«НАДЕЖДА САВЧЕНКО ГОЛОДАЕТ 33 ДНЯ. И Я НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮ СЕБЕ, КАК ОНА ДЕРЖИТСЯ»«НАДЕЖДА САВЧЕНКО ГОЛОДАЕТ 33 ДНЯ. И Я НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮ СЕБЕ, КАК ОНА ДЕРЖИТСЯ»

Евгений Кузьменко для Цензор.НЕТ
Есть ли надежда освободить украинскую летчицу из российского плена? Почему ей уже удалось продержаться без еды столько времени и какую игру в этой ситуации ведет Путин? Об этом «Цензор НЕТ» побеседовал с коллегой Савченко по фракции Сергеем Власенко.

Чем дольше тянется голодовка, объявленная украинской летчицей и народным депутатом Надеждой Савченко, тем отчаяннее становятся попытки Киева надавить на российскую сторону и добиться освобождения Надежды. Вчерашнее обращение Верховной Рады к канцлеру Германии Ангеле Меркель, Президенту Франции Франсуа Олланду, Президенту России Владимиру Путину и к Парламентской ассамблее Совета Европы должно было стать еще одним ударом по сооруженной в этой истории стене лжи и фальсификаций. Но станет ли? Об этом и других аспектах дела Савченко мы побеседовали с ее коллегой по фракции «Батьквищина» Сергеем Власенко.
— Это не первое обращение украинского парламента с требованием освободить Надежду Савченко. Понятно, все, чем Украина в данной ситуации может оперировать, — это внешнеполитическое давление. Но насколько этот инструмент эффективен?
— Начну чуть-чуть издалека. По моему глубочайшему убеждению, дело Савченко — стопроцентно политическое. Я общаюсь с защитой — и видел документы, подтверждающие полную, тотальную невиновность Надежды. Документы, которые не то что дают ей алиби, а и свидетельствуют о том, что она даже теоретически не могла совершить то, что ей инкриминируют.
— Напомните еще раз суть обвинений.
— Ей инкриминируют якобы убийство двух журналистов. Ну, я уж не говорю об абсурдности конструкции: у нас на востоке страны идут боевые действия, Надя служит добровольцем в добровольческом батальоне, защищает свою страну; какие-то люди приехали с территории Российской Федерации; их нашли мертвыми и после этого заявили, что именно она их убила. А что такое убийство? Это состав преступления, которое предполагает умысел на убийство конкретно этого человека. То есть, условно говоря, на убийство Петрова Петра Петровича! Между тем, Савченко, которая этих людей не знала и никогда в жизни не видела, не могла даже теоретически иметь умысел это убийство осуществить!
При Источник: http://censor.net.ua/r319858этом защита собрала все доказательства того, что в момент, когда эти журналисты погибли, Савченко уже находилась в плену. То есть, ни физически, ни по составу преступления, ни по умыслу ей невозможно инкриминировать это преступление!
— …что свидетельствует о том…
— …что кроме уголовного преследования есть какие-то иные мотивы. При этом я еще раз обращаю внимание читателей на то, что эти события произошли на территории Украины, и Савченко — гражданка Украины. Все уже как-то успели подзабыть заявления российских официальных лиц про то, что Савченко якобы сама перешла границу. Бред, в который не поверит ни один здравомыслящий человек! И она это опровергала десятки раз, и есть подтверждения тому, что ее насильно вывозили. То есть, у российского суда нет ни юрисдикции, ни доказательств того, что она была на том месте!
Соответственно, у российской стороны есть какие-то другие мотивы для преследования Савченко. Я считаю, что они хотят устроить образцово-показательный суд над украинской гражданкой, показать зверства, в кавычках, украинской «хунты». То есть, это продолжение той информационно-пропагандистской кампании, которую ведут российские СМИ по отношению к Украине. И Надя в это случае, к сожалению, — элемент этой кампании.
— Вы наверняка видели, как на вопрос о деле Савченко на пресс-конференции отвечал Владимир Путин. Что вы для себя отметили в этом ответе?
— Абсолютно четкую ознакомленность с этим делом. Понимаете, если это обычное уголовное дело, то не может президент страны настолько глубоко знать его детали. И это означает, что президента Путина информируют о ходе этого дела. Он знает, как ее перевозили, как она попала на территорию Российской Федерации, в чем она обвиняется, как содержится, и так далее.
Это, конечно, косвенный признак, но мой личный опыт говорит о том, что если глава государства так тонко владеет деталями процесса, то все это неспроста. Тем более, зная российскую систему судопроизводства, которая не очень сильно отличается от украинской времен Виктора Федоровича Януковича и даже нынешней.
власенко
— Вариант с обменом Надежды Савченко исключен?
— Предпринимались попытки (я, к сожалению, не могу раскрывать всех нюансов) — официальные и не только.
— И что вам сказали неофициально?
— Неофициально ответ был такой, что решает первое лицо государства. И пока это первое лицо государства решения не приняло.
К сожалению, дело, в котором нет юриспруденции, а есть политика, может разрешиться только политическими методами. Точно так же, как в деле Тимошенко: мы могли предоставить миллион доказательств ее невиновности — но пока не пал режим, дело не разрешилось.
— Причем, зная специфику мышления Владимира Владимировича, можно предполагать, что в его голове решение «вопроса Савченко» связано с какой-нибудь «многоходовочкой»…
— Мое понимание такое: разрешая эту ситуацию, они, конечно же, не хотят потерять лицо. Я думаю, по состоянию на сегодня они уже понимают, что для них дело Савченко — это такой чемодан без ручки. Они отдают себе отчет в том, что это будет громкий публичный процесс, на котором будет представлены очевидные доказательства невиновности подсудимой. Будет продемонстрирована вся доказательная база, говорящая о том, что она не только не могла этого сделать, но и не была в том месте. И это будет серьезный репутационный удар. Для того, чтобы этого удара избежать, нужной найти выход, который сбережет лицо российскому руководству и российской судебной системе — но при этом Надежда Савченко будет на свободе и в Украине.
— Как технически можно это осуществить?
— Таких вариантов может быть несколько. Насколько я знаю (об этом заявил адвокат Нади Марк Фейгин), они собираются подать ходатайство о том, чтобы Надежду отпустили на сессию ПАСЕ, которая состоится 26 января в Страсбурге. Это — выход, красивый и понятный. Во-первых, она — депутат ПАСЕ. Во-вторых, поскольку она сидит не по приговору, суд может абсолютно спокойно изменить ей меру пресечения, никакой проблемы в этом нет. При этом, будучи в составе украинской делегации, она получит статус делегата Парламентской Ассамблеи Европы — и, таким образом, получит специальный иммунитет, предусмотренный европейскими конвенциями для делегатов ПАСЕ.
Вот это — тот выход для Российской Федерации, который предложил бы я. Возможно, они ищут другие варианты; возможно, не ищут никаких.
— Вы говорите о поиске решения российской стороной. А все ли от нее зависящее делает для освобождения Савченко украинская власть?
— Вы знаете, мы благодарны всем, кто причастен к этому вопросу. Это и Президент Украины Петр Порошенко, который совершенно точно поднимал этот вопрос во время своих переговоров с Владимиром Путиным. К этому причастно Министерство иностранных дел, которое на различных уровнях поднимает этот вопрос. К этому причастен консул Украины в Российской Федерации, который встречается с Надеждой, проводит переговоры, пытался убедить ее отказаться от голодовки. То есть, человек делает то, что может. К сожалению, у него были проблемы: некоторое время его не допускали к Надежде. Но сейчас ситуация вроде бы изменилась.
— Кстати, представителей вашей фракции к Савченко допускали?
— Нет. Проблема в том, что по российскому законодательству любой заключенный, помимо встреч с адвокатами, имеет право на два свидания в месяц. Мы просто не хотим забирать у Нади те квоты, которые ей нужны для постоянного общения. В том числе с представителями консульства.
Представители нашей фракции регулярно ездят в Москву на заседания для того, чтобы выразить свою поддержку. Надя их видит, поскольку участвует в заседаниях в режиме видеоконференции. По крайней мере, в последнем заседании она принимала участие и знает, что наши коллеги там были.
Мы передаем ей письма — хотя, насколько мне известно, с получением писем у нее сейчас проблемы из-за цензуры. А после того, как она объявила голодовку, у нее из камеры полностью забрали еду. Человек реально голодает 33 дня. И я себе не представляю, как она держится. В свое время я видел, как Юлия Тимошенко голодала порядка 25 дней — и я видел, что происходило с организмом: человек худел на глазах, это было визуально заметно.
— У нас, между прочим, хватает любителей, не отходя от холодильника, посудачить о том, что, вот, как это: голодает 33 дня — и все еще жива?
— У человека забрали все, и встречающиеся с нею адвокаты об этом проинформированы. А то, что она держится, — это следствие ее изначального физического состояния. Ведь на самом деле 33 дня без еды, только на одной воде — это огромный срок.
— Владимир Гройсман от имени Верховной Рады обратился к Надежде с просьбой прекратить голодовку. Думаете, это реально?
— С просьбой прекратить голодовку к Надежде обращались Юлия Владимировна Тимошенко, фракция «Батькивщина», патриархи различных украинских конфессий, многие частные лица. Пока ее позиция непреклонна: она считает свое заключение незаконным, а свое удержание в России — противоправным. И поэтому она пока не готова прекращать голодовку, несмотря ни на что.
Юлия Владимировна сделала по этому поводу публичное заявление и обратилась с частным письмом. Я точно знаю, что практически на каждой встрече адвокаты делают все, чтобы убедить Надежду в том, о чем сегодня сказал спикер Верховной Рады, в том, что она нужна нам здоровая и крепкая.
На самом деле, во время голодания после 21-22 дня начинаются серьезные изменения в организме. Поэтому мы понимаем, что есть реальная угроза ее жизни. И мы обратились к ней из всех доступных нам источников с просьбой прекратить голодовку. Пока она, к сожалению, такого решения не приняла.
— Что могут в этой ситуации сделать простые украинцы, переживающие за Надежду Савченко?
— Вы знаете, к сожалению, мне сложно сказать, что они могут сделать. Сложность ситуации заключается в том, что ее решение зависит от одного человека. И этого человека зовут Владимир Владимирович Путин. Вот ровно так же в деле Тимошенко все зависело от личной воли Виктора Януковича. Мы могли делать все, что угодно; пока не решил Виктор Янукович — ничего не решалось. Вот так и здесь, все зависит от воли Владимира Путина. Он может много нам рассказывать о том, что решение по делу Савченко зависит от независимой судебной системы Российской Федерации, от не зависимых следователей Следственного комитета Российской Федерации. Но мы-то с вами прекрасно понимаем, что это не так! Именно поэтому все наши усилия направлены на то, чтобы усиливать давление на руководство Российской Федерации в различных формах. Вы знаете о том, что уже было несколько заявлений Госсекретаря США Джона Керри, несколько резолюций Европарламента, резолюция ПАСЕ…То есть, мы осуществляем внешнее давление на президента Путина для того, чтобы он принял решение отпустить Надежду Савченко. Механизм — только такой.
А как нам могут помочь люди, я, к сожалению, не знаю. Мы не можем всколыхнуть российское общественное мнение, потому что по состоянию на сегодня оно, к сожалению, не «всколыхиваемое». Но заметьте: даже при этой сложной ситуации вокруг дела Надежды Савченко в России все время есть общественная активность. Есть люди, которые выступают, проведывают ее, стоят в пикетах. Даже при этом сложном раскладе российское общественное мнение частично настроено за Савченко.
— Это, как правило, те люди, которых Путин называет национал-предателями…
— Да, это те люди в РФ, которые могут мыслить и которые понимают, что их зомбируют по телеку, и что далеко не все, что говорится в официальных органах Российской Федерации, является правдой. Те, кто в состоянии анализировать ситуацию, конечно, понимают, что Надежда Савченко — просто заложник.
— Ваша политическая сила поддерживает семью Надежды?
— Я сейчас не хочу заниматься рекламой политической партии «Батькивщина». Но могу сказать, что с сегодняшнего, я надеюсь, дня Вера Савченко — мой штатный помощник.

Источник: http://censor.net.ua/resonance/319858/nadejda_savchenko_golodaet_33_dnya_i_ya_ne_predstavlyayu_sebe_kak_ona_derjitsyaЕвгений Кузьменко для Цензор.НЕТ
Есть ли надежда освободить украинскую летчицу из российского плена? Почему ей уже удалось продержаться без еды столько времени и какую игру в этой ситуации ведет Путин? Об этом «Цензор НЕТ» побеседовал с коллегой Савченко по фракции Сергеем Власенко.

Чем дольше тянется голодовка, объявленная украинской летчицей и народным депутатом Надеждой Савченко, тем отчаяннее становятся попытки Киева надавить на российскую сторону и добиться освобождения Надежды. Вчерашнее обращение Верховной Рады к канцлеру Германии Ангеле Меркель, Президенту Франции Франсуа Олланду, Президенту России Владимиру Путину и к Парламентской ассамблее Совета Европы должно было стать еще одним ударом по сооруженной в этой истории стене лжи и фальсификаций. Но станет ли? Об этом и других аспектах дела Савченко мы побеседовали с ее коллегой по фракции «Батьквищина» Сергеем Власенко.
— Это не первое обращение украинского парламента с требованием освободить Надежду Савченко. Понятно, все, чем Украина в данной ситуации может оперировать, — это внешнеполитическое давление. Но насколько этот инструмент эффективен?
— Начну чуть-чуть издалека. По моему глубочайшему убеждению, дело Савченко — стопроцентно политическое. Я общаюсь с защитой — и видел документы, подтверждающие полную, тотальную невиновность Надежды. Документы, которые не то что дают ей алиби, а и свидетельствуют о том, что она даже теоретически не могла совершить то, что ей инкриминируют.
— Напомните еще раз суть обвинений.
— Ей инкриминируют якобы убийство двух журналистов. Ну, я уж не говорю об абсурдности конструкции: у нас на востоке страны идут боевые действия, Надя служит добровольцем в добровольческом батальоне, защищает свою страну; какие-то люди приехали с территории Российской Федерации; их нашли мертвыми и после этого заявили, что именно она их убила. А что такое убийство? Это состав преступления, которое предполагает умысел на убийство конкретно этого человека. То есть, условно говоря, на убийство Петрова Петра Петровича! Между тем, Савченко, которая этих людей не знала и никогда в жизни не видела, не могла даже теоретически иметь умысел это убийство осуществить!
При Источник: http://censor.net.ua/r319858этом защита собрала все доказательства того, что в момент, когда эти журналисты погибли, Савченко уже находилась в плену. То есть, ни физически, ни по составу преступления, ни по умыслу ей невозможно инкриминировать это преступление!
— …что свидетельствует о том…
— …что кроме уголовного преследования есть какие-то иные мотивы. При этом я еще раз обращаю внимание читателей на то, что эти события произошли на территории Украины, и Савченко — гражданка Украины. Все уже как-то успели подзабыть заявления российских официальных лиц про то, что Савченко якобы сама перешла границу. Бред, в который не поверит ни один здравомыслящий человек! И она это опровергала десятки раз, и есть подтверждения тому, что ее насильно вывозили. То есть, у российского суда нет ни юрисдикции, ни доказательств того, что она была на том месте!
Соответственно, у российской стороны есть какие-то другие мотивы для преследования Савченко. Я считаю, что они хотят устроить образцово-показательный суд над украинской гражданкой, показать зверства, в кавычках, украинской «хунты». То есть, это продолжение той информационно-пропагандистской кампании, которую ведут российские СМИ по отношению к Украине. И Надя в это случае, к сожалению, — элемент этой кампании.
— Вы наверняка видели, как на вопрос о деле Савченко на пресс-конференции отвечал Владимир Путин. Что вы для себя отметили в этом ответе?
— Абсолютно четкую ознакомленность с этим делом. Понимаете, если это обычное уголовное дело, то не может президент страны настолько глубоко знать его детали. И это означает, что президента Путина информируют о ходе этого дела. Он знает, как ее перевозили, как она попала на территорию Российской Федерации, в чем она обвиняется, как содержится, и так далее.
Это, конечно, косвенный признак, но мой личный опыт говорит о том, что если глава государства так тонко владеет деталями процесса, то все это неспроста. Тем более, зная российскую систему судопроизводства, которая не очень сильно отличается от украинской времен Виктора Федоровича Януковича и даже нынешней.
власенко
— Вариант с обменом Надежды Савченко исключен?
— Предпринимались попытки (я, к сожалению, не могу раскрывать всех нюансов) — официальные и не только.
— И что вам сказали неофициально?
— Неофициально ответ был такой, что решает первое лицо государства. И пока это первое лицо государства решения не приняло.
К сожалению, дело, в котором нет юриспруденции, а есть политика, может разрешиться только политическими методами. Точно так же, как в деле Тимошенко: мы могли предоставить миллион доказательств ее невиновности — но пока не пал режим, дело не разрешилось.
— Причем, зная специфику мышления Владимира Владимировича, можно предполагать, что в его голове решение «вопроса Савченко» связано с какой-нибудь «многоходовочкой»…
— Мое понимание такое: разрешая эту ситуацию, они, конечно же, не хотят потерять лицо. Я думаю, по состоянию на сегодня они уже понимают, что для них дело Савченко — это такой чемодан без ручки. Они отдают себе отчет в том, что это будет громкий публичный процесс, на котором будет представлены очевидные доказательства невиновности подсудимой. Будет продемонстрирована вся доказательная база, говорящая о том, что она не только не могла этого сделать, но и не была в том месте. И это будет серьезный репутационный удар. Для того, чтобы этого удара избежать, нужной найти выход, который сбережет лицо российскому руководству и российской судебной системе — но при этом Надежда Савченко будет на свободе и в Украине.
— Как технически можно это осуществить?
— Таких вариантов может быть несколько. Насколько я знаю (об этом заявил адвокат Нади Марк Фейгин), они собираются подать ходатайство о том, чтобы Надежду отпустили на сессию ПАСЕ, которая состоится 26 января в Страсбурге. Это — выход, красивый и понятный. Во-первых, она — депутат ПАСЕ. Во-вторых, поскольку она сидит не по приговору, суд может абсолютно спокойно изменить ей меру пресечения, никакой проблемы в этом нет. При этом, будучи в составе украинской делегации, она получит статус делегата Парламентской Ассамблеи Европы — и, таким образом, получит специальный иммунитет, предусмотренный европейскими конвенциями для делегатов ПАСЕ.
Вот это — тот выход для Российской Федерации, который предложил бы я. Возможно, они ищут другие варианты; возможно, не ищут никаких.
— Вы говорите о поиске решения российской стороной. А все ли от нее зависящее делает для освобождения Савченко украинская власть?
— Вы знаете, мы благодарны всем, кто причастен к этому вопросу. Это и Президент Украины Петр Порошенко, который совершенно точно поднимал этот вопрос во время своих переговоров с Владимиром Путиным. К этому причастно Министерство иностранных дел, которое на различных уровнях поднимает этот вопрос. К этому причастен консул Украины в Российской Федерации, который встречается с Надеждой, проводит переговоры, пытался убедить ее отказаться от голодовки. То есть, человек делает то, что может. К сожалению, у него были проблемы: некоторое время его не допускали к Надежде. Но сейчас ситуация вроде бы изменилась.
— Кстати, представителей вашей фракции к Савченко допускали?
— Нет. Проблема в том, что по российскому законодательству любой заключенный, помимо встреч с адвокатами, имеет право на два свидания в месяц. Мы просто не хотим забирать у Нади те квоты, которые ей нужны для постоянного общения. В том числе с представителями консульства.
Представители нашей фракции регулярно ездят в Москву на заседания для того, чтобы выразить свою поддержку. Надя их видит, поскольку участвует в заседаниях в режиме видеоконференции. По крайней мере, в последнем заседании она принимала участие и знает, что наши коллеги там были.
Мы передаем ей письма — хотя, насколько мне известно, с получением писем у нее сейчас проблемы из-за цензуры. А после того, как она объявила голодовку, у нее из камеры полностью забрали еду. Человек реально голодает 33 дня. И я себе не представляю, как она держится. В свое время я видел, как Юлия Тимошенко голодала порядка 25 дней — и я видел, что происходило с организмом: человек худел на глазах, это было визуально заметно.
— У нас, между прочим, хватает любителей, не отходя от холодильника, посудачить о том, что, вот, как это: голодает 33 дня — и все еще жива?
— У человека забрали все, и встречающиеся с нею адвокаты об этом проинформированы. А то, что она держится, — это следствие ее изначального физического состояния. Ведь на самом деле 33 дня без еды, только на одной воде — это огромный срок.
— Владимир Гройсман от имени Верховной Рады обратился к Надежде с просьбой прекратить голодовку. Думаете, это реально?
— С просьбой прекратить голодовку к Надежде обращались Юлия Владимировна Тимошенко, фракция «Батькивщина», патриархи различных украинских конфессий, многие частные лица. Пока ее позиция непреклонна: она считает свое заключение незаконным, а свое удержание в России — противоправным. И поэтому она пока не готова прекращать голодовку, несмотря ни на что.
Юлия Владимировна сделала по этому поводу публичное заявление и обратилась с частным письмом. Я точно знаю, что практически на каждой встрече адвокаты делают все, чтобы убедить Надежду в том, о чем сегодня сказал спикер Верховной Рады, в том, что она нужна нам здоровая и крепкая.
На самом деле, во время голодания после 21-22 дня начинаются серьезные изменения в организме. Поэтому мы понимаем, что есть реальная угроза ее жизни. И мы обратились к ней из всех доступных нам источников с просьбой прекратить голодовку. Пока она, к сожалению, такого решения не приняла.
— Что могут в этой ситуации сделать простые украинцы, переживающие за Надежду Савченко?
— Вы знаете, к сожалению, мне сложно сказать, что они могут сделать. Сложность ситуации заключается в том, что ее решение зависит от одного человека. И этого человека зовут Владимир Владимирович Путин. Вот ровно так же в деле Тимошенко все зависело от личной воли Виктора Януковича. Мы могли делать все, что угодно; пока не решил Виктор Янукович — ничего не решалось. Вот так и здесь, все зависит от воли Владимира Путина. Он может много нам рассказывать о том, что решение по делу Савченко зависит от независимой судебной системы Российской Федерации, от не зависимых следователей Следственного комитета Российской Федерации. Но мы-то с вами прекрасно понимаем, что это не так! Именно поэтому все наши усилия направлены на то, чтобы усиливать давление на руководство Российской Федерации в различных формах. Вы знаете о том, что уже было несколько заявлений Госсекретаря США Джона Керри, несколько резолюций Европарламента, резолюция ПАСЕ…То есть, мы осуществляем внешнее давление на президента Путина для того, чтобы он принял решение отпустить Надежду Савченко. Механизм — только такой.
А как нам могут помочь люди, я, к сожалению, не знаю. Мы не можем всколыхнуть российское общественное мнение, потому что по состоянию на сегодня оно, к сожалению, не «всколыхиваемое». Но заметьте: даже при этой сложной ситуации вокруг дела Надежды Савченко в России все время есть общественная активность. Есть люди, которые выступают, проведывают ее, стоят в пикетах. Даже при этом сложном раскладе российское общественное мнение частично настроено за Савченко.
— Это, как правило, те люди, которых Путин называет национал-предателями…
— Да, это те люди в РФ, которые могут мыслить и которые понимают, что их зомбируют по телеку, и что далеко не все, что говорится в официальных органах Российской Федерации, является правдой. Те, кто в состоянии анализировать ситуацию, конечно, понимают, что Надежда Савченко — просто заложник.
— Ваша политическая сила поддерживает семью Надежды?
— Я сейчас не хочу заниматься рекламой политической партии «Батькивщина». Но могу сказать, что с сегодняшнего, я надеюсь, дня Вера Савченко — мой штатный помощник.

