Тимошенко и “любі друзі” Путина -2Тимошенко и “любі друзі” Путина -2

Олег Ельцов

К войне с Украиной Путина подтолкнули два человека. Они же в свое время установили доверительную связь между Путиным и Тимошенко. В тексте ниже ищем их фамилии.

«Розовый период» отношений

Новое восшествие Юлии Владимировны в правительство Украины в декабре 2007 года совпало с назначением Николая Токарева главой “Транснефти”, а Сергея Чемезова – руководителем госкорпорации «Ростехнологии», которая выполняла более широкие задачи, чем “Рособоронэкспорт”.

И теперь перед нашей героиней стояли более сложные задачи, чем просто выдавливание Фирташа с рынка. Ее московские партнеры хотели все и сразу. Но для начала было решено снять бремя старых долгов, оставшихся со времен ее газового бизнеса.

И действительно, вскоре появилась информация, что Москва простила премьеру Украины долг в 600 млн дол. А еще через непродолжительное время Тимошенко оказала Путину большую политическую и даже военную услугу, фактически поддержав российскую агрессию против Грузии.

Эпатажный лидер Радикальной партии Олег Ляшко недавно напомнил, как в 2009 году на совместной пресс-конференции двух премьеров – России и Украины — Тимошенко хихикала по поводу российской агрессии против Грузии и галстука, «съеденного» президентом Саакашвили.

Но реверанс Тимошенко перед Путиным был намного глубже, чем говорит Ляшко. По словам экс-депутата Тараса Чорновила, входившего в тот период в ближайшее окружение Януковича, “несмотря на электоральные потери, Юля фактически поддержала военную агрессию Путина в Грузию, в частности в Южную Осетию и Абхазию. Ее фракция категорически срывала голосование парламента за осуждение действий Путина. Кроме того, Ющенко хотел сделать экстравагантный шаг и заблокировать украинскими кораблями выход кораблей ЧФ из Севастополя, чтобы те не могли пойти на Поти, стрелять в мирных граждан. Юля тогда прибегла ко всем возможным и невозможным шагам, чтобы не допустить реализации идеи президента Украины…”.

Поддержав нападение Путина на часть Грузии в Южной Осетии, Тимошенко добилась окончательного его расположения и сделала следующий шаг для углубления взаимной симпатии. Газовый контракт 2009 года, помимо невыгодной для Украины цены и формулы, стал финалом давнего плана по вытеснению Фирташа.

Московских “любих друзів” порадовал уход с украинского рынка основного врага Тимошенко — «РосУкрЭнерго», потому что по словам политолога Станислава Белковского этого хотели структуры, связанные с кремлевским куратором нефтегазовой отрасли, Игорем Сечиным — близким другом Путина с питерских времен.

Сечин добивался монополии «Газпрома» в обеспечении газом всех потребителей, включая Украину. Российские СМИ писали, что он даже пошел на арест в 2008 году криминального авторитета Семена Могилевича, дабы избавиться от конкурента в лице «РосУкрЭнерго». По данным «Украинской правды», на тот момент Могилевич был партнером Дмитрия Фирташа в «РосУкрЭнерго».

Изначально поняв, что «Путин – это надолго», Тимошенко помимо политических и военных услуг Кремлю, в должности премьер-министра помогала московским партнерам по иным немаловажным направлениям «двухсторонних отношений». Впрочем, эти отношения скорее можно было назвать односторонними: при содействии украинского премьера русские активно скупали Украину.

В нашу страну зачастили российские олигархи. Состоялось несколько крупных сделок. Например, в январе 2010-го «Индустриальный Союз Донбасса» (ИСД) продал 50% + россиянину Александру Катунину и группе инвесторов при участии «Внешэкономбанка”. Кстати, не удивительно, что совладелец ИСД Сергей Тарута сейчас так усердно качает ситуацию вместе с Тимошенко, раздавая брошюры против главы НБУ Валерии Гонтаревой.

Пресса отмечала, что главная проблема Путина – приобретение украинских металлургических активов — была решена.

“Роль Юлии Тимошенко в указанных выше процессах, конечно же, документально доказать невозможно. Но косвенные доказательства о том, что украинский премьер могла способствовать усилению металлургии и «оборонки» РФ в обмен на хорошее отношение со стороны своего российского коллеги и на поддержку во время выборов, свидетельствует, как минимум, о следующем: ради власти, ради того, чтобы реализовать свои амбиции Тимошенко готова на все…”, — сказано в статье, где снова фигурирует фамилия Чемезова.

Впрочем, категорическое утверждение наших коллег о том, что содействие Тимошенко россиянам документально доказать невозможно, не соответствует действительности. Это было доказано вашим покорным слугой в далеком 2005 году. Речь идет о факте дачи взятки за назначение на должность директора стратегического предприятия «Заря-Машпроект» (производство турбин, заказчик 70% продукции – «Газпром») российского ставленника. В деле фигурируют Анатолий Кинах, Юлия Тимошенко и ее правая рука во фракции БЮТ Андрей Шкиль. Помощник Шкиля в компании с двумя посредниками был задержан СБУ с первым траншем взятки. В ходе следствия выяснилось, что Шкиль был лишь посредником, подписывая обращения к премьерше и собирая взятки за назначения. И никого не волновало, что речь идет о разбазаривании святого – стратегического потенциала страны. История с ГП «Заря» — лишь один эпизод в систематическом разбазаривании украинских госпредприятий – в большинстве случаев, в пользу россиян. Через пять лет дело пытались реанимировать. И хотя все было слишком очевидно, а экспертизы и свидетельства однозначно раскрывали схему и «бенефициаров» подобных назначений, никто за содеянное не ответил. Шкиль сегодня гуляет в вышиванке по Парижу, Тимошенко по-прежнему рвется к власти… Не пора ли довести следствие до конца?

ТемаОлег Ельцов

К войне с Украиной Путина подтолкнули два человека. Они же в свое время установили доверительную связь между Путиным и Тимошенко. В тексте ниже ищем их фамилии.

«Розовый период» отношений

Новое восшествие Юлии Владимировны в правительство Украины в декабре 2007 года совпало с назначением Николая Токарева главой “Транснефти”, а Сергея Чемезова – руководителем госкорпорации «Ростехнологии», которая выполняла более широкие задачи, чем “Рособоронэкспорт”.

И теперь перед нашей героиней стояли более сложные задачи, чем просто выдавливание Фирташа с рынка. Ее московские партнеры хотели все и сразу. Но для начала было решено снять бремя старых долгов, оставшихся со времен ее газового бизнеса.

И действительно, вскоре появилась информация, что Москва простила премьеру Украины долг в 600 млн дол. А еще через непродолжительное время Тимошенко оказала Путину большую политическую и даже военную услугу, фактически поддержав российскую агрессию против Грузии.

Эпатажный лидер Радикальной партии Олег Ляшко недавно напомнил, как в 2009 году на совместной пресс-конференции двух премьеров – России и Украины — Тимошенко хихикала по поводу российской агрессии против Грузии и галстука, «съеденного» президентом Саакашвили.

Но реверанс Тимошенко перед Путиным был намного глубже, чем говорит Ляшко. По словам экс-депутата Тараса Чорновила, входившего в тот период в ближайшее окружение Януковича, “несмотря на электоральные потери, Юля фактически поддержала военную агрессию Путина в Грузию, в частности в Южную Осетию и Абхазию. Ее фракция категорически срывала голосование парламента за осуждение действий Путина. Кроме того, Ющенко хотел сделать экстравагантный шаг и заблокировать украинскими кораблями выход кораблей ЧФ из Севастополя, чтобы те не могли пойти на Поти, стрелять в мирных граждан. Юля тогда прибегла ко всем возможным и невозможным шагам, чтобы не допустить реализации идеи президента Украины…”.

Поддержав нападение Путина на часть Грузии в Южной Осетии, Тимошенко добилась окончательного его расположения и сделала следующий шаг для углубления взаимной симпатии. Газовый контракт 2009 года, помимо невыгодной для Украины цены и формулы, стал финалом давнего плана по вытеснению Фирташа.

Московских “любих друзів” порадовал уход с украинского рынка основного врага Тимошенко — «РосУкрЭнерго», потому что по словам политолога Станислава Белковского этого хотели структуры, связанные с кремлевским куратором нефтегазовой отрасли, Игорем Сечиным — близким другом Путина с питерских времен.

Сечин добивался монополии «Газпрома» в обеспечении газом всех потребителей, включая Украину. Российские СМИ писали, что он даже пошел на арест в 2008 году криминального авторитета Семена Могилевича, дабы избавиться от конкурента в лице «РосУкрЭнерго». По данным «Украинской правды», на тот момент Могилевич был партнером Дмитрия Фирташа в «РосУкрЭнерго».

Изначально поняв, что «Путин – это надолго», Тимошенко помимо политических и военных услуг Кремлю, в должности премьер-министра помогала московским партнерам по иным немаловажным направлениям «двухсторонних отношений». Впрочем, эти отношения скорее можно было назвать односторонними: при содействии украинского премьера русские активно скупали Украину.

В нашу страну зачастили российские олигархи. Состоялось несколько крупных сделок. Например, в январе 2010-го «Индустриальный Союз Донбасса» (ИСД) продал 50% + россиянину Александру Катунину и группе инвесторов при участии «Внешэкономбанка”. Кстати, не удивительно, что совладелец ИСД Сергей Тарута сейчас так усердно качает ситуацию вместе с Тимошенко, раздавая брошюры против главы НБУ Валерии Гонтаревой.

Пресса отмечала, что главная проблема Путина – приобретение украинских металлургических активов — была решена.

“Роль Юлии Тимошенко в указанных выше процессах, конечно же, документально доказать невозможно. Но косвенные доказательства о том, что украинский премьер могла способствовать усилению металлургии и «оборонки» РФ в обмен на хорошее отношение со стороны своего российского коллеги и на поддержку во время выборов, свидетельствует, как минимум, о следующем: ради власти, ради того, чтобы реализовать свои амбиции Тимошенко готова на все…”, — сказано в статье, где снова фигурирует фамилия Чемезова.

Впрочем, категорическое утверждение наших коллег о том, что содействие Тимошенко россиянам документально доказать невозможно, не соответствует действительности. Это было доказано вашим покорным слугой в далеком 2005 году. Речь идет о факте дачи взятки за назначение на должность директора стратегического предприятия «Заря-Машпроект» (производство турбин, заказчик 70% продукции – «Газпром») российского ставленника. В деле фигурируют Анатолий Кинах, Юлия Тимошенко и ее правая рука во фракции БЮТ Андрей Шкиль. Помощник Шкиля в компании с двумя посредниками был задержан СБУ с первым траншем взятки. В ходе следствия выяснилось, что Шкиль был лишь посредником, подписывая обращения к премьерше и собирая взятки за назначения. И никого не волновало, что речь идет о разбазаривании святого – стратегического потенциала страны. История с ГП «Заря» — лишь один эпизод в систематическом разбазаривании украинских госпредприятий – в большинстве случаев, в пользу россиян. Через пять лет дело пытались реанимировать. И хотя все было слишком очевидно, а экспертизы и свидетельства однозначно раскрывали схему и «бенефициаров» подобных назначений, никто за содеянное не ответил. Шкиль сегодня гуляет в вышиванке по Парижу, Тимошенко по-прежнему рвется к власти… Не пора ли довести следствие до конца?

