Тимошенко и “любі друзі” Путина — 1Тимошенко и “любі друзі” Путина — 1

Олег Ельцов

Что связывает Тимошенко и Путина, кроме охранника Медведчука? Мы искали ответ в прошлом экс-премьера, ее офшорах, документах WikiLeaks, ее связях, сопоставляли ее слова с поступками, искали и находили реальных свидетелей и участников ключевых событий в жизни газовой королевы. Наши усилия не были бесплодными.

Юлия Тимошенко прошла три этапа взаимоотношений с Московией: вяхиревский, путинский и “чечоткинский”.

Последний еще можно назвать оффшорно-инвестиционным. Для непосвященных: Артур Чечоткин — зять Тимошенко и сын авторитетного одесского бизнесмена с обширными связями в России.

На первом этапе не обошлось без уголовного мира. На последнем — без Виктора Медведчука и снова уголовщины. В эпоху второго премьерства на Тимошенко поставил Владимир Путин. В “межсезонье”, когда Юлия Владимировна сидела в тюрьме, ее дочь активизировала контакты с сослуживцами Путина по КГБ, вошедшими в олигархическое политбюро Российской федерации. Переходим к подробностям.

Рем и миллиарды

Все знают, что первым бизнесом Юлии Тимошенко, на котором она заработала миллиарды долларов, была торговля газом под крылом Павла Лазаренко. Сначала они были партнерами московской “Итеры”, потом монопольно загоняли рынок под ЕЭСУ.

Бытует легенда, что Тимошенко добилась расположения Рема Вяхирева — всесильного главы “Газпрома” времен Бориса Ельцина, надев на встречу с ним мини-юбку и высокие ботфорты. Этот миф через простодушных журналистов распространяла сама Тимошенко.

Что касается отношений Тимошенко с Вяхиревым – они были очень тесными и доверительными. Настолько, что Юлия Владимировна предпочитала встречаться с визави без свидетелей, не допуская на эти тайные вечери даже министра топлива и энергетики Сергея Тулуба и главу «Нафтогаза» Игоря Диденко, входивших в состав украинской делегации. После таких встреч украинский долг перед «Газпромом» почему-то увеличивался…

На самом деле она попала к Вяхиреву по протекции одного из московских менеджеров «Итеры» Игоря Фишермана — близкого соратника Семена Могилевича. В 1996 году Павел Лазаренко назначил его своим советником и взял в правительство.

Известный сайт FLB.RU в 2003 году писал, что ФБР США разыскивает Семена Могилевича и Игоря Фишермана, как ближайших коллег по операциям в сфере отмывания денег и прочих аферах.

Сама Юлия Владимировна утверждала, что не знакома ни Фишерманом, ни с Могилевичем. Скоро ее ложь раскрылась. В 2010 году WikiLeaks опубликовали полный текст отчета посла США Уильяма Тэйлора о встрече с украинским олигархом Дмитрием Фирташем, которая состоялась 8 декабря 2008 года. В разговоре с послом Дмитрий Фирташ, который сам с 1992 года работал с “Итерой” по схеме “продукты в обмен на газ”, подтвердил связь Тимошенко и Фишермана в эпоху Лазаренко.

Связь Тимошенко с крупнейшими российскими мафиози международного масштаба, которых годами разыскивал Интерпол, как видим, зародилась в самом начале ее бизнес-карьеры.

Рем Вяхирев терпеть не мог Лазаренко, но Тимошенко вполне устраивала и его, и владельца “Итеры” Игоря Макарова, несмотря на коррупционные скандалы с Минобороны России. Первый контракт, заключенный Тимошенко с “Газпромом” при посредничестве людей Могилевича предусматривал поставку 24,2 млрд куб. газа (треть годового потребления страны) на сумму 2,11 млрд. долл. Дальше — больше: ЕЭСУ практически захватила рынок газа.

“Итера” пропускала через себя газовые деньги до тех пор, пока во главе “Газпрома” оставался Рем Вяхирев. Поэтому, несмотря на отставку Лазаренко, создание партии “Громада”, противостояние с Леонидом Кучмой, бегство Лазаренко из Украины и уголовные дела против Тимошенко и ее ближайшего окружения, 30 декабря 1999 года она все же получила пост вице-премьера по ТЭК в правительстве Виктора Ющенко.

Леонид Кучма, уступив Вяхиреву, вынужден был пойти на назначение Тимошенко в правительство для продолжения работы коррупционных схем. То, что Тимошенко пролоббировали из Москвы Кучме нравится не могло, но он вынужден был согласиться, ведь на то время уже существовал огромный долг Украины перед Газпромом. .

Со своей стороны, он попытался обуздать разрушительную деятельность Тимошенко с помощью уголовного дела, возбужденного против нее в России по факту взятки офицерам Минобороны РФ. Сразу после вступления Тимошенко в должность, это вынудило ее признать на переговорах в Москве неожиданно высокий долг перед «Газпромом» в 2,8 млрд. долларов. Хотя парой недель ранее бывший первый вице-премьер Украины Анатолий Кинах и министр РФ Виктор Калюжный согласовали и назвали куда более скромные цифры украинских долгов, договорились о товарном покрытии долга…

Для противовеса Тимошенко Кучма также вывел на арену Игоря Бакая, который с 1998-го по 2000-й год возглавлял “Нафтогаз” и вел свои переговоры с “Газпромом”.

Завтра была война

Неожиданно, на закате эпохи ельцинизма, проблемы возникают у самого Вяхирева. В июле 1998 года Борис Ельцин назначает директором ФСБ Владимира Путина. И почти сразу под главу «Газпрома» начинают “копать”, обвиняя в выведении активов в пользу группы «Итера».

В августе 1999 года Путин становится премьер-министром России и приводит из Питера своих людей. Почти сразу по Москве поползли слухи о скорой отставке «газового короля». Но тот продержался еще почти полтора года. Рема Вяхирева фактически отстраняют от должности лишь в марте 2001-го, и в мае он уходит окончательно. На должности главы Газпрома его сменяет путинский Алексей Миллер.

Тем временем, в силу падения влияния и ухода в отставку московского покровителя, в Украине обостряется конфликт Тимошенко и Кучмы. В 2000 году ее мужа Александра отправляют в СИЗО. В январе 2001 года Юлию Тимошенко увольняют с должности вице-премьера и арестовывают.. В ответ она вступает в борьбу с Кучмой всецело посвятив себя этому следующие три года.

Кстати, это единственный период в жизни Юлии Владимировны, когда она не имела дел с московскими олигархами и криминалитетом напрямую. Не до того ей было!

В марте 2002-го партия БЮТ впервые заходит в парламент. В сентябре — участвует в акции «Восстань, Украина!» против Кучмы. В 2003-2004 гг. ведет переговоры с партией Виктора Ющенко «Наша Украина» и СПУ Александра Мороза о создании коалиции и выдвижении единого кандидата на пост президента. В конце концов, оппозиционеры соглашаются поддержать Ющенко. В июле 2004 года стартует президентская кампания.

Но пока Тимошенко прокладывала извилистую дорогу к власти, на газовом фронте в Москве происходили тектонические изменения. Алексей Миллер разгоняет команду Рема Вяхирева и берет под свой контроль все финансовые потоки. Многоопытные Фишерман и Могилевич создают новую схему поставок газа в Украину с участием Дмитрия Фирташа.

Появляется несколько фирм, которые затем будут фигурировать в журналистских расследованиях — сначала Highrock Holdings, в 2002 году Eural TransGas и в 2004 году — “РосУкрЭнерго”. Они фактически наследуют “туркменский транзит” от “Итеры”, которую “раскулачивают”, как близкую к Вяхиреву.

Хозяин “Итеры” Игорь Макаров лихорадочно ищет поддержку в ближайшем окружении Путина. Начальник его службы безопасности — один из руководителей КГБ СССР — советует обратиться к Сергею Чемезову, который на тот момент занимал должность первого заместителя генерального директора «Рособоронэкспорта».

Запомните это имя. Чемезов сыграл не последнюю роль как в дальнейшей истории Тимошенко, так и в сегодняшних событиях в Киеве и Москве. Мы имеем ввиду скандал вокруг Юли в парламенте, ее попытки раскачать “третий майдан” и арест за взятку министра экономики России Алексея Улюкаева.

Служили три товарища

В 2012 году, когда Юлия Тимошенко сидела в тюрьме, ее дочь Евгения, ставшая главным лоббистом освобождения матери, внезапно дала австрийскому изданию Der Standard странное интервью. Она заявила, что для нее будет «большой честью» встретиться с Владимиром Путиным, к которому у нее накопилось много новостей, касающихся матери.

В ответ Путин делает нехарактерное для него заявление: «Если Юлия Владимировна посчитает возможным и если власти Украины, наши украинские партнеры согласятся с этим, мы с удовольствием приняли бы Юлию Владимировну Тимошенко в России для лечения в любое удобное для нее и для властей Украины время в любом лечебном заведении».

О столь откровенной поддержке Путиным Тимошенко сегодня уже начали забывать. Тем не менее интересно проследить цепь предшествующих событий, которые привели к установлению не просто соседства, а тесной дружбы, как утверждал один предвыборный плакат Тимошенко в Севастополе.

Российское издание Лента.ру пишет, что о помощи в освобождении супруги Путина просил также муж Тимошенко — Александр (к тому времени уже получивший политическое убежище в Чехии, где имел фирму Britico Product SRO, теперь упомянутую в электронной декларации супруги).

Но российские СМИ не знали главного: Евгения Тимошенко не только посылала сигналы через СМИ, но и проводила в Москве много дней в поисках влиятельного проводника к Путину. Нам удалось найти и пообщаться с некоторыми ее визави, которые не сумели или не пожелали сделать протекцию. Все они дружно подтверждают: Евгения Тимошенко инициативно искала контактов с Путиным.

От наших собеседников мы узнали, что провести дочь Тимошенко на аудиенцию или просто повлиять на Путина, подтолкнув его к заступничеству “бедной узницы”, могли только два человека из окружения “императора”, имевших связи с Тимошенко — уже упомянутый нами Сергей Чемезов и его товарищ Николай Токарев.

Сергей Викторович Чемезов, генерал-полковник, много лет возглавляет корпорацию «Ростех» (ранее — генеральный директор «Рособоронэкспорта»). Сосед Владимира Путина по дому в ГДР. Первая жена Чемезова Любовь и бывшая жена Путина Людмила — близкие подруги. В Москве его характеризуют как одного из немногих людей, кто может входить к президенту по-дружески.

Николай Петрович Токарев, генерал-майор ФСБ, с 2007 года президент “Транснефти”. Служил в Первом главном управлении КГБ СССР (внешняя разведка). Как сказано в Википедии, в 1980-е годы работал в Дрезденской резидентуре КГБ вместе с Владимиром Путиным и Сергеем Чемезовым. И жил с ними в одном подъезде. В течение какого-то времени Токарев был начальником Путина. Источники газеты «Коммерсантъ» утверждают, что Токарева и Путина до сих пор связывает личная дружба.

Заговор против Фирташа

Сергей Чемезов появился в жизни Юлии Тимошенко, благодаря владельцу Итеры Игорю Макарову. В 2005 году, сразу после назначения премьер-министром, она решила ехать в Москву, чтобы по словам Фирташа в WikiLeaks договориться с Миллером выкинуть “РосУкрЭнерго” из схемы газовых поставок. Ни президенту Виктору Ющенко, ни “Газпрому” это идея не нравится. Совместными усилиями они пытаются сдать Юлю следователям российской прокуратуры — по старому делу о взятке в Минобороне, специально реанимированному к ее визиту.