Источник: http://censor.net.ua/resonance/319858/nadejda_savchenko_golodaet_33_dnya_i_ya_ne_predstavlyayu_sebe_kak_ona_derjitsya

Путин и синдром осажденной крепости («Les Echos», Франция)Путин и синдром осажденной крепости («Les Echos», Франция)

Yves Bourdillon.
Президенту России приходится платить высокую цену за свою украинскую авантюру в экономическом и дипломатическом плане, однако он все еще пользуется широкой народной поддержкой в своей стране. И все еще окончательно не разорвал диалог с Западом.
Владимир Путин — не «обставивший Запад гроссмейстер», а просто лидер, которому из-за украинской авантюры пришлось столкнуться с «падением курса национально валюты, масштабным финансовым кризисом и гигантским экономическим спадом». Эти прозвучавшие незадолго до рождества заявления Барака Обамы, безусловно, являются частью развернувшейся между Москвой и Вашингтоном информационной войны. Однако и совсем уж необоснованными их никак не назвать. Потому что России действительно приходится дорого расплачиваться за геополитические приобретения в Крыму, названные неоценимыми в цивилизационном плане. А 2015 год начинается для нее не лучшим образом.

Это бесспорно в экономическом плане, потому что валюта потеряла 44% по отношению к доллару за прошлый год, и еще 7% в понедельник. Такое падение курса в первую очередь связано с обвалом цен на нефть (на нее приходится треть всех валютных поступлений страны), которая откатилась до отметки в 50 долларов за баррель (всего на 10 долларов выше стоимости добычи в Сибири по данным Energy Aspec) против 115 долларов летом. Тем не менее западные санкции, которые приняли в ответ на дестабилизационные действия России на востоке Украины, сыграли еще большую роль, так как рубль упал сильнее валют других стран-экспортеров черного золота.

В результате россияне обеднели по отношению к импорту, на который приходится половина всего потребления горожан. Набравшие валютных займов предприятия оказались в тяжелейшем положении. Над бизнесом навис призрак серийных банкротств, что вынудило Кремль в срочном порядке предоставить поддержку Газпромбанку и ВТБ, которые занимают втрое и третье места в секторе по данным на конец декабря. Чтобы понять масштабы сегодняшнего кризиса, достаточно представить себе, что общая капитализация московской биржи сейчас вдвое меньше капитализации Apple. И это еще не конец, потому что, по словам бывшего министра финансов Алексея Кудрина, ВВП может сократиться в этом году еще на 4-5%.

Кроме того, Россия оказалась в изоляции в дипломатическом плане. Аннексия Крыма была признана только Кубой, Никарагуа, Сирией и Венесуэлой. Соседи России, такие как Белоруссия, Армения и Казахстан, не стали присоединяться к протесту Запада, однако и не скрывают недовольства по поводу посягательства на территориальную целостность Украины. Идущий через Белоруссию поток европейских продовольственных товаров (на их импорт Кремлем было введено эмбарго) вызвал всплеск напряженности в отношениях Москвы и Минска и даже кратковременное восстановление пограничного контроля, хотя обе страны входят в Таможенный союз.

Москва и ее подпевалы в свою очередь утверждают, что это на самом деле Запад оказался в изоляции по украинскому вопросу, и что Россия пользуется широкой поддержкой развивающихся стран во главе с Индией и Китаем. В декабре Пекин заявил, что может оказать поддержку рублю путем свопового валютного соглашения. Однако эта новость никак не помешала дальнейшему падению рубля. Что касается российской угрозы о формировании альянса с Китаем, она в значительной мере является блефом. Действительно ли Россия с ее слабозаселенной западной Сибирью так уж готова броситься в объятья к стране, которая в девять раз превосходит ее по демографии и в пять раз по экономике? Пекин со своей стороны оборачивает ситуацию себе на пользу, закупая газ на собственных условиях (именно такой вывод следует из недавно подписанного соглашения) и не отказываясь от позиции главного экономического партнера США. Не воспользовался он и своим правом вето во время голосования в ООН по западной резолюции с осуждением России по Крыму…

Как бы то ни было, подобная международная изоляция вовсе не означает, что Путина загнали в угол. По данным недавнего опроса, его рейтинг потерял всего 3% после декабрьского падения рубля и все еще находится выше головокружительной планки в 80%. Санкции обычно вызывают лишь «равнение на флаг», особенно в такой стране как Россия, которая обладает выдающейся стойкостью, и где исторически тяжелых лет было куда больше, чем периодов процветания. И хотя многим москвичам приходится забыть о пармезане и поездках за границу, реакция провинции несет на себе отпечаток традиционного фатализма. И международная изоляция, наверное, не так уж и беспокоит Путина, чьим девизом иногда служит «oderint, dum metuant» (пусть ненавидят, лишь бы боялись) императора Калигулы.

Кроме того, на Западе существует неоднозначное мнение насчет губительных для некоторых его экспортеров санкций. Хоть в Кремле и говорят об осадивших страну фашистах и стремлении Вашингтона поставить ее на колени, Запад больше всего опасается дестабилизации ядерной державы. «Это не отвечает интересам Германии и Европы», — отметил на выходных немецкий вице-канцлер Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel), по мнению которого санкции направлены лишь на то, чтобы заставить Россию «вернуться за стол переговоров». Американский госсекретарь Джон Керри никак не противоречил этой позиции, Франсуа Олланд отметил в понедельник, что с нетерпением ждет возможности снять санкции, как только Россия продемонстрирует «прогресс» в позиции по Украине. Намеченная на 15 января в Астане встреча лидеров Франции, России, Украины и Германии может стать возможностью для оценки этого прогресса. Последние несколько недель на украинском фронте наблюдается затишье, и Москва может довольствоваться замороженным конфликтом, который будет напоминать Киеву о том, что ему не стоит слишком уж активно продвигаться на запад.
Оригинал публикации: Poutine et le syndrome de la forteresse assiégée
Опубликовано: 07/01/2015 16:21

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20150114/225525943.html#ixzz3Om7YzIT6
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on FacebookYves Bourdillon.
Президенту России приходится платить высокую цену за свою украинскую авантюру в экономическом и дипломатическом плане, однако он все еще пользуется широкой народной поддержкой в своей стране. И все еще окончательно не разорвал диалог с Западом.
Владимир Путин — не «обставивший Запад гроссмейстер», а просто лидер, которому из-за украинской авантюры пришлось столкнуться с «падением курса национально валюты, масштабным финансовым кризисом и гигантским экономическим спадом». Эти прозвучавшие незадолго до рождества заявления Барака Обамы, безусловно, являются частью развернувшейся между Москвой и Вашингтоном информационной войны. Однако и совсем уж необоснованными их никак не назвать. Потому что России действительно приходится дорого расплачиваться за геополитические приобретения в Крыму, названные неоценимыми в цивилизационном плане. А 2015 год начинается для нее не лучшим образом.

Это бесспорно в экономическом плане, потому что валюта потеряла 44% по отношению к доллару за прошлый год, и еще 7% в понедельник. Такое падение курса в первую очередь связано с обвалом цен на нефть (на нее приходится треть всех валютных поступлений страны), которая откатилась до отметки в 50 долларов за баррель (всего на 10 долларов выше стоимости добычи в Сибири по данным Energy Aspec) против 115 долларов летом. Тем не менее западные санкции, которые приняли в ответ на дестабилизационные действия России на востоке Украины, сыграли еще большую роль, так как рубль упал сильнее валют других стран-экспортеров черного золота.

В результате россияне обеднели по отношению к импорту, на который приходится половина всего потребления горожан. Набравшие валютных займов предприятия оказались в тяжелейшем положении. Над бизнесом навис призрак серийных банкротств, что вынудило Кремль в срочном порядке предоставить поддержку Газпромбанку и ВТБ, которые занимают втрое и третье места в секторе по данным на конец декабря. Чтобы понять масштабы сегодняшнего кризиса, достаточно представить себе, что общая капитализация московской биржи сейчас вдвое меньше капитализации Apple. И это еще не конец, потому что, по словам бывшего министра финансов Алексея Кудрина, ВВП может сократиться в этом году еще на 4-5%.

Кроме того, Россия оказалась в изоляции в дипломатическом плане. Аннексия Крыма была признана только Кубой, Никарагуа, Сирией и Венесуэлой. Соседи России, такие как Белоруссия, Армения и Казахстан, не стали присоединяться к протесту Запада, однако и не скрывают недовольства по поводу посягательства на территориальную целостность Украины. Идущий через Белоруссию поток европейских продовольственных товаров (на их импорт Кремлем было введено эмбарго) вызвал всплеск напряженности в отношениях Москвы и Минска и даже кратковременное восстановление пограничного контроля, хотя обе страны входят в Таможенный союз.

Москва и ее подпевалы в свою очередь утверждают, что это на самом деле Запад оказался в изоляции по украинскому вопросу, и что Россия пользуется широкой поддержкой развивающихся стран во главе с Индией и Китаем. В декабре Пекин заявил, что может оказать поддержку рублю путем свопового валютного соглашения. Однако эта новость никак не помешала дальнейшему падению рубля. Что касается российской угрозы о формировании альянса с Китаем, она в значительной мере является блефом. Действительно ли Россия с ее слабозаселенной западной Сибирью так уж готова броситься в объятья к стране, которая в девять раз превосходит ее по демографии и в пять раз по экономике? Пекин со своей стороны оборачивает ситуацию себе на пользу, закупая газ на собственных условиях (именно такой вывод следует из недавно подписанного соглашения) и не отказываясь от позиции главного экономического партнера США. Не воспользовался он и своим правом вето во время голосования в ООН по западной резолюции с осуждением России по Крыму…

Как бы то ни было, подобная международная изоляция вовсе не означает, что Путина загнали в угол. По данным недавнего опроса, его рейтинг потерял всего 3% после декабрьского падения рубля и все еще находится выше головокружительной планки в 80%. Санкции обычно вызывают лишь «равнение на флаг», особенно в такой стране как Россия, которая обладает выдающейся стойкостью, и где исторически тяжелых лет было куда больше, чем периодов процветания. И хотя многим москвичам приходится забыть о пармезане и поездках за границу, реакция провинции несет на себе отпечаток традиционного фатализма. И международная изоляция, наверное, не так уж и беспокоит Путина, чьим девизом иногда служит «oderint, dum metuant» (пусть ненавидят, лишь бы боялись) императора Калигулы.

Кроме того, на Западе существует неоднозначное мнение насчет губительных для некоторых его экспортеров санкций. Хоть в Кремле и говорят об осадивших страну фашистах и стремлении Вашингтона поставить ее на колени, Запад больше всего опасается дестабилизации ядерной державы. «Это не отвечает интересам Германии и Европы», — отметил на выходных немецкий вице-канцлер Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel), по мнению которого санкции направлены лишь на то, чтобы заставить Россию «вернуться за стол переговоров». Американский госсекретарь Джон Керри никак не противоречил этой позиции, Франсуа Олланд отметил в понедельник, что с нетерпением ждет возможности снять санкции, как только Россия продемонстрирует «прогресс» в позиции по Украине. Намеченная на 15 января в Астане встреча лидеров Франции, России, Украины и Германии может стать возможностью для оценки этого прогресса. Последние несколько недель на украинском фронте наблюдается затишье, и Москва может довольствоваться замороженным конфликтом, который будет напоминать Киеву о том, что ему не стоит слишком уж активно продвигаться на запад.
Оригинал публикации: Poutine et le syndrome de la forteresse assiégée
Опубликовано: 07/01/2015 16:21

Читать далее: http://inosmi.ru/russia/20150114/225525943.html#ixzz3Om7YzIT6
Follow us: @inosmi on Twitter | InoSMI on Facebook

ОдолжимыеОдолжимые

Юлия Латынина.
Куда делись 3,5 трлн нефтедолларов?
За время правления Путина Россия получила 3,5 трлн нефтедолларов. Эти деньги куда-то делись. Наши реальные золотовалютные запасы составляют около 200 млрд долларов, из которых 25 млрд долларов (то есть больше 10%) ЦБ потратил за последние две недели 2014 года, чтобы те госкомпании, которые попали под санкции, могли подешевле купить валюту для выплаты долгов. А всего крупнейшие компании и банки России, многие из которых возглавляют люди из окружения Путина, задолжали Западу 610 млрд долларов.

Чтобы понять всю эпичность произошедшего, давайте не будем сравнивать современную Россию с процветающей Америкой или динамично развивающимся Китаем. Сравним Россию с авторитарной петрократией под названием «Абу-Даби».

Суверенный фонд Абу-Даби, ADIA, составляет около 770 млрд долларов. Кроме него есть еще Аbu Dhabi Investment Council — 90 млрд долларов и Mubadala — 60,9 млрд долларов. Доходность ADIA за 30 лет инвестиций составила в среднем 8,3%.

В 2009 году в Европе свирепствовал финансовый кризис. В том же 2009 году Абу-Даби объявил об инвестициях в инфраструктурные проекты в Египте в размере 30 млрд долларов, купил 38% Cepsa (второй по величине испанской нефтедобывающей компании) за 16 млрд долларов, приобрел 9% Daimler за 2,4 млрд долларов, а также контрольный пакет AMD (второго по величине после Intel производителя компьютерных чипов), вложил 1,7 млрд долл. в недвижимость Малайзии, заключил сделку по строительству терминала LNG на 1,5 млрд английских фунтов с британской компанией Petrofac, учредил четыре private equity funds для скупки компаний в Африке и на Ближнем Востоке, стал одним из крупнейших акционеров General Electric, купил 50% сети бутиковых отелей Kor Hotel Group (сумма сделки не разглашалась), а также заключил сделки с Rolce Royce, Sikorsky, Казахстаном и пр. В 2014 году ADIA продолжает инвестировать в австралийскую инфраструктуру, китайскую недвижимость, в Бразилию, Мексику и Южную Африку.

Спросим себя, во что инвестировала в это время Россия?

Ответ заключался в том, что, в отличие от Абу-Даби, Россия не инвестировала, а пилила. На Олимпиадах, трубопроводах, ГЛОНАСС, фантастических проектах по созданию национальной микроэлектронной базы и пр.

Государственная нефтяная компания Абу-Даби называется «ADNOC». Вопрос: сколько у ADNOC долгов? Ответ: их практически нет.

Напротив, внешний долг российских компаний, как я уже сказала, составляет 610 млрд долларов (в 2009-м он составлял 420 млрд).
Напомню вам, что институт государственного долга существовал далеко не всегда. В частности, в том числе из-за отсутствия института государственного долга погибла Римская империя. Проблема Рима заключалась в том, что все государственные расходы покрывались из текущих налогов, механизма взятия в долг не существовало. Поэтому, когда на империю со всех сторон навалились варвары и понадобились деньги для уплаты войскам, эта операция в рамках тогдашней финансовой системы оказалось неразрешимой.

Когда государственный долг начал возникать — в итальянских коммунах и почти одновременно в феодальных монархиях, то причина этого долга была, естественно, одна — война. Что, в общем, было разумным. Государству во время войны требуются экстраординарные расходы, которые оно, хотя бы теоретически, способно возместить в мирное время.

К концу ХХ века госдолг стал общепринятым социальным институтом, и львиная его доля в демократических государствах уходит на социальные выплаты, что, конечно, внушает тревогу. Если государство занимает деньги на выплату пенсий, то непонятно, в чем здесь форс-мажор и что в будущем может произойти, чтобы этот долг был погашен из чего-нибудь, кроме новых заимствований.

Но тем не менее долги демократических стран — это долги, в которые государство влезло из-за избирателей. У петрократий типа Дубая или Абу-Даби долгов практически нет.

Россия при Путине в этом смысле оказалась совершенно уникальной страной. Получив 3,5 трлн нефтедолларов, она не только умудрилась их куда-то бесследно ухнуть, но и ее компании и банки задолжали 610 млрд долларов.

Притом что себестоимость добычи нефти повысилась с 2 долларов в «Юганскнефтегазе» при Ходорковском до 35 долларов в «Роснефти» при Сечине. Притом что мы стали строить трубопроводы по цене вдесятеро больше китайской. Притом что добыча «Роснефти» упала в 2014 г. на 7%, а «Газпрома» — на 11%.

Почему падает рубль? По очень простой причине.

Потому что люди, которые освоили 3,5 трлн долларов и заняли еще 610 млрд, люди, которые знали, что они живут за счет Запада в три конца: потому что они продают нефть и газ на Запад, потому что они занимают на Западе и потому, что все свои гигантские проекты по зарыванию денег типа «Северного» и «Южного потока» они осуществляют под предлогом снабжения Запада, — эти люди еще вытирали о Запад ноги и считали, что они могут это делать бесконечно.
Источник: http://www.novayagazeta.ru/columns/66753.htmlЮлия Латынина.
Куда делись 3,5 трлн нефтедолларов?
За время правления Путина Россия получила 3,5 трлн нефтедолларов. Эти деньги куда-то делись. Наши реальные золотовалютные запасы составляют около 200 млрд долларов, из которых 25 млрд долларов (то есть больше 10%) ЦБ потратил за последние две недели 2014 года, чтобы те госкомпании, которые попали под санкции, могли подешевле купить валюту для выплаты долгов. А всего крупнейшие компании и банки России, многие из которых возглавляют люди из окружения Путина, задолжали Западу 610 млрд долларов.

Чтобы понять всю эпичность произошедшего, давайте не будем сравнивать современную Россию с процветающей Америкой или динамично развивающимся Китаем. Сравним Россию с авторитарной петрократией под названием «Абу-Даби».

Суверенный фонд Абу-Даби, ADIA, составляет около 770 млрд долларов. Кроме него есть еще Аbu Dhabi Investment Council — 90 млрд долларов и Mubadala — 60,9 млрд долларов. Доходность ADIA за 30 лет инвестиций составила в среднем 8,3%.

В 2009 году в Европе свирепствовал финансовый кризис. В том же 2009 году Абу-Даби объявил об инвестициях в инфраструктурные проекты в Египте в размере 30 млрд долларов, купил 38% Cepsa (второй по величине испанской нефтедобывающей компании) за 16 млрд долларов, приобрел 9% Daimler за 2,4 млрд долларов, а также контрольный пакет AMD (второго по величине после Intel производителя компьютерных чипов), вложил 1,7 млрд долл. в недвижимость Малайзии, заключил сделку по строительству терминала LNG на 1,5 млрд английских фунтов с британской компанией Petrofac, учредил четыре private equity funds для скупки компаний в Африке и на Ближнем Востоке, стал одним из крупнейших акционеров General Electric, купил 50% сети бутиковых отелей Kor Hotel Group (сумма сделки не разглашалась), а также заключил сделки с Rolce Royce, Sikorsky, Казахстаном и пр. В 2014 году ADIA продолжает инвестировать в австралийскую инфраструктуру, китайскую недвижимость, в Бразилию, Мексику и Южную Африку.

Спросим себя, во что инвестировала в это время Россия?

Ответ заключался в том, что, в отличие от Абу-Даби, Россия не инвестировала, а пилила. На Олимпиадах, трубопроводах, ГЛОНАСС, фантастических проектах по созданию национальной микроэлектронной базы и пр.

Государственная нефтяная компания Абу-Даби называется «ADNOC». Вопрос: сколько у ADNOC долгов? Ответ: их практически нет.

Напротив, внешний долг российских компаний, как я уже сказала, составляет 610 млрд долларов (в 2009-м он составлял 420 млрд).
Напомню вам, что институт государственного долга существовал далеко не всегда. В частности, в том числе из-за отсутствия института государственного долга погибла Римская империя. Проблема Рима заключалась в том, что все государственные расходы покрывались из текущих налогов, механизма взятия в долг не существовало. Поэтому, когда на империю со всех сторон навалились варвары и понадобились деньги для уплаты войскам, эта операция в рамках тогдашней финансовой системы оказалось неразрешимой.

Когда государственный долг начал возникать — в итальянских коммунах и почти одновременно в феодальных монархиях, то причина этого долга была, естественно, одна — война. Что, в общем, было разумным. Государству во время войны требуются экстраординарные расходы, которые оно, хотя бы теоретически, способно возместить в мирное время.

К концу ХХ века госдолг стал общепринятым социальным институтом, и львиная его доля в демократических государствах уходит на социальные выплаты, что, конечно, внушает тревогу. Если государство занимает деньги на выплату пенсий, то непонятно, в чем здесь форс-мажор и что в будущем может произойти, чтобы этот долг был погашен из чего-нибудь, кроме новых заимствований.

Но тем не менее долги демократических стран — это долги, в которые государство влезло из-за избирателей. У петрократий типа Дубая или Абу-Даби долгов практически нет.

Россия при Путине в этом смысле оказалась совершенно уникальной страной. Получив 3,5 трлн нефтедолларов, она не только умудрилась их куда-то бесследно ухнуть, но и ее компании и банки задолжали 610 млрд долларов.

Притом что себестоимость добычи нефти повысилась с 2 долларов в «Юганскнефтегазе» при Ходорковском до 35 долларов в «Роснефти» при Сечине. Притом что мы стали строить трубопроводы по цене вдесятеро больше китайской. Притом что добыча «Роснефти» упала в 2014 г. на 7%, а «Газпрома» — на 11%.

Почему падает рубль? По очень простой причине.

Потому что люди, которые освоили 3,5 трлн долларов и заняли еще 610 млрд, люди, которые знали, что они живут за счет Запада в три конца: потому что они продают нефть и газ на Запад, потому что они занимают на Западе и потому, что все свои гигантские проекты по зарыванию денег типа «Северного» и «Южного потока» они осуществляют под предлогом снабжения Запада, — эти люди еще вытирали о Запад ноги и считали, что они могут это делать бесконечно.
Источник: http://www.novayagazeta.ru/columns/66753.html

Путин дал «зеленый свет» плану — «Агентура»Путин дал «зеленый свет» плану — «Агентура»

После «русского бунта» афроамериканцев Фергюсона и демонстраций в его поддержку во многих городах США нечто подобное следовало ожидать и в Европе. Почву для этого в ней тоже готовили, в частности в Германии. Бойня в редакции «Шарли Эбдо» (Charlie Hebdo) 7 января и блокирование в этот же день сайтов Бундестага и канцлера Германии якобы «Киберберкутом» показали: Путин дал «зеленый свет» плану, который можно назвать «Агентура». Кремль начал скрытую войну с ЕС, и это ее неофициальное объявление.

