Саботаж спецконфискации: Кому выгодно?Саботаж спецконфискации: Кому выгодно?

Лана Самохвалова

Оппоненты спецконфискации не поняли до конца, насколько повзрослело общество, насколько заметен саботаж такого законодательного акта

Позавчера пятая версия законопроекта о спецконфискации активов, добытых нечестным коррупционным путем (в этой версии она звучит, как обращение в доход государства необоснованных активов) так и не была внесена в повестку дня.

Среди тех, кто не проголосовал, воздержался и голосовал против, 78 человек фракции БПП. Неголосование за спецконфискацию по тем или иным причинам объединило, казалось, вечно оппонирующих друг другу еврооптимистов, Березенко, Грановского. Среди стойких противников законопроекта — Батькивщина и Оппоболок.

Любопытно, что часть фракции БПП сабботировала включение вопроса, несмотря на публичные просьбы и Президента, и Премьер-министра Украины.

Более того, из уст премьера прозвучала фраза, что полтора миллиарда долларов из закромов высокопоставленных чиновников уже заложены в бюджет 2017 года.

КАРЛ ВОЛОХ: «ПРЕЗИДЕНТ КАЖДОГО К..ЗЛА ДОЛЖЕН БЫЛ ЛИЧНО СПРОСИТЬ: ПОЧЕМУ НЕ ГОЛОСОВАЛ»

«Вчерашнее (четверговое — авт.) неголосование показало: дело не в том, что законопроект про спецконфискацию плохой. А дело в том, что его принимать просто не хотят, — делится с Укринформом мыслями общественный активист Карл Волох. — Год назад, когда я начинал этим заниматься, то был убежден, что закон нужен, посколько провоохранительные органы так коррумпированны, что попродавали вещественные доказательства, что не умеют, не знают и не хотят этим заниматься. Я думал, что если бы правоохранительная система работала, то можно было бы обойтись без спецконфискации. Сегодня я думаю, что даже при хорошей прокуратуре, НАБУ и МВД, это ничего не изменит. Эти деньги невозможно конфисковать иначе, чем через закон с обратной презумпцией. Невозможно.

Как стало известно о этих деньгах? Сразу после Майдана была внутренняя разведывательная информация, где регионалы хранят деньги. И вот кто-то сказал, что эти компании хранят деньги здесь. Наложили аресты, послали запросы за границу, получили разведывательную финмониторингового уровня информацию о том, что, судя по всему, к компаниям имеют отношение люди, связанные с Арбузовым. А теперь представим, что будь у нас гениальные следователи, как эти суммы конфсиковать?

Эти деньги связаны с конкретным преступлением? Нет. Эти деньги уже могли быть десять раз отмыты. Эти деньги вообще могли быть сформированы из взяток. Были взятки, их могли вывезти за границу, внести на счет, а потом загнать сюда и купить ценные бумаги.

По какому делу? На основании чего их можна взыскать? Ни по какому. Дальше, нам скажут — докажите любые экономические преступления Арбузова, и в рамках этого конфискуем все имущество. Да, но как вы докажете, что это деньги Арбузова? У нас есть данные, что к компании имеют отношение родственники или топ-менеджеры Арбузова. Пока это оффшорная компания, данных о реальных собственниках нет. На каком основании их конфисковать?

Будь у нас закон о спецконфискации, то разведывательной информации о том, что к деньгам имеют отношение люди, связанные с Арбузовым, хватило, чтобы задать им вопрос: откуда деньжата? Они должны показать и доказать. Если они не докажут, то деньги можно конфисковать.

Если же мы должны что-то доказывать, то нам нечего доказывать. Нечего. Иными словами, все люди, которые голосуют против принятия закона — просто преступники, которым наплевать на страну и на Бюджет».

Недоброжелатели в кулуарах рассказывают, мол, валить закон было прямым указом Банковой. Самые злые из голосов вообще нашептывают, что БПП, дескать, «припрятывает крутяцкие бабки» на будущую кампанию Петра Алексеевича. Хотя – одной рукой подгонять, а другой придерживать – не слишком ли замысловато?

Те, что помягче, дают советы, что премьеру стоило вызвать мажоритарщиков и просто сказать: денег в фонд народного депутата не получишь, пока не проголосуешь.

Карл Волох вообще не стесняется в выражениях: «Да президент должен лично прийти на фракцию, поднять каждого к..зла и спросить: будешь голосовать? Надеюсь, что «грантовые» депутаты тоже будут голосовать, поскольку ЕС дала добро. К слову, еврооптимисты подняли на уши всю страну из-за е-декларирования. Это их вопрос, они его лоббировали. Электронное декларирование — прекрасная вещь, но оно ни одной копейки в бюджет не вернет. Это лишь способ очистить госслужбу, это не имеет отношения к правосудию и возврату похищенного, это всего лишь люстрация по имущественному признаку. А там, где правосудие, где возврат похищенного, то никто не выступает, никто не бьется, никто трусы не развешивает. Эх… прекрасные люди».

ПЯТЬ ВЕРСИЙ СПЕЦКОНФИСКАЦИИ, ВКЛЮЧАЯ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННУЮ И ЕС

Таким образом, пока не похоже, что полугодичная история с законопроектом о спецконфискации активов близится к завершению. Напомним сюжет.

Февраль 2016 года. Долгие парламентские и телевизионные разговоры о том, как вернуть в бюджет деньги самой известной в Украине «семьи», материализируются в законопроект 4057. Законом вносились изменения в Уголовный процессуальный кодекс и облегчалась процедура обращения в доход государства денежных средств, ценностей и доходов от них. Тогда в политическом обиходе появилось выражение «обратная презумпция», согласно которой владелец активов должен был доказывать их законность.

Авторами, вдохновителями и лоббистами законопроекта были «Народный Фронт» (Татьяна Черновол, Сергей Пашинский, Юрий Береза), а также Министерство юстиции, плюс лоббистом стал общественный активист, член люстрационного комитета Карл Волох. Без последнего, к слову, эту историю вообще сложно представить. Он и Татьяна Черновол были главными публичными защитниками этой и трех последующих версий проекта закона о спецконфискации.

Любопытно, что против первой версии законопроекта «спецконфискации» ополчились не только нардепы Оппоблока (защищать активы бывших их прямая, скажем так, родственная обязанность), не только старые новые оппозиционеры из числа демократов (по одной версии, «семья» им просто проплатила позицию, по другой — они очень боятся, что в недалеком будущем фраза «активы, приобретенные незаконным путем» станет гильотиной для них самих). Против закона выступили и антикоррупционеры из профильных НПО, а также некоторые их журналистов-расследователей.

Несколько недель в начале года соцсети следили за порой уничижительной дискуссией Волоха против антикоррупционеров, но спорить с Волохом на телевидение представители экспертного антикоррупционного сообщества просто не приходили. Они не переставали рассказывать о деньгах Сергея Курченко (якобы незаконно приобретенном у него бензине), оставляя открытым вопрос: почему 250 миллионов долларов, на которые нагрели державу, так мешают им вернуть полтора миллиарда со счетов «семьи».

Прибегая к международному опыту, цитируя аналогичные нормы европейского законодательства, сторонники закона доказывали, что спецконфискацию надо принимать, что иначе деньги не вернутся в бюджет никогда.

Противники антикоррупции доказывали, что закон вызовет недовольство в странах ЕС, что столь несовершенный закон позволит семье Януковича вернуть средства через суды. Порой складывалось впечатление, что причиной стойкого раздражения штатных антикоррупционеров была то ли их боязнь заработать минус у грантодателей, то ли ревность, что не они стали главными двигателями возвращения средств.

Любопытно, что к числу оппонентов закона присоединился и сам Виктор Янукович, он, как и штатные антикоррупционеры, сделал заявление об угрозе закона для всех собственников.

Летом законопроект о спецконфискации (доработанный оборонным комитетом и получивший номер 4811) снова был внесен в повестку.

И снова последовала критика аналитических структур.

В конечном итоге в июле появился проект закона 4890, который считался согласованным всеми фракциями. Осенью на открытии сессии президент Украины Петр Порошенко подчеркнул, что закон должен быть принят, пусть даже он включит все предохранители. В тот же день в кулуарах парламента Татьяна Чорновол заявила, что это ее главный приоритет — законопроект о спецконфискации, это единственная возможность загрузить оборонные заводы.

Нельзя сказать, что НПО поумерили пыл. Их аргументация против закона 4890 состояла в том, что он, дескать, угрожает принятию безвиза. Снова вспыхнули взаимные обвинения.

При этом Татьяна Чорновол не уставала повторять, что на оборонный комплекс не попало 7 млрд гривен средств Януковича.

«У нас есть все основания считать, что деньги украдены, — говорил глава оборонного комитета Сергей Пашинский, — Люди не понимают примитивных вещей. Вчера депутаты кричали: так примите закон по Януковичу. Но Янукович святой человек. У него, кроме ондатровой шапки, украденной в 1962 году, ничего нет. Это все подставные офшорные компании, через которые проходили эти средства. Или депутаты читать не умеют, или имеют гонорары из Москвы».

Последняя уже правительственная версия законопроекта о спецконфискации №5142 была самой мягкой, получила одобрение Еврокомиссии и касалась только конфискации денежных средств и ценных бумаг. Но что-то не включилось.

ТЕ, КТО НЕ ГОЛОСУЮТ ЗА СПЕЦКОНФИСКАЦИЮ, ОТКРОВЕННО РАБОТАЮТ ПРОТИВ СТРАНЫ

Мы попросили прокомментировать ситуацию депутата от БПП Александра Бригинца, который проголосовал за закон про спецконфискацию.

— Мне кажется, что все происходящее в парламенте давно вышло за рамки здравого смысла. Большое число людей, присутствующих в сессионном зале, давно работают на другой политический проект, и верят, что их политический проект именно сейчас успешно пройдет в парламент. Таким образом, проваливая спецконфискацию, они просто хотят ухудшить ситуацию в стране.

Если б я мог рассказать все, что знаю, вы б ужаснулись, какие усилия предпринимают якобы порядочные патриоты, чтоб стране не давали кредиты и оружие. Они реально хотят ухудшить ситуацию, вывести ситуацию из-под контроля и тогда реально можно было бы провести выборы и пройти в парламент.

Я всегда говорю людям, которые выступают против спецконфискации, следующее: «Вы — народные депутаты. Проголосовав за спецконфискацию, вы лично можете взять под депутатский контроль ее исполнение. Вы можете следить». Но они не боятся злоупотреблений, которые, на их взгляд, может потянуть за собой конфискация денег. Им главное уменьшить бюджет. Главная задача популистов — уменьшить поступления в бюджет, уменьшить затраты на бюджет. Таким образом превратить страну в банкрота.

На наш вопрос, почему не голосовали Березенко и Грановский, не означает ли это кулуарной игры самой Администрации Президента, которая не дала отмашки на голосование, Александр Бригинец ответил:

— Я член БПП и не ждал дополнительной отмашки Президента. Я даже представить не могу. Я не исключаю закулисной игры, которая всегда есть в политике. Но есть прямой призыв Президента проголосовать за закон. То есть каждый человек, который не следует призыву, демонстрирует неуважение к его позиции. Если бы Президент был готов к двойной игре, вряд ли бы он делал публичный призыв, и вряд ли в этой игре так проявили бы себя упомянутые вами депутаты.

В данном случае причину неголосвания надо искать глубже. В конце концов, есть спикер парламента, который всегда знает, сколько есть голосов за тот или иной законопроект.

У меня не сложилось впечатления, что это голосование было подготовлено хорошо. У невключения проекта закона в повестку дня две причины. Первая — плохая подготовка голосования. Вторая — люди, которые обещали голосовать, потом голосование срывают. Срыв таких голосований имеет одну цель: дискредитация Верховной Рады и подготвка новых парламентских выборов. Мне так кажется. Я не могу найти другой причины.

Есть закон. Публично заявлено и до буквы прописано, что конфисковываться будут конкретные деньги. Мы все публичные свидетели заявлений всего топ-менеджемента страны, министров, главы правительства, Президента, что эти деньги нужны бюджету, и для чего они нужны. Почему бы новой так называемой оппозиции не проголосовать, а потом контролировать, хватать за руку власть при использовании этих денег?

Но Юлия Владимировна, к примеру, не хочет этого делать. Почему? Да потому что она не хочет пополнять бюджет на 40 миллиардов гривен, не хочет стабилизировать гривну, укрепить армию. И что тогда делать несчастным политикам, нацеленным на перевыборы? Это ж ужасно, жизнь прожита напрасно!

Пятая колонна — не только Оппоблок, есть много людей, которые осознанно или нет работают против интересов страны. И это самая простая история. Колониальная нация, которая была в рабстве столетиями, готова работать против своей власти (она ее психологически считает преступной).

Я думаю, что год назад парламент и предыдущее правительство сделало ошибку. Если бы эти сорок миллиардов были заложены в Пенсионный фонд, то тогда вопросов бы не было, наш популистский парламент не смог бы отказать в финансировании такой статьи. А укрепление Вооруженных сил не входит в интересы ни Оппоблока, ни Батькивщины.

ПОСТСКРИПТУМ.

Нам остается гадать, почему у возвращения денег «Семьи» столько противников внутри президентской фракции, и делать ставки, когда законопроект появится снова.

Наблюдая за перипетиями законопроекта, прихожу к выводу, что его оппоненты не поняли до конца, насколько повзрослело общество, насколько заметен саботаж такого законодательного акта. Я обсуждала последнюю ситуацию с коллегами, одни из них были убеждены, что молодые реформаторы не голосуют не из-за Европы, а просто чтоб не поднять престиж Народного фронта. Другие высказывали мнение, что всем неголосовавшим перепадет что-то из денег Януковича на культурные, исследовательские, да и расследовательские проекты. Третьи философски замечали, что пацифистам со всегда открытой визой абсолютно безразлична военная статья.

У нас пока не сложилось четкого мнения, все ли сделала власть, чтобы закон прошел. Подождем, это будет ясно в ближайшее время.

УкринформЛана Самохвалова

Оппоненты спецконфискации не поняли до конца, насколько повзрослело общество, насколько заметен саботаж такого законодательного акта

Позавчера пятая версия законопроекта о спецконфискации активов, добытых нечестным коррупционным путем (в этой версии она звучит, как обращение в доход государства необоснованных активов) так и не была внесена в повестку дня.

Среди тех, кто не проголосовал, воздержался и голосовал против, 78 человек фракции БПП. Неголосование за спецконфискацию по тем или иным причинам объединило, казалось, вечно оппонирующих друг другу еврооптимистов, Березенко, Грановского. Среди стойких противников законопроекта — Батькивщина и Оппоболок.

Любопытно, что часть фракции БПП сабботировала включение вопроса, несмотря на публичные просьбы и Президента, и Премьер-министра Украины.

Более того, из уст премьера прозвучала фраза, что полтора миллиарда долларов из закромов высокопоставленных чиновников уже заложены в бюджет 2017 года.

КАРЛ ВОЛОХ: «ПРЕЗИДЕНТ КАЖДОГО К..ЗЛА ДОЛЖЕН БЫЛ ЛИЧНО СПРОСИТЬ: ПОЧЕМУ НЕ ГОЛОСОВАЛ»

«Вчерашнее (четверговое — авт.) неголосование показало: дело не в том, что законопроект про спецконфискацию плохой. А дело в том, что его принимать просто не хотят, — делится с Укринформом мыслями общественный активист Карл Волох. — Год назад, когда я начинал этим заниматься, то был убежден, что закон нужен, посколько провоохранительные органы так коррумпированны, что попродавали вещественные доказательства, что не умеют, не знают и не хотят этим заниматься. Я думал, что если бы правоохранительная система работала, то можно было бы обойтись без спецконфискации. Сегодня я думаю, что даже при хорошей прокуратуре, НАБУ и МВД, это ничего не изменит. Эти деньги невозможно конфисковать иначе, чем через закон с обратной презумпцией. Невозможно.

Как стало известно о этих деньгах? Сразу после Майдана была внутренняя разведывательная информация, где регионалы хранят деньги. И вот кто-то сказал, что эти компании хранят деньги здесь. Наложили аресты, послали запросы за границу, получили разведывательную финмониторингового уровня информацию о том, что, судя по всему, к компаниям имеют отношение люди, связанные с Арбузовым. А теперь представим, что будь у нас гениальные следователи, как эти суммы конфсиковать?

Эти деньги связаны с конкретным преступлением? Нет. Эти деньги уже могли быть десять раз отмыты. Эти деньги вообще могли быть сформированы из взяток. Были взятки, их могли вывезти за границу, внести на счет, а потом загнать сюда и купить ценные бумаги.

По какому делу? На основании чего их можна взыскать? Ни по какому. Дальше, нам скажут — докажите любые экономические преступления Арбузова, и в рамках этого конфискуем все имущество. Да, но как вы докажете, что это деньги Арбузова? У нас есть данные, что к компании имеют отношение родственники или топ-менеджеры Арбузова. Пока это оффшорная компания, данных о реальных собственниках нет. На каком основании их конфисковать?

Будь у нас закон о спецконфискации, то разведывательной информации о том, что к деньгам имеют отношение люди, связанные с Арбузовым, хватило, чтобы задать им вопрос: откуда деньжата? Они должны показать и доказать. Если они не докажут, то деньги можно конфисковать.

Если же мы должны что-то доказывать, то нам нечего доказывать. Нечего. Иными словами, все люди, которые голосуют против принятия закона — просто преступники, которым наплевать на страну и на Бюджет».

Недоброжелатели в кулуарах рассказывают, мол, валить закон было прямым указом Банковой. Самые злые из голосов вообще нашептывают, что БПП, дескать, «припрятывает крутяцкие бабки» на будущую кампанию Петра Алексеевича. Хотя – одной рукой подгонять, а другой придерживать – не слишком ли замысловато?

Те, что помягче, дают советы, что премьеру стоило вызвать мажоритарщиков и просто сказать: денег в фонд народного депутата не получишь, пока не проголосуешь.

Карл Волох вообще не стесняется в выражениях: «Да президент должен лично прийти на фракцию, поднять каждого к..зла и спросить: будешь голосовать? Надеюсь, что «грантовые» депутаты тоже будут голосовать, поскольку ЕС дала добро. К слову, еврооптимисты подняли на уши всю страну из-за е-декларирования. Это их вопрос, они его лоббировали. Электронное декларирование — прекрасная вещь, но оно ни одной копейки в бюджет не вернет. Это лишь способ очистить госслужбу, это не имеет отношения к правосудию и возврату похищенного, это всего лишь люстрация по имущественному признаку. А там, где правосудие, где возврат похищенного, то никто не выступает, никто не бьется, никто трусы не развешивает. Эх… прекрасные люди».

ПЯТЬ ВЕРСИЙ СПЕЦКОНФИСКАЦИИ, ВКЛЮЧАЯ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННУЮ И ЕС

Таким образом, пока не похоже, что полугодичная история с законопроектом о спецконфискации активов близится к завершению. Напомним сюжет.

Февраль 2016 года. Долгие парламентские и телевизионные разговоры о том, как вернуть в бюджет деньги самой известной в Украине «семьи», материализируются в законопроект 4057. Законом вносились изменения в Уголовный процессуальный кодекс и облегчалась процедура обращения в доход государства денежных средств, ценностей и доходов от них. Тогда в политическом обиходе появилось выражение «обратная презумпция», согласно которой владелец активов должен был доказывать их законность.

Авторами, вдохновителями и лоббистами законопроекта были «Народный Фронт» (Татьяна Черновол, Сергей Пашинский, Юрий Береза), а также Министерство юстиции, плюс лоббистом стал общественный активист, член люстрационного комитета Карл Волох. Без последнего, к слову, эту историю вообще сложно представить. Он и Татьяна Черновол были главными публичными защитниками этой и трех последующих версий проекта закона о спецконфискации.

Любопытно, что против первой версии законопроекта «спецконфискации» ополчились не только нардепы Оппоблока (защищать активы бывших их прямая, скажем так, родственная обязанность), не только старые новые оппозиционеры из числа демократов (по одной версии, «семья» им просто проплатила позицию, по другой — они очень боятся, что в недалеком будущем фраза «активы, приобретенные незаконным путем» станет гильотиной для них самих). Против закона выступили и антикоррупционеры из профильных НПО, а также некоторые их журналистов-расследователей.

Несколько недель в начале года соцсети следили за порой уничижительной дискуссией Волоха против антикоррупционеров, но спорить с Волохом на телевидение представители экспертного антикоррупционного сообщества просто не приходили. Они не переставали рассказывать о деньгах Сергея Курченко (якобы незаконно приобретенном у него бензине), оставляя открытым вопрос: почему 250 миллионов долларов, на которые нагрели державу, так мешают им вернуть полтора миллиарда со счетов «семьи».

Прибегая к международному опыту, цитируя аналогичные нормы европейского законодательства, сторонники закона доказывали, что спецконфискацию надо принимать, что иначе деньги не вернутся в бюджет никогда.

Противники антикоррупции доказывали, что закон вызовет недовольство в странах ЕС, что столь несовершенный закон позволит семье Януковича вернуть средства через суды. Порой складывалось впечатление, что причиной стойкого раздражения штатных антикоррупционеров была то ли их боязнь заработать минус у грантодателей, то ли ревность, что не они стали главными двигателями возвращения средств.

Любопытно, что к числу оппонентов закона присоединился и сам Виктор Янукович, он, как и штатные антикоррупционеры, сделал заявление об угрозе закона для всех собственников.

Летом законопроект о спецконфискации (доработанный оборонным комитетом и получивший номер 4811) снова был внесен в повестку.

И снова последовала критика аналитических структур.

В конечном итоге в июле появился проект закона 4890, который считался согласованным всеми фракциями. Осенью на открытии сессии президент Украины Петр Порошенко подчеркнул, что закон должен быть принят, пусть даже он включит все предохранители. В тот же день в кулуарах парламента Татьяна Чорновол заявила, что это ее главный приоритет — законопроект о спецконфискации, это единственная возможность загрузить оборонные заводы.

Нельзя сказать, что НПО поумерили пыл. Их аргументация против закона 4890 состояла в том, что он, дескать, угрожает принятию безвиза. Снова вспыхнули взаимные обвинения.

При этом Татьяна Чорновол не уставала повторять, что на оборонный комплекс не попало 7 млрд гривен средств Януковича.

«У нас есть все основания считать, что деньги украдены, — говорил глава оборонного комитета Сергей Пашинский, — Люди не понимают примитивных вещей. Вчера депутаты кричали: так примите закон по Януковичу. Но Янукович святой человек. У него, кроме ондатровой шапки, украденной в 1962 году, ничего нет. Это все подставные офшорные компании, через которые проходили эти средства. Или депутаты читать не умеют, или имеют гонорары из Москвы».

Последняя уже правительственная версия законопроекта о спецконфискации №5142 была самой мягкой, получила одобрение Еврокомиссии и касалась только конфискации денежных средств и ценных бумаг. Но что-то не включилось.

ТЕ, КТО НЕ ГОЛОСУЮТ ЗА СПЕЦКОНФИСКАЦИЮ, ОТКРОВЕННО РАБОТАЮТ ПРОТИВ СТРАНЫ

Мы попросили прокомментировать ситуацию депутата от БПП Александра Бригинца, который проголосовал за закон про спецконфискацию.

— Мне кажется, что все происходящее в парламенте давно вышло за рамки здравого смысла. Большое число людей, присутствующих в сессионном зале, давно работают на другой политический проект, и верят, что их политический проект именно сейчас успешно пройдет в парламент. Таким образом, проваливая спецконфискацию, они просто хотят ухудшить ситуацию в стране.

Если б я мог рассказать все, что знаю, вы б ужаснулись, какие усилия предпринимают якобы порядочные патриоты, чтоб стране не давали кредиты и оружие. Они реально хотят ухудшить ситуацию, вывести ситуацию из-под контроля и тогда реально можно было бы провести выборы и пройти в парламент.

Я всегда говорю людям, которые выступают против спецконфискации, следующее: «Вы — народные депутаты. Проголосовав за спецконфискацию, вы лично можете взять под депутатский контроль ее исполнение. Вы можете следить». Но они не боятся злоупотреблений, которые, на их взгляд, может потянуть за собой конфискация денег. Им главное уменьшить бюджет. Главная задача популистов — уменьшить поступления в бюджет, уменьшить затраты на бюджет. Таким образом превратить страну в банкрота.

На наш вопрос, почему не голосовали Березенко и Грановский, не означает ли это кулуарной игры самой Администрации Президента, которая не дала отмашки на голосование, Александр Бригинец ответил:

— Я член БПП и не ждал дополнительной отмашки Президента. Я даже представить не могу. Я не исключаю закулисной игры, которая всегда есть в политике. Но есть прямой призыв Президента проголосовать за закон. То есть каждый человек, который не следует призыву, демонстрирует неуважение к его позиции. Если бы Президент был готов к двойной игре, вряд ли бы он делал публичный призыв, и вряд ли в этой игре так проявили бы себя упомянутые вами депутаты.

В данном случае причину неголосвания надо искать глубже. В конце концов, есть спикер парламента, который всегда знает, сколько есть голосов за тот или иной законопроект.

У меня не сложилось впечатления, что это голосование было подготовлено хорошо. У невключения проекта закона в повестку дня две причины. Первая — плохая подготовка голосования. Вторая — люди, которые обещали голосовать, потом голосование срывают. Срыв таких голосований имеет одну цель: дискредитация Верховной Рады и подготвка новых парламентских выборов. Мне так кажется. Я не могу найти другой причины.

Есть закон. Публично заявлено и до буквы прописано, что конфисковываться будут конкретные деньги. Мы все публичные свидетели заявлений всего топ-менеджемента страны, министров, главы правительства, Президента, что эти деньги нужны бюджету, и для чего они нужны. Почему бы новой так называемой оппозиции не проголосовать, а потом контролировать, хватать за руку власть при использовании этих денег?

Но Юлия Владимировна, к примеру, не хочет этого делать. Почему? Да потому что она не хочет пополнять бюджет на 40 миллиардов гривен, не хочет стабилизировать гривну, укрепить армию. И что тогда делать несчастным политикам, нацеленным на перевыборы? Это ж ужасно, жизнь прожита напрасно!

