Безумству храбрых поем мы песню!Безумству храбрых поем мы песню!

Олег Базалук

Пускай ты умер!.. Но в песне смелых и сильных
духом всегда ты будешь живым примером,
призывом гордым к свободе, к свету!
Безумству храбрых поем мы песню!..
М.Горький

В Москве прошел марш памяти Бориса Немцова.

По оценке полиции, в шествии принимают участие 7,5 тысяч человек. «Нарушений общественного порядка не зафиксировано», — пояснили в МВД.

У «Белого счетчика» другие данные — 22 тысячи человек.

MobCounter2015: 14 тысяч.

Выйти в логове диктатора против диктатора — это храбрость. В стране где оппозицию убивают, не скрывая лиц за балаклавами, перед видеокамерами ФСБ вышли россияне не безразличные к будущему своего государства, вышли те, кто еще не зомбирован российской пропагандой. Это подвиг, который вызывает уважение.

Украинский ПолитикОлег Базалук

Пускай ты умер!.. Но в песне смелых и сильных
духом всегда ты будешь живым примером,
призывом гордым к свободе, к свету!
Безумству храбрых поем мы песню!..
М.Горький

В Москве прошел марш памяти Бориса Немцова.

По оценке полиции, в шествии принимают участие 7,5 тысяч человек. «Нарушений общественного порядка не зафиксировано», — пояснили в МВД.

У «Белого счетчика» другие данные — 22 тысячи человек.

MobCounter2015: 14 тысяч.

Выйти в логове диктатора против диктатора — это храбрость. В стране где оппозицию убивают, не скрывая лиц за балаклавами, перед видеокамерами ФСБ вышли россияне не безразличные к будущему своего государства, вышли те, кто еще не зомбирован российской пропагандой. Это подвиг, который вызывает уважение.

Украинский Политик

Если у Путина ОРЗ, зачем это скрывать?Если у Путина ОРЗ, зачем это скрывать?

Обзор прессы | InoPressa: тема дня.
Российский президент исчез: не в буквальном смысле, но его целую неделю не видели на публике. Западные наблюдатели комментируют: Россия превратилась в настоящую диктатуру — когда диктатора нет у руля, всплывают иррациональные страхи и иррациональные надежды. Путин вернул Запад не только к конфронтации с Россией в стиле холодной войны, но и к кремлинологии той поры.

В четверг президент России Владимир Путин должен был лететь в Казахстан на встречу с Нурсултаном Назарбаевым и Александром Лукашенко, однако неожиданно визит был отложен на неопределенное время. Некий источник в правительстве Казахстана сообщил, что Путин «вроде бы заболел», пишет Die Welt. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сразу же опроверг эту информацию.

«Здоровье главы государства — крайне щекотливая тема. Еще в советские времена информацию о самочувствии советских лидеров оберегали словно государственную тайну, и Путин соблюдает эту традицию, представая на публике только в образе сильного политика, который всегда здоров и бодр», — комментирует журналистка.

«Однако при всем при том поразительно, что Путин не появлялся на публике целую неделю», — говорится в статье. Последний раз журналисты видели Путина 5 марта на встрече с итальянским премьером Маттео Ренци. Фотографии на сайте президента, которые должны производить впечатление бурной деятельности Путина в последующие дни, выглядят сомнительно, говорится в статье. К примеру, 8 марта Путин встретился в Кремле с женщинами, чьи дети добились выдающихся результатов в искусстве, науке и спорте, но, как написала газета «РБК» со ссылкой на слова одной из участниц, встреча состоялась еще 5 марта, причем Путин уже тогда выглядел уставшим. Журналистка упоминает также ряд других нестыковок.

«Различия между официальной версией и фактами, как это часто бывает в России, породили массу версий: некоторые пользователи соцсетей полагают, что Путин умер, другие считают, что в России произошел госпереворот», — пишет автор, напоминая о том, что два года назад страна также гадала о состоянии здоровья Путина. «На этот раз у президента не получится так долго отсутствовать на публике: в понедельник в России будут отмечать годовщину присоединения Крыма, и, если он не примет участия в торжественных мероприятиях, станет ясно, что причины его отсутствия действительно очень весомые».

«Официальный представитель Владимира Путина был вынужден опровергать, что 62-летний президент болеет, после того как был отменен ряд встреч и Кремль опубликовал старые фотографии, заявив, что работа идет как обычно», — пишет корреспондент The Guardian.

«Путин не появлялся на публике с момента встречи и пресс-конференции с итальянским премьер-министром Маттео Ренци 5 марта — тогда он выглядел здоровым», — утверждает автор статьи Алек Лун.

«За 15 лет нахождения у власти Путин создал имидж энергичного лидера и активного спортсмена при помощи многочисленных фотосессий с обнаженным торсом, а также пиар-ходов, связанных с боевыми искусствами, экзотическими животными, охотой и рыбалкой. Как и в советские времена, периодические опасения по поводу здоровья главы государства в России стали обычными, не в последнюю очередь из-за секретности, окружающей личную жизнь Путина», — считает Лун.

«Кремль, кажется, прилагает большие усилия, чтобы скрыть любые признаки того, что Путин может болеть», — говорится в статье. Автор упоминает эпизод с публикацией фотографии и стенограммы встречи Путина с главой Республики Карелия Александром Худилайненом в среду, хотя она имела место 4 марта, а в среду Худилайнен находился в Карелии на заседании местного правительства, по данным местных СМИ и газеты «РБК».

«Владимир Путин исчез: не в буквальном смысле, но его целую неделю не видели на публике, а сообщения о его графике, размещенные на президентском сайте, выглядят сомнительно», — пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Пресс-секретарю Путина Пескову никогда раньше не приходилось объяснять необъяснимое отсутствие своего начальника, отмечает автор. Путин старался всегда выглядеть спортивным и энергичным. Сейчас Песков категорически отрицает, что с Путиным что-то не в порядке.

Конспирологи развили бурную деятельность: экс-советник Путина Андрей Илларионов предположил в блоге, что президент свергнут «твердолобыми», а издатель Константин Ремчуков распространил в «Твиттере» слух о скорой отставке Игоря Сечина («это означало бы, что Путин либо сильно перетряхивает ближнее окружение, либо сам уходит в отставку», — полагает Бершидский).

«Россияне, в том числе противники Путина, обеспокоены его недельным отсутствием не меньше, чем дети, чей отец куда-то забрел и несколько дней не возвращается», — говорится в статье. Что это, если не признак того, что в коллективном сознании нации Путин сделался полномасштабным диктатором? Только диктаторы утаивают, что болеют гриппом или проводят встречи (которые, по словам Пескова, имели место все это время).

Пора отбросить эвфемизмы, заключает автор: «Путин — диктатор, который правит Россией, опираясь на страх и хитрость. Каковы бы ни были причины его отсутствия, страна не может функционировать, когда его нет у руля. Всплывают иррациональные страхи. И иррациональные надежды — тоже».

«К тому времени, как будет опубликована эта редакционная статья, Владимир Путин, возможно, уже появится на российском телевидении в добром здравии, чтобы заверить свой народ в том, что он по-прежнему хозяин Кремля», — пишет The Times, вежливо озаглавив материал «Что случилось, Владимир?». Однако по состоянию на вчерашний день российский президент не появлялся в прямом эфире с 5 марта. Официальный представитель Путина уверенно заявил, что его здоровье в порядке, а рукопожатие твердое, но не дал объяснений отмене официальных мероприятий.

«Путин вернул Запад к конфронтации с Россией в стиле холодной войны, но также и к кремлинологии в стиле холодной войны», — утверждают авторы публикации. «В Москве изобилуют слухи на тему здоровья и безопасности президента, а предположение, что один из его самых безжалостных приспешников может быть лишен руководства крупнейшей государственной нефтяной компанией, только добавляет неуверенности».

«Ясно одно: за хрупким фасадом властной структуры в Кремле растет напряженность. И эту напряженность Запад должен без колебаний использовать в рамках стратегии, решительно направленной на то, чтобы наказать российского царя XXI века и прекратить его военное вмешательство на Украине», — пишет газета.

Авторы статьи призывают «западные правительства, обладающие информацией об огромном личном состоянии близких соратников Путина, распространить ее среди простых россиян» и ввести новые санкции против его ближайшего окружения.

«Россия в данный момент богаче, чем она была в прошлом поколении, но ее экономика находится в состоянии свободного падения, — говорится в статье. — Очень жаль, что страдают рядовые россияне, но способ, при помощи которого они могут положить этому конец, — это стремление к смене руководства. Запад может помочь».

Швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung со ссылкой на издание Blick online делится непроверенным известием, что «предположительная любовница российского президента Владимира Путина, 32-летняя спортсменка Алина Кабаева родила ребенка в частной клинике Святой Анны в швейцарском Тичино».

Эта клиника, как пишет издание, пользуется популярностью среди VIP-персон со всего мира. Дочь Сильвио Берлускони, к примеру, рожала именно здесь. По сообщениям радио Тичино Radio RSI, Кабаева заранее зарезервировала себе две палаты. Корреспонденты Neue Zuercher Zeitung, приехавшие на место событий, правда, не смогли найти каких-либо доказательств ее пребывания в роддоме. Не дала комментариев по этому поводу и директор клиники Микаэла Пфюффер фон Альтисхофен, написав, что «ответы на подобные запросы не отвечают принятой практике клиники».

Слухи о возможном романе Кабаевой и Путина ходят уже давно, однако российский президент никогда не подтверждал это публично, подчеркивает издание.

Между тем «обильные слухи о внебрачном ребенке от любовницы очень некстати для российского президента», полагают авторы статьи, «поскольку в последнее время российский лидер подчеркивает свою приверженность религиозным ценностям и издевается над загнивающим Западом».
Источник: http://www.inopressa.ru/article/13Mar2015/inotheme/putin_obzor.htmlОбзор прессы | InoPressa: тема дня.
Российский президент исчез: не в буквальном смысле, но его целую неделю не видели на публике. Западные наблюдатели комментируют: Россия превратилась в настоящую диктатуру — когда диктатора нет у руля, всплывают иррациональные страхи и иррациональные надежды. Путин вернул Запад не только к конфронтации с Россией в стиле холодной войны, но и к кремлинологии той поры.

В четверг президент России Владимир Путин должен был лететь в Казахстан на встречу с Нурсултаном Назарбаевым и Александром Лукашенко, однако неожиданно визит был отложен на неопределенное время. Некий источник в правительстве Казахстана сообщил, что Путин «вроде бы заболел», пишет Die Welt. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сразу же опроверг эту информацию.

«Здоровье главы государства — крайне щекотливая тема. Еще в советские времена информацию о самочувствии советских лидеров оберегали словно государственную тайну, и Путин соблюдает эту традицию, представая на публике только в образе сильного политика, который всегда здоров и бодр», — комментирует журналистка.

«Однако при всем при том поразительно, что Путин не появлялся на публике целую неделю», — говорится в статье. Последний раз журналисты видели Путина 5 марта на встрече с итальянским премьером Маттео Ренци. Фотографии на сайте президента, которые должны производить впечатление бурной деятельности Путина в последующие дни, выглядят сомнительно, говорится в статье. К примеру, 8 марта Путин встретился в Кремле с женщинами, чьи дети добились выдающихся результатов в искусстве, науке и спорте, но, как написала газета «РБК» со ссылкой на слова одной из участниц, встреча состоялась еще 5 марта, причем Путин уже тогда выглядел уставшим. Журналистка упоминает также ряд других нестыковок.

«Различия между официальной версией и фактами, как это часто бывает в России, породили массу версий: некоторые пользователи соцсетей полагают, что Путин умер, другие считают, что в России произошел госпереворот», — пишет автор, напоминая о том, что два года назад страна также гадала о состоянии здоровья Путина. «На этот раз у президента не получится так долго отсутствовать на публике: в понедельник в России будут отмечать годовщину присоединения Крыма, и, если он не примет участия в торжественных мероприятиях, станет ясно, что причины его отсутствия действительно очень весомые».

«Официальный представитель Владимира Путина был вынужден опровергать, что 62-летний президент болеет, после того как был отменен ряд встреч и Кремль опубликовал старые фотографии, заявив, что работа идет как обычно», — пишет корреспондент The Guardian.

«Путин не появлялся на публике с момента встречи и пресс-конференции с итальянским премьер-министром Маттео Ренци 5 марта — тогда он выглядел здоровым», — утверждает автор статьи Алек Лун.

«За 15 лет нахождения у власти Путин создал имидж энергичного лидера и активного спортсмена при помощи многочисленных фотосессий с обнаженным торсом, а также пиар-ходов, связанных с боевыми искусствами, экзотическими животными, охотой и рыбалкой. Как и в советские времена, периодические опасения по поводу здоровья главы государства в России стали обычными, не в последнюю очередь из-за секретности, окружающей личную жизнь Путина», — считает Лун.

«Кремль, кажется, прилагает большие усилия, чтобы скрыть любые признаки того, что Путин может болеть», — говорится в статье. Автор упоминает эпизод с публикацией фотографии и стенограммы встречи Путина с главой Республики Карелия Александром Худилайненом в среду, хотя она имела место 4 марта, а в среду Худилайнен находился в Карелии на заседании местного правительства, по данным местных СМИ и газеты «РБК».

«Владимир Путин исчез: не в буквальном смысле, но его целую неделю не видели на публике, а сообщения о его графике, размещенные на президентском сайте, выглядят сомнительно», — пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Пресс-секретарю Путина Пескову никогда раньше не приходилось объяснять необъяснимое отсутствие своего начальника, отмечает автор. Путин старался всегда выглядеть спортивным и энергичным. Сейчас Песков категорически отрицает, что с Путиным что-то не в порядке.

Конспирологи развили бурную деятельность: экс-советник Путина Андрей Илларионов предположил в блоге, что президент свергнут «твердолобыми», а издатель Константин Ремчуков распространил в «Твиттере» слух о скорой отставке Игоря Сечина («это означало бы, что Путин либо сильно перетряхивает ближнее окружение, либо сам уходит в отставку», — полагает Бершидский).

«Россияне, в том числе противники Путина, обеспокоены его недельным отсутствием не меньше, чем дети, чей отец куда-то забрел и несколько дней не возвращается», — говорится в статье. Что это, если не признак того, что в коллективном сознании нации Путин сделался полномасштабным диктатором? Только диктаторы утаивают, что болеют гриппом или проводят встречи (которые, по словам Пескова, имели место все это время).

Пора отбросить эвфемизмы, заключает автор: «Путин — диктатор, который правит Россией, опираясь на страх и хитрость. Каковы бы ни были причины его отсутствия, страна не может функционировать, когда его нет у руля. Всплывают иррациональные страхи. И иррациональные надежды — тоже».

«К тому времени, как будет опубликована эта редакционная статья, Владимир Путин, возможно, уже появится на российском телевидении в добром здравии, чтобы заверить свой народ в том, что он по-прежнему хозяин Кремля», — пишет The Times, вежливо озаглавив материал «Что случилось, Владимир?». Однако по состоянию на вчерашний день российский президент не появлялся в прямом эфире с 5 марта. Официальный представитель Путина уверенно заявил, что его здоровье в порядке, а рукопожатие твердое, но не дал объяснений отмене официальных мероприятий.

«Путин вернул Запад к конфронтации с Россией в стиле холодной войны, но также и к кремлинологии в стиле холодной войны», — утверждают авторы публикации. «В Москве изобилуют слухи на тему здоровья и безопасности президента, а предположение, что один из его самых безжалостных приспешников может быть лишен руководства крупнейшей государственной нефтяной компанией, только добавляет неуверенности».

«Ясно одно: за хрупким фасадом властной структуры в Кремле растет напряженность. И эту напряженность Запад должен без колебаний использовать в рамках стратегии, решительно направленной на то, чтобы наказать российского царя XXI века и прекратить его военное вмешательство на Украине», — пишет газета.

Авторы статьи призывают «западные правительства, обладающие информацией об огромном личном состоянии близких соратников Путина, распространить ее среди простых россиян» и ввести новые санкции против его ближайшего окружения.

«Россия в данный момент богаче, чем она была в прошлом поколении, но ее экономика находится в состоянии свободного падения, — говорится в статье. — Очень жаль, что страдают рядовые россияне, но способ, при помощи которого они могут положить этому конец, — это стремление к смене руководства. Запад может помочь».

Швейцарская газета Neue Zuercher Zeitung со ссылкой на издание Blick online делится непроверенным известием, что «предположительная любовница российского президента Владимира Путина, 32-летняя спортсменка Алина Кабаева родила ребенка в частной клинике Святой Анны в швейцарском Тичино».

Эта клиника, как пишет издание, пользуется популярностью среди VIP-персон со всего мира. Дочь Сильвио Берлускони, к примеру, рожала именно здесь. По сообщениям радио Тичино Radio RSI, Кабаева заранее зарезервировала себе две палаты. Корреспонденты Neue Zuercher Zeitung, приехавшие на место событий, правда, не смогли найти каких-либо доказательств ее пребывания в роддоме. Не дала комментариев по этому поводу и директор клиники Микаэла Пфюффер фон Альтисхофен, написав, что «ответы на подобные запросы не отвечают принятой практике клиники».

Слухи о возможном романе Кабаевой и Путина ходят уже давно, однако российский президент никогда не подтверждал это публично, подчеркивает издание.

Между тем «обильные слухи о внебрачном ребенке от любовницы очень некстати для российского президента», полагают авторы статьи, «поскольку в последнее время российский лидер подчеркивает свою приверженность религиозным ценностям и издевается над загнивающим Западом».
Источник: http://www.inopressa.ru/article/13Mar2015/inotheme/putin_obzor.html

Убийство Немцова: невидимые проскрипции и деградация российского авторитаризмаУбийство Немцова: невидимые проскрипции и деградация российского авторитаризма

Александр Баунов.
Среди прочих различий между авторитарными режимами есть вот какое. В одних оппозиционеры отодвинуты от власти, влияния, просто участия в политике мирными бескровными способами. В других убийства оппозиционеров и просто несогласных – трудовые будни. В Малайзии главного оппозиционера Анвара Ибрагима могут судить за аморалку, в Таиланде – не пускать в страну Таксина Чиннавата, в Китае – Чжао Цзыян может просидеть до конца жизни под домашним арестом, но в Аргентине или Чили никто не удивлялся, когда оппозиционера находили убитым или он просто исчезал, – и только годы спустя становилось известно про тайные концлагеря и тысячи человек, сброшенных в океан с вертолета.
Мы сами не осознавали, до какой степени до прошлой ночи мы относились к первому типу. К типу диктатуры, где профессиональный оппозиционер с многолетним стажем, в очередной раз выбранив власти и сурово отчитав первое лицо, спокойно идет обедать в исторический универмаг, а оттуда на пешую прогулку по ночной столице. То, что аргентинскому, мексиканскому, пакистанскому, да что там, китайскому оппозиционеру кажется немыслимой роскошью, здесь совершенно никого не удивляло и не настораживало. До прошлой ночи, когда мы получили еще один пример деградации российского авторитаризма, который все больше смещается от прагматичной диктатуры развития в сторону идеологизированной диктатуры самосохранения.
Независимо от того, кто и по чьему заказу стрелял, страна, где критик власти вынужден опасаться не ареста на митинге, а убийства на прогулке, – уже совсем другая страна. В России есть силы, которые давно хотят шага в сторону более решительного авторитаризма, но угадать, как высоко они представлены, насколько близко находятся к трону — непросто из-за почти полной герметичности системы.
Однако деградация коснулась и другой сферы. В мире авторитарных государств есть и такое различие. Есть страны, где сдерживание оппозиции, борьба с инакомыслием, если угодно – репрессии, являются государственной монополией, производятся под неукоснительным государственным контролем. А есть страны, где такая монополия утрачена, репрессии выходят из-под контроля и становятся творчеством масс.
Это обычно происходит там, где единство народа и руководства обеспечивается не за счет того, что жизнь становится лучше, как в первое путинское десятилетие или как в Китае 1990-х и 2000-х, а через противостояние врагу. Там, где власти, чтобы устоять, или просто избавиться от лишних вопросов, или получить одобрение политики, безжалостно делят общество на своих и чужих. Свои остаются при этом гражданами в полном смысле слова, под защитой какого ни есть закона, а с чужих некоторым образом совлекается гражданство вместе с защитой закона. «Civis Romanus sum» может произнести только согласный, а несогласный становится своего рода строчкой в невидимом проскрипционном списке. А иногда и видимом. Если походить по сайтам радикальных патриотов, они полны такими списками предателей и врагов, которые должны быть наказаны.
Некоторые начинают понимать этот сигнал слишком буквально – как инструкцию. А что, вы же сами сказали бить врагов, вот мы и приступили. Так случается даже в демократиях, где в цене традиционные ценности и оскорбленные чувства, – в Индии, Пакистане, послереволюционном Тунисе.
В последние годы в России один за другим вводятся в оборот термины, которые должны словесно пометить несогласных с важнейшими решениями внешней и внутренней политики, – возвращением Путина в президенты, построением национальной идентичности на сексуальной ориентации, присоединением Крыма, вмешательством на Украине. Они враги, предатели, «пятая колонна», пособники супостатов, разрушители страны и ее ценностей. Невидимые проскрипционные списки пополняются как отдельными фамилиями: Навальный, Макаревич, тот же Немцов, – так и организациями (вражеские голоса, «Дождь», «Эхо Москвы», ВШЭ, неправильные театры), и даже целыми социальными группами (креаклы, офисные хомячки и т.д.). Часто не только по инициативе снизу, но и сверху. Все это «плохие граждане», а значит, закон защищает их меньше, чем «хороших».
Само государство доказывает это не на словах, а на деле, часто публично, по телевизору. Это не только странные процессы против Навального и Ашуркова, где пострадавшие говорят, что ущерба нет, а суды говорят, что есть, и выносят приговоры. Речь о гораздо более простых и грубых вещах. Казаки хлещут плеткой барышень из «Пусси райот» за осквернение олимпийского мишки – так им и надо, срамным девкам. По НТВ показывают сюжет «Патриоты проучили правозащитников», где какие-то люди врываются в офис, сбрасывают со столов бумаги и надевают присутствующим на голову полиэтиленовые пакеты. К новостям о православных активистах или рассерженных гражданах, которые куда-то ворвались, что-то сломали, сорвали, кого-то прогнали, все привыкли. Деятельные проявления ненависти почти что узаконены.
Соавтору сатирического оппозиционного блога «перзидент роисси» привязали к машине огромный деревянный член. Немцову бросали на крышу автомобиля унитаз (2011), во время кампании за пост мэра Сочи ему же плеснули в лицо нашатырным спиртом, во время зимних протестов 2011 года на Lifenews опубликовали его личные телефонные разговоры. Никого не нашли, никто не был наказан. Почему бы не сделать следующий шаг.
Тем более что в последние полгода после начала войны в Донбассе в гос-СМИ легализовали и распропагандировали идею борьбы с врагами с оружием в руках. И вот люди с опытом такой вооруженной борьбы возвращаются в Москву, а тут тоже враги, всякая мразь ходит по улицам, поддерживает фашистов, которые наших убивали. Правительство с ними церемонится, а мы не будем.
Последние месяцы в российской политике – это месяцы продвижения наверх тех, кто прежде был маргиналами. И раньше случались кампании персональной травли: «Наши» и прочие молодогвардейцы жгли книги Сорокина, пикетировали премьеру в Большом театре, гонялись по городу за послом Эстонии. Но это были централизованные молодежные организации, активисты на вырост, которыми руководили взрослые дяди из администрации президента. Хотя, как показывает избиение Олега Кашина, и здесь контроль иногда был иллюзорным.
Теперешние активисты, которые борются с врагами и предателями, – сами взрослые дяди и тети из мутных военно-исторических, рукопашно-патриотических и псевдорелигиозных организаций, часто с закрытой структурой, тайным членством и непонятным финансированием. Многие из них, например, собрались на митинг движения «Антимайдан». Их роль сильно выросла за то время, когда государству понадобились частные, неофициальные помощники для мобилизации добровольцев и денег для войны в Донбассе. Эти же организации в фаворе у той части российского руководства и российского бизнеса, которые хотели бы видеть российский режим более решительным и беспощадным к врагам.
Ясно, что «наказание врагов» может быть совсем народным, вроде покушения экс-полковника ГРУ на Чубайса, но народных мстителей может использовать и любая далекая от патриотических эмоций сила, выстраивающая свою, как ей кажется, хитрую многоходовку.
Наверное, те заголовки, которые уже появились и еще во множестве появятся в западных СМИ о том, что накануне выступления оппозиции убит чуть ли не главный соперник Путина, жителям России покажутся слишком прямолинейными. В России просто нет системы, где у Путина может быть соперник. Однако это убийство показывает, как изменилась изнутри так называемая путинская стабильность. Раньше она держалась на экономическом росте, теперь на мобилизации населения против врагов. А когда одних граждан гонят на других – какая же это стабильность.
Есть и еще одна особенность русского авторитаризма: ты можешь открыто и нелицеприятно громить Путина устным и печатным словом, и это не опасно, если ты прежде не принадлежал к его окружению, а теперь переметнулся и стал, таким образом, предателем. Но что действительно опасно – это задеть чувства и интересы мэра районного центра, главы местной администрации, депутата областной думы с коммерческими интересами во власти. Да просто хозяина соседнего автосервиса. Путин задумается, выгодно ли ему убийство журналиста или оппозиционера, а этот в категориях международной репутации не мыслит: перешли дорогу, завалю. Половина Латинской Америки, Африки, постсоветского пространства, Восточной Европы устроены так. «Левиафан» Звягинцева об этом. Но и о том, что за обстановку в стране, где настоящий патриот имеет право сам наказать врага из невидимого проскрипционного списка, а местный начальник – прихлопнуть того, кто мешает решать вопросы, все равно отвечает государственное чудище в целом. Потому что рано или поздно поиски того, кто это сделал, упрутся в его чешуйчатое тело.
Путин, скорее всего, действительно захочет расследовать это невыгодное ему убийство. По ходу дела ему наверняка предложат изящную кольцевую композицию: одни враги убили другого, чтобы дискредитировать власть. Эту композицию уже использовали, толкуя для народа убийство Политковской и Литвиненко. Однако сам Путин прекрасно понимает, что эта схема на ура сработает внутри страны, но никого не убедит снаружи, где в ходу другие схемы, и смысла налегать на эту особенно нет. Путин действительно будет расследовать это убийство, но, очень вероятно,что ему придется остановиться ровно в тот момент, когда следствие упрется в каких-нибудь друзей, или союзников, или друзей союзников, или просто активных борцов с обидчиками родины.
Источник: http://carnegie.ru/2015/02/28/Александр Баунов.
Среди прочих различий между авторитарными режимами есть вот какое. В одних оппозиционеры отодвинуты от власти, влияния, просто участия в политике мирными бескровными способами. В других убийства оппозиционеров и просто несогласных – трудовые будни. В Малайзии главного оппозиционера Анвара Ибрагима могут судить за аморалку, в Таиланде – не пускать в страну Таксина Чиннавата, в Китае – Чжао Цзыян может просидеть до конца жизни под домашним арестом, но в Аргентине или Чили никто не удивлялся, когда оппозиционера находили убитым или он просто исчезал, – и только годы спустя становилось известно про тайные концлагеря и тысячи человек, сброшенных в океан с вертолета.
Мы сами не осознавали, до какой степени до прошлой ночи мы относились к первому типу. К типу диктатуры, где профессиональный оппозиционер с многолетним стажем, в очередной раз выбранив власти и сурово отчитав первое лицо, спокойно идет обедать в исторический универмаг, а оттуда на пешую прогулку по ночной столице. То, что аргентинскому, мексиканскому, пакистанскому, да что там, китайскому оппозиционеру кажется немыслимой роскошью, здесь совершенно никого не удивляло и не настораживало. До прошлой ночи, когда мы получили еще один пример деградации российского авторитаризма, который все больше смещается от прагматичной диктатуры развития в сторону идеологизированной диктатуры самосохранения.
Независимо от того, кто и по чьему заказу стрелял, страна, где критик власти вынужден опасаться не ареста на митинге, а убийства на прогулке, – уже совсем другая страна. В России есть силы, которые давно хотят шага в сторону более решительного авторитаризма, но угадать, как высоко они представлены, насколько близко находятся к трону — непросто из-за почти полной герметичности системы.
Однако деградация коснулась и другой сферы. В мире авторитарных государств есть и такое различие. Есть страны, где сдерживание оппозиции, борьба с инакомыслием, если угодно – репрессии, являются государственной монополией, производятся под неукоснительным государственным контролем. А есть страны, где такая монополия утрачена, репрессии выходят из-под контроля и становятся творчеством масс.
Это обычно происходит там, где единство народа и руководства обеспечивается не за счет того, что жизнь становится лучше, как в первое путинское десятилетие или как в Китае 1990-х и 2000-х, а через противостояние врагу. Там, где власти, чтобы устоять, или просто избавиться от лишних вопросов, или получить одобрение политики, безжалостно делят общество на своих и чужих. Свои остаются при этом гражданами в полном смысле слова, под защитой какого ни есть закона, а с чужих некоторым образом совлекается гражданство вместе с защитой закона. «Civis Romanus sum» может произнести только согласный, а несогласный становится своего рода строчкой в невидимом проскрипционном списке. А иногда и видимом. Если походить по сайтам радикальных патриотов, они полны такими списками предателей и врагов, которые должны быть наказаны.
Некоторые начинают понимать этот сигнал слишком буквально – как инструкцию. А что, вы же сами сказали бить врагов, вот мы и приступили. Так случается даже в демократиях, где в цене традиционные ценности и оскорбленные чувства, – в Индии, Пакистане, послереволюционном Тунисе.
В последние годы в России один за другим вводятся в оборот термины, которые должны словесно пометить несогласных с важнейшими решениями внешней и внутренней политики, – возвращением Путина в президенты, построением национальной идентичности на сексуальной ориентации, присоединением Крыма, вмешательством на Украине. Они враги, предатели, «пятая колонна», пособники супостатов, разрушители страны и ее ценностей. Невидимые проскрипционные списки пополняются как отдельными фамилиями: Навальный, Макаревич, тот же Немцов, – так и организациями (вражеские голоса, «Дождь», «Эхо Москвы», ВШЭ, неправильные театры), и даже целыми социальными группами (креаклы, офисные хомячки и т.д.). Часто не только по инициативе снизу, но и сверху. Все это «плохие граждане», а значит, закон защищает их меньше, чем «хороших».
Само государство доказывает это не на словах, а на деле, часто публично, по телевизору. Это не только странные процессы против Навального и Ашуркова, где пострадавшие говорят, что ущерба нет, а суды говорят, что есть, и выносят приговоры. Речь о гораздо более простых и грубых вещах. Казаки хлещут плеткой барышень из «Пусси райот» за осквернение олимпийского мишки – так им и надо, срамным девкам. По НТВ показывают сюжет «Патриоты проучили правозащитников», где какие-то люди врываются в офис, сбрасывают со столов бумаги и надевают присутствующим на голову полиэтиленовые пакеты. К новостям о православных активистах или рассерженных гражданах, которые куда-то ворвались, что-то сломали, сорвали, кого-то прогнали, все привыкли. Деятельные проявления ненависти почти что узаконены.
Соавтору сатирического оппозиционного блога «перзидент роисси» привязали к машине огромный деревянный член. Немцову бросали на крышу автомобиля унитаз (2011), во время кампании за пост мэра Сочи ему же плеснули в лицо нашатырным спиртом, во время зимних протестов 2011 года на Lifenews опубликовали его личные телефонные разговоры. Никого не нашли, никто не был наказан. Почему бы не сделать следующий шаг.
Тем более что в последние полгода после начала войны в Донбассе в гос-СМИ легализовали и распропагандировали идею борьбы с врагами с оружием в руках. И вот люди с опытом такой вооруженной борьбы возвращаются в Москву, а тут тоже враги, всякая мразь ходит по улицам, поддерживает фашистов, которые наших убивали. Правительство с ними церемонится, а мы не будем.
Последние месяцы в российской политике – это месяцы продвижения наверх тех, кто прежде был маргиналами. И раньше случались кампании персональной травли: «Наши» и прочие молодогвардейцы жгли книги Сорокина, пикетировали премьеру в Большом театре, гонялись по городу за послом Эстонии. Но это были централизованные молодежные организации, активисты на вырост, которыми руководили взрослые дяди из администрации президента. Хотя, как показывает избиение Олега Кашина, и здесь контроль иногда был иллюзорным.
Теперешние активисты, которые борются с врагами и предателями, – сами взрослые дяди и тети из мутных военно-исторических, рукопашно-патриотических и псевдорелигиозных организаций, часто с закрытой структурой, тайным членством и непонятным финансированием. Многие из них, например, собрались на митинг движения «Антимайдан». Их роль сильно выросла за то время, когда государству понадобились частные, неофициальные помощники для мобилизации добровольцев и денег для войны в Донбассе. Эти же организации в фаворе у той части российского руководства и российского бизнеса, которые хотели бы видеть российский режим более решительным и беспощадным к врагам.
Ясно, что «наказание врагов» может быть совсем народным, вроде покушения экс-полковника ГРУ на Чубайса, но народных мстителей может использовать и любая далекая от патриотических эмоций сила, выстраивающая свою, как ей кажется, хитрую многоходовку.
Наверное, те заголовки, которые уже появились и еще во множестве появятся в западных СМИ о том, что накануне выступления оппозиции убит чуть ли не главный соперник Путина, жителям России покажутся слишком прямолинейными. В России просто нет системы, где у Путина может быть соперник. Однако это убийство показывает, как изменилась изнутри так называемая путинская стабильность. Раньше она держалась на экономическом росте, теперь на мобилизации населения против врагов. А когда одних граждан гонят на других – какая же это стабильность.
Есть и еще одна особенность русского авторитаризма: ты можешь открыто и нелицеприятно громить Путина устным и печатным словом, и это не опасно, если ты прежде не принадлежал к его окружению, а теперь переметнулся и стал, таким образом, предателем. Но что действительно опасно – это задеть чувства и интересы мэра районного центра, главы местной администрации, депутата областной думы с коммерческими интересами во власти. Да просто хозяина соседнего автосервиса. Путин задумается, выгодно ли ему убийство журналиста или оппозиционера, а этот в категориях международной репутации не мыслит: перешли дорогу, завалю. Половина Латинской Америки, Африки, постсоветского пространства, Восточной Европы устроены так. «Левиафан» Звягинцева об этом. Но и о том, что за обстановку в стране, где настоящий патриот имеет право сам наказать врага из невидимого проскрипционного списка, а местный начальник – прихлопнуть того, кто мешает решать вопросы, все равно отвечает государственное чудище в целом. Потому что рано или поздно поиски того, кто это сделал, упрутся в его чешуйчатое тело.
Путин, скорее всего, действительно захочет расследовать это невыгодное ему убийство. По ходу дела ему наверняка предложат изящную кольцевую композицию: одни враги убили другого, чтобы дискредитировать власть. Эту композицию уже использовали, толкуя для народа убийство Политковской и Литвиненко. Однако сам Путин прекрасно понимает, что эта схема на ура сработает внутри страны, но никого не убедит снаружи, где в ходу другие схемы, и смысла налегать на эту особенно нет. Путин действительно будет расследовать это убийство, но, очень вероятно,что ему придется остановиться ровно в тот момент, когда следствие упрется в каких-нибудь друзей, или союзников, или друзей союзников, или просто активных борцов с обидчиками родины.
Источник: http://carnegie.ru/2015/02/28/