Дата выбрана не случайно: 7 января Меркель встретилась с Кэмероном в Лондоне, и на их пресс-конференции было заявлено: Великобритания и Германия с нетерпением ждут результатов переговоров между Киевом и Москвой в Астане 15 января в «нормандском формате». 9 января в Берлине ждут Назарбаева, который летит для обсуждения с Меркель «украинского вопроса».

Однако, вопрос не только «украинский», но и «казахский», а точнее «русский вопрос». Назарбаев обоснованно опасается, что Москва и Пекин ведут переговоры об оккупации и разделе Казахстана, и ищет поддержки в Европе. Именно этим был вызван неожиданный визит Олланда 5 декабря в Астану, а на обратном пути беседа с Путиным в аэропорту во Внуково. У Назарбаева есть аргумент для Олланда — Франция только в 2013 г. вложила в добычу полезных ископаемых в Казахстане 9,4 млрд. евро и по объемам инвестиций на третьем месте после Нидерландов и США. В случае раздела Казахстана между Россией и Китаем собственность и бизнес французских и других европейских компаний окажутся под угрозой. В Казахстане и во Франции это понимают. Поэтому Назарбаев и говорил, что страну ждут тяжелые испытания, а Олланд дипломатично обещал, что Европа не оставит Казахстан «в тисках России и Китая». В этом контексте встреча в Астане 15 января крайне важна не только Украине, но и Казахстану, который будет стремиться использовать ее для получения гарантий неприкосновенности своих границ.

Фактически Казахстан готов вступить в ЕС и укрыться под зонтиком НАТО от Москвы и Пекина, но мешает расстояние. Путин прекрасно понимает, что не только Казахстан, но и «зайчик» Беларусь готова в любой момент сбежать в Европейский Союз от «медведя» и его «Таёжного союза». Никакими воспоминаниями о Советском Союзе их не удержать, так как все помнят, что в 1922 г. договаривались о Союзе и социалистическом, а вместо него получили второе издание Российской империи. Желающих добровольно войти в третье издание Российской империи не наблюдается, и «медведю» приходится сгонять их силой. Поэтому Путин в канун Астаны решил показать всем, что он не плюшевый мишка, а настоящий зверь и запустить когти во Францию и Германию. Он словно говорит всем: «Глядите, что я могу творить, не покидая берлоги!».

Путин, наконец, таки достал два старых козыря КГБ: агентуру и «исламский фактор», чего давно ожидали.

Около 1989 г. был запущен план массового внедрения агентуры КГБ под видом бизнесменов и других эмигрантов из СССР на Запад. Предполагалось, что снабженные «золотом партии» и быстрыми деньгами от продажи ресурсов экс-СССР они обзаведутся фирмами, закрепятся и проникнут во все слои общества. На долгие годы у них были простые задачи: учить языки, делать бизнес и заводить связи. По мере надобности они выполняли бизнес-поручения и действия, не выходящие за рамки обычной шпионской практики среди своих, вроде тех, на которых погорела Анна Чапман.

Но в целом это была грандиозная идея захвата Запада изнутри, а затем и мирового господства, заимствованная у китайцев, которые ее реализуют давно, но им мешает внешность. Главные проблемы реализации: кто должен принять решение, что час «Х» таки наступил, и что собственно, по этому случаю должна сделать вся эта постаревшая агентура, кроме как позвонить в Москву и сказать «Всегда готов!». Теперь Путин из-за ему одному понятной мистики 1914 года, Украинской революции и «арабской весны» решил, что час «Х» пробил. Пора агентуру взбодрить, а то разложилась за время жизни на загнивающем Западе.

Вдобавок «арабская весна» спутала все карты. Кургинян так заманчиво рисовал как «русский мир» ширится до Атлантического океана, принимая в себя извечно русский город Париж, и отдает юг Франции, Испанию и Италию союзному «арабскому миру»… Но тут начались революции. Кургиняна в наказание отлучили от высокой геополитики и дали сочинять Новороссию. Оправдание: «арабскую весну» проспали все: как ЦРУ с ФБР, так и ГРУ с ФСБ, не помогло, поскольку в Кремле правильно решили, если геополитика — наука, то ее прогнозы должны сбываться. Пророков и так хватает: вон Зюганову видится эра коммунизма из Китая, а патриарх Кирилл уже делает прогнозы курса рубля на 2015 г.

Поэтому Путин, не надеясь более на науку, религию и ясновидение Зюганова, решил, что пора брать судьбы мира в руки рыцарей ордена плаща, кинжала и динамита. Только они могут направить историю по нужному пути, а потом уже делом профессоров будет обосновать все происшедшее диалектикой, волнами Кондратьева и индексом Доу-Джонса.

Но полностью разыграть «исламский фактор» Путин не может из-за последствий «арабской весны». Даже частичная реставрация режима Мубарака в Египте, которому Кремль сейчас предлагает много дешевого оружия, ситуацию не меняет. Путину остается лишь сталкивать мигрантов-мусульман и коренных жителей Европы, подобно тому, как он пытался столкнуть негров и белых в США. Для этого и устроили бойню в Париже от имени «Аль-Каиды», благо, на нее можно валить всё как на мертвого. Заодно пытались проучить Олланда за «Мистрали», намекнув, что теракты повторятся, если он корабли не отдаст, санкции не снимет и т.д. Францию хотят дестабилизировать, убивая то мусульман, то христиан, и подталкивая их к взаимному истреблению. Две символические атаки на мечети в городе Ла-Ман (140 тыс. жителей) и коммуне Пор-ла-Нувель (5 тыс. жителей) были сделаны уже ночью после расстрела редакции «Шарли Эбдо».

Умозрительные версии, что редакцию расстреляли за карикатуры трехлетней давности на пророка Мухаммеда или на лидера «Исламского государства», не более чем попытка замести следы спецслужб России. Но на Бен-Ладена карикатур нарисована уйма, и Аль-Каида за это никого не убила. Так как изображений Мухаммеда нет, то, что тогда можно считать карикатурой на него? Если ислам запрещает изображение людей и животных, то почему мусульмане листают сатирические журналы Интересно также, сколько членов Аль-Каиды в Йемене подписаны на «Шарли Эбдо» и знает французский язык

Истинная причина нападения на редакцию — война начатая Путиным. Он считает Олланда политическим и психологическим слабаком, которого можно заставить пойти на уступки, а заодно и помочь продвижению Марин Ле Пен не только деньгами. Она уже обвинила социалистов в недооценке угрозы терактов Парижу, попутно заявив, что ее якобы поддерживает 30% французов и обещала увеличить расходы на армию и полицию.

Несмотря на бойню в Париже, и что в оценке личных качеств Олланда Путин отчасти прав, администрация Олланда 7 января подтвердила, что группа кораблей с авианосцем «Шарль де Голль» придет 12 января в Персидский залив. О ее задачах Олланд расскажет 14 января. Но учитывая, что авиация Франции с сентября бомбит боевиков «Исламского государства» в Ираке, понятно, зачем идет в залив «Шарль де Голль». Показательно, что Франция принципиально отказалась от ударов по «Исламскому государству» в Сирии, а могла сказать: Сирия — «исконно французская земля» со Второго крестового похода и ее подмандатная территория после Первой мировой войны. Похоже, теперь «Мистрали» Путину не достанутся.

Начав разыгрывать «исламский фактор» в Европе, Путин спохватился, что это оружие обоюдоострое. Глава Федеральной миграционной службы РФ К. Ромодановский 8 января в интервью сообщил, что с 10 января планируется выдворить из России 3 млн. граждан из стран СНГ, которые проживают в ней более 90 дней, но не состоят на учет в его службе. Он так же предупредил, что выдворяемым будет закрыт въезд в Россию на срок от 3 до 10 лет. Большой вопрос, за какой срок Ромодановский и полиция смогут осуществить такую масштабную «зачистку» Москвы и России от уроженцев Средней Азии и Кавказа и как при этом проведет себя пресловутый «исламский фактор». Или расчет на то, что все в понедельник 12 января пойдут регистрироваться, просить «амнистию» за просрочку, а служба будет гуманно штрафовать и наполнять «поплывший» бюджет РФ?

Сергей Климовский, hvylya.net

После «русского бунта» афроамериканцев Фергюсона и демонстраций в его поддержку во многих городах США нечто подобное следовало ожидать и в Европе. Почву для этого в ней тоже готовили, в частности в Германии. Бойня в редакции «Шарли Эбдо» (Charlie Hebdo) 7 января и блокирование в этот же день сайтов Бундестага и канцлера Германии якобы «Киберберкутом» показали: Путин дал «зеленый свет» плану, который можно назвать «Агентура». Кремль начал скрытую войну с ЕС, и это ее неофициальное объявление.

Дата выбрана не случайно: 7 января Меркель встретилась с Кэмероном в Лондоне, и на их пресс-конференции было заявлено: Великобритания и Германия с нетерпением ждут результатов переговоров между Киевом и Москвой в Астане 15 января в «нормандском формате». 9 января в Берлине ждут Назарбаева, который летит для обсуждения с Меркель «украинского вопроса».

Однако, вопрос не только «украинский», но и «казахский», а точнее «русский вопрос». Назарбаев обоснованно опасается, что Москва и Пекин ведут переговоры об оккупации и разделе Казахстана, и ищет поддержки в Европе. Именно этим был вызван неожиданный визит Олланда 5 декабря в Астану, а на обратном пути беседа с Путиным в аэропорту во Внуково. У Назарбаева есть аргумент для Олланда — Франция только в 2013 г. вложила в добычу полезных ископаемых в Казахстане 9,4 млрд. евро и по объемам инвестиций на третьем месте после Нидерландов и США. В случае раздела Казахстана между Россией и Китаем собственность и бизнес французских и других европейских компаний окажутся под угрозой. В Казахстане и во Франции это понимают. Поэтому Назарбаев и говорил, что страну ждут тяжелые испытания, а Олланд дипломатично обещал, что Европа не оставит Казахстан «в тисках России и Китая». В этом контексте встреча в Астане 15 января крайне важна не только Украине, но и Казахстану, который будет стремиться использовать ее для получения гарантий неприкосновенности своих границ.

Фактически Казахстан готов вступить в ЕС и укрыться под зонтиком НАТО от Москвы и Пекина, но мешает расстояние. Путин прекрасно понимает, что не только Казахстан, но и «зайчик» Беларусь готова в любой момент сбежать в Европейский Союз от «медведя» и его «Таёжного союза». Никакими воспоминаниями о Советском Союзе их не удержать, так как все помнят, что в 1922 г. договаривались о Союзе и социалистическом, а вместо него получили второе издание Российской империи. Желающих добровольно войти в третье издание Российской империи не наблюдается, и «медведю» приходится сгонять их силой. Поэтому Путин в канун Астаны решил показать всем, что он не плюшевый мишка, а настоящий зверь и запустить когти во Францию и Германию. Он словно говорит всем: «Глядите, что я могу творить, не покидая берлоги!».

Путин, наконец, таки достал два старых козыря КГБ: агентуру и «исламский фактор», чего давно ожидали.

Около 1989 г. был запущен план массового внедрения агентуры КГБ под видом бизнесменов и других эмигрантов из СССР на Запад. Предполагалось, что снабженные «золотом партии» и быстрыми деньгами от продажи ресурсов экс-СССР они обзаведутся фирмами, закрепятся и проникнут во все слои общества. На долгие годы у них были простые задачи: учить языки, делать бизнес и заводить связи. По мере надобности они выполняли бизнес-поручения и действия, не выходящие за рамки обычной шпионской практики среди своих, вроде тех, на которых погорела Анна Чапман.

Но в целом это была грандиозная идея захвата Запада изнутри, а затем и мирового господства, заимствованная у китайцев, которые ее реализуют давно, но им мешает внешность. Главные проблемы реализации: кто должен принять решение, что час «Х» таки наступил, и что собственно, по этому случаю должна сделать вся эта постаревшая агентура, кроме как позвонить в Москву и сказать «Всегда готов!». Теперь Путин из-за ему одному понятной мистики 1914 года, Украинской революции и «арабской весны» решил, что час «Х» пробил. Пора агентуру взбодрить, а то разложилась за время жизни на загнивающем Западе.

Вдобавок «арабская весна» спутала все карты. Кургинян так заманчиво рисовал как «русский мир» ширится до Атлантического океана, принимая в себя извечно русский город Париж, и отдает юг Франции, Испанию и Италию союзному «арабскому миру»… Но тут начались революции. Кургиняна в наказание отлучили от высокой геополитики и дали сочинять Новороссию. Оправдание: «арабскую весну» проспали все: как ЦРУ с ФБР, так и ГРУ с ФСБ, не помогло, поскольку в Кремле правильно решили, если геополитика — наука, то ее прогнозы должны сбываться. Пророков и так хватает: вон Зюганову видится эра коммунизма из Китая, а патриарх Кирилл уже делает прогнозы курса рубля на 2015 г.

Поэтому Путин, не надеясь более на науку, религию и ясновидение Зюганова, решил, что пора брать судьбы мира в руки рыцарей ордена плаща, кинжала и динамита. Только они могут направить историю по нужному пути, а потом уже делом профессоров будет обосновать все происшедшее диалектикой, волнами Кондратьева и индексом Доу-Джонса.

Но полностью разыграть «исламский фактор» Путин не может из-за последствий «арабской весны». Даже частичная реставрация режима Мубарака в Египте, которому Кремль сейчас предлагает много дешевого оружия, ситуацию не меняет. Путину остается лишь сталкивать мигрантов-мусульман и коренных жителей Европы, подобно тому, как он пытался столкнуть негров и белых в США. Для этого и устроили бойню в Париже от имени «Аль-Каиды», благо, на нее можно валить всё как на мертвого. Заодно пытались проучить Олланда за «Мистрали», намекнув, что теракты повторятся, если он корабли не отдаст, санкции не снимет и т.д. Францию хотят дестабилизировать, убивая то мусульман, то христиан, и подталкивая их к взаимному истреблению. Две символические атаки на мечети в городе Ла-Ман (140 тыс. жителей) и коммуне Пор-ла-Нувель (5 тыс. жителей) были сделаны уже ночью после расстрела редакции «Шарли Эбдо».

Умозрительные версии, что редакцию расстреляли за карикатуры трехлетней давности на пророка Мухаммеда или на лидера «Исламского государства», не более чем попытка замести следы спецслужб России. Но на Бен-Ладена карикатур нарисована уйма, и Аль-Каида за это никого не убила. Так как изображений Мухаммеда нет, то, что тогда можно считать карикатурой на него? Если ислам запрещает изображение людей и животных, то почему мусульмане листают сатирические журналы Интересно также, сколько членов Аль-Каиды в Йемене подписаны на «Шарли Эбдо» и знает французский язык

Истинная причина нападения на редакцию — война начатая Путиным. Он считает Олланда политическим и психологическим слабаком, которого можно заставить пойти на уступки, а заодно и помочь продвижению Марин Ле Пен не только деньгами. Она уже обвинила социалистов в недооценке угрозы терактов Парижу, попутно заявив, что ее якобы поддерживает 30% французов и обещала увеличить расходы на армию и полицию.

Несмотря на бойню в Париже, и что в оценке личных качеств Олланда Путин отчасти прав, администрация Олланда 7 января подтвердила, что группа кораблей с авианосцем «Шарль де Голль» придет 12 января в Персидский залив. О ее задачах Олланд расскажет 14 января. Но учитывая, что авиация Франции с сентября бомбит боевиков «Исламского государства» в Ираке, понятно, зачем идет в залив «Шарль де Голль». Показательно, что Франция принципиально отказалась от ударов по «Исламскому государству» в Сирии, а могла сказать: Сирия — «исконно французская земля» со Второго крестового похода и ее подмандатная территория после Первой мировой войны. Похоже, теперь «Мистрали» Путину не достанутся.

Начав разыгрывать «исламский фактор» в Европе, Путин спохватился, что это оружие обоюдоострое. Глава Федеральной миграционной службы РФ К. Ромодановский 8 января в интервью сообщил, что с 10 января планируется выдворить из России 3 млн. граждан из стран СНГ, которые проживают в ней более 90 дней, но не состоят на учет в его службе. Он так же предупредил, что выдворяемым будет закрыт въезд в Россию на срок от 3 до 10 лет. Большой вопрос, за какой срок Ромодановский и полиция смогут осуществить такую масштабную «зачистку» Москвы и России от уроженцев Средней Азии и Кавказа и как при этом проведет себя пресловутый «исламский фактор». Или расчет на то, что все в понедельник 12 января пойдут регистрироваться, просить «амнистию» за просрочку, а служба будет гуманно штрафовать и наполнять «поплывший» бюджет РФ?

Сергей Климовский, hvylya.net

Евразийская мечта Путина закончилась, не успев начатьсяЕвразийская мечта Путина закончилась, не успев начаться

Рид Стэндиш | Foreign Policy.
«1 января один из самых амбициозных внешнеполитических проектов Владимира Путина и давняя мечта Кремля стали реальностью. К сожалению для Путина и его московских коллег, ничто, связанное с этим планом, не будет работать», — пишет журналист Foreign Policy Рид Стэндиш.

Целью Евразийского экономического союза — постсоветского экономического блока, состоящего из Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и России — было позволить Кремлю восстановить влияние на его «заднем дворе» и послужить противовесом ЕС, который в последнее десятилетие медленно продвигался к российским границам, утверждает автор статьи.

«Евразийский таможенный союз, предшественник Евразийского союза, созданный в 2010 году и направленный на устранение торговых барьеров и унификацию тарифов среди его будущих членов, уже столкнулся с определенной долей проблем», — говорится в публикации.

Экспортные товары из Казахстана и Белоруссии становились все дороже на ключевом российском рынке в связи с проблемами с обменным курсом рубля, в то время как более дешевые российские товары составили серьезную конкуренцию для внутренних производителей, рассуждает журналист.

«С тех пор как западные страны ввели в марте первый раунд санкций против России, торговые разногласия между Белоруссией и Россией вошли в обыкновение. Несмотря на политический союз между Минском и Москвой, в ноябре Россия запретила импорт мяса из соседней страны, заявив, что Белоруссия стала перевалочным пунктом контрабанды продуктов, запрещенных в соответствии с кремлевскими ответными санкциями против Запада», — пишет издание.

18 декабря Лукашенко попытался предотвратить девальвацию белорусского рубля, отдав распоряжение правительству деноминировать торговлю с Россией в долларах США или евро, говорится в статье. «Белорусский рубль потерял 13% своей стоимости по отношению к доллару США в 2014 году, и Минск, очевидно, опасается «заражения» своей экономики от России и ищет дополнительную защиту», — отмечает Стэндиш.

Финансирование бюджета Казахстана, как и России, в значительной степени зависит от нефти, и падение цен на это сырье нанесло ему тяжелый удар. Санкции против России также оказали непреднамеренное отрицательное действие на Казахстан, учитывая прогноз МВФ, согласно которому экономический рост в Казахстане снизится с 6% ВВП до 4,6% в 2014 году, пишет издание.

«Тем временем Казахстан также активно укрепляет связи с Западной Европой. ЕС уже является крупнейшим торговым партнером Казахстана, и эти отношения будут укрепляться дальше, после того как Брюссель и Астана подписали в октябре расширенное соглашение о партнерстве и сотрудничестве — сделку, подобную подписанной Украиной в сентябре», — говорится в статье.

«Кроме обращения к Западу, Казахстан также укрепляет связи с соседним Китаем. В 2013 году Китай подписал газовые и нефтяные соглашения на сумму в 30 млрд долларов и стал главным инвестором в Кашаганское нефтяное месторождение Казахстана — крупнейшее в мире за пределами Ближнего Востока», — напоминает автор.

«В нашей внешней политике мы отстаиваем интересы не России, Китая, Европы или Америки. Мы отстаиваем интересы Казахстана, — заявил министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов. — Если Россия сможет нам помочь, мы повернемся к Москве, но если Россия не сможет предложить нам то, что нам нужно для достижения наших целей, мы обратимся еще куда-нибудь. Это просто прагматика».

«Опасения по поводу суверенитета усилились вслед за аннексией Крыма в марте», — считает автор.

«В глазах Казахстана аннексия Крыма стала заявлением о том, что Россия не уважает суверенитет постсоветских государств», — полагает директор Центрально-Азиатского центра исследований университета КИМЭП (Алма-Ата) Наргис Касенова. Лукашенко, несмотря на поддержку Путина, в марте назвал аннексию Крыма «плохим прецедентом» для региона.

«В Киргизии сохраняются значительные сомнения относительно того, насколько вступление в Евразийский союз будет благоприятно для экономики страны, которая в значительной степени зависит от прибыльной реэкспортной торговли китайскими товарами с другими бывшими советскими государствами», — утверждает автор материала. Членство в Евразийском союзе предполагает введение новых тарифов на китайские товары, что фактически задушит реэкспортную торговлю и может закрыть основные рынки страны, рассуждает он.

«Евразийская интеграция должна была стать последним шагом в возвращении России к славе и лидерству, но вместо этого этот союз является свидетельством слабеющих внешнеполитических устремлений Кремля», — заключает автор статьи.

Источник: Foreign Policy
Рид Стэндиш | Foreign Policy.
«1 января один из самых амбициозных внешнеполитических проектов Владимира Путина и давняя мечта Кремля стали реальностью. К сожалению для Путина и его московских коллег, ничто, связанное с этим планом, не будет работать», — пишет журналист Foreign Policy Рид Стэндиш.

Целью Евразийского экономического союза — постсоветского экономического блока, состоящего из Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и России — было позволить Кремлю восстановить влияние на его «заднем дворе» и послужить противовесом ЕС, который в последнее десятилетие медленно продвигался к российским границам, утверждает автор статьи.

«Евразийский таможенный союз, предшественник Евразийского союза, созданный в 2010 году и направленный на устранение торговых барьеров и унификацию тарифов среди его будущих членов, уже столкнулся с определенной долей проблем», — говорится в публикации.

Экспортные товары из Казахстана и Белоруссии становились все дороже на ключевом российском рынке в связи с проблемами с обменным курсом рубля, в то время как более дешевые российские товары составили серьезную конкуренцию для внутренних производителей, рассуждает журналист.

«С тех пор как западные страны ввели в марте первый раунд санкций против России, торговые разногласия между Белоруссией и Россией вошли в обыкновение. Несмотря на политический союз между Минском и Москвой, в ноябре Россия запретила импорт мяса из соседней страны, заявив, что Белоруссия стала перевалочным пунктом контрабанды продуктов, запрещенных в соответствии с кремлевскими ответными санкциями против Запада», — пишет издание.

