовать позицию ВСЕХ посольств, да еще и убедить их в том, что жесткость должна быть соблюдена – сверхсложно, и это возможно только в случае, если ситуация чрезвычайная.

… и по времени публикации: ведь летом нет на месте первых лиц посольств, которые обычно предпочитают лично согласовывать жесткие шаги.

Поэтому критика со стороны ЕС оказалась серьезным аргументом.

Но, по нашей оценке, не она стала решающим фактором.

Во вторник вечером в игру официально вступил Международный валютный фонд.

Сразу несколько источников сообщили «Европейской правде» о направленном в Украину из Вашингтона письме руководителя миссии фонда, Рона ван Роодена; его адресатами стали лично Гройсман, несколько ключевых министров и глава НАПК Наталия Корчак. Копия документа есть в нескольких дипмиссиях в Киеве, хотя их и нет в перечне адресатов.

Документ датирован 16 августа, но из-за разницы во времени в Киеве его, похоже, прочитали утром 17 августа.

Сигнал МВФ не оставляет пространства для разночтений. Начав с короткого упоминания о том, что Украина успешно двигалась к выполнению требований МВФ, в фонде сразу перешли к делу и сообщили Киеву: сейчас это движение остановлено.

«Без сертификации система не будет считаться рабочей и не будет соответствовать обязательствам по программе, поддержанной МВФ. Поэтому мы призываем вас безотлагательно исправить этот недостаток», — говорится в документе, с которым имела возможность ознакомиться «Европейская правда».

Сложившаяся ситуация не оставляла другого пути, кроме возврата на путь аттестации. И Госспецсвязь, у которой перед тем было указание любой ценой тормозить предоставление сертификата, в среду вечером получила противоположную директиву.

Помощь из Украины

15 августа «Европейская правда» сознательно подставила себя под шквал общественной критики, опубликовав редакционную статью с призывом приостановить предоставление Украине «безвиза» и финансовой помощи.

Шаг был непростой и конфликтный, и массив непубличной информации, которой мы располагали на тот момент (и которая впоследствии получила дополнительное подтверждение документами и действиями), не оставил сомнений: он безальтернативен.

Мы действительно были в шаге от пропасти.

После того как власть (и Западу безразлично, какая именно ее часть за это ответственна!) с конца июля начала сознательно, целенаправленно и не слишком тайно разрушать систему е-декларирования, а 14 августа – запустила ее в работу, несмотря на отсутствие сертификата, Украина оказалась на распутье.

Безвизовый режим как таковой (а транш МВФ и подавно) и для Киева в целом, и для Порошенко в частности, действительно важны. Об отказе от них на Банковой даже речь не шла. Но на столе были два пути к этой цели:

1)
вернуться в правовое поле и исправить ситуацию;

2)
попытаться убедить ЕС и страны-члены, что ничего серьезного не произошло, мол, посмотрите – декларирование работает, портал в интернете запущен. А технические недостатки ликвидируем со временем (вот только используем эту лазейку и оттянем декларирование до 2017 года).

Сложно сказать, почему Банковая всерьез планировала избрать второй путь – то ли из-за недооценки рисков, то из других побуждений. Но этот путь был убийственным для Украины.

В ДССЗЗИ заявляли, что им нужно «два месяца» на подготовку аттестата, хотя затягивание процесса даже до середины сентября, а тем более до октября, грозило необратимыми последствиями.
Чрезвычайная ситуация требует чрезвычайных действий.

Этот выбор необходимо было остановить. И это удалось сделать. И если бы сейчас, зная о дальнейших событиях, мы могли вернуться на три дня назад, редакция поступила бы так же, с еще большей уверенностью.

А как только ДССЗЗИ выполнит договоренность и предоставит сертификат, «Европейская правда» безотлагательно включится в адвокационную кампанию за быструю и безусловную отмену виз для граждан Украины – как мы и действовали в течение весны и лета.

И теперь (если Киев не отступится от выбранного пути) есть все основания рассчитывать: в этом году Украина получит безвизовый режим. Надеемся, даже осенью.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Сайт президента Петра Порошенко, а тем более – его официальные Facebook и twitter в последние четыре дня излучают оптимизм.

Медовый спас, победа Верняева на Олимпийских играх, поздравления других медалистов. Ну и только в среду вечером – беседа с президентом Европейского совета Дональдом Туском о событиях в Крыму более чем недельной давности.

О ключевых событиях последних дней – ни слова. Параллельная реальность.

Президент, если исходить из публичных сообщений, как будто и не заметил скандального срыва электронного декларирования, произошедшего по вине и по инициативе украинских чиновников.

Якобы мимо внимания главы государства прошел и конфликт силовых ведомств, НАБУ и ГПУ, который в СМИ все чаще называют «прокурорской войной».

Но внешние признаки обманчивы. Есть достаточно оснований утверждать: по крайней мере, кризис с е-декларированием Порошенко пришлось разруливать лично. Точнее, сначала была попытка скрыть, а когда выяснилось, что шансов нет – пришлось решать.

Следствием этого стала новость минувшей ночи: президент поручил до 31 августа выдать аттестат на систему е-декларирования.

Мы выяснили, что предшествовало и что привело к такому решению.

«Европейская правда» готовит подробное расследование о событиях последних месяцев и о том, как возник и развивался конфликт вокруг е-декларирования. Даже имеющиеся документы свидетельствуют, что события там разворачивались интересные. Открыть эти данные стоит позже, когда е-декларированию уже ничто не будет грозить.

А теперь – о не менее интересных событиях последних дней и о том, кто же заставил власть изменить свою линию.

Протест на Печерских холмах

О развитии событий вокруг е-декларирования вплоть до конца прошлой недели «Европейская правда» уже рассказывала в детальном расследовании «Кто сорвал электронное декларирование: хронология и документы».

В следующие дни редакция получила дополнительные документы в подтверждение наших выводов. А феерическое заявление секретаря СНБО утром 16 августа, в котором Александр Турчинов лично встал на защиту руководства Госспецсвязи и пообещал лично «организовать построение системы е-декларирования» вместо той, что уже имеется на балансе НАПК, не оставляла сомнений в том, что система нацелена на длительную борьбу и не планирует сдавать позиции.

Уверенности противникам полноценного электронного декларирования придавала достаточно вялая реакция Запада в понедельник. Вряд ли напоминание со стороны ЕС о своем прошлом заявлении было тем, что способно поколебать позиции Турчинова.

Сторонники срыва аттестации столкнулись с серьезной внутренней «фрондой».

Ключевые лица правительства не захотели присоединиться к линии власти.

Запуск е-декларирования без сертификации – это разрешение на сокрытие доходов, заявила вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе.

А премьер-министр Владимир Гройсман пообещал перезапустить е-декларирование и наказать виновных.

Не все протесты были публичными. Есть информация от заслуживающих доверия источников о поддержке со стороны других министров. В частности, стоит поблагодарить министра юстиции Павла Петренко, который убеждал коллег в юридических проблемах в связи с запуском неаттестованной системы.

И, наконец, серьезным ударом стала категоричная позиция министра финансов Александра Данилюка. Источники свидетельствуют, что он поставил вопрос ребром: если ситуацию не решат в ближайшие дни, он подает в отставку. Один из собеседников ЕП говорит, что звучал срок в три дня.

Проверить и подтвердить эту информацию вряд ли возможно, но она не кажется странной. Именно министр финансов будет нести ответственность за срыв бюджета в случае, если не поступит транш МВФ. А транш не поступит без начала полноценной работы системы. Если кратко, то это означало бы, что Данилюка подставили.

Но главным аргументом, сместившим чаши весов, стало не сопротивление Кабмина, а давление Запада.

Международный валютный аттестат

Часть событий, связанных с реакцией Запада, известна. Но не все.

Начиная с вечера понедельника международные партнеры Украины осознали: ситуация действительно угрожающая. Реагировать нужно.

В конце дня в понедельник появилась краткое, но недвусмысленное заявление посольства ЕС. Главная мысль – «мы разочарованы».

В разговоре Порошенко с Туском, который состоялась в среду, этот вопрос также звучал. «Собеседники также обсудили вопросы перспектив принятия в ближайшее время Евросоюзом решения о либерализации визового режима для граждан Украины и скоординировали дальнейшие шаги в этом направлении», – сообщает президентская пресс-служба. У Туска детали не уточнили, но позиция ЕС стала известна в тот же день.

В среду появилось беспрецедентное совместное заявление посольств стран-членов Евросоюза и представительства ЕС в Украине.

Беспрецедентно оно и по тональности: в ЕС обычно избегают резких формулировок, оставляя место для дипломатических полутонов.

… и по формату: согласовать позицию ВСЕХ посольств, да еще и убедить их в том, что жесткость должна быть соблюдена – сверхсложно, и это возможно только в случае, если ситуация чрезвычайная.

… и по времени публикации: ведь летом нет на месте первых лиц посольств, которые обычно предпочитают лично согласовывать жесткие шаги.

Поэтому критика со стороны ЕС оказалась серьезным аргументом.

Но, по нашей оценке, не она стала решающим фактором.

Во вторник вечером в игру официально вступил Международный валютный фонд.

Сразу несколько источников сообщили «Европейской правде» о направленном в Украину из Вашингтона письме руководителя миссии фонда, Рона ван Роодена; его адресатами стали лично Гройсман, несколько ключевых министров и глава НАПК Наталия Корчак. Копия документа есть в нескольких дипмиссиях в Киеве, хотя их и нет в перечне адресатов.

Документ датирован 16 августа, но из-за разницы во времени в Киеве его, похоже, прочитали утром 17 августа.

Сигнал МВФ не оставляет пространства для разночтений. Начав с короткого упоминания о том, что Украина успешно двигалась к выполнению требований МВФ, в фонде сразу перешли к делу и сообщили Киеву: сейчас это движение остановлено.

«Без сертификации система не будет считаться рабочей и не будет соответствовать обязательствам по программе, поддержанной МВФ. Поэтому мы призываем вас безотлагательно исправить этот недостаток», — говорится в документе, с которым имела возможность ознакомиться «Европейская правда».

Сложившаяся ситуация не оставляла другого пути, кроме возврата на путь аттестации. И Госспецсвязь, у которой перед тем было указание любой ценой тормозить предоставление сертификата, в среду вечером получила противоположную директиву.

Помощь из Украины

15 августа «Европейская правда» сознательно подставила себя под шквал общественной критики, опубликовав редакционную статью с призывом приостановить предоставление Украине «безвиза» и финансовой помощи.

Шаг был непростой и конфликтный, и массив непубличной информации, которой мы располагали на тот момент (и которая впоследствии получила дополнительное подтверждение документами и действиями), не оставил сомнений: он безальтернативен.

Мы действительно были в шаге от пропасти.

После того как власть (и Западу безразлично, какая именно ее часть за это ответственна!) с конца июля начала сознательно, целенаправленно и не слишком тайно разрушать систему е-декларирования, а 14 августа – запустила ее в работу, несмотря на отсутствие сертификата, Украина оказалась на распутье.

Безвизовый режим как таковой (а транш МВФ и подавно) и для Киева в целом, и для Порошенко в частности, действительно важны. Об отказе от них на Банковой даже речь не шла. Но на столе были два пути к этой цели:

1)
вернуться в правовое поле и исправить ситуацию;

2)
попытаться убедить ЕС и страны-члены, что ничего серьезного не произошло, мол, посмотрите – декларирование работает, портал в интернете запущен. А технические недостатки ликвидируем со временем (вот только используем эту лазейку и оттянем декларирование до 2017 года).

Сложно сказать, почему Банковая всерьез планировала избрать второй путь – то ли из-за недооценки рисков, то из других побуждений. Но этот путь был убийственным для Украины.

В ДССЗЗИ заявляли, что им нужно «два месяца» на подготовку аттестата, хотя затягивание процесса даже до середины сентября, а тем более до октября, грозило необратимыми последствиями.
Чрезвычайная ситуация требует чрезвычайных действий.

Этот выбор необходимо было остановить. И это удалось сделать. И если бы сейчас, зная о дальнейших событиях, мы могли вернуться на три дня назад, редакция поступила бы так же, с еще большей уверенностью.

А как только ДССЗЗИ выполнит договоренность и предоставит сертификат, «Европейская правда» безотлагательно включится в адвокационную кампанию за быструю и безусловную отмену виз для граждан Украины – как мы и действовали в течение весны и лета.