Макаров нанимает для Тимошенко известного адвоката Владимира Жеребенкова. К этому моменту Макарова из бизнеса с Украиной уже вытеснил Фирташ, и он вынужденно “лег” под Чемезова. Нет, это не догадки, а факт, который в частности подтверждает российское деловое издание “Ведомости” за 2011 год.

«В начале 2000-х, после ухода Вяхирева, Макаров и начал искать поддержку у Чемезова, – вспоминает один из акционеров «Итеры». – Сначала в одну из компаний «Итеры» устроился сын Чемезова Станислав, потом компания жены Чемезова стала акционером «Итеры». «У меня давние хорошие личные отношения с Макаровым, – рассказывает Чемезов. – Мы познакомились с ним у Вяхирева в 1998–1999 гг. Это было в Туркмении. Туда Путин поехал с визитом. Мы с Вяхиревым были в делегации. Я на тот момент был директором «Промэкспорта», занимавшегося поставками вооружения. Вечером Вяхирев пригласил меня на ужин, и там был Макаров». Так все и было, подтверждает Макаров: «Мы с ним сразу подружились. Я к нему отношусь с большим уважением».

Чемезов отрицает, что оказывал Макарову покровительство. «В то время я не мог поддержать Макарова, – подчеркивает он. – Я газом тогда не занимался. Я был директором «Промэкспорта». Да и в тот период, когда Станислав устраивался на работу в «Итеру», у Макарова все было в порядке, активы не отбирали. Никаким образом на процесс я повлиять не мог. У нас с Макаровым были и остаются дружеские отношения».

Несмотря на то, что официально Путин поддерживал “Газпром” в схеме с “РосУкрЭнерго”, его “армейские” друзья надеялись вернуть “Итеру” на газовый рынок Украины и пополнить свой карман.

Фирташ в беседе с послом США подтвердил, что основной целью деятельности Тимошенко в 2005 году было выдавливание с рынка его компании в интересах “Итеры”.

Правда, завершить задуманное она не успела — в сентябре 2005 года первый коррупционный скандал разваливает “оранжевую коалицию”. Тимошенко теряет пост премьер-министра.

Но до того, как снова возглавить правительство в декабре 2007-го, она решает два насущных вопроса. В сентябре 2005 года приезжает в Москву с частной поездкой и “закрывает” вопрос с прокуратурой. А уже после этого – незапятнанная — налаживает личные контакты с Путиным.

Наша Мата Хари

Кстати, наши источники утверждают, что постели у них не было. Было нечто более “интимное”. Владимир Путин и Юлия Тимошенко впервые познакомились 19 марта 2005 года во время визита российского президента в Киев. Но это было шапочное знакомство, которое не привело к большому политическому роману. Поначалу российский президент относился к Леди Ю не просто скептически, а откровенно враждебно.

Вероятно, причиной тому была глубокая осведомленность о Тимошенко, ее повадках и методах ведения бизнеса и политики. Как утверждают те, кто находился в то время в максимальной близости к телу диктатора, он знал о Тимошенко все “вплоть до цвета ее нижнего белья”.

Бывший спецслужбист и народный депутат от БЮТ Григорий Омельченко как-то заявил изданию «Главком», что Юлия Тимошенко была завербована Федеральной службой безопасности России в июле 1995 года. И что «в октябре 2004 года Службе внешней разведки Украины удалось добыть эту справку о деятельности Тимошенко в качестве агента ФСБ и с ней был ознакомлен президент Кучма». Адвокат Тимошенко Сергей Власенко назвал это заявление полным бредом.

Как это часто бывает, истина находится где-то посредине. Омельченко лишь сместил акценты. Тимошенко не вербовали во время задержания в аэропорту “Внуково” за контрабанду 100 тыс. дол. Но с приходом Путина в ФСБ, Леди Ю находилась в активной “разработке” как близкая связь Рема Вяхирева, которого планировали свергать.

Вероятно, добытые спецслужбистами знания и стали причиной прохладной встречи Путина с Тимошенко при его визите в Киев в 2005-м. Как заявил автору источник, находившийся тогда с Путиным «на расстоянии вытянутой руки», именно Чемезов убедил его изменить отношение к Юле и во время ее визита в прокуратуру России провести неформальную тайную встречу. Действительно, о ней нет никаких официальных упоминаний.

В поиске подтверждений этой информации, мы наткнулись на интервью известного российского политолога Станислава Белковского

По его словам, «Юлия Владимировна познакомилась с Владимиром Владимировичем в сентябре 2005 года (вскоре после того, как Ющенко уволил Тимошенко с поста премьер-министра) на даче бывшего секретаря Совета безопасности России Игоря Иванова, где отмечали день рождения Иванова. В этой встрече участвовали все тогдашние высшие должностные лица России – президент Путин, тогдашний руководитель Администрации президента Дмитрий Медведев и тогдашний премьер-министр РФ Михаил Фрадков. Тогда же между ними был заключен стратегический пакт», – отмечает Белковский.

Дачу Иванова выбрали не случайно — он близкий друг все того же Чемезова. Летом этого года в украинских СМИ появилась интересная публикация, которую, видимо, побоялись распространять в России — “Соратники Путина начали открытую охоту на Медведева”.

В статье утверждается, что недавний троллинг премьера Медведева — дело рук “группировки Иванов-Чемезов (Сергей Иванов — руководитель администрации президента РФ, Сергей Чемезов — генеральный директор корпорации «Ростех», которая производит продукцию военного назначения)”. В этом контексте не исключено и участие приятелей Путина и в истории с арестом министра Улюкаева – креатуры Медведева.

То, что Юлия Владимировна давно и надежно находится в сфере влияния Чемезова не подлежит сомнению. Ее нынешние попытки инициировать импичмент, организовать Майдан с последующим захватом власти – то ли президентской, то ли премьерской – это общее желание: и ее и друзей Путина – Чемезова и «дачника» Иванова. Раз провалился прокт «Новороссия», значит следует продолжать ползучую аннексию украинской экономики, заключать «правильные» газовые контракты. Ну а арест Улюкаева – это звоночек для премьера Медведева. Тимошенко к этому отношения не имеет, Чемезов – вполне.

По итогам бдений на даче Иванова, Тимошенко за монаршью благосклонность рассчиталась “натурой”: на выборах 2006 года — по списку БЮТ в Верховную Раду прошел будущий министр обороны Украины Павел Лебедев. Через год Лебедев “перелетает” к регионалам. Многих удивляло, как такой, мягко говоря, нетипичный персонаж оказался в списке оппозиции?

Тайное стало явным после того, как имя Лебедева засветилось в публикации с говорящим заголовком “Крымская афера Чемезова-Сердюкова” — в качестве партнера по бизнесу упомянутых лиц. “Любі друзі” Путина сработали и тут.

А то, что Лебедев в должности министра обороны сделал все, чтобы окончательно развалить украинскую армию и подготовить беспроблемное вторжение «зеленых человечков» — это всего лишь побочные последствия благодарности Тимошенко вечному спецслужбисту Путину за «оказанное доверие» на даче Иванова.
_____________________________________________________________________________________
Во второй части: «связные» Николай Токарев, Сергей Чемезов, Виктор Медведчук; волшебное списание Россией 600 млн. дол. украинских долгов; поддержка БЮТ российского вторжения в Грузию; скупка украинской промышленности россиянами; попытки Путина вызволить Тимошенко из темницы; секреты ее бизнеса: зять как возможность спрятать капиталы, кипрские счета-российские корни.

ТемаОлег Ельцов

Что связывает Тимошенко и Путина, кроме охранника Медведчука? Мы искали ответ в прошлом экс-премьера, ее офшорах, документах WikiLeaks, ее связях, сопоставляли ее слова с поступками, искали и находили реальных свидетелей и участников ключевых событий в жизни газовой королевы. Наши усилия не были бесплодными.

Юлия Тимошенко прошла три этапа взаимоотношений с Московией: вяхиревский, путинский и “чечоткинский”.

Последний еще можно назвать оффшорно-инвестиционным. Для непосвященных: Артур Чечоткин — зять Тимошенко и сын авторитетного одесского бизнесмена с обширными связями в России.

На первом этапе не обошлось без уголовного мира. На последнем — без Виктора Медведчука и снова уголовщины. В эпоху второго премьерства на Тимошенко поставил Владимир Путин. В “межсезонье”, когда Юлия Владимировна сидела в тюрьме, ее дочь активизировала контакты с сослуживцами Путина по КГБ, вошедшими в олигархическое политбюро Российской федерации. Переходим к подробностям.

Рем и миллиарды

Все знают, что первым бизнесом Юлии Тимошенко, на котором она заработала миллиарды долларов, была торговля газом под крылом Павла Лазаренко. Сначала они были партнерами московской “Итеры”, потом монопольно загоняли рынок под ЕЭСУ.

Бытует легенда, что Тимошенко добилась расположения Рема Вяхирева — всесильного главы “Газпрома” времен Бориса Ельцина, надев на встречу с ним мини-юбку и высокие ботфорты. Этот миф через простодушных журналистов распространяла сама Тимошенко.

Что касается отношений Тимошенко с Вяхиревым – они были очень тесными и доверительными. Настолько, что Юлия Владимировна предпочитала встречаться с визави без свидетелей, не допуская на эти тайные вечери даже министра топлива и энергетики Сергея Тулуба и главу «Нафтогаза» Игоря Диденко, входивших в состав украинской делегации. После таких встреч украинский долг перед «Газпромом» почему-то увеличивался…

На самом деле она попала к Вяхиреву по протекции одного из московских менеджеров «Итеры» Игоря Фишермана — близкого соратника Семена Могилевича. В 1996 году Павел Лазаренко назначил его своим советником и взял в правительство.

Известный сайт FLB.RU в 2003 году писал, что ФБР США разыскивает Семена Могилевича и Игоря Фишермана, как ближайших коллег по операциям в сфере отмывания денег и прочих аферах.

Сама Юлия Владимировна утверждала, что не знакома ни Фишерманом, ни с Могилевичем. Скоро ее ложь раскрылась. В 2010 году WikiLeaks опубликовали полный текст отчета посла США Уильяма Тэйлора о встрече с украинским олигархом Дмитрием Фирташем, которая состоялась 8 декабря 2008 года. В разговоре с послом Дмитрий Фирташ, который сам с 1992 года работал с “Итерой” по схеме “продукты в обмен на газ”, подтвердил связь Тимошенко и Фишермана в эпоху Лазаренко.

Связь Тимошенко с крупнейшими российскими мафиози международного масштаба, которых годами разыскивал Интерпол, как видим, зародилась в самом начале ее бизнес-карьеры.

Рем Вяхирев терпеть не мог Лазаренко, но Тимошенко вполне устраивала и его, и владельца “Итеры” Игоря Макарова, несмотря на коррупционные скандалы с Минобороны России. Первый контракт, заключенный Тимошенко с “Газпромом” при посредничестве людей Могилевича предусматривал поставку 24,2 млрд куб. газа (треть годового потребления страны) на сумму 2,11 млрд. долл. Дальше — больше: ЕЭСУ практически захватила рынок газа.