В Москве убит Немцов. Путинская пропаганда уже состряпала версииВ Москве убит Немцов. Путинская пропаганда уже состряпала версии

В Москве убит известный политик Борис Немцов. Информация об этом подтверждена официально.

Преступление произошло на Большом Каменном мосту. Около 23:20 в Немцова, гулявшего с девушкой, несколько раз выстрелили из автомобиля белого цвета. По словам очевидцев, киллер произвел несколько выстрелов в грудь. От полученных ранений оппозиционер скончался на месте происшествия. Адвокат Вадим Прохоров, близкий к Немцову, заявил в интервью «Коммерсанту»: «Я стою на мосту и смотрю на лежащее тело Бориса. Он точно убит».

Представители полиции сообщили, что девушка, с которой прогуливался Немцов, прибыла из Украины. По предварительным данным, рядом с Немцовым во время убийства была девушка 1991 года рождения, уроженка Киева.

Президент России Владимир Путин считает, что убийство оппозиционера Бориса Немцова носит заказной и исключительно провокационный характер, сообщил его пресс-секретарь Дмитрий Песков.

Как сообщил ТАСС сообщили в правоохранительных органах российской столицы, на месте убийства работает следственная группа. В городе объявлен план «Перехват». На месте преступления работает следственно-оперативная группа. На место убийства выехал начальник столичного главка МВД Анатолий Якунин.

По факту убийства в Москве Бориса Немцова Главным следственным управлением СК России по городу Москве возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) и ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия).

Оппозиционное шествие «Весна» на юго-востоке Москвы состоится в назначенное время, несмотря на убийство Бориса Немцова, заявил журналистам соратник политика Михаил Касьянов.

Он отметил, что гибель оппозиционера отразится на тех лозунгах, которые будут декламироваться на шествии.

Тем временем путинская пропаганда уже состряпало несколько версий убийства.

Российские СМИ сообщают, что следователи рассматривают как бытовую версию убийства, так и заказ со стороны украинских спонсоров политика.

По данным «Известий» следователи рассматривают сразу несколько версий убийства политика Бориса Немцова.

В частности представители правоохранительных органов не исключают бытовую версию убийства.

«Девушка с которой находился Борис Немцов в момент убийства — гражданка Украины. Как мы уже выяснили, недавно она летала из Москвы в Швейцарию делать аборт. Был ли Немцов единственным ее партнером — выяснят следователи, но мы не исключаем, что бытовой конфликт из-за нее мог иметь место», — отмечает высокопоставленный источник издания в правоохранительных органах.

Сам погибший Борис Немцов не раз ездил на Украину и не секрет, что там он активно контактировал с представителями местной политической и бизнес-элиты, представляющей «партию войны».

«Они могли передавать ему средства для дестабилизации ситуации в России. За эти деньги украинские олигархи вполне могли ожидать от Немцова раскола российского общества. Однако не только раскола не случилось, но напротив, произошла консолидация российского общества. Понимая, что результата они не получат, спонсоры Немцова могли убрать политика не сумевшего выполнить задание», — озвучил вторую версию источник.

Третья версия убийства носит также политический характер.

«Это могло быть заказное убийство цель которого — удар по действующей власти посредством провокации. Внешние и внутренние оппоненты могли выбрать «жертву» для дестабилизации ситуации в России. Правда, вызывает удивление выбранный объект для реализации этой цели. На фоне рекордных рейтингов действующей власти, Немцов представлял собой, фактически, среднестатистического человека, чья роль в жизни общества минимальна», — рассказывает собеседник.

Напомним, Немцов был застрелен неизвестными из белого автомобиля во время прогулки с девушкой около Большого каменного моста около 23:40. Прозвучали по меньшей мере семь выстрелов.

В МВД РФ рассказали, что Немцов шел по Большому Каменному мосту со спутницей. Как сообщал «Главком», во время убийства с Борисом Немцовым была уроженка Киева.

«По предварительным данным, рядом с Немцовым во время убийства была девушка 1991 года рождения, уроженка Киева», — отметил источник.

LifeNews сообщает, что во время убийства Бориса Немцова вместе с ним находилась гражданка Украины фотомодель Анна Дурицкая.

По факту убийства в Москве Бориса Немцова Главным следственным управлением СК России по городу Москве возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) и ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия).

55-летний политик являлся одним из организаторов антикризисного марша «Весна», который должен был состоятся 1 марта.В Москве убит известный политик Борис Немцов. Информация об этом подтверждена официально.

Преступление произошло на Большом Каменном мосту. Около 23:20 в Немцова, гулявшего с девушкой, несколько раз выстрелили из автомобиля белого цвета. По словам очевидцев, киллер произвел несколько выстрелов в грудь. От полученных ранений оппозиционер скончался на месте происшествия. Адвокат Вадим Прохоров, близкий к Немцову, заявил в интервью «Коммерсанту»: «Я стою на мосту и смотрю на лежащее тело Бориса. Он точно убит».

Представители полиции сообщили, что девушка, с которой прогуливался Немцов, прибыла из Украины. По предварительным данным, рядом с Немцовым во время убийства была девушка 1991 года рождения, уроженка Киева.

Президент России Владимир Путин считает, что убийство оппозиционера Бориса Немцова носит заказной и исключительно провокационный характер, сообщил его пресс-секретарь Дмитрий Песков.

Как сообщил ТАСС сообщили в правоохранительных органах российской столицы, на месте убийства работает следственная группа. В городе объявлен план «Перехват». На месте преступления работает следственно-оперативная группа. На место убийства выехал начальник столичного главка МВД Анатолий Якунин.

По факту убийства в Москве Бориса Немцова Главным следственным управлением СК России по городу Москве возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) и ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия).

Оппозиционное шествие «Весна» на юго-востоке Москвы состоится в назначенное время, несмотря на убийство Бориса Немцова, заявил журналистам соратник политика Михаил Касьянов.

Он отметил, что гибель оппозиционера отразится на тех лозунгах, которые будут декламироваться на шествии.

Тем временем путинская пропаганда уже состряпало несколько версий убийства.

Российские СМИ сообщают, что следователи рассматривают как бытовую версию убийства, так и заказ со стороны украинских спонсоров политика.

По данным «Известий» следователи рассматривают сразу несколько версий убийства политика Бориса Немцова.

В частности представители правоохранительных органов не исключают бытовую версию убийства.

«Девушка с которой находился Борис Немцов в момент убийства — гражданка Украины. Как мы уже выяснили, недавно она летала из Москвы в Швейцарию делать аборт. Был ли Немцов единственным ее партнером — выяснят следователи, но мы не исключаем, что бытовой конфликт из-за нее мог иметь место», — отмечает высокопоставленный источник издания в правоохранительных органах.

Сам погибший Борис Немцов не раз ездил на Украину и не секрет, что там он активно контактировал с представителями местной политической и бизнес-элиты, представляющей «партию войны».

«Они могли передавать ему средства для дестабилизации ситуации в России. За эти деньги украинские олигархи вполне могли ожидать от Немцова раскола российского общества. Однако не только раскола не случилось, но напротив, произошла консолидация российского общества. Понимая, что результата они не получат, спонсоры Немцова могли убрать политика не сумевшего выполнить задание», — озвучил вторую версию источник.

Третья версия убийства носит также политический характер.

«Это могло быть заказное убийство цель которого — удар по действующей власти посредством провокации. Внешние и внутренние оппоненты могли выбрать «жертву» для дестабилизации ситуации в России. Правда, вызывает удивление выбранный объект для реализации этой цели. На фоне рекордных рейтингов действующей власти, Немцов представлял собой, фактически, среднестатистического человека, чья роль в жизни общества минимальна», — рассказывает собеседник.

Напомним, Немцов был застрелен неизвестными из белого автомобиля во время прогулки с девушкой около Большого каменного моста около 23:40. Прозвучали по меньшей мере семь выстрелов.

В МВД РФ рассказали, что Немцов шел по Большому Каменному мосту со спутницей. Как сообщал «Главком», во время убийства с Борисом Немцовым была уроженка Киева.

«По предварительным данным, рядом с Немцовым во время убийства была девушка 1991 года рождения, уроженка Киева», — отметил источник.

LifeNews сообщает, что во время убийства Бориса Немцова вместе с ним находилась гражданка Украины фотомодель Анна Дурицкая.

По факту убийства в Москве Бориса Немцова Главным следственным управлением СК России по городу Москве возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство) и ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия).

55-летний политик являлся одним из организаторов антикризисного марша «Весна», который должен был состоятся 1 марта.

Вместо «Майдана» в Москву пришел Донбасс. Бориса Немцова расстреляли под стенами КремляВместо «Майдана» в Москву пришел Донбасс. Бориса Немцова расстреляли под стенами Кремля

Кирилл Мартынов.
В Москве убит Борис Немцов. Его расстреляли почти под стенами Кремля, на Москворецком мосту, в тридцати метрах от Васильевского спуска. Версию о бытовом, случайном убийстве политика рассматривать не приходится. Убийство стало крупнейшим актом политического террора в новейшей истории России. Теперь оно обречено стать символом той страны, которую мы построили за последние пятнадцать лет. Страны, в которой слова сталкиваются с пулями и захлебываются кровью.

Карточный домик российской стабильности, шатавшийся в течение всего 2014 года, 27 февраля 2015 года рассыпался в прах.
Борис Немцов был известен всей стране. Молодой губернатор Нижегородской области в 90-е назывался преемником Бориса Ельцина. Постепенно реформаторы выходили из большой правительственной игры, но Немцов в отличие от многих своих тогдашних единомышленников не покинул политической арены. В «Союзе правых сил», «Солидарности» и РПР-Парнас он вел арьергардные бои с наступающей на страну несвободой. Он был одним из последних независимых кандидатов на крупных выборах — в Сочи 2009 года, городе олимпийской стройки. Его не любили многие, но большинство из тех, кто знал Бориса Немцова признают: это прямой человек, имеющий убеждения и действующий в соответствии с ними.
Перед убийством политик Борис Немцов готовил доклад об участии российской армии в украинской войне. Мы не можем утверждать, что убийство непосредственно связано с этой работой. В интервью 10 февраля 2015 года Немцов заявлял, что его мать опасается за его жизнь — из-за радикального обострения политических противоречий между оппозицией и властью на фоне войны на границах России. И снова мы не можем утверждать, насколько эта версия обоснована. Версии будут сформулированы позднее.

Но мы знаем, что выстрелы на Москворецком мосту — продолжение той политики ненависти, которая стала стандартом де-факто в государственных средствах массовой информации России за последний год. «Пятая колонна» и «национал предатели» должны понести наказание, говорили нам. И вот это «наказание» свершилось.

Кто бы ни был палачом, эта кровь на руках всех, кто хотел «наказания», своими словами и делами приближая его.
НТВ буквально за несколько часов до гибели Немцова анонсировал очередную «Анатомию протеста», приуроченную к 1 марта и «подготовке российского Майдана». Одним из главных героев этого псевдорасследования должен был стать Немцов. Интересно, отменят ли теперь премьеру в конторе Кулистикова? Это ведь коммерческий продукт, и люди старались. Только вот вместо «Майдана» в Москву пришел Донбасс. С 27 февраля 2015 года шесть выстрелов, четыре пули в спину — таков последний политический аргумент в Российской Федерации.
В последние пятнадцать лет оппозиционных политиков атаковали в интернете, устраивали с ними потасовки на улицах, пытались срывать их пресс-конференции, как это было с Немцовым, даже избивали. Теперь ставки взвинчены, и для кого-то нынешнее убийство, возможно, стало способом продвинуться по службе и отчитаться о проделанной работе в сфере «противодействия несистемной оппозиции».

Государство в последние месяцы охотно и открыто делится своей монополией на физическое насилие, закрывая глаза на действия организаций вроде «Антимайдана». Частным следствием этой стратегии становится сигнал: государство не намерено гарантировать безопасность гражданам с «неправильными» политическими убеждениями. Хотите мира, вставайте в строй. И важнейшим момент —

прежде в путинской России действовал достаточно жесткий запрет на убийство политических оппонентов вообще, и тем более на физическую расправу над людьми, которые когда-то побывали во власти и до некоторой степени все же оставались «своими». Теперь запреты пали.
Убийство Немцова поэтому — это точка невозврата, радикальной дестабилизации внутриполитической обстановки в России, последствия которой пока невозможно предсказать. Возможно, мы увидим показательный траур в исполнении высших лиц государства, а затем охоту на ведьм со стороны спецслужб и принятие новых чрезвычайных законов по ограничению гражданских свобод. В России есть давняя традиция использования политических убийств в подобных репрессивных целях и как очередной повод для «сплочения нации». Возможно, мы увидим, напротив, возрождение оппозиционной повестки. Мы осознаем, наконец, насколько высоки ставки. А в России существует многовековая традиция борьбы за правое дело и за тех, кто погиб за свои слова.
Состоится ли оппозиционное шествие «Весна», санкционированное московскими властями? Накануне Борис Ефимович просил не превращать его в траурное шествие — имея в виду, конечно, плач о российской демократии. Во что мы сами превратимся теперь, когда тех, кто не боялся, осталось в живых на одного меньше, зависит от нас. Какими мы выйдем под весеннее небо в начале этой весны? Что скажем друг другу и какой ответ прочитаем в глазах?

Впереди трудная борьба за правду об этой смерти, за справедливый суд над исполнителями и заказчиками убийства. И за нашу Родину, в которой никого не будут расстреливать у кремлевских стен.
Источник: http://www.novayagazeta.ru/columns/67449.htmlКирилл Мартынов.
В Москве убит Борис Немцов. Его расстреляли почти под стенами Кремля, на Москворецком мосту, в тридцати метрах от Васильевского спуска. Версию о бытовом, случайном убийстве политика рассматривать не приходится. Убийство стало крупнейшим актом политического террора в новейшей истории России. Теперь оно обречено стать символом той страны, которую мы построили за последние пятнадцать лет. Страны, в которой слова сталкиваются с пулями и захлебываются кровью.

Карточный домик российской стабильности, шатавшийся в течение всего 2014 года, 27 февраля 2015 года рассыпался в прах.
Борис Немцов был известен всей стране. Молодой губернатор Нижегородской области в 90-е назывался преемником Бориса Ельцина. Постепенно реформаторы выходили из большой правительственной игры, но Немцов в отличие от многих своих тогдашних единомышленников не покинул политической арены. В «Союзе правых сил», «Солидарности» и РПР-Парнас он вел арьергардные бои с наступающей на страну несвободой. Он был одним из последних независимых кандидатов на крупных выборах — в Сочи 2009 года, городе олимпийской стройки. Его не любили многие, но большинство из тех, кто знал Бориса Немцова признают: это прямой человек, имеющий убеждения и действующий в соответствии с ними.
Перед убийством политик Борис Немцов готовил доклад об участии российской армии в украинской войне. Мы не можем утверждать, что убийство непосредственно связано с этой работой. В интервью 10 февраля 2015 года Немцов заявлял, что его мать опасается за его жизнь — из-за радикального обострения политических противоречий между оппозицией и властью на фоне войны на границах России. И снова мы не можем утверждать, насколько эта версия обоснована. Версии будут сформулированы позднее.

Но мы знаем, что выстрелы на Москворецком мосту — продолжение той политики ненависти, которая стала стандартом де-факто в государственных средствах массовой информации России за последний год. «Пятая колонна» и «национал предатели» должны понести наказание, говорили нам. И вот это «наказание» свершилось.

Кто бы ни был палачом, эта кровь на руках всех, кто хотел «наказания», своими словами и делами приближая его.
НТВ буквально за несколько часов до гибели Немцова анонсировал очередную «Анатомию протеста», приуроченную к 1 марта и «подготовке российского Майдана». Одним из главных героев этого псевдорасследования должен был стать Немцов. Интересно, отменят ли теперь премьеру в конторе Кулистикова? Это ведь коммерческий продукт, и люди старались. Только вот вместо «Майдана» в Москву пришел Донбасс. С 27 февраля 2015 года шесть выстрелов, четыре пули в спину — таков последний политический аргумент в Российской Федерации.
В последние пятнадцать лет оппозиционных политиков атаковали в интернете, устраивали с ними потасовки на улицах, пытались срывать их пресс-конференции, как это было с Немцовым, даже избивали. Теперь ставки взвинчены, и для кого-то нынешнее убийство, возможно, стало способом продвинуться по службе и отчитаться о проделанной работе в сфере «противодействия несистемной оппозиции».

Государство в последние месяцы охотно и открыто делится своей монополией на физическое насилие, закрывая глаза на действия организаций вроде «Антимайдана». Частным следствием этой стратегии становится сигнал: государство не намерено гарантировать безопасность гражданам с «неправильными» политическими убеждениями. Хотите мира, вставайте в строй. И важнейшим момент —

прежде в путинской России действовал достаточно жесткий запрет на убийство политических оппонентов вообще, и тем более на физическую расправу над людьми, которые когда-то побывали во власти и до некоторой степени все же оставались «своими». Теперь запреты пали.
Убийство Немцова поэтому — это точка невозврата, радикальной дестабилизации внутриполитической обстановки в России, последствия которой пока невозможно предсказать. Возможно, мы увидим показательный траур в исполнении высших лиц государства, а затем охоту на ведьм со стороны спецслужб и принятие новых чрезвычайных законов по ограничению гражданских свобод. В России есть давняя традиция использования политических убийств в подобных репрессивных целях и как очередной повод для «сплочения нации». Возможно, мы увидим, напротив, возрождение оппозиционной повестки. Мы осознаем, наконец, насколько высоки ставки. А в России существует многовековая традиция борьбы за правое дело и за тех, кто погиб за свои слова.
Состоится ли оппозиционное шествие «Весна», санкционированное московскими властями? Накануне Борис Ефимович просил не превращать его в траурное шествие — имея в виду, конечно, плач о российской демократии. Во что мы сами превратимся теперь, когда тех, кто не боялся, осталось в живых на одного меньше, зависит от нас. Какими мы выйдем под весеннее небо в начале этой весны? Что скажем друг другу и какой ответ прочитаем в глазах?

Впереди трудная борьба за правду об этой смерти, за справедливый суд над исполнителями и заказчиками убийства. И за нашу Родину, в которой никого не будут расстреливать у кремлевских стен.
Источник: http://www.novayagazeta.ru/columns/67449.html

Автор книги «ФСБ взрывает Россию» Юрий Фельштинский: В деле Литвиненко пришла пора назвать вещи своими именамиАвтор книги «ФСБ взрывает Россию» Юрий Фельштинский: В деле Литвиненко пришла пора назвать вещи своими именами

Михайло Глуховский.
28 января в Лондоне начались судебные слушания по делу Александра Литвиненко. Бывший сотрудник ФСБ России погиб в Лондоне 23 ноября 2006 года из-за отравления радиоактивным полонием-210.

По версии британского правительства, убийство Литвиненко, на тот момент уже гражданина Великобритании, совершил бывший офицер Главного управления охраны РФ, а ныне депутат Госдумы Андрей Луговой. Он добавил яд в чай Александру. Причина убийства – критика Путина со стороны Литвиненко. В 1998 году Александр организовал пресс-конференцию, на которой заявил о том, что получил приказ убить Бориса Березовского, с чем он не мог согласиться, поэтому был вынужден бежать в Великобританию.