И теперь (если Киев не отступится от выбранного пути) есть все основания рассчитывать: в этом году Украина получит безвизовый режим. Надеемся, даже осенью.

Европейская Правда

Кто сорвал электронное декларирование имущества: хронология и документыКто сорвал электронное декларирование имущества: хронология и документы

Сергей Сидоренко

Выходные, которые принесли в Киев похолодание, для многих оказались на удивление горячими. В последние несколько дней велась и до сих пор продолжается борьба за и против запуска системы электронных деклараций.

Украина еще несколько месяцев назад обещала, что е-декларации заработают 15 августа в 00:00. Мы привыкли делать все в последний момент, поэтому казалось, что успеем и сейчас.

Ведь стимул есть. На кону серьезные средства – $3 млрд от МВФ, 1.2 млрд евро макрофинпомощи от Евросоюза, а также значительное финансирование от Всемирного банка и других международных институтов.

И в дополнение, о чем писалось и говорилось много раз, запуск декларирования 15 августа – последнее обязательство Киева для внедрения безвизового режима

Cейчас можно уверенно говорить: график сорван. Система не заработает в срок.

И сейчас мы – на распутье. У Киева есть два пути: плохой и худший. Плохой путь – это срыв дедлайна и нарушение обязательств перед Западом.

Еще хуже – если в ночь на 15 августа Украина запустит в работу несертифицированную систему. Нам скажут, что Киев все выполнил. А на самом деле – этот шаг выведет из-под уголовной ответственности высоких чиновников.

Вероятность второго пути – достаточно высокая. И возникает вопрос, не является ли нынешнее обострение лишь ширмой для того, чтобы привести систему к «фиктивному запуску». Тем более, что некоторые источники в этом полностью убеждены.

Поэтому за вопросом о том, «что делать?», не стоит пропустить и другой – «кто виноват?».

У «Европейской правды» есть достаточно документальных доказательств того, что
Госспецсвязь умышленно сорвала запуск системы, изначально имея такую задачу.

Никаких сомнений, что ведомство, тесно связанное с секретарем СНБО Александром Турчиновым, сделало это сознательно. И вполне возможно, что противостояние вокруг е-декларирования выльется в серьезные кадровые изменения в стране.

Часть документов, подтверждающие обвинения в адрес Госспецсвязи, «Европейская правда» готова обнародовать. Об этом и другом подробнее – далее в статье.

Как врала Госспецсвязь

Круговорот выходных запустила новость пятничного вечера. Звучала она довольно обыденно и неинтересно – орган со сложным названием ГССЗЗИ (Государственная служба специальной связи и защиты информации, или Госспецсвязь) заявил о неготовности аппаратно-программного комплекса сбора и хранения электронных деклараций и отказался его аттестовать.

Но на самом деле такая сложная формулировка означает срыв процесса электронного декларирования.

Большой неожиданностью это не стало. О том, что электронное декларирование под угрозой срыва из-за проблем с аттестацией системы, знали все причастные. Ведь еще в начале августа ГССЗЗИ сорвала первые сроки и именно тогда конфликт стал публичным.

Действительно обидно, что приходится оперировать такими терминами как «ложь», «служебный подлог» или «преднамеренный срыв», но последние действия Госспецсвязи не оставляют сомнений – речь идет именно о лжи, сознательном срыве электронного декларирования и о фальсификации доказательств. К тому же, публичную фальсификацию – недавно ГССЗЗИ включился в борьбу в медийном пространстве – на официальной странице в Facebook.

Стоит проанализировать их главные тезисы. Предупреждаем: этот блок сложный и технический, но важный, ведь это – наглядная иллюстрация лжи со стороны госоргана. Дальше будет живее.

Ложь 1: Система е-деклараций готова на 60%, ее принять невозможно

Этот аргумент сейчас постоянно звучит от Госспецсвязи, повторяется в пресс-релизах и выступлениях.

«Разработано программное обеспечение в объеме только трех результатов из пяти, определенных договором. Это ориентировочно 60% предусмотренного объема работ, которые должны были завершиться в полном объеме еще 30 июня», — говорит ГССЗЗИ.

Как обычно в пропаганде, речь идет о полуправде.

Откровенной ложью является тезис о «60% предусмотренного объема». Еще в прошлом году планировалось, что система электронных деклараций будет запущена именно в нынешнем объеме, с тремя компонентами – заполнение деклараций, их защищенное хранение и публикация. Все, точка!

Второй этап – обработка и анализ деклараций – должен был подключиться позже.

«С самого начала техническое задание говорило о том, что программный комплекс создается поэтапно», — утверждает руководитель программы ПРООН Иван Пресняков (именно Программа развития ООН выделила Украине средства на создание системы е-деклараций).

Первый документ — акт приема-передачи комплекса (pdf, 4 страницы), в котором ПРООН показывает, что не имеет претензий к первой части.

Более того, Госспецсвязь прекрасно знала об этапности разработки. Нынешние заявления руководителя органа о том, что это стало для них сюрпризом, также являются ложью. Вашему вниманию – сканкопия заключения межведомственной группы, которая также показала готовность системы к эксплуатации (pdf, 17 страниц). В составе группы были представители ГССЗЗИ.

И, наконец, еще один важный момент, который мы не можем подтвердить сканом, но знаем из нескольких источников, что такой документ существует. 3 августа ДССЗЗИ утвердила техзадание на КСЗИ именно на первый этап, то есть на 3 из 5 компонентов, согласовав тем самым достаточность данного этапа. Это также означает, что в своих оценках эксперты службы должны были бы оставаться в рамках этого ТЗ. Однако в спецсвязи избрали другую тактику.

Упоминание же о 30 июня является полуправдой. Действительно, в начале процесса, когда ПРООН заказывала разработку программного обеспечения, завершение работ было предусмотрено на 30 июня. Но тогда были ожидания, что первый этап системы сертифицируют еще весной.

Ключевая причина того, что работа над вторым этапом затянулась – вообще детективная история.

Другие государственные органы не имеют права предоставлять НАПК доступ к своим базам (иначе будут санкции ГССЗЗИ) до тех пор, пока эта служба не аттестует комплекс НАПК. А теперь ГССЗЗИ говорит, что не даст аттестат до тех пор, пока комплекс не будет иметь доступа к базам других государственных органов.

Заколдованный круг…

Ложь 2. Но работы затянулись. А теперь Госспецсвязь заставляют за два дня провести аттестацию, на которую нужно два месяца.

Тезис про «два месяца» прозвучала от главы ГССЗЗИ Леонида Евдоченко на заседании НАПК только в субботу и крайне удивил присутствующих.

Евдоченко, видимо, не думал, что в прессу попадет документ, который он лично согласовал более месяца назад. 5 июля руководитель ГССЗЗИ направил в НАПК письмо, где говорится, что служба «согласовывает без замечаний график построения комплексной системы защиты информации». Согласно этому документу, сертификация должна состояться между 5 и 12 августа.

Так когда Евдоченко врал – месяц назад в официальном документе, или же сейчас, в официальных заявлениях? Надо определиться.

А дальше ГССЗЗИ дополнительно сократил себе время для анализа системы , чтобы дать себе повод для новых претензий о «нехватке времени». В начале августа (то есть в период цейтнота, а не раньше, когда оставалось вдоволь времени) в службе инициировали смену подрядчика, который должен был проводить экспертизу защищенности продукта. ГССЗЗИ заставила НАПК отказаться от услуг независимых экспертов и передать работу своему дочернему предприятию.

Это вызвало удивление и со стороны ПРООН, и со стороны Евросоюза, но шансы успеть до 15 августа еще оставались.

И в ДССЗЗИ на этом не остановились. Следующий шаг – воспользовавшись тем, что смена подрядчика заняла несколько дней на подписание документов, в службе отказались брать у разработчика для анализа техническую документацию до тех пор, пока бюрократический процесс не завершится. Вроде все правильно, но времени на анализ осталось совсем мало.

Есть и другие обвинения в затягивании процесса, не подтвержденные документально. В частности, члены НАЗК на открытом заседании сообщили, что пять (!) раз присылали к ГССЗЗИ флешку с кодом, но она «где-то терялась» в ведомстве. Евдоченко этот момент не стал отрицать. Но в пресс-релизе его ведомство не упустило возможности пожаловаться на нехватку времени для работы с системой.

Ложь 3: Разработчик не проводил независимое тестирование системы и не предоставил необходимых документов.

Этот миф – самый интересный.

Еще в субботу поводом для шуток стало официальное заявление ГССЗЗИ о том, что среди предоставленных документов «отсутствуют акты завершения опытной эксплуатации, завершения работ по созданию КССИ, протокол ее предварительных испытаний».

Компания разработчик в ответ просто опубликовала три фото – стопка папок, переданных в ГССЗЗИ, титульные листы двух папок, якобы «отсутствующих» в пакете документов.

В следующих сообщениях Госспецсвязь уже не жаловалась на отсутствие документов – видимо, нашла их.

Но еще интереснее тезис об отсутствии посторонних тестирований. Как выяснилось, в распоряжении ГССЗЗИ еще в июле были данные тестирования, проведенного PricewaterhouseCoopers и авторитетной тестувальної компании TestLab2.

Глава ГССЗЗИ лично видел и согласовывал положительные выводы этих компаний, ведь они легли в основу межведомственного заключения (при участии этой службы) о полной готовности комплекса. Мы уже давали линк на это 17-страничное заключение, а теперь вашему вниманию два фрагмента из него.

Не наша задача – выбирать авторитетные организации, но можем предположить, что для многих читателей слово ГССЗЗИ кажется менее авторитетным, чем слово, скажем, PricewaterhouseCoopers. И хотя здесь они анализировали различные аспекты работы системы, само по себе обвинение ГССЗЗИ об отсутствии независимых тестирований системы выдается абсурдным.

И, как уже стало привычным для этого органа – лживым.

Ложь 4: ГССЗЗИ нашла массу проблем в комплексной системе защиты комплекса.

После открытого заседания НАПК, где руководителя службы постоянно ловили на лжи, а также на незнании особенностей работы собственного ведомства, глава Госспецсвязи вряд ли будет стремиться к публичности, это было очевидно.

И такого развития событий не предполагал никто.

В субботу, после завершения скандального заседания НАПК, глава Госспецсвязи снова нарушил свое обещание.

Утром того дня, на открытом заседании, перед телекамерами, он сообщил, что вывод об отказе в аттестации готов (а как иначе, ведь вчера о нем было сообщено!) и гарантировал, что через час, в 12.30 документ будет в НАПК – только поедет в офис и привезет его.

Тогда представители НАПК предложили «для гарантии» увеличить срок до двух часов. Также Евдоченко публично пообещал, что специалисты Госспецсвязи лично приедут в помещение НАПК или в офиса компании разработчика ПО, чтобы вместе с программистами сесть за работу и оперативно исправить «10 критических уязвимостей программного кода системы.

Время шло. Ни в 13.30, ни в 15:00 вывод так и не приехал.

Похоже что готового документа на тот момент просто не было, и это – служебный подлог, уголовно наказуемое деяние.

Однако в ГССЗЗИ и после этого смогли поразить. Когда в 17 часов документ наконец привезли в НАПК, оказалось, что служба спецсвязи… запретила передавать его разработчикам, наложив на него гриф «для служебного пользования».

Зачем нужен гриф ограниченного доступа в заключении относительно документов, которые не имеют грифа – вопрос открытый. Два источника ЕП, причастные к работе Госспецсвязи, говорят что ГССЗЗИ всегда ставит гриф на свои заключения.

Но в этом случае возникает вопрос к Евдоченко, почему он публично давал противоположные обещания на заседании НАПК? Что это – вопиющая некомпетентность, или опять попытка затянуть процесс?

И главное даже не то, что ГССЗЗИ прячет свои выводы. Главное – их содержание.

Сначала над претензиями службы, на основании которых и отказали в аттестате, смеялись в НАПК, отмечая, что не могут сообщить все детали – ведь документ секретный. Поздно ночью текст наконец увидела компания-разработчик, «Миранда».

Выяснилось, что ГССЗЗИ вообще не проводила анализ программного кода. Громкие заявления Евдоченко о том, что «написанный код десятилетней давности, его пальцем можно проткнуть», похоже, снова оказались ложью.