Пятая колонна — не только Оппоблок, есть много людей, которые осознанно или нет работают против интересов страны. И это самая простая история. Колониальная нация, которая была в рабстве столетиями, готова работать против своей власти (она ее психологически считает преступной).

Я думаю, что год назад парламент и предыдущее правительство сделало ошибку. Если бы эти сорок миллиардов были заложены в Пенсионный фонд, то тогда вопросов бы не было, наш популистский парламент не смог бы отказать в финансировании такой статьи. А укрепление Вооруженных сил не входит в интересы ни Оппоблока, ни Батькивщины.

ПОСТСКРИПТУМ.

Нам остается гадать, почему у возвращения денег «Семьи» столько противников внутри президентской фракции, и делать ставки, когда законопроект появится снова.

Наблюдая за перипетиями законопроекта, прихожу к выводу, что его оппоненты не поняли до конца, насколько повзрослело общество, насколько заметен саботаж такого законодательного акта. Я обсуждала последнюю ситуацию с коллегами, одни из них были убеждены, что молодые реформаторы не голосуют не из-за Европы, а просто чтоб не поднять престиж Народного фронта. Другие высказывали мнение, что всем неголосовавшим перепадет что-то из денег Януковича на культурные, исследовательские, да и расследовательские проекты. Третьи философски замечали, что пацифистам со всегда открытой визой абсолютно безразлична военная статья.

У нас пока не сложилось четкого мнения, все ли сделала власть, чтобы закон прошел. Подождем, это будет ясно в ближайшее время.

Укринформ

Спецконфискация: как правительство намерено вернуть миллиарды ЯнуковичаСпецконфискация: как правительство намерено вернуть миллиарды Януковича

Татьяна Николаенко

В Верховной Раде появилась новая версия закона о спецконфискации. Накануне этот документ был одобрен правительством и отправлен в парламент. Логика закона проста — выписать процедуру ареста в досудебном порядке средств и других активов, которые были полученные преступным путем. Цель законопроекта также известна — передача в бюджет 1,5 млрд. долларов «команды Януковича», которые были арестованы еще в 2014 году правительством Арсения Яценюка.

Почти два года этот документ, инициаторами которой были депутаты «Народного фронта», не мог пройти через украинский парламент, поскольку против этой инициативы были многие депутаты и эксперты. В ней им виделось желание, на тот момент премьерской фракции, монополизировать средства представителей прошлой власти.

Теперь же шансов провести закон о спецконфискации больше. Кабинет министров заручился поддержкой экспертной группы Еврокомиссии и правилами Всемирного банка.

Чем новая законодательная инициатива отличается от прежних, и какие интриги стоят за ее написанием, разбиралась специальный корреспондент РБК-Украина Татьяна Николаенко.

Казус Пашинского

В 2014 году украинскими силовиками были арестованы денежные активы бывшего главы государства Виктора Януковича и его ближайших соратников.

Согласно официальным данным, Госфинмониторинг заблокировал деньги 19 нерезидентов, связанных с бывшим президентом на сумму 1,34 млрд. долларов. Большая часть суммы — 1,49 млрд. гривен и 1,02 млрд. долларов это ценные бумаги. Непосредственно в деньгах арестовано около 380 млн. гривен и около 160 млн. долларов.

Зачислить эти средства в бюджет страны сейчас невозможно, поскольку для этого необходимо решение суда. Чтобы упростить процедуру, соратники тогдашнего премьер-министра Арсения Яценюка внесли в парламент законопроект о спецконфискации. Его авторами выступили Сергей Пашинский и Татьяна Чорновил. Законопроект смог пройти в Раде только первое чтение.

Законопроект критиковали по разным поводам. Например, депутаты «Батькивщины» и Радикальной партии видели в нем способ расправы над политическими оппонентами.

Представительница «Самопомощи» Елена Сотник указывала, что в случае, если имущество у Януковича и его окружения будет отобрано по предложенной НФ процедуре, то они с легкостью обжалуют это в европейских судах, получат назад свои деньги и даже компенсацию от Украины.

Депутат-мажоритарщик Виктор Чумак и бывший замгенпрокурора Давид Сакварелидзе видели в законодательной инициативе Пашинского его личный интерес, связанный с распродажей топлива Сергея Курченко. Якобы окружение депутата, проведя закон о спецконфискации, могло через схемы получить 100 млн. долларов.

Законопроект несколько раз пытались исправлять, добавлять авторов, но он так и не прошел второе чтение.

У Пашинского есть свое объяснение произошедшего. По его словам, несколько политических групп в парламенте получили за это деньги от представителей команды Януковича, в частности, от бывшего министра доходов и сборов Александра Клименко и бывшего первого вице-премьера Сергея Арбузова.

«После того, как мы провели законопроект в первом чтении, мне даже позвонили эти люди, и сказали, дословно: «странно, что вы прошли первое чтение, мы же заплатили по 200 штук баксов на рыло, чтобы не хватило голосов»», — рассказал Пашинский, назвав rbc.ua несколько фамилий тех, кто по его информации получил деньги.

Тем не менее, даже депутаты от «Народного фронта» не раз сами признавали, что у законопроекта по спецконфискации могла быть другая судьба, если бы не его авторы, которых подозревали в корыстной игре.

Летом, после очередного провала законопроекта на вопрос РБК-Украина, что он будет делать дальше, Пашинский ответил: «Все, я умываю руки. В конце концов, эти деньги нужны Кабмину и Гройсману, а не мне лично. Поэтому пусть теперь премьер думает, как их достать».

Действительно, «деньги Януковича» сейчас очень нужны Кабмину, поэтому впервые НФ получил в своей борьбе за законопроект поддержку не только БПП, но и президента Петра Порошенко. По информации РБК-Украина, именно первому лицу государства удалось убедить представителей Еврокомиссии не критиковать законопроект, а помочь привести документ в соответствие с европейскими нормами права.

В результате был наработан документ, который и презентовал в прошлую среду, 14 сентября, министр юстиции Павел Петренко.

Согласно букве закона

Новый законопроект (имеется в распоряжении РБК-Украина) получил громоздкое название «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения взыскания в доход государства необоснованных активов».

Изменения предлагается внести в несколько законов и кодексов, в частности, Уголовный и Гражданский. Самые большие изменения претерпит Гражданский процессуальный кодекс Украины, в который предлагается добавить целую главу с названием «Особенности искового производства в делах о взыскании необоснованных активов в доход государства до окончания уголовного производства».

Согласно проекту, теперь еще до завершения уголовного производства, генеральный прокурор, его первый заместитель или глава Специализированной антикоррупционной прокуратуры могут обратиться в суд с заявлением о взыскании необоснованных активов.

В течение 45 дней со дня опубликования информации об открытии производства по делу суд назначает и проводит предварительное судебное заседание, вызывая на него прокурора и ответчика.

Заседание будет проведено и в случае, если ответчик не явится в суд. Прокурор просто должен будет изложить обстоятельства, свидетельствующие, что тот уклоняется от следствия, например, находится в государственном или международном розыске.

Собственно, это та самая норма, которая позволит вернуть государству «деньги Януковича». В пояснительной записке к документу говорится: «…взыскание необоснованных активов будет возможным, если подозреваемый в уголовном производстве, в котором обнаружены указанные активы, скрывается от органов следствия и суда и находится в розыске не менее двух месяцев со дня его объявления, при этом в производстве осуществляется специальное досудебное расследование или следственным судьей отказано в удовлетворении ходатайства о проведении специального досудебного расследования». В розыске сейчас находятся и Янукович, и представители его бывшего окружения.

В суде, чтобы доказать необоснованность активов достаточно, чтобы во время предварительного судебного заседания прокурор объяснил, «что сумма (стоимость) активов не отвечают:

— известному из официальных источников размеру доходов подозреваемого в календарном году, в котором такие активы были приобретены им в собственность;
— последнему известному из официальных источников размеру годовых доходов подозреваемого — при отсутствии сведений о сроках получения соответствующих активов в собственность».

Законопроектом четко прописывается, о каких активах вообще может идти речь. Это не автомобили или квартиры, а «деньги в наличном или безналичном виде в национальной или иностранной валюте, ценных бумагах, платежных документах, банковских металлах и драгоценных камнях, если их стоимость превышает одну тысячу минимальной заработной платы (на сегодняшний момент – 1,45 млн. гривен)».

Просто так потребовать от любого человека вернуть некие средства не получится. Суд, решая конфисковать их или нет, должен ответить на несколько важных вопросов. В частности, выявлены ли эти активы в ходе расследования коррупционной деятельности относительно чиновника или представителя местной власти; наложен ли на эти средства арест. В исковом заявлении со стороны прокуратуры также должно быть «изложены обстоятельства, которые дают основания обоснованно считать, что владелец активов является их номинальным держателем».

Ответчик может эти обвинения опровергнуть, предоставив полный перечень документов, подтверждающих законность получения активов.

«Ответчик по делу — владелец активов, который является подозреваемым в уголовном производстве, в котором выявлены следующие активы, обязан доказать суду следующие обстоятельства:

— наличие у него права собственности на активы, указанные в исковом заявлении прокурора;
— правомерность оснований возникновения у него права собственности на такие активы;
— правомерность происхождения имущественных прав на блага, в частности, денежные средства, за счет которых ответчиком были приобретены активы, указанные в исковом заявлении прокурора», — говорится в тексте законопроекта.

«Представьте ситуацию: идет расследование по коррупционному преступлению чиновника. В ходе расследования поступают данные о наличии счета с большой суммой на нем. Владелец и распорядитель счета — водитель должностного лица. Водитель начинает утверждать, что это его и он не имеет ничего общего с должностным лицом. Какое тут преступление со стороны водителя? — моделирует ситуацию народный депутат Елена Сотник. — Как доказать связь с должностным лицом денег, если транзакции не было. Почти невозможно. Но вам же подсказывает здравый смысл, что у водителя вряд ли, например, миллион долларов может лежать на счету?! И здесь включается эта процедура: прокуратура обосновывает признаки номинального держателя денег. Подает в суд. У водителя есть возможность доказать, что он получил эти суммы из законных источников и обоснованно. Докажет — претензии прокуратуры будут отклонены. Не докажет — деньги идут в бюджет».

Отметим, что решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в Высшем спецсуде. Управлять активами будет Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений.

Запад нам помог

В Минюсте выразили надежду, что вносимый проект поможет получить замороженные средства Виктора Януковича, а текст законопроекта не вызовет нареканий в зале.

«Готовя этот законопроект, было принято решение подойти к этому вопросу взвешено и воспользоваться мировым опытом. Всемирным банком и его инициативой под названием «STaR» разработаны методические рекомендации по конструированию законодательства о взыскании необоснованных активов за рамками уголовного производства. Это своего рода практическое пособие, каким образом составлять соответствующее законодательство. И именно этот практическое пособие было взято за основу при подготовке этого законопроекта», — говорится в комментарии министра юстиции Павла Петренко, которое РБК-Украина передала его пресс-служба.

По словам министра, принципиальная разница данного инструмента от всех предыдущих инициатив заключается в том, что в своем нынешнем виде законопроект менее рисковый для государства Украина, чем все предыдущие версии.

«Во-первых, весь процесс взыскания необоснованных активов происходит не в уголовном, а в гражданском исковом производстве. Органы прокуратуры предъявляют гражданский иск, и собственно ответчик должен доказать в гражданском производстве, что активы приобретены обоснованно. Здесь нет отношений прокурор-обвиняемый-подозреваемый. Здесь есть отношения истец и ответчик, что намного упрощает процесс доказывания, — подчеркнул Петренко. — Очень четко выписан предмет доказывания ответчика. Прозрачно и понятно, что должно доказать лицо, чтобы иск генпрокурора был отклонен. Предусмотрено право на обжалование. Также предусмотрено ряд предохранителей, которые нивелируют мифы о возможности применения этого инструмента как средства давления».

Теперь в этом осталось убедить народных депутатов. Предполагается, что рассмотрение закона может начаться уже на этой неделе, в четверг, 23 сентября.

РБК-УкраинаТатьяна Николаенко

В Верховной Раде появилась новая версия закона о спецконфискации. Накануне этот документ был одобрен правительством и отправлен в парламент. Логика закона проста — выписать процедуру ареста в досудебном порядке средств и других активов, которые были полученные преступным путем. Цель законопроекта также известна — передача в бюджет 1,5 млрд. долларов «команды Януковича», которые были арестованы еще в 2014 году правительством Арсения Яценюка.

Почти два года этот документ, инициаторами которой были депутаты «Народного фронта», не мог пройти через украинский парламент, поскольку против этой инициативы были многие депутаты и эксперты. В ней им виделось желание, на тот момент премьерской фракции, монополизировать средства представителей прошлой власти.

Теперь же шансов провести закон о спецконфискации больше. Кабинет министров заручился поддержкой экспертной группы Еврокомиссии и правилами Всемирного банка.

Чем новая законодательная инициатива отличается от прежних, и какие интриги стоят за ее написанием, разбиралась специальный корреспондент РБК-Украина Татьяна Николаенко.

Казус Пашинского

В 2014 году украинскими силовиками были арестованы денежные активы бывшего главы государства Виктора Януковича и его ближайших соратников.

Согласно официальным данным, Госфинмониторинг заблокировал деньги 19 нерезидентов, связанных с бывшим президентом на сумму 1,34 млрд. долларов. Большая часть суммы — 1,49 млрд. гривен и 1,02 млрд. долларов это ценные бумаги. Непосредственно в деньгах арестовано около 380 млн. гривен и около 160 млн. долларов.

Зачислить эти средства в бюджет страны сейчас невозможно, поскольку для этого необходимо решение суда. Чтобы упростить процедуру, соратники тогдашнего премьер-министра Арсения Яценюка внесли в парламент законопроект о спецконфискации. Его авторами выступили Сергей Пашинский и Татьяна Чорновил. Законопроект смог пройти в Раде только первое чтение.

Законопроект критиковали по разным поводам. Например, депутаты «Батькивщины» и Радикальной партии видели в нем способ расправы над политическими оппонентами.

Представительница «Самопомощи» Елена Сотник указывала, что в случае, если имущество у Януковича и его окружения будет отобрано по предложенной НФ процедуре, то они с легкостью обжалуют это в европейских судах, получат назад свои деньги и даже компенсацию от Украины.

Депутат-мажоритарщик Виктор Чумак и бывший замгенпрокурора Давид Сакварелидзе видели в законодательной инициативе Пашинского его личный интерес, связанный с распродажей топлива Сергея Курченко. Якобы окружение депутата, проведя закон о спецконфискации, могло через схемы получить 100 млн. долларов.

Законопроект несколько раз пытались исправлять, добавлять авторов, но он так и не прошел второе чтение.

У Пашинского есть свое объяснение произошедшего. По его словам, несколько политических групп в парламенте получили за это деньги от представителей команды Януковича, в частности, от бывшего министра доходов и сборов Александра Клименко и бывшего первого вице-премьера Сергея Арбузова.

«После того, как мы провели законопроект в первом чтении, мне даже позвонили эти люди, и сказали, дословно: «странно, что вы прошли первое чтение, мы же заплатили по 200 штук баксов на рыло, чтобы не хватило голосов»», — рассказал Пашинский, назвав rbc.ua несколько фамилий тех, кто по его информации получил деньги.

Тем не менее, даже депутаты от «Народного фронта» не раз сами признавали, что у законопроекта по спецконфискации могла быть другая судьба, если бы не его авторы, которых подозревали в корыстной игре.

Летом, после очередного провала законопроекта на вопрос РБК-Украина, что он будет делать дальше, Пашинский ответил: «Все, я умываю руки. В конце концов, эти деньги нужны Кабмину и Гройсману, а не мне лично. Поэтому пусть теперь премьер думает, как их достать».

Действительно, «деньги Януковича» сейчас очень нужны Кабмину, поэтому впервые НФ получил в своей борьбе за законопроект поддержку не только БПП, но и президента Петра Порошенко. По информации РБК-Украина, именно первому лицу государства удалось убедить представителей Еврокомиссии не критиковать законопроект, а помочь привести документ в соответствие с европейскими нормами права.

В результате был наработан документ, который и презентовал в прошлую среду, 14 сентября, министр юстиции Павел Петренко.

Согласно букве закона

Новый законопроект (имеется в распоряжении РБК-Украина) получил громоздкое название «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно обеспечения взыскания в доход государства необоснованных активов».

Изменения предлагается внести в несколько законов и кодексов, в частности, Уголовный и Гражданский. Самые большие изменения претерпит Гражданский процессуальный кодекс Украины, в который предлагается добавить целую главу с названием «Особенности искового производства в делах о взыскании необоснованных активов в доход государства до окончания уголовного производства».

Согласно проекту, теперь еще до завершения уголовного производства, генеральный прокурор, его первый заместитель или глава Специализированной антикоррупционной прокуратуры могут обратиться в суд с заявлением о взыскании необоснованных активов.

В течение 45 дней со дня опубликования информации об открытии производства по делу суд назначает и проводит предварительное судебное заседание, вызывая на него прокурора и ответчика.

Заседание будет проведено и в случае, если ответчик не явится в суд. Прокурор просто должен будет изложить обстоятельства, свидетельствующие, что тот уклоняется от следствия, например, находится в государственном или международном розыске.

Собственно, это та самая норма, которая позволит вернуть государству «деньги Януковича». В пояснительной записке к документу говорится: «…взыскание необоснованных активов будет возможным, если подозреваемый в уголовном производстве, в котором обнаружены указанные активы, скрывается от органов следствия и суда и находится в розыске не менее двух месяцев со дня его объявления, при этом в производстве осуществляется специальное досудебное расследование или следственным судьей отказано в удовлетворении ходатайства о проведении специального досудебного расследования». В розыске сейчас находятся и Янукович, и представители его бывшего окружения.

В суде, чтобы доказать необоснованность активов достаточно, чтобы во время предварительного судебного заседания прокурор объяснил, «что сумма (стоимость) активов не отвечают:

— известному из официальных источников размеру доходов подозреваемого в календарном году, в котором такие активы были приобретены им в собственность;
— последнему известному из официальных источников размеру годовых доходов подозреваемого — при отсутствии сведений о сроках получения соответствующих активов в собственность».

Законопроектом четко прописывается, о каких активах вообще может идти речь. Это не автомобили или квартиры, а «деньги в наличном или безналичном виде в национальной или иностранной валюте, ценных бумагах, платежных документах, банковских металлах и драгоценных камнях, если их стоимость превышает одну тысячу минимальной заработной платы (на сегодняшний момент – 1,45 млн. гривен)».

Просто так потребовать от любого человека вернуть некие средства не получится. Суд, решая конфисковать их или нет, должен ответить на несколько важных вопросов. В частности, выявлены ли эти активы в ходе расследования коррупционной деятельности относительно чиновника или представителя местной власти; наложен ли на эти средства арест. В исковом заявлении со стороны прокуратуры также должно быть «изложены обстоятельства, которые дают основания обоснованно считать, что владелец активов является их номинальным держателем».

Ответчик может эти обвинения опровергнуть, предоставив полный перечень документов, подтверждающих законность получения активов.

«Ответчик по делу — владелец активов, который является подозреваемым в уголовном производстве, в котором выявлены следующие активы, обязан доказать суду следующие обстоятельства:

— наличие у него права собственности на активы, указанные в исковом заявлении прокурора;
— правомерность оснований возникновения у него права собственности на такие активы;
— правомерность происхождения имущественных прав на блага, в частности, денежные средства, за счет которых ответчиком были приобретены активы, указанные в исковом заявлении прокурора», — говорится в тексте законопроекта.

«Представьте ситуацию: идет расследование по коррупционному преступлению чиновника. В ходе расследования поступают данные о наличии счета с большой суммой на нем. Владелец и распорядитель счета — водитель должностного лица. Водитель начинает утверждать, что это его и он не имеет ничего общего с должностным лицом. Какое тут преступление со стороны водителя? — моделирует ситуацию народный депутат Елена Сотник. — Как доказать связь с должностным лицом денег, если транзакции не было. Почти невозможно. Но вам же подсказывает здравый смысл, что у водителя вряд ли, например, миллион долларов может лежать на счету?! И здесь включается эта процедура: прокуратура обосновывает признаки номинального держателя денег. Подает в суд. У водителя есть возможность доказать, что он получил эти суммы из законных источников и обоснованно. Докажет — претензии прокуратуры будут отклонены. Не докажет — деньги идут в бюджет».

Отметим, что решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в Высшем спецсуде. Управлять активами будет Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений.

Запад нам помог

В Минюсте выразили надежду, что вносимый проект поможет получить замороженные средства Виктора Януковича, а текст законопроекта не вызовет нареканий в зале.

«Готовя этот законопроект, было принято решение подойти к этому вопросу взвешено и воспользоваться мировым опытом. Всемирным банком и его инициативой под названием «STaR» разработаны методические рекомендации по конструированию законодательства о взыскании необоснованных активов за рамками уголовного производства. Это своего рода практическое пособие, каким образом составлять соответствующее законодательство. И именно этот практическое пособие было взято за основу при подготовке этого законопроекта», — говорится в комментарии министра юстиции Павла Петренко, которое РБК-Украина передала его пресс-служба.

По словам министра, принципиальная разница данного инструмента от всех предыдущих инициатив заключается в том, что в своем нынешнем виде законопроект менее рисковый для государства Украина, чем все предыдущие версии.

«Во-первых, весь процесс взыскания необоснованных активов происходит не в уголовном, а в гражданском исковом производстве. Органы прокуратуры предъявляют гражданский иск, и собственно ответчик должен доказать в гражданском производстве, что активы приобретены обоснованно. Здесь нет отношений прокурор-обвиняемый-подозреваемый. Здесь есть отношения истец и ответчик, что намного упрощает процесс доказывания, — подчеркнул Петренко. — Очень четко выписан предмет доказывания ответчика. Прозрачно и понятно, что должно доказать лицо, чтобы иск генпрокурора был отклонен. Предусмотрено право на обжалование. Также предусмотрено ряд предохранителей, которые нивелируют мифы о возможности применения этого инструмента как средства давления».

Теперь в этом осталось убедить народных депутатов. Предполагается, что рассмотрение закона может начаться уже на этой неделе, в четверг, 23 сентября.

РБК-Украина

Рейдеры из близкого окружения ПорошенкоРейдеры из близкого окружения Порошенко

Деловые круги США и ЕС шокированы историей с захватом Житомирской кондитерской фабрики Сергеем Пашинским. Наибольшим шоком стало то, что рейдерство совершил народный депутат Украины и при поддержке министров и органов власти.

Владелец захваченной рейдерами Житомирской кондитерской фабрики «Житомирські Ласощі» гражданин США Игорь Бойко получил письмо из офиса президента Европейской комиссии Жана-Клода Юнкера. Глава Еврокомиссии понимает опасность инвестирования в Украину. Также в письме отмечается, что ЕС ожидает от украинской власти защиты иностранных инвесторов, а также малого и среднего бизнеса.

Письмо является реакцией европейского сообщества на вызывающий преступный захват кондитерской фабрики в Житомире и незаконное нарушение права собственности американского инвестора Игоря Бойко. Европейских политиков поразил сюжет о захвате фабрики, созданный американскими журналистами.

Как сообщалось ранее, в рейдерском захвате Житомирской кондфабрики обвиняют нардепа от «Народного фронта» Сергея Пашинского.

В сообщении Еврокомиссии говорится также о том, что исключительно четкая правовая определенность в стране поможет вернуть доверие иностранных инвесторов к Украине. Одним из главных направлений реформ Комиссия видит создание благоприятного бизнес-климата.

Судя по сюжету американских журналистов, на сегодняшний день доверие иностранных инвесторов из-за действий Пашинского и прочих чиновников вернуть будет крайне затруднительно.

Напомним, в прошлом имя Пашинского регулярно появлялось в скандалах, связанных с попытками рейдерского захвата предприятий.

В 2007 году Сергей Пашинский пытался рейдерским путем захватить харьковский завод «Турбоатом», Действия Пашинского были связаны с лоббирование интересов Константина Григоришина — российского олигарха с бизнесом в Украине.

Его вторая попытка рейдерского захвата была связана с «Укртатнефтью». Сергей Пашинский вместе с 50 «молодыми людьми крепкого телосложения» пытался захватить «Кременчугский нефтеперерабатывающий завод». Не удалось им это по одной простой причине — в тот день завод охраняло несколько отрядов внутренних войск, а на самом заводе именно в тот день был министр топливно-энергетического комплекса Юрий Продан.

Также нардепа Пашинского обвиняли в хищении нефтепродуктов, которые должны были пойти на нужды армии. Следователи заявили, что государству был нанесен ущерб на 250 млн гривен.

facenewsДеловые круги США и ЕС шокированы историей с захватом Житомирской кондитерской фабрики Сергеем Пашинским. Наибольшим шоком стало то, что рейдерство совершил народный депутат Украины и при поддержке министров и органов власти.

Владелец захваченной рейдерами Житомирской кондитерской фабрики «Житомирські Ласощі» гражданин США Игорь Бойко получил письмо из офиса президента Европейской комиссии Жана-Клода Юнкера. Глава Еврокомиссии понимает опасность инвестирования в Украину. Также в письме отмечается, что ЕС ожидает от украинской власти защиты иностранных инвесторов, а также малого и среднего бизнеса.

Письмо является реакцией европейского сообщества на вызывающий преступный захват кондитерской фабрики в Житомире и незаконное нарушение права собственности американского инвестора Игоря Бойко. Европейских политиков поразил сюжет о захвате фабрики, созданный американскими журналистами.

Как сообщалось ранее, в рейдерском захвате Житомирской кондфабрики обвиняют нардепа от «Народного фронта» Сергея Пашинского.

В сообщении Еврокомиссии говорится также о том, что исключительно четкая правовая определенность в стране поможет вернуть доверие иностранных инвесторов к Украине. Одним из главных направлений реформ Комиссия видит создание благоприятного бизнес-климата.

Судя по сюжету американских журналистов, на сегодняшний день доверие иностранных инвесторов из-за действий Пашинского и прочих чиновников вернуть будет крайне затруднительно.

