Как и кто разворовывал ПроминвестбанкКак и кто разворовывал Проминвестбанк

Вечерний скандал — всегда хорошее завершение пятницы.

Публикую “выходное” письмо первого заместителя председателя правления В. Юткина, которое было сегодня разослано всем сотрудникам банка.

О том, как банк был разворован “московскими гостями” и — как я понимаю — главой правления банка, Виктором Башкировым.

Публикую — без купюр.

Уважаемые коллеги!
Дорогие друзья!

«Сегодня мой последний рабочий день в Проминвестбанке» – банковская почта вот уже полгода всё чаще приносила это известие от коллег и друзей. Пришёл и мой черёд сообщить об уходе.

Семь с половиной лет работы в ПИБе навсегда останутся в памяти как один из самых интересных и лучших периодов в моей жизни. Высокопрофессиональный и преданный банку коллектив смог возродить ПИБ после временной администрации, защитить его от попыток уничтожения братьями Клюевыми и вывести на первые позиции украинского банковского рынка.

Последние полгода практически ежедневно задаюсь вопросом: как могло случиться, что банк, как и тогда, в 2009 году, оказался на грани банкротства и ликвидации? Как член Правления и Первый заместитель Председателя, глубоко понимая суть происходящего, возьму на себя смелость назвать причины случившегося.

1. Правление банка существовало только де-юре. На самом деле его роль была низведена до нуля. Авторитарный стиль управления банком первым лицом превратил этот важный коллективный орган в рутинную планёрку по пятницам. Правление никогда не имело даже плана своей работы, не говоря уже о выработке каких-либо стратегических решений. В отсутствие первого лица (отпуск, командировка, болезнь) оно не проводилось. Трудно себе представить, чтобы за 7 лет ни один руководитель областной структуры ПИБа не отчитался о результатах своей работы на Правлении.

2. Кредитная политика банка не учитывала экономические реалии украинского рынка и явилась одним из ключевых факторов отнесения банка к категории проблемных. В погоне за ростом кредитного портфеля и прибылью нередко решения принимались без учёта мнения риск-менеджмента, а политические риски, всегда присутствовавшие на украинском рынке, и вовсе не принимались в расчёт. Так, в частности, были прокредитованы многочисленные компании братьев Клюевых на сотни миллионов долларов, заложившие под банк мину замедленного действия, детонатором которой послужили события февраля 2014 года.

Интересный факт: стоило члену Правления и риск-менеджеру В. Сушко трижды выступить против принятия рискованных кредитных решений, как он был выведен из состава Правления, а в впоследствии и уволен. Кстати, все кредиты, против выдачи которых он предостерегал, впоследствии оказались невозвратными.

По некоторым кредитам было проигнорировано мнение Службы экономической безопасности, располагавшей информацией о внесении заёмщиков в базу данных как лиц, совершивших мошеннические операции с банками.

Как результат, выданные компаниям «Черномортехфлот» и «Бристоль» (Одесса) 78 млн.грн. и 25 млн. долл. США оказались невозвратными, а их собственники (Грановский и Кауфман) и далее успешно продолжают своё дело.

Некоторые кредиты выдавались без должного экономического анализа. Так, на строительство гостиницы «Blu Radisson» заёмщику было выдано 38 млн. долл.США, что вдвое превышало необходимые для строительства средства. Изначально было очевидно, что компания, созданная за месяц до начала реализации проекта и не располагающая другими активами, не сможет обслуживать кредит. В итоге банк вынужден был конвертировать долг заёмщика в гривну, а позднее переуступил эту задолженность всего за 7 млн. долл.США.

Часть невозвращенных кредитов была выдана компаниям, аффилированным с членами Наблюдательного совета, которые поспешили свои гарантии отозвать и оставили банк наедине с проблемными заёмщиками.

3. Значительная часть проблемных активов, перешедших в собственность банка, была распродана по бросовым ценам. Нередко право на их реализацию отдавалось полукриминальным формированиям («Сордант», Пшонка и Ко) или лицам, судившимся с банком (Весельский). Альтернативные предложения о более выгодных покупателях игнорировались или отвергались.

4. Более 50 млн.долл.США банк вложил в программное обеспечение,целесообразность покупки и применения которого вызывает много вопросов. Последующие ежемесячные платежи по этой статье расходов превратились для банка в настоящую чёрную дыру.

5. Инвестиции банка в непрофильные активы, превысившие 20 млн.долл.США и утратившие свою начальную стоимость в результате кризиса («Сенатор», Гимназия), также сыграли свою роль в признании банка проблемным.