18 декабря Лукашенко попытался предотвратить девальвацию белорусского рубля, отдав распоряжение правительству деноминировать торговлю с Россией в долларах США или евро, говорится в статье. «Белорусский рубль потерял 13% своей стоимости по отношению к доллару США в 2014 году, и Минск, очевидно, опасается «заражения» своей экономики от России и ищет дополнительную защиту», — отмечает Стэндиш.

Финансирование бюджета Казахстана, как и России, в значительной степени зависит от нефти, и падение цен на это сырье нанесло ему тяжелый удар. Санкции против России также оказали непреднамеренное отрицательное действие на Казахстан, учитывая прогноз МВФ, согласно которому экономический рост в Казахстане снизится с 6% ВВП до 4,6% в 2014 году, пишет издание.

«Тем временем Казахстан также активно укрепляет связи с Западной Европой. ЕС уже является крупнейшим торговым партнером Казахстана, и эти отношения будут укрепляться дальше, после того как Брюссель и Астана подписали в октябре расширенное соглашение о партнерстве и сотрудничестве — сделку, подобную подписанной Украиной в сентябре», — говорится в статье.

«Кроме обращения к Западу, Казахстан также укрепляет связи с соседним Китаем. В 2013 году Китай подписал газовые и нефтяные соглашения на сумму в 30 млрд долларов и стал главным инвестором в Кашаганское нефтяное месторождение Казахстана — крупнейшее в мире за пределами Ближнего Востока», — напоминает автор.

«В нашей внешней политике мы отстаиваем интересы не России, Китая, Европы или Америки. Мы отстаиваем интересы Казахстана, — заявил министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов. — Если Россия сможет нам помочь, мы повернемся к Москве, но если Россия не сможет предложить нам то, что нам нужно для достижения наших целей, мы обратимся еще куда-нибудь. Это просто прагматика».

«Опасения по поводу суверенитета усилились вслед за аннексией Крыма в марте», — считает автор.

«В глазах Казахстана аннексия Крыма стала заявлением о том, что Россия не уважает суверенитет постсоветских государств», — полагает директор Центрально-Азиатского центра исследований университета КИМЭП (Алма-Ата) Наргис Касенова. Лукашенко, несмотря на поддержку Путина, в марте назвал аннексию Крыма «плохим прецедентом» для региона.

«В Киргизии сохраняются значительные сомнения относительно того, насколько вступление в Евразийский союз будет благоприятно для экономики страны, которая в значительной степени зависит от прибыльной реэкспортной торговли китайскими товарами с другими бывшими советскими государствами», — утверждает автор материала. Членство в Евразийском союзе предполагает введение новых тарифов на китайские товары, что фактически задушит реэкспортную торговлю и может закрыть основные рынки страны, рассуждает он.

«Евразийская интеграция должна была стать последним шагом в возвращении России к славе и лидерству, но вместо этого этот союз является свидетельством слабеющих внешнеполитических устремлений Кремля», — заключает автор статьи.

Источник: Foreign Policy

Владислав Иноземцев: Путин плох для экономикиВладислав Иноземцев: Путин плох для экономики