Напомним, в прошлом имя Пашинского регулярно появлялось в скандалах, связанных с попытками рейдерского захвата предприятий.

В 2007 году Сергей Пашинский пытался рейдерским путем захватить харьковский завод «Турбоатом», Действия Пашинского были связаны с лоббирование интересов Константина Григоришина — российского олигарха с бизнесом в Украине.

Его вторая попытка рейдерского захвата была связана с «Укртатнефтью». Сергей Пашинский вместе с 50 «молодыми людьми крепкого телосложения» пытался захватить «Кременчугский нефтеперерабатывающий завод». Не удалось им это по одной простой причине — в тот день завод охраняло несколько отрядов внутренних войск, а на самом заводе именно в тот день был министр топливно-энергетического комплекса Юрий Продан.

Также нардепа Пашинского обвиняли в хищении нефтепродуктов, которые должны были пойти на нужды армии. Следователи заявили, что государству был нанесен ущерб на 250 млн гривен.

facenews

Волонтер: «Сопротивление реформам в Минобороны достигло самого высокого уровня»Волонтер: «Сопротивление реформам в Минобороны достигло самого высокого уровня»

Светлана Рахова

«… Есть „мы“ и „они“ — сторонники реформ и противники. И если раньше „они“ было аморфным понятием, этакой скрытой бюрократической угрозой, то сейчас уже можно назвать конкретные фамилии людей, которые нам противодействуют.» И снова Пашинский…

Мы не можем годами работать в тестовом режиме. Пришло время масштабного внедрения волонтерских наработок. Президент и министр должны наконец решиться и выбросить саботажников», передает argumentua.com.

Руководитель проекта реформирования системы публичных закупок Минобороны и логистического обеспечения ВСУ Артур Переверзев рассказал о завершении первого этапа реформ:

Что уже сделано

Мы оттестировали механизмы проведения реформ, пришло время масштабного внедрения их в Министерстве обороны (МО) и Вооруженных силах Украины (ВСУ).

Но сейчас сопротивление этим реформам достигло наивысшей степени, для их продолжения нужна политическая воля.

В 2014 году мы начинали с исследования ситуации в отрасли.

В 2015-м сделали первые шаги — реформирование системы питания и создание Центра развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ.

Центр — совершенно новая структура, созданная по образцам и идеологии НАТО. Структура, которая разрабатывает новые технические условия, а также проверяет соблюдение этих условий, проверяет качество поставляемых товаров. Чтобы можно было заказывать нормальную обувь и форму.

Есть департаменты, которые закупают, есть службы, которые доставляют. А есть структуры, которые разрабатывают стандарты и технические условия. Потому что разработка — это довольно капитальная функция, которая задает тонн. Британцы, например, традиционно ставят руководителями служб разработки гражданских специалистов, обычно выходцев из бизнеса.

Основной задачей Центра является переход Вооруженных сил Украины на стандарты НАТО в вещевом и продовольственном обеспечении.

К концу 2015 года у нас были первые результаты экспериментов: состоялись электронные закупки, разработанная концепция реформирования питания (каталог продуктов, автоматизация логистики), началась ее тестовая реализация в двух воинских частях.

И весной 2016-го мы уже должны были переходить к определенному масштабированию действующих проектов.

Что должно делаться дальше

Электронные закупки должны перейти с экспериментального режима в полноценный. Это предполагало и реформу Департамента закупок Минобороны — там должны были появиться соответствующие штатные должности.

Реформированная схема питания должна распространиться с двух частей на10. Речь идет о разнообразии меню и одновременно удешевлении закупок, внедрении электронной системы контроля за количеством продуктов.

Там есть определенный перечень — 248, кажется, продуктов. И есть софт, который позволяет контролировать заданные параметры калорийности.

Причем разделяются поставщики продуктов и те, кто из них готовит блюда для военнослужащих (или наемные повара, или из штата части). Это позволяет значительно удешевить стоимость продуктов и разнообразить рацион блюд, приготовленных из них.

Раньше, когда весь процесс отдавался на полный аутсорс, питание одного бойца обходилось в 70 гривен, из них продукты — 60 грн. А во время тестирования реформы в одной из частей, где поставщиком стала сеть «Метро», продукты стоили около 45 грн. Услуги же поваров обходились значительно дешевле.

Сейчас тоже есть требования к калорийности, есть технологические таблицы. Но это все очень старые нормы, к тому же они не учитывают другие, кроме калорийности, характеристики — разнообразие блюд, например.

Потому что можно съесть кусок вареного сала и получить те жекалории. А реформированная схема дает возможность использовать различные продукты. Военнослужащий вместо куска сала может выбрать из нескольких мясных блюд или салатов. Те же самые калории, но больше, вкуснее, дешевле.

У нас 28 категорий поставки, в НАТО — пять

Параллельно всем этим процессам мы разрабатывали Логистическую доктрину — это документ верхнего уровня, страниц на 20-30, который определяет основы организации поставок в ВСУ.

Средний уровень логистических документов — это разнообразные установки и мануалы на несколько страниц, для работы департаментов и служб. Нижний уровень — подробные инстукции на уровне бригады, батальона, роты и тому подобное.

Один из примеров логистических изменений: сейчас у нас 28 классов поставки — боеприпасы, автомобили, бронемашины, связь, питание, форма и вещевое имущество, множество их.

И. соответственно, столько же служб обеспечения — автотранспорт, тыл, служба ракетно-артиллерийского вооружения, связь, ЦРАО, ЦНАО и так далее.

Эти службы пронизывают всю армию, сверху донизу — и вот на самом верху, на стратегическом уровне сидят, скажем, тыловики, и обслуживают тактический уровень, более низкий. Потому что не хватает среднего звена — оперативного.

Стратегический уровень — это люди, которые сидят и планируют длительно, на годы. Тактический уровень — это собственно подразделения, которые отправляют наверх заявки — 10 ящиков гранат к АГС, 20 аккумуляторов к рациям, 1000 литров бутылированной воды и др..

А оперативная служба — что-то типа большого супермаркета, которым рулит структура … назовем ее Логистический штаб. И вот они крутятся, как белки в колесе, обеспечивая выполнение заявок, отчитываясь об этом наверх, стратегам, которые уже анализируют тенденции в снабжении.

До сих пор в ВСУ стратегический уровень должен заниматься и оперативной работой, и долгосрочным планированием. Поскольку оперативная важнее, то на стратегию забивалось. И высокие службы постоянно жили в ситуации «на сегодня».

Зато в НАТО — пять классов поставки. Во-первых, вода и другие вещи острой необходимости, требующие частого пополнения. Далее — питание, топливо, боеприпасы и, кажется, отдельно ракетное вооружение.

Прозрачная закупка оружия и техники вместо нынешних «серых» схем

Также мы участвовали в разработке Стратегического оборонного бюллетеня (СОБ), который президент уже утвердил. Если Логистическая доктрина — это, условно говоря, дорожная карта для реформирования системы логистики в ВСУ, то СОБ — это план для всего.

Оборонный бюллетень — это самый высокий документ, где расписана матрица реформирования ВСУ до 2020 года — логистика, образование, материально-техническое обеспечение, вооружение и техника, с тактическими и опертивнимы задачами и четким указанием, кто их должен выполнять …

Например, сейчас оружие и техника для армии закупается тайно — по государственному оборонному заказу. Это абсолютно серый и непрозрачный процесс. В отличие от практики НАТО, где вооружение обычно закупается публично, на тендере.

И именно сюда направляется абсолютное большинство бюджетных закупок — если, к примеру, МО выделяет на закупки 50 млрд гривен, то 40 млрд пойдет именно на оружие и технику.

Лицензии отменили, и оружие теперь может производить любой. Но принять участие в государственном оборонном тендере могут только те предприятия, которые имеют так называемый первый отдел («секретная часть», она же контрразведка — А), знают, как вести тайную документацию и тому подобное.

А для торговли со всеми другими предприятиями у нас есть целая плеяда посредников — Укрспецимпорт, Укрспецэкспорт, все эти предприятия Укроборонпрома, которые ставят свои дилерские проценты. И зарабатывают огромные средства — ибо только они имеют право что-то купить за границей и продать в ВСУ.

Зато в Стратегическом оборонном бюллетене предусмотрено до 2019 года перевести обычное вооружение (бронемашины, оружие, боеприпасы) из тайных заказов в публичную сферу.

Мы не против посредников, если это выгодно для армии. Но дайте для Министерства обороны возможность работать напрямую тоже.

Генштаб не хотел согласовывать и много раз выбрасывал данное положение. Против него выступали многие депутаты ВР, которые имеют свою лоббистскую заинтересованность. Но в НАТО сказали, что этот момент принципиальный. Потому что это — реформа, а все остальное — уже нет.

Персональная ответственность чиновника — как это будет

Другой пример — нам необходимо обеспечить механизм делегирования полномочий в сфере закупок иснабжения.Появление такого механизма поощряет принятие решений и персонализирует ответственность.

Потому что сейчас для чиновника главным является сам документооборот, а не его результаты. Обеспечить соответствующее прохождение бумагой инстанций, а не реализовать то, о чем в этом документе написано.

В результате еще и ответственность распыляется между этой цепочкой инстанций. И когда Военная служба правопорядка (ВСП) ищет ответственных, она их тоже не находит.

Кстати, ВСП тоже будет реформирована — в Военную полицию по натовским образцу. Потому что они сейчас ходят, выпрашивают бумагу у тех, на кого составляют обвинительные акты, чтобы эти акты напечатать. Это же нонсенс!

Давайте посмотрим по цепочке. Вот начальник отдела подписал некий документ. Не факт, что работник этого отдела выполнил задание, но бюрократически грамотно обосновал, почему не может его выполнить — и начальник подписал.

Начальник управления тоже поставил подпись под этим документом. Формально он же обработан. Замминистра также подписался — люди же работали, резолюции стоят, да и времени вчитываться в него нет.

Так и поднялось до министра. А у министра вообще капец — у него операционный завал и он эти документы просто строчит, как автомат. Час утром, час вечером, иначе ничего вообще не успеет.

А потом что-то произошло. Не исполнился документ — не закупилося что-то, или сроки сорвались. А кто виноват? Получается, что виновны все. То есть никто.

Настройка заключается в том, что министр говорит директору департамента: «Вся ответственность за вещевое имущество — на тебе». Директор вызывает подчиненного: «Вот тебе 30 позиций по белью, носкам, кителям и т. п. И ты отвечаешь за них лично».

То есть ответственность несет не согласительный комитет, где 20 человек, не абстрактный отдел или служба, а конкретное звено в этой цепочке. И именно этот уполномоченный исполнитель будет поощрен или наказан.

Бумажные атаки. Чиновники усиливают сопротивление

И вот мы завершили первый этап нашей деятельности -тестовый. Сейчас, когда пришло время масштабного внедрения реформ, мы чувствуем, что сопротивление усиливается.

Конечно, закрытая структура будет сопротивляться любым попыткам ее реформировать. Но до сих пор удавалось преодолевать это сопротивление — фактически в ручном режиме.

Когда министр подписывает определенное поручение, его так или иначе должны выполнить. Нам надо было только вовремя готовить эти поручения и проводить совещания, чтобы знать, кто что выполняет и за что отвечает.

В январе 2016 года заместитель министра обороны Юрий Гусев ушел со свое гопоста. Он был своего рода лидером «Волонтерского десанта» в МО. Человеком, который имел видение и понимала механизм проведения реформ — знал механизмы и т. д.

Сейчас на его месте — генерал Игорь Павловский. Он военный, боевой офицер, кажется, командовал сектором в АТО, но он — не драйвер реформ. А между обычным замом, который выполняет свои полномочия, и замом-драйвером существует большая разница.

Драйвер реформ — это человек, который занимает штатную должность и одновременно является реформатором. Этоочень трудно совместить — реформы и действующий «документооборот головного мозга» — но можно.

Думаю, что сопротивление нашей деятельности на высшем уровне достигло такого уровня, что Гусев просто уже не мог эффективно работать. А сильнее сопротивление реформам стало потому, что у нас не хватает драйверов на штатных должностях, а наши противники лучше чувствуют себя в этом бюрократическом болоте.

Потому что исполнительное ядро наших противников — это среднее звено чиновников. Бюрократы до мозга костей, которые десятилетиями создавали нынешнюю коррупционную тину.

Противодействуют не только чиновники. Часть производителей не устраивают новые технические условия. И они начинают на нас давить — через чиновников, через лоббистов-депутатов.

Давят на нынешнего руководителя Центра развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ подполковника Дмитрия Марченко. Это боевой офицер, он защищал Донецкий аэропорт, заряженный на изменения. Но ему трудно в бумажном море.

В структуре МО есть тендерный комитет, который возглавляет такой персонаж, как Олег Свирко [предприниматель, в 2014-15 годах волонтерил для ВСУ — ред.]. Именно этот человек делает все, чтобы парализовать работу Центра.

Один из примеров — он со своими ставленниками организовал докладную на министра, что в Центре ничего не делается, все срывается, сроки пропускаются … И дается поручение — чуть ли не ликвидировать Центр.

А почему «не делается»? Потому что кто-то написал донос в управление предотвращения коррупции. Там думали-думали и наконец приказали — немедленно остановить всю работу на местах, поставить на учет все, что есть, и до сих пор ничего не делать. Получается, с одной стороны — «ничего не делайте!», с другой — «вы ничего не делаете!».

***

Анонимный следователь ВСП об Олеге Свирко:

«Со Свирко трудно работать, он великолепный манипулятор. Следователь, который беседовал с ним по факту проведения проверки, констатировал Свирко, что Марченко по предварительной документальное проверке ничего не нарушал, а Олег начинает рассказывать, что он волонтёр, что болен раком, что его Президент сюда поставил лично и у него душа болит при виде коррупции, что он прямо министром поставлен расследовать это дело и ему надо отчитываться перед самим министром, что он общается на СНБО, что он всё докладывает Пашинскому, это вам не шутки и т.д. и т.п…. Слушаешь его — вроде ничего такого по теме конкретного он не сказал, а смотришь — мнение собеседника начинает потихоньку меняться…

***

И такая серенада длится месяцами — раз атаковали, мы отбились, второй, третий. Огромная работа была проделана, чтобы Центр работал эффективно — нас консультировали Ernst & Young, свои рекомендации подготовили американцы из RAND … А теперь Центру просто не дают работать.

Зато реформаторы вместо дела занимаются бесконечными отписками и объяснениями министру: «это не так, это клевета» и т. д..

Кто именно сопротивляется реформам? Фамилии саботажников

На каком-то этапе наши противники совсем обнаглели — скажем, Свирко привел некоего Клюшина, который непонятным образом стал сразу начальником управления закупок в Департаменте госзакупок МО.

И он несколько раз пытался отобрать у меня функцию администрирования электронных торгов. В ходе реформы мы должны передать эту функцию департаменту, но только в определенный срок, после выполнения дорожной карты.

А этот Клюшин пытался поставить меня перед фактом: «Теперь вы этим заниматься не будете, теперь этим занимаюсь я и вот эти мои отделы».

В конце концов этот чиновник даже не прошел аттестацию в МО. Не зная элементарных нюансов своей деятельности. Не знал законодательства. Не знал, скажем, что такое Агентство НАТО по поддержке и поставкам. За несколько месяцев даже не поинтересовался, что это такое.

А это, фактически, НАТОвский департамент закупок, который имеет множество рамочных соглашений с поставщиками. Это агентство уже 60 лет закупает в интересах стран НАТО форму, обувь, предоставляет услуги по дозаправке. На сотни миллионов евро.

Не знаю, продают ли они «Джавелин», но бронетранспортеры и различные комплексы у них точно есть. Спектр услуг огромен, к тому же за счет общего объема получается значительно дешевле. При этом не надо платить НДС и таможенные пошлины.

Зато Клюшин откровенно признался аттестационной комиссии, что является ставленником Свирко.

Свирко, Клюшин, тот чиновник по управлению предотвращения коррупции, который наваял «Немедленно остановить работу Центра» — вот люди, которые решили целенаправленно валить те вещи, которые мы делаем. С помощью ручек, ксероксов, краски для печатей и созданных этими средствами бумажных ураганов.

Этих людей подпирают на других уровнях. Скажем, народный депутат Пашинский [Сергей Пашинский, председатель наблюдательного совета «Укроборонпрома» — Ред.], который сопротиивлялся принятию закона о закупказ № 4288.

Фактически он подстрекал свою фракцию не голосовать за этот закон — насколько я понимаю, потому, что там была норма о дисквалификации участников. Накосячив с качеством — отвечай гривной. Трижды участвовал в акционе, но отказался от переговоров — очевидно, подставная фирма. И так далее.

То есть сопротивление реформам сейчас персонализировалось.

Есть «мы» и «они» — сторонники реформ и противники. И если раньше «они» было аморфным понятием, этакой скрытой бюрократической угрозой, то сейчас уже можно назвать конкретные фамилии людей, которые нам противодействуют.

Опять «горючая» форма. Почему так получилось?

Еще один пример такого саботажа — недавняя история о закупленных 20 000 комплектах формы из «горючей» ткани артикула 2701.

Единственный вариант, как это можно было сделать — исключить из договора с поставщиками пункт о том, что продукция проходит проверку в Центре развития и сопровождения материального обеспечения.

Потому что договоры с поставщиками заключает именно тендерный комитет Минобороны, то есть Свирко.

И вот в договоре контроль качества отдают не Центру, а исключительно «приемке» — управлению военных представительств, так называемым «военпредам». И быстренько закупают эти 20000 форм, которые оказываются не соответствующими техническим нормам.

Военпреды из «приемки» проштамповали все комплекты, даже не сверив документ, представленный поставщиками, с биркой, наклеенной на форме.

Хотя уже на этом уровне можно было обнаружить несоответствие договора и поставленной в результате продукции. Это бы сделал и ребенок.

Пришло время политического решения — на уровне Порошенко

То есть «приемка» не способна сделать даже такую элементарную вещь! Потому что любой поставщик может легко договориться с военпредом, чтобы его продукцию так штампонули.

Можно наказать одного-двух военпредов, но их много, и каждого за руку не поймаешь. Помочь может только системное решение — убрать управления военных представительств по проверке качества вещевого имущества.

Ситуация подходит к тому этапу, что или мы их, или они нас. Или мы наконец докажем, что должно быть именно так, и нам дадут это сделать. Или останутся такие лица, как Свирко, Пашинский и т.п. с соответствующими схемами «решалова».

Первым лицам государства надо разобраться и, в конце концов, стать на определенную сторону: скажем, определиться, что военные представительства — это плохо, а Центр — это хорошо. И принять решение отдать контроль Центру, и запретить гнобить его в течение года или трех.

Это решение должен принять кто-то на самом высоком уровне — от министра до президента. Мы не можем годами работать в тестовом режиме. Просто надо решиться и выбросить тех саботажников, которые мешают проводить реформы.

И, надеюсь, это скоро будет сделано.

Откуда такой оптимизм

Повод для оптимизма дает мне тот факт, что нам уже удалось продвинуть системные и дальновидные вещи, которые сделают невозможным деятельность упомянутых негативных персонажей в будущем. Тот же Стратегический бюллетень или Логистическая доктрина.

Пока же мы упираемся в проблемы на оперативном уровне — именно здесь возникают баталии. Если мы и через три года будем так бодаться на оперативном уровне, тогда я, быть может, и буду пессимистом.

Но к нам прислушивается Верховный, к нам прислушивается министр. К нам прислушивается Офис НАТО в Украине, а к Офису НАТО прислушивается НАТО, которые имеет свой канал связи с первыми лицами.

Они понимают, что реформы надо делать, и знают, что вот эти люди знают, как их надо делать. И если бы не влияние НАТО, мы бы, скажем, не приняли Стратегический оборонный бюллетень в том виде, как это получилось сейчас.

А сейчас у меня есть надежда, что утвержденный СОБ — это прорубленное окно в НАТО, и это даст возможность провести комплексную реформу. И персонал, и финансы, закупки и логистику, и распределение полномочий между МО и Генштабом …

Возможно, в каких-то оперативных вещах мы отступим, но на стратегическом уровне мы превосходим.

Канал связи с президентом есть, и он достаточно оперативный, и решения на том уровне принимаются. Бирюков часто общается с ним, Таня Рычкова.

Разочарования нет. Я готов работать годами, пока мы не отвезем оригинал соглашения о присоединении к НАТО на хранение в Вашингтон. А после этого будет еще интереснее — и как раз на операционном уровне.

АргументСветлана Рахова

«… Есть „мы“ и „они“ — сторонники реформ и противники. И если раньше „они“ было аморфным понятием, этакой скрытой бюрократической угрозой, то сейчас уже можно назвать конкретные фамилии людей, которые нам противодействуют.» И снова Пашинский…

Мы не можем годами работать в тестовом режиме. Пришло время масштабного внедрения волонтерских наработок. Президент и министр должны наконец решиться и выбросить саботажников», передает argumentua.com.

Руководитель проекта реформирования системы публичных закупок Минобороны и логистического обеспечения ВСУ Артур Переверзев рассказал о завершении первого этапа реформ:

Что уже сделано

Мы оттестировали механизмы проведения реформ, пришло время масштабного внедрения их в Министерстве обороны (МО) и Вооруженных силах Украины (ВСУ).

Но сейчас сопротивление этим реформам достигло наивысшей степени, для их продолжения нужна политическая воля.

В 2014 году мы начинали с исследования ситуации в отрасли.

В 2015-м сделали первые шаги — реформирование системы питания и создание Центра развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ.

Центр — совершенно новая структура, созданная по образцам и идеологии НАТО. Структура, которая разрабатывает новые технические условия, а также проверяет соблюдение этих условий, проверяет качество поставляемых товаров. Чтобы можно было заказывать нормальную обувь и форму.

Есть департаменты, которые закупают, есть службы, которые доставляют. А есть структуры, которые разрабатывают стандарты и технические условия. Потому что разработка — это довольно капитальная функция, которая задает тонн. Британцы, например, традиционно ставят руководителями служб разработки гражданских специалистов, обычно выходцев из бизнеса.

Основной задачей Центра является переход Вооруженных сил Украины на стандарты НАТО в вещевом и продовольственном обеспечении.

К концу 2015 года у нас были первые результаты экспериментов: состоялись электронные закупки, разработанная концепция реформирования питания (каталог продуктов, автоматизация логистики), началась ее тестовая реализация в двух воинских частях.

И весной 2016-го мы уже должны были переходить к определенному масштабированию действующих проектов.

Что должно делаться дальше

Электронные закупки должны перейти с экспериментального режима в полноценный. Это предполагало и реформу Департамента закупок Минобороны — там должны были появиться соответствующие штатные должности.

Реформированная схема питания должна распространиться с двух частей на10. Речь идет о разнообразии меню и одновременно удешевлении закупок, внедрении электронной системы контроля за количеством продуктов.

Там есть определенный перечень — 248, кажется, продуктов. И есть софт, который позволяет контролировать заданные параметры калорийности.

Причем разделяются поставщики продуктов и те, кто из них готовит блюда для военнослужащих (или наемные повара, или из штата части). Это позволяет значительно удешевить стоимость продуктов и разнообразить рацион блюд, приготовленных из них.

Раньше, когда весь процесс отдавался на полный аутсорс, питание одного бойца обходилось в 70 гривен, из них продукты — 60 грн. А во время тестирования реформы в одной из частей, где поставщиком стала сеть «Метро», продукты стоили около 45 грн. Услуги же поваров обходились значительно дешевле.

Сейчас тоже есть требования к калорийности, есть технологические таблицы. Но это все очень старые нормы, к тому же они не учитывают другие, кроме калорийности, характеристики — разнообразие блюд, например.

Потому что можно съесть кусок вареного сала и получить те жекалории. А реформированная схема дает возможность использовать различные продукты. Военнослужащий вместо куска сала может выбрать из нескольких мясных блюд или салатов. Те же самые калории, но больше, вкуснее, дешевле.

У нас 28 категорий поставки, в НАТО — пять

Параллельно всем этим процессам мы разрабатывали Логистическую доктрину — это документ верхнего уровня, страниц на 20-30, который определяет основы организации поставок в ВСУ.

Средний уровень логистических документов — это разнообразные установки и мануалы на несколько страниц, для работы департаментов и служб. Нижний уровень — подробные инстукции на уровне бригады, батальона, роты и тому подобное.

Один из примеров логистических изменений: сейчас у нас 28 классов поставки — боеприпасы, автомобили, бронемашины, связь, питание, форма и вещевое имущество, множество их.

И. соответственно, столько же служб обеспечения — автотранспорт, тыл, служба ракетно-артиллерийского вооружения, связь, ЦРАО, ЦНАО и так далее.

Эти службы пронизывают всю армию, сверху донизу — и вот на самом верху, на стратегическом уровне сидят, скажем, тыловики, и обслуживают тактический уровень, более низкий. Потому что не хватает среднего звена — оперативного.

Стратегический уровень — это люди, которые сидят и планируют длительно, на годы. Тактический уровень — это собственно подразделения, которые отправляют наверх заявки — 10 ящиков гранат к АГС, 20 аккумуляторов к рациям, 1000 литров бутылированной воды и др..

А оперативная служба — что-то типа большого супермаркета, которым рулит структура … назовем ее Логистический штаб. И вот они крутятся, как белки в колесе, обеспечивая выполнение заявок, отчитываясь об этом наверх, стратегам, которые уже анализируют тенденции в снабжении.

До сих пор в ВСУ стратегический уровень должен заниматься и оперативной работой, и долгосрочным планированием. Поскольку оперативная важнее, то на стратегию забивалось. И высокие службы постоянно жили в ситуации «на сегодня».

Зато в НАТО — пять классов поставки. Во-первых, вода и другие вещи острой необходимости, требующие частого пополнения. Далее — питание, топливо, боеприпасы и, кажется, отдельно ракетное вооружение.

Прозрачная закупка оружия и техники вместо нынешних «серых» схем

Также мы участвовали в разработке Стратегического оборонного бюллетеня (СОБ), который президент уже утвердил. Если Логистическая доктрина — это, условно говоря, дорожная карта для реформирования системы логистики в ВСУ, то СОБ — это план для всего.