По версии британской прокуратуры, кроме Андрея Лугового подозреваемым в этом громком убийстве является также бизнесмен Дмитрий Ковтун, который прилетел в Лондон тем же рейсом, что и Луговой, а также посетил тот же отель «Миллениум», в котором, как предполагает следствие, и был отравлен Литвиненко. В настоящий момент, и Луговой, и Ковтун проходят в деле как подозреваемые. Однако давать свидетельские показания эти люди отказались еще 4 года назад. Приезжать в Лондон, естественно, они также не собираются.

В свою очередь, следователи российской Генпрокуратуры России главным подозреваемым в деле Литвиненко считают российско-израильского бизнесмена, бывшего сопредседателя нефтяной компании ЮКОС Леонида Невзлина, который скрывается от российского правосудия в Израиле. В чем именно заключается вина бизнесмена, не сообщается.

Андрей Луговой свою версию озвучил в мае 2007 года. По одной из них, Березовский и Литвиненко были завербованы британской разведкой МI6. Убийство организовали спецслужбы Королевства, поскольку Александр вышел из-под их контроля. По второй версии, Литвиненко могла убить «русская мафия» в Испании, которую он якобы разоблачил. По третьей версии, которая, по мнению Лугового, является «наиболее правдоподобной», Литвиненко якобы был устранен Березовским, которого тот пытался шантажировать. Луговой считает себя потерпевшим в этом деле, никак не свидетелем и тем более не подозреваемым.

Начавшиеся заседания Высокого суда Лондона будут состоять из двух частей: открытой и закрытой. В течении первых 10 недель будет проходить так называемое public inquiry — публичное расследование, на котором, по словам коронера (судебное должностное лицо, которое устанавливает обстоятельства смерти и выносит свой вердикт) Роберта Оуэна, будут собираться дополнительные данные относительно раскрытия информации и графика слушаний, ссылки на документы, будет определяться процедура приобщения документальных свидетельств, протокол мер безопасности и другие. На закрытой части будут исследованы материалы британских спецслужб, а также допрошены некоторые свидетели, имена и фамилии которых нельзя предавать огласке.

Жена покойного Марина Литвиненко с 2007 года добивалась открытого расследования, однако британские власти тогда не решались его начать. Не в последнюю очередь потому, что не хотели портить и отношения между Великобританией и Россией. Об этом в интервью «Главкому» рассказал доктор исторических наук, автор совместной с Александром Литвиненко книги-расследования «ФСБ взрывает Россию» Юрий Фельштинский. По мнению историка, который в 1978 году перебрался из СССР в США, сейчас дело начали слушать не в последнюю очередь из-за конфликта в Украине, спровоцированного Россией, когда отношения с Кремлем испортились практически у всех стран цивилизованного мира.

В первой части интервью Фельштинский рассказал «Главкому» о том, почему начатые в Великобритании публичные слушания по «делу Литвиненко» не принесут много сюрпризов, почему британские спецслужбы некоторые доказательства считают «неприемлемыми» для публичного рассмотрения в суде, а также о вероятности признания Путина заказчиком убийства.
Помогут ли начавшиеся слушания назвать реальных заказчиков и исполнителей убийства бывшего сотрудника ФСБ?

Для тех людей, которые следили за этим делом с ноября 2006 года, когда Литвиненко был отравлен, думаю, что никаких неожиданностей во время этих слушаний не будет. С точки зрения здравого смысла всем понятно, что это убийство было совершено офицерами ФСБ, что оно стало следствием операции, проводимой на территории Англии российскими спецслужбами. В какой-то момент были названы главные подозреваемые – Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. Всем было понятно, что поскольку это убийство совершено с применением сложного и нестандартного инструмента, а именно радиоактивного яда, оно не могло быть частным делом двух людей. Так что и заказчики, и исполнители убийства были нам названы еще в 2007 году: заказчиком была ФСБ. Исполнителями: Луговой и Ковтун. Другое дело, что раньше мы руководствовались здравым смыслом, а теперь у нас будет, видимо, еще и формальное судебное решение.

Главный подозреваемый в этом деле Андрей Луговой считает, что «попытка Великобритании достать из нафталина старую историю» связана с желанием Великобритании надавить на Россию в украинском вопросе. Вы придерживаетесь такого же мнения, возобновление расследования – это политическое решение Великобритании?

Британское правительство не желало, по крайней в 2006-2007 годы, портить отношения с российским правительством, поэтому в судебном порядке дело не продвигалось. То, что правительство Великобритании не решалось называть российское правительство и ФСБ ответственными за убийство Литвиненко, между нами говоря, было проблемой Британского правительства. Сейчас англичане решили, что пришла пора назвать вещи своими именами. Может быть, случилось это, действительно, потому, что у Европы сейчас плохие отношения с Россией из-за российской агрессии в Украине.

Конечно, когда на этом фоне правительство Великобритании решает заняться убийством, произошедшим в Лондоне в 2006 году, это наводит на мысль, что дело не продвигалось в прошлые годы, поскольку в Англии не хотели ссориться с Россией. Так как сейчас британо-российские отношения значительно ухудшить, англичане решили, что разбирательство «дела Литвиненко» ситуации не усугубляет. А поставить все точки над «i» британскому правосудию необходимо, так как все-таки в Лондоне убили британского подданного, и вечно отказывать Марине Литвиненко в требовани рассмотреть дело в суде, в конце концов, незаконно. Конечно, мы можем с вами гадать, случайно ли это совпадение, или нет то, что к рассмотрению дела приступили именно сейчас. Рано или поздно, я думаю, англичанам во всех случаях пришлось бы к этому вопросу вернуться.

В то же время для очень большого числа людей, особенно в Англии, официальное решение суда по этому вопросу является основополагающим. Понимаете, это мне, может быть, давным-давно ясно, что Литвиненко в Лондоне убила ФСБ, и что это, скорее всего, было сделано по указанию, или при полной осведомленности Владимира Путина. А для подавляющего большинства англичан, да и не только их, решение суда, которое будет вынесено, и будет ответом на вопрос о том, кто совершил убийство и почему. Для большинства людей, которые только слышали об этом деле нынешнее решение британского суда станет окончательным. Так что в этом смысле очень хорошо, что англичане, пусть и с задержкой в несколько лет, наконец-то решили поставить точку в этом вопросе.

Юрист Высокого суда Лондона Мартин Ллойд Смит заявил, что вы готовы свидетельствовать в суде только в том случае, если вам заплатят. Почему на просьбу свидетельствовать в Суде вы выдвигаете свои встречные требования, противоречащие британским законам?

Это заявление Мартина Смита в лучшем случае – недоразумение, в худшем – намеренная ложь. Он это заявление сделал несколько месяцев назад, после чего я опубликовал нашу с ним переписку на английском языке (чего в обычной ситуации я никогда бы не сделал). Я вынужден был это сделать, поскольку мне этот вопрос стали задавать знакомые и журналисты. В нашей переписке вообще ни разу не поднимался вопрос о каких-то выплатах мне, об оплате моего участия в процессе как свидетеля. Вопрос о привлечении меня как свидетеля в лондонском суде тоже не обсуждался. Не поднимался вопрос и о моем приезде в Лондон. Не поднимался вопрос о том, что в Лондоне я буду давать показания. Мы вели техническую переписку о моих письменных показаниях для британского суда.

Смит предложил мне ответить где-то на 50 вопросов, касающихся чуть ли не всей моей жизни. Я ответил, что готов это сделать. Но писать я буду по-русски потому, что если буду писать по-английски, это займет очень много времени. Кроме того, я предложил, что текст переведет мой переводчик (который, кстати, намного дешевле судебного английского переводчика). И вот именно этот счет моего переводчика я предложил оплатить британскому правосудию. Все. Ни о чем больше речь не шла. На это мне было сказано, что это невозможно и что расходы по переводу оплачивать я должен сам. Вот после этого я написал, что не буду за свой счет переводить ответы на 50 вопросов. После этого Смит сделал заявление, что я якобы потребовал деньги за свои свидетельские показания.

В декабре месяце (2014 года) был как бы второй «заход» со стороны Смита, и мы договорились о неком формате общения с ним, причем я не стал поднимать перед ним вопрос о прошлом «недоразумении». Я ответил на все его вопросы, подписал некий юридический документ, который является заявлением свидетеля. Этот документ был должным образом оформлен, я переслал его в Лондон.

Острый угол расходов на перевод мы обошли, благодаря моей находчивости. Я переслал Смиту все то, что я написал по теме Литвиненко и его убийства на английском языке (интервью, книги, частные письма, которые я писал разным журналистам). Смит разбил эти тексты на вопросы-ответы. Я этот текст подредактировал и подписал.

Но даже в декабре, во втором «туре» наших переговоров, не поднимался вопрос о моем приезде в Лондон как свидетеля. Единственное, о чем попросил Смит, на что я, разумеется, дал согласие, это то, что суд будет иметь возможность привлечь меня как свидетеля по видеосвязи. Повторю, что согласился на абсолютно все условия британского правосудия. Но привлекать меня как свидетеля, по-моему, никто в Лондоне не собирается.

В декабре представитель Фонда Литвиненко Александр Гольдфарб сообщил, что большинство потенциальных экспертов и свидетелей по делу уклонились от дачи показаний в суде, в том числе Максим и Вальтер Литвиненко, брат и отец покойного. Как вы думаете, почему, ведь именно родные, прежде всего жена Александра Марина Литвиненко еще с 2011 года добивались открытого суда?

Почему отказался Вальтер Литвиненко – понятно. Первое время (после смерти Александра) он очень активно обвинял в смерти сына российское правительство и ФСБ. Но вскоре он стал говорить противоположные вещи. Я ни в коем случае не берусь его осуждать, я не знаю, в какой ситуации он находится. Про брата Александра Литвиненко Максима я, откровенно, ничего не знаю, знаком с ним не был. Но по вопросу о свидетельских показаниям в прессе было много неразберихи из-за неточных заявлений Смита. СМИ писали, что Владимир Буковский (советский диссидент, высланный в 1976 году из СССР путем обмена на руководителя чилийской компартии Луиса Корвалана – «Главком») тоже отказался давать свидетельские показания. На самом деле он сразу же согласился эти показания дать. Но Смит согласие Буковского проигнорировал. Буковский, как и я, опубликовал свою переписку со Смитом по этому вопросу. Вернее, сначала свою переписку со Смитом опубликовал Буковский; затем уже, по просьбе Буковского, заявление по поводу утверждений Смита сделал и я (изначально я не хотел публично подвергать Смита критике). Но поскольку это «недоразумение» коснулось не только меня, но и Буковского, я решил выступить. Возможно, Смит просто неправильно формулировал свою исходную просьбу (сотрудничества с британским судом).

В суде не будут свидетельствовать самые близкие родственники, отсутствуют ключевые подозреваемые Луговой и Ковтун. Можно ли будет считать результаты расследования без участия этих людей объективными, а постановление суда, которое за этим последует, справедливым?

То, что Ковтун и Луговой отказались давать показания, – понятно. Какое бы решение не приняло британское правосудие, в России Луговой объявит его политически мотивированным и несправедливым. Но, как я уже сказал выше, поделом британскому правительству. Потому что не нужно было много лет тянуть с этим вопросом. В России, будем откровенны, свободы слова и свободы выражения нет, поэтому в России будет ожидаемая негативная реакция на любое решение Высокого суда Британии. Но для обычных читателей, конечно, будет интересно, что скажет по этому делу официальное английское правосудие.

Повторюсь, что в целом картина давно ясна. И вот как она выглядит. Российское правительство в какой-то момент приняло решение устранить Литвиненко. Ключевыми причинами для этого были две: бегство Александра из России, его переход в положение невозвращенца, и то, что Саша с первого дня прибытия в Лондон активно критиковал российское правительство, руководство ФСБ, в том числе Владимира Путина, который в прошлом руководил спецслужбой. Так что причины, по которым был убит Литвиненко, ясны; мотив понятен; исполнители преступления известны; методы, то есть орудие преступления тоже известно – это радиоактивный яд полоний-210. Радиация имеет свойство оставлять следы. По этим следам было установлено, откуда этот яд прибыл, как он был доставлен в Лондон, как потом был доставлен на встречу с Литвиненко и так далее.

По сведениям газеты Daily Telegraph, британские спецслужбы располагают доказательствами причастности Москвы к смерти Литвиненко, однако эти данные «неприемлемы» для представления в суде. На ваш взгляд, что следует понимать под формулировкой «неприемлемы»?

Конечно, я не знаю, о чем идет речь. Но могу предположить, что эти данные получены в результате сотрудничества разных разведок друг с другом. Например, АНБ (Агенством национальной безопасности США) с британской МИ-6. Вполне возможно, что ни одна, ни другая разведка не могут называть источник информации. И в этом смысле, к сожалению, складывается ситуация, когда британский суд не может эту информацию использовать. То есть информация есть, судья ее видит, но он понимает, что ее нельзя использовать, поскольку он не может ее публично предъявить и публично обсуждать.

Та же Daily Telegraph написала, что Агентство национальной безопасности США имеет в своем распоряжении электронные копии переговоров между Москвой и Лондоном, которые велись вскоре после того, как Литвиненко заболел. О чем могли в тот момент говорить стороны?

Информация о том, что Литвиненко погиб из-за убийства была получена и сформулирована буквально в день его смерти, 23 ноября. До 23 ноября никто не мог определить, что именно происходит с Литвиненко кроме как констатировать ухудшение его состояния. То, что Сашу отравили с помощью радиоактивного яда, стало понятно только в самые последние часы его жизни. Я не знаю, когда именно велись переговоры между британскими и российскими правоохранителями. Вполне возможно, что они начались именно в связи с тем, что яд оказался радиоактивным. Ведь отравление полонием-210 – это не банальное отравление. Это, на современном языке — атомный терроризм. Тут есть о чем поговорить правительствам, если есть основания предполагать, что этот яд пришел из российских государственных структур типа ФСБ. По логике, именно после того, как было установлено присутствие в организме Литвиненко радиоактивного яда, Британские правоохранители были обязаны поставить в известность российские правоохранительные органы. Естественно, были и переговоры между правительствами двух стран в связи с убийством Литвиненко. Мы же с вами не наивные люди и понимаем, что эта тема не могла не обсуждаться. Велось ли обсуждение этой проблемы непосредственно Путиным и Блэром? Не исключаю, хотя знать не могу.

Подозревал ли сам Александр, что за ним охотится ФСБ, что он говорил вам об этом?

Да, конечно, мы эту тему обсуждали с ним постоянно. Он понимал, что его устранение является одной из основных задач ФСБ. Правда, Литвиненко считал, что из-за дружеских отношений Путина и Блэра на территории Англии ФСБ убивать его не станет. Одновременно он знал, что нужно быть осторожным, был довольно аккуратен при встречах с новыми людьми; всех всегда подозревал в том, что они могут быть подосланы именно с целью организации его убийства или убийства Березовского.

Насколько близко вы с ним общались в 2006-м году?

Был период, когда я проводил в Лондоне очень много времени, в частности, в период с 2000 по 2004 годы. В 2005-2006 годах я бывал в Лондоне реже, но всякий раз, когда я туда летал, мы с Литвиненко общались и много. Будем откровенны, случаев, когда я прилетал в Лондон и не виделся с Александром, не было. У нас всегда были общие с ним темы для обсуждений. В частности, мы постоянно были вовлечены в сбор новой информации, имевшей отношения к теме взрывов домов в сентябре 1999 года в России (серия взрывов жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске – «Главком»). Затем я руководил проектом по распечатке «пленок Мельниченко». Деньги на этот проект дал Березовский. И хотя Литвиненко к распечаткам пленок отношения не имел, с Николаем Мельниченко, который в это время часто бывал в Лондоне, я часто виделся вместе с Литвиненко. Так что контакт у нас с Александром был постоянный вплоть до Сашиной смерти.

Мы все знаем последние слова Литвиненко, в которых он в своем убийстве обвинил лично Путина. Но подозревал ли он сам Лугового и Ковтуна, называл ли он вам фамилии тех, кто его «заказал», когда он уже понимал, что дни его сочтені?

Мы с ним говорили по телефону уже после того, как он был отравлен, и лежал в больнице. Обсуждали с ним его ситуацию достаточно подробно. На тот момент она, откровенно говоря, была не очень ясна. Тогда нам «полоний-210» в голову не приходил. Слово «отравление» приходило. Было понятно, что Сашу отравили, но вот чем именно – никто не знал. Мы считали, что Александра отравили талием. И версия, которая изначально была у нас — отравление тяжелым металлом. В эту версию легко было поверить, так как в России это был достаточно распространенный способ отравления людей. Я не знаю, подозревал ли Саша с первых минут Лугового и Ковтуна, но мне он эти фамилии не называл. Другое дело, что круг его общения в тот день, когда его отравили, 1 ноября, был ограничен, и Саша прекрасно помнил, с кем именно он общался. Знаете, это ведь психологический момент. С Луговым Литвиненко был знаком достаточно давно. Я тоже был знаком с Луговым с ноября 1998 года. Будем откровенны, очень трудно предположить, что человек, которого вы знаете много-много лет, вас вдруг возьмет, да и отравит.

Ведущий «дело Литвиненко» коронер Роберт Оуэн считает, что нет никаких оснований для утверждений о том, что британские власти могли предотвратить гибель бывшего сотрудника ФСБ. Вы придерживаетесь такого же мнения?

Предотвратить гибель Литвиненко было невозможно. Очень трудно было предположить, что на фоне тех хороших российско-британских отношений, которые были тогда, Путин пойдет на наглое убийство, да еще при помощи радиоактивного яда. Я помню, британские газеты в те дни писали, что, по существу, это была ядерная атака на Лондон… Это было неслыханное для Лондона преступление. Сейчас, после вторжения в Украину, это нас уже не слишком удивляет. Но в 2006 году это было столь же неожиданно, как и захват Крыма в марте 2014 года. Понятно, что президент, готовый перекраивать карту Европы, не остановится перед устранением своего врага, даже если этот враг — британский подданный. Но тогда, в 2006-м году, это было как снег на голову.

Один из самых главных подозреваемых Андрей Луговой еще в 2011 году заявлял, что Литвиненко имеет компромат на Березовского и Невзлина (Леонид Невзлин – российско-израильский предприниматель, один из бывших владельцев ЮКОСА, скрывающийся в Израиле – «Главком»). Мол, именно им было выгодно отравить Александра. Как вы относитесь к этой версии, имеет ли она право на существование?

Конечно, не имеет. Когда речь идет о подозреваемом в убийстве, да к тому же таком высокопоставленном как Луговой, когда мы видим, что после убийства его всячески наградили, сделали членом парламента, позволили «крышевать» огромное количество бизнесов, то это должно натолкнуть нас на определенные выводы. На то, что Луговой — офицер ФСБ и убивал Литвиненко именно он как сотрудник ФСБ. Понятно, что теперь до конца своих дней Луговой будет заниматься дезинформацией и объяснять нам, что не имел отношения к убийству. Но верить ему мы, конечно же, не можем.

Если согласиться с тем, что Луговой не имел никакого отношения к убийству Литвиненко, будет совершенно непонятно, за какие заслуги его награждали. Он получил должность заместителя председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции; он стал вторым человеком в ЛДПР, подконтрольной Кремлю партии Жириновского, он стал крупным бизнесменом, миллионером. Ведь по легенде Луговой – уголовник, отсидевший в тюрьме срок за связь с Березовским. По российским нормам Лугового, как бывшего начальника охраны Березовского должны были «топтать ногами» (это если он не имел отношения к убийству Литвиненко), а его сразу же после убийства стали продвигать. В награду за то, что именно он привел в исполнение смертный приговор в отношении своего коллеги по ФСБ…

Были ли у ФСБ основания убивать Березовского, на момент убийства практически обанкротившегося человека, потерявшего все? Его повешение – это самоубийство доведенного до отчаяния человека или все-таки убийство?

У меня нет однозначного ответа на этот вопрос, вернее, на второй из них. Основания убивать Березовского у ФСБ были. Мы знаем, что тема убийства Березовского неоднократно в ФСБ обсуждалась. Собственно, с этого начался конфликт между Литвиненко и ФСБ, когда в ноябре 1998 года Александр выступил на пресс-конференции и сказал, что его группа получила приказ устранить Березовского. То, что в ФСБ было много желающих убить этого человека – не вопрос. Другое дело, что в российском уголовном кодексе есть статья «доведение до самоубийства». Может быть, мы с вами никогда не узнаем, повесился Березовский сам или его повесили. Есть много способов довести человека до самоубийства. То, что к моменту смерти Березовский был банкротом и в финансовом смысле, и в политическом – очевидно. Конечно, все с ним происшедшее Березовский очень тяжело переживал. Но довел ли Путин Березовского до самоубийства или же дал приказ его устранить, этого я не знаю.

Есть ли вероятность, что Высокий суд Лондона кроме Лугового и Ковтуна назовет виновным в убийстве Литвиненко президента России Владимира Путина?

Такое возможно только в случае крушения путинского режима. Если из-за начатой против Украины войны и, соответственно, из-за начатого противостояния всему остальному миру Путин и нынешний российский режим потерпят катастрофическое поражение, то в результате этого, конечно же, на скамье подсудимых могут оказаться и исполнители убийства Литвиненко, и заказчик этого преступления. В этом смысле судебный процесс, который проходит в эти дни в Лондоне, возможно, не последний.

Вы намекаете на то, что назвать Путина заказчиком может международный суд?

Понимаете, мы с вами говорим о беспрецедентной ситуации. В Европе после 1945 года никто не пробовал перекраивать границы путем нападения на своего соседа. Нынешняя ситуация абсолютно беспрецедентная. Отчасти именно из-за этого цивилизованный мир в такой растерянности. Никто не понимает, что делать с новым Гитлером, который вдруг поднялся в Европе в 2014 году. Очень сложно поэтому прогнозировать, как именно сложившаяся ситуация разрешится. Я думаю, что ничем хорошим для России эта авантюра закончиться не может. Последствия могут быть абсолютно любые.

Что касается трибунала, то, по аналогии с Германией, этот суд не обязательно должен будет проводиться в Гааге. Он, в конце концов, может состояться и в Севастополе. Суд над нацистами проходил в Нюренберге, поскольку именно в этом городе с 1927 года проводились съезды нацистской партии. Нет, ну, может быть, на право судить Путина будут претендовать еще и Тбилиси (из-за вторжения российской армии в Грузию в 2008 году) или Грозный (из-за Второй чеченской войны). Боюсь, что желающих предоставить свои города для суда над Путиным у нас будет достаточно.

Ничто не указывает на то, что Европа готова смягчить свое наказание в отношении России. И нет никаких указаний на то, что Путин готов отступить. Шансов выиграть эту схватку у России, на мой взгляд, нет. Ни в военном отношении, ни в экономическом, ни в финансовом Россия не готова воевать. Поэтому результат развязанной Россией против Украины войны очевиден – поражение России. Другое дело, что из того, что Россия в этой войне проиграет, не следует, что Украина в этой войне выиграет.
Источник: http://glavcom.ua/articles/26276.htmlМихайло Глуховский.
28 января в Лондоне начались судебные слушания по делу Александра Литвиненко. Бывший сотрудник ФСБ России погиб в Лондоне 23 ноября 2006 года из-за отравления радиоактивным полонием-210.

По версии британского правительства, убийство Литвиненко, на тот момент уже гражданина Великобритании, совершил бывший офицер Главного управления охраны РФ, а ныне депутат Госдумы Андрей Луговой. Он добавил яд в чай Александру. Причина убийства – критика Путина со стороны Литвиненко. В 1998 году Александр организовал пресс-конференцию, на которой заявил о том, что получил приказ убить Бориса Березовского, с чем он не мог согласиться, поэтому был вынужден бежать в Великобританию.

По версии британской прокуратуры, кроме Андрея Лугового подозреваемым в этом громком убийстве является также бизнесмен Дмитрий Ковтун, который прилетел в Лондон тем же рейсом, что и Луговой, а также посетил тот же отель «Миллениум», в котором, как предполагает следствие, и был отравлен Литвиненко. В настоящий момент, и Луговой, и Ковтун проходят в деле как подозреваемые. Однако давать свидетельские показания эти люди отказались еще 4 года назад. Приезжать в Лондон, естественно, они также не собираются.

В свою очередь, следователи российской Генпрокуратуры России главным подозреваемым в деле Литвиненко считают российско-израильского бизнесмена, бывшего сопредседателя нефтяной компании ЮКОС Леонида Невзлина, который скрывается от российского правосудия в Израиле. В чем именно заключается вина бизнесмена, не сообщается.

Андрей Луговой свою версию озвучил в мае 2007 года. По одной из них, Березовский и Литвиненко были завербованы британской разведкой МI6. Убийство организовали спецслужбы Королевства, поскольку Александр вышел из-под их контроля. По второй версии, Литвиненко могла убить «русская мафия» в Испании, которую он якобы разоблачил. По третьей версии, которая, по мнению Лугового, является «наиболее правдоподобной», Литвиненко якобы был устранен Березовским, которого тот пытался шантажировать. Луговой считает себя потерпевшим в этом деле, никак не свидетелем и тем более не подозреваемым.

Начавшиеся заседания Высокого суда Лондона будут состоять из двух частей: открытой и закрытой. В течении первых 10 недель будет проходить так называемое public inquiry — публичное расследование, на котором, по словам коронера (судебное должностное лицо, которое устанавливает обстоятельства смерти и выносит свой вердикт) Роберта Оуэна, будут собираться дополнительные данные относительно раскрытия информации и графика слушаний, ссылки на документы, будет определяться процедура приобщения документальных свидетельств, протокол мер безопасности и другие. На закрытой части будут исследованы материалы британских спецслужб, а также допрошены некоторые свидетели, имена и фамилии которых нельзя предавать огласке.

Жена покойного Марина Литвиненко с 2007 года добивалась открытого расследования, однако британские власти тогда не решались его начать. Не в последнюю очередь потому, что не хотели портить и отношения между Великобританией и Россией. Об этом в интервью «Главкому» рассказал доктор исторических наук, автор совместной с Александром Литвиненко книги-расследования «ФСБ взрывает Россию» Юрий Фельштинский. По мнению историка, который в 1978 году перебрался из СССР в США, сейчас дело начали слушать не в последнюю очередь из-за конфликта в Украине, спровоцированного Россией, когда отношения с Кремлем испортились практически у всех стран цивилизованного мира.

В первой части интервью Фельштинский рассказал «Главкому» о том, почему начатые в Великобритании публичные слушания по «делу Литвиненко» не принесут много сюрпризов, почему британские спецслужбы некоторые доказательства считают «неприемлемыми» для публичного рассмотрения в суде, а также о вероятности признания Путина заказчиком убийства.
Помогут ли начавшиеся слушания назвать реальных заказчиков и исполнителей убийства бывшего сотрудника ФСБ?

