Высший пилотаж: как Россия простила Турции «удар в спину»Высший пилотаж: как Россия простила Турции «удар в спину»

Роман Гончаренко

Год назад турецкие ВВС сбили российский Су-24 на границе с Сирией. Инцидент вызвал жесткую реакцию в России, но продержалась она недолго. DW напоминает, как менялась риторика Москвы.

Визит Владимира Жириновского в Турцию в эти дни — как жирная точка, которую Россия и Турция, похоже, хотят поставить в истории со сбитым год назад российским военным самолетом. Лидер ЛДПР, депутат Госдумы и бывший вице-спикер отправился в Анкару во вторник, 22 ноября, в составе делегации своей партии. Как отмечают в Москве — по приглашению турецкой стороны. На встрече с мэром турецкой столицы Жириновский хвалил сближение двух стран, предлагал сотрудничество и заверял, что скоро «все пляжи Турции будут заполнены российскими туристами».

Именно этот политик год назад громче других в РФ критиковал Турцию, называл ее «врагом номер один» и грозил сбросить ядерную бомбу возле Стамбула. «Турция всегда ненавидела Россию», — эмоционально утверждал Жириновский, переходя на крик, на одном из телевизионных ток-шоу. Поводом стали события 24 ноября 2015 года, когда турецкие ВВС сбили на границе с Сирией российский бомбардировщик Су-24, в результате чего погиб один из двух летчиков.

За минувший год риторика и политика высшего руководства России по отношению к Турции сделала крутой вираж, сначала развернувшись на 180 градусов, а затем перейдя в изначальное состояние — дружеских отношений, порой близких к стратегическому партнерству. Самые громкие заявления прозвучали в первые недели после инцидента.

«Нож в спину» и обвинения в пособничестве ИГИЛ

Президент Владимир Путин отреагировал в первый же день в Сочи, где он принимал короля Иордании. Едва сдерживая эмоции, Путин назвал происшедшее «ударом, который нам нанесли в спину пособники террористов». «Они что, хотят поставить НАТО на службу ИГИЛ (террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта». — Ред.)?», — спросил хозяин Кремля, намекая на членство Турции в альянсе.

Путин говорил так, будто не ожидал подобного развития событий, хотя до этого Анкара не раз протестовала против нарушения ее воздушного пространства российскими военными самолетами. Президент РФ пообещал, что инцидент будет иметь «серьезные последствия» для российско-турецких отношений.

И сдержал слово. Россия среди прочего отменила с Турцией безвизовый режим, ограничила поставки овощей и фруктов, усложнила турецким компаниям условия работы на своей территории, прекратила чартерное авиасообщение и фактически перекрыла миллионный поток российских туристов. Наконец, были заморожены крупные бизнес-проекты — строительство газопровода «Турецкий поток» и атомной электростанции «Аккую».

Через несколько дней после инцидента Путин продолжил обвинять Турцию в пособничестве терроризму. «Из мест добычи нефти, которые контролируется ИГИЛ и другими террористическими организациями, эта нефть в огромном количестве, в промышленном масштабе поступает на территорию Турции», — заявил президент РФ 30 ноября в Париже, где он принимал участие в конференции ООН по изменению климата.

Хозяин Кремля предположил, что именно это стало причиной турецкой атаки на российский самолет: мол, Москва мешала. 2 декабря эту тему продолжило развивать Минобороны РФ. Замминистра Анатолий Антонов на пресс-конференции в Москве обвинил высшее руководство Турции и лично президента Реджепа Тайипа Эрдогана в том, что они, как передало агентство ТАСС, «вовлечены в незаконную добычу и перевозку сирийской и иракской нефти». А представитель Генштаба российской армии продемонстрировал спутниковые снимки бензовозов.

Послание Федеральному собранию — и Эрдогану

Через несколько дней, 3 декабря, выступая с посланием к Федеральному собранию, Владимир Путин сделал несколько еще более жестких заявлений: «Мы не забудем этого пособничества террористам. Всегда считали и будем считать предательство самым последним и постыдным делом».

При этом российский президент отметил, что «турецкий народ — добрый, трудолюбивый и талантливый» и что у России в Турции «много надежных друзей», подчеркнув, что не ставит «знака равенства между ними и частью сегодняшней правящей верхушки». Самой жесткой фразой Путина многие обозреватели назвали его слова о том, что «видимо, Аллах решил наказать правящую клику в Турции, лишив ее разума и рассудка». Эти слова сидящие в зале российские политики встретили аплодисментами.

