«За веру, царя и отечество!»: разновидности украинского патриотизма«За веру, царя и отечество!»: разновидности украинского патриотизма

Виктор Дяченко

«Ты ватник!», «а ты бандеровец!» — подобные фразы в свой адрес нынче слышат немало украинцев. Произносятся они с вызовом, даже враждебной агрессивностью, как и булгаковское «вы не любите пролетариат!», иногда в качестве обвинения и даже приговора. И случается, что за ними следуют драки с мордобоем, с поножовщиной, а то и со стрельбой.

Причем довольно часто ими бросаются друг в друга не «сепары» и «укропы», непримиримо разделенные войной, а украинцы, вместе стоящие по одну сторону баррикад, но по-разному понимающие смысл патриотизма…

Мы вас научим родину любить!

За последние сто лет власть в Украине менялась раз двадцать, а то и тридцать. Ломался один строй и строился другой, приходили и изгонялись оккупанты и их пособники, происходили революции и перевороты, свергались «режимы», клеймились «культы», к власти приходили разные политические силы. И все они (ну, почти все) били себя в грудь и назывались патриотами, пытаясь учить других «правильно» любить родину. Вот только представления о родине у них были часто противоположные, да и представления о любви к ней тоже.

Однако при всей их разнице формула патриотизма у них была одинаковая и до сих пор остается той же самой: за веру, царя и отечество! Именно в таком порядке: на первом месте стоит идеология, на втором власть или партийные вожди, и только на третьем само отечество и интересы его граждан.

Почему так? Потому что политические активисты и религиозные фанатики (а тем более религиозно-политические фанатики) являются самой пассионарной частью общества. Проповедовать свою идеологию обществу, навязывать свое мнение другим — это смысл их деятельности и даже самого существования. У кого-то идеи конструктивные и прогрессивные, у кого-то разрушительные и консервативные, кто-то призывает к миру и проповедует добро, кто-то сеет ненависть и зовет на войну — но независимо от их содержания, все проповедники считают свои идеи единственно правильными.

Если вы еще не разделяете их, они сначала сочтут вас «заблудшей овцой» или «зомбированным пропагандой» и будут пытаться наставить на «путь истинный», «открыть вам глаза», чтобы вы «прозрели». Будьте осторожны, ведь именно с этого начинается большинство нынешних бытовых конфликтов на почве политической неприязни! В таких случаях крайне рекомендуется перевести разговор на другую, не политическую тему (и не историческую), а если собеседник уже перешел от проповеди к вашему обличению, то нащупайте в кармане перцовый баллончик и приготовитесь громко кричать «вызовите полицию!».

Разумеется, эти пассионарии категорически убеждены в том, что только они искренне любят свою родину и правильно понимают её интересы, что только они являются эталоном патриотизма. Спорить с ними об этом, тем более возражать — чистое самоубийство, ведь они не просто обрушат на вас свой гнев, они сочтут вас врагом нации и державы. А в наше время это особенно опасно, поскольку некоторые горячие головы (особенно молодые горячие головы) убеждены, что за «обезвреживание врага» им ничего не будет, потому что они таким образом «защищают родину». Воодушевленные этой индульгенцией, они с азартом выходят на свою охоту…

Государство — это они

Однако идеалисты редко приходят к власти, зато часто поставляют свои идеи для нужд находящихся при ней прагматиков. Они нужны им в качестве инструмента удержания власти и прикрытия своей бурной деятельности, нередко противоречащей реальным интересам страны и народа. Вот как у нас сейчас: реформы идут, а лучше не становится, даже наоборот. Как быть в таких случаях? Правильно, морочить людям голову всякой разной идеологией. И чем больше она будет оторванной от реальных интересов людей, тем успешнее получится переключить их внимание от насущных проблем.

В противном случае власть можно запросто потерять. Как потерял её Янукович, махнувший рукой на идеологию и предоставивший украинцам полную свободу верить, во что им хочется. Итог: аферисты дали идеалистам деньги на Майдан, а теперь те учат всю страну, как нужно правильно любить родину. Но сама власть редко верит в идеи, которые она использует, и старается держать идеалистов на поводке, чтобы те не залезли ей на голову или тем более в её кресла. Отсюда регулярные «гонения на патриотов».

Патриотизм в представлении власти — это, прежде всего, лояльность к власти, а наилучшим образом он выражается в чинопочитании и беззаветном служении. Ну а чего еще можно было ожидать от людей, считающих, что государство — это они, их система, их управленческий механизм! Патриотизм бюрократии всегда выражается штампами, он невероятно скучен и тосклив, это сплошные напоминания о «почетном долге каждого гражданина», без пояснения причин, как и почему гражданин оказался должным. Задающих лишние вопросы просто подгоняют пинками под зад, а вот несогласных могут и арестовать как «предателей родины».

Но как быть, если человек «предал» не родину, а лишь управляющих ею начальников? Это никогда не служило оправданием. Более того, история прошлого и хроника событий настоящего показывает, что власть может простить прямое пособничеству врагу, даже нанесение вреда державе и населению, если при этом перебежчики и коллаборационисты не выступали против самой власти. Украли миллиард, разграбили целый регион — ничего, это просто бизнес; работали в оккупационной администрации, торговали с врагом — ничего, простим, отпустим! Но тех, кто поднял знамя своей борьбы с властью, сотрут в лагерную пыль или удавят в лесополосе, как самых злейших изменников и врагов.

Патриотизм от власти почти всегда основан на борьбе с врагом, внешним и внутренним. Ведь это гораздо проще, чем делать свою страну лучше, что-то строить, созидать, повышать уровень жизни. Поэтому, как только страна вляпывается в какой-то кризис (политический или экономический), под грохот барабанов начинается бурный расцвет официального патриотизма.

В СССР патриотизм призывал бороться с американским империализмом и его агентами, а в современной России борются с Госдепом и его «грантоедами». Украинский национал-патриотизм боролся с Россией еще в те годы, когда Путин подавал кофе Собчаку, а сейчас его сделали официальной доктриной, потому что она идеально подходит под вызовы времени: мобилизует общество против общего врага, консолидирует его вокруг власти и дает ей неограниченные полномочия. А главное, надежно защищает власть от любой критики со стороны и тем более с низов. Вам политика правительства не нравится? Вы что, против реформ? А может, вы «ватник» и сепаратист?

Когда обидно за державу

Если вы поедете на восточный фронт, минуете бесчисленные, начинающиеся уже сразу за Днепропетровском и Харьковом блокпосты, на которых в основном и «воюют» патриоты двух вышеупомянутых категорий, и выедете на разбитую артобстрелами дорогу, то вскоре встретите совершенно иных патриотов. Большинству из них наплевать на Шухевича и Мазепу, многие из них с радостью помогли бы надеть на нынешнюю власть «галстуки» из капронового шнура, но почти всем им обидно за державу. Ну, кроме посиневших от пьянства «аватаров», которым давно уже всё безразлично.

Вообще, не патриотов в Украине весьма мало, как и в любой другой стране мира. К ним относятся только две категории населения: это либо самообеспеченные «граждане мира», либо совершенно опустившиеся бомжи. Две противоположности, объединенные полным безразличием к родине: для одних она — весь мир, для других — ближайшая помойка. Все остальные в той или иной степени являются патриотами. Некоторые читатели не согласятся, но даже крымчане и сепаратисты Донбасса тоже патриоты, просто не Украины. Так иногда случается, редкая страна не сталкивалась с подобным в своей истории. Даже США были созданы сепаратистами и изменниками, называвшими себя американскими патриотами! Что, впрочем, не делало менее законными попытки короля Георга призвать их к ответу.

Как и граждане любой другой страны мира, украинцы в своем патриотизме делятся на три категории. Одни позволяют себя сагитировать проповедникам политических идеологий и становятся неистовыми патриотами веры, а заодно врагами всех других политических идей. Именно такие патриоты обычно и начинают все гражданские конфликты. Другие смиренно следуют тому, чему их учат со школы — это патриоты «царя», то есть власти, официальной государственной идеологии, их кредо «раз так сказали, значит так надо». Такие патриоты с воодушевлением отправляются туда, куда их посылает начальство, хотя обычно их оптимизма хватает ненадолго.

Третьи же видят Украину не как политический проект националистов или демократов и не в качестве пирамиды государственной власти, а просто как свою родину и страну, где они живут. Они не желают подвергать её политическим экспериментам и ввергать в потрясения ради идей и готовы её защищать не потому, что «так надо», а потому что видят в этом свой личный гражданский интерес. Это патриоты отечества, которых всегда большинство в нормальном здоровом обществе, не позволяющем себя охмурить партийным вождям или государственной пропаганде. Однако их голоса практически никогда не слышно, так что даже не все из них знают о том, сколько у них единомышленников.

Это вполне объяснимо. Таких людей, которых трудно переубедить и которые имеют свое мнение, сильно не любят политические агитаторы и их фанатичная паства. Как раз между ними и возникают часто споры и скандалы, доходящие порой до рукоприкладства и смертоубийства. Правда, в официальной информации это нередко подается как конфликт между «украинскими патриотами и сторонниками сепаратистов». Власти тоже не нужны «вольнодумцы», тем более имеющие свой взгляд на патриотизм, и она предпочитает отрицать само их существование. Ведь они могут сделать вывод, что собственные политики и чиновники вредят Украине не меньше внешних врагов.

Поэтому наличие личного мнения нынче не приветствуется. Украинец должен быть либо патриотом власти, либо патриотом правых идеологий, выражать свою любовь к родине короткими четкими фразами типа «героям слава!», в противном случае его автоматически записывают в «ватники». Да-да, напоминает времена, когда наших предков с подозрением спрашивали: «А, может, тебе советская власть не нравится, контра?!».

Разумеется, и это тоже однажды пройдет. Но взамен появится что-то другое, поскольку циничные политики и пассионарные дураки не переведутся никогда, так уж устроен мир. Просто не стоит позволять им учить нас, как любить свою страну…

Новости УкраиныВиктор Дяченко

«Ты ватник!», «а ты бандеровец!» — подобные фразы в свой адрес нынче слышат немало украинцев. Произносятся они с вызовом, даже враждебной агрессивностью, как и булгаковское «вы не любите пролетариат!», иногда в качестве обвинения и даже приговора. И случается, что за ними следуют драки с мордобоем, с поножовщиной, а то и со стрельбой.

Причем довольно часто ими бросаются друг в друга не «сепары» и «укропы», непримиримо разделенные войной, а украинцы, вместе стоящие по одну сторону баррикад, но по-разному понимающие смысл патриотизма…

Мы вас научим родину любить!

За последние сто лет власть в Украине менялась раз двадцать, а то и тридцать. Ломался один строй и строился другой, приходили и изгонялись оккупанты и их пособники, происходили революции и перевороты, свергались «режимы», клеймились «культы», к власти приходили разные политические силы. И все они (ну, почти все) били себя в грудь и назывались патриотами, пытаясь учить других «правильно» любить родину. Вот только представления о родине у них были часто противоположные, да и представления о любви к ней тоже.

Однако при всей их разнице формула патриотизма у них была одинаковая и до сих пор остается той же самой: за веру, царя и отечество! Именно в таком порядке: на первом месте стоит идеология, на втором власть или партийные вожди, и только на третьем само отечество и интересы его граждан.

Почему так? Потому что политические активисты и религиозные фанатики (а тем более религиозно-политические фанатики) являются самой пассионарной частью общества. Проповедовать свою идеологию обществу, навязывать свое мнение другим — это смысл их деятельности и даже самого существования. У кого-то идеи конструктивные и прогрессивные, у кого-то разрушительные и консервативные, кто-то призывает к миру и проповедует добро, кто-то сеет ненависть и зовет на войну — но независимо от их содержания, все проповедники считают свои идеи единственно правильными.

Если вы еще не разделяете их, они сначала сочтут вас «заблудшей овцой» или «зомбированным пропагандой» и будут пытаться наставить на «путь истинный», «открыть вам глаза», чтобы вы «прозрели». Будьте осторожны, ведь именно с этого начинается большинство нынешних бытовых конфликтов на почве политической неприязни! В таких случаях крайне рекомендуется перевести разговор на другую, не политическую тему (и не историческую), а если собеседник уже перешел от проповеди к вашему обличению, то нащупайте в кармане перцовый баллончик и приготовитесь громко кричать «вызовите полицию!».

Разумеется, эти пассионарии категорически убеждены в том, что только они искренне любят свою родину и правильно понимают её интересы, что только они являются эталоном патриотизма. Спорить с ними об этом, тем более возражать — чистое самоубийство, ведь они не просто обрушат на вас свой гнев, они сочтут вас врагом нации и державы. А в наше время это особенно опасно, поскольку некоторые горячие головы (особенно молодые горячие головы) убеждены, что за «обезвреживание врага» им ничего не будет, потому что они таким образом «защищают родину». Воодушевленные этой индульгенцией, они с азартом выходят на свою охоту…

Государство — это они

Однако идеалисты редко приходят к власти, зато часто поставляют свои идеи для нужд находящихся при ней прагматиков. Они нужны им в качестве инструмента удержания власти и прикрытия своей бурной деятельности, нередко противоречащей реальным интересам страны и народа. Вот как у нас сейчас: реформы идут, а лучше не становится, даже наоборот. Как быть в таких случаях? Правильно, морочить людям голову всякой разной идеологией. И чем больше она будет оторванной от реальных интересов людей, тем успешнее получится переключить их внимание от насущных проблем.

В противном случае власть можно запросто потерять. Как потерял её Янукович, махнувший рукой на идеологию и предоставивший украинцам полную свободу верить, во что им хочется. Итог: аферисты дали идеалистам деньги на Майдан, а теперь те учат всю страну, как нужно правильно любить родину. Но сама власть редко верит в идеи, которые она использует, и старается держать идеалистов на поводке, чтобы те не залезли ей на голову или тем более в её кресла. Отсюда регулярные «гонения на патриотов».

Патриотизм в представлении власти — это, прежде всего, лояльность к власти, а наилучшим образом он выражается в чинопочитании и беззаветном служении. Ну а чего еще можно было ожидать от людей, считающих, что государство — это они, их система, их управленческий механизм! Патриотизм бюрократии всегда выражается штампами, он невероятно скучен и тосклив, это сплошные напоминания о «почетном долге каждого гражданина», без пояснения причин, как и почему гражданин оказался должным. Задающих лишние вопросы просто подгоняют пинками под зад, а вот несогласных могут и арестовать как «предателей родины».

Но как быть, если человек «предал» не родину, а лишь управляющих ею начальников? Это никогда не служило оправданием. Более того, история прошлого и хроника событий настоящего показывает, что власть может простить прямое пособничеству врагу, даже нанесение вреда державе и населению, если при этом перебежчики и коллаборационисты не выступали против самой власти. Украли миллиард, разграбили целый регион — ничего, это просто бизнес; работали в оккупационной администрации, торговали с врагом — ничего, простим, отпустим! Но тех, кто поднял знамя своей борьбы с властью, сотрут в лагерную пыль или удавят в лесополосе, как самых злейших изменников и врагов.

Патриотизм от власти почти всегда основан на борьбе с врагом, внешним и внутренним. Ведь это гораздо проще, чем делать свою страну лучше, что-то строить, созидать, повышать уровень жизни. Поэтому, как только страна вляпывается в какой-то кризис (политический или экономический), под грохот барабанов начинается бурный расцвет официального патриотизма.

В СССР патриотизм призывал бороться с американским империализмом и его агентами, а в современной России борются с Госдепом и его «грантоедами». Украинский национал-патриотизм боролся с Россией еще в те годы, когда Путин подавал кофе Собчаку, а сейчас его сделали официальной доктриной, потому что она идеально подходит под вызовы времени: мобилизует общество против общего врага, консолидирует его вокруг власти и дает ей неограниченные полномочия. А главное, надежно защищает власть от любой критики со стороны и тем более с низов. Вам политика правительства не нравится? Вы что, против реформ? А может, вы «ватник» и сепаратист?

Когда обидно за державу

Если вы поедете на восточный фронт, минуете бесчисленные, начинающиеся уже сразу за Днепропетровском и Харьковом блокпосты, на которых в основном и «воюют» патриоты двух вышеупомянутых категорий, и выедете на разбитую артобстрелами дорогу, то вскоре встретите совершенно иных патриотов. Большинству из них наплевать на Шухевича и Мазепу, многие из них с радостью помогли бы надеть на нынешнюю власть «галстуки» из капронового шнура, но почти всем им обидно за державу. Ну, кроме посиневших от пьянства «аватаров», которым давно уже всё безразлично.

Вообще, не патриотов в Украине весьма мало, как и в любой другой стране мира. К ним относятся только две категории населения: это либо самообеспеченные «граждане мира», либо совершенно опустившиеся бомжи. Две противоположности, объединенные полным безразличием к родине: для одних она — весь мир, для других — ближайшая помойка. Все остальные в той или иной степени являются патриотами. Некоторые читатели не согласятся, но даже крымчане и сепаратисты Донбасса тоже патриоты, просто не Украины. Так иногда случается, редкая страна не сталкивалась с подобным в своей истории. Даже США были созданы сепаратистами и изменниками, называвшими себя американскими патриотами! Что, впрочем, не делало менее законными попытки короля Георга призвать их к ответу.

Как и граждане любой другой страны мира, украинцы в своем патриотизме делятся на три категории. Одни позволяют себя сагитировать проповедникам политических идеологий и становятся неистовыми патриотами веры, а заодно врагами всех других политических идей. Именно такие патриоты обычно и начинают все гражданские конфликты. Другие смиренно следуют тому, чему их учат со школы — это патриоты «царя», то есть власти, официальной государственной идеологии, их кредо «раз так сказали, значит так надо». Такие патриоты с воодушевлением отправляются туда, куда их посылает начальство, хотя обычно их оптимизма хватает ненадолго.

Третьи же видят Украину не как политический проект националистов или демократов и не в качестве пирамиды государственной власти, а просто как свою родину и страну, где они живут. Они не желают подвергать её политическим экспериментам и ввергать в потрясения ради идей и готовы её защищать не потому, что «так надо», а потому что видят в этом свой личный гражданский интерес. Это патриоты отечества, которых всегда большинство в нормальном здоровом обществе, не позволяющем себя охмурить партийным вождям или государственной пропаганде. Однако их голоса практически никогда не слышно, так что даже не все из них знают о том, сколько у них единомышленников.

Это вполне объяснимо. Таких людей, которых трудно переубедить и которые имеют свое мнение, сильно не любят политические агитаторы и их фанатичная паства. Как раз между ними и возникают часто споры и скандалы, доходящие порой до рукоприкладства и смертоубийства. Правда, в официальной информации это нередко подается как конфликт между «украинскими патриотами и сторонниками сепаратистов». Власти тоже не нужны «вольнодумцы», тем более имеющие свой взгляд на патриотизм, и она предпочитает отрицать само их существование. Ведь они могут сделать вывод, что собственные политики и чиновники вредят Украине не меньше внешних врагов.

Поэтому наличие личного мнения нынче не приветствуется. Украинец должен быть либо патриотом власти, либо патриотом правых идеологий, выражать свою любовь к родине короткими четкими фразами типа «героям слава!», в противном случае его автоматически записывают в «ватники». Да-да, напоминает времена, когда наших предков с подозрением спрашивали: «А, может, тебе советская власть не нравится, контра?!».

Разумеется, и это тоже однажды пройдет. Но взамен появится что-то другое, поскольку циничные политики и пассионарные дураки не переведутся никогда, так уж устроен мир. Просто не стоит позволять им учить нас, как любить свою страну…

Новости Украины

Почему мы патриотыПочему мы патриоты

Адам Пьоре (Adam Piore).

хотим быть частью целого, будь это наша страна или футбольная команда.

Все началось с того, что один человек, спокойно потягивавший коктейль в вагоне-ресторане идущего в Кливленд поезда, запел.

«Боже, благослови Америку, — пел он, — мою любимую страну…».

К нему быстро присоединились остальные: «Стой на ее стороне, и укажи ей путь». Вскоре эту патриотическую песню подхватил весь вагон, распевая ее во все горло.