Тема

Сергей Гайдай: «Пленки Онищенко» – самая тяжелая из репутационных угроз для ПорошенкоСергей Гайдай: «Пленки Онищенко» – самая тяжелая из репутационных угроз для Порошенко

Скандал вокруг «пленок Онищенко» тлеет, и его исход пока неизвестен никому. Как при этом подают тему украинские и мировые СМИ? Как коммуницируют с обществом ведущие политические силы? Чем для Украины чревата ситуация с обвинениями представителей власти и лично Президента в причастности к коррупции?

«Детектор медиа» задал эти вопросы экспертам. Сегодня публикуем мнение Сергея Гайдая — политтехнолога, управляющего партнера, директора по стратегическому планированию в Social Engineering Agency Gaiday.Com.

В ближайшие дни представим мнение других экспертов, в том числе и с иной позицией.

— Как вы оцениваете подачу СМИ темы «пленок Онищенко»?

— Применить блокировку (а есть такой прием у АП — блокировать информацию) им не удастся. Тема становится совсем уж резонансной и в СМИ, и в интернете. Флагманом, конечно, является сайт «Страна». Корреспондентка «Страны» Крюкова ездила в Британию (по информации источников «Детектора медиа», Онищенко сейчас находится во Франции. — «ДМ») и, как я понимаю, получила достаточно много разных материалов. Более того, активно помогает освещению российское телевидение. Поэтому с блокировкой — никак.

Понятно, что существуют команды, переговоры, разговоры с владельцами тех или иных СМИ, но это пока плохо работает. И самоцензура, если она и есть (а она в Украине традиционно существует), плохо работает.

Я в последнее время заметил, как блокировка включилась относительно Саакашвили — его практически нет на ТВ. А относительно этой информации пока ни блокировку, ни цензуру не удалось включить. Позиция информационной защиты президентской команды слабенькая, потому что пока это неэффективное действие типа «я — не я и хата не моя». И это неверно. Потому что у Онищенко пленки действительно есть, они будут постепенно появляться и надо будет что-то придумывать. В этой ситуации президентская команда будет выглядеть такой, знаешь, реагирующей стороной. А это всегда очень слабо и плохо.

— С чем это связано? Нет разработанных антикризисных вариантов?

— Эта история застала их врасплох. Атака на Онищенко точно не была спровоцирована или, по крайней мере, команда «Фас!» не исходила от президентской команды. Ему это было невыгодно по всем параметрам. Во-первых, Онищенко действительно выполнял довольно-таки грязную и тяжелую работу и нес финансовый груз, который он оценил в 50 млн долларов (со слов Онищенко). На многих этапах для Президента он был полезным — принимал участие в финансировании его избирательной кампании, он действительно проплачивал всякие нелицеприятные операции типа дискредитации «Народного фронта» и Яценюка и т. п. Плюс он участвовал, конечно, в подкупе и проплате голосования депутатов. Зачем Президенту лишаться такого инструмента и зачем Онищенко превращать во врага, учитывая, что он действительно всю эту информацию мог скрыть? А эта информация для Президента пока из всех его репутационных угроз — офшоры, Липецкая фабрика и прочее — эта угроза самая тяжелая. Кроме того, она усугубляется приходом к власти в США не Хиллари, а Трампа и наличием у Онищенко возможности общаться с администрацией Трампа каким-то образом. Поэтому понятно, что Президент не провоцировал.

— А кто?

— Я слышал от инсайдеров как минимум два варианта. Первый — действительно, из всех органов, НАБУ не является на 100 % подконтрольным Президенту. И это была инициатива Ситника и НАБУ против Онищенко. Возможно, каким-то образом к этому причастны Яценюк и «Народный фронт». Потому что понятно, что они потеряли многое из-за Онищенко и хотят сатисфакции — это видно, и сейчас они «на коне». Второй вариант, который озвучивается и самим Онищенко, — что без согласования с Президентом его окружение в лице Кононенко и Грановского пытались заполучить его бизнес-активы и бизнес-схемы получения денег на торговле газом. Пострадал в итоге Президент. Более того, претензии к нему Онищенко как раз не по факту того, что он провоцировал и назначил его врагом, сделав персоной нон грата, а что он в этой ситуации не защитил. Онищенко рассказывает, что был приглашен в кабинет, где ему было сказано: «Саша, не волнуйся — всё порешаем», — и в итоге был брошен. При этом, зная лично Президента, я понимаю, как это произошло. У Петра Алексеевича Порошенко стиль жизни и стиль работы — что-то пообещать и забыть. Многие думают, что Порошенко — прекрасный управленец, раз заработал денег и стал Президентом. Но те, кто более или менее встречался с его управленческой манерой, знают, что у Порошенко есть колоссальный недостаток — он не умеет делегировать полномочия, пытается заполнить все сам, а при такой нагрузке это невозможно. При такой загрузке он просто мог, условно говоря, не добраться до своих обещаний, чтобы выполнить их. Для Онищенко же это выглядело как в 90-х годах «кидок» — пообещал и не сделал. И теперь он мстит. Мстит, понимая, что потерял деньги и что его выбросили, его не защитили и т. д.

— А есть у Президента шансы выйти из этой ситуации достойно?

— Мое мнение — вариантов достойно выйти из этой ситуации у Президента нет. Давайте будем говорить честно. Я как специалист по пиару, информации и прочем, в отличие от прочих обывателей и политиков, не питаю иллюзий относительно того, что вся информационная игра зависит от умелого игрока. Их Величество Факты порой являются непреодолимыми. Президент действует ровно так, как действовали все президенты до него, скажем так, возглавляя, используя и координируя политическую коррупцию — это же факт, который нельзя скрыть. И дело же не в Онищенко и не в том, что он говорит, а в том, что это так и есть. И от этого факта уйти трудно.

Второе — всё будет зависеть не от Президента и его команды. Всё будет зависеть от того, действительно ли у Онищенко есть записи и документы, которые являются достаточной доказательной базой, сумеет ли он, невзирая на администрацию США, предоставить их публично. Тогда защититься будет очень непросто. По крайней мере, риск очень высокий.

— Каковы именно эти риски?

— Риск, например, импичмента очень высокий. Ситуация подвешена примерно, я думаю, до февраля. Потому что сейчас старая администрация Обамы не будет этого дела касаться — для нее это дело ушло. Трамп придет к управлению страной после 20 января. Понятно, что дело «Украина» у него не будет на первом месте. И только где-то к февралю у него встанет вопрос, что делать с Украиной.

И тут у нас не самые выгодные исходные. Первое — наш Президент и его Администрация умудрилась поддержать Хиллари, а не Трампа.

Более того, одно из самых доверенных лиц, которое будет точно решать, что делать с Украиной, у Трампа — это г-н Манафорт. Лучшего специалиста по Украине, чем Манафорт, в окружении Трампа нет, и он не склонен, я полагаю, к примирению с Порошенко. Г-н Манафорт имеет много вопросов к действующей украинской власти потому, что она активно пыталась вмешаться в кампанию Трампа и обвинить Манафорта в коррупции. Теперь они получат от Манафорта обратный ответ. Поэтому высока вероятность, что и пленки Онищенко могут быть использованы в игре по его отставке. Единственное, что спасает сегодня Президента, и серьезно спасает, — угроза со стороны России. Всё-таки он является легитимной властью. И второе — альтернативы Порошенко нет. Но если администрация Трампа найдет ему альтернативу, — то есть человека, на которого она поставит, то будет как в ситуации с Ющенко и Кучмой. Когда Кучма оказался нерукопожатным из-за дела Гонгадзе, появился Ющенко. На него была сделана ставка, и Кучма точно уже не мог пойти на третий срок. Единственное — он попытался как-то противодействовать, выбрав в приемники Януковича — пророссийского кандидата. Но мы помним, чем эта попытка закончилась — Майданом.

Таким образом получается, что Порошенко как бы «подвешен» и у него нет сейчас реальных форм защиты. Можно было бы броситься к русским, но мы же понимаем — это для него самоубийство. Поэтому ситуация очень и очень сложная. Без поддержки Штатов с реальным отсутствием поддержки внутри Украины, — а у Президента ее мало, он ее растерял, — у него очень шаткое положение.

— Как бы вы оценили коммуникацию по этой теме с обществом и СМИ представителей БПП, провластной коалиции, оппозиции?

— Я об этом уже немного сказал. У них есть несколько линий. Во-первых, сообщается, что Онищенко раньше был функционером, а теперь предатель Родины. Это позиция слабая — обвинять человека, который серьезно атакует власть; ведь все понимают, что обвинение надуманное и является формой защиты «пойманной на горячем» власти. Это первое, что мы слышим от власти. Второе — я слышал Президента, который очень слабо комментирует: «Пусть приезжает сюда, если он честный человек». То есть явно видно, что у Порошенко нет стратегии поведения и общения с обществом в объяснении этого вопроса. Все, что они делают, — это пытаются игнорировать. Это худшая из стратегий. Но, с другой стороны, я понимаю, что пока он на это обречен.

Они не ожидали, что Онищенко окажется способным на серьезное информационное сопротивление, что он уедет не в Россию, а в Британию, которая всегда защищает беженцев; и это показывает, что он точно не на 100% пророссийский предатель. И никто не рассчитывал, что Трамп победит и что у него будет такой вот Манафорт. Вот вся эта схема не просчитана, и Администрация по сей день не готова адекватно реагировать

— Что несет этот скандал в целом обществу и стране?

— Нам сегодня важно иметь международную поддержку, и США является флагманом этой поддержки. Мы четко понимаем, что из-за отсутствия контакта мы многое теряем. Говорят, что Президент Порошенко в этой ситуации даже не приглашен на инаугурацию. Причем Трамп, скорее всего, встретится с Путиным раньше, чем с Порошенко. По идее, все должно быть наоборот — встречаются сначала с теми, кто требует помощи. То есть, грубо говоря, Украина из-за Порошенко может просто не получить необходимой поддержки США. Второе — политический кризис. Но если в других странах существует легитимный выход, например, Уолтергейтский кризис закончился добровольным уходом в отставку Никсона, то у нас такой традиции нет. Всё это, к сожалению, Украину ставит в очень нехорошую позицию. Потому что в такой ситуации возможна и агрессия Путина, если будет нелегитимность Президента; и парламентский переворот, когда большая часть депутатов восстанет против Порошенко и попытается объявить ему импичмент; и выход на улицу людей, потому что точек кипения у разных политических сил достаточно. В общем, всё это нехорошо.

