Ныряют все!Ныряют все!

Юлия Мостовая

«И примешь ты смерть от коня своего», — почему-то именно эта строка приходит в голову после ознакомления с «пробниками» откровений народного депутата Александра Онищенко, тайно задокументировавшего аудио- и видеофакты политической коррупции Петра Порошенко и двух его конфидентов — загонщика Игоря Кононенко и ловца Макара Пасенюка.

И дело не во всемирно известной увлеченности Онищенко конями и «кобылами», и даже не в созвучном прозвище угодившего в скандал президентского бизнес-партнера — Игоря Кононенко. Дело в том, что если бы не Петр Алексеевич и не его «удлинители рук», в Верховной Раде не было бы депутата по имени Александр Онищенко. Ведь еще в 2014 году, на этапе регистрации кандидатов в народные депутаты, ZN.UA сообщало: Онищенко в течение двух лет отсутствовал в стране более чем по 240 дней, что было нарушением требования к кандидату о необходимом пятилетнем проживании на территории Украины. ЦИК, на основании документов, предоставленных, кстати, по инициативе СБУ, отказал претенденту в регистрации. Но волшебные силы помогли любителю длительных отлучек получить решение суда в свою пользу.

С куполами церквей на агитационных бордах поставщик удовольствий разномастным гедонистам всего мира, включая новоизбранного президента США, успешно перешагнул порог украинского парламента. Специалист тылового обеспечения МВД по образованию и активный член «киселевской» бригады по роду занятий; доверенное лицо Черновецкого и один из основных спонсоров «Батьківщини» последних лет; газовик-затейник и талантливый коммуникатор Александр Онищенко Петром Порошенко был возведен в статус «Решалы именем президента Украины».

По данным источников ZN.UA из ближнего круга народного депутата, Онищенко располагает несколькими кейсами записей. В первом — покупка голосов под необходимые решения в зале парламента. Во втором — отжим потоков и долей в пользу бизнесмена Порошенко и Ко. В третьем — распределение теневых дивидендов с той же командой в сфере работы с «Укргаздобычей». Есть и четвертый кейс, записанный, правда, не new-Мельниченко, а людьми медиавладельца Виктора Зубрицкого, и касается он всего комплекса торгов людей Порошенко, приведенных на переговоры Александром Онищенко при попытке покупки (отжима) канала 112.

Во всем этом фестивале купания в грязи Онищенко принимал самое активное участие. И слушать его обвинения, произносимые с достоинством Белого рыцаря, лично мне мерзко. Однако, какую бы брезгливость ни вызывал источник информации, его обвинения в адрес президента должны быть тщательным образом изучены, сопоставлены с реальными событиями и оценены по закону.

Теперь вопрос — по чьему закону? Американскому, российскому, украинскому? Первые реакции СБУ и ГПУ на старт заявлений Онищенко доказательно продемонстрировали, что дело Леонида Деркача и Михаила Потебенько живет, но деградирует. О готовящемся компроматоизвержении в ZN.UA знали еще с середины октября. Полагаю, что на Банковой – гораздо раньше. И что?

Выброшенные в массмедиа скрин-шоты переписки одного из адвокатов опального нардепа не добавили к делу почти ничего, кроме подозрений в открытости Viber для отечественной спецслужбы. Заводимое против Онищенко дело об измене Родине, вполне вероятно, не лишено оснований. Но оно не заменит собой дела о ее разграблении.

Все те же близкие к Онищенко источники утверждают, что первыми слушателями, зрителями и чтецами накопленного нардепом массива свидетельств, стали отнюдь не американские юристы. «Если бы в день голосования о снятии неприкосновенности и разрешения на арест Онищенко не бравировал своим нахождением в Москве, решение через зал бы не прошло. По крайней мере, не об аресте. Из Москвы в таком уязвимом положении и просто так, без «инвентаризационного номера», никто не улетает». Более того, источник утверждает, что один из украинских каналов еще в середине осени закончил работу над фильмом по материалам Онищенко. Но фильм так и не вышел на экраны. Лично я не располагаю доказательствами передачи Александром Онищенко данных ФСБ РФ. Но и причин, способных остановить такого человека от подобных действий не вижу.

Обращение к американским спецслужбам могло быть для Онищенко как попыткой сохранить билет, позволяющий свободно перемещаться по цивилизованному миру, так и операцией прикрытия. Вряд ли переданные им файлы добавили что-то существенное к уже имеющимся знаниям американцев о Петре Порошенко и его ближайшем окружении. Но на фоне публичности происходящего, факт приема-передачи оперативных данных американскими прокурорами говорит о том, что президент Украины угодил в молох юридической машины США. А это — большая проблема. И для самого Петра Порошенко, и для страны.

В принципе, за ошибки, нечистоплотность или преступления президентов всегда платят их страны. Своими перспективами, интересами, достоинством. Александр Онищенко не способен рассказать ничего нового о способе действий и целеполаганиях украинской политической верхушки.

Но он, если правдой являются рассказы очевидцев об имеющихся у него записях, — способен доказать происходящее. Компрометирующие факты, при попадании в руки иностранных спецслужб, открывают широкий диапазон возможностей, начиная от давления на главу украинского государства с целью получения необходимых политических или экономических решений, до управления временем пребывания фигуранта на его посту.

Петр Порошенко своей необязательностью и никому ни разу не заметной провинциальной хитростью утомил всех: и Меркель, и Олланда, и Обаму, и Путина, и даже Манафорта, входящего нынче в четверку самых доверенных людей Трампа, подбирающих для нового президента кадры. Даже главе небольшой и обессиленной, по целому ряду причин страны, нельзя обещать сильным мира сего все и всякий раз скатываться с обещанного. Сначала так теряется уважение к лидеру, а потом и сострадание к стране. А уж если допустить, что финансовая разведка США действительно работает, а не имитирует деятельность как наша, а глава администрации Путина Вайно принимает очередного доверенного посланца Порошенко, прибывшего обсудить нюансы, связанные с работой Липецкой фабрики, то о каком уважении может идти речь?

Записи Онищенко могут стать как катализатором определенных процессов в нашей стране, так и умереть в архивах новостных лент. Все зависит от того, способны ли основные игроки оперативно сделать свои ставки на нашем поле. Сейчас внутри страны нет энергии, способной выдавить действующего президента с занимаемого поста: ни у большинства общества, ни у большинства олигархов нет на примете фигуры, в которую можно было бы перелить власть в случае отставки Петра Порошенко. Но если внешний фактор консенсусно — на базе «усталости от Украины» — серьезно вмешается в ситуацию, то мы вполне можем услышать проникновенную прощальную речь пятого президента Украины. Правда для того, чтобы это произошло, хотя бы один из крупных внешних игроков должен иметь свою ставку в стране и уверенность в том, что в результате досрочных выборов власть достанется своему сукину сыну.

Сегодня такой ставки нет ни у кого. Европа в подобные игры не играет. Новая американская власть еще не определила свою политику в отношении Украины и сделает это, скорее всего, лишь после того, как определится со своей стратегией по отношению к России. Бюрократия Минюста США может как законсервировать дело Онищенко, так и откупорить его в нужный момент. Путин как бы и определился со своей личной симпатией к Бойко, но не уверен в его способности победить на президентских выборах без участия в голосовании «ДНР» и «ЛНР». Да и однозначная ставка на политическую силу не сделана, доверие к политическим инструментам Рината Ахметова утрачено, и никакие встречи с Сурковым и руководителем эфэсбешной «пятерки» Беседой не помогут любимцу Нуланд — «единственному украинскому олигарху, с которым можно иметь дело» — восстановить это доверие. Большого доверия к фигуре Рабиновича в Москве, несмотря на поддержку и внутрикремлевский промоушн Медведчука, не испытывают: пользуют, но опять-таки, как и в случае с Януковичем — брезгуют, полагая, что не бывает не только бывших КГБистов, но и сидельцев.

В то же время, как предположил один из знатоков больших политических игр, если раньше к Петру Порошенко применялась тактика «тысячи мелких порезов», то теперь действия Онищенко могут привести к нокдауну, а, возможно, и к нокауту. «Совершенно очевидно, что по мере нарастания скандала, замять который вряд ли удастся, президенту все сложнее будет собирать парламентское большинство и Рада утратит не только управляемость, но даже подобие эффективности». А это может повлечь за собой досрочные парламентские, а там – и президентские выборы.

Перевыборы без вызревшей в общественном сознании качественной альтернативы так же опасны, как и усталое гниение и ничегонеделанье, повышающее резистентность к любым нравственным вызовам. Требование и обеспечение прозрачного, оперативного расследования выдвинутых обвинений должны стать тактикой активной части общества.

В противном случае мы сможем с сожалением утверждать, что за 16 лет, минувших с начала первого кассетного скандала (стартовавшего 28 ноября 2000 года), в нашей стране ничего не изменилось. Хотя нет, виновата: Юра Луценко поменял сторону баррикад.

«Зеркало недели. Украина»Юлия Мостовая

«И примешь ты смерть от коня своего», — почему-то именно эта строка приходит в голову после ознакомления с «пробниками» откровений народного депутата Александра Онищенко, тайно задокументировавшего аудио- и видеофакты политической коррупции Петра Порошенко и двух его конфидентов — загонщика Игоря Кононенко и ловца Макара Пасенюка.

И дело не во всемирно известной увлеченности Онищенко конями и «кобылами», и даже не в созвучном прозвище угодившего в скандал президентского бизнес-партнера — Игоря Кононенко. Дело в том, что если бы не Петр Алексеевич и не его «удлинители рук», в Верховной Раде не было бы депутата по имени Александр Онищенко. Ведь еще в 2014 году, на этапе регистрации кандидатов в народные депутаты, ZN.UA сообщало: Онищенко в течение двух лет отсутствовал в стране более чем по 240 дней, что было нарушением требования к кандидату о необходимом пятилетнем проживании на территории Украины. ЦИК, на основании документов, предоставленных, кстати, по инициативе СБУ, отказал претенденту в регистрации. Но волшебные силы помогли любителю длительных отлучек получить решение суда в свою пользу.

С куполами церквей на агитационных бордах поставщик удовольствий разномастным гедонистам всего мира, включая новоизбранного президента США, успешно перешагнул порог украинского парламента. Специалист тылового обеспечения МВД по образованию и активный член «киселевской» бригады по роду занятий; доверенное лицо Черновецкого и один из основных спонсоров «Батьківщини» последних лет; газовик-затейник и талантливый коммуникатор Александр Онищенко Петром Порошенко был возведен в статус «Решалы именем президента Украины».

По данным источников ZN.UA из ближнего круга народного депутата, Онищенко располагает несколькими кейсами записей. В первом — покупка голосов под необходимые решения в зале парламента. Во втором — отжим потоков и долей в пользу бизнесмена Порошенко и Ко. В третьем — распределение теневых дивидендов с той же командой в сфере работы с «Укргаздобычей». Есть и четвертый кейс, записанный, правда, не new-Мельниченко, а людьми медиавладельца Виктора Зубрицкого, и касается он всего комплекса торгов людей Порошенко, приведенных на переговоры Александром Онищенко при попытке покупки (отжима) канала 112.

Во всем этом фестивале купания в грязи Онищенко принимал самое активное участие. И слушать его обвинения, произносимые с достоинством Белого рыцаря, лично мне мерзко. Однако, какую бы брезгливость ни вызывал источник информации, его обвинения в адрес президента должны быть тщательным образом изучены, сопоставлены с реальными событиями и оценены по закону.

Теперь вопрос — по чьему закону? Американскому, российскому, украинскому? Первые реакции СБУ и ГПУ на старт заявлений Онищенко доказательно продемонстрировали, что дело Леонида Деркача и Михаила Потебенько живет, но деградирует. О готовящемся компроматоизвержении в ZN.UA знали еще с середины октября. Полагаю, что на Банковой – гораздо раньше. И что?

Выброшенные в массмедиа скрин-шоты переписки одного из адвокатов опального нардепа не добавили к делу почти ничего, кроме подозрений в открытости Viber для отечественной спецслужбы. Заводимое против Онищенко дело об измене Родине, вполне вероятно, не лишено оснований. Но оно не заменит собой дела о ее разграблении.

Все те же близкие к Онищенко источники утверждают, что первыми слушателями, зрителями и чтецами накопленного нардепом массива свидетельств, стали отнюдь не американские юристы. «Если бы в день голосования о снятии неприкосновенности и разрешения на арест Онищенко не бравировал своим нахождением в Москве, решение через зал бы не прошло. По крайней мере, не об аресте. Из Москвы в таком уязвимом положении и просто так, без «инвентаризационного номера», никто не улетает». Более того, источник утверждает, что один из украинских каналов еще в середине осени закончил работу над фильмом по материалам Онищенко. Но фильм так и не вышел на экраны. Лично я не располагаю доказательствами передачи Александром Онищенко данных ФСБ РФ. Но и причин, способных остановить такого человека от подобных действий не вижу.

Обращение к американским спецслужбам могло быть для Онищенко как попыткой сохранить билет, позволяющий свободно перемещаться по цивилизованному миру, так и операцией прикрытия. Вряд ли переданные им файлы добавили что-то существенное к уже имеющимся знаниям американцев о Петре Порошенко и его ближайшем окружении. Но на фоне публичности происходящего, факт приема-передачи оперативных данных американскими прокурорами говорит о том, что президент Украины угодил в молох юридической машины США. А это — большая проблема. И для самого Петра Порошенко, и для страны.

В принципе, за ошибки, нечистоплотность или преступления президентов всегда платят их страны. Своими перспективами, интересами, достоинством. Александр Онищенко не способен рассказать ничего нового о способе действий и целеполаганиях украинской политической верхушки.

Но он, если правдой являются рассказы очевидцев об имеющихся у него записях, — способен доказать происходящее. Компрометирующие факты, при попадании в руки иностранных спецслужб, открывают широкий диапазон возможностей, начиная от давления на главу украинского государства с целью получения необходимых политических или экономических решений, до управления временем пребывания фигуранта на его посту.

Петр Порошенко своей необязательностью и никому ни разу не заметной провинциальной хитростью утомил всех: и Меркель, и Олланда, и Обаму, и Путина, и даже Манафорта, входящего нынче в четверку самых доверенных людей Трампа, подбирающих для нового президента кадры. Даже главе небольшой и обессиленной, по целому ряду причин страны, нельзя обещать сильным мира сего все и всякий раз скатываться с обещанного. Сначала так теряется уважение к лидеру, а потом и сострадание к стране. А уж если допустить, что финансовая разведка США действительно работает, а не имитирует деятельность как наша, а глава администрации Путина Вайно принимает очередного доверенного посланца Порошенко, прибывшего обсудить нюансы, связанные с работой Липецкой фабрики, то о каком уважении может идти речь?

Записи Онищенко могут стать как катализатором определенных процессов в нашей стране, так и умереть в архивах новостных лент. Все зависит от того, способны ли основные игроки оперативно сделать свои ставки на нашем поле. Сейчас внутри страны нет энергии, способной выдавить действующего президента с занимаемого поста: ни у большинства общества, ни у большинства олигархов нет на примете фигуры, в которую можно было бы перелить власть в случае отставки Петра Порошенко. Но если внешний фактор консенсусно — на базе «усталости от Украины» — серьезно вмешается в ситуацию, то мы вполне можем услышать проникновенную прощальную речь пятого президента Украины. Правда для того, чтобы это произошло, хотя бы один из крупных внешних игроков должен иметь свою ставку в стране и уверенность в том, что в результате досрочных выборов власть достанется своему сукину сыну.

Сегодня такой ставки нет ни у кого. Европа в подобные игры не играет. Новая американская власть еще не определила свою политику в отношении Украины и сделает это, скорее всего, лишь после того, как определится со своей стратегией по отношению к России. Бюрократия Минюста США может как законсервировать дело Онищенко, так и откупорить его в нужный момент. Путин как бы и определился со своей личной симпатией к Бойко, но не уверен в его способности победить на президентских выборах без участия в голосовании «ДНР» и «ЛНР». Да и однозначная ставка на политическую силу не сделана, доверие к политическим инструментам Рината Ахметова утрачено, и никакие встречи с Сурковым и руководителем эфэсбешной «пятерки» Беседой не помогут любимцу Нуланд — «единственному украинскому олигарху, с которым можно иметь дело» — восстановить это доверие. Большого доверия к фигуре Рабиновича в Москве, несмотря на поддержку и внутрикремлевский промоушн Медведчука, не испытывают: пользуют, но опять-таки, как и в случае с Януковичем — брезгуют, полагая, что не бывает не только бывших КГБистов, но и сидельцев.

В то же время, как предположил один из знатоков больших политических игр, если раньше к Петру Порошенко применялась тактика «тысячи мелких порезов», то теперь действия Онищенко могут привести к нокдауну, а, возможно, и к нокауту. «Совершенно очевидно, что по мере нарастания скандала, замять который вряд ли удастся, президенту все сложнее будет собирать парламентское большинство и Рада утратит не только управляемость, но даже подобие эффективности». А это может повлечь за собой досрочные парламентские, а там – и президентские выборы.

Перевыборы без вызревшей в общественном сознании качественной альтернативы так же опасны, как и усталое гниение и ничегонеделанье, повышающее резистентность к любым нравственным вызовам. Требование и обеспечение прозрачного, оперативного расследования выдвинутых обвинений должны стать тактикой активной части общества.

В противном случае мы сможем с сожалением утверждать, что за 16 лет, минувших с начала первого кассетного скандала (стартовавшего 28 ноября 2000 года), в нашей стране ничего не изменилось. Хотя нет, виновата: Юра Луценко поменял сторону баррикад.

«Зеркало недели. Украина»

«Записи Онищенко могут дискредитировать Порошенко в ноль»«Записи Онищенко могут дискредитировать Порошенко в ноль»

Галина Студенникова

5 июля 275 народных депутатов голосуют за лишение неприкосновенности народного депутата Александра Онищенко. 265 дают согласие на его задержание. 263 — на арест. В числе голосующих — 113 нардепов от президентской фракции — Блока Петра Порошенко.

Депутата обвиняют в организации схемы по хищению средств при добыче и продаже природного газа в рамках договоров о совместной деятельности с ОАО «Укргаздобыча», в результате которой государству был нанесен ущерб на сумму около 3 млрд грн. Накануне голосования, воспользовавшись статусом народного депутата, Онищенко покинул Украину. 8 августа его объявили в национальный розыск.

Спустя менее чем 5 месяцев после знаковых голосований в Раде бывший парламентарий взрывает медиа-пространство. В интервью «Стране» он рассказывает о многомиллионных долларовых схемах скупки голосов депутатов Верховной Рады. При этом он утверждает, что лично участвовал в этих схемах, а заказчиком, а иногда и спонсором подкупа, выступал лично президент Петр Порошенко.

Вот одно из его воспоминаний.

«Человек в черном костюме с оружием в кобуре несет в руках две спортивные сумки. Заходит в узкий лифт, ведущий из зала ожидания главного кабинета в Администрации президента. Лифтом пользуются гости Первого, которые не хотят светиться через парадный вход, и сам Первый. Оттуда он ведет прямо в гараж, где расположен автоэскорт Петра Порошенко. Я был в этом гараже, видел лифт и весь процесс. В каждой сумке — по полтора миллиона долларов. Их несет представитель охраны президента. Деньги в сумках кладут в багажник и передают мне, посреднику, человеку, который взял на себя функцию организатора голосования», — рассказывает «Стране» беглый олигарх Александр Онищенко.

«В общей сложности в Раде продают свои голоса в индивидуальном порядке около 70 депутатов. По знаковым голосованиям цена их голоса варьируется от $20 до $100 тысяч в зависимости от личности депутата. По каждому отдельному случаю нужно торговаться, чем я, собственно, и занимался на протяжение нескольких лет работы с командой Порошенко. Торговался и организовывал коммерческие голосования в пользу президента. Тратил по большей части свои деньги, а чуть позже деньги, которые мне передавали по указанию Порошенко», — говорит «Стране» Онищенко.

Ответ от власти — госизмена

Менее чем через сутки после выхода этого материала, последовал ответ власти — представители СБУ обвинили Александра онищенко в госизмене.

Но и сам беглый депутат не остался в долгу. Буквально через час после прозвучавших в его адрес обвинений он делает сенсационное заявление — он задокументировал факты коррупции, совершаемые Порошенко, в том числе записав разговоры с президентом через специальное устройство в наручных часах.

Компромат на президента Петра Порошенко, в том числе записи переговоров с ним, Онищенко отдал представителям американского правительства.

«Пусть они теперь сами с Порошенко разбираются. Поэтому есть американские спецслужбы, к сожалению для Порошенко, а не российские… Вы услышите голос гаранта, чтобы все иллюзии исчезли о любви к государству и Украине, к народу. Я как-никак два года плотно шел с ним и хорошо его знаю «, — говорил нардеп.

Позднее беглый экс-парламентарий признается — содержание компромата состоит из доказательств подкупа парламентариев, рейдерства, коррупционных переговоров с бизнесменами и тому подобное.

Этот скандал, который может стать самым громким для действующей власти с момента Майдана, затмив даже панамские офшоры, напоминает кассетный скандал, потрясший Украины 28 ноября 2000 года. Тогда лидер Социалистической партии Украины Александр Мороз обнародовал содержание магнитофонной записи, якобы сделанной в личном кабинете президента Леонида Кучмы бывшим майором государственной охраны Николаем Мельниченко.

«Пленки Мельниченко» свидетельствовали о громких преступлениях, к совершению которых были причастны тогдашний президент Украины Леонид Кучма и его окружение. В частности, в одном из фрагментов человек с голосом, похожим на голос Кучмы, отдавал приказ человеку с голосом, похожим на голос тогдашнего министра внутренних дел Украины Юрия Кравченко, расправиться с оппозиционным журналистом Георгием Гонгадзе. Кассетный скандал предопределил будущее Украины, вызвав акции протеста и поставив крест на планах Кучмы переизбраться на третий срок. Именно тогда начался отсчет времени до первого Майдана.