Дело было в 1940 году, и такое спонтанное излияние чувств, описанное в письме на имя автора песни Ирвинга Берлина (Irving Berlin), не было чем-то необычным. В тот год эта простая и незатейливая мелодия каким-то образом вплелась в ткань американской культуры, проникнув в залы Американского легиона, церкви, синагоги, школы и даже в офис страховой компании Луисвилля, штат Кентукки, где в один прекрасный день эту песню неожиданно запел весь персонал. Ее пели снова и снова, во времена национальных кризисов и национальных торжеств, в моменты скорби и гордости, на бейсбольных стадионах, на школьных собраниях, а после 11 сентября на ступеньках Капитолия.

Берлин переехал в США в пятилетнем возрасте. Его семья бежала из России от волны кровавых погромов, направленных против евреев. Когда мальчик рос, его мать часто шептала про себя: «Боже, благослови Америку». «И не мимоходом, а очень эмоционально, почти экзальтированно», — вспоминал позднее Берлин.

«Он всегда говорил о ней как о любовной песне, — рассказывал Шерил Касковиц (Sheryl Kaskowitz), написавший книгу God Bless America, the Surprising History of an Iconic Song (Боже, благослови Америку: удивительная история песни, ставшей иконой). — Она родилась из его настоящей и искренней любви и благодарности к Америке».

Чтобы понять, почему патриотизм является столь мощным инструментом в политике, начинать нужно с ингрупп и аутгрупп.

Это может показаться парадоксом, что человек, родившийся в другой стране, сочинил песню, столь мощно выразившую чувство национальной принадлежности, и что эта песня, которую подхватил весь народ, была выражением чувства любви со стороны чужака к своей второй родине. В Америке, которая является страной иммигрантов, основанной на перспективе обновления, это ничуть не удивительно. Это кажется вполне уместным.

КОНТЕКСТ

Киево-Печерская Лавра
Вера как вопрос патриотизма и собственности
Радио Свобода02.12.2015
Остается только патриотизм
Handelsblatt25.08.2015
Строевой патриотизм
Украiнська правда18.08.2015
Москва: патриотизм, пропаганда и пармезан
The Guardian09.06.2015
Патриотизм это врожденное человеческое чувство. Это часть глубокого подсознательного стремления к формированию группы и к преданности. Патриотизм проявляется как в масштабах целой страны, так и в масштабах стадиона. Привязанность к группе это часть нашей истории эволюции, часть нашей природы. Как показывают недавние исследования, те факторы, которые порождают у нас патриотические чувства, заложены в генах.

Но у такой преданности, в которой стираются грани между личностью и коллективом, есть и обратная сторона, которая не всегда является теплым чувством единения, заставляющим петь в кливлендском поезде. Иногда наш инстинкт групповой принадлежности служит мощным клином, отделяющим нас от тех, кто от нас отличается. Иногда нас сплачивает не чувство любви к дому и стране, а ненависть к общему врагу.

Вот почему политики так часто взывают к нашему патриотизму, демонизируя другую сторону и тонко намекая, что кто не с нами, тот против нас. Это тенденциозная стратегия, столь же предсказуемая в каждый год выборов, как патриотические флаги, лозунги и привычные приемы избирательной кампании. Когда мы осознаем себя «американцами», или гражданами любой другой страны, у нас появляется какое-то ощущение угрозы, пренебрежения к нашей нации, и это ощущение воздействует на нас столь же сильно, как и прекрасная песня, превращая интеллектуальную идею в нечто эмоциональное, резкое, грубое и подсознательное. Как объясняют ученые, те инстинкты, которые приводят в действие патриотизм, могут стать выражением как лучшей стороны человечества, так и худшей.

В 1970-е годы британский социальный психолог по имени Генри Таджфел (Henri Tajfel) разделил студентов-добровольцев на две случайные группы. Но студентам он сказал совсем другое. Ученый проинформировал их, что они заслужили членство в группе, потому что соответствуют определенным критериям. Критерии эти были произвольные и банальные – настолько, насколько это позволяли эксперименты. Некоторые группы были выделены на основе любви к абстрактному искусству, другие — потому что могли примерно оценить количество точек на картинке.

Но даже в тех случаях, когда члены разных групп знали друг друга уже давно, задолго до эксперимента, и даже когда студенты не встречались лицом к лицу с представителями других групп, они всегда вели себя одинаково. Когда у них была возможность, они занимались дискриминацией против членов других групп и действовали так, чтобы это было выгодно членам их группы. Они делали это даже тогда, когда для них в этом не было никакой конкретной пользы.

Таджфел называл ту группу, с которой себя отождествляли участники, «ингруппой», а группу других участников «аутгруппой». Эти термины прочно прижились в психологии, а сейчас еще и в нейробиологии и генетических исследованиях.

Если человек ориентирован на группу, он хочет быть с такими же людьми, как он сам. Но в этом случае он менее открыт для новых ощущений и опыта.

Дабы понять, почему патриотизм является столь мощным оружием в политических кампаниях, почему патриотические символы обладают такой силой и мощью, начинать лучше всего с этих ингрупп и аутгрупп. Об этом говорят ученые, изучающие данное явление. Ингруппы и аутгруппы помогают объяснить корни предрассудков, школьное самолюбие и даже то, почему некоторые люди носят похожие на сыр шляпы из пенопласта, раскрашивают себя в цвета любимой футбольной команды, и орут полуголые на трибунах всякий раз, когда их игрока свалят силовым приемом.

Работа Таджфела указывает на то, что группы, к которым мы себя относим, дают очень важное чувство идентичности и принадлежности. Мы интуитивно делим предметы на категории, структурируя наше представление о мире при помощи языка. Точно так же социальные группы помогают нам разобраться в мире и определить свое место в нем. Определив свое место в мире, мы начинаем стремиться повысить статус таких групп, видя в этом способ самоутверждения — либо убеждая себя в том, что наша группа лучше остальных.

«Патриотизм это форма самоопределения, — говорит социальный психолог из Нью-Йоркского университета Джей Ван Бейвел (Jay Van Bavel). — Очевидно, что есть различия, определяемые тем, к чему вы относитесь в этом мире, а также конкретными культурными ценностями, связанными с этим самоопределением. Но во многом психология и нейробиология построены на одних и тех же принципах самоидентификации, будь это ваша принадлежность к фанатам «Янкиз», к баскетбольной команде из спортивного зала рядом с домом, к Демократической или Республиканской партии».

С появлением технологий сканирования головного мозга и современной генетики ученые заметили невероятно мощную психологическую силу, бурлящую прямо под поверхностью нашего сознания. Их исследования показывают, что отождествление с группой является врожденным и самым непосредственным стремлением.

Готовясь недавно к проведению своего эксперимента, Ван Бейвел с коллегами решил воспользоваться опытом Таджфела и бессистемно поделил добровольцев на две группы. Затем они попросили добровольцев забраться в томограф и просмотреть изображения членов ингруппы и аутгруппы. Когда участникам эксперимента показывали изображения членов своей группы, у них больше активизировалось миндалевидное тело — древняя структура мозга, связанная с эмоциональной валентностью, а когда они видели фотографии членов аутгруппы, такая активность проявлялась меньше. Как и в экспериментах Таджфела, это происходило даже тогда, когда деление на группы было полностью произвольным, и даже в том случае, если их поделили буквально за несколько минут до начала эксперимента.

Ван Бейвел также обнаружил, что когда участники просматривали фотографии членов ингруппы, у них повышалась активность веретенообразной лицевой части зрительной коры головного мозга, которая, как считается, играет важную роль в оценочной деятельности. Такая реакция возникала удивительно быстро. Получается, что стоит показать человеку чью-то фотографию, и по закономерностям в активации участков мозга можно сразу догадаться, кто принадлежит к ингруппе, а кто к аутгруппе.

«Группы подтверждают ценность, — говорит Ван Бейвел. — В тот момент, когда вы становитесь частью группы, вы наверняка начинаете больше ценить ее членов, а также связанные с этой группой символы, например, флаг. Ван Бейвел начал находить подтверждения того, что центры удовольствия головного мозга оживляются, когда люди видят, как член их группы получает вознаграждение, например, деньги. Это происходит даже тогда, когда сами они никакой награды не получают.

Другие работы указывают на то, что эти особенности — размывание граней между собственной личностью и другими людьми, а также ощущение того, что выгоды для группы являются выгодами для каждого ее члена — являются врожденными, возможно даже, усовершенствованными в ходе суровых испытаний естественного отбора.

Профессор психологии Мичиганского университета Стефани Престон (Stephanie Preston) отмечает, что поучительную информацию о врожденной групповой реакции можно извлечь, наблюдая за животным миром. Чтобы понять поведение человека, она изучала волчьи стаи, семейства шимпанзе, группы ездовых собак и даже косяки рыб. Общая характеристика состоит в том, что эмоции заразительны, и что в составе группы они могут быстро распространяться.

«В родственных колониях легко можно увидеть, что когда одно животное расстраивается или злится, все остальные тоже начинают расстраиваться и злиться, — говорит Престон. — Когда кто-то начинает кричать, его крик подхватывают все, даже если от нападения пострадало только одно животное». Патриотизм, отмечает она, может включать в себя такое чувство, когда эмоции и ценность в составе группы усиливаются.

Престон объясняет, что люди сильнее отождествляют себя и солидаризируются с членами своей ингруппы, нежели с чужаками. «Мы знаем, что люди сильнее сопереживают членам ингруппы и имеют тенденцию подражать им», — говорит она. Это можно описать в рамках модели «перцептивного действия», когда возникает общее эмоциональное состояние в результате того, что один человек испытывает такие же эмоции, как и другой, получив некое представление о его состоянии. По словам Престон, это нейронный процесс, в котором «вы подключаете других людей к состоянию своего организма, что проще делать с людьми, близкими к вам по возрасту, полу и самоидентификации».

Соответственно, ксенофобию можно объяснить «расхождением в восприятии», говорит Престон. «Людей других рас и национальностей немного труднее подключить к нашим нейронным субстратам». Из-за этого возникает расстыковка в понимании эмоционального состояния другого человека и в умении сопереживать.

Психологи заметили разницу в том, как люди отождествляют себя с группами. Психолог Мина Сикара (Mina Cikara), руководящая междисциплинарной нейробиологической лабораторией Гарвардского университета, говорит о том, что есть важное различие между патриотизмом и национализмом. Патриотизм, отмечает она, это «любовь к ингруппе». Мы идем на жертвы ради любви к великому благу. А национализм это «ненависть к аутгруппе». Мы караем тех, кто отличается от нас.

«Национализм, он пользуется лозунгом «Мы лучше всех остальных», в отличие от патриотизма, который говорит: «Мы великие», — рассказывает Сикара. — Одни гордятся принадлежностью к своей группе, а другие нацелены конкретно на превосходство над остальными странами. Поэтому люди считают национализм непристойным и обычно ассоциируют его с нацистской Германией. В то же время, патриотизм это добродетель, которая должна быть присуща каждому».

Некоторые ученые даже заговорили о генетической предрасположенности к патриотизму или национализму и о том, что на эти настроения могут влиять разные гены. «Гены это встроенная предрасположенность личности — абстрактный способ взаимодействия с миром», — говорит преподаватель психологии Гэри Льюис (Gary Lewis), работающий на кафедре психологии Йоркского университета и на кафедре генетической эпидемиологии и исследований близнецов Королевского колледжа в Лондоне. Он провел сопоставительный анализ точек зрения 452 пар однояйцевых (идентичных) близнецов, у которых 100% одинаковых ДНК, 336 пар разнояйцевых (неидентичных) близнецов, у которых 50% одинаковых ДНК, и 87 непарных близнецов, которые воспитывались вместе. Поскольку оба члена каждой пары росли в одинаковых условиях, исследование позволило Льюису оценить роль генетики в возникновении различий, исключив в основном факторы окружающей среды.

В одном из исследований, проведенном в 2014 году, Льюис конкретно изучал патриотизм, национализм и предрассудки, попытавшись определить генетическое влияние в количественном отношении. Чтобы измерить патриотизм, ученый со своей командой предложил близнецам оценить свой уровень согласия с четырьмя утверждениями, среди которых было «Я люблю Германию». Чтобы измерить национализм, он включил в анкету утверждения типа «Люди, которые не поддерживают всем сердцем Германию и не уважают ее культуру, должны жить в другой стране».

Выводы были понятны. У идентичных близнецов гораздо чаще встречались одинаковые оценки, чем у неидентичных. Льюис пришел к выводу, что 50% вариаций в составе похожей в культурном плане группы людей можно объяснить генетическими факторами. Это был математический анализ, и поэтому он смог лишь количественно определить соотношения между ответами. Но Льюис сумел продемонстрировать, что связь между патриотизмом и национализмом не очень сильна.

Он выявил негативное соотношение между традиционализмом и фаворитизмом ингруппы и такой психологической чертой как «открытость». Этим термином называют готовность пробовать новую еду, желание посещать новые места и стремление к новым ощущениям.

«Если генетика делает вас менее открытым, значит, эти гены в большей мере располагают вас к групповому фаворитизму, — говорит Льюис. — Если вы очень сильно ориентированы на группу, вы предпочитаете иметь в своем окружении таких же людей, как вы сами. Но в этом случае вы менее открыты для новых ощущений».

Но Сикара и другие ученые в своих исследованиях пришли к заключению, что любовь к ингруппе можно трансформировать в ненависть к аутгруппе – если мы будем воспринимать такую внешнюю группу в качестве угрозы.

Многие ученые наглядно продемонстрировали это, поделив людей в лаборатории на группы, снабдив их деньгами и предложив несколько вариантов. Чтобы измерить любовь к группе и готовность жертвовать ради нее, они сказали участникам, что те могут либо оставить деньги себе, либо сдать часть или все в общий котел. Те деньги, которые они сдадут, будут помножены на какую-то цифру, а затем общую сумму поделят на всех. Это демонстрация самоотверженности, так как сумма, которую жертвователь получит лично, сдав деньги в общий котел, будет меньше пожертвованной. Однако группа в целом станет богаче.

Оказалось, что потребности группы мы можем ставить выше личных. «Ученые выяснили, что в среднем большинство людей либо оставляет лишь немного денег себе, либо полностью сдает их в общий котел ингруппы».

Но не так обстоит дело с неприязнью к аутгруппе. Чтобы измерить эту неприязнь, участникам эксперимента иногда предлагали третий вариант. Они могли положить часть денег в «общий котел ненависти к аутгруппе». Те деньги, которые попадут в котел ненависти, умножат, а затем вычтут из средств другой группы. Те участники, которые сдают деньги в общий котел ненависти, таким образом наказывают людей из другой группы. При обычных обстоятельствах, говорит Сикара, «очень немногие люди изо всех сил стараются навредить аутгруппе». Вывод, похоже, таков: «Живи, и дай жить другим».

Но в последние годы Сикара активно исследует, какие факторы могут изменить такое отношение.

Вполне ожидаемо она выяснила, что желание жертвовать деньги для наказания аутгруппы усиливается, когда участникам дают понять, что аутгруппа представляет серьезную угрозу потребностям ингруппы. Но наиболее показательными были данные по исследованию мозговой деятельности: когда ингруппа считала аутгруппу угрозой для себя, неудачи аутгруппы и ее наказание вызывали активизацию участков головного мозга, связанных с чувством удовлетворения. Но пожалуй, самым поучительным стало исследование, которое Сикара провела среди бейсбольных болельщиков.

Наиболее убедительно она продемонстрировала это, отслеживая закономерности мозговой активности фанатов «Ред Сокс» и «Янкиз». «Мы хотели выяснить, совпадает ли активизация, связанная с чувством удовлетворения, с сообщениями людей о получаемом в данных случаях удовольствии, — говорит Сикара. — Это на самом деле совпадало, когда они видели неудачи соперников своей команды, в том числе, когда те проигрывали клубу «Балтимор Ориолс». Так что удовлетворение вызывает не только успех вашей собственной команды, но и наблюдение за тем, как ваша аутгруппа терпит поражение».

Сканирование головного мозга показало, что болельщики «Ред Сокс» получали едва ли не садистское удовольствие, видя, как «Янкиз» проигрывают», даже если их соперником была другая команда. Фанаты «Ред Сокс» не продемонстрировали такую же реакцию, когда «Балтимор Ориолс» проиграли другой команде. Сикара отмечает, что аутгруппу надо всячески бранить и осуждать, чтобы люди не просто любили ингруппу.

«В большинстве наших групп мы просто больше думаем и заботимся о собственной группе и игнорируем всех остальных, так как они не представляют активную угрозу, — отмечает Сикара. — Тем не менее, есть некоторые аутгруппы, на которые нам приходится обращать внимание, потому что они могут создать серьезные последствия для нашей собственной группы. Технически все команды являются соперницами, но они обладают неодинаковыми качествами. Это вызвано тем, что соперник твоей команды представляет активную угрозу. Либо же существует долгая история соперничества и неприязни друг к другу».

Это порождает вполне реальные последствия, если задуматься, например, о давнем соперничестве, вражде и войнах между сербами и хорватами, или между суннитами и шиитами на Ближнем Востоке. Или между хуту и тутси в Руанде. Солидарность с ингруппой и ненависть к аутгруппе, сформированные историей, культурой и представлениями, коренящимися в силах подсознания, могут объяснить ужасные действия террористов.

Почему психологические факторы управляют самоидентификацией группы? В частности, какие факторы приводят в действие ненависть к аутгруппе? Социальный психолог и заслуженный профессор психологии Ари Круглански (Arie W. Kruglanski) из Мэрилендского университета активно исследует эти вопросы.

«Отождествление с группой продлевает ваше индивидуальное существование, потому что группа трансцендентна и выходит за рамки существования своих отдельных членов, — говорит он. — Когда ты ощущаешь себя частью группы, ты меньше боишься смерти, ибо как член группы ты обретаешь своего рода бессмертие. Поэтому быть членом группы, членом коллектива приятно».

Круглански проводил свои исследования в Пакистане, Индии и Индонезии, а также в других странах, и нашел связь между ощущением неудачи у человека, занимающегося своим делом, и той мерой, в какой он отождествляет себя со своей нацией или религией. Он утверждает, что тенденция ориентирования на группу и отождествления с группой усиливается, когда мы «не в состоянии добиться успехов как личности». Ученый добавляет: «Чувство слабости и тревоги заставляет нас полагаться на группу, искать у группы защиты — точно так же, как опасность заставляет маленьких детей бежать к матери и отцу за защитой».

Круглански предложил теорию «когнитивного укрытия», которое он приравнивает к нашей внутренней потребности ощущать определенность и последовательность окружающего нас мира. Это направление исследований неизбежно приводит его к изучению групп, и в частности, к изучению крайних форм патриотизма и национализма.

«Существует тесная связь между потребностью в укрытии и отождествлением с группой, включая патриотизм, — говорит ученый. — Когда мы не уверены в себе, мы ищем определенности, и такую определенность дает групповая идеология, говорящая нам, кто мы есть. Мы члены группы, и мы принимаем групповую идеологию».

Неудачи, утверждает он, порождают потребность в укрытии, так как неудача угрожает самооценке и представлению о собственной личности. Когда человек ощущает дискриминацию, это порождает неуверенность в себе и потребность в «признании групповой идеологии, которая имеет тенденцию принимать крайние формы, типа «я святее папы римского», говорит Круглански.

«Есть масса свидетельств того, что неудача порождает стремление войти в группу, принять ее социальную самоидентификацию. Особенно если она обещает человеку власть и уважение. Тот факт, что человек принадлежит к какому-то более крупному образованию, дает мощное чувство защищенности. Вы находитесь под защитой сильной трансцедентной общности, и вам не нужно беспокоиться о личных неудачах и тревогах».

Исследования Круглански показывают, что человек разочаровывается в группах, которые относятся к нему без уважения либо переводят его на более низкие социальные позиции. В этом случае он может начать отождествлять себя с новой группой. И наоборот, он находит доказательства того, что личный успех уводит людей прочь от чувства коллективизма.

«Если вы добились успеха как личность, вы ощущаете, что меньше зависите от группы, — объясняет он. — Дети, чувствующие свою силу и уверенные в себе, отваживаются исследовать окружающий их мир. Люди, чувствующие себя успешными, компетентными и самостоятельными, ослабляют свою связь с группой. Они становятся индивидуалистами».