Что будет дальше с нефтью, с рублём и с получателями рублёвых зарплат? Почему в самые «жирные» годы перемены в российской экономике были, как выяснилось, только к худшему? Как распорядиться деньгами в наших резервных фондах? Если там, конечно, ещё осталось чем распоряжаться. Чем президент-военный отличается от президента-разведчика? На вопросы о наших деньгах «Фонтанке» ответил Владислав Иноземцев – директор Центра исследований постиндустриального общества, доктор экономических наук.
— В России пресса обвиняет Штаты чуть ли не в «крестовом походе» против России. Недавно появилась новость, что Обама празднует возобновление лидерства США в мире. Это он что, празднует победу над нами?
– Честно говоря, мне сложно это комментировать. В США о России вообще никто не говорит. То есть то, что происходит в России, здесь не интересует ровным счётом никого. Когда Обама давал свою итоговую пресс-конференцию, он 95 процентов времени посвятил экономике – тем достижениям, которые были сделаны за год. В Америке в этом году было создано рекордное за последние 15 лет количество рабочих мест. Все фондовые индексы – на исторических максимумах. Деловая активность достаточно существенно поднимается. Поэтому могу ещё раз расстроить наших коллег: здесь о России вообще не говорят. Тема России, после всплеска летом – из-за Крыма, снова уходит в маргинальность. То есть в данном случае люди понимают, что Россия – страна, которая не играет по правилам, поэтому её нужно опасаться. Но какие «крестовые походы»? Что, на нас напали? К «нашим» украинцам послали самолёты? Усилили военные ресурсы?..
— Ну да! Они же хотели разместить военные базы в Крыму, они хотели…
– Нет, что «они хотели» – этого никто не знает. А разместили там базы в итоге мы. И не их самолёты летают над Петербургом, почти сталкиваясь с пассажирскими, а наши летают над Данией. О чём тут можно говорить? Мало ли кто что несёт?
— Вы предсказываете в России «кризис, равного которому не было с начала 90-х годов». Но мы вот не чувствуем такого уж масштаба катастрофы. Президент нам объяснил: доход от нефти есть, в рублях он теперь даже больше стал, бюджет сойдётся, даже с профицитом. Вот в 2009 году нам тоже говорили – кризис…
– В 2009 году правительству удалось совместить два очень важных момента. Во-первых, Россия была единственной страной в мире, где был мощный экономических спад – и где при этом росли доходы населения. Ни в одной стране, где был экономический спад, в том числе в Западной Европе, доходы населения не росли. В России в 2009 году экономика упала почти на 8 процентов, а реальные доходы выросли на 2,9 процента. Это было сделано за счёт того, что правительству удалось, распечатав резервные фонды, повысить зарплаты, пенсии, довольствие военнослужащим и так далее. Сейчас уже видно, что и падение цен на нефть, и девальвация, и многие другие факторы приведут к тому, что даже в этом году реальные доходы населения уже упадут. В следующем году они упадут ещё сильнее. Именно поэтому я и хочу сказать, что у нас не было такого кризиса все 2000-е годы. Это кризис совершенно особого плана: он будет связан с реальным снижением покупательной способности, реальным снижением доходов. При этом мы, безусловно, будем иметь в следующем году экономический спад.
— И цены на нефть продолжат снижаться?
– Цены на нефть выровняются. Я считаю, что сегодня нет фундаментальных предпосылок к тому, чтобы они были такими низкими, как сейчас. Поэтому я вполне допускаю, что где-нибудь в конце 2015 года цены вернутся на уровень 90 долларов и, может быть, даже выше. Но в любом случае этот год будет для российской экономики очень тяжёлым. Потому что сейчас очень нестабильна финансовая система, сейчас очень высоки процентные ставки. Естественно, и в этом году, и в следующем будут падать инвестиции. По сути дела, речь идёт о том, что и 2015 год, и 2016-й будут периодами экономического спада. Я думаю, что в следующем году мы будем иметь где-то минус 7 процентов ВВП, в 2016-м – минус 3 – 4 процента. Что будет дальше – сейчас очень сложно сказать, слишком много факторов неизвестны.
— Если цены на нефть вернутся на уровень 90 долларов за баррель, то и рубль поднимется?
– Это сложный вопрос. Вот смотрите, сейчас все говорят: «упала нефть – и упал рубль». Это не совсем правда. Что такое «упала нефть»? «Упали» так называемые фьючерсы на нефть – контракты с исполнением примерно через полгода после сегодняшних торгов. То есть, когда мы видим, что в ноябре цена на нефть достигла, допустим, 70 долларов, это значит, что нефтяной контракт с исполнением в марте следующего года стоит 70 долларов.
— То есть сейчас мы получаем за нефть по 100 с чем-то?
– Может, поменьше, но в любом случае контракты долгосрочные и цена снижается медленно. Поэтому реальный эффект от снижения цен мы получим в феврале-марте.
— Тогда почему рубль уже сейчас так упал?
– В последние месяцы он падал не потому, что цена на нефть снижалась. А потому что существуют западные санкции, которые не дают крупным российским компаниям кредитоваться на Западе. Наша экономика, при всей её самостоятельности и «вставании с колен», такова, что до начала всех этих проблем с долларом, где-то летом этого года, у нас российские компании имели больше кредитных обязательств перед западными банками, чем перед российскими. И как только крупные компании стали готовиться к выплатам по западным кредитам – они стали покупать доллары. И доллар пошёл вверх. Если мы вспомним ситуацию марта, когда был присоединён Крым, тогда население бросилось в обменники и стало скупать доллары, боясь девальвации. Доллар тогда немного поднялся – и очень быстро вернулся обратно. Потому что у населения не было такой покупательной силы, которая есть у крупных корпораций. А когда закупаться долларами пошли «Газпром», «Роснефть» и прочие корпорации, то рубль рухнул. Следовательно, всё, что мы видели в последние полтора месяца, это на 80 процентов – эффект от финансовых санкций Запада, а на 20 процентов – от нефти.
— Можно ли, в принципе, уйти от этих займов на Западе? Наши процентные ставки, из-за которых банки кредитуются там, кем-то ведь установлены, так нельзя ли смоделировать экономику так, чтобы кредитование-перекредитование происходило внутри страны?
– Похоже, что нет. Что нужно для того, чтобы кредитование спокойно происходило внутри страны? Допустим, в Японии государственный долг составляет 200 с лишним процентов ВВП. И в стране нет при этом особых проблем. У нас госдолг составляет меньше 8 процентов ВВП. Японцы продают свои товары за йену, берут долги в своей валюте – и так далее. Мы ни разу, никогда за всё время путинского правления, не пытались разместить за границей обязательства в рублях.
— Почему?
– Это вопрос к Владимиру Владимировичу. Он в 2003 году в президентском послании к Федеральному собранию заявил, что наша цель – конвертируемый рубль. Прошло 11 лет – никто пальцем не шевельнул для достижения этой цели. Чехия – небольшая страна, не входящая в зону евро, – разместила за эти годы на 16 миллиардов евро бондов в чешской кроне. А большая Россия в рублях не разместила ни копейки. Вот вы, наверное, слышали в течение многих лет, что мы хотим продавать нефть за рубли. Мы её продаём за рубли?
— Наверное, никто не хочет конвертировать свои деньги в рубли, чтобы нам платить?
– Кто вам это сказал? Мы ни разу не выставляли ценники на нефть в рублях. Мы только треплемся на самом высоком уровне каждый год. И никогда не делаем.
— У нас 15 лет цены на нефть росли – и достигли больших высот. Казалось бы, за это время мы должны по уровню жизни стать, как минимум, тремя Норвегиями. Почему этого не случилось? Были какие-то объективные причины?
– Было много причин, объективных и субъективных. Норвегия экспортирует, допустим, столько же газа, сколько Россия. Но население там – меньше 5 миллионов человек. Россия всё-таки – 140 миллионов. Мы экспортируем нефти много, это так. Но при этом масштабы расходов нашей экономики намного больше, чем, допустим, в Саудовской Аравии, которая экспортирует даже чуть больше нефти, чем мы. То есть изначально не нужно было рассчитывать, что нефть и газ дадут нам «пять Норвегий». Это во-первых…
— Да, но у нас ведь не только нефть, у нас вообще богатая страна, и потом больше народу – больше производственных сил…
– А во-вторых – есть проблемы с расходованием полученных средств. Те же норвежцы создали ещё в 1980-е годы Фонд будущих поколений, куда направляются доходы от нефти. Этот фонд существует на коммерческой основе, им управляют крупнейшие инвестиционные банкиры, собранные из разных стран. И этот фонд вкладывается в различные ценные бумаги разных государств на мировом рынке и приносит приблизительно 7 – 8 процентов дохода в валюте в год. Страна богатеет и создаёт себе подушку на следующие годы. Мы, по сути дела, ничего этого не создали. Мы все эти годы свои доходы активно проедали, использовали их, на мой взгляд, крайне неэффективно.
— Как же – не создали? У нас тоже есть фонды – Резервный и Национального достояния…
– Да, резерв есть, но он небольшой. За будущий год Фонд национального благосостояния будет разобран крупными госкомпаниями и «закопан» где-нибудь в новый БАМ, космодром «Восточный» – куда-нибудь в подобного рода проекты.
— Есть страны, которые на нефти растут, а есть – как Венесуэла, например. Это от чего зависит?
– Растут те страны, которые дают возможность бизнесу развиваться, а государственные расходы закрывают нефтью. У нас, например, налоговая нагрузка на компании – приблизительно 36 процентов ВВП. В Саудовской Аравии – 4 процента. То есть саудовцы, Объединённые Арабские Эмираты, другие арабские страны тратят доходы от нефти на социальные пособия, на государственные проекты и так далее, а бизнесу дают возможность развиваться практически без налогов. Посмотрите на ОАЭ: это сегодня крупнейший центр авиаперевозок. Крупнейший аэропорт в мире. Самый быстрорастущий рынок недвижимости. За счёт нефти существуют государство и граждане, а бизнес фактически развивается, не тратя налогов, но привлекая огромные инвестиции.
— А мы так не можем?
– Мы не смогли этого сделать. Мы и бизнес реально задавили – за счёт нашей силовой системы, и нефтяным доходам фактически не дали войти в экономику и её поднять.
— Куда они пошли, если не в экономику?
– Мы забрали их для государства, а отдали неизвестно куда.
— Если проследить по сайту Минфина, то оба наших фонда пополнялись доходами от нефти только один год – в 2008-м. В 2009-м туда просто ничего не пришло от нефти и газа, а в 2010-м была принята поправка о том, что до 2015 года нефтегазовые доходы в резерв не идут. Куда они тогда шли все «тучные» годы?
– Посмотрим элементарно на бюджет. Вот бюджет на этот год по расходам составляет порядка 15 триллионов рублей. Это где-то 400 миллиардов долларов – если, допустим, мы возьмём курс начала 2014 года, 35 рублей за доллар. Весь объём экспорта нефти за 2014 год у нас – приблизительно 310 миллиардов долларов. 2013-й и 2012-й тоже были годами очень высоких цен на нефть. В эти самые удобные для нас годы мы экспортировали нефти приблизительно на 300 миллиардов долларов. Конечно, есть затраты, себестоимость, нужно платить за транспортировку – понятно. Ну, допустим, прибыль была 200 миллиардов.
— Половина бюджета.
– Половина бюджета. Но в этом бюджете, в 15 триллионах, сидит приблизительно 2,2 триллиона на МВД и больше 3 триллионов – на вооружённые силы. Итого у нас 5,5 триллиона ежегодно уходят на ментов и военных. Это больше половины нефтяного экспорта. Плюс к этому 50 миллиардов за 2 года пошло на Олимпиаду. Пойдёт ещё миллиардов шестьдесят на чемпионат мира 2018 года. Плюс на товарища Якунина с его безумным проектом закопать триллион рублей на БАМе. Плюс космодром «Восточный», 12 миллиардов долларов, вместо того чтобы возродить «Байконур». И так далее.
— Как, по-вашему, надо было распорядиться «золотым дождём» от нефти?
– Когда у вас много денег от нефти, у вас есть два варианта развития. Первый заключается в том, что вы находите реальные точки роста производства и вместе с бизнесом вкладываете средства в эти развивающиеся отрасли, которые вас потом вытянут. Что сделали в Объединённых Арабских Эмиратах? Они вложили деньги в аэропорт, в авиакомпании, они построили инфраструктуру для туризма и так далее – и бизнес пришёл уже в эти отрасли и начал дальше их развивать. Это первый вариант.
— Его мы уже, судя по всему, не выбрали.
– Если вы этого не можете, если вы воруете всюду и даже это не способны сделать, тогда вы должны просто реально отправлять эти деньги на зарплаты, пенсии, пособия, просто платить людям и обеспечивать текущие госрасходы. Без всяких инвестиций.
— Но как раз это у нас и делали, разве нет?
– Но при этом надо снижать налоги для бизнеса – близко к нулю. То есть сделать Россию огромным оффшором. Нужно сказать бизнесу: друзья, мы не берём с вас налогов 15 лет, делайте, что хотите, обогащайтесь. А через 15 лет, когда нефть заканчивается или цены на неё падают, вы переносите налоговую нагрузку на уже развитый бизнес. Сейчас у нас бизнес бежит, у нас каждый год из страны выводится по 150 миллиардов долларов капитала. Потому что люди продают свои предприятия, закрывают бизнес и просто бегут.
— Эту схему можно применить в любой момент? Можно, например, сейчас взять и сказать: мы будем действовать так-то? Или поезд уже ушёл?
– Нет, мне кажется, что поезд никуда не ушёл. С любой позиции всегда можно начать. Более того, чем хуже позиция – тем легче начинать. Потому что тем меньше сомнений в том, что что-то надо делать. Потому что если всё хорошо, реформы не делаются.
— А сейчас, в нынешней позиции, у вас есть ощущение, что власть понимает, что надо что-то делать?
– Нет, судя по последней пресс-конференции Путина. Он сказал почти дословно, что надо потерпеть 2 года, а потом всё будет хорошо.
— Само устроится.
– Да, рассосётся: как бы цены на нефть поднимутся – и всё само собой придёт в норму. Это их позиция сейчас. Но как они могут что-то поменять? Построена очень чёткая система, которая реально основана на получении доходов от сырья и поддержании системы такого… бизнеса близких друзей. Путин создал политическую и экономическую систему, в которой практически невозможны перемены.
— Не понимаю, почему эту систему нельзя поменять так, как вы предлагаете?
— Американский исследователь Клиффорд Гэдди написал замечательную книгу «Путин: оперативник в Кремле». В ней пять или шесть позиций объясняют, почему Россия развивается так, как она развивается сейчас. И одна из этих позиций очень, на мой взгляд, правильная. Гэдди говорит о том, что в мире существовало много примеров военных диктаторов, которые очень успешно развивали экономику. Это и Чон Ду Хван в Южной Корее, и Пиночет, и Чан Кайши на Тайване, и так далее. Почему в России не получается – он объясняет очень просто: те люди были военные, а Путин – разведчик.
— А есть разница в этом случае между военным и разведчиком?
– У военного человека очень простой подход: есть устав, кто его нарушает – встаёт к стенке, его расстреливают. Если наступление – идёт шеренга в бой, если выкашивает половину – ничего страшного, главное – взять высоту. Если убивают полковника – знамя дают подполковнику. Потому что незаменимых нет. Это принцип военной дисциплины. И военные хорошо управляют государством, потому что понимают: есть задача, есть принцип, есть средства достижения. Разведчик действует иначе: у него нет заменимых, у него каждый – незаменим. Потому что он вербует одного, тот – другого, другой – третьего, возникает шпионская сеть, в которой каждый провалившийся тянет за собой всю цепочку. И Путин психологически рассматривает свою систему так же. Поэтому ни один чиновник не уволен, никогда. Все, кто пришли, останутся, пока Путин не умрёт, на своих постах, за исключением тех, кто сам выбыл из системы, типа Касьянова.
— Но это вы говорите про изменения «сверху»…
– «Снизу» тоже вряд ли возможны какие-то перемены. В России очень странная ситуация. Россияне очень сильно реагируют на всякого рода несправедливости, поэтому мы видели Болотную площадь – в ответ на украденные выборы, Манежку – в ответ на приговор Навальному, спонтанные демонстрации в Томске – из-за закрытия канала ТВ-2. И так далее. Но при этом россияне очень чётко отделяют политику от экономики. Потому что они понимают, что политика – это следствие дел каких-то людей, на которых можно повлиять, выйдя на улицу. А экономика – это что-то объективное. Оттого что вы выйдете на Ленинский проспект в Москве или на Невский в Петербурге, цены на нефть не вырастут. Поэтому экономические трудности воспринимаются как личные. И люди лучше пойдут на вторую работу, будут экономить, откажутся от покупок, не поедут в отпуск, но они не пойдут на демонстрацию из-за снижения курса рубля. И власть очень хорошо это понимает. Поэтому экономические проблемы скорее сплотят общество, чем вызовут восстание или какие-то серьёзные социальные потрясения.
— В окружении Путина есть человек, который понимает то, о чём вы говорите, и готов как-то это начать менять?
– Я думаю, что возле Путина много разумных людей. Думаю, что это прекрасно понимают и Дворкович, и Кудрин, и наверняка Шувалов. А уж люди во втором эшелоне, где-нибудь на уровне замминистра, точно всё понимают прекрасно. Но у нас же только один человек принимает решения. И вопрос в том, что никто не будет советовать то, чего Путин не хочет слышать. Потому что просто боятся за свою карьеру.
— Мы с вами говорили о резервных фондах, в которые с 2009 года не поступают нефтегазовые доходы. И всё-таки до второй половины 2012 года они как-то пополнялись за счёт разных вложений. А потом перестали пополняться вообще, с тех пор только расходуются. Означает ли это, что вторая половина 2012 года – это и есть начало негативных изменений в экономике?
– Начало негативных изменений в экономике – это весь 2012 год. Если мы посмотрим на рост ВВП, то в I квартале 2012 года (последний квартал Медведева) он был 4,9 процента. Каждый следующий квартал он снижался. И, собственно говоря, все 2012 и 2013 годы шло постоянное замедление. Можно было уже давно видеть, что проблемы нарастают.
— Почему это началось именно в 2012 году?
– После кризиса всегда бывает такой восстановительный, как говорят экономисты, рост. То есть вы проваливаетесь в кризис, а потом экономика начинает оттуда выбираться. По сути дела, ситуация 2010 – 2011 годов – это была ситуация одновременных восстановления после кризиса и роста цен на нефть. Поэтому то, что в 2011 году мы росли довольно быстро, было вполне естественно. Если бы мы хотели и дальше расти, то нужно было не повышать налоги, создавать лучший инвестиционный климат. Но возвращение Путина дало бизнесу сигнал: послаблений не ждите, все медведевские разговоры про свободу-несвободу, все его идеи об ограничении проверок бизнеса, об уменьшении давления со стороны силовиков – они забыты. Поэтому, естественно, народ начал побаиваться, перестал вкладывать дополнительные деньги в производство, решил, что лучше частично направить их за рубеж, перестраховаться – и так далее. То есть, в принципе, возвращение Путина было очень плохим сигналом для экономики. И всё, что мы видим потом, было так же.
— Как вы считаете, что увидят люди, когда вернутся с новогодних праздников?
– Они увидят сильно уменьшившееся количество денег в кошельке – просто потому, что они попраздновали хорошо. Они увидят очень большую неопределённость с точки зрения перспектив работы. Сейчас все будут пересматривать свои бюджеты на будущий год. Думаю, что где-то к февралю эти пересмотренные бюджеты начнут воплощаться в жизнь, и в них будут, безусловно, заложены уменьшившиеся затраты. Не думаю, что будут массовые увольнения. Но повышение зарплаты, если его кто-то ожидал, точно не случится. Думаю, что людям нужно приготовиться к тому, что как минимум полгода цены будут расти, зарплаты – стоять, а предложения новой работы будут крайне ограничены. Это будет период довольно жёсткий. После этого, я думаю, ситуация несколько улучшится. Рынок начнёт привыкать к новым ценам, компании также привыкнут к новому уровню издержек, и начиная с лета мы можем увидеть определённое улучшение ситуации. Но первые полгода будут очень тяжёлыми именно с точки зрения того, что будет ощущение безнадёжности. Многие вообще говорят, что нас ждёт какой-то дикий ужас. Нет, дикого ужаса не будет. Это будет 2009 год, просто дольше. Тогда мы прожили в таком состоянии где-то полгода и очень быстро выскочили наверх, сейчас, я думаю, это будет, как сказал Путин – и в данном случае он прав, года на два. Правда, он не сказал, что будет дальше. И я тоже не знаю.
Советы Владислава Иноземцева о том, что делать со своими сбережениями, и прогноз на краткосрочную перспективу, читайте здесь.
Беседовала Ирина Тумакова,
«Фонтанка.ру»
Что будет дальше с нефтью, с рублём и с получателями рублёвых зарплат? Почему в самые «жирные» годы перемены в российской экономике были, как выяснилось, только к худшему? Как распорядиться деньгами в наших резервных фондах? Если там, конечно, ещё осталось чем распоряжаться. Чем президент-военный отличается от президента-разведчика? На вопросы о наших деньгах «Фонтанке» ответил Владислав Иноземцев – директор Центра исследований постиндустриального общества, доктор экономических наук.
— В России пресса обвиняет Штаты чуть ли не в «крестовом походе» против России. Недавно появилась новость, что Обама празднует возобновление лидерства США в мире. Это он что, празднует победу над нами?
– Честно говоря, мне сложно это комментировать. В США о России вообще никто не говорит. То есть то, что происходит в России, здесь не интересует ровным счётом никого. Когда Обама давал свою итоговую пресс-конференцию, он 95 процентов времени посвятил экономике – тем достижениям, которые были сделаны за год. В Америке в этом году было создано рекордное за последние 15 лет количество рабочих мест. Все фондовые индексы – на исторических максимумах. Деловая активность достаточно существенно поднимается. Поэтому могу ещё раз расстроить наших коллег: здесь о России вообще не говорят. Тема России, после всплеска летом – из-за Крыма, снова уходит в маргинальность. То есть в данном случае люди понимают, что Россия – страна, которая не играет по правилам, поэтому её нужно опасаться. Но какие «крестовые походы»? Что, на нас напали? К «нашим» украинцам послали самолёты? Усилили военные ресурсы?..
— Ну да! Они же хотели разместить военные базы в Крыму, они хотели…
– Нет, что «они хотели» – этого никто не знает. А разместили там базы в итоге мы. И не их самолёты летают над Петербургом, почти сталкиваясь с пассажирскими, а наши летают над Данией. О чём тут можно говорить? Мало ли кто что несёт?
— Вы предсказываете в России «кризис, равного которому не было с начала 90-х годов». Но мы вот не чувствуем такого уж масштаба катастрофы. Президент нам объяснил: доход от нефти есть, в рублях он теперь даже больше стал, бюджет сойдётся, даже с профицитом. Вот в 2009 году нам тоже говорили – кризис…
– В 2009 году правительству удалось совместить два очень важных момента. Во-первых, Россия была единственной страной в мире, где был мощный экономических спад – и где при этом росли доходы населения. Ни в одной стране, где был экономический спад, в том числе в Западной Европе, доходы населения не росли. В России в 2009 году экономика упала почти на 8 процентов, а реальные доходы выросли на 2,9 процента. Это было сделано за счёт того, что правительству удалось, распечатав резервные фонды, повысить зарплаты, пенсии, довольствие военнослужащим и так далее. Сейчас уже видно, что и падение цен на нефть, и девальвация, и многие другие факторы приведут к тому, что даже в этом году реальные доходы населения уже упадут. В следующем году они упадут ещё сильнее. Именно поэтому я и хочу сказать, что у нас не было такого кризиса все 2000-е годы. Это кризис совершенно особого плана: он будет связан с реальным снижением покупательной способности, реальным снижением доходов. При этом мы, безусловно, будем иметь в следующем году экономический спад.
— И цены на нефть продолжат снижаться?
– Цены на нефть выровняются. Я считаю, что сегодня нет фундаментальных предпосылок к тому, чтобы они были такими низкими, как сейчас. Поэтому я вполне допускаю, что где-нибудь в конце 2015 года цены вернутся на уровень 90 долларов и, может быть, даже выше. Но в любом случае этот год будет для российской экономики очень тяжёлым. Потому что сейчас очень нестабильна финансовая система, сейчас очень высоки процентные ставки. Естественно, и в этом году, и в следующем будут падать инвестиции. По сути дела, речь идёт о том, что и 2015 год, и 2016-й будут периодами экономического спада. Я думаю, что в следующем году мы будем иметь где-то минус 7 процентов ВВП, в 2016-м – минус 3 – 4 процента. Что будет дальше – сейчас очень сложно сказать, слишком много факторов неизвестны.
— Если цены на нефть вернутся на уровень 90 долларов за баррель, то и рубль поднимется?
– Это сложный вопрос. Вот смотрите, сейчас все говорят: «упала нефть – и упал рубль». Это не совсем правда. Что такое «упала нефть»? «Упали» так называемые фьючерсы на нефть – контракты с исполнением примерно через полгода после сегодняшних торгов. То есть, когда мы видим, что в ноябре цена на нефть достигла, допустим, 70 долларов, это значит, что нефтяной контракт с исполнением в марте следующего года стоит 70 долларов.
— То есть сейчас мы получаем за нефть по 100 с чем-то?
– Может, поменьше, но в любом случае контракты долгосрочные и цена снижается медленно. Поэтому реальный эффект от снижения цен мы получим в феврале-марте.
— Тогда почему рубль уже сейчас так упал?
– В последние месяцы он падал не потому, что цена на нефть снижалась. А потому что существуют западные санкции, которые не дают крупным российским компаниям кредитоваться на Западе. Наша экономика, при всей её самостоятельности и «вставании с колен», такова, что до начала всех этих проблем с долларом, где-то летом этого года, у нас российские компании имели больше кредитных обязательств перед западными банками, чем перед российскими. И как только крупные компании стали готовиться к выплатам по западным кредитам – они стали покупать доллары. И доллар пошёл вверх. Если мы вспомним ситуацию марта, когда был присоединён Крым, тогда население бросилось в обменники и стало скупать доллары, боясь девальвации. Доллар тогда немного поднялся – и очень быстро вернулся обратно. Потому что у населения не было такой покупательной силы, которая есть у крупных корпораций. А когда закупаться долларами пошли «Газпром», «Роснефть» и прочие корпорации, то рубль рухнул. Следовательно, всё, что мы видели в последние полтора месяца, это на 80 процентов – эффект от финансовых санкций Запада, а на 20 процентов – от нефти.
— Можно ли, в принципе, уйти от этих займов на Западе? Наши процентные ставки, из-за которых банки кредитуются там, кем-то ведь установлены, так нельзя ли смоделировать экономику так, чтобы кредитование-перекредитование происходило внутри страны?
– Похоже, что нет. Что нужно для того, чтобы кредитование спокойно происходило внутри страны? Допустим, в Японии государственный долг составляет 200 с лишним процентов ВВП. И в стране нет при этом особых проблем. У нас госдолг составляет меньше 8 процентов ВВП. Японцы продают свои товары за йену, берут долги в своей валюте – и так далее. Мы ни разу, никогда за всё время путинского правления, не пытались разместить за границей обязательства в рублях.
— Почему?
– Это вопрос к Владимиру Владимировичу. Он в 2003 году в президентском послании к Федеральному собранию заявил, что наша цель – конвертируемый рубль. Прошло 11 лет – никто пальцем не шевельнул для достижения этой цели. Чехия – небольшая страна, не входящая в зону евро, – разместила за эти годы на 16 миллиардов евро бондов в чешской кроне. А большая Россия в рублях не разместила ни копейки. Вот вы, наверное, слышали в течение многих лет, что мы хотим продавать нефть за рубли. Мы её продаём за рубли?
— Наверное, никто не хочет конвертировать свои деньги в рубли, чтобы нам платить?
– Кто вам это сказал? Мы ни разу не выставляли ценники на нефть в рублях. Мы только треплемся на самом высоком уровне каждый год. И никогда не делаем.
— У нас 15 лет цены на нефть росли – и достигли больших высот. Казалось бы, за это время мы должны по уровню жизни стать, как минимум, тремя Норвегиями. Почему этого не случилось? Были какие-то объективные причины?
– Было много причин, объективных и субъективных. Норвегия экспортирует, допустим, столько же газа, сколько Россия. Но население там – меньше 5 миллионов человек. Россия всё-таки – 140 миллионов. Мы экспортируем нефти много, это так. Но при этом масштабы расходов нашей экономики намного больше, чем, допустим, в Саудовской Аравии, которая экспортирует даже чуть больше нефти, чем мы. То есть изначально не нужно было рассчитывать, что нефть и газ дадут нам «пять Норвегий». Это во-первых…
— Да, но у нас ведь не только нефть, у нас вообще богатая страна, и потом больше народу – больше производственных сил…
– А во-вторых – есть проблемы с расходованием полученных средств. Те же норвежцы создали ещё в 1980-е годы Фонд будущих поколений, куда направляются доходы от нефти. Этот фонд существует на коммерческой основе, им управляют крупнейшие инвестиционные банкиры, собранные из разных стран. И этот фонд вкладывается в различные ценные бумаги разных государств на мировом рынке и приносит приблизительно 7 – 8 процентов дохода в валюте в год. Страна богатеет и создаёт себе подушку на следующие годы. Мы, по сути дела, ничего этого не создали. Мы все эти годы свои доходы активно проедали, использовали их, на мой взгляд, крайне неэффективно.
— Как же – не создали? У нас тоже есть фонды – Резервный и Национального достояния…
– Да, резерв есть, но он небольшой. За будущий год Фонд национального благосостояния будет разобран крупными госкомпаниями и «закопан» где-нибудь в новый БАМ, космодром «Восточный» – куда-нибудь в подобного рода проекты.
— Есть страны, которые на нефти растут, а есть – как Венесуэла, например. Это от чего зависит?
– Растут те страны, которые дают возможность бизнесу развиваться, а государственные расходы закрывают нефтью. У нас, например, налоговая нагрузка на компании – приблизительно 36 процентов ВВП. В Саудовской Аравии – 4 процента. То есть саудовцы, Объединённые Арабские Эмираты, другие арабские страны тратят доходы от нефти на социальные пособия, на государственные проекты и так далее, а бизнесу дают возможность развиваться практически без налогов. Посмотрите на ОАЭ: это сегодня крупнейший центр авиаперевозок. Крупнейший аэропорт в мире. Самый быстрорастущий рынок недвижимости. За счёт нефти существуют государство и граждане, а бизнес фактически развивается, не тратя налогов, но привлекая огромные инвестиции.
— А мы так не можем?
– Мы не смогли этого сделать. Мы и бизнес реально задавили – за счёт нашей силовой системы, и нефтяным доходам фактически не дали войти в экономику и её поднять.
— Куда они пошли, если не в экономику?
– Мы забрали их для государства, а отдали неизвестно куда.
— Если проследить по сайту Минфина, то оба наших фонда пополнялись доходами от нефти только один год – в 2008-м. В 2009-м туда просто ничего не пришло от нефти и газа, а в 2010-м была принята поправка о том, что до 2015 года нефтегазовые доходы в резерв не идут. Куда они тогда шли все «тучные» годы?
– Посмотрим элементарно на бюджет. Вот бюджет на этот год по расходам составляет порядка 15 триллионов рублей. Это где-то 400 миллиардов долларов – если, допустим, мы возьмём курс начала 2014 года, 35 рублей за доллар. Весь объём экспорта нефти за 2014 год у нас – приблизительно 310 миллиардов долларов. 2013-й и 2012-й тоже были годами очень высоких цен на нефть. В эти самые удобные для нас годы мы экспортировали нефти приблизительно на 300 миллиардов долларов. Конечно, есть затраты, себестоимость, нужно платить за транспортировку – понятно. Ну, допустим, прибыль была 200 миллиардов.
— Половина бюджета.
– Половина бюджета. Но в этом бюджете, в 15 триллионах, сидит приблизительно 2,2 триллиона на МВД и больше 3 триллионов – на вооружённые силы. Итого у нас 5,5 триллиона ежегодно уходят на ментов и военных. Это больше половины нефтяного экспорта. Плюс к этому 50 миллиардов за 2 года пошло на Олимпиаду. Пойдёт ещё миллиардов шестьдесят на чемпионат мира 2018 года. Плюс на товарища Якунина с его безумным проектом закопать триллион рублей на БАМе. Плюс космодром «Восточный», 12 миллиардов долларов, вместо того чтобы возродить «Байконур». И так далее.
— Как, по-вашему, надо было распорядиться «золотым дождём» от нефти?
– Когда у вас много денег от нефти, у вас есть два варианта развития. Первый заключается в том, что вы находите реальные точки роста производства и вместе с бизнесом вкладываете средства в эти развивающиеся отрасли, которые вас потом вытянут. Что сделали в Объединённых Арабских Эмиратах? Они вложили деньги в аэропорт, в авиакомпании, они построили инфраструктуру для туризма и так далее – и бизнес пришёл уже в эти отрасли и начал дальше их развивать. Это первый вариант.
— Его мы уже, судя по всему, не выбрали.
– Если вы этого не можете, если вы воруете всюду и даже это не способны сделать, тогда вы должны просто реально отправлять эти деньги на зарплаты, пенсии, пособия, просто платить людям и обеспечивать текущие госрасходы. Без всяких инвестиций.
— Но как раз это у нас и делали, разве нет?
– Но при этом надо снижать налоги для бизнеса – близко к нулю. То есть сделать Россию огромным оффшором. Нужно сказать бизнесу: друзья, мы не берём с вас налогов 15 лет, делайте, что хотите, обогащайтесь. А через 15 лет, когда нефть заканчивается или цены на неё падают, вы переносите налоговую нагрузку на уже развитый бизнес. Сейчас у нас бизнес бежит, у нас каждый год из страны выводится по 150 миллиардов долларов капитала. Потому что люди продают свои предприятия, закрывают бизнес и просто бегут.
— Эту схему можно применить в любой момент? Можно, например, сейчас взять и сказать: мы будем действовать так-то? Или поезд уже ушёл?
– Нет, мне кажется, что поезд никуда не ушёл. С любой позиции всегда можно начать. Более того, чем хуже позиция – тем легче начинать. Потому что тем меньше сомнений в том, что что-то надо делать. Потому что если всё хорошо, реформы не делаются.
— А сейчас, в нынешней позиции, у вас есть ощущение, что власть понимает, что надо что-то делать?
– Нет, судя по последней пресс-конференции Путина. Он сказал почти дословно, что надо потерпеть 2 года, а потом всё будет хорошо.
— Само устроится.
– Да, рассосётся: как бы цены на нефть поднимутся – и всё само собой придёт в норму. Это их позиция сейчас. Но как они могут что-то поменять? Построена очень чёткая система, которая реально основана на получении доходов от сырья и поддержании системы такого… бизнеса близких друзей. Путин создал политическую и экономическую систему, в которой практически невозможны перемены.
— Не понимаю, почему эту систему нельзя поменять так, как вы предлагаете?
— Американский исследователь Клиффорд Гэдди написал замечательную книгу «Путин: оперативник в Кремле». В ней пять или шесть позиций объясняют, почему Россия развивается так, как она развивается сейчас. И одна из этих позиций очень, на мой взгляд, правильная. Гэдди говорит о том, что в мире существовало много примеров военных диктаторов, которые очень успешно развивали экономику. Это и Чон Ду Хван в Южной Корее, и Пиночет, и Чан Кайши на Тайване, и так далее. Почему в России не получается – он объясняет очень просто: те люди были военные, а Путин – разведчик.
— А есть разница в этом случае между военным и разведчиком?
– У военного человека очень простой подход: есть устав, кто его нарушает – встаёт к стенке, его расстреливают. Если наступление – идёт шеренга в бой, если выкашивает половину – ничего страшного, главное – взять высоту. Если убивают полковника – знамя дают подполковнику. Потому что незаменимых нет. Это принцип военной дисциплины. И военные хорошо управляют государством, потому что понимают: есть задача, есть принцип, есть средства достижения. Разведчик действует иначе: у него нет заменимых, у него каждый – незаменим. Потому что он вербует одного, тот – другого, другой – третьего, возникает шпионская сеть, в которой каждый провалившийся тянет за собой всю цепочку. И Путин психологически рассматривает свою систему так же. Поэтому ни один чиновник не уволен, никогда. Все, кто пришли, останутся, пока Путин не умрёт, на своих постах, за исключением тех, кто сам выбыл из системы, типа Касьянова.
— Но это вы говорите про изменения «сверху»…
– «Снизу» тоже вряд ли возможны какие-то перемены. В России очень странная ситуация. Россияне очень сильно реагируют на всякого рода несправедливости, поэтому мы видели Болотную площадь – в ответ на украденные выборы, Манежку – в ответ на приговор Навальному, спонтанные демонстрации в Томске – из-за закрытия канала ТВ-2. И так далее. Но при этом россияне очень чётко отделяют политику от экономики. Потому что они понимают, что политика – это следствие дел каких-то людей, на которых можно повлиять, выйдя на улицу. А экономика – это что-то объективное. Оттого что вы выйдете на Ленинский проспект в Москве или на Невский в Петербурге, цены на нефть не вырастут. Поэтому экономические трудности воспринимаются как личные. И люди лучше пойдут на вторую работу, будут экономить, откажутся от покупок, не поедут в отпуск, но они не пойдут на демонстрацию из-за снижения курса рубля. И власть очень хорошо это понимает. Поэтому экономические проблемы скорее сплотят общество, чем вызовут восстание или какие-то серьёзные социальные потрясения.
— В окружении Путина есть человек, который понимает то, о чём вы говорите, и готов как-то это начать менять?
– Я думаю, что возле Путина много разумных людей. Думаю, что это прекрасно понимают и Дворкович, и Кудрин, и наверняка Шувалов. А уж люди во втором эшелоне, где-нибудь на уровне замминистра, точно всё понимают прекрасно. Но у нас же только один человек принимает решения. И вопрос в том, что никто не будет советовать то, чего Путин не хочет слышать. Потому что просто боятся за свою карьеру.
— Мы с вами говорили о резервных фондах, в которые с 2009 года не поступают нефтегазовые доходы. И всё-таки до второй половины 2012 года они как-то пополнялись за счёт разных вложений. А потом перестали пополняться вообще, с тех пор только расходуются. Означает ли это, что вторая половина 2012 года – это и есть начало негативных изменений в экономике?
– Начало негативных изменений в экономике – это весь 2012 год. Если мы посмотрим на рост ВВП, то в I квартале 2012 года (последний квартал Медведева) он был 4,9 процента. Каждый следующий квартал он снижался. И, собственно говоря, все 2012 и 2013 годы шло постоянное замедление. Можно было уже давно видеть, что проблемы нарастают.
— Почему это началось именно в 2012 году?
– После кризиса всегда бывает такой восстановительный, как говорят экономисты, рост. То есть вы проваливаетесь в кризис, а потом экономика начинает оттуда выбираться. По сути дела, ситуация 2010 – 2011 годов – это была ситуация одновременных восстановления после кризиса и роста цен на нефть. Поэтому то, что в 2011 году мы росли довольно быстро, было вполне естественно. Если бы мы хотели и дальше расти, то нужно было не повышать налоги, создавать лучший инвестиционный климат. Но возвращение Путина дало бизнесу сигнал: послаблений не ждите, все медведевские разговоры про свободу-несвободу, все его идеи об ограничении проверок бизнеса, об уменьшении давления со стороны силовиков – они забыты. Поэтому, естественно, народ начал побаиваться, перестал вкладывать дополнительные деньги в производство, решил, что лучше частично направить их за рубеж, перестраховаться – и так далее. То есть, в принципе, возвращение Путина было очень плохим сигналом для экономики. И всё, что мы видим потом, было так же.
— Как вы считаете, что увидят люди, когда вернутся с новогодних праздников?
– Они увидят сильно уменьшившееся количество денег в кошельке – просто потому, что они попраздновали хорошо. Они увидят очень большую неопределённость с точки зрения перспектив работы. Сейчас все будут пересматривать свои бюджеты на будущий год. Думаю, что где-то к февралю эти пересмотренные бюджеты начнут воплощаться в жизнь, и в них будут, безусловно, заложены уменьшившиеся затраты. Не думаю, что будут массовые увольнения. Но повышение зарплаты, если его кто-то ожидал, точно не случится. Думаю, что людям нужно приготовиться к тому, что как минимум полгода цены будут расти, зарплаты – стоять, а предложения новой работы будут крайне ограничены. Это будет период довольно жёсткий. После этого, я думаю, ситуация несколько улучшится. Рынок начнёт привыкать к новым ценам, компании также привыкнут к новому уровню издержек, и начиная с лета мы можем увидеть определённое улучшение ситуации. Но первые полгода будут очень тяжёлыми именно с точки зрения того, что будет ощущение безнадёжности. Многие вообще говорят, что нас ждёт какой-то дикий ужас. Нет, дикого ужаса не будет. Это будет 2009 год, просто дольше. Тогда мы прожили в таком состоянии где-то полгода и очень быстро выскочили наверх, сейчас, я думаю, это будет, как сказал Путин – и в данном случае он прав, года на два. Правда, он не сказал, что будет дальше. И я тоже не знаю.
Советы Владислава Иноземцева о том, что делать со своими сбережениями, и прогноз на краткосрочную перспективу, читайте здесь.
Беседовала Ирина Тумакова,
«Фонтанка.ру»

«Хотелось бы, чтобы Путин взял себя в руки»«Хотелось бы, чтобы Путин взял себя в руки»

Валентин Барышников.
Глеб Павловский – о расколе общества, нигилистической власти и конфликтном 2015 годе в России.
Стратегический кризис, потеря управляемости – так оценивает события 2014 года в России политолог Глеб Павловский, который в свое время работал на кремлевскую администрацию, а теперь критикует ее действия.

Павловский прогнозирует, что 2015 год будет в России еще более конфликтным, и, сравнивая нынешнюю ситуацию с гражданским подъемом трехлетней давности, констатирует, что политика в стране разрушена, в обществе создан глубокий раскол:

Сегодня наша политика лежит в обломках
– В конце 2011 года возможность изменения была упущена практически сразу и с двух сторон, как оппозиции, так и Путина, который возвращался на третий срок. Ни та, ни другая сторона не смогла сформулировать политическую повестку, и в итоге произошло разрушение политики, которое мы наблюдали последние 2,5 года. И сегодня наша политика лежит в обломках. Но что касается Навального и демонстраций в его поддержку, то это, скорее, вопрос принципа, что ли. Это гуманитарная акция на самом деле, попытка, если хотите, избавить власть от очередного свинства – посадки человека ни за что в лагерь. Но мотивы у людей, которые туда идут, я думаю, в основном, другие. Они-то хотят выразить свое отношение к происходящему, обозначить, что оно неприемлемо. И эта сторона мне кажется человечески понятной, поэтому я тоже пойду (интервью было взято до вынесения приговора братьям Навальным и «народного схода» в Москве в их поддержку. – Прим. ред.), но она политически бесполезна. Это не способ повлиять и не способ чего-то добиться.