Один из собеседников «Страны», который вхож на 4-й этаж на Банковой, где располагается кабинет президента, рассказывает, что уже несколько месяцев посетителей просят оставить на посту охраны телефоны и снять часы.

Какие политические последствия будет иметь скандал и станет ли Онищенко новым «майором Мельниченко», повернувшим ход украинской истории?

«Так называемый компромат»

Позиция президента и его окружения в этом скандале понятна. Они говорят, что Онищенко — изменник Родины, который выдумал обвинения против Порошенко, чтобы отвлечь внимание от собственных уголовных дел и избежать ответственности за совершенные преступления.

«Так называемый «компромат» Онищенко, который якобы передан прокуратуре США, должен быть обнародован, — считает народный депутат от фракции БПП Алексей Гончаренко. — Любые заявления, если он собирается на что-то пролить свет, могут быть интересными для общества. Пусть обнародует, посмотрим, почитаем. Главное, чтобы это не был способ избежать правосудия».

«Получится, что президент создал преступную организацию…»

Опрошенные «Страной» политические эксперты не исключают, что из-за записей Онищенко может разгореться не менее бурный скандал, чем 17 лет назад.

Политический эксперт Руслан Бортник в комментарии «Стране» сообщил, что записи экс-депутата особо важное значение будут иметь для спецслужб Соединенных Штатов Америки, если, конечно, окажется правдой, что Онищенко их туда передал.

«Сейчас Онищенко еще торгуется. Если в итоге он обнародует записи с Порошенко и там будет состав преступления, это будет значить, что президент создал организованную преступную организацию, и вопросы к нему появятся уже чисто уголовного порядка. Причем, в том числе, и на Западе. Вся эта ситуация ставит под вопрос всю систему управления в Украине. Если эти записи всплывут, то президент будет дискредитирован в ноль. Вместе с ним пойдет ко дну и вся его команда», — говорит «Стране» Бортник.

С другой стороны, политологи считают, что теперь в АП сделает все возможное, чтобы замять этот скандал.

«Одно дело, когда записи ведет майор службы охраны президента, а другое дело — когда на часы что-то пишет олигарх с неоднозначной репутацией. Я бы не ставил знак равенства между этими ситуациями, — говорит «Стране» политолог Вадим Карасев. — Изначально в обществе есть презумпция недоверия к Онищенко. Поэтому шума будет много, но вряд ли этот шум приведет к каким-то политическим переменам. По крайней мере сразу».

В свою очередь, руководитель информационно-аналитического центра Третий сектор Андрей Золотарев полагает, что скандал возможно и будет, но не сразу.

«Эти записи свою роль сыграют, но в перспективе. В ближайшее время власть сделает все, чтобы замять скандал. Но после нового года и в преддверии формирования новой президентской команды в США обострение внимания к этому вопросу вполне возможно. Тогда и произойдут основные события», — считает Андрей Золотарев.

СтранаГалина Студенникова

5 июля 275 народных депутатов голосуют за лишение неприкосновенности народного депутата Александра Онищенко. 265 дают согласие на его задержание. 263 — на арест. В числе голосующих — 113 нардепов от президентской фракции — Блока Петра Порошенко.

Депутата обвиняют в организации схемы по хищению средств при добыче и продаже природного газа в рамках договоров о совместной деятельности с ОАО «Укргаздобыча», в результате которой государству был нанесен ущерб на сумму около 3 млрд грн. Накануне голосования, воспользовавшись статусом народного депутата, Онищенко покинул Украину. 8 августа его объявили в национальный розыск.

Спустя менее чем 5 месяцев после знаковых голосований в Раде бывший парламентарий взрывает медиа-пространство. В интервью «Стране» он рассказывает о многомиллионных долларовых схемах скупки голосов депутатов Верховной Рады. При этом он утверждает, что лично участвовал в этих схемах, а заказчиком, а иногда и спонсором подкупа, выступал лично президент Петр Порошенко.

Вот одно из его воспоминаний.

«Человек в черном костюме с оружием в кобуре несет в руках две спортивные сумки. Заходит в узкий лифт, ведущий из зала ожидания главного кабинета в Администрации президента. Лифтом пользуются гости Первого, которые не хотят светиться через парадный вход, и сам Первый. Оттуда он ведет прямо в гараж, где расположен автоэскорт Петра Порошенко. Я был в этом гараже, видел лифт и весь процесс. В каждой сумке — по полтора миллиона долларов. Их несет представитель охраны президента. Деньги в сумках кладут в багажник и передают мне, посреднику, человеку, который взял на себя функцию организатора голосования», — рассказывает «Стране» беглый олигарх Александр Онищенко.

«В общей сложности в Раде продают свои голоса в индивидуальном порядке около 70 депутатов. По знаковым голосованиям цена их голоса варьируется от $20 до $100 тысяч в зависимости от личности депутата. По каждому отдельному случаю нужно торговаться, чем я, собственно, и занимался на протяжение нескольких лет работы с командой Порошенко. Торговался и организовывал коммерческие голосования в пользу президента. Тратил по большей части свои деньги, а чуть позже деньги, которые мне передавали по указанию Порошенко», — говорит «Стране» Онищенко.

Ответ от власти — госизмена

Менее чем через сутки после выхода этого материала, последовал ответ власти — представители СБУ обвинили Александра онищенко в госизмене.

Но и сам беглый депутат не остался в долгу. Буквально через час после прозвучавших в его адрес обвинений он делает сенсационное заявление — он задокументировал факты коррупции, совершаемые Порошенко, в том числе записав разговоры с президентом через специальное устройство в наручных часах.

Компромат на президента Петра Порошенко, в том числе записи переговоров с ним, Онищенко отдал представителям американского правительства.

«Пусть они теперь сами с Порошенко разбираются. Поэтому есть американские спецслужбы, к сожалению для Порошенко, а не российские… Вы услышите голос гаранта, чтобы все иллюзии исчезли о любви к государству и Украине, к народу. Я как-никак два года плотно шел с ним и хорошо его знаю «, — говорил нардеп.

Позднее беглый экс-парламентарий признается — содержание компромата состоит из доказательств подкупа парламентариев, рейдерства, коррупционных переговоров с бизнесменами и тому подобное.

Этот скандал, который может стать самым громким для действующей власти с момента Майдана, затмив даже панамские офшоры, напоминает кассетный скандал, потрясший Украины 28 ноября 2000 года. Тогда лидер Социалистической партии Украины Александр Мороз обнародовал содержание магнитофонной записи, якобы сделанной в личном кабинете президента Леонида Кучмы бывшим майором государственной охраны Николаем Мельниченко.

«Пленки Мельниченко» свидетельствовали о громких преступлениях, к совершению которых были причастны тогдашний президент Украины Леонид Кучма и его окружение. В частности, в одном из фрагментов человек с голосом, похожим на голос Кучмы, отдавал приказ человеку с голосом, похожим на голос тогдашнего министра внутренних дел Украины Юрия Кравченко, расправиться с оппозиционным журналистом Георгием Гонгадзе. Кассетный скандал предопределил будущее Украины, вызвав акции протеста и поставив крест на планах Кучмы переизбраться на третий срок. Именно тогда начался отсчет времени до первого Майдана.

Один из собеседников «Страны», который вхож на 4-й этаж на Банковой, где располагается кабинет президента, рассказывает, что уже несколько месяцев посетителей просят оставить на посту охраны телефоны и снять часы.

Какие политические последствия будет иметь скандал и станет ли Онищенко новым «майором Мельниченко», повернувшим ход украинской истории?

«Так называемый компромат»

Позиция президента и его окружения в этом скандале понятна. Они говорят, что Онищенко — изменник Родины, который выдумал обвинения против Порошенко, чтобы отвлечь внимание от собственных уголовных дел и избежать ответственности за совершенные преступления.

«Так называемый «компромат» Онищенко, который якобы передан прокуратуре США, должен быть обнародован, — считает народный депутат от фракции БПП Алексей Гончаренко. — Любые заявления, если он собирается на что-то пролить свет, могут быть интересными для общества. Пусть обнародует, посмотрим, почитаем. Главное, чтобы это не был способ избежать правосудия».

«Получится, что президент создал преступную организацию…»

Опрошенные «Страной» политические эксперты не исключают, что из-за записей Онищенко может разгореться не менее бурный скандал, чем 17 лет назад.

Политический эксперт Руслан Бортник в комментарии «Стране» сообщил, что записи экс-депутата особо важное значение будут иметь для спецслужб Соединенных Штатов Америки, если, конечно, окажется правдой, что Онищенко их туда передал.

«Сейчас Онищенко еще торгуется. Если в итоге он обнародует записи с Порошенко и там будет состав преступления, это будет значить, что президент создал организованную преступную организацию, и вопросы к нему появятся уже чисто уголовного порядка. Причем, в том числе, и на Западе. Вся эта ситуация ставит под вопрос всю систему управления в Украине. Если эти записи всплывут, то президент будет дискредитирован в ноль. Вместе с ним пойдет ко дну и вся его команда», — говорит «Стране» Бортник.

С другой стороны, политологи считают, что теперь в АП сделает все возможное, чтобы замять этот скандал.

«Одно дело, когда записи ведет майор службы охраны президента, а другое дело — когда на часы что-то пишет олигарх с неоднозначной репутацией. Я бы не ставил знак равенства между этими ситуациями, — говорит «Стране» политолог Вадим Карасев. — Изначально в обществе есть презумпция недоверия к Онищенко. Поэтому шума будет много, но вряд ли этот шум приведет к каким-то политическим переменам. По крайней мере сразу».

В свою очередь, руководитель информационно-аналитического центра Третий сектор Андрей Золотарев полагает, что скандал возможно и будет, но не сразу.

«Эти записи свою роль сыграют, но в перспективе. В ближайшее время власть сделает все, чтобы замять скандал. Но после нового года и в преддверии формирования новой президентской команды в США обострение внимания к этому вопросу вполне возможно. Тогда и произойдут основные события», — считает Андрей Золотарев.

Страна

Порошенко заявил, что его главная задача — побороть коррупциюПорошенко заявил, что его главная задача — побороть коррупцию

Очередной анекдот от высоких украинских чиновников. Главный коррупционер Украины Порошенко сегодня сообщил, что нужно побороть коррупцию, которая десятилетиями существовала благодаря заинтересованным чиновникам…

Президент Порошенко заявил сегодня, что главная задача — это побороть коррупцию в Украине. Об этом говорится в обращении к украинскому народу по случаю 25-й годовщины Всеукраинского референдума.

«Современные реалии диктуют как стратегические, так и неотложные задачи. Главной из них является искоренение коррупции, которая десятилетиями была благодаря заинтересованным чиновникам», — сказал, не поперхнувшись, Порошенко.

И эти слова он произносит сегодня на фоне оглашения на него вчера новой порции мощнейшего коррупционного компромата и после того как в прошлом месяце Transparency International назвала Украину лидером по коррупции в Европе, а МВФ из-за коррупции объявил об остановке кредитования!

Цинизм этого человека, как видим, просто зашкаливает…

Причем, и тут Порошенко повторяет своего «папередника». Янукович в бытность его президентом тоже время от времени делал заявления, что будет выжигать коррупцию каленым железом, а сам в это время бешеными темпами грабил страну!

Напомню, вчера тоже очень «смешной» анекдот поступил от генпрокурора Луценко — выяснилось, что ГПУ назначила сына главы СБУ контролировать СБУ…

Український ПолітикОчередной анекдот от высоких украинских чиновников. Главный коррупционер Украины Порошенко сегодня сообщил, что нужно побороть коррупцию, которая десятилетиями существовала благодаря заинтересованным чиновникам…

Президент Порошенко заявил сегодня, что главная задача — это побороть коррупцию в Украине. Об этом говорится в обращении к украинскому народу по случаю 25-й годовщины Всеукраинского референдума.

«Современные реалии диктуют как стратегические, так и неотложные задачи. Главной из них является искоренение коррупции, которая десятилетиями была благодаря заинтересованным чиновникам», — сказал, не поперхнувшись, Порошенко.

И эти слова он произносит сегодня на фоне оглашения на него вчера новой порции мощнейшего коррупционного компромата и после того как в прошлом месяце Transparency International назвала Украину лидером по коррупции в Европе, а МВФ из-за коррупции объявил об остановке кредитования!

Цинизм этого человека, как видим, просто зашкаливает…

Причем, и тут Порошенко повторяет своего «папередника». Янукович в бытность его президентом тоже время от времени делал заявления, что будет выжигать коррупцию каленым железом, а сам в это время бешеными темпами грабил страну!

Напомню, вчера тоже очень «смешной» анекдот поступил от генпрокурора Луценко — выяснилось, что ГПУ назначила сына главы СБУ контролировать СБУ…

Український Політик

Немецкое издание заявило о налоговых махинациях на «5 канале» Немецкое издание заявило о налоговых махинациях на «5 канале»

Журналисты частной телекомпании «Пятый канал», принадлежащей президенту Украины Петру Порошенку, сообщают о «серых зарплатах», которые они, якобы, получают на параллельные банковские карты и «в конвертах» наряду со своей официальной зарплатой.

Об этом написало немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ), передает Український Політик.

Семь нынешних и бывших сотрудников редакции «Пятого канала» подтвердили FAZ, что уже несколько лет получают деньги по системе двойной бухгалтерии на разные банковские карточки. На одну карточку приходит официальная зарплата, сумма которой часто равна минимальной зарплате, прописанной в украинском законодательстве, а на другую — более высокая сумма неофициальной зарплаты, получение которой не требует расписки. Раньше неофициальная зарплата выплачивалась наличными, сообщили журналисты.

Администрация президента в ответ на запрос FAZ заявила, что комментарий на эту тему может дать только «Пятый канал». В числе прочего немецкое издание интересовалось, известно ли президенту Порошенко о предполагаемых «серых доходах» на его телеканале.

Пресс-секретарь «Пятого канала» Александра Матиос по телефону подтвердила получение вопросов от FAZ, пообещав ответить на них, однако реакции так и не последовало. Главный редактор Владимир Мжельский не ответил немецким журналистам ни по телефону, ни по электронной почте.

Две журналистки телеканала, Оксана Гриценко и Ксения Новикова согласились выступить в качестве свидетельниц под собственными именами, в то время как остальные пять сотрудников предпочли быть неназванными. Ни один из других членов редакции, с которыми общалась FAZ, не опроверг информацию о неофициальной части зарплаты на «Пятом канале».

Выплата зарплат подобным образом — распространенное явление в украинских компаниях. Благодаря двойной бухгалтерии частные предприятия уклоняются от выплаты подоходного налога и взносов в фонды социального страхования, что является нарушением закона.

Український ПолітикЖурналисты частной телекомпании «Пятый канал», принадлежащей президенту Украины Петру Порошенку, сообщают о «серых зарплатах», которые они, якобы, получают на параллельные банковские карты и «в конвертах» наряду со своей официальной зарплатой.

Об этом написало немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ), передает Український Політик.

Семь нынешних и бывших сотрудников редакции «Пятого канала» подтвердили FAZ, что уже несколько лет получают деньги по системе двойной бухгалтерии на разные банковские карточки. На одну карточку приходит официальная зарплата, сумма которой часто равна минимальной зарплате, прописанной в украинском законодательстве, а на другую — более высокая сумма неофициальной зарплаты, получение которой не требует расписки. Раньше неофициальная зарплата выплачивалась наличными, сообщили журналисты.

Администрация президента в ответ на запрос FAZ заявила, что комментарий на эту тему может дать только «Пятый канал». В числе прочего немецкое издание интересовалось, известно ли президенту Порошенко о предполагаемых «серых доходах» на его телеканале.

Пресс-секретарь «Пятого канала» Александра Матиос по телефону подтвердила получение вопросов от FAZ, пообещав ответить на них, однако реакции так и не последовало. Главный редактор Владимир Мжельский не ответил немецким журналистам ни по телефону, ни по электронной почте.

Две журналистки телеканала, Оксана Гриценко и Ксения Новикова согласились выступить в качестве свидетельниц под собственными именами, в то время как остальные пять сотрудников предпочли быть неназванными. Ни один из других членов редакции, с которыми общалась FAZ, не опроверг информацию о неофициальной части зарплаты на «Пятом канале».

Выплата зарплат подобным образом — распространенное явление в украинских компаниях. Благодаря двойной бухгалтерии частные предприятия уклоняются от выплаты подоходного налога и взносов в фонды социального страхования, что является нарушением закона.

Український Політик

Золотые голоса. Анатомия парламентской коррупцииЗолотые голоса. Анатомия парламентской коррупции

Светлана Крюкова

«Человек в черном костюме с оружием в кобуре несет в руках две спортивные сумки. Заходит в узкий лифт, ведущий из зала ожидания главного кабинета в Администрации президента. Лифтом пользуются гости Первого, которые не хотят светиться через парадный вход, и сам Первый. Оттуда он ведет прямо в гараж, где расположен автоэскорт Петра Порошенко. Я был в этом гараже, видел лифт и весь процесс. В каждой сумке — по полтора миллиона долларов. Их несет представитель охраны президента. Деньги в сумках кладут в багажник и передают мне, посреднику, человеку, который взял на себя функцию организатора голосования», — рассказывает «Стране» беглый олигарх Александр Онищенко.

В этот день, о котором вспоминает Онищенко, под куполом Рады увольняют высокопоставленного человека. Уволить или назначить кого-то на влиятельную должность — затея не из дешевых.

О том, как строятся финансовые схемы по управлению парламентом — в расследовании «Страны».

Групповые и индивидуалы

«Есть три способа повлиять на голосование депутата. Первый — коммерческий (за деньги). Второй — кланово-олигархический (по договоренностям и размену) и уголовный, когда на депутата заводят уголовное дело, чтоб шантажировать его», — рассказывает политтехнолог Сергей Гайдай.

При этом всех депутатов парламента можно поделить на две большие группы. Первые — те, кто сами себе хозяева. Вторые — те, кто подчиняются интересам и воле различных политических или финансово-олигархических групп (таковых подавляющее большинство). Первые могут позволить себе роскошь принимать решения и распоряжаться своим голосом самостоятельно (а потому с ними имеет смысл договариваться). Вторые голосуют так, как им прикажут те, кто завел их в парламент и платит им деньги. Иногда вторым позволяют подработать в индивидуальном порядке по каким-то непринципиальным для хозяев вопросам, но такое бывает не часто. Патроны предпочитают держать своих подопечных на коротком поводке.

По голосам второй группы, естественно, договариваются с хозяевами (с руководителями фракции или главой олигархического клана) всеми тремя способами — и за деньги, и за преференции по бизнесу или кадровые назначения, и при помощи уголовного шантажа.

С индивидуалами же чаще всего работают на гонорарной основе (за деньги). Так выходит дешевле, чем давать преференции по бизнесу и гораздо проще, чем морочить голову с возбуждением уголовных дел в отношении конкретно взятого депутата ради его одного грешного голоса.

«В общей сложности в Раде продают свои голоса в индивидуальном порядке около 70 депутатов. По знаковым голосованиям цена их голоса варьируется от $20 до $100 тысяч в зависимости от личности депутата. По каждому отдельному случаю нужно торговаться, чем я, собственно, и занимался на протяжение нескольких лет работы с командой Порошенко. Торговался и организовывал коммерческие голосования в пользу президента. Тратил по большей части свои деньги, а чуть позже деньги, которые мне передавали по указанию Порошенко», — говорит «Стране» Онищенко.

Нужно докупать

Тут стоит отметить, что с самого начала функционирования нынешнего парламента, президент и правительство столкнулись с необходимостью договариваться с депутатами. И хотя правящая коалиция состояла формально сначала из 302 депутатов, а сейчас — из 230 (при необходимых 226), в реальности же почти под каждый знаковый законопроект или назначение на важную должность приходилось собирать голоса в ручном режиме. Особенно сейчас, когда в коалиции осталось всего две фракции — БПП и Народный фронт, которые никогда не голосуют в полном составе. Тем более, что и НФ, и особенно БПП, не являются однородными фракциями. Для части их депутатов более весом приказ олигархических групп, которые за ними стоят, чем собственного партийно-фракционного начальства.

По сведениям опрошенных «Страной» парламентариев, на протяжение последних лет депутат Онищенко был одним из ключевых посредников между президентом и парламентским залом, докупая недостающие голоса. Именно поэтому его «свидетельские показания» о механизме парламентской коррупции представляют особую общественную важность.

«Насколько я знаю, Онищенко неоднократно своим «кэшем» закрывал ряд пожеланий президента, исполняя роль коммуникатора и финансового посредника между АП и «Батькивщиной» Тимошенко взамен на лояльность и преференции по отношению к своему бизнесу. В том числе Онищенко получил для своего менеджера Игоря Шевченко должность министра экологии по квоте «Батькивщины» и согласовал на Банковой», — уточняет «Стране» депутат от Радикальной партии Андрей Лозовой.

А лидер Радикальной партии Олег Ляшко более категоричен в публичных интервью: Онищенко носил деньги на Банковую, и выносил их оттуда.

В тоже время Игорь Шевченко опровергает заявление Лозового и утверждает, что он никогда не работал на Онищенко, никогда не имел с ним личного бизнеса и не обслуживал ни его лично, ни его фирмы, когда занимался юридической практикой.