В середине декабря, на пресс-конференции по итогам 2015 года, Путин констатировал, что «с действующим турецким руководством, как показала практика, нам сложно договориться или практически невозможно». Но события последующих месяцев показали, что это не так. Зима прошла без изменений, однако уже весной в заявлениях не только турецкой, но и российской стороны чувствовалось желание скорее вернуться к прежним теплым отношениям. «Мы тоже хотим возобновить отношения», — сказал Путин в конце апреля в Афинах, отметив, что для начала Турция должна извиниться.

Письмо Эрдогана и стремительное потепление

О том, что Турция принесла формальные извинения Москве, стало известно 27 июня. Москва сообщила, что Путин получил от Эрдогана письмо, в котором турецкий президент извинился за сбитый самолет и гибель летчика. С этого момента между Анкарой и Москвой началось стремительное потепление отношений, или, как говорит Путин, курс на «восстановление полноформатного сотрудничества».

Уже через два дня он позвонил Эрдогану, и два лидера пообщались напрямую после почти семимесячного молчания. Российский президент поручил правительству «начать процесс нормализации торгово-экономических связей с Турцией в целом». Когда 16 июля в Турции произошла попытка государственного переворота, Путин на следующий же день позвонил Эрдогану и поддержал его.

Первая личная встреча двух лидеров состоялась 9 августа в родном городе российского президента — Санкт-Петербурге. «Хотел бы сказать, что да, действительно, мы пережили очень сложный момент в наших межгосударственных отношениях, — признал Путин. — Но нам бы всем очень хотелось — и мы чувствуем, что этого хочется и нашим турецким друзьям — преодолеть эти сложности во имя интересов граждан Турции и граждан России».

От «Турецкого потока» до систем ПВО

После Санкт-Петербурга Путин и Эрдоган успели встретиться еще два раза — в начале сентября в рамках саммита «группы 20» в китайском Ханьчжоу, а затем 10 октября в Стамбуле, куда Путин приезжал на Энергетический конгресс. За три месяца после письма с извинениями Эрдогана российско-турецкие деловые отношения оттаяли.

Еще летом российские туристы снова потянулись на турецкие курорты. В Стамбуле было подписано соглашение о «Турецком потоке» — двух нитках газопровода, одна из которых, по замыслу «Газпрома», предназначена для турецких, другая — для европейских потребителей. Переговоры о строительстве будущей АЭС «Аккую» заметно активизировались, начало ее возведения запланировано на 2018 год.

Похоже, не держат зла на Турцию и российские военные. Сообщается, что представители Генштаба РФ посещали Турцию и принимали турецких коллег в Москве. Кроме того, Россия предлагает члену НАТО Турции сотрудничество в сфере закупки вооружений, в частности, российских систем ПВО. О своих обвинениях турецкого руководства в пособничестве терроризму Владимир Путин, похоже, больше не вспоминает. Во всяком случае, не делает этого публично.

Deutsche WelleРоман Гончаренко

Год назад турецкие ВВС сбили российский Су-24 на границе с Сирией. Инцидент вызвал жесткую реакцию в России, но продержалась она недолго. DW напоминает, как менялась риторика Москвы.

Визит Владимира Жириновского в Турцию в эти дни — как жирная точка, которую Россия и Турция, похоже, хотят поставить в истории со сбитым год назад российским военным самолетом. Лидер ЛДПР, депутат Госдумы и бывший вице-спикер отправился в Анкару во вторник, 22 ноября, в составе делегации своей партии. Как отмечают в Москве — по приглашению турецкой стороны. На встрече с мэром турецкой столицы Жириновский хвалил сближение двух стран, предлагал сотрудничество и заверял, что скоро «все пляжи Турции будут заполнены российскими туристами».

Именно этот политик год назад громче других в РФ критиковал Турцию, называл ее «врагом номер один» и грозил сбросить ядерную бомбу возле Стамбула. «Турция всегда ненавидела Россию», — эмоционально утверждал Жириновский, переходя на крик, на одном из телевизионных ток-шоу. Поводом стали события 24 ноября 2015 года, когда турецкие ВВС сбили на границе с Сирией российский бомбардировщик Су-24, в результате чего погиб один из двух летчиков.