Оборонный бюллетень — это самый высокий документ, где расписана матрица реформирования ВСУ до 2020 года — логистика, образование, материально-техническое обеспечение, вооружение и техника, с тактическими и опертивнимы задачами и четким указанием, кто их должен выполнять …

Например, сейчас оружие и техника для армии закупается тайно — по государственному оборонному заказу. Это абсолютно серый и непрозрачный процесс. В отличие от практики НАТО, где вооружение обычно закупается публично, на тендере.

И именно сюда направляется абсолютное большинство бюджетных закупок — если, к примеру, МО выделяет на закупки 50 млрд гривен, то 40 млрд пойдет именно на оружие и технику.

Лицензии отменили, и оружие теперь может производить любой. Но принять участие в государственном оборонном тендере могут только те предприятия, которые имеют так называемый первый отдел («секретная часть», она же контрразведка — А), знают, как вести тайную документацию и тому подобное.

А для торговли со всеми другими предприятиями у нас есть целая плеяда посредников — Укрспецимпорт, Укрспецэкспорт, все эти предприятия Укроборонпрома, которые ставят свои дилерские проценты. И зарабатывают огромные средства — ибо только они имеют право что-то купить за границей и продать в ВСУ.

Зато в Стратегическом оборонном бюллетене предусмотрено до 2019 года перевести обычное вооружение (бронемашины, оружие, боеприпасы) из тайных заказов в публичную сферу.

Мы не против посредников, если это выгодно для армии. Но дайте для Министерства обороны возможность работать напрямую тоже.

Генштаб не хотел согласовывать и много раз выбрасывал данное положение. Против него выступали многие депутаты ВР, которые имеют свою лоббистскую заинтересованность. Но в НАТО сказали, что этот момент принципиальный. Потому что это — реформа, а все остальное — уже нет.

Персональная ответственность чиновника — как это будет

Другой пример — нам необходимо обеспечить механизм делегирования полномочий в сфере закупок иснабжения.Появление такого механизма поощряет принятие решений и персонализирует ответственность.

Потому что сейчас для чиновника главным является сам документооборот, а не его результаты. Обеспечить соответствующее прохождение бумагой инстанций, а не реализовать то, о чем в этом документе написано.

В результате еще и ответственность распыляется между этой цепочкой инстанций. И когда Военная служба правопорядка (ВСП) ищет ответственных, она их тоже не находит.

Кстати, ВСП тоже будет реформирована — в Военную полицию по натовским образцу. Потому что они сейчас ходят, выпрашивают бумагу у тех, на кого составляют обвинительные акты, чтобы эти акты напечатать. Это же нонсенс!

Давайте посмотрим по цепочке. Вот начальник отдела подписал некий документ. Не факт, что работник этого отдела выполнил задание, но бюрократически грамотно обосновал, почему не может его выполнить — и начальник подписал.

Начальник управления тоже поставил подпись под этим документом. Формально он же обработан. Замминистра также подписался — люди же работали, резолюции стоят, да и времени вчитываться в него нет.

Так и поднялось до министра. А у министра вообще капец — у него операционный завал и он эти документы просто строчит, как автомат. Час утром, час вечером, иначе ничего вообще не успеет.

А потом что-то произошло. Не исполнился документ — не закупилося что-то, или сроки сорвались. А кто виноват? Получается, что виновны все. То есть никто.

Настройка заключается в том, что министр говорит директору департамента: «Вся ответственность за вещевое имущество — на тебе». Директор вызывает подчиненного: «Вот тебе 30 позиций по белью, носкам, кителям и т. п. И ты отвечаешь за них лично».

То есть ответственность несет не согласительный комитет, где 20 человек, не абстрактный отдел или служба, а конкретное звено в этой цепочке. И именно этот уполномоченный исполнитель будет поощрен или наказан.

Бумажные атаки. Чиновники усиливают сопротивление

И вот мы завершили первый этап нашей деятельности -тестовый. Сейчас, когда пришло время масштабного внедрения реформ, мы чувствуем, что сопротивление усиливается.

Конечно, закрытая структура будет сопротивляться любым попыткам ее реформировать. Но до сих пор удавалось преодолевать это сопротивление — фактически в ручном режиме.

Когда министр подписывает определенное поручение, его так или иначе должны выполнить. Нам надо было только вовремя готовить эти поручения и проводить совещания, чтобы знать, кто что выполняет и за что отвечает.

В январе 2016 года заместитель министра обороны Юрий Гусев ушел со свое гопоста. Он был своего рода лидером «Волонтерского десанта» в МО. Человеком, который имел видение и понимала механизм проведения реформ — знал механизмы и т. д.

Сейчас на его месте — генерал Игорь Павловский. Он военный, боевой офицер, кажется, командовал сектором в АТО, но он — не драйвер реформ. А между обычным замом, который выполняет свои полномочия, и замом-драйвером существует большая разница.

Драйвер реформ — это человек, который занимает штатную должность и одновременно является реформатором. Этоочень трудно совместить — реформы и действующий «документооборот головного мозга» — но можно.

Думаю, что сопротивление нашей деятельности на высшем уровне достигло такого уровня, что Гусев просто уже не мог эффективно работать. А сильнее сопротивление реформам стало потому, что у нас не хватает драйверов на штатных должностях, а наши противники лучше чувствуют себя в этом бюрократическом болоте.

Потому что исполнительное ядро наших противников — это среднее звено чиновников. Бюрократы до мозга костей, которые десятилетиями создавали нынешнюю коррупционную тину.

Противодействуют не только чиновники. Часть производителей не устраивают новые технические условия. И они начинают на нас давить — через чиновников, через лоббистов-депутатов.

Давят на нынешнего руководителя Центра развития и сопровождения материального обеспечения ВСУ подполковника Дмитрия Марченко. Это боевой офицер, он защищал Донецкий аэропорт, заряженный на изменения. Но ему трудно в бумажном море.

В структуре МО есть тендерный комитет, который возглавляет такой персонаж, как Олег Свирко [предприниматель, в 2014-15 годах волонтерил для ВСУ — ред.]. Именно этот человек делает все, чтобы парализовать работу Центра.

Один из примеров — он со своими ставленниками организовал докладную на министра, что в Центре ничего не делается, все срывается, сроки пропускаются … И дается поручение — чуть ли не ликвидировать Центр.

А почему «не делается»? Потому что кто-то написал донос в управление предотвращения коррупции. Там думали-думали и наконец приказали — немедленно остановить всю работу на местах, поставить на учет все, что есть, и до сих пор ничего не делать. Получается, с одной стороны — «ничего не делайте!», с другой — «вы ничего не делаете!».

***

Анонимный следователь ВСП об Олеге Свирко:

«Со Свирко трудно работать, он великолепный манипулятор. Следователь, который беседовал с ним по факту проведения проверки, констатировал Свирко, что Марченко по предварительной документальное проверке ничего не нарушал, а Олег начинает рассказывать, что он волонтёр, что болен раком, что его Президент сюда поставил лично и у него душа болит при виде коррупции, что он прямо министром поставлен расследовать это дело и ему надо отчитываться перед самим министром, что он общается на СНБО, что он всё докладывает Пашинскому, это вам не шутки и т.д. и т.п…. Слушаешь его — вроде ничего такого по теме конкретного он не сказал, а смотришь — мнение собеседника начинает потихоньку меняться…

***

И такая серенада длится месяцами — раз атаковали, мы отбились, второй, третий. Огромная работа была проделана, чтобы Центр работал эффективно — нас консультировали Ernst & Young, свои рекомендации подготовили американцы из RAND … А теперь Центру просто не дают работать.

Зато реформаторы вместо дела занимаются бесконечными отписками и объяснениями министру: «это не так, это клевета» и т. д..

Кто именно сопротивляется реформам? Фамилии саботажников

На каком-то этапе наши противники совсем обнаглели — скажем, Свирко привел некоего Клюшина, который непонятным образом стал сразу начальником управления закупок в Департаменте госзакупок МО.

И он несколько раз пытался отобрать у меня функцию администрирования электронных торгов. В ходе реформы мы должны передать эту функцию департаменту, но только в определенный срок, после выполнения дорожной карты.

А этот Клюшин пытался поставить меня перед фактом: «Теперь вы этим заниматься не будете, теперь этим занимаюсь я и вот эти мои отделы».

В конце концов этот чиновник даже не прошел аттестацию в МО. Не зная элементарных нюансов своей деятельности. Не знал законодательства. Не знал, скажем, что такое Агентство НАТО по поддержке и поставкам. За несколько месяцев даже не поинтересовался, что это такое.

А это, фактически, НАТОвский департамент закупок, который имеет множество рамочных соглашений с поставщиками. Это агентство уже 60 лет закупает в интересах стран НАТО форму, обувь, предоставляет услуги по дозаправке. На сотни миллионов евро.

Не знаю, продают ли они «Джавелин», но бронетранспортеры и различные комплексы у них точно есть. Спектр услуг огромен, к тому же за счет общего объема получается значительно дешевле. При этом не надо платить НДС и таможенные пошлины.

Зато Клюшин откровенно признался аттестационной комиссии, что является ставленником Свирко.

Свирко, Клюшин, тот чиновник по управлению предотвращения коррупции, который наваял «Немедленно остановить работу Центра» — вот люди, которые решили целенаправленно валить те вещи, которые мы делаем. С помощью ручек, ксероксов, краски для печатей и созданных этими средствами бумажных ураганов.

Этих людей подпирают на других уровнях. Скажем, народный депутат Пашинский [Сергей Пашинский, председатель наблюдательного совета «Укроборонпрома» — Ред.], который сопротиивлялся принятию закона о закупказ № 4288.

Фактически он подстрекал свою фракцию не голосовать за этот закон — насколько я понимаю, потому, что там была норма о дисквалификации участников. Накосячив с качеством — отвечай гривной. Трижды участвовал в акционе, но отказался от переговоров — очевидно, подставная фирма. И так далее.

То есть сопротивление реформам сейчас персонализировалось.

Есть «мы» и «они» — сторонники реформ и противники. И если раньше «они» было аморфным понятием, этакой скрытой бюрократической угрозой, то сейчас уже можно назвать конкретные фамилии людей, которые нам противодействуют.

Опять «горючая» форма. Почему так получилось?

Еще один пример такого саботажа — недавняя история о закупленных 20 000 комплектах формы из «горючей» ткани артикула 2701.

Единственный вариант, как это можно было сделать — исключить из договора с поставщиками пункт о том, что продукция проходит проверку в Центре развития и сопровождения материального обеспечения.

Потому что договоры с поставщиками заключает именно тендерный комитет Минобороны, то есть Свирко.

И вот в договоре контроль качества отдают не Центру, а исключительно «приемке» — управлению военных представительств, так называемым «военпредам». И быстренько закупают эти 20000 форм, которые оказываются не соответствующими техническим нормам.

Военпреды из «приемки» проштамповали все комплекты, даже не сверив документ, представленный поставщиками, с биркой, наклеенной на форме.

Хотя уже на этом уровне можно было обнаружить несоответствие договора и поставленной в результате продукции. Это бы сделал и ребенок.

Пришло время политического решения — на уровне Порошенко

То есть «приемка» не способна сделать даже такую элементарную вещь! Потому что любой поставщик может легко договориться с военпредом, чтобы его продукцию так штампонули.

Можно наказать одного-двух военпредов, но их много, и каждого за руку не поймаешь. Помочь может только системное решение — убрать управления военных представительств по проверке качества вещевого имущества.

Ситуация подходит к тому этапу, что или мы их, или они нас. Или мы наконец докажем, что должно быть именно так, и нам дадут это сделать. Или останутся такие лица, как Свирко, Пашинский и т.п. с соответствующими схемами «решалова».

Первым лицам государства надо разобраться и, в конце концов, стать на определенную сторону: скажем, определиться, что военные представительства — это плохо, а Центр — это хорошо. И принять решение отдать контроль Центру, и запретить гнобить его в течение года или трех.

Это решение должен принять кто-то на самом высоком уровне — от министра до президента. Мы не можем годами работать в тестовом режиме. Просто надо решиться и выбросить тех саботажников, которые мешают проводить реформы.

И, надеюсь, это скоро будет сделано.

Откуда такой оптимизм

Повод для оптимизма дает мне тот факт, что нам уже удалось продвинуть системные и дальновидные вещи, которые сделают невозможным деятельность упомянутых негативных персонажей в будущем. Тот же Стратегический бюллетень или Логистическая доктрина.

Пока же мы упираемся в проблемы на оперативном уровне — именно здесь возникают баталии. Если мы и через три года будем так бодаться на оперативном уровне, тогда я, быть может, и буду пессимистом.

Но к нам прислушивается Верховный, к нам прислушивается министр. К нам прислушивается Офис НАТО в Украине, а к Офису НАТО прислушивается НАТО, которые имеет свой канал связи с первыми лицами.

Они понимают, что реформы надо делать, и знают, что вот эти люди знают, как их надо делать. И если бы не влияние НАТО, мы бы, скажем, не приняли Стратегический оборонный бюллетень в том виде, как это получилось сейчас.

А сейчас у меня есть надежда, что утвержденный СОБ — это прорубленное окно в НАТО, и это даст возможность провести комплексную реформу. И персонал, и финансы, закупки и логистику, и распределение полномочий между МО и Генштабом …

Возможно, в каких-то оперативных вещах мы отступим, но на стратегическом уровне мы превосходим.

Канал связи с президентом есть, и он достаточно оперативный, и решения на том уровне принимаются. Бирюков часто общается с ним, Таня Рычкова.

Разочарования нет. Я готов работать годами, пока мы не отвезем оригинал соглашения о присоединении к НАТО на хранение в Вашингтон. А после этого будет еще интереснее — и как раз на операционном уровне.

Аргумент

Как бывший помощник Пашинского забронировал полмиллиарда у Авакова (РАССЛЕДОВАНИЕ)Как бывший помощник Пашинского забронировал полмиллиарда у Авакова (РАССЛЕДОВАНИЕ)

Федор Орищук

Министерство внутренних дел планирует закупить сотню броневиков для полицейских спецподразделений у компании, которая еще год назад производила пластиковую тару. За сделкой в полмиллиарда гривен, анонсированной министром Арсеном Аваковым, стоит экс-помощник главы парламентского комитета по обороне Сергея Пашинского – Николай Кузьма. Год назад этого бизнесмена уволенный с поста министра здравоохранения Олег Мусий причислил к представителям «тендерной мафии» Минздрава. Сам Кузьма сегодня называет себя «идеологом» создания новой украинской бронемашины.

Секретарь Совета нацбезопасности Александр Турчинов и глава МВД Арсен Аваков неделю назад провели помпезную презентацию. Созванным журналистам был представлен бронеавтомобиль «Варта-2», который министерство внутренних дел планирует закупать для нужд «КОРДа» (Корпус Оперативно-Раптової Дії) и спецподразделений Нацгвардии.

Чиновники и представитель компании-поставщика расписали для СМИ преимущества машины – противоминная защита, повышенная скорость, сравнительно небольшая цена… Ее опытный образец сейчас проходит испытания в МВД, а до конца года Аваков пообещал взять на вооружение десять подобных броневиков, если же испытания будут успешными – подписать «большой контракт» на поставку сотни автомобилей. В успехе «Варты» министр не сомневается, добавив, что уже заручился поддержкой СНБО и правительства, готового предоставить госгарантии под эту закупку.

Железная вера Авакова в такую технику сулит большой куш поставщику – компании «Украинская бронетехника». Стоимость машины не озвучивалась, но секретарь СНБО Турчинов подчеркивал: она дешевле аналогов минимум на полтора миллиона гривен. Это означает, что цена «Варты» составит порядка пяти миллионов (ближайший конкурент – «Козак-2», выпускаемый НПО «Практика» для нужд ВСУ, стартует приблизительно с 6,5 млн гривен).

С учетом партии в сотню машин, общая сумма сделки с «Украинской бронетехники» может превысить 500 млн. гривен.

Кто освоит эти деньги?

Согласно государственному реестру юрлиц, до минувшего лета компания «Украинская бронетехника» называлась иначе – «Укрглавпак». Под таким названием предприятие специализировалось на производстве тары из пластмассы и оптовой торговле.

В начале нулевых ее учредителем выступила Ирина Панчук, управляющая в настоящее время фирмой «Энергетический Альянс» (владелец – Дмитрий Олейник, замглавы Федерации работодателей Украины). «Главком» через пресс-службу просил его прокомментировать возможное участие в создание «Украинской бронетехники», однако ответ не был предоставлен.

В июне у «Укрглавпака» поменялось название и руководитель. Под вывеской «Украинская бронетехника» фирма получила и новое направление деятельности – производство, а также торговля автомобилями и военными транспортными средствами.

Ее нынешний владелец (Юрий Стасько) и руководитель (Александр Кузьма) – молодые люди, им нет и 30-ти. Оба уже пересекались в бизнесе, в качестве совладельцев компании «Глобалмед», работавшей на рынке фармацевтики. По отдельности оба предпринимателя успели попробовать силы и в других небольших фирмах, не имевших дело с «оборонкой».

Тем не менее, спустя полгода после ренейминга из «Укрглавпака» в «Украинскую бронетехнику», молодые люди замахнулись на полумиллиардный заказ, утерев нос полдесятку украинских предприятий, проработавших на рынке бронетехники значительно дольше.

Молодость победила опыт? Выяснить это в самой «Украинской бронетехнике» «Главкому» не удалось – в компании получили вопросы издания, но не нашли возможность отреагировать. Найти ответы оказалось несложно.

«Самый лучший день» партнера Лепса

В презентации броневика «Варта-2», проведенной в начале декабря для журналистов и высшего руководства страны, включая Турчинова и Авакова, юные предприниматели не участвовали.

О технических новшествах, использованных в бронеавтомобиле, присутствующим рассказывал человек в более солидном возрасте – Николай Кузьма. Его имени не найти среди собственников «Украинской бронетехники», он – не инженер-конструктор.

С весны 2015 года Николай Кузьма значился в списке помощников на общественных началах у давнего соратника Авакова, народного депутата Сергея Пашинского, главы парламентского комитета по национальной безопасности. В сентябре – за три месяца до публичного появления бронеавтомобиля «Варта» – его фамилия исчезла из перечня депутатских консультантов.

«Главкому» удалось связаться с Николаем Всеволодовичем. Комментируя свою роль в сделке между МВД и поставщиком, Кузьма сообщил, что являлся «идеологом создания этой машины», и не стал отрицать, что директор «Украинской бронетехники» Александр Кузьма – его родственник (по данным СМИ — племянник).

Бизнесмен уверяет, что оказался в статусе депутатского помощника для материализации своей идеи – создания «лучшего бронеавтомобиля» в Украине по цене и качеству. «Я втравливал им (представителям власти – «Главком») идею создания продукта, который можно продавать за рубеж».

Предположение «Главкома» о том, что компания «Украинская бронетехника» была спешно создана под грядущую многомиллионную закупку министерством внутренних дел, а присутствие Кузьмы в числе помощников нардепа из комитета по нацбезопасности дополнительно на это указывает, бизнесмен категорически опроверг. Кузьма использует при этом аллегорию: «…они жили на общей лестничной клетке, поэтому существует коррупционная связь…». «Не смотрите на то, кем и когда создана компания, а возьмите конечный продукт и его цену, конкурентов ему нет…, – настаивает бизнесмен. — Какая задача консультантов?! Они приходят и говорят: «Блин, что вы делаете?! Зачем вы делаете хреновый «Дозор» (бронеавтомобиль, созданный на предприятиях «Укроборонпрома» — «Главком»), давайте нормальную машину сделаем. По нормальной цене. Это роль консультантов!»

Уверенность в своих силах у Кузьмы выросла не на пустом месте, хотя в «оборонке» он прежде не работал. Свое имя бизнесмен сделал в нулевых на рынке фармацевтики и медицинской техники.

Тогда он занимал видные должности: вице-президента по вопросам здравоохранения Украинского национального комитета Международной торговой палаты и президента Украинской ассоциации поставщиков и производителей медтехники.

Одна из наиболее нашумевших компаний, с которой связывают Николая Кузьму – «Укрмед». В середине нулевых предприниматель руководил этим предприятием и, хотя сейчас владельцами числятся другие люди, в СМИ именно его называют бенефициаром компании. По данным «Наші гроші», в 2010 году «Укрмед» выиграл тендеры на 44 миллиона гривен, а в 2011-м – на 227 млн. гривен. Одна из ее родственных компаний «Укрмед дентал» раньше была прописана там же, где сейчас зарегистрирована «Украинская бронетехника»: в Киеве на ул. Довженко, 18.

Этот бизнес никогда не был гладким. Четыре года назад против компании «Укрмед» открыли уголовное дело в связи с завышением цен на консалтинговые услуги (стоимостью в полмиллиона гривен), которые она оказывала в рамках контракта на поставку в Украину австрийской медтехники и препаратов в 2009 году.

Кроме того, сейчас продолжается следствие по закупке «Інститутом ядерної медицини та променевої діагностики» (в 2012-2013 роках) у ТОВ «Укрмед» магнітно-резонансного томографу за 31,5 млн. гривень. (Медоборудование якобы до сих пор не установлено и не введено в эксплуатацию).

Дела у видного предпринимателя не всегда шли вверх. Два года назад газета «Сегодня» написала, что российский певец Григорий Лепс открыл в Киеве караоке-бар в партнерстве с Николаем Кузьмой. Подтвердить их тандем можно только косвенно: Leps Bar расположился на ул. Л. Толстого, 25. По этому же адресу зарегистрирована компания его родственника Александра Кузьмы – ООО «Вестимо», одно из направлений которой – ресторанная деятельность.

Бар закрылся минувшей зимой, но реноме бизнесмену Николаю Кузьме незадавшийся стартап не испортил, в отличие от хлестких заявлений некоторых известных политиков. Так, к примеру, экс-министр здравоохранения Олег Мусий после своего увольнения в прошлом году дал интервью журналу «Фокус». На вопрос о том, кто именно из «тендерной мафии» продавливал свои интересы в Минздраве, он назвал имена Бориса Литовского, Петра Багрия, Михаила Кучирко и Николая Кузьмы.

Нардеп от БПП и экс-гендиректор фармацевтической фирмы «Дарница» Глеб Загорий в интервью «Главкому» также относил Кузьму к числу лоббистов на рынке госзакупок медпрепаратов. Депутат включил в этот перечень компании, близкие к Петру Багрию, Николаю Кузьме, Андрею Лирныку, группе компаний «Людмила-Фарм». «Это те же герои, о которых шла речь на протяжении лет десяти, еще со времен президентства Виктора Ющенко: меняются регистрации, названия компаний, но конечные бенефициары остались те же», – утверждал нардеп.

Без России не обошлось

На условиях анонимности один из представителей рынка бронетехники рассказал «Главкому», что «Украинская бронетехника» начала интересовать оборонным бизнесом полгода назад. Тогда, якобы, речь не шла о производстве собственной машины – новый игрок хотел зарабатывать на продаже бронетехники других производителей за границу.

Собеседника издания удивила скорость, с которой новая машина прошла все этапы, отделяющие задумку от контракта с МВД: создание прототипа, проведение серии испытаний, согласования с 1-м отделом СБУ по работе с гостайной …

Николая Кузьму не смущает отсутствие производственной площадки у «Украинской бронетехники», рассчитывающей на полумиллиардный заказ. Он сторонник проектного менеджмента: кто-то чертит проект, другие изготавливают детали. «Проектные компании создают продукт и размещают сборку на любом производстве — где выгодно по себестоимости, где по работе и т. д. – так делают во всем мире».

Не смутило это и руководство страны. На презентации «Варты» машина пришлась по вкусу всем, Аваков и Турчинов нахваливали ее преимущества. По словам секретаря СНБО, ее ключевые преимущества: низкая цена, современное оборудование и надежная броня. Еще до окончания испытаний Турчинов поспешил заверить: «машина качественно лучше и по всем характеристикам превосходит любые аналоги, которые закупались на протяжении текущего года и при этом ее стоимость на 1,5 – 2 млн гривен дешевле аналогов». «Это и есть конкуренция», — добавил чиновник.

Турчинов добавил, что машина в будущем может закупаться не только для «КОРДА» и Нацгвардии, но и для пограничной службы.

Аваков приводил свои аргументы: на «Варте» установлен более мощный двигатель (270 л.с. по сравнению с 176 л.с. двигателем бронеавтомобиля «Козак»), в перспективе планируется установка современного двигателя Cummins мощностью 300 л.с.; использовано не только V-образную формы днища но V-образную геометрию самой бронекапсулы, что позволяет выдерживать подрыв заряда мощностью 6 кг в тротиловом эквиваленте; увеличена полезная грузоподъемность,, а броня защищает экипаж и десант от бронебойного патрона калибра 7,62*39 мм; установлены не только усиленные рессоры, но и усиленные амортизаторы; впервые в Украине совместно с отечественным производителем бронестекла используется современный наружный метод установки бронестекла на боевой бронированной машине такого класса, что дает возможность производить быстрый демонтаж и монтаж при повреждении и увеличивает прочность рамки; улучшились динамические показатели при езде как по шоссе так и по пересеченной местности. Максимальная скорость по шоссе составляет 120 км/ч. и т. д.

Экономия, которую расхваливали чиновники, могла быть достигнута за счет сравнительной дешевизны базы автомобиля. Например, «Козак» создан c использованием шасси и двигателя итальянской корпорации Iveco. У «Варты» — славянские корни. Как отмечает AUTO-Consulting, «судя по первым фото, «Варта» создана с использованием агрегатов МАЗа, да и характеристики, названные Аваковым, также говорят, что под капотом броневика двигатель МАЗовской спецификации.

По данным неофициального блога российского Центра анализа стратегий и технологий, под «МАЗовской спецификацией» подразумевается двигатель производства Ярославского моторного завода «Автодизель» (Россия). На это указывают идентичные характеристики, названные Аваковым и прописанные на сайте российского производителя.

По своему предназначению к разрекламированной «Варте» сегодня наиболее близки четыре машины: «Козак» от НПО «Практика», «Кугуар» от «КрАЗа», «Дозор-Б» от Харьковского КБ машиностроения и «Барс-8» от «Богдана».