«Во-первых, сам экспертный вывод ни содержит НИ ОДНОГО ЗАМЕЧАНИЯ к программному обеспечению реестра. Все письменные замечания касаются сопроводительной документации. Некоторые из них можно считать не лишенными смысла, получили бы мы этот вывод в 14.00 субботы, как и было обещано — документация уже была бы поправлена», — написал в четверть четвертого ночи директор «Миранды» Юрий Новиков

Но в ГССЗЗИ избрали тактику затягивания процесса.

И когда в воскресенье в 11 утра «Миранда» пришла в ГССЗЗИ, в службе их в течение часа не пускали внутрь, а впоследствии – пустили, но не дали на ознакомление документы.

«Кто виноват?» и «Что делать?»

Срыв сроков запуска электронного декларирования – дело несомненное. Успеть до утра или даже до ночи 15 августа невозможно чисто технически. Да и развитие событий воскресенья свидетельствует, что ГССЗЗИ твердо настроена не аттестовать систему.

Руководитель ГССЗЗИ Леонид Евдоченко – особа настолько скомпрометированная, что обсуждать его вину просто нет смысла. Дискутировать можно разве что о том, окажется ли этот чиновник за решеткой.

Ведь даже если не брать во внимание его устные заявления, которые сложно «подшить к делу», господин Евдоченко оставил слишком много документальных доказательств.

Его увольнение в настоящее время является, по сути, неизбежным. Как минимум, власть должна принести в жертву стрелочника. Тем более, что служба – если исходить из вопиющего непрофессионализма руководителя – ничего не потеряет. Премьер Гройсман уже объявил о начале служебного расследования относительно его работы на этой должности.

И дальнейшие действия будут индикатором.

Вряд ли кто-то верит, что Евдоченко решился на блокирование транша МВФ и на срыв «безвиза» исключительно по своей инициативе, без указания кого-то из первых лиц государства.

Поэтому если правительство просто уволит без громких последствий, это будет означать именно «вариант стрелочника».

События ближайших суток, и даже ближайших часов дадут возможность определить, кто блокирует е-декларирование «наверху»

Есть две опции. 1) Это действия Александра Турчинова и близких к нему людей и 2) За срывом стоит Турчинов вместе с Петром Порошенко.

У нас пока нет ответа, какой из этих вариантов является правильным.

На первый взгляд это может показаться странным, ведь формально – если исходить из законодательной базы – секретарь Совбеза здесь ни причем.

Однако все без исключения собеседники ЕП «из системы» утверждают, что Евдоченко является человеком Турчинова, а ГССЗЗИ по неофициальным распределениям полномочий входит в сферу влияния аппарата Совбеза.

45-летний генерал-майор спецсвязи Леонид Евдоченко работал в структурах СБУ до периода «раннего Януковича». Дальше был уволен, а весной 2014 года – восстановился в должности директора НИИ спецтехники и судебных экспертиз СБУ. В тот период СБУ была в сфере влияния и.о. президента Турчинова.

1 июля 2015 года Кабмин по представлению премьера Яценюка назначил Евдоченко руководителем ГССЗЗИ. В окружении Яценюка ЕП убеждают, что «здесь не было единоличного решения».

Интересная деталь: представлять нового руководителя в Госспецсвязи поехал именно Турчинов, хотя положение этой службы не содержит никаких упоминаний об отношениях Госспецсвязи и аппарата Совбеза (а кулуарное распределение сфер влияния в документах не прописано).

Юридически ГССЗЗИ подчиняется правительству.

Яценюк за время своего премьерства был политическим партнером Турчинова, а вот про Гройсмана этого не скажешь. Сейчас, по крайней мере публично, премьер больше похож на врага Евдоченко, а в начале острой стадии конфликта даже прямо угрожал ему отставкой.

Еще одним косвенным доказательством того, что Евдоченко является членом команды Турчинова, являются действия главы НАПК Натальи Корчак, которая также представляет в агентстве политическую группу Турчинова.

В большинстве случаев – и на заседаниях, и в публичных комментариях Корчак становится в защиту позиции ГССЗЗИ, даже если ее мнение противоречит аргументам профильных специалистов агентства.

Отдельного внимания заслуживает роль Порошенко.

Соцсети убеждены: за срывом е-деклараций стоит президент. У ЕП пока нет данных ни в подтверждение, ни для опровержения этой версии.

В субботу на скандальном заседании НАПК все представители группы Порошенко были, похоже, искренне возмущены тем, что происходит.

Ни один не поддержал Евдоченко. Министр финансов Александр Данилюк предупредил всех, что они близки к срыву транша МВФ. Член НАПК по «президентской квоте» Руслан Радецкий также был среди критиков ГССЗЗИ.

И точный ответ на вопрос о том, какова роль Порошенко мы узнаем скоро – когда НАЗК будет голосовать по том, как выходить из кризиса. Именно тогда придется выбирать один из двух путей – плохая и еще хуже.

И именно тогда выяснится, что имел в виду президент в своем обращении в четверг, когда требовал что-запустить электронное декларирование в ночь на понедельник.

Дальнейшие варианты

Сейчас действует решение решении НАПК о том, что программный комплекс электронного декларирования будет запущен в полночь 15 августа. Агентство приняло это решение, когда еще не было известно, что аттестация системы будет сорвана.

Сегодня это решение не отменят. На это просто не хватит голосов. Против выступает Наталья Корчак, да и другой член НАПК по «квоте Турчинова», Александр Скопич, не пойдет против «политики партии».

И если не будет найден какой-то альтернативный вариант – допустим, деактивация формы ведения деклараций, мы будем близки к катастрофе.

Эксперты уже предупреждали: запуск е-декларирования без сертификата будет означать, что агентство дает разрешение на безнаказанность высшим должностным лицам страны.

Пока все идет по худшему сценарию.

Наталья Корчак, которая еще вчера говорила, что не активирует форму заполнения деклараций, в воскресенье «неожиданно» изменила мнение на противоположное и теперь отстаивает худшую опцию: «запуск системы в режиме опытной эксплуатации».

Что это означает на деле и как это позволит чиновникам избежать уголовного наказания, лучше всего описал исполнительный директор Transparency International Ярослав Юрчишин.

«Поймают (чиновника) на горячем — апартаменты в Лондоне не задекларировал и не может объяснить откуда деньги на них. Сидел бы он года два, но он идет в суд и говорит: система в опытной эксплуатации, привлечь меня по закону не можете. Потому что у вас система не настоящая. И вносить еще раз я не буду, ибо закон я выполнил», — описывает эксперт схему избежания уголовного наказания.

Возможно, это и было целью тех, кто добился срыва полноценного запуска системы?

Обновлено: В воскресенье вечером глава НАПК Наталья Корчак подтвердила опасения ЕП и избрала худший для страны путь: окончательно отказалась от своих слов о запуске системы без пользовательского ввода персональных данных и одобрила запуск системы декларирования без аттестации системы защиты.

На пресс-конференции она признала: это означает невозможность привлечь чиновников к ответственности за ложь в декларациях. Мотивы запуска системы в таком виде госпожа Корчак не объяснила.

За решение о том, чтобы возложить ответственность за срыв декларирования на «Миранду», проголосовали трое членов НАЗК — все, назначенные по квотам Турчинова и Порошенко. Ни один из них также не возразил против запуска системы без сертификата.

PS: в пресс-службе Арсения Яценюка прокомментировали его позицию относительно конфликтного вопроса.

«Мы убеждены, что программа электронного декларирования должна быть запущена с 15 августа, как предусмотрено законом. Если соответствующее программное обеспечение имеет недостатки – необходимо публично продемонстрировать это и назвать сроки, в которые эти недостатки будут устранены.»

На уточняющий вопрос о том, поддерживает ли он запуск систему в «исследовательском режиме», который позволит избежать уголовной ответственности, пресс-служба Яценюка не ответила.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Выходные, которые принесли в Киев похолодание, для многих оказались на удивление горячими. В последние несколько дней велась и до сих пор продолжается борьба за и против запуска системы электронных деклараций.

Украина еще несколько месяцев назад обещала, что е-декларации заработают 15 августа в 00:00. Мы привыкли делать все в последний момент, поэтому казалось, что успеем и сейчас.

Ведь стимул есть. На кону серьезные средства – $3 млрд от МВФ, 1.2 млрд евро макрофинпомощи от Евросоюза, а также значительное финансирование от Всемирного банка и других международных институтов.

И в дополнение, о чем писалось и говорилось много раз, запуск декларирования 15 августа – последнее обязательство Киева для внедрения безвизового режима

Cейчас можно уверенно говорить: график сорван. Система не заработает в срок.

И сейчас мы – на распутье. У Киева есть два пути: плохой и худший. Плохой путь – это срыв дедлайна и нарушение обязательств перед Западом.

Еще хуже – если в ночь на 15 августа Украина запустит в работу несертифицированную систему. Нам скажут, что Киев все выполнил. А на самом деле – этот шаг выведет из-под уголовной ответственности высоких чиновников.

Вероятность второго пути – достаточно высокая. И возникает вопрос, не является ли нынешнее обострение лишь ширмой для того, чтобы привести систему к «фиктивному запуску». Тем более, что некоторые источники в этом полностью убеждены.

Поэтому за вопросом о том, «что делать?», не стоит пропустить и другой – «кто виноват?».

У «Европейской правды» есть достаточно документальных доказательств того, что
Госспецсвязь умышленно сорвала запуск системы, изначально имея такую задачу.

Никаких сомнений, что ведомство, тесно связанное с секретарем СНБО Александром Турчиновым, сделало это сознательно. И вполне возможно, что противостояние вокруг е-декларирования выльется в серьезные кадровые изменения в стране.

Часть документов, подтверждающие обвинения в адрес Госспецсвязи, «Европейская правда» готова обнародовать. Об этом и другом подробнее – далее в статье.

Как врала Госспецсвязь

Круговорот выходных запустила новость пятничного вечера. Звучала она довольно обыденно и неинтересно – орган со сложным названием ГССЗЗИ (Государственная служба специальной связи и защиты информации, или Госспецсвязь) заявил о неготовности аппаратно-программного комплекса сбора и хранения электронных деклараций и отказался его аттестовать.

Но на самом деле такая сложная формулировка означает срыв процесса электронного декларирования.

Большой неожиданностью это не стало. О том, что электронное декларирование под угрозой срыва из-за проблем с аттестацией системы, знали все причастные. Ведь еще в начале августа ГССЗЗИ сорвала первые сроки и именно тогда конфликт стал публичным.

Действительно обидно, что приходится оперировать такими терминами как «ложь», «служебный подлог» или «преднамеренный срыв», но последние действия Госспецсвязи не оставляют сомнений – речь идет именно о лжи, сознательном срыве электронного декларирования и о фальсификации доказательств. К тому же, публичную фальсификацию – недавно ГССЗЗИ включился в борьбу в медийном пространстве – на официальной странице в Facebook.

Стоит проанализировать их главные тезисы. Предупреждаем: этот блок сложный и технический, но важный, ведь это – наглядная иллюстрация лжи со стороны госоргана. Дальше будет живее.

Ложь 1: Система е-деклараций готова на 60%, ее принять невозможно

Этот аргумент сейчас постоянно звучит от Госспецсвязи, повторяется в пресс-релизах и выступлениях.

«Разработано программное обеспечение в объеме только трех результатов из пяти, определенных договором. Это ориентировочно 60% предусмотренного объема работ, которые должны были завершиться в полном объеме еще 30 июня», — говорит ГССЗЗИ.

Как обычно в пропаганде, речь идет о полуправде.

Откровенной ложью является тезис о «60% предусмотренного объема». Еще в прошлом году планировалось, что система электронных деклараций будет запущена именно в нынешнем объеме, с тремя компонентами – заполнение деклараций, их защищенное хранение и публикация. Все, точка!

Второй этап – обработка и анализ деклараций – должен был подключиться позже.

«С самого начала техническое задание говорило о том, что программный комплекс создается поэтапно», — утверждает руководитель программы ПРООН Иван Пресняков (именно Программа развития ООН выделила Украине средства на создание системы е-деклараций).

Первый документ — акт приема-передачи комплекса (pdf, 4 страницы), в котором ПРООН показывает, что не имеет претензий к первой части.