Для иммигрантов типа Ирвинга Берлина патриотизм был связью со страной, которая их приютила. Терпимость, открытость и умение сопереживать рождаются в глубине человеческой сущности. Это часть нас самих. А когда мы забываем, кто мы есть, патриотизм разделяет нас, а не объединяет.

Nautilus, СШААдам Пьоре (Adam Piore).

хотим быть частью целого, будь это наша страна или футбольная команда.

Все началось с того, что один человек, спокойно потягивавший коктейль в вагоне-ресторане идущего в Кливленд поезда, запел.

«Боже, благослови Америку, — пел он, — мою любимую страну…».

К нему быстро присоединились остальные: «Стой на ее стороне, и укажи ей путь». Вскоре эту патриотическую песню подхватил весь вагон, распевая ее во все горло.

Дело было в 1940 году, и такое спонтанное излияние чувств, описанное в письме на имя автора песни Ирвинга Берлина (Irving Berlin), не было чем-то необычным. В тот год эта простая и незатейливая мелодия каким-то образом вплелась в ткань американской культуры, проникнув в залы Американского легиона, церкви, синагоги, школы и даже в офис страховой компании Луисвилля, штат Кентукки, где в один прекрасный день эту песню неожиданно запел весь персонал. Ее пели снова и снова, во времена национальных кризисов и национальных торжеств, в моменты скорби и гордости, на бейсбольных стадионах, на школьных собраниях, а после 11 сентября на ступеньках Капитолия.

Берлин переехал в США в пятилетнем возрасте. Его семья бежала из России от волны кровавых погромов, направленных против евреев. Когда мальчик рос, его мать часто шептала про себя: «Боже, благослови Америку». «И не мимоходом, а очень эмоционально, почти экзальтированно», — вспоминал позднее Берлин.

«Он всегда говорил о ней как о любовной песне, — рассказывал Шерил Касковиц (Sheryl Kaskowitz), написавший книгу God Bless America, the Surprising History of an Iconic Song (Боже, благослови Америку: удивительная история песни, ставшей иконой). — Она родилась из его настоящей и искренней любви и благодарности к Америке».

Чтобы понять, почему патриотизм является столь мощным инструментом в политике, начинать нужно с ингрупп и аутгрупп.

Это может показаться парадоксом, что человек, родившийся в другой стране, сочинил песню, столь мощно выразившую чувство национальной принадлежности, и что эта песня, которую подхватил весь народ, была выражением чувства любви со стороны чужака к своей второй родине. В Америке, которая является страной иммигрантов, основанной на перспективе обновления, это ничуть не удивительно. Это кажется вполне уместным.

КОНТЕКСТ

Киево-Печерская Лавра
Вера как вопрос патриотизма и собственности
Радио Свобода02.12.2015
Остается только патриотизм
Handelsblatt25.08.2015
Строевой патриотизм
Украiнська правда18.08.2015
Москва: патриотизм, пропаганда и пармезан
The Guardian09.06.2015
Патриотизм это врожденное человеческое чувство. Это часть глубокого подсознательного стремления к формированию группы и к преданности. Патриотизм проявляется как в масштабах целой страны, так и в масштабах стадиона. Привязанность к группе это часть нашей истории эволюции, часть нашей природы. Как показывают недавние исследования, те факторы, которые порождают у нас патриотические чувства, заложены в генах.

Но у такой преданности, в которой стираются грани между личностью и коллективом, есть и обратная сторона, которая не всегда является теплым чувством единения, заставляющим петь в кливлендском поезде. Иногда наш инстинкт групповой принадлежности служит мощным клином, отделяющим нас от тех, кто от нас отличается. Иногда нас сплачивает не чувство любви к дому и стране, а ненависть к общему врагу.

Вот почему политики так часто взывают к нашему патриотизму, демонизируя другую сторону и тонко намекая, что кто не с нами, тот против нас. Это тенденциозная стратегия, столь же предсказуемая в каждый год выборов, как патриотические флаги, лозунги и привычные приемы избирательной кампании. Когда мы осознаем себя «американцами», или гражданами любой другой страны, у нас появляется какое-то ощущение угрозы, пренебрежения к нашей нации, и это ощущение воздействует на нас столь же сильно, как и прекрасная песня, превращая интеллектуальную идею в нечто эмоциональное, резкое, грубое и подсознательное. Как объясняют ученые, те инстинкты, которые приводят в действие патриотизм, могут стать выражением как лучшей стороны человечества, так и худшей.

В 1970-е годы британский социальный психолог по имени Генри Таджфел (Henri Tajfel) разделил студентов-добровольцев на две случайные группы. Но студентам он сказал совсем другое. Ученый проинформировал их, что они заслужили членство в группе, потому что соответствуют определенным критериям. Критерии эти были произвольные и банальные – настолько, насколько это позволяли эксперименты. Некоторые группы были выделены на основе любви к абстрактному искусству, другие — потому что могли примерно оценить количество точек на картинке.

Но даже в тех случаях, когда члены разных групп знали друг друга уже давно, задолго до эксперимента, и даже когда студенты не встречались лицом к лицу с представителями других групп, они всегда вели себя одинаково. Когда у них была возможность, они занимались дискриминацией против членов других групп и действовали так, чтобы это было выгодно членам их группы. Они делали это даже тогда, когда для них в этом не было никакой конкретной пользы.

Таджфел называл ту группу, с которой себя отождествляли участники, «ингруппой», а группу других участников «аутгруппой». Эти термины прочно прижились в психологии, а сейчас еще и в нейробиологии и генетических исследованиях.

Если человек ориентирован на группу, он хочет быть с такими же людьми, как он сам. Но в этом случае он менее открыт для новых ощущений и опыта.

Дабы понять, почему патриотизм является столь мощным оружием в политических кампаниях, почему патриотические символы обладают такой силой и мощью, начинать лучше всего с этих ингрупп и аутгрупп. Об этом говорят ученые, изучающие данное явление. Ингруппы и аутгруппы помогают объяснить корни предрассудков, школьное самолюбие и даже то, почему некоторые люди носят похожие на сыр шляпы из пенопласта, раскрашивают себя в цвета любимой футбольной команды, и орут полуголые на трибунах всякий раз, когда их игрока свалят силовым приемом.

Работа Таджфела указывает на то, что группы, к которым мы себя относим, дают очень важное чувство идентичности и принадлежности. Мы интуитивно делим предметы на категории, структурируя наше представление о мире при помощи языка. Точно так же социальные группы помогают нам разобраться в мире и определить свое место в нем. Определив свое место в мире, мы начинаем стремиться повысить статус таких групп, видя в этом способ самоутверждения — либо убеждая себя в том, что наша группа лучше остальных.

«Патриотизм это форма самоопределения, — говорит социальный психолог из Нью-Йоркского университета Джей Ван Бейвел (Jay Van Bavel). — Очевидно, что есть различия, определяемые тем, к чему вы относитесь в этом мире, а также конкретными культурными ценностями, связанными с этим самоопределением. Но во многом психология и нейробиология построены на одних и тех же принципах самоидентификации, будь это ваша принадлежность к фанатам «Янкиз», к баскетбольной команде из спортивного зала рядом с домом, к Демократической или Республиканской партии».

С появлением технологий сканирования головного мозга и современной генетики ученые заметили невероятно мощную психологическую силу, бурлящую прямо под поверхностью нашего сознания. Их исследования показывают, что отождествление с группой является врожденным и самым непосредственным стремлением.

Готовясь недавно к проведению своего эксперимента, Ван Бейвел с коллегами решил воспользоваться опытом Таджфела и бессистемно поделил добровольцев на две группы. Затем они попросили добровольцев забраться в томограф и просмотреть изображения членов ингруппы и аутгруппы. Когда участникам эксперимента показывали изображения членов своей группы, у них больше активизировалось миндалевидное тело — древняя структура мозга, связанная с эмоциональной валентностью, а когда они видели фотографии членов аутгруппы, такая активность проявлялась меньше. Как и в экспериментах Таджфела, это происходило даже тогда, когда деление на группы было полностью произвольным, и даже в том случае, если их поделили буквально за несколько минут до начала эксперимента.

Ван Бейвел также обнаружил, что когда участники просматривали фотографии членов ингруппы, у них повышалась активность веретенообразной лицевой части зрительной коры головного мозга, которая, как считается, играет важную роль в оценочной деятельности. Такая реакция возникала удивительно быстро. Получается, что стоит показать человеку чью-то фотографию, и по закономерностям в активации участков мозга можно сразу догадаться, кто принадлежит к ингруппе, а кто к аутгруппе.

«Группы подтверждают ценность, — говорит Ван Бейвел. — В тот момент, когда вы становитесь частью группы, вы наверняка начинаете больше ценить ее членов, а также связанные с этой группой символы, например, флаг. Ван Бейвел начал находить подтверждения того, что центры удовольствия головного мозга оживляются, когда люди видят, как член их группы получает вознаграждение, например, деньги. Это происходит даже тогда, когда сами они никакой награды не получают.

Другие работы указывают на то, что эти особенности — размывание граней между собственной личностью и другими людьми, а также ощущение того, что выгоды для группы являются выгодами для каждого ее члена — являются врожденными, возможно даже, усовершенствованными в ходе суровых испытаний естественного отбора.

Профессор психологии Мичиганского университета Стефани Престон (Stephanie Preston) отмечает, что поучительную информацию о врожденной групповой реакции можно извлечь, наблюдая за животным миром. Чтобы понять поведение человека, она изучала волчьи стаи, семейства шимпанзе, группы ездовых собак и даже косяки рыб. Общая характеристика состоит в том, что эмоции заразительны, и что в составе группы они могут быстро распространяться.

«В родственных колониях легко можно увидеть, что когда одно животное расстраивается или злится, все остальные тоже начинают расстраиваться и злиться, — говорит Престон. — Когда кто-то начинает кричать, его крик подхватывают все, даже если от нападения пострадало только одно животное». Патриотизм, отмечает она, может включать в себя такое чувство, когда эмоции и ценность в составе группы усиливаются.

Престон объясняет, что люди сильнее отождествляют себя и солидаризируются с членами своей ингруппы, нежели с чужаками. «Мы знаем, что люди сильнее сопереживают членам ингруппы и имеют тенденцию подражать им», — говорит она. Это можно описать в рамках модели «перцептивного действия», когда возникает общее эмоциональное состояние в результате того, что один человек испытывает такие же эмоции, как и другой, получив некое представление о его состоянии. По словам Престон, это нейронный процесс, в котором «вы подключаете других людей к состоянию своего организма, что проще делать с людьми, близкими к вам по возрасту, полу и самоидентификации».

Соответственно, ксенофобию можно объяснить «расхождением в восприятии», говорит Престон. «Людей других рас и национальностей немного труднее подключить к нашим нейронным субстратам». Из-за этого возникает расстыковка в понимании эмоционального состояния другого человека и в умении сопереживать.

Психологи заметили разницу в том, как люди отождествляют себя с группами. Психолог Мина Сикара (Mina Cikara), руководящая междисциплинарной нейробиологической лабораторией Гарвардского университета, говорит о том, что есть важное различие между патриотизмом и национализмом. Патриотизм, отмечает она, это «любовь к ингруппе». Мы идем на жертвы ради любви к великому благу. А национализм это «ненависть к аутгруппе». Мы караем тех, кто отличается от нас.

«Национализм, он пользуется лозунгом «Мы лучше всех остальных», в отличие от патриотизма, который говорит: «Мы великие», — рассказывает Сикара. — Одни гордятся принадлежностью к своей группе, а другие нацелены конкретно на превосходство над остальными странами. Поэтому люди считают национализм непристойным и обычно ассоциируют его с нацистской Германией. В то же время, патриотизм это добродетель, которая должна быть присуща каждому».

Некоторые ученые даже заговорили о генетической предрасположенности к патриотизму или национализму и о том, что на эти настроения могут влиять разные гены. «Гены это встроенная предрасположенность личности — абстрактный способ взаимодействия с миром», — говорит преподаватель психологии Гэри Льюис (Gary Lewis), работающий на кафедре психологии Йоркского университета и на кафедре генетической эпидемиологии и исследований близнецов Королевского колледжа в Лондоне. Он провел сопоставительный анализ точек зрения 452 пар однояйцевых (идентичных) близнецов, у которых 100% одинаковых ДНК, 336 пар разнояйцевых (неидентичных) близнецов, у которых 50% одинаковых ДНК, и 87 непарных близнецов, которые воспитывались вместе. Поскольку оба члена каждой пары росли в одинаковых условиях, исследование позволило Льюису оценить роль генетики в возникновении различий, исключив в основном факторы окружающей среды.

В одном из исследований, проведенном в 2014 году, Льюис конкретно изучал патриотизм, национализм и предрассудки, попытавшись определить генетическое влияние в количественном отношении. Чтобы измерить патриотизм, ученый со своей командой предложил близнецам оценить свой уровень согласия с четырьмя утверждениями, среди которых было «Я люблю Германию». Чтобы измерить национализм, он включил в анкету утверждения типа «Люди, которые не поддерживают всем сердцем Германию и не уважают ее культуру, должны жить в другой стране».

Выводы были понятны. У идентичных близнецов гораздо чаще встречались одинаковые оценки, чем у неидентичных. Льюис пришел к выводу, что 50% вариаций в составе похожей в культурном плане группы людей можно объяснить генетическими факторами. Это был математический анализ, и поэтому он смог лишь количественно определить соотношения между ответами. Но Льюис сумел продемонстрировать, что связь между патриотизмом и национализмом не очень сильна.

Он выявил негативное соотношение между традиционализмом и фаворитизмом ингруппы и такой психологической чертой как «открытость». Этим термином называют готовность пробовать новую еду, желание посещать новые места и стремление к новым ощущениям.

«Если генетика делает вас менее открытым, значит, эти гены в большей мере располагают вас к групповому фаворитизму, — говорит Льюис. — Если вы очень сильно ориентированы на группу, вы предпочитаете иметь в своем окружении таких же людей, как вы сами. Но в этом случае вы менее открыты для новых ощущений».

Но Сикара и другие ученые в своих исследованиях пришли к заключению, что любовь к ингруппе можно трансформировать в ненависть к аутгруппе – если мы будем воспринимать такую внешнюю группу в качестве угрозы.

Многие ученые наглядно продемонстрировали это, поделив людей в лаборатории на группы, снабдив их деньгами и предложив несколько вариантов. Чтобы измерить любовь к группе и готовность жертвовать ради нее, они сказали участникам, что те могут либо оставить деньги себе, либо сдать часть или все в общий котел. Те деньги, которые они сдадут, будут помножены на какую-то цифру, а затем общую сумму поделят на всех. Это демонстрация самоотверженности, так как сумма, которую жертвователь получит лично, сдав деньги в общий котел, будет меньше пожертвованной. Однако группа в целом станет богаче.

Оказалось, что потребности группы мы можем ставить выше личных. «Ученые выяснили, что в среднем большинство людей либо оставляет лишь немного денег себе, либо полностью сдает их в общий котел ингруппы».

Но не так обстоит дело с неприязнью к аутгруппе. Чтобы измерить эту неприязнь, участникам эксперимента иногда предлагали третий вариант. Они могли положить часть денег в «общий котел ненависти к аутгруппе». Те деньги, которые попадут в котел ненависти, умножат, а затем вычтут из средств другой группы. Те участники, которые сдают деньги в общий котел ненависти, таким образом наказывают людей из другой группы. При обычных обстоятельствах, говорит Сикара, «очень немногие люди изо всех сил стараются навредить аутгруппе». Вывод, похоже, таков: «Живи, и дай жить другим».

Но в последние годы Сикара активно исследует, какие факторы могут изменить такое отношение.

Вполне ожидаемо она выяснила, что желание жертвовать деньги для наказания аутгруппы усиливается, когда участникам дают понять, что аутгруппа представляет серьезную угрозу потребностям ингруппы. Но наиболее показательными были данные по исследованию мозговой деятельности: когда ингруппа считала аутгруппу угрозой для себя, неудачи аутгруппы и ее наказание вызывали активизацию участков головного мозга, связанных с чувством удовлетворения. Но пожалуй, самым поучительным стало исследование, которое Сикара провела среди бейсбольных болельщиков.

Наиболее убедительно она продемонстрировала это, отслеживая закономерности мозговой активности фанатов «Ред Сокс» и «Янкиз». «Мы хотели выяснить, совпадает ли активизация, связанная с чувством удовлетворения, с сообщениями людей о получаемом в данных случаях удовольствии, — говорит Сикара. — Это на самом деле совпадало, когда они видели неудачи соперников своей команды, в том числе, когда те проигрывали клубу «Балтимор Ориолс». Так что удовлетворение вызывает не только успех вашей собственной команды, но и наблюдение за тем, как ваша аутгруппа терпит поражение».

Сканирование головного мозга показало, что болельщики «Ред Сокс» получали едва ли не садистское удовольствие, видя, как «Янкиз» проигрывают», даже если их соперником была другая команда. Фанаты «Ред Сокс» не продемонстрировали такую же реакцию, когда «Балтимор Ориолс» проиграли другой команде. Сикара отмечает, что аутгруппу надо всячески бранить и осуждать, чтобы люди не просто любили ингруппу.

«В большинстве наших групп мы просто больше думаем и заботимся о собственной группе и игнорируем всех остальных, так как они не представляют активную угрозу, — отмечает Сикара. — Тем не менее, есть некоторые аутгруппы, на которые нам приходится обращать внимание, потому что они могут создать серьезные последствия для нашей собственной группы. Технически все команды являются соперницами, но они обладают неодинаковыми качествами. Это вызвано тем, что соперник твоей команды представляет активную угрозу. Либо же существует долгая история соперничества и неприязни друг к другу».

Это порождает вполне реальные последствия, если задуматься, например, о давнем соперничестве, вражде и войнах между сербами и хорватами, или между суннитами и шиитами на Ближнем Востоке. Или между хуту и тутси в Руанде. Солидарность с ингруппой и ненависть к аутгруппе, сформированные историей, культурой и представлениями, коренящимися в силах подсознания, могут объяснить ужасные действия террористов.

Почему психологические факторы управляют самоидентификацией группы? В частности, какие факторы приводят в действие ненависть к аутгруппе? Социальный психолог и заслуженный профессор психологии Ари Круглански (Arie W. Kruglanski) из Мэрилендского университета активно исследует эти вопросы.

«Отождествление с группой продлевает ваше индивидуальное существование, потому что группа трансцендентна и выходит за рамки существования своих отдельных членов, — говорит он. — Когда ты ощущаешь себя частью группы, ты меньше боишься смерти, ибо как член группы ты обретаешь своего рода бессмертие. Поэтому быть членом группы, членом коллектива приятно».

Круглански проводил свои исследования в Пакистане, Индии и Индонезии, а также в других странах, и нашел связь между ощущением неудачи у человека, занимающегося своим делом, и той мерой, в какой он отождествляет себя со своей нацией или религией. Он утверждает, что тенденция ориентирования на группу и отождествления с группой усиливается, когда мы «не в состоянии добиться успехов как личности». Ученый добавляет: «Чувство слабости и тревоги заставляет нас полагаться на группу, искать у группы защиты — точно так же, как опасность заставляет маленьких детей бежать к матери и отцу за защитой».

Круглански предложил теорию «когнитивного укрытия», которое он приравнивает к нашей внутренней потребности ощущать определенность и последовательность окружающего нас мира. Это направление исследований неизбежно приводит его к изучению групп, и в частности, к изучению крайних форм патриотизма и национализма.

«Существует тесная связь между потребностью в укрытии и отождествлением с группой, включая патриотизм, — говорит ученый. — Когда мы не уверены в себе, мы ищем определенности, и такую определенность дает групповая идеология, говорящая нам, кто мы есть. Мы члены группы, и мы принимаем групповую идеологию».

Неудачи, утверждает он, порождают потребность в укрытии, так как неудача угрожает самооценке и представлению о собственной личности. Когда человек ощущает дискриминацию, это порождает неуверенность в себе и потребность в «признании групповой идеологии, которая имеет тенденцию принимать крайние формы, типа «я святее папы римского», говорит Круглански.