“Итера” пропускала через себя газовые деньги до тех пор, пока во главе “Газпрома” оставался Рем Вяхирев. Поэтому, несмотря на отставку Лазаренко, создание партии “Громада”, противостояние с Леонидом Кучмой, бегство Лазаренко из Украины и уголовные дела против Тимошенко и ее ближайшего окружения, 30 декабря 1999 года она все же получила пост вице-премьера по ТЭК в правительстве Виктора Ющенко.

Леонид Кучма, уступив Вяхиреву, вынужден был пойти на назначение Тимошенко в правительство для продолжения работы коррупционных схем. То, что Тимошенко пролоббировали из Москвы Кучме нравится не могло, но он вынужден был согласиться, ведь на то время уже существовал огромный долг Украины перед Газпромом. .

Со своей стороны, он попытался обуздать разрушительную деятельность Тимошенко с помощью уголовного дела, возбужденного против нее в России по факту взятки офицерам Минобороны РФ. Сразу после вступления Тимошенко в должность, это вынудило ее признать на переговорах в Москве неожиданно высокий долг перед «Газпромом» в 2,8 млрд. долларов. Хотя парой недель ранее бывший первый вице-премьер Украины Анатолий Кинах и министр РФ Виктор Калюжный согласовали и назвали куда более скромные цифры украинских долгов, договорились о товарном покрытии долга…

Для противовеса Тимошенко Кучма также вывел на арену Игоря Бакая, который с 1998-го по 2000-й год возглавлял “Нафтогаз” и вел свои переговоры с “Газпромом”.

Завтра была война

Неожиданно, на закате эпохи ельцинизма, проблемы возникают у самого Вяхирева. В июле 1998 года Борис Ельцин назначает директором ФСБ Владимира Путина. И почти сразу под главу «Газпрома» начинают “копать”, обвиняя в выведении активов в пользу группы «Итера».

В августе 1999 года Путин становится премьер-министром России и приводит из Питера своих людей. Почти сразу по Москве поползли слухи о скорой отставке «газового короля». Но тот продержался еще почти полтора года. Рема Вяхирева фактически отстраняют от должности лишь в марте 2001-го, и в мае он уходит окончательно. На должности главы Газпрома его сменяет путинский Алексей Миллер.

Тем временем, в силу падения влияния и ухода в отставку московского покровителя, в Украине обостряется конфликт Тимошенко и Кучмы. В 2000 году ее мужа Александра отправляют в СИЗО. В январе 2001 года Юлию Тимошенко увольняют с должности вице-премьера и арестовывают.. В ответ она вступает в борьбу с Кучмой всецело посвятив себя этому следующие три года.

Кстати, это единственный период в жизни Юлии Владимировны, когда она не имела дел с московскими олигархами и криминалитетом напрямую. Не до того ей было!

В марте 2002-го партия БЮТ впервые заходит в парламент. В сентябре — участвует в акции «Восстань, Украина!» против Кучмы. В 2003-2004 гг. ведет переговоры с партией Виктора Ющенко «Наша Украина» и СПУ Александра Мороза о создании коалиции и выдвижении единого кандидата на пост президента. В конце концов, оппозиционеры соглашаются поддержать Ющенко. В июле 2004 года стартует президентская кампания.

Но пока Тимошенко прокладывала извилистую дорогу к власти, на газовом фронте в Москве происходили тектонические изменения. Алексей Миллер разгоняет команду Рема Вяхирева и берет под свой контроль все финансовые потоки. Многоопытные Фишерман и Могилевич создают новую схему поставок газа в Украину с участием Дмитрия Фирташа.

Появляется несколько фирм, которые затем будут фигурировать в журналистских расследованиях — сначала Highrock Holdings, в 2002 году Eural TransGas и в 2004 году — “РосУкрЭнерго”. Они фактически наследуют “туркменский транзит” от “Итеры”, которую “раскулачивают”, как близкую к Вяхиреву.

Хозяин “Итеры” Игорь Макаров лихорадочно ищет поддержку в ближайшем окружении Путина. Начальник его службы безопасности — один из руководителей КГБ СССР — советует обратиться к Сергею Чемезову, который на тот момент занимал должность первого заместителя генерального директора «Рособоронэкспорта».

Запомните это имя. Чемезов сыграл не последнюю роль как в дальнейшей истории Тимошенко, так и в сегодняшних событиях в Киеве и Москве. Мы имеем ввиду скандал вокруг Юли в парламенте, ее попытки раскачать “третий майдан” и арест за взятку министра экономики России Алексея Улюкаева.

Служили три товарища

В 2012 году, когда Юлия Тимошенко сидела в тюрьме, ее дочь Евгения, ставшая главным лоббистом освобождения матери, внезапно дала австрийскому изданию Der Standard странное интервью. Она заявила, что для нее будет «большой честью» встретиться с Владимиром Путиным, к которому у нее накопилось много новостей, касающихся матери.

В ответ Путин делает нехарактерное для него заявление: «Если Юлия Владимировна посчитает возможным и если власти Украины, наши украинские партнеры согласятся с этим, мы с удовольствием приняли бы Юлию Владимировну Тимошенко в России для лечения в любое удобное для нее и для властей Украины время в любом лечебном заведении».

О столь откровенной поддержке Путиным Тимошенко сегодня уже начали забывать. Тем не менее интересно проследить цепь предшествующих событий, которые привели к установлению не просто соседства, а тесной дружбы, как утверждал один предвыборный плакат Тимошенко в Севастополе.

Российское издание Лента.ру пишет, что о помощи в освобождении супруги Путина просил также муж Тимошенко — Александр (к тому времени уже получивший политическое убежище в Чехии, где имел фирму Britico Product SRO, теперь упомянутую в электронной декларации супруги).

Но российские СМИ не знали главного: Евгения Тимошенко не только посылала сигналы через СМИ, но и проводила в Москве много дней в поисках влиятельного проводника к Путину. Нам удалось найти и пообщаться с некоторыми ее визави, которые не сумели или не пожелали сделать протекцию. Все они дружно подтверждают: Евгения Тимошенко инициативно искала контактов с Путиным.

От наших собеседников мы узнали, что провести дочь Тимошенко на аудиенцию или просто повлиять на Путина, подтолкнув его к заступничеству “бедной узницы”, могли только два человека из окружения “императора”, имевших связи с Тимошенко — уже упомянутый нами Сергей Чемезов и его товарищ Николай Токарев.

Сергей Викторович Чемезов, генерал-полковник, много лет возглавляет корпорацию «Ростех» (ранее — генеральный директор «Рособоронэкспорта»). Сосед Владимира Путина по дому в ГДР. Первая жена Чемезова Любовь и бывшая жена Путина Людмила — близкие подруги. В Москве его характеризуют как одного из немногих людей, кто может входить к президенту по-дружески.

Николай Петрович Токарев, генерал-майор ФСБ, с 2007 года президент “Транснефти”. Служил в Первом главном управлении КГБ СССР (внешняя разведка). Как сказано в Википедии, в 1980-е годы работал в Дрезденской резидентуре КГБ вместе с Владимиром Путиным и Сергеем Чемезовым. И жил с ними в одном подъезде. В течение какого-то времени Токарев был начальником Путина. Источники газеты «Коммерсантъ» утверждают, что Токарева и Путина до сих пор связывает личная дружба.

Заговор против Фирташа

Сергей Чемезов появился в жизни Юлии Тимошенко, благодаря владельцу Итеры Игорю Макарову. В 2005 году, сразу после назначения премьер-министром, она решила ехать в Москву, чтобы по словам Фирташа в WikiLeaks договориться с Миллером выкинуть “РосУкрЭнерго” из схемы газовых поставок. Ни президенту Виктору Ющенко, ни “Газпрому” это идея не нравится. Совместными усилиями они пытаются сдать Юлю следователям российской прокуратуры — по старому делу о взятке в Минобороне, специально реанимированному к ее визиту.

Макаров нанимает для Тимошенко известного адвоката Владимира Жеребенкова. К этому моменту Макарова из бизнеса с Украиной уже вытеснил Фирташ, и он вынужденно “лег” под Чемезова. Нет, это не догадки, а факт, который в частности подтверждает российское деловое издание “Ведомости” за 2011 год.

«В начале 2000-х, после ухода Вяхирева, Макаров и начал искать поддержку у Чемезова, – вспоминает один из акционеров «Итеры». – Сначала в одну из компаний «Итеры» устроился сын Чемезова Станислав, потом компания жены Чемезова стала акционером «Итеры». «У меня давние хорошие личные отношения с Макаровым, – рассказывает Чемезов. – Мы познакомились с ним у Вяхирева в 1998–1999 гг. Это было в Туркмении. Туда Путин поехал с визитом. Мы с Вяхиревым были в делегации. Я на тот момент был директором «Промэкспорта», занимавшегося поставками вооружения. Вечером Вяхирев пригласил меня на ужин, и там был Макаров». Так все и было, подтверждает Макаров: «Мы с ним сразу подружились. Я к нему отношусь с большим уважением».

Чемезов отрицает, что оказывал Макарову покровительство. «В то время я не мог поддержать Макарова, – подчеркивает он. – Я газом тогда не занимался. Я был директором «Промэкспорта». Да и в тот период, когда Станислав устраивался на работу в «Итеру», у Макарова все было в порядке, активы не отбирали. Никаким образом на процесс я повлиять не мог. У нас с Макаровым были и остаются дружеские отношения».

Несмотря на то, что официально Путин поддерживал “Газпром” в схеме с “РосУкрЭнерго”, его “армейские” друзья надеялись вернуть “Итеру” на газовый рынок Украины и пополнить свой карман.

Фирташ в беседе с послом США подтвердил, что основной целью деятельности Тимошенко в 2005 году было выдавливание с рынка его компании в интересах “Итеры”.

Правда, завершить задуманное она не успела — в сентябре 2005 года первый коррупционный скандал разваливает “оранжевую коалицию”. Тимошенко теряет пост премьер-министра.

Но до того, как снова возглавить правительство в декабре 2007-го, она решает два насущных вопроса. В сентябре 2005 года приезжает в Москву с частной поездкой и “закрывает” вопрос с прокуратурой. А уже после этого – незапятнанная — налаживает личные контакты с Путиным.

Наша Мата Хари

Кстати, наши источники утверждают, что постели у них не было. Было нечто более “интимное”. Владимир Путин и Юлия Тимошенко впервые познакомились 19 марта 2005 года во время визита российского президента в Киев. Но это было шапочное знакомство, которое не привело к большому политическому роману. Поначалу российский президент относился к Леди Ю не просто скептически, а откровенно враждебно.

Вероятно, причиной тому была глубокая осведомленность о Тимошенко, ее повадках и методах ведения бизнеса и политики. Как утверждают те, кто находился в то время в максимальной близости к телу диктатора, он знал о Тимошенко все “вплоть до цвета ее нижнего белья”.

Бывший спецслужбист и народный депутат от БЮТ Григорий Омельченко как-то заявил изданию «Главком», что Юлия Тимошенко была завербована Федеральной службой безопасности России в июле 1995 года. И что «в октябре 2004 года Службе внешней разведки Украины удалось добыть эту справку о деятельности Тимошенко в качестве агента ФСБ и с ней был ознакомлен президент Кучма». Адвокат Тимошенко Сергей Власенко назвал это заявление полным бредом.