Чтобы обеспечить позитивный итог голосования, не обязательно покупать всех. «Традиционно на торгах около 40-50 недостающих голов, которые ищут в двух «коммерческих группах», сформированных не по идеологически-партийному, а по коммерческому принципу — «Воля народа» и «Видродження». Плюс по необходимости привлекают голоса внефракционных депутатов», — рассказывает бывший народный депутат от БПП Егор Фирсов.

Также к коммерческим фракциям в последнее время ряд нардепов относят и радикалов Ляшко. «В разное время Ляшко был под патронатом Левочкина, Коломойского, Яценюка, Ахметова. Но в последнее время стал буржуа и перешел к многовекторной политике на коммерческой основе», — говорит нардеп.

Онищенко заявил «Стране», что в последнее время Ляшко выполняет заказы Банковой. Во фракции «Батькивщины» считают, что за это его интересы якобы учтены в проекте бюджета на 2017 год. Сам Ляшко и его фракция с гневом отметают подобные обвинения.

По словам Фирсова, то, что власти платят депутатам, которые не входят в правящую коалицию, а своих заставляют голосовать в приказном порядке, взывая к партийной дисциплине, неоднократно было причиной внутрифракционных обид и разломов.

«Проверить коррупционность голосования можно по явке, в те дни, когда по Раде гуляют большие деньги, под куполом появляются депутаты, которые в обычные дни там никогда не бывают , — говорит он.

По словам Онищенко, традиционно деньги передавали главе фракции, который распределял их по своему усмотрению. «С депутатами-индивидуалами приходилось встречаться и договариваться отдельно», — говорит Онищенко. Он перечисляет поименно нардепов, однако просит в публикации не называть их имена.

На вопрос, как он передавал деньги и расплачивался с депутатами Онищенко отвечает коротко: «По факту голосования. Договаривался до, рассчитывался — после».

Черную бухгалтерию по взяткам депутатам никто не вел.

«Есть лишь косвенные признаки, подтверждающие коррупцию в Раде», — в свою очередь рассказывает «Стране» экс-председатель Комитета избирателей Украины, депутат от Радикальной партии Игорь Попов. И делает вывод из личного наблюдения: гонорар наличкой принимают только старорежимные депутаты. «Современное, технологичное поколение нардепов это ребята со смартфонами, умеющие двумя касаниями пальца проверять «приход» необходимой суммы — на офшорный счет», — говорит Попов.

На это один из бывших нардепов лишь скептически замечает: «молодежь слишком самоуверенна. Любые деньги, которые хоть один раз прошли по безналу в любой юрисдикции тут же отслеживаются соответствующими службами западных стран. И все. Ты у них уже на крючке. Поэтому, если есть возможность брать наличными, то нужно брать наличными. Это надежнее. Посмотрите на Виктора Федоровича Януковича — он вывез свой кэш и чувствует себя прекрасно, не обращая внимание на поиски его мифических миллиардов на каких-то счетах».

Кстати, по его словам, нынешние расценки гораздо ниже, чем были до Майдана. «Сейчас депутаты готовы продаваться за несколько десятков тысяч долларов, — говорит нардеп. — В наши времена за такую сумму могли разве что по морде настучать, сочтя предложение оскорбительным. Самые сытные времена были во второй половины нулевых, при Ющенко, когда шла постоянная война всех со всеми. Тогда голоса покупались за сотни тысяч долларов и даже за миллионы».

Клюевы нового времени

Онищенко был временным и всего лишь одним из промежуточных звеньев в машине парламентской коррупции, на правах анонимности рассказывают депутаты, успевшие заработать на парламентском голосовании.

«Во времена Януковича у власти за вопросы финансового взаимодействия с депутатским корпусом отвечал Андрей Клюев, — говорит Сергей Гайдай. — Сейчас у Порошенко таких «Клюевых» несколько. В плеяде новых людей, например Олесь Довгий. Он работает с бывшими регионалами и командой Леонида Черновецкого, и один из ключевых коммуникаторов от власти в этой среде. Такой себе координатор отдельных процессов».

Среди других главных переговорщиков и финансовых посредников между президентом и депутатами Онищенко называет первого замглавы фракции БПП Игоря Кононенко.

По отдельным случаям президент делегировал право договоренностей Сергею Березенко и экс-главе Администрации президента, а ныне советнику президента Борису Ложкину.

О том, что Березенко играет роль медиатора между АП и парламентским залом по поиску дефицитных голосов в комментарии «Стране» подтверждает и депутат от БПП Виктор Чумак. По его словам, об этом в открытую говорили на заседании фракции. «Да, открыто об этом говорили. О том, что Березенко с Довгим собирают недостающие голоса. До того, как в Раду зашел Березенко, этим же активно занимался Кононенко. Депутат Александр Грановский — решала по судам и прокуратуре. Депутат Вадим Денисенко — по контрагитации. Все, сдал всех…», — сказал Виктор Чумак.

Сам Сергей Березенко в интервью «Стране» истории о покупке назначений и голосований в парламенте назвал «полным бредом». «Неужели вы действительно считаете, что у президента нет других аргументов для назначения того, или иного чиновника? Тем более по тем должностям, где прерогатива внесения принадлежит главе государства согласно Конституции», — сказал он и уточнил: в зале и парламентских кулуарах постоянно ведутся переговоры между фракциями.

«Каждая сила преследует свой политический интерес. Земля и мораторий, принятие госбюджета и компромиссы, которые в нем закладываются. Однако все это — политический, а не финансовый торг. И президент в нем точно не участвует», — сказал Березенко, подчеркнув, что ни он, ни его коллеги из руководства фракции никогда не были замешаны в коммерческом голосовании. «По крайней мере со мной это не обсуждали. Ваш вопрос обвинительный по отношению к АП, однако отвечать за коррупцию во всем парламенте я не могу», — добавил Сергей Березенко.

Получить комментарий Игоря Кононенко и Олеся Довгого «Стране» не удалось (редакция готова опубликовать точку зрения депутатов в любое время. — Прим.Ред.).

Нал, безнал и небрендированные сумки

По словам Онищенко, главные по финансам по такому типу деликатных вопросов у Порошенко два человека: Игорь Кононенко и Макар Пасенюк. «Ну и начальник службы охраны Федоров, когда нужно пронести наличные в черных небрендированных сумках. В особо сложных и дорогих случаях — деньги перечисляли безналом. В качестве подтверждения Онищенко предоставляет «Стране» платежку, из которой видно перечисление на счет Онищенко почти 12 млн. евро.

По словам Онищенко, деньги по личной просьбе президента Украины перевел лично управляющий директор группы Макар Пасенюк ICU, задействовав одну из офшорных компаний — MELIAM PROPERTIES LIMITED. «По договоренностям, после обналички мне пришлось половину кэша вернуть в АП — опять же через Федорова. И оставшуюся часть, а это ровно половина — мне пришлось потратить на назначения по облсоветам. То есть помимо голосования, мне нужно было рассчитаться за назначения по многим областным советам. Деньги были распределены по депутатам местных советов, которые после избирали представителей БПП, например, по Киевскому, Житомирскому Черниговскому, Херсонскому, Львовскому облсоветам. Там один голос стоил дешевле, чем в Верховной Раде», — сказал Онищенко.

Сам Макар Пасенюк в комментарии «Стране» сказал, что ничего не знает ни о платежке, ни о транзакции. И подчеркнул, что ни он, ни группа ICU не участвуют в политических процессах в стране.

Между тем Онищенко уточняет, что готов представить screenshot (снимок экрана. — Прим.ред.) электронной почты, где видно, что платежка ему отправлена с почты Макара Пасенюка.

Лидеры по затратам

Среди наиболее дорогостоящих коммерческих голосований Онищенко называет несколько: проекты госбюджетов 2015-го-2016-го гг, назначение и отставка Генпрокурора Виктора Шокина, новое назначение Юрия Луценко, отставка с должности главы Службы безопасности Валентина Наливайченко.

Самым дорогостоящим за эту каденцию Рады, по его словам, получилось голосование по отставке Наливайченко. «По моим оценкам, тогда это стоило $2-2,5 млн. Через меня проходил миллион», — говорит он.

По мнению опрошенных «Страной» депутатов все же самым дорогостоящих за весь период этой каденции стало голосование по назначению Шокина, что обошлось Порошенко в сумму граничащую к трем миллионам. «Да, это правда. Только через меня прошло 1,5 миллиона», — уточняет Онищенко.

В качестве подтверждения он дает почитать переписку с политиками, которые вели с ним переговоры в тот момент и на просьбу «Страны» сохранить себе несколько из них, разрешает саморучно сделать screenshot из телефона. И уточняет: его мобильный прошел экспертизу по заказу британской BBC.

«Я подготовился, — уточняет Онищенко. — Сохранил ворох переписок за несколько лет работы с командой Порошенко, отдал телефон на экспертизу, подтвердившую подлинность этих переписок. Более того, у меня есть запись, на которой Порошенко дает указания по тому, как, кому и за что голосовать. Я записал его на наручные часы. Из-за чего теперь с министра МВД Арсена Авакова и всех гостей АП снимают часы. Еще можно запонки снимать, а с женщин — серьги и кулоны. Я готов предоставить вам эту запись. Но всему свое время».

Игорь Попов просит не расстраиваться и уточняет, что голосами торгуют не только в украинском парламенте. «В кулуарах Европарламента обсуждается случай, когда видный украинский лоббист привез чемодан денег для евродепутатов. Начал раздавать доллары где-то в подсобном помещении центра парламентаризма Евросоюза. Так те обиделись — на доллары. Ну не может евродепутат ехать в обменниках такой объем наличных долларов менять», — рассказывает Попов.

Последствия откровений Онищенко

По мнению депутата от БПП Сергея Лещенко, информация о коррупции в парламенте может повлечь за собой серию расследований и начало уголовных производств, а в итоге приведет к посадке целой группы лиц. Во всяком случае, так бы случилось в любой цивилизованной стране, считает он.

«Вспомните скандал в Румынии с бывшим евродепутатом от группы социал-демократов Андрианом Северином, которого в феврале прошлого года приговорили к трем годам тюрьмы за взятку в 100 тыс долларов, — проводит аналогию Лещенко. — У нас такими преступлениями должно заняться НАБУ”.

Впрочем, позиция АП по поводу заявлений Онищенко понятна уже после первой серии откровений беглого нардепа (о телеканале 112). На Банковой считают, что нардеп оговаривает президента, чтобы политизировать расследование преступлений, в которых Онищенко проходит как подозреваемый.

СтранаСветлана Крюкова

«Человек в черном костюме с оружием в кобуре несет в руках две спортивные сумки. Заходит в узкий лифт, ведущий из зала ожидания главного кабинета в Администрации президента. Лифтом пользуются гости Первого, которые не хотят светиться через парадный вход, и сам Первый. Оттуда он ведет прямо в гараж, где расположен автоэскорт Петра Порошенко. Я был в этом гараже, видел лифт и весь процесс. В каждой сумке — по полтора миллиона долларов. Их несет представитель охраны президента. Деньги в сумках кладут в багажник и передают мне, посреднику, человеку, который взял на себя функцию организатора голосования», — рассказывает «Стране» беглый олигарх Александр Онищенко.

В этот день, о котором вспоминает Онищенко, под куполом Рады увольняют высокопоставленного человека. Уволить или назначить кого-то на влиятельную должность — затея не из дешевых.

О том, как строятся финансовые схемы по управлению парламентом — в расследовании «Страны».

Групповые и индивидуалы

«Есть три способа повлиять на голосование депутата. Первый — коммерческий (за деньги). Второй — кланово-олигархический (по договоренностям и размену) и уголовный, когда на депутата заводят уголовное дело, чтоб шантажировать его», — рассказывает политтехнолог Сергей Гайдай.

При этом всех депутатов парламента можно поделить на две большие группы. Первые — те, кто сами себе хозяева. Вторые — те, кто подчиняются интересам и воле различных политических или финансово-олигархических групп (таковых подавляющее большинство). Первые могут позволить себе роскошь принимать решения и распоряжаться своим голосом самостоятельно (а потому с ними имеет смысл договариваться). Вторые голосуют так, как им прикажут те, кто завел их в парламент и платит им деньги. Иногда вторым позволяют подработать в индивидуальном порядке по каким-то непринципиальным для хозяев вопросам, но такое бывает не часто. Патроны предпочитают держать своих подопечных на коротком поводке.

По голосам второй группы, естественно, договариваются с хозяевами (с руководителями фракции или главой олигархического клана) всеми тремя способами — и за деньги, и за преференции по бизнесу или кадровые назначения, и при помощи уголовного шантажа.

С индивидуалами же чаще всего работают на гонорарной основе (за деньги). Так выходит дешевле, чем давать преференции по бизнесу и гораздо проще, чем морочить голову с возбуждением уголовных дел в отношении конкретно взятого депутата ради его одного грешного голоса.

«В общей сложности в Раде продают свои голоса в индивидуальном порядке около 70 депутатов. По знаковым голосованиям цена их голоса варьируется от $20 до $100 тысяч в зависимости от личности депутата. По каждому отдельному случаю нужно торговаться, чем я, собственно, и занимался на протяжение нескольких лет работы с командой Порошенко. Торговался и организовывал коммерческие голосования в пользу президента. Тратил по большей части свои деньги, а чуть позже деньги, которые мне передавали по указанию Порошенко», — говорит «Стране» Онищенко.

Нужно докупать

Тут стоит отметить, что с самого начала функционирования нынешнего парламента, президент и правительство столкнулись с необходимостью договариваться с депутатами. И хотя правящая коалиция состояла формально сначала из 302 депутатов, а сейчас — из 230 (при необходимых 226), в реальности же почти под каждый знаковый законопроект или назначение на важную должность приходилось собирать голоса в ручном режиме. Особенно сейчас, когда в коалиции осталось всего две фракции — БПП и Народный фронт, которые никогда не голосуют в полном составе. Тем более, что и НФ, и особенно БПП, не являются однородными фракциями. Для части их депутатов более весом приказ олигархических групп, которые за ними стоят, чем собственного партийно-фракционного начальства.

По сведениям опрошенных «Страной» парламентариев, на протяжение последних лет депутат Онищенко был одним из ключевых посредников между президентом и парламентским залом, докупая недостающие голоса. Именно поэтому его «свидетельские показания» о механизме парламентской коррупции представляют особую общественную важность.

«Насколько я знаю, Онищенко неоднократно своим «кэшем» закрывал ряд пожеланий президента, исполняя роль коммуникатора и финансового посредника между АП и «Батькивщиной» Тимошенко взамен на лояльность и преференции по отношению к своему бизнесу. В том числе Онищенко получил для своего менеджера Игоря Шевченко должность министра экологии по квоте «Батькивщины» и согласовал на Банковой», — уточняет «Стране» депутат от Радикальной партии Андрей Лозовой.

А лидер Радикальной партии Олег Ляшко более категоричен в публичных интервью: Онищенко носил деньги на Банковую, и выносил их оттуда.

В тоже время Игорь Шевченко опровергает заявление Лозового и утверждает, что он никогда не работал на Онищенко, никогда не имел с ним личного бизнеса и не обслуживал ни его лично, ни его фирмы, когда занимался юридической практикой.

Чтобы обеспечить позитивный итог голосования, не обязательно покупать всех. «Традиционно на торгах около 40-50 недостающих голов, которые ищут в двух «коммерческих группах», сформированных не по идеологически-партийному, а по коммерческому принципу — «Воля народа» и «Видродження». Плюс по необходимости привлекают голоса внефракционных депутатов», — рассказывает бывший народный депутат от БПП Егор Фирсов.

Также к коммерческим фракциям в последнее время ряд нардепов относят и радикалов Ляшко. «В разное время Ляшко был под патронатом Левочкина, Коломойского, Яценюка, Ахметова. Но в последнее время стал буржуа и перешел к многовекторной политике на коммерческой основе», — говорит нардеп.

Онищенко заявил «Стране», что в последнее время Ляшко выполняет заказы Банковой. Во фракции «Батькивщины» считают, что за это его интересы якобы учтены в проекте бюджета на 2017 год. Сам Ляшко и его фракция с гневом отметают подобные обвинения.

По словам Фирсова, то, что власти платят депутатам, которые не входят в правящую коалицию, а своих заставляют голосовать в приказном порядке, взывая к партийной дисциплине, неоднократно было причиной внутрифракционных обид и разломов.

«Проверить коррупционность голосования можно по явке, в те дни, когда по Раде гуляют большие деньги, под куполом появляются депутаты, которые в обычные дни там никогда не бывают , — говорит он.

По словам Онищенко, традиционно деньги передавали главе фракции, который распределял их по своему усмотрению. «С депутатами-индивидуалами приходилось встречаться и договариваться отдельно», — говорит Онищенко. Он перечисляет поименно нардепов, однако просит в публикации не называть их имена.

На вопрос, как он передавал деньги и расплачивался с депутатами Онищенко отвечает коротко: «По факту голосования. Договаривался до, рассчитывался — после».

Черную бухгалтерию по взяткам депутатам никто не вел.

«Есть лишь косвенные признаки, подтверждающие коррупцию в Раде», — в свою очередь рассказывает «Стране» экс-председатель Комитета избирателей Украины, депутат от Радикальной партии Игорь Попов. И делает вывод из личного наблюдения: гонорар наличкой принимают только старорежимные депутаты. «Современное, технологичное поколение нардепов это ребята со смартфонами, умеющие двумя касаниями пальца проверять «приход» необходимой суммы — на офшорный счет», — говорит Попов.

На это один из бывших нардепов лишь скептически замечает: «молодежь слишком самоуверенна. Любые деньги, которые хоть один раз прошли по безналу в любой юрисдикции тут же отслеживаются соответствующими службами западных стран. И все. Ты у них уже на крючке. Поэтому, если есть возможность брать наличными, то нужно брать наличными. Это надежнее. Посмотрите на Виктора Федоровича Януковича — он вывез свой кэш и чувствует себя прекрасно, не обращая внимание на поиски его мифических миллиардов на каких-то счетах».

Кстати, по его словам, нынешние расценки гораздо ниже, чем были до Майдана. «Сейчас депутаты готовы продаваться за несколько десятков тысяч долларов, — говорит нардеп. — В наши времена за такую сумму могли разве что по морде настучать, сочтя предложение оскорбительным. Самые сытные времена были во второй половины нулевых, при Ющенко, когда шла постоянная война всех со всеми. Тогда голоса покупались за сотни тысяч долларов и даже за миллионы».

Клюевы нового времени

Онищенко был временным и всего лишь одним из промежуточных звеньев в машине парламентской коррупции, на правах анонимности рассказывают депутаты, успевшие заработать на парламентском голосовании.

«Во времена Януковича у власти за вопросы финансового взаимодействия с депутатским корпусом отвечал Андрей Клюев, — говорит Сергей Гайдай. — Сейчас у Порошенко таких «Клюевых» несколько. В плеяде новых людей, например Олесь Довгий. Он работает с бывшими регионалами и командой Леонида Черновецкого, и один из ключевых коммуникаторов от власти в этой среде. Такой себе координатор отдельных процессов».

Среди других главных переговорщиков и финансовых посредников между президентом и депутатами Онищенко называет первого замглавы фракции БПП Игоря Кононенко.

По отдельным случаям президент делегировал право договоренностей Сергею Березенко и экс-главе Администрации президента, а ныне советнику президента Борису Ложкину.

О том, что Березенко играет роль медиатора между АП и парламентским залом по поиску дефицитных голосов в комментарии «Стране» подтверждает и депутат от БПП Виктор Чумак. По его словам, об этом в открытую говорили на заседании фракции. «Да, открыто об этом говорили. О том, что Березенко с Довгим собирают недостающие голоса. До того, как в Раду зашел Березенко, этим же активно занимался Кононенко. Депутат Александр Грановский — решала по судам и прокуратуре. Депутат Вадим Денисенко — по контрагитации. Все, сдал всех…», — сказал Виктор Чумак.

Сам Сергей Березенко в интервью «Стране» истории о покупке назначений и голосований в парламенте назвал «полным бредом». «Неужели вы действительно считаете, что у президента нет других аргументов для назначения того, или иного чиновника? Тем более по тем должностям, где прерогатива внесения принадлежит главе государства согласно Конституции», — сказал он и уточнил: в зале и парламентских кулуарах постоянно ведутся переговоры между фракциями.

«Каждая сила преследует свой политический интерес. Земля и мораторий, принятие госбюджета и компромиссы, которые в нем закладываются. Однако все это — политический, а не финансовый торг. И президент в нем точно не участвует», — сказал Березенко, подчеркнув, что ни он, ни его коллеги из руководства фракции никогда не были замешаны в коммерческом голосовании. «По крайней мере со мной это не обсуждали. Ваш вопрос обвинительный по отношению к АП, однако отвечать за коррупцию во всем парламенте я не могу», — добавил Сергей Березенко.

Получить комментарий Игоря Кононенко и Олеся Довгого «Стране» не удалось (редакция готова опубликовать точку зрения депутатов в любое время. — Прим.Ред.).

Нал, безнал и небрендированные сумки

По словам Онищенко, главные по финансам по такому типу деликатных вопросов у Порошенко два человека: Игорь Кононенко и Макар Пасенюк. «Ну и начальник службы охраны Федоров, когда нужно пронести наличные в черных небрендированных сумках. В особо сложных и дорогих случаях — деньги перечисляли безналом. В качестве подтверждения Онищенко предоставляет «Стране» платежку, из которой видно перечисление на счет Онищенко почти 12 млн. евро.

По словам Онищенко, деньги по личной просьбе президента Украины перевел лично управляющий директор группы Макар Пасенюк ICU, задействовав одну из офшорных компаний — MELIAM PROPERTIES LIMITED. «По договоренностям, после обналички мне пришлось половину кэша вернуть в АП — опять же через Федорова. И оставшуюся часть, а это ровно половина — мне пришлось потратить на назначения по облсоветам. То есть помимо голосования, мне нужно было рассчитаться за назначения по многим областным советам. Деньги были распределены по депутатам местных советов, которые после избирали представителей БПП, например, по Киевскому, Житомирскому Черниговскому, Херсонскому, Львовскому облсоветам. Там один голос стоил дешевле, чем в Верховной Раде», — сказал Онищенко.