6. Ещё одна ошибка – масштабное развертывание розничного бизнеса с арендой помещений по цене $50 за 1м² и дорогостоящим ремонтом этих помещений. Большая часть дорогостоящего оборудования для розницы и сегодня пылится на складах, приходя в негодность. Рискну предположить, что инвестиции в это направление бизнеса стоили банку более 20 млн. долл.США, генерируя ежегодные убытки.

7. Финансовая поддержка проектов,собственники которых не вернули кредиты банку, ещё до 2009 года, стоила банку более 10 млн.долл.США («Модуль», «Богдан»). Возврат этих средств бесперспективен.

8. Щедрая раздача бланковых кредитов «друзьям» Председателя (Онищенко, Гинзбург) обошлась банку более чем в 10 млн.долл.США безвозвратно утраченных средств.

9. Позорное бегство Председателя Правления банка В.Башкирова в Москву 04 февраля, с оформлением отпуска до 31 марта, спровоцировало панику среди клиентов и подорвало веру сотрудников в дееспособность банка. Итогом стало известное Постановление НБУ от 15.02.2016 об отнесении его к категории проблемных с применением ряда санкций.

Многие из Вас, уважаемые коллеги, зададут мне вопрос, почему я не реагировал на это раньше как член Правления. По большинству затронутых вопросов я высказывался или голосовал против. Часть вопросов никогда не выносилась на Правление или решения по ним принимались кулуарно. Несколько раз я пытался поговорить о нарастающих проблемах с Главой Наблюдательного совета, но не был услышан. Вместе с тем, полагаю, что сделал далеко не всё, чтобы предотвратить или, по крайней мере, помешать развитию негативного сценария. Замечу только, что в последние 3 года по существу был отстранён В.Башкировым от реального участия в управлении банком.

Допускаю, что далеко не всем, по разным причинам, понравится сказанное мною в этом письме, но хотел бы реализовать своё право и донести до коллектива своё видение происшедшего.

Искренне хотел бы видеть третье пришествие ПИБа на украинский финансовый рынок и желаю всему коллективу сделать всё возможное для возрождения былой славы и финансовой мощи Проминвестбанка.
Искренне Ваш,
В. Юткин

Український ПолітикВечерний скандал — всегда хорошее завершение пятницы.

Публикую “выходное” письмо первого заместителя председателя правления В. Юткина, которое было сегодня разослано всем сотрудникам банка.

О том, как банк был разворован “московскими гостями” и — как я понимаю — главой правления банка, Виктором Башкировым.

Публикую — без купюр.

Уважаемые коллеги!
Дорогие друзья!

«Сегодня мой последний рабочий день в Проминвестбанке» – банковская почта вот уже полгода всё чаще приносила это известие от коллег и друзей. Пришёл и мой черёд сообщить об уходе.

Семь с половиной лет работы в ПИБе навсегда останутся в памяти как один из самых интересных и лучших периодов в моей жизни. Высокопрофессиональный и преданный банку коллектив смог возродить ПИБ после временной администрации, защитить его от попыток уничтожения братьями Клюевыми и вывести на первые позиции украинского банковского рынка.

Последние полгода практически ежедневно задаюсь вопросом: как могло случиться, что банк, как и тогда, в 2009 году, оказался на грани банкротства и ликвидации? Как член Правления и Первый заместитель Председателя, глубоко понимая суть происходящего, возьму на себя смелость назвать причины случившегося.

1. Правление банка существовало только де-юре. На самом деле его роль была низведена до нуля. Авторитарный стиль управления банком первым лицом превратил этот важный коллективный орган в рутинную планёрку по пятницам. Правление никогда не имело даже плана своей работы, не говоря уже о выработке каких-либо стратегических решений. В отсутствие первого лица (отпуск, командировка, болезнь) оно не проводилось. Трудно себе представить, чтобы за 7 лет ни один руководитель областной структуры ПИБа не отчитался о результатах своей работы на Правлении.

2. Кредитная политика банка не учитывала экономические реалии украинского рынка и явилась одним из ключевых факторов отнесения банка к категории проблемных. В погоне за ростом кредитного портфеля и прибылью нередко решения принимались без учёта мнения риск-менеджмента, а политические риски, всегда присутствовавшие на украинском рынке, и вовсе не принимались в расчёт. Так, в частности, были прокредитованы многочисленные компании братьев Клюевых на сотни миллионов долларов, заложившие под банк мину замедленного действия, детонатором которой послужили события февраля 2014 года.