Как это часто бывает, истина находится где-то посредине. Омельченко лишь сместил акценты. Тимошенко не вербовали во время задержания в аэропорту “Внуково” за контрабанду 100 тыс. дол. Но с приходом Путина в ФСБ, Леди Ю находилась в активной “разработке” как близкая связь Рема Вяхирева, которого планировали свергать.

Вероятно, добытые спецслужбистами знания и стали причиной прохладной встречи Путина с Тимошенко при его визите в Киев в 2005-м. Как заявил автору источник, находившийся тогда с Путиным «на расстоянии вытянутой руки», именно Чемезов убедил его изменить отношение к Юле и во время ее визита в прокуратуру России провести неформальную тайную встречу. Действительно, о ней нет никаких официальных упоминаний.

В поиске подтверждений этой информации, мы наткнулись на интервью известного российского политолога Станислава Белковского

По его словам, «Юлия Владимировна познакомилась с Владимиром Владимировичем в сентябре 2005 года (вскоре после того, как Ющенко уволил Тимошенко с поста премьер-министра) на даче бывшего секретаря Совета безопасности России Игоря Иванова, где отмечали день рождения Иванова. В этой встрече участвовали все тогдашние высшие должностные лица России – президент Путин, тогдашний руководитель Администрации президента Дмитрий Медведев и тогдашний премьер-министр РФ Михаил Фрадков. Тогда же между ними был заключен стратегический пакт», – отмечает Белковский.

Дачу Иванова выбрали не случайно — он близкий друг все того же Чемезова. Летом этого года в украинских СМИ появилась интересная публикация, которую, видимо, побоялись распространять в России — “Соратники Путина начали открытую охоту на Медведева”.

В статье утверждается, что недавний троллинг премьера Медведева — дело рук “группировки Иванов-Чемезов (Сергей Иванов — руководитель администрации президента РФ, Сергей Чемезов — генеральный директор корпорации «Ростех», которая производит продукцию военного назначения)”. В этом контексте не исключено и участие приятелей Путина и в истории с арестом министра Улюкаева – креатуры Медведева.

То, что Юлия Владимировна давно и надежно находится в сфере влияния Чемезова не подлежит сомнению. Ее нынешние попытки инициировать импичмент, организовать Майдан с последующим захватом власти – то ли президентской, то ли премьерской – это общее желание: и ее и друзей Путина – Чемезова и «дачника» Иванова. Раз провалился прокт «Новороссия», значит следует продолжать ползучую аннексию украинской экономики, заключать «правильные» газовые контракты. Ну а арест Улюкаева – это звоночек для премьера Медведева. Тимошенко к этому отношения не имеет, Чемезов – вполне.

По итогам бдений на даче Иванова, Тимошенко за монаршью благосклонность рассчиталась “натурой”: на выборах 2006 года — по списку БЮТ в Верховную Раду прошел будущий министр обороны Украины Павел Лебедев. Через год Лебедев “перелетает” к регионалам. Многих удивляло, как такой, мягко говоря, нетипичный персонаж оказался в списке оппозиции?

Тайное стало явным после того, как имя Лебедева засветилось в публикации с говорящим заголовком “Крымская афера Чемезова-Сердюкова” — в качестве партнера по бизнесу упомянутых лиц. “Любі друзі” Путина сработали и тут.

А то, что Лебедев в должности министра обороны сделал все, чтобы окончательно развалить украинскую армию и подготовить беспроблемное вторжение «зеленых человечков» — это всего лишь побочные последствия благодарности Тимошенко вечному спецслужбисту Путину за «оказанное доверие» на даче Иванова.
_____________________________________________________________________________________
Во второй части: «связные» Николай Токарев, Сергей Чемезов, Виктор Медведчук; волшебное списание Россией 600 млн. дол. украинских долгов; поддержка БЮТ российского вторжения в Грузию; скупка украинской промышленности россиянами; попытки Путина вызволить Тимошенко из темницы; секреты ее бизнеса: зять как возможность спрятать капиталы, кипрские счета-российские корни.

Тема

Люди из окружения Порошенко. Какой из Григоришина бизнесменЛюди из окружения Порошенко. Какой из Григоришина бизнесмен

Инна Михайловская.

19 января 2016 года на Сумское машиностроительное НПО им.Фрунзе пришли 40 представителей фискальной службы, в том числе вооруженных, для обыска и выемки неких документов. По обрывочным данным удалось выяснить, что фискалы пытались найти бумаги и сведения, подтверждающие неуплату налогов и незаконный вывод средств завода за границу в сумме 120 млн долл.

Очевидно, что противостояние мажоритарного акционера предприятия — россиянина Константина Григоришина с государством будет еще долгим. Но уже сейчас можно сделать выводы, что произошло с некогда успешным предприятием тогда, когда началась приватизация, и к чему это привело после.

Григоришин, чьи активы по большей части расположены в Украине, пытается создать себе образ успешного предпринимателя, которому мешают власти и другие олигархи. Однако чуть более пристальный взгляд на его компании доказывает, что у него нет ни стратегии, ни планов развивать свой бизнес. Если обобщить то, как работает Григоришин, то окажется, что и бизнесменом, и менеджером его сложно назвать. Все это можно было бы отнести на счет чудачеств богатого купца, но последствия этих чудачеств будет разгребать вся страна. На примере Сумского НПО им.Фрунзе это видно особенно хорошо.

Сумское НПО было приватизировано в конце 1990-х годов. После этого в составе его акционеров не было государства. Насколько серьезно можно относиться к словам народного депутата Антона Геращенко, обвинившего Григоришина в воровстве предприятия? И насколько объективным можно считать уголовные дела, которые возбудил против бизнесмена соратник депутата министр внутренних дел Арсен Аваков?

Пока был Павел Иванович

Информация о том, что Григоришин был тесно связан с бывшим премьер-министром Украины Павлом Лазаренко, уже давно не является секретом, хотя долгие года она не всплывала на поверхность. Вкратце: своим явлением на свет в качестве бизнесмена Григоришин обязан именно Лазаренко и его партнеру Петру Кириченко, ведь на их деньги россиянин скупал активы и присвоил их себе, когда старшие партнеры были арестованы в США. В 2013 году Кириченко подал иск в американский арбитраж в расчете получить от младшего партнера 300 млн долларов.

Что же до Сумского НПО, то история его приватизации также неразрывно связана с Лазаренко. Владимир Лукьяненко, бывший директор завода, в 1998 году столкнулся с проблемой: его предприятие было выставлено на приватизацию, но денег для выкупа всех акций у него не было. 10% акций досталось трудовому коллективу, директор смог скупить 7%, а вот что делать с остальными, задача была сложной. Поэтому ничего не оставалось, как вступить в переговоры с теми, у кого деньги есть.

Сначала Лукьяненко встретился с Виктором Пинчуком. Но тому не были интересны машиностроительные активы, он сосредоточился на производстве труб. Затем он побеседовал с Юлией Тимошенко. Но она уже теряла могущество как глава корпорации ЕЭСУ, зато набирала вес как политик национального масштаба. В общем, ей было не до того. Лазаренко буквально недавно был уволен с поста премьера, но все еще оставался могущественной персоной, к тому же богатой. Лукьяненко договорился с Лазаренко, что они выкупят оставшиеся около 82% и поделят их между собой практически поровну с небольшим перевесом в пользу Лукьяненко. А поскольку директор завода уже имел 7%, то у него долгое время в руках был контрольный пакет. Лазаренко это устроило.

Григоришин был «смотрящим» от Лазаренко. Старожилы завода вспоминают, что россиянина как доверенное лицо Павла Ивановича встречали пышно. Лукьяненко – фанатично преданный заводу человек, он досконально разбирается во всех тонкостях предприятия, а потому он с упоением показывал Григоришину объекты завода, оборудование, и объяснял, что это такое и почему производить ту или иную продукцию выгодно. Более того, в первое время Лукьяненко даже восхищался молодым человеком, поскольку не каждому дано купить ряд привлекательнейших объектов, как например, облэнерго. Но Григоришин смотрел на все, что ему показывают, скучая и не проявляя никакого интереса. В 2013 году Лукьяненко, когда его полностью отстранят от управления, скажет, что Григоришин не отдает себе отчета в том, что он делает с предприятием, и это еще полбеды. Главная проблема была в том, что директоры, которых тот ставил во главе НПО, тоже, по мнению Лукьяненко, не понимали всех тонкостей этого сложного производства.

Братья Суркисы, которые до начала 2000-х годов были партнерами Григоришина в ряде облэнерго и ФК «Динамо» (Киев), скупили около 13% НПО

Кинуть всех

После того, как стало понятно, что Лазаренко и Кириченко задержатся в США очень надолго, напомним, они были арестованы и получили тюремные сроки за отмывание денег, Григоришин начал оптимизацию чужой собственности. В результате россиянин перевел 10% акций НПО в латвийский Ogres Komercbanka на трастовый счет. Но в 2006 году банк лишился лицензии. Григоришину удалось спасти эти акции, и он стал их обладателем в ущерб Лукьяненко и, разумеется, Суркисам, с которыми еще раньше у них возник конфликт вокруг «Динамо». Как известно, Суркисы провели допэмиссию акций клуба и уменьшили долю Григоришина до менее 1%. Григоришин ответил почти тем же, размыв их долю в Сумском НПО.

Лукьяненко, будучи красным директором, был хорошим менеджером производства, но он не мог тягаться с Григоришиным в вопросах оформления собственности. Ему помогал его сын – тоже Владимир. Совместно они добились от Григоришина компромиссного решения: россиянин возвращает акции, но на предприятии создается наблюдательный совет, в котором 4 человека представляют Лукьяненко, и пятеро – Григоришина. Решение совета считается принятым, если набиралось не менее семи голосов. Но в местном сумском суде юристы Григоришина сумели получить решение о том, что для принятия решения достаточно пяти голосов. Поэтому к 2013 году россиянин с «чистой совестью» мог вообще избавиться от Лукьяненко. Что он и сделал.

Еще раньше, чтобы обезопасить себя от Суркисов, Григоришин настоял на переводе всех активов и основных фондов из ЧАО «СМНПО им.Фрунзе» в ООО «СМНПО», оставив лишь что-то совсем уж незначительное в ЧАО. Таким образом, Суркисы остались ни с чем, а потому с 2010 года они судятся с Григоришиным на Кипре по месту регистрации оффшоров бизнесменов.

Дела казанские

Предпосылок к тому, чтобы именно в 2013 году Григоришин избавился в НПО от всех партнеров, было несколько. Во-первых, уже упомянутые выше манипуляции с акциями и набсоветом давали Григоришину широкие возможности управлять собственностью, не считаясь ни с кем другим. Во-вторых, весной того года состоялась аннексия Крыма, началась война на Донбассе, и, наконец, это был фактически период безвластия в Украине. В-третьих, произошло еще одно событие, которое, казалось бы, никакого отношения к НПО не имеет.

Российская компания «Гидравлические машины» вышла на IPO и по экспоненте расширяла свой бизнес. В 2013 году она купила компанию «Казанькомпрессормаш». За несколько лет до всех этих событий миноритарным акционером «Гидравлических машин» стал Лукьяненко-младший. Узнав о покупке казанской компании, Григоришин потребовал от Лукьяненко-младшего продать ему свой пакет в «Гидравлических машинах», так как получившееся в итоге новое машиностроительное объединение якобы было прямым конкурентом НПО. И хотя это не так (достаточно сравнить номенклатуру производства), россиянин стоял на своем.