Первые две уже прошли испытание боем в зоне АТО, используются украинскими спецподразделениями и ВСУ. «Дозор-Б» и «Барс-8» пока дышат им в спину: «Дозору» требуется ряд доработок, «Барс» – пока что выпустил предсерийный образец.

Помимо этих существует и ряд других производителей бронированных машин, как например, компания «Реформ» из Новых Петровцев.

На вопрос «Главкома» – предшествовал ли решению о закупке «Варты» тендер – пресс-секретарь МВД Артем Шевченко ответил, что на данный момент министерство взяло один экземпляр для испытаний. Контракт пока не подписан, но предварительная договоренность заключена.

ГлавкомФедор Орищук

Министерство внутренних дел планирует закупить сотню броневиков для полицейских спецподразделений у компании, которая еще год назад производила пластиковую тару. За сделкой в полмиллиарда гривен, анонсированной министром Арсеном Аваковым, стоит экс-помощник главы парламентского комитета по обороне Сергея Пашинского – Николай Кузьма. Год назад этого бизнесмена уволенный с поста министра здравоохранения Олег Мусий причислил к представителям «тендерной мафии» Минздрава. Сам Кузьма сегодня называет себя «идеологом» создания новой украинской бронемашины.

Секретарь Совета нацбезопасности Александр Турчинов и глава МВД Арсен Аваков неделю назад провели помпезную презентацию. Созванным журналистам был представлен бронеавтомобиль «Варта-2», который министерство внутренних дел планирует закупать для нужд «КОРДа» (Корпус Оперативно-Раптової Дії) и спецподразделений Нацгвардии.

Чиновники и представитель компании-поставщика расписали для СМИ преимущества машины – противоминная защита, повышенная скорость, сравнительно небольшая цена… Ее опытный образец сейчас проходит испытания в МВД, а до конца года Аваков пообещал взять на вооружение десять подобных броневиков, если же испытания будут успешными – подписать «большой контракт» на поставку сотни автомобилей. В успехе «Варты» министр не сомневается, добавив, что уже заручился поддержкой СНБО и правительства, готового предоставить госгарантии под эту закупку.

Железная вера Авакова в такую технику сулит большой куш поставщику – компании «Украинская бронетехника». Стоимость машины не озвучивалась, но секретарь СНБО Турчинов подчеркивал: она дешевле аналогов минимум на полтора миллиона гривен. Это означает, что цена «Варты» составит порядка пяти миллионов (ближайший конкурент – «Козак-2», выпускаемый НПО «Практика» для нужд ВСУ, стартует приблизительно с 6,5 млн гривен).

С учетом партии в сотню машин, общая сумма сделки с «Украинской бронетехники» может превысить 500 млн. гривен.

Кто освоит эти деньги?

Согласно государственному реестру юрлиц, до минувшего лета компания «Украинская бронетехника» называлась иначе – «Укрглавпак». Под таким названием предприятие специализировалось на производстве тары из пластмассы и оптовой торговле.

В начале нулевых ее учредителем выступила Ирина Панчук, управляющая в настоящее время фирмой «Энергетический Альянс» (владелец – Дмитрий Олейник, замглавы Федерации работодателей Украины). «Главком» через пресс-службу просил его прокомментировать возможное участие в создание «Украинской бронетехники», однако ответ не был предоставлен.

В июне у «Укрглавпака» поменялось название и руководитель. Под вывеской «Украинская бронетехника» фирма получила и новое направление деятельности – производство, а также торговля автомобилями и военными транспортными средствами.

Ее нынешний владелец (Юрий Стасько) и руководитель (Александр Кузьма) – молодые люди, им нет и 30-ти. Оба уже пересекались в бизнесе, в качестве совладельцев компании «Глобалмед», работавшей на рынке фармацевтики. По отдельности оба предпринимателя успели попробовать силы и в других небольших фирмах, не имевших дело с «оборонкой».

Тем не менее, спустя полгода после ренейминга из «Укрглавпака» в «Украинскую бронетехнику», молодые люди замахнулись на полумиллиардный заказ, утерев нос полдесятку украинских предприятий, проработавших на рынке бронетехники значительно дольше.

Молодость победила опыт? Выяснить это в самой «Украинской бронетехнике» «Главкому» не удалось – в компании получили вопросы издания, но не нашли возможность отреагировать. Найти ответы оказалось несложно.

«Самый лучший день» партнера Лепса

В презентации броневика «Варта-2», проведенной в начале декабря для журналистов и высшего руководства страны, включая Турчинова и Авакова, юные предприниматели не участвовали.

О технических новшествах, использованных в бронеавтомобиле, присутствующим рассказывал человек в более солидном возрасте – Николай Кузьма. Его имени не найти среди собственников «Украинской бронетехники», он – не инженер-конструктор.

С весны 2015 года Николай Кузьма значился в списке помощников на общественных началах у давнего соратника Авакова, народного депутата Сергея Пашинского, главы парламентского комитета по национальной безопасности. В сентябре – за три месяца до публичного появления бронеавтомобиля «Варта» – его фамилия исчезла из перечня депутатских консультантов.

«Главкому» удалось связаться с Николаем Всеволодовичем. Комментируя свою роль в сделке между МВД и поставщиком, Кузьма сообщил, что являлся «идеологом создания этой машины», и не стал отрицать, что директор «Украинской бронетехники» Александр Кузьма – его родственник (по данным СМИ — племянник).

Бизнесмен уверяет, что оказался в статусе депутатского помощника для материализации своей идеи – создания «лучшего бронеавтомобиля» в Украине по цене и качеству. «Я втравливал им (представителям власти – «Главком») идею создания продукта, который можно продавать за рубеж».

Предположение «Главкома» о том, что компания «Украинская бронетехника» была спешно создана под грядущую многомиллионную закупку министерством внутренних дел, а присутствие Кузьмы в числе помощников нардепа из комитета по нацбезопасности дополнительно на это указывает, бизнесмен категорически опроверг. Кузьма использует при этом аллегорию: «…они жили на общей лестничной клетке, поэтому существует коррупционная связь…». «Не смотрите на то, кем и когда создана компания, а возьмите конечный продукт и его цену, конкурентов ему нет…, – настаивает бизнесмен. — Какая задача консультантов?! Они приходят и говорят: «Блин, что вы делаете?! Зачем вы делаете хреновый «Дозор» (бронеавтомобиль, созданный на предприятиях «Укроборонпрома» — «Главком»), давайте нормальную машину сделаем. По нормальной цене. Это роль консультантов!»

Уверенность в своих силах у Кузьмы выросла не на пустом месте, хотя в «оборонке» он прежде не работал. Свое имя бизнесмен сделал в нулевых на рынке фармацевтики и медицинской техники.

Тогда он занимал видные должности: вице-президента по вопросам здравоохранения Украинского национального комитета Международной торговой палаты и президента Украинской ассоциации поставщиков и производителей медтехники.

Одна из наиболее нашумевших компаний, с которой связывают Николая Кузьму – «Укрмед». В середине нулевых предприниматель руководил этим предприятием и, хотя сейчас владельцами числятся другие люди, в СМИ именно его называют бенефициаром компании. По данным «Наші гроші», в 2010 году «Укрмед» выиграл тендеры на 44 миллиона гривен, а в 2011-м – на 227 млн. гривен. Одна из ее родственных компаний «Укрмед дентал» раньше была прописана там же, где сейчас зарегистрирована «Украинская бронетехника»: в Киеве на ул. Довженко, 18.

Этот бизнес никогда не был гладким. Четыре года назад против компании «Укрмед» открыли уголовное дело в связи с завышением цен на консалтинговые услуги (стоимостью в полмиллиона гривен), которые она оказывала в рамках контракта на поставку в Украину австрийской медтехники и препаратов в 2009 году.

Кроме того, сейчас продолжается следствие по закупке «Інститутом ядерної медицини та променевої діагностики» (в 2012-2013 роках) у ТОВ «Укрмед» магнітно-резонансного томографу за 31,5 млн. гривень. (Медоборудование якобы до сих пор не установлено и не введено в эксплуатацию).

Дела у видного предпринимателя не всегда шли вверх. Два года назад газета «Сегодня» написала, что российский певец Григорий Лепс открыл в Киеве караоке-бар в партнерстве с Николаем Кузьмой. Подтвердить их тандем можно только косвенно: Leps Bar расположился на ул. Л. Толстого, 25. По этому же адресу зарегистрирована компания его родственника Александра Кузьмы – ООО «Вестимо», одно из направлений которой – ресторанная деятельность.

Бар закрылся минувшей зимой, но реноме бизнесмену Николаю Кузьме незадавшийся стартап не испортил, в отличие от хлестких заявлений некоторых известных политиков. Так, к примеру, экс-министр здравоохранения Олег Мусий после своего увольнения в прошлом году дал интервью журналу «Фокус». На вопрос о том, кто именно из «тендерной мафии» продавливал свои интересы в Минздраве, он назвал имена Бориса Литовского, Петра Багрия, Михаила Кучирко и Николая Кузьмы.

Нардеп от БПП и экс-гендиректор фармацевтической фирмы «Дарница» Глеб Загорий в интервью «Главкому» также относил Кузьму к числу лоббистов на рынке госзакупок медпрепаратов. Депутат включил в этот перечень компании, близкие к Петру Багрию, Николаю Кузьме, Андрею Лирныку, группе компаний «Людмила-Фарм». «Это те же герои, о которых шла речь на протяжении лет десяти, еще со времен президентства Виктора Ющенко: меняются регистрации, названия компаний, но конечные бенефициары остались те же», – утверждал нардеп.

Без России не обошлось

На условиях анонимности один из представителей рынка бронетехники рассказал «Главкому», что «Украинская бронетехника» начала интересовать оборонным бизнесом полгода назад. Тогда, якобы, речь не шла о производстве собственной машины – новый игрок хотел зарабатывать на продаже бронетехники других производителей за границу.

Собеседника издания удивила скорость, с которой новая машина прошла все этапы, отделяющие задумку от контракта с МВД: создание прототипа, проведение серии испытаний, согласования с 1-м отделом СБУ по работе с гостайной …

Николая Кузьму не смущает отсутствие производственной площадки у «Украинской бронетехники», рассчитывающей на полумиллиардный заказ. Он сторонник проектного менеджмента: кто-то чертит проект, другие изготавливают детали. «Проектные компании создают продукт и размещают сборку на любом производстве — где выгодно по себестоимости, где по работе и т. д. – так делают во всем мире».

Не смутило это и руководство страны. На презентации «Варты» машина пришлась по вкусу всем, Аваков и Турчинов нахваливали ее преимущества. По словам секретаря СНБО, ее ключевые преимущества: низкая цена, современное оборудование и надежная броня. Еще до окончания испытаний Турчинов поспешил заверить: «машина качественно лучше и по всем характеристикам превосходит любые аналоги, которые закупались на протяжении текущего года и при этом ее стоимость на 1,5 – 2 млн гривен дешевле аналогов». «Это и есть конкуренция», — добавил чиновник.

Турчинов добавил, что машина в будущем может закупаться не только для «КОРДА» и Нацгвардии, но и для пограничной службы.

Аваков приводил свои аргументы: на «Варте» установлен более мощный двигатель (270 л.с. по сравнению с 176 л.с. двигателем бронеавтомобиля «Козак»), в перспективе планируется установка современного двигателя Cummins мощностью 300 л.с.; использовано не только V-образную формы днища но V-образную геометрию самой бронекапсулы, что позволяет выдерживать подрыв заряда мощностью 6 кг в тротиловом эквиваленте; увеличена полезная грузоподъемность,, а броня защищает экипаж и десант от бронебойного патрона калибра 7,62*39 мм; установлены не только усиленные рессоры, но и усиленные амортизаторы; впервые в Украине совместно с отечественным производителем бронестекла используется современный наружный метод установки бронестекла на боевой бронированной машине такого класса, что дает возможность производить быстрый демонтаж и монтаж при повреждении и увеличивает прочность рамки; улучшились динамические показатели при езде как по шоссе так и по пересеченной местности. Максимальная скорость по шоссе составляет 120 км/ч. и т. д.

Экономия, которую расхваливали чиновники, могла быть достигнута за счет сравнительной дешевизны базы автомобиля. Например, «Козак» создан c использованием шасси и двигателя итальянской корпорации Iveco. У «Варты» — славянские корни. Как отмечает AUTO-Consulting, «судя по первым фото, «Варта» создана с использованием агрегатов МАЗа, да и характеристики, названные Аваковым, также говорят, что под капотом броневика двигатель МАЗовской спецификации.

По данным неофициального блога российского Центра анализа стратегий и технологий, под «МАЗовской спецификацией» подразумевается двигатель производства Ярославского моторного завода «Автодизель» (Россия). На это указывают идентичные характеристики, названные Аваковым и прописанные на сайте российского производителя.

По своему предназначению к разрекламированной «Варте» сегодня наиболее близки четыре машины: «Козак» от НПО «Практика», «Кугуар» от «КрАЗа», «Дозор-Б» от Харьковского КБ машиностроения и «Барс-8» от «Богдана».

Первые две уже прошли испытание боем в зоне АТО, используются украинскими спецподразделениями и ВСУ. «Дозор-Б» и «Барс-8» пока дышат им в спину: «Дозору» требуется ряд доработок, «Барс» – пока что выпустил предсерийный образец.

Помимо этих существует и ряд других производителей бронированных машин, как например, компания «Реформ» из Новых Петровцев.

На вопрос «Главкома» – предшествовал ли решению о закупке «Варты» тендер – пресс-секретарь МВД Артем Шевченко ответил, что на данный момент министерство взяло один экземпляр для испытаний. Контракт пока не подписан, но предварительная договоренность заключена.

Главком

Перезагрузка власти по-украински: Янукович-Курченко на Порошенко-Пашинский-ТищенкоПерезагрузка власти по-украински: Янукович-Курченко на Порошенко-Пашинский-Тищенко

Новая власть не брезгует методами «команды Януковича», с помощью силы отжимая бизнес в ущерб государству.

Группа компаний «Фактор» Тищенко-Пашинского-Авакова отбирает бизнес Курченко и Ставицкого. Какой ущерб государства от действий министра и нардепа? Пока что весь процесс «деолигархизации», объявленный премьер-министром Арсением Яценюком выглядит как попытка переделить собственность в пользу бизнесменов, приближенных к правящим элитам. Причем, в процессе принимают участие как«люди президента», так и «люди премьера».

Странные события вокруг создания Управления МВД по обеспечению возврата активов, полученных преступным путем и назначения его руководителем международную авантюристку Елену Тищенко как и многие другие случаи вокруг активов беглого олигарха Сергея Курченко и экс-министра энергетики Эдуарда Ставицкого выглядят слишком непонятно на фоне бодрой революционной риторики властей.

Это больше похоже на воровство активов, а не их передачу в пользу государства Украина. Равно как выглядит странно и попытка министра внутренних дел Арсена Авакова покрывать и обустраивать деятельность скандальной финансово-промышленной группы «Фактор» (ФПГ «Фактор»).Только в Украине возможна ситуация, когда во главе Управления по возврату активов ставят человека, который сегодня является «схемщиком» бизнес-группы и работает в бизнес-интересах империи Сергея Тищенко (ФПГ «Фактор»). При этом еще и являясь ему женой.

Круговая порука

Сегодня интерес финансово-промышленной группы «Фактор» сконцентрированы не только на заправках, нефтегазовых месторождениях, нефтебазах и карьерах, но и на привлекательных активах беглых олигархов — и, прежде всего, Сергея Курченко и Эдуарда Ставицкого. Собственно вокруг них и развернулась нынешняя борьба с использованием всех рычагов властной вертикали. Причем законодательную базу деятельности ФПГ обеспечивает глава Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности Сергей Пашинский, а силовую поддержку со стороны правоохранительных органов -министр МВД Арсен Аваков и его экс-заместитель и экс-начальник Главного следственного управления МВД по Уголовному кодексу Виталий Сакал.

Политическая поддержка и покровительство в высших эшелонах уже обеспечила группе процветание. Хотя агрессивные действия в ущерб государству не остались незамеченными со стороны активистов и журналистов. Последние уже открыто обвинили народного депутата Сергея Пашинского и бизнесмена Сергея Тищенко захватить имущество компании «БРСМ-Нафта», в частности нефтебазу компании под Переяславом Киевской области и опять же при прямом содействии МВД этому процессу.

«Наибольшие подозрения вызвало поведение МВД. Арсен Аваков слишком спешил перейти к прямому обвинению компании, без расследования и суда, открывал кривые уголовные дела, будто не замечая саботажа с тушением … Вопрос, для кого так старался Аваков, когда добивался ареста имущества «БРСМ-Нафта». То есть, ареста нефтепродуктов, нефтебаз, заправок, которые ей принадлежат. Очевидна та же стратегия Пашинского-Тищенко, как и с арестованным топливом Курченко», — говорит общественный активист ОО «Единый Майдан Контроль» Александр Собитняк.

О схеме Пашинского-Тищенко заявил и глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин: «Хотим посадить конкретно Пашинского и его пацанов, которые раздерибанили арестованный бензин Курченко. Это делалось через фиктивные компании приближенного к нему бизнесмена Сергея Тищенко».

Перипетии с арестованными нефтепродуктами Курченко подробно расписала «Украинская правда» в конце мая 2015 года, на основе материалов уголовного дела, которое СБУ тогда якобы передала в прокуратуру.

По данным СМИ в июне 2014 года компания «Укртранснафтопродукт», во главе с близким к Сергею Тищенко и Сергею Пашинскому Владимиром Гавриловым, попросила МВД передать ей «на ответственное хранение» 85 тысяч тонн арестованного топлива Курченко. Далее «Укртранснафтопродукт» была обязана провести аукцион, на котором реализовать это топливо, а вырученные средства отправить на потребности АТО.

«Коммерция государственной компании «Укртранснафтопродукт» в итоге шокировала: все топливо перешло к фирмам Тищенко, да еще и по заниженной цене, государство осталось с убытком в 250 миллионов. Более того — вырученные средства осели не на счетах госкомпании, а, грубо говоря, на счету Тищенко. Кроме Пашинского, в деле фигурирует и экс-заместитель АваковаВиталий Сакал, с легкой руки которого арестованное топливо перешло на «ответственное хранение» «Укртранснафтепродукта», -уверяет Александр Собитняк. Он напомнил, что примерно в то же время, летом 2014-го, МВД проводило проверки на всех автозаправочных комплексах «БРСМ-Нафта» по всей Украине, якобы из-за жалоб на фальсификат. На 7 заправок был наложен арест, и по ним звучало аналогичная просьба «Укртранснафтепродукта» о «временном управлении». «Сейчас власти очень удобно вспоминать о моратории на проверки предприятий, мол, из-за него и все эти «фатальные нарушения» на объектах «БРСМ-Нафта». Однако запрет никак касалась предприятий, в отношении которых было уголовное производство. Заправки «БРСМ-Нафта» проверяли около полугода. До 30 заправок закрыли, а имущество 7 АЗС арестовали. Тогда снова подала голос «Укртранснафтопродукт» — просила «передать ей во временное управление» имущество арестованных АЗС. Ничего не напоминает? … В этом году мы видим те же методы Тищенко-Пашинского в больших масштабах — одна нефтебаза фактически уничтожена, зато вторую под предлогом следствия взяли голыми руками. Арсен Аваков при любом случае будет проталкивать идею с арестом имущества, и подбирать «правильные» статьи, а что дальше, известно», — отметил эксперт.

Роль в группе Елены Тищенко

О том, зачем министру МВД Арсену Аваковуи главе ФПГ «Фактор» Сергею Тищенко в бизнес-схеме потребовалась Елена Тищенко и новое Управление по обеспечению возврата активов, полученных преступным путем,подробно описала исполнительный директор «Центра противодействия коррупции» Дарья Каленюк на своей странице в Facebook. По ее словам, бизнесмен Сергей Тищенко, народные депутаты от «Народного фронта» Сергей Пашинский и Николай Мартыненко теперь получат доступ к секретным материалам украинской финансовой разведки (Государственная служба финансового мониторинга). Однако это еще не самое худшее. «Это полбеды. Самое страшное будет, если материалы Финразведки Украины профессионал по «отмыванию денег» г-жа Тищенко сдаст и России, со следствием которой она подписала соглашение о сотрудничестве, что было условием ее освобождения из тюрьмы, в недалеком 2013 году. И не верю я, что сделка со следствием России обходится дешево», — написала она. А если вспомнить российские корни финансово-промышленной группы «Фактор» ее мужа Сергея Тищенко, то российские власти получают полный контроль над всеми банковскими трансакциями всех украинцев, тем более в период войны.

Еще более категоричен ее коллега председатель правления«Центра противодействия коррупции» Виталий Шабунин. По его словам, министр внутренних дел Арсен Аваков, рассказывая о деньгах Курченко в своем воскресном отчете в блоге на «Украинской правде», на самом деле обнародовал непубличные данные Государственной службы финансового мониторинга и выдал их за собственную работу.

Кроме того, как уверяет Шабунин, через Елену Тищенко к этим материалам Госслужбы финмониторинга теперь имеют доступ ее экс-супруг Сергей Тищенко и его бизнес-партнер, депутат от «Народного фронта» Сергей Пашинский. Обоих обвиняют в причастности к похищению и продаже арестованных нефтепродуктов Курченко. Из-за этого Госслужбу финмониторинга могут вообще отключить от глобальной системы мониторинга. «А это конец хоть каким-то надеждам вернуть украденные средства в Украину», — считает председатель правления«Центра противодействия коррупции».

О том, что Елена Тищенко по-прежнему остается в близких отношениях с экс-супругом Сергеем Тищенко свидетельствуют записи в реестрах. Они по-прежнему владеют совместным бизнесом и имуществом в США, Великобритании и Франции. Причем во Франции, как следует из открытого реестра, Елена Тищенко и Сергей Тищенко по-прежнему имеют общий бизнес. Правда во Франции она пользуется другим именем — своей девичьей фамилией — Баранова Елена Юрьевна. Причем ни в одной из деклараций (не за 2013 год, не за 2014 год) Елена Тищенко не упоминает о своем имуществе и получении доходов во Франции. Помимо совместного бизнеса с «бывшим супругом», во Франции Елена Тищенко владеет и совместной виллой стоимостью более 5 миллионов евро в Мужене, неподалеку от Канн.

Впрочем, ничего удивительного в совместном имуществе вроде бы и нет, если бы супруги публично не дистанцировались друг от друг. На публике Елена Тищенко утверждает, что разведена с Сергеем Тищенко. Однако в личном деле г-жи Тищенко в Верховной Раде, где она до перевода в МВД работала помощником-консультанта народного депутата Татьяны Черновол, печать в паспорте о разводе отсутствует!

О том, что Елена Тищенко плотно интегрирована в структуру так называемой ФПГ «Фактор» свидетельствует и тот факт, что все свои встречи новый чиновник МВД проводит в офисе группы «Фактор» Сергея Тищенко на Подоле! Да и тема нефтепродуктов Курченко всплыла именно благодаря ей, когда она в Администрации Президента под руководством все того же вр.и.о. Сергея Пашинского возглавляла Межведомственную рабочую группу по вопросам антикоррупционного законодательства.

Министры и соратники Арсения Яценюка мало того, что, но и не скрывают этого. Как министр МВД Арсен Аваков, глава Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Пашинский и начальник Управления МВД по возврату активов Елена Тищенко используют власть для личного обогащения. Взлет финансово-промышленной группы «Фактор»

А что же касается самого Сергея Пашинского, то нардеп был героем уголовной хроники с самого начала своей политической деятельности. Еще в декабре2002 Генеральная прокуратура предъявила Сергею Пашинскому обвинение в хищении в 1999-2000 гг. 4 млн. долларов, а также в совершении ряда мошеннических сделок при получении кредитов от других банков. Был арестован по подозрению в хищении средств, предназначенных для компенсации гражданам, достигшим 80 лет («Сбербанк Украины»). Работая в начале 90-х годов в банке «Украина», Сергей Пашинский занимался кредитованием собственных, а также сомнительных и

неплатежеспособных фирм. Позже рейдерские захваты в Житомирской области, откуда родом Сергей Тищенко и Сергей Пашинский стали притчей во языцех. Поэтому нынешняя свобода действий и безнаказанность соратников премьер-министра Арсения Яценюка сделала группу «Фактор» лишь наглее и агрессивнее. Во сколько обойдется государству «хозяйственная деятельность» супругов Тищенко, Пашинского и Авакова — сложно представить. Особенно на фоне владения всеми данными по банковским операциям всех украинцев, в том числе воюющих на фронте.

По информации Інформаційного порталу Україна без корупції. www.coruption.netНовая власть не брезгует методами «команды Януковича», с помощью силы отжимая бизнес в ущерб государству.

Группа компаний «Фактор» Тищенко-Пашинского-Авакова отбирает бизнес Курченко и Ставицкого. Какой ущерб государства от действий министра и нардепа? Пока что весь процесс «деолигархизации», объявленный премьер-министром Арсением Яценюком выглядит как попытка переделить собственность в пользу бизнесменов, приближенных к правящим элитам. Причем, в процессе принимают участие как«люди президента», так и «люди премьера».

Странные события вокруг создания Управления МВД по обеспечению возврата активов, полученных преступным путем и назначения его руководителем международную авантюристку Елену Тищенко как и многие другие случаи вокруг активов беглого олигарха Сергея Курченко и экс-министра энергетики Эдуарда Ставицкого выглядят слишком непонятно на фоне бодрой революционной риторики властей.

Это больше похоже на воровство активов, а не их передачу в пользу государства Украина. Равно как выглядит странно и попытка министра внутренних дел Арсена Авакова покрывать и обустраивать деятельность скандальной финансово-промышленной группы «Фактор» (ФПГ «Фактор»).Только в Украине возможна ситуация, когда во главе Управления по возврату активов ставят человека, который сегодня является «схемщиком» бизнес-группы и работает в бизнес-интересах империи Сергея Тищенко (ФПГ «Фактор»). При этом еще и являясь ему женой.