Сам Макар Пасенюк в комментарии «Стране» сказал, что ничего не знает ни о платежке, ни о транзакции. И подчеркнул, что ни он, ни группа ICU не участвуют в политических процессах в стране.

Между тем Онищенко уточняет, что готов представить screenshot (снимок экрана. — Прим.ред.) электронной почты, где видно, что платежка ему отправлена с почты Макара Пасенюка.

Лидеры по затратам

Среди наиболее дорогостоящих коммерческих голосований Онищенко называет несколько: проекты госбюджетов 2015-го-2016-го гг, назначение и отставка Генпрокурора Виктора Шокина, новое назначение Юрия Луценко, отставка с должности главы Службы безопасности Валентина Наливайченко.

Самым дорогостоящим за эту каденцию Рады, по его словам, получилось голосование по отставке Наливайченко. «По моим оценкам, тогда это стоило $2-2,5 млн. Через меня проходил миллион», — говорит он.

По мнению опрошенных «Страной» депутатов все же самым дорогостоящих за весь период этой каденции стало голосование по назначению Шокина, что обошлось Порошенко в сумму граничащую к трем миллионам. «Да, это правда. Только через меня прошло 1,5 миллиона», — уточняет Онищенко.

В качестве подтверждения он дает почитать переписку с политиками, которые вели с ним переговоры в тот момент и на просьбу «Страны» сохранить себе несколько из них, разрешает саморучно сделать screenshot из телефона. И уточняет: его мобильный прошел экспертизу по заказу британской BBC.

«Я подготовился, — уточняет Онищенко. — Сохранил ворох переписок за несколько лет работы с командой Порошенко, отдал телефон на экспертизу, подтвердившую подлинность этих переписок. Более того, у меня есть запись, на которой Порошенко дает указания по тому, как, кому и за что голосовать. Я записал его на наручные часы. Из-за чего теперь с министра МВД Арсена Авакова и всех гостей АП снимают часы. Еще можно запонки снимать, а с женщин — серьги и кулоны. Я готов предоставить вам эту запись. Но всему свое время».

Игорь Попов просит не расстраиваться и уточняет, что голосами торгуют не только в украинском парламенте. «В кулуарах Европарламента обсуждается случай, когда видный украинский лоббист привез чемодан денег для евродепутатов. Начал раздавать доллары где-то в подсобном помещении центра парламентаризма Евросоюза. Так те обиделись — на доллары. Ну не может евродепутат ехать в обменниках такой объем наличных долларов менять», — рассказывает Попов.

Последствия откровений Онищенко

По мнению депутата от БПП Сергея Лещенко, информация о коррупции в парламенте может повлечь за собой серию расследований и начало уголовных производств, а в итоге приведет к посадке целой группы лиц. Во всяком случае, так бы случилось в любой цивилизованной стране, считает он.

«Вспомните скандал в Румынии с бывшим евродепутатом от группы социал-демократов Андрианом Северином, которого в феврале прошлого года приговорили к трем годам тюрьмы за взятку в 100 тыс долларов, — проводит аналогию Лещенко. — У нас такими преступлениями должно заняться НАБУ”.

Впрочем, позиция АП по поводу заявлений Онищенко понятна уже после первой серии откровений беглого нардепа (о телеканале 112). На Банковой считают, что нардеп оговаривает президента, чтобы политизировать расследование преступлений, в которых Онищенко проходит как подозреваемый.

Страна

Призрак перевыборов: два сценария для УкраиныПризрак перевыборов: два сценария для Украины

Анатолий Октисюк

Приходится констатировать факт, что мысли о необходимости проведения досрочных парламентских выборов в 2017 году в Украине уже прочно укоренились в обществе. С этой целью украинское информационное пространство с завидной регулярностью сотрясают громкие информационные скандалы и разоблачения, в правительственном квартале ежедневно организовываются проплаченные митинги, а политические оппоненты и власть обвиняют друг друга в коррупции и профессиональной непригодности.

Но если трезво посмотреть на внутриполитический баланс сил, то у Петра Порошенко есть все силовые, финансовые и медиаинструменты для удержания ситуации под контролем до 2019 года. Несмотря на то, что олигархи заключили временное соглашение с Порошенко, они параллельно готовят плацдармы и концентрируют ресурсы для политической борьбы. Системные политические инвесторы понимают, что решение о возможной перезагрузке власти не зависит от украинского президента и тем более — от разношерстной и разномастной оппозиции. Все ожидают, пока поменяется геополитическая конъюнктура, дабы вступить в борьбу за статус договороспособного партнера не только с Западом, но и РФ.

Возможность проведения досрочных парламентских выборов в Украине зависит от того, смогут ли Трамп и Путин договориться о параметрах нового мирового устройства и разделе сфер влияния. В этой связи для украинского руководства существует два сценария развития ситуации в стране: курс на многовекторность или продолжение конфронтации с РФ.

Первый мирный сценарий предусматривает достижение геополитического консенсуса между США и РФ, возможно, даже и за счет украинских интересов. Этот сценарий развития событий кажется пока маловероятным, но вместе с тем – он самый проблемный для политического выживания украинской власти. В ходе предвыборной кампании Дональд Трамп неоднократно обещал американским избирателям, что в многополярном мире Вашингтон больше не станет выполнять роль глобального полицейского, а сконцентрируется на решении внутренних вопросов. Если между Вашингтоном и Кремлем будет достигнут геополитический консенсус по Сирии и Украине, то внутриполитическая украинская турбулентность будет усилена неформальным давлением Запада для скорейшего выполнения Киевом Минских соглашений, что в принципе невозможно без перезагрузки парламента. Нынешняя структура Верховной Рады, большинство в которой представлено «политическими ястребами», не сможет в полном объеме выполнить политический компонент Минских соглашений, а также принимать другие важные пакетные решения по НАТО, ЕС или же гипотетической российско-украинской нормализации отношений. И вполне возможно, что такие договоренности могут быть оформлены за спиной украинского руководства, которое будет дальше верить в то, что Украина является центровым игроком в мировой геополитике.

В частных беседах многие западные дипломаты указывают на такой «возможный нож в спину» для Киева, хотя при этом и отмечают, что международная политика – прагматична и цинична, а Украина при таких раскладах должна иметь «план Б». Пока что создается впечатление, что «план Б» у нас отсутствует, поскольку власть заточена на экзистенциальный конфликт с Россией. Все понимают, что война в Сирии, аннексия Крыма и конфликт на Донбассе являются одними из элементов глобального геополитического противостояния между коллективным Западом и РФ. Для США важно закрыть «сирийский вопрос» для того, чтобы политически контролировать ЕС с помощью беженцев, а также держать в постоянном тонусе Турцию и Иран.

Для России же, наоборот, Украина – это зона особых интересов и влияния. И вполне вероятно, что Кремль попытается разыграть с Вашингтоном сирийско-украинскую карту. Если Трамп и Путин смогут договориться, то нынешняя украинская власть «политических ястребов» никак не вписывается в этот геополитический пасьянс. При таком сюжете развития событий существуют риски, что Запад будет давить на Порошенко и требовать досрочных выборов в парламент, дабы завести туда более договороспособных игроков. Если Порошенко не согласится на перевыборы, то тогда могут быть включены другие рычаги влияния, как например – шантаж с международной валютной поддержкой или же бесконечное затягивание решения по безвизу. Хотя эти вопросы никак не связанны с Минскими соглашениями, однако их могут очень даже использовать как рычаги влияния на Киев. Тем более, что в 2017 году в ключевых странах ЕС может поменяться власть.

Впрочем, многие дипломатические собеседники отмечают, что модель поведения Дональда Трампа будет зависеть от первых кадровых решений в Пентагоне, прокуратуре и казначействе. Если Трамп сформирует свою команду и окружит себя своими людьми из бизнеса, тогда не исключено, что может быть взят курс на оттепель с Кремлем и отстранение от мировых дел. Если это будут ярые республиканцы, то, скорее всего, будет взят курс на конфронтацию с Кремлем. Ведь лоббисты увеличения военных заказов сидели без крупной прибыли уже около 10 лет. Последние крупные кампании были в Ираке и Афганистане. И военные коммерсанты не упустят возможности где-то побороться за демократию, испытать новые вооружения, при этом освоить новые бюджеты. Поэтому Трампу придется считаться с Республиканской партией, ведь без учета интересов партийной махины дело может дойти и до импичмента.

В связи с этим вторым и наиболее вероятным сценарием развития ситуации является продолжение геополитической конфронтации между США и РФ.

Владимир Путин и Дональд Трамп, как два Бонапарта, могут между собой не договориться. Здесь будет играть роль исключительно фактор личности в мировой политике. Если коммуникация не сложится, то Сирия и Украина могут опять стать горячими точками на геополитической карте мира. И не исключено, что новые очаги напряжения могут появится в обозримом будущем в Центральной Азии или Балтии. А о досрочных парламентских и президентских выборах в Украине придется тогда забыть. Вашингтону нужны будут политические ястребы, с помощью которых можно будет сделать неприятно Кремлю. Тем более, Вашингтоном за последние три года в Украину уже инвестировано очень много финансовых, человеческих, репутационных и военных ресурсов. Поэтому так просто отступить тоже не получится.

АпострофАнатолий Октисюк

Приходится констатировать факт, что мысли о необходимости проведения досрочных парламентских выборов в 2017 году в Украине уже прочно укоренились в обществе. С этой целью украинское информационное пространство с завидной регулярностью сотрясают громкие информационные скандалы и разоблачения, в правительственном квартале ежедневно организовываются проплаченные митинги, а политические оппоненты и власть обвиняют друг друга в коррупции и профессиональной непригодности.

Но если трезво посмотреть на внутриполитический баланс сил, то у Петра Порошенко есть все силовые, финансовые и медиаинструменты для удержания ситуации под контролем до 2019 года. Несмотря на то, что олигархи заключили временное соглашение с Порошенко, они параллельно готовят плацдармы и концентрируют ресурсы для политической борьбы. Системные политические инвесторы понимают, что решение о возможной перезагрузке власти не зависит от украинского президента и тем более — от разношерстной и разномастной оппозиции. Все ожидают, пока поменяется геополитическая конъюнктура, дабы вступить в борьбу за статус договороспособного партнера не только с Западом, но и РФ.

Возможность проведения досрочных парламентских выборов в Украине зависит от того, смогут ли Трамп и Путин договориться о параметрах нового мирового устройства и разделе сфер влияния. В этой связи для украинского руководства существует два сценария развития ситуации в стране: курс на многовекторность или продолжение конфронтации с РФ.

Первый мирный сценарий предусматривает достижение геополитического консенсуса между США и РФ, возможно, даже и за счет украинских интересов. Этот сценарий развития событий кажется пока маловероятным, но вместе с тем – он самый проблемный для политического выживания украинской власти. В ходе предвыборной кампании Дональд Трамп неоднократно обещал американским избирателям, что в многополярном мире Вашингтон больше не станет выполнять роль глобального полицейского, а сконцентрируется на решении внутренних вопросов. Если между Вашингтоном и Кремлем будет достигнут геополитический консенсус по Сирии и Украине, то внутриполитическая украинская турбулентность будет усилена неформальным давлением Запада для скорейшего выполнения Киевом Минских соглашений, что в принципе невозможно без перезагрузки парламента. Нынешняя структура Верховной Рады, большинство в которой представлено «политическими ястребами», не сможет в полном объеме выполнить политический компонент Минских соглашений, а также принимать другие важные пакетные решения по НАТО, ЕС или же гипотетической российско-украинской нормализации отношений. И вполне возможно, что такие договоренности могут быть оформлены за спиной украинского руководства, которое будет дальше верить в то, что Украина является центровым игроком в мировой геополитике.

В частных беседах многие западные дипломаты указывают на такой «возможный нож в спину» для Киева, хотя при этом и отмечают, что международная политика – прагматична и цинична, а Украина при таких раскладах должна иметь «план Б». Пока что создается впечатление, что «план Б» у нас отсутствует, поскольку власть заточена на экзистенциальный конфликт с Россией. Все понимают, что война в Сирии, аннексия Крыма и конфликт на Донбассе являются одними из элементов глобального геополитического противостояния между коллективным Западом и РФ. Для США важно закрыть «сирийский вопрос» для того, чтобы политически контролировать ЕС с помощью беженцев, а также держать в постоянном тонусе Турцию и Иран.

Для России же, наоборот, Украина – это зона особых интересов и влияния. И вполне вероятно, что Кремль попытается разыграть с Вашингтоном сирийско-украинскую карту. Если Трамп и Путин смогут договориться, то нынешняя украинская власть «политических ястребов» никак не вписывается в этот геополитический пасьянс. При таком сюжете развития событий существуют риски, что Запад будет давить на Порошенко и требовать досрочных выборов в парламент, дабы завести туда более договороспособных игроков. Если Порошенко не согласится на перевыборы, то тогда могут быть включены другие рычаги влияния, как например – шантаж с международной валютной поддержкой или же бесконечное затягивание решения по безвизу. Хотя эти вопросы никак не связанны с Минскими соглашениями, однако их могут очень даже использовать как рычаги влияния на Киев. Тем более, что в 2017 году в ключевых странах ЕС может поменяться власть.

Впрочем, многие дипломатические собеседники отмечают, что модель поведения Дональда Трампа будет зависеть от первых кадровых решений в Пентагоне, прокуратуре и казначействе. Если Трамп сформирует свою команду и окружит себя своими людьми из бизнеса, тогда не исключено, что может быть взят курс на оттепель с Кремлем и отстранение от мировых дел. Если это будут ярые республиканцы, то, скорее всего, будет взят курс на конфронтацию с Кремлем. Ведь лоббисты увеличения военных заказов сидели без крупной прибыли уже около 10 лет. Последние крупные кампании были в Ираке и Афганистане. И военные коммерсанты не упустят возможности где-то побороться за демократию, испытать новые вооружения, при этом освоить новые бюджеты. Поэтому Трампу придется считаться с Республиканской партией, ведь без учета интересов партийной махины дело может дойти и до импичмента.

В связи с этим вторым и наиболее вероятным сценарием развития ситуации является продолжение геополитической конфронтации между США и РФ.

Владимир Путин и Дональд Трамп, как два Бонапарта, могут между собой не договориться. Здесь будет играть роль исключительно фактор личности в мировой политике. Если коммуникация не сложится, то Сирия и Украина могут опять стать горячими точками на геополитической карте мира. И не исключено, что новые очаги напряжения могут появится в обозримом будущем в Центральной Азии или Балтии. А о досрочных парламентских и президентских выборах в Украине придется тогда забыть. Вашингтону нужны будут политические ястребы, с помощью которых можно будет сделать неприятно Кремлю. Тем более, Вашингтоном за последние три года в Украину уже инвестировано очень много финансовых, человеческих, репутационных и военных ресурсов. Поэтому так просто отступить тоже не получится.

Апостроф

Порошенко попал в собственную ловушкуПорошенко попал в собственную ловушку

Сергей Лещенко

Президент затянул ситуацию до того момента, когда Европа начала искать защиты от миграционного кризиса

Петр Порошенко попал в собственную ловушку. Пытаясь увильнуть от выполнения требований безвизового режима (вспомните бюджет-2016 без электронного декларирования, закон Денисенко и т. д.), он затянул ситуацию до того момента, когда Европа начала искать защиты от миграционного кризиса.

В итоге, введение безвиза для Украины и Грузии застопорили до тех пор, пока ЕС не выработает механизм остановки безвизового режима со всеми странами. Потому что, кроме Украины и Грузии, на безвиз претендует Турция с намного большими рисками. Сколько времени уйдет на выработку приостановки безвиза, не знает никто. При желании могут управиться быстро, а будет не до этого – то пройдут месяцы и месяцы.

Тем временем саму Европу в ближайший год ждет серия событий, последствия которых будут отодвигать украинский безвиз в дальний ящик.

Это референдум в Италии (после поражения на котором премьер-министр Ренци обещал уйти в отставку, что означает новые выборы и усиление правых радикалов и изоляционистов). Это повторные выборы президента Австрии (на которых может победить кандидат от крайне правой Партии свободы). Это выборы президента Франции (где во втором туре, по всей видимости, будут соревноваться пророссийские Фийон и Ле Пен). И парламентские выборы в Германии осенью 2017-го, до окончания которых могут отложить принятие любых вопросов, которые способны спровоцировать новые обвинения в миграционной политике в адрес действующего канцлера.

Поэтому Порошенко не обманывал, когда раз за разом обещал безвиз. Он просто хотел пропетлять между европейскими обязательствами и личными дивидендами. Но не вышло.

ФБСергей Лещенко

Президент затянул ситуацию до того момента, когда Европа начала искать защиты от миграционного кризиса

Петр Порошенко попал в собственную ловушку. Пытаясь увильнуть от выполнения требований безвизового режима (вспомните бюджет-2016 без электронного декларирования, закон Денисенко и т. д.), он затянул ситуацию до того момента, когда Европа начала искать защиты от миграционного кризиса.

В итоге, введение безвиза для Украины и Грузии застопорили до тех пор, пока ЕС не выработает механизм остановки безвизового режима со всеми странами. Потому что, кроме Украины и Грузии, на безвиз претендует Турция с намного большими рисками. Сколько времени уйдет на выработку приостановки безвиза, не знает никто. При желании могут управиться быстро, а будет не до этого – то пройдут месяцы и месяцы.

Тем временем саму Европу в ближайший год ждет серия событий, последствия которых будут отодвигать украинский безвиз в дальний ящик.

Это референдум в Италии (после поражения на котором премьер-министр Ренци обещал уйти в отставку, что означает новые выборы и усиление правых радикалов и изоляционистов). Это повторные выборы президента Австрии (на которых может победить кандидат от крайне правой Партии свободы). Это выборы президента Франции (где во втором туре, по всей видимости, будут соревноваться пророссийские Фийон и Ле Пен). И парламентские выборы в Германии осенью 2017-го, до окончания которых могут отложить принятие любых вопросов, которые способны спровоцировать новые обвинения в миграционной политике в адрес действующего канцлера.

Поэтому Порошенко не обманывал, когда раз за разом обещал безвиз. Он просто хотел пропетлять между европейскими обязательствами и личными дивидендами. Но не вышло.

ФБ

Метания ПорошенкоМетания Порошенко

Бенуа Виткин

Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили 7 ноября ушел, громко хлопнув дверью, с поста губернатора Одессы, который занимал с мая 2015 года (для этого он принял украинское гражданство). Примеру последовали и сторонники бывшего главы государства вроде начальницы украинской полиции Хатии Деканоидзе. Причем слова Саакашвили стали еще большим ударом, чем отставка. Посчитав, что ему ставят палки в колеса в попытках реформ, он обвинил Петра Порошенко (они учились с ним в одном вузе), который и привел его в Одессу, в том, что тот «поддерживает преступные кланы» региона и «грабит» страну: «Какая украинцам разница, кто у них ворует, Петр Порошенко или Виктор Янукович?»

В таком сравнении нынешнего президента с предшественником, безусловно, есть доля оппортунизма, поскольку амбициозный Саакашвили подумывал о создании собственной партии и участии в национальной политической борьбе. Однако оно многое говорит о царящих сейчас в Киеве настроениях. Взять хотя бы модную сейчас шутку: «Я — президент Украины. Я живу в роскошном доме за высоким забором под Киевом. Мой сын — депутат. Мой бизнес растет, хотя вся остальная экономика рушится. Угадайте, как меня зовут?» Виктор Янукович не единственный, кто проходит по всем обозначенным пунктам: описание годится и для занимающего пост с мая 2014 года Петра Порошенко.

Жестокая шутка для нынешнего украинского лидера. Ведь даже большинство самых его ярых критиков воздерживаются от сравнения клептократического, коррумпированного и авторитарного режима прошлого президента с пробелами новой власти. «В людях говорит разочарование, — объясняет Сергей Лещенко, депутат и представитель молодой гвардии реформаторов, которые недавно ушли из президентского лагеря. — Майдан породил такие надежды, а возможности были так широки, что разочарование просто огромно».

Половина мандата Порошенко прошла, а его результаты более чем противоречивы. Начало было отмечено запуском глубоких структурных реформ: стабилизация финансов, реформа полиции и армии на фоне войны, частичная реформа энергетики, масштабная децентрализация, сокращение роли государства… Иначе говоря, за несколько месяцев было предпринято больше, чем за 25 лет существования современной Украины. Европейский Союз должен был отметить столь «существенный прогресс» на открытии саммита ЕС-Украина 24 ноября.

Только вот иллюзия большой чистки быстро развеялась, а власть особенно разочаровала там, где от нее больше всего ждали решительных шагов: в борьбе с коррупцией и олигархией. В этой сфере слабых подвижек удалось добиться только по итогам бесконечных баталий и благодаря совместному давлению все еще кипучего гражданского общества и западных инвесторов.

Вступившая в силу 1 ноября последняя крупная реформа как нельзя лучше иллюстрирует эти постоянные метания: речь идет о публикации в сети деклараций о доходах и имуществе. 100 000 госслужащих выполнили это требование к радости и ужасу журналистов и любопытных: подозрения в честности тех, кто задекларировал лишь старенький Opel, и раздражение по поводу тех, кто выставил напоказ коллекцию Lexus и дорогих часов. Но главное даже не в этом. Инициатива рассматривалась более года, и власть неоднократно саботировала ее, сделав все возможное для ограничения ее поля применения и отсрочки вступления в силу. Дошло даже до внесения поправок посреди ночи за несколько дней до Нового года. Власти уступили лишь после бесконечных обращений в МВФ, который поставил реформу предварительным условием перечисления очередного транша помощи.