Лукьяненко-младшего не устраивало в этом требовании буквально все, в том числе и предложенная Григоришиным цена, не говоря уже о том, что он уже пострадал от обмана Григоришина. Более того, решение о продаже своего пакета он не мог принять единолично без решения владельцев «Гидравлических машин». Он вообще не планировал что-либо продавать Григоришину.

Отказ продавать российско-татарскую компанию и стал спусковым крючком для Григоришина, который отрезал вскоре отца и сына Лукьяненко не только от управления сумским предприятием, а и от получения дивидендов и зарплат. Но и это не все.

Английское право

Между Лукьяненко и Григоришиным существует акционерное соглашение, согласно которому отец и сын могут выйти из бизнеса, получив за это определенную сумму. Причем заключено это соглашение было в английском праве. Поскольку оно истекало в 2014 году, Лукьяненко-младший, получив в собственность акции отца, от имени своих компаний в 2013 году подал против компаний Григоришина иск в Лондонский международный арбитражный суд с требованием выплатить около 300 млн долларов, включая ущерб и судебные издержки. Решение по этому иску ожидается в марте и оно обязательно для исполнения. Лукьяненко полностью отказались комментировать детали этого иска, сославшись на то, что это может быть расценено как попытка оказать влияние на исход суда.

В Украине этот судебный процесс часто называют войной Григоришина и бизнесмена Вадима Новинского.

Как Новинский оказался в этом деле? По данным источников, близких к семье Лукьяненко, Лукьяненко-старший во времена работы министром нефтяного и химического машиностроения СССР (1980-е) жил в одном доме в Москве с Виктором Черномырдиным, с которым подружился. В один из приездов в Сумы Черномырдин узнал, что оба Лукьяненко — не крещеные. Он подозвал приехавшего с ним Новинского, и его, как верующего человека, попросил покрестить отца и сына Лукьяненко. Что тот и сделал. Когда начались проблемы с Григоришиным, Лукьяненко-младший продал Новинскому 25% своих акций НПО, чтобы совместно противостоять Григоришину. Но фактический истец все же Лукьяненко-младший.

Григоришина в случае проигрыша ожидают нелегкие времена – его группа «Энергетический стандарт» вполне может не пережить этого. Если сложить два иска – Кириченко и Лукьяненко – получается 600 млн долларов.

Впрочем, нет и никакой группы «Энергостандарт». Это не холдинг, это не компания с вертикальным управлением, это даже не офис с департаментами. Это сотни оффшоров и тысячи других юридических лиц, которые разбросаны по всему миру. Найти документы, лично подписанные Григоришиным, будет сложно, потому что их мало кто видел. Поэтому исполнение решения британского суда еще столкнется с проблемой поиска активов Григоришина, хотя они вроде бы у нас под носом.

Падение НПО

На сайте Сумского НПО с 2012 года не публикуется финансовая отчетность. Но и по последней документации видно, что объемы инвестиций в предприятие составили абсолютный ноль. И это – одна из особенностей ведения бизнеса Григоришиным, он не инвестирует в развитие.

Но известно, что Григоришин использует различные фирмы-прокладки для вывода денег со своих предприятий. В частности, скандальный, но не до конца состоявшийся тендер на поставку госкомпании «Укрэнерго» 37 трансформаторов с принадлежащего Григоришину Запорожского трансформаторного завода использовался россиянином для вывода денег в Россию. По этой схеме государственная компания «Укрэнерго» должна была покупать оборудование у ЗТР не напрямую, а через российские «прокладки» Григоришина по завышенной в два раза цене.

Почему собственник завода делает все, чтобы завод денег не получил? В случае с любым другим предприятием можно сказать, что это его личное дело. Но как быть с принадлежащими ему облэнерго, ведь это предприятия, относящиеся к сфере национальной безопасности?

Ситуация на НПО приблизительно такая же. В 2013 году Сумское управление СБУ официально проинформировало областного прокурора о том, что НПО реализует свою продукцию с привлечением компаний-агентов, которые получают за свои услуги до 25% комиссионных от суммы контрактов.

Эти деньги НПО затем относит на валовые расходы, чем занижает свои налоговые обязательства. СБУ некоторые сделки квалифицировала как «никчемные», то есть фиктивные, полагая, что это связано с выводом средств в Россию и оффшорные компании, одна из которых – Kozakia Trading Limited, занимавшаяся якобы продвижением продукции НПО в России и Казахстане.Так что обыски 19 января 2016 года могли быть связаны и с этим делом.

НПО – градообразующее предприятие, поэтому его частный статус никогда не даст властям Украины расслабиться и спокойно наблюдать, как загибается завод. В лучшие годы на заводе работали 27 тысяч человек. Это 10% населения Сум. Если умножить эту цифру на три (среднее число членов семей работников завода), то окажется, что как минимум 30% сумчан зависят от одного предприятия. Программа сокращения персонала под руководством Григоришина привела к тому, что сейчас, по некоторым данным, на НПО работают 7 тысяч человек. Точно известно, что по состоянию на конец 2014 года на предприятии числилось 12 тыс. сотрудников.

Средняя зарплата на НПО сократилась за последнее десятилетие с 700-1000 долларов до 3500 гривен. Завод работает неполный рабочий день. Загрузка катастрофически мала. Так, если в 2011 году НПО реализовало продукции на сумму 343 млн долларов (при полном отсутствии заказов из России), то в первом полугодии 2015 года – 2,3 млн. То есть бизнесмен Григоришин допустил падение продаж в 100 раз за пять лет. За этот период завод не приобрел ни одной единицы техники. Зарплаты задерживаются на два-три месяца.

По состоянию на начало 2014 года НПО имело кредиторскую задолженность в размере 1,5 млрд гривен. Основные кредиторы Григоришина – банки Украины, России и украинский государственный «Укрэксимбанк», долг которому составлял около 3 млн долл.

В своих открытых письма сотрудники завода (в том числе инженеры и специалисты по маркетингу высшего управленческого звена) заявляли, что предприятие всегда производило широкий спектр продукции для ряда отраслей: химической, газовой, космической, атомной, угольной и др. Но в настоящее время НПО потеряло заказчиков во многих странах мира из-за снизившегося качества и невыполнения своих обязательств. Предприятие стремительно теряет целые рынки.

Сейчас номенклатура товаров сузилась до газоперекачивающего оборудования, что в условиях сокращения потребления газа в Украине и добычи в России – просто бессмысленно. Зарубежные рынки переживают сланцевую революцию, но сумское предприятие не предложило рынку свои агрегаты.

Даже сейчас, когда сняты санкции с Ирана, представители предприятия не бросились осваивать новый рынок.

Национальная безопасность

Глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу и украинский министр финансов Наталья Яресько во время своих выступлений на Всемирном экономическом форуме в Давосе почти синхронно и весьма точно сформулировали одну из главных проблем Украины. Эта проблема называется офшором. Практически вся значимая собственность в Украине оформлена в безналоговых зонах. Офшоры повсеместно используются для «оптимизации» налогообложения. И пока все остается, как есть, ни о каком выводе экономики из тени и речи быть не может.

В данном случае Григоришин – не исключение. Несмотря на то, что Сумское НПО – частная компания, от ее деятельности зависит слишком многое, чтобы закрывать на происходящее глаза.

Во-первых, на кону стоит судьба города Сумы, который к тому же граничит с Россией. Сокращение производства и персонала существенно повысили уровень безработицы и снизило уровень доходов в городе. Кроме того, городской и государственные бюджеты все меньше и меньше получают от НПО налогов.

Во-вторых, методы работы Григоришина в Украине косвенно, а, может, и прямо создают более выгодные конкурентные преимущества для аналогичных предприятий в России. Известно, что технологически предприятия нефтяного и газового машиностроения, атомной энергетики в Украине и России находятся приблизительно на одном уровне. Поэтому стагнация украинского предприятия (такого, как Сумское НПО) ведет к усилению позиций российского конкурента.

В-третьих, Григоришин давно стал фактором политической нестабильности. Речь идет и о финансировании им Компартии, которая обладала в парламенте «золотой акцией» и всегда подыгрывала режимам Кучмы и Януковича, и о том, что сейчас россиянин четко обозначил себя как человека, близкого Петру Порошенко.

Насколько Порошенко благоволит Григоришину и благоволит ли вообще, неизвестно. Впрочем, желание Григоришина выдать себя за друга президента и поссориться со всеми остальными может иметь вполне прикладную задачу: списать свои долги на форс-мажор – объявленную президентом деолигархизацию. Правда, борьба эта почему-то подозрительно избирательна.

Наконец, как бы мы ни относились к Арсению Яценюку, он все еще премьер-министр. И глава правительства на недавнем заседании Кабмина назвал россиянина фактическим агентом ФСБ России.

Главком
Инна Михайловская.

19 января 2016 года на Сумское машиностроительное НПО им.Фрунзе пришли 40 представителей фискальной службы, в том числе вооруженных, для обыска и выемки неких документов. По обрывочным данным удалось выяснить, что фискалы пытались найти бумаги и сведения, подтверждающие неуплату налогов и незаконный вывод средств завода за границу в сумме 120 млн долл.

Очевидно, что противостояние мажоритарного акционера предприятия — россиянина Константина Григоришина с государством будет еще долгим. Но уже сейчас можно сделать выводы, что произошло с некогда успешным предприятием тогда, когда началась приватизация, и к чему это привело после.

Григоришин, чьи активы по большей части расположены в Украине, пытается создать себе образ успешного предпринимателя, которому мешают власти и другие олигархи. Однако чуть более пристальный взгляд на его компании доказывает, что у него нет ни стратегии, ни планов развивать свой бизнес. Если обобщить то, как работает Григоришин, то окажется, что и бизнесменом, и менеджером его сложно назвать. Все это можно было бы отнести на счет чудачеств богатого купца, но последствия этих чудачеств будет разгребать вся страна. На примере Сумского НПО им.Фрунзе это видно особенно хорошо.

Сумское НПО было приватизировано в конце 1990-х годов. После этого в составе его акционеров не было государства. Насколько серьезно можно относиться к словам народного депутата Антона Геращенко, обвинившего Григоришина в воровстве предприятия? И насколько объективным можно считать уголовные дела, которые возбудил против бизнесмена соратник депутата министр внутренних дел Арсен Аваков?

Пока был Павел Иванович

Информация о том, что Григоришин был тесно связан с бывшим премьер-министром Украины Павлом Лазаренко, уже давно не является секретом, хотя долгие года она не всплывала на поверхность. Вкратце: своим явлением на свет в качестве бизнесмена Григоришин обязан именно Лазаренко и его партнеру Петру Кириченко, ведь на их деньги россиянин скупал активы и присвоил их себе, когда старшие партнеры были арестованы в США. В 2013 году Кириченко подал иск в американский арбитраж в расчете получить от младшего партнера 300 млн долларов.

Что же до Сумского НПО, то история его приватизации также неразрывно связана с Лазаренко. Владимир Лукьяненко, бывший директор завода, в 1998 году столкнулся с проблемой: его предприятие было выставлено на приватизацию, но денег для выкупа всех акций у него не было. 10% акций досталось трудовому коллективу, директор смог скупить 7%, а вот что делать с остальными, задача была сложной. Поэтому ничего не оставалось, как вступить в переговоры с теми, у кого деньги есть.