Более того, Госспецсвязь прекрасно знала об этапности разработки. Нынешние заявления руководителя органа о том, что это стало для них сюрпризом, также являются ложью. Вашему вниманию – сканкопия заключения межведомственной группы, которая также показала готовность системы к эксплуатации (pdf, 17 страниц). В составе группы были представители ГССЗЗИ.

И, наконец, еще один важный момент, который мы не можем подтвердить сканом, но знаем из нескольких источников, что такой документ существует. 3 августа ДССЗЗИ утвердила техзадание на КСЗИ именно на первый этап, то есть на 3 из 5 компонентов, согласовав тем самым достаточность данного этапа. Это также означает, что в своих оценках эксперты службы должны были бы оставаться в рамках этого ТЗ. Однако в спецсвязи избрали другую тактику.

Упоминание же о 30 июня является полуправдой. Действительно, в начале процесса, когда ПРООН заказывала разработку программного обеспечения, завершение работ было предусмотрено на 30 июня. Но тогда были ожидания, что первый этап системы сертифицируют еще весной.

Ключевая причина того, что работа над вторым этапом затянулась – вообще детективная история.

Другие государственные органы не имеют права предоставлять НАПК доступ к своим базам (иначе будут санкции ГССЗЗИ) до тех пор, пока эта служба не аттестует комплекс НАПК. А теперь ГССЗЗИ говорит, что не даст аттестат до тех пор, пока комплекс не будет иметь доступа к базам других государственных органов.

Заколдованный круг…

Ложь 2. Но работы затянулись. А теперь Госспецсвязь заставляют за два дня провести аттестацию, на которую нужно два месяца.

Тезис про «два месяца» прозвучала от главы ГССЗЗИ Леонида Евдоченко на заседании НАПК только в субботу и крайне удивил присутствующих.

Евдоченко, видимо, не думал, что в прессу попадет документ, который он лично согласовал более месяца назад. 5 июля руководитель ГССЗЗИ направил в НАПК письмо, где говорится, что служба «согласовывает без замечаний график построения комплексной системы защиты информации». Согласно этому документу, сертификация должна состояться между 5 и 12 августа.

Так когда Евдоченко врал – месяц назад в официальном документе, или же сейчас, в официальных заявлениях? Надо определиться.

А дальше ГССЗЗИ дополнительно сократил себе время для анализа системы , чтобы дать себе повод для новых претензий о «нехватке времени». В начале августа (то есть в период цейтнота, а не раньше, когда оставалось вдоволь времени) в службе инициировали смену подрядчика, который должен был проводить экспертизу защищенности продукта. ГССЗЗИ заставила НАПК отказаться от услуг независимых экспертов и передать работу своему дочернему предприятию.

Это вызвало удивление и со стороны ПРООН, и со стороны Евросоюза, но шансы успеть до 15 августа еще оставались.

И в ДССЗЗИ на этом не остановились. Следующий шаг – воспользовавшись тем, что смена подрядчика заняла несколько дней на подписание документов, в службе отказались брать у разработчика для анализа техническую документацию до тех пор, пока бюрократический процесс не завершится. Вроде все правильно, но времени на анализ осталось совсем мало.

Есть и другие обвинения в затягивании процесса, не подтвержденные документально. В частности, члены НАЗК на открытом заседании сообщили, что пять (!) раз присылали к ГССЗЗИ флешку с кодом, но она «где-то терялась» в ведомстве. Евдоченко этот момент не стал отрицать. Но в пресс-релизе его ведомство не упустило возможности пожаловаться на нехватку времени для работы с системой.

Ложь 3: Разработчик не проводил независимое тестирование системы и не предоставил необходимых документов.

Этот миф – самый интересный.

Еще в субботу поводом для шуток стало официальное заявление ГССЗЗИ о том, что среди предоставленных документов «отсутствуют акты завершения опытной эксплуатации, завершения работ по созданию КССИ, протокол ее предварительных испытаний».

Компания разработчик в ответ просто опубликовала три фото – стопка папок, переданных в ГССЗЗИ, титульные листы двух папок, якобы «отсутствующих» в пакете документов.

В следующих сообщениях Госспецсвязь уже не жаловалась на отсутствие документов – видимо, нашла их.

Но еще интереснее тезис об отсутствии посторонних тестирований. Как выяснилось, в распоряжении ГССЗЗИ еще в июле были данные тестирования, проведенного PricewaterhouseCoopers и авторитетной тестувальної компании TestLab2.

Глава ГССЗЗИ лично видел и согласовывал положительные выводы этих компаний, ведь они легли в основу межведомственного заключения (при участии этой службы) о полной готовности комплекса. Мы уже давали линк на это 17-страничное заключение, а теперь вашему вниманию два фрагмента из него.

Не наша задача – выбирать авторитетные организации, но можем предположить, что для многих читателей слово ГССЗЗИ кажется менее авторитетным, чем слово, скажем, PricewaterhouseCoopers. И хотя здесь они анализировали различные аспекты работы системы, само по себе обвинение ГССЗЗИ об отсутствии независимых тестирований системы выдается абсурдным.

И, как уже стало привычным для этого органа – лживым.

Ложь 4: ГССЗЗИ нашла массу проблем в комплексной системе защиты комплекса.

После открытого заседания НАПК, где руководителя службы постоянно ловили на лжи, а также на незнании особенностей работы собственного ведомства, глава Госспецсвязи вряд ли будет стремиться к публичности, это было очевидно.

И такого развития событий не предполагал никто.

В субботу, после завершения скандального заседания НАПК, глава Госспецсвязи снова нарушил свое обещание.

Утром того дня, на открытом заседании, перед телекамерами, он сообщил, что вывод об отказе в аттестации готов (а как иначе, ведь вчера о нем было сообщено!) и гарантировал, что через час, в 12.30 документ будет в НАПК – только поедет в офис и привезет его.

Тогда представители НАПК предложили «для гарантии» увеличить срок до двух часов. Также Евдоченко публично пообещал, что специалисты Госспецсвязи лично приедут в помещение НАПК или в офиса компании разработчика ПО, чтобы вместе с программистами сесть за работу и оперативно исправить «10 критических уязвимостей программного кода системы.

Время шло. Ни в 13.30, ни в 15:00 вывод так и не приехал.

Похоже что готового документа на тот момент просто не было, и это – служебный подлог, уголовно наказуемое деяние.

Однако в ГССЗЗИ и после этого смогли поразить. Когда в 17 часов документ наконец привезли в НАПК, оказалось, что служба спецсвязи… запретила передавать его разработчикам, наложив на него гриф «для служебного пользования».

Зачем нужен гриф ограниченного доступа в заключении относительно документов, которые не имеют грифа – вопрос открытый. Два источника ЕП, причастные к работе Госспецсвязи, говорят что ГССЗЗИ всегда ставит гриф на свои заключения.

Но в этом случае возникает вопрос к Евдоченко, почему он публично давал противоположные обещания на заседании НАПК? Что это – вопиющая некомпетентность, или опять попытка затянуть процесс?

И главное даже не то, что ГССЗЗИ прячет свои выводы. Главное – их содержание.

Сначала над претензиями службы, на основании которых и отказали в аттестате, смеялись в НАПК, отмечая, что не могут сообщить все детали – ведь документ секретный. Поздно ночью текст наконец увидела компания-разработчик, «Миранда».

Выяснилось, что ГССЗЗИ вообще не проводила анализ программного кода. Громкие заявления Евдоченко о том, что «написанный код десятилетней давности, его пальцем можно проткнуть», похоже, снова оказались ложью.

«Во-первых, сам экспертный вывод ни содержит НИ ОДНОГО ЗАМЕЧАНИЯ к программному обеспечению реестра. Все письменные замечания касаются сопроводительной документации. Некоторые из них можно считать не лишенными смысла, получили бы мы этот вывод в 14.00 субботы, как и было обещано — документация уже была бы поправлена», — написал в четверть четвертого ночи директор «Миранды» Юрий Новиков

Но в ГССЗЗИ избрали тактику затягивания процесса.

И когда в воскресенье в 11 утра «Миранда» пришла в ГССЗЗИ, в службе их в течение часа не пускали внутрь, а впоследствии – пустили, но не дали на ознакомление документы.

«Кто виноват?» и «Что делать?»

Срыв сроков запуска электронного декларирования – дело несомненное. Успеть до утра или даже до ночи 15 августа невозможно чисто технически. Да и развитие событий воскресенья свидетельствует, что ГССЗЗИ твердо настроена не аттестовать систему.

Руководитель ГССЗЗИ Леонид Евдоченко – особа настолько скомпрометированная, что обсуждать его вину просто нет смысла. Дискутировать можно разве что о том, окажется ли этот чиновник за решеткой.

Ведь даже если не брать во внимание его устные заявления, которые сложно «подшить к делу», господин Евдоченко оставил слишком много документальных доказательств.

Его увольнение в настоящее время является, по сути, неизбежным. Как минимум, власть должна принести в жертву стрелочника. Тем более, что служба – если исходить из вопиющего непрофессионализма руководителя – ничего не потеряет. Премьер Гройсман уже объявил о начале служебного расследования относительно его работы на этой должности.

И дальнейшие действия будут индикатором.

Вряд ли кто-то верит, что Евдоченко решился на блокирование транша МВФ и на срыв «безвиза» исключительно по своей инициативе, без указания кого-то из первых лиц государства.

Поэтому если правительство просто уволит без громких последствий, это будет означать именно «вариант стрелочника».

События ближайших суток, и даже ближайших часов дадут возможность определить, кто блокирует е-декларирование «наверху»

Есть две опции. 1) Это действия Александра Турчинова и близких к нему людей и 2) За срывом стоит Турчинов вместе с Петром Порошенко.

У нас пока нет ответа, какой из этих вариантов является правильным.

На первый взгляд это может показаться странным, ведь формально – если исходить из законодательной базы – секретарь Совбеза здесь ни причем.

Однако все без исключения собеседники ЕП «из системы» утверждают, что Евдоченко является человеком Турчинова, а ГССЗЗИ по неофициальным распределениям полномочий входит в сферу влияния аппарата Совбеза.

45-летний генерал-майор спецсвязи Леонид Евдоченко работал в структурах СБУ до периода «раннего Януковича». Дальше был уволен, а весной 2014 года – восстановился в должности директора НИИ спецтехники и судебных экспертиз СБУ. В тот период СБУ была в сфере влияния и.о. президента Турчинова.

1 июля 2015 года Кабмин по представлению премьера Яценюка назначил Евдоченко руководителем ГССЗЗИ. В окружении Яценюка ЕП убеждают, что «здесь не было единоличного решения».

Интересная деталь: представлять нового руководителя в Госспецсвязи поехал именно Турчинов, хотя положение этой службы не содержит никаких упоминаний об отношениях Госспецсвязи и аппарата Совбеза (а кулуарное распределение сфер влияния в документах не прописано).

Юридически ГССЗЗИ подчиняется правительству.

Яценюк за время своего премьерства был политическим партнером Турчинова, а вот про Гройсмана этого не скажешь. Сейчас, по крайней мере публично, премьер больше похож на врага Евдоченко, а в начале острой стадии конфликта даже прямо угрожал ему отставкой.

Еще одним косвенным доказательством того, что Евдоченко является членом команды Турчинова, являются действия главы НАПК Натальи Корчак, которая также представляет в агентстве политическую группу Турчинова.

В большинстве случаев – и на заседаниях, и в публичных комментариях Корчак становится в защиту позиции ГССЗЗИ, даже если ее мнение противоречит аргументам профильных специалистов агентства.

Отдельного внимания заслуживает роль Порошенко.

Соцсети убеждены: за срывом е-деклараций стоит президент. У ЕП пока нет данных ни в подтверждение, ни для опровержения этой версии.

В субботу на скандальном заседании НАПК все представители группы Порошенко были, похоже, искренне возмущены тем, что происходит.

Ни один не поддержал Евдоченко. Министр финансов Александр Данилюк предупредил всех, что они близки к срыву транша МВФ. Член НАПК по «президентской квоте» Руслан Радецкий также был среди критиков ГССЗЗИ.

И точный ответ на вопрос о том, какова роль Порошенко мы узнаем скоро – когда НАЗК будет голосовать по том, как выходить из кризиса. Именно тогда придется выбирать один из двух путей – плохая и еще хуже.

И именно тогда выяснится, что имел в виду президент в своем обращении в четверг, когда требовал что-запустить электронное декларирование в ночь на понедельник.