«Есть масса свидетельств того, что неудача порождает стремление войти в группу, принять ее социальную самоидентификацию. Особенно если она обещает человеку власть и уважение. Тот факт, что человек принадлежит к какому-то более крупному образованию, дает мощное чувство защищенности. Вы находитесь под защитой сильной трансцедентной общности, и вам не нужно беспокоиться о личных неудачах и тревогах».

Исследования Круглански показывают, что человек разочаровывается в группах, которые относятся к нему без уважения либо переводят его на более низкие социальные позиции. В этом случае он может начать отождествлять себя с новой группой. И наоборот, он находит доказательства того, что личный успех уводит людей прочь от чувства коллективизма.

«Если вы добились успеха как личность, вы ощущаете, что меньше зависите от группы, — объясняет он. — Дети, чувствующие свою силу и уверенные в себе, отваживаются исследовать окружающий их мир. Люди, чувствующие себя успешными, компетентными и самостоятельными, ослабляют свою связь с группой. Они становятся индивидуалистами».

Для иммигрантов типа Ирвинга Берлина патриотизм был связью со страной, которая их приютила. Терпимость, открытость и умение сопереживать рождаются в глубине человеческой сущности. Это часть нас самих. А когда мы забываем, кто мы есть, патриотизм разделяет нас, а не объединяет.

Nautilus, США

ЛузерЛузер

Герман Обухов.
Надо быть неимоверно талантливым человеком, чтобы на пике политической карьеры и далеко не в молодом возрасте растерять за один год все то, что складывалось два десятилетия. У Владимира Путина это, однако, получилось. Чего-то ему не хватило – либо сообразительности, либо совести, либо мужества сказать народу правду. Вот уже больше года, как мы слышим от него сплошные басни – одна чище другой. Речь тут даже не о «зеленых человечках» в Крыму, а вообще о позиции Путина едва ли не по любому вопросу. В самых лучших традициях чекистов черное он выдает за белое, упорно насаждая мысль о том, что вокруг России одни «враги», но что мы всех одолеем и победим!

В молодости мне страстно хотелось увидеть мою страну без Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. В 1982 году это наконец-то случилось, но на смену Брежневу пришел еще более одиозный коммунист и чекист Юрий Андропов, а после него – одряхлевший партаппаратчик Константин Черненко. Оба правили недолго, всего по году, – и только тогда в стране начали понимать, что система обречена. В сегодняшней России еще мало кто осознал, что в воздухе уже витает легкий смрад разлагающегося трупа «вертикали власти».

Российские журналисты вдруг и сразу заговорили о патриотизме. Тут приходит на ум хорошее изречение английского философа Томаса Пейна: «Долг патриота – защищать свою страну от ее правительства». В России, похоже, не так уж много патриотов. За два десятилетия из страны вывезли более полутора триллионов долларов, на которые можно было построить не только Вавилонскую башню до Луны, но и сеть автомагистралей покруче, чем в Соединенных Штатах, города без коммуналок, организовать новейшую медицину и качественное образование. Вместо этого построили олигархический капитализм, высасывающий из государства все соки. Остатки «жировых отложений» своей экономики Москва принялась тратить на вооружение. В Кремле никому даже не пришло в голову – а нужно ли это вооружение вообще?

Все когда-нибудь кончается. Не так давно Владимир Путин произнес «гениальную» фразу: при цене нефти на уровне 80 долларов за баррель мировая экономика рухнет. Мир живет уже достаточно долго с ценой нефти гораздо ниже 80 долларов за баррель, однако по части «развалин экономики» пока все шансы – только у России. В 2013 году рост ВВП России составил 1,3%; в прошлом году он «съехал» уже до 0,6% и в году текущем уйдет в отрицательную плоскость. В 2014 году инфляция в России перевалила за 12%, и это не предел. Рубль обесценился практически вдвое, золотовалютные резервы сократились на 111 миллиардов долларов.

Западным политикам, предрекающим грустный конец России, не верят, как не поверили в свое время Рональду Рейгану, назвавшему Советский Союз «империей зла» и пообещавшему Политбюро КПСС большие проблемы в связи с вторжением в Афганистан
Впрочем, эти «мелочи» – ничто по сравнению с тем, что, по опросам общественного мнения компанией Gallup, в разных странах падение рейтинга России за минувший год оказалось рекордным и составило в среднем 22%. Восстановить репутацию «самого влиятельного человека» планеты и миротворца после того, как в Донбассе погибли от российских пуль и снарядов тысячи украинцев, среди которых немало детей, женщин и стариков, практически невозможно.

Делать какие-либо прогнозы о будущей судьбе нашего «главного героя» не имеет смысла. Ждать, надеяться и верить – тоже не стоит. Надо просто выключить телевизор и никогда больше его не включать – пока не позовут на улицу. Все это произойдет само собой. Западным политикам, предрекающим грустный конец России, не верят, как не поверили в свое время Рональду Рейгану, назвавшему Советский Союз «империей зла» и пообещавшему Политбюро КПСС большие проблемы в связи с вторжением в Афганистан. В какой стране мы живем сегодня – в Советском Союзе?

Герман Обухов – координатор Международной антипутинской коалиции «Стоп фашизм в России»
Источник: http://www.ukrpolitic.com/wp-admin/post-new.phpГерман Обухов.
Надо быть неимоверно талантливым человеком, чтобы на пике политической карьеры и далеко не в молодом возрасте растерять за один год все то, что складывалось два десятилетия. У Владимира Путина это, однако, получилось. Чего-то ему не хватило – либо сообразительности, либо совести, либо мужества сказать народу правду. Вот уже больше года, как мы слышим от него сплошные басни – одна чище другой. Речь тут даже не о «зеленых человечках» в Крыму, а вообще о позиции Путина едва ли не по любому вопросу. В самых лучших традициях чекистов черное он выдает за белое, упорно насаждая мысль о том, что вокруг России одни «враги», но что мы всех одолеем и победим!

В молодости мне страстно хотелось увидеть мою страну без Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. В 1982 году это наконец-то случилось, но на смену Брежневу пришел еще более одиозный коммунист и чекист Юрий Андропов, а после него – одряхлевший партаппаратчик Константин Черненко. Оба правили недолго, всего по году, – и только тогда в стране начали понимать, что система обречена. В сегодняшней России еще мало кто осознал, что в воздухе уже витает легкий смрад разлагающегося трупа «вертикали власти».

Российские журналисты вдруг и сразу заговорили о патриотизме. Тут приходит на ум хорошее изречение английского философа Томаса Пейна: «Долг патриота – защищать свою страну от ее правительства». В России, похоже, не так уж много патриотов. За два десятилетия из страны вывезли более полутора триллионов долларов, на которые можно было построить не только Вавилонскую башню до Луны, но и сеть автомагистралей покруче, чем в Соединенных Штатах, города без коммуналок, организовать новейшую медицину и качественное образование. Вместо этого построили олигархический капитализм, высасывающий из государства все соки. Остатки «жировых отложений» своей экономики Москва принялась тратить на вооружение. В Кремле никому даже не пришло в голову – а нужно ли это вооружение вообще?

Все когда-нибудь кончается. Не так давно Владимир Путин произнес «гениальную» фразу: при цене нефти на уровне 80 долларов за баррель мировая экономика рухнет. Мир живет уже достаточно долго с ценой нефти гораздо ниже 80 долларов за баррель, однако по части «развалин экономики» пока все шансы – только у России. В 2013 году рост ВВП России составил 1,3%; в прошлом году он «съехал» уже до 0,6% и в году текущем уйдет в отрицательную плоскость. В 2014 году инфляция в России перевалила за 12%, и это не предел. Рубль обесценился практически вдвое, золотовалютные резервы сократились на 111 миллиардов долларов.

Западным политикам, предрекающим грустный конец России, не верят, как не поверили в свое время Рональду Рейгану, назвавшему Советский Союз «империей зла» и пообещавшему Политбюро КПСС большие проблемы в связи с вторжением в Афганистан
Впрочем, эти «мелочи» – ничто по сравнению с тем, что, по опросам общественного мнения компанией Gallup, в разных странах падение рейтинга России за минувший год оказалось рекордным и составило в среднем 22%. Восстановить репутацию «самого влиятельного человека» планеты и миротворца после того, как в Донбассе погибли от российских пуль и снарядов тысячи украинцев, среди которых немало детей, женщин и стариков, практически невозможно.

Делать какие-либо прогнозы о будущей судьбе нашего «главного героя» не имеет смысла. Ждать, надеяться и верить – тоже не стоит. Надо просто выключить телевизор и никогда больше его не включать – пока не позовут на улицу. Все это произойдет само собой. Западным политикам, предрекающим грустный конец России, не верят, как не поверили в свое время Рональду Рейгану, назвавшему Советский Союз «империей зла» и пообещавшему Политбюро КПСС большие проблемы в связи с вторжением в Афганистан. В какой стране мы живем сегодня – в Советском Союзе?

Герман Обухов – координатор Международной антипутинской коалиции «Стоп фашизм в России»
Источник: http://www.ukrpolitic.com/wp-admin/post-new.php

Зеленский, Charlie и «пророки»Зеленский, Charlie и «пророки»

Евгений Якунов. Киев.
Версия о том, что Кадыров заслал в Украину своих людей — то ли похитить Зеленского, то ли запугать — вполне правдива. Антон Геращенко, озвучивший ее, человек не чужой в МВД и знает, что пишет. И после сюжета о падших лениных и плачущем Рамзане этого следовало ожидать.
Махнуть кулаком, когда нет аргументов — это так по-рассейски.
Зеленский тогда даже извинился (правда, как сам уточнил: не перед Кадыровым, а перед чеченским народом). Но кремлевскую медиа-молотилку это не остановило. «Комсомольская правда» науськала на Зеленского соратников главного мурзы кремлевского кагана. Мол, «Кадыров — политик», и ему как-то «не с руки», а вот «на самой Украине найдутся чеченцы, которые оскорбление Кадырова воспримут, как оскорбление чеченского народа» и разберутся с «хрипатым паяцем». Что они сделают с артистом, наводчиков из «КП» «по большому счету заботит не очень».
Но думаю, дело не в Кадырове и не в Ленине. Просто, во-первых, очень долгое время напротив фамилии Зеленского в списках друзей «Русского мира» ФСБ ставило жирную птицу. Начиная с давних «Великих украинцев» у Шустера и заканчивая обидным тролингом Ющенко, Тимошенко и нынешней власти, артист делал то, что не могло не нравиться Кремлю. А у всех записных отечественных патриотов он вызывал идиосинкразию и прослыл украинофобом, если не хуже.
Считалось, что для Зеленского деньги дороже родины. Летом, когда он уехал в Москву на съемки фильма, российские СМИ торжествовали: «убежал от мобилизации». Но он успешно вернулся. Поехал выступать в АТО и дал интервью путинским СМИ, где популярно объяснил, почему прекратил звать на «Квартал» российскую попсу и зачем ездил с концертами к «карателям» в Мариуполь — «если мы откажемся от таких концертов, мы разом поверим, что у нас «куска страны нет». И еще: «Я рад, что люди в Мариуполе поверили защитникам, украинским солдатам. Многие действительно поверили, что эти ребята защищают нашу родину». После этого как его только не обзывали в РуНЕТе. Сравнили даже (страшно подумать!) с всероссийским лишенцем и «национал-предателем» Андреем Макаревичем!
Что случилось с Владимиром? Наверное, то же что и со всеми нами. Когда понимаешь, что эта война не чужая, а целит в тебя и твоих близьких, это прочищает мозги.
А потом, как помните, был донос в Следственное управление РФ, где Зеленского поставили в один ряд с еще одной ярой пособницей «хунты» — Адой Роговцевой, за перечисление на нужды ВСУ соответственно 1 млн и 52 тыс грн заработанного в России гонорара. (По поводу Ады Николаевны, думаю, стресс в ФСБ был еще больше — это почти как Пушкин в рядах «Айдара»). Была еще попытка поджога машины Зеленского, фейки о его якобы избиении обиженными украинскими «русскими» и т.п.
Впрочем, к подобному мы привыкли. А вот засылка специальной диверсионной группы для подрыва «Квартала» — это нечто новое. Неужели фронтмен юмористического шоу такая важная птица? Не Ярош ведь. И даже не Коломойский! Чего же так опасаются в ФСБ?
Смеха, конечно. И это вторая и главная причина. Я не большой поклонник творчества Зеленского, порой его юмор, действительно, едва дотягивает до поребрика. Но — иногда это смешно! И то, что он не реже (а по-моему, даже чаще) высмеивает украинских политиков, добавляет ему зрителей в России! И это опасно для Кремля! Начинают-то смеяться над двойниками Порошенко и Яценюка, а заканчивают дружным ржанием над Путиным. То есть посягают на святое!
А, как говорил один из героев известного романа Умберто Эко, близкий к инквизиции: «Истинный верный не имеет права смеяться, он должен благоговеть». А еще внимать, обожать и преклоняться.
И не то, чтобы путинская пропаганда не пытается поставить юмор на вооружение, приравнять к «граду». Пытается. Но что это за юмор, если тексты нужно согласовывать в ФСБ? В итоге будет как у другого героя из другого произведения: «Пусть поджигатель шипит и вопит, голубь мира летит».
Смех вещь неуправляемая, и смыслы, вызывающие его,бывают заложены так глубоко, что никакой Конторе Глубокого Бурения не добраться. И, самое главное, он, как те чудные рыбы в спа-лечебницах, выедает мертвечину тоталитаризма, но не трогает живую плоть демократии. Посему тоталитарные режимы и идеологиии предпочитают не соревноваться в сатире, а охотиться на сатириков.
О «Сharlie», вы помните. Это наглядный пример. Только там речь шла о пророке, взошедшем на небеса, а в наших случаях — о человеке возомнившем себя живым пророком на шестой части суши.
А был и другой, великий Charlie — Charlie Chaplin, снявший в 1940 году оскароносный фильм-пародию на Гитлера и согласно легендам зачисленный во враги «номер один» диктатора. И был еще один враг №1 из армии сатириков — датский художник Херлуф Бидструп, который украшал газеты мира удивительно смешными комиксами о фюрере (и у которого автору этих строк посчастливилось брать интервью).
Можно ли сравнивать нашего Вову с гениями? «Какое время на дворе, таков мессия»,-писал поэт. Да и технологи другие. Но есть и общее. Возможность интеллектуально сразиться с тираном и победить его всегда искушала настоящих мастеров. Даже если это и грозило последним гибелью. И надо сказать, что деспоты обычно проигрывали.
Рискнет ли Зеленский пойти дальше? Получить Оскара за римейк «Великого диктатора»? Конечно, политический юмор «Квартала» надо подтянуть — он зачастую далек от интеллектуального. Но ведь и «ла-ла-ла» вещь не утонченная — а как заводит! Если же расчитывать на россиян, взращенных на «нашей раше», «кривом зеркале» и прочих «аншлагах», то может быть это самое то.
И, собственно, речь не о нем, а о смехе, сатире, в которых так нуждается наше воюющее гражданское общество. Во всенародном оружии против врага и одновременно — потрясающем антидепрессанте для тех, кому сегодня тяжело.
Где наше министерство наступательного смеха, скорострельных реприз и межконтинентального анекдота? Я, мне кажется, могу назвать кандидатуру на вакантную должность министра.
Источник: http://www.ukrinform.ua/rus/news/zelenskiy_charlie_i_proroki_1713631Евгений Якунов. Киев.
Версия о том, что Кадыров заслал в Украину своих людей — то ли похитить Зеленского, то ли запугать — вполне правдива. Антон Геращенко, озвучивший ее, человек не чужой в МВД и знает, что пишет. И после сюжета о падших лениных и плачущем Рамзане этого следовало ожидать.
Махнуть кулаком, когда нет аргументов — это так по-рассейски.
Зеленский тогда даже извинился (правда, как сам уточнил: не перед Кадыровым, а перед чеченским народом). Но кремлевскую медиа-молотилку это не остановило. «Комсомольская правда» науськала на Зеленского соратников главного мурзы кремлевского кагана. Мол, «Кадыров — политик», и ему как-то «не с руки», а вот «на самой Украине найдутся чеченцы, которые оскорбление Кадырова воспримут, как оскорбление чеченского народа» и разберутся с «хрипатым паяцем». Что они сделают с артистом, наводчиков из «КП» «по большому счету заботит не очень».
Но думаю, дело не в Кадырове и не в Ленине. Просто, во-первых, очень долгое время напротив фамилии Зеленского в списках друзей «Русского мира» ФСБ ставило жирную птицу. Начиная с давних «Великих украинцев» у Шустера и заканчивая обидным тролингом Ющенко, Тимошенко и нынешней власти, артист делал то, что не могло не нравиться Кремлю. А у всех записных отечественных патриотов он вызывал идиосинкразию и прослыл украинофобом, если не хуже.
Считалось, что для Зеленского деньги дороже родины. Летом, когда он уехал в Москву на съемки фильма, российские СМИ торжествовали: «убежал от мобилизации». Но он успешно вернулся. Поехал выступать в АТО и дал интервью путинским СМИ, где популярно объяснил, почему прекратил звать на «Квартал» российскую попсу и зачем ездил с концертами к «карателям» в Мариуполь — «если мы откажемся от таких концертов, мы разом поверим, что у нас «куска страны нет». И еще: «Я рад, что люди в Мариуполе поверили защитникам, украинским солдатам. Многие действительно поверили, что эти ребята защищают нашу родину». После этого как его только не обзывали в РуНЕТе. Сравнили даже (страшно подумать!) с всероссийским лишенцем и «национал-предателем» Андреем Макаревичем!
Что случилось с Владимиром? Наверное, то же что и со всеми нами. Когда понимаешь, что эта война не чужая, а целит в тебя и твоих близьких, это прочищает мозги.
А потом, как помните, был донос в Следственное управление РФ, где Зеленского поставили в один ряд с еще одной ярой пособницей «хунты» — Адой Роговцевой, за перечисление на нужды ВСУ соответственно 1 млн и 52 тыс грн заработанного в России гонорара. (По поводу Ады Николаевны, думаю, стресс в ФСБ был еще больше — это почти как Пушкин в рядах «Айдара»). Была еще попытка поджога машины Зеленского, фейки о его якобы избиении обиженными украинскими «русскими» и т.п.
Впрочем, к подобному мы привыкли. А вот засылка специальной диверсионной группы для подрыва «Квартала» — это нечто новое. Неужели фронтмен юмористического шоу такая важная птица? Не Ярош ведь. И даже не Коломойский! Чего же так опасаются в ФСБ?
Смеха, конечно. И это вторая и главная причина. Я не большой поклонник творчества Зеленского, порой его юмор, действительно, едва дотягивает до поребрика. Но — иногда это смешно! И то, что он не реже (а по-моему, даже чаще) высмеивает украинских политиков, добавляет ему зрителей в России! И это опасно для Кремля! Начинают-то смеяться над двойниками Порошенко и Яценюка, а заканчивают дружным ржанием над Путиным. То есть посягают на святое!
А, как говорил один из героев известного романа Умберто Эко, близкий к инквизиции: «Истинный верный не имеет права смеяться, он должен благоговеть». А еще внимать, обожать и преклоняться.
И не то, чтобы путинская пропаганда не пытается поставить юмор на вооружение, приравнять к «граду». Пытается. Но что это за юмор, если тексты нужно согласовывать в ФСБ? В итоге будет как у другого героя из другого произведения: «Пусть поджигатель шипит и вопит, голубь мира летит».
Смех вещь неуправляемая, и смыслы, вызывающие его,бывают заложены так глубоко, что никакой Конторе Глубокого Бурения не добраться. И, самое главное, он, как те чудные рыбы в спа-лечебницах, выедает мертвечину тоталитаризма, но не трогает живую плоть демократии. Посему тоталитарные режимы и идеологиии предпочитают не соревноваться в сатире, а охотиться на сатириков.
О «Сharlie», вы помните. Это наглядный пример. Только там речь шла о пророке, взошедшем на небеса, а в наших случаях — о человеке возомнившем себя живым пророком на шестой части суши.
А был и другой, великий Charlie — Charlie Chaplin, снявший в 1940 году оскароносный фильм-пародию на Гитлера и согласно легендам зачисленный во враги «номер один» диктатора. И был еще один враг №1 из армии сатириков — датский художник Херлуф Бидструп, который украшал газеты мира удивительно смешными комиксами о фюрере (и у которого автору этих строк посчастливилось брать интервью).
Можно ли сравнивать нашего Вову с гениями? «Какое время на дворе, таков мессия»,-писал поэт. Да и технологи другие. Но есть и общее. Возможность интеллектуально сразиться с тираном и победить его всегда искушала настоящих мастеров. Даже если это и грозило последним гибелью. И надо сказать, что деспоты обычно проигрывали.
Рискнет ли Зеленский пойти дальше? Получить Оскара за римейк «Великого диктатора»? Конечно, политический юмор «Квартала» надо подтянуть — он зачастую далек от интеллектуального. Но ведь и «ла-ла-ла» вещь не утонченная — а как заводит! Если же расчитывать на россиян, взращенных на «нашей раше», «кривом зеркале» и прочих «аншлагах», то может быть это самое то.
И, собственно, речь не о нем, а о смехе, сатире, в которых так нуждается наше воюющее гражданское общество. Во всенародном оружии против врага и одновременно — потрясающем антидепрессанте для тех, кому сегодня тяжело.
Где наше министерство наступательного смеха, скорострельных реприз и межконтинентального анекдота? Я, мне кажется, могу назвать кандидатуру на вакантную должность министра.
Источник: http://www.ukrinform.ua/rus/news/zelenskiy_charlie_i_proroki_1713631

В 20 млрд. грн. обошелся Украине патриотизм Игоря КоломойскогоВ 20 млрд. грн. обошелся Украине патриотизм Игоря Коломойского

Днепропетровский губернатор и миллиардер Коломойский сделал немало для Украины, фактически он не пустил сепаратистов в Днепропетровск и Запорожье, а затем и взял под контроль ситуацию в Одессе. Идеалисты верили в его патриотическое перевоплощения, циники считали это инвестицией. Мы же подсчитываем «дивиденды», которые получил бизнесмен и патриот с марта 2014 года.