Сначала Лукьяненко встретился с Виктором Пинчуком. Но тому не были интересны машиностроительные активы, он сосредоточился на производстве труб. Затем он побеседовал с Юлией Тимошенко. Но она уже теряла могущество как глава корпорации ЕЭСУ, зато набирала вес как политик национального масштаба. В общем, ей было не до того. Лазаренко буквально недавно был уволен с поста премьера, но все еще оставался могущественной персоной, к тому же богатой. Лукьяненко договорился с Лазаренко, что они выкупят оставшиеся около 82% и поделят их между собой практически поровну с небольшим перевесом в пользу Лукьяненко. А поскольку директор завода уже имел 7%, то у него долгое время в руках был контрольный пакет. Лазаренко это устроило.

Григоришин был «смотрящим» от Лазаренко. Старожилы завода вспоминают, что россиянина как доверенное лицо Павла Ивановича встречали пышно. Лукьяненко – фанатично преданный заводу человек, он досконально разбирается во всех тонкостях предприятия, а потому он с упоением показывал Григоришину объекты завода, оборудование, и объяснял, что это такое и почему производить ту или иную продукцию выгодно. Более того, в первое время Лукьяненко даже восхищался молодым человеком, поскольку не каждому дано купить ряд привлекательнейших объектов, как например, облэнерго. Но Григоришин смотрел на все, что ему показывают, скучая и не проявляя никакого интереса. В 2013 году Лукьяненко, когда его полностью отстранят от управления, скажет, что Григоришин не отдает себе отчета в том, что он делает с предприятием, и это еще полбеды. Главная проблема была в том, что директоры, которых тот ставил во главе НПО, тоже, по мнению Лукьяненко, не понимали всех тонкостей этого сложного производства.

Братья Суркисы, которые до начала 2000-х годов были партнерами Григоришина в ряде облэнерго и ФК «Динамо» (Киев), скупили около 13% НПО

Кинуть всех

После того, как стало понятно, что Лазаренко и Кириченко задержатся в США очень надолго, напомним, они были арестованы и получили тюремные сроки за отмывание денег, Григоришин начал оптимизацию чужой собственности. В результате россиянин перевел 10% акций НПО в латвийский Ogres Komercbanka на трастовый счет. Но в 2006 году банк лишился лицензии. Григоришину удалось спасти эти акции, и он стал их обладателем в ущерб Лукьяненко и, разумеется, Суркисам, с которыми еще раньше у них возник конфликт вокруг «Динамо». Как известно, Суркисы провели допэмиссию акций клуба и уменьшили долю Григоришина до менее 1%. Григоришин ответил почти тем же, размыв их долю в Сумском НПО.

Лукьяненко, будучи красным директором, был хорошим менеджером производства, но он не мог тягаться с Григоришиным в вопросах оформления собственности. Ему помогал его сын – тоже Владимир. Совместно они добились от Григоришина компромиссного решения: россиянин возвращает акции, но на предприятии создается наблюдательный совет, в котором 4 человека представляют Лукьяненко, и пятеро – Григоришина. Решение совета считается принятым, если набиралось не менее семи голосов. Но в местном сумском суде юристы Григоришина сумели получить решение о том, что для принятия решения достаточно пяти голосов. Поэтому к 2013 году россиянин с «чистой совестью» мог вообще избавиться от Лукьяненко. Что он и сделал.

Еще раньше, чтобы обезопасить себя от Суркисов, Григоришин настоял на переводе всех активов и основных фондов из ЧАО «СМНПО им.Фрунзе» в ООО «СМНПО», оставив лишь что-то совсем уж незначительное в ЧАО. Таким образом, Суркисы остались ни с чем, а потому с 2010 года они судятся с Григоришиным на Кипре по месту регистрации оффшоров бизнесменов.

Дела казанские

Предпосылок к тому, чтобы именно в 2013 году Григоришин избавился в НПО от всех партнеров, было несколько. Во-первых, уже упомянутые выше манипуляции с акциями и набсоветом давали Григоришину широкие возможности управлять собственностью, не считаясь ни с кем другим. Во-вторых, весной того года состоялась аннексия Крыма, началась война на Донбассе, и, наконец, это был фактически период безвластия в Украине. В-третьих, произошло еще одно событие, которое, казалось бы, никакого отношения к НПО не имеет.

Российская компания «Гидравлические машины» вышла на IPO и по экспоненте расширяла свой бизнес. В 2013 году она купила компанию «Казанькомпрессормаш». За несколько лет до всех этих событий миноритарным акционером «Гидравлических машин» стал Лукьяненко-младший. Узнав о покупке казанской компании, Григоришин потребовал от Лукьяненко-младшего продать ему свой пакет в «Гидравлических машинах», так как получившееся в итоге новое машиностроительное объединение якобы было прямым конкурентом НПО. И хотя это не так (достаточно сравнить номенклатуру производства), россиянин стоял на своем.

Лукьяненко-младшего не устраивало в этом требовании буквально все, в том числе и предложенная Григоришиным цена, не говоря уже о том, что он уже пострадал от обмана Григоришина. Более того, решение о продаже своего пакета он не мог принять единолично без решения владельцев «Гидравлических машин». Он вообще не планировал что-либо продавать Григоришину.

Отказ продавать российско-татарскую компанию и стал спусковым крючком для Григоришина, который отрезал вскоре отца и сына Лукьяненко не только от управления сумским предприятием, а и от получения дивидендов и зарплат. Но и это не все.

Английское право

Между Лукьяненко и Григоришиным существует акционерное соглашение, согласно которому отец и сын могут выйти из бизнеса, получив за это определенную сумму. Причем заключено это соглашение было в английском праве. Поскольку оно истекало в 2014 году, Лукьяненко-младший, получив в собственность акции отца, от имени своих компаний в 2013 году подал против компаний Григоришина иск в Лондонский международный арбитражный суд с требованием выплатить около 300 млн долларов, включая ущерб и судебные издержки. Решение по этому иску ожидается в марте и оно обязательно для исполнения. Лукьяненко полностью отказались комментировать детали этого иска, сославшись на то, что это может быть расценено как попытка оказать влияние на исход суда.

В Украине этот судебный процесс часто называют войной Григоришина и бизнесмена Вадима Новинского.

Как Новинский оказался в этом деле? По данным источников, близких к семье Лукьяненко, Лукьяненко-старший во времена работы министром нефтяного и химического машиностроения СССР (1980-е) жил в одном доме в Москве с Виктором Черномырдиным, с которым подружился. В один из приездов в Сумы Черномырдин узнал, что оба Лукьяненко — не крещеные. Он подозвал приехавшего с ним Новинского, и его, как верующего человека, попросил покрестить отца и сына Лукьяненко. Что тот и сделал. Когда начались проблемы с Григоришиным, Лукьяненко-младший продал Новинскому 25% своих акций НПО, чтобы совместно противостоять Григоришину. Но фактический истец все же Лукьяненко-младший.

Григоришина в случае проигрыша ожидают нелегкие времена – его группа «Энергетический стандарт» вполне может не пережить этого. Если сложить два иска – Кириченко и Лукьяненко – получается 600 млн долларов.

Впрочем, нет и никакой группы «Энергостандарт». Это не холдинг, это не компания с вертикальным управлением, это даже не офис с департаментами. Это сотни оффшоров и тысячи других юридических лиц, которые разбросаны по всему миру. Найти документы, лично подписанные Григоришиным, будет сложно, потому что их мало кто видел. Поэтому исполнение решения британского суда еще столкнется с проблемой поиска активов Григоришина, хотя они вроде бы у нас под носом.

Падение НПО

На сайте Сумского НПО с 2012 года не публикуется финансовая отчетность. Но и по последней документации видно, что объемы инвестиций в предприятие составили абсолютный ноль. И это – одна из особенностей ведения бизнеса Григоришиным, он не инвестирует в развитие.

Но известно, что Григоришин использует различные фирмы-прокладки для вывода денег со своих предприятий. В частности, скандальный, но не до конца состоявшийся тендер на поставку госкомпании «Укрэнерго» 37 трансформаторов с принадлежащего Григоришину Запорожского трансформаторного завода использовался россиянином для вывода денег в Россию. По этой схеме государственная компания «Укрэнерго» должна была покупать оборудование у ЗТР не напрямую, а через российские «прокладки» Григоришина по завышенной в два раза цене.

Почему собственник завода делает все, чтобы завод денег не получил? В случае с любым другим предприятием можно сказать, что это его личное дело. Но как быть с принадлежащими ему облэнерго, ведь это предприятия, относящиеся к сфере национальной безопасности?

Ситуация на НПО приблизительно такая же. В 2013 году Сумское управление СБУ официально проинформировало областного прокурора о том, что НПО реализует свою продукцию с привлечением компаний-агентов, которые получают за свои услуги до 25% комиссионных от суммы контрактов.

Эти деньги НПО затем относит на валовые расходы, чем занижает свои налоговые обязательства. СБУ некоторые сделки квалифицировала как «никчемные», то есть фиктивные, полагая, что это связано с выводом средств в Россию и оффшорные компании, одна из которых – Kozakia Trading Limited, занимавшаяся якобы продвижением продукции НПО в России и Казахстане.Так что обыски 19 января 2016 года могли быть связаны и с этим делом.

НПО – градообразующее предприятие, поэтому его частный статус никогда не даст властям Украины расслабиться и спокойно наблюдать, как загибается завод. В лучшие годы на заводе работали 27 тысяч человек. Это 10% населения Сум. Если умножить эту цифру на три (среднее число членов семей работников завода), то окажется, что как минимум 30% сумчан зависят от одного предприятия. Программа сокращения персонала под руководством Григоришина привела к тому, что сейчас, по некоторым данным, на НПО работают 7 тысяч человек. Точно известно, что по состоянию на конец 2014 года на предприятии числилось 12 тыс. сотрудников.

Средняя зарплата на НПО сократилась за последнее десятилетие с 700-1000 долларов до 3500 гривен. Завод работает неполный рабочий день. Загрузка катастрофически мала. Так, если в 2011 году НПО реализовало продукции на сумму 343 млн долларов (при полном отсутствии заказов из России), то в первом полугодии 2015 года – 2,3 млн. То есть бизнесмен Григоришин допустил падение продаж в 100 раз за пять лет. За этот период завод не приобрел ни одной единицы техники. Зарплаты задерживаются на два-три месяца.

По состоянию на начало 2014 года НПО имело кредиторскую задолженность в размере 1,5 млрд гривен. Основные кредиторы Григоришина – банки Украины, России и украинский государственный «Укрэксимбанк», долг которому составлял около 3 млн долл.

В своих открытых письма сотрудники завода (в том числе инженеры и специалисты по маркетингу высшего управленческого звена) заявляли, что предприятие всегда производило широкий спектр продукции для ряда отраслей: химической, газовой, космической, атомной, угольной и др. Но в настоящее время НПО потеряло заказчиков во многих странах мира из-за снизившегося качества и невыполнения своих обязательств. Предприятие стремительно теряет целые рынки.

Сейчас номенклатура товаров сузилась до газоперекачивающего оборудования, что в условиях сокращения потребления газа в Украине и добычи в России – просто бессмысленно. Зарубежные рынки переживают сланцевую революцию, но сумское предприятие не предложило рынку свои агрегаты.

Даже сейчас, когда сняты санкции с Ирана, представители предприятия не бросились осваивать новый рынок.