Дальнейшие варианты

Сейчас действует решение решении НАПК о том, что программный комплекс электронного декларирования будет запущен в полночь 15 августа. Агентство приняло это решение, когда еще не было известно, что аттестация системы будет сорвана.

Сегодня это решение не отменят. На это просто не хватит голосов. Против выступает Наталья Корчак, да и другой член НАПК по «квоте Турчинова», Александр Скопич, не пойдет против «политики партии».

И если не будет найден какой-то альтернативный вариант – допустим, деактивация формы ведения деклараций, мы будем близки к катастрофе.

Эксперты уже предупреждали: запуск е-декларирования без сертификата будет означать, что агентство дает разрешение на безнаказанность высшим должностным лицам страны.

Пока все идет по худшему сценарию.

Наталья Корчак, которая еще вчера говорила, что не активирует форму заполнения деклараций, в воскресенье «неожиданно» изменила мнение на противоположное и теперь отстаивает худшую опцию: «запуск системы в режиме опытной эксплуатации».

Что это означает на деле и как это позволит чиновникам избежать уголовного наказания, лучше всего описал исполнительный директор Transparency International Ярослав Юрчишин.

«Поймают (чиновника) на горячем — апартаменты в Лондоне не задекларировал и не может объяснить откуда деньги на них. Сидел бы он года два, но он идет в суд и говорит: система в опытной эксплуатации, привлечь меня по закону не можете. Потому что у вас система не настоящая. И вносить еще раз я не буду, ибо закон я выполнил», — описывает эксперт схему избежания уголовного наказания.

Возможно, это и было целью тех, кто добился срыва полноценного запуска системы?

Обновлено: В воскресенье вечером глава НАПК Наталья Корчак подтвердила опасения ЕП и избрала худший для страны путь: окончательно отказалась от своих слов о запуске системы без пользовательского ввода персональных данных и одобрила запуск системы декларирования без аттестации системы защиты.

На пресс-конференции она признала: это означает невозможность привлечь чиновников к ответственности за ложь в декларациях. Мотивы запуска системы в таком виде госпожа Корчак не объяснила.

За решение о том, чтобы возложить ответственность за срыв декларирования на «Миранду», проголосовали трое членов НАЗК — все, назначенные по квотам Турчинова и Порошенко. Ни один из них также не возразил против запуска системы без сертификата.

PS: в пресс-службе Арсения Яценюка прокомментировали его позицию относительно конфликтного вопроса.

«Мы убеждены, что программа электронного декларирования должна быть запущена с 15 августа, как предусмотрено законом. Если соответствующее программное обеспечение имеет недостатки – необходимо публично продемонстрировать это и назвать сроки, в которые эти недостатки будут устранены.»

На уточняющий вопрос о том, поддерживает ли он запуск систему в «исследовательском режиме», который позволит избежать уголовной ответственности, пресс-служба Яценюка не ответила.

Европейская Правда

Турция, которую мы потеряли: как связаны турецкий путч и потепление между Эрдоганом и ПутинымТурция, которую мы потеряли: как связаны турецкий путч и потепление между Эрдоганом и Путиным

Сергей Сидоренко

Уже второй день подряд тысячи турок собираются на улицах Стамбула, чтобы услышать лидера страны Реджепа Тайипа Эрдогана.

И уже третьи сутки из Турции поступают новости, которые заставляют нервничать мировых лидеров.

В воскресенье снова – лично от Эрдогана – поступили новые свидетельства того, что пропасть между Турцией и Европой растет с невероятной скоростью. По одну сторону этой пропасти – Совет Европы и Евросоюз, то есть то, что у нас привыкли называть «Западом». По другую – Турция, Россия и другие игроки «Востока».

Прозападный курс Эрдогана подошел к концу. Один за другим он обрубает мосты, связывающие страну с западным сообществом.

Причем шаги турецкого лидера становятся все более демонстративными.

В выходные лидеры ЕС, шокированные попыткой переворота, воздерживались от жесткой критики в адрес Турции, но было очевидно, что в понедельник их терпение лопнет. Первые гневные заявления уже прозвучали, и это – только начало.

А Украине, для которой Анкара является ключевым партнером в противодействии российской агрессии, в отношениях с Эрдоганом придется искать сложный компромисс.

Сложно поддерживать действия, которые превращают Турцию из страны с зачатками демократии в откровенную диктатуру. Но в то же время никто не хочет толкать турецкую власть в объятия Путина. Тем более, что в Кремле не просто ждут, но и делают шаги навстречу.

Смерть против оппозиции

В воскресенье вечером Эрдоган вышел к своим сторонникам, которые собрались перед президентской резиденцией в пригороде Стамбула.

Но его слушателями были не только те, кто стоял рядом. В выступлении, транслировавшемся в эфире национальных телеканалов, президент Турции объявил, что уже в ближайшее время должна быть восстановлена смертная казнь.

Конечно же, «по просьбе народа».

«Наше правительство обсудит (восстановление смертной казни) с оппозицией. Братья мои, мы, как правительство, и как государство, знаем и слышим ваше требование», – цитирует Hurriyet объяснения главы государства.

Это заявление не было случайным и точно не стало оговоркой. Перед этим в воскресенье о возможном восстановлении смертной казни заявил вице-премьер Нуман Куртулмуш. И так же он заверил, что правительство выполняет волю народа, поскольку «чувствует и разделяет чувства общества».

Никаких сомнений, призывы к возобновлению смертной казни действительно звучат в Турции. Они звучали и до прошлых выходных, ведь речь идет не только (и не столько) о военных мятежниках. Страна столкнулась с беспрецедентной террористической угрозой. Счет погибших от рук террористов в течение прошлого года идет на сотни, несколько сотен жертв – мирные жители.

И это – важное отличие от «ночи переворота». Здесь также сообщается о почти 300 погибших, но львиная доля из них – сами мятежники, а также несколько меньшее количество проправительственных военных и полицейских.

Между тем, оживленная террористическая активность в Турции длится уже более года, а призывы к возобновлению смертной казни власть «услышала» только сегодня.

И это не удивительно.

Во-первых, террористов-смертников, которые представляют ключевую угрозу для безопасности граждан Турции, невозможно запугать смертной казнью – ведь они и без того готовы идти на смерть. Во-вторых, в правительстве признают: их идея стала реакцией именно на переворот. Именно так ее подают турецкие СМИ.

Большинство противников Эрдогана – светские, а не религиозные активисты. Для них смерть точно не является желанной. И именно против них направлена инициатива власти.

Люстрация судей: турецкий подход

Своими противниками Реджеп Тайип Эрдоган видит не только военных.

Не меньшим шоком стало решение властей о внезапных чистках судейского корпуса.

В субботу, спустя несколько часов после подавления военного мятежа, высший совет судей дал согласие на уголовное преследование 2745 судей и прокуроров (последние в Турции является частью системы правосудия, а не правоохранительной системы). Сразу после этого были выданы ордера на их арест.

А теперь – самая яркая иллюстрация.

По версии властей, в перевороте приняли участие почти 3 тысячи судей и 3-4 тысячи военных. Странное соотношение, не правда ли?

Но в Турции подтверждают, что суммарное количество задержаний и ордеров на арест за участие в перевороте – около 6 тысяч.

Скорость и масштабность принятых решений не оставляет сомнений: индивидуального рассмотрения этих дел не было. У судейского самоуправления просто не было на это времени. Высший совет судей формально является независимым органом, не связанным с исполнительной властью. Но откуда еще могли появиться списки неугодных судей?

Для тех, у кого еще есть сомнения, что переворот был лишь поводом, а не причиной задержаний – несколько деталей о задержанных от Financial Times. Среди них есть двое членов конституционного суда – высшего судебного органа Турции, Алпарслан Алтан и Эрдал Терджал.

Оба были назначены предшественником Эрдогана, Абдулой Гюлем. Оба недавно поддерживали решения, против которых возражал Эрдоган – о неконституционности запрета Твиттера и о незаконности преследования властями двух журналистов издания «Джумхуриет», которые критиковали Эрдогана за узурпацию им власти в стране.

Круг задержанных топ-представителей судейской ветви власти поражает. Среди них – 48 судей Государственного совета (высшего органа административной юстиции) и 140 членов Высшего апелляционного суда, сообщают местные СМИ.

Шаг к диктату

Но вернемся к смертной казни. Кто помнит, Украина отменила ее в 2000 году, и это было нашим ключевым обязательства перед Советом Европы.

Советская судебная практика, когда нередко приговаривали к смертной казни невиновных, а потом выясняли, что преступление совершил другой, стала убедительным аргументом против сохранения высшей меры наказания.

Но в любом случае, Украина вынуждена была бы отменить расстрел.

Ни одно государство не может быть в составе Совета Европы и одновременно сохранять смертную казнь. И Турция тоже прошла этот путь.

С 1984 года в Турции не исполняют смертные приговоры. А в 2004 году из законодательства исключили все упоминания о смертной казни. Это было требованием еще одной европейской институции Евросоюза.

Следовательно, инициатива Эрдогана означает для него гарантированный конфликт с ЕС. А если Анкара будет настаивать на этой линии и действительно введет смертную казнь, то итогом – конечно, не сразу, но через 5-10 лет – может стать исключение страны из Совета Европы. В Страсбурге готовы терпеть многое, но не нарушение главного принципа – нерушимости права на жизнь.

Стоит добавить, что Эрдоган и сам может быть заинтересован в том, чтобы Турцию выгнали из Совета Европы. Потому что это избавит его от необходимости выполнять решения Европейского суда по правам человека и выплачивать компенсации из бюджета своим оппонентам, да еще и слышать неприятные вещи от руководства СЕ.

А этих решений с каждым годом будет становиться все больше.

Турция уже не первый год движется к тоталитаризму.

Поэтому судебное закрытие СМИ, преследования и аресты оппозиционных политиков и журналистов в стране уже не кажется чем-то чрезвычайным – скорее, наоборот.

В Европе прекрасно понимают, к чему стремится турецкая власть. Еврокомиссар Йоханнес Хан в понедельник очень откровенно отметил: в Брюсселе считают, что у Эрдогана был заранее подготовленный список «виновных в мятеже» и он использовал вооруженное восстание как повод для репрессий.

Сейчас украинские пользователи соцсетей заходятся в восторге от Эрдогана, а особенно – его «судейской реформы».

Ведь Украина уже третий год не может сменить коррумпированные суды времен Януковича, а в Турции посадили 3 тысячи судей за несколько часов.

Но если задуматься, какие последствия это повлечет для отношений Украины с Западом, то турецкий путь кажется не таким уж и привлекательным.

А если еще вспомнить, что Турция – это мощная экономика, член «большой двадцатки», у которой нет значительных долговых обязательств перед Западом (совокупный государственный долг – всего 32% ВВП), в отличие от Украины, экономика которой остро зависит от внешних заимствований, то эта перспектива становится совсем невеселой.

Moscow is calling

Как это обычно бывает, от похолодания в отношениях Анкары и Европы пострадают обе стороны.
Евросоюз может окончательно потерять друга (надежного партнера) в лице турецкой власти. Того партнера, который еще недавно приостановил и обещал навсегда закрыть «Балканский путь» попадания беженцев в ЕС.

Европа напугана опытом 2015 года, когда только в Германию попал миллион сирийских мигрантов. В этом году количество мигрантов снизилось в десятки раз, поэтому восстановление старого маршрута для европейских политиков – будто страшный сон.

Но в то же время ЕС теперь вряд ли сможет выполнить свое обещание – предоставить Турции безвизовый режим. Как это возможно в ситуации, когда в стране начинается масштабное преследование оппозиции и вводится смертная казнь? Теперь каждый турецкий оппозиционер сможет рассчитывать на гарантированное убежище в ЕС!

Это лишь одна грань конфликта, а их немало.

К примеру, сейчас в Греции просит об убежище экипаж турецкого военного вертолета, бежавший из Турции после поражения военного переворота. И если суд предоставит им статус беженцев, это станет настоящей пощечиной для Эрдогана. И это будет иметь последствия для всего Евросоюза, а не только для Греции.

Единственная страна, которая гарантированно выигрывает от этого обострения – это Россия.

Политологи еще долго будут спорить о том, приложил ли руку Кремль к восстанию в Турции, но уже сейчас можно утверждать, что он готов воспользоваться его последствий.