Глеб Павловский о перспективах 2015 года в России

Это большинство, у которого с использованием средств современных массмедиа стерты лобные доли
​–​ Можно ли сказать, что сейчас остался небольшой процент людей, которые политически активны, независимо мыслят, и большая часть населения, которая поддалась пропаганде, то есть что независимо мыслящие люди сейчас находятся в оппозиции к Путину? Или это неверно и у Путина есть свой независимо мыслящий политически активный электорат?

– Такой альтернативы нет. Власти с помощью массмедиа, а точнее, злоупотребления ими создали колоссальный раскол, которого не было в стране очень давно. Число людей на стороне властей значимо для Кремля, но значимо по ошибке. Они думают, что таким образом они формируют лояльную основу. Но глубина раскола обычно подчеркивается именно размером несогласного меньшинства. Раскол увеличивается и превращается в фактор политической жизни. Диссидентство было еще меньше в Советском Союзе, но оно было фактором жизни. Но не так просто объяснить, что такое нынешнее большинство. Это не прежнее путинское большинство, которое бестревожно доверяло Путину и готово было за него голосовать, в каком-то смысле обдуманно, а это большинство, у которого искусственно с использованием средств современных массмедиа стерты лобные доли, и еще неизвестно, в каком состоянии мы примем его на руки, когда эта операция прекратится. Это очень опасная ситуация, ее не было во времена, когда я был диссидентом. Понятие «советских граждан» существовало, но сегодня мы видим новый постмодернистский тоталитаризм, который не нуждается в прежних инструментах, поскольку у него есть новые, но эти новые ведут к очень быстрой деградации человека, массы, значительно более быстрой, чем в Советском Союзе. Советская идеократия была авторитарной, но она была ценностной, нынешняя является нигилистической, она ради каких-то временных преимуществ убивает способность людей творчески мыслить, действовать и так далее. Но я не хотел сказать, что те 14 процентов, которые противостоят 86, являются какими-то гигантами мысли и интеллектуалами. Ничего подобного, это просто очень пестрая коалиция очень разных людей, которые, когда это все кончится, немедленно разбегутся по сторонам.

Нет у него никаких решений, он просто человек, который растерялся
​–​ Кто-то говорит, что Путин уже не президент, что за ним идет война кланов.

– Это русская болтовня, она вообще ничего не означает. Система, которая возникла в эти 15 лет, в основе имела решение задачи, которая была общей – создать консенсус по поводу нового государства, консенсус, которого не добился Ельцин. Ушел он именно потому, что этого не добился, будучи никем не поддержан, кроме группки вокруг него. Путин решил эту проблему, решил давно, но после того, как он ее решил, после того, как люди перестали жить в каком-то вечно разрушенном Советском Союзе и признали новое государство, команде Кремля захотелось дальше управлять прежними средствами. Здесь уже нечем похвалиться, потому что я, безусловно, был среди тех, кто отчасти самообманывался, а отчасти обманывал других, потому что мы все уверяли, что идем не туда, куда мы сейчас пришли. И сейчас Путина действительно несет волна, но это не значит, что есть смысл описывать все это в виде комикса, где за спиной Путина кроются какие-то мрачные злодеи или заговорщики. Все значительно проще. Это стратегический кризис, потеря управляемости. И собственно говоря, мы видели последствия этого только что – в связи с рублем. Это был именно кризис системы, и он показал, что дальше она так работать не может. В частности, это система, в которой просто нет правительства. Звонками Кремля в Белый дом и Центробанк нельзя заменить правительство. Я думаю, это одна из первых задач, которые надо будет решать в следующем году, это создание дееспособного правительства. Это не вопрос персоналий. Кстати, я думаю, главная беда российской политики сейчас – это ее крайняя персонализованность. Все обсуждают одного человека, как будто он бог и у него есть решение или хотя бы постановки задач. Да нет у него никаких решений, нет у него даже постановок задач, он просто человек, который растерялся. Он талантливый человек, способный, и, собственно говоря, у него все еще остается выбор – провести ревизию реальности, осознать, что происходит со страной, либо дальше погружаться в мир фантазий, и тогда он вообще в каком-то смысле исчезнет раньше, чем уйдет из Кремля, он просто перестанет что-либо значить. Это наиболее печальная и наиболее вероятная перспектива, чем какие-то перевороты.

Общенациональный экран занят фальсифицированными картинками реальности
​–​ Вы, с одной стороны, говорите, что в России фактически ничего нет, кроме Путина…

– Это ваши слова! Нет-нет, вот это хороший пример того, как люди пытаются несколькими штампами объяснять политику в сложнейшей стране. Собственно говоря, наш кризис именно в этом и состоит, что мы не признаем ни реальной структуры очень усложнившейся страны, ни реального состояния людей, которые одновременно и надеются, и боятся, и нуждаются в гарантиях безопасности. И Путин единственный, кто предлагает им гарантии. Оппозиция никаких гарантий не предлагает. Поэтому ее и нет, политически ее не существует, потому что она вне реальной повестки людей. Это очень сложная страна, в ней выросли новые группы во всех сферах, новое чиновничество, в регионах идет очень интересная жизнь. Проблема в том, что все это никак не проецируется на общенациональный экран, экран занят фальсифицированными картинками реальности, более фальсифицированными, чем советские. Это похоже, как если бы на человека непрерывно кто-то орал. Очень трудно думать, и ничего нельзя будет сделать, если мы будем находиться постоянно в коллапсе управления, это очень опасная ситуация. И хотелось бы, чтобы Путин скорее взял себя в руки.

Путин выглядит в последнее время как человек оглушенный
​–​ Непонятно, может ли он взять себя в руки, учитывая, что, если продолжить вашу цепочку, он, с одной стороны, сам посредством СМИ кричит, но, с другой стороны, это оказывает влияние и на него, и получается, что он кричит сам на себя.

– Да, я все время говорю, что у нас теперь цензура оглушает сам правящий класс, оглушает элиты. И Путин тоже выглядит в последнее время, если посмотреть на его выступления, как человек оглушенный, как человек, который повторяет вслед за собственными ведущими, которых может уволить одним звонком, какую-то чушь. Я думаю, счет пошел уже действительно на месяцы. Если бы не санкции, прежде всего американские санкции, я думаю, начал бы складываться уже новый консенсус в правящих элитах о том, что необходим серьезный пересмотр политики. Но пока в обстановке санкций, которые выглядят как война против России, Путин даже не особенно может дергаться, потому что этого не поймет население. Ну, и здесь наперегонки, кто кого: объективные процессы в экономике, в мире, в стране или вот эти неврозы правящей элиты. Я думаю, что следующий год будет более динамичным годом, чем этот, более конфликтным внутри страны.

Это айсберг, который готов перевернуться
​–​ Еще более динамичным и еще более конфликтным, чем 2014 год?

– Да, конечно. Система далеко зашла в демонтаже. Путин не может компенсировать отсутствие собственной системы, он один, это символический центр системы, но он же не может заменить даже простое правительство. Я думаю, нас ждет полоса каких-то внутренних конфликтов. Здесь нам, к сожалению, никто не может помочь, необходимо наступление ясности, а СМИ в большей части, электронные во всяком случае, выключены для значимой релевантной информации, а в худшем случае они ведут злостную кампанию по углублению раскола в стране, раздуванию недоверия одних граждан России к другим гражданам России. И все это, в конечном счете, работает на переворачивание айсберга, на конфликт внутри общества. 84 процента на 16 – признак неустойчивости. Это айсберг, который готов перевернуться.

Если наши граждане не смогут взять себя в руки, и Путин здесь только часть проблемы, то им придется за это дорого платить
​–​ Дилемма такова: либо Путин меняется, либо грозит ужесточение конфликтов. Путин способен измениться?

– Он способен измениться. Он это делал несколько раз, в том числе и на моих глазах. Путин сегодня ничуть не похож на Путина 15 лет назад. И Путин 15 лет назад ничуть не похож на Путина 10 лет назад. Он менялся, он сильно менялся, он умеет учиться. Проблема, конечно, в ошибке, которую он не хочет пересмотреть, ошибке 2011 года, когда он в той форме, в которой он это сделал, пошел на третий срок. Но сейчас усиливается внутренняя подвижность общества. Ведь, собственно, и добровольцы на востоке Украины – это тоже признак общественной подвижности, такого нельзя было представить себе лет пять назад. Здесь надо тоже отличать какую-то злонамеренную пропаганду от людей, которые искренне пошли, как они считают, «помогать братьям на востоке Украины». Что касается Запада, он, конечно, не помогает сейчас России, это фактор усугубления ситуации, но я не конспиролог, я не считаю, что так специально задумано. Это привело к тому, что Россия превратилась во всемирного мальчика для битья, и это осложняет нашу ситуацию, усиливаются разного рода черные варианты развития событий, и они возможны, но, подчеркиваю, это все будет результатом внутреннего социального и политического развития страны. Если наши граждане не смогут взять себя в руки, и Путин здесь только часть проблемы, то им придется за это очень дорого платить, нам всем придется за это дорого платить.
Источник: http://www.svoboda.org/content/article/26771546.htmlВалентин Барышников.
Глеб Павловский – о расколе общества, нигилистической власти и конфликтном 2015 годе в России.
Стратегический кризис, потеря управляемости – так оценивает события 2014 года в России политолог Глеб Павловский, который в свое время работал на кремлевскую администрацию, а теперь критикует ее действия.

Павловский прогнозирует, что 2015 год будет в России еще более конфликтным, и, сравнивая нынешнюю ситуацию с гражданским подъемом трехлетней давности, констатирует, что политика в стране разрушена, в обществе создан глубокий раскол:

Сегодня наша политика лежит в обломках
– В конце 2011 года возможность изменения была упущена практически сразу и с двух сторон, как оппозиции, так и Путина, который возвращался на третий срок. Ни та, ни другая сторона не смогла сформулировать политическую повестку, и в итоге произошло разрушение политики, которое мы наблюдали последние 2,5 года. И сегодня наша политика лежит в обломках. Но что касается Навального и демонстраций в его поддержку, то это, скорее, вопрос принципа, что ли. Это гуманитарная акция на самом деле, попытка, если хотите, избавить власть от очередного свинства – посадки человека ни за что в лагерь. Но мотивы у людей, которые туда идут, я думаю, в основном, другие. Они-то хотят выразить свое отношение к происходящему, обозначить, что оно неприемлемо. И эта сторона мне кажется человечески понятной, поэтому я тоже пойду (интервью было взято до вынесения приговора братьям Навальным и «народного схода» в Москве в их поддержку. – Прим. ред.), но она политически бесполезна. Это не способ повлиять и не способ чего-то добиться.

Глеб Павловский о перспективах 2015 года в России

Это большинство, у которого с использованием средств современных массмедиа стерты лобные доли
​–​ Можно ли сказать, что сейчас остался небольшой процент людей, которые политически активны, независимо мыслят, и большая часть населения, которая поддалась пропаганде, то есть что независимо мыслящие люди сейчас находятся в оппозиции к Путину? Или это неверно и у Путина есть свой независимо мыслящий политически активный электорат?

– Такой альтернативы нет. Власти с помощью массмедиа, а точнее, злоупотребления ими создали колоссальный раскол, которого не было в стране очень давно. Число людей на стороне властей значимо для Кремля, но значимо по ошибке. Они думают, что таким образом они формируют лояльную основу. Но глубина раскола обычно подчеркивается именно размером несогласного меньшинства. Раскол увеличивается и превращается в фактор политической жизни. Диссидентство было еще меньше в Советском Союзе, но оно было фактором жизни. Но не так просто объяснить, что такое нынешнее большинство. Это не прежнее путинское большинство, которое бестревожно доверяло Путину и готово было за него голосовать, в каком-то смысле обдуманно, а это большинство, у которого искусственно с использованием средств современных массмедиа стерты лобные доли, и еще неизвестно, в каком состоянии мы примем его на руки, когда эта операция прекратится. Это очень опасная ситуация, ее не было во времена, когда я был диссидентом. Понятие «советских граждан» существовало, но сегодня мы видим новый постмодернистский тоталитаризм, который не нуждается в прежних инструментах, поскольку у него есть новые, но эти новые ведут к очень быстрой деградации человека, массы, значительно более быстрой, чем в Советском Союзе. Советская идеократия была авторитарной, но она была ценностной, нынешняя является нигилистической, она ради каких-то временных преимуществ убивает способность людей творчески мыслить, действовать и так далее. Но я не хотел сказать, что те 14 процентов, которые противостоят 86, являются какими-то гигантами мысли и интеллектуалами. Ничего подобного, это просто очень пестрая коалиция очень разных людей, которые, когда это все кончится, немедленно разбегутся по сторонам.

Нет у него никаких решений, он просто человек, который растерялся
​–​ Кто-то говорит, что Путин уже не президент, что за ним идет война кланов.

– Это русская болтовня, она вообще ничего не означает. Система, которая возникла в эти 15 лет, в основе имела решение задачи, которая была общей – создать консенсус по поводу нового государства, консенсус, которого не добился Ельцин. Ушел он именно потому, что этого не добился, будучи никем не поддержан, кроме группки вокруг него. Путин решил эту проблему, решил давно, но после того, как он ее решил, после того, как люди перестали жить в каком-то вечно разрушенном Советском Союзе и признали новое государство, команде Кремля захотелось дальше управлять прежними средствами. Здесь уже нечем похвалиться, потому что я, безусловно, был среди тех, кто отчасти самообманывался, а отчасти обманывал других, потому что мы все уверяли, что идем не туда, куда мы сейчас пришли. И сейчас Путина действительно несет волна, но это не значит, что есть смысл описывать все это в виде комикса, где за спиной Путина кроются какие-то мрачные злодеи или заговорщики. Все значительно проще. Это стратегический кризис, потеря управляемости. И собственно говоря, мы видели последствия этого только что – в связи с рублем. Это был именно кризис системы, и он показал, что дальше она так работать не может. В частности, это система, в которой просто нет правительства. Звонками Кремля в Белый дом и Центробанк нельзя заменить правительство. Я думаю, это одна из первых задач, которые надо будет решать в следующем году, это создание дееспособного правительства. Это не вопрос персоналий. Кстати, я думаю, главная беда российской политики сейчас – это ее крайняя персонализованность. Все обсуждают одного человека, как будто он бог и у него есть решение или хотя бы постановки задач. Да нет у него никаких решений, нет у него даже постановок задач, он просто человек, который растерялся. Он талантливый человек, способный, и, собственно говоря, у него все еще остается выбор – провести ревизию реальности, осознать, что происходит со страной, либо дальше погружаться в мир фантазий, и тогда он вообще в каком-то смысле исчезнет раньше, чем уйдет из Кремля, он просто перестанет что-либо значить. Это наиболее печальная и наиболее вероятная перспектива, чем какие-то перевороты.

Общенациональный экран занят фальсифицированными картинками реальности
​–​ Вы, с одной стороны, говорите, что в России фактически ничего нет, кроме Путина…

– Это ваши слова! Нет-нет, вот это хороший пример того, как люди пытаются несколькими штампами объяснять политику в сложнейшей стране. Собственно говоря, наш кризис именно в этом и состоит, что мы не признаем ни реальной структуры очень усложнившейся страны, ни реального состояния людей, которые одновременно и надеются, и боятся, и нуждаются в гарантиях безопасности. И Путин единственный, кто предлагает им гарантии. Оппозиция никаких гарантий не предлагает. Поэтому ее и нет, политически ее не существует, потому что она вне реальной повестки людей. Это очень сложная страна, в ней выросли новые группы во всех сферах, новое чиновничество, в регионах идет очень интересная жизнь. Проблема в том, что все это никак не проецируется на общенациональный экран, экран занят фальсифицированными картинками реальности, более фальсифицированными, чем советские. Это похоже, как если бы на человека непрерывно кто-то орал. Очень трудно думать, и ничего нельзя будет сделать, если мы будем находиться постоянно в коллапсе управления, это очень опасная ситуация. И хотелось бы, чтобы Путин скорее взял себя в руки.

Путин выглядит в последнее время как человек оглушенный
​–​ Непонятно, может ли он взять себя в руки, учитывая, что, если продолжить вашу цепочку, он, с одной стороны, сам посредством СМИ кричит, но, с другой стороны, это оказывает влияние и на него, и получается, что он кричит сам на себя.

– Да, я все время говорю, что у нас теперь цензура оглушает сам правящий класс, оглушает элиты. И Путин тоже выглядит в последнее время, если посмотреть на его выступления, как человек оглушенный, как человек, который повторяет вслед за собственными ведущими, которых может уволить одним звонком, какую-то чушь. Я думаю, счет пошел уже действительно на месяцы. Если бы не санкции, прежде всего американские санкции, я думаю, начал бы складываться уже новый консенсус в правящих элитах о том, что необходим серьезный пересмотр политики. Но пока в обстановке санкций, которые выглядят как война против России, Путин даже не особенно может дергаться, потому что этого не поймет население. Ну, и здесь наперегонки, кто кого: объективные процессы в экономике, в мире, в стране или вот эти неврозы правящей элиты. Я думаю, что следующий год будет более динамичным годом, чем этот, более конфликтным внутри страны.

Это айсберг, который готов перевернуться
​–​ Еще более динамичным и еще более конфликтным, чем 2014 год?

– Да, конечно. Система далеко зашла в демонтаже. Путин не может компенсировать отсутствие собственной системы, он один, это символический центр системы, но он же не может заменить даже простое правительство. Я думаю, нас ждет полоса каких-то внутренних конфликтов. Здесь нам, к сожалению, никто не может помочь, необходимо наступление ясности, а СМИ в большей части, электронные во всяком случае, выключены для значимой релевантной информации, а в худшем случае они ведут злостную кампанию по углублению раскола в стране, раздуванию недоверия одних граждан России к другим гражданам России. И все это, в конечном счете, работает на переворачивание айсберга, на конфликт внутри общества. 84 процента на 16 – признак неустойчивости. Это айсберг, который готов перевернуться.

Если наши граждане не смогут взять себя в руки, и Путин здесь только часть проблемы, то им придется за это дорого платить
​–​ Дилемма такова: либо Путин меняется, либо грозит ужесточение конфликтов. Путин способен измениться?

– Он способен измениться. Он это делал несколько раз, в том числе и на моих глазах. Путин сегодня ничуть не похож на Путина 15 лет назад. И Путин 15 лет назад ничуть не похож на Путина 10 лет назад. Он менялся, он сильно менялся, он умеет учиться. Проблема, конечно, в ошибке, которую он не хочет пересмотреть, ошибке 2011 года, когда он в той форме, в которой он это сделал, пошел на третий срок. Но сейчас усиливается внутренняя подвижность общества. Ведь, собственно, и добровольцы на востоке Украины – это тоже признак общественной подвижности, такого нельзя было представить себе лет пять назад. Здесь надо тоже отличать какую-то злонамеренную пропаганду от людей, которые искренне пошли, как они считают, «помогать братьям на востоке Украины». Что касается Запада, он, конечно, не помогает сейчас России, это фактор усугубления ситуации, но я не конспиролог, я не считаю, что так специально задумано. Это привело к тому, что Россия превратилась во всемирного мальчика для битья, и это осложняет нашу ситуацию, усиливаются разного рода черные варианты развития событий, и они возможны, но, подчеркиваю, это все будет результатом внутреннего социального и политического развития страны. Если наши граждане не смогут взять себя в руки, и Путин здесь только часть проблемы, то им придется за это очень дорого платить, нам всем придется за это дорого платить.
Источник: http://www.svoboda.org/content/article/26771546.html

Путин теряет «мягкую силу»Путин теряет «мягкую силу»

Джозеф Най | Die Welt.
Российский президент продолжает скрытую агрессию на Украине, соответственно продолжают действовать санкции Запада против его страны. «Под угрозой находится не только российская экономика, — говорится в статье американского политолога Джозефа Ная, опубликованной в немецкой газете Die Welt. — Постепенно тает и «мягкая сила» России, что вызовет катастрофические последствия».

В целом, страна может продвигать свои интересы тремя способами: путем принуждения, деньгами или же собственной привлекательностью, поясняет Най. «Путин уже попробовал принуждение, и в результате пожал ужесточение санкций». Ввиду не самой лучшей ситуации в российской экономике, как говорится далее, Путину становится все труднее использовать второй инструмент власти — деньги: «Ни самые ценные ресурсы России, а именно нефть и газ, ни недавнее соглашение Путина с Китаем о продаже в Поднебесную газа на 30 лет вперед по бросовым ценам не спасут российскую экономику». В результате у страны остается последний инструмент — ее привлекательность. Как указывает автор, этот фактор является намного более мощным инструментом власти, чем многие склонны полагать. Эта «мягкая сила» основывается на трех основных ресурсах: это существенный вклад в мировую культуру, надежные политические ценности и внешняя политика, основывающаяся на моральных авторитетах.

«Проблема России в том, что у нее сейчас осталось слишком мало «мягкой силы», которой можно было бы оперировать», — подчеркивает политолог. «Путин совершает ту же ошибку, что и его советские предшественники». Несмотря на его заявления в 2013 году о том, что Россия должна быть ориентирована на «грамотное использование» «мягкой силы», стране так и не удалось извлечь выгоду от проведения зимней Олимпиады-2014 в Сочи. «Вместо этого Путин в самый разгар Олимпиады начал полускрытую военную интервенцию в Украине, которая вкупе с его разговорами о русском национализме вызвала серьезные опасения за рубежом и в особенности в бывших советских республиках. Таким образом, Путин лично подорвал заявленную им цель создать Евразийский союз под управлением России, который бы стал противовесом Европейскому союзу», — полагает автор.

Комментируя усилия Кремля по продвижению пропагандистских ресурсов в других странах, в частности реструктуризацию РИА «Новости», назначение главой нового агентства Дмитрия Киселева и создание агентства «Спутник» с «финансируемой правительством сетью новостных центров в 34 странах», автор замечает, что «один из парадоксов «мягкой силы» состоит в том, что пропаганда при отсутствии доверия часто контрпродуктивна».

«Вероятно, Путин понял, что «мягкая сила» и «жесткая сила» усиливают друг друга, но он, очевидно, еще не в состоянии воплощать эти знания в политике», — подытоживает Най.

Источник: Die WeltДжозеф Най | Die Welt.
Российский президент продолжает скрытую агрессию на Украине, соответственно продолжают действовать санкции Запада против его страны. «Под угрозой находится не только российская экономика, — говорится в статье американского политолога Джозефа Ная, опубликованной в немецкой газете Die Welt. — Постепенно тает и «мягкая сила» России, что вызовет катастрофические последствия».