Для тех людей, которые следили за этим делом с ноября 2006 года, когда Литвиненко был отравлен, думаю, что никаких неожиданностей во время этих слушаний не будет. С точки зрения здравого смысла всем понятно, что это убийство было совершено офицерами ФСБ, что оно стало следствием операции, проводимой на территории Англии российскими спецслужбами. В какой-то момент были названы главные подозреваемые – Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун. Всем было понятно, что поскольку это убийство совершено с применением сложного и нестандартного инструмента, а именно радиоактивного яда, оно не могло быть частным делом двух людей. Так что и заказчики, и исполнители убийства были нам названы еще в 2007 году: заказчиком была ФСБ. Исполнителями: Луговой и Ковтун. Другое дело, что раньше мы руководствовались здравым смыслом, а теперь у нас будет, видимо, еще и формальное судебное решение.

Главный подозреваемый в этом деле Андрей Луговой считает, что «попытка Великобритании достать из нафталина старую историю» связана с желанием Великобритании надавить на Россию в украинском вопросе. Вы придерживаетесь такого же мнения, возобновление расследования – это политическое решение Великобритании?

Британское правительство не желало, по крайней в 2006-2007 годы, портить отношения с российским правительством, поэтому в судебном порядке дело не продвигалось. То, что правительство Великобритании не решалось называть российское правительство и ФСБ ответственными за убийство Литвиненко, между нами говоря, было проблемой Британского правительства. Сейчас англичане решили, что пришла пора назвать вещи своими именами. Может быть, случилось это, действительно, потому, что у Европы сейчас плохие отношения с Россией из-за российской агрессии в Украине.

Конечно, когда на этом фоне правительство Великобритании решает заняться убийством, произошедшим в Лондоне в 2006 году, это наводит на мысль, что дело не продвигалось в прошлые годы, поскольку в Англии не хотели ссориться с Россией. Так как сейчас британо-российские отношения значительно ухудшить, англичане решили, что разбирательство «дела Литвиненко» ситуации не усугубляет. А поставить все точки над «i» британскому правосудию необходимо, так как все-таки в Лондоне убили британского подданного, и вечно отказывать Марине Литвиненко в требовани рассмотреть дело в суде, в конце концов, незаконно. Конечно, мы можем с вами гадать, случайно ли это совпадение, или нет то, что к рассмотрению дела приступили именно сейчас. Рано или поздно, я думаю, англичанам во всех случаях пришлось бы к этому вопросу вернуться.

В то же время для очень большого числа людей, особенно в Англии, официальное решение суда по этому вопросу является основополагающим. Понимаете, это мне, может быть, давным-давно ясно, что Литвиненко в Лондоне убила ФСБ, и что это, скорее всего, было сделано по указанию, или при полной осведомленности Владимира Путина. А для подавляющего большинства англичан, да и не только их, решение суда, которое будет вынесено, и будет ответом на вопрос о том, кто совершил убийство и почему. Для большинства людей, которые только слышали об этом деле нынешнее решение британского суда станет окончательным. Так что в этом смысле очень хорошо, что англичане, пусть и с задержкой в несколько лет, наконец-то решили поставить точку в этом вопросе.

Юрист Высокого суда Лондона Мартин Ллойд Смит заявил, что вы готовы свидетельствовать в суде только в том случае, если вам заплатят. Почему на просьбу свидетельствовать в Суде вы выдвигаете свои встречные требования, противоречащие британским законам?

Это заявление Мартина Смита в лучшем случае – недоразумение, в худшем – намеренная ложь. Он это заявление сделал несколько месяцев назад, после чего я опубликовал нашу с ним переписку на английском языке (чего в обычной ситуации я никогда бы не сделал). Я вынужден был это сделать, поскольку мне этот вопрос стали задавать знакомые и журналисты. В нашей переписке вообще ни разу не поднимался вопрос о каких-то выплатах мне, об оплате моего участия в процессе как свидетеля. Вопрос о привлечении меня как свидетеля в лондонском суде тоже не обсуждался. Не поднимался вопрос и о моем приезде в Лондон. Не поднимался вопрос о том, что в Лондоне я буду давать показания. Мы вели техническую переписку о моих письменных показаниях для британского суда.

Смит предложил мне ответить где-то на 50 вопросов, касающихся чуть ли не всей моей жизни. Я ответил, что готов это сделать. Но писать я буду по-русски потому, что если буду писать по-английски, это займет очень много времени. Кроме того, я предложил, что текст переведет мой переводчик (который, кстати, намного дешевле судебного английского переводчика). И вот именно этот счет моего переводчика я предложил оплатить британскому правосудию. Все. Ни о чем больше речь не шла. На это мне было сказано, что это невозможно и что расходы по переводу оплачивать я должен сам. Вот после этого я написал, что не буду за свой счет переводить ответы на 50 вопросов. После этого Смит сделал заявление, что я якобы потребовал деньги за свои свидетельские показания.

В декабре месяце (2014 года) был как бы второй «заход» со стороны Смита, и мы договорились о неком формате общения с ним, причем я не стал поднимать перед ним вопрос о прошлом «недоразумении». Я ответил на все его вопросы, подписал некий юридический документ, который является заявлением свидетеля. Этот документ был должным образом оформлен, я переслал его в Лондон.

Острый угол расходов на перевод мы обошли, благодаря моей находчивости. Я переслал Смиту все то, что я написал по теме Литвиненко и его убийства на английском языке (интервью, книги, частные письма, которые я писал разным журналистам). Смит разбил эти тексты на вопросы-ответы. Я этот текст подредактировал и подписал.

Но даже в декабре, во втором «туре» наших переговоров, не поднимался вопрос о моем приезде в Лондон как свидетеля. Единственное, о чем попросил Смит, на что я, разумеется, дал согласие, это то, что суд будет иметь возможность привлечь меня как свидетеля по видеосвязи. Повторю, что согласился на абсолютно все условия британского правосудия. Но привлекать меня как свидетеля, по-моему, никто в Лондоне не собирается.

В декабре представитель Фонда Литвиненко Александр Гольдфарб сообщил, что большинство потенциальных экспертов и свидетелей по делу уклонились от дачи показаний в суде, в том числе Максим и Вальтер Литвиненко, брат и отец покойного. Как вы думаете, почему, ведь именно родные, прежде всего жена Александра Марина Литвиненко еще с 2011 года добивались открытого суда?

Почему отказался Вальтер Литвиненко – понятно. Первое время (после смерти Александра) он очень активно обвинял в смерти сына российское правительство и ФСБ. Но вскоре он стал говорить противоположные вещи. Я ни в коем случае не берусь его осуждать, я не знаю, в какой ситуации он находится. Про брата Александра Литвиненко Максима я, откровенно, ничего не знаю, знаком с ним не был. Но по вопросу о свидетельских показаниям в прессе было много неразберихи из-за неточных заявлений Смита. СМИ писали, что Владимир Буковский (советский диссидент, высланный в 1976 году из СССР путем обмена на руководителя чилийской компартии Луиса Корвалана – «Главком») тоже отказался давать свидетельские показания. На самом деле он сразу же согласился эти показания дать. Но Смит согласие Буковского проигнорировал. Буковский, как и я, опубликовал свою переписку со Смитом по этому вопросу. Вернее, сначала свою переписку со Смитом опубликовал Буковский; затем уже, по просьбе Буковского, заявление по поводу утверждений Смита сделал и я (изначально я не хотел публично подвергать Смита критике). Но поскольку это «недоразумение» коснулось не только меня, но и Буковского, я решил выступить. Возможно, Смит просто неправильно формулировал свою исходную просьбу (сотрудничества с британским судом).

В суде не будут свидетельствовать самые близкие родственники, отсутствуют ключевые подозреваемые Луговой и Ковтун. Можно ли будет считать результаты расследования без участия этих людей объективными, а постановление суда, которое за этим последует, справедливым?

То, что Ковтун и Луговой отказались давать показания, – понятно. Какое бы решение не приняло британское правосудие, в России Луговой объявит его политически мотивированным и несправедливым. Но, как я уже сказал выше, поделом британскому правительству. Потому что не нужно было много лет тянуть с этим вопросом. В России, будем откровенны, свободы слова и свободы выражения нет, поэтому в России будет ожидаемая негативная реакция на любое решение Высокого суда Британии. Но для обычных читателей, конечно, будет интересно, что скажет по этому делу официальное английское правосудие.

Повторюсь, что в целом картина давно ясна. И вот как она выглядит. Российское правительство в какой-то момент приняло решение устранить Литвиненко. Ключевыми причинами для этого были две: бегство Александра из России, его переход в положение невозвращенца, и то, что Саша с первого дня прибытия в Лондон активно критиковал российское правительство, руководство ФСБ, в том числе Владимира Путина, который в прошлом руководил спецслужбой. Так что причины, по которым был убит Литвиненко, ясны; мотив понятен; исполнители преступления известны; методы, то есть орудие преступления тоже известно – это радиоактивный яд полоний-210. Радиация имеет свойство оставлять следы. По этим следам было установлено, откуда этот яд прибыл, как он был доставлен в Лондон, как потом был доставлен на встречу с Литвиненко и так далее.

По сведениям газеты Daily Telegraph, британские спецслужбы располагают доказательствами причастности Москвы к смерти Литвиненко, однако эти данные «неприемлемы» для представления в суде. На ваш взгляд, что следует понимать под формулировкой «неприемлемы»?

Конечно, я не знаю, о чем идет речь. Но могу предположить, что эти данные получены в результате сотрудничества разных разведок друг с другом. Например, АНБ (Агенством национальной безопасности США) с британской МИ-6. Вполне возможно, что ни одна, ни другая разведка не могут называть источник информации. И в этом смысле, к сожалению, складывается ситуация, когда британский суд не может эту информацию использовать. То есть информация есть, судья ее видит, но он понимает, что ее нельзя использовать, поскольку он не может ее публично предъявить и публично обсуждать.

Та же Daily Telegraph написала, что Агентство национальной безопасности США имеет в своем распоряжении электронные копии переговоров между Москвой и Лондоном, которые велись вскоре после того, как Литвиненко заболел. О чем могли в тот момент говорить стороны?

Информация о том, что Литвиненко погиб из-за убийства была получена и сформулирована буквально в день его смерти, 23 ноября. До 23 ноября никто не мог определить, что именно происходит с Литвиненко кроме как констатировать ухудшение его состояния. То, что Сашу отравили с помощью радиоактивного яда, стало понятно только в самые последние часы его жизни. Я не знаю, когда именно велись переговоры между британскими и российскими правоохранителями. Вполне возможно, что они начались именно в связи с тем, что яд оказался радиоактивным. Ведь отравление полонием-210 – это не банальное отравление. Это, на современном языке — атомный терроризм. Тут есть о чем поговорить правительствам, если есть основания предполагать, что этот яд пришел из российских государственных структур типа ФСБ. По логике, именно после того, как было установлено присутствие в организме Литвиненко радиоактивного яда, Британские правоохранители были обязаны поставить в известность российские правоохранительные органы. Естественно, были и переговоры между правительствами двух стран в связи с убийством Литвиненко. Мы же с вами не наивные люди и понимаем, что эта тема не могла не обсуждаться. Велось ли обсуждение этой проблемы непосредственно Путиным и Блэром? Не исключаю, хотя знать не могу.

Подозревал ли сам Александр, что за ним охотится ФСБ, что он говорил вам об этом?

Да, конечно, мы эту тему обсуждали с ним постоянно. Он понимал, что его устранение является одной из основных задач ФСБ. Правда, Литвиненко считал, что из-за дружеских отношений Путина и Блэра на территории Англии ФСБ убивать его не станет. Одновременно он знал, что нужно быть осторожным, был довольно аккуратен при встречах с новыми людьми; всех всегда подозревал в том, что они могут быть подосланы именно с целью организации его убийства или убийства Березовского.

Насколько близко вы с ним общались в 2006-м году?

Был период, когда я проводил в Лондоне очень много времени, в частности, в период с 2000 по 2004 годы. В 2005-2006 годах я бывал в Лондоне реже, но всякий раз, когда я туда летал, мы с Литвиненко общались и много. Будем откровенны, случаев, когда я прилетал в Лондон и не виделся с Александром, не было. У нас всегда были общие с ним темы для обсуждений. В частности, мы постоянно были вовлечены в сбор новой информации, имевшей отношения к теме взрывов домов в сентябре 1999 года в России (серия взрывов жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске – «Главком»). Затем я руководил проектом по распечатке «пленок Мельниченко». Деньги на этот проект дал Березовский. И хотя Литвиненко к распечаткам пленок отношения не имел, с Николаем Мельниченко, который в это время часто бывал в Лондоне, я часто виделся вместе с Литвиненко. Так что контакт у нас с Александром был постоянный вплоть до Сашиной смерти.

Мы все знаем последние слова Литвиненко, в которых он в своем убийстве обвинил лично Путина. Но подозревал ли он сам Лугового и Ковтуна, называл ли он вам фамилии тех, кто его «заказал», когда он уже понимал, что дни его сочтені?

Мы с ним говорили по телефону уже после того, как он был отравлен, и лежал в больнице. Обсуждали с ним его ситуацию достаточно подробно. На тот момент она, откровенно говоря, была не очень ясна. Тогда нам «полоний-210» в голову не приходил. Слово «отравление» приходило. Было понятно, что Сашу отравили, но вот чем именно – никто не знал. Мы считали, что Александра отравили талием. И версия, которая изначально была у нас — отравление тяжелым металлом. В эту версию легко было поверить, так как в России это был достаточно распространенный способ отравления людей. Я не знаю, подозревал ли Саша с первых минут Лугового и Ковтуна, но мне он эти фамилии не называл. Другое дело, что круг его общения в тот день, когда его отравили, 1 ноября, был ограничен, и Саша прекрасно помнил, с кем именно он общался. Знаете, это ведь психологический момент. С Луговым Литвиненко был знаком достаточно давно. Я тоже был знаком с Луговым с ноября 1998 года. Будем откровенны, очень трудно предположить, что человек, которого вы знаете много-много лет, вас вдруг возьмет, да и отравит.

Ведущий «дело Литвиненко» коронер Роберт Оуэн считает, что нет никаких оснований для утверждений о том, что британские власти могли предотвратить гибель бывшего сотрудника ФСБ. Вы придерживаетесь такого же мнения?

Предотвратить гибель Литвиненко было невозможно. Очень трудно было предположить, что на фоне тех хороших российско-британских отношений, которые были тогда, Путин пойдет на наглое убийство, да еще при помощи радиоактивного яда. Я помню, британские газеты в те дни писали, что, по существу, это была ядерная атака на Лондон… Это было неслыханное для Лондона преступление. Сейчас, после вторжения в Украину, это нас уже не слишком удивляет. Но в 2006 году это было столь же неожиданно, как и захват Крыма в марте 2014 года. Понятно, что президент, готовый перекраивать карту Европы, не остановится перед устранением своего врага, даже если этот враг — британский подданный. Но тогда, в 2006-м году, это было как снег на голову.

Один из самых главных подозреваемых Андрей Луговой еще в 2011 году заявлял, что Литвиненко имеет компромат на Березовского и Невзлина (Леонид Невзлин – российско-израильский предприниматель, один из бывших владельцев ЮКОСА, скрывающийся в Израиле – «Главком»). Мол, именно им было выгодно отравить Александра. Как вы относитесь к этой версии, имеет ли она право на существование?

Конечно, не имеет. Когда речь идет о подозреваемом в убийстве, да к тому же таком высокопоставленном как Луговой, когда мы видим, что после убийства его всячески наградили, сделали членом парламента, позволили «крышевать» огромное количество бизнесов, то это должно натолкнуть нас на определенные выводы. На то, что Луговой — офицер ФСБ и убивал Литвиненко именно он как сотрудник ФСБ. Понятно, что теперь до конца своих дней Луговой будет заниматься дезинформацией и объяснять нам, что не имел отношения к убийству. Но верить ему мы, конечно же, не можем.

Если согласиться с тем, что Луговой не имел никакого отношения к убийству Литвиненко, будет совершенно непонятно, за какие заслуги его награждали. Он получил должность заместителя председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции; он стал вторым человеком в ЛДПР, подконтрольной Кремлю партии Жириновского, он стал крупным бизнесменом, миллионером. Ведь по легенде Луговой – уголовник, отсидевший в тюрьме срок за связь с Березовским. По российским нормам Лугового, как бывшего начальника охраны Березовского должны были «топтать ногами» (это если он не имел отношения к убийству Литвиненко), а его сразу же после убийства стали продвигать. В награду за то, что именно он привел в исполнение смертный приговор в отношении своего коллеги по ФСБ…

Были ли у ФСБ основания убивать Березовского, на момент убийства практически обанкротившегося человека, потерявшего все? Его повешение – это самоубийство доведенного до отчаяния человека или все-таки убийство?

У меня нет однозначного ответа на этот вопрос, вернее, на второй из них. Основания убивать Березовского у ФСБ были. Мы знаем, что тема убийства Березовского неоднократно в ФСБ обсуждалась. Собственно, с этого начался конфликт между Литвиненко и ФСБ, когда в ноябре 1998 года Александр выступил на пресс-конференции и сказал, что его группа получила приказ устранить Березовского. То, что в ФСБ было много желающих убить этого человека – не вопрос. Другое дело, что в российском уголовном кодексе есть статья «доведение до самоубийства». Может быть, мы с вами никогда не узнаем, повесился Березовский сам или его повесили. Есть много способов довести человека до самоубийства. То, что к моменту смерти Березовский был банкротом и в финансовом смысле, и в политическом – очевидно. Конечно, все с ним происшедшее Березовский очень тяжело переживал. Но довел ли Путин Березовского до самоубийства или же дал приказ его устранить, этого я не знаю.

Есть ли вероятность, что Высокий суд Лондона кроме Лугового и Ковтуна назовет виновным в убийстве Литвиненко президента России Владимира Путина?

Такое возможно только в случае крушения путинского режима. Если из-за начатой против Украины войны и, соответственно, из-за начатого противостояния всему остальному миру Путин и нынешний российский режим потерпят катастрофическое поражение, то в результате этого, конечно же, на скамье подсудимых могут оказаться и исполнители убийства Литвиненко, и заказчик этого преступления. В этом смысле судебный процесс, который проходит в эти дни в Лондоне, возможно, не последний.

Вы намекаете на то, что назвать Путина заказчиком может международный суд?

Понимаете, мы с вами говорим о беспрецедентной ситуации. В Европе после 1945 года никто не пробовал перекраивать границы путем нападения на своего соседа. Нынешняя ситуация абсолютно беспрецедентная. Отчасти именно из-за этого цивилизованный мир в такой растерянности. Никто не понимает, что делать с новым Гитлером, который вдруг поднялся в Европе в 2014 году. Очень сложно поэтому прогнозировать, как именно сложившаяся ситуация разрешится. Я думаю, что ничем хорошим для России эта авантюра закончиться не может. Последствия могут быть абсолютно любые.

Что касается трибунала, то, по аналогии с Германией, этот суд не обязательно должен будет проводиться в Гааге. Он, в конце концов, может состояться и в Севастополе. Суд над нацистами проходил в Нюренберге, поскольку именно в этом городе с 1927 года проводились съезды нацистской партии. Нет, ну, может быть, на право судить Путина будут претендовать еще и Тбилиси (из-за вторжения российской армии в Грузию в 2008 году) или Грозный (из-за Второй чеченской войны). Боюсь, что желающих предоставить свои города для суда над Путиным у нас будет достаточно.

Ничто не указывает на то, что Европа готова смягчить свое наказание в отношении России. И нет никаких указаний на то, что Путин готов отступить. Шансов выиграть эту схватку у России, на мой взгляд, нет. Ни в военном отношении, ни в экономическом, ни в финансовом Россия не готова воевать. Поэтому результат развязанной Россией против Украины войны очевиден – поражение России. Другое дело, что из того, что Россия в этой войне проиграет, не следует, что Украина в этой войне выиграет.
Источник: http://glavcom.ua/articles/26276.html

Убийство Литвиненко: речь адвоката ЭммерсонаУбийство Литвиненко: речь адвоката Эммерсона

Полный текст выступления адвоката Марины Литвиненко Бена Эммерсона на открытии публичного расследования убийства Александра Литвиненко

Лондон, 27 января 2015 года

Перевод Фонда Литвиненко
Сэр, как вы знаете, г-жа Литвиненко настойчиво в течение многих лет боролась, чтобы наступил этот день — день открытия публичного расследования политического убийства ее мужа в Лондоне 23 ноября 2006 года; акта неслыханного варварства, ибо трудно себе представить смерть более ужасную, чем медленная и мучительная смерть Александра Литвиненко. Кроме того, это был акт ядерного терроризма на улицах большого города, который поставил под угрозу жизнь многих других людей.

Весь мир знаком со знаменитым изображением Литвиненко в один из его последних дней в больнице Университетского колледжа: он сидит в зеленом больничном халате, его волосы выпали из-за действия радиации, его жизнь ускользает. Он провел 23 дня в мучительной агонии, силы постепенно оставляли его, органы начали отказывать. По мере ухудшения своего состояния Литвиненко понял, что он умирает и что он стал жертвой политического убийства, совершенного российским государством.

Значение этого страшного убийства выходит далеко за пределы круга тех людей, кого оно задело непосредственно. Оно, как вы сказали, вызывало серьезное беспокойство в стране и за рубежом, ибо имело место хорошо подготовленное и спланированное преднамеренное убийство британского гражданина на улицах нашей столицы агентами иностранного государства, с использованием радиоактивного изотопа полоний-210.

Г-жа Литвиненко всегда говорила, что она лишь хочет добиться правды. Она делает лишь то, что делала бы любая другая вдова, чтобы выяснить, кто и почему убил ее мужа. Но ее поиски вызывают широкий общественный интерес в нашей стране и во всем мире — речь идет о разоблачении преступности в самом сердце российского государства. Как будет показано [в ходе расследования], между Кремлем и российскими преступными синдикатами по всему миру существует настолько близкая связь, что они стали практически неразличимы. Поразительная правда, которая будет подтверждена доказательствами в этом процессе, состоит в том, что значительная часть российской организованной преступности направляется непосредственно из кремлевских офисов. Россия Владимира Путина — это мафиозное государство.

Александр Литвиненко был убит, когда он пытался разоблачить чудовищную коррупцию среди ближайшего окружения президента Путина. Он предоставлял информацию должностным лицам в нашей стране, в Италии и в Испании, которые вели расследование российских синдикатов организованной преступности и их связей с Кремлем. И он разоблачил ряд преступлений, совершенных или заказанных лично г-ном Путиным. Он должен был быть устранен — не потому, что был врагом российского государства или русского народа, а потому, что стал врагом банды преступников, которые окружают Владимира Путина и обеспечивают существование его коррумпированного режима.

Именно поэтому г-жа Литвиненко добивалась независимого расследования, которое могло бы изучить все доказательства, в том числе секретные материалы, собранные британскими спецслужбами, чтобы окончательно и убедительно установить, кто совершил убийство ее мужа и кто в Москве отдавал приказы. На смертном одре Литвиненко обвинил в этом лично Владимира Путина. Мы утверждаем: доказательства подтверждают его правоту.

Ключевой вопрос, на который нам предстоит ответить, таков: есть ли достаточно оснований, чтобы считать доказанным в независимом расследовании то, что все уже и так знают: убийство было заказано высокопоставленными чиновниками российского государства, иными словами, Кремлем. Я хочу, если можно, сказать несколько слов об имеющихся открытых доказательствах по этому вопросу.

Я хотел бы начать с личностей исполнителей. Нет ни малейшего сомнения, что г-н Литвиненко был убит Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном. Как и сам Путин, они бывшие агенты ФСБ, а Луговой был связан с окружением Путина. После убийства Луговой сам публично хвастался, что у него есть тесные связи с администрацией президента РФ.

Криминалистическая экспертиза убедительно доказывает, что эти два человека привезли полоний-210 из Москвы в Лондон, причем не один раз, и что перед бегством обратно в Москву после введения этого смертельного яда Литвиненко 16 октября и 1 ноября 2006 года они оставили за собой радиоактивный след, где бы они ни появлялись. Анализ образцов волос Александра Литвиненко позволил ученым установить два временных окна для двух эпизодов отравления, которые совпадают с датами его двух встреч с Луговым и Ковтуном. Результаты анализов радиоактивности в этих двух точках показывают, что именно там убийцы оставили наиболее сильное радиоактивное загрязнение. Они также оставили менее выраженные следы почти всюду, где побывали, — в офисах, ресторанах, гостиничных номерах, туалетах и даже самолетах, на которых летали в Лондон и из Лондона.

Таким образом, г-н председатель, мы полагаем, что вы сможете с уверенностью заключить даже на основании лишь открытых доказательств, что эти два бывших сотрудника ФСБ и были убийцами. Как хорошо известно, Россия отказала в британском запросе на экстрадицию этих двух людей, чтобы они предстали перед судом в Лондоне по обвинению в убийстве, и не предприняла никаких действенных мер для расследования либо их уголовного преследования в России. Таким образом, эти слушания — единственный форум, на котором можно подвергнуть доказательства их вины независимому рассмотрению и сделать обоснованные выводы.

Луговой в последнее время часто появляется на российском телевидении, с гордостью демонстрируя свое необъяснимое богатство. После того как он убил Литвиненко, он был избран в Госдуму, что дает ему иммунитет от расследования и уголовного преследования. Лидера партии, в которую он вступил, особенно часто публично связывают с российской организованной преступностью. По словам эксперта, которого вы услышите в ходе заседаний, Луговой и Ковтун не могли быть сделать карьеру, совершив это страшное убийство, без политической поддержки на самом высоком уровне. И, конечно, едва ли можно ожидать, что российское государство предаст этих людей суду за политическое преступление, которое им было заказано в Кремле.

Теперь поговорим о мотивах. Очевидно, что это убийство не было случайным и не было совершено по сугубо личным мотивам. Ни у Лугового, ни у Ковтуна не было никаких личных причин убивать Литвиненко. Ковтун никогда даже не встречался с ним до того момента, когда впервые попытался его отравить. Вне всякого сомнения, у этого убийства были исключительно политические мотивы. Своими действиями г-н Литвиненко нажил себе несколько очень мощных врагов в Кремле. Как бывший офицер ФСБ, он разоблачил ряд серьезных нарушений со стороны г-на Путина и его соратников.

Скажем так: он был убит частично из политической мести за свои высказывания, частично в назидание другим, а отчасти и для того, чтобы предотвратить дачу им показаний в качестве свидетеля по уголовному делу в Испании — показаний, которые установили бы связь президента Путина с одной организованной преступной группировкой. Как сказал бывший генеральный прокурор лорд Макдональд, это убийство имеет все признаки государственного преступления.

За время службы в ФСБ Александр Литвиненко работал в различных подразделениях, имевших дело с российской организованной преступностью. Он много знал об этом предмете. После того как он начал рассказывать миру то, что он знал, он был явно опасным источником информации, хорошо осведомленным и заслуживающим доверия свидетелем, который мог бы нанести большой ущерб тем, о ком он рассказывал. Поэтому его и нужно было остановить.

Как мы увидим, после его гибели Кремль развязал циничную кампанию очернения Литвиненко, изображая его в России не как разоблачителя, действовавшего в интересах общества, а как изменника родины, человека, заслужившего смерть. Безусловно, г-н Литвиненко был критиком режима президента Владимира Путина, но он всегда считал себя патриотом — вплоть до своей смерти. Он был предан своей стране и своему народу, и эта преданность нашла отражение в его ярком последнем заявлении. Обвинив Путина в своем убийстве, он сказал следующее: «Пусть Бог простит вас за то, что вы сделали, — не только со мной, но и с моей любимой Россией и ее народом».