Причем это не единственный случай такого рода. Весной парламент принял масштабную судебную реформу, но она вступит в силу только через три года, когда полномочия президента будут существенно расширены. «Такова старая традиция: неплохой закон оставляет достаточно пространства для организованного саботажа и сохранения старых методов», — объясняет юрист Виталий Касько, которого выдворили из Генеральной прокуратуры за критику ее явного нежелания преследовать коррупционеров.

«Он или хаос»

Разочарование сторонников реформ тем сильнее, что в руках Петра Порошенко имеются серьезные рычаги. С течением времени он расставил своих приближенных (бывших деловых партнеров или давних союзников — они выбирались, исходя из их верности) по всем ключевым постам: премьер, прокуратура, центробанк, спецслужбы… Дошло до того, что начались разговоры о «вертикали власти» (такое определение обычно дают путинской России) в Киеве с учетом склонностей к авторитаризму, которые проиллюстрировали в конце октября разоблачения «Украинской правды» о прослушке журналистов по распоряжению президентской администрации.

В то же время соперники президента, начиная с бывшего премьера Арсения Яценюка, сдали позиции. «Это, без сомнения, самый влиятельный президент из всех, какие были на Украине, — говорит один из его советников. — Причем все опирается на один простой факт, который пугает как украинцев, так и наших иностранных партнеров: или он, или хаос».

Как же тогда объяснить медлительность и ограниченность реформ? Объяснений много, и все они не новы: война на востоке, инертность системы, нехватка денег на зарплаты госслужащим (как можно требовать от чиновника достойной работы за 300 евро в месяц?), саботаж администрации, влияние олигархов… Пусть эти ответы и заслуживают внимания, их все равно не достаточно.

Еще одно объяснение связано с тем, что политолог Владимир Фесенко называет «внутренним конфликтом» президента: тот «хочет, чтобы его любили, стремится войти в историю как великий государственный деятель. Для этого ему нужно бороться с коррупцией. Но в то же самое время он остается бизнесменом, который хочет расширить свою империю и избежать проблем…» В отличие от Януковича, который стал олигархом благодаря власти, Порошенко был шестым в списке богатейших людей страны еще до избрания. При этом он не сдержал обещания продать большую часть своей бизнес-империи (от кондитерских фабрик до банков). По словам депутата Лещенко, президент все еще тратит на управление бизнесом половину рабочего времени.

«Единственная знакомая ему система»

В продолжение давней практики ряд приближенных Порошенко стали ключевыми фигурами на перекрестке политики и финансов. Они оттесняют в тень старых олигархов и контролируют мириады госпредприятий, главным образом в прибыльной энергетической сфере. «Президент почти не может управлять страной без таких теневых схем, — отмечает политолог Михаил Минаков, знаток олигархических кругов. — Прежде всего, это единственная знакомая ему система. Кроме того, в государстве с анемичными институтами настоящая власть лежит как раз таки в этой серой зоне, которая дает влияние и контроль».

«Две эти стороны бизнесмена и государственного деятеля не противоречат друг другу, а посредники исчезнут сами собой после оздоровления системы», — считает пожелавший сохранить анонимность советник президента. Один западный дипломат в свою очередь уверяет, что Петр Порошенко «больше, чем бизнесмен, которому ловко удалось стать президентом. Однако он натыкается на нетерпеливость гражданского общества и влияние реакционных сил».

Эти силы совершенно не заинтересованы в исчезновении старой системы и теперь чувствуют себя все увереннее. Раз парламентское большинство стало усыхать, как шагреневая кожа, Петр Порошенко вынужден опираться на принадлежащие влиятельным олигархам депутатские группы и, следовательно, принимать их условия, что подрывает его власть. Оказавшись в тисках между грузом старой системы, нетерпеливостью молодой гвардии и требованиями западных партнеров, президент Украины движется вперед зигзагами.

Le MondeБенуа Виткин

Бывший президент Грузии Михаил Саакашвили 7 ноября ушел, громко хлопнув дверью, с поста губернатора Одессы, который занимал с мая 2015 года (для этого он принял украинское гражданство). Примеру последовали и сторонники бывшего главы государства вроде начальницы украинской полиции Хатии Деканоидзе. Причем слова Саакашвили стали еще большим ударом, чем отставка. Посчитав, что ему ставят палки в колеса в попытках реформ, он обвинил Петра Порошенко (они учились с ним в одном вузе), который и привел его в Одессу, в том, что тот «поддерживает преступные кланы» региона и «грабит» страну: «Какая украинцам разница, кто у них ворует, Петр Порошенко или Виктор Янукович?»

В таком сравнении нынешнего президента с предшественником, безусловно, есть доля оппортунизма, поскольку амбициозный Саакашвили подумывал о создании собственной партии и участии в национальной политической борьбе. Однако оно многое говорит о царящих сейчас в Киеве настроениях. Взять хотя бы модную сейчас шутку: «Я — президент Украины. Я живу в роскошном доме за высоким забором под Киевом. Мой сын — депутат. Мой бизнес растет, хотя вся остальная экономика рушится. Угадайте, как меня зовут?» Виктор Янукович не единственный, кто проходит по всем обозначенным пунктам: описание годится и для занимающего пост с мая 2014 года Петра Порошенко.

Жестокая шутка для нынешнего украинского лидера. Ведь даже большинство самых его ярых критиков воздерживаются от сравнения клептократического, коррумпированного и авторитарного режима прошлого президента с пробелами новой власти. «В людях говорит разочарование, — объясняет Сергей Лещенко, депутат и представитель молодой гвардии реформаторов, которые недавно ушли из президентского лагеря. — Майдан породил такие надежды, а возможности были так широки, что разочарование просто огромно».

Половина мандата Порошенко прошла, а его результаты более чем противоречивы. Начало было отмечено запуском глубоких структурных реформ: стабилизация финансов, реформа полиции и армии на фоне войны, частичная реформа энергетики, масштабная децентрализация, сокращение роли государства… Иначе говоря, за несколько месяцев было предпринято больше, чем за 25 лет существования современной Украины. Европейский Союз должен был отметить столь «существенный прогресс» на открытии саммита ЕС-Украина 24 ноября.

Только вот иллюзия большой чистки быстро развеялась, а власть особенно разочаровала там, где от нее больше всего ждали решительных шагов: в борьбе с коррупцией и олигархией. В этой сфере слабых подвижек удалось добиться только по итогам бесконечных баталий и благодаря совместному давлению все еще кипучего гражданского общества и западных инвесторов.

Вступившая в силу 1 ноября последняя крупная реформа как нельзя лучше иллюстрирует эти постоянные метания: речь идет о публикации в сети деклараций о доходах и имуществе. 100 000 госслужащих выполнили это требование к радости и ужасу журналистов и любопытных: подозрения в честности тех, кто задекларировал лишь старенький Opel, и раздражение по поводу тех, кто выставил напоказ коллекцию Lexus и дорогих часов. Но главное даже не в этом. Инициатива рассматривалась более года, и власть неоднократно саботировала ее, сделав все возможное для ограничения ее поля применения и отсрочки вступления в силу. Дошло даже до внесения поправок посреди ночи за несколько дней до Нового года. Власти уступили лишь после бесконечных обращений в МВФ, который поставил реформу предварительным условием перечисления очередного транша помощи.

Причем это не единственный случай такого рода. Весной парламент принял масштабную судебную реформу, но она вступит в силу только через три года, когда полномочия президента будут существенно расширены. «Такова старая традиция: неплохой закон оставляет достаточно пространства для организованного саботажа и сохранения старых методов», — объясняет юрист Виталий Касько, которого выдворили из Генеральной прокуратуры за критику ее явного нежелания преследовать коррупционеров.

«Он или хаос»

Разочарование сторонников реформ тем сильнее, что в руках Петра Порошенко имеются серьезные рычаги. С течением времени он расставил своих приближенных (бывших деловых партнеров или давних союзников — они выбирались, исходя из их верности) по всем ключевым постам: премьер, прокуратура, центробанк, спецслужбы… Дошло до того, что начались разговоры о «вертикали власти» (такое определение обычно дают путинской России) в Киеве с учетом склонностей к авторитаризму, которые проиллюстрировали в конце октября разоблачения «Украинской правды» о прослушке журналистов по распоряжению президентской администрации.

В то же время соперники президента, начиная с бывшего премьера Арсения Яценюка, сдали позиции. «Это, без сомнения, самый влиятельный президент из всех, какие были на Украине, — говорит один из его советников. — Причем все опирается на один простой факт, который пугает как украинцев, так и наших иностранных партнеров: или он, или хаос».

Как же тогда объяснить медлительность и ограниченность реформ? Объяснений много, и все они не новы: война на востоке, инертность системы, нехватка денег на зарплаты госслужащим (как можно требовать от чиновника достойной работы за 300 евро в месяц?), саботаж администрации, влияние олигархов… Пусть эти ответы и заслуживают внимания, их все равно не достаточно.

Еще одно объяснение связано с тем, что политолог Владимир Фесенко называет «внутренним конфликтом» президента: тот «хочет, чтобы его любили, стремится войти в историю как великий государственный деятель. Для этого ему нужно бороться с коррупцией. Но в то же самое время он остается бизнесменом, который хочет расширить свою империю и избежать проблем…» В отличие от Януковича, который стал олигархом благодаря власти, Порошенко был шестым в списке богатейших людей страны еще до избрания. При этом он не сдержал обещания продать большую часть своей бизнес-империи (от кондитерских фабрик до банков). По словам депутата Лещенко, президент все еще тратит на управление бизнесом половину рабочего времени.

«Единственная знакомая ему система»

В продолжение давней практики ряд приближенных Порошенко стали ключевыми фигурами на перекрестке политики и финансов. Они оттесняют в тень старых олигархов и контролируют мириады госпредприятий, главным образом в прибыльной энергетической сфере. «Президент почти не может управлять страной без таких теневых схем, — отмечает политолог Михаил Минаков, знаток олигархических кругов. — Прежде всего, это единственная знакомая ему система. Кроме того, в государстве с анемичными институтами настоящая власть лежит как раз таки в этой серой зоне, которая дает влияние и контроль».

«Две эти стороны бизнесмена и государственного деятеля не противоречат друг другу, а посредники исчезнут сами собой после оздоровления системы», — считает пожелавший сохранить анонимность советник президента. Один западный дипломат в свою очередь уверяет, что Петр Порошенко «больше, чем бизнесмен, которому ловко удалось стать президентом. Однако он натыкается на нетерпеливость гражданского общества и влияние реакционных сил».

Эти силы совершенно не заинтересованы в исчезновении старой системы и теперь чувствуют себя все увереннее. Раз парламентское большинство стало усыхать, как шагреневая кожа, Петр Порошенко вынужден опираться на принадлежащие влиятельным олигархам депутатские группы и, следовательно, принимать их условия, что подрывает его власть. Оказавшись в тисках между грузом старой системы, нетерпеливостью молодой гвардии и требованиями западных партнеров, президент Украины движется вперед зигзагами.

Le Monde

Андрей Билецкий: Если враг решит подвинуть фронт, мы умоемся кровьюАндрей Билецкий: Если враг решит подвинуть фронт, мы умоемся кровью

Светлана Шереметьева

Украинский политик, командир полка Национальной гвардии «Азов» АНДРЕЙ БИЛЕЦКИЙ считает, что Россия в любой момент может перевести ситуацию на фронте в «горячую стадию» и тогда военные перспективы украинской армии будут неутешительными. Главными проблемами ВСУ, по мнению Билецкого, является недобор личного состава, отсутствие современных средств ведение войны и разочарование опытных офицеров, большая часть которых уже покинула армию. О том, почему сложилась такая ситуация и что делать для того, чтобы закончить конфликт в Украине, АНДРЕЙ БИЛЕЦКИЙ рассказал в интервью «Апострофу».

— Как вы оцениваете ситуацию на фронте сейчас?

— Сейчас ситуация на фронте оценивается таким образом, что существует неформальная договоренность не двигать линию фронта, то есть сейчас идет самый бестолковый и самый жестокий вид войны. Да, действительно, потерь значительно меньше, чем в активную фазу, но люди фактически гибнут ни за что. Линия фронта не движется и то, что сейчас происходит, — просто убийство ради убийства.

— А перейти в активную фазу ситуация может?

— Говорить о том, может ли она перейти в активную фазу или нет, не имеет никакого смысла, потому что украинская сторона в этой ситуации играет роль посыльного объекта, а Россия — активного субъекта. Если Россия захочет, то изменит все в одну секунду, не захочет — не изменит. Единственное, о чем можно реально говорить, так это о том, что такая ситуация чрезвычайно деморализует военных. Моральное состояние — низкое. Разговоры о доукомплектации армии контрактниками можно только для парадов оставить. На фронте есть норма, какой участок держит батальон, рота и так далее. Так вот, по всем украинским нормам, сейчас обеспеченность личным составом на линии фронта — 40-60%. Огромные прорехи, людей нет, люди не мотивированы. Если, не дай Бог, Россия решит перевести все в горячую стадию, как летом 2014 года, как во времена Дебальцево, то мы снова умоемся кровью, как зимой 2014 года, когда нам рассказывали об изменениях в армии, как мы окрепли и поднялись за это время. А потом случилось Дебальцево, и мы поняли, что мы опять ничего не стоим.

— Какое направление сейчас самое опасное?

— Сейчас никто не пытается сдвинуть линию, поэтому — никакое. Люди, как одна, так и другая сторона, с какой-то периодичностью убивают друг друга, ведут позиционные бои. Это не война. А война — это мобильность, это неожиданность и так далее. Там, где будет сформирован кулак, где решат идти в прорыв, там и будет опасный участок. Они могут выбрать тысячу звеньев. Например, могут попробовать пробиваться к Славянску, выходить на Славянские леса и юг Харьковской области, могут выбрать удар на Мариуполь. Попробовать сломать линию тотально и взять Марьинку, Волноваху, пытаясь отрезать Мариуполь от Запорожской области. То есть, существует огромное количество вариантов, которые могут быть выбраны.

— Что мы можем сделать в этой ситуации?

— В этом и проблема, что на войне нельзя отдавать инициативу, понимаете. Тот, кто первый наносит превентивный удар, тот в огромном выигрыше. Даже если разведка доложила о том, что готовится подобный удар, есть, как минимум, несколько суток для того, чтобы окопаться и так далее. Мы будем всегда отставать — это правила войны. Поэтому, скажем так, пока фронт не движется, но если наш враг решит его подвинуть, то я довольно пессимистично отношусь к украинским военным перспективам.

— Если сравнить возможности украинской армии, Нацгвардии и российской армии в 2014 году и сейчас, какие изменения вы заметили?

— Все показывает война. Во-первых, наш враг тоже не тратил времени даром, боевики ДНР тоже все время тренировались и так далее. Во-вторых, смотря в чем. Да, у нас было много времени, потому что война в основном позиционная. Серьезная техника не ломается и не уничтожается. За два с лишним года мы отремонтировали большое количество советской бронетехники, артсистем и так далее. По количеству техники и вооружения мы стали значительно лучше. Но по внедрению новых методов подготовки войск, новых технических решений, систем связи, беспилотников, цифровых систем управления боя, по этим всем показателям мы находимся в каменном веке. Причем это сверхдешевые технологии. По насыщенности современными оптическими средствами или приборами радиоразведки мы тоже находимся в очень плохом состоянии.

— Почему не удалось изменить ситуацию?

— Мы получили столь огромное разочарование в 2015 году, что абсолютное большинство этих людей (военных, — «Апостроф») находятся сейчас в гражданской жизни. Кто-то разочаровался, пьет, кто-то уехал за границу, кто-то занимается своими делами, бизнесом, кто-то ушел в криминал. Они оставляют армию в огромном количестве, зная, какая там реальная ситуация. Там, в современной армии, есть энтузиасты, огромное количество качественных офицеров, но это уже фанаты, которые понимают всю суть, они растворены в бюрократической неэффективной постсоветской военной машине, и поэтому мы проигрываем в моральном плане. Стреляет человек, воюет человек. Но когда ты приезжаешь, и тебе кадровые офицеры ВСУ, которые служили до войны, а затем во время войны, ты знал их как честных, бесстрашных, качественных командиров, говорят: «Я собирался подписать контракт, продолжить служить, но поговорил с другими офицерами, началась такая уставщина, началось возвращение в этот армейский маразм, что я уже не хочу». Если даже такие люди уходят, то что говорить о других. И таких примеров немало. Условно говоря, из каждых десяти моих знакомых пятеро ушли. Это огромный процент. Поэтому у нас нет скелета. В армии есть замечательные люди, а есть большое количество тех, кто просто пришли заработать. И все это прекрасно знают: и офицеры, и солдаты. Такие воевать не будут. Нельзя за 10 или 12 тысяч гривен мотивировать человека всерьез рисковать своей жизнью. Поэтому, чтобы рисковать своей жизнью (а это базовый инстинкт человека — самосохранение), нужны вещи идеального порядка. Или еще больший страх. Или высшие ценности. Если у человека их нет, то воевать он не будет. Крепостные не будут воевать. Мало того, вся информация, которая у меня есть, говорит о том, что принято решение даже в условно элитные подразделения, такие как бригады Нацгвардии, и дальше запихивать срочников, поскольку не хватает кадров.

— Какова ситуация именно в полку «Азов»? Принимает ли он участие в боевых действиях?

— Полк на 101% соответствует той задумке, которая планировалась. А планировалось создать абсолютно добровольное, сверхпрофессиональное подразделение по НАТОвским стандартам. Сейчас полк имеет огромный боевой опыт, полностью переведен на принятые в НАТО стандарты управления, подготовки солдата, сержанта, и так далее. Но главный актив «Азова» — это люди.

— А какой национальный состав полка сейчас?

— Например, в 2014 начале 2015 года было огромное количество западноевропейских комбатантов. Они имели чрезвычайно высокий уровень подготовки. Просто космического уровня люди. Сейчас ситуация поменялась. Сейчас идут словаки и хорваты в огромном количестве. Они воспринимают украинский конфликт как продолжение сербо-хорватского конфликта. Для них это война, которую они сами не закончили. Поэтому много хорватов, прибалтов. Из стран Западной Европы комбатантов сейчас меньше, потому что это профессиональные военные. Они не могут сейчас реализовать себя здесь.

— По ту линию фронта таких тоже намало?

— Есть, но они так называемые леваки, антифашисты. Как говорил Черчилль: следующий фашизм будет называться антифашизмом. Там другое направление. Если у нас в основном это Европа или Грузия, то там это Латинская Америка, частично — Кавказ, арабы в каком-то количестве, сербы. В основном, у них значительно меньше европейских комбатантов, и есть комбатанты из таких удивительных мест, как Латинская Америка или Ближний Восток. Есть выходцы из Колумбии, Бразилии.

— «Азов» очень часто воспринимают как некую Мекку для националистов. Как вы можете объяснить этот феномен?

— Это феномен, но он таким стал потому, что у нас было четкое понимание того, каким он должен быть. Была воля. Конечно, футбольные хулиганы, националисты, несмотря на то, что они — умные, волевые, физически развитые, воспитанные люди, — далеко не самый лучший в дисциплинарном плане материал для создания военной части. Надо было вложить большое количество энергии для того, чтобы превратить это действительно в реальный феномен. В него поверило общемировое военное сообщество. Это уже бренд для «зеленых беретов» в Америке, для частных военных компаний, без шуток. Если говорить о Японии, то там военные игры, страйкбол — чрезвычайно популярные, даже культовые вещи.Там очень любят реконструировать войну на востоке Украины. Это у них сейчас самое любимое. Среди украинской армии наиболее популярная функция — именно полк «Азов», который они активно реконструируют.

— Мы уже начинали говорить о финансировании силовых органов. Сейчас на силовые структуры в Украине выделяется около 5% ВВП, из них 2,5% — на армию. А какое финансирование, по вашему мнению, должно выделяться?

— Не имеет значения, сколько они выделяют. В программе партии «Национальный корпус» (партия Билецкого — «Апостроф») написано в самом начале: «Три первоочередные составляющие национальной безопасности — это консолидированная нация, сильное государство и инновационная экономика». Не бывает мощной страны с экономикой африканского государства, не бывает военной мощи в аграрной стране. Понимаете, фундамент сильной армии — это сильная экономика. Все. Какая разница, сколько они выделяют, переведите это в доллары, сравните с долларовыми суммами, которые выделяют другие страны, и тогда станет все понятно. То есть Петр Алексеевич может выделять 12% или 17%. Но если у нас показатели госбюджета, во время их замечательного правления, сравнимы с африканскими, то о чем мы говорим?

— Раз уж вы вспомнили о Порошенко. На последней встречи нормандской четверки снова встал вопрос о выполнении Минских договоренностей. Какова Ваша позиция относительно этих переговоров и видите ли вы вообще вариант мирного урегулирования этого конфликта сейчас?

— Мы очень жестко выступаем и будем выступать, оставляя за собой любые формы протеста, против идеи изменений в Конституцию для выборов на Донбассе, за возвращение контроля над границей и разоружение. Мы предлагаем простую форму: разоружение, возвращение контроля над границей, выборы. Так мы сможем хотя бы вернуть контроль на государственной границей на большой части своей территории. В противном случае это расползание гангрены сепаратизма по всей стране, потому что мы заведем десятки мажоритарщиков Донецкой и Луганской областей в парламент. Эти люди будут легализованы, их власть с оружием в руках будет полностью легализована и признана мировым сообществом на территории Донецкой и Луганской областей. С юридической точки зрения никто не будет им делать никаких исключений. Если начнется новый конфликт, то это будет уже реальная гражданская война в Украине по всем абсолютно международным нормам.