В целом, страна может продвигать свои интересы тремя способами: путем принуждения, деньгами или же собственной привлекательностью, поясняет Най. «Путин уже попробовал принуждение, и в результате пожал ужесточение санкций». Ввиду не самой лучшей ситуации в российской экономике, как говорится далее, Путину становится все труднее использовать второй инструмент власти — деньги: «Ни самые ценные ресурсы России, а именно нефть и газ, ни недавнее соглашение Путина с Китаем о продаже в Поднебесную газа на 30 лет вперед по бросовым ценам не спасут российскую экономику». В результате у страны остается последний инструмент — ее привлекательность. Как указывает автор, этот фактор является намного более мощным инструментом власти, чем многие склонны полагать. Эта «мягкая сила» основывается на трех основных ресурсах: это существенный вклад в мировую культуру, надежные политические ценности и внешняя политика, основывающаяся на моральных авторитетах.

«Проблема России в том, что у нее сейчас осталось слишком мало «мягкой силы», которой можно было бы оперировать», — подчеркивает политолог. «Путин совершает ту же ошибку, что и его советские предшественники». Несмотря на его заявления в 2013 году о том, что Россия должна быть ориентирована на «грамотное использование» «мягкой силы», стране так и не удалось извлечь выгоду от проведения зимней Олимпиады-2014 в Сочи. «Вместо этого Путин в самый разгар Олимпиады начал полускрытую военную интервенцию в Украине, которая вкупе с его разговорами о русском национализме вызвала серьезные опасения за рубежом и в особенности в бывших советских республиках. Таким образом, Путин лично подорвал заявленную им цель создать Евразийский союз под управлением России, который бы стал противовесом Европейскому союзу», — полагает автор.

Комментируя усилия Кремля по продвижению пропагандистских ресурсов в других странах, в частности реструктуризацию РИА «Новости», назначение главой нового агентства Дмитрия Киселева и создание агентства «Спутник» с «финансируемой правительством сетью новостных центров в 34 странах», автор замечает, что «один из парадоксов «мягкой силы» состоит в том, что пропаганда при отсутствии доверия часто контрпродуктивна».

«Вероятно, Путин понял, что «мягкая сила» и «жесткая сила» усиливают друг друга, но он, очевидно, еще не в состоянии воплощать эти знания в политике», — подытоживает Най.

Источник: Die Welt

От Сталина к Путину: что ожидать от Кремля?От Сталина к Путину: что ожидать от Кремля?

Сергей Климовский.
Параллель между Сталиным и Путиным, Молотовым и Лавровым будет предельно наглядна, если обратиться к документу: ответу правительства СССР на обращение Лиги Наций по поводу вторжения советских войск в Финляндию, опубликованному в газете «Известия» 5 декабря 1939 г.

«Ответ советского правительства на телеграмму генсека Лиги Наций

4–го декабря Наркоминдел получил из г. Берна (Швейцария) следующую телеграмму от Генерального секретаря Лиги Наций г. Авеноля:
«Имею честь довести до Вашего сведения текст телеграммы, с которой я обращаюсь к членам Совета и Лиги Наций: «Я получил следующее письмо от 3 декабря 1939 года от постоянного делегата Финляндии в Лиге Наций ‒ «СССР, с которым Финляндия поддерживала с момента подписания мирного договора в Тарту в 1920 году добрососедские отношения и подписала пакт о ненападении, срок действия которого истекал только в 1945 году, внезапно напал утром 30-го ноября сего года не только на пограничные позиции, но также и на открытые финляндские города, сея смерть и опустошение среди гражданского населения, особенно воздушными атаками. Финляндия никогда ничего не предпринимала против своего мощного соседа. Она не переставала прилагать самые большие усилия, чтобы жить с ним в мире. Тем не менее, ссылаясь на мнимый отказ Финляндии согласиться с так называемыми пограничными инцидентами и обвиняя в мнимом отказе Финляндию согласиться на укрепление безопасности Ленинграда, СССР сначала денонсирует упомянутый выше пакт о ненападении и затем отказывается от предложения финляндского правительства прибегнуть к посредничеству какой-либо нейтральной державы. По указанию моего правительства я имею честь довести вышеизложенное до Вашего сведения с просьбой соблаговолить созвать немедленно, в силу статей 11 и 15–й пакта, Совет и Ассамблею и просить их принять все необходимые меры, чтобы остановить агрессию. Я не премину представить Вам полное изложение причин и обстоятельств, которые заставили мое правительство просить вмешательства Лиги Наций в конфликт, приведший к столкновению двух из ее членов». Подписано Рудольф Холсти.
В соответствии с 1–м параграфом 11–й статьи, я созываю настоящим членов Совета в Женеве и субботу, 9-го декабря, в 12 часов дня. Я передаю на рассмотрение председателя Ассамблеи предложение о созыве Ассамблеи в понедельник 11-го декабря. Дата будет подтверждена.
Авеноль, генеральный секретар».

От имени Советского правительства В. М. Молотов послал 4-го декабря следующий телеграфный ответ на имя г. Авеноля:

«По поручению Правительства Советского Союза, имею честь уведомить Вас, что намечаемый Вами созыв Совета Лиги Наций 9 декабря и Ассамблеи Лиги Наций 11 декабря по инициативе г. Рудольфа Холста и на основании ст. 11 § 1 пакта Лиги Наций представляется моему правительству необоснованным.
Советский Союз не находится в состоянии войны с Финляндией и не угрожает войной финляндскому народу. Поэтому ссылка на ст. 11 § 1 пакта Лиги Наций является неправильной. Советский Союз находится в мирных отношениях с Демократической Финляндской Республикой, с правительством которой 2 декабря с. г. им заключен договор о взаимопомощи и дружбе. Этим договором урегулированы все вопросы, по которым безуспешно велись переговоры с делегатами прежнего правительства Финляндии, ныне сложившего свои полномочия.
Правительство Демократической Финляндской Республики в своей декларации от 1 декабря с. г. обратилось к Правительству СССР с предложением оказывать Финляндской Демократической Республике содействие своими военными силами для того, чтобы совместными усилиями возможно скорее ликвидировать опаснейший очаг войны, созданный в Финляндии ее прежними правителями. В указанных условиях обращение г. Рудольфа Холсти в Лигу Наций не может служить основанием для созыва Совета Лиги и Ассамблеи, тем более что лица, от имени которых г. Рудольф Холсти обращается в Лигу, не являются действительными представителями финского народа.
Если бы, несмотря на вышеизложенные соображения, Совет Лиги и Ассамблея были все же созваны для рассмотрения обращения г. Рудольфа Холсти, Советское Правительство не сочло бы возможным принять участие в этих собраниях. Такое решение подкрепляется и тем обстоятельством, что сообщение Генерального Секретаря Лиги Наций о созыве Совета и Ассамблеи, воспроизводящее текст оскорбительного и клеветнического письма г. Холсти, представляется явно несовместимым с требованиями должного уважения к Советскому Союзу.
Молотов».
4 декабря 1939 года.
”Известия” № 281 (7051) от 5 декабря 1939 г.

Параллель очевидна: Сталин, как и Путин, жаловался, что СССР (Россию) все обижают и вначале тоже утверждал, что советских войск в Финляндии нет. Путин тоже утверждал, что русских войск в Украине нет, а потом «съехал» на «отпускников» и «заблудившихся». Сходство усиливается распоряжением Жданова: «Категорически запрещается сообщать родственникам военнослужащих о гибели их близких. Денежные переводы отправлять обратно от имени погибших…». Приказ Маннергейм гласил «Каждого погибшего солдата хоронить с воинскими почестями по месту призыва на специально выделенных для этого на кладбищах участках…». Разумеется, и войну начала «клика из Хельсинки».

Интересны справочные данные об упомянутых в «Известиях» событиях и лицах.

В первый день войны (30 ноября) 15 советских самолетов ДБ-3б под командой майора Н.А. Токарева вылетели из Таллинна и бомбили Хельсинки. Возмущенные статьи и фото жертв и разрушений в Хельсинки ‒ на первых страницах европейских газет. Реакция на них Сталина ‒ присвоение Н.А. Токареву звания Героя Советского Союза, притом, что бомбардировка имела исключительно психологическую цель: продемонстрировать мощь авиации СССР и вынудить Финляндию к быстрой капитуляции. Но Сталин просчитался, война затянулась на 3 месяца, а Маннергейм по ее окончании облегченно заметил: мощь авиации СССР оказалась преувеличенной.

Упомянутый Рудольф Холсти был официальным представителем Финляндии в Лиге Наций, членом Национальной Прогрессивной партии и журналистом, критиковавшим Гитлера и Сталина за раздел Польши и начатую ими войну в Европе. После объявления Сталиным 25 июня 1941 г. войны Финляндии, Холсти эмигрировал в США, опасаясь гестапо и НКВД.

Ассамблея Лиги Наций 14 декабря 1939 г. таки собралась и исключила СССР как страну-агрессора за нападение на Финляндию. ТАСС на это был уполномочен заявить, что Лига Наций стала орудие в руках «англо-французских режиссеров», разжигающих войну «также и на северо-востоке Европы», «вместо того, чтобы содействовать прекращению войны между Германией и англо-французским блоком». В этом заявлении ТАСС, опубликованном в «Правде» 16 декабря, «советский народ» и Сталин трижды высказались в защиту Германии, и осудил «англо-французских режиссеров» за их стремление довести войну с Гитлером «до победного конца». http://www.histdoc.net/history/ru/liganatsii.htm

«Клика Таннера ‒ Маннергейма» также многократно осуждалась в заявлении ТАСС, несмотря на то, что Вяйне Таннер был с 1899 г. известным финским социал-демократом, а в 1939 г. не премьером, а лишь главой МИД Финляндии. «Злодей» Маннергейм и в 1941 г. наотрез отказывался обстреливать Ленинград из пушек, так как это город его молодости.

Гитлер оценил верность Сталина договору о дружбе и границе между СССР и Третьим Рейхом от 28 сентября 1939 г. и не помог Финляндии, вопреки утверждениям СССР, что некая третья сторона может использовать Финляндию как базу для нападения на СССР. Воюя с Францией и Великобританией и находясь под их торговыми санкциями, Гитлер был заинтересован в поставках из СССР.

Великобритания обещала летом 1940 г. направить армию в помощь Финляндии и строила планы нанесения из Ирака авиаударов по нефтепромыслам на Кавказе, чтобы вынудить Сталина вывести войска из Финляндии. Перспектива реальной, а не только информационной войны с Великобританией летом 1940 г. не устраивала Сталина, так как он еще не аннексировал республики Прибалтики, хотя и разместил осенью 1939 г. войска в Эстонии, Латвии и Литве. Поэтому Сталин поспешил подписать 12 марта 1940 г. мир с «кликой Таннера ‒ Маннергейма», как только та это предложила. Мстительный Сталин включил в договор уход Таннера из правительства, а в 1946 г. добился от правительства Финляндии его осуждения и заключения в тюрьму на 5,5 лет.

29 марта, через две недели после прекращения советско-финской войны, Молотов кратко известил Верховный Совет СССР, что «Народное правительство Демократической Финляндской Республики самораспустилось». Это марионеточное «правительство» во главе с Отто Куусиненом, созданное на второй день войны и на третий подписавшее с СССР договор о передачи части территории Финляндии СССР и якобы «поднявшее восстание рабочих и крестьян», оказалось не в состоянии даже само принять решение о своем роспуске. Признано оно было только СССР, а также Монгольской и Тувинской Народными Республиками. (Донецкой и Луганской Народных Республик еще не было).

6 и 9 апреля 1940 г. Гитлер начал захват Дании и Норвегии, завершив оккупацию последней к 16 июня. Потери армии Гитлера в Дании ‒ 2 убитых, в Норвегии ‒ более 3 тыс. схожи с потерями армии Путина в Крыму и на Донбассе. С 10 мая по 25 июня Гитлер занял также Бельгию, Нидерланды, Люксембург и Францию. Показательно, что 1 апреля 1940 г. Третий Рейх выпустил географические карты, где страны Прибалтики обозначили как часть СССР.

Сталин правильно понял этот сигнал. Пока Гитлер покорял Францию, Сталин занялся юридическим оформлением оккупации стран Прибалтики, выдвинув им ультиматумы о смене правительств и вводе новых войск свыше тех 25 тыс. в каждой, которые вошли по договорам 1939 г. Литва получила такой ультиматум 14 июня, Латвия и Эстония ‒ 16 июня. Все три страны были вынуждены их принять, так как не могли рассчитывать на помощь Великобритании и поверженной Франции и имели пример военного отторжения Бессарабии от Румынии за 6 дней: с 28 июня по 3 июля. С 1 сентября 1939 г. и весь 1940 год национал-социалист Гитлер и коммунист Сталин на паях делили Европу, пока не столкнулись лбами из-за недостатка «жизненного пространства».

В 1956 г. Хрущев, занявшись демонтажем сталинско-фашистского режима в СССР, упразднил Карело-Финскую Республику, созданную Сталиным 31 марта 1940 г. В Финляндии вздохнули облегченно, ‒ СССР перестал претендовать на ее территорию.

Украина сейчас сопоставима с Финляндией после 12 марта 1940 г. ‒ взята передышка перед продолжением войны. Поэтому «добрый» совет президента Чехии Земана как поклонника Путина, что Украине надо идти по пути «финляндизации» и согласовывать с Кремлем всё, вплоть до состава правительства, неприемлем. «Финляндизацию» мы уже оставили позади и, по сути, лишь сейчас обретаем независимость.

Что может предпринять Путин, реставрирующий в России фашистский режим? Всё то же самое, что некогда предпринимал Сталин и его преемники. Даже число русских войск в Крыму до 2014 г. ‒ 22 тыс. человек близко 25 тыс. советских войск в Эстонии в 1939 г. Народными финско-карельскими правительствами и республиками нас тоже окружили. Напасть их силами 25 декабря в годовщину ввода советских войск в Афганистан он тоже может, воспользовавшись идущей ротацией и Рождеством в Европе. Бомбить Киев, как и Хельсинки, для запугивания, тоже может, не случайно еще летом звучали заявления, что у ДНР/ЛНР скоро появится «своя» военная авиация. Поэтому наша армия и удерживает аэропорт Донецка, и были закрыты аэропорта Харькова, Запорожья и Днепропетровска.

Но планы Путина устроить кровавые Новый год и Рождество могут провалиться, судя по тому, что приведенная переписка Молотова с Лигой Нацией сейчас активно курсирует в российском сегменте Интернета. Слава честным людям России! Вместе с ними мы одолеем имперско-фашистский путинский режим, и жители оккупированного Донбасса в этом тоже еще поучаствуют.
Источник: http://hvylya.net/analytics/history/ot-stalina-k-putinu-chto-ozhidat-ot-kremlya.htmlСергей Климовский.
Параллель между Сталиным и Путиным, Молотовым и Лавровым будет предельно наглядна, если обратиться к документу: ответу правительства СССР на обращение Лиги Наций по поводу вторжения советских войск в Финляндию, опубликованному в газете «Известия» 5 декабря 1939 г.

«Ответ советского правительства на телеграмму генсека Лиги Наций

4–го декабря Наркоминдел получил из г. Берна (Швейцария) следующую телеграмму от Генерального секретаря Лиги Наций г. Авеноля:
«Имею честь довести до Вашего сведения текст телеграммы, с которой я обращаюсь к членам Совета и Лиги Наций: «Я получил следующее письмо от 3 декабря 1939 года от постоянного делегата Финляндии в Лиге Наций ‒ «СССР, с которым Финляндия поддерживала с момента подписания мирного договора в Тарту в 1920 году добрососедские отношения и подписала пакт о ненападении, срок действия которого истекал только в 1945 году, внезапно напал утром 30-го ноября сего года не только на пограничные позиции, но также и на открытые финляндские города, сея смерть и опустошение среди гражданского населения, особенно воздушными атаками. Финляндия никогда ничего не предпринимала против своего мощного соседа. Она не переставала прилагать самые большие усилия, чтобы жить с ним в мире. Тем не менее, ссылаясь на мнимый отказ Финляндии согласиться с так называемыми пограничными инцидентами и обвиняя в мнимом отказе Финляндию согласиться на укрепление безопасности Ленинграда, СССР сначала денонсирует упомянутый выше пакт о ненападении и затем отказывается от предложения финляндского правительства прибегнуть к посредничеству какой-либо нейтральной державы. По указанию моего правительства я имею честь довести вышеизложенное до Вашего сведения с просьбой соблаговолить созвать немедленно, в силу статей 11 и 15–й пакта, Совет и Ассамблею и просить их принять все необходимые меры, чтобы остановить агрессию. Я не премину представить Вам полное изложение причин и обстоятельств, которые заставили мое правительство просить вмешательства Лиги Наций в конфликт, приведший к столкновению двух из ее членов». Подписано Рудольф Холсти.
В соответствии с 1–м параграфом 11–й статьи, я созываю настоящим членов Совета в Женеве и субботу, 9-го декабря, в 12 часов дня. Я передаю на рассмотрение председателя Ассамблеи предложение о созыве Ассамблеи в понедельник 11-го декабря. Дата будет подтверждена.
Авеноль, генеральный секретар».

От имени Советского правительства В. М. Молотов послал 4-го декабря следующий телеграфный ответ на имя г. Авеноля:

«По поручению Правительства Советского Союза, имею честь уведомить Вас, что намечаемый Вами созыв Совета Лиги Наций 9 декабря и Ассамблеи Лиги Наций 11 декабря по инициативе г. Рудольфа Холста и на основании ст. 11 § 1 пакта Лиги Наций представляется моему правительству необоснованным.
Советский Союз не находится в состоянии войны с Финляндией и не угрожает войной финляндскому народу. Поэтому ссылка на ст. 11 § 1 пакта Лиги Наций является неправильной. Советский Союз находится в мирных отношениях с Демократической Финляндской Республикой, с правительством которой 2 декабря с. г. им заключен договор о взаимопомощи и дружбе. Этим договором урегулированы все вопросы, по которым безуспешно велись переговоры с делегатами прежнего правительства Финляндии, ныне сложившего свои полномочия.
Правительство Демократической Финляндской Республики в своей декларации от 1 декабря с. г. обратилось к Правительству СССР с предложением оказывать Финляндской Демократической Республике содействие своими военными силами для того, чтобы совместными усилиями возможно скорее ликвидировать опаснейший очаг войны, созданный в Финляндии ее прежними правителями. В указанных условиях обращение г. Рудольфа Холсти в Лигу Наций не может служить основанием для созыва Совета Лиги и Ассамблеи, тем более что лица, от имени которых г. Рудольф Холсти обращается в Лигу, не являются действительными представителями финского народа.
Если бы, несмотря на вышеизложенные соображения, Совет Лиги и Ассамблея были все же созваны для рассмотрения обращения г. Рудольфа Холсти, Советское Правительство не сочло бы возможным принять участие в этих собраниях. Такое решение подкрепляется и тем обстоятельством, что сообщение Генерального Секретаря Лиги Наций о созыве Совета и Ассамблеи, воспроизводящее текст оскорбительного и клеветнического письма г. Холсти, представляется явно несовместимым с требованиями должного уважения к Советскому Союзу.
Молотов».
4 декабря 1939 года.
”Известия” № 281 (7051) от 5 декабря 1939 г.

Параллель очевидна: Сталин, как и Путин, жаловался, что СССР (Россию) все обижают и вначале тоже утверждал, что советских войск в Финляндии нет. Путин тоже утверждал, что русских войск в Украине нет, а потом «съехал» на «отпускников» и «заблудившихся». Сходство усиливается распоряжением Жданова: «Категорически запрещается сообщать родственникам военнослужащих о гибели их близких. Денежные переводы отправлять обратно от имени погибших…». Приказ Маннергейм гласил «Каждого погибшего солдата хоронить с воинскими почестями по месту призыва на специально выделенных для этого на кладбищах участках…». Разумеется, и войну начала «клика из Хельсинки».

Интересны справочные данные об упомянутых в «Известиях» событиях и лицах.

В первый день войны (30 ноября) 15 советских самолетов ДБ-3б под командой майора Н.А. Токарева вылетели из Таллинна и бомбили Хельсинки. Возмущенные статьи и фото жертв и разрушений в Хельсинки ‒ на первых страницах европейских газет. Реакция на них Сталина ‒ присвоение Н.А. Токареву звания Героя Советского Союза, притом, что бомбардировка имела исключительно психологическую цель: продемонстрировать мощь авиации СССР и вынудить Финляндию к быстрой капитуляции. Но Сталин просчитался, война затянулась на 3 месяца, а Маннергейм по ее окончании облегченно заметил: мощь авиации СССР оказалась преувеличенной.

Упомянутый Рудольф Холсти был официальным представителем Финляндии в Лиге Наций, членом Национальной Прогрессивной партии и журналистом, критиковавшим Гитлера и Сталина за раздел Польши и начатую ими войну в Европе. После объявления Сталиным 25 июня 1941 г. войны Финляндии, Холсти эмигрировал в США, опасаясь гестапо и НКВД.

Ассамблея Лиги Наций 14 декабря 1939 г. таки собралась и исключила СССР как страну-агрессора за нападение на Финляндию. ТАСС на это был уполномочен заявить, что Лига Наций стала орудие в руках «англо-французских режиссеров», разжигающих войну «также и на северо-востоке Европы», «вместо того, чтобы содействовать прекращению войны между Германией и англо-французским блоком». В этом заявлении ТАСС, опубликованном в «Правде» 16 декабря, «советский народ» и Сталин трижды высказались в защиту Германии, и осудил «англо-французских режиссеров» за их стремление довести войну с Гитлером «до победного конца». http://www.histdoc.net/history/ru/liganatsii.htm

«Клика Таннера ‒ Маннергейма» также многократно осуждалась в заявлении ТАСС, несмотря на то, что Вяйне Таннер был с 1899 г. известным финским социал-демократом, а в 1939 г. не премьером, а лишь главой МИД Финляндии. «Злодей» Маннергейм и в 1941 г. наотрез отказывался обстреливать Ленинград из пушек, так как это город его молодости.

Гитлер оценил верность Сталина договору о дружбе и границе между СССР и Третьим Рейхом от 28 сентября 1939 г. и не помог Финляндии, вопреки утверждениям СССР, что некая третья сторона может использовать Финляндию как базу для нападения на СССР. Воюя с Францией и Великобританией и находясь под их торговыми санкциями, Гитлер был заинтересован в поставках из СССР.

Великобритания обещала летом 1940 г. направить армию в помощь Финляндии и строила планы нанесения из Ирака авиаударов по нефтепромыслам на Кавказе, чтобы вынудить Сталина вывести войска из Финляндии. Перспектива реальной, а не только информационной войны с Великобританией летом 1940 г. не устраивала Сталина, так как он еще не аннексировал республики Прибалтики, хотя и разместил осенью 1939 г. войска в Эстонии, Латвии и Литве. Поэтому Сталин поспешил подписать 12 марта 1940 г. мир с «кликой Таннера ‒ Маннергейма», как только та это предложила. Мстительный Сталин включил в договор уход Таннера из правительства, а в 1946 г. добился от правительства Финляндии его осуждения и заключения в тюрьму на 5,5 лет.