Национальная безопасность

Глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу и украинский министр финансов Наталья Яресько во время своих выступлений на Всемирном экономическом форуме в Давосе почти синхронно и весьма точно сформулировали одну из главных проблем Украины. Эта проблема называется офшором. Практически вся значимая собственность в Украине оформлена в безналоговых зонах. Офшоры повсеместно используются для «оптимизации» налогообложения. И пока все остается, как есть, ни о каком выводе экономики из тени и речи быть не может.

В данном случае Григоришин – не исключение. Несмотря на то, что Сумское НПО – частная компания, от ее деятельности зависит слишком многое, чтобы закрывать на происходящее глаза.

Во-первых, на кону стоит судьба города Сумы, который к тому же граничит с Россией. Сокращение производства и персонала существенно повысили уровень безработицы и снизило уровень доходов в городе. Кроме того, городской и государственные бюджеты все меньше и меньше получают от НПО налогов.

Во-вторых, методы работы Григоришина в Украине косвенно, а, может, и прямо создают более выгодные конкурентные преимущества для аналогичных предприятий в России. Известно, что технологически предприятия нефтяного и газового машиностроения, атомной энергетики в Украине и России находятся приблизительно на одном уровне. Поэтому стагнация украинского предприятия (такого, как Сумское НПО) ведет к усилению позиций российского конкурента.

В-третьих, Григоришин давно стал фактором политической нестабильности. Речь идет и о финансировании им Компартии, которая обладала в парламенте «золотой акцией» и всегда подыгрывала режимам Кучмы и Януковича, и о том, что сейчас россиянин четко обозначил себя как человека, близкого Петру Порошенко.

Насколько Порошенко благоволит Григоришину и благоволит ли вообще, неизвестно. Впрочем, желание Григоришина выдать себя за друга президента и поссориться со всеми остальными может иметь вполне прикладную задачу: списать свои долги на форс-мажор – объявленную президентом деолигархизацию. Правда, борьба эта почему-то подозрительно избирательна.

Наконец, как бы мы ни относились к Арсению Яценюку, он все еще премьер-министр. И глава правительства на недавнем заседании Кабмина назвал россиянина фактическим агентом ФСБ России.

Главком

Украина 2004. Психологический портрет лидеров Оранжевой революции. Юлия ТимошенкоУкраина 2004. Психологический портрет лидеров Оранжевой революции. Юлия Тимошенко

Олег Базалук. Из книги “Коррупция в Украине: Ментальность правителей и судьбы народов” (Геофилософия).

Первую часть читайте здесь.

Рассмотрим биографии трех лидеров украинской оппозиции, которые чуть позже возглавили Оранжевую революцию. Выдержки из биографий Виктора Ющенко, Юлии Тимошенко и Петра Порошенко (которые взяты мной в основном из официальных источников) позволят нам составить психологический портрет лидеров Оранжевой революции, понять особенности их ментальности, но самое главное, причины по которым Украина и украинцы после Оранжевой революции вместо прогресса и процветания скатились к хаосу и упадку практически во всех сферах деятельности. Итак:

2. Юлия Тимошенко – второй лидер оппозиции, бизнесмен и политик.

О Юлии Тимошенко сложно писать объективно, без эмоций. Её болезненное стремление к власти, конфликтность, лицемерие и неоднозначные жизненные поступки вызывают или полное неприятие или слепое почитание. Жизненный путь Юлии Тимошенко отличается переменчивостью судьбы, взлетами и падениями, славой и забвением, постоянным предательством и конфликтами.

Отец Тимошенко, Владимир Григян, латыш по происхождению, оставил семью, когда дочери исполнилось всего 3 года. Юлия Тимошенко воспитывалась мамой. Первая половина жизни Юлии Тимошенко связана с Днепропетровском. В старших классах школы Юлия Григян решила изменить фамилию. Она взяла фамилию матери и стала Юлией Телегиной. В 19 лет выйдя замуж (в 1979 году), она третий раз меняет фамилию, и становится Юлией Тимошенко (по фамилии мужа).

Брак Тимошенко можно назвать удачным. Семья мужа – это семья советского номенклатурного работника регионального масштаба. Именно тесть, партийный работник, после распада Советского Союза помог семье сына сделать первые шаги в бизнесе. С учетом возможностей Днепропетровска и его клановости, семья Тимошенко стремительно обогащалась. В начале 1990 годов семьи Тимошенко-старших (свекра) и Тимошенко-младших объединяют капитал и создают корпорацию «Украинский бензин», которая со временем становится монополистом в обеспечении агропромышленного комплекса Днепропетровщины нефтепродуктами. В ноябре 1995 года на основе корпорации «Украинский бензин» создается корпорация «Единые энергетические системы Украины» (ЕЭСУ) — крупнейший импортёр природного газа на Украину из России и государств Средней Азии.

Изучая и сравнивая биографии Юлии Тимошенко и Павла Лазаренко, приходишь к выводу, что создание и процветание корпорации «Единые энергетические системы Украины» это не столько экономический гений Юлии Тимошенко или кого-то из её родни, сколько результат её близости с Павлом Лазаренко. В 1995-1996 годах Павел Лазаренко занимал пост вице-премьера по топливно-энергетическому комплексу, а в 1996-1997 году — премьер-министра Украины. Тридцатипятилетняя Тимошенко и сорокадвухлетний Лазаренко создали мощный тандем, в основе которого лежала любовь и коррупция.

В лихие 1990-е годы Юлия Тимошенко усвоила два важных урока: она научилась предавать своих близких и, не считаясь ни с чем, идти к своей цели. Это мое личное предположение, но я предполагаю, что первые уроки предательства преподнес Тимошенко её красавец муж – Александр Тимошенко. В конце 1999 года, когда одна из моих фирм начала работать с кланом Тимошенко-Коломойского, авторитетные люди рассказывали мне о слабости Александра Тимошенко к красивому полу. Тимошенко на измены мужа ответила своей близостью с Павлом Лазаренко.

Благодаря связи с Павлом Лазаренко Юлия Тимошенко достигла пика своей карьеры в бизнесе. Её часто называют первой миллиардершей в Украине, хотя я считаю, что это преувеличение. Однако благодаря напористости, хватке и работоспособности, капитал семьи Тимошенко едва уступал капиталу Павла Лазаренко, с которым она была в доле в разных направлениях бизнеса.

Однако связь с Лазаренко стала и причиной заката процветания бизнеса Тимошенко. После того, как в 1997 году президент Кучма уволил премьер-министра Лазаренко, налоговая инспекция Украины выдвинула иск против корпорации Тимошенко «Единые энергетические системы Украины» в размере 1,4 млрд гривен (по курсу начала 1998 года это чуть более 740 млн. долларов). Под давлением огромных штрафов Налоговой инспекции, ЕЭСУ в 1998 году прекратила работу на газовом рынке Украины, а вскоре прекратила и другие виды деятельности.

Однако к этому времени Юлия Тимошенко нашла новую сферу реализации своих амбиций. Влияние на региональном уровне её уже не удовлетворяло. Ей хотелось большего, масштабного, государственного. Она мечтала покорить новые вершины, добиться успеха в масштабах государства, возможно, даже, мира, и для этой цели она использовала Лазаренко. Именно благодаря своему любовнику Павлу Лазаренко Юлия Тимошенко из типичного регионального политика-бизнесмена вышла на уровень политика государственного масштаба.

Политическая карьера Тимошенко началась 16 января 1997 года, когда Павел Лазаренко переживал пик своего влияния в Украине. Бизнес для Тимошенко, благодаря покровительству второго человека в авторитарном государстве, казался легкой прогулкой. Она стремилась к власти, и для любимой женщины Павел Лазаренко эту власть предоставил.

Тимошенко прошла в парламент благодаря политической силе «Всеукраинское объединение «Громада». Всеукраинское объединение «Громада» было сформировано на Учредительном съезде 12 декабря 1993 года. Председателем новой политической силы избран Александр Турчинов. Это именно тот Турчинов, который после Революции Достоинства с 23 февраля 2014 года по 7 июня 2014 года (до избрания Петра Порошенко) исполнял обязанности президента Украины. Александр Турчинов как и многие современные украинские политики сделал карьеру при Кучме. Он давний соратник Юлии Тимошенко, пути которых разошлись только в 2014 году. Финансировал политическую силу «Громада» Павел Лазаренко.

В апреле 1997 года под влиянием амбициозной Тимошенко, политико-экономический совет партии принял решение про переход к активной политической деятельности. Тимошенко и Лазаренко начали готовиться к президентским выборам, которые должны были состояться в 1999 году. Именно политическая активность карманной партии Лазаренко, убедила Кучму в президентских амбициях Лазаренко, а соответственно, в его двойной игре. Поэтому в июле 1997 года президент Украины Леонид Кучма отправил Павла Лазаренко в отставку, а уже 27 сентября 1997 года состоялся III съезд Всеукраинского объединения «Громада», на котором вместо Александра Турчинова председателем партии избран Павел Лазаренко. На этом съезде принято два судьбоносных решения, ярко характеризующих амбиции Лазаренко и Тимошенко:

1) О создании коалиционного оппозиционного Кабинета министров Украины, который возглавила, естественно, Юлия Тимошенко;

2) О планах пройти в парламент Украины и выиграть президентские выборы.

С первой задачей политическая сила Лазаренко-Тимошенко-Турчинова справилась. В Верховную Раду Украины 3-го созыва прошли 17 депутатов, которые создали в ней фракцию «Громада». Однако со второй задачей все пошло наперекосяк. Леонид Кучма решил наказать Лазаренко в назидание всем. Ментальность авторитарного лидера превращала Кучму в мстительного и безжалостного маньяка, который не успокаивался, пока не удовлетворял свою месть. Кучма смог договориться с прошедшими в парламент бизнесменами и за счет раздачи регионов и бюджетных средств, протолкнул через парламент снятие с Павла Лазаренко депутатской неприкосновенности. И здесь я хочу обратить внимание на факты, которые ярко характеризуют Тимошенко и в не хорошем свете отличают её от всех других политиков первого плана в истории Украины:

— конец января 1999 года. Первый заместитель председателя партии «Громада» (напомним, это партия Павла Лазаренко) Юлия Тимошенко и заместитель председателя Александр Турчинов подают заявления об увольнении с должностей, заявив о несогласии с методами руководства лидера партии Павла Лазаренко;

— 9 февраля 1999 года. Генпрокурор Украины потребовал от Верховной Рады лишить Лазаренко парламентской неприкосновенности;

— 15 февраля 1999 года. Павел Лазаренко покинул страну;

— 17 февраля 1999 года. 310 депутатов из 450 голосуют за лишение Лазаренко депутатской неприкосновенности и дают согласие на его арест;

— 20 февраля 1999 года. Павла Лазаренко задерживают в аэропорту Нью-Йорка за нарушение визового режима;

— апрель-май 1999 года. Юлия Тимошенко и Александр Турчинов создают депутатскую группу «Батькивщина» в парламенте;

— 9 июля 1999 года. На учредительном съезде на деньги Тимошенко создается Политическая партия «Всеукраинское объединение» Батькивщина;

— 16 сентября 1999 года. Политическая партия «Всеукраинское объединение» Батькивщина регистрируется Министерством юстиции Украины;

— 18 декабря 1999 года. На II съезде партии, Председателем партии «Батькивщина» избирают Юлию Тимошенко (Александр Турчинов её заместитель);

— 22 декабря 1999 года Тимошенко становится вторым человеком во вновь назначенном правительстве Виктора Ющенко.