— Как тогда быть с Минским переговорным процессом?

— Власть загнала себя в фантастически патовую ситуацию. И я лично не понимаю, что они собираются делать дальше. С одной стороны, страна никогда не даст им подписать подобную капитуляцию. Ни президенту, ни парламенту украинский народ не разрешал отрезать огромный кусок территории, и фактически полностью узаконивать террористические группировки. Таких полномочий у них нет, они это прекрасно понимают. Это станет последним днем этой власти в подобной ситуации. С другой стороны, становится понятно, что президент пообещал западным партнерам именно такой сценарий, и именно такой порядок выполнения Минских договоренностей. То есть, менять Конституцию, проводить выборы, потом осуществлять допуск ОБСЕ, а затем допустить украинскую сторону к контролю над границей. Непонятно в каком статусе. Просто допуск, не прописан ни один механизм.

— Как, в таком случае, вы видите идеальное решение ситуации?

— Что касается вообще Минского формата, то он совершенно неудачный. Мы понимаем, что Олланд и Меркель — далеко не пророссийские игроки. Но это слабые звенья в западных странах. Например, Великобритания и США занимают значительно более жесткую позицию по отношению к конфликту и к политике России. Поэтому, во-первых, надо изменить формат. Никто так и не объяснил ни статуса украинских переговорщиков, всех этих Медведчуков, Марчуков, Кучмы, ни статуса России, которая является агрессором, но играет непонятную роль стороннего наблюдателя в этом конфликте, ни статуса ДНР и ЛНР, ни статуса государств-гарантов. У нас же есть Будапештский меморандум. Вообще, перед тем, как что-то обещать Западу, то может быть сначала что-то у него попросим? Простых вещей: открытых обратных гарантий того, что в случае невыполнения договоренностей, нас переведут в статус, условно говоря, так называемого стратегического союзника, как Израиль, или Япония.

— То есть, по вашему мнению, нужно отозвать этот формат?

— Да, во-первых, надо отозвать формат. Нам должны гарантировать нашу безопасность. Например, в течение месяца, в случае невыполнения Россией этих условий, вы даете нам определенное количество вооружения, берете на себя финансирование украинской армии, вкладываете в нашу энергетическую безопасность и независимость, гарантируете нам закупку газа и тому подобное. Но этих гарантий нет, ничего. Мы обещаем, а нам не обещают ровным счетом ничего. Во-вторых, гарантом безопасности на этих территориях может быть только украинские силовики: украинская армия, правоохранительные органы и так далее. Надо отбросить все эти разговоры об ОБСЕ, которая сейчас тратит почти половину своего бюджета в Украине. О каких вооруженных миссиях мы можем говорить, если ОБСЕ и так почти не вытягивает украинскую миссию, их там невозможно увидеть, их численность надо увеличивать в 10 раз для того, чтобы хоть что-то получалось. А теперь представим, что они будут еще и контролировать населенные пункты внутри ДНР и ЛНР… У них и бюджета нет для этого, даже если они до копейки потратят все свои деньги.

— А почему вы считаете, что это имитация, а не решение проблемы?

— Потому что население не понимает статуса ОБСЕ. Им говорят о вооруженной миссии, но не говорят о том, что речь идет только о личном оружии для личной безопасности. То есть представители ОБСЕ не будут выполнять функции полицейских и пограничников. Людей просто обманывают, пользуясь их неосведомленностью и жонглируя определениями. Поэтому нужно менять формат, вводить туда, как минимум, других игроков, таких как Великобритания, США, выходить полностью из разговоров об этих пунктах Минска-2. Минск-2 был нарушен в первый же день, когда началось российское наступление на Дебальцево. И очень забавно, что у нас в Дебальцево стоят российские войска, а на карте Минска-2 — это украинская территория. Не мы же его отдали объективно, это другая сторона все нарушила. Это уже основание для того, чтобы отозвать соглашение, порвать его и начать совершенно новый процесс. И уже в его рамках искать более выгодные для Украины союзников и решения.

— Возможно только мирное решение проблемы или военное тоже? Как было с блицкригом в Хорватии в свое время.

— Политика — это очень скоротечное дело. Это искусство разрешений. Россия собиралась отобрать Крым с 1991 года. Возможность появилась весной 2014 года. Ждать своего шанса, отслеживать ситуацию, проводить комплексные мероприятия по консолидации своей нации, государства, по развалу государства-противника, искать выгодные моменты, а дальше посмотреть, как получится. Политика очень быстро сейчас меняется, и может быть что угодно. Мы можем готовиться к военному варианту, но в России скоро начнутся центробежные тенденции, и, разваливаясь, Россия не сможет удержать эти территории, которые достанутся Украине. Мы можем готовиться к мирному варианту, но какие-то внешнеполитические процессы приведут к тому, что Путин решит начать наступление и все наши догадки пойдут прахом. Но я бы готовился к обоим вариантам. Как говорится, хочешь мира — готовься к войне.

— Вы считаете, что у Украины такой потенциал есть?

— Безусловно, есть. Ядерная страна никогда не стала бы воевать с другой ядерной страной. Нам придется иметь дело, в лучшем случае, с группировкой сепаратистов и с небольшой частью группировки российской армии. Потому что когда придет тысяча гробов в Россию, это будет уже совершенно другая история. Они не могут себе позволить сверхбольшого присутствия на территории Украины. Это не какая-то непреодолимая сила. Война — это искусство. Если бы в мире все оценивалось в военном плане потенциалами двух стран, то не было бы Александра Македонского, который сорокотысячной армией разгромил почти миллионную армию Персидской империи. Не было бы спартанца Леонида. Не было бы тысячи других примеров, когда страны, вчерашние колонии, как США, побеждали тогдашнюю сверхдержаву — Британскую империю. Россия — это далеко не стальной колосс. Их армия тоже далеко не пример. Она не является морально устойчивой или супероснащенной технически. Россия — это огромная страна, которая имеет огромное количество проблем, врагов и территорию, которую надо удерживать. Россия не может весь свой потенциал потратить в Украине. А с той небольшой его частью, которую Россия в состоянии сюда направить, мы могли бы справиться, даже летом 2014 года.

— Получается, что аннексии Крыма тоже могло не быть?

— Ситуация с Крымом сложнее, но в то же время и здесь все достаточно просто. Вот представьте, что у Путина берут интервью в 2002 году по поводу ситуации с Крымом, и он говорит: «Вы же понимаете, это же сложно, даже невозможно, есть мировые соглашения, Запад и так далее». Но этот человек работал десятилетиями. Кроме того, даже при Ельцине был Лужков, и уже тогда в Крым вкладывались огромные средства — открывались русскоязычные школы, вкладывались средства в городские мэрии, проводились огромные байк-фесты с пропагандой. Про Керченский мост, например, разговоры велись еще в 2012-2014 годах, то есть они его всерьез собирались строить. Привязывали культурно, цивилизационно, и регион ожидал своего часа. Тот, кто скажет, что знает, как решить эту ситуацию за три дня, будет обычным популистом. Надо усиливать свое, ослаблять чужое, ждать удачного шанса. А каким будет этот шанс: военным, политическим, военно-политическим, или дипломатическим — вот это и есть искусство политики.

— Но все-таки, какая работа должна вестись сейчас?

— Более 10 украинских флагов вывесили наши сторонники в Краснодарском крае в день создания партии «Национальный корпус». В Российской Федерации даже уголовное дело открыли по этому поводу. Так что мы имеем свои задумки в Российской Федерации, должны найти там поддержку. Потому что единый революционный потенциал в России есть только среди дружественных к нам русских националистов.

— Разве не является это все примером провокаций, а не какой-то системной работы по возвращению того же Крыма?

— Благодаря этой провокации украинский флаг вывесили в городе с очень симптоматичным названием Славянск Краснодарского края Российской Федерации. Он там провисел почти всю ночь, пока его не сняли. У нас хватает союзников в Украине. Но надо вести плановую работу. Сколько подготовлено Службой безопасности Украины или Службой внешней разведки Украины партизанских отрядов из Чечни и Дагестана? Это не новость, это любые спецслужбы делают. Но мы ничего такого не сделали. А это прямая задача наших спецслужб — создание хаоса в тылу.

— Убийство всех этих Моторол тоже должны делать диверсионные группы?

— Абсолютно. Это должны делать не захарченковцы, а украинские диверсионные группы. Но все мы прекрасно понимаем, что это сделали не украинцы. Это просто следствие местных разборок.

— Такие диверсионные группы должны действовать и на оккупированной территории в Крыму? В Правом секторе об этом неоднократно говорили.

— Конечно, и на оккупированной территории в Крыму тоже. Такие вещи крайне необходимы. Я вам показал только одну небольшую военно-разведывательную составляющую. Но мы не делаем даже этого. Даже в самые горячие дни 2014 года мы никоим образом не попытались усилить кавказский фронт против России. И это меня откровенно удивляет. И это в то время, как русские готовили и проводили диверсии в Харьковской, Запорожской, Одесской областях. Мы прекрасно помним подрывы танковых частей в Запорожье, бомбардировки, поджоги складов топлива, артиллерийского вооружения в Харьковской области, перестрелки и так далее. А мы в это время не делали ничего. Даже российские националисты не считают, в большинстве своем, такое бездействие правильным.

— Говоря о российских националистах, вы кого имеете в виду?

— В России не может быть кто-то официально организован во что-то, кроме партии «Единая Россия». Мы говорим просто о русских националистах, неком подполье. Но у них есть очень большой потенциал. Так. российские шовинисты мечтают о Российской империи от Грузии до Курил. Но те же российские националисты воспринимают режим Путина как враждебный. Поэтому они давно находятся под репрессиями. Они воспринимают этот евразийский проект как попытку уничтожить русскую идентичность и превратить ее в евразийскую, усилив элементы влияния клана Кадырова. Но разве их потенциал использован? Ведь эти люди ехали сотнями в Украину.

— По словам российских националистов, на их базе все это «русский мир» и основывался.

— Да, и еще во время Майдана. Но потом откровенно дикая риторика некоторых украинских политиков отвратила этих людей и тот потенциал, который не имел вообще никаких территориальных претензий. Для нешовинистически настроенной части русских националистов аксиомой является тот факт, что Украина является независимым государством, является отдельной нацией и является родиной Киевской Руси. Эти люди прекрасно понимали и у них не было никаких территориальных претензий ни к Украине, ни к Беларуси. В свое время Россию пленили большевики Российской империи. И вообще, по большому счету, единственный революционный потенциал в России есть только у российских националистов — и все.

— Что должно произойти, чтобы этот потенциал о себе напомнил?

— Это надо лелеять, это надо растить. В конце концов, Украина могла стать фактором, который мог нанести крупное поражение в Сирии. Никаких больших человеческих потерь. Надо было найти несколько тысяч добровольцев из этой войны и создать условный украинский иностранный легион, который бы воевал против курдов, в союзе с США, и требовать от Америки передачи вооружения. У нас куча ненужного оружия есть в Украине, в том числе — противовоздушной обороны. Сделать так, чтобы Америка оплатила всю эту нашу экспедицию.

— А является ли проблемой сейчас адаптация тех, кто возвращается с фронта? Они в идеале должны приобщаться и к вашей политической силе.

— Здесь очень по-разному. В любом обществе есть только очень небольшой процент врожденных солдат. И не важно, говорим мы об украинском или об американском обществе. Таких несколько процентов. Точно не более 10%. Такие врожденные солдаты могли бы стать костяком новой армии, но они не пойдут в крепостную армию. Для других, наоборот, это стресс. Стресс человека, не приспособленного к войне. У нас есть так называемая патронажная служба, которая работает на волонтерских началах. Она состоит, в основном, из девушек. Они работают еще со времен Майдана. Многие ребята из «Азова», когда возвращаются с войны, заботятся об инвалидах, родителях, женах и детях убитых соратников. Также они занимаются установлением памятников, психологической и физической реабилитацией раненых. Это то, что касается общественной жизни. Кроме того, все знают, что в «Азове» существует военное братство. Там совсем другая атмосфера. Когда ребята возвращались из зоны боевых действий, их ожидали собственные столовые, большие спортзалы, целая инфраструктура отдыха для максимально комфортного возвращение к привычной жизни.

— А откуда такое финансирование?

— Откуда я беру деньги на то, чтобы воевать за страну? Меня лично всегда удивляют подобные вопросы. То есть, мало того, что нам пришлось пройти войну, тянуть эту лямку, нас еще спрашивают подозрительно: «Мало того, что вы какие-то мутные, что воевать пошли, а где вы еще берете деньги на это все?». До сих пор не могу понять, в чем подозрение? Даже если бы эти деньги были у сатаны взятые, то все равно нужно было бы аплодировать, а не догадки строить.

— Вопрос финансирования возник после того, как вы объявили о создании партии.

— Партия — это партия. Но о фронте нечего говорить. Берем и берем, как минимум, не из бюджета. Людей не убиваем. Наркотики не продаем. В «услугах крышевания» не принимаем участия. Рейдерством не помышляем. Знаете факт — скажите. Но, слава Богу, по «Азову» никто ни одного факта не может привести. Слухи — и все.

— Но вы же не будете отрицать, что у того же Авакова, безусловно, есть интерес к вашей активной политической деятельности?

— Безусловно, у Авакова интерес к полку есть. Но я сейчас от полка отхожу. Я стараюсь следить и помогать, но не руководить и не занимать какие-то позиции. Насчет полка все очень просто, мы просто ничего не воруем и очень хорошо используем всю помощь. У нас бронежилеты с 2014 года, и еще ни один не потерян. Мы очень четко выстроили систему материального обеспечения. У государства мы берем очень мало. У нас выглядит все немного лучше, чем у других. Что касается партии, то я уже тысячу раз объяснял, как и за счет чего все это финансируется.

— Какие приоритетные задачи вы бы сейчас поставили для государства?

— Сейчас необходимо формировать смысл, идею и элиту, потому что нация должна воспитать новых людей. Идея новой элиты должна быть элементарно проста: Украина как большое суверенное государство, как геополитический игрок, тотальная реконструкция, а не восстановление, экономики и общества, и решение нескольких ключевых вещей: сильная армия, внутренняя безопасность, демографическая ситуация. Безусловно, запас прочности значительно ниже, чем в 2014 году. Поэтому и опасность в воздухе значительно больше, чем в 2014 году. К таким вещам надо подходить очень серьезно. Власть может спровоцировать, у нее нет никакой поддержки в обществе и не стоит думать, что «люди устали от Майдана». На самом деле может спровоцировать все, что угодно. Особенно, когда есть такое огромное разочарование, такое огромное недоверие и такая огромная агрессивность, то спичкой может быть все что угодно: неосторожное слово, чья-то декларация, какой-то тариф или еще что-то. То есть спровоцировать власть может, но надо четко понимать, что сейчас нужно формировать смысл, идею и элиту, потому что нация должна воспитать новых людей. Потому что без этого власть поваляется несколько недель на улице и снова ее поднимут.

Вторую часть интервью с Андреем Билецким читайте в ближайшие дни

АпострофСветлана Шереметьева

Украинский политик, командир полка Национальной гвардии «Азов» АНДРЕЙ БИЛЕЦКИЙ считает, что Россия в любой момент может перевести ситуацию на фронте в «горячую стадию» и тогда военные перспективы украинской армии будут неутешительными. Главными проблемами ВСУ, по мнению Билецкого, является недобор личного состава, отсутствие современных средств ведение войны и разочарование опытных офицеров, большая часть которых уже покинула армию. О том, почему сложилась такая ситуация и что делать для того, чтобы закончить конфликт в Украине, АНДРЕЙ БИЛЕЦКИЙ рассказал в интервью «Апострофу».

— Как вы оцениваете ситуацию на фронте сейчас?

— Сейчас ситуация на фронте оценивается таким образом, что существует неформальная договоренность не двигать линию фронта, то есть сейчас идет самый бестолковый и самый жестокий вид войны. Да, действительно, потерь значительно меньше, чем в активную фазу, но люди фактически гибнут ни за что. Линия фронта не движется и то, что сейчас происходит, — просто убийство ради убийства.

— А перейти в активную фазу ситуация может?

— Говорить о том, может ли она перейти в активную фазу или нет, не имеет никакого смысла, потому что украинская сторона в этой ситуации играет роль посыльного объекта, а Россия — активного субъекта. Если Россия захочет, то изменит все в одну секунду, не захочет — не изменит. Единственное, о чем можно реально говорить, так это о том, что такая ситуация чрезвычайно деморализует военных. Моральное состояние — низкое. Разговоры о доукомплектации армии контрактниками можно только для парадов оставить. На фронте есть норма, какой участок держит батальон, рота и так далее. Так вот, по всем украинским нормам, сейчас обеспеченность личным составом на линии фронта — 40-60%. Огромные прорехи, людей нет, люди не мотивированы. Если, не дай Бог, Россия решит перевести все в горячую стадию, как летом 2014 года, как во времена Дебальцево, то мы снова умоемся кровью, как зимой 2014 года, когда нам рассказывали об изменениях в армии, как мы окрепли и поднялись за это время. А потом случилось Дебальцево, и мы поняли, что мы опять ничего не стоим.

— Какое направление сейчас самое опасное?

— Сейчас никто не пытается сдвинуть линию, поэтому — никакое. Люди, как одна, так и другая сторона, с какой-то периодичностью убивают друг друга, ведут позиционные бои. Это не война. А война — это мобильность, это неожиданность и так далее. Там, где будет сформирован кулак, где решат идти в прорыв, там и будет опасный участок. Они могут выбрать тысячу звеньев. Например, могут попробовать пробиваться к Славянску, выходить на Славянские леса и юг Харьковской области, могут выбрать удар на Мариуполь. Попробовать сломать линию тотально и взять Марьинку, Волноваху, пытаясь отрезать Мариуполь от Запорожской области. То есть, существует огромное количество вариантов, которые могут быть выбраны.

— Что мы можем сделать в этой ситуации?

— В этом и проблема, что на войне нельзя отдавать инициативу, понимаете. Тот, кто первый наносит превентивный удар, тот в огромном выигрыше. Даже если разведка доложила о том, что готовится подобный удар, есть, как минимум, несколько суток для того, чтобы окопаться и так далее. Мы будем всегда отставать — это правила войны. Поэтому, скажем так, пока фронт не движется, но если наш враг решит его подвинуть, то я довольно пессимистично отношусь к украинским военным перспективам.

— Если сравнить возможности украинской армии, Нацгвардии и российской армии в 2014 году и сейчас, какие изменения вы заметили?

— Все показывает война. Во-первых, наш враг тоже не тратил времени даром, боевики ДНР тоже все время тренировались и так далее. Во-вторых, смотря в чем. Да, у нас было много времени, потому что война в основном позиционная. Серьезная техника не ломается и не уничтожается. За два с лишним года мы отремонтировали большое количество советской бронетехники, артсистем и так далее. По количеству техники и вооружения мы стали значительно лучше. Но по внедрению новых методов подготовки войск, новых технических решений, систем связи, беспилотников, цифровых систем управления боя, по этим всем показателям мы находимся в каменном веке. Причем это сверхдешевые технологии. По насыщенности современными оптическими средствами или приборами радиоразведки мы тоже находимся в очень плохом состоянии.

— Почему не удалось изменить ситуацию?

— Мы получили столь огромное разочарование в 2015 году, что абсолютное большинство этих людей (военных, — «Апостроф») находятся сейчас в гражданской жизни. Кто-то разочаровался, пьет, кто-то уехал за границу, кто-то занимается своими делами, бизнесом, кто-то ушел в криминал. Они оставляют армию в огромном количестве, зная, какая там реальная ситуация. Там, в современной армии, есть энтузиасты, огромное количество качественных офицеров, но это уже фанаты, которые понимают всю суть, они растворены в бюрократической неэффективной постсоветской военной машине, и поэтому мы проигрываем в моральном плане. Стреляет человек, воюет человек. Но когда ты приезжаешь, и тебе кадровые офицеры ВСУ, которые служили до войны, а затем во время войны, ты знал их как честных, бесстрашных, качественных командиров, говорят: «Я собирался подписать контракт, продолжить служить, но поговорил с другими офицерами, началась такая уставщина, началось возвращение в этот армейский маразм, что я уже не хочу». Если даже такие люди уходят, то что говорить о других. И таких примеров немало. Условно говоря, из каждых десяти моих знакомых пятеро ушли. Это огромный процент. Поэтому у нас нет скелета. В армии есть замечательные люди, а есть большое количество тех, кто просто пришли заработать. И все это прекрасно знают: и офицеры, и солдаты. Такие воевать не будут. Нельзя за 10 или 12 тысяч гривен мотивировать человека всерьез рисковать своей жизнью. Поэтому, чтобы рисковать своей жизнью (а это базовый инстинкт человека — самосохранение), нужны вещи идеального порядка. Или еще больший страх. Или высшие ценности. Если у человека их нет, то воевать он не будет. Крепостные не будут воевать. Мало того, вся информация, которая у меня есть, говорит о том, что принято решение даже в условно элитные подразделения, такие как бригады Нацгвардии, и дальше запихивать срочников, поскольку не хватает кадров.

— Какова ситуация именно в полку «Азов»? Принимает ли он участие в боевых действиях?

— Полк на 101% соответствует той задумке, которая планировалась. А планировалось создать абсолютно добровольное, сверхпрофессиональное подразделение по НАТОвским стандартам. Сейчас полк имеет огромный боевой опыт, полностью переведен на принятые в НАТО стандарты управления, подготовки солдата, сержанта, и так далее. Но главный актив «Азова» — это люди.