За минувший год риторика и политика высшего руководства России по отношению к Турции сделала крутой вираж, сначала развернувшись на 180 градусов, а затем перейдя в изначальное состояние — дружеских отношений, порой близких к стратегическому партнерству. Самые громкие заявления прозвучали в первые недели после инцидента.

«Нож в спину» и обвинения в пособничестве ИГИЛ

Президент Владимир Путин отреагировал в первый же день в Сочи, где он принимал короля Иордании. Едва сдерживая эмоции, Путин назвал происшедшее «ударом, который нам нанесли в спину пособники террористов». «Они что, хотят поставить НАТО на службу ИГИЛ (террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта». — Ред.)?», — спросил хозяин Кремля, намекая на членство Турции в альянсе.

Путин говорил так, будто не ожидал подобного развития событий, хотя до этого Анкара не раз протестовала против нарушения ее воздушного пространства российскими военными самолетами. Президент РФ пообещал, что инцидент будет иметь «серьезные последствия» для российско-турецких отношений.

И сдержал слово. Россия среди прочего отменила с Турцией безвизовый режим, ограничила поставки овощей и фруктов, усложнила турецким компаниям условия работы на своей территории, прекратила чартерное авиасообщение и фактически перекрыла миллионный поток российских туристов. Наконец, были заморожены крупные бизнес-проекты — строительство газопровода «Турецкий поток» и атомной электростанции «Аккую».

Через несколько дней после инцидента Путин продолжил обвинять Турцию в пособничестве терроризму. «Из мест добычи нефти, которые контролируется ИГИЛ и другими террористическими организациями, эта нефть в огромном количестве, в промышленном масштабе поступает на территорию Турции», — заявил президент РФ 30 ноября в Париже, где он принимал участие в конференции ООН по изменению климата.

Хозяин Кремля предположил, что именно это стало причиной турецкой атаки на российский самолет: мол, Москва мешала. 2 декабря эту тему продолжило развивать Минобороны РФ. Замминистра Анатолий Антонов на пресс-конференции в Москве обвинил высшее руководство Турции и лично президента Реджепа Тайипа Эрдогана в том, что они, как передало агентство ТАСС, «вовлечены в незаконную добычу и перевозку сирийской и иракской нефти». А представитель Генштаба российской армии продемонстрировал спутниковые снимки бензовозов.

Послание Федеральному собранию — и Эрдогану

Через несколько дней, 3 декабря, выступая с посланием к Федеральному собранию, Владимир Путин сделал несколько еще более жестких заявлений: «Мы не забудем этого пособничества террористам. Всегда считали и будем считать предательство самым последним и постыдным делом».

При этом российский президент отметил, что «турецкий народ — добрый, трудолюбивый и талантливый» и что у России в Турции «много надежных друзей», подчеркнув, что не ставит «знака равенства между ними и частью сегодняшней правящей верхушки». Самой жесткой фразой Путина многие обозреватели назвали его слова о том, что «видимо, Аллах решил наказать правящую клику в Турции, лишив ее разума и рассудка». Эти слова сидящие в зале российские политики встретили аплодисментами.

В середине декабря, на пресс-конференции по итогам 2015 года, Путин констатировал, что «с действующим турецким руководством, как показала практика, нам сложно договориться или практически невозможно». Но события последующих месяцев показали, что это не так. Зима прошла без изменений, однако уже весной в заявлениях не только турецкой, но и российской стороны чувствовалось желание скорее вернуться к прежним теплым отношениям. «Мы тоже хотим возобновить отношения», — сказал Путин в конце апреля в Афинах, отметив, что для начала Турция должна извиниться.

Письмо Эрдогана и стремительное потепление

О том, что Турция принесла формальные извинения Москве, стало известно 27 июня. Москва сообщила, что Путин получил от Эрдогана письмо, в котором турецкий президент извинился за сбитый самолет и гибель летчика. С этого момента между Анкарой и Москвой началось стремительное потепление отношений, или, как говорит Путин, курс на «восстановление полноформатного сотрудничества».