Семена ненависти Кремля к Литвиненко были посеяны за 8 лет до его убийства. В 1998 году он рассказал о заговоре в ФСБ с целью убийства Бориса Березовского. В ноябре того же года он принял участие в пресс-конференции, на которой раскрыл незаконную деятельность ФСБ, в частности, практику внесудебных расправ. Он нарушил традицию молчания о внутренней деятельности ФСБ. В заключении экспертов указано, что уже с этого момента он был обречен.

Поначалу его пытались заставить замолчать типично российскими методами. Дважды против него фабриковали уголовные дела, и он дважды был оправдан. Сотрудники ФСБ угрожали ему, что он и его семья будут убиты, если он не замолчит. Вам представлены доказательства, в том числе видеозаписи, показывающие, как российский спецназ использовал изображение Литвиненко в качестве мишени на учебных стрельбах. Вряд ли можно представить себе более убедительное доказательство намерения сделать его объектом смертоносного возмездия. В конце концов, в сентябре 2000 года, когда против него было сфабриковано третье уголовное дело, г-н Литвиненко бежал из России со своей семьей и пробрался в нашу страну, где попросил убежища.

Британские власти признали, что его жизнь находится под угрозой со стороны российских властей, и г-ну Литвиненко было предоставлено убежище. Он и его семья настолько опасались возможной расправы, что сменили имена. Их частная жизнь была анонимной. Но г-н Литвиненко продолжал использовать свое настоящее имя в публичных выступлениях, разоблачающих преступные связи Кремля. А поскольку он был бывшим офицером ФСБ, специализировавшимся на борьбе с организованной преступностью, его голос звучал очень авторитетно.

После прибытия в нашу страну Литвиненко написал (в соавторстве) свою первую и самую известную работу — книгу под названием «ФСБ взрывает Россию». В ней разоблачается тайное участие агентуры ФСБ во взрывах жилых домов в российских городах в сентябре 1999 года. В этих взрывах обвинили чеченских сепаратистов, но на самом деле были совершены по приказу ФСБ, чтобы создать предлог для российского военного вмешательства в Чечне. Вторжение в Чечню, в свою очередь, привело к власти Владимира Путина.

Заявления г-на Литвиненко нанесли Владимиру Путину значительный политический ущерб. Даже в стране, охваченной страхом, книга оказала значительного политическое влияние. Общероссийский опрос общественного мнения, проведенный в апреле 2002 года, показал, что около 40% населения были убеждены в истинности утверждений Литвиненко о взрывах домов. Издав эту книгу, Литвиненко — может быть, сам того не понимая, — еще на шаг приблизился к гибели.

Затем г-н Литвиненко участвовал в создании документального фильма «Покушение на Россию», основанного на его книге. Литвиненко был не единственный, кто поставил себя под угрозу участвуя в этом фильме. Три члена российского парламента, которые пропагандировали этот фильм и пытались расследовать обвинения, выдвинутые Литвиненко, были убиты или умерли при невыясненных обстоятельствах. Сегодня мы понимаем: весьма возможно, что уже тогда дни Литвиненко были сочтены.

Но не успокоился и написал еще одну книгу под названием «Лубянская Преступная Группировка». Эта книга содержала еще более конкретные разоблачения связей ФСБ России с организованной преступностью. Он лично обвинил Владимира Путина в связях с тамбовско-малышевской бандой. Эта ОПГ доминировала в преступном мире Петербурга в середине 1990-х годов, когда г-н Путин был заместителем мэра города. Как утверждается, эта группировка занималась переправкой героина из Афганистана в различные пункты назначения в Европе, используя Петербургский порт как перевалочный пункт. В своей книге Литвиненко утверждал, что г-н Путин имел прямые и косвенные связи с тамбовско-малышевской бандой.

Опять же, эти утверждения звучали весьма авторитетно из-за службы Литвиненко в ФСБ и его знания российской организованной преступности. Книга содержала резкую критику по адресу высокопоставленных чинов ФСБ. Спецслужбы, конечно же, являются политической базой Путина. Как мы теперь понимаем, разоблачив связи г-на Путина с организованной преступностью, Литвиненко, как пресловутый мотылек, подлетел к пламени.

Может быть, он не понимал, что рискует жизнью? Так или иначе, он продолжал делать публичные заявления, направленные против коррумпированных российских чиновников. В октябре 2006 года, например, незадолго до своей смерти, он публично обвинил Путина в заказе убийства журналистки Анны Политковской.

В ходе этого расследования, сэр, вам будут представлены доказательства угроз, звучавших в адрес Литвиненко в годы, предшествовавшие его убийству. Но отношение российских коррупционеров к нему, пожалуй, лучше всего видно по их реакции на его убийство. 24 ноября 2006 года, на следующий день после смерти Литвиненко, о его убийстве говорили в Государственной думе РФ.

Сергей Абельцев — депутат от партии ЛДПР. Это та самая политическая партия, которая впоследствии организовала для Лугового место в Думе и иммунитет от судебного преследования. Посмотрим: что же сказал г-н Абельцев?

«Предатель понес заслуженное наказание. Уверен, что эта страшная смерть будет серьезным предупреждением для предателей всех мастей, где бы они ни находились. В России не прощают предательства».

Может ли быть более ясное объяснение мотива для убийства? Для г-на Абельцева, будущего политического соратника Андрея Лугового – того самого человека, который совершил убийство, — мотив очевиден. Г-н Литвиненко был ликвидирован по приказу Кремля, потому что он был предателем и заслуживал смерти. А то, что он при этом был британским гражданином, живущим в Лондоне под защитой британского государства, не имеет значения. Предатели всех мастей должны быть уничтожены, где бы они ни находились, потому что Кремль не прощает предательства.

Как я уже говорил, г-н Литвиненко не был предателем. Но он был разоблачителем. Непосредственно перед тем как он был убит, он выступал в качестве консультанта в оперативно-следственных мероприятиях, направленных против организованных преступных групп, связанных с Кремлем. Именно в этом качестве он предоставил информацию британской разведке. Его куратор в МИ-6, известный под псевдонимом Мартин, регулярно переводил ему за это гонорары, которые поступали на его банковский счет: плата за информацию о поддержке мафии Кремлем.

Я хотел бы особо подчеркнуть, чтобы у публики не оставалось сомнений. Г-н Литвиненко не был каким-либо образом связан с британской разведкой, пока он работал в ФСБ или прежде чем он бежал в нашу страну. Его сотрудничество с МИ-6 началось в 2003 году, через два года после того, как он прибыл в нашу страну.

В дополнение к своей работе в качестве консультанта британской разведки г-н Литвиненко также предоставлял информацию испанской службе безопасности и испанских прокурорам, расследовавшим российскую организованную преступность в Испании. Доказательством тому служит утечка сообщений из американского посольства в Мадриде, в которых описаны выводы испанского прокурора, расследовавшего деятельность тамбовско-малышевской банды. Это, конечно, та же самая ОПГ, о которой г-н Литвиненко говорил, что она связана с Владимиром Путиным.

Сообщается, что к этому моменту тамбовско-малышевская банда стала одной из крупнейших российских ОПГ, действовавших в Испании. Старший прокурор пришел к выводу, что невозможно провести границу между Кремлем и ОПГ, действующими за рубежом, что в действительности это одно и то же. Прокурор также сообщил американскими властям, что считает корректным анализ, который был предоставлен г-ном Литвиненко. В своих показаниях испанским следователям г-н Литвиненко представил данные о деятельности российской мафии — информацию, благодаря которой испанские власти смогли провести самую масштабную на сегодняшний день операцию против российской организованной преступности в Европе. Перспектива уголовного суда, в котором г-н Литвиненко, возможно, стал бы свидетелем, конечно же, грозила обнародованием информации о связях Путина с этой организацией. Из своих собственных независимых данных испанский прокурор также заключил, что лидеры тамбовско-малышевской банды находятся в «опасно тесные отношениях» с высокопоставленными российскими чиновниками.

Все это, конечно, сделало г-на Литвиненко врагом номер один для людей, которых он разоблачил. В их число входят не только лидеры ОПГ российского происхождения, работающие в Испании, но и те из высшего эшелона российской власти, кто с ними сотрудничал.

Мы знаем, что один из убийц Литвиненко, Андрей Луговой, был осведомлен о том, что г-н Литвиненко предоставлял информацию об этих связях испанским властям. Мы знаем это, потому что Луговой неосторожно об этом проболтался во время пресс-конференции в Москве в мае 2007 года; он об этом также говорил во время допроса в Москве в присутствии сотрудников британской полиции. Раскрытие г-ном Луговым этой информации было неосторожностью, потому что это было сделано до того, как работа Литвиненко с испанскими властями стала достоянием общественности. Это показывает вне всякого сомнения, что он был осведомлен и о сути информации, которая является наиболее очевидным мотивом убийства.

Если г-н Луговой знал об информации, которую г-н Литвиненко уже передал испанских властям, то он должен был понимать, что г-н Литвиненко был в состоянии разоблачить коррупционную деятельность ряда влиятельных людей и даже давать показания о них в суде. Поэтому и неудивительно, что г-н Луговой стал одним из тех двоих, которых включили в эскадрон смерти, направленный для устранения Литвиненко.

Позвольте мне теперь обратиться вопросу об источнике полония и его происхождении. Научные данные показывают, что полоний был найден в нескольких местах, таких как гостиничные номера, где эти двое останавливались. Один из них или оба провели какое-то время в каждом из мест, где были найдены следы полония. Мы знаем, что Луговой и Ковтун прибыли из Москвы 16 октября 2006 года и что они отправились прямо на встречу с господином Литвиненко. Мы также знаем, что во время встречи они имели при себе полоний-210, потому что его следы были найдены в соответствующих местах.

Если признать, что Луговой и Ковтун использовали для убийства Литвиненко полоний, то единственным правдоподобным объяснением является то, что они привезли его с собой из России. В каждой из трех точек в Лондоне, где, согласно криминологической экспертизе, они имели при себе полоний-210, они появились сразу по приезде из Москвы. Если необходимы дополнительные доказательства об источнике, то улики показывают, что радиоактивное загрязнение было обнаружено в самолете, на котором Луговой летел из Москвы в Лондон 25 октября, а также в номере отеля «Шератон», где он поселился сразу по прибытии. Итак, можно заключить, что полоний приехал в Лондон из Москвы.

Мы также знаем, что полоний, использованный для убийства Литвиненко, мог быть произведен только в промышленных условиях на ядерном реакторе. Единственный производитель полония в России – это Федеральное агентство атомной энергии, Росатом. Мы знаем, что полоний-210 производится на ядерном предприятии «Авангард», принадлежащем Росатому. И мы знаем, что «Авангард» является единственным предприятием в России, которое производит полоний-210. Центр внимания, таким образом, сужается до этого объекта.

Производство полония-210 на предприятии «Авангард», как и везде, включает в себя сложную процедуру обогащения, очистки и упаковки для безопасной транспортировки. Этот процесс может осуществляться только в условиях государственной ядерной лаборатории.

Чиновники атомной промышленности в Москве публично заявляли, как того следовало ожидать, что распространение произведенного полония строго контролируется. Следовательно, несанкционированное изъятие полония с «Авангарда» или любого другого ядерного объекта представляется маловероятным. Даже если бы имело место хищение полония с «Авангарда», это, конечно, стало бы известно чиновникам на объекте и было бы, несомненно, доведено до сведения властей. Примечательно, что ни один российский представитель никогда не высказывал предположений, что какое-то количество полония было украдено с «Авангарда» или с другого ядерного предприятия в соответствующий период времени. Российское государство получило приглашение участвовать в этом расследовании, но они отказались. Это само по себе говорит о многом.

Научно доказано, что количество полония высокой чистоты, использованного для убийства, стоило бы десятки миллионов долларов, если оно было бы куплено у конечных пользователей на коммерческом рынке. Коммерческая сделка такого масштаба, конечно, не осталась бы незамеченной, и власти узнали бы об этом. Можно с уверенностью сказать, что ни одно частное лицо или преступная организация не выбрали бы такой дорогостоящий метод убийства. Однако для российского государства, которое само производит полоний-210, затраты на убийство не были бы непомерно высоки.

В рамках подготовки к этому процессу, сэр, ваша команда запросила мнения широкого круга специалистов, в том числе Международного агентства по атомной энергии в Вене. Нет никаких свидетельств того, что полоний-210 незаконно продается на черном рынке где бы то ни было в мире. Луговой и Ковтун не могли раздобыть этот материал на несуществующем черном рынке. Их источник был гораздо более прямой.

Из имеющихся доказательств можно с уверенностью заключить, что те, кто санкционировал применение полония-210 в качестве орудия убийства, считали, что причина смерти никогда не будет обнаружена. Больницы в то время не были оснащены оборудованием для обнаружения альфа-излучения. В действительности причину нашли случайно, в самый последний день жизни Литвиненко, когда полиция привлекла ученых-атомщиков.

В течение 23 дней, пока Литвиненко лежал на больничной койке, врачи пытались установить агент, которым он был отравлен ,в надежде найти противоядие, которое спасло бы ему жизнь. 21 ноября случайная догадка надоумила полицию отправить образцы мочи ученым-атомщикам из военного ведомства, чтобы проверить их на альфа-излучение. Два дня спустя, 23 ноября, было подтверждено использование полония-210. Г-н Литвиненко умер вскоре после этого.

Это открытие заставило ученых провести дальнейшие исследования, которые показали, что полоний поступил в организм через рот и что его количество неизбежно должно было привести к смертельному исходу. После того как причина смерти была установлена, полиция начала поиски полония в различных местах в Лондоне. Результаты, которые они получили, конечно, составляют основу доказательной базы против Лугового и Ковтуна. Но важным моментом для наших целей является то, что это было явно профессиональное убийство, которое не должно было оставить никаких следов. Это не какой-нибудь неуклюжий удар по голове, осуществленный обычными преступниками.

Говорят, что ни один преступник не понес бы ответственности, если бы он не совершал ошибок. Получается, что даже профессиональные убийцы иногда пробалтываются и их болтовня возвращается к ним в виде улики. 30 октября 2006 года Дмитрий Ковтун имел разговор со свидетелем D3 в Гамбурге. D3 даст показания, что Ковтун начал разговор о Литвиненко и сказал, что ему нужно найти кого-то, кто мог бы помочь в его убийстве. Он назвал Литвиненко предателем и сказал, что ему нужно найти повара в Лондоне, чтобы тот помог ему подсыпать очень дорогой яд. Свидетель D3 впоследствии информировал об этом разговоре соответствующие органы, но слишком поздно, чтобы предотвратить убийство.

Это, сэр, лишь некоторые из ключевых элементов открытой доказательной базы, которую вам предстоит рассмотреть. Мы утверждаем, что они сами по себе достаточны, чтобы привести вас к выводу, вне всяких разумных сомнений, что Луговой и Ковтун убили Александра Литвиненко и что они сделали это по приказу высших должностных лиц российского государства.

Но в дополнение к открытым доказательствам, как вы уже говорили публично, имеются достаточно серьезные закрытые доказательства, указывающие на ответственность российского государства. Мы, конечно, не знаем, что это за доказательства. Однако напомним, что вы сказали, что этих закрытых доказательств, находящихся в распоряжении органов британского правительства, самих по себе также достаточно для вывода, что российское государство причастно к этому убийству; это достаточно серьезные доказательства даже без открытой доказательной базы, которую я описал.

Если в какой-то момент вы сделаете заключение, что кремлевские чиновники заказали убийство Литвиненко, то мы приглашаем вас пойти дальше и сделать вывод, что официально санкционированное убийство такого рода, со всеми его политическими последствиями, не могло быть проведено на территории иностранного государства без личного ведома и разрешения Владимира Путина. Вы в ходе процесса услышите независимое экспертное заключение, полученные по вашему запросу, которое подтверждают существование многочисленных связей между Кремлем, ФСБ и российской мафией. Этот свидетель покажет, что те, кто критикует Путина, ставят под угрозу свою жизнь, и перечислит многочисленные убийства или необъяснимую гибель людей, которые были откровенными критиками режима. Как заключает этот свидетель, нет никаких разумных сомнений в том, что ФСБ была вовлечена в некоторые из этих убийств. Г-н Литвиненко был, конечно, одним из самых известных критиков Владимира Путина среди группы лондонских эмигрантов, окружавших Бориса Березовского.

Учитывая публичные заявления и сочинения г-на Литвиненко, можно с неизбежностью заключить, что его деятельность внимательно отслеживалась российской разведкой, хотя бы для того чтобы выяснить, что он замышляет в дальнейшем. Официальные структуры не могли принять решение о его ликвидации без согласия президента РФ. Такова, во всяком случае, оценка помощника госсекретаря США, который, как выяснилось в результате утечки дипломатической переписки, сообщил французскому министру, что российские спецслужбы не могли бы осуществить убийство Литвиненко без прямого одобрения Путина, учитывая хорошо известное внимание Путина к деталям в таких вопросах.

Мы считаем, что, когда все открытые и закрытые доказательства будут рассмотрены в совокупности, предсмертное заявление г-на Литвиненко будет полностью подтверждено — след полония ведет не просто из Лондона в Москву, но напрямую к дверям кабинета г-на Путина — и что Владимир Путин должен быть разоблачен как более или менее обычный преступник, переодетый главой государства.

Для того чтобы достичь этого результата — добиться проведения открытых слушаний — г-жа Литвиненко должны была постоянно подстегивать и подталкивать правительство к продвижению вперед. После того как из ваших собственных заявлений стало ясно, что закрытые улики указывают непосредственно в сторону Кремля, она не оставляла попыток добиться, чтобы вам были даны полномочия принять эти доказательства во внимание.

Ей даже пришлось поставить под удар свое жилье, для того чтобы довести до конца судебный иск, оспаривавший отказ министра внутренних дел учредить данное разбирательство. То есть ей пришлось бороться не только с правительством Российской Федерации, которое не предпринимало ничего для расследования убийства Литвиненко, но также и с упорным противодействием британского правительства, которое проявляло не больше заинтересованности в стремлении выяснить истину об этом страшном преступлении, чем российские чиновники. Г-жа Литвиненко выразила абсолютную уверенность, что вы будете искать и устанавливать правду, и она просит меня выразить свою благодарность вам и вашей команде за добросовестную подготовку этого процесса.

Но никто из следящих за этими слушаниями не должен сомневаться, что если бы не мужество и многолетняя настойчивость г-жи Литвиненко, никто из нас не был бы здесь сегодня, на пороге этого знаменательного расследования.

Источник: http://grani.ru/Events/Terror/m.237296.html

«Мозг Путина» говорит, что Путин к нему не прислушивается. А знаем ли мы, к кому он прислушивается?«Мозг Путина» говорит, что Путин к нему не прислушивается. А знаем ли мы, к кому он прислушивается?

Фред Уэйр | The Christian Science Monitor
Круг общения президента РФ Владимира Путина изменился, рассказали The Christian Science Monitor осведомленные источники, в том числе философ Александр Дугин, который, по его словам, прошлым летом лишился доступа к первому лицу. По мнению корреспондента Фреда Уэйра, такие изменения отражают эволюцию взглядов Путина. Впрочем, мнение о переменах в среде путинских приближенных разделяют не все.

«Как говорят эксперты, сегодня практически невозможно выяснить, с кем лично встречается российский лидер. Неполные отчеты [о встречах] публикуются на официальном сайте Кремля, но они состоят в основном из гладких заявлений, по которым сложно получить представление о ключевом процессе, которым определяется мышление Путина», — пишет Уэйр.

«Кремлевский кабинет Владимира Путина, по некоторым данным, имеет два полностью отделенных друг от друга входа, так что посетители могут входить и выходить из него, не имея ни малейшего представления о том, кто еще дожидается аудиенции у президента. Это движение по сигналу Путина регулируют немногословные секретари», — продолжает корреспондент.

«В результате у аналитиков остается очень мало способов увидеть что-либо за этими отлакированными заявлениями на сайте Кремля, выделить [политические] модели, попытаться угадать, что будет дальше. Не удивительно, что некоторые из них вновь обращаются к псевдонауке кремлинологии, основной метод которой состоял в изучении фотографий советских лидеров, выстроившихся на трибуне парада на Красной площади, в оценках сложившейся у них неформальной иерархии и даже в измерении физического расстояния между ними — все это с целью сделать вывод о том, кто находится у власти, а кто может скоро отправиться на выход».

«Сегодня Кремль еще менее прозрачен, говорят некоторые эксперты, поскольку коллективное Политбюро, принимавшее решения коллегиально, по крайней мере было хоть в какой-то мере предсказуемо. Система Путина больше напоминает царизм: наиболее важные решения принимаются между ушей одного человека, а сведения о доходящей до него информации по большей части подлежат строгой охране как государственная тайна», — пишет Уэйр.

«В последнее время ряд людей, включая [философа, основателя евразийского движения Александра] Дугина, сообщили, что Путин на самом деле поменял состав своего ближнего круга, удалив из него олигархов и философов, к мнению которых прежде прислушивался. Похоже, вместо них вниманием президента завладели эксперты из российской армии и силовых ведомств, что отражает смену приоритетов, которая может оказать влияние на ключевые элементы политики Запада по отношению к России… Стратегия, сформулированная в Вашингтоне после аннексии Россией Крыма, изначально состояла в том, чтобы заставить Путина передумать насчет Украины, причинив экономическую боль его богатым приближенным — людям, к которым, как предполагалось, президент прислушивается. Возможно, подход этот никогда не был самым разумным из возможных, но он продолжает определять логику западных санкций», — говорится в статье.

«В России процесс принятия решений — это самая непрозрачная сфера жизни. Эту систему держат в строгом секрете. Никто, даже высокопоставленные чиновники, наверняка не знают, к кому или к чему прислушивается Путин… Кто бы что ни рассказывал вам о том, как Путин принимает решения, это либо дезинформация, либо ошибочные сведения», — рассказал The Christian Science Monitor Дугин. Нынешнюю политику Путина на Украине он назвал «непоследовательной» и «противоречивой». Его и других «патриотов» в Кремль больше не зовут, сообщил идеолог евразийства, а кто помогает Путину определяться с курсом сейчас, он не знает.

Тот факт, что Дугин (во всяком случае на словах) не осведомлен о процессе принятия решений в Кремле, Уэйр называет «особенно показательным», ведь среди западных наблюдателей принято считать, что геополитические взгляды Путина в последние десять лет формировались именно под влиянием Дугина. После аннексии Крыма журнал Foreign Affairs даже назвал философа «мозгом Путина».

Один из тех, кто отметил перемены в круге общения Путина, — его бывший советник Сергей Марков. «У олигархов эпохи Путина была миссия — развивать российское предпринимательство внутри страны и за ее пределами, чтобы тем самым укреплять интеграцию России в мировую экономику. Эта затея совершенно не удалась, и в результате значимость миллиардеров для Путина резко упала. В то же время на фоне нынешних проблем более важная роль стала отводиться силовикам… Что силовики, как правило, придерживаются более враждебной к Западу позиции, это факт, и он очевидным образом будет влиять на его [Путина] взгляды», — объяснил Марков. В то же время политолог призвал не переоценивать значимость личных отношений Путина с его окружением.

Другой точки зрения придерживается профессор Высшей школы экономики Николай Петров. По его мнению, роль олигархов в системе Путина сейчас, напротив, возросла. Именно им, считает Петров, поручат переформатирование российской экономики для уклонения от санкций. «Конечно, достоверной информации о том, с кем встречается Путин и к кому он прислушивается, у нас нет, — признает эксперт. — Но Путин, как известно, хороший менеджер. Он примет меры к тому, чтобы восстановить равновесие между различными группами своих приближенных. Они ему нужны для формулирования новой политики, призванной минимизировать экономические потери и нейтрализовать политические тенденции, которые могут создать риск для его власти. Он рациональный игрок, и он очень заинтересован в собственном политическом выживании».

Источник: The Christian Science MonitorФред Уэйр | The Christian Science Monitor
Круг общения президента РФ Владимира Путина изменился, рассказали The Christian Science Monitor осведомленные источники, в том числе философ Александр Дугин, который, по его словам, прошлым летом лишился доступа к первому лицу. По мнению корреспондента Фреда Уэйра, такие изменения отражают эволюцию взглядов Путина. Впрочем, мнение о переменах в среде путинских приближенных разделяют не все.

«Как говорят эксперты, сегодня практически невозможно выяснить, с кем лично встречается российский лидер. Неполные отчеты [о встречах] публикуются на официальном сайте Кремля, но они состоят в основном из гладких заявлений, по которым сложно получить представление о ключевом процессе, которым определяется мышление Путина», — пишет Уэйр.

«Кремлевский кабинет Владимира Путина, по некоторым данным, имеет два полностью отделенных друг от друга входа, так что посетители могут входить и выходить из него, не имея ни малейшего представления о том, кто еще дожидается аудиенции у президента. Это движение по сигналу Путина регулируют немногословные секретари», — продолжает корреспондент.

«В результате у аналитиков остается очень мало способов увидеть что-либо за этими отлакированными заявлениями на сайте Кремля, выделить [политические] модели, попытаться угадать, что будет дальше. Не удивительно, что некоторые из них вновь обращаются к псевдонауке кремлинологии, основной метод которой состоял в изучении фотографий советских лидеров, выстроившихся на трибуне парада на Красной площади, в оценках сложившейся у них неформальной иерархии и даже в измерении физического расстояния между ними — все это с целью сделать вывод о том, кто находится у власти, а кто может скоро отправиться на выход».

«Сегодня Кремль еще менее прозрачен, говорят некоторые эксперты, поскольку коллективное Политбюро, принимавшее решения коллегиально, по крайней мере было хоть в какой-то мере предсказуемо. Система Путина больше напоминает царизм: наиболее важные решения принимаются между ушей одного человека, а сведения о доходящей до него информации по большей части подлежат строгой охране как государственная тайна», — пишет Уэйр.

«В последнее время ряд людей, включая [философа, основателя евразийского движения Александра] Дугина, сообщили, что Путин на самом деле поменял состав своего ближнего круга, удалив из него олигархов и философов, к мнению которых прежде прислушивался. Похоже, вместо них вниманием президента завладели эксперты из российской армии и силовых ведомств, что отражает смену приоритетов, которая может оказать влияние на ключевые элементы политики Запада по отношению к России… Стратегия, сформулированная в Вашингтоне после аннексии Россией Крыма, изначально состояла в том, чтобы заставить Путина передумать насчет Украины, причинив экономическую боль его богатым приближенным — людям, к которым, как предполагалось, президент прислушивается. Возможно, подход этот никогда не был самым разумным из возможных, но он продолжает определять логику западных санкций», — говорится в статье.

«В России процесс принятия решений — это самая непрозрачная сфера жизни. Эту систему держат в строгом секрете. Никто, даже высокопоставленные чиновники, наверняка не знают, к кому или к чему прислушивается Путин… Кто бы что ни рассказывал вам о том, как Путин принимает решения, это либо дезинформация, либо ошибочные сведения», — рассказал The Christian Science Monitor Дугин. Нынешнюю политику Путина на Украине он назвал «непоследовательной» и «противоречивой». Его и других «патриотов» в Кремль больше не зовут, сообщил идеолог евразийства, а кто помогает Путину определяться с курсом сейчас, он не знает.