Путин и Эрдоган, которых еще месяц назад считали личными врагами, теперь регулярно общаются. Путин был одним из первых мировых лидеров, который лично (хотя и по телефону) поздравил турецкого коллегу с победой над восстанием. И одновременно они договорились о личной встрече в ближайшее время.

В Москве прекрасно понимают: Анкара скоро может стать изгоем для европейской семьи. А для Кремля нет ничего необычного в общении с диктаторами; поэтому Турцию в сложное для нее время надо поддержать. А геополитические дивиденды – будут. Впоследствии.

…Но, несмотря на все проблемы, не следует хоронить Турцию.

Есть то, что может удержать на плаву контакты Турции и Запада в этот кризисный период. Это – НАТО. И США.

Потому что при всех проблемах с нарушением прав человека, при всем напряжении в отношениях с ЕС и СЕ, по всей очевидности сползания страны к авторитаризму никто даже не думает о возможности выхода Турции из военного блока.

Этот шаг обошелся бы Западу слишком дорого. А в ситуации, когда на кону безопасность континента, демократия может и подождать, пусть даже официально Брюссель никогда этого не признает.

Европейская Правда

Сергей Сидоренко

Уже второй день подряд тысячи турок собираются на улицах Стамбула, чтобы услышать лидера страны Реджепа Тайипа Эрдогана.

И уже третьи сутки из Турции поступают новости, которые заставляют нервничать мировых лидеров.

В воскресенье снова – лично от Эрдогана – поступили новые свидетельства того, что пропасть между Турцией и Европой растет с невероятной скоростью. По одну сторону этой пропасти – Совет Европы и Евросоюз, то есть то, что у нас привыкли называть «Западом». По другую – Турция, Россия и другие игроки «Востока».

Прозападный курс Эрдогана подошел к концу. Один за другим он обрубает мосты, связывающие страну с западным сообществом.

Причем шаги турецкого лидера становятся все более демонстративными.

В выходные лидеры ЕС, шокированные попыткой переворота, воздерживались от жесткой критики в адрес Турции, но было очевидно, что в понедельник их терпение лопнет. Первые гневные заявления уже прозвучали, и это – только начало.

А Украине, для которой Анкара является ключевым партнером в противодействии российской агрессии, в отношениях с Эрдоганом придется искать сложный компромисс.

Сложно поддерживать действия, которые превращают Турцию из страны с зачатками демократии в откровенную диктатуру. Но в то же время никто не хочет толкать турецкую власть в объятия Путина. Тем более, что в Кремле не просто ждут, но и делают шаги навстречу.

Смерть против оппозиции

В воскресенье вечером Эрдоган вышел к своим сторонникам, которые собрались перед президентской резиденцией в пригороде Стамбула.

Но его слушателями были не только те, кто стоял рядом. В выступлении, транслировавшемся в эфире национальных телеканалов, президент Турции объявил, что уже в ближайшее время должна быть восстановлена смертная казнь.

Конечно же, «по просьбе народа».

«Наше правительство обсудит (восстановление смертной казни) с оппозицией. Братья мои, мы, как правительство, и как государство, знаем и слышим ваше требование», – цитирует Hurriyet объяснения главы государства.

Это заявление не было случайным и точно не стало оговоркой. Перед этим в воскресенье о возможном восстановлении смертной казни заявил вице-премьер Нуман Куртулмуш. И так же он заверил, что правительство выполняет волю народа, поскольку «чувствует и разделяет чувства общества».

Никаких сомнений, призывы к возобновлению смертной казни действительно звучат в Турции. Они звучали и до прошлых выходных, ведь речь идет не только (и не столько) о военных мятежниках. Страна столкнулась с беспрецедентной террористической угрозой. Счет погибших от рук террористов в течение прошлого года идет на сотни, несколько сотен жертв – мирные жители.

И это – важное отличие от «ночи переворота». Здесь также сообщается о почти 300 погибших, но львиная доля из них – сами мятежники, а также несколько меньшее количество проправительственных военных и полицейских.

Между тем, оживленная террористическая активность в Турции длится уже более года, а призывы к возобновлению смертной казни власть «услышала» только сегодня.

И это не удивительно.

Во-первых, террористов-смертников, которые представляют ключевую угрозу для безопасности граждан Турции, невозможно запугать смертной казнью – ведь они и без того готовы идти на смерть. Во-вторых, в правительстве признают: их идея стала реакцией именно на переворот. Именно так ее подают турецкие СМИ.

Большинство противников Эрдогана – светские, а не религиозные активисты. Для них смерть точно не является желанной. И именно против них направлена инициатива власти.

Люстрация судей: турецкий подход

Своими противниками Реджеп Тайип Эрдоган видит не только военных.

Не меньшим шоком стало решение властей о внезапных чистках судейского корпуса.

В субботу, спустя несколько часов после подавления военного мятежа, высший совет судей дал согласие на уголовное преследование 2745 судей и прокуроров (последние в Турции является частью системы правосудия, а не правоохранительной системы). Сразу после этого были выданы ордера на их арест.

А теперь – самая яркая иллюстрация.

По версии властей, в перевороте приняли участие почти 3 тысячи судей и 3-4 тысячи военных. Странное соотношение, не правда ли?

Но в Турции подтверждают, что суммарное количество задержаний и ордеров на арест за участие в перевороте – около 6 тысяч.

Скорость и масштабность принятых решений не оставляет сомнений: индивидуального рассмотрения этих дел не было. У судейского самоуправления просто не было на это времени. Высший совет судей формально является независимым органом, не связанным с исполнительной властью. Но откуда еще могли появиться списки неугодных судей?

Для тех, у кого еще есть сомнения, что переворот был лишь поводом, а не причиной задержаний – несколько деталей о задержанных от Financial Times. Среди них есть двое членов конституционного суда – высшего судебного органа Турции, Алпарслан Алтан и Эрдал Терджал.

Оба были назначены предшественником Эрдогана, Абдулой Гюлем. Оба недавно поддерживали решения, против которых возражал Эрдоган – о неконституционности запрета Твиттера и о незаконности преследования властями двух журналистов издания «Джумхуриет», которые критиковали Эрдогана за узурпацию им власти в стране.

Круг задержанных топ-представителей судейской ветви власти поражает. Среди них – 48 судей Государственного совета (высшего органа административной юстиции) и 140 членов Высшего апелляционного суда, сообщают местные СМИ.

Шаг к диктату

Но вернемся к смертной казни. Кто помнит, Украина отменила ее в 2000 году, и это было нашим ключевым обязательства перед Советом Европы.

Советская судебная практика, когда нередко приговаривали к смертной казни невиновных, а потом выясняли, что преступление совершил другой, стала убедительным аргументом против сохранения высшей меры наказания.

Но в любом случае, Украина вынуждена была бы отменить расстрел.

Ни одно государство не может быть в составе Совета Европы и одновременно сохранять смертную казнь. И Турция тоже прошла этот путь.

С 1984 года в Турции не исполняют смертные приговоры. А в 2004 году из законодательства исключили все упоминания о смертной казни. Это было требованием еще одной европейской институции Евросоюза.

Следовательно, инициатива Эрдогана означает для него гарантированный конфликт с ЕС. А если Анкара будет настаивать на этой линии и действительно введет смертную казнь, то итогом – конечно, не сразу, но через 5-10 лет – может стать исключение страны из Совета Европы. В Страсбурге готовы терпеть многое, но не нарушение главного принципа – нерушимости права на жизнь.

Стоит добавить, что Эрдоган и сам может быть заинтересован в том, чтобы Турцию выгнали из Совета Европы. Потому что это избавит его от необходимости выполнять решения Европейского суда по правам человека и выплачивать компенсации из бюджета своим оппонентам, да еще и слышать неприятные вещи от руководства СЕ.

А этих решений с каждым годом будет становиться все больше.

Турция уже не первый год движется к тоталитаризму.

Поэтому судебное закрытие СМИ, преследования и аресты оппозиционных политиков и журналистов в стране уже не кажется чем-то чрезвычайным – скорее, наоборот.

В Европе прекрасно понимают, к чему стремится турецкая власть. Еврокомиссар Йоханнес Хан в понедельник очень откровенно отметил: в Брюсселе считают, что у Эрдогана был заранее подготовленный список «виновных в мятеже» и он использовал вооруженное восстание как повод для репрессий.

Сейчас украинские пользователи соцсетей заходятся в восторге от Эрдогана, а особенно – его «судейской реформы».

Ведь Украина уже третий год не может сменить коррумпированные суды времен Януковича, а в Турции посадили 3 тысячи судей за несколько часов.

Но если задуматься, какие последствия это повлечет для отношений Украины с Западом, то турецкий путь кажется не таким уж и привлекательным.

А если еще вспомнить, что Турция – это мощная экономика, член «большой двадцатки», у которой нет значительных долговых обязательств перед Западом (совокупный государственный долг – всего 32% ВВП), в отличие от Украины, экономика которой остро зависит от внешних заимствований, то эта перспектива становится совсем невеселой.

Moscow is calling

Как это обычно бывает, от похолодания в отношениях Анкары и Европы пострадают обе стороны.
Евросоюз может окончательно потерять друга (надежного партнера) в лице турецкой власти. Того партнера, который еще недавно приостановил и обещал навсегда закрыть «Балканский путь» попадания беженцев в ЕС.

Европа напугана опытом 2015 года, когда только в Германию попал миллион сирийских мигрантов. В этом году количество мигрантов снизилось в десятки раз, поэтому восстановление старого маршрута для европейских политиков – будто страшный сон.

Но в то же время ЕС теперь вряд ли сможет выполнить свое обещание – предоставить Турции безвизовый режим. Как это возможно в ситуации, когда в стране начинается масштабное преследование оппозиции и вводится смертная казнь? Теперь каждый турецкий оппозиционер сможет рассчитывать на гарантированное убежище в ЕС!

Это лишь одна грань конфликта, а их немало.

К примеру, сейчас в Греции просит об убежище экипаж турецкого военного вертолета, бежавший из Турции после поражения военного переворота. И если суд предоставит им статус беженцев, это станет настоящей пощечиной для Эрдогана. И это будет иметь последствия для всего Евросоюза, а не только для Греции.

Единственная страна, которая гарантированно выигрывает от этого обострения – это Россия.

Политологи еще долго будут спорить о том, приложил ли руку Кремль к восстанию в Турции, но уже сейчас можно утверждать, что он готов воспользоваться его последствий.

Путин и Эрдоган, которых еще месяц назад считали личными врагами, теперь регулярно общаются. Путин был одним из первых мировых лидеров, который лично (хотя и по телефону) поздравил турецкого коллегу с победой над восстанием. И одновременно они договорились о личной встрече в ближайшее время.

В Москве прекрасно понимают: Анкара скоро может стать изгоем для европейской семьи. А для Кремля нет ничего необычного в общении с диктаторами; поэтому Турцию в сложное для нее время надо поддержать. А геополитические дивиденды – будут. Впоследствии.

…Но, несмотря на все проблемы, не следует хоронить Турцию.

Есть то, что может удержать на плаву контакты Турции и Запада в этот кризисный период. Это – НАТО. И США.

Потому что при всех проблемах с нарушением прав человека, при всем напряжении в отношениях с ЕС и СЕ, по всей очевидности сползания страны к авторитаризму никто даже не думает о возможности выхода Турции из военного блока.

Этот шаг обошелся бы Западу слишком дорого. А в ситуации, когда на кону безопасность континента, демократия может и подождать, пусть даже официально Брюссель никогда этого не признает.

Европейская Правда

От поцелуев Януковича до «крышевания» контрабанды: история одного посла УкраиныОт поцелуев Януковича до «крышевания» контрабанды: история одного посла Украины

Сергей Сидоренко

Срочный брифинг в МИД, заявления таможенников и обладминистрации, главные новости в ведущих СМИ, тысячи репостов и сотни комментариев под ключевыми сообщениями – таким незаурядным стал медийный резонанс новости из Закарпатья.

Очень кратко напомним, что же произошло. В субботу на украинско-венгерской границе таможенники остановили микроавтобус с дипломатическими номерами.

Говорят, что это не было спецоперацией – просто сработали служебные собаки, обученные искать сигареты. Видео и ход событий на границе подтверждают эту версию.

Водитель Сергей Лищишин отказался предоставить авто для досмотра, показал дипломатический паспорт и письмо из посольства в Словакии о том, что он везет дипломатический груз. Затем попытался сбежать обратно в Украину, но неудачно.