Детектор-МедиаСкандал вокруг «пленок Онищенко» тлеет, и его исход пока неизвестен никому. Как при этом подают тему украинские и мировые СМИ? Как коммуницируют с обществом ведущие политические силы? Чем для Украины чревата ситуация с обвинениями представителей власти и лично Президента в причастности к коррупции?

«Детектор медиа» задал эти вопросы экспертам. Сегодня публикуем мнение Сергея Гайдая — политтехнолога, управляющего партнера, директора по стратегическому планированию в Social Engineering Agency Gaiday.Com.

В ближайшие дни представим мнение других экспертов, в том числе и с иной позицией.

— Как вы оцениваете подачу СМИ темы «пленок Онищенко»?

— Применить блокировку (а есть такой прием у АП — блокировать информацию) им не удастся. Тема становится совсем уж резонансной и в СМИ, и в интернете. Флагманом, конечно, является сайт «Страна». Корреспондентка «Страны» Крюкова ездила в Британию (по информации источников «Детектора медиа», Онищенко сейчас находится во Франции. — «ДМ») и, как я понимаю, получила достаточно много разных материалов. Более того, активно помогает освещению российское телевидение. Поэтому с блокировкой — никак.

Понятно, что существуют команды, переговоры, разговоры с владельцами тех или иных СМИ, но это пока плохо работает. И самоцензура, если она и есть (а она в Украине традиционно существует), плохо работает.

Я в последнее время заметил, как блокировка включилась относительно Саакашвили — его практически нет на ТВ. А относительно этой информации пока ни блокировку, ни цензуру не удалось включить. Позиция информационной защиты президентской команды слабенькая, потому что пока это неэффективное действие типа «я — не я и хата не моя». И это неверно. Потому что у Онищенко пленки действительно есть, они будут постепенно появляться и надо будет что-то придумывать. В этой ситуации президентская команда будет выглядеть такой, знаешь, реагирующей стороной. А это всегда очень слабо и плохо.

— С чем это связано? Нет разработанных антикризисных вариантов?

— Эта история застала их врасплох. Атака на Онищенко точно не была спровоцирована или, по крайней мере, команда «Фас!» не исходила от президентской команды. Ему это было невыгодно по всем параметрам. Во-первых, Онищенко действительно выполнял довольно-таки грязную и тяжелую работу и нес финансовый груз, который он оценил в 50 млн долларов (со слов Онищенко). На многих этапах для Президента он был полезным — принимал участие в финансировании его избирательной кампании, он действительно проплачивал всякие нелицеприятные операции типа дискредитации «Народного фронта» и Яценюка и т. п. Плюс он участвовал, конечно, в подкупе и проплате голосования депутатов. Зачем Президенту лишаться такого инструмента и зачем Онищенко превращать во врага, учитывая, что он действительно всю эту информацию мог скрыть? А эта информация для Президента пока из всех его репутационных угроз — офшоры, Липецкая фабрика и прочее — эта угроза самая тяжелая. Кроме того, она усугубляется приходом к власти в США не Хиллари, а Трампа и наличием у Онищенко возможности общаться с администрацией Трампа каким-то образом. Поэтому понятно, что Президент не провоцировал.

— А кто?

— Я слышал от инсайдеров как минимум два варианта. Первый — действительно, из всех органов, НАБУ не является на 100 % подконтрольным Президенту. И это была инициатива Ситника и НАБУ против Онищенко. Возможно, каким-то образом к этому причастны Яценюк и «Народный фронт». Потому что понятно, что они потеряли многое из-за Онищенко и хотят сатисфакции — это видно, и сейчас они «на коне». Второй вариант, который озвучивается и самим Онищенко, — что без согласования с Президентом его окружение в лице Кононенко и Грановского пытались заполучить его бизнес-активы и бизнес-схемы получения денег на торговле газом. Пострадал в итоге Президент. Более того, претензии к нему Онищенко как раз не по факту того, что он провоцировал и назначил его врагом, сделав персоной нон грата, а что он в этой ситуации не защитил. Онищенко рассказывает, что был приглашен в кабинет, где ему было сказано: «Саша, не волнуйся — всё порешаем», — и в итоге был брошен. При этом, зная лично Президента, я понимаю, как это произошло. У Петра Алексеевича Порошенко стиль жизни и стиль работы — что-то пообещать и забыть. Многие думают, что Порошенко — прекрасный управленец, раз заработал денег и стал Президентом. Но те, кто более или менее встречался с его управленческой манерой, знают, что у Порошенко есть колоссальный недостаток — он не умеет делегировать полномочия, пытается заполнить все сам, а при такой нагрузке это невозможно. При такой загрузке он просто мог, условно говоря, не добраться до своих обещаний, чтобы выполнить их. Для Онищенко же это выглядело как в 90-х годах «кидок» — пообещал и не сделал. И теперь он мстит. Мстит, понимая, что потерял деньги и что его выбросили, его не защитили и т. д.

— А есть у Президента шансы выйти из этой ситуации достойно?

— Мое мнение — вариантов достойно выйти из этой ситуации у Президента нет. Давайте будем говорить честно. Я как специалист по пиару, информации и прочем, в отличие от прочих обывателей и политиков, не питаю иллюзий относительно того, что вся информационная игра зависит от умелого игрока. Их Величество Факты порой являются непреодолимыми. Президент действует ровно так, как действовали все президенты до него, скажем так, возглавляя, используя и координируя политическую коррупцию — это же факт, который нельзя скрыть. И дело же не в Онищенко и не в том, что он говорит, а в том, что это так и есть. И от этого факта уйти трудно.

Второе — всё будет зависеть не от Президента и его команды. Всё будет зависеть от того, действительно ли у Онищенко есть записи и документы, которые являются достаточной доказательной базой, сумеет ли он, невзирая на администрацию США, предоставить их публично. Тогда защититься будет очень непросто. По крайней мере, риск очень высокий.

— Каковы именно эти риски?

— Риск, например, импичмента очень высокий. Ситуация подвешена примерно, я думаю, до февраля. Потому что сейчас старая администрация Обамы не будет этого дела касаться — для нее это дело ушло. Трамп придет к управлению страной после 20 января. Понятно, что дело «Украина» у него не будет на первом месте. И только где-то к февралю у него встанет вопрос, что делать с Украиной.

И тут у нас не самые выгодные исходные. Первое — наш Президент и его Администрация умудрилась поддержать Хиллари, а не Трампа.

Более того, одно из самых доверенных лиц, которое будет точно решать, что делать с Украиной, у Трампа — это г-н Манафорт. Лучшего специалиста по Украине, чем Манафорт, в окружении Трампа нет, и он не склонен, я полагаю, к примирению с Порошенко. Г-н Манафорт имеет много вопросов к действующей украинской власти потому, что она активно пыталась вмешаться в кампанию Трампа и обвинить Манафорта в коррупции. Теперь они получат от Манафорта обратный ответ. Поэтому высока вероятность, что и пленки Онищенко могут быть использованы в игре по его отставке. Единственное, что спасает сегодня Президента, и серьезно спасает, — угроза со стороны России. Всё-таки он является легитимной властью. И второе — альтернативы Порошенко нет. Но если администрация Трампа найдет ему альтернативу, — то есть человека, на которого она поставит, то будет как в ситуации с Ющенко и Кучмой. Когда Кучма оказался нерукопожатным из-за дела Гонгадзе, появился Ющенко. На него была сделана ставка, и Кучма точно уже не мог пойти на третий срок. Единственное — он попытался как-то противодействовать, выбрав в приемники Януковича — пророссийского кандидата. Но мы помним, чем эта попытка закончилась — Майданом.

Таким образом получается, что Порошенко как бы «подвешен» и у него нет сейчас реальных форм защиты. Можно было бы броситься к русским, но мы же понимаем — это для него самоубийство. Поэтому ситуация очень и очень сложная. Без поддержки Штатов с реальным отсутствием поддержки внутри Украины, — а у Президента ее мало, он ее растерял, — у него очень шаткое положение.

— Как бы вы оценили коммуникацию по этой теме с обществом и СМИ представителей БПП, провластной коалиции, оппозиции?

— Я об этом уже немного сказал. У них есть несколько линий. Во-первых, сообщается, что Онищенко раньше был функционером, а теперь предатель Родины. Это позиция слабая — обвинять человека, который серьезно атакует власть; ведь все понимают, что обвинение надуманное и является формой защиты «пойманной на горячем» власти. Это первое, что мы слышим от власти. Второе — я слышал Президента, который очень слабо комментирует: «Пусть приезжает сюда, если он честный человек». То есть явно видно, что у Порошенко нет стратегии поведения и общения с обществом в объяснении этого вопроса. Все, что они делают, — это пытаются игнорировать. Это худшая из стратегий. Но, с другой стороны, я понимаю, что пока он на это обречен.

Они не ожидали, что Онищенко окажется способным на серьезное информационное сопротивление, что он уедет не в Россию, а в Британию, которая всегда защищает беженцев; и это показывает, что он точно не на 100% пророссийский предатель. И никто не рассчитывал, что Трамп победит и что у него будет такой вот Манафорт. Вот вся эта схема не просчитана, и Администрация по сей день не готова адекватно реагировать

— Что несет этот скандал в целом обществу и стране?

— Нам сегодня важно иметь международную поддержку, и США является флагманом этой поддержки. Мы четко понимаем, что из-за отсутствия контакта мы многое теряем. Говорят, что Президент Порошенко в этой ситуации даже не приглашен на инаугурацию. Причем Трамп, скорее всего, встретится с Путиным раньше, чем с Порошенко. По идее, все должно быть наоборот — встречаются сначала с теми, кто требует помощи. То есть, грубо говоря, Украина из-за Порошенко может просто не получить необходимой поддержки США. Второе — политический кризис. Но если в других странах существует легитимный выход, например, Уолтергейтский кризис закончился добровольным уходом в отставку Никсона, то у нас такой традиции нет. Всё это, к сожалению, Украину ставит в очень нехорошую позицию. Потому что в такой ситуации возможна и агрессия Путина, если будет нелегитимность Президента; и парламентский переворот, когда большая часть депутатов восстанет против Порошенко и попытается объявить ему импичмент; и выход на улицу людей, потому что точек кипения у разных политических сил достаточно. В общем, всё это нехорошо.