Мы не утверждаем, что Украина платит слишком высокую цену. Выбивать террористов из Днепропетровска было бы дороже. Но мечта «о Европе» с которой живет Украина уже год исключает сомнительные сделками и схемы предыдущих времен.

Бизнес, репутационные и другие постреволюционные достижения Коломойского можно разделить на несколько групп. Во-первых, это кадры — назначенные чиновники и избранные депутаты.

Во-вторых, это непосредственно связаны с войной победы на тендерах — выделение государственных денег на закупку у компаний Коломойского необходимых ресурсов. Кроме того, сюда же относим и государственные средства, сэкономленные в карман Игорь Валерьевич благодаря его нынешним позициям.

В-третьих, это выигранные и перспективные битвы за передел собственности с близкими к прежней власти группами влияния — прежде всего, Ринатом Ахметовым и Дмитрием Фирташем.

Поскольку наша задача только инвентаризировать «достижения», не придавая им оценки, то описание контекста будет максимально коротким. При этом перечни очевидно не являются исчерпывающими.

Кадровый резерв

Сам Игорь Коломойский — председатель Днепропетровской облгосадминистрации

депутаты:

Заместитель Коломойского в обладамнистрации и давний бизнес-партнер Борис Филатов — народный депутат (округ № 27) бывший топ-менеджер
«Укрнафты» Игорь Палица — председатель Одесской облгосадминистрации, народный депутат по спискам Блока Петра Порошенко
Пиарщик группы «Приват» Андрей Денисенко — народный депутат (округ № 26)
Советник Коломойского Виталий Куприй — народный депутат (округ № 29)
Председатель правления ЧАО «Днепр», которое связывают с группой «Приват» Александр Дубинин — народный депутат (округ № 30)
Экс-директор «Буковеля» Александр Шевченко, — народный депутат (округ № 83)
Один из топов «Укртранснафты», (государственная компания под влиянием Коломойского) Тарас Батенко, — народный депутат (округ № 123)
Комбат «Днепр-1», имеет кабинет в днепропетровской обладмнистрации, Юрий Береза, — народный депутат по списку «Народного фронта»
Экс-директор ФК «Волынь», которая принадлежит Игорю Палки, Юрий Савчук, — народный депутат по списку Народного Фронта.
Советник Коломойского в обладминистрации Андрей Богдан, — потенциальный народный депутат (№ 74 при 64 проходных по списку БПП).
Исполнительная власть

Экс-директор по развитию сети авиакомпании Коломойского «МАУ» Денис Антонюк, — Председатель Госавиаслужбы. На новой должности сформировал такие правила получения авиакомпаниями маршрутов, по которым их получать только МАУ, а лоу-кост Виз Эйр заявил о возможном выходе из украинского рынка.

Юрист «Укрнафты» и «Приватбанка» Анна Онищенко, — заместитель министра юстиции, председатель Государственной регистрационной службы.

Экс-вице-президент «МАУ» Антон Борисюк, — заместитель директора аэропорта «Борисполь».

Победы на «военных» тендерах.

Бронежилеты

55,32 млн. грн. получила компания связана с Коломойским «ПТФ «Авиас» за поставки польских бронежилетов Maskpol SA КWМ-02 Представители Коломойского объясняли, что они заплатили польской фирме поскольку деньги надо перечислить срочно, а украинские госструктуры платеж оформляли бы очень долго. Бронежилеты передали государству, а она просто вернула средства, и фирма ничего не заработала.

Топливо

187,73 + 357,78 = 545,51 млн. грн. На такую сумму «Укртатанафта» поставила горючее для армии.

Дополнительные услуги за счет бюджета/интересов государства

11. 6 млрд. грн. рефинансирования от государства получил Приватбанк, есть подозрение о выводе этих средств через фиктивные сделки.

145,3 млн. грн. авиакомпания «МАУ» задолжала аэропорту «Борисполь».

$ 100 млн. стабилизационного кредита попросила «МАУ» в правительстве.

606 тыс. тонн технологической нефти из трубопроводов закачал Коломойский в собственные хранилища, а также на Кременчугский, Дрогобычский и Надворнянский НПЗ. Разница между балансовой стоимостью и реальной оценивается в $ 280 млн.

В 3 млрд. Грн. оценивают эксперты недопоступлений в бюджет ежегодно из-за скидки на цену украинской нефти, которую пролоббировал Коломойский.

540 и 640 млн. грн. убытков понесла на половину государственная «Укрнафта» за продажу нефти по заниженным ценам родственным структурам.

700 млн. грн сэкономили добытчики украинской нефти из-за того, что Рада отказалась зибльшиты ренту на добычу.

650 млн. грн. сэкономили в год продавцы так называемого альтернативного топлива (аналоги бензина, которые имеют более 30% не нефтяных компонентов (спирт, биоэтанол) «Группа« Приват », в заправочную сеть которой входит и« Укрнафта », в 2013 начала реализацию собственной« альтернативной »марки», — отмечают «Наши деньги».

500 млн. грн. недоплата за пользование недрами «Укрнафта».

Общий гешефт от этих операций — около 20 млрд. грн.

Благодаря патриотической позиции получил народную любовь и получил шанс вести бизнес честно. Не получилось, опять взялся за старое.

Под стратегическим прицелом

Предполагается, что управляющую госкомпанию в которую входят Вольногорский и Иршанский ГОКи, Запорожский титано-магниевый комбинат возглавил человек Коломойского. Сроки аренды ГОКов компаниями Дмитрия Фирташа всплыли в сентябре.

Цена активов $ 8-12 млрд.

Продолжается борьба с Фирташем за контроль над предприятием «Сумыхимпром». Цена актива в 3 млрд. грн.

Заместитель председателя днепропетровской облгосадминистрации предложил директору киевского ТРЦ Ocean Plaza готовить предприятие к национализации. Ocean Plaza принадлежит российскому бизнесу. Объем вложенных инвестиций $ 300 млн.

Коломойский считает, что необходимо провести национализацию ряда бизнесов Ахметова и Фирташа. Теоретически идея может быть приавильною, если «отжатый» бизнес продавать на открытом аукционе с обязательной участием западного капитала. Речь идет об «Укртелекоме», энергокомпании группы ДТЭК, заводы OstChem Group. Цена вопроса $ 5 млрд.

Потери

Впрочем следует посмотреть и на жертвы, которые принес Коломойский. Только потери в Крыму сам оценил в $ 2 млрд. Что касается активов на оккупированных восточных территориях, то об их втратe пока говорить рано, так как ситуация не до конца ясна.

Москомприватбанк продано «Бинбанк» за $ 171 млн. В связи с давлением российских властей.

Национализировано более 70 объектов в Крыму, в частности гостиничный комплекс «Таврия» площадью 3800 кв. м с земельным участком 4,6 га, а также комплекс Nautilus в Гурзуфе, санаторий «Лазурный берег», база «Нива Яйла», детский оздоровительный комплекс «Юность» и еще один незавершенный объект в Кацивели.

Цена потери: оценочно только первые два объекта стоят 1,5 млрд. рублей (около $ 33 млн.)

Аэродром Бельбек. Цена потери $ 15 млн., — так считает сам Коломойский.

Офисное здание в Москве на Поварской улице. Цена потери: 2 млрд. рублей (около $ 42 млн.)

Нефтебаза в Инкермане, 43 АЗС, генераторные станция Речь идет о заправках «Авиас», «Авиас плюс», «Укрнафта», «ANP», «Sentosa OIL», «Мавекс». Цена потерь: не менее $ 50-60 млн. Из расчета около $ 1 млн. стоимость 1 АЗС.

Имущество «Приватбанка» в Крыму: 337 отделений, 773 терминала самообслуживания, 483 банкомата. Цена не известна, частично могло быть продано российским банкам.
По информации InfoKava.com infokava.comДнепропетровский губернатор и миллиардер Коломойский сделал немало для Украины, фактически он не пустил сепаратистов в Днепропетровск и Запорожье, а затем и взял под контроль ситуацию в Одессе. Идеалисты верили в его патриотическое перевоплощения, циники считали это инвестицией. Мы же подсчитываем «дивиденды», которые получил бизнесмен и патриот с марта 2014 года.

Мы не утверждаем, что Украина платит слишком высокую цену. Выбивать террористов из Днепропетровска было бы дороже. Но мечта «о Европе» с которой живет Украина уже год исключает сомнительные сделками и схемы предыдущих времен.

Бизнес, репутационные и другие постреволюционные достижения Коломойского можно разделить на несколько групп. Во-первых, это кадры — назначенные чиновники и избранные депутаты.

Во-вторых, это непосредственно связаны с войной победы на тендерах — выделение государственных денег на закупку у компаний Коломойского необходимых ресурсов. Кроме того, сюда же относим и государственные средства, сэкономленные в карман Игорь Валерьевич благодаря его нынешним позициям.

В-третьих, это выигранные и перспективные битвы за передел собственности с близкими к прежней власти группами влияния — прежде всего, Ринатом Ахметовым и Дмитрием Фирташем.

Поскольку наша задача только инвентаризировать «достижения», не придавая им оценки, то описание контекста будет максимально коротким. При этом перечни очевидно не являются исчерпывающими.

Кадровый резерв

Сам Игорь Коломойский — председатель Днепропетровской облгосадминистрации

депутаты:

Заместитель Коломойского в обладамнистрации и давний бизнес-партнер Борис Филатов — народный депутат (округ № 27) бывший топ-менеджер
«Укрнафты» Игорь Палица — председатель Одесской облгосадминистрации, народный депутат по спискам Блока Петра Порошенко
Пиарщик группы «Приват» Андрей Денисенко — народный депутат (округ № 26)
Советник Коломойского Виталий Куприй — народный депутат (округ № 29)
Председатель правления ЧАО «Днепр», которое связывают с группой «Приват» Александр Дубинин — народный депутат (округ № 30)
Экс-директор «Буковеля» Александр Шевченко, — народный депутат (округ № 83)
Один из топов «Укртранснафты», (государственная компания под влиянием Коломойского) Тарас Батенко, — народный депутат (округ № 123)
Комбат «Днепр-1», имеет кабинет в днепропетровской обладмнистрации, Юрий Береза, — народный депутат по списку «Народного фронта»
Экс-директор ФК «Волынь», которая принадлежит Игорю Палки, Юрий Савчук, — народный депутат по списку Народного Фронта.
Советник Коломойского в обладминистрации Андрей Богдан, — потенциальный народный депутат (№ 74 при 64 проходных по списку БПП).
Исполнительная власть

Экс-директор по развитию сети авиакомпании Коломойского «МАУ» Денис Антонюк, — Председатель Госавиаслужбы. На новой должности сформировал такие правила получения авиакомпаниями маршрутов, по которым их получать только МАУ, а лоу-кост Виз Эйр заявил о возможном выходе из украинского рынка.

Юрист «Укрнафты» и «Приватбанка» Анна Онищенко, — заместитель министра юстиции, председатель Государственной регистрационной службы.

Экс-вице-президент «МАУ» Антон Борисюк, — заместитель директора аэропорта «Борисполь».

Победы на «военных» тендерах.

Бронежилеты

55,32 млн. грн. получила компания связана с Коломойским «ПТФ «Авиас» за поставки польских бронежилетов Maskpol SA КWМ-02 Представители Коломойского объясняли, что они заплатили польской фирме поскольку деньги надо перечислить срочно, а украинские госструктуры платеж оформляли бы очень долго. Бронежилеты передали государству, а она просто вернула средства, и фирма ничего не заработала.

Топливо

187,73 + 357,78 = 545,51 млн. грн. На такую сумму «Укртатанафта» поставила горючее для армии.

Дополнительные услуги за счет бюджета/интересов государства

11. 6 млрд. грн. рефинансирования от государства получил Приватбанк, есть подозрение о выводе этих средств через фиктивные сделки.

145,3 млн. грн. авиакомпания «МАУ» задолжала аэропорту «Борисполь».

$ 100 млн. стабилизационного кредита попросила «МАУ» в правительстве.

606 тыс. тонн технологической нефти из трубопроводов закачал Коломойский в собственные хранилища, а также на Кременчугский, Дрогобычский и Надворнянский НПЗ. Разница между балансовой стоимостью и реальной оценивается в $ 280 млн.

В 3 млрд. Грн. оценивают эксперты недопоступлений в бюджет ежегодно из-за скидки на цену украинской нефти, которую пролоббировал Коломойский.

540 и 640 млн. грн. убытков понесла на половину государственная «Укрнафта» за продажу нефти по заниженным ценам родственным структурам.

700 млн. грн сэкономили добытчики украинской нефти из-за того, что Рада отказалась зибльшиты ренту на добычу.

650 млн. грн. сэкономили в год продавцы так называемого альтернативного топлива (аналоги бензина, которые имеют более 30% не нефтяных компонентов (спирт, биоэтанол) «Группа« Приват », в заправочную сеть которой входит и« Укрнафта », в 2013 начала реализацию собственной« альтернативной »марки», — отмечают «Наши деньги».

500 млн. грн. недоплата за пользование недрами «Укрнафта».

Общий гешефт от этих операций — около 20 млрд. грн.

Благодаря патриотической позиции получил народную любовь и получил шанс вести бизнес честно. Не получилось, опять взялся за старое.

Под стратегическим прицелом

Предполагается, что управляющую госкомпанию в которую входят Вольногорский и Иршанский ГОКи, Запорожский титано-магниевый комбинат возглавил человек Коломойского. Сроки аренды ГОКов компаниями Дмитрия Фирташа всплыли в сентябре.

Цена активов $ 8-12 млрд.

Продолжается борьба с Фирташем за контроль над предприятием «Сумыхимпром». Цена актива в 3 млрд. грн.

Заместитель председателя днепропетровской облгосадминистрации предложил директору киевского ТРЦ Ocean Plaza готовить предприятие к национализации. Ocean Plaza принадлежит российскому бизнесу. Объем вложенных инвестиций $ 300 млн.

Коломойский считает, что необходимо провести национализацию ряда бизнесов Ахметова и Фирташа. Теоретически идея может быть приавильною, если «отжатый» бизнес продавать на открытом аукционе с обязательной участием западного капитала. Речь идет об «Укртелекоме», энергокомпании группы ДТЭК, заводы OstChem Group. Цена вопроса $ 5 млрд.

Потери

Впрочем следует посмотреть и на жертвы, которые принес Коломойский. Только потери в Крыму сам оценил в $ 2 млрд. Что касается активов на оккупированных восточных территориях, то об их втратe пока говорить рано, так как ситуация не до конца ясна.

Москомприватбанк продано «Бинбанк» за $ 171 млн. В связи с давлением российских властей.

Национализировано более 70 объектов в Крыму, в частности гостиничный комплекс «Таврия» площадью 3800 кв. м с земельным участком 4,6 га, а также комплекс Nautilus в Гурзуфе, санаторий «Лазурный берег», база «Нива Яйла», детский оздоровительный комплекс «Юность» и еще один незавершенный объект в Кацивели.

Цена потери: оценочно только первые два объекта стоят 1,5 млрд. рублей (около $ 33 млн.)

Аэродром Бельбек. Цена потери $ 15 млн., — так считает сам Коломойский.

Офисное здание в Москве на Поварской улице. Цена потери: 2 млрд. рублей (около $ 42 млн.)

Нефтебаза в Инкермане, 43 АЗС, генераторные станция Речь идет о заправках «Авиас», «Авиас плюс», «Укрнафта», «ANP», «Sentosa OIL», «Мавекс». Цена потерь: не менее $ 50-60 млн. Из расчета около $ 1 млн. стоимость 1 АЗС.