Уже через два дня он позвонил Эрдогану, и два лидера пообщались напрямую после почти семимесячного молчания. Российский президент поручил правительству «начать процесс нормализации торгово-экономических связей с Турцией в целом». Когда 16 июля в Турции произошла попытка государственного переворота, Путин на следующий же день позвонил Эрдогану и поддержал его.

Первая личная встреча двух лидеров состоялась 9 августа в родном городе российского президента — Санкт-Петербурге. «Хотел бы сказать, что да, действительно, мы пережили очень сложный момент в наших межгосударственных отношениях, — признал Путин. — Но нам бы всем очень хотелось — и мы чувствуем, что этого хочется и нашим турецким друзьям — преодолеть эти сложности во имя интересов граждан Турции и граждан России».

От «Турецкого потока» до систем ПВО

После Санкт-Петербурга Путин и Эрдоган успели встретиться еще два раза — в начале сентября в рамках саммита «группы 20» в китайском Ханьчжоу, а затем 10 октября в Стамбуле, куда Путин приезжал на Энергетический конгресс. За три месяца после письма с извинениями Эрдогана российско-турецкие деловые отношения оттаяли.

Еще летом российские туристы снова потянулись на турецкие курорты. В Стамбуле было подписано соглашение о «Турецком потоке» — двух нитках газопровода, одна из которых, по замыслу «Газпрома», предназначена для турецких, другая — для европейских потребителей. Переговоры о строительстве будущей АЭС «Аккую» заметно активизировались, начало ее возведения запланировано на 2018 год.

Похоже, не держат зла на Турцию и российские военные. Сообщается, что представители Генштаба РФ посещали Турцию и принимали турецких коллег в Москве. Кроме того, Россия предлагает члену НАТО Турции сотрудничество в сфере закупки вооружений, в частности, российских систем ПВО. О своих обвинениях турецкого руководства в пособничестве терроризму Владимир Путин, похоже, больше не вспоминает. Во всяком случае, не делает этого публично.

Deutsche Welle

Deutsche Welle: Украина на саммите НАТО: зритель на празднике коллективной безопасностиDeutsche Welle: Украина на саммите НАТО: зритель на празднике коллективной безопасности

Роман Гончаренко

Без событий на Украине повестка саммита НАТО в Варшаве была бы совсем другой. Но в центре внимания она не была, хотя Киев и услышал слова поддержки. Репортаж DW об итогах саммита.

Петр Порошенко остался верен своей почти традиции и превзошел себя. Выступая в 2015 году на Всемирном экономическом форуме в Давосе, президент Украины демонстрировал фрагмент изрешеченного осколками автобуса, якобы обстрелянного пророссийскими сепаратистами под Волновахой в Донбассе. Тогда же на Мюнхенской конференции по безопасности он показывал паспорта, якобы изъятые у пленных на востоке Украины российских военных. На саммит НАТО в Варшаве, который завершился в субботу, 9 июля, Порошенко привез живого свидетеля событий, которые Украина называет фактической войной с Россией — Надежду Савченко.

Аплодисменты Савченко

Украинская военнослужащая, чью фамилию за время ее заключения в России выучили многие мировые лидеры, встретилась с ними вживую. На заседании комиссии НАТО-Украина на высшем уровне Савченко с серьезным видом сидела за спиной у Порошенко. Рядом за круглым столом были канцлер Германии Ангела Меркель (AngelaMerkel) и президент Франции Франсуа Олланд, с которыми Порошенко обсуждал ее судьбу во время бесчисленных переговоров с президентом России Владимиром Путиным.

Говорили ли они с Савченко? Пожимали ли ей руку? DWоб этом неизвестно. Но трудно представить, что живой и известный во всем мире свидетель событий, которые заставили НАТО радикально менять свою политику, был на саммите НАТО лишь свадебным генералом. Во всяком случае, на проходившем на полях саммита форуме экспертов Савченко выступила с коротким заявлением. Зал аплодировал ей стоя.

Сдерживание

Нынешний саммит НАТО — второй после аннексии Крыма и начала войны в Донбассе. В Варшаве лидеры 28 стран пошли на шаг, который здесь назвали историческим — усилить военное присутствие в Восточной Европе (Польше и странах Балтии). Причиной стали опасения в этих странах повторить судьбу Украины. Одним из ключевых слов в итоговой декларации стало слово «сдерживание», адресованное России. НАТО четко дает понять Москве, что договор о коллективной безопасности действует, и не надо играть с огнем.