Детектор-Медиа

Квартирный вопрос Луценко. Что скрывается за громкой историей со скандальной недвижимостью, которую приписывают генпрокурору Квартирный вопрос Луценко. Что скрывается за громкой историей со скандальной недвижимостью, которую приписывают генпрокурору

Юлия Артамощенко, Елена Трибушная

Новый квартирный скандал разгорелся вокруг информации о том, что семья генпрокурора якобы пытается скрыть недвижимость. Антикоррупционные эксперты утверждают: к таким методам прибегал экс-президент Янукович

Началось все с того, что главу ГПУ Юрия Луценко еще в сентябре обвинили в том, что его семья через другое лицо, бывшего бухгалтера его жены Ирины Луценко, владеет дорогой недвижимостью в центре столицы. На этой неделе появилась информация о том, что аналогичным образом супругам якобы принадлежит еще и дорогая квартира в Ялте в аннексированном Крыму – она оформлена на ту же самую женщину, 67-летнюю пенсионерку Светлану Рыженко.

Речь идет о шести квартирах и двух нежилых помещениях на Печерске по улице Эспланадная, 32В в четырехэтажном доме, построенном в 1917 году. А также о квартире в Ялте площадью 145 м, которую недавно выставили на продажу за $1 млн.

Что связывает пенсионерку, генпрокурора и скандальную недвижимость, пояснил нардеп Сергей Лещенко: «Действующий генпрокурор – у него оформлено все на бухгалтершу его жены, владельца огромного дома в центре города», – сказал Лещенко на днях в эфире 5 канала.

Кроме того, сегодня он заявил, что эта же гражданка, Рыженко, имеет ипотеку в новом жилом комплексе Crystal Park.

«Незамеченной прошла история еще одной квартиры, ипотекодержателем которой является та же 67-летняя одинокая бухгалтерша из забитого села — новый жилой комплекс Crystal Park, который построили Мартыненко и Жвания, — написал сегодня нардеп. — Надеюсь, НАБУ расспросит Луценко и про эту квартиру».

Crystal Park – это дом Premium класса, расположенный в уникальной экологической зоне центра столицы на пороге парка Пушкина, как утверждает сайт ЖК.

Широкую огласку и резонанс “квартирный вопрос Луценко” получил на днях, после того, как издание Наші гроші со ссылкой на реестр недвижимости выяснило, что приписываемые семье Луценко шесть квартир и два нежилых помещения у Рыженко выкупил народный депутат БПП Глеб Загорий.

Сейчас эта недвижимость действительно указана в представленной им электронной декларации. Это шесть квартир площадью от 108 до 188 кв. м и два нежилых помещения площадью 128 и 221 кв. м. Совокупная стоимость недвижимости по последней оценке, согласно декларации, составляет около 34 млн грн.

Загорий через Facebook объяснил это так, что пенсионерка Рыженко одолжила у него деньги на покупку указанных квартир, но потом не смогла отдать их, а потому вернула их, так сказать, квартирами. «В 2009 году знакомая Светлана Рыженко обратилась за помощью о беспроцентном займе денежных средств для приобретения недвижимости при условии возврата этих средств или самой недвижимости», — написал он. Впоследствии помещения были долгое время выставлены на продажу, но поскольку надо было возвращать деньги, пенсионерка предложила Загорию как заемщику получить в собственность эту недвижимость в качестве погашения долга, по оценочной стоимости с учетом проведенного ремонта. Историю с “квартирами Луценко” Загорий назвал выдуманной и заказной.

Сам генпрокурор Луценко также отрицает причастность к недвижимости, о которой идет речь. 24 октября он опроверг это в Facebook, а на пресс-конференции 25 октября заявил, что лично не знаком с Рыженко. НВ попросило прокомментировать квартирный вопрос пресс-службу Луценко, однако ответ пока не получило. Глава ГПУ называет обвинения “фантазиями”. «Официально заявляю: никаким домом в Киеве ни я, ни члены моей семьи не владеют. Прятать свои доходы за женщинами остается исключительной прерогативой Лещенко», — сказал он.

Пенсионерка Светлана Рыженко, которая владела почти целым домом на Печерске, сама проживает в скромном доме в селе Зазимье Киевской области, как выяснило издание Наші гроші. Она зарегистрирована как физлицо-предприниматель и сдает в аренду принадлежащую ей недвижимость в центре столицы.

Рыженко вместе с женой Луценко Ириной официально фигурировала совладельцем ООО Украинские новейшие телекоммуникации. По собственным словам пенсионерки, с Ириной Луценко они познакомились, когда работали вместе в Антимонопольном комитете.

Добавим, что по состоянию на момент публикации статьи ни генпрокурор Луценко, ни его жена-нардеп пока не внесли данные о своих доходах в систему электронного декларирования.

Дарья Каленюк, исполнительный директор Центра противодействия коррупции, описывает ситуацию вокруг жилья на Печерске так. Есть квартиры в центре города. Записаны они на женщину, которая раньше была бухгалтером Ирины Луценко. Эта женщина ведет скромный образ жизни, живет за пределами Киева в плохом доме. Квартиры сдаются в аренду. Доход с тех квартир получает сын генерального прокурора. Через несколько недель после того, как все это стало известно, народный депутат Загорий выкупает квартиры, и его объяснения – поражают.

“Это схема, которую использовал Виктор Янукович, — говорит Каленюк. — Он использовал близких к себе народных депутатов, чтобы легитимизировать имущество. Например, квартиру у него покупал Сергей Клюев. Все это выглядит как схема. Женщину, которую засветили, так понимаю, выводят из-под удара возможных судебных тяжб. Она выполняла роль номинального владельца”.

Поскольку в скандале фигурируют генпрокурор и народный депутат, Антикоррупционное бюро начало проверять озвученные факты. Оно должно получить и проверить информацию о том, откуда у пенсионерки были средства на приобретение квартир на Печерске, где брал средства народный депутат Загорий, какими были условия покупки или изменения собственности, кто принимал участие в управлении этими квартирами на протяжении последних восьми лет. Все это – полномочия НАБУ, объясняет Каленюк.

Расследованию громкого дела будет оказываться большое сопротивление, и на Антикоррупционное бюро будет огромное давление, прогнозирует председатель Комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев и обещает вмешаться на уровне парламентского комитета в случае, “если у НАБУ будут проблемы”. Доведение этого дела до суда – по его словам, является делом Антикоррупционной прокуратуры, а вот парламент должен как можно скорее принять закон об антикоррупционном суде, который создаст возможность для независимого правосудия.

“Сейчас все в руках детективов, — говорит Соболев. — Артем Сытник [глава НАБУ] и его подчиненные имеют достаточно квалификации и желания расследовать махинации чиновников. Для многих людей очень важны свидетельства о том, кто на самом деле у нас работает генеральным прокурором”.

Новое ВремяЮлия Артамощенко, Елена Трибушная

Новый квартирный скандал разгорелся вокруг информации о том, что семья генпрокурора якобы пытается скрыть недвижимость. Антикоррупционные эксперты утверждают: к таким методам прибегал экс-президент Янукович

Началось все с того, что главу ГПУ Юрия Луценко еще в сентябре обвинили в том, что его семья через другое лицо, бывшего бухгалтера его жены Ирины Луценко, владеет дорогой недвижимостью в центре столицы. На этой неделе появилась информация о том, что аналогичным образом супругам якобы принадлежит еще и дорогая квартира в Ялте в аннексированном Крыму – она оформлена на ту же самую женщину, 67-летнюю пенсионерку Светлану Рыженко.

Речь идет о шести квартирах и двух нежилых помещениях на Печерске по улице Эспланадная, 32В в четырехэтажном доме, построенном в 1917 году. А также о квартире в Ялте площадью 145 м, которую недавно выставили на продажу за $1 млн.

Что связывает пенсионерку, генпрокурора и скандальную недвижимость, пояснил нардеп Сергей Лещенко: «Действующий генпрокурор – у него оформлено все на бухгалтершу его жены, владельца огромного дома в центре города», – сказал Лещенко на днях в эфире 5 канала.

Кроме того, сегодня он заявил, что эта же гражданка, Рыженко, имеет ипотеку в новом жилом комплексе Crystal Park.

«Незамеченной прошла история еще одной квартиры, ипотекодержателем которой является та же 67-летняя одинокая бухгалтерша из забитого села — новый жилой комплекс Crystal Park, который построили Мартыненко и Жвания, — написал сегодня нардеп. — Надеюсь, НАБУ расспросит Луценко и про эту квартиру».

Crystal Park – это дом Premium класса, расположенный в уникальной экологической зоне центра столицы на пороге парка Пушкина, как утверждает сайт ЖК.

Широкую огласку и резонанс “квартирный вопрос Луценко” получил на днях, после того, как издание Наші гроші со ссылкой на реестр недвижимости выяснило, что приписываемые семье Луценко шесть квартир и два нежилых помещения у Рыженко выкупил народный депутат БПП Глеб Загорий.

Сейчас эта недвижимость действительно указана в представленной им электронной декларации. Это шесть квартир площадью от 108 до 188 кв. м и два нежилых помещения площадью 128 и 221 кв. м. Совокупная стоимость недвижимости по последней оценке, согласно декларации, составляет около 34 млн грн.

Загорий через Facebook объяснил это так, что пенсионерка Рыженко одолжила у него деньги на покупку указанных квартир, но потом не смогла отдать их, а потому вернула их, так сказать, квартирами. «В 2009 году знакомая Светлана Рыженко обратилась за помощью о беспроцентном займе денежных средств для приобретения недвижимости при условии возврата этих средств или самой недвижимости», — написал он. Впоследствии помещения были долгое время выставлены на продажу, но поскольку надо было возвращать деньги, пенсионерка предложила Загорию как заемщику получить в собственность эту недвижимость в качестве погашения долга, по оценочной стоимости с учетом проведенного ремонта. Историю с “квартирами Луценко” Загорий назвал выдуманной и заказной.

Сам генпрокурор Луценко также отрицает причастность к недвижимости, о которой идет речь. 24 октября он опроверг это в Facebook, а на пресс-конференции 25 октября заявил, что лично не знаком с Рыженко. НВ попросило прокомментировать квартирный вопрос пресс-службу Луценко, однако ответ пока не получило. Глава ГПУ называет обвинения “фантазиями”. «Официально заявляю: никаким домом в Киеве ни я, ни члены моей семьи не владеют. Прятать свои доходы за женщинами остается исключительной прерогативой Лещенко», — сказал он.

Пенсионерка Светлана Рыженко, которая владела почти целым домом на Печерске, сама проживает в скромном доме в селе Зазимье Киевской области, как выяснило издание Наші гроші. Она зарегистрирована как физлицо-предприниматель и сдает в аренду принадлежащую ей недвижимость в центре столицы.

Рыженко вместе с женой Луценко Ириной официально фигурировала совладельцем ООО Украинские новейшие телекоммуникации. По собственным словам пенсионерки, с Ириной Луценко они познакомились, когда работали вместе в Антимонопольном комитете.