В воссозданных деталях биографии Юлии Тимошенко мы видим, что за год, Тимошенко не только предает человека, который вывел её сначала на уровень региональной элиты, а потом политика государственного уровня, но и находит нового покровителя, с помощью которого она становится самой влиятельной женщиной в масштабах Украины.

Таким образом, биография Юлии Тимошенко свидетельствует не только об её амбициях, но и как минимум о двух предательствах:

— в 1995 году Тимошенко предает супруга и закручивает роман с Павлом Лазаренко. В результате близости с Лазаренко, Тимошенко от уровня среднего семейного бизнеса выходит на уровень региональной элиты (ни где-нибудь на задворках Украины, а в самом Днепропетровске!) и заявляет о себе как о самостоятельном политике (со своей фракцией в парламенте и собственной партией!);

— в 1999 году Тимошенко предает своего любовника и бизнес-партнера и переходит в команду Виктора Ющенко, что позволяет ей на долгие годы стать самой влиятельной женщиной в Украине.

К сожалению, это не последние предательства Юлии Тимошенко.

Справедливости ради приведем ряд фактов из биографии Тимошенко, которые в значительной степени повлияли на становление её противоречивого характера, и в какой-то степени оправдывают агрессивность, порой даже фанатизм её поступков:

— 18 августа 2000 года Генеральной прокуратурой Украины сначала задержан, а потом арестован муж Юлии Тимошенко, Александр. Ему инкриминировали растрату 800 тысяч государственных средств. На самом деле, за арестом Александра Тимошенко скрывалось противостояние Юлии Тимошенко с «президентским» кланом в лице зятя Кучмы Виктора Пинчука. Уголовное дело возбуждено против свекра Тимошенко, Геннадия Тимошенко;

— 19 января 2001 года Юлию Тимошенко освобождают от занимаемой должности в правительстве, а 13 февраля арестовывают. Ей инкриминируют, что в бытность главой ЕЭСУ в 1995-1997 годах она осуществляла «контрабанду российского газа на Украину» и неуплату налогов;

— 27 марта 2001 года Печерский районный суд Киева отменил санкцию на арест Тимошенко, признав выдвинутые против неё обвинения несостоятельными. Через 42 суток проведенных в следственном изоляторе её освободили.

— Александра Тимошенко освободили из-под стражи только 9 августа 2001 года, почти через год заключения. По его утверждению в следственном изоляторе его неоднократно пытали.

Во всех этих событиях неоднозначно повел себя Виктор Ющенко. Фактически, он предал Тимошенко, оставив её на растерзание окружению Кучмы. Хотя с другой стороны, чем он мог ей помочь?

Все эти события, на мой взгляд, пробудили в Юлии Тимошенко демона. Она ненавидела лично Леонида Кучму, его режим и его окружение. Оранжевая революция это исключительно демон Тимошенко, которым она заражала окружающих. Без фанатичной ненависти Тимошенко, её титанических усилий, договоренностей и организации, Оранжевая революция никогда бы не состоялась. С 2001 года, с момента ареста супруга, Юлия Тимошенко превратилась в злой рок режима Леонида Кучмы. Все акции, движения, течения против Кучмы не обходились без Тимошенко. Она будоражила все еще боящихся власти украинцев, вселяла в их умы чувство собственного достоинства и значимости, провоцировала гражданскую активность населения, вела за собой еще редкие массы народа на акциях неповиновения, но все это делала не ради высоких идеалов и светлого будущего Украины, а чтобы удовлетворить ту ненависть, которую она испытывала к Кучме и его близким. Тимошенко мстила Кучме как может мстить только оскорбленная и доведенная до отчаянья женщина. Я считаю, что именно месть Тимошенко режиму Кучмы стала той искрой, которая смогла зажечь пламя Оранжевой революции.
Олег Базалук. Из книги “Коррупция в Украине: Ментальность правителей и судьбы народов” (Геофилософия).

Первую часть читайте здесь.

Рассмотрим биографии трех лидеров украинской оппозиции, которые чуть позже возглавили Оранжевую революцию. Выдержки из биографий Виктора Ющенко, Юлии Тимошенко и Петра Порошенко (которые взяты мной в основном из официальных источников) позволят нам составить психологический портрет лидеров Оранжевой революции, понять особенности их ментальности, но самое главное, причины по которым Украина и украинцы после Оранжевой революции вместо прогресса и процветания скатились к хаосу и упадку практически во всех сферах деятельности. Итак:

2. Юлия Тимошенко – второй лидер оппозиции, бизнесмен и политик.

О Юлии Тимошенко сложно писать объективно, без эмоций. Её болезненное стремление к власти, конфликтность, лицемерие и неоднозначные жизненные поступки вызывают или полное неприятие или слепое почитание. Жизненный путь Юлии Тимошенко отличается переменчивостью судьбы, взлетами и падениями, славой и забвением, постоянным предательством и конфликтами.

Отец Тимошенко, Владимир Григян, латыш по происхождению, оставил семью, когда дочери исполнилось всего 3 года. Юлия Тимошенко воспитывалась мамой. Первая половина жизни Юлии Тимошенко связана с Днепропетровском. В старших классах школы Юлия Григян решила изменить фамилию. Она взяла фамилию матери и стала Юлией Телегиной. В 19 лет выйдя замуж (в 1979 году), она третий раз меняет фамилию, и становится Юлией Тимошенко (по фамилии мужа).

Брак Тимошенко можно назвать удачным. Семья мужа – это семья советского номенклатурного работника регионального масштаба. Именно тесть, партийный работник, после распада Советского Союза помог семье сына сделать первые шаги в бизнесе. С учетом возможностей Днепропетровска и его клановости, семья Тимошенко стремительно обогащалась. В начале 1990 годов семьи Тимошенко-старших (свекра) и Тимошенко-младших объединяют капитал и создают корпорацию «Украинский бензин», которая со временем становится монополистом в обеспечении агропромышленного комплекса Днепропетровщины нефтепродуктами. В ноябре 1995 года на основе корпорации «Украинский бензин» создается корпорация «Единые энергетические системы Украины» (ЕЭСУ) — крупнейший импортёр природного газа на Украину из России и государств Средней Азии.

Изучая и сравнивая биографии Юлии Тимошенко и Павла Лазаренко, приходишь к выводу, что создание и процветание корпорации «Единые энергетические системы Украины» это не столько экономический гений Юлии Тимошенко или кого-то из её родни, сколько результат её близости с Павлом Лазаренко. В 1995-1996 годах Павел Лазаренко занимал пост вице-премьера по топливно-энергетическому комплексу, а в 1996-1997 году — премьер-министра Украины. Тридцатипятилетняя Тимошенко и сорокадвухлетний Лазаренко создали мощный тандем, в основе которого лежала любовь и коррупция.

В лихие 1990-е годы Юлия Тимошенко усвоила два важных урока: она научилась предавать своих близких и, не считаясь ни с чем, идти к своей цели. Это мое личное предположение, но я предполагаю, что первые уроки предательства преподнес Тимошенко её красавец муж – Александр Тимошенко. В конце 1999 года, когда одна из моих фирм начала работать с кланом Тимошенко-Коломойского, авторитетные люди рассказывали мне о слабости Александра Тимошенко к красивому полу. Тимошенко на измены мужа ответила своей близостью с Павлом Лазаренко.

Благодаря связи с Павлом Лазаренко Юлия Тимошенко достигла пика своей карьеры в бизнесе. Её часто называют первой миллиардершей в Украине, хотя я считаю, что это преувеличение. Однако благодаря напористости, хватке и работоспособности, капитал семьи Тимошенко едва уступал капиталу Павла Лазаренко, с которым она была в доле в разных направлениях бизнеса.

Однако связь с Лазаренко стала и причиной заката процветания бизнеса Тимошенко. После того, как в 1997 году президент Кучма уволил премьер-министра Лазаренко, налоговая инспекция Украины выдвинула иск против корпорации Тимошенко «Единые энергетические системы Украины» в размере 1,4 млрд гривен (по курсу начала 1998 года это чуть более 740 млн. долларов). Под давлением огромных штрафов Налоговой инспекции, ЕЭСУ в 1998 году прекратила работу на газовом рынке Украины, а вскоре прекратила и другие виды деятельности.

Однако к этому времени Юлия Тимошенко нашла новую сферу реализации своих амбиций. Влияние на региональном уровне её уже не удовлетворяло. Ей хотелось большего, масштабного, государственного. Она мечтала покорить новые вершины, добиться успеха в масштабах государства, возможно, даже, мира, и для этой цели она использовала Лазаренко. Именно благодаря своему любовнику Павлу Лазаренко Юлия Тимошенко из типичного регионального политика-бизнесмена вышла на уровень политика государственного масштаба.

Политическая карьера Тимошенко началась 16 января 1997 года, когда Павел Лазаренко переживал пик своего влияния в Украине. Бизнес для Тимошенко, благодаря покровительству второго человека в авторитарном государстве, казался легкой прогулкой. Она стремилась к власти, и для любимой женщины Павел Лазаренко эту власть предоставил.

Тимошенко прошла в парламент благодаря политической силе «Всеукраинское объединение «Громада». Всеукраинское объединение «Громада» было сформировано на Учредительном съезде 12 декабря 1993 года. Председателем новой политической силы избран Александр Турчинов. Это именно тот Турчинов, который после Революции Достоинства с 23 февраля 2014 года по 7 июня 2014 года (до избрания Петра Порошенко) исполнял обязанности президента Украины. Александр Турчинов как и многие современные украинские политики сделал карьеру при Кучме. Он давний соратник Юлии Тимошенко, пути которых разошлись только в 2014 году. Финансировал политическую силу «Громада» Павел Лазаренко.

В апреле 1997 года под влиянием амбициозной Тимошенко, политико-экономический совет партии принял решение про переход к активной политической деятельности. Тимошенко и Лазаренко начали готовиться к президентским выборам, которые должны были состояться в 1999 году. Именно политическая активность карманной партии Лазаренко, убедила Кучму в президентских амбициях Лазаренко, а соответственно, в его двойной игре. Поэтому в июле 1997 года президент Украины Леонид Кучма отправил Павла Лазаренко в отставку, а уже 27 сентября 1997 года состоялся III съезд Всеукраинского объединения «Громада», на котором вместо Александра Турчинова председателем партии избран Павел Лазаренко. На этом съезде принято два судьбоносных решения, ярко характеризующих амбиции Лазаренко и Тимошенко:

1) О создании коалиционного оппозиционного Кабинета министров Украины, который возглавила, естественно, Юлия Тимошенко;

2) О планах пройти в парламент Украины и выиграть президентские выборы.

С первой задачей политическая сила Лазаренко-Тимошенко-Турчинова справилась. В Верховную Раду Украины 3-го созыва прошли 17 депутатов, которые создали в ней фракцию «Громада». Однако со второй задачей все пошло наперекосяк. Леонид Кучма решил наказать Лазаренко в назидание всем. Ментальность авторитарного лидера превращала Кучму в мстительного и безжалостного маньяка, который не успокаивался, пока не удовлетворял свою месть. Кучма смог договориться с прошедшими в парламент бизнесменами и за счет раздачи регионов и бюджетных средств, протолкнул через парламент снятие с Павла Лазаренко депутатской неприкосновенности. И здесь я хочу обратить внимание на факты, которые ярко характеризуют Тимошенко и в не хорошем свете отличают её от всех других