С другой стороны, тон по отношению к Москве заметно смягчился. Если в декларации по итогами саммита в Уэльсе в 2014 году альянс осуждал «агрессивные действия России» на Украине, то в варшавском итоговом документе слова «агрессивный» нет, а есть «действия России», подрывающие правовой порядок в Европе. Усиливая свой восточный фланг, НАТО одновременно протягивает руку Москве. «Мы продолжаем стремиться к конструктивным отношениям с Россией, если действия России делают это возможным», — сказано в декларации. «Мы не хотим холодной войны», — сказал по итогам саммита министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-WalterSteinmeier). Правда, как отметил президент США Барак Обама, с Россией «business as usual не будет до полного выполнения Минских соглашений» по Украине.

Пакет для Порошенко

Хотя именно события на Украине заставили альянс радикально изменить политику, в Варшаве о ней самой говорили мало. Она по сути оказалась в тени России. Обама на итоговой пресс-конференции много говорил о недавней трагедии в Далласе, о ситуации в Афганистане и Ираке, а об Украине едва обмолвился. Заседание комиссии НАТО-Украина прошло под занавес саммита. В кулуарах журналисты предполагали, что зал на итоговой пресс-конференции Порошенко в субботу рискует быть полупустым, мол, у многих уже будет чемоданное настроение. Но этого не произошло. Возможно, потому что после украинского лидера еще выступали президенты Польши и США.

Подводя итоги саммита для Украины, Порошенко на хорошем английском поблагодарил альянс за поддержку — политическую, материальную, финансовую. Стороны утвердили согласованный ранее пакет помощи, который НАТО будет предоставлять Украине. По сути альянс будет продолжать делать то, что уже делает, но в расширенном формате — реформировать украинскую армию, приближая ее к стандартам НАТО. Ключевое слово в этой связи — «совместимость». Порошенко сказал, что речь идет об «уникальном» пакете, которого еще не получала ни одна страна. Более того, по словам украинского президента, его страна получила новый статус «усиленного партнерства». Правда, ни в итоговой декларации, ни в заявлениях генсека альянса этот термина нет.

Не обошлось и без традиционного вопроса о членстве в НАТО. Порошенко и генсек альянса Йенс Столтенберг рутинно ответили, что «двери открыты», но этот вопрос «не на повестке дня».

Новый раздел Европы?

В целом саммит в Варшаве, на котором страны НАТО хвалили недоступную Украине коллективную безопасность, возможно, вызвал у членов украинской делегации ощущение досады.

На фоне речей о военной мощи, сдерживании России и клятвах «один за всех и все за одного» казалось, что в Европе окончательно опускается новый железный занавес. По одну его сторону — НАТО, усиливающая защиту своих членов, а по другую — Украина, которая не успела спрятаться под натовский зонтик. Это впечатление только усиливали гигантские рекламные плакаты одной американской фирмы, которыми увешана дорога из аэропорта Варшавы в центр. Эта фирма — производитель компонентов для противоракетной защиты. На плакатах Европа поделена на две части — по восточной границе НАТО.

Deutsche WelleРоман Гончаренко

Без событий на Украине повестка саммита НАТО в Варшаве была бы совсем другой. Но в центре внимания она не была, хотя Киев и услышал слова поддержки. Репортаж DW об итогах саммита.

Петр Порошенко остался верен своей почти традиции и превзошел себя. Выступая в 2015 году на Всемирном экономическом форуме в Давосе, президент Украины демонстрировал фрагмент изрешеченного осколками автобуса, якобы обстрелянного пророссийскими сепаратистами под Волновахой в Донбассе. Тогда же на Мюнхенской конференции по безопасности он показывал паспорта, якобы изъятые у пленных на востоке Украины российских военных. На саммит НАТО в Варшаве, который завершился в субботу, 9 июля, Порошенко привез живого свидетеля событий, которые Украина называет фактической войной с Россией — Надежду Савченко.