А когда пограничники дозвонились до МИД и там «на самом верху» дали разрешение на обыск, то выяснилось, что микроавтобус доверху набит блоками сигарет. Водитель оказался не дипломатом, а мужем первого секретаря посольства Украины в Словакии Оксаны Лищишин.

Что будет дальше? Почему именно посольство в Словакии? И стало ли это неожиданностью? Сначала – тезисно.

– История действительно неприятная, но то, что она произошла с посольством в Словакии и именно на закарпатской границе – вовсе не удивительно. Рано или поздно должно было «выстрелить»;

– МИД и Порошенко должны благодарить прежде всего себя. О том, что наш посол больше вредит Украине, чем работает, знают все, имеющие отношение к теме. И не является секретом ответ на вопрос, почему его до сих пор не уволили;

– Водитель автомобиля уже на свободе и, несмотря на беспрецедентный резонанс, скорее всего, за решетку контрабандист не попадет. За это нужно благодарить Андрея Портнова и его идею о гуманизации Уголовного кодекса. Вполне возможно, что уголовное наказание не понесет никто;

– Впрочем, у власти еще есть шанс достойно выйти из этой ситуации. Остается надеяться, что мы этим шансом воспользуемся, иначе словаки сами объявят персонами нон грата нескольких наших дипломатов.

Привычка к контрабанде

Новость действительно незаурядная.

«За 20 лет моей работы я помню только один подтвержденный случай контрабанды (с участием дипломатов)», — заявил «Европейской правде» заместитель министра иностранных дел Вадим Пристайко.

Его коллеги, правда, вспоминают больше «проблемных случаев», но масштаб сейчас действительно другой. Ведь здесь речь идет не о накопленной зарплате, которую дипломат «забыл» задекларировать, и не о разовой перевозке чего-то дорогого или запрещенного.

Масштаб перевозки – 50 тысяч пачек – свидетельствует, что для горе-дипломата это не первая и не вторая «ходка». Такие объемы можно сбыть, лишь имея налаженный контрабандный канал.

Да и сам факт того, что семья дипломата имеет в распоряжении микроавтобус с дипномерами, переоборудованный для перевозки грузов, не может не навести на мысль, что основной для них именно этот бизнес, а работа в посольстве – скорее вынужденная необходимость.

В конце концов, многим дипломатам до недавнего времени была не чужда «узаконенная контрабанда» автомобилей.

До 2015 года посольский сотрудник мог, возвращаясь в Украину, ввезти без пошлины автомобиль. Любой. Самые хитрые ввозили «нулевые» мерседесы или спортивные авто стоимостью до сотни тысяч евро, ставили на учет и через неделю – продавали. Все законно, хотя и очевидно, что автомобиль куплен «под заказ».

С недавних пор эту схему прикрыли – разрешение на безспошлинный ввоз не действует. Но привычка к нетрудовым доходам для кое-кого, похоже, стала родной.

Почему Закарпатье?

Когда речь идет о контрабанде сигарет в ЕС, многие украинцы вспомнят о Польше, где ежедневно тысячи местных заробитчан-«челноков» пересекают границу, чтобы продать несколько пачек.

Но крупные, «промышленные» масштабы контрабанды характерны не столько для польского, сколько для словацкого и венгерского участков нашей границы. То есть – границ Закарпатья. Здесь процветает самая масштабная и дерзкая контрабанда.

За прошлый год известно минимум о двух группах, использовавших для переправки контрабанды в Словакию… вертолеты!

Один из вертолетов, нелегально курсировавших через украинско-словацкую границу, разбился в ноябре 2015 года. Другой удалось задержать весной 2016 года.

А несколько лет назад был раскрыт «межгосударственный тоннель» для контрабанды сигарет и нелегалов, электрифицированный и оборудованный вагонетками.

Тем временем в Венгрию, похоже, контрабанду принято ввозить просто через официальные пункты пересечения границы. Венгерские таможенники оказались готовы к договоренностям с украинцами. В прошлом году спецслужбы этой страны провели несколько рейдов на границе – летом задержали 18 таможенников, сотрудничавших с украинскими контрабандистами, осенью – еще 20.

Несомненно, в «успех» словацкого и венгерского направлений сделала вклад и закарпатская специфика, где есть давние традиции нелегального пересечения границы, а местные «князьки» контролируют многих пограничников и таможенников (как с украинской, так и с ЕЭсовской стороны).

Здесь есть также польский участок, но он значительно менее привлекателен по естественным причинам – граница проходит по хребту, а с другой стороны – природный парк без транспортной инфраструктуры. Есть также румынский, и он тоже не так интересен – Румыния не входит в Шенген и поэтому сохраняет границу с остальным ЕС. Пусть таможни там нет, но пограничники внутри ЕС могут заметить крупные партии контрабанды, а это – дополнительный риск.

Напоследок – интересная деталь, на которую кое-кто обратил внимание: «дипломатический груз» якобы в Словакию заезжал в ЕС через венгерскую границу. Однако этот момент на самом деле не должен был гарантированно встревожить пограничников. Автобаном по равнинной Венгрии доехать до Братиславы проще и быстрее, чем по словацкой территории.
Но вернемся к теме «князьков» и вспомним о нашем посольстве в Словакии.

Метр границы в аренду

Словакия – сосед Украины, «сложное» государство с пророссийскими настроениями части общества; стратегический партнер, через которого к нам поступает большая часть реверса газа…

Казалось бы, внимание к ней должно быть наибольшим. Но это в теории.

А на практике имеем ярчайший пример «политического назначения» в дипслужбе, которое переросло в позор для страны.
Посольство Украины в Словакии с августа 2010 года возглавляет Олег Гаваши.

Его назначением Виктор Янукович отблагодарил влиятельного закарпатца и народного депутата Виктора Балогу за поддержку в области на выборах и за голосование в Верховной раде вместе с Партией регионов.

Гаваши – давний и верный соратник Балоги.

Был у него заместителем во время обоих назначений Балоги председателем ОГА, был помощником депутата Балоги, а когда последний в 2005 году перешел на работу в правительство, Гаваши принял «в наследство» губернаторскую должность.

Но несмотря на такую выдающуюся карьеру, от момента его назначения в Словакию было известно, что посол из него будет «не лучший».

Достаточно того факта, что Гаваши не владеет языками – ни словацким, ни английским. Хорошая база как для посла – без переводчика ни шагу, не так ли? Правда, он знает венгерский – «очень полезный» навык для работы в стране, которая издавна имеет напряженные отношения с Венгрией.

Хотя у тех, кто имел возможность работать в Братиславе в последние 6 лет, остались яркие впечатления.
От узкого круга тех, кто встречал Януковича в VIP-зале аэропорта Братиславы во время его визитов в 2011 и 2013 годах, приходилось слышать, как Гаваши целовал руки президенту.

Конечно, фотодоказательств у нас нет, но сопоставление фактов и личные встречи с дипломатами, работавшими на словацком направлении (но предпочитающими сохранять анонимность), дают нам основания считать, что это – реальность, а не фантазии.

По сути, Гаваши все это время был «послом-администратором», который занимался бизнес-вопросами (своими и закарпатского шефа) и руководил хозяйственной работой посольства, но почти не участвовал собственно в дипломатической работе.

О системных проблемах в посольстве неоднократно писали и мы.

Исследование работы дипмиссий на информационном поле доказало, что посольство в Словакии ее просто провалило – за 2014 год, в разгар российской агрессии, наш посол дал лишь одно интервью местным СМИ (подробнее – в публикации «Информационная война, европейский фронт»). Такое впечатление, что никаких проблем с общественным мнением нет!

В 2015 году Украина обидела словацкие власти, когда президент Порошенко, несмотря на его объявленное участие в форуме по безопасности GJOBSEC в Братиславе, проигнорировал приглашение, а посольство до последнего момента не сообщало организаторам и местному МИД о его отсутствии (об этом мы писали в статье «Украина и Словакия – история о том, как поссориться с соседом»).

И, наконец, если говорить не только о после, но и о его миссии, то даже мы в ЕвроПравде были поражены тем, как сработали подчиненные Гаваши во время расследования о помощи украинским экспортерам со стороны посольств Украины.
Словакия стала единственной страной, где в ответ на наше письмо от имени экспортера нам посоветовали обратиться к коммерческому посреднику и предоставили контакты конкретной компании (статья «Дипломаты и «дипломаты»: в МИД готовятся к большому шторму»). Что это, как не проявление коррупции, которая стала нормой?

Именно поэтому мы считаем, что посла нельзя отделить от контрабандного скандала. Все дипломаты, имеющие отношение к работе посольства, утверждают, что атмосфера в дипмиссии действительно нездоровая. Рыба гниет с головы. Не говоря уже о том, что он мог быть лично причастен к задержанной сигаретной контрабанде, и это признают в МИД.

Но возникает вопрос – почему в 2014 году, или хотя бы в 2015-м, этот посол не был отозван? Чем он так дорог для Порошенко?

Тем более, в ситуации, когда сами дипломаты в разговорах не под запись признают, что наш посол в Братиславе порой вредит стране больше, чем внешние угрозы.

Собственно, это вопрос риторический, и ответ на него не является секретом.

Порошенко, так же, как и Януковичу, нужны голоса в парламенте. Четыре голоса «группы Балоги» лишними не будут, и поэтому его интересы лучше не затрагивать. Пусть даже от этого пострадают интересы государства.

Так чем же завершится скандал?

Можем с уверенностью ответить на два самых распространенных вопроса: окажется ли кто-то за решеткой и сохранят ли горе-дипломаты свои должности.

В обоих случаях ответ – «наверное, нет».

Посадить кого-то за контрабанду сигарет точно не получится, потому что такого наказания в Украине просто не предусмотрено.

С 2013 года эту статью убрали из Уголовного кодекса, заменив ее адмистративным наказанием – штрафом.

Порой звучит предположение, что декриминализация также состоялась по просьбе закарпатских элит, чтобы обезопасить их «бизнес». Правда, идеолог этих изменений, бывший заместитель главы АП Андрей Портнов тогда доказывал, что это не политическое решение, а «приведение законодательства к европейским нормам».

Одна беда – со стороны Европы таких требований никогда не звучало, а автору этих строк неоднократно приходилось слышать возмущение словацких дипломатов по поводу декриминализации. Ведь у них контрабанда, конечно, является уголовным преступлением.

Теоретически остается возможность возбудить уголовное дело против первого секретаря посольства Украины в Словакии, Оксаны Лищишин, которая подписала «фейковое» письмо о дипломатическом грузе в машине, которой управлял ее муж.

Но шансы на это минимальны. Похоже, этого письма сейчас нет у правоохранителей.

Таможенники признают, что контрабандист забрал у них все документы, включая это письмо. И у нас нет сомнений, что обратно он этот вещдок уже не отдал. Наверное, именно поэтому в МИД заявляют, что у них еще нет в распоряжении свидетельств о причастности своего сотрудника к преступлению и сейчас они могут говорить лишь о причастности «родственника дипломата».

Мы все же надеемся, что в нашем посольстве в Словакии очень скоро произойдут серьезные изменения.

Во-первых, министр Павел Климкин в понедельник вечером (после встречи, в которой участвовал глава МИД Словакии) пообещал «скорые выводы» в деле с контрабандой и высказывался значительно радикальнее своих подчиненных.

Во-вторых, на защиту Гаваши в такой однозначной ситуации не встал даже его ключевой соратник. Виктор Балога в понедельник вечером написал, что считает нужным уволить все посольство, включая руководителя.

И в-третьих – и это, пожалуй, главное – если Украина не отзовет дипломатов-контрабандистов, то это за нас сделает Словакия. А столкнуться с ситуацией, когда Братислава объявит персонами нон грата наших дипломатов (а возможно, даже и посла), не хочет никто.

Поэтому государство еще может выйти из скандала достойно.

Дождемся ли?

Автор: Сергей Сидоренко,
редактор «Европейской правды»

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Срочный брифинг в МИД, заявления таможенников и обладминистрации, главные новости в ведущих СМИ, тысячи репостов и сотни комментариев под ключевыми сообщениями – таким незаурядным стал медийный резонанс новости из Закарпатья.

Очень кратко напомним, что же произошло. В субботу на украинско-венгерской границе таможенники остановили микроавтобус с дипломатическими номерами.