Тот факт, что Дугин (во всяком случае на словах) не осведомлен о процессе принятия решений в Кремле, Уэйр называет «особенно показательным», ведь среди западных наблюдателей принято считать, что геополитические взгляды Путина в последние десять лет формировались именно под влиянием Дугина. После аннексии Крыма журнал Foreign Affairs даже назвал философа «мозгом Путина».

Один из тех, кто отметил перемены в круге общения Путина, — его бывший советник Сергей Марков. «У олигархов эпохи Путина была миссия — развивать российское предпринимательство внутри страны и за ее пределами, чтобы тем самым укреплять интеграцию России в мировую экономику. Эта затея совершенно не удалась, и в результате значимость миллиардеров для Путина резко упала. В то же время на фоне нынешних проблем более важная роль стала отводиться силовикам… Что силовики, как правило, придерживаются более враждебной к Западу позиции, это факт, и он очевидным образом будет влиять на его [Путина] взгляды», — объяснил Марков. В то же время политолог призвал не переоценивать значимость личных отношений Путина с его окружением.

Другой точки зрения придерживается профессор Высшей школы экономики Николай Петров. По его мнению, роль олигархов в системе Путина сейчас, напротив, возросла. Именно им, считает Петров, поручат переформатирование российской экономики для уклонения от санкций. «Конечно, достоверной информации о том, с кем встречается Путин и к кому он прислушивается, у нас нет, — признает эксперт. — Но Путин, как известно, хороший менеджер. Он примет меры к тому, чтобы восстановить равновесие между различными группами своих приближенных. Они ему нужны для формулирования новой политики, призванной минимизировать экономические потери и нейтрализовать политические тенденции, которые могут создать риск для его власти. Он рациональный игрок, и он очень заинтересован в собственном политическом выживании».

Источник: The Christian Science Monitor

Украина-Россия: исторический разрыв. Страх и ужас первого лицаУкраина-Россия: исторический разрыв. Страх и ужас первого лица