Круговая порука

Сегодня интерес финансово-промышленной группы «Фактор» сконцентрированы не только на заправках, нефтегазовых месторождениях, нефтебазах и карьерах, но и на привлекательных активах беглых олигархов — и, прежде всего, Сергея Курченко и Эдуарда Ставицкого. Собственно вокруг них и развернулась нынешняя борьба с использованием всех рычагов властной вертикали. Причем законодательную базу деятельности ФПГ обеспечивает глава Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности Сергей Пашинский, а силовую поддержку со стороны правоохранительных органов -министр МВД Арсен Аваков и его экс-заместитель и экс-начальник Главного следственного управления МВД по Уголовному кодексу Виталий Сакал.

Политическая поддержка и покровительство в высших эшелонах уже обеспечила группе процветание. Хотя агрессивные действия в ущерб государству не остались незамеченными со стороны активистов и журналистов. Последние уже открыто обвинили народного депутата Сергея Пашинского и бизнесмена Сергея Тищенко захватить имущество компании «БРСМ-Нафта», в частности нефтебазу компании под Переяславом Киевской области и опять же при прямом содействии МВД этому процессу.

«Наибольшие подозрения вызвало поведение МВД. Арсен Аваков слишком спешил перейти к прямому обвинению компании, без расследования и суда, открывал кривые уголовные дела, будто не замечая саботажа с тушением … Вопрос, для кого так старался Аваков, когда добивался ареста имущества «БРСМ-Нафта». То есть, ареста нефтепродуктов, нефтебаз, заправок, которые ей принадлежат. Очевидна та же стратегия Пашинского-Тищенко, как и с арестованным топливом Курченко», — говорит общественный активист ОО «Единый Майдан Контроль» Александр Собитняк.

О схеме Пашинского-Тищенко заявил и глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин: «Хотим посадить конкретно Пашинского и его пацанов, которые раздерибанили арестованный бензин Курченко. Это делалось через фиктивные компании приближенного к нему бизнесмена Сергея Тищенко».

Перипетии с арестованными нефтепродуктами Курченко подробно расписала «Украинская правда» в конце мая 2015 года, на основе материалов уголовного дела, которое СБУ тогда якобы передала в прокуратуру.

По данным СМИ в июне 2014 года компания «Укртранснафтопродукт», во главе с близким к Сергею Тищенко и Сергею Пашинскому Владимиром Гавриловым, попросила МВД передать ей «на ответственное хранение» 85 тысяч тонн арестованного топлива Курченко. Далее «Укртранснафтопродукт» была обязана провести аукцион, на котором реализовать это топливо, а вырученные средства отправить на потребности АТО.

«Коммерция государственной компании «Укртранснафтопродукт» в итоге шокировала: все топливо перешло к фирмам Тищенко, да еще и по заниженной цене, государство осталось с убытком в 250 миллионов. Более того — вырученные средства осели не на счетах госкомпании, а, грубо говоря, на счету Тищенко. Кроме Пашинского, в деле фигурирует и экс-заместитель АваковаВиталий Сакал, с легкой руки которого арестованное топливо перешло на «ответственное хранение» «Укртранснафтепродукта», -уверяет Александр Собитняк. Он напомнил, что примерно в то же время, летом 2014-го, МВД проводило проверки на всех автозаправочных комплексах «БРСМ-Нафта» по всей Украине, якобы из-за жалоб на фальсификат. На 7 заправок был наложен арест, и по ним звучало аналогичная просьба «Укртранснафтепродукта» о «временном управлении». «Сейчас власти очень удобно вспоминать о моратории на проверки предприятий, мол, из-за него и все эти «фатальные нарушения» на объектах «БРСМ-Нафта». Однако запрет никак касалась предприятий, в отношении которых было уголовное производство. Заправки «БРСМ-Нафта» проверяли около полугода. До 30 заправок закрыли, а имущество 7 АЗС арестовали. Тогда снова подала голос «Укртранснафтопродукт» — просила «передать ей во временное управление» имущество арестованных АЗС. Ничего не напоминает? … В этом году мы видим те же методы Тищенко-Пашинского в больших масштабах — одна нефтебаза фактически уничтожена, зато вторую под предлогом следствия взяли голыми руками. Арсен Аваков при любом случае будет проталкивать идею с арестом имущества, и подбирать «правильные» статьи, а что дальше, известно», — отметил эксперт.

Роль в группе Елены Тищенко

О том, зачем министру МВД Арсену Аваковуи главе ФПГ «Фактор» Сергею Тищенко в бизнес-схеме потребовалась Елена Тищенко и новое Управление по обеспечению возврата активов, полученных преступным путем,подробно описала исполнительный директор «Центра противодействия коррупции» Дарья Каленюк на своей странице в Facebook. По ее словам, бизнесмен Сергей Тищенко, народные депутаты от «Народного фронта» Сергей Пашинский и Николай Мартыненко теперь получат доступ к секретным материалам украинской финансовой разведки (Государственная служба финансового мониторинга). Однако это еще не самое худшее. «Это полбеды. Самое страшное будет, если материалы Финразведки Украины профессионал по «отмыванию денег» г-жа Тищенко сдаст и России, со следствием которой она подписала соглашение о сотрудничестве, что было условием ее освобождения из тюрьмы, в недалеком 2013 году. И не верю я, что сделка со следствием России обходится дешево», — написала она. А если вспомнить российские корни финансово-промышленной группы «Фактор» ее мужа Сергея Тищенко, то российские власти получают полный контроль над всеми банковскими трансакциями всех украинцев, тем более в период войны.

Еще более категоричен ее коллега председатель правления«Центра противодействия коррупции» Виталий Шабунин. По его словам, министр внутренних дел Арсен Аваков, рассказывая о деньгах Курченко в своем воскресном отчете в блоге на «Украинской правде», на самом деле обнародовал непубличные данные Государственной службы финансового мониторинга и выдал их за собственную работу.

Кроме того, как уверяет Шабунин, через Елену Тищенко к этим материалам Госслужбы финмониторинга теперь имеют доступ ее экс-супруг Сергей Тищенко и его бизнес-партнер, депутат от «Народного фронта» Сергей Пашинский. Обоих обвиняют в причастности к похищению и продаже арестованных нефтепродуктов Курченко. Из-за этого Госслужбу финмониторинга могут вообще отключить от глобальной системы мониторинга. «А это конец хоть каким-то надеждам вернуть украденные средства в Украину», — считает председатель правления«Центра противодействия коррупции».

О том, что Елена Тищенко по-прежнему остается в близких отношениях с экс-супругом Сергеем Тищенко свидетельствуют записи в реестрах. Они по-прежнему владеют совместным бизнесом и имуществом в США, Великобритании и Франции. Причем во Франции, как следует из открытого реестра, Елена Тищенко и Сергей Тищенко по-прежнему имеют общий бизнес. Правда во Франции она пользуется другим именем — своей девичьей фамилией — Баранова Елена Юрьевна. Причем ни в одной из деклараций (не за 2013 год, не за 2014 год) Елена Тищенко не упоминает о своем имуществе и получении доходов во Франции. Помимо совместного бизнеса с «бывшим супругом», во Франции Елена Тищенко владеет и совместной виллой стоимостью более 5 миллионов евро в Мужене, неподалеку от Канн.

Впрочем, ничего удивительного в совместном имуществе вроде бы и нет, если бы супруги публично не дистанцировались друг от друг. На публике Елена Тищенко утверждает, что разведена с Сергеем Тищенко. Однако в личном деле г-жи Тищенко в Верховной Раде, где она до перевода в МВД работала помощником-консультанта народного депутата Татьяны Черновол, печать в паспорте о разводе отсутствует!

О том, что Елена Тищенко плотно интегрирована в структуру так называемой ФПГ «Фактор» свидетельствует и тот факт, что все свои встречи новый чиновник МВД проводит в офисе группы «Фактор» Сергея Тищенко на Подоле! Да и тема нефтепродуктов Курченко всплыла именно благодаря ей, когда она в Администрации Президента под руководством все того же вр.и.о. Сергея Пашинского возглавляла Межведомственную рабочую группу по вопросам антикоррупционного законодательства.

Министры и соратники Арсения Яценюка мало того, что, но и не скрывают этого. Как министр МВД Арсен Аваков, глава Комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Пашинский и начальник Управления МВД по возврату активов Елена Тищенко используют власть для личного обогащения. Взлет финансово-промышленной группы «Фактор»

А что же касается самого Сергея Пашинского, то нардеп был героем уголовной хроники с самого начала своей политической деятельности. Еще в декабре2002 Генеральная прокуратура предъявила Сергею Пашинскому обвинение в хищении в 1999-2000 гг. 4 млн. долларов, а также в совершении ряда мошеннических сделок при получении кредитов от других банков. Был арестован по подозрению в хищении средств, предназначенных для компенсации гражданам, достигшим 80 лет («Сбербанк Украины»). Работая в начале 90-х годов в банке «Украина», Сергей Пашинский занимался кредитованием собственных, а также сомнительных и

неплатежеспособных фирм. Позже рейдерские захваты в Житомирской области, откуда родом Сергей Тищенко и Сергей Пашинский стали притчей во языцех. Поэтому нынешняя свобода действий и безнаказанность соратников премьер-министра Арсения Яценюка сделала группу «Фактор» лишь наглее и агрессивнее. Во сколько обойдется государству «хозяйственная деятельность» супругов Тищенко, Пашинского и Авакова — сложно представить. Особенно на фоне владения всеми данными по банковским операциям всех украинцев, в том числе воюющих на фронте.

По информации Інформаційного порталу Україна без корупції. www.coruption.net

Поместье Даниленко под Киевом: 10 домов и сосед ПашинскийПоместье Даниленко под Киевом: 10 домов и сосед Пашинский

Возвращаемся в Васильковский район, но теперь поговорим не о нефтебазе, а о тех, кто, возможно, имеет к ней отношение.

Шикарные дачи рядом с простыми домами простых людей. И вот среди непростых — дача бывшего замгенпрокурора Даниленко. Кто, к слову, его соседи и что о них говорят жители села Хлепча? Елена Механик расскажет подробнее.

Кованные ворота, неприступные заборы, камеры наблюдения на фасадах — в маленьком селе Хлепча, что под Киевом, обычные дома наперечет.

Петр Станиславович — старожил, тут родился, тут 87 лет и живет. Говорит, такого беспредела в округе, как сейчас не припомнит. К сельским ставкам вход только для избранных. В том числе, и избранных народом, которому туда теперь дорога заказана.

Вот этот крошечный водоем. Все, что с широко плеча оставили местные князьки для общего пользования. Шаг влево, шаг вправо — карается на месте.

В здешних местах все прекрасно знают тех, кто скрывается от посторонних глаз за трехметровыми заборами. Но говорить о них и об их делах, местные открыто боятся.

А вот и дом того самого бывшего зама генерального прокурора Анатолия Даниленко.

Соседи у экс-заместителя генпрокурора тоже не рядовые. Например, всего лишь через участок можем увидеть дом нардепа Сергея Пашинского. А прямо в его дворе церквушку.

С первого взгляда и не скажешь, что за этими скромными воротами роскошное поместье. Журналистка программы «Наші гроши» телеканала ЗІК Алине Стрижак удалось насчитать за ними сразу десять домов.

Но сразу после выхода ее материала в эфир о хозяине этого имения и его коррупционных связях, в адрес Алины начали поступать угрозы.

«Ко мне приходили домой, то советовали не заниматься журналистскими расследованиямяи, и когда мы составили фоторобот, отправили заявление в милицию собственно никого не нашли», — рассказала журналистка Алина Стрижак.

После громкого расследования Алины Стрижак Анатолий Даниленко продолжал тихо работать в Генпрокуратуре.

«Это было прямое нарушение закона. Из-за такой ничтожной позицию генеральной прокуратуры, где первым замом был господин Даниленко, компания его сына себе закрепляет железобетонное право собственности», — прокомментировал глава центра противодействия коррупции Виталий Шабунин.

В правоохранительных органах Даниленко прослужил последние десять лет. И дослужился до генерала милиции. Но даже если сложить всю его зарплату за эти годы — ее вряд ли хватит на такие владения.
Источник: http://www.coruption.net/component/k2/item/44685-pomeste-danilenko-pod-kievom-10-domov-i-sosed-pashinskijВозвращаемся в Васильковский район, но теперь поговорим не о нефтебазе, а о тех, кто, возможно, имеет к ней отношение.

Шикарные дачи рядом с простыми домами простых людей. И вот среди непростых — дача бывшего замгенпрокурора Даниленко. Кто, к слову, его соседи и что о них говорят жители села Хлепча? Елена Механик расскажет подробнее.

Кованные ворота, неприступные заборы, камеры наблюдения на фасадах — в маленьком селе Хлепча, что под Киевом, обычные дома наперечет.

Петр Станиславович — старожил, тут родился, тут 87 лет и живет. Говорит, такого беспредела в округе, как сейчас не припомнит. К сельским ставкам вход только для избранных. В том числе, и избранных народом, которому туда теперь дорога заказана.

Вот этот крошечный водоем. Все, что с широко плеча оставили местные князьки для общего пользования. Шаг влево, шаг вправо — карается на месте.

В здешних местах все прекрасно знают тех, кто скрывается от посторонних глаз за трехметровыми заборами. Но говорить о них и об их делах, местные открыто боятся.

А вот и дом того самого бывшего зама генерального прокурора Анатолия Даниленко.

Соседи у экс-заместителя генпрокурора тоже не рядовые. Например, всего лишь через участок можем увидеть дом нардепа Сергея Пашинского. А прямо в его дворе церквушку.

С первого взгляда и не скажешь, что за этими скромными воротами роскошное поместье. Журналистка программы «Наші гроши» телеканала ЗІК Алине Стрижак удалось насчитать за ними сразу десять домов.

Но сразу после выхода ее материала в эфир о хозяине этого имения и его коррупционных связях, в адрес Алины начали поступать угрозы.

«Ко мне приходили домой, то советовали не заниматься журналистскими расследованиямяи, и когда мы составили фоторобот, отправили заявление в милицию собственно никого не нашли», — рассказала журналистка Алина Стрижак.

После громкого расследования Алины Стрижак Анатолий Даниленко продолжал тихо работать в Генпрокуратуре.

«Это было прямое нарушение закона. Из-за такой ничтожной позицию генеральной прокуратуры, где первым замом был господин Даниленко, компания его сына себе закрепляет железобетонное право собственности», — прокомментировал глава центра противодействия коррупции Виталий Шабунин.

В правоохранительных органах Даниленко прослужил последние десять лет. И дослужился до генерала милиции. Но даже если сложить всю его зарплату за эти годы — ее вряд ли хватит на такие владения.
Источник: http://www.coruption.net/component/k2/item/44685-pomeste-danilenko-pod-kievom-10-domov-i-sosed-pashinskij

Кто «крышует» аферы Сергея Пашинского?Кто «крышует» аферы Сергея Пашинского?

Есть в нашей стране политики с несчастливой кармой

Только отмоется от одного скандала — тут же попадает в следующий. В чем причина — непонятно, то ли ума слишком мало, то ли «сочувствующих» слишком много… Вот, например, Сергей Пашинский. Вы думаете — история с назначением его 24-летнегно сына — «еротичного сміхуна» Антона — на должность начальника департамента государственного предприятия «Спецтехноэкспорт», или его недавнее «кнопкодавство» в Раде — все, что можно вспомнить? Отнюдь.

Работая в начале 90-х годов в банке «Украина», Сергей Пашинский занимался кредитованием собственных, а также сомнительных и неплатежеспособных фирм. В начале двухтысячных, когда Пашинский был заместителем главы «Ощадбанка», истории о пирушках, которые он устраивал с девушками прямо в своем рабочем кабинете, гремели на весь Киев. Потому пирушки кончились: в 2002-м ГПУ предъявила Сергею Пашинскому обвинение в хищении 4 млн. долларов, а также — в совершении ряда мошеннических сделок при получении кредитов от других банков. Был наш герой арестован по подозрению в хищении средств, предназначенных для компенсации гражданам, достигшим 80 лет. Но отдыхал в камере заключения Пашинский недолго — дело удалось замять.

До скандала в «Ощадбанке» он возглавлял госпредприятие «Укррезерв», которое продавало товары из Госрезерва по заниженным ценам, а покупало при этом — по завышенным. При этом вся прибыль доставалась «своим людям» из окружения Пашинского. Кроме того, как-то разговорившись, Пашинский сам признал, что в свое время привел в парламентскую фракцию БЮТ ранее судимого криминального авторитета Олега Черпицкого, известного под прозвищем «Чепчик ». Позже тот перебежал во фракцию партии регионов.

А вот более «свежая» история — в 2010 году произошла смена владельцев кондитерской фабрики «Житомирские лакомства». «Рейдернуть» прибыльное предприятие, по информации его бывших владельцев, помогали тогдашние депутаты от БЮТ — Сергей Пашинский и Андрей Портнов. Кстати, этому событию передача журналистских расследований «Знак оклику!» на канале TВi в свое время посвятила целый сюжет…

Уже во время Майдана Пашинский «засветился» в одной нехорошей истории, связанной с оружием. Напомним ее: 18 февраля 2014 года активистами Майдана был остановлен автомобиль, в багажнике которого нашли карабин с глушителем и оптическим прицелом. На месте происшествия вдруг оказался один из лидеров оппозиции — Сергей Пашинский, который сел в машину. СМИ утверждают, что за руль авто сел активист Майдана — бывший сотрудник спецназа МВД «Барс», приближенный к Арсену Авакову. И машина скрылась. Пашинский утверждает, что просто отвез владельца винтовки подальше от агрессивной толпы…

А потом Пашинский возглавил администрацию и.о. президента Александра Турчинова. «Наверное, это одно из самых худших кадровых решений нынешней власти, — прокомментировал тогда газете «День» это назначение политолог Михаил Басараб. — Я почти не слышал положительных отзывов от политиков, экспертов об этой личности. Господин Пашинский — явно не тот человек, которому надлежало бы занимать должность руководителя АП. В его пользу свидетельствует лишь личная преданность Турчинову и Тимошенко. Он дисциплинированный «солдат» их «армии». Думаю, это и есть та основная «заслуга», благодаря которой его назначили на такую ответственную должность в государстве»…

Но, конечно же, после прихода к власти Петра Порошенко, господин Пашинский свою «деятельность» не свернул… Поэтому совсем недавно вокруг Пашинского стал разворачиваться очередной скандал — СБУ обвинила его в махинациях по продаже нефтепродуктов… Пашинский тут же обвинил в коррупции самое руководство СБУ…

Руководитель аналитического центра «Третий сектор» Андрей Золотарев в разговоре с журналистами заявил, что, обвиняя друг друга в коррупции, соратники по коалиции отстаивают собственные меркантильные интересы. «Собственно говоря, члены коалиции должны были передраться, как это часто случается между бывшими соратниками. Политическая конкуренция заканчивается войной на уничтожение», — сказал он.

Эксперт отметил, что в основе громких заявлений лежит борьба за ресурсы. «Предмет конфликта — не идеи или программные позиции. Это — банальные шкурные интересы, стремление оттолкнуть от «корыта» других в борьбе за деньги. Именно это и движет участниками так называемого «нефтяного конфликта», а также громкими заявлениями, прозвучавшими недавно. Это — внутривидовая борьба, не имеющая ничего общего с какими-то высокими целями», — подчеркнул Золотарев.

Так в чем же обвиняется Пашинский? В ходе ток-шоу 15 мая 2015 года Дмитрий Добродомов, являющийся секретарем комитета Верховной Рады по борьбе с коррупцией, сказал: «176 млн. за топливо фиктивно выведены. …Это были схемы Курченко, а теперь не схемы Курченко. Тут, кстати, аффилирован депутат, который влияет на это».

К рассказу подключился Сергей Соболев: «Все знают, что нефть которая должна была быть передана армии, была почему-то продана, как желтая жидкость непонятного происхождения. За этим прямо стоит народный депутат, который теперь представляется как главный оборонитель страны, а его побратимы Тищенко, которые прямо работают на его фирму. И это дело закрывается». После этого и Добродомов, и Соболев заявили, что речь идет о Сергее Пашинском.

22 мая на сайте «Украинская правда» была опубликована статья о том, что компания, близкая к Сергею Пашинскому, якобы, купила по заниженной цене 85 тыс. тонн конфискованных нефтепродуктов бизнесмена Сергея Курченко. По данным издания, СБУ передала в Генпрокуратуру материалы по этому делу. Следствие предполагает, что в преступную схему были вовлечены бизнесмен Сергей Тищенко (основатель группы «Фактор»). Якобы 15 октября 2014 года «Укртранснафтопродукт» документально обязался передать одной из компаний группы «Фактор» — «Укройлпродукт» арестованные в Херсоне нефтепродукты, принадлежавшие Курченко. В статье утверждается, что все они были проданы по цене ниже рыночной.

Так же со ссылкой на СБУ издание утверждало, что 22 ноября прошлого года был захвачен Одесский нефтеперерабатывающий завод (принадлежал компании «Ветэк» Сергея Курченко). Утверждается, что завод захватывали бойцы подразделений «Гепард», а также батальонов «Киев» и «Днепр». Нефтепродукты с завода, дескать, достались «Фактору», снова по заниженной цене. А общие убытки государства СБУ оценивает в 250 млн. гривен. СМИ называют Сергея Тищенко, владельца группы компаний «Фактор» и «Фортуна банка» давним другом и партнером Сергея Пашинского. Утверждают, что он, якобы аккумулировал средства для поддержки партии Арсения Яценюка «Фронт перемен» и активно финансировал Майдан. Сам Тищенко подтверждает знакомство с Пашинским. По словам господина Тищенко, отец Пашинского был директором школы, которую он заканчивал, и потом они вместе работали на Виктора Ющенко на президентских выборах 2004 года в Житомирской области. СМИ сообщают, что бывшая жена Тищенко — Елена работала в администрации и.о. президента Александра Турчинова, возглавляемой тогда Сергеем Пашинским. И, якобы, занималась вопросами, связанными с возвратом активов беглых чиновников.

Кстати, припомнили Пашинскому сегодня и его темную историю с оружием на Майдане. «Все знают, что там видели Сергея Пашинского. Напоминание не случайно. Тем, кто требует от президента и генпрокурора скорейшего расследования, Шокин дал понять, что черно-белых результатов не будет — следствие покажет «50 оттенков серого», — заявил журналистам эксперт Вадим Карасев.

Генпрокурор Виктор Шокин, со своей стороны, заявил: «Некоторых нынешних народных депутатов видели с оружием на Майдане. Что они делали там — неизвестно. Мы исследуем этот вопрос, но давать комментарии пока рановато»…

Одним словом, похоже, над нашим героем таки начали сгущаться тучи. Выйдет ли бывший кассир «Батькивщины», любитель оргий и «провокатор» с Майдана сухим из воды и на этот раз? Поживем — увидим. Правда, есть хорошая поговорка: «Сколь веревочка не вейся, все равно придет конец». Кажется, пришло время напомнить об этом Сергею Владимировичу…

Анатолий Закревский
По информации Інформаційного порталу Україна без корупції. www.coruption.netЕсть в нашей стране политики с несчастливой кармой

Только отмоется от одного скандала — тут же попадает в следующий. В чем причина — непонятно, то ли ума слишком мало, то ли «сочувствующих» слишком много… Вот, например, Сергей Пашинский. Вы думаете — история с назначением его 24-летнегно сына — «еротичного сміхуна» Антона — на должность начальника департамента государственного предприятия «Спецтехноэкспорт», или его недавнее «кнопкодавство» в Раде — все, что можно вспомнить? Отнюдь.

Работая в начале 90-х годов в банке «Украина», Сергей Пашинский занимался кредитованием собственных, а также сомнительных и неплатежеспособных фирм. В начале двухтысячных, когда Пашинский был заместителем главы «Ощадбанка», истории о пирушках, которые он устраивал с девушками прямо в своем рабочем кабинете, гремели на весь Киев. Потому пирушки кончились: в 2002-м ГПУ предъявила Сергею Пашинскому обвинение в хищении 4 млн. долларов, а также — в совершении ряда мошеннических сделок при получении кредитов от других банков. Был наш герой арестован по подозрению в хищении средств, предназначенных для компенсации гражданам, достигшим 80 лет. Но отдыхал в камере заключения Пашинский недолго — дело удалось замять.

До скандала в «Ощадбанке» он возглавлял госпредприятие «Укррезерв», которое продавало товары из Госрезерва по заниженным ценам, а покупало при этом — по завышенным. При этом вся прибыль доставалась «своим людям» из окружения Пашинского. Кроме того, как-то разговорившись, Пашинский сам признал, что в свое время привел в парламентскую фракцию БЮТ ранее судимого криминального авторитета Олега Черпицкого, известного под прозвищем «Чепчик ». Позже тот перебежал во фракцию партии регионов.

А вот более «свежая» история — в 2010 году произошла смена владельцев кондитерской фабрики «Житомирские лакомства». «Рейдернуть» прибыльное предприятие, по информации его бывших владельцев, помогали тогдашние депутаты от БЮТ — Сергей Пашинский и Андрей Портнов. Кстати, этому событию передача журналистских расследований «Знак оклику!» на канале TВi в свое время посвятила целый сюжет…

Уже во время Майдана Пашинский «засветился» в одной нехорошей истории, связанной с оружием. Напомним ее: 18 февраля 2014 года активистами Майдана был остановлен автомобиль, в багажнике которого нашли карабин с глушителем и оптическим прицелом. На месте происшествия вдруг оказался один из лидеров оппозиции — Сергей Пашинский, который сел в машину. СМИ утверждают, что за руль авто сел активист Майдана — бывший сотрудник спецназа МВД «Барс», приближенный к Арсену Авакову. И машина скрылась. Пашинский утверждает, что просто отвез владельца винтовки подальше от агрессивной толпы…

А потом Пашинский возглавил администрацию и.о. президента Александра Турчинова. «Наверное, это одно из самых худших кадровых решений нынешней власти, — прокомментировал тогда газете «День» это назначение политолог Михаил Басараб. — Я почти не слышал положительных отзывов от политиков, экспертов об этой личности. Господин Пашинский — явно не тот человек, которому надлежало бы занимать должность руководителя АП. В его пользу свидетельствует лишь личная преданность Турчинову и Тимошенко. Он дисциплинированный «солдат» их «армии». Думаю, это и есть та основная «заслуга», благодаря которой его назначили на такую ответственную должность в государстве»…

Но, конечно же, после прихода к власти Петра Порошенко, господин Пашинский свою «деятельность» не свернул… Поэтому совсем недавно вокруг Пашинского стал разворачиваться очередной скандал — СБУ обвинила его в махинациях по продаже нефтепродуктов… Пашинский тут же обвинил в коррупции самое руководство СБУ…

Руководитель аналитического центра «Третий сектор» Андрей Золотарев в разговоре с журналистами заявил, что, обвиняя друг друга в коррупции, соратники по коалиции отстаивают собственные меркантильные интересы. «Собственно говоря, члены коалиции должны были передраться, как это часто случается между бывшими соратниками. Политическая конкуренция заканчивается войной на уничтожение», — сказал он.