Интересный факт: стоило члену Правления и риск-менеджеру В. Сушко трижды выступить против принятия рискованных кредитных решений, как он был выведен из состава Правления, а в впоследствии и уволен. Кстати, все кредиты, против выдачи которых он предостерегал, впоследствии оказались невозвратными.

По некоторым кредитам было проигнорировано мнение Службы экономической безопасности, располагавшей информацией о внесении заёмщиков в базу данных как лиц, совершивших мошеннические операции с банками.

Как результат, выданные компаниям «Черномортехфлот» и «Бристоль» (Одесса) 78 млн.грн. и 25 млн. долл. США оказались невозвратными, а их собственники (Грановский и Кауфман) и далее успешно продолжают своё дело.

Некоторые кредиты выдавались без должного экономического анализа. Так, на строительство гостиницы «Blu Radisson» заёмщику было выдано 38 млн. долл.США, что вдвое превышало необходимые для строительства средства. Изначально было очевидно, что компания, созданная за месяц до начала реализации проекта и не располагающая другими активами, не сможет обслуживать кредит. В итоге банк вынужден был конвертировать долг заёмщика в гривну, а позднее переуступил эту задолженность всего за 7 млн. долл.США.

Часть невозвращенных кредитов была выдана компаниям, аффилированным с членами Наблюдательного совета, которые поспешили свои гарантии отозвать и оставили банк наедине с проблемными заёмщиками.

3. Значительная часть проблемных активов, перешедших в собственность банка, была распродана по бросовым ценам. Нередко право на их реализацию отдавалось полукриминальным формированиям («Сордант», Пшонка и Ко) или лицам, судившимся с банком (Весельский). Альтернативные предложения о более выгодных покупателях игнорировались или отвергались.

4. Более 50 млн.долл.США банк вложил в программное обеспечение,целесообразность покупки и применения которого вызывает много вопросов. Последующие ежемесячные платежи по этой статье расходов превратились для банка в настоящую чёрную дыру.

5. Инвестиции банка в непрофильные активы, превысившие 20 млн.долл.США и утратившие свою начальную стоимость в результате кризиса («Сенатор», Гимназия), также сыграли свою роль в признании банка проблемным.

6. Ещё одна ошибка – масштабное развертывание розничного бизнеса с арендой помещений по цене $50 за 1м² и дорогостоящим ремонтом этих помещений. Большая часть дорогостоящего оборудования для розницы и сегодня пылится на складах, приходя в негодность. Рискну предположить, что инвестиции в это направление бизнеса стоили банку более 20 млн. долл.США, генерируя ежегодные убытки.

7. Финансовая поддержка проектов,собственники которых не вернули кредиты банку, ещё до 2009 года, стоила банку более 10 млн.долл.США («Модуль», «Богдан»). Возврат этих средств бесперспективен.

8. Щедрая раздача бланковых кредитов «друзьям» Председателя (Онищенко, Гинзбург) обошлась банку более чем в 10 млн.долл.США безвозвратно утраченных средств.

9. Позорное бегство Председателя Правления банка В.Башкирова в Москву 04 февраля, с оформлением отпуска до 31 марта, спровоцировало панику среди клиентов и подорвало веру сотрудников в дееспособность банка. Итогом стало известное Постановление НБУ от 15.02.2016 об отнесении его к категории проблемных с применением ряда санкций.

Многие из Вас, уважаемые коллеги, зададут мне вопрос, почему я не реагировал на это раньше как член Правления. По большинству затронутых вопросов я высказывался или голосовал против. Часть вопросов никогда не выносилась на Правление или решения по ним принимались кулуарно. Несколько раз я пытался поговорить о нарастающих проблемах с Главой Наблюдательного совета, но не был услышан. Вместе с тем, полагаю, что сделал далеко не всё, чтобы предотвратить или, по крайней мере, помешать развитию негативного сценария. Замечу только, что в последние 3 года по существу был отстранён В.Башкировым от реального участия в управлении банком.

Допускаю, что далеко не всем, по разным причинам, понравится сказанное мною в этом письме, но хотел бы реализовать своё право и донести до коллектива своё видение происшедшего.

Искренне хотел бы видеть третье пришествие ПИБа на украинский финансовый рынок и желаю всему коллективу сделать всё возможное для возрождения былой славы и финансовой мощи Проминвестбанка.
Искренне Ваш,
В. Юткин

Український Політик