Аплодисменты Савченко

Украинская военнослужащая, чью фамилию за время ее заключения в России выучили многие мировые лидеры, встретилась с ними вживую. На заседании комиссии НАТО-Украина на высшем уровне Савченко с серьезным видом сидела за спиной у Порошенко. Рядом за круглым столом были канцлер Германии Ангела Меркель (AngelaMerkel) и президент Франции Франсуа Олланд, с которыми Порошенко обсуждал ее судьбу во время бесчисленных переговоров с президентом России Владимиром Путиным.

Говорили ли они с Савченко? Пожимали ли ей руку? DWоб этом неизвестно. Но трудно представить, что живой и известный во всем мире свидетель событий, которые заставили НАТО радикально менять свою политику, был на саммите НАТО лишь свадебным генералом. Во всяком случае, на проходившем на полях саммита форуме экспертов Савченко выступила с коротким заявлением. Зал аплодировал ей стоя.

Сдерживание

Нынешний саммит НАТО — второй после аннексии Крыма и начала войны в Донбассе. В Варшаве лидеры 28 стран пошли на шаг, который здесь назвали историческим — усилить военное присутствие в Восточной Европе (Польше и странах Балтии). Причиной стали опасения в этих странах повторить судьбу Украины. Одним из ключевых слов в итоговой декларации стало слово «сдерживание», адресованное России. НАТО четко дает понять Москве, что договор о коллективной безопасности действует, и не надо играть с огнем.

С другой стороны, тон по отношению к Москве заметно смягчился. Если в декларации по итогами саммита в Уэльсе в 2014 году альянс осуждал «агрессивные действия России» на Украине, то в варшавском итоговом документе слова «агрессивный» нет, а есть «действия России», подрывающие правовой порядок в Европе. Усиливая свой восточный фланг, НАТО одновременно протягивает руку Москве. «Мы продолжаем стремиться к конструктивным отношениям с Россией, если действия России делают это возможным», — сказано в декларации. «Мы не хотим холодной войны», — сказал по итогам саммита министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-WalterSteinmeier). Правда, как отметил президент США Барак Обама, с Россией «business as usual не будет до полного выполнения Минских соглашений» по Украине.

Пакет для Порошенко

Хотя именно события на Украине заставили альянс радикально изменить политику, в Варшаве о ней самой говорили мало. Она по сути оказалась в тени России. Обама на итоговой пресс-конференции много говорил о недавней трагедии в Далласе, о ситуации в Афганистане и Ираке, а об Украине едва обмолвился. Заседание комиссии НАТО-Украина прошло под занавес саммита. В кулуарах журналисты предполагали, что зал на итоговой пресс-конференции Порошенко в субботу рискует быть полупустым, мол, у многих уже будет чемоданное настроение. Но этого не произошло. Возможно, потому что после украинского лидера еще выступали президенты Польши и США.

Подводя итоги саммита для Украины, Порошенко на хорошем английском поблагодарил альянс за поддержку — политическую, материальную, финансовую. Стороны утвердили согласованный ранее пакет помощи, который НАТО будет предоставлять Украине. По сути альянс будет продолжать делать то, что уже делает, но в расширенном формате — реформировать украинскую армию, приближая ее к стандартам НАТО. Ключевое слово в этой связи — «совместимость». Порошенко сказал, что речь идет об «уникальном» пакете, которого еще не получала ни одна страна. Более того, по словам украинского президента, его страна получила новый статус «усиленного партнерства». Правда, ни в итоговой декларации, ни в заявлениях генсека альянса этот термина нет.

Не обошлось и без традиционного вопроса о членстве в НАТО. Порошенко и генсек альянса Йенс Столтенберг рутинно ответили, что «двери открыты», но этот вопрос «не на повестке дня».

Новый раздел Европы?

В целом саммит в Варшаве, на котором страны НАТО хвалили недоступную Украине коллективную безопасность, возможно, вызвал у членов украинской делегации ощущение досады.

На фоне речей о военной мощи, сдерживании России и клятвах «один за всех и все за одного» казалось, что в Европе окончательно опускается новый железный занавес. По одну его сторону — НАТО, усиливающая защиту своих членов, а по другую — Украина, которая не успела спрятаться под натовский зонтик. Это впечатление только усиливали гигантские рекламные плакаты одной американской фирмы, которыми увешана дорога из аэропорта Варшавы в центр. Эта фирма — производитель компонентов для противоракетной защиты. На плакатах Европа поделена на две части — по восточной границе НАТО.

Deutsche Welle