Эксперт отметил, что в основе громких заявлений лежит борьба за ресурсы. «Предмет конфликта — не идеи или программные позиции. Это — банальные шкурные интересы, стремление оттолкнуть от «корыта» других в борьбе за деньги. Именно это и движет участниками так называемого «нефтяного конфликта», а также громкими заявлениями, прозвучавшими недавно. Это — внутривидовая борьба, не имеющая ничего общего с какими-то высокими целями», — подчеркнул Золотарев.

Так в чем же обвиняется Пашинский? В ходе ток-шоу 15 мая 2015 года Дмитрий Добродомов, являющийся секретарем комитета Верховной Рады по борьбе с коррупцией, сказал: «176 млн. за топливо фиктивно выведены. …Это были схемы Курченко, а теперь не схемы Курченко. Тут, кстати, аффилирован депутат, который влияет на это».

К рассказу подключился Сергей Соболев: «Все знают, что нефть которая должна была быть передана армии, была почему-то продана, как желтая жидкость непонятного происхождения. За этим прямо стоит народный депутат, который теперь представляется как главный оборонитель страны, а его побратимы Тищенко, которые прямо работают на его фирму. И это дело закрывается». После этого и Добродомов, и Соболев заявили, что речь идет о Сергее Пашинском.

22 мая на сайте «Украинская правда» была опубликована статья о том, что компания, близкая к Сергею Пашинскому, якобы, купила по заниженной цене 85 тыс. тонн конфискованных нефтепродуктов бизнесмена Сергея Курченко. По данным издания, СБУ передала в Генпрокуратуру материалы по этому делу. Следствие предполагает, что в преступную схему были вовлечены бизнесмен Сергей Тищенко (основатель группы «Фактор»). Якобы 15 октября 2014 года «Укртранснафтопродукт» документально обязался передать одной из компаний группы «Фактор» — «Укройлпродукт» арестованные в Херсоне нефтепродукты, принадлежавшие Курченко. В статье утверждается, что все они были проданы по цене ниже рыночной.

Так же со ссылкой на СБУ издание утверждало, что 22 ноября прошлого года был захвачен Одесский нефтеперерабатывающий завод (принадлежал компании «Ветэк» Сергея Курченко). Утверждается, что завод захватывали бойцы подразделений «Гепард», а также батальонов «Киев» и «Днепр». Нефтепродукты с завода, дескать, достались «Фактору», снова по заниженной цене. А общие убытки государства СБУ оценивает в 250 млн. гривен. СМИ называют Сергея Тищенко, владельца группы компаний «Фактор» и «Фортуна банка» давним другом и партнером Сергея Пашинского. Утверждают, что он, якобы аккумулировал средства для поддержки партии Арсения Яценюка «Фронт перемен» и активно финансировал Майдан. Сам Тищенко подтверждает знакомство с Пашинским. По словам господина Тищенко, отец Пашинского был директором школы, которую он заканчивал, и потом они вместе работали на Виктора Ющенко на президентских выборах 2004 года в Житомирской области. СМИ сообщают, что бывшая жена Тищенко — Елена работала в администрации и.о. президента Александра Турчинова, возглавляемой тогда Сергеем Пашинским. И, якобы, занималась вопросами, связанными с возвратом активов беглых чиновников.

Кстати, припомнили Пашинскому сегодня и его темную историю с оружием на Майдане. «Все знают, что там видели Сергея Пашинского. Напоминание не случайно. Тем, кто требует от президента и генпрокурора скорейшего расследования, Шокин дал понять, что черно-белых результатов не будет — следствие покажет «50 оттенков серого», — заявил журналистам эксперт Вадим Карасев.

Генпрокурор Виктор Шокин, со своей стороны, заявил: «Некоторых нынешних народных депутатов видели с оружием на Майдане. Что они делали там — неизвестно. Мы исследуем этот вопрос, но давать комментарии пока рановато»…

Одним словом, похоже, над нашим героем таки начали сгущаться тучи. Выйдет ли бывший кассир «Батькивщины», любитель оргий и «провокатор» с Майдана сухим из воды и на этот раз? Поживем — увидим. Правда, есть хорошая поговорка: «Сколь веревочка не вейся, все равно придет конец». Кажется, пришло время напомнить об этом Сергею Владимировичу…

Анатолий Закревский
По информации Інформаційного порталу Україна без корупції. www.coruption.net

ВОЙНА ЗА БЕНЗИН: ПИРАТЫ ЮЖНЫХ МОРЕЙ И РАЗБОЙНИКИ СЕВЕРНЫХ ТРУБВОЙНА ЗА БЕНЗИН: ПИРАТЫ ЮЖНЫХ МОРЕЙ И РАЗБОЙНИКИ СЕВЕРНЫХ ТРУБ

Александр Михельсон, Цензор.НЕТ.
Сколько миллиардов отбирают у украинского бюджета «нефтяные пираты», кто не поделил топливный рынок страны, и при чем тут бойцы батальонов. Часть вторая.

23 миллиона гривен: такую сумму таможенных и акцизных платежей должен был получить госбюджет от импорта 5,8 тыс. тонн дизтоплива, которые в порт Очаков 15 мая привез танкер «Ad Источник: http://censor.net.ua/r338120riatik Mariner». Нефтепродуктами судно загрузилось на нефтебазе в Феодосии, и, по данным портала The Black Sea News, подобные свободные походы между материком и незконно аннексированным Крымом происходили не впервые. На сей раз, однако, судно задержали, и через несколько дней провели на нем выемку документов.
Но официальные органы не трубили об этом деле. Только 30 мая советник главы МВД, нардеп Антон Геращенко сообщил на пресс-конференции в Киеве, что некие высокопоставленные лица из Киева «сразу начали звонки» с целью освобождения корабля. Хотя, по данным Геращенко, горючее, которое перевозил танкер, на таможенную территорию Украины пытались ввезти контрабандой.
Интересно, что ряд информагентств двумя днями ранее анонсировали пресс-конференцию на эту тему не на пятницу, а на четверг, и с участием других народных депутатов, без Геращенко. Цензор.НЕТ на то время уже завершал собственное расследование темы. Есть основания считать, что пресс-конференции, с их срывами и переносами — лишь «надводная часть айсберга», фрагмент большой войны на нефтерынке, о которой мы вкратце уже написали.
Читайте об этом: » Скандал вокруг «бензина Курченко»: бой местного значения в войне за нефтерынок»
Здесь мы детальнее коснемся некоторых перипетий этой «войны».
Море, море, мир бездонный…
— Несколько дней назад инспектора Государственной фискальной службы прибыли в порт Очаков проверить, сколько нефтепродуктов растаможивается, а сколько заходит по факту, без растаможки. У них было определение суда. Но они были окружены автоматчиками Госпогранслужбы, были даже выставлены снайперские посты! — рассказывал 25 мая корреспонденту Цензор.НЕТ Андрей Бойчук.
Он является сотником 37-й сотни Самообороны Майдана. Но в конце марта прошлого года он стал главой департамента нефтяной, нефтеперерабатывающей, газовой и торфяной промышленности Минтопэнерго. Сейчас это — уже бывшее место работы Бойчука. Пресса связывала его назначение с протекцией тогдашнего врио главы Администрации президента, а ныне — главы комитета ВР по нацбезопасности и обороне Сергея Пашинского. То есть, главного персонажа нашей статьи, ссылка на которую приведена выше.
И Пашинский, и Бойчук любые коррупционные связи отрицают. Зато никто не отрицает роли «Самообороны Майдана» в нынешней нефтяной войне.
Так, по словам Бойчука, с конца апреля бойцы выставили наблюдательные посты в портах Очаков, Рени и Измаил. Именно там разгружают контрабандные нефтепродукты. Сотник Бойчук уверяет, что никакой противоправной деятельности их патрули не вели, а только «наблюдали».
— Всего за две недели удалось задокументировать колоссальный траффик автоцистерн. Все эти материалы переданы соответствующим органам. Движение нескольких цистерн мы отследили аж до так называемой «ДНР». То есть, понятно, кому идет контрабанда, — утверждает Бойчук.
В случае с упомянутым им противостоянием между пограничниками и таможенниками обошлось без силового конфликта: служащие ГФС таки осуществили выемку интересовавших их документов. Результаты пока неизвестны.
Немаловажная деталь: понятыми при выемке документов были те самые бойцы «Самообороны Майдана». Сами же усиленные проверки, в частности, на основании заявлений «самооборонцев», начались лишь после смены руководства ГФС, которого так долго, в тяжелых политических боях, добивался премьер-министр Арсений Яценюк.
Главных методов морской контрабанды три. Во-первых, танкеры заходят в порты, но декларируют лишь меньшую часть груза. Остальное ввозится на таможенную территорию страны нелегально.
Во-вторых, капитаны пользуются нормой морского права, позволяющей любому судну войти в любой порт «в целях срочного ремонта». При этом они заявляют о временной переправке на берег груза, под которым обычно значатся нефтепродукты, якобы идущие вообще в другую точку назначения. Однако после ремонта танкеры загружаются балластной водой, а нефтепродукты остаются на берегу и исчезают в «неизвестном» для таможни направлении.
Наконец, танкер может остановиться в нейтральных водах, и тогда к нему на загрузку подходят буквально шхуны и шаланды, только оборудованные не техникой для ловли кефали, как в старинной песне, а наспех смонтированными механизмами для перекачки ГСМ. Впоследствии все переливается прямо в автоцистерны в не приспособленных для этого портах.
Оценить масштабы контрабанды г-н Бойчук не берется. Впрочем, такая оценка содержится в депутатском запросе уже упомянутого Пашинского. В частности, еще 10 апреля он сообщал, что контрабандой через море в Украину поставляются значительные количества химвеществ, которые затем используются для производства бензина.

Благодаря этому фирмы-получатели, не уплачивая акциз и т. д., могут демпинговать на рынке бензинов и дизтоплива в Украине, вытесняя законопослушных продавцов. Так, по крайней мере, уверяет Пашинский. Государство же за год теряет до 20 % акциза на нефтепродукты.

Отметим, что данный документ адресован не в ГФС или силовые органы, а секретарю Совбеза Александру Турчинову, давним соратником которого является г-н Пашинский. Впрочем, 7 мая депутат написал аналогичное обращение и в МВД. В обоих документах также приведен перечень специализированных портов, которые, по мнению Пашинского, не нуждаются в особом наблюдении силовиков и фискалов.

По данным Цензор.НЕТ, не вошедшие в «белый список» порты — в первую очередь, те же Очаков, Измаил и Рени — контролирует миллиардер Вадим Новинский, народный депутат от «Оппозиционного блока». До относительно недавних пор он был российским бизнесменом, но при президентстве Януковича получил украинское гражданство — и, почти одновременно, место в проходной части списка тогда еще Партии регионов, нынешнего ОП.
…А основное — острова
Борцы с контрабандой заявляют, что речь идет о так называемых «схемах Ливеллы». Фирма «Ливелла» печально прославилась начиная с 2011 года как крупнейший оператор, а впоследствии — и монополист контрабанды нефтепродуктов на украинский рынок. Как утверждала тогдашняя оппозиция, в течение пары лет схемы контрабанды перешли под контроль «кошелька Семьи», бизнесмена Сергея Курченко, бежавшего из Украины в марте прошедшего года.
Вчерашние революционеры сегодня уверены, что Курченко, а также экс-министр энергетики и углепромышленности Эдуард Ставицкий, продолжают сохранять влияние на украинский нефтерынок. «Их люди нам иногда прямо сообщают, что скоро вернутся, и мы обо всем пожалеем», — в сердцах сказал корреспонденту Цензор.НЕТ Сергей Пашинский уже после завершения интервью 25 мая.
Сказано это было в режиме «офф-рекордз»: под запись депутат не очень торопится называть «их людей». Но элементарные выводы можно сделать и из публичных заявлений. Так, ранее группа депутатов из «Народного фронта», во главе со считающимися близкими к Пашинскому Татьяной Чорновол и Андреем Левусом, обратилась в Генпрокуратуру с требованием расследовать возможную причастность к коррупционным схемам в нефтегазовой отрасли нардепов Александра Онищенко, Игоря Еремеева и Юрия Бойко.
Последний, напомним, возглавлял Минтопэнерго и НАК «Нафтогаз» и был правой рукой Виктора Януковича в вопросах закупок российского газа. Игоря Еремеева считают реальным владельцем группы «Континуум», которая в недавнее время отметилась большой войной со структурами Игоря Коломойского за технологическую нефть, находившуюся в распоряжении «Укртранснафты» — что и стало основной, хотя и не главной, причиной апрельского скандала, который завершился уходом Коломойского с поста главы Днепропетровской ОГА (главной причиной приходится признать «покушение» олигарха-губернатора на политическую власть, что ставило в глупое положение олигарха-президента).
С Еремеевым, впрочем, история совсем не та, что с морской контрабандой. Как Коломойского пресса подозревает в выкачивании технологической нефти из нефтепровода на юго-востоке страны — так и о Еремееве утверждают, что он причастен к подобным же вещам на северо-западе, да еще и в связке с россиянами.
Речь идет о нефтепродуктопроводе «Грозный — Армавир — Трудовая». 1 тыс. 433 км этой трубы проходят по территории Украины, в частности, через Волынь. Через эту трубу дизтопливо поступает, в частности, в Венгрию. Соответственно, «труба» должна постоянно по всей своей длине быть заполнена известным объемом «технологического» топлива. Без этого невозможна никакая прокачка.
К концу прошлого года оператор системы на территории Украины — компания » Прикарпатзахідтранс» — начала выдавливать топливо из трубопровода в направлении Венгрии с помощью так называемой «азотной пробки», которая, как считается, гарантирует сохранение собственно трубопровода в рабочем состоянии. В то же время, к трубе оставались подключенными отводные трубопроводы, и кое-кто в Киеве усмотрел здесь воровство.
Дело в том, что до революции нефтепродуктопровод принадлежал — через дочернюю компанию — известной российской компании «Роснефть». Однако с декабря решения украинских судов и прокуратуры, а также уголовные дела, возбужденные МВД, привели к тому, что россияне (вернее, их младшие коллеги) потеряли ранее приобретенные права. В частности — на находящееся в трубопроводе топливо.
Дело дошло даже до обвинений в диверсии.

Однако и ни в чью другую собственность это топливо не попало. Из документов, копии которых имеются в распоряжении Цензор.НЕТ, явственно следует: пока одни, ссылаясь на решения судов, пытались прекратить «откачку» дизтоплива, другие продолжали этим заниматься. В этих документах есть также прямые обвинения по адресу структур Еремеева — пусть не в откачивании горючего, но в содействии данным деяниям.

При этом достоверно известно, что преломить ситуацию помогло вмешательство бойцов некоторых добровольческих батальонов. Которых, опять же, связывают с Сергеем Пашинским. Именно это объединяет наши сюжеты о морской контрабанде и о нефтепродуктопроводе «Грозный — Армавир — Трудовая».
Однако Фонд госимущества, суды, прочие госорганы постановили лишь, что любые операции с содержимым трубы незаконны. Но НЕ ПОСТАНОВИЛИ, кто же получит право на такие операции. 25 мая Сергей Пашинский, под запись, признал этот факт в разговоре с Цензор.НЕТ. Таким образом, нефтепродуктопровод еще не перешел в собственность государства. Пока он просто заблокирован «от всех желающих» — и все.
То есть, откачивать нефть из продуктопровода не может никто. Это следует и из документов, имеющихся в нашем распоряжении.
Большая война за бензиновый рынок еще далека от завершения. И содержит ряд эпизодов, которые просто технически не вошли в эту статью. Например — как, собственно, украинские газовые скважины объявляются неприбыльными и продаются по бросовой цене частным компаниям, после чего «вдруг» оказываются прибыльными… Что, впрочем, всячески скрывается от государственной отчетности.

Цензор.НЕТ продолжает отслеживать тему.

Источник: http://censor.net.ua/resonance/338120/voyina_za_benzin_piraty_yujnyh_moreyi_i_razboyiniki_severnyh_trubАлександр Михельсон, Цензор.НЕТ.
Сколько миллиардов отбирают у украинского бюджета «нефтяные пираты», кто не поделил топливный рынок страны, и при чем тут бойцы батальонов. Часть вторая.

23 миллиона гривен: такую сумму таможенных и акцизных платежей должен был получить госбюджет от импорта 5,8 тыс. тонн дизтоплива, которые в порт Очаков 15 мая привез танкер «Ad Источник: http://censor.net.ua/r338120riatik Mariner». Нефтепродуктами судно загрузилось на нефтебазе в Феодосии, и, по данным портала The Black Sea News, подобные свободные походы между материком и незконно аннексированным Крымом происходили не впервые. На сей раз, однако, судно задержали, и через несколько дней провели на нем выемку документов.
Но официальные органы не трубили об этом деле. Только 30 мая советник главы МВД, нардеп Антон Геращенко сообщил на пресс-конференции в Киеве, что некие высокопоставленные лица из Киева «сразу начали звонки» с целью освобождения корабля. Хотя, по данным Геращенко, горючее, которое перевозил танкер, на таможенную территорию Украины пытались ввезти контрабандой.
Интересно, что ряд информагентств двумя днями ранее анонсировали пресс-конференцию на эту тему не на пятницу, а на четверг, и с участием других народных депутатов, без Геращенко. Цензор.НЕТ на то время уже завершал собственное расследование темы. Есть основания считать, что пресс-конференции, с их срывами и переносами — лишь «надводная часть айсберга», фрагмент большой войны на нефтерынке, о которой мы вкратце уже написали.
Читайте об этом: » Скандал вокруг «бензина Курченко»: бой местного значения в войне за нефтерынок»
Здесь мы детальнее коснемся некоторых перипетий этой «войны».
Море, море, мир бездонный…
— Несколько дней назад инспектора Государственной фискальной службы прибыли в порт Очаков проверить, сколько нефтепродуктов растаможивается, а сколько заходит по факту, без растаможки. У них было определение суда. Но они были окружены автоматчиками Госпогранслужбы, были даже выставлены снайперские посты! — рассказывал 25 мая корреспонденту Цензор.НЕТ Андрей Бойчук.
Он является сотником 37-й сотни Самообороны Майдана. Но в конце марта прошлого года он стал главой департамента нефтяной, нефтеперерабатывающей, газовой и торфяной промышленности Минтопэнерго. Сейчас это — уже бывшее место работы Бойчука. Пресса связывала его назначение с протекцией тогдашнего врио главы Администрации президента, а ныне — главы комитета ВР по нацбезопасности и обороне Сергея Пашинского. То есть, главного персонажа нашей статьи, ссылка на которую приведена выше.
И Пашинский, и Бойчук любые коррупционные связи отрицают. Зато никто не отрицает роли «Самообороны Майдана» в нынешней нефтяной войне.
Так, по словам Бойчука, с конца апреля бойцы выставили наблюдательные посты в портах Очаков, Рени и Измаил. Именно там разгружают контрабандные нефтепродукты. Сотник Бойчук уверяет, что никакой противоправной деятельности их патрули не вели, а только «наблюдали».
— Всего за две недели удалось задокументировать колоссальный траффик автоцистерн. Все эти материалы переданы соответствующим органам. Движение нескольких цистерн мы отследили аж до так называемой «ДНР». То есть, понятно, кому идет контрабанда, — утверждает Бойчук.
В случае с упомянутым им противостоянием между пограничниками и таможенниками обошлось без силового конфликта: служащие ГФС таки осуществили выемку интересовавших их документов. Результаты пока неизвестны.
Немаловажная деталь: понятыми при выемке документов были те самые бойцы «Самообороны Майдана». Сами же усиленные проверки, в частности, на основании заявлений «самооборонцев», начались лишь после смены руководства ГФС, которого так долго, в тяжелых политических боях, добивался премьер-министр Арсений Яценюк.
Главных методов морской контрабанды три. Во-первых, танкеры заходят в порты, но декларируют лишь меньшую часть груза. Остальное ввозится на таможенную территорию страны нелегально.
Во-вторых, капитаны пользуются нормой морского права, позволяющей любому судну войти в любой порт «в целях срочного ремонта». При этом они заявляют о временной переправке на берег груза, под которым обычно значатся нефтепродукты, якобы идущие вообще в другую точку назначения. Однако после ремонта танкеры загружаются балластной водой, а нефтепродукты остаются на берегу и исчезают в «неизвестном» для таможни направлении.
Наконец, танкер может остановиться в нейтральных водах, и тогда к нему на загрузку подходят буквально шхуны и шаланды, только оборудованные не техникой для ловли кефали, как в старинной песне, а наспех смонтированными механизмами для перекачки ГСМ. Впоследствии все переливается прямо в автоцистерны в не приспособленных для этого портах.
Оценить масштабы контрабанды г-н Бойчук не берется. Впрочем, такая оценка содержится в депутатском запросе уже упомянутого Пашинского. В частности, еще 10 апреля он сообщал, что контрабандой через море в Украину поставляются значительные количества химвеществ, которые затем используются для производства бензина.

Благодаря этому фирмы-получатели, не уплачивая акциз и т. д., могут демпинговать на рынке бензинов и дизтоплива в Украине, вытесняя законопослушных продавцов. Так, по крайней мере, уверяет Пашинский. Государство же за год теряет до 20 % акциза на нефтепродукты.

Отметим, что данный документ адресован не в ГФС или силовые органы, а секретарю Совбеза Александру Турчинову, давним соратником которого является г-н Пашинский. Впрочем, 7 мая депутат написал аналогичное обращение и в МВД. В обоих документах также приведен перечень специализированных портов, которые, по мнению Пашинского, не нуждаются в особом наблюдении силовиков и фискалов.

По данным Цензор.НЕТ, не вошедшие в «белый список» порты — в первую очередь, те же Очаков, Измаил и Рени — контролирует миллиардер Вадим Новинский, народный депутат от «Оппозиционного блока». До относительно недавних пор он был российским бизнесменом, но при президентстве Януковича получил украинское гражданство — и, почти одновременно, место в проходной части списка тогда еще Партии регионов, нынешнего ОП.
…А основное — острова
Борцы с контрабандой заявляют, что речь идет о так называемых «схемах Ливеллы». Фирма «Ливелла» печально прославилась начиная с 2011 года как крупнейший оператор, а впоследствии — и монополист контрабанды нефтепродуктов на украинский рынок. Как утверждала тогдашняя оппозиция, в течение пары лет схемы контрабанды перешли под контроль «кошелька Семьи», бизнесмена Сергея Курченко, бежавшего из Украины в марте прошедшего года.
Вчерашние революционеры сегодня уверены, что Курченко, а также экс-министр энергетики и углепромышленности Эдуард Ставицкий, продолжают сохранять влияние на украинский нефтерынок. «Их люди нам иногда прямо сообщают, что скоро вернутся, и мы обо всем пожалеем», — в сердцах сказал корреспонденту Цензор.НЕТ Сергей Пашинский уже после завершения интервью 25 мая.
Сказано это было в режиме «офф-рекордз»: под запись депутат не очень торопится называть «их людей». Но элементарные выводы можно сделать и из публичных заявлений. Так, ранее группа депутатов из «Народного фронта», во главе со считающимися близкими к Пашинскому Татьяной Чорновол и Андреем Левусом, обратилась в Генпрокуратуру с требованием расследовать возможную причастность к коррупционным схемам в нефтегазовой отрасли нардепов Александра Онищенко, Игоря Еремеева и Юрия Бойко.
Последний, напомним, возглавлял Минтопэнерго и НАК «Нафтогаз» и был правой рукой Виктора Януковича в вопросах закупок российского газа. Игоря Еремеева считают реальным владельцем группы «Континуум», которая в недавнее время отметилась большой войной со структурами Игоря Коломойского за технологическую нефть, находившуюся в распоряжении «Укртранснафты» — что и стало основной, хотя и не главной, причиной апрельского скандала, который завершился уходом Коломойского с поста главы Днепропетровской ОГА (главной причиной приходится признать «покушение» олигарха-губернатора на политическую власть, что ставило в глупое положение олигарха-президента).
С Еремеевым, впрочем, история совсем не та, что с морской контрабандой. Как Коломойского пресса подозревает в выкачивании технологической нефти из нефтепровода на юго-востоке страны — так и о Еремееве утверждают, что он причастен к подобным же вещам на северо-западе, да еще и в связке с россиянами.
Речь идет о нефтепродуктопроводе «Грозный — Армавир — Трудовая». 1 тыс. 433 км этой трубы проходят по территории Украины, в частности, через Волынь. Через эту трубу дизтопливо поступает, в частности, в Венгрию. Соответственно, «труба» должна постоянно по всей своей длине быть заполнена известным объемом «технологического» топлива. Без этого невозможна никакая прокачка.
К концу прошлого года оператор системы на территории Украины — компания » Прикарпатзахідтранс» — начала выдавливать топливо из трубопровода в направлении Венгрии с помощью так называемой «азотной пробки», которая, как считается, гарантирует сохранение собственно трубопровода в рабочем состоянии. В то же время, к трубе оставались подключенными отводные трубопроводы, и кое-кто в Киеве усмотрел здесь воровство.
Дело в том, что до революции нефтепродуктопровод принадлежал — через дочернюю компанию — известной российской компании «Роснефть». Однако с декабря решения украинских судов и прокуратуры, а также уголовные дела, возбужденные МВД, привели к тому, что россияне (вернее, их младшие коллеги) потеряли ранее приобретенные права. В частности — на находящееся в трубопроводе топливо.
Дело дошло даже до обвинений в диверсии.