Имущество «Приватбанка» в Крыму: 337 отделений, 773 терминала самообслуживания, 483 банкомата. Цена не известна, частично могло быть продано российским банкам.
По информации InfoKava.com infokava.com

Десять украинцев, которые нас удивили в 2014 годуДесять украинцев, которые нас удивили в 2014 году

Евгений Якунов, Киев.
Конец декабря — время подытоживать год. Год, ставший, быть может, самым решающим в истории нашего народа. События, в которые все мы оказались вовлечены, перевернули многие наши представления, убеждения и идеалы. Ураган перемен подхватил тысячи людей. Кого-то унес в неизвестность, кого-то треплет по подворотням. А кого-то вознес на недосягаемую высоту, где мы можем разглядеть во всей полноте их характеры и поступки. Многие из тех, кого мы, казалось бы, хорошо знали прежде, и о ком составили железобетонное мнение, вдруг заявили о себе с неожиданной стороны. Удивили, обескуражили и восхитили, сломав все наши представления о возможностях и мотивах человека.
Тяжело выбрать из них десятерых, но попытаемся.
Руслана Лыжичко.
Она, скорее, «удивление» конца 2013 года. Когда-то открывшая своей победой на Евровидении Украину Европе, она, казалось, заблудилась в прошлом — утонула в шоу-бизнесе, в непритязательных «прыгалках» под музыку. Но в ночь на 30 ноября именно она первая преодолела растерянность. И с тех пор никому не отдавала звание души Майдана, неутомимой, неуправляемой, непредсказуемой. Она и сейчас носится то по зарубежью, агитируя за Украину, то по Донбассу, освобождая пленных.
Татьяна Чорновол.
Девочка, развлекавшая народ троллингом киевской городской власти, протестовавшая на башенном кране и лазившая через забор на дачу Януковича, попала под такие сокрушительные удары судьбы, что, казалось, никогда не оправится. Но она вышла из них заново рожденной на свет, со своими убеждениями, своими неординарными оценками, цельным, сформировавшимся политическим деятелем, к словам которого нельзя не прислушиваться.
Юрий Бутусов.
Блестящий журналист. Он принял боевое крещение уже 1 декабря на Банковой, причем в качестве миротворца. И удивительно быстро стал не просто лучшим военным журналистом в Украине, но настоящим (хоть и без погон) военным стратегом, на мнение которого ссылаются, и с которым вынуждено считаться руководство страны.
Игорь Коломойский.
Удивительная метаморфоза произошла с человеком, еще вчера утверждавшим, что правильный банкир всегда сидит в тени и не высовывается. Человек с несколькими гражданствами, он в трагическое для страны время стал губернатором пограничной, висящей на волоске сепаратистского переворота области, превратил Днепропетровск в центр украинского патриотизма, и бросил вызов Путину, на который диктатор среагировал весьма нервно.
Петр Порошенко.
В нем долгое время видели больше бизнесмена, чем государственного деятеля, человека без ярко выраженных убеждений, предпочитающего политический комфорт. Стремительно выйдя из тени своих конкурентов, он удивил всех тем, что с внушительным преимуществом выиграл президентские выборы. Народ в него поверил, и в очень непростое для страны время он для многих стал надеждой на победу и мир.
Арсений Яценюк.
До Майдана его считали яппи, возомнившим себя ковбоем, местоблюстителем трона Юлии Тимошенко. Но он неожиданно стал одним из ярких лидеров Майдана. Знаменитое «Куля в лоб» — это возглас человека, сжегшего все мосты к отступлению, к привычной беловоротничковой жизни. Несмотря на критику, он не потерял доверие людей, привел к победе свою политсилу и снова возглавил правительство. Удивит ли он нас в грядущем году — решительными реформами? Посмотрим.
Александр Турчинов.
Когда летом прошлого года слушал его на малочисленном митинге в поддержку Тимошенко, приговор казался однозначным: время этого политика ушло. Но вот пришел февраль Четырнадцатого, и на него обрушилась колоссальная ответственность за страну. Штатский человек, пастор, вечный второй номер в партии, он неожиданно занял пост номер один в стране, принял первые болезненные удары агрессора и не дрогнул. Назначение Турчинова секретарем СНБОУ уже никого не удивило.
Юрий Бирюков.
Долгое время «Феникс» казался вымышленным персонажем, а его рейд со спасением из вражеского котла колонны бронетехники с 80-ю тяжело раненными десантниками — чем-то из области фантастики. Но удивительно не только это — 39-летнему волонтеру из Киева, как оказалось, не нашлось равных в области логистики во всей нашей армии.
Владимир Парасюк.
Выйдя на сцену Майдана и отказавшись мириться с Януковичем, дотоле никому не известный сотник, возможно, изменил ход истории. Это могло показаться случайностью. Но сегодня, в ипостаси парламентария, он продолжает удивлять. Искренностью и непосредственностью поступков, верой в идеалы Майдана.
Виктор Янукович.
Сначала удивил своим авантюризмом в попытках разгона Майдана, а потом трусливым бегством, никак не ожидаемым от человека, возомнившего себя диктатором Украины.
Х Х Х
Этот список, конечно же, не полон и бесконечно субъективен. Революция и защита Отечества родили множество неординарных личностей, разбудили в украинцах неведомые им доселе силы и стихии. Удивления достоин весь наш народ. Кто мог предположить, что в нем скрывается такая духовная и созидательная мощь, такая воинская доблесть. Ведь совсем-совсем недавно мы с горечью повторяли пророческие, казалось бы, слова: «…славних прадідів великих правнуки погані.» Оказывается не такие уж мы и «погані».
Конечно, не все оказались под стать времени. Немало было таких, кто не то, чтобы удивил, но разочаровал. Кто-то переоценил себя, кто-то оказался пустышкой, кто-то словоблудом-мошенником. Испытания помогли отделить зерна от плевел.
Есть такие, кто еще не проснулся. Не поверил в себя. Не постиг своей планиды. У них впереди — целый год для того, чтобы нас удивить.
Источник: http://www.ukrinform.ua/rus/news/desyat_ukraintsev_kotorie_nas_udivili_v_2014_godu_1695439Евгений Якунов, Киев.
Конец декабря — время подытоживать год. Год, ставший, быть может, самым решающим в истории нашего народа. События, в которые все мы оказались вовлечены, перевернули многие наши представления, убеждения и идеалы. Ураган перемен подхватил тысячи людей. Кого-то унес в неизвестность, кого-то треплет по подворотням. А кого-то вознес на недосягаемую высоту, где мы можем разглядеть во всей полноте их характеры и поступки. Многие из тех, кого мы, казалось бы, хорошо знали прежде, и о ком составили железобетонное мнение, вдруг заявили о себе с неожиданной стороны. Удивили, обескуражили и восхитили, сломав все наши представления о возможностях и мотивах человека.
Тяжело выбрать из них десятерых, но попытаемся.
Руслана Лыжичко.
Она, скорее, «удивление» конца 2013 года. Когда-то открывшая своей победой на Евровидении Украину Европе, она, казалось, заблудилась в прошлом — утонула в шоу-бизнесе, в непритязательных «прыгалках» под музыку. Но в ночь на 30 ноября именно она первая преодолела растерянность. И с тех пор никому не отдавала звание души Майдана, неутомимой, неуправляемой, непредсказуемой. Она и сейчас носится то по зарубежью, агитируя за Украину, то по Донбассу, освобождая пленных.
Татьяна Чорновол.
Девочка, развлекавшая народ троллингом киевской городской власти, протестовавшая на башенном кране и лазившая через забор на дачу Януковича, попала под такие сокрушительные удары судьбы, что, казалось, никогда не оправится. Но она вышла из них заново рожденной на свет, со своими убеждениями, своими неординарными оценками, цельным, сформировавшимся политическим деятелем, к словам которого нельзя не прислушиваться.
Юрий Бутусов.
Блестящий журналист. Он принял боевое крещение уже 1 декабря на Банковой, причем в качестве миротворца. И удивительно быстро стал не просто лучшим военным журналистом в Украине, но настоящим (хоть и без погон) военным стратегом, на мнение которого ссылаются, и с которым вынуждено считаться руководство страны.
Игорь Коломойский.
Удивительная метаморфоза произошла с человеком, еще вчера утверждавшим, что правильный банкир всегда сидит в тени и не высовывается. Человек с несколькими гражданствами, он в трагическое для страны время стал губернатором пограничной, висящей на волоске сепаратистского переворота области, превратил Днепропетровск в центр украинского патриотизма, и бросил вызов Путину, на который диктатор среагировал весьма нервно.
Петр Порошенко.
В нем долгое время видели больше бизнесмена, чем государственного деятеля, человека без ярко выраженных убеждений, предпочитающего политический комфорт. Стремительно выйдя из тени своих конкурентов, он удивил всех тем, что с внушительным преимуществом выиграл президентские выборы. Народ в него поверил, и в очень непростое для страны время он для многих стал надеждой на победу и мир.
Арсений Яценюк.
До Майдана его считали яппи, возомнившим себя ковбоем, местоблюстителем трона Юлии Тимошенко. Но он неожиданно стал одним из ярких лидеров Майдана. Знаменитое «Куля в лоб» — это возглас человека, сжегшего все мосты к отступлению, к привычной беловоротничковой жизни. Несмотря на критику, он не потерял доверие людей, привел к победе свою политсилу и снова возглавил правительство. Удивит ли он нас в грядущем году — решительными реформами? Посмотрим.
Александр Турчинов.
Когда летом прошлого года слушал его на малочисленном митинге в поддержку Тимошенко, приговор казался однозначным: время этого политика ушло. Но вот пришел февраль Четырнадцатого, и на него обрушилась колоссальная ответственность за страну. Штатский человек, пастор, вечный второй номер в партии, он неожиданно занял пост номер один в стране, принял первые болезненные удары агрессора и не дрогнул. Назначение Турчинова секретарем СНБОУ уже никого не удивило.
Юрий Бирюков.
Долгое время «Феникс» казался вымышленным персонажем, а его рейд со спасением из вражеского котла колонны бронетехники с 80-ю тяжело раненными десантниками — чем-то из области фантастики. Но удивительно не только это — 39-летнему волонтеру из Киева, как оказалось, не нашлось равных в области логистики во всей нашей армии.
Владимир Парасюк.
Выйдя на сцену Майдана и отказавшись мириться с Януковичем, дотоле никому не известный сотник, возможно, изменил ход истории. Это могло показаться случайностью. Но сегодня, в ипостаси парламентария, он продолжает удивлять. Искренностью и непосредственностью поступков, верой в идеалы Майдана.
Виктор Янукович.
Сначала удивил своим авантюризмом в попытках разгона Майдана, а потом трусливым бегством, никак не ожидаемым от человека, возомнившего себя диктатором Украины.
Х Х Х
Этот список, конечно же, не полон и бесконечно субъективен. Революция и защита Отечества родили множество неординарных личностей, разбудили в украинцах неведомые им доселе силы и стихии. Удивления достоин весь наш народ. Кто мог предположить, что в нем скрывается такая духовная и созидательная мощь, такая воинская доблесть. Ведь совсем-совсем недавно мы с горечью повторяли пророческие, казалось бы, слова: «…славних прадідів великих правнуки погані.» Оказывается не такие уж мы и «погані».
Конечно, не все оказались под стать времени. Немало было таких, кто не то, чтобы удивил, но разочаровал. Кто-то переоценил себя, кто-то оказался пустышкой, кто-то словоблудом-мошенником. Испытания помогли отделить зерна от плевел.
Есть такие, кто еще не проснулся. Не поверил в себя. Не постиг своей планиды. У них впереди — целый год для того, чтобы нас удивить.
Источник: http://www.ukrinform.ua/rus/news/desyat_ukraintsev_kotorie_nas_udivili_v_2014_godu_1695439

О предательстве и буднях войныО предательстве и буднях войны

Записи в Фейсбуке главврача Днепропетровской областной больницы им. Мечникова, как захватывающий роман с бесконечным сюжетом, ежедневно читают десятки тысяч пользователей соцсетей.
Сергей Рыженко – главврач больницы, через которую каждый день проходят десятки тяжелораненых солдат АТО. Он стал настоящим кумиром пользователей соцсетей буквально с первых своих записей в Фейсбуке, которые он начал вести с момента ожесточения боев на востоке. В своих постах Рыженко рассказывает о судьбах и состоянии здоровья прошедших через его руки бойцов (разумеется, в пределах дозволенного). В стиле его письма прослеживается сдержанность и холодность хирурга, но пишет он так душевно, что можно захлебнуться в слезах. Выдержки из его записей за последние две недели. В этих сухих и коротких строчках Рыженко удалось передать то, что чиновники зачастую не могут рассказать в длинных интервью. Несмотря на весь тот ужас и боль, через которые он и врачи его больницы проходят каждый день, Рыженко сохраняет оптимизм и пытается заразить им окружающих.
19 августа. Возвращение “Смерть и боль так много заняли в моем сердце, что я думал, для жизни не останется места. Бой, раненые, пульс, зрачки, дыхание, кровотечение. Вернулся. Увидел жену и ребенка – все поменялось“, – сказал Артем Провалов (наш хирург с передовой), к которому после контузии начал возвращаться слух.
20 августа. Рожденный в рубашке Утром проведена еще одна операция. Снайперская пуля прошла слева направо через шею бойца и, ударившись о нижнюю челюсть, остановилась в мышцах. Высокий риск повреждения сосудов шеи и кровотечения. Операционная бригада ЛОР-врачей – проф. Ковтуненко А.В., Логинов С.С., зав. анестезиологической группой Машин А.М. Пуля извлечена, парень жив.
22 августа. Не русская рулетка Пуля в виске. Боец не понимает своего состояния. Смертельный диагноз подтвержден на томографе. Рана просанирована. Без проблем отвечает на вопросы, слегка заторможен. Доставать или оставить – вопрос. Решит консилиум. Скорее всего, пулю, как память, всю жизнь будет носить в голове. Главное, что выжил. Начинаем верить в чудеса.
23 августа. Познавший предательство Офицеру почти оторвало ногу. Невеста увидела и перестала общаться. Врачи сделали все – сохранили жизнь и конечность. Начал ходить хромая, с палочкой в руке, с орденом и внеочередным званием полковника. Появилась новая любовь. И появилась “старая” невеста. Его мать мне говорит, что предателей и на войне, и в жизни расстреливают и вычеркивают из жизни.
26 августа. Будни войны Болевой, геморрагический шок… Минно-взрывная травма… Пулевые ранения… Поступление раненых в состоянии комы… Для нас уже обыденность, для них – апокалипсис! Мы с этим справляемся!
27 августа Десятки метров бинтов, резкий запах лекарств, сильнейшие антибиотики и обез­боливающие… Обожженный летчик улыбается при виде врачей. Ожоги разровняли морщины на его лице, но все туловище – сплошная рана… До выздоровления еще далеко…
28 августа. Ночь полная трагедий Много бойцов поступили этой ночью с тяжелейшими ранениями. Некоторых везли слишком долго. Для них это были последние военные рубежи. Главное теперь – выиграть поединок с собой. Война оставляет в больницах массу калек и вокруг одни слезы.
29 августа Когда лицо превращается в сплошную рану – без содрогания смотреть нельзя. “Картина” для сильных. Нет глаз, носа, рта. Только дырки и трубки. А солдат выживает. Что его ждет впереди…
31 августа Горячее военное лето 2014 года заканчивается большим потоком раненых. Борт за бортом. Бойцы все тяжелее. Все на работе. Не говорят ни о детях, ни о школе. Все о раненых. Какая будет осень…
Главная военная больница Уже несколько месяцев областная больница им. Мечникова является без преувеличения главной военной больницей страны. Сюда везут самых тяжелых раненых из зоны АТО, и, как ни больно это говорить, днепропетровцы уже привыкли практически к ежедневному вою скорых и скупым сводкам: “поступили в тяжелом состоянии”, “множественные осколочные ранения”, “нужна кровь”. Последние выходные стали “ударными” в это военное лето для врачей больницы. Из-под Иловайска вертолеты доставили около сотни раненых, спасти не удалось только одного. Больница в эти дни напоминает встревоженный пчелиный улей: снующие по коридорам с капельницами медсестры, бледные доктора, улучившие минутку покурить на крыльце и глотнуть воздуха, родные со списками лекарств. У всех одна цель – поставить на ноги и победить. С начала проведения АТО через руки докторов больницы прошло уже почти полтысячи человек. Потом бойцы отправляются на восстановление и реабилитацию кто куда – в зависимости от тяжести ранений и диагнозов. Кто-то возвращается долечиваться домой, кто-то в Киев, Одессу и Винницу – в военные медицинские центры, кто-то обратно на передовую. Множественные осколочные ранения здесь – как простуда в обычной больнице. Самое страшное – минно-взрывные травмы, оторванные ноги, пули, которые достают из висков, шей и головы, лица – сплошные открытые раны.

Источник: http://www.informator.su/o-predatelstve-i-budnyah-voynyi/Записи в Фейсбуке главврача Днепропетровской областной больницы им. Мечникова, как захватывающий роман с бесконечным сюжетом, ежедневно читают десятки тысяч пользователей соцсетей.
Сергей Рыженко – главврач больницы, через которую каждый день проходят десятки тяжелораненых солдат АТО. Он стал настоящим кумиром пользователей соцсетей буквально с первых своих записей в Фейсбуке, которые он начал вести с момента ожесточения боев на востоке. В своих постах Рыженко рассказывает о судьбах и состоянии здоровья прошедших через его руки бойцов (разумеется, в пределах дозволенного). В стиле его письма прослеживается сдержанность и холодность хирурга, но пишет он так душевно, что можно захлебнуться в слезах. Выдержки из его записей за последние две недели. В этих сухих и коротких строчках Рыженко удалось передать то, что чиновники зачастую не могут рассказать в длинных интервью. Несмотря на весь тот ужас и боль, через которые он и врачи его больницы проходят каждый день, Рыженко сохраняет оптимизм и пытается заразить им окружающих.
19 августа. Возвращение “Смерть и боль так много заняли в моем сердце, что я думал, для жизни не останется места. Бой, раненые, пульс, зрачки, дыхание, кровотечение. Вернулся. Увидел жену и ребенка – все поменялось“, – сказал Артем Провалов (наш хирург с передовой), к которому после контузии начал возвращаться слух.
20 августа. Рожденный в рубашке Утром проведена еще одна операция. Снайперская пуля прошла слева направо через шею бойца и, ударившись о нижнюю челюсть, остановилась в мышцах. Высокий риск повреждения сосудов шеи и кровотечения. Операционная бригада ЛОР-врачей – проф. Ковтуненко А.В., Логинов С.С., зав. анестезиологической группой Машин А.М. Пуля извлечена, парень жив.
22 августа. Не русская рулетка Пуля в виске. Боец не понимает своего состояния. Смертельный диагноз подтвержден на томографе. Рана просанирована. Без проблем отвечает на вопросы, слегка заторможен. Доставать или оставить – вопрос. Решит консилиум. Скорее всего, пулю, как память, всю жизнь будет носить в голове. Главное, что выжил. Начинаем верить в чудеса.
23 августа. Познавший предательство Офицеру почти оторвало ногу. Невеста увидела и перестала общаться. Врачи сделали все – сохранили жизнь и конечность. Начал ходить хромая, с палочкой в руке, с орденом и внеочередным званием полковника. Появилась новая любовь. И появилась “старая” невеста. Его мать мне говорит, что предателей и на войне, и в жизни расстреливают и вычеркивают из жизни.
26 августа. Будни войны Болевой, геморрагический шок… Минно-взрывная травма… Пулевые ранения… Поступление раненых в состоянии комы… Для нас уже обыденность, для них – апокалипсис! Мы с этим справляемся!
27 августа Десятки метров бинтов, резкий запах лекарств, сильнейшие антибиотики и обез­боливающие… Обожженный летчик улыбается при виде врачей. Ожоги разровняли морщины на его лице, но все туловище – сплошная рана… До выздоровления еще далеко…
28 августа. Ночь полная трагедий Много бойцов поступили этой ночью с тяжелейшими ранениями. Некоторых везли слишком долго. Для них это были последние военные рубежи. Главное теперь – выиграть поединок с собой. Война оставляет в больницах массу калек и вокруг одни слезы.
29 августа Когда лицо превращается в сплошную рану – без содрогания смотреть нельзя. “Картина” для сильных. Нет глаз, носа, рта. Только дырки и трубки. А солдат выживает. Что его ждет впереди…
31 августа Горячее военное лето 2014 года заканчивается большим потоком раненых. Борт за бортом. Бойцы все тяжелее. Все на работе. Не говорят ни о детях, ни о школе. Все о раненых. Какая будет осень…
Главная военная больница Уже несколько месяцев областная больница им. Мечникова является без преувеличения главной военной больницей страны. Сюда везут самых тяжелых раненых из зоны АТО, и, как ни больно это говорить, днепропетровцы уже привыкли практически к ежедневному вою скорых и скупым сводкам: “поступили в тяжелом состоянии”, “множественные осколочные ранения”, “нужна кровь”. Последние выходные стали “ударными” в это военное лето для врачей больницы. Из-под Иловайска вертолеты доставили около сотни раненых, спасти не удалось только одного. Больница в эти дни напоминает встревоженный пчелиный улей: снующие по коридорам с капельницами медсестры, бледные доктора, улучившие минутку покурить на крыльце и глотнуть воздуха, родные со списками лекарств. У всех одна цель – поставить на ноги и победить. С начала проведения АТО через руки докторов больницы прошло уже почти полтысячи человек. Потом бойцы отправляются на восстановление и реабилитацию кто куда – в зависимости от тяжести ранений и диагнозов. Кто-то возвращается долечиваться домой, кто-то в Киев, Одессу и Винницу – в военные медицинские центры, кто-то обратно на передовую. Множественные осколочные ранения здесь – как простуда в обычной больнице. Самое страшное – минно-взрывные травмы, оторванные ноги, пули, которые достают из висков, шей и головы, лица – сплошные открытые раны.

Источник: http://www.informator.su/o-predatelstve-i-budnyah-voynyi/

«Мы пока не поддаемся панике»«Мы пока не поддаемся панике»

Зинаида Бурская
В субботу днем премьер самопровозглашенной ДНР заявил, что силы Новороссии не планируют штурмовать Мариуполь в ближайшие два дня. Но горожане готовятся к вторжению
За городом

«Между нами и террористами только армия. Помоги армии — защити себя» — такой билборд висит на восточном выезде из Мариуполя в сторону Новоазовска. Под билбордом — крупный блокпост, перекрывающий трассу на Ростов-на-Дону. Сколько именно километров дороги за блокпостом контролируется украинскими военными, неизвестно. В субботу вечером в поселках Безыменное и Широкино, расположенных между Мариуполем и занятым на днях силами ДНР городом Новоазовск, уже не было армии и еще не было — ДНР.