Добавим, что по состоянию на момент публикации статьи ни генпрокурор Луценко, ни его жена-нардеп пока не внесли данные о своих доходах в систему электронного декларирования.

Дарья Каленюк, исполнительный директор Центра противодействия коррупции, описывает ситуацию вокруг жилья на Печерске так. Есть квартиры в центре города. Записаны они на женщину, которая раньше была бухгалтером Ирины Луценко. Эта женщина ведет скромный образ жизни, живет за пределами Киева в плохом доме. Квартиры сдаются в аренду. Доход с тех квартир получает сын генерального прокурора. Через несколько недель после того, как все это стало известно, народный депутат Загорий выкупает квартиры, и его объяснения – поражают.

“Это схема, которую использовал Виктор Янукович, — говорит Каленюк. — Он использовал близких к себе народных депутатов, чтобы легитимизировать имущество. Например, квартиру у него покупал Сергей Клюев. Все это выглядит как схема. Женщину, которую засветили, так понимаю, выводят из-под удара возможных судебных тяжб. Она выполняла роль номинального владельца”.

Поскольку в скандале фигурируют генпрокурор и народный депутат, Антикоррупционное бюро начало проверять озвученные факты. Оно должно получить и проверить информацию о том, откуда у пенсионерки были средства на приобретение квартир на Печерске, где брал средства народный депутат Загорий, какими были условия покупки или изменения собственности, кто принимал участие в управлении этими квартирами на протяжении последних восьми лет. Все это – полномочия НАБУ, объясняет Каленюк.

Расследованию громкого дела будет оказываться большое сопротивление, и на Антикоррупционное бюро будет огромное давление, прогнозирует председатель Комитета ВР по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев и обещает вмешаться на уровне парламентского комитета в случае, “если у НАБУ будут проблемы”. Доведение этого дела до суда – по его словам, является делом Антикоррупционной прокуратуры, а вот парламент должен как можно скорее принять закон об антикоррупционном суде, который создаст возможность для независимого правосудия.

“Сейчас все в руках детективов, — говорит Соболев. — Артем Сытник [глава НАБУ] и его подчиненные имеют достаточно квалификации и желания расследовать махинации чиновников. Для многих людей очень важны свидетельства о том, кто на самом деле у нас работает генеральным прокурором”.

Новое Время

Клинтоны: суровая неприкрытая реальностьКлинтоны: суровая неприкрытая реальность

Почему налоговое управление США не занимается Фондом Клинтонов?

Хиллари и Билл Клинтон просятся в Белый дом на третий срок, и избирателям, которые хотят знать, что это предвещает, следует изучить 12-страничный меморандум, написанный осведомленным человеком из окружения Клинтон, а затем украденный и опубликованный в среду на сайте WikiLeaks. Это неприкрытая суровая реальность политической и коммерческой деятельности Клинтонов.

Давний помощник Клинтон Дуглас Бэнд (Doug Band) написал этот меморандум в 2011 году для того, чтобы оправдаться перед юристами компании Simpson, Thacher & Bartlett, которые изучали его роль в деятельности фонда и проводили оценку управления Фондом Клинтона по настоянию Челси Клинтон. Двумя неделями раньше в электронном письме, тоже опубликованном на WikiLeaks, Челси Клинтон написала, что ее отцу сообщили, что фирма Бэнда Teneo «проворачивает дела» в фонде «Глобальная инициатива Клинтона» (CGI) — обычном объединении богатых и влиятельных людей, которое якобы занимается благотворительной деятельностью.

Бедная невинная Челси! Билл и Хиллари, должно быть, никогда не говорили ей, какими делами они занимаются. Если бы она знала, она никогда не наняла бы авторитетную юридическую фирму, чтобы та прочесывала все закоулки Фонда Клинтонов в поиске конфликтов интересов. Вместо того чтобы делать запросы о вознаграждениях г-на Бэнда, она умоляла бы его не раскрывать подробностей своей деятельности в письменном виде.

Но она не знала, и поэтому г-н Бэнд пошел напролом и описал «нестандартный характер» своей работы, при этом подчеркнув свои твердые намерения помочь «защитить статус Фонда в соответствии с пунктом 501©3». Это пункт налогового кодекса США, согласно которому Фонду Клинтона предоставляются налоговые льготы на основании того, что он создан для гуманитарных целей.

Г-н Бэнд любезно направил копию меморандума Джону Подесте (John Podesta) — тогдашнему советнику правления, который впоследствии стал председателем предвыборного штаба Хиллари. В своем любезном ответе тот предложил г-ну Бэнду «убрать из текста фразы с оправданиями», а потом «тщательно перечислить все подобности и написать, как они помогают УДК» [Уильяму Джефферсону Клинтону].

В меморандуме Бэнда выясняется как раз то, о чем давно говорили критики Клинтонов — они почти не разграничивают частную и общественную сферы своей жизни, не проводят четких различий между стремлением к личному обогащению, управлением некоммерческой организацией и участием в политической жизни США.

Г-н Бэнд пишет, что он и его коллега Джастин Купер (Justin Cooper) «на протяжении последних десяти лет в качестве основной контактной группы и точки управления обеспечивали деятельность президента Клинтона. Они выполняли различные функции — от политической деятельности (например, агитации от имени кандидатов на выборные должности), предпринимательской деятельности (например, оказания консультационных услуг коммерческим организациям, с которыми у него имеются договоренности о предоставлении консультационных услуг) до деятельности в Фонде».

Этот фрагмент документа и все описанные в нем потенциальные конфликты, плюс предупреждения Челси о «выманивании» пожертвований путем заключения сомнительных сделок во время мероприятий, проводимых фондом, казалось бы, являются более чем достаточными основаниями для того, чтобы налоговое управление начало аудиторскую проверку фонда. Кстати говоря, почему налоговое управление и прокуратура до сих пор не занялись этим делом? Любой нормальный фонд должен вести учетную документацию, из которой было бы видно, что фонд отделяет свою некоммерческую деятельность от коммерческой.

Меморандум Бэнда подтверждает, что доноры стремились не просто помогать больным и бедным. В нем поясняется, что на протяжении последних десяти лет в Фонде Клинтонов «работало множество консультантов по привлечению и сбору финансовых средств», но «поступлениий в Фонд значительных сумм их работа не обеспечила». Другими словами, Фонд работал не как обычная благотворительная организация.

Затем Бэнд объясняет, как ему и его партнеру по фирме Teneo Деклану Келли (Declan Kelly) приходилось вести работу по сбору средств, и они это делали, совмещая работу фонда по привлечению средств с другими услугами, такими как организация встреч с Биллом Клинтоном, платных лекций по 450 тысяч долларов или оперативное консультирование. Многие пожертвования от таких американских компаний, как Coca-Cola и Dow Chemical, а также иностранных фирм, таких как UBS и Barclays, были получены в то время, когда Хиллари Клинтон была госсекретарем.

Почему же доноры выписывали чеки? В меморандуме Бэндо ясно показано, что потенциальных доноров привлекала возможность выделить пожертвования не только «в обмен» на дополнительные услуги Клинтонов или фирмы Teneo. И это важно, поскольку в США крупными грантообразующими фондами почти полностью управляют избиратели Клинтон. Поэтому, знаете ли, фонд с таким названием им был отнюдь не безразличен. Они бы жертвовали больше, если бы считали, что покупают еще и хорошую репутацию и влияние на нынешнего госсекретаря и потенциального будущего президента.

***

Мы вовсе не восхищаемся WikiLeaks и не одобряем кражу информации, и эти хакеры заслуживают жестких ответных действий со стороны американских властей. Но эти электронные письма стали достоянием общественности, и для многих американцев они станут подтверждением самых неприятных подозрений в отношении тех людей, которые управляют их государством.

Также стоит отметить, что в огромном массиве электронных писем, похищенных у Джона Подесты, мы не увидели писем от г-жи Клинтон. Возможно, их вообще не существует. Но американских избирателей должны волновать не только письма, опубликованные перед выборами. Какие еще существуют письма или меморандумы, которые эти хакеры (русские или нет) могут придерживать на потом, чтобы использовать их уже после выборов в качестве рычагов влияния на еще одного президента с фамилией Клинтон?

Судя по избирательной кампании Клинтон, напрашивается мысль о том, что Дональд Трамп хвалит Владимира Путина потому, что у русских есть что-то от республиканцев. Вопрос в том, что знают разные негодяи, злодеи и просто опасные люди о Билле и Хиллари Клинтон, мешающих в одну кучу бизнес, благотворительность и политику?

The Wall Street JournalПочему налоговое управление США не занимается Фондом Клинтонов?

Хиллари и Билл Клинтон просятся в Белый дом на третий срок, и избирателям, которые хотят знать, что это предвещает, следует изучить 12-страничный меморандум, написанный осведомленным человеком из окружения Клинтон, а затем украденный и опубликованный в среду на сайте WikiLeaks. Это неприкрытая суровая реальность политической и коммерческой деятельности Клинтонов.

Давний помощник Клинтон Дуглас Бэнд (Doug Band) написал этот меморандум в 2011 году для того, чтобы оправдаться перед юристами компании Simpson, Thacher & Bartlett, которые изучали его роль в деятельности фонда и проводили оценку управления Фондом Клинтона по настоянию Челси Клинтон. Двумя неделями раньше в электронном письме, тоже опубликованном на WikiLeaks, Челси Клинтон написала, что ее отцу сообщили, что фирма Бэнда Teneo «проворачивает дела» в фонде «Глобальная инициатива Клинтона» (CGI) — обычном объединении богатых и влиятельных людей, которое якобы занимается благотворительной деятельностью.

Бедная невинная Челси! Билл и Хиллари, должно быть, никогда не говорили ей, какими делами они занимаются. Если бы она знала, она никогда не наняла бы авторитетную юридическую фирму, чтобы та прочесывала все закоулки Фонда Клинтонов в поиске конфликтов интересов. Вместо того чтобы делать запросы о вознаграждениях г-на Бэнда, она умоляла бы его не раскрывать подробностей своей деятельности в письменном виде.

Но она не знала, и поэтому г-н Бэнд пошел напролом и описал «нестандартный характер» своей работы, при этом подчеркнув свои твердые намерения помочь «защитить статус Фонда в соответствии с пунктом 501©3». Это пункт налогового кодекса США, согласно которому Фонду Клинтона предоставляются налоговые льготы на основании того, что он создан для гуманитарных целей.

Г-н Бэнд любезно направил копию меморандума Джону Подесте (John Podesta) — тогдашнему советнику правления, который впоследствии стал председателем предвыборного штаба Хиллари. В своем любезном ответе тот предложил г-ну Бэнду «убрать из текста фразы с оправданиями», а потом «тщательно перечислить все подобности и написать, как они помогают УДК» [Уильяму Джефферсону Клинтону].