Говорят, что это не было спецоперацией – просто сработали служебные собаки, обученные искать сигареты. Видео и ход событий на границе подтверждают эту версию.

Водитель Сергей Лищишин отказался предоставить авто для досмотра, показал дипломатический паспорт и письмо из посольства в Словакии о том, что он везет дипломатический груз. Затем попытался сбежать обратно в Украину, но неудачно.

А когда пограничники дозвонились до МИД и там «на самом верху» дали разрешение на обыск, то выяснилось, что микроавтобус доверху набит блоками сигарет. Водитель оказался не дипломатом, а мужем первого секретаря посольства Украины в Словакии Оксаны Лищишин.

Что будет дальше? Почему именно посольство в Словакии? И стало ли это неожиданностью? Сначала – тезисно.

– История действительно неприятная, но то, что она произошла с посольством в Словакии и именно на закарпатской границе – вовсе не удивительно. Рано или поздно должно было «выстрелить»;

– МИД и Порошенко должны благодарить прежде всего себя. О том, что наш посол больше вредит Украине, чем работает, знают все, имеющие отношение к теме. И не является секретом ответ на вопрос, почему его до сих пор не уволили;

– Водитель автомобиля уже на свободе и, несмотря на беспрецедентный резонанс, скорее всего, за решетку контрабандист не попадет. За это нужно благодарить Андрея Портнова и его идею о гуманизации Уголовного кодекса. Вполне возможно, что уголовное наказание не понесет никто;

– Впрочем, у власти еще есть шанс достойно выйти из этой ситуации. Остается надеяться, что мы этим шансом воспользуемся, иначе словаки сами объявят персонами нон грата нескольких наших дипломатов.

Привычка к контрабанде

Новость действительно незаурядная.

«За 20 лет моей работы я помню только один подтвержденный случай контрабанды (с участием дипломатов)», — заявил «Европейской правде» заместитель министра иностранных дел Вадим Пристайко.

Его коллеги, правда, вспоминают больше «проблемных случаев», но масштаб сейчас действительно другой. Ведь здесь речь идет не о накопленной зарплате, которую дипломат «забыл» задекларировать, и не о разовой перевозке чего-то дорогого или запрещенного.

Масштаб перевозки – 50 тысяч пачек – свидетельствует, что для горе-дипломата это не первая и не вторая «ходка». Такие объемы можно сбыть, лишь имея налаженный контрабандный канал.

Да и сам факт того, что семья дипломата имеет в распоряжении микроавтобус с дипномерами, переоборудованный для перевозки грузов, не может не навести на мысль, что основной для них именно этот бизнес, а работа в посольстве – скорее вынужденная необходимость.

В конце концов, многим дипломатам до недавнего времени была не чужда «узаконенная контрабанда» автомобилей.

До 2015 года посольский сотрудник мог, возвращаясь в Украину, ввезти без пошлины автомобиль. Любой. Самые хитрые ввозили «нулевые» мерседесы или спортивные авто стоимостью до сотни тысяч евро, ставили на учет и через неделю – продавали. Все законно, хотя и очевидно, что автомобиль куплен «под заказ».

С недавних пор эту схему прикрыли – разрешение на безспошлинный ввоз не действует. Но привычка к нетрудовым доходам для кое-кого, похоже, стала родной.

Почему Закарпатье?

Когда речь идет о контрабанде сигарет в ЕС, многие украинцы вспомнят о Польше, где ежедневно тысячи местных заробитчан-«челноков» пересекают границу, чтобы продать несколько пачек.

Но крупные, «промышленные» масштабы контрабанды характерны не столько для польского, сколько для словацкого и венгерского участков нашей границы. То есть – границ Закарпатья. Здесь процветает самая масштабная и дерзкая контрабанда.

За прошлый год известно минимум о двух группах, использовавших для переправки контрабанды в Словакию… вертолеты!

Один из вертолетов, нелегально курсировавших через украинско-словацкую границу, разбился в ноябре 2015 года. Другой удалось задержать весной 2016 года.

А несколько лет назад был раскрыт «межгосударственный тоннель» для контрабанды сигарет и нелегалов, электрифицированный и оборудованный вагонетками.

Тем временем в Венгрию, похоже, контрабанду принято ввозить просто через официальные пункты пересечения границы. Венгерские таможенники оказались готовы к договоренностям с украинцами. В прошлом году спецслужбы этой страны провели несколько рейдов на границе – летом задержали 18 таможенников, сотрудничавших с украинскими контрабандистами, осенью – еще 20.

Несомненно, в «успех» словацкого и венгерского направлений сделала вклад и закарпатская специфика, где есть давние традиции нелегального пересечения границы, а местные «князьки» контролируют многих пограничников и таможенников (как с украинской, так и с ЕЭсовской стороны).

Здесь есть также польский участок, но он значительно менее привлекателен по естественным причинам – граница проходит по хребту, а с другой стороны – природный парк без транспортной инфраструктуры. Есть также румынский, и он тоже не так интересен – Румыния не входит в Шенген и поэтому сохраняет границу с остальным ЕС. Пусть таможни там нет, но пограничники внутри ЕС могут заметить крупные партии контрабанды, а это – дополнительный риск.

Напоследок – интересная деталь, на которую кое-кто обратил внимание: «дипломатический груз» якобы в Словакию заезжал в ЕС через венгерскую границу. Однако этот момент на самом деле не должен был гарантированно встревожить пограничников. Автобаном по равнинной Венгрии доехать до Братиславы проще и быстрее, чем по словацкой территории.
Но вернемся к теме «князьков» и вспомним о нашем посольстве в Словакии.

Метр границы в аренду

Словакия – сосед Украины, «сложное» государство с пророссийскими настроениями части общества; стратегический партнер, через которого к нам поступает большая часть реверса газа…

Казалось бы, внимание к ней должно быть наибольшим. Но это в теории.

А на практике имеем ярчайший пример «политического назначения» в дипслужбе, которое переросло в позор для страны.
Посольство Украины в Словакии с августа 2010 года возглавляет Олег Гаваши.

Его назначением Виктор Янукович отблагодарил влиятельного закарпатца и народного депутата Виктора Балогу за поддержку в области на выборах и за голосование в Верховной раде вместе с Партией регионов.

Гаваши – давний и верный соратник Балоги.

Был у него заместителем во время обоих назначений Балоги председателем ОГА, был помощником депутата Балоги, а когда последний в 2005 году перешел на работу в правительство, Гаваши принял «в наследство» губернаторскую должность.

Но несмотря на такую выдающуюся карьеру, от момента его назначения в Словакию было известно, что посол из него будет «не лучший».

Достаточно того факта, что Гаваши не владеет языками – ни словацким, ни английским. Хорошая база как для посла – без переводчика ни шагу, не так ли? Правда, он знает венгерский – «очень полезный» навык для работы в стране, которая издавна имеет напряженные отношения с Венгрией.

Хотя у тех, кто имел возможность работать в Братиславе в последние 6 лет, остались яркие впечатления.
От узкого круга тех, кто встречал Януковича в VIP-зале аэропорта Братиславы во время его визитов в 2011 и 2013 годах, приходилось слышать, как Гаваши целовал руки президенту.

Конечно, фотодоказательств у нас нет, но сопоставление фактов и личные встречи с дипломатами, работавшими на словацком направлении (но предпочитающими сохранять анонимность), дают нам основания считать, что это – реальность, а не фантазии.

По сути, Гаваши все это время был «послом-администратором», который занимался бизнес-вопросами (своими и закарпатского шефа) и руководил хозяйственной работой посольства, но почти не участвовал собственно в дипломатической работе.

О системных проблемах в посольстве неоднократно писали и мы.

Исследование работы дипмиссий на информационном поле доказало, что посольство в Словакии ее просто провалило – за 2014 год, в разгар российской агрессии, наш посол дал лишь одно интервью местным СМИ (подробнее – в публикации «Информационная война, европейский фронт»). Такое впечатление, что никаких проблем с общественным мнением нет!

В 2015 году Украина обидела словацкие власти, когда президент Порошенко, несмотря на его объявленное участие в форуме по безопасности GJOBSEC в Братиславе, проигнорировал приглашение, а посольство до последнего момента не сообщало организаторам и местному МИД о его отсутствии (об этом мы писали в статье «Украина и Словакия – история о том, как поссориться с соседом»).

И, наконец, если говорить не только о после, но и о его миссии, то даже мы в ЕвроПравде были поражены тем, как сработали подчиненные Гаваши во время расследования о помощи украинским экспортерам со стороны посольств Украины.
Словакия стала единственной страной, где в ответ на наше письмо от имени экспортера нам посоветовали обратиться к коммерческому посреднику и предоставили контакты конкретной компании (статья «Дипломаты и «дипломаты»: в МИД готовятся к большому шторму»). Что это, как не проявление коррупции, которая стала нормой?

Именно поэтому мы считаем, что посла нельзя отделить от контрабандного скандала. Все дипломаты, имеющие отношение к работе посольства, утверждают, что атмосфера в дипмиссии действительно нездоровая. Рыба гниет с головы. Не говоря уже о том, что он мог быть лично причастен к задержанной сигаретной контрабанде, и это признают в МИД.

Но возникает вопрос – почему в 2014 году, или хотя бы в 2015-м, этот посол не был отозван? Чем он так дорог для Порошенко?

Тем более, в ситуации, когда сами дипломаты в разговорах не под запись признают, что наш посол в Братиславе порой вредит стране больше, чем внешние угрозы.

Собственно, это вопрос риторический, и ответ на него не является секретом.

Порошенко, так же, как и Януковичу, нужны голоса в парламенте. Четыре голоса «группы Балоги» лишними не будут, и поэтому его интересы лучше не затрагивать. Пусть даже от этого пострадают интересы государства.

Так чем же завершится скандал?

Можем с уверенностью ответить на два самых распространенных вопроса: окажется ли кто-то за решеткой и сохранят ли горе-дипломаты свои должности.

В обоих случаях ответ – «наверное, нет».

Посадить кого-то за контрабанду сигарет точно не получится, потому что такого наказания в Украине просто не предусмотрено.

С 2013 года эту статью убрали из Уголовного кодекса, заменив ее адмистративным наказанием – штрафом.

Порой звучит предположение, что декриминализация также состоялась по просьбе закарпатских элит, чтобы обезопасить их «бизнес». Правда, идеолог этих изменений, бывший заместитель главы АП Андрей Портнов тогда доказывал, что это не политическое решение, а «приведение законодательства к европейским нормам».

Одна беда – со стороны Европы таких требований никогда не звучало, а автору этих строк неоднократно приходилось слышать возмущение словацких дипломатов по поводу декриминализации. Ведь у них контрабанда, конечно, является уголовным преступлением.

Теоретически остается возможность возбудить уголовное дело против первого секретаря посольства Украины в Словакии, Оксаны Лищишин, которая подписала «фейковое» письмо о дипломатическом грузе в машине, которой управлял ее муж.

Но шансы на это минимальны. Похоже, этого письма сейчас нет у правоохранителей.

Таможенники признают, что контрабандист забрал у них все документы, включая это письмо. И у нас нет сомнений, что обратно он этот вещдок уже не отдал. Наверное, именно поэтому в МИД заявляют, что у них еще нет в распоряжении свидетельств о причастности своего сотрудника к преступлению и сейчас они могут говорить лишь о причастности «родственника дипломата».

Мы все же надеемся, что в нашем посольстве в Словакии очень скоро произойдут серьезные изменения.

Во-первых, министр Павел Климкин в понедельник вечером (после встречи, в которой участвовал глава МИД Словакии) пообещал «скорые выводы» в деле с контрабандой и высказывался значительно радикальнее своих подчиненных.

Во-вторых, на защиту Гаваши в такой однозначной ситуации не встал даже его ключевой соратник. Виктор Балога в понедельник вечером написал, что считает нужным уволить все посольство, включая руководителя.

И в-третьих – и это, пожалуй, главное – если Украина не отзовет дипломатов-контрабандистов, то это за нас сделает Словакия. А столкнуться с ситуацией, когда Братислава объявит персонами нон грата наших дипломатов (а возможно, даже и посла), не хочет никто.

Поэтому государство еще может выйти из скандала достойно.

Дождемся ли?

Автор: Сергей Сидоренко,
редактор «Европейской правды»

Европейская Правда