Однако и ни в чью другую собственность это топливо не попало. Из документов, копии которых имеются в распоряжении Цензор.НЕТ, явственно следует: пока одни, ссылаясь на решения судов, пытались прекратить «откачку» дизтоплива, другие продолжали этим заниматься. В этих документах есть также прямые обвинения по адресу структур Еремеева — пусть не в откачивании горючего, но в содействии данным деяниям.

При этом достоверно известно, что преломить ситуацию помогло вмешательство бойцов некоторых добровольческих батальонов. Которых, опять же, связывают с Сергеем Пашинским. Именно это объединяет наши сюжеты о морской контрабанде и о нефтепродуктопроводе «Грозный — Армавир — Трудовая».
Однако Фонд госимущества, суды, прочие госорганы постановили лишь, что любые операции с содержимым трубы незаконны. Но НЕ ПОСТАНОВИЛИ, кто же получит право на такие операции. 25 мая Сергей Пашинский, под запись, признал этот факт в разговоре с Цензор.НЕТ. Таким образом, нефтепродуктопровод еще не перешел в собственность государства. Пока он просто заблокирован «от всех желающих» — и все.
То есть, откачивать нефть из продуктопровода не может никто. Это следует и из документов, имеющихся в нашем распоряжении.
Большая война за бензиновый рынок еще далека от завершения. И содержит ряд эпизодов, которые просто технически не вошли в эту статью. Например — как, собственно, украинские газовые скважины объявляются неприбыльными и продаются по бросовой цене частным компаниям, после чего «вдруг» оказываются прибыльными… Что, впрочем, всячески скрывается от государственной отчетности.

Цензор.НЕТ продолжает отслеживать тему.

Источник: http://censor.net.ua/resonance/338120/voyina_za_benzin_piraty_yujnyh_moreyi_i_razboyiniki_severnyh_trub

Как заработать на украденном. История конфискованных нефтепродуктов КурченкоКак заработать на украденном. История конфискованных нефтепродуктов Курченко

Матвей Никитин, Севгиль Мусаева-Боровик.
«Украинская правда» запускает серию расследований о злоупотреблении и коррупции на нефтегазовом рынке». Первый текст посвящен последнему крупному скандалу — реализации конфискованных у бизнесмена Сергея Курченко нефтепродуктов частными структурами бизнесмена Сергея Тищенко
В среду, 20 мая, глава парламентского комитета по вопросам нацбезопасности Сергей Пашинский заявил, что подал в суд на своих коллег Сергея Соболева и Дмитрия Добродомова, публично обвинивших его в участии в незаконной продаже нефтепродуктов, ранее изъятых милицией у компаний беглого бизнесмена Сергея Курченко.
«Если действительно подтвердятся факты, указанные господами Соболевым и Добродомовым, я сам попрошу вас лишить меня всех полномочий, поскольку в условиях войны это очень серьезно», – пообещал он.
Факты злоупотреблений, которые были озвучены коллегами Пашинского, могут появиться в ближайшее время.
Как стало известно «Украинской правде», Служба безопасности Украины на днях передала в Генпрокуратуру «материалы уголовного правонарушения», посвященные незаконному присвоению и продаже более 85 тысяч тонн нефтепродуктов, находившихся под арестом.
85 тысяч тонн – это около 1 770 железнодорожных цистерн. Если поставить их в ряд, получится поезд длиной в 25 километров.
Следствие предполагает, что в преступную схему были вовлечены бизнесмен Сергей Тищенко, глава парламентского комитета по вопросам нацбезопасности Сергей Пашинский и экс-заместитель министра внутренних дел Виталий Сакал.
В распоряжении «Украинской правды» также оказалась справка, сопровождавшая материалы уголовного правонарушения. Речь в ней идет о бензине и дизельном топливе, которые ранее, по мнению следствия, принадлежали Сергею Курченко, и были арестованы сразу после его бегства из страны в марте 2014 года.
Министр внутренних дел Арсен Аваков тогда рапортовал о том, что имущество беглецов будет продано на аукционе, а вырученные деньги потратят на нужды украинской армии.
В действительности, как показывают материалы расследования, план у распорядителей арестованного имущества был несколько другой.
Покупай дешево – продавай дорого
Начали с командных высот.
В июне 2014 года сменился директор госпредприятия «Укртранснафтопродукт» – именно ему правительство поручило проводить аукцион. Новым руководителем стал бизнесмен Владимир Гаврилов.
Назначен он был директором ответственного департамента Минэнерго Андреем Бойчуком, который работал инженером-ремонтником госпредприятия «Укртрансгаз», а во время Евромайдана стал одним из сотников Самообороны Майдана.
В справке указывается, что свою должность он получил по «квоте Пашинского».
Гаврилова, в свою очередь, следствие называет «менеджером, подконтрольным группе компаний «Фактор» бизнесмена Сергея Тищенко».
Практически сразу после назначения Гаврилова «Укртранснафтопродукт» обратилось в МВД с просьбой передать им «на ответственное хранение» арестованное имущество Курченко.
МВД, в свою очередь, направило ходатайство о смене места хранения и дальнейшей реализации нефтепродуктов в Приморский районный суд Одессы.
Здесь следует отметить, что нефтепродукты, которые МВД отнесло к собственности компаний Курченко, хранились в трех разных местах: на территории Одесского НПЗ, Херсонского нефтеперевалочного комплекса и нефтебазе в Василькове под Киевом.
В начале октября 2014 года судья Приморского суда Юрий Кушниренко удовлетворил ходатайства по имуществу, которое находилось в Херсоне и Киевской области.
Далее по идее должна была состояться длительная церемония оценки, описи и передачи нефтепродуктов, но МВД поступило проще – обе базы были попросту захвачены батальоном территориальной обороны «Киев», находящимся в подчинении МВД.
Васильковскую базу на тот момент арендовала группа компаний «Роснефть».
Президент управляющей компании группы ПИ «Роснефть-Украина» Владимир Жмак в комментарии «Украинской правде» пояснил, что нефтепродукты, более 10 тысяч тонн дизельного топлива стоимостью около 10 миллионов долларов, хранившиеся тогда на базе, принадлежали им, а не компаниям Курченко. Они, якобы даже завезены были уже после побега Курченко из страны. Впрочем, это объяснение не произвело на милицию никакого впечатления.
В Херсоне тоже произошел курьез, прямо не относящийся к делу, но интересный сам по себе.
Как выяснила СБУ, вместе с Курченко в местном комплексе свои шесть тысяч тонн бензина хранил мажоритарщик Владимир Зубик, которого СМИ называли реальным владельцем скандально известного топливного контрабандиста, компании «Ливела».
Так вот, «за возвращение данного ресурса, – говорится в документе – в декабре 2014 года Зубик В.В. вынужден был вступить в подконтрольную Игорю Коломойскому группу «Возрождение» (ранее – Экономическое развитие – УП).
15 октября 2014 года «Укртранснафтопродукт» документально обязался передать одной из компаний группы «Фактор» – «Укройлпродукт» все арестованные в Херсоне «вещественные доказательства». Без всяких аукционов и конкурсов, все – единому покупателю.
Справка: На своем сайте группа «Фактор» сообщает о себе следующее — «Фактор является одним из лидеров импорта нефтепродуктов. Нашей компанией успешно эксплуатируется сеть из 17 АЗС и 12 АГЗС в девяти областях Украины». Принадлежит компания бизнесмену Сергею Тищенко. В 2006 году он возглавлял скандальное ГП «Укрспецпостач», которое тогда ОБЭП и ГПУ подозревали в контрабанде 7,4 тыс тонн сахара-сырца на более чем 3 млн долларов. Любопытно, что эта компания работала в тесной связке с другой госкомпанией — «Укррезерв». Ею в 2005-2007 годах руководил Сергей Пашинский.
«Укртранснафтопродукт» продал нефтепродукты компании Тищенко по цене ниже рыночной.
Например, дизельное топливо по договору продавалось по 15 500 грн за тонну. В то время как в октябре 2014 года средняя рыночная цена составляла 18 540 грн/т.
Бензин А-92 достался «Фактору» по 16 800 гривен за тонну при средней рыночной цене 20 900 грн.
Бензин А-95 Евро – по 16 900 грн/т при средней рыночной стоимости 21 020 грн/т.
Убыток государства, по подсчетам СБУ, составил около 33 миллионов гривен. Приблизительно столько же могла заработать группа «Фактор», поскольку топливо реализовывалось по вполне рыночным ценам.
Но на этом история не закончилась.
22 ноября прошлого года был захвачен Одесский нефтеперерабатывающий завод (принадлежал курченковской компании «Ветэк», сейчас предприятие находится под арестом – УП). В записке утверждается, что завод захватывали бойцы подразделений «Гепард», а также батальонов «Киев» и «Днепр».
Нефтепродукты достались «Фактору», снова по заниженной цене.
Еще около 14 тысяч тонн нефтепродуктов, по данным СБУ, были вообще оформлены, как «нетоварное вещество желтого цвета», списаны и проданы за нал.
Убытки государства возросли до 250 миллионов гривен, что по нынешнему курсу – более десяти миллионов долларов.
Именно столько, по словам президента Порошенко, Украина тратит в день на войну на востоке Украины.
Одна эта сделка могла бы на сутки избавить от финансовой нагрузки государство, сорок миллионов налогоплательщиков и зарубежных доноров.
Вместо этого, после всех операций в пользу группы «Фактор» за период с октября 2014 по февраль 2015 года госкомпания заплатила в бюджет 1,85 млн гривен – ничтожно малую сумму налога.
Уйти от налоговых обязательств за реализацию нефтепродуктов «Укртранснафтопродукту» позволила элементарная схема: все полученные деньги якобы были истрачены на нужды госпредприятия. Приведенный в аналитической справке СБУ пример таков: при официальной реализации нефтепродуктов «Укройлпродукту» в размере 400 млн грн, «Укртранснафтопродукт» приобрело товаров и услуг у компании Тищенко на 387 млн грн.
К слову, все деньги, заработанные госпредприятием, по закону, должны были оказаться на специальном счете «Укртранснафтопродукта», для определения их дальнейшего использования в судебном порядке.
Вместо этого, выручка легла на счета в «Фортуна-Банк», который также входит в состав группы «Фактор».
«Владимирович, есть смысл в этом направлении работать»
Бизнесмен Сергей Тищенко в интервью «Украинской правде» заявил, что его предприятие подписало контракт с госкомпанией вне конкурса, потому что больше никто его подписывать не хотел.
«Задайте вопрос министерству, задайте вопрос директорству, задайте вопрос прокуратуре. Если есть злоупотребления, задавайте вопросы, — заявил он. – Все желающие могут зайти и подписать, никто не хочет: все игроки рынка, так или иначе, финансово были связаны с господином Курченко», – заявил он.
Схему реализации нефтепродуктов Сергей Тищенко считает «абсолютно прозрачной».
По мнению бизнесмена, «инсинуации» на эту тему возникают из-за того, что он инициирует борьбу с контрабандой нефтепродуктов, и это «никому не нравится».
Более подробно об этом читайте в интервью Тищенко «Украинской правде», которое будет опубликовано в ближайшее время.
На вопрос, почему нефтепродукты не были использованы в интересах оборонного комплекса, как изначально заявлялось, господин Тищенко ответил вопросом: «Я вам что, премьер-министр?»
От бизнес-связей с Сергеем Пашинским Тищенко открестился. Он утверждает, что их связывает только взаимное уважение. «Если есть какая-то правильная идеология, я с ним (Сергеем Пашинским – ред.) советуюсь или, как минимум, обращаюсь и говорю: «Владимирович, есть смысл в этом направлении работать».
Вместе с тем, бизнесмен подтвердил факт своего давнего знакомства с главой парламентского комитета по обороноспособности.
По словам господина Тищенко, отец Пашинского был директором школы, которую он заканчивал, и потом они вместе работали на Виктора Ющенко на президентских выборах 2004 года в Житомирской области.
Также известно, что в прошлом году бывшая жена Тищенко – Елена была устроена на работу в администрацию президента Украины, возглавляемую на то время Сергеем Пашинским. На своей должности Тищенко должна была заниматься вопросами, связанными с возвратом активов беглых украинских чиновников. В том числе Тищенко была одним из авторов постановления о процедуре реализации конфискованных у Курченко нефтепродуктов.
Без поддержки правоохранительных органов Тищенко и компания не смогли бы получить контроль над нефтепродуктами Курченко.
В аналитической записке СБУ утверждается, что группе «Фактор» помогал бывший заместитель министра внутренних дел и руководитель Главного следственного управления Виталий Сакал.
Он был уволен со своей должности в конце апреля после скандала с обысками в квартире руководителя департамента по вопросам люстрации Минюста Татьяны Козаченко.
Сакал был в числе высших руководителей министерства, которые подлежали люстрации.
Было ли возможно такое содействие без одобрения министра внутренних дел Арсена Авакова?
Министр внутренних дел обещал ответить на вопросы «Украинской правды», связанные с делом конфискованных нефтепродуктов Курченко, а также по поводу участия в этой операции добровольческих батальонов.
Но на момент публикации статьи комментарий от него так и не поступил.
Сам Сергей Пашинский считает, что против него начата кампании по дискредитации из-за депутатского запроса его коллег по фракции.
Речь идет об обращении к Генпрокурору народных депутатов-однопартийцев Татьяны Черновол, Андрея Левуса, Сергея Высоцкого. Нардепы потребовали от Виктора Шокина начать расследование в отношении депутатов Юрия Бойко, Александра Онищенко и Игоря Еремеева по подозрению в коррупции.
«Мы с народными депутатами начали работу по нескольким направлениям – контрабанда топлива, мы не дали откачать дизельное топливо из нефтепродуктопровода российской компании, – рассказывает он. – В настоящее время мы также проверяем факты того, что контрабанду топлива крышует один из заместителей СБУ Юрий Артюхов».
В подтверждение своих слов Пашинский пообещал передать редакции «Украинской правды» документы, которые свидетельствуют о коррупции чиновников нефтегазового сектора и участников рынка.
Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/05/22/7068765/Матвей Никитин, Севгиль Мусаева-Боровик.
«Украинская правда» запускает серию расследований о злоупотреблении и коррупции на нефтегазовом рынке». Первый текст посвящен последнему крупному скандалу — реализации конфискованных у бизнесмена Сергея Курченко нефтепродуктов частными структурами бизнесмена Сергея Тищенко
В среду, 20 мая, глава парламентского комитета по вопросам нацбезопасности Сергей Пашинский заявил, что подал в суд на своих коллег Сергея Соболева и Дмитрия Добродомова, публично обвинивших его в участии в незаконной продаже нефтепродуктов, ранее изъятых милицией у компаний беглого бизнесмена Сергея Курченко.
«Если действительно подтвердятся факты, указанные господами Соболевым и Добродомовым, я сам попрошу вас лишить меня всех полномочий, поскольку в условиях войны это очень серьезно», – пообещал он.
Факты злоупотреблений, которые были озвучены коллегами Пашинского, могут появиться в ближайшее время.
Как стало известно «Украинской правде», Служба безопасности Украины на днях передала в Генпрокуратуру «материалы уголовного правонарушения», посвященные незаконному присвоению и продаже более 85 тысяч тонн нефтепродуктов, находившихся под арестом.
85 тысяч тонн – это около 1 770 железнодорожных цистерн. Если поставить их в ряд, получится поезд длиной в 25 километров.
Следствие предполагает, что в преступную схему были вовлечены бизнесмен Сергей Тищенко, глава парламентского комитета по вопросам нацбезопасности Сергей Пашинский и экс-заместитель министра внутренних дел Виталий Сакал.
В распоряжении «Украинской правды» также оказалась справка, сопровождавшая материалы уголовного правонарушения. Речь в ней идет о бензине и дизельном топливе, которые ранее, по мнению следствия, принадлежали Сергею Курченко, и были арестованы сразу после его бегства из страны в марте 2014 года.
Министр внутренних дел Арсен Аваков тогда рапортовал о том, что имущество беглецов будет продано на аукционе, а вырученные деньги потратят на нужды украинской армии.
В действительности, как показывают материалы расследования, план у распорядителей арестованного имущества был несколько другой.
Покупай дешево – продавай дорого
Начали с командных высот.
В июне 2014 года сменился директор госпредприятия «Укртранснафтопродукт» – именно ему правительство поручило проводить аукцион. Новым руководителем стал бизнесмен Владимир Гаврилов.
Назначен он был директором ответственного департамента Минэнерго Андреем Бойчуком, который работал инженером-ремонтником госпредприятия «Укртрансгаз», а во время Евромайдана стал одним из сотников Самообороны Майдана.
В справке указывается, что свою должность он получил по «квоте Пашинского».
Гаврилова, в свою очередь, следствие называет «менеджером, подконтрольным группе компаний «Фактор» бизнесмена Сергея Тищенко».
Практически сразу после назначения Гаврилова «Укртранснафтопродукт» обратилось в МВД с просьбой передать им «на ответственное хранение» арестованное имущество Курченко.
МВД, в свою очередь, направило ходатайство о смене места хранения и дальнейшей реализации нефтепродуктов в Приморский районный суд Одессы.
Здесь следует отметить, что нефтепродукты, которые МВД отнесло к собственности компаний Курченко, хранились в трех разных местах: на территории Одесского НПЗ, Херсонского нефтеперевалочного комплекса и нефтебазе в Василькове под Киевом.
В начале октября 2014 года судья Приморского суда Юрий Кушниренко удовлетворил ходатайства по имуществу, которое находилось в Херсоне и Киевской области.
Далее по идее должна была состояться длительная церемония оценки, описи и передачи нефтепродуктов, но МВД поступило проще – обе базы были попросту захвачены батальоном территориальной обороны «Киев», находящимся в подчинении МВД.
Васильковскую базу на тот момент арендовала группа компаний «Роснефть».
Президент управляющей компании группы ПИ «Роснефть-Украина» Владимир Жмак в комментарии «Украинской правде» пояснил, что нефтепродукты, более 10 тысяч тонн дизельного топлива стоимостью около 10 миллионов долларов, хранившиеся тогда на базе, принадлежали им, а не компаниям Курченко. Они, якобы даже завезены были уже после побега Курченко из страны. Впрочем, это объяснение не произвело на милицию никакого впечатления.
В Херсоне тоже произошел курьез, прямо не относящийся к делу, но интересный сам по себе.
Как выяснила СБУ, вместе с Курченко в местном комплексе свои шесть тысяч тонн бензина хранил мажоритарщик Владимир Зубик, которого СМИ называли реальным владельцем скандально известного топливного контрабандиста, компании «Ливела».
Так вот, «за возвращение данного ресурса, – говорится в документе – в декабре 2014 года Зубик В.В. вынужден был вступить в подконтрольную Игорю Коломойскому группу «Возрождение» (ранее – Экономическое развитие – УП).
15 октября 2014 года «Укртранснафтопродукт» документально обязался передать одной из компаний группы «Фактор» – «Укройлпродукт» все арестованные в Херсоне «вещественные доказательства». Без всяких аукционов и конкурсов, все – единому покупателю.
Справка: На своем сайте группа «Фактор» сообщает о себе следующее — «Фактор является одним из лидеров импорта нефтепродуктов. Нашей компанией успешно эксплуатируется сеть из 17 АЗС и 12 АГЗС в девяти областях Украины». Принадлежит компания бизнесмену Сергею Тищенко. В 2006 году он возглавлял скандальное ГП «Укрспецпостач», которое тогда ОБЭП и ГПУ подозревали в контрабанде 7,4 тыс тонн сахара-сырца на более чем 3 млн долларов. Любопытно, что эта компания работала в тесной связке с другой госкомпанией — «Укррезерв». Ею в 2005-2007 годах руководил Сергей Пашинский.
«Укртранснафтопродукт» продал нефтепродукты компании Тищенко по цене ниже рыночной.
Например, дизельное топливо по договору продавалось по 15 500 грн за тонну. В то время как в октябре 2014 года средняя рыночная цена составляла 18 540 грн/т.
Бензин А-92 достался «Фактору» по 16 800 гривен за тонну при средней рыночной цене 20 900 грн.
Бензин А-95 Евро – по 16 900 грн/т при средней рыночной стоимости 21 020 грн/т.
Убыток государства, по подсчетам СБУ, составил около 33 миллионов гривен. Приблизительно столько же могла заработать группа «Фактор», поскольку топливо реализовывалось по вполне рыночным ценам.
Но на этом история не закончилась.
22 ноября прошлого года был захвачен Одесский нефтеперерабатывающий завод (принадлежал курченковской компании «Ветэк», сейчас предприятие находится под арестом – УП). В записке утверждается, что завод захватывали бойцы подразделений «Гепард», а также батальонов «Киев» и «Днепр».
Нефтепродукты достались «Фактору», снова по заниженной цене.
Еще около 14 тысяч тонн нефтепродуктов, по данным СБУ, были вообще оформлены, как «нетоварное вещество желтого цвета», списаны и проданы за нал.
Убытки государства возросли до 250 миллионов гривен, что по нынешнему курсу – более десяти миллионов долларов.
Именно столько, по словам президента Порошенко, Украина тратит в день на войну на востоке Украины.
Одна эта сделка могла бы на сутки избавить от финансовой нагрузки государство, сорок миллионов налогоплательщиков и зарубежных доноров.
Вместо этого, после всех операций в пользу группы «Фактор» за период с октября 2014 по февраль 2015 года госкомпания заплатила в бюджет 1,85 млн гривен – ничтожно малую сумму налога.
Уйти от налоговых обязательств за реализацию нефтепродуктов «Укртранснафтопродукту» позволила элементарная схема: все полученные деньги якобы были истрачены на нужды госпредприятия. Приведенный в аналитической справке СБУ пример таков: при официальной реализации нефтепродуктов «Укройлпродукту» в размере 400 млн грн, «Укртранснафтопродукт» приобрело товаров и услуг у компании Тищенко на 387 млн грн.
К слову, все деньги, заработанные госпредприятием, по закону, должны были оказаться на специальном счете «Укртранснафтопродукта», для определения их дальнейшего использования в судебном порядке.
Вместо этого, выручка легла на счета в «Фортуна-Банк», который также входит в состав группы «Фактор».
«Владимирович, есть смысл в этом направлении работать»
Бизнесмен Сергей Тищенко в интервью «Украинской правде» заявил, что его предприятие подписало контракт с госкомпанией вне конкурса, потому что больше никто его подписывать не хотел.
«Задайте вопрос министерству, задайте вопрос директорству, задайте вопрос прокуратуре. Если есть злоупотребления, задавайте вопросы, — заявил он. – Все желающие могут зайти и подписать, никто не хочет: все игроки рынка, так или иначе, финансово были связаны с господином Курченко», – заявил он.
Схему реализации нефтепродуктов Сергей Тищенко считает «абсолютно прозрачной».
По мнению бизнесмена, «инсинуации» на эту тему возникают из-за того, что он инициирует борьбу с контрабандой нефтепродуктов, и это «никому не нравится».
Более подробно об этом читайте в интервью Тищенко «Украинской правде», которое будет опубликовано в ближайшее время.
На вопрос, почему нефтепродукты не были использованы в интересах оборонного комплекса, как изначально заявлялось, господин Тищенко ответил вопросом: «Я вам что, премьер-министр?»
От бизнес-связей с Сергеем Пашинским Тищенко открестился. Он утверждает, что их связывает только взаимное уважение. «Если есть какая-то правильная идеология, я с ним (Сергеем Пашинским – ред.) советуюсь или, как минимум, обращаюсь и говорю: «Владимирович, есть смысл в этом направлении работать».
Вместе с тем, бизнесмен подтвердил факт своего давнего знакомства с главой парламентского комитета по обороноспособности.
По словам господина Тищенко, отец Пашинского был директором школы, которую он заканчивал, и потом они вместе работали на Виктора Ющенко на президентских выборах 2004 года в Житомирской области.
Также известно, что в прошлом году бывшая жена Тищенко – Елена была устроена на работу в администрацию президента Украины, возглавляемую на то время Сергеем Пашинским. На своей должности Тищенко должна была заниматься вопросами, связанными с возвратом активов беглых украинских чиновников. В том числе Тищенко была одним из авторов постановления о процедуре реализации конфискованных у Курченко нефтепродуктов.
Без поддержки правоохранительных органов Тищенко и компания не смогли бы получить контроль над нефтепродуктами Курченко.
В аналитической записке СБУ утверждается, что группе «Фактор» помогал бывший заместитель министра внутренних дел и руководитель Главного следственного управления Виталий Сакал.
Он был уволен со своей должности в конце апреля после скандала с обысками в квартире руководителя департамента по вопросам люстрации Минюста Татьяны Козаченко.
Сакал был в числе высших руководителей министерства, которые подлежали люстрации.
Было ли возможно такое содействие без одобрения министра внутренних дел Арсена Авакова?
Министр внутренних дел обещал ответить на вопросы «Украинской правды», связанные с делом конфискованных нефтепродуктов Курченко, а также по поводу участия в этой операции добровольческих батальонов.
Но на момент публикации статьи комментарий от него так и не поступил.
Сам Сергей Пашинский считает, что против него начата кампании по дискредитации из-за депутатского запроса его коллег по фракции.
Речь идет об обращении к Генпрокурору народных депутатов-однопартийцев Татьяны Черновол, Андрея Левуса, Сергея Высоцкого. Нардепы потребовали от Виктора Шокина начать расследование в отношении депутатов Юрия Бойко, Александра Онищенко и Игоря Еремеева по подозрению в коррупции.
«Мы с народными депутатами начали работу по нескольким направлениям – контрабанда топлива, мы не дали откачать дизельное топливо из нефтепродуктопровода российской компании, – рассказывает он. – В настоящее время мы также проверяем факты того, что контрабанду топлива крышует один из заместителей СБУ Юрий Артюхов».
В подтверждение своих слов Пашинский пообещал передать редакции «Украинской правды» документы, которые свидетельствуют о коррупции чиновников нефтегазового сектора и участников рынка.
Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/05/22/7068765/