В меморандуме Бэнда выясняется как раз то, о чем давно говорили критики Клинтонов — они почти не разграничивают частную и общественную сферы своей жизни, не проводят четких различий между стремлением к личному обогащению, управлением некоммерческой организацией и участием в политической жизни США.

Г-н Бэнд пишет, что он и его коллега Джастин Купер (Justin Cooper) «на протяжении последних десяти лет в качестве основной контактной группы и точки управления обеспечивали деятельность президента Клинтона. Они выполняли различные функции — от политической деятельности (например, агитации от имени кандидатов на выборные должности), предпринимательской деятельности (например, оказания консультационных услуг коммерческим организациям, с которыми у него имеются договоренности о предоставлении консультационных услуг) до деятельности в Фонде».

Этот фрагмент документа и все описанные в нем потенциальные конфликты, плюс предупреждения Челси о «выманивании» пожертвований путем заключения сомнительных сделок во время мероприятий, проводимых фондом, казалось бы, являются более чем достаточными основаниями для того, чтобы налоговое управление начало аудиторскую проверку фонда. Кстати говоря, почему налоговое управление и прокуратура до сих пор не занялись этим делом? Любой нормальный фонд должен вести учетную документацию, из которой было бы видно, что фонд отделяет свою некоммерческую деятельность от коммерческой.

Меморандум Бэнда подтверждает, что доноры стремились не просто помогать больным и бедным. В нем поясняется, что на протяжении последних десяти лет в Фонде Клинтонов «работало множество консультантов по привлечению и сбору финансовых средств», но «поступлениий в Фонд значительных сумм их работа не обеспечила». Другими словами, Фонд работал не как обычная благотворительная организация.

Затем Бэнд объясняет, как ему и его партнеру по фирме Teneo Деклану Келли (Declan Kelly) приходилось вести работу по сбору средств, и они это делали, совмещая работу фонда по привлечению средств с другими услугами, такими как организация встреч с Биллом Клинтоном, платных лекций по 450 тысяч долларов или оперативное консультирование. Многие пожертвования от таких американских компаний, как Coca-Cola и Dow Chemical, а также иностранных фирм, таких как UBS и Barclays, были получены в то время, когда Хиллари Клинтон была госсекретарем.

Почему же доноры выписывали чеки? В меморандуме Бэндо ясно показано, что потенциальных доноров привлекала возможность выделить пожертвования не только «в обмен» на дополнительные услуги Клинтонов или фирмы Teneo. И это важно, поскольку в США крупными грантообразующими фондами почти полностью управляют избиратели Клинтон. Поэтому, знаете ли, фонд с таким названием им был отнюдь не безразличен. Они бы жертвовали больше, если бы считали, что покупают еще и хорошую репутацию и влияние на нынешнего госсекретаря и потенциального будущего президента.

***

Мы вовсе не восхищаемся WikiLeaks и не одобряем кражу информации, и эти хакеры заслуживают жестких ответных действий со стороны американских властей. Но эти электронные письма стали достоянием общественности, и для многих американцев они станут подтверждением самых неприятных подозрений в отношении тех людей, которые управляют их государством.

Также стоит отметить, что в огромном массиве электронных писем, похищенных у Джона Подесты, мы не увидели писем от г-жи Клинтон. Возможно, их вообще не существует. Но американских избирателей должны волновать не только письма, опубликованные перед выборами. Какие еще существуют письма или меморандумы, которые эти хакеры (русские или нет) могут придерживать на потом, чтобы использовать их уже после выборов в качестве рычагов влияния на еще одного президента с фамилией Клинтон?

Судя по избирательной кампании Клинтон, напрашивается мысль о том, что Дональд Трамп хвалит Владимира Путина потому, что у русских есть что-то от республиканцев. Вопрос в том, что знают разные негодяи, злодеи и просто опасные люди о Билле и Хиллари Клинтон, мешающих в одну кучу бизнес, благотворительность и политику?

The Wall Street Journal

Хакерская атака на демократов США и попытки Кремля разрушить единство ЗападаХакерская атака на демократов США и попытки Кремля разрушить единство Запада

Michael Birnbaum

Брюссель — Хакерский взлом компьютерных систем Демократической партии, за которым, по мнению представителей американской разведки, стоит российское правительство, возможно, позволит Вашингтону выявить особенности нетрадиционной тактики Кремля, которую он долгое время применял, чтобы влиять на политику соседних европейских государств.

В последние несколько лет Россия прикладывала массу усилий для того, чтобы перетянуть Европу на свою сторону, спонсируя экстремистские политические партии на континенте, провоцируя отрицательную реакцию на приток мигрантов и используя свои гигантские энергетические ресурсы в качестве оружия против своих соседей. Спустя два с половиной года после начала украинского кризиса чиновники администрации Обамы утверждают, что, вполне возможно, Кремль сейчас ведет свои хитрые игры в рамках предвыборной кампании в США в попытке поддержать кандидата от Республиканской партии Дональда Трампа, который не раз говорил о своей готовности сотрудничать с Россией.

Эта хакерская атака, приписываемая российскому правительству, может показаться необычайно откровенным вызовом политической системе США, однако подобные инциденты хорошо знакомы европейским чиновникам и аналитикам, которые видят следы России на огромном количестве самых разных инициатив, призванных расколоть единство Запада и подтолкнуть его к принятию политики Кремля. По словам европейских лидеров, Россия стоит за такими событиями, как апрельский референдум в Нидерландах, в результате которого народ проголосовал против заключения торгового соглашения между Евросоюзом и Украиной, а также укрепление трансграничных связей между партиями евроскептиков.

Поскольку сейчас многие избиратели в США и Евросоюзе как никогда остро ощутили на себе негативные последствия глобализации и угрозу со стороны мигрантов, России удалось сыграть на существующих слабых местах Запада и найти восприимчивую аудиторию.

«Россия пыталась дестабилизировать Европу в течение многих лет», — сказал Александр Пехтольд (Alexander Pechtold), голландский политик, который выступал за подписание торгового соглашения с Украиной. Референдум в Нидерландах был проведен с подачи активистов-евроскептиков, которые, по их собственным словам, хотели остановить расширение Евросоюза и наладить отношения с Россией.

«В течение долгого времени Россия пыталась посеять смуту в Европе, смуту, которая уже началась, потому что мы сейчас переживаем сложный период, — добавил Пехтольд. — Она пользуется этой нашей слабостью, чтобы еще больше усугубить ситуацию ради своей выгоды».

В Европе Россия прилагает массу усилий для того, чтобы добиться отмены санкций, введенных против нее после аннексии Крыма в 2014 году — этой цели можно достичь, имея поддержку всего одного из 28 членов блока, поскольку для продления санкций нужно единодушное согласие всех его членов. Еще до начала этого конфликта президент России Владимир Путин работал над тем, чтобы заручиться поддержкой своего видения мира, в рамках которого он стремится сохранить власть, поддерживая авторитарных лидеров в ущерб демократически избранным и добиваясь такого почтительного отношения к России, которым некогда пользовался Советский Союз.

Разумеется, Россия не создавала британское движение евроскептиков, которое убедило избирателей проголосовать за выход страны из Евросоюза. Она также не провоцировала гражданскую войну в Сирии, откуда в Европу прибыла лавина беженцев, которая нанесла чрезвычайно серьезный удар по единству Европы. Но в каждом конкретном случае, по словам лидеров и аналитиков, Кремль стремился воспользоваться слабостями Евросоюза и военного альянса НАТО и еще больше усугубить ситуацию.

«Они пытаются извлечь максимальную выгоду из этих бед, но я бы не сказал, что они их создают», — сказал Петер Креко (Peter Kreko), директор Института политического капитала, аналитического центра в Будапеште, изучающего связи между европейскими политическими партиями и Кремлем. По его словам, он обнаружил укрепление связей с политическими партиями не только ультраправого и ультралевого толка, но и с основными партиями, такими как правоцентристские республиканцы во Франции, где весной обе палаты парламента проголосовали за отмену санкций против России.

Пока многие попытки России оказались безуспешными. К примеру, в июне европейские страны приняли решение продлить срок действия санкций. Однако многогранная стратегия России позволила ей играть чрезмерно важную роль на международной арене во времена, когда ее экономика переживает период рецессии, а ее долгосрочные перспективы выглядят весьма уныло.

«Россия пользуется этим инструментом, чтобы добиться влияния, поскольку его гораздо труднее достичь при помощи обычных экономических инструментов», — считает Креко.

Попытки перетянуть Европу на сторону России выходят за рамки помощи отдельным политическим партиям, как утверждают чиновники и аналитики, хотя эти инструменты играют важную роль. Лидеры стран Восточной Европы подозревают Кремль в финансировании природоохранных групп, которые выступают против шагов, призванных сделать их страны менее зависимыми от российских энергоресурсов. В последние два года по всей Европе поддерживаемые Кремлем информационные каналы, такие как RT, ведут активное наступление на медийных рынках стран, продвигая агрессивно пророссийские идеи, которые порой не имеют никакого отношения к истинному положению вещей.

К примеру, в январе российский государственный «Первый канал» сообщил о 13-летней русскоязычной девочке, проживающей в Германии, которую якобы изнасиловала группа мигрантов в Берлине. Берлинская полиция выяснила, что эти обвинения были ложными, однако этот эпизод спровоцировал масштабные выступления представителей русскоязычного сообщества в Германии, а министр иностранных дел России Сергей Лавров обвинил Германию в попытке замять дело.

«Эффективность российского наступления, ее политической вовлеченности, ее подхода к Евросоюзу объясняется тем, что в попытке достичь своих целей она не опирается на один инструмент или одно средство. Вместо этого в разное время и с разными странами она использует множество разных подходов», – отметил Эндрю Фоксолл (Andrew Foxall), директор Центра российских исследований Общества Генри Джексона в Лондоне.

По мнению чиновников, это стремление провоцировать сбои в политических системах других стран, возможно, лежит в основе хакерской атаки на компьютерные системы Национального Комитета Демократической партии. Эта атака поставила партию в весьма неудобное положение, когда в результате публикации электронных писем стало ясно, что председатель комитета Дебби Вассерман-Шульц (Debbie Wasserman Schultz) и некоторые другие члены поддержали на праймериз Хиллари Клинтон, а не Берни Сандерса. После этой утечки Вассерман-Шульц покинула свой пост в июле. По словам чиновников, пока остается неясным, была ли эта атака частью обычных процедур иностранной разведки или компьютерные системы комитета были выбраны в качестве мишени специально, чтобы повлиять на результаты выборов.

Трамп, который в четверг сказал в интервью CNBC, что «в период его администрации Трамп будет дружить с Путиным», предложил Кремлю применить этот тактический прием против Клинтон.

«Россия, если ты меня слышишь, надеюсь, ты сможешь найти недостающие 30 тысяч писем», — сказал Трамп в июле. Позже он пояснил, что это было саркастическое замечание.

В Европе Кремль временами использовал гораздо более прямолинейные приемы, чтобы влиять на внутреннюю политику государств. Самые крепкие связи он поддерживает с ультраправыми партиями, которые разделяют скептическое отношение России к Евросоюзу и НАТО. Во Франции партия евроскептиков «Национальный фронт» смогла получить доступ к финансовым ресурсам российских банков после того, как французские банки ей отказали. Лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен (Marine Le Pen) отправилась в Москву спустя всего несколько недель после аннексии Крыма в марте 2014 года, то есть тогда, когда лидеры Евросоюза отвернулись от России. Позже в 2014 году партия получила кредит в размере 10,4 миллиона долларов от московского Первого Чешско-Российского банка. По словам лидеров партии, они, возможно, попытаются получить еще 30 миллионов долларов для участия в президентских выборах в следующем году, на которых Ле Пен, согласно результатам опросов, продемонстрирует высокие результаты.

«У меня есть веская причина полагать, что Франция может признать аннексию Крыма — это случится, если я стану президентом республики», — заявила Ле Пен в интервью контролируемому Кремлем телеканалу Russia Today ранее в этом году. Она вместе с другими лидерами «Национального фронта» утверждают, что они готовы к партнерским отношениям с любым политиком, который разделяет их взгляды, однако они отрицают, что Кремль каким-то образом влияет на их платформу.

В других странах Европы Кремль заключил альянсы с экстремистскими партиями, которые сейчас набирают вес, потому что в последние несколько лет Евросоюз терпит одну неудачу за другой в попытках обеспечить стабильность и процветание своих граждан. В Греции, которая вынуждена вести политику жесткой экономии после глобального финансового кризиса 2008 года, неонацистская партия «Золотой рассвет» получила места в парламенте страны — и приняла участие в ряде спонсируемых Кремлем конференций для политиков со всей Европы. В Германии, где выступающая против наплыва мигрантов партия «Альтернатива для Германии» существенно укрепила свои позиции после начала миграционного кризиса, молодежное крыло это партии наладило партнерские отношения с правящей партией «Единая Россия». Европарламент лишил неприкосновенности венгерского политика Белу Ковача (Bela Kovacs) из ультраправой партии «Йоббик», чтобы против него можно было начать расследование по обвинениям в шпионаже в пользу России.

Однако политики основных партий могут оказаться гораздо более полезными для Кремля, чем экстремисты, как утверждают аналитики, потому что они пока еще контролируют большую часть рычагов, способных обеспечить снятие санкций, поэтому Россия пытается добиться расположения самых разных политиков от Германии до Венгрии, от Словакии до Франции.

Однако многие указывают на ограниченность влияния Кремля. Причастность к вымышленному делу об изнасиловании девочки в Германии спровоцировало обратную реакцию в рядах электората, который симпатизировал России. Санкции Евросоюза уже несколько раз продлевались. А в США Трамп демонстрирует не слишком хорошие результаты в опросах — чем больше он хвалит Путина, тем больше антироссийски настроенных республиканцев от него отворачиваются.

По мнению некоторых аналитиков, публичные попытки повлиять на политиков, возможно, являются частью тактики, направленной на сокрытие факта потери влияния.

«Большинство рассмотренных нами эпизодов, произошедших после начала украинского кризиса, указывают на то, что Россия теряет контроль над членами Евросоюза, — отметил Креко. — Они хотят показать силу. Это ведет к завышенной оценке истинного потенциала российского режима».

The Washington PostMichael Birnbaum

Брюссель — Хакерский взлом компьютерных систем Демократической партии, за которым, по мнению представителей американской разведки, стоит российское правительство, возможно, позволит Вашингтону выявить особенности нетрадиционной тактики Кремля, которую он долгое время применял, чтобы влиять на политику соседних европейских государств.

В последние несколько лет Россия прикладывала массу усилий для того, чтобы перетянуть Европу на свою сторону, спонсируя экстремистские политические партии на континенте, провоцируя отрицательную реакцию на приток мигрантов и используя свои гигантские энергетические ресурсы в качестве оружия против своих соседей. Спустя два с половиной года после начала украинского кризиса чиновники администрации Обамы утверждают, что, вполне возможно, Кремль сейчас ведет свои хитрые игры в рамках предвыборной кампании в США в попытке поддержать кандидата от Республиканской партии Дональда Трампа, который не раз говорил о своей готовности сотрудничать с Россией.

Эта хакерская атака, приписываемая российскому правительству, может показаться необычайно откровенным вызовом политической системе США, однако подобные инциденты хорошо знакомы европейским чиновникам и аналитикам, которые видят следы России на огромном количестве самых разных инициатив, призванных расколоть единство Запада и подтолкнуть его к принятию политики Кремля. По словам европейских лидеров, Россия стоит за такими событиями, как апрельский референдум в Нидерландах, в результате которого народ проголосовал против заключения торгового соглашения между Евросоюзом и Украиной, а также укрепление трансграничных связей между партиями евроскептиков.

Поскольку сейчас многие избиратели в США и Евросоюзе как никогда остро ощутили на себе негативные последствия глобализации и угрозу со стороны мигрантов, России удалось сыграть на существующих слабых местах Запада и найти восприимчивую аудиторию.

«Россия пыталась дестабилизировать Европу в течение многих лет», — сказал Александр Пехтольд (Alexander Pechtold), голландский политик, который выступал за подписание торгового соглашения с Украиной. Референдум в Нидерландах был проведен с подачи активистов-евроскептиков, которые, по их собственным словам, хотели остановить расширение Евросоюза и наладить отношения с Россией.

«В течение долгого времени Россия пыталась посеять смуту в Европе, смуту, которая уже началась, потому что мы сейчас переживаем сложный период, — добавил Пехтольд. — Она пользуется этой нашей слабостью, чтобы еще больше усугубить ситуацию ради своей выгоды».

В Европе Россия прилагает массу усилий для того, чтобы добиться отмены санкций, введенных против нее после аннексии Крыма в 2014 году — этой цели можно достичь, имея поддержку всего одного из 28 членов блока, поскольку для продления санкций нужно единодушное согласие всех его членов. Еще до начала этого конфликта президент России Владимир Путин работал над тем, чтобы заручиться поддержкой своего видения мира, в рамках которого он стремится сохранить власть, поддерживая авторитарных лидеров в ущерб демократически избранным и добиваясь такого почтительного отношения к России, которым некогда пользовался Советский Союз.

Разумеется, Россия не создавала британское движение евроскептиков, которое убедило избирателей проголосовать за выход страны из Евросоюза. Она также не провоцировала гражданскую войну в Сирии, откуда в Европу прибыла лавина беженцев, которая нанесла чрезвычайно серьезный удар по единству Европы. Но в каждом конкретном случае, по словам лидеров и аналитиков, Кремль стремился воспользоваться слабостями Евросоюза и военного альянса НАТО и еще больше усугубить ситуацию.

«Они пытаются извлечь максимальную выгоду из этих бед, но я бы не сказал, что они их создают», — сказал Петер Креко (Peter Kreko), директор Института политического капитала, аналитического центра в Будапеште, изучающего связи между европейскими политическими партиями и Кремлем. По его словам, он обнаружил укрепление связей с политическими партиями не только ультраправого и ультралевого толка, но и с основными партиями, такими как правоцентристские республиканцы во Франции, где весной обе палаты парламента проголосовали за отмену санкций против России.

Пока многие попытки России оказались безуспешными. К примеру, в июне европейские страны приняли решение продлить срок действия санкций. Однако многогранная стратегия России позволила ей играть чрезмерно важную роль на международной арене во времена, когда ее экономика переживает период рецессии, а ее долгосрочные перспективы выглядят весьма уныло.

«Россия пользуется этим инструментом, чтобы добиться влияния, поскольку его гораздо труднее достичь при помощи обычных экономических инструментов», — считает Креко.

Попытки перетянуть Европу на сторону России выходят за рамки помощи отдельным политическим партиям, как утверждают чиновники и аналитики, хотя эти инструменты играют важную роль. Лидеры стран Восточной Европы подозревают Кремль в финансировании природоохранных групп, которые выступают против шагов, призванных сделать их страны менее зависимыми от российских энергоресурсов. В последние два года по всей Европе поддерживаемые Кремлем информационные каналы, такие как RT, ведут активное наступление на медийных рынках стран, продвигая агрессивно пророссийские идеи, которые порой не имеют никакого отношения к истинному положению вещей.

К примеру, в январе российский государственный «Первый канал» сообщил о 13-летней русскоязычной девочке, проживающей в Германии, которую якобы изнасиловала группа мигрантов в Берлине. Берлинская полиция выяснила, что эти обвинения были ложными, однако этот эпизод спровоцировал масштабные выступления представителей русскоязычного сообщества в Германии, а министр иностранных дел России Сергей Лавров обвинил Германию в попытке замять дело.

«Эффективность российского наступления, ее политической вовлеченности, ее подхода к Евросоюзу объясняется тем, что в попытке достичь своих целей она не опирается на один инструмент или одно средство. Вместо этого в разное время и с разными странами она использует множество разных подходов», – отметил Эндрю Фоксолл (Andrew Foxall), директор Центра российских исследований Общества Генри Джексона в Лондоне.

По мнению чиновников, это стремление провоцировать сбои в политических системах других стран, возможно, лежит в основе хакерской атаки на компьютерные системы Национального Комитета Демократической партии. Эта атака поставила партию в весьма неудобное положение, когда в результате публикации электронных писем стало ясно, что председатель комитета Дебби Вассерман-Шульц (Debbie Wasserman Schultz) и некоторые другие члены поддержали на праймериз Хиллари Клинтон, а не Берни Сандерса. После этой утечки Вассерман-Шульц покинула свой пост в июле. По словам чиновников, пока остается неясным, была ли эта атака частью обычных процедур иностранной разведки или компьютерные системы комитета были выбраны в качестве мишени специально, чтобы повлиять на результаты выборов.

Трамп, который в четверг сказал в интервью CNBC, что «в период его администрации Трамп будет дружить с Путиным», предложил Кремлю применить этот тактический прием против Клинтон.

«Россия, если ты меня слышишь, надеюсь, ты сможешь найти недостающие 30 тысяч писем», — сказал Трамп в июле. Позже он пояснил, что это было саркастическое замечание.

В Европе Кремль временами использовал гораздо более прямолинейные приемы, чтобы влиять на внутреннюю политику государств. Самые крепкие связи он поддерживает с ультраправыми партиями, которые разделяют скептическое отношение России к Евросоюзу и НАТО. Во Франции партия евроскептиков «Национальный фронт» смогла получить доступ к финансовым ресурсам российских банков после того, как французские банки ей отказали. Лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен (Marine Le Pen) отправилась в Москву спустя всего несколько недель после аннексии Крыма в марте 2014 года, то есть тогда, когда лидеры Евросоюза отвернулись от России. Позже в 2014 году партия получила кредит в размере 10,4 миллиона долларов от московского Первого Чешско-Российского банка. По словам лидеров партии, они, возможно, попытаются получить еще 30 миллионов долларов для участия в президентских выборах в следующем году, на которых Ле Пен, согласно результатам опросов, продемонстрирует высокие результаты.

«У меня есть веская причина полагать, что Франция может признать аннексию Крыма — это случится, если я стану президентом республики», — заявила Ле Пен в интервью контролируемому Кремлем телеканалу Russia Today ранее в этом году. Она вместе с другими лидерами «Национального фронта» утверждают, что они готовы к партнерским отношениям с любым политиком, который разделяет их взгляды, однако они отрицают, что Кремль каким-то образом влияет на их платформу.

В других странах Европы Кремль заключил альянсы с экстремистскими партиями, которые сейчас набирают вес, потому что в последние несколько лет Евросоюз терпит одну неудачу за другой в попытках обеспечить стабильность и процветание своих граждан. В Греции, которая вынуждена вести политику жесткой экономии после глобального финансового кризиса 2008 года, неонацистская партия «Золотой рассвет» получила места в парламенте страны — и приняла участие в ряде спонсируемых Кремлем конференций для политиков со всей Европы. В Германии, где выступающая против наплыва мигрантов партия «Альтернатива для Германии» существенно укрепила свои позиции после начала миграционного кризиса, молодежное крыло это партии наладило партнерские отношения с правящей партией «Единая Россия». Европарламент лишил неприкосновенности венгерского политика Белу Ковача (Bela Kovacs) из ультраправой партии «Йоббик», чтобы против него можно было начать расследование по обвинениям в шпионаже в пользу России.

Однако политики основных партий могут оказаться гораздо более полезными для Кремля, чем экстремисты, как утверждают аналитики, потому что они пока еще контролируют большую часть рычагов, способных обеспечить снятие санкций, поэтому Россия пытается добиться расположения самых разных политиков от Германии до Венгрии, от Словакии до Франции.

Однако многие указывают на ограниченность влияния Кремля. Причастность к вымышленному делу об изнасиловании девочки в Германии спровоцировало обратную реакцию в рядах электората, который симпатизировал России. Санкции Евросоюза уже несколько раз продлевались. А в США Трамп демонстрирует не слишком хорошие результаты в опросах — чем больше он хвалит Путина, тем больше антироссийски настроенных республиканцев от него отворачиваются.

По мнению некоторых аналитиков, публичные попытки повлиять на политиков, возможно, являются частью тактики, направленной на сокрытие факта потери влияния.

«Большинство рассмотренных нами эпизодов, произошедших после начала украинского кризиса, указывают на то, что Россия теряет контроль над членами Евросоюза, — отметил Креко. — Они хотят показать силу. Это ведет к завышенной оценке истинного потенциала российского режима».

The Washington Post

Согласие на арест Онищенко: зонтик от Тимошенко и экзамен для всего парламентаСогласие на арест Онищенко: зонтик от Тимошенко и экзамен для всего парламента

Сергей Лещенко

Дело Онищенко будет водоразделом для парламента. Или нынешний созыв Верховной Рады сохранит потенциал быть представителем украинского народа – или окончательно деградирует в коррупционный бизнес-клуб, связанный круговой порукой. То есть имидж Рады, который уже сформировался в глазах избирателя, окончательно превратится в реальность.

Национальное антикоррупционное бюро, созданное в Украине после Революции достоинства, задумывалось как главный орган по борьбе с высокопоставленной коррупцией. Дело Онищенко было внесено НАБУ в реестр уголовных производств под номером два – сразу после того, как был утвержден антикоррупционный прокурор Назар Холодницкий и Бюро смогло проводить расследования.

Поэтому НАБУ бросило все силы для того, чтобы дело Онищенко было расследовано максимально эффективно и стало первым кейсом, где они смогут оправдать выданный обществом кредит доверия. Основной массив информации был получен во время обысков в офисах фирм Онищенко – депутат верил, что следователи никогда не решатся зайти на эти предприятия, поскольку Онищенко повесил на них табличку «приемная народного депутата».

Чувствуя подвох, следователи НАБУ сделали запрос в Верховную Раду на полный список всех зарегистрированных приемных всех депутатов. После того, как помещения Онищенко не были обнаружены в этом реестре, НАБУ вошло в офисы и произвело изъятие вещественных доказательств.

После этого вопрос привлечения Онищенко к уголовной ответственности стал вопросом времени.

Пытаясь спасти свою свободы, Онищенко подключил близкую к нему Юлию Тимошенко, которая начала публично атаковать НАБУ, унизительно отзываясь об антикоррупционном бюро в телеэфирах: «НАБУ-шмабу, это все фейки». Чтобы усилить позицию публичной защиты Онищенко, Тимошенко назвала дело против него попыткой «перераспределения бизнеса» и «рейдерской атакой».

Такое поведение Тимошенко имеет простое объяснение – именно по квоте «Батькивщины» в правительство Яценюка был назначен министром экологии близкий к Онищенко Игорь Шевченко. И именно в списке «Батькивщины» на потенциально проходном 26 месте оказался Александр Бессонов – брат возлюбленной Онищенко.

Только наивный может поверить, что подобные реверансы не были щедро оплачены суммами, которые выходят за рамки традиционного гостеприимства.

С аналогичными «месседжами» о том, что дело Онищенко является только лишь переделом бизнеса, выступили и депутаты от партии Ляшко.

Таким образом, в общественном мнении начали разгонять сигнал, который бы позволили депутатам не голосовать за предоставление суду права на арест Онищенко.

Однако решающий удар был нанесен Регламентным комитетом Верховной Рады. Соответствующее решение было роздано депутатам в понедельник.

Комитет назвал представление на Онищенко «недостаточно обоснованным». А вопрос задержания и арест, по мнению комитета, «не готов к рассмотрению Верховной Радой».

Это пример того, как работает политическая коррупция. Регламентный комитет уже почти два года находится под неформальным руководством бывшего депутата от Народного фронта Николая Мартыненко – и.о. главы комитета является его бывший подчиненный Павел Пинзеник.

А Онищенко и Мартыненко имеют успешную бизнес-историю: первый признался, что купил у второго компанию по газодобыче «Пласт».

В результате всего этого, по состоянию на вечер понедельника, в парламенте можно прогнозировать провал – депутаты проголосуют за согласие на привлечение Онищенко к ответственности, но не дадут голосов за его задержание и арест. А оно работает только в связке, так как без разрешения на задержание и арест не существует никакого способа воздействия на депутата.

То есть парламент включит механизм круговой поруки и Онищенко избежит ответственности. Так Верховная Рада докажет свой статус закрытого элитарного клуба, члены которого имеют неприкосновенность от любого уголовного преследования. И это окончательно сделает роспуск парламента неизбежным.

БлогСергей Лещенко

Дело Онищенко будет водоразделом для парламента. Или нынешний созыв Верховной Рады сохранит потенциал быть представителем украинского народа – или окончательно деградирует в коррупционный бизнес-клуб, связанный круговой порукой. То есть имидж Рады, который уже сформировался в глазах избирателя, окончательно превратится в реальность.

Национальное антикоррупционное бюро, созданное в Украине после Революции достоинства, задумывалось как главный орган по борьбе с высокопоставленной коррупцией. Дело Онищенко было внесено НАБУ в реестр уголовных производств под номером два – сразу после того, как был утвержден антикоррупционный прокурор Назар Холодницкий и Бюро смогло проводить расследования.

Поэтому НАБУ бросило все силы для того, чтобы дело Онищенко было расследовано максимально эффективно и стало первым кейсом, где они смогут оправдать выданный обществом кредит доверия. Основной массив информации был получен во время обысков в офисах фирм Онищенко – депутат верил, что следователи никогда не решатся зайти на эти предприятия, поскольку Онищенко повесил на них табличку «приемная народного депутата».

Чувствуя подвох, следователи НАБУ сделали запрос в Верховную Раду на полный список всех зарегистрированных приемных всех депутатов. После того, как помещения Онищенко не были обнаружены в этом реестре, НАБУ вошло в офисы и произвело изъятие вещественных доказательств.

После этого вопрос привлечения Онищенко к уголовной ответственности стал вопросом времени.

Пытаясь спасти свою свободы, Онищенко подключил близкую к нему Юлию Тимошенко, которая начала публично атаковать НАБУ, унизительно отзываясь об антикоррупционном бюро в телеэфирах: «НАБУ-шмабу, это все фейки». Чтобы усилить позицию публичной защиты Онищенко, Тимошенко назвала дело против него попыткой «перераспределения бизнеса» и «рейдерской атакой».

Такое поведение Тимошенко имеет простое объяснение – именно по квоте «Батькивщины» в правительство Яценюка был назначен министром экологии близкий к Онищенко Игорь Шевченко. И именно в списке «Батькивщины» на потенциально проходном 26 месте оказался Александр Бессонов – брат возлюбленной Онищенко.

Только наивный может поверить, что подобные реверансы не были щедро оплачены суммами, которые выходят за рамки традиционного гостеприимства.

С аналогичными «месседжами» о том, что дело Онищенко является только лишь переделом бизнеса, выступили и депутаты от партии Ляшко.

Таким образом, в общественном мнении начали разгонять сигнал, который бы позволили депутатам не голосовать за предоставление суду права на арест Онищенко.

Однако решающий удар был нанесен Регламентным комитетом Верховной Рады. Соответствующее решение было роздано депутатам в понедельник.

Комитет назвал представление на Онищенко «недостаточно обоснованным». А вопрос задержания и арест, по мнению комитета, «не готов к рассмотрению Верховной Радой».

Это пример того, как работает политическая коррупция. Регламентный комитет уже почти два года находится под неформальным руководством бывшего депутата от Народного фронта Николая Мартыненко – и.о. главы комитета является его бывший подчиненный Павел Пинзеник.

А Онищенко и Мартыненко имеют успешную бизнес-историю: первый признался, что купил у второго компанию по газодобыче «Пласт».

В результате всего этого, по состоянию на вечер понедельника, в парламенте можно прогнозировать провал – депутаты проголосуют за согласие на привлечение Онищенко к ответственности, но не дадут голосов за его задержание и арест. А оно работает только в связке, так как без разрешения на задержание и арест не существует никакого способа воздействия на депутата.

То есть парламент включит механизм круговой поруки и Онищенко избежит ответственности. Так Верховная Рада докажет свой статус закрытого элитарного клуба, члены которого имеют неприкосновенность от любого уголовного преследования. И это окончательно сделает роспуск парламента неизбежным.

Блог