Русская православная церковь выходит на рынок алкоголя: Вертепы по крышей божьейРусская православная церковь выходит на рынок алкоголя: Вертепы по крышей божьей

Игорь Яковенко

На побережье Черного моря, рядом с резиденцией патриарха Кирилла, расположилось винодельческое хозяйство РПЦ. Производством вина, этилового спирта, оптовой и розничной торговлей алкогольными и другими напитками, а также упаковыванием будет заниматься «дочка» РПЦ, ООО «Мезыбь», зарегистрированная в 2015 году финансово-хозяйственным управлением РПЦ и другой церковной «дочкой» — «Софрино», которая производит свечи, ювелирные изделия и религиозную утварь.

Вино используется церковью для богослужения, но, судя по размаху алкогольного проекта РПЦ, производство значительно превзойдет внутренние потребности церкви. Я, конечно, имею в виду потребности, связанные исключительно с отправлением церковных служб, а не с личными потребностями клира и архиереев, поскольку масштаб этих потребностей изучен крайне слабо, хотя и описывался многократно в художественной литературе.

Эксперты алкогольного рынка России не уверены, что выход на этот рынок РПЦ сможет серьезно потеснить российских виноделов, кроме разве что «Массандры», которая поставляет напрямую в церковные приходы примерно 100 тысяч бутылок кагора в год. Намного сильнее церковное виноделие ударит по болгарским и абхазским производителям, которые в 2015 году завезли в Россию 840 тысяч литров кагора. Так что в этом смысле РПЦ включилась в общий тренд импортозамещения.

РПЦ является весьма успешным и развивающимся коммерческим проектом. В условиях кризиса, когда упали доходы бюджета России и большинства российских предприятий, доходы РПЦ выросли на 5,1%: с 5,6 млрд в 2014 году до 5,9 млрд в 2015-м. Причем экономика РПЦ на 55% состоит из доходов коммерческих предприятий РПЦ и лишь на 40% из спонсорских пожертвований, еще 5% составляют отчисления епархий (данные 2000 года). Так что, называя РПЦ коммерческим проектом, я не иронизирую.

Православие в России, вопреки Конституции, является государственной религией. Уроки православия в школах, насильственное внедрение кафедр теологии в технических вузах, законодательная защита «чувств верующих» не оставляют в этом никаких сомнений. В федеральном бюджете 2016 года на РПЦ и связанные с ней структуры предусмотрено 2,6 миллиарда рублей. Плюс постоянная подпитка с помощью президентских грантов. Вот только что президентский грант в размере 6,4 миллиона рублей получило НКО «Вера, надежда, любовь», одним из учредителей которого является «Фома центр», основанный Владимиром Легойдой, председателем Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ.

Главный продукт, который производит РПЦ, — это лояльность по отношению к действующей власти. Побочный продукт — антизападные, антилиберальные, антипротестные настроения. И все это, как мы убедились только что, за сравнительно небольшие деньги. Теперь вот будут производить еще и алкоголь. Так что на риторический вопрос Остапа Бендера отцу Федору о цене опиума для народа отныне есть довольно точный ответ, который все желающие могут получить в Федеральной налоговой службе.

Ежедневный ЖурналИгорь Яковенко

На побережье Черного моря, рядом с резиденцией патриарха Кирилла, расположилось винодельческое хозяйство РПЦ. Производством вина, этилового спирта, оптовой и розничной торговлей алкогольными и другими напитками, а также упаковыванием будет заниматься «дочка» РПЦ, ООО «Мезыбь», зарегистрированная в 2015 году финансово-хозяйственным управлением РПЦ и другой церковной «дочкой» — «Софрино», которая производит свечи, ювелирные изделия и религиозную утварь.

Вино используется церковью для богослужения, но, судя по размаху алкогольного проекта РПЦ, производство значительно превзойдет внутренние потребности церкви. Я, конечно, имею в виду потребности, связанные исключительно с отправлением церковных служб, а не с личными потребностями клира и архиереев, поскольку масштаб этих потребностей изучен крайне слабо, хотя и описывался многократно в художественной литературе.