Владимир Надеин, «Ежедневный журнал».
Зачем она понадобилась Путину, эта бездарная, разорительная, непроглядная война? Вопрос звучит как бы странно. Вроде всё-то мы о Майдане знаем. И о том, что было до него. И что было после. Без Украины не живем ни дня. В новостях Киев затмил Питер, Крым вытеснил Урал, Донбасс затоптал Поволжье.
Оттого, что события в соседней стране разворачивались как бы у нас на глазах, возникло стойкое чувство, будто все мы нынче знатоки в делах украинских. Поразительное заблуждение. Великую демократическую революцию называем фашистским путчем. Героев, у кого бы учиться уму и отваге, оплевываем и проклинаем. Даже тем трудностям и бедам соседей, коим мы и есть главной причиною, радуемся, как дети халявным леденцам. Разрыв между нами и украинцами растёт с жуткой стремительностью, потому что свеча горит с двух концов: украинцы медленно карабкаются к свету, мы стремительно валимся в тьму.
Наши правозащитники подсчитали, что с апреля 2014 года в Украине погибли 5,5 тысячи российских военнослужащих, еще 10 тысяч наших ребят получили ранения. 610 тысяч украинцев на наши деньги перебрались в Россию, где им тоже несладко. Это цифры верны или нет? Мы не знаем. О жертвах и тратах на войну нам ничего не говорят и нас ни о чем не спрашивают. Нам до сих пор достоверно не ведомо, что на самом деле об этой войне знает и что о ней думает сам Путин. Пока что он всё начисто отрицает, накликая на Россию неприязнь всего человечества.
По данным ООН, за тот же срок, с апреля, погибли 4,5 тысяч украинцев, более 10 тысяч ранены, около 600 тысяч спешно перебрались в иные районы страны. Материальный ущерб чудовищен и измеряется миллиардами долларов. Интенсивность боевых потерь с обеих сторон резко превосходит Афганскую войну.
У нас в ходу версия, не раз озвученная Путиным как для внутреннего употребления, так и на вынос. Будто Европа задумала проглотить Украину, а Москва с трудом, но все же отговорила вороватого, однако законного президента Януковича от этого гибельного шага. И даже дала много денег. Но тут тёмные силы во главе с Америкой осуществили государственный переворот, власть захватили фашисты, запретили половине страны говорить на родном русском языке, из-за чего началась гражданская война, которой Россия сочувствует, однако не имеет к ней никакого отношения. Хотя, впрочем, Крым — наш.
Путинская трактовка событий вся соткана из лжи, о чем украинцы знают, а русские — нет. Но Путин знает всё, он сам эту кашу заварил. Главное искажение касается роли России: от её роли в падении президента Януковича и до развязывания войны.
В номере от 3 января сего года газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала обширное журналистское расследование под заголовком «Украинский президент потерпел поражение еще до того, как был низвергнут» («UkraineLeaderWasDefeatedEvenBeforeHeWasOusted»).На основании бесспорных документальных данных, многих бесед с бывшими и нынешними деятелями Украины корреспонденты газеты Эндрю Хиггинс и Эндрю Крамер пришли к выводу, что ни «фашистского», ни просто путча в Украине не было. Команда Януковича трусливо разбежалась при первых признаках того, что время произвола кончилось и за свои дела каждому придется отвечать. «Они были больше обеспокоены своей собственной безопасностью, нежели защитой Януковича и его правительства», — утверждает газета.
20 февраля парковка у главного киевского аэропорта «Жуляны» была забита роскошными «мерседесами» и «бентли». Из них выходили холеные дамы с собачками на руках и мужчины, которые сами, никому не доверяя, тащили огромные чемоданы. В этот день из аэропорта вылетело небывалое количество личных и чартерных самолетов — более 60 рейсов. В этот день из Украины вывезли наличными валюты и ценностей на сотни миллионов долларов.
«Нью-Йорк Таймс» приводит слова Михаила Добкина, бывшего губернатора Харьковской области, о бегстве правящей украинской элиты: «Когда лидер перестает быть лидером, его покидают все, кто был вокруг. Таковы правила. Предать вовремя — это не предательство, а предвидение».
Предать-то предали, но улетели в одну сторону. И сам этот президент, и большинство его правительства, многие финансовые воротилы, прокуроры и судьи, генералитет и спецслужбы Украины органично соединяли в себе два важных качества: они были циничными украинскими ворами и платными российскими агентами. Их руками Кремль давил Майдан. Янукович был всегда покорен московской узде, и его побег в московское стойло стал зримым свидетельством полного провала всей многолетней украинской политики Путина.
Но что такого ужасного для России случилось бы, если бы Кремль позволил Януковичу подписать договор о свободной торговле с Европой? Да ничего! Люди Януковича провели бы судебную реформу примерно так, как у нас прокрутили «медведевскую» реформу полиции. Поручили бы ворам усмирять воров, агентам Москвы замерять патриотизм агентов Москвы. А уж пузатый советский, генералитет, говорящий на невозможном украино-рязанском суржике, провел бы такие сеансы общения с западными советчиками, что НАТО в ужасе откатилась бы до самой Эльбы.
Сегодня просто не верится, что всего полтора года тому назад, ласковым бабьим летом 2013-го, тысячи людей на востоке Украины жили привычной жизнью, ведать не ведая, что горе уже за порогом. Восемь гривен были долларом. В России американский «зеленый» доверчиво клонился к 30 рублям, Сочи хорохорились перед Олимпиадой, а Путин с Меркель дружили крепкой взаимовыгодной дружбой — практически без переводчика.
Первая искра грядущих бед, ещё едва различимая, вылетела из-под огнива одного странного российского деятеля — академика, склочника и интригана, автора множества бесноватых идей. Сергей Глазьев, в ранге специального помощника президента Путина, прибыл в Ялту, тогда еще бесспорно украинскую, на международный форум, где рассмешил всех.
Смеялись: бывший президент США Билл Клинтон и его жена, бывший госсекретарь (и возможно, будущий президент) Хилари Клинтон; бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр; президент Израиля Шимон Перес; бывший президент Польши Александр Квасьневский и еще много всяческого знатного народу. Потому что очень уж жалко выглядел московский академик в словесном поединке с украинским оппонентом.
Поединок транслировался на всю Украину, так что веселился, в меру эрудиции, и простой народ. Сергей Глазьев, до того частый, хотя и незваный гость, с той поры в Украине уже никогда не появлялся. Его жуткие прогнозы, что Европа Украину погубит, были забыты. Жизнь продолжалась.
А высмеял путинского посланца человек хоть и состоятельный, особенно по украинским меркам, но без особых должностных регалий. Сидел он не в первых рядах, поскольку состоял всего лишь «внеблоковым депутатом Верховной Рады».
То есть рядовым. Одним из 450-ти. И звали его Петр Порошенко.
А сам Путин тогда ничем еще не грозил Украине, вяло нахваливая бестолковых братьев за гопак и князя Владимира. Но очень скоро, едва зашлись горьким чадом костры Майдана, стало ясно, что Глазьев ничуть не отсебятничал, суля погибель Украине. Смахнув со сцены осмеянного академика, Путин переложил его нелепости на язык президентского ультиматума. Из Договора об ассоциации он сделал обвинение, будто Украина намерена порушить контрабандой нашу экономику. Из намерения Украины принять европейские стандарты качества — планы тайком переметнуться на сторону врага.
И главное обвинение: будто Россию смертельно оскорбили, не взяв её равной стороною в двусторонние украинско-европейские переговоры. И вели их якобы тайком, предательски, за спиной у ничего не подозревавшего, доверчивого Путина. Он сам говорил об этом многократно, с болью и горечью. И сейчас говорит, хотя переговоры об ассоциации начались еще при президенте Ющенко, и постоянный представитель России при Европейском союзе получал о том подробные коммюнике.
А совсем недавно португальский политик Хосе Мануэль Баррозу, в течение без малого десяти лет возглавлявший Европейский союз, подтвердил в беседе с журналистами германской газеты «Ди вельт», что «российское правительство и лично Путин в течение пяти лет были хорошо осведомлены о соглашении об ассоциации ЕС и Украины». Баррозу утверждает: «Когда Путин говорит сегодня, что был шокирован развитием событий на Украине, то это неправда».
Украинцы сделали все возможное, чтобы успокоить капризного восточного брата. С сентября по декабрь 2013-го Янукович, его премьер Николай Азаров, а еще и видные деятели Евросоюза, совершили десятки визитов в Москву. Разумеется, Янковичу и в голову не пришло требовать равноправия: мол, вы без нас переговаривались с Китаем про ШОС, с Бразилией про БРИКС, теперь и мы побеседуем о своем наболевшем с Брюсселем. Нет, подобной дерзости никто из киевлян себе не позволял. Заверяли, что по-прежнему братья. Упирали на то, что и впредь будут вести себя хорошо. Напоминали, что Россия имеет богатый и добрый опыт торговли со странами Ассоциации зоны свободной торговли. Финляндия, к примеру, 25 лет входила в эту зону, и России оно шло только на пользу. Турция, Израиль, Норвегия и еще десятки стран являются одновременно и участниками Ассоциации, и давними, испытанными торговыми партнерами России. Но Москва оставалась глухой ко всем киевским доводам.
Вражда нарастала, однако она ещё не выплеснулась в большое кровопролитье. Даже захват Крыма не обрушил 300-летний мир между братскими народами. Понадобилась циничная программа «Новороссии», оглашенная Путиным под страстные аплодисменты российского парламента и прямо нацеленная на раздел и уничтожение Украины. Понадобились бандитская вылазка в Донбасс, псковские «отпускники» на анонимных танках, наглые московские гэбэшники в креслах донецких президентов, чтобы всем стало ясно: да, теперь это война.
Её назвали «гибридной», но точнее бы всё же – просто Путинской. Еще точнее, Третьей Путинской — после Второй Чеченской и Первой Грузинской. Эта третья война еще в большей мере, чем все предыдущие, отражает личность своего главного инициатора и основного выгодоприобретателя. Еще грубее, чем в первых двух конфликтах, она развязана Россией «на ровном месте», без очевидной угрозы со стороны явно более слабого неприятеля, с еще более вопиющим нарушением международных законов и человеческой порядочности.
И еще одна особенность. Формально Вторая Чеченская разразилась «при Ельцине», под самый конец его правления. Тогда Путин был полуникто, облако в Кремле, эдакое всестороннее «исполняющее обязанности». И.о. президента, и.о. партийного лидера, и.о. международной знаменитости из разряда «WhoisMr.Putin?». Первая Грузинская пару лет тоже шла как бы под штандартом президента Медведева, пока штандарт не отобрали, а самого Медведева группа генералов, вдруг прозревшая, не обвинила в самозванстве.
Зато Первая Украинская война, она же Третья Путинская, принадлежит лично верховному правителю России, без оговорок и без соавторов.
Это его война еще и потому, что никто в России не смеет в неё вмешиваться. Министр обороны Шойгу ведёт себя так, будто он здесь проездом. Министр иностранных дел Лавров лёгок на подъём, но на всех языках звучит старой пластинкой с заезженной бороздой. Премьер-министр Медведев как-то вдруг и на глазах опростел. Вся прочая властная публика явно лишена доступа к телу, отчего на любое «здрасьте» озирается испуганно и возвращает себе румянец, лишь прослушав по телевизору очередного Соловьева.
Одиночество — стандартная нагрузка на властное самодержавие. Все проблемы надо решать самому. От своей челяди Путину было не дождаться честной подсказки. Что нового могут посоветовать ему сегодня льстивые советчики? Только то, что подслушали от него же вчера. Движение идей в деспотической модели власти идет по замкнутому циклу, как жидкость в орбитальной космической станции: что сегодня пописал, то завтра и попил.
Конечно, если единовластный правитель не вконец ошалел от повального всенародного обожания, то ему весьма кстати могут прийтись отклики из-за рубежа. Лучше в оригинале, а не в холуйском переводе. Тут Путину повезло. Чем громче гремели на юго-востоке Украины танково-артиллерийские дуэли, тем чаще звонили в Москву высшие лица из Америки и Европы. Если бы Ангелина Меркель платила за междугородние звонки в Кремль из своего кармана, то в новом году бундестаг поднял бы зарплату канцлера ФРГ, самое малое, вдвое.
А еще звонили из Вашингтона, Парижа, Брюсселя, Рима, Лондона. А еще министр Лавров провел с западными коллегами многие десятки встреч. Путин, чуть реже, но тоже всласть поговорил об Украине и о себе. Особое место занимают две долгие, изнурительные беседы Путина с осторожной, педантичной, обстоятельной немецкой канцлериной.
Первая из них состоялась в Милане. Путин летел из Белграда, где в его честь (и в предвкушении льготного газа) на пару дней сместили юбилейный парад республики. Меркель ожидала собеседника к восьми вечера, но Путин прилетел только в полночь. Если он надеялся, что канцлерина, обиженная и раздраженная, уйдет спать, избавив его от неприятных объяснений, то его ожидало разочарование. Немка приветствовала россиянина как ни в чем не бывало, а беседа затянулась до четырех утра.
Через два дня Меркель пожаловалась президенту Обаме, что президент России непроницаем для любых аргументов, поскольку якобы живет в ином, параллельном мире. Тем не менее, ещё одно томительное объяснение, и тоже продолжительностью в четыре долгих часа, те же собеседники провели в Австралии, в Брисбене. И с тем же никчемным итогом.
Мы с вами, дорогой читатель, вряд ли когда-нибудь станем президентами и канцлерами, отчего нам нет смысла примерять на себя их сапоги. Сверхвысокое начальство порою одолеваемо такими вычурными и секретными заботами, что нам с вами вовек не догадаться. Но это — не тот случай. Тут мы в силах едва ли не с полным совпадением воспроизвести главные идеи, которым обменялись президент и канцлер.
Цель Меркель ясна: убедить Путина, что ему выгоднее уйти из Украины, нежели в ней оставаться. Цель Путина: убедить Меркель, что уйти он никак не может. Мол, что угодно, только не это.
Средства убеждения у Меркель таковы. У неё за плечами три мощные федеральные службы: дипломатическая, экономическая, разведывательно-аналитическая. Кроме того, немецкие аналитики связаны множеством договорных и неформальных контактов с коллегами Америки, стран ЕС, Японии. В дискуссии с главою правительства ФРГ Путин просто не может опираться на фактические данные, которые проверяются или опровергаются статистически. Не пройдёт.
Вот, скажем, довод, которым Путин часто пользовался на глазах у безответной, пришибленной патриотизмом российской аудитории. Якобы Украина, еще не став членом Европейского союза, а лишь войдя в зону свободной торговли, немедленно являет собою угрозу внутреннему российскому рынку из-за бесконтрольного потока дешевой европейской контрабанды. С немецким канцлером этот довод не работает. У г-жи Меркель припасены аналитические записки авторитетной международной экспертизы, которые, цифрами и графиками, просто вопиют о том, что украино-российский торговый обмен после присоединения Украины к свободной торговле с ЕС становится для России только выгоднее.
Или пресловутая претензия к стандартам. Входя в европейскую зону, Украина обязуется в первые несколько лет провести сложный и болезненный переход от советской модели, во многом отсталой, тормозящей производство, к европейской системе стандартов. И тут для России одни выгоды. Россия ведь тоже будет вынуждена расстаться с хламом устаревших показателей. Как успехи, так и неудачи украинцев позволят и России, и союзным с нею Белоруссии и Казахстану сэкономить время и деньги, избегая ошибок первопроходца.
И еще много доводов есть у обстоятельной немки. Но и Путин не безоружен. Более того, он непобедим, когда дискуссия перепрыгивает с педантичных цифр на бескрайние духовные скрепы. Вы, немцы, на нашем месте не отхватили бы Крым? Это ваше дело. На то вы и немцы. А мы — русские. Мы — другие. Что для греков Херсонес, то для нас город русской славы. Мы кушать не можем без Херсонеса. (Кстати, удачная формулировка для объяснения «санкций на еду».)
Ну а дальше покатилась уж совсем лихая птица-тройка. Князь Владимир Святой благословил бла-бла-бла. Великая Екатерина создала Новороссию бла-бла-бла. Пьяный Хрущев волюнтаризмом прирезал украинцев к нашей Киевской Руси бла-бла-бла.
Вот в чем состоит великое ноу-хау, новаторски привнесенное Путиным в международную жизнь. С ясным взором, с дружеской улыбкой, с понимающей интонацией, глядя проникновенно в глаза собеседнику, Путин несет совершеннейшую ахинею. И, как всякий вдохновенный бред, она логически неопровержима.
Хочется схватиться за голову, отсчитать пульс, принять успокоительное. Этого не может быть! Своими руками в неполный год уничтожить всё, нажитое непосильным трудом! Если и был какой-то толк в зимней Олимпиаде — всё пропало. Как Ельцин боролся за членство в «большой семерке» — пропало. Санкции подрубили рубль, инфляция, дороговизна, полки пустеют, Крым отрезан от мира, Донбасс как открытая рана, жертвы малазийского «Боинга» висят на России, Украина идёт в НАТО, в Литве американские базы, Китай берет за горло нашу Сибирь, Беларусь и не друг, и не враг, а так… Этот список томительно длинен. Из лабиринта, куда Россия входила гордой грудью вперед, виден лишь один выход: прищемленным задом и в обратном направлении.
А главное: зачем? Ради чего такие жертвы? Ведь жизнь не преподнесла ни одной неожиданности. Обо всем, что произошло, Путина заранее предупреждали многие люди и много раз. Почему-то не сработало. И это «почему» — главная загадка наиновейшей истории.
По миру бродит несколько вариантов ответа. Главный мотив действий Кремля Баррозу, после 10 лет управления европейским правительством, видит в том, что «Путин переполнен злобой из-за того, что Россия утратила свое влияние в мире и чувствует себя униженной. Когда-то Россия была одной из двух сверхдержав, сегодня она ей не является».
Всё бы так, но отчего эта злоба вспыхнула так поздно и в таком извращенном виде «выстрела себе в ногу»? Почему рутинные торговые переговоры, на которые более пяти лет российские власти взирали с совершенным равнодушием, внезапно оборотились началом двух войн: «гибридной» в Украине и новой «холодной» — в мировом масштабе? Что такого особого произошло между 2007-м годом, когда при президенте Кучме Украине чуть приоткрыли дверь в Европу, и 2014-м, когда Россия нагло захватила Крым, обрушив международную договорную систему?
Вообще-то — много чего. За это время Америка с нулевого роста экономики поднялась до выдающихся пяти процентов годовых, а добыча сланцевых углеводородов из удачных опытов доросла до мощной, процветающей индустрии. Европа решила проблемы промотавшихся Испании и Ирландии, Ближний Восток сотрясла «арабская весна».
Впрочем, уважаемый читатель, я прошу вас оставить великие мировые события на обочине своего внимания. В персоналистском государстве мнение первой персоны важнее закона всемирного тяготения. Политический курс страны, покой её границ, мир и благо миллионов жителей не так зависимы от движения планет, как от предрассудков первого лица и заминок в деятельности его желудочно-кишечного тракта.
Три события оставили рваные шрамы в душе Путина. Муаммар Каддафи с черной дырой в мертвом лице. Они нравились друг другу. Обнимались по-мужски. Ливийский полковник 42 года безраздельно правил своей страной. В нём соединялось все, что так ценил Путин: сила, власть, деньги. Простые люди обожали Каддафи. Но достаточно было американцам чуть подтолкнуть пьедестал вождя, и те же простые обожатели его растерзали. Отсюда урок: не верь Западу.
Второе горькое разочарование связано с Медведевым. Вот уж не думал Путин, подсаживая на трон своего пугливого секретаря, что тот способен стать ядром хоть какой-то оппозиции. Но ведь стал. Не хотел, а стал. И даже вызвал волны протеста. Чем преподнес еще один важный урок бдительности: с властью расставаться нельзя ни на миг. Даже понарошку. На зло ему, Путину, иные друзья с радостью отдадут выстраданное им президентство в руки любого ничтожества.
И конечно, Болотная. По мягкости своей, по питерской интеллигентности Путин чуть не упустил момент, когда их еще можно было задавить. Слава Богу, вовремя опомнился. Через месяц могло быть поздно. Сто тысяч протестующих развеять трудно, но можно. Против миллионов даже у ОМОНа нет приёма. Отсюда ещё урок: власть должна подчиняться законам лишь до тех пор, пока законы ей, власти, не мешают.
Невероятную карьеру Путина, который за четыре неполных года из опальных безработных взмыл в наивысшие сферы мировой политики, многие относят за счет везенья. Путин не зря любит повторять поговорку: «Везёт тому, кто везёт». Он прав, он вёз. Злые языки (а иных источников пока нет) утверждают, что именно ему Ельцин обязан устранением бунтовавшего генерала Рохлина, позорной, но убийственной атакой на «человека, похожего на прокурора Скуратова», разрушением парламентского большинства, готового изгнать Ельцина по импичменту.
Из всех пяти премьеров России той суматошной поры (Черномырдин, Кириенко, Примаков, Степашин, Путин) только последний сумел жестко и беззвучно решить важнейшие проблемы, отягощавшие больное президентство Ельцина. Какими средствами? Скорее всего, даже Ельцин об этом знать не хотел, и потому — не знал.
Некрасивые делишки очень больших людей обычно вскрываются только после их ухода. Тут список длинен: Сталин, Мао (посмертно), Никсон, Коль, Ширак (прижизненно). Не только молва, но и виднейшие мировые средства массовой информации, в том числе очень солидные, дорожащие своей честью, приписывают Путину несметные богатства, захват власти с фактическим упразднением конституции, бессудные расправы с неугодными лицами, вопиющие нарушения прав человека.
Мы не знаем, что здесь правда, что ложь и каковы пределы доказуемости. Более того, мы этого достоверно не узнаем, пока Путин возглавляет страну. Тут, как говорится, без вариантов. Однако преступления высших редко проходят бесследно.
В годы расцвета ныне блёклой «Литературной газеты» едва ли не самым ярким её пером был Аркадий Ваксберг, юрист по первой профессии. После перестройки он поселился в Париже, где часто встречался с Анатолием Собчаком. После загадочной смерти бывшего мэра Петербурга Ваксберг выпустил книгу «Лаборатория ядов», в которой доказывал, что речь шла о политическом убийстве, связанном с предвыборной президентской кампанией 2000 года, когда Путин впервые стал президентом России.
«Прямых улик нет, — писал Ваксберг, объясняя стоки своих подозрений, —но у нас принято считать доказательствами в общественном мнении почему-то только прямые улики, что категорически противоречит теории судебных доказательств и вообще теории криминалистики. Совокупность косвенных улик так же доказательна, если смыкается одно звено с другим, как и прямые улики. В противном случае преступников нельзя было бы судить, 90% преступников, какговорил Кони, ушли бы тогда от ответа, если бы косвенные доказательства не имели такой же доказательной силы».
«Я только остерегаюсь (не из страха какого-то, а просто ради точности и верности криминалистике) высказывать предположение, кто конкретно мог быть заказчиком и исполнителем, — писал далее Ваксберг. — Но то, что это не случайная смерть, не смерть от сердечной недостаточности, я в этом ни на минуту не сомневаюсь».
Ту же убежденность высказывала вдова Собчака Людмила Нарусова вскоре после того, как её попросили из кресла Совете Федерации РФ.
— Людмила Борисовна, извините, что спрашиваю, — говорит корреспондент «Новой газеты». — После смерти вашего супруга вы провели независимую экспертизу, которая подтвердила вашу версию, что это была насильственная смерть.
—Официально Собчак умер от остановки сердца. Это был не инфаркт. Рубцы на сердце были старые, от того инфаркта, который он перенес в 97-м году. А почему остановилось сердце, это уже вопрос.
— Вы знаете, почему?
— Я знаю, почему, но говорить об этом, я думаю, не стоит.
— Вы боитесь?
— Я не за себя боюсь.
— За Ксению?
— Естественно. Я вижу, на что способны люди, которые не хотят слышать слова правды. Но все эти документы хранятся за рубежом, в сейфе, поэтому даже если со мной что-то случится, они есть.
— Эти люди во власти сейчас?
— Часть из них во власти.
— А зачем им надо было убрать Собчака?
— Я бы не хотела об этом говорить. Именно потому, что после его смерти стали лететь комья грязи…Могу вам больше сказать. Человек, который первый увидел мертвого Собчака в Калининграде и который очень много мне рассказал о том, что там произошло, — это Шабтай Калманович, который несколько лет назад был убит в машине при очень странных обстоятельствах. А Шабтай был человеком очень опытным…
«Эти документы» — это какие? Кто из людей во власти может их опасаться? И кого, кроме Путина, надлежит опасаться вдове и дочери того, кто был главным благодетелем нынешнего диктатора? Какое «что-то» может случиться с благополучной дамой, два десятилетия витавшей в высших сферах Российской Федерации? Аркадий Ваксберг умер в Париже, но сыщется ли исследователь такого же класса, который напишет о загадочной гибели Шабтая Калмановича — богача, мецената, еврея, отсидевшего в израильской тюрьме за шпионаж в пользу России?
По большой книге, и, скорее всего, не по одной, следовало бы издать и про каждого из обширного путинского мартиролога. Генералы Лев Рохлин и Александр Лебедь; политики Галина Старовойтова, Михаил Маневич, Сергей Юшенков; журналисты Юрий Щекочихин, Артем Боровик, Анна Политковская; беглые олигархи Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили; беглый же гэбэшник Александр Литвиненко. Люди разные, гибли по-разному. Роднит их две черты. Первая: они или являли собою угрозу власти Путина, или, при иных поворотах, могли её представлять. Вторая: смерть их расследовалась крайне поверхностно и неубедительно для общественного мнения.
Хотя историки современности вряд ли назовут этот список полным, его тоже вполне достаточно, чтобы подозреваемого в причастности, как только он лишится особых державных привилегий, немедленно препроводили в тюрьму. А если к этим деяниям мы мысленно прибавим взрывы в Москве и рязанский гексоген, гибель сотен невинных людей в театре на Дубровке, в школе Беслана, странные войны с Чечней (вторая), с Грузией и Украиной, то становится предельно ясно: у нынешнего повелителя России есть только один шанс избежать серьезного уголовного преследования. Именно: навсегда, то есть до последнего своего дыхания, оставаться верховным повелителем страны.
Это не так сложно, как кажется. Вот уже более десяти лет в стране нет ни единого государственного института, который был бы в силах противостоять любому решению Путина, совершенно независимо от нелепости или бесчеловечности этого решения. Парламент, Верховный суд, СМИ не годятся даже на роль декорации. Выборы, как голые пятки: смешно, пока щекочут. Правительство перепугано, отчего кажется еще бестолковее, нежели оно есть. Пожизненному правлению Путина остались лишь две реальные угрозы: дворцовый переворот и марш протеста числом в треть Москвы.
Мания преследования — профессиональная болезнь диктаторов. Сталин, как слепой, прошел мимо опешившего Хрущева, топча розы и бормоча: «Я пропащий человек, я никому не верю». Гитлер внезапно для всех ломал расписания своих поездок. Мао десятилетиями не казал носа из Запретного города.
Путин уже давно знаменит в подлунном мире как непревзойденный лжец. Но спецслужбы планеты знают, что он также и фантастический трус. Его ужас перед покушениями превосходит все мыслимые границы. Он никогда не отщипнет и крохи хлеб-соли в самом гостеприимном аэропорту. На банкетах не прикоснется к бокалу губами. Чтобы запутать мстительных злодеев, он опаздывает ко всем, включая папу Римского и британскую королеву. По пути в Аргентину делает внезапную, никому не нужную посадку в Никарагуа, лишь бы сменить утвержденный маршрут. Для своего Рождества выбирает по наитию мелкие захолустные церкви, лучше с приютскими детьми, которых легко обыскать. На свою инаугурацию едет по пустой Москве.
И так далее.
Николо Макиавелли, хоть и современник Ивана Грозного, правильно завещал государям никому не передоверять охрану своей особы. Правда, в Европе короли давно ездят на велосипедах, а президенты обходятся парой охранников. Но это в Европе. А у нас Путин, внутри огромного кортежа, на страшной скорости, под вой сирен утверждает незыблемость средневековых традиций. И еще успевает оглядываться по сторонам.
А вот Украину чуть не проглядел. Может, если бы не мертвый Каддафи с черной дырой в страшном лице, не белые ленты обнаглевших бандерлогов да озверевший планктон Болотной, голоштанной Украине так и удалось бы беспрепятственно прошмыгнуть в Европу. И это, теперь ясно, была бы большая беда. Даже Болгария с Румынией, уж на что нищие приживалы покойного социалистического лагеря, а тоже прихорашиваются и кокетничают, попав в Европу.
Благополучная Украина, со своими 45 миллионами населения, с необъятными черноземами и глубоководными незамерзающими портами, с европейским парламентом, честными судами и свободной прессой, с демократически избранными президентами и усмиренной коррупцией, представляла бы собою страшную угрозу Путину. Победоносный Майдан — это хуже войны, хуже дворцового переворота, хуже всего, что может нарисовать воображение маленького человека, по дикой, невероятной случайности оседлавшего пусть и глуповатую, но всё же очень большую страну.
Мануэль Хосе Баррозу ошибся. На его глазах Россия из преуспевающей, ядреной молодицы за неполный год превратилась в согбенную вздорную старуху. По своей воле. Португалец Баррозу в шоке, американец Обама изумлен, немка Меркель в отчаянии. Разрушение послевоенного мироустройства, конец европейскому торговому партнерству, гибель многих тысяч украинцев и россиян, жуткое падение уровня жизни обеих стран, отвесное пике рубля и гривны — ну, должны же быть у этих катастрофических перемен хоть какие-то серьезные, вызывающие доверие причины. Настоящие, не надуманные. Ведь нельзя же истреблять соседей и себя только потому, что некогда на выжженном солнцем полуострове какой-то немытый днепровский князь, происхождения скандинавского и нам, кстати, седьмая вода на киселе, впервые осенил себя святым крестом. Вон и сам Путин, как известно, прервав безупречный партийный стаж, крестился в водах библейской реки Иордан. Ну и что? Значит ли это, что пройдет еще 1100 лет и отдаленные потомки Российской Федерации на этом основании получат законное право отторгнуть у Израиля пол-Самарии, а в город Хайфу запустят очередного Гиркина-Стрелкова? Ведь это же бред, ну, просто чистое помешательство!
А уж Советский Союз Путину и вовсе ни к чему. Чем памятен Советский Союз безвестному сотруднику КГБ? Генеральские тычки, протоколы на интеллигентных диссидентов, тоска гарнизонных интриг и — венцом карьерных успехов — дрезденское пиво. Вся его дивная, сказочная жизнь только началась с падением Берлинской стены.
Португалец Баррозу, который, отслужив главой Европы, вышел на пенсию, так никого и не убив, не отравив, не посадив в тюрьму по своему хотению, вряд ли в состоянии понять, что есть чувства куда сильнее тоски по сгинувшему общественному строю. Это страх. Не контролируемый разумом ужас, когда ноги вдруг становятся ватными, а виски покрывает леденящая испарина. Так бывает, когда кому-то, кто приказал взорвать дома на Гурьянова, вдруг ни с того, ни с сего приснится Майдан.
Впрочем, ни с чего Майдан не приснится. В этой простой истине заложены причины глубинного взаимного непонимания между Путиным и прочим миром, ему не подчиненным. Ни один серьезный эксперт не предсказал, что Путин нападет на Украину. Слишком очевидны и бесспорны были резоны, что это позорно, гадко и очень опасно. «Ну, не враг же он сам себе!» — со снисходительной улыбкой откликались эксперты, с налёту, без обсуждения исключая такой исход.
Но это свершилось. Мания преследования, поселившаяся в существе одного ловкого человека, стала генеральной линией внутренней и внешней политики драчливой и неопрятной российской державы. Отпечаток неодолимого страха на первом лице будет все чаще отзываться провалами нашей экономики, бессмысленной болтовней дипломатии, растущими тюремными сроками и ударами исподтишка наших славных Вооруженных сил.
А может, и ударами в открытую. Может, даже с применением ядерного оружия, как не раз грозил неназванным супостатам начальник нашего Генерального штаба. Эти варианты, продиктованные безумием, не стоит рассматривать хотя бы ввиду их полной алогичности и непредсказуемости.
Но даже самый благостный из возможных вариантов полон неизъяснимой горечи. Вряд ли Крым навсегда «вернулся в родную гавань», как тешат себя мечтами крымнашевцы. Но что Украина ушла в Европу, навсегда оторвавшись от материкового «русского мира» — это факт.
Чем этот факт грозит России? Как изменится жизнь Украины? И что уместнее говорить двум некогда братским народам — «до свидания» или «прощай»?
В отличие от действий, продиктованных ужасом первого лица, отношения двух соседних народов поддаются обоснованным прогнозам. И в этом мы с вами вскоре убедимся.
Владимир Надеин, «Ежедневный журнал».
Владимир Надеин, «Ежедневный журнал».
Зачем она понадобилась Путину, эта бездарная, разорительная, непроглядная война? Вопрос звучит как бы странно. Вроде всё-то мы о Майдане знаем. И о том, что было до него. И что было после. Без Украины не живем ни дня. В новостях Киев затмил Питер, Крым вытеснил Урал, Донбасс затоптал Поволжье.
Оттого, что события в соседней стране разворачивались как бы у нас на глазах, возникло стойкое чувство, будто все мы нынче знатоки в делах украинских. Поразительное заблуждение. Великую демократическую революцию называем фашистским путчем. Героев, у кого бы учиться уму и отваге, оплевываем и проклинаем. Даже тем трудностям и бедам соседей, коим мы и есть главной причиною, радуемся, как дети халявным леденцам. Разрыв между нами и украинцами растёт с жуткой стремительностью, потому что свеча горит с двух концов: украинцы медленно карабкаются к свету, мы стремительно валимся в тьму.
Наши правозащитники подсчитали, что с апреля 2014 года в Украине погибли 5,5 тысячи российских военнослужащих, еще 10 тысяч наших ребят получили ранения. 610 тысяч украинцев на наши деньги перебрались в Россию, где им тоже несладко. Это цифры верны или нет? Мы не знаем. О жертвах и тратах на войну нам ничего не говорят и нас ни о чем не спрашивают. Нам до сих пор достоверно не ведомо, что на самом деле об этой войне знает и что о ней думает сам Путин. Пока что он всё начисто отрицает, накликая на Россию неприязнь всего человечества.
По данным ООН, за тот же срок, с апреля, погибли 4,5 тысяч украинцев, более 10 тысяч ранены, около 600 тысяч спешно перебрались в иные районы страны. Материальный ущерб чудовищен и измеряется миллиардами долларов. Интенсивность боевых потерь с обеих сторон резко превосходит Афганскую войну.
У нас в ходу версия, не раз озвученная Путиным как для внутреннего употребления, так и на вынос. Будто Европа задумала проглотить Украину, а Москва с трудом, но все же отговорила вороватого, однако законного президента Януковича от этого гибельного шага. И даже дала много денег. Но тут тёмные силы во главе с Америкой осуществили государственный переворот, власть захватили фашисты, запретили половине страны говорить на родном русском языке, из-за чего началась гражданская война, которой Россия сочувствует, однако не имеет к ней никакого отношения. Хотя, впрочем, Крым — наш.
Путинская трактовка событий вся соткана из лжи, о чем украинцы знают, а русские — нет. Но Путин знает всё, он сам эту кашу заварил. Главное искажение касается роли России: от её роли в падении президента Януковича и до развязывания войны.
В номере от 3 января сего года газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала обширное журналистское расследование под заголовком «Украинский президент потерпел поражение еще до того, как был низвергнут» («UkraineLeaderWasDefeatedEvenBeforeHeWasOusted»).На основании бесспорных документальных данных, многих бесед с бывшими и нынешними деятелями Украины корреспонденты газеты Эндрю Хиггинс и Эндрю Крамер пришли к выводу, что ни «фашистского», ни просто путча в Украине не было. Команда Януковича трусливо разбежалась при первых признаках того, что время произвола кончилось и за свои дела каждому придется отвечать. «Они были больше обеспокоены своей собственной безопасностью, нежели защитой Януковича и его правительства», — утверждает газета.
20 февраля парковка у главного киевского аэропорта «Жуляны» была забита роскошными «мерседесами» и «бентли». Из них выходили холеные дамы с собачками на руках и мужчины, которые сами, никому не доверяя, тащили огромные чемоданы. В этот день из аэропорта вылетело небывалое количество личных и чартерных самолетов — более 60 рейсов. В этот день из Украины вывезли наличными валюты и ценностей на сотни миллионов долларов.
«Нью-Йорк Таймс» приводит слова Михаила Добкина, бывшего губернатора Харьковской области, о бегстве правящей украинской элиты: «Когда лидер перестает быть лидером, его покидают все, кто был вокруг. Таковы правила. Предать вовремя — это не предательство, а предвидение».
Предать-то предали, но улетели в одну сторону. И сам этот президент, и большинство его правительства, многие финансовые воротилы, прокуроры и судьи, генералитет и спецслужбы Украины органично соединяли в себе два важных качества: они были циничными украинскими ворами и платными российскими агентами. Их руками Кремль давил Майдан. Янукович был всегда покорен московской узде, и его побег в московское стойло стал зримым свидетельством полного провала всей многолетней украинской политики Путина.
Но что такого ужасного для России случилось бы, если бы Кремль позволил Януковичу подписать договор о свободной торговле с Европой? Да ничего! Люди Януковича провели бы судебную реформу примерно так, как у нас прокрутили «медведевскую» реформу полиции. Поручили бы ворам усмирять воров, агентам Москвы замерять патриотизм агентов Москвы. А уж пузатый советский, генералитет, говорящий на невозможном украино-рязанском суржике, провел бы такие сеансы общения с западными советчиками, что НАТО в ужасе откатилась бы до самой Эльбы.
Сегодня просто не верится, что всего полтора года тому назад, ласковым бабьим летом 2013-го, тысячи людей на востоке Украины жили привычной жизнью, ведать не ведая, что горе уже за порогом. Восемь гривен были долларом. В России американский «зеленый» доверчиво клонился к 30 рублям, Сочи хорохорились перед Олимпиадой, а Путин с Меркель дружили крепкой взаимовыгодной дружбой — практически без переводчика.
Первая искра грядущих бед, ещё едва различимая, вылетела из-под огнива одного странного российского деятеля — академика, склочника и интригана, автора множества бесноватых идей. Сергей Глазьев, в ранге специального помощника президента Путина, прибыл в Ялту, тогда еще бесспорно украинскую, на международный форум, где рассмешил всех.
Смеялись: бывший президент США Билл Клинтон и его жена, бывший госсекретарь (и возможно, будущий президент) Хилари Клинтон; бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр; президент Израиля Шимон Перес; бывший президент Польши Александр Квасьневский и еще много всяческого знатного народу. Потому что очень уж жалко выглядел московский академик в словесном поединке с украинским оппонентом.
Поединок транслировался на всю Украину, так что веселился, в меру эрудиции, и простой народ. Сергей Глазьев, до того частый, хотя и незваный гость, с той поры в Украине уже никогда не появлялся. Его жуткие прогнозы, что Европа Украину погубит, были забыты. Жизнь продолжалась.
А высмеял путинского посланца человек хоть и состоятельный, особенно по украинским меркам, но без особых должностных регалий. Сидел он не в первых рядах, поскольку состоял всего лишь «внеблоковым депутатом Верховной Рады».
То есть рядовым. Одним из 450-ти. И звали его Петр Порошенко.
А сам Путин тогда ничем еще не грозил Украине, вяло нахваливая бестолковых братьев за гопак и князя Владимира. Но очень скоро, едва зашлись горьким чадом костры Майдана, стало ясно, что Глазьев ничуть не отсебятничал, суля погибель Украине. Смахнув со сцены осмеянного академика, Путин переложил его нелепости на язык президентского ультиматума. Из Договора об ассоциации он сделал обвинение, будто Украина намерена порушить контрабандой нашу экономику. Из намерения Украины принять европейские стандарты качества — планы тайком переметнуться на сторону врага.
И главное обвинение: будто Россию смертельно оскорбили, не взяв её равной стороною в двусторонние украинско-европейские переговоры. И вели их якобы тайком, предательски, за спиной у ничего не подозревавшего, доверчивого Путина. Он сам говорил об этом многократно, с болью и горечью. И сейчас говорит, хотя переговоры об ассоциации начались еще при президенте Ющенко, и постоянный представитель России при Европейском союзе получал о том подробные коммюнике.
А совсем недавно португальский политик Хосе Мануэль Баррозу, в течение без малого десяти лет возглавлявший Европейский союз, подтвердил в беседе с журналистами германской газеты «Ди вельт», что «российское правительство и лично Путин в течение пяти лет были хорошо осведомлены о соглашении об ассоциации ЕС и Украины». Баррозу утверждает: «Когда Путин говорит сегодня, что был шокирован развитием событий на Украине, то это неправда».
Украинцы сделали все возможное, чтобы успокоить капризного восточного брата. С сентября по декабрь 2013-го Янукович, его премьер Николай Азаров, а еще и видные деятели Евросоюза, совершили десятки визитов в Москву. Разумеется, Янковичу и в голову не пришло требовать равноправия: мол, вы без нас переговаривались с Китаем про ШОС, с Бразилией про БРИКС, теперь и мы побеседуем о своем наболевшем с Брюсселем. Нет, подобной дерзости никто из киевлян себе не позволял. Заверяли, что по-прежнему братья. Упирали на то, что и впредь будут вести себя хорошо. Напоминали, что Россия имеет богатый и добрый опыт торговли со странами Ассоциации зоны свободной торговли. Финляндия, к примеру, 25 лет входила в эту зону, и России оно шло только на пользу. Турция, Израиль, Норвегия и еще десятки стран являются одновременно и участниками Ассоциации, и давними, испытанными торговыми партнерами России. Но Москва оставалась глухой ко всем киевским доводам.
Вражда нарастала, однако она ещё не выплеснулась в большое кровопролитье. Даже захват Крыма не обрушил 300-летний мир между братскими народами. Понадобилась циничная программа «Новороссии», оглашенная Путиным под страстные аплодисменты российского парламента и прямо нацеленная на раздел и уничтожение Украины. Понадобились бандитская вылазка в Донбасс, псковские «отпускники» на анонимных танках, наглые московские гэбэшники в креслах донецких президентов, чтобы всем стало ясно: да, теперь это война.
Её назвали «гибридной», но точнее бы всё же – просто Путинской. Еще точнее, Третьей Путинской — после Второй Чеченской и Первой Грузинской. Эта третья война еще в большей мере, чем все предыдущие, отражает личность своего главного инициатора и основного выгодоприобретателя. Еще грубее, чем в первых двух конфликтах, она развязана Россией «на ровном месте», без очевидной угрозы со стороны явно более слабого неприятеля, с еще более вопиющим нарушением международных законов и человеческой порядочности.
И еще одна особенность. Формально Вторая Чеченская разразилась «при Ельцине», под самый конец его правления. Тогда Путин был полуникто, облако в Кремле, эдакое всестороннее «исполняющее обязанности». И.о. президента, и.о. партийного лидера, и.о. международной знаменитости из разряда «WhoisMr.Putin?». Первая Грузинская пару лет тоже шла как бы под штандартом президента Медведева, пока штандарт не отобрали, а самого Медведева группа генералов, вдруг прозревшая, не обвинила в самозванстве.
Зато Первая Украинская война, она же Третья Путинская, принадлежит лично верховному правителю России, без оговорок и без соавторов.
Это его война еще и потому, что никто в России не смеет в неё вмешиваться. Министр обороны Шойгу ведёт себя так, будто он здесь проездом. Министр иностранных дел Лавров лёгок на подъём, но на всех языках звучит старой пластинкой с заезженной бороздой. Премьер-министр Медведев как-то вдруг и на глазах опростел. Вся прочая властная публика явно лишена доступа к телу, отчего на любое «здрасьте» озирается испуганно и возвращает себе румянец, лишь прослушав по телевизору очередного Соловьева.
Одиночество — стандартная нагрузка на властное самодержавие. Все проблемы надо решать самому. От своей челяди Путину было не дождаться честной подсказки. Что нового могут посоветовать ему сегодня льстивые советчики? Только то, что подслушали от него же вчера. Движение идей в деспотической модели власти идет по замкнутому циклу, как жидкость в орбитальной космической станции: что сегодня пописал, то завтра и попил.
Конечно, если единовластный правитель не вконец ошалел от повального всенародного обожания, то ему весьма кстати могут прийтись отклики из-за рубежа. Лучше в оригинале, а не в холуйском переводе. Тут Путину повезло. Чем громче гремели на юго-востоке Украины танково-артиллерийские дуэли, тем чаще звонили в Москву высшие лица из Америки и Европы. Если бы Ангелина Меркель платила за междугородние звонки в Кремль из своего кармана, то в новом году бундестаг поднял бы зарплату канцлера ФРГ, самое малое, вдвое.
А еще звонили из Вашингтона, Парижа, Брюсселя, Рима, Лондона. А еще министр Лавров провел с западными коллегами многие десятки встреч. Путин, чуть реже, но тоже всласть поговорил об Украине и о себе. Особое место занимают две долгие, изнурительные беседы Путина с осторожной, педантичной, обстоятельной немецкой канцлериной.
Первая из них состоялась в Милане. Путин летел из Белграда, где в его честь (и в предвкушении льготного газа) на пару дней сместили юбилейный парад республики. Меркель ожидала собеседника к восьми вечера, но Путин прилетел только в полночь. Если он надеялся, что канцлерина, обиженная и раздраженная, уйдет спать, избавив его от неприятных объяснений, то его ожидало разочарование. Немка приветствовала россиянина как ни в чем не бывало, а беседа затянулась до четырех утра.
Через два дня Меркель пожаловалась президенту Обаме, что президент России непроницаем для любых аргументов, поскольку якобы живет в ином, параллельном мире. Тем не менее, ещё одно томительное объяснение, и тоже продолжительностью в четыре долгих часа, те же собеседники провели в Австралии, в Брисбене. И с тем же никчемным итогом.
Мы с вами, дорогой читатель, вряд ли когда-нибудь станем президентами и канцлерами, отчего нам нет смысла примерять на себя их сапоги. Сверхвысокое начальство порою одолеваемо такими вычурными и секретными заботами, что нам с вами вовек не догадаться. Но это — не тот случай. Тут мы в силах едва ли не с полным совпадением воспроизвести главные идеи, которым обменялись президент и канцлер.
Цель Меркель ясна: убедить Путина, что ему выгоднее уйти из Украины, нежели в ней оставаться. Цель Путина: убедить Меркель, что уйти он никак не может. Мол, что угодно, только не это.
Средства убеждения у Меркель таковы. У неё за плечами три мощные федеральные службы: дипломатическая, экономическая, разведывательно-аналитическая. Кроме того, немецкие аналитики связаны множеством договорных и неформальных контактов с коллегами Америки, стран ЕС, Японии. В дискуссии с главою правительства ФРГ Путин просто не может опираться на фактические данные, которые проверяются или опровергаются статистически. Не пройдёт.
Вот, скажем, довод, которым Путин часто пользовался на глазах у безответной, пришибленной патриотизмом российской аудитории. Якобы Украина, еще не став членом Европейского союза, а лишь войдя в зону свободной торговли, немедленно являет собою угрозу внутреннему российскому рынку из-за бесконтрольного потока дешевой европейской контрабанды. С немецким канцлером этот довод не работает. У г-жи Меркель припасены аналитические записки авторитетной международной экспертизы, которые, цифрами и графиками, просто вопиют о том, что украино-российский торговый обмен после присоединения Украины к свободной торговле с ЕС становится для России только выгоднее.
Или пресловутая претензия к стандартам. Входя в европейскую зону, Украина обязуется в первые несколько лет провести сложный и болезненный переход от советской модели, во многом отсталой, тормозящей производство, к европейской системе стандартов. И тут для России одни выгоды. Россия ведь тоже будет вынуждена расстаться с хламом устаревших показателей. Как успехи, так и неудачи украинцев позволят и России, и союзным с нею Белоруссии и Казахстану сэкономить время и деньги, избегая ошибок первопроходца.
И еще много доводов есть у обстоятельной немки. Но и Путин не безоружен. Более того, он непобедим, когда дискуссия перепрыгивает с педантичных цифр на бескрайние духовные скрепы. Вы, немцы, на нашем месте не отхватили бы Крым? Это ваше дело. На то вы и немцы. А мы — русские. Мы — другие. Что для греков Херсонес, то для нас город русской славы. Мы кушать не можем без Херсонеса. (Кстати, удачная формулировка для объяснения «санкций на еду».)
Ну а дальше покатилась уж совсем лихая птица-тройка. Князь Владимир Святой благословил бла-бла-бла. Великая Екатерина создала Новороссию бла-бла-бла. Пьяный Хрущев волюнтаризмом прирезал украинцев к нашей Киевской Руси бла-бла-бла.
Вот в чем состоит великое ноу-хау, новаторски привнесенное Путиным в международную жизнь. С ясным взором, с дружеской улыбкой, с понимающей интонацией, глядя проникновенно в глаза собеседнику, Путин несет совершеннейшую ахинею. И, как всякий вдохновенный бред, она логически неопровержима.
Хочется схватиться за голову, отсчитать пульс, принять успокоительное. Этого не может быть! Своими руками в неполный год уничтожить всё, нажитое непосильным трудом! Если и был какой-то толк в зимней Олимпиаде — всё пропало. Как Ельцин боролся за членство в «большой семерке» — пропало. Санкции подрубили рубль, инфляция, дороговизна, полки пустеют, Крым отрезан от мира, Донбасс как открытая рана, жертвы малазийского «Боинга» висят на России, Украина идёт в НАТО, в Литве американские базы, Китай берет за горло нашу Сибирь, Беларусь и не друг, и не враг, а так… Этот список томительно длинен. Из лабиринта, куда Россия входила гордой грудью вперед, виден лишь один выход: прищемленным задом и в обратном направлении.
А главное: зачем? Ради чего такие жертвы? Ведь жизнь не преподнесла ни одной неожиданности. Обо всем, что произошло, Путина заранее предупреждали многие люди и много раз. Почему-то не сработало. И это «почему» — главная загадка наиновейшей истории.
По миру бродит несколько вариантов ответа. Главный мотив действий Кремля Баррозу, после 10 лет управления европейским правительством, видит в том, что «Путин переполнен злобой из-за того, что Россия утратила свое влияние в мире и чувствует себя униженной. Когда-то Россия была одной из двух сверхдержав, сегодня она ей не является».
Всё бы так, но отчего эта злоба вспыхнула так поздно и в таком извращенном виде «выстрела себе в ногу»? Почему рутинные торговые переговоры, на которые более пяти лет российские власти взирали с совершенным равнодушием, внезапно оборотились началом двух войн: «гибридной» в Украине и новой «холодной» — в мировом масштабе? Что такого особого произошло между 2007-м годом, когда при президенте Кучме Украине чуть приоткрыли дверь в Европу, и 2014-м, когда Россия нагло захватила Крым, обрушив международную договорную систему?
Вообще-то — много чего. За это время Америка с нулевого роста экономики поднялась до выдающихся пяти процентов годовых, а добыча сланцевых углеводородов из удачных опытов доросла до мощной, процветающей индустрии. Европа решила проблемы промотавшихся Испании и Ирландии, Ближний Восток сотрясла «арабская весна».
Впрочем, уважаемый читатель, я прошу вас оставить великие мировые события на обочине своего внимания. В персоналистском государстве мнение первой персоны важнее закона всемирного тяготения. Политический курс страны, покой её границ, мир и благо миллионов жителей не так зависимы от движения планет, как от предрассудков первого лица и заминок в деятельности его желудочно-кишечного тракта.
Три события оставили рваные шрамы в душе Путина. Муаммар Каддафи с черной дырой в мертвом лице. Они нравились друг другу. Обнимались по-мужски. Ливийский полковник 42 года безраздельно правил своей страной. В нём соединялось все, что так ценил Путин: сила, власть, деньги. Простые люди обожали Каддафи. Но достаточно было американцам чуть подтолкнуть пьедестал вождя, и те же простые обожатели его растерзали. Отсюда урок: не верь Западу.
Второе горькое разочарование связано с Медведевым. Вот уж не думал Путин, подсаживая на трон своего пугливого секретаря, что тот способен стать ядром хоть какой-то оппозиции. Но ведь стал. Не хотел, а стал. И даже вызвал волны протеста. Чем преподнес еще один важный урок бдительности: с властью расставаться нельзя ни на миг. Даже понарошку. На зло ему, Путину, иные друзья с радостью отдадут выстраданное им президентство в руки любого ничтожества.
И конечно, Болотная. По мягкости своей, по питерской интеллигентности Путин чуть не упустил момент, когда их еще можно было задавить. Слава Богу, вовремя опомнился. Через месяц могло быть поздно. Сто тысяч протестующих развеять трудно, но можно. Против миллионов даже у ОМОНа нет приёма. Отсюда ещё урок: власть должна подчиняться законам лишь до тех пор, пока законы ей, власти, не мешают.
Невероятную карьеру Путина, который за четыре неполных года из опальных безработных взмыл в наивысшие сферы мировой политики, многие относят за счет везенья. Путин не зря любит повторять поговорку: «Везёт тому, кто везёт». Он прав, он вёз. Злые языки (а иных источников пока нет) утверждают, что именно ему Ельцин обязан устранением бунтовавшего генерала Рохлина, позорной, но убийственной атакой на «человека, похожего на прокурора Скуратова», разрушением парламентского большинства, готового изгнать Ельцина по импичменту.
Из всех пяти премьеров России той суматошной поры (Черномырдин, Кириенко, Примаков, Степашин, Путин) только последний сумел жестко и беззвучно решить важнейшие проблемы, отягощавшие больное президентство Ельцина. Какими средствами? Скорее всего, даже Ельцин об этом знать не хотел, и потому — не знал.
Некрасивые делишки очень больших людей обычно вскрываются только после их ухода. Тут список длинен: Сталин, Мао (посмертно), Никсон, Коль, Ширак (прижизненно). Не только молва, но и виднейшие мировые средства массовой информации, в том числе очень солидные, дорожащие своей честью, приписывают Путину несметные богатства, захват власти с фактическим упразднением конституции, бессудные расправы с неугодными лицами, вопиющие нарушения прав человека.
Мы не знаем, что здесь правда, что ложь и каковы пределы доказуемости. Более того, мы этого достоверно не узнаем, пока Путин возглавляет страну. Тут, как говорится, без вариантов. Однако преступления высших редко проходят бесследно.
В годы расцвета ныне блёклой «Литературной газеты» едва ли не самым ярким её пером был Аркадий Ваксберг, юрист по первой профессии. После перестройки он поселился в Париже, где часто встречался с Анатолием Собчаком. После загадочной смерти бывшего мэра Петербурга Ваксберг выпустил книгу «Лаборатория ядов», в которой доказывал, что речь шла о политическом убийстве, связанном с предвыборной президентской кампанией 2000 года, когда Путин впервые стал президентом России.
«Прямых улик нет, — писал Ваксберг, объясняя стоки своих подозрений, —но у нас принято считать доказательствами в общественном мнении почему-то только прямые улики, что категорически противоречит теории судебных доказательств и вообще теории криминалистики. Совокупность косвенных улик так же доказательна, если смыкается одно звено с другим, как и прямые улики. В противном случае преступников нельзя было бы судить, 90% преступников, какговорил Кони, ушли бы тогда от ответа, если бы косвенные доказательства не имели такой же доказательной силы».
«Я только остерегаюсь (не из страха какого-то, а просто ради точности и верности криминалистике) высказывать предположение, кто конкретно мог быть заказчиком и исполнителем, — писал далее Ваксберг. — Но то, что это не случайная смерть, не смерть от сердечной недостаточности, я в этом ни на минуту не сомневаюсь».
Ту же убежденность высказывала вдова Собчака Людмила Нарусова вскоре после того, как её попросили из кресла Совете Федерации РФ.
— Людмила Борисовна, извините, что спрашиваю, — говорит корреспондент «Новой газеты». — После смерти вашего супруга вы провели независимую экспертизу, которая подтвердила вашу версию, что это была насильственная смерть.
—Официально Собчак умер от остановки сердца. Это был не инфаркт. Рубцы на сердце были старые, от того инфаркта, который он перенес в 97-м году. А почему остановилось сердце, это уже вопрос.
— Вы знаете, почему?
— Я знаю, почему, но говорить об этом, я думаю, не стоит.
— Вы боитесь?
— Я не за себя боюсь.
— За Ксению?
— Естественно. Я вижу, на что способны люди, которые не хотят слышать слова правды. Но все эти документы хранятся за рубежом, в сейфе, поэтому даже если со мной что-то случится, они есть.
— Эти люди во власти сейчас?
— Часть из них во власти.
— А зачем им надо было убрать Собчака?
— Я бы не хотела об этом говорить. Именно потому, что после его смерти стали лететь комья грязи…Могу вам больше сказать. Человек, который первый увидел мертвого Собчака в Калининграде и который очень много мне рассказал о том, что там произошло, — это Шабтай Калманович, который несколько лет назад был убит в машине при очень странных обстоятельствах. А Шабтай был человеком очень опытным…
«Эти документы» — это какие? Кто из людей во власти может их опасаться? И кого, кроме Путина, надлежит опасаться вдове и дочери того, кто был главным благодетелем нынешнего диктатора? Какое «что-то» может случиться с благополучной дамой, два десятилетия витавшей в высших сферах Российской Федерации? Аркадий Ваксберг умер в Париже, но сыщется ли исследователь такого же класса, который напишет о загадочной гибели Шабтая Калмановича — богача, мецената, еврея, отсидевшего в израильской тюрьме за шпионаж в пользу России?
По большой книге, и, скорее всего, не по одной, следовало бы издать и про каждого из обширного путинского мартиролога. Генералы Лев Рохлин и Александр Лебедь; политики Галина Старовойтова, Михаил Маневич, Сергей Юшенков; журналисты Юрий Щекочихин, Артем Боровик, Анна Политковская; беглые олигархи Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили; беглый же гэбэшник Александр Литвиненко. Люди разные, гибли по-разному. Роднит их две черты. Первая: они или являли собою угрозу власти Путина, или, при иных поворотах, могли её представлять. Вторая: смерть их расследовалась крайне поверхностно и неубедительно для общественного мнения.
Хотя историки современности вряд ли назовут этот список полным, его тоже вполне достаточно, чтобы подозреваемого в причастности, как только он лишится особых державных привилегий, немедленно препроводили в тюрьму. А если к этим деяниям мы мысленно прибавим взрывы в Москве и рязанский гексоген, гибель сотен невинных людей в театре на Дубровке, в школе Беслана, странные войны с Чечней (вторая), с Грузией и Украиной, то становится предельно ясно: у нынешнего повелителя России есть только один шанс избежать серьезного уголовного преследования. Именно: навсегда, то есть до последнего своего дыхания, оставаться верховным повелителем страны.
Это не так сложно, как кажется. Вот уже более десяти лет в стране нет ни единого государственного института, который был бы в силах противостоять любому решению Путина, совершенно независимо от нелепости или бесчеловечности этого решения. Парламент, Верховный суд, СМИ не годятся даже на роль декорации. Выборы, как голые пятки: смешно, пока щекочут. Правительство перепугано, отчего кажется еще бестолковее, нежели оно есть. Пожизненному правлению Путина остались лишь две реальные угрозы: дворцовый переворот и марш протеста числом в треть Москвы.
Мания преследования — профессиональная болезнь диктаторов. Сталин, как слепой, прошел мимо опешившего Хрущева, топча розы и бормоча: «Я пропащий человек, я никому не верю». Гитлер внезапно для всех ломал расписания своих поездок. Мао десятилетиями не казал носа из Запретного города.
Путин уже давно знаменит в подлунном мире как непревзойденный лжец. Но спецслужбы планеты знают, что он также и фантастический трус. Его ужас перед покушениями превосходит все мыслимые границы. Он никогда не отщипнет и крохи хлеб-соли в самом гостеприимном аэропорту. На банкетах не прикоснется к бокалу губами. Чтобы запутать мстительных злодеев, он опаздывает ко всем, включая папу Римского и британскую королеву. По пути в Аргентину делает внезапную, никому не нужную посадку в Никарагуа, лишь бы сменить утвержденный маршрут. Для своего Рождества выбирает по наитию мелкие захолустные церкви, лучше с приютскими детьми, которых легко обыскать. На свою инаугурацию едет по пустой Москве.
И так далее.
Николо Макиавелли, хоть и современник Ивана Грозного, правильно завещал государям никому не передоверять охрану своей особы. Правда, в Европе короли давно ездят на велосипедах, а президенты обходятся парой охранников. Но это в Европе. А у нас Путин, внутри огромного кортежа, на страшной скорости, под вой сирен утверждает незыблемость средневековых традиций. И еще успевает оглядываться по сторонам.
А вот Украину чуть не проглядел. Может, если бы не мертвый Каддафи с черной дырой в страшном лице, не белые ленты обнаглевших бандерлогов да озверевший планктон Болотной, голоштанной Украине так и удалось бы беспрепятственно прошмыгнуть в Европу. И это, теперь ясно, была бы большая беда. Даже Болгария с Румынией, уж на что нищие приживалы покойного социалистического лагеря, а тоже прихорашиваются и кокетничают, попав в Европу.
Благополучная Украина, со своими 45 миллионами населения, с необъятными черноземами и глубоководными незамерзающими портами, с европейским парламентом, честными судами и свободной прессой, с демократически избранными президентами и усмиренной коррупцией, представляла бы собою страшную угрозу Путину. Победоносный Майдан — это хуже войны, хуже дворцового переворота, хуже всего, что может нарисовать воображение маленького человека, по дикой, невероятной случайности оседлавшего пусть и глуповатую, но всё же очень большую страну.
Мануэль Хосе Баррозу ошибся. На его глазах Россия из преуспевающей, ядреной молодицы за неполный год превратилась в согбенную вздорную старуху. По своей воле. Португалец Баррозу в шоке, американец Обама изумлен, немка Меркель в отчаянии. Разрушение послевоенного мироустройства, конец европейскому торговому партнерству, гибель многих тысяч украинцев и россиян, жуткое падение уровня жизни обеих стран, отвесное пике рубля и гривны — ну, должны же быть у этих катастрофических перемен хоть какие-то серьезные, вызывающие доверие причины. Настоящие, не надуманные. Ведь нельзя же истреблять соседей и себя только потому, что некогда на выжженном солнцем полуострове какой-то немытый днепровский князь, происхождения скандинавского и нам, кстати, седьмая вода на киселе, впервые осенил себя святым крестом. Вон и сам Путин, как известно, прервав безупречный партийный стаж, крестился в водах библейской реки Иордан. Ну и что? Значит ли это, что пройдет еще 1100 лет и отдаленные потомки Российской Федерации на этом основании получат законное право отторгнуть у Израиля пол-Самарии, а в город Хайфу запустят очередного Гиркина-Стрелкова? Ведь это же бред, ну, просто чистое помешательство!
А уж Советский Союз Путину и вовсе ни к чему. Чем памятен Советский Союз безвестному сотруднику КГБ? Генеральские тычки, протоколы на интеллигентных диссидентов, тоска гарнизонных интриг и — венцом карьерных успехов — дрезденское пиво. Вся его дивная, сказочная жизнь только началась с падением Берлинской стены.
Португалец Баррозу, который, отслужив главой Европы, вышел на пенсию, так никого и не убив, не отравив, не посадив в тюрьму по своему хотению, вряд ли в состоянии понять, что есть чувства куда сильнее тоски по сгинувшему общественному строю. Это страх. Не контролируемый разумом ужас, когда ноги вдруг становятся ватными, а виски покрывает леденящая испарина. Так бывает, когда кому-то, кто приказал взорвать дома на Гурьянова, вдруг ни с того, ни с сего приснится Майдан.
Впрочем, ни с чего Майдан не приснится. В этой простой истине заложены причины глубинного взаимного непонимания между Путиным и прочим миром, ему не подчиненным. Ни один серьезный эксперт не предсказал, что Путин нападет на Украину. Слишком очевидны и бесспорны были резоны, что это позорно, гадко и очень опасно. «Ну, не враг же он сам себе!» — со снисходительной улыбкой откликались эксперты, с налёту, без обсуждения исключая такой исход.
Но это свершилось. Мания преследования, поселившаяся в существе одного ловкого человека, стала генеральной линией внутренней и внешней политики драчливой и неопрятной российской державы. Отпечаток неодолимого страха на первом лице будет все чаще отзываться провалами нашей экономики, бессмысленной болтовней дипломатии, растущими тюремными сроками и ударами исподтишка наших славных Вооруженных сил.
А может, и ударами в открытую. Может, даже с применением ядерного оружия, как не раз грозил неназванным супостатам начальник нашего Генерального штаба. Эти варианты, продиктованные безумием, не стоит рассматривать хотя бы ввиду их полной алогичности и непредсказуемости.
Но даже самый благостный из возможных вариантов полон неизъяснимой горечи. Вряд ли Крым навсегда «вернулся в родную гавань», как тешат себя мечтами крымнашевцы. Но что Украина ушла в Европу, навсегда оторвавшись от материкового «русского мира» — это факт.
Чем этот факт грозит России? Как изменится жизнь Украины? И что уместнее говорить двум некогда братским народам — «до свидания» или «прощай»?
В отличие от действий, продиктованных ужасом первого лица, отношения двух соседних народов поддаются обоснованным прогнозам. И в этом мы с вами вскоре убедимся.
Владимир Надеин, «Ежедневный журнал».