29 марта, через две недели после прекращения советско-финской войны, Молотов кратко известил Верховный Совет СССР, что «Народное правительство Демократической Финляндской Республики самораспустилось». Это марионеточное «правительство» во главе с Отто Куусиненом, созданное на второй день войны и на третий подписавшее с СССР договор о передачи части территории Финляндии СССР и якобы «поднявшее восстание рабочих и крестьян», оказалось не в состоянии даже само принять решение о своем роспуске. Признано оно было только СССР, а также Монгольской и Тувинской Народными Республиками. (Донецкой и Луганской Народных Республик еще не было).

6 и 9 апреля 1940 г. Гитлер начал захват Дании и Норвегии, завершив оккупацию последней к 16 июня. Потери армии Гитлера в Дании ‒ 2 убитых, в Норвегии ‒ более 3 тыс. схожи с потерями армии Путина в Крыму и на Донбассе. С 10 мая по 25 июня Гитлер занял также Бельгию, Нидерланды, Люксембург и Францию. Показательно, что 1 апреля 1940 г. Третий Рейх выпустил географические карты, где страны Прибалтики обозначили как часть СССР.

Сталин правильно понял этот сигнал. Пока Гитлер покорял Францию, Сталин занялся юридическим оформлением оккупации стран Прибалтики, выдвинув им ультиматумы о смене правительств и вводе новых войск свыше тех 25 тыс. в каждой, которые вошли по договорам 1939 г. Литва получила такой ультиматум 14 июня, Латвия и Эстония ‒ 16 июня. Все три страны были вынуждены их принять, так как не могли рассчитывать на помощь Великобритании и поверженной Франции и имели пример военного отторжения Бессарабии от Румынии за 6 дней: с 28 июня по 3 июля. С 1 сентября 1939 г. и весь 1940 год национал-социалист Гитлер и коммунист Сталин на паях делили Европу, пока не столкнулись лбами из-за недостатка «жизненного пространства».

В 1956 г. Хрущев, занявшись демонтажем сталинско-фашистского режима в СССР, упразднил Карело-Финскую Республику, созданную Сталиным 31 марта 1940 г. В Финляндии вздохнули облегченно, ‒ СССР перестал претендовать на ее территорию.

Украина сейчас сопоставима с Финляндией после 12 марта 1940 г. ‒ взята передышка перед продолжением войны. Поэтому «добрый» совет президента Чехии Земана как поклонника Путина, что Украине надо идти по пути «финляндизации» и согласовывать с Кремлем всё, вплоть до состава правительства, неприемлем. «Финляндизацию» мы уже оставили позади и, по сути, лишь сейчас обретаем независимость.

Что может предпринять Путин, реставрирующий в России фашистский режим? Всё то же самое, что некогда предпринимал Сталин и его преемники. Даже число русских войск в Крыму до 2014 г. ‒ 22 тыс. человек близко 25 тыс. советских войск в Эстонии в 1939 г. Народными финско-карельскими правительствами и республиками нас тоже окружили. Напасть их силами 25 декабря в годовщину ввода советских войск в Афганистан он тоже может, воспользовавшись идущей ротацией и Рождеством в Европе. Бомбить Киев, как и Хельсинки, для запугивания, тоже может, не случайно еще летом звучали заявления, что у ДНР/ЛНР скоро появится «своя» военная авиация. Поэтому наша армия и удерживает аэропорт Донецка, и были закрыты аэропорта Харькова, Запорожья и Днепропетровска.

Но планы Путина устроить кровавые Новый год и Рождество могут провалиться, судя по тому, что приведенная переписка Молотова с Лигой Нацией сейчас активно курсирует в российском сегменте Интернета. Слава честным людям России! Вместе с ними мы одолеем имперско-фашистский путинский режим, и жители оккупированного Донбасса в этом тоже еще поучаствуют.
Источник: http://hvylya.net/analytics/history/ot-stalina-k-putinu-chto-ozhidat-ot-kremlya.html

«План Суркова»: блеф или реальность?«План Суркова»: блеф или реальность?

Максим Побокин, специально для «Главкома»
В Интернете не так давно появились сведения о том, что Россия намеревается расшатать Украину изнутри, потому что для полномасштабного вторжения, как ни пытайся, а явного повода придумать не получается. Да и «кумулятивный» эффект от санкций уже начал сказываться на экономике России. А Украина, для желаемого расчленения которой понадобилось организовать внешнее вторжение под маркой «ополчения», до сих пор живет и худо-бедно, но пытается сопротивляться. В общем, с точки зрения российского руководства, непорядок.

Главным идеологом такого «Плана Б», судя по всему, выступает один из наиболее приближенных к Владимиру Путину политических деятелей России Владислав Сурков. Его считают и главным лоббистом проекта «Новороссия» как формально независимого от России квазигосударства, реализация которого позволила бы скрыть роль РФ в конфликте на Донбассе. Такая тактика непрямых действий всегда была характерной для Суркова – это проявилось и в системном разрушении российской оппозиции, и во многих других событиях российской политики. Итак, в чем суть этого «плана Б» для Путина?

По идее, после закрытия ряда проектов на Западе у России еще остается немного свободных денег, которым нужно найти применение. Частных или государственных – не важно, потому что многие фирмы, по сути, были только прикрытием для госструктур. Этих денег немного для масштабов России, но для масштабов Украины достаточно. И вот все эти средства пойдут не на нужды населения в самой России, а на агентурную и медийную работу в Украине. Часть из них используется для подкупа украинских чиновников и на лоббирование необходимых для России решений. Также на эти деньги, по утверждению источников, планируется скупка народных депутатов для формирования пророссийского лобби в парламенте (в идеальном варианте – новое большинство, но оно не реалистично, поэтому могут действовать в новой ВР обходными путями). Причем не обязательно, чтоб лоббируемые решения были пророссийскими – важно, чтоб они были, как минимум, ошибочными и вредными для Украины.

Здесь важны два аспекта таких действий. Первый из них — это прямой и непрямой ущерб для Украины. Это напоминает тактику «тысячи порезов». Например, можно сорвать поставки вооружений для армии, взяв взятку. А можно сделать то же самое, но формально делая свою работу в рамках закона – например, опираясь на заведомо ложные данные, специально вбрасываемые через российскую агентуру в правоохранительных органах. Или люстрируя не тех, кто организовывает коррупционные схемы в министерствах, а тех, кто с этим пытается бороться. Или просто ключевых специалистов — достаточно убрать даже 5-6 человек, возглавлявших отделы, чтобы работа министерства или госкомитета застопорилась на время, а новых по каким-то причинам не назначать. То есть пустить «люстраторов» по ложному следу, заставить чиновников ошибаться, если прямо подкупить не получится. И все это подробно освещать в медиа с теми акцентами, что во власти ничего не поменялось, что пришли одни воры и предатели, «нас сливают» и т. д.

Это и есть второй аспект – резонанс в СМИ. Все-таки, учитывая ожидания людей после смены власти, любой крупный коррупционный скандал может вызвать серьезные потрясения. Тем более, что новая власть так и не научилась оперативно на них реагировать, не доводя ситуацию до горящих покрышек под Генпрокуратурой, например. Определенная часть денег может пойти и на имитацию такого народного недовольства в виде проплаченных митингов и провокаций вроде «бунта Нацгвардии» двухмесячной давности. При этом проблемные точки таки остаются реальными – потому что люстрация стала пробуксовывать (восстановления через суд некоторых одиозных прокуроров времен Януковича – тому пример), многие округа на выборах, по сути, были сданы бывшим «регионалам» (например, Кивалову в Одессе или Звягильскому в Донецкой области) и до сих пор продолжаются попытки «договорняка» между бывшей и нынешней властями (например, такие попытки были зафиксированы при распределении комитетов ВР). Все это будет преувеличиваться до поистине нереальных масштабов, в том числе и в зарубежных СМИ.

Еще в этот план могут входить такие вещи, как искусственный всплеск этнического национализма на Западной Украине с плавным переходом в «галицкий сепаратизм». Тем более, «разжигать» там есть кому. Да и в логике всеобщего «нас сливают», «они все там одинаковые», «нам не нужен русскоязычный Донбасс» легко дойти до идеи того, что лучше отделиться от остальной Украины по «линии Керзона», а остальные пусть дальше воюют на Донбассе. Еще остаются в качестве точек опоры для российского влияния венгерские, молдавские, румынские и т.д. анклавы – их тоже попытаются раскачать, используя риторику о том, что Украина нам не дала ничего хорошего и вообще скоро закончит свое существование.

В конце концов, согласно этому «Плану Суркова», Украина должна предстать перед ЕС и США как failed state – государство, где ничего не получится нормально сделать из-за зашкаливающей коррупции и неадекватного поведения политической элиты. Поэтому легче будет отдать эту территорию под российскую ответственность и договориться о снятии с России санкций, чем поддерживать эту «неисправимую коррупционную хунту», которая оказалась не лучше режима Януковича. В общем, для России – задача теоретически посильная, учитывая численность агентуры и просто падких на деньги людей в Украине, особенно в период таких проблем с экономикой, как сейчас.

Кстати, об агентуре… Россия на этот раз будет действовать не через своих политических эмиссаров типа «Оппозиционного блока» или «Украинского выбора» (хотя призывы к остановке АТО и федерализации Украины будут тоже транслироваться через них). А в основном — через суды и прокуратуру, а также милицию (как на местах, так и в центральном аппарате МВД). Еще ими могут быть налоговики, таможенники и т.д. . Ну, и конечно же, местные власти на Донбассе, контролируемом Украиной, а также в Харьковской, Запорожской, Одесской и других областях, где рейтинг бывших «регионалов» остается высоким, а центральная власть не слишком успешно борется с коррупцией. То есть все, кто рискует вылететь с постов в результате нормально проводимой люстрации или пострадать от разрушения коррупционных схем – могут считаться потенциальными агентами российского влияния. Но такое будет не всегда и не везде – не стоит путать «родную» коррупцию со стимулированной извне. Как различить? Например, посмотреть на должности потенциальных фигурантов и на то, чем они занимаются. Если должность выше прокурора города или человек, например, занимается вопросами ТЭК – это явный намек на то, что там «родная» коррупция может быть только прикрытием для коррупции внешней – особенно если это не просто рейдерство или непрозрачные тендеры, а рейдерство на стратегических предприятиях или тендеры с участниками, которые могут заниматься еще и помощью сепаратистам. Или если недавно назначенный начальник какого-то департамента в министерстве возвращает на работу уже люстрированных лиц, к которым были реальные претензии по качеству их работы.

В общем, казалось бы, план вполне хорош и реализуем для России. Но есть одно «но». Владислава Суркова два раза уже отстраняли от курирования «украинского вопроса». Первый раз это случилось за 2 месяца до второго Майдана, но со временем ему снова поручили заниматься этой темой — уже на посту первого помощника президента РФ. И, судя по инсайдерской информации, то же самое произошло после подписания «Минских соглашений» — ведь от первоначальной идеи «Новороссии» (которая должна была простираться от Приднестровья до Луганщины) под контролем России остались только треть Донецкой и Луганской областей (не считая Крыма). Мало того, из АП России ушли несколько чиновников, напрямую связанные с Сурковым – в частности, это замначальника управления по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией Борис Рапопорт и т.д. Однако сам Сурков увольняться, похоже, не собирается.

Из этого можно сделать вывод — планы действий авторства Суркова не рассчитаны на то, что им будут активно сопротивляться. Например, при Януковиче людям Путина при полной поддержке «семьи» удалось практически полностью подчинить украинские силовые ведомства России — министр обороны Лебедев и глава СБУ Якименко были прямыми креатурами Кремля, есть также подозрения на то, что такой же российской креатурой был кто-то из заместителей министра внутренних дел Захарченко. Судя по всему, старт аннексии половины всей Украины, а не только Крыма, планировался на 2015 год — как раз после президентских выборов (или же после соответствующей конституционной реформы), результаты которых вызвали бы народные протесты и разожгли бы очаги сепаратизма уже в Западной и Центральной Украине. Но случился Майдан, который заставил Путина действовать экспромтом и поломал планы «тихого отжима» территорий с помощью лояльной к России местной власти (предполагались «свои» губернаторы, прокуроры, начальники милиции, СБУ и т.д., расставленные там за 1-2 года). Первоначальный же проект «Новороссии» тоже терпит поражение из-за того, что Украина, хоть и с большими трудностями, но все же начала сопротивляться, локализовав угрозу только в двух областях. Значит, и этот «коррупционно-саботажный» план Суркова тоже может не сработать. Если Украина будет ему сопротивляться – например, перезапустит процесс люстрации в судах и правоохранительных органах, СБУ будет вести нормальную контрразведывательную работу, будут введены хотя бы точечные внутренние санкции против российского бизнеса (в некоторых случаях, как с рядом облэнерго, принадлежащих Александру Бабакову из бывшей «лужниковской» ОПГ, стоит задуматься даже о реприватизации) и т.д. Но пока что меры, предпринимаемые Украиной, явно половинчатые и их не хватает для предотвращения дестабилизации ситуации в Украине изнутри.

На то, что россияне могут сработать «как попало», а половина денег будет разворована посредниками, особо надеяться не стоит. В нынешней ситуации даже 1 миллиарда долларов «инвестиций» хватит для того, чтоб подтолкнуть Украину к катастрофе. Тем более, что объектов для таких вливаний – масса.

Автор — Максим Побокин, политтехнологМаксим Побокин, специально для «Главкома»
В Интернете не так давно появились сведения о том, что Россия намеревается расшатать Украину изнутри, потому что для полномасштабного вторжения, как ни пытайся, а явного повода придумать не получается. Да и «кумулятивный» эффект от санкций уже начал сказываться на экономике России. А Украина, для желаемого расчленения которой понадобилось организовать внешнее вторжение под маркой «ополчения», до сих пор живет и худо-бедно, но пытается сопротивляться. В общем, с точки зрения российского руководства, непорядок.

Главным идеологом такого «Плана Б», судя по всему, выступает один из наиболее приближенных к Владимиру Путину политических деятелей России Владислав Сурков. Его считают и главным лоббистом проекта «Новороссия» как формально независимого от России квазигосударства, реализация которого позволила бы скрыть роль РФ в конфликте на Донбассе. Такая тактика непрямых действий всегда была характерной для Суркова – это проявилось и в системном разрушении российской оппозиции, и во многих других событиях российской политики. Итак, в чем суть этого «плана Б» для Путина?

По идее, после закрытия ряда проектов на Западе у России еще остается немного свободных денег, которым нужно найти применение. Частных или государственных – не важно, потому что многие фирмы, по сути, были только прикрытием для госструктур. Этих денег немного для масштабов России, но для масштабов Украины достаточно. И вот все эти средства пойдут не на нужды населения в самой России, а на агентурную и медийную работу в Украине. Часть из них используется для подкупа украинских чиновников и на лоббирование необходимых для России решений. Также на эти деньги, по утверждению источников, планируется скупка народных депутатов для формирования пророссийского лобби в парламенте (в идеальном варианте – новое большинство, но оно не реалистично, поэтому могут действовать в новой ВР обходными путями). Причем не обязательно, чтоб лоббируемые решения были пророссийскими – важно, чтоб они были, как минимум, ошибочными и вредными для Украины.

Здесь важны два аспекта таких действий. Первый из них — это прямой и непрямой ущерб для Украины. Это напоминает тактику «тысячи порезов». Например, можно сорвать поставки вооружений для армии, взяв взятку. А можно сделать то же самое, но формально делая свою работу в рамках закона – например, опираясь на заведомо ложные данные, специально вбрасываемые через российскую агентуру в правоохранительных органах. Или люстрируя не тех, кто организовывает коррупционные схемы в министерствах, а тех, кто с этим пытается бороться. Или просто ключевых специалистов — достаточно убрать даже 5-6 человек, возглавлявших отделы, чтобы работа министерства или госкомитета застопорилась на время, а новых по каким-то причинам не назначать. То есть пустить «люстраторов» по ложному следу, заставить чиновников ошибаться, если прямо подкупить не получится. И все это подробно освещать в медиа с теми акцентами, что во власти ничего не поменялось, что пришли одни воры и предатели, «нас сливают» и т. д.

Это и есть второй аспект – резонанс в СМИ. Все-таки, учитывая ожидания людей после смены власти, любой крупный коррупционный скандал может вызвать серьезные потрясения. Тем более, что новая власть так и не научилась оперативно на них реагировать, не доводя ситуацию до горящих покрышек под Генпрокуратурой, например. Определенная часть денег может пойти и на имитацию такого народного недовольства в виде проплаченных митингов и провокаций вроде «бунта Нацгвардии» двухмесячной давности. При этом проблемные точки таки остаются реальными – потому что люстрация стала пробуксовывать (восстановления через суд некоторых одиозных прокуроров времен Януковича – тому пример), многие округа на выборах, по сути, были сданы бывшим «регионалам» (например, Кивалову в Одессе или Звягильскому в Донецкой области) и до сих пор продолжаются попытки «договорняка» между бывшей и нынешней властями (например, такие попытки были зафиксированы при распределении комитетов ВР). Все это будет преувеличиваться до поистине нереальных масштабов, в том числе и в зарубежных СМИ.

Еще в этот план могут входить такие вещи, как искусственный всплеск этнического национализма на Западной Украине с плавным переходом в «галицкий сепаратизм». Тем более, «разжигать» там есть кому. Да и в логике всеобщего «нас сливают», «они все там одинаковые», «нам не нужен русскоязычный Донбасс» легко дойти до идеи того, что лучше отделиться от остальной Украины по «линии Керзона», а остальные пусть дальше воюют на Донбассе. Еще остаются в качестве точек опоры для российского влияния венгерские, молдавские, румынские и т.д. анклавы – их тоже попытаются раскачать, используя риторику о том, что Украина нам не дала ничего хорошего и вообще скоро закончит свое существование.

В конце концов, согласно этому «Плану Суркова», Украина должна предстать перед ЕС и США как failed state – государство, где ничего не получится нормально сделать из-за зашкаливающей коррупции и неадекватного поведения политической элиты. Поэтому легче будет отдать эту территорию под российскую ответственность и договориться о снятии с России санкций, чем поддерживать эту «неисправимую коррупционную хунту», которая оказалась не лучше режима Януковича. В общем, для России – задача теоретически посильная, учитывая численность агентуры и просто падких на деньги людей в Украине, особенно в период таких проблем с экономикой, как сейчас.

Кстати, об агентуре… Россия на этот раз будет действовать не через своих политических эмиссаров типа «Оппозиционного блока» или «Украинского выбора» (хотя призывы к остановке АТО и федерализации Украины будут тоже транслироваться через них). А в основном — через суды и прокуратуру, а также милицию (как на местах, так и в центральном аппарате МВД). Еще ими могут быть налоговики, таможенники и т.д. . Ну, и конечно же, местные власти на Донбассе, контролируемом Украиной, а также в Харьковской, Запорожской, Одесской и других областях, где рейтинг бывших «регионалов» остается высоким, а центральная власть не слишком успешно борется с коррупцией. То есть все, кто рискует вылететь с постов в результате нормально проводимой люстрации или пострадать от разрушения коррупционных схем – могут считаться потенциальными агентами российского влияния. Но такое будет не всегда и не везде – не стоит путать «родную» коррупцию со стимулированной извне. Как различить? Например, посмотреть на должности потенциальных фигурантов и на то, чем они занимаются. Если должность выше прокурора города или человек, например, занимается вопросами ТЭК – это явный намек на то, что там «родная» коррупция может быть только прикрытием для коррупции внешней – особенно если это не просто рейдерство или непрозрачные тендеры, а рейдерство на стратегических предприятиях или тендеры с участниками, которые могут заниматься еще и помощью сепаратистам. Или если недавно назначенный начальник какого-то департамента в министерстве возвращает на работу уже люстрированных лиц, к которым были реальные претензии по качеству их работы.

В общем, казалось бы, план вполне хорош и реализуем для России. Но есть одно «но». Владислава Суркова два раза уже отстраняли от курирования «украинского вопроса». Первый раз это случилось за 2 месяца до второго Майдана, но со временем ему снова поручили заниматься этой темой — уже на посту первого помощника президента РФ. И, судя по инсайдерской информации, то же самое произошло после подписания «Минских соглашений» — ведь от первоначальной идеи «Новороссии» (которая должна была простираться от Приднестровья до Луганщины) под контролем России остались только треть Донецкой и Луганской областей (не считая Крыма). Мало того, из АП России ушли несколько чиновников, напрямую связанные с Сурковым – в частности, это замначальника управления по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией Борис Рапопорт и т.д. Однако сам Сурков увольняться, похоже, не собирается.

Из этого можно сделать вывод — планы действий авторства Суркова не рассчитаны на то, что им будут активно сопротивляться. Например, при Януковиче людям Путина при полной поддержке «семьи» удалось практически полностью подчинить украинские силовые ведомства России — министр обороны Лебедев и глава СБУ Якименко были прямыми креатурами Кремля, есть также подозрения на то, что такой же российской креатурой был кто-то из заместителей министра внутренних дел Захарченко. Судя по всему, старт аннексии половины всей Украины, а не только Крыма, планировался на 2015 год — как раз после президентских выборов (или же после соответствующей конституционной реформы), результаты которых вызвали бы народные протесты и разожгли бы очаги сепаратизма уже в Западной и Центральной Украине. Но случился Майдан, который заставил Путина действовать экспромтом и поломал планы «тихого отжима» территорий с помощью лояльной к России местной власти (предполагались «свои» губернаторы, прокуроры, начальники милиции, СБУ и т.д., расставленные там за 1-2 года). Первоначальный же проект «Новороссии» тоже терпит поражение из-за того, что Украина, хоть и с большими трудностями, но все же начала сопротивляться, локализовав угрозу только в двух областях. Значит, и этот «коррупционно-саботажный» план Суркова тоже может не сработать. Если Украина будет ему сопротивляться – например, перезапустит процесс люстрации в судах и правоохранительных органах, СБУ будет вести нормальную контрразведывательную работу, будут введены хотя бы точечные внутренние санкции против российского бизнеса (в некоторых случаях, как с рядом облэнерго, принадлежащих Александру Бабакову из бывшей «лужниковской» ОПГ, стоит задуматься даже о реприватизации) и т.д. Но пока что меры, предпринимаемые Украиной, явно половинчатые и их не хватает для предотвращения дестабилизации ситуации в Украине изнутри.

На то, что россияне могут сработать «как попало», а половина денег будет разворована посредниками, особо надеяться не стоит. В нынешней ситуации даже 1 миллиарда долларов «инвестиций» хватит для того, чтоб подтолкнуть Украину к катастрофе. Тем более, что объектов для таких вливаний – масса.

Автор — Максим Побокин, политтехнолог