Эксперты алкогольного рынка России не уверены, что выход на этот рынок РПЦ сможет серьезно потеснить российских виноделов, кроме разве что «Массандры», которая поставляет напрямую в церковные приходы примерно 100 тысяч бутылок кагора в год. Намного сильнее церковное виноделие ударит по болгарским и абхазским производителям, которые в 2015 году завезли в Россию 840 тысяч литров кагора. Так что в этом смысле РПЦ включилась в общий тренд импортозамещения.

РПЦ является весьма успешным и развивающимся коммерческим проектом. В условиях кризиса, когда упали доходы бюджета России и большинства российских предприятий, доходы РПЦ выросли на 5,1%: с 5,6 млрд в 2014 году до 5,9 млрд в 2015-м. Причем экономика РПЦ на 55% состоит из доходов коммерческих предприятий РПЦ и лишь на 40% из спонсорских пожертвований, еще 5% составляют отчисления епархий (данные 2000 года). Так что, называя РПЦ коммерческим проектом, я не иронизирую.

Православие в России, вопреки Конституции, является государственной религией. Уроки православия в школах, насильственное внедрение кафедр теологии в технических вузах, законодательная защита «чувств верующих» не оставляют в этом никаких сомнений. В федеральном бюджете 2016 года на РПЦ и связанные с ней структуры предусмотрено 2,6 миллиарда рублей. Плюс постоянная подпитка с помощью президентских грантов. Вот только что президентский грант в размере 6,4 миллиона рублей получило НКО «Вера, надежда, любовь», одним из учредителей которого является «Фома центр», основанный Владимиром Легойдой, председателем Синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ.

Главный продукт, который производит РПЦ, — это лояльность по отношению к действующей власти. Побочный продукт — антизападные, антилиберальные, антипротестные настроения. И все это, как мы убедились только что, за сравнительно небольшие деньги. Теперь вот будут производить еще и алкоголь. Так что на риторический вопрос Остапа Бендера отцу Федору о цене опиума для народа отныне есть довольно точный ответ, который все желающие могут получить в Федеральной налоговой службе.

Ежедневный Журнал

Вот так во всем: Бутафорная сила «русского мира» на Вселенском собореВот так во всем: Бутафорная сила «русского мира» на Вселенском соборе

Игорь Тышкевич

Первый результат Всеправославного Собора проявился в момент его открытия. Сам факт начала является таковым. Русская православная церковь последние несколько столетий считала себя основой «православного мира». Внешние наблюдатели и аналитики в той или иной мере соглашались с данным тезисом, что давало Российской Империи (позже СССР и Российской Федерации) претендовать на роль арбитра в странах с православным населением. Тезис опоры мирового православия, кстати, лёг в основу ещё одной концепции — Русского мира. И даже славянского. Несмотря на то, что идеи «славянского единства» были выработаны в среде хорватского католического клира и интеллигенции. Позже, еще в начале 20 века активно продвигались президентом Чехии Т. Масариком.

Таким образом представить себе православный собор без Русской православной церкви было трудно, а он уже состоялся. При этом в его работе принимают участие 10 из 14-и церквей. Можно предположить, что Москва влияет почти что на треть православного мира. Треть уже не весь, но и такая оценка тоже не является верной.

Если посмотреть на причины отказа, то как минимум две церкви из четырёх отказавшихся имеют свои причины.

Антиохийская церковь. Один из четырёх «вселенских» патриархатов православного мира. Основная часть приходов в Сирии. Делегация церкви отказалась участвовать в соборе. Одна из основных причин — обострившийся спор с другой древнейшей церковью – Иерусалимской. Патриархаты не могут поделить приходы в Катаре. На первый взгляд, было бы из-за чего спорить. Но это в том числе вопрос «каноничной территории» плюс деньги. Как бы это банально не звучало.

Всё началось с визита патриарха Иерусалимского в Катар в 1999 году и постройки одной небольшой церкви. Уже через 10 лет настоятель данного прихода был рукоположен в сан Архиепископа Катара. Антиохийский патриархат, считавший страны Персидского залива своей «канонической территорией» с момента основания церкви пытался протестовать. Бесполезно. А в 2014 году разорвал канонические отношение с Иерусалимской церковью. Естественно, что с того момента два патриарха старались не быть одновременно в одном месте. Если на собор едет Иерусалимская церковь — Антиохийской делегации там не будет. Самое забавное, что весь сыр-бор из-за примерно 100 (сотни) официально признанных православных граждан страны. Тем не менее, в свете «реформирования» Катара исламские власти намерены стимулировать мультикультурность. Поддерживая ахль аль-китаб – «людей писания». А вот это уже деньги из бюджета весьма не бедной страны.