Мы с тобой рабы Путина и его друзейМы с тобой рабы Путина и его друзей

Слава Рабинович.

«Приватизация населения», или «раб на галерах – это ты» Здравствуй, мой читатель! Прости, что на «ты». Ты же – раб. Можешь и ты меня тоже на «ты». Потому что и я – раб. Мы с тобой рабы Путина и его друзей. Это очень легко вычислить. Вернее, очень легко вычислить интуитивно и примерно, и очень сложно вычислить научно и точно. Вот смотри. За последние 15 лет из бюджета России украдено, по меньшей мере, один триллион долларов США. Я говорю сейчас не только о распиле и откатах, но и о таких совершенно прямых кражах, как, например таких, которые вскрыл Сергей Магнитский (за что заплатил своей жизнью). Распил и откат – это ты понимаешь, что такое. А вот прямая кража из бюджета – это уже высший пилотаж, чистая кража плюс отмывание. На самом деле, я не удивлюсь, если кто-то поправит меня с другой оценкой – что за 15 лет именно таким образом был украден не триллион долларов, а два. Теперь, мой дорогой друг, попытайся вычислисть, сколько было собрано налогов за последние 15 лет государством с названием Российская Федерация. По определению, налоги – это народный «общак», т.е. это всё наши, народные деньги. Возьми от этой полной суммы собранных налогов один триллион долларов (или два) и высчитай, что это значит в процентах. Ну, когда я пишу этот пост и в Москве уже третий час ночи, мне лень копаться в Интернете и считать полную сумму собранных налогов в РФ за последние 15 лет, приводить их в долларовый эквивалент по курсу каждого года и суммировать. Допустим, мы получаем число X% в случае одного триллиона долларов, и число Y% в случае двух. Это примерно столько, сколько в процентах от СВОИХ налогов ты заплатил в карман Путину и его друзьям – ворам, которые украли эти твои уплаченные налоги. Всё? Конечно нет, наивный мой друг. Кем были Ротенберги, Тимченко, Ковальчуки, Якунины и прочие друзья Путина до прихода Путина к власти? Правильно, они были такими, как ты – рабами Березовских и прочих. Но «каким-то чудесным образом» они завладели «непонятно откуда взявшимися» активами, и «непонятно откуда взявшимися» денежными потоками. Стали получать многомиллиардные заказы из бюджета. Начали нанимать людей, чтобы «осваивать» эти деньги, при этом строя шоссе, которые дальше будет необходимо ремонтировать каждый год. При помощи нанятых людей. Эти люди – такие, как ты. Рабы. Они на своём рабочем месте работают на рабовладельцев, которые не были бы таковыми, если бы они не были личными друзьями самого главного рабовладельца. Это – их единственная «заслуга». Они ничего не создали. Ничего не придумали. Они не создали ни одного рабочего места, в нормальном смысле слова «созидание». Ты проработал на фантомном рабочем месте 15 лет, на рабочем месте, которого вообще не должно было быть, с этим рабовладельцем. Потому что рабовладельца не существовало бы, не будь построенного неофеодализма в отдельно взятой стране – построенного Путиным и его друзьями. Ты просто горбатишься на них, тупо работая их личным рабом, все 15 лет. И твои налоги идут в казну, а оттуда они воруются на X%. А теперь прикинь, раб! Практически все активы, которые есть в России, практически все недры, все полезные ископаемые, весь бюджет, сегодняшний и будущий – всё принадлежит Путину и его друзьям на X%. То есть вся твоя доля в этом – это как бе что-то, и, на самом деле, ничего, потому что будущих финансовых потоков ты всё равно не увидишь, а твои дети увидят, может быть, но только незначительную часть, потом что Х% идёт Путину и его друзьям, в прошлом, настоящем и будущем. И все эти финансовые потоки, от всего этого барахла, от всей этой требухи, очень дорогих барахла и требухи – всё идёт Путину и его друзьям на Х%. Как определить сегодняшнюю стоимость всех этих будущих финансовых потоков? Спроецировать их в будущее, дисконтировать по формуле дисконтирования финансовых потоков, привести к сегодняшним долларам и суммировать. Это столько, сколько сегодня «стоят» Путин и его друзья. Не потому, что они – владельцы. Не потому, что они что-то там такое придумали инновационное и изобрели. Не потому, что они заработали первоначальный капитал и потом вложили его в развитие бизнеса, рискуя этим капиталом. Не-а. Потому что они узурпировали власть, построили неофеодализм и наняли тебя рабом. Всё? Да конечно нет, мой дорогой раб. Ты идёшь есть пиццу в местную пиццерию. Платишь за пиццу больше, чем такая же стоит в Нью-Йорке. Почему? Потому что это – «коррупционный налог», мой дорогой раб. У хозяина пиццерии есть крыша – она состоит из ментов и эфесбешников. Они собирают бабло у хозяина пиццерии и делятся им с Путиным и его друзьями. За это Путин и его друзья разрешают ментам и эфесбешникам крышевать этого хозяина пиццерии. А хозяин пиццерии устанавливает более высокую цену за твою пиццу, чтобы переложить эти расходы на тебя, мой дорогой раб. Таким образом, это ты не за пиццу платишь дороже, это ты не хозяину пиццерии больше денег дал, это ты не только ментам и эфесбешникам отстегнул, а Путину и его друзьям занёс. Через покупку твоей дорогущей резиновой пиццы. Всё? Да нет, же, раб! Ты идёшь в автосалон и покупаешь там импортную машину. Нужно дальше что-нибудь объяснять? Налог на ввоз, знаешь, что такое? А утилизационный сбор? А тебе сказать, сколько такая машина, новая в салоне, стоит в Нью-Йорке? Не упади со стула. В два раза дешевле, если пересчитать в долларах. Причём в Нью-Йорке ты её можешь купить с нулевым первоначальным взносом, в кредит под 1% годовых. Ку-ку, привет тёте и даже в Киеве дядьке. И эти все налоги разворовываются Путиным и его друзьями на X%. Потом ты едешь на этой машине на бензоколонку, счастливый и дурной от счастья и запаха нового автомобильного салона своего авто, заправляешь машину бензином по цене заправки в Нью-Йорке или дороже, и платишь все налоговые составляющие, входящие в цену за этот литр бензина или дизеля, перемешанного с ослиной мочёй. Налог у тебя украдут, а ослиная моча останется в твоём карбюраторе. Двигатель начнёт троить, гад, и ослиная моча погубит все твои новые свечи. Ты поедешь покупать новые свечи, потому что гибель свечей от ослиной мочи не покрывается гарантией Форда, и заплатишь за эти свечи все нужные коррупционные налоги и сборы, которые пойдут в карман Путину и его друзьям. Я бы тебе ещё кое-что рассказал, но, боюсь, уже поздно и ты не заснёшь. Ведь завтра на работу, арбайтен унд копайтен, мой дорогой раб. Невыспавшиеся рабы засыпают на ходу, от них толку мало, Путин и его друзья таких не любят. Лучше киселев-тв включи, посмотри, там тебя радиоактивным пеплом успокоят, усыпят, ты заснёшь, напившись пива, с пальцами в чипсах, и наутро арбайтен унд копайтен, во славу и на благо твоих рабовладельцев, Путина и его друзей. Даффай, шнель! Автор: Слава Рабинович Фейсбук

http://q99.it/xLtBH1pСлава Рабинович.

«Приватизация населения», или «раб на галерах – это ты» Здравствуй, мой читатель! Прости, что на «ты». Ты же – раб. Можешь и ты меня тоже на «ты». Потому что и я – раб. Мы с тобой рабы Путина и его друзей. Это очень легко вычислить. Вернее, очень легко вычислить интуитивно и примерно, и очень сложно вычислить научно и точно. Вот смотри. За последние 15 лет из бюджета России украдено, по меньшей мере, один триллион долларов США. Я говорю сейчас не только о распиле и откатах, но и о таких совершенно прямых кражах, как, например таких, которые вскрыл Сергей Магнитский (за что заплатил своей жизнью). Распил и откат – это ты понимаешь, что такое. А вот прямая кража из бюджета – это уже высший пилотаж, чистая кража плюс отмывание. На самом деле, я не удивлюсь, если кто-то поправит меня с другой оценкой – что за 15 лет именно таким образом был украден не триллион долларов, а два. Теперь, мой дорогой друг, попытайся вычислисть, сколько было собрано налогов за последние 15 лет государством с названием Российская Федерация. По определению, налоги – это народный «общак», т.е. это всё наши, народные деньги. Возьми от этой полной суммы собранных налогов один триллион долларов (или два) и высчитай, что это значит в процентах. Ну, когда я пишу этот пост и в Москве уже третий час ночи, мне лень копаться в Интернете и считать полную сумму собранных налогов в РФ за последние 15 лет, приводить их в долларовый эквивалент по курсу каждого года и суммировать. Допустим, мы получаем число X% в случае одного триллиона долларов, и число Y% в случае двух. Это примерно столько, сколько в процентах от СВОИХ налогов ты заплатил в карман Путину и его друзьям – ворам, которые украли эти твои уплаченные налоги. Всё? Конечно нет, наивный мой друг. Кем были Ротенберги, Тимченко, Ковальчуки, Якунины и прочие друзья Путина до прихода Путина к власти? Правильно, они были такими, как ты – рабами Березовских и прочих. Но «каким-то чудесным образом» они завладели «непонятно откуда взявшимися» активами, и «непонятно откуда взявшимися» денежными потоками. Стали получать многомиллиардные заказы из бюджета. Начали нанимать людей, чтобы «осваивать» эти деньги, при этом строя шоссе, которые дальше будет необходимо ремонтировать каждый год. При помощи нанятых людей. Эти люди – такие, как ты. Рабы. Они на своём рабочем месте работают на рабовладельцев, которые не были бы таковыми, если бы они не были личными друзьями самого главного рабовладельца. Это – их единственная «заслуга». Они ничего не создали. Ничего не придумали. Они не создали ни одного рабочего места, в нормальном смысле слова «созидание». Ты проработал на фантомном рабочем месте 15 лет, на рабочем месте, которого вообще не должно было быть, с этим рабовладельцем. Потому что рабовладельца не существовало бы, не будь построенного неофеодализма в отдельно взятой стране – построенного Путиным и его друзьями. Ты просто горбатишься на них, тупо работая их личным рабом, все 15 лет. И твои налоги идут в казну, а оттуда они воруются на X%. А теперь прикинь, раб! Практически все активы, которые есть в России, практически все недры, все полезные ископаемые, весь бюджет, сегодняшний и будущий – всё принадлежит Путину и его друзьям на X%. То есть вся твоя доля в этом – это как бе что-то, и, на самом деле, ничего, потому что будущих финансовых потоков ты всё равно не увидишь, а твои дети увидят, может быть, но только незначительную часть, потом что Х% идёт Путину и его друзьям, в прошлом, настоящем и будущем. И все эти финансовые потоки, от всего этого барахла, от всей этой требухи, очень дорогих барахла и требухи – всё идёт Путину и его друзьям на Х%. Как определить сегодняшнюю стоимость всех этих будущих финансовых потоков? Спроецировать их в будущее, дисконтировать по формуле дисконтирования финансовых потоков, привести к сегодняшним долларам и суммировать. Это столько, сколько сегодня «стоят» Путин и его друзья. Не потому, что они – владельцы. Не потому, что они что-то там такое придумали инновационное и изобрели. Не потому, что они заработали первоначальный капитал и потом вложили его в развитие бизнеса, рискуя этим капиталом. Не-а. Потому что они узурпировали власть, построили неофеодализм и наняли тебя рабом. Всё? Да конечно нет, мой дорогой раб. Ты идёшь есть пиццу в местную пиццерию. Платишь за пиццу больше, чем такая же стоит в Нью-Йорке. Почему? Потому что это – «коррупционный налог», мой дорогой раб. У хозяина пиццерии есть крыша – она состоит из ментов и эфесбешников. Они собирают бабло у хозяина пиццерии и делятся им с Путиным и его друзьями. За это Путин и его друзья разрешают ментам и эфесбешникам крышевать этого хозяина пиццерии. А хозяин пиццерии устанавливает более высокую цену за твою пиццу, чтобы переложить эти расходы на тебя, мой дорогой раб. Таким образом, это ты не за пиццу платишь дороже, это ты не хозяину пиццерии больше денег дал, это ты не только ментам и эфесбешникам отстегнул, а Путину и его друзьям занёс. Через покупку твоей дорогущей резиновой пиццы. Всё? Да нет, же, раб! Ты идёшь в автосалон и покупаешь там импортную машину. Нужно дальше что-нибудь объяснять? Налог на ввоз, знаешь, что такое? А утилизационный сбор? А тебе сказать, сколько такая машина, новая в салоне, стоит в Нью-Йорке? Не упади со стула. В два раза дешевле, если пересчитать в долларах. Причём в Нью-Йорке ты её можешь купить с нулевым первоначальным взносом, в кредит под 1% годовых. Ку-ку, привет тёте и даже в Киеве дядьке. И эти все налоги разворовываются Путиным и его друзьями на X%. Потом ты едешь на этой машине на бензоколонку, счастливый и дурной от счастья и запаха нового автомобильного салона своего авто, заправляешь машину бензином по цене заправки в Нью-Йорке или дороже, и платишь все налоговые составляющие, входящие в цену за этот литр бензина или дизеля, перемешанного с ослиной мочёй. Налог у тебя украдут, а ослиная моча останется в твоём карбюраторе. Двигатель начнёт троить, гад, и ослиная моча погубит все твои новые свечи. Ты поедешь покупать новые свечи, потому что гибель свечей от ослиной мочи не покрывается гарантией Форда, и заплатишь за эти свечи все нужные коррупционные налоги и сборы, которые пойдут в карман Путину и его друзьям. Я бы тебе ещё кое-что рассказал, но, боюсь, уже поздно и ты не заснёшь. Ведь завтра на работу, арбайтен унд копайтен, мой дорогой раб. Невыспавшиеся рабы засыпают на ходу, от них толку мало, Путин и его друзья таких не любят. Лучше киселев-тв включи, посмотри, там тебя радиоактивным пеплом успокоят, усыпят, ты заснёшь, напившись пива, с пальцами в чипсах, и наутро арбайтен унд копайтен, во славу и на благо твоих рабовладельцев, Путина и его друзей. Даффай, шнель! Автор: Слава Рабинович Фейсбук

http://q99.it/xLtBH1p