— А какой национальный состав полка сейчас?

— Например, в 2014 начале 2015 года было огромное количество западноевропейских комбатантов. Они имели чрезвычайно высокий уровень подготовки. Просто космического уровня люди. Сейчас ситуация поменялась. Сейчас идут словаки и хорваты в огромном количестве. Они воспринимают украинский конфликт как продолжение сербо-хорватского конфликта. Для них это война, которую они сами не закончили. Поэтому много хорватов, прибалтов. Из стран Западной Европы комбатантов сейчас меньше, потому что это профессиональные военные. Они не могут сейчас реализовать себя здесь.

— По ту линию фронта таких тоже намало?

— Есть, но они так называемые леваки, антифашисты. Как говорил Черчилль: следующий фашизм будет называться антифашизмом. Там другое направление. Если у нас в основном это Европа или Грузия, то там это Латинская Америка, частично — Кавказ, арабы в каком-то количестве, сербы. В основном, у них значительно меньше европейских комбатантов, и есть комбатанты из таких удивительных мест, как Латинская Америка или Ближний Восток. Есть выходцы из Колумбии, Бразилии.

— «Азов» очень часто воспринимают как некую Мекку для националистов. Как вы можете объяснить этот феномен?

— Это феномен, но он таким стал потому, что у нас было четкое понимание того, каким он должен быть. Была воля. Конечно, футбольные хулиганы, националисты, несмотря на то, что они — умные, волевые, физически развитые, воспитанные люди, — далеко не самый лучший в дисциплинарном плане материал для создания военной части. Надо было вложить большое количество энергии для того, чтобы превратить это действительно в реальный феномен. В него поверило общемировое военное сообщество. Это уже бренд для «зеленых беретов» в Америке, для частных военных компаний, без шуток. Если говорить о Японии, то там военные игры, страйкбол — чрезвычайно популярные, даже культовые вещи.Там очень любят реконструировать войну на востоке Украины. Это у них сейчас самое любимое. Среди украинской армии наиболее популярная функция — именно полк «Азов», который они активно реконструируют.

— Мы уже начинали говорить о финансировании силовых органов. Сейчас на силовые структуры в Украине выделяется около 5% ВВП, из них 2,5% — на армию. А какое финансирование, по вашему мнению, должно выделяться?

— Не имеет значения, сколько они выделяют. В программе партии «Национальный корпус» (партия Билецкого — «Апостроф») написано в самом начале: «Три первоочередные составляющие национальной безопасности — это консолидированная нация, сильное государство и инновационная экономика». Не бывает мощной страны с экономикой африканского государства, не бывает военной мощи в аграрной стране. Понимаете, фундамент сильной армии — это сильная экономика. Все. Какая разница, сколько они выделяют, переведите это в доллары, сравните с долларовыми суммами, которые выделяют другие страны, и тогда станет все понятно. То есть Петр Алексеевич может выделять 12% или 17%. Но если у нас показатели госбюджета, во время их замечательного правления, сравнимы с африканскими, то о чем мы говорим?

— Раз уж вы вспомнили о Порошенко. На последней встречи нормандской четверки снова встал вопрос о выполнении Минских договоренностей. Какова Ваша позиция относительно этих переговоров и видите ли вы вообще вариант мирного урегулирования этого конфликта сейчас?

— Мы очень жестко выступаем и будем выступать, оставляя за собой любые формы протеста, против идеи изменений в Конституцию для выборов на Донбассе, за возвращение контроля над границей и разоружение. Мы предлагаем простую форму: разоружение, возвращение контроля над границей, выборы. Так мы сможем хотя бы вернуть контроль на государственной границей на большой части своей территории. В противном случае это расползание гангрены сепаратизма по всей стране, потому что мы заведем десятки мажоритарщиков Донецкой и Луганской областей в парламент. Эти люди будут легализованы, их власть с оружием в руках будет полностью легализована и признана мировым сообществом на территории Донецкой и Луганской областей. С юридической точки зрения никто не будет им делать никаких исключений. Если начнется новый конфликт, то это будет уже реальная гражданская война в Украине по всем абсолютно международным нормам.

— Как тогда быть с Минским переговорным процессом?

— Власть загнала себя в фантастически патовую ситуацию. И я лично не понимаю, что они собираются делать дальше. С одной стороны, страна никогда не даст им подписать подобную капитуляцию. Ни президенту, ни парламенту украинский народ не разрешал отрезать огромный кусок территории, и фактически полностью узаконивать террористические группировки. Таких полномочий у них нет, они это прекрасно понимают. Это станет последним днем этой власти в подобной ситуации. С другой стороны, становится понятно, что президент пообещал западным партнерам именно такой сценарий, и именно такой порядок выполнения Минских договоренностей. То есть, менять Конституцию, проводить выборы, потом осуществлять допуск ОБСЕ, а затем допустить украинскую сторону к контролю над границей. Непонятно в каком статусе. Просто допуск, не прописан ни один механизм.

— Как, в таком случае, вы видите идеальное решение ситуации?

— Что касается вообще Минского формата, то он совершенно неудачный. Мы понимаем, что Олланд и Меркель — далеко не пророссийские игроки. Но это слабые звенья в западных странах. Например, Великобритания и США занимают значительно более жесткую позицию по отношению к конфликту и к политике России. Поэтому, во-первых, надо изменить формат. Никто так и не объяснил ни статуса украинских переговорщиков, всех этих Медведчуков, Марчуков, Кучмы, ни статуса России, которая является агрессором, но играет непонятную роль стороннего наблюдателя в этом конфликте, ни статуса ДНР и ЛНР, ни статуса государств-гарантов. У нас же есть Будапештский меморандум. Вообще, перед тем, как что-то обещать Западу, то может быть сначала что-то у него попросим? Простых вещей: открытых обратных гарантий того, что в случае невыполнения договоренностей, нас переведут в статус, условно говоря, так называемого стратегического союзника, как Израиль, или Япония.

— То есть, по вашему мнению, нужно отозвать этот формат?

— Да, во-первых, надо отозвать формат. Нам должны гарантировать нашу безопасность. Например, в течение месяца, в случае невыполнения Россией этих условий, вы даете нам определенное количество вооружения, берете на себя финансирование украинской армии, вкладываете в нашу энергетическую безопасность и независимость, гарантируете нам закупку газа и тому подобное. Но этих гарантий нет, ничего. Мы обещаем, а нам не обещают ровным счетом ничего. Во-вторых, гарантом безопасности на этих территориях может быть только украинские силовики: украинская армия, правоохранительные органы и так далее. Надо отбросить все эти разговоры об ОБСЕ, которая сейчас тратит почти половину своего бюджета в Украине. О каких вооруженных миссиях мы можем говорить, если ОБСЕ и так почти не вытягивает украинскую миссию, их там невозможно увидеть, их численность надо увеличивать в 10 раз для того, чтобы хоть что-то получалось. А теперь представим, что они будут еще и контролировать населенные пункты внутри ДНР и ЛНР… У них и бюджета нет для этого, даже если они до копейки потратят все свои деньги.

— А почему вы считаете, что это имитация, а не решение проблемы?

— Потому что население не понимает статуса ОБСЕ. Им говорят о вооруженной миссии, но не говорят о том, что речь идет только о личном оружии для личной безопасности. То есть представители ОБСЕ не будут выполнять функции полицейских и пограничников. Людей просто обманывают, пользуясь их неосведомленностью и жонглируя определениями. Поэтому нужно менять формат, вводить туда, как минимум, других игроков, таких как Великобритания, США, выходить полностью из разговоров об этих пунктах Минска-2. Минск-2 был нарушен в первый же день, когда началось российское наступление на Дебальцево. И очень забавно, что у нас в Дебальцево стоят российские войска, а на карте Минска-2 — это украинская территория. Не мы же его отдали объективно, это другая сторона все нарушила. Это уже основание для того, чтобы отозвать соглашение, порвать его и начать совершенно новый процесс. И уже в его рамках искать более выгодные для Украины союзников и решения.

— Возможно только мирное решение проблемы или военное тоже? Как было с блицкригом в Хорватии в свое время.

— Политика — это очень скоротечное дело. Это искусство разрешений. Россия собиралась отобрать Крым с 1991 года. Возможность появилась весной 2014 года. Ждать своего шанса, отслеживать ситуацию, проводить комплексные мероприятия по консолидации своей нации, государства, по развалу государства-противника, искать выгодные моменты, а дальше посмотреть, как получится. Политика очень быстро сейчас меняется, и может быть что угодно. Мы можем готовиться к военному варианту, но в России скоро начнутся центробежные тенденции, и, разваливаясь, Россия не сможет удержать эти территории, которые достанутся Украине. Мы можем готовиться к мирному варианту, но какие-то внешнеполитические процессы приведут к тому, что Путин решит начать наступление и все наши догадки пойдут прахом. Но я бы готовился к обоим вариантам. Как говорится, хочешь мира — готовься к войне.

— Вы считаете, что у Украины такой потенциал есть?

— Безусловно, есть. Ядерная страна никогда не стала бы воевать с другой ядерной страной. Нам придется иметь дело, в лучшем случае, с группировкой сепаратистов и с небольшой частью группировки российской армии. Потому что когда придет тысяча гробов в Россию, это будет уже совершенно другая история. Они не могут себе позволить сверхбольшого присутствия на территории Украины. Это не какая-то непреодолимая сила. Война — это искусство. Если бы в мире все оценивалось в военном плане потенциалами двух стран, то не было бы Александра Македонского, который сорокотысячной армией разгромил почти миллионную армию Персидской империи. Не было бы спартанца Леонида. Не было бы тысячи других примеров, когда страны, вчерашние колонии, как США, побеждали тогдашнюю сверхдержаву — Британскую империю. Россия — это далеко не стальной колосс. Их армия тоже далеко не пример. Она не является морально устойчивой или супероснащенной технически. Россия — это огромная страна, которая имеет огромное количество проблем, врагов и территорию, которую надо удерживать. Россия не может весь свой потенциал потратить в Украине. А с той небольшой его частью, которую Россия в состоянии сюда направить, мы могли бы справиться, даже летом 2014 года.

— Получается, что аннексии Крыма тоже могло не быть?

— Ситуация с Крымом сложнее, но в то же время и здесь все достаточно просто. Вот представьте, что у Путина берут интервью в 2002 году по поводу ситуации с Крымом, и он говорит: «Вы же понимаете, это же сложно, даже невозможно, есть мировые соглашения, Запад и так далее». Но этот человек работал десятилетиями. Кроме того, даже при Ельцине был Лужков, и уже тогда в Крым вкладывались огромные средства — открывались русскоязычные школы, вкладывались средства в городские мэрии, проводились огромные байк-фесты с пропагандой. Про Керченский мост, например, разговоры велись еще в 2012-2014 годах, то есть они его всерьез собирались строить. Привязывали культурно, цивилизационно, и регион ожидал своего часа. Тот, кто скажет, что знает, как решить эту ситуацию за три дня, будет обычным популистом. Надо усиливать свое, ослаблять чужое, ждать удачного шанса. А каким будет этот шанс: военным, политическим, военно-политическим, или дипломатическим — вот это и есть искусство политики.

— Но все-таки, какая работа должна вестись сейчас?

— Более 10 украинских флагов вывесили наши сторонники в Краснодарском крае в день создания партии «Национальный корпус». В Российской Федерации даже уголовное дело открыли по этому поводу. Так что мы имеем свои задумки в Российской Федерации, должны найти там поддержку. Потому что единый революционный потенциал в России есть только среди дружественных к нам русских националистов.

— Разве не является это все примером провокаций, а не какой-то системной работы по возвращению того же Крыма?

— Благодаря этой провокации украинский флаг вывесили в городе с очень симптоматичным названием Славянск Краснодарского края Российской Федерации. Он там провисел почти всю ночь, пока его не сняли. У нас хватает союзников в Украине. Но надо вести плановую работу. Сколько подготовлено Службой безопасности Украины или Службой внешней разведки Украины партизанских отрядов из Чечни и Дагестана? Это не новость, это любые спецслужбы делают. Но мы ничего такого не сделали. А это прямая задача наших спецслужб — создание хаоса в тылу.

— Убийство всех этих Моторол тоже должны делать диверсионные группы?

— Абсолютно. Это должны делать не захарченковцы, а украинские диверсионные группы. Но все мы прекрасно понимаем, что это сделали не украинцы. Это просто следствие местных разборок.

— Такие диверсионные группы должны действовать и на оккупированной территории в Крыму? В Правом секторе об этом неоднократно говорили.

— Конечно, и на оккупированной территории в Крыму тоже. Такие вещи крайне необходимы. Я вам показал только одну небольшую военно-разведывательную составляющую. Но мы не делаем даже этого. Даже в самые горячие дни 2014 года мы никоим образом не попытались усилить кавказский фронт против России. И это меня откровенно удивляет. И это в то время, как русские готовили и проводили диверсии в Харьковской, Запорожской, Одесской областях. Мы прекрасно помним подрывы танковых частей в Запорожье, бомбардировки, поджоги складов топлива, артиллерийского вооружения в Харьковской области, перестрелки и так далее. А мы в это время не делали ничего. Даже российские националисты не считают, в большинстве своем, такое бездействие правильным.

— Говоря о российских националистах, вы кого имеете в виду?

— В России не может быть кто-то официально организован во что-то, кроме партии «Единая Россия». Мы говорим просто о русских националистах, неком подполье. Но у них есть очень большой потенциал. Так. российские шовинисты мечтают о Российской империи от Грузии до Курил. Но те же российские националисты воспринимают режим Путина как враждебный. Поэтому они давно находятся под репрессиями. Они воспринимают этот евразийский проект как попытку уничтожить русскую идентичность и превратить ее в евразийскую, усилив элементы влияния клана Кадырова. Но разве их потенциал использован? Ведь эти люди ехали сотнями в Украину.

— По словам российских националистов, на их базе все это «русский мир» и основывался.

— Да, и еще во время Майдана. Но потом откровенно дикая риторика некоторых украинских политиков отвратила этих людей и тот потенциал, который не имел вообще никаких территориальных претензий. Для нешовинистически настроенной части русских националистов аксиомой является тот факт, что Украина является независимым государством, является отдельной нацией и является родиной Киевской Руси. Эти люди прекрасно понимали и у них не было никаких территориальных претензий ни к Украине, ни к Беларуси. В свое время Россию пленили большевики Российской империи. И вообще, по большому счету, единственный революционный потенциал в России есть только у российских националистов — и все.

— Что должно произойти, чтобы этот потенциал о себе напомнил?

— Это надо лелеять, это надо растить. В конце концов, Украина могла стать фактором, который мог нанести крупное поражение в Сирии. Никаких больших человеческих потерь. Надо было найти несколько тысяч добровольцев из этой войны и создать условный украинский иностранный легион, который бы воевал против курдов, в союзе с США, и требовать от Америки передачи вооружения. У нас куча ненужного оружия есть в Украине, в том числе — противовоздушной обороны. Сделать так, чтобы Америка оплатила всю эту нашу экспедицию.

— А является ли проблемой сейчас адаптация тех, кто возвращается с фронта? Они в идеале должны приобщаться и к вашей политической силе.

— Здесь очень по-разному. В любом обществе есть только очень небольшой процент врожденных солдат. И не важно, говорим мы об украинском или об американском обществе. Таких несколько процентов. Точно не более 10%. Такие врожденные солдаты могли бы стать костяком новой армии, но они не пойдут в крепостную армию. Для других, наоборот, это стресс. Стресс человека, не приспособленного к войне. У нас есть так называемая патронажная служба, которая работает на волонтерских началах. Она состоит, в основном, из девушек. Они работают еще со времен Майдана. Многие ребята из «Азова», когда возвращаются с войны, заботятся об инвалидах, родителях, женах и детях убитых соратников. Также они занимаются установлением памятников, психологической и физической реабилитацией раненых. Это то, что касается общественной жизни. Кроме того, все знают, что в «Азове» существует военное братство. Там совсем другая атмосфера. Когда ребята возвращались из зоны боевых действий, их ожидали собственные столовые, большие спортзалы, целая инфраструктура отдыха для максимально комфортного возвращение к привычной жизни.

— А откуда такое финансирование?

— Откуда я беру деньги на то, чтобы воевать за страну? Меня лично всегда удивляют подобные вопросы. То есть, мало того, что нам пришлось пройти войну, тянуть эту лямку, нас еще спрашивают подозрительно: «Мало того, что вы какие-то мутные, что воевать пошли, а где вы еще берете деньги на это все?». До сих пор не могу понять, в чем подозрение? Даже если бы эти деньги были у сатаны взятые, то все равно нужно было бы аплодировать, а не догадки строить.

— Вопрос финансирования возник после того, как вы объявили о создании партии.

— Партия — это партия. Но о фронте нечего говорить. Берем и берем, как минимум, не из бюджета. Людей не убиваем. Наркотики не продаем. В «услугах крышевания» не принимаем участия. Рейдерством не помышляем. Знаете факт — скажите. Но, слава Богу, по «Азову» никто ни одного факта не может привести. Слухи — и все.

— Но вы же не будете отрицать, что у того же Авакова, безусловно, есть интерес к вашей активной политической деятельности?

— Безусловно, у Авакова интерес к полку есть. Но я сейчас от полка отхожу. Я стараюсь следить и помогать, но не руководить и не занимать какие-то позиции. Насчет полка все очень просто, мы просто ничего не воруем и очень хорошо используем всю помощь. У нас бронежилеты с 2014 года, и еще ни один не потерян. Мы очень четко выстроили систему материального обеспечения. У государства мы берем очень мало. У нас выглядит все немного лучше, чем у других. Что касается партии, то я уже тысячу раз объяснял, как и за счет чего все это финансируется.

— Какие приоритетные задачи вы бы сейчас поставили для государства?

— Сейчас необходимо формировать смысл, идею и элиту, потому что нация должна воспитать новых людей. Идея новой элиты должна быть элементарно проста: Украина как большое суверенное государство, как геополитический игрок, тотальная реконструкция, а не восстановление, экономики и общества, и решение нескольких ключевых вещей: сильная армия, внутренняя безопасность, демографическая ситуация. Безусловно, запас прочности значительно ниже, чем в 2014 году. Поэтому и опасность в воздухе значительно больше, чем в 2014 году. К таким вещам надо подходить очень серьезно. Власть может спровоцировать, у нее нет никакой поддержки в обществе и не стоит думать, что «люди устали от Майдана». На самом деле может спровоцировать все, что угодно. Особенно, когда есть такое огромное разочарование, такое огромное недоверие и такая огромная агрессивность, то спичкой может быть все что угодно: неосторожное слово, чья-то декларация, какой-то тариф или еще что-то. То есть спровоцировать власть может, но надо четко понимать, что сейчас нужно формировать смысл, идею и элиту, потому что нация должна воспитать новых людей. Потому что без этого власть поваляется несколько недель на улице и снова ее поднимут.

Вторую часть интервью с Андреем Билецким читайте в ближайшие дни

Апостроф

За что стоял Майдан: 10 требований украинцев три года спустяЗа что стоял Майдан: 10 требований украинцев три года спустя

Александра Горчинская

Три года назад в дни Революции Достоинства украинцы выдвинули ряд важных требований власти. Что мы требовали и что из этого выполнено

Ровно три года назад, 21 ноября 2013-го, тогдашний премьер Николай Азаров сорвал подписание Ассоциации с Евросоюзом, и в центр Киева, на центральную площадь Киева, Майдан Независимости, начали выходить протестующие. Это был далеко не первый митинг для Киева и для страны, и уже даже не первая революция. Но именно эти события, позже названные Революцией Достоинства, стали настоящей точкой невозврата и повлекли за собой серьезные перемены.

НВ собрало десять главных требований Майдана за все время Революции Достоинства – от первого дня до момента, когда из центра Киева исчезла последняя палатка с протестующими, и проанализировало, были ли они выполнены.

1. Евроинтеграция и безвиз

21 ноября 2013-го появилось распоряжение правительства Николая Азарова и приостановлении процесса подготовки к заключению договора между Украиной и Евросоюзом. Кабмин мотивировал свое решение необходимостью развития экономических отношений с СНГ, и, в частности, с Россией. Позже президент Виктор Янукович объяснял, что ему пришлось отказаться от этого «из-за шантажа России».

На Майдан стали выходить первые митингующие, в основном, молодежь, с требованием возобновить процесс Евроинтеграции, выбрать проевропейский вектор развития Украины, работать над внедрением безвиза для Европы. С собой приносили флаги ЕС, транспаранты и плакаты, пели песни, читали стихи, записывали видеообращения. От Януковича требовали подписать Ассоциацию с ЕС на Вильнюсском саммите Восточного партнерства, который был намечен на 29 ноября того же года.

Через несколько дней, 27 ноября, Азаров написал пост у себя в facebook, где назвал идею евроинтеграции «бессмысленной» и заявил, что Украину в Европу никто не зовет. А через два дня после этого на саммите в Вильнюсе Янукович не подписал Соглашение с ЕС. Тогда же появилась кричалка: «Янык в *опу, мы – в Европу». В ночь на 30 ноября студентов, которые остались ночевать на Майдане под Стеллой, побили «беркутовцы».

Процесс евроинтеграции Украины возобновится, но не завершится спустя три года. В июне 2014 года президент Петр Порошенко подпишет экономическую часть Соглашения с ЕС и будет неоднократно делать публичные заявления о сроках для запуска безвизового режима. В своем последнем заявлении на эту тему Порошенко обещает, что безвиз заработает до 24 ноября этого года. То есть, уже до четверга.

2. Смена власти и досрочные президентские выборы

Когда стало понятно, что и сам Янукович, и правительство его соратника Азарова выбирают пророссийский вектор движения, Майдан начал требовать досрочных президентских выборов и полной смены власти.