Вторая причина заключается в том, кто созывает собор. Патриарх Варфоломей является турецким подданным и сыном турецкого подданного. Прошу не путать сей оборот речи с творениями Ильфа и Петрова. Просто епископом Турции (именно такой статус светские власти до недавних пор признавали за Варфоломеем) может быть лишь ее гражданин. Потомственный гражданин. Изменения в уровне признания и расширения свободы действий Константинопольского патриарха как Вселенского патриарха (извините тавтологию) можно воспринимать как проявление новой внешней политики Турции. Светские власти просто ждали «естественной смерти» христианской диаспоры. Сменившие их исламисты увидели возможности, которые даёт «управляемое усиление» православной церкви. Кризис в Сирии лишь убедил их в правильности выбора. Турция поддерживает туркоманов в Сирии, которые воюют против Асада и курдов. Поддерживая православный престол Турция ослабляет позиции Антиохийской церкви, которая поддерживает Асада и поддерживается им. Естественно, что в таком свете участие сирийской церкви в мероприятии, которое организует турецкоподданный маловероятно. Несмотря даже на то, что это Вселенский православный собор. Первый за тысячу лет (Дело в том, что в последний раз православные церковные лидеры проводили подобную встречу аж в 787 году, а с 1054 года, когда состоялся «великий раскол» между православными и католиками, такие соборы больше не проводились — прим. «Хвилі”)

Грузинская церковь. Она тоже не прислала свою делегацию. Формальная причина отказа — двойственность формулировок в части проектов решений, а так же отказ обсуждать диптих церквей (список в порядке почитания). Дополнительные претензии — отсутствие в повестке вопросов церковного календаря и некоторых вопросов касательно заключения брака.

В реальности Грузинскую церковь так же не особо радует усиление Константинополя (читай Турции). Как бы там ни было, но вопросы касательно Аджарии никто не отменял. Это и традиционный там ислам. Плюс периодические попытки основать церковные приходы, подчинённые Константинопольскому патриархату.

Таким образом Русская православная церковь может записать «себе в актив» солидарное поведение лишь Болгарской церкви. Не более. На этом фоне показательна игра сербов. Предварительно Сербская церковь после контактов с Москвой заявляла о намерении не присылать делегацию на собор. Однако такое же решение болгарских единоверцев открыло окно возможностей.

Как бы там ни было, но Собор изменит баланс сил в православном мире. Среди прочего на кону стоит кто на каких ролях окажется в среде «славян — православных». Отказ от участия в Соборе русских и болгар создаёт уникальную возможность. Поэтому предстоятели Сербской церкви подождали пока будут отменены авиарейсы из Москвы и Софии. После этого быстро загрузились на борт и полетели на Крит. Формально они изменили решение в пользу участия за 2 часа. Этого хватило чтобы собрать делегацию и организовать прямой авиарейс. Оперативно сработали, надо отметить.

Ещё одним проколом Русской православной церкви стала позиция церкви Польской. Имею в виду Польскую православную церковь. Автокефалия данной церкви была дарована Константинополем в 1924-м году и это прекрасный кейс для Украины. Ведь после разделов Речи Посполитой приходы на территории Польши, Западной Беларуси и Украины находились в подчинении Москвы. Константинополь это не признавал, но ничего поделать не мог. До момента возрождения Польского государства. Однако приход большевиков в 1945-м расставил всё на свои места. Сталин шутить не любил. Митрополит Дионисий в 1948 году «обратился с покаянным письмом к Патриарху Московскому Алексию». РПЦ приняла «польскую церковь в своё лоно». В том же 1948-м году Синод в Москве издал постановление «согласно которому Русская Церковь благословляет Польскую Церковь на самостоятельное существование». То есть формально Польская автокефальная церковь находилась в «двойном подчинении». Самостоятельность была дарована как Константинополем, так и Москвой. Участие поляков в Соборе расставило точки над “і”. Показало Русской православной церкви её место.