27 августа украинские военные окончательно оставили Новоазовск, и в город зашли танки с флагами Новороссии. Через два дня на северном въезде в Новоазовск появился имровизированный блокпост — два танка. Один из них — с табличкой «Дети». На западном въезде начали строить капитальные укрепления.

На участке трассы между выездом из Мариуполя и поселком Широкино встречаем украинских пограничников.

— Хотите узнать, что происходит? — офицер не называет своего имени, но не отказывается от беседы. Говорит спокойно, медленно и устало. — За последние дни я потерял троих. Одного из раненых отвезли в больницу в Новоазовск, утром вывезли его в Мариуполь, а в больницу после этого прилетели снаряды (территория больницы была обстреляна 26 августа. — З. Б.). Они все про нас знают, все отслеживают. Я стою здесь и разговариваю с вами. А они уже все знают и про вас, и про меня.

Спрашиваю, почему не удалось удержать границу.

— Чем удерживать? Этим? — пограничник достает из кармана на разгрузке пистолет. — Или автоматом? Думаете, это остановит танки?

— Сколько вы уже находитесь в зоне АТО? Когда ротация?

— Четыре с половиной месяца. Был в Должанском котле. Потерял… Многих потерял. А ротация — мне этого не надо. Мне хотелось завести жену, иметь семью, детей. А я не знаю теперь, что мне делать там, в нормальной жизни. Я не знаю, о чем и как говорить с людьми. Я потерял своих друзей, своих бойцов здесь. Не уберег. Родителей нет — вырос в детском доме.

Закуривает.

— Недавно на них случайно наскочил. Лазят по зеленке. Как унес ноги — сам не знаю. Местные нас сдают — им все равно, под кем. Сдают все наши блокпосты… Сами бегут к ним рассказывать. Не все, наверное, но многие…Так что мне некуда и незачем возвращаться.

В городе

После первых сообщений о том, что в Мариуполь могут зайти бойцы ДНР, горожане выстроились в очереди на заправки и в банкоматы. Через несколько дней паника улеглась. В городе есть бензин, и в банкоматах — правда, не во всех, — деньги. Однако бизнес уже начал готовиться к возможному вторжению. В продуктовых супермаркетах днепропетровской сети «АТБ» начали убирать с полок продукты.

— Магазины не закрываются, просто убираем элитный товар, — сказали нам сотрудники одного из магазинов. — На всякий случай.

Правда, объяснить, почему при нас в коробки с прилавков убирали шоколад и подсолнечное масло, не смогли.

— Распоряжения о закрытии магазинов нет, мы такой информацией не владеем, — сообщили на «горячей линии» сети «АТБ». — Но может быть всякое. Ситуация в стране нестабильная.

В торговых центрах начали закрываться магазины, торгующие электроникой, ювелирными изделиями, одеждой.

— Коллеги начали собираться на днях и в пятницу окончательно уехали, — рассказала продавец бижутерии в торговом центре «Порт Сити». — А мы пока не поддаемся панике.

По вечерам на блокпосту на западном выезде из города (в направлении Бердянска) выстраиваются очереди.

— Бывает, что собираются очереди в несколько километров. Но сейчас, как видите, все спокойно, — говорит один из бойцов, проверяющих выезжающие из города машины. — Да, уезжают многие — с вещами… Главное, чтобы было куда возвращаться.

Сопротивление

— Верите, я даже не знаю, какое сегодня число и день недели. Спрашиваем друг друга периодически, ели сегодня что-нибудь или нет — просто не помним об этом, — смеется координатор волонтерского объединения «Новый Мариуполь» Мирослава Даниленко.

Волонтеры работают чуть ли не круглосуточно. Собирают и возят снаряжение и продукты в армию и добровольческие батальоны. Помогают больницам лекарствами. Создали собственный телеканал, выпускают газету, потому что «когда в Мариуполе 9 мая стреляли, убивали и поджигали, местные телеканалы показывали только сериалы и трансляции российского ТВ».

— Мы не питали иллюзий и знали, что защита Мариуполя — это дело армии, Нацгвардии, отрядов территориальной обороны и самих жителей города. Но сейчас, когда угроза стала более чем очевидной, очнулись и местные власти. Наконец, выделили технику для того, чтобы рыть окопы и траншеи. Нужно укреплять восточные рубежи города, а тут власти говорят, что в городе нет бетонных блоков. Мы говорим — возьмите с долгостроев, их в городе много. Их все равно не достроят, если город разбомбят. Слава богу, прислушались, согласились.

В пятницу добровольцы ездили помогать рыть окопы и возводить укрепления у восточного выезда из города.

— Мы понимаем, что если будут стрелять из «Градов», никакие рвы не помогут. Но надо же что-то делать.

В субботу поехали опять.

— Поработать удалось минут 35—40 максимум, — рассказывает Владимир, участвующий в волонтерском движении. — А потом подошел знакомый офицер и попросил «быстро и без паники» покинуть блокпост. На горизонте виднелся столб белого дыма высотой метров 25—30. Звука не было слышно, но артиллерия, видимо, работала.

— Завтра планируете копать?

— Конечно. И завтра, и послезавтра. Если надо, мы и автоматы в руки возьмем. Я офицер запаса и буду защищать свой родной город. И не буду считать себя убийцей.

Вечером 30 августа несколько тысяч мариупольцев приехали к восточному выезду из города, встали в линию — «живым щитом» — и пели украинский гимн. Скандировали «Мариуполь — Украина», «Путин — геть», «Слава Украине — героям слава». Благодарили и обнимали бойцов на блокпосту.

— Я видел вооруженных людей на территории своего завода еще 6 мая, — рассказывает один из участников «живого щита». — Потом было 9 мая, и, честно говоря, я испугался. Но сейчас уже некуда отступать. Мы должны сделать все, что можем, чтобы в Мариуполь не пришла война.

http://www.novayagazeta.ru/politics/65057.htmlЗинаида Бурская
В субботу днем премьер самопровозглашенной ДНР заявил, что силы Новороссии не планируют штурмовать Мариуполь в ближайшие два дня. Но горожане готовятся к вторжению
За городом

«Между нами и террористами только армия. Помоги армии — защити себя» — такой билборд висит на восточном выезде из Мариуполя в сторону Новоазовска. Под билбордом — крупный блокпост, перекрывающий трассу на Ростов-на-Дону. Сколько именно километров дороги за блокпостом контролируется украинскими военными, неизвестно. В субботу вечером в поселках Безыменное и Широкино, расположенных между Мариуполем и занятым на днях силами ДНР городом Новоазовск, уже не было армии и еще не было — ДНР.

27 августа украинские военные окончательно оставили Новоазовск, и в город зашли танки с флагами Новороссии. Через два дня на северном въезде в Новоазовск появился имровизированный блокпост — два танка. Один из них — с табличкой «Дети». На западном въезде начали строить капитальные укрепления.

На участке трассы между выездом из Мариуполя и поселком Широкино встречаем украинских пограничников.

— Хотите узнать, что происходит? — офицер не называет своего имени, но не отказывается от беседы. Говорит спокойно, медленно и устало. — За последние дни я потерял троих. Одного из раненых отвезли в больницу в Новоазовск, утром вывезли его в Мариуполь, а в больницу после этого прилетели снаряды (территория больницы была обстреляна 26 августа. — З. Б.). Они все про нас знают, все отслеживают. Я стою здесь и разговариваю с вами. А они уже все знают и про вас, и про меня.

Спрашиваю, почему не удалось удержать границу.

— Чем удерживать? Этим? — пограничник достает из кармана на разгрузке пистолет. — Или автоматом? Думаете, это остановит танки?

— Сколько вы уже находитесь в зоне АТО? Когда ротация?

— Четыре с половиной месяца. Был в Должанском котле. Потерял… Многих потерял. А ротация — мне этого не надо. Мне хотелось завести жену, иметь семью, детей. А я не знаю теперь, что мне делать там, в нормальной жизни. Я не знаю, о чем и как говорить с людьми. Я потерял своих друзей, своих бойцов здесь. Не уберег. Родителей нет — вырос в детском доме.

Закуривает.

— Недавно на них случайно наскочил. Лазят по зеленке. Как унес ноги — сам не знаю. Местные нас сдают — им все равно, под кем. Сдают все наши блокпосты… Сами бегут к ним рассказывать. Не все, наверное, но многие…Так что мне некуда и незачем возвращаться.

В городе

После первых сообщений о том, что в Мариуполь могут зайти бойцы ДНР, горожане выстроились в очереди на заправки и в банкоматы. Через несколько дней паника улеглась. В городе есть бензин, и в банкоматах — правда, не во всех, — деньги. Однако бизнес уже начал готовиться к возможному вторжению. В продуктовых супермаркетах днепропетровской сети «АТБ» начали убирать с полок продукты.

— Магазины не закрываются, просто убираем элитный товар, — сказали нам сотрудники одного из магазинов. — На всякий случай.

Правда, объяснить, почему при нас в коробки с прилавков убирали шоколад и подсолнечное масло, не смогли.

— Распоряжения о закрытии магазинов нет, мы такой информацией не владеем, — сообщили на «горячей линии» сети «АТБ». — Но может быть всякое. Ситуация в стране нестабильная.

В торговых центрах начали закрываться магазины, торгующие электроникой, ювелирными изделиями, одеждой.

— Коллеги начали собираться на днях и в пятницу окончательно уехали, — рассказала продавец бижутерии в торговом центре «Порт Сити». — А мы пока не поддаемся панике.

По вечерам на блокпосту на западном выезде из города (в направлении Бердянска) выстраиваются очереди.

— Бывает, что собираются очереди в несколько километров. Но сейчас, как видите, все спокойно, — говорит один из бойцов, проверяющих выезжающие из города машины. — Да, уезжают многие — с вещами… Главное, чтобы было куда возвращаться.

Сопротивление

— Верите, я даже не знаю, какое сегодня число и день недели. Спрашиваем друг друга периодически, ели сегодня что-нибудь или нет — просто не помним об этом, — смеется координатор волонтерского объединения «Новый Мариуполь» Мирослава Даниленко.

Волонтеры работают чуть ли не круглосуточно. Собирают и возят снаряжение и продукты в армию и добровольческие батальоны. Помогают больницам лекарствами. Создали собственный телеканал, выпускают газету, потому что «когда в Мариуполе 9 мая стреляли, убивали и поджигали, местные телеканалы показывали только сериалы и трансляции российского ТВ».

— Мы не питали иллюзий и знали, что защита Мариуполя — это дело армии, Нацгвардии, отрядов территориальной обороны и самих жителей города. Но сейчас, когда угроза стала более чем очевидной, очнулись и местные власти. Наконец, выделили технику для того, чтобы рыть окопы и траншеи. Нужно укреплять восточные рубежи города, а тут власти говорят, что в городе нет бетонных блоков. Мы говорим — возьмите с долгостроев, их в городе много. Их все равно не достроят, если город разбомбят. Слава богу, прислушались, согласились.

В пятницу добровольцы ездили помогать рыть окопы и возводить укрепления у восточного выезда из города.

— Мы понимаем, что если будут стрелять из «Градов», никакие рвы не помогут. Но надо же что-то делать.

В субботу поехали опять.

— Поработать удалось минут 35—40 максимум, — рассказывает Владимир, участвующий в волонтерском движении. — А потом подошел знакомый офицер и попросил «быстро и без паники» покинуть блокпост. На горизонте виднелся столб белого дыма высотой метров 25—30. Звука не было слышно, но артиллерия, видимо, работала.

— Завтра планируете копать?

— Конечно. И завтра, и послезавтра. Если надо, мы и автоматы в руки возьмем. Я офицер запаса и буду защищать свой родной город. И не буду считать себя убийцей.

Вечером 30 августа несколько тысяч мариупольцев приехали к восточному выезду из города, встали в линию — «живым щитом» — и пели украинский гимн. Скандировали «Мариуполь — Украина», «Путин — геть», «Слава Украине — героям слава». Благодарили и обнимали бойцов на блокпосту.

— Я видел вооруженных людей на территории своего завода еще 6 мая, — рассказывает один из участников «живого щита». — Потом было 9 мая, и, честно говоря, я испугался. Но сейчас уже некуда отступать. Мы должны сделать все, что можем, чтобы в Мариуполь не пришла война.

http://www.novayagazeta.ru/politics/65057.html

Первое сентября. Первый урок о войнеПервое сентября. Первый урок о войне

Виталина Назарова, Киев.
Уже послезавтра для миллионов учеников начнется новый учебный год. После традиционной линейки, праздничного поздравления и первого звонка они придут на первый урок. И, по-видимому, дети захотят услышать правду о том, что происходит сейчас в стране. Как провести первый урок, правильно подобрать слова и рассказать о том, почему на востоке нашей страны убивают мирных людей и украинских слодат, почему там разрушены тысячи домов, кто тот враг, с которым украинская армия каждый день вступает в бой, защищая собственную землю?
Мыслями по этому поводу с Укринформом поделились известные в Украине люди.
Директор Украинского центра оценивания качества образования Игорь Ликарчук
На одном уроке патриотизм не воспитаешь
— Я не думаю, что на одном уроке можно воспитать патриотизм и все рассказать, — считает директор Украинского центра оценивания качества образования Игорь Ликарчук. — Я не являюсь сторонником того, чтобы по единой команде сверху во всех школах проводили одинаковый первый урок. Хороший учитель, умный учитель, который отвечает за последствия своей работы найдет, что и как сказать ученикам на первом уроке, в частности о той ситуации, которая сейчас сложилась на востоке страны.
Инициативу на себя должен брать педагог. Если мы учителю дадим методичку и заставим его эту методичку прочитать, от этого ни патриотического воспитания, ни качественного урока не будет.
Министр культуры Украины Евгений Нищук
Нужны живые примеры
— Сейчас общество настолько дозрело, что, даже самые маленькие наши украинцы «в теме». Не стоит ничего от них скрывать, — говорит министр культуры Украины Евгений Нищук. — Надо подать информацию в том русле, которое не было бы традиционным. На конкретных примерах доказывать на таком уроке мужества то, что у нас родился новый современный герой — мужественный, молодой, юный, который безоговорочно может стать на защиту своей Отчизны, своего города, своей семьи.
Я думаю, что первого сентября урок мужества будет очень актуальным, но он не должен быть формальным. У нас есть конкретные примеры событий, произошедших на Майдане, ежедневных событий, которые происходят на востоке и юге Украины. Я понимаю, многие из родителей скажут, что нельзя детям раскрывать жестокую правду. Но дети чувствуют все! От них нельзя ничего скрывать, потому что они почувствуют неправду. И это превратится в чистый формализм, когда они отсидят 45 минут и ничего для себя не возьмут.
Поэтому на такой урок надо приглашать активистов Майдана, у которых есть что сказать, людей, которые были в зоне АТО. Надо показывать живые примеры, тем самым вызывая в детях неповторимую эмоцию патриотизма и желание самим становиться героями.
Первоклашки патриотически мотивированы значительно больше нас
Украинский певец и актер, лидер и фронтмен рок-группы Mad Heads Вадим Красноокий
— Надо говорить детям правду, — уверен украинский певец и актер, лидер и фронтмен рок-группы Mad Heads Вадим Красноокий. — Я так со своим сыном всегда общался, пытался никогда ему не лгать и ничего от него не скрывать. Все, что он спрашивал — я пытался ему объяснить на том уровне, на котором он мог понять. Мы часто недооцениваем детей, но сейчас в таких экстремальных условиях они быстрее взрослеют, особенно те, которые собственными глазами видели войну или потеряли там своих родителей.
К сожалению, с одной стороны, дети становятся значительно взрослее. Но, с другой стороны, это по-видимому и хорошо, потому что это поколениt украинцев, от которых зависит будущее. Очень много зависит от поколения рожденных в независимой Украине, которые в 20 лет на себя берут больше, чем принято в обществе. Многие юные люди на своей инициативе изменяют страну. А эти маленькие сегодняшние первоклашки — это будущее нашей страны. Они будут патриотически мотивированны значительно больше, потому что для них и независимость, и государственные символы — это все будет иметь абсолютно конкретное содержание.
Мы долгое время жили с этим — как будто так и надо — государство имеет свой флаг, герб, гимн, но это были все формальные признаки. За последние полгода это все наполнилось содержанием. Когда мы что-то теряем — мы начинаем это ценить. Если нам удастся это отстоять, а я уверен, что удастся, то ценить будем значительно больше. И в этом позитив.
Нелли Верховская. Стоп-кадр с видео Первого канала
Дети должны знать, как защищать Отчизну
— Беда современного общества в том, что родители замалчивают, прячут от детей страшное, чтобы их это не коснулось и не травмировало, — подчеркивает психолог, писательница Нелли Верховская. — В итоге дети получают информацию из очень подозрительных и не всегда честных источников.
Поэтому, на первом уроке я рекомендую учителям, после стандартного проздравления, знакомства сказать: «Дорогие дети, мы должны вам объяснить то, что происходит в нашей стране. Наша страна переживает один из острых и переломных моментов в своей судьбе. Сейчас мы отстаиваем независимость, мы отстаиваем нашу Родину». И привести такие примеры, которые дети поймут. Обратить внимание на то, как люди по собственной инициативе красят заборы, мосты в цвета нашего флага, на то, как практически все люди, которые раньше были безразличными к событиям, — теперь тоже стали патриотами. На то, как каждый, по мере возможности, пытается внести какую-то лепту в то, чтобы заявить: я — украинец, и я горжусь этим.
Полезно было бы начать урок со слов о том, что мы можем защищать нашу страну, так же, как сейчас наши солдаты защищают ее с оружием в руках. Мы можем защищать нашу страну, показывая любовь к ней. Мы можем использовать национальные элементы в нашей одежде, то есть сказать, что патриотизм — это хорошо. Мы защищаем самих себя, наши идеалы, нашу Родину, нашу страну.
Украинская певица, народная артистка Украины, кандидат филологических наук Мария Бурмака
Учитель должен стать психологом, философом
— Наши дети — это думающие люди, и на их сознательный возраст, на возраст, когда они принимают решение, формулируют свои моральные принципы — выпала война. Поэтому, с ними надо говорить как с взрослыми людьми — говорить правду о том, что происходит в Украине, — говорит украинская певица, народная артистка Украины, кандидат филологических наук Мария Бурмака. — Я бы желала всем преподавателям и учителям быть деликатными, тонко относиться к ситуации, быть психологами, быть философами, потому что и детям, и студентам надо объяснить что такое смысл жизни, что такое патриотизм. Потому что в этой ситуации и маленькие, и немножко постарше дети требуют психологической поддержки и опоры.
Учитель должен уметь объяснить, что такое патриотизм, со взрослой точки зрения, что такое война и быть готовым к тому, что дети будут приходить с вопросами о том, что тревожит их душу.