В центре Киева возводят баррикады, сносят памятник Ленину на Бессарабке. Тем временем в президентской Партии Регионов начинается раскол. Протестующие обещают блокаду резиденции Межигорье.

Протестная волна нарастает, в центре Киева – все больше палаток, появляются отряды Самообороны Майдана, митингующие жгут шины, пускают в ход коктейли Молотова, занимают здание Киевской городской госадминистрации, Дом Профсоюзов, Украинский дом. Продолжаются жесткие противостояния с милицией и силовиками. Ведутся жесткие бои на улице Грушевского, появляется информация об использовании огнестрельного оружия, убивают активиста Юрия Вербицкого, крадут активиста Игоря Луценко и автомайдановца Дмитрия Булатова, появляются кадры, на которых бойцы издеваются над раздетым догола Михаилом Гаврилюком, горит Дом Профсоюзов. 22 января возле стадиона Динамо гибнут первые протестующие – Сергей Нигоян и Михаил Жизневский.

Требование по смене власти будет выполнено: 28 января подал в отставку Азаров, в ночь на 23 февраля бежал из страны Янукович, многие депутаты заявили о выходе из Партии Регионов, некоторые соратники Януковича также покинули страну. Власть берет в свои руки временное правительство.

25 мая 2014-го выберут нового президента – Петра Порошенко, 26 октября того же года пройдут парламентские выборы.

3. Смена состава ЦИК

Вместе со сменой власти митингующие будут требовать смены состава Центризбиркома. Причиной станет то, что некоторые из членов ЦИКа занимают свои должности еще с 2004-го, например, нынешний председатель комиссии Михаил Охендовский. По словам нардепа Мустафы Найема, Охендовский был сторонником Януковича на выборах в 2004-м. Критиковалось и то, что полномочия 12 из 15 членов ЦИКа истекли еще в июне 2014-го и не были продлены, хотя люди продолжали работать на занимаемых должностях.

Позже, в 2015-м, во время местных выборов в Украине, действующий состав ЦИКа будут обвинять в неправомерных решениях. Недовольство вызовут результаты мэрских выборов в Павлограде, где будет лидировать кандидат от Оппоблока Анатолий Вершина, в Кривом Роге, где победит бывший регионал и оппоблоковец Юрий Вилкул.

По состоянию на ноябрь 2016-го состав ЦИКа так и не изменен полностью. Охендовский остается на должности председателя Центризбиркома.

4. Наказание виновных в избиении студентов

После разгона студентов под Стеллой Майдан выдвинул требование наказать виновных в избиении студентов – и исполнителей, то есть, бойцов, применявших силу, и командиров, которые отдавали им приказы.

По версии Найема, руководил операцией тогдашний замсекретаря СНБО Владимир Сивкович. Виновными в избиении студентов называли также тогдашнего главу Главного управления МВД в Киеве Валерия Коряка, и непосредственно министра внутренних дел Виталия Захарченко. Руководитель управления специальных расследований Сергей Горбатюк позже заявит, что среди виновных также сам Янукович, тогдашний глава СНБО Андрей Клюев и экс-глава КГГА Александр Попов.

Требование наказать виновных так и не будет выполнено в полном объеме Осудят нескольких беркутовцев. Например, бойца по фамилии Ефимин приговорят к пяти годам условно, он признает свою вину и будет раскаиваться. Генпрокуратура завершит расследование касательно еще одного силовика, Олега Мариненко, который тогда командовал управлением общественной безопасности МВД в Киеве.

Но тех, кто занимал более высокие должности, так и не поймают: Захарченко уедет из страны в феврале 2014-го, сразу за Януковичем, Коряк – в марте 2014-го, Сивкович бежит в Россию, где в апреле 2015-го попадет в серьезное ДТП, а в июне 2015-го сбежит Клюев.

5. Свобода политзаключенным

Одним из главных требований Майдана будет освобождение политических заключенных режима Януковича. Оно будет выполнено.

22 февраля на свободу выйдет лидер Батькивщины Юлия Тимошенко и сразу поедет на Майдан, чтобы выступить перед протестующими. На свободу выйдет больше двадцати заключенных, среди которых – фигуранты скандальных и известных уголовных дел. Например, освободят Дмитрия Павличенко и его сына Сергея – их обвиняли в убийстве судьи Шевченковского райсуда Киева Сергея Зубкова.

Напомним, за это дело Дмитрий получил пожизненное заключение, а Сергей был приговорен к 13-ти годам тюрьмы. Выйдет на свободу Виталий Запорожец, который в 2011-м расстрелял из охотничьего ружья милиционера в селе Семиполки Броварского района на Киевщине. За это получил 14 лет тюрьмы, но общественность встала на его сторону – односельчане выходили на пикеты с требованием освободить Запорожца.

6. Свобода слова и борьба с цензурой

Во времена Януковича журналисты неоднократно жаловались на то, что в СМИ вводится цензура, медиа выкупаются крупными бизнесменами и олигархами из близкого окружения президента.

В 2013-м организация Репортеры без границ признала Украину одной из худших стран для журналистов. Их ежегодное исследование – Индекс свободы прессы – показал, что на тот момент в стране участились случаи нападения на прессу.

Аналогичное исследование от Репортеров без границ в 2016-м продемонстрировал, что Украина значительно улучшила свои позиции в этом рейтинге. Но в докладе также сообщают, что Украина все еще страдает от чрезмерного влияния олигархов на медиа и от информационной войны с Россией.

7.Нет «милицейскому государству» и силовым разгонам акций

Режим Януковича запомнился тем, что для разгона уличных демонстраций и мирных акций активно задействовались милиция и спецотряды Беркута. Тот же метод неоднократно был использован и на Евромайдане: сперва – при разгоне студентов, потом – в боях на Грушевского, затем – в расстрелах на Институтской.

Майдан требовал убрать силовиков с улиц еще с первых дней протестов, но этого не происходило. Позже появились требования ликвидировать Беркут, Грифон, Кобру и другие отряды спецназначения.

Это требование будет выполнено. Но ценой ему станут убитые и раненые во время противостояний Евромайдана люди – и со стороны силовиков, и со стороны протестующих. Указ о расформировании Беркута подпишет новый министр внутренних дел Арсен Аваков в феврале 2014-го. Позже милиция вовсе исчезнет как структура, вместо нее в Украине появится Национальная полиция. Но в ее составе появится РПОН – Рота полиции особого назначения, в составе которой войдут, в том числе, и бывшие беркутовцы. Заработает КОРВ – Корпус оперативно-внезапного действия.

8. Борьба с коррупцией и люстрация всех чиновников времен Януковича

На Майдане активно выступали за то, чтобы режим Януковича сменился не только на высших эшелонах власти, а и на других уровнях. Отовсюду стало звучать слово «люстрация» — чиновников предлагали не просто снять с занимаемых должностей, а и запретить им занимать руководящие посты в дальнейшем.

Еще одним требованием была борьба с коррупцией и очищение страны от чиновников, которые обогащаются незаконным путем, берут взятки, превышают служебные полномочия.

Эти требования не удалось выполнить в полном объеме. Например, люстрация коснулась далеко не всех. На парламентских выборах в 2014-м в Верховную Раду опять пройдут экс-регионалы, только теперь – в составе других партий. В Оппозиционном блоке это такие известные фигуры, как Наталья Королевская, Борис Колесников, Юрий Бойко, Михаил Добкин, Александр Вилкул, во фракции Відродження – Виталий Хомутынник, Михаил Ланьо и другие.

Персонажи с сомнительной репутацией продолжают назначаться и на региональные должности. К примеру, буквально на днях начальником Департамента охраны здоровья Луганской области был назначен экс-регионал Павел Малыш, который до этого работал «первым заместителем Министра здравоохранения ЛНР».

9. Наказание виновных в расстрелах на Майдане

Мирные протесты на Майдане переросли в жестокие бои и расстрелы митингующих. Позже все они станут известны как Небесная сотня: в общей сложности, во время Революции Достоинства насчитают 106 погибших.

Участники протестов будут требовать наказания для всех, кто так или иначе фигурировал в расстрелах: и для исполнителей, нажимавших курок, и для руководителей, отдавших приказ это сделать.

Требование будет выполнено частично. 8 декабря 2015-го расследование приостановят, потому что большинство участников на тот момент уже будут не в стране – например, все тот же Виталий Захарченко и Виктор Янукович.

В феврале 2016-го станет известно, что по факту событий ноября 2013 года – февраля 2014-го вынесено 18 приговоров против 26 человек. В 84 делах расследование будет окончено, а еще 11 дел передано в суд. В 63 производствах продолжатся досудебные расследования.

По состоянию на февраль этого года еще 16 человек уже будут находиться в СИЗО. Шестеро из них – это сотрудники Беркута, пятеро – так называемые титушки, еще по нескольким фигурантам будут продолжать расследование.

В ноябре 2016-го суд признает непричастным к трагическим событиям на Майдане сына Януковича, Александра. Президента Порошенко допросят в Генпрокуратуре. Он будет обещать добиться заочного осуждения Януковича и людей из его окружения, обвиняемых в расстрелах. Пока что это остается неосуществленным.

10.Амнистия всех участников Евромайдана

Одним из ключевых требований участников Евромайдана было то, что все участники протестов будут освобождены от уголовной ответственности и наказаний. В обмен на это протестанты обещали освободить здания Киевской горадминистрации и убрать баррикады с центральных улиц столицы.

Это условие выполнят: закон об амнистии вступит в силу в феврале 2014-го. Арестованные за события на Майдане выйдут на свободу, остальные же не будут привлекаться ни к какой ответственности. КГГА освободят.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Три года назад в дни Революции Достоинства украинцы выдвинули ряд важных требований власти. Что мы требовали и что из этого выполнено

Ровно три года назад, 21 ноября 2013-го, тогдашний премьер Николай Азаров сорвал подписание Ассоциации с Евросоюзом, и в центр Киева, на центральную площадь Киева, Майдан Независимости, начали выходить протестующие. Это был далеко не первый митинг для Киева и для страны, и уже даже не первая революция. Но именно эти события, позже названные Революцией Достоинства, стали настоящей точкой невозврата и повлекли за собой серьезные перемены.

НВ собрало десять главных требований Майдана за все время Революции Достоинства – от первого дня до момента, когда из центра Киева исчезла последняя палатка с протестующими, и проанализировало, были ли они выполнены.

1. Евроинтеграция и безвиз

21 ноября 2013-го появилось распоряжение правительства Николая Азарова и приостановлении процесса подготовки к заключению договора между Украиной и Евросоюзом. Кабмин мотивировал свое решение необходимостью развития экономических отношений с СНГ, и, в частности, с Россией. Позже президент Виктор Янукович объяснял, что ему пришлось отказаться от этого «из-за шантажа России».

На Майдан стали выходить первые митингующие, в основном, молодежь, с требованием возобновить процесс Евроинтеграции, выбрать проевропейский вектор развития Украины, работать над внедрением безвиза для Европы. С собой приносили флаги ЕС, транспаранты и плакаты, пели песни, читали стихи, записывали видеообращения. От Януковича требовали подписать Ассоциацию с ЕС на Вильнюсском саммите Восточного партнерства, который был намечен на 29 ноября того же года.

Через несколько дней, 27 ноября, Азаров написал пост у себя в facebook, где назвал идею евроинтеграции «бессмысленной» и заявил, что Украину в Европу никто не зовет. А через два дня после этого на саммите в Вильнюсе Янукович не подписал Соглашение с ЕС. Тогда же появилась кричалка: «Янык в *опу, мы – в Европу». В ночь на 30 ноября студентов, которые остались ночевать на Майдане под Стеллой, побили «беркутовцы».

Процесс евроинтеграции Украины возобновится, но не завершится спустя три года. В июне 2014 года президент Петр Порошенко подпишет экономическую часть Соглашения с ЕС и будет неоднократно делать публичные заявления о сроках для запуска безвизового режима. В своем последнем заявлении на эту тему Порошенко обещает, что безвиз заработает до 24 ноября этого года. То есть, уже до четверга.

2. Смена власти и досрочные президентские выборы

Когда стало понятно, что и сам Янукович, и правительство его соратника Азарова выбирают пророссийский вектор движения, Майдан начал требовать досрочных президентских выборов и полной смены власти.

В центре Киева возводят баррикады, сносят памятник Ленину на Бессарабке. Тем временем в президентской Партии Регионов начинается раскол. Протестующие обещают блокаду резиденции Межигорье.

Протестная волна нарастает, в центре Киева – все больше палаток, появляются отряды Самообороны Майдана, митингующие жгут шины, пускают в ход коктейли Молотова, занимают здание Киевской городской госадминистрации, Дом Профсоюзов, Украинский дом. Продолжаются жесткие противостояния с милицией и силовиками. Ведутся жесткие бои на улице Грушевского, появляется информация об использовании огнестрельного оружия, убивают активиста Юрия Вербицкого, крадут активиста Игоря Луценко и автомайдановца Дмитрия Булатова, появляются кадры, на которых бойцы издеваются над раздетым догола Михаилом Гаврилюком, горит Дом Профсоюзов. 22 января возле стадиона Динамо гибнут первые протестующие – Сергей Нигоян и Михаил Жизневский.

Требование по смене власти будет выполнено: 28 января подал в отставку Азаров, в ночь на 23 февраля бежал из страны Янукович, многие депутаты заявили о выходе из Партии Регионов, некоторые соратники Януковича также покинули страну. Власть берет в свои руки временное правительство.

25 мая 2014-го выберут нового президента – Петра Порошенко, 26 октября того же года пройдут парламентские выборы.

3. Смена состава ЦИК

Вместе со сменой власти митингующие будут требовать смены состава Центризбиркома. Причиной станет то, что некоторые из членов ЦИКа занимают свои должности еще с 2004-го, например, нынешний председатель комиссии Михаил Охендовский. По словам нардепа Мустафы Найема, Охендовский был сторонником Януковича на выборах в 2004-м. Критиковалось и то, что полномочия 12 из 15 членов ЦИКа истекли еще в июне 2014-го и не были продлены, хотя люди продолжали работать на занимаемых должностях.

Позже, в 2015-м, во время местных выборов в Украине, действующий состав ЦИКа будут обвинять в неправомерных решениях. Недовольство вызовут результаты мэрских выборов в Павлограде, где будет лидировать кандидат от Оппоблока Анатолий Вершина, в Кривом Роге, где победит бывший регионал и оппоблоковец Юрий Вилкул.

По состоянию на ноябрь 2016-го состав ЦИКа так и не изменен полностью. Охендовский остается на должности председателя Центризбиркома.

4. Наказание виновных в избиении студентов

После разгона студентов под Стеллой Майдан выдвинул требование наказать виновных в избиении студентов – и исполнителей, то есть, бойцов, применявших силу, и командиров, которые отдавали им приказы.

По версии Найема, руководил операцией тогдашний замсекретаря СНБО Владимир Сивкович. Виновными в избиении студентов называли также тогдашнего главу Главного управления МВД в Киеве Валерия Коряка, и непосредственно министра внутренних дел Виталия Захарченко. Руководитель управления специальных расследований Сергей Горбатюк позже заявит, что среди виновных также сам Янукович, тогдашний глава СНБО Андрей Клюев и экс-глава КГГА Александр Попов.

Требование наказать виновных так и не будет выполнено в полном объеме Осудят нескольких беркутовцев. Например, бойца по фамилии Ефимин приговорят к пяти годам условно, он признает свою вину и будет раскаиваться. Генпрокуратура завершит расследование касательно еще одного силовика, Олега Мариненко, который тогда командовал управлением общественной безопасности МВД в Киеве.

Но тех, кто занимал более высокие должности, так и не поймают: Захарченко уедет из страны в феврале 2014-го, сразу за Януковичем, Коряк – в марте 2014-го, Сивкович бежит в Россию, где в апреле 2015-го попадет в серьезное ДТП, а в июне 2015-го сбежит Клюев.

5. Свобода политзаключенным

Одним из главных требований Майдана будет освобождение политических заключенных режима Януковича. Оно будет выполнено.

22 февраля на свободу выйдет лидер Батькивщины Юлия Тимошенко и сразу поедет на Майдан, чтобы выступить перед протестующими. На свободу выйдет больше двадцати заключенных, среди которых – фигуранты скандальных и известных уголовных дел. Например, освободят Дмитрия Павличенко и его сына Сергея – их обвиняли в убийстве судьи Шевченковского райсуда Киева Сергея Зубкова.

Напомним, за это дело Дмитрий получил пожизненное заключение, а Сергей был приговорен к 13-ти годам тюрьмы. Выйдет на свободу Виталий Запорожец, который в 2011-м расстрелял из охотничьего ружья милиционера в селе Семиполки Броварского района на Киевщине. За это получил 14 лет тюрьмы, но общественность встала на его сторону – односельчане выходили на пикеты с требованием освободить Запорожца.

6. Свобода слова и борьба с цензурой

Во времена Януковича журналисты неоднократно жаловались на то, что в СМИ вводится цензура, медиа выкупаются крупными бизнесменами и олигархами из близкого окружения президента.

В 2013-м организация Репортеры без границ признала Украину одной из худших стран для журналистов. Их ежегодное исследование – Индекс свободы прессы – показал, что на тот момент в стране участились случаи нападения на прессу.

Аналогичное исследование от Репортеров без границ в 2016-м продемонстрировал, что Украина значительно улучшила свои позиции в этом рейтинге. Но в докладе также сообщают, что Украина все еще страдает от чрезмерного влияния олигархов на медиа и от информационной войны с Россией.

7.Нет «милицейскому государству» и силовым разгонам акций

Режим Януковича запомнился тем, что для разгона уличных демонстраций и мирных акций активно задействовались милиция и спецотряды Беркута. Тот же метод неоднократно был использован и на Евромайдане: сперва – при разгоне студентов, потом – в боях на Грушевского, затем – в расстрелах на Институтской.

Майдан требовал убрать силовиков с улиц еще с первых дней протестов, но этого не происходило. Позже появились требования ликвидировать Беркут, Грифон, Кобру и другие отряды спецназначения.

Это требование будет выполнено. Но ценой ему станут убитые и раненые во время противостояний Евромайдана люди – и со стороны силовиков, и со стороны протестующих. Указ о расформировании Беркута подпишет новый министр внутренних дел Арсен Аваков в феврале 2014-го. Позже милиция вовсе исчезнет как структура, вместо нее в Украине появится Национальная полиция. Но в ее составе появится РПОН – Рота полиции особого назначения, в составе которой войдут, в том числе, и бывшие беркутовцы. Заработает КОРВ – Корпус оперативно-внезапного действия.

8. Борьба с коррупцией и люстрация всех чиновников времен Януковича

На Майдане активно выступали за то, чтобы режим Януковича сменился не только на высших эшелонах власти, а и на других уровнях. Отовсюду стало звучать слово «люстрация» — чиновников предлагали не просто снять с занимаемых должностей, а и запретить им занимать руководящие посты в дальнейшем.

Еще одним требованием была борьба с коррупцией и очищение страны от чиновников, которые обогащаются незаконным путем, берут взятки, превышают служебные полномочия.

Эти требования не удалось выполнить в полном объеме. Например, люстрация коснулась далеко не всех. На парламентских выборах в 2014-м в Верховную Раду опять пройдут экс-регионалы, только теперь – в составе других партий. В Оппозиционном блоке это такие известные фигуры, как Наталья Королевская, Борис Колесников, Юрий Бойко, Михаил Добкин, Александр Вилкул, во фракции Відродження – Виталий Хомутынник, Михаил Ланьо и другие.

Персонажи с сомнительной репутацией продолжают назначаться и на региональные должности. К примеру, буквально на днях начальником Департамента охраны здоровья Луганской области был назначен экс-регионал Павел Малыш, который до этого работал «первым заместителем Министра здравоохранения ЛНР».

9. Наказание виновных в расстрелах на Майдане

Мирные протесты на Майдане переросли в жестокие бои и расстрелы митингующих. Позже все они станут известны как Небесная сотня: в общей сложности, во время Революции Достоинства насчитают 106 погибших.

Участники протестов будут требовать наказания для всех, кто так или иначе фигурировал в расстрелах: и для исполнителей, нажимавших курок, и для руководителей, отдавших приказ это сделать.

Требование будет выполнено частично. 8 декабря 2015-го расследование приостановят, потому что большинство участников на тот момент уже будут не в стране – например, все тот же Виталий Захарченко и Виктор Янукович.

В феврале 2016-го станет известно, что по факту событий ноября 2013 года – февраля 2014-го вынесено 18 приговоров против 26 человек. В 84 делах расследование будет окончено, а еще 11 дел передано в суд. В 63 производствах продолжатся досудебные расследования.

По состоянию на февраль этого года еще 16 человек уже будут находиться в СИЗО. Шестеро из них – это сотрудники Беркута, пятеро – так называемые титушки, еще по нескольким фигурантам будут продолжать расследование.

В ноябре 2016-го суд признает непричастным к трагическим событиям на Майдане сына Януковича, Александра. Президента Порошенко допросят в Генпрокуратуре. Он будет обещать добиться заочного осуждения Януковича и людей из его окружения, обвиняемых в расстрелах. Пока что это остается неосуществленным.

10.Амнистия всех участников Евромайдана

Одним из ключевых требований участников Евромайдана было то, что все участники протестов будут освобождены от уголовной ответственности и наказаний. В обмен на это протестанты обещали освободить здания Киевской горадминистрации и убрать баррикады с центральных улиц столицы.

Это условие выполнят: закон об амнистии вступит в силу в феврале 2014-го. Арестованные за события на Майдане выйдут на свободу, остальные же не будут привлекаться ни к какой ответственности. КГГА освободят.

Новое Время