Могла ли РПЦ не допустить такого провала? Могла. Лишь в одном случае — очередным переносом даты Собора. То есть найти возможности и создать условия при которых более 40% церквей отказались бы от участия. Так было в 1921-м, в 1961-м и 1996-м годах. Да, Великий Собор готовился почти 100 лет и каждый раз переносился. Вот и сейчас (точнее говоря, последний год) иерархи РПЦ колесили по миру. Если бы «сработали» механизмы удержания даже Сербии и Александрии. Особенно последней. Бойкот Собора двумя из четырёх «вселенских» православных церквей делал бы его проведение невозможным. Могло получится и с поляками. Если бы не было войны в Украине, то щедрая помощь из РФ на, например, отстройку храмов или ещё какие нужды была бы действенна. Но чуда для РПЦ не получилось. Несмотря на то, что вера имеет подтверждения в чудесах. Даже на фоне глобального кризиса в политике и множества конфликтов между церквями, в орбите Москвы остались лишь болгары. Да и то, как посмотреть. Усиление сербской и польской церквей может стать сигналом к действию для Софии. Что создаст ещё больше проблем «министерству религии Российской Федерации».

ХвыляИгорь Тышкевич

Первый результат Всеправославного Собора проявился в момент его открытия. Сам факт начала является таковым. Русская православная церковь последние несколько столетий считала себя основой «православного мира». Внешние наблюдатели и аналитики в той или иной мере соглашались с данным тезисом, что давало Российской Империи (позже СССР и Российской Федерации) претендовать на роль арбитра в странах с православным населением. Тезис опоры мирового православия, кстати, лёг в основу ещё одной концепции — Русского мира. И даже славянского. Несмотря на то, что идеи «славянского единства» были выработаны в среде хорватского католического клира и интеллигенции. Позже, еще в начале 20 века активно продвигались президентом Чехии Т. Масариком.

Таким образом представить себе православный собор без Русской православной церкви было трудно, а он уже состоялся. При этом в его работе принимают участие 10 из 14-и церквей. Можно предположить, что Москва влияет почти что на треть православного мира. Треть уже не весь, но и такая оценка тоже не является верной.

Если посмотреть на причины отказа, то как минимум две церкви из четырёх отказавшихся имеют свои причины.

Антиохийская церковь. Один из четырёх «вселенских» патриархатов православного мира. Основная часть приходов в Сирии. Делегация церкви отказалась участвовать в соборе. Одна из основных причин — обострившийся спор с другой древнейшей церковью – Иерусалимской. Патриархаты не могут поделить приходы в Катаре. На первый взгляд, было бы из-за чего спорить. Но это в том числе вопрос «каноничной территории» плюс деньги. Как бы это банально не звучало.

Всё началось с визита патриарха Иерусалимского в Катар в 1999 году и постройки одной небольшой церкви. Уже через 10 лет настоятель данного прихода был рукоположен в сан Архиепископа Катара. Антиохийский патриархат, считавший страны Персидского залива своей «канонической территорией» с момента основания церкви пытался протестовать. Бесполезно. А в 2014 году разорвал канонические отношение с Иерусалимской церковью. Естественно, что с того момента два патриарха старались не быть одновременно в одном месте. Если на собор едет Иерусалимская церковь — Антиохийской делегации там не будет. Самое забавное, что весь сыр-бор из-за примерно 100 (сотни) официально признанных православных граждан страны. Тем не менее, в свете «реформирования» Катара исламские власти намерены стимулировать мультикультурность. Поддерживая ахль аль-китаб – «людей писания». А вот это уже деньги из бюджета весьма не бедной страны.

Вторая причина заключается в том, кто созывает собор. Патриарх Варфоломей является турецким подданным и сыном турецкого подданного. Прошу не путать сей оборот речи с творениями Ильфа и Петрова. Просто епископом Турции (именно такой статус светские власти до недавних пор признавали за Варфоломеем) может быть лишь ее гражданин. Потомственный гражданин. Изменения в уровне признания и расширения свободы действий Константинопольского патриарха как Вселенского патриарха (извините тавтологию) можно воспринимать как проявление новой внешней политики Турции. Светские власти просто ждали «естественной смерти» христианской диаспоры. Сменившие их исламисты увидели возможности, которые даёт «управляемое усиление» православной церкви. Кризис в Сирии лишь убедил их в правильности выбора. Турция поддерживает туркоманов в Сирии, которые воюют против Асада и курдов. Поддерживая православный престол Турция ослабляет позиции Антиохийской церкви, которая поддерживает Асада и поддерживается им. Естественно, что в таком свете участие сирийской церкви в мероприятии, которое организует турецкоподданный маловероятно. Несмотря даже на то, что это Вселенский православный собор. Первый за тысячу лет (Дело в том, что в последний раз православные церковные лидеры проводили подобную встречу аж в 787 году, а с 1054 года, когда состоялся «великий раскол» между православными и католиками, такие соборы больше не проводились — прим. «Хвилі”)

Грузинская церковь. Она тоже не прислала свою делегацию. Формальная причина отказа — двойственность формулировок в части проектов решений, а так же отказ обсуждать диптих церквей (список в порядке почитания). Дополнительные претензии — отсутствие в повестке вопросов церковного календаря и некоторых вопросов касательно заключения брака.

В реальности Грузинскую церковь так же не особо радует усиление Константинополя (читай Турции). Как бы там ни было, но вопросы касательно Аджарии никто не отменял. Это и традиционный там ислам. Плюс периодические попытки основать церковные приходы, подчинённые Константинопольскому патриархату.

Таким образом Русская православная церковь может записать «себе в актив» солидарное поведение лишь Болгарской церкви. Не более. На этом фоне показательна игра сербов. Предварительно Сербская церковь после контактов с Москвой заявляла о намерении не присылать делегацию на собор. Однако такое же решение болгарских единоверцев открыло окно возможностей.

Как бы там ни было, но Собор изменит баланс сил в православном мире. Среди прочего на кону стоит кто на каких ролях окажется в среде «славян — православных». Отказ от участия в Соборе русских и болгар создаёт уникальную возможность. Поэтому предстоятели Сербской церкви подождали пока будут отменены авиарейсы из Москвы и Софии. После этого быстро загрузились на борт и полетели на Крит. Формально они изменили решение в пользу участия за 2 часа. Этого хватило чтобы собрать делегацию и организовать прямой авиарейс. Оперативно сработали, надо отметить.

Ещё одним проколом Русской православной церкви стала позиция церкви Польской. Имею в виду Польскую православную церковь. Автокефалия данной церкви была дарована Константинополем в 1924-м году и это прекрасный кейс для Украины. Ведь после разделов Речи Посполитой приходы на территории Польши, Западной Беларуси и Украины находились в подчинении Москвы. Константинополь это не признавал, но ничего поделать не мог. До момента возрождения Польского государства. Однако приход большевиков в 1945-м расставил всё на свои места. Сталин шутить не любил. Митрополит Дионисий в 1948 году «обратился с покаянным письмом к Патриарху Московскому Алексию». РПЦ приняла «польскую церковь в своё лоно». В том же 1948-м году Синод в Москве издал постановление «согласно которому Русская Церковь благословляет Польскую Церковь на самостоятельное существование». То есть формально Польская автокефальная церковь находилась в «двойном подчинении». Самостоятельность была дарована как Константинополем, так и Москвой. Участие поляков в Соборе расставило точки над “і”. Показало Русской православной церкви её место.

Могла ли РПЦ не допустить такого провала? Могла. Лишь в одном случае — очередным переносом даты Собора. То есть найти возможности и создать условия при которых более 40% церквей отказались бы от участия. Так было в 1921-м, в 1961-м и 1996-м годах. Да, Великий Собор готовился почти 100 лет и каждый раз переносился. Вот и сейчас (точнее говоря, последний год) иерархи РПЦ колесили по миру. Если бы «сработали» механизмы удержания даже Сербии и Александрии. Особенно последней. Бойкот Собора двумя из четырёх «вселенских» православных церквей делал бы его проведение невозможным. Могло получится и с поляками. Если бы не было войны в Украине, то щедрая помощь из РФ на, например, отстройку храмов или ещё какие нужды была бы действенна. Но чуда для РПЦ не получилось. Несмотря на то, что вера имеет подтверждения в чудесах. Даже на фоне глобального кризиса в политике и множества конфликтов между церквями, в орбите Москвы остались лишь болгары. Да и то, как посмотреть. Усиление сербской и польской церквей может стать сигналом к действию для Софии. Что создаст ещё больше проблем «министерству религии Российской Федерации».

Хвыля