Источник: http://www.ukrinform.ua/rus/news/pervoe_sentyabrya_perviy_urok_o_voyne_1661728Виталина Назарова, Киев.
Уже послезавтра для миллионов учеников начнется новый учебный год. После традиционной линейки, праздничного поздравления и первого звонка они придут на первый урок. И, по-видимому, дети захотят услышать правду о том, что происходит сейчас в стране. Как провести первый урок, правильно подобрать слова и рассказать о том, почему на востоке нашей страны убивают мирных людей и украинских слодат, почему там разрушены тысячи домов, кто тот враг, с которым украинская армия каждый день вступает в бой, защищая собственную землю?
Мыслями по этому поводу с Укринформом поделились известные в Украине люди.
Директор Украинского центра оценивания качества образования Игорь Ликарчук
На одном уроке патриотизм не воспитаешь
— Я не думаю, что на одном уроке можно воспитать патриотизм и все рассказать, — считает директор Украинского центра оценивания качества образования Игорь Ликарчук. — Я не являюсь сторонником того, чтобы по единой команде сверху во всех школах проводили одинаковый первый урок. Хороший учитель, умный учитель, который отвечает за последствия своей работы найдет, что и как сказать ученикам на первом уроке, в частности о той ситуации, которая сейчас сложилась на востоке страны.
Инициативу на себя должен брать педагог. Если мы учителю дадим методичку и заставим его эту методичку прочитать, от этого ни патриотического воспитания, ни качественного урока не будет.
Министр культуры Украины Евгений Нищук
Нужны живые примеры
— Сейчас общество настолько дозрело, что, даже самые маленькие наши украинцы «в теме». Не стоит ничего от них скрывать, — говорит министр культуры Украины Евгений Нищук. — Надо подать информацию в том русле, которое не было бы традиционным. На конкретных примерах доказывать на таком уроке мужества то, что у нас родился новый современный герой — мужественный, молодой, юный, который безоговорочно может стать на защиту своей Отчизны, своего города, своей семьи.
Я думаю, что первого сентября урок мужества будет очень актуальным, но он не должен быть формальным. У нас есть конкретные примеры событий, произошедших на Майдане, ежедневных событий, которые происходят на востоке и юге Украины. Я понимаю, многие из родителей скажут, что нельзя детям раскрывать жестокую правду. Но дети чувствуют все! От них нельзя ничего скрывать, потому что они почувствуют неправду. И это превратится в чистый формализм, когда они отсидят 45 минут и ничего для себя не возьмут.
Поэтому на такой урок надо приглашать активистов Майдана, у которых есть что сказать, людей, которые были в зоне АТО. Надо показывать живые примеры, тем самым вызывая в детях неповторимую эмоцию патриотизма и желание самим становиться героями.
Первоклашки патриотически мотивированы значительно больше нас
Украинский певец и актер, лидер и фронтмен рок-группы Mad Heads Вадим Красноокий
— Надо говорить детям правду, — уверен украинский певец и актер, лидер и фронтмен рок-группы Mad Heads Вадим Красноокий. — Я так со своим сыном всегда общался, пытался никогда ему не лгать и ничего от него не скрывать. Все, что он спрашивал — я пытался ему объяснить на том уровне, на котором он мог понять. Мы часто недооцениваем детей, но сейчас в таких экстремальных условиях они быстрее взрослеют, особенно те, которые собственными глазами видели войну или потеряли там своих родителей.
К сожалению, с одной стороны, дети становятся значительно взрослее. Но, с другой стороны, это по-видимому и хорошо, потому что это поколениt украинцев, от которых зависит будущее. Очень много зависит от поколения рожденных в независимой Украине, которые в 20 лет на себя берут больше, чем принято в обществе. Многие юные люди на своей инициативе изменяют страну. А эти маленькие сегодняшние первоклашки — это будущее нашей страны. Они будут патриотически мотивированны значительно больше, потому что для них и независимость, и государственные символы — это все будет иметь абсолютно конкретное содержание.
Мы долгое время жили с этим — как будто так и надо — государство имеет свой флаг, герб, гимн, но это были все формальные признаки. За последние полгода это все наполнилось содержанием. Когда мы что-то теряем — мы начинаем это ценить. Если нам удастся это отстоять, а я уверен, что удастся, то ценить будем значительно больше. И в этом позитив.
Нелли Верховская. Стоп-кадр с видео Первого канала
Дети должны знать, как защищать Отчизну
— Беда современного общества в том, что родители замалчивают, прячут от детей страшное, чтобы их это не коснулось и не травмировало, — подчеркивает психолог, писательница Нелли Верховская. — В итоге дети получают информацию из очень подозрительных и не всегда честных источников.
Поэтому, на первом уроке я рекомендую учителям, после стандартного проздравления, знакомства сказать: «Дорогие дети, мы должны вам объяснить то, что происходит в нашей стране. Наша страна переживает один из острых и переломных моментов в своей судьбе. Сейчас мы отстаиваем независимость, мы отстаиваем нашу Родину». И привести такие примеры, которые дети поймут. Обратить внимание на то, как люди по собственной инициативе красят заборы, мосты в цвета нашего флага, на то, как практически все люди, которые раньше были безразличными к событиям, — теперь тоже стали патриотами. На то, как каждый, по мере возможности, пытается внести какую-то лепту в то, чтобы заявить: я — украинец, и я горжусь этим.
Полезно было бы начать урок со слов о том, что мы можем защищать нашу страну, так же, как сейчас наши солдаты защищают ее с оружием в руках. Мы можем защищать нашу страну, показывая любовь к ней. Мы можем использовать национальные элементы в нашей одежде, то есть сказать, что патриотизм — это хорошо. Мы защищаем самих себя, наши идеалы, нашу Родину, нашу страну.
Украинская певица, народная артистка Украины, кандидат филологических наук Мария Бурмака
Учитель должен стать психологом, философом
— Наши дети — это думающие люди, и на их сознательный возраст, на возраст, когда они принимают решение, формулируют свои моральные принципы — выпала война. Поэтому, с ними надо говорить как с взрослыми людьми — говорить правду о том, что происходит в Украине, — говорит украинская певица, народная артистка Украины, кандидат филологических наук Мария Бурмака. — Я бы желала всем преподавателям и учителям быть деликатными, тонко относиться к ситуации, быть психологами, быть философами, потому что и детям, и студентам надо объяснить что такое смысл жизни, что такое патриотизм. Потому что в этой ситуации и маленькие, и немножко постарше дети требуют психологической поддержки и опоры.
Учитель должен уметь объяснить, что такое патриотизм, со взрослой точки зрения, что такое война и быть готовым к тому, что дети будут приходить с вопросами о том, что тревожит их душу.

Источник: http://www.ukrinform.ua/rus/news/pervoe_sentyabrya_perviy_urok_o_voyne_1661728

Дмитрий Глуховский: Вы не патриотыДмитрий Глуховский: Вы не патриоты

Дмитрий Глуховский
Они назвали себя патриотами, а нас — либералами. А мы согласились, смирились с этим, схавали это разделение, это противопоставление, как будто все так и есть, как будто или одно, или другое, как будто быть либералом — значит не быть патриотом своей страны.

Для меня любить Россию — значит желать ей экономического чуда, подобно немецкому, японскому или китайскому. Желать России скорейшего возвращения в ранг мировых держав с нынешней галерки банановых республик. Быть патриотом — значит делать все, чтобы каждый гражданин моей страны чувствовал себя защищенным — прежде всего от своего государства, а потом уж от других, — уверенным в своем завтрашнем дне, образованным и здоровым. Для меня мечта — это мощная, единая Россия, в которой правит не коррупционная грибница, а закон. Мощная культура которой и мощная экономика влекут к ней соседей и страны третьего мира. И в основе всего этого — свобода каждого отдельного человека и свобода всего народа. Я за свободу, поэтому я либерал. Но с какой стати я не патриот?!

Патриоты — те, кто поддерживает присоединение Крыма? Но этот шаг стоил нам отношений со всем цивилизованным миром. Стоил нам нового железного занавеса, губительной экономической изоляции, превращения в страну-изгоя, которая вместо ООН будет скоро состоять в клубе людоедов вроде Сирии, Венесуэлы и Северной Кореи. Радоваться тут можно только одному: в людоедском клубе мы будем председателями. Вы не патриоты, вы троглодиты, не умеющие и не желающие просчитывать свою жизнь на шаг вперед.

Патриоты — те, кто за создание «Новороссии» и за развал Украины? Потому что так вы якобы восстанавливаете СССР? Нет, войной на Украине вы хороните надежду однажды вернуть Россию в былые имперские границы. Вы настраиваете против нас на столетия самый близкий братский народ и распугиваете все остальные народы, которые нас окружают. Это вы толкаете украинцев в объятия НАТО — вы, сами. Вы обрекаете нас на пожизненное прозябание в самой большой одиночной камере в истории человечества. Вы крушите наши мечты о могучей, современной России в прежних границах. Вы не патриоты, вы ностальгирующие маразматики.

Патриоты — те, кто предвкушает вторую холодную войну, кто жаждет поквитаться с Западом за поражение в первой? Те, кто вечно меряется с проклятой Америкой всем: национальным достоинством, длиной баллистических ракет, размахом военных преступлений? Те, кто всегда спрашивает: если Америке можно, почему нам нельзя? Да просто потому что Америка в восемь раз мощнее экономически, потому что у Америки самая сильная армия мира, потому что Америка, несмотря на все свои неправедные войны, имеет поддержку огромного блока союзников. А мы загоняем свою страну в экономический тупик, разводимся с торговыми партнерами, кошмарим соседей, строим новую империю из мокрого песка. Китай ждал, пока его экономика вырастет в 15 раз, прежде чем даже намекать на возвращение имперских амбиций. А мы начинаем строительство новой империи с голым задом, и из активов у нас — одна эйфория от телевизионных антидепрессантов. И этот бесштанный песочный империализм кончится тем, чем он кончается обычно. Коллапсом. Вы хотите измотать силы нашей Родины новой гонкой вооружений, как это случалось всего-то четверть века назад, вы снова хотите плановой экономики, двухдневных очередей за мясом, народных выступлений и свержения правительства. Вы не патриоты, вы потерявшиеся в лесах партизаны, которые полвека спустя продолжают пускать под откос пассажирские поезда.

Патриоты — те, кто оправдывает любые слова и дела текущего режима, чтобы не потерять свои преференции, чтобы остаться у кормушки, потому что лучший, если не единственный бизнес в нашей стране можно сделать, прильнув к кровотокам государственных денег. Вам ведь плевать на самом деле, кто сидит в Кремле, вам плевать, креститься на Пасху или поститься на Рамадан, плевать, демократия у нас или монархия. Главное, чтобы вены были поближе и чтобы не дрябли, чтобы синюшная венозная кровь бюджетных вливаний шла ближе к вашей присоске. Вы не патриоты, вы пиявки.

Кто еще патриот? Те, кто гордо надевают майки с Путиным? Вы просто жертвы телевизора. Те, кто кричат о готовности жрать картошку вместо пармезана и никогда не ездить во Францию? Вы просто кретины.

Есть эффективные государственные модели. Несмотря на различия, все они зиждутся на одном: на свободе человека. На свободе гражданской, политической, предпринимательской, личной. Страны, вручающие каждому человеку свободу и ответственность за его жизнь, видят небывалый расцвет экономики и культуры. Примеры: Европа, США, Япония и даже Китай, рывок которого связан не с мракобесием Мао, а с экономической либерализацией Дэн Сяопина.

И есть модели неэффективные. Основанные на подавлении частной инициативы, на оболванивании народа, на круговой поруке коррупции, на паразитарной экономике, на семейственности и клановости властей предержащих, на подмене свободомыслия штампами идеологии. Страны, подавляющие личность, заменяющие свободу порядком, стагнируют и деградируют. И если в прошлом они могли существовать столетия, то в сегодняшнем бурно развивающемся мире любая задержка в развитии может привести к стремительной деградации страны. Примеры: Иран, Венесуэла, Северная Корея.

Нет никакого особого пути России. Особый путь — чучхе — есть у Северной Кореи. И мы видим (пока мы еще способны это видеть), куда он ее привел. А нам надо выбирать между свободой и несвободой. Между будущим и прошлым. И настоящий патриот должен выбирать будущее.

Нас пытаются убедить, что либералы развалили Россию. Нет. Империю развалил бандитский грабительский капитализм, основанный не на свободе и не на честной конкуренции, а на феодально-криминальных принципах.

Нам говорят, что либеральный Запад пытается разграбить Россию. Но только после введения санкций мы узнаем, что крупнейшие наши компании, да и все государство живет взаймы, живет на деньги проклятой Европы.

Ничего особенного: нам просто опять врут.

Нас называют либерастами и русофобами, хотя мы желаем своей Родине процветания, освобождения от коррупционной грибницы, жизни по закону, прав и свобод для каждого человека, а не только для человека Системы, и интеграции в цивилизованный мир, где Россия была бы могучей свободной демократической державой. Да, я хотел бы, чтобы моя страна была похожа на США и соперничала с Америкой на равных, но в чем тут русофобия?

Я люблю Россию, и поэтому я желаю ей лучшего. И поэтому я ругаю тех, кто сегодня рулит ей: одного хитрого политика и его бесхитростных одноклассников. Группу случайных, в общем-то, людей, с которыми я не хочу и не буду отождествлять свою Родину.

Пусть все те, кто сегодня придумали называть себя «патриотами», подвинутся. Для них есть столько более точных наименований: националисты, шовинисты, мракобесы, популисты, реакционеры. А слово «патриоты» теперь занято нами.

Всего реплик: 61
Участники дискуссии: Александр Дубинкин, Александр Гольдфарб, Сергей Кондрашов, Михаил Аркадьев, Сергей Кучеров, Сергей Мурашов, Вячеслав Кузнецов, Сергей Федулов, Алекс Лосетт, Марина Сайдукова, Сергей Ожич, Artem Sarafanov, Инна Пополитова, Екатерина Демченко, Марина Романенко
Теги: политика, патриотизм, либерал
Источник: http://www.snob.ru/selected/entry/79770Дмитрий Глуховский
Они назвали себя патриотами, а нас — либералами. А мы согласились, смирились с этим, схавали это разделение, это противопоставление, как будто все так и есть, как будто или одно, или другое, как будто быть либералом — значит не быть патриотом своей страны.

Для меня любить Россию — значит желать ей экономического чуда, подобно немецкому, японскому или китайскому. Желать России скорейшего возвращения в ранг мировых держав с нынешней галерки банановых республик. Быть патриотом — значит делать все, чтобы каждый гражданин моей страны чувствовал себя защищенным — прежде всего от своего государства, а потом уж от других, — уверенным в своем завтрашнем дне, образованным и здоровым. Для меня мечта — это мощная, единая Россия, в которой правит не коррупционная грибница, а закон. Мощная культура которой и мощная экономика влекут к ней соседей и страны третьего мира. И в основе всего этого — свобода каждого отдельного человека и свобода всего народа. Я за свободу, поэтому я либерал. Но с какой стати я не патриот?!

Патриоты — те, кто поддерживает присоединение Крыма? Но этот шаг стоил нам отношений со всем цивилизованным миром. Стоил нам нового железного занавеса, губительной экономической изоляции, превращения в страну-изгоя, которая вместо ООН будет скоро состоять в клубе людоедов вроде Сирии, Венесуэлы и Северной Кореи. Радоваться тут можно только одному: в людоедском клубе мы будем председателями. Вы не патриоты, вы троглодиты, не умеющие и не желающие просчитывать свою жизнь на шаг вперед.

Патриоты — те, кто за создание «Новороссии» и за развал Украины? Потому что так вы якобы восстанавливаете СССР? Нет, войной на Украине вы хороните надежду однажды вернуть Россию в былые имперские границы. Вы настраиваете против нас на столетия самый близкий братский народ и распугиваете все остальные народы, которые нас окружают. Это вы толкаете украинцев в объятия НАТО — вы, сами. Вы обрекаете нас на пожизненное прозябание в самой большой одиночной камере в истории человечества. Вы крушите наши мечты о могучей, современной России в прежних границах. Вы не патриоты, вы ностальгирующие маразматики.

Патриоты — те, кто предвкушает вторую холодную войну, кто жаждет поквитаться с Западом за поражение в первой? Те, кто вечно меряется с проклятой Америкой всем: национальным достоинством, длиной баллистических ракет, размахом военных преступлений? Те, кто всегда спрашивает: если Америке можно, почему нам нельзя? Да просто потому что Америка в восемь раз мощнее экономически, потому что у Америки самая сильная армия мира, потому что Америка, несмотря на все свои неправедные войны, имеет поддержку огромного блока союзников. А мы загоняем свою страну в экономический тупик, разводимся с торговыми партнерами, кошмарим соседей, строим новую империю из мокрого песка. Китай ждал, пока его экономика вырастет в 15 раз, прежде чем даже намекать на возвращение имперских амбиций. А мы начинаем строительство новой империи с голым задом, и из активов у нас — одна эйфория от телевизионных антидепрессантов. И этот бесштанный песочный империализм кончится тем, чем он кончается обычно. Коллапсом. Вы хотите измотать силы нашей Родины новой гонкой вооружений, как это случалось всего-то четверть века назад, вы снова хотите плановой экономики, двухдневных очередей за мясом, народных выступлений и свержения правительства. Вы не патриоты, вы потерявшиеся в лесах партизаны, которые полвека спустя продолжают пускать под откос пассажирские поезда.

Патриоты — те, кто оправдывает любые слова и дела текущего режима, чтобы не потерять свои преференции, чтобы остаться у кормушки, потому что лучший, если не единственный бизнес в нашей стране можно сделать, прильнув к кровотокам государственных денег. Вам ведь плевать на самом деле, кто сидит в Кремле, вам плевать, креститься на Пасху или поститься на Рамадан, плевать, демократия у нас или монархия. Главное, чтобы вены были поближе и чтобы не дрябли, чтобы синюшная венозная кровь бюджетных вливаний шла ближе к вашей присоске. Вы не патриоты, вы пиявки.

Кто еще патриот? Те, кто гордо надевают майки с Путиным? Вы просто жертвы телевизора. Те, кто кричат о готовности жрать картошку вместо пармезана и никогда не ездить во Францию? Вы просто кретины.

Есть эффективные государственные модели. Несмотря на различия, все они зиждутся на одном: на свободе человека. На свободе гражданской, политической, предпринимательской, личной. Страны, вручающие каждому человеку свободу и ответственность за его жизнь, видят небывалый расцвет экономики и культуры. Примеры: Европа, США, Япония и даже Китай, рывок которого связан не с мракобесием Мао, а с экономической либерализацией Дэн Сяопина.

И есть модели неэффективные. Основанные на подавлении частной инициативы, на оболванивании народа, на круговой поруке коррупции, на паразитарной экономике, на семейственности и клановости властей предержащих, на подмене свободомыслия штампами идеологии. Страны, подавляющие личность, заменяющие свободу порядком, стагнируют и деградируют. И если в прошлом они могли существовать столетия, то в сегодняшнем бурно развивающемся мире любая задержка в развитии может привести к стремительной деградации страны. Примеры: Иран, Венесуэла, Северная Корея.

Нет никакого особого пути России. Особый путь — чучхе — есть у Северной Кореи. И мы видим (пока мы еще способны это видеть), куда он ее привел. А нам надо выбирать между свободой и несвободой. Между будущим и прошлым. И настоящий патриот должен выбирать будущее.

Нас пытаются убедить, что либералы развалили Россию. Нет. Империю развалил бандитский грабительский капитализм, основанный не на свободе и не на честной конкуренции, а на феодально-криминальных принципах.

Нам говорят, что либеральный Запад пытается разграбить Россию. Но только после введения санкций мы узнаем, что крупнейшие наши компании, да и все государство живет взаймы, живет на деньги проклятой Европы.

Ничего особенного: нам просто опять врут.

Нас называют либерастами и русофобами, хотя мы желаем своей Родине процветания, освобождения от коррупционной грибницы, жизни по закону, прав и свобод для каждого человека, а не только для человека Системы, и интеграции в цивилизованный мир, где Россия была бы могучей свободной демократической державой. Да, я хотел бы, чтобы моя страна была похожа на США и соперничала с Америкой на равных, но в чем тут русофобия?

Я люблю Россию, и поэтому я желаю ей лучшего. И поэтому я ругаю тех, кто сегодня рулит ей: одного хитрого политика и его бесхитростных одноклассников. Группу случайных, в общем-то, людей, с которыми я не хочу и не буду отождествлять свою Родину.

Пусть все те, кто сегодня придумали называть себя «патриотами», подвинутся. Для них есть столько более точных наименований: националисты, шовинисты, мракобесы, популисты, реакционеры. А слово «патриоты» теперь занято нами.

Всего реплик: 61
Участники дискуссии: Александр Дубинкин, Александр Гольдфарб, Сергей Кондрашов, Михаил Аркадьев, Сергей Кучеров, Сергей Мурашов, Вячеслав Кузнецов, Сергей Федулов, Алекс Лосетт, Марина Сайдукова, Сергей Ожич, Artem Sarafanov, Инна Пополитова, Екатерина Демченко, Марина Романенко
Теги: политика, патриотизм, либерал
Источник: http://www.snob.ru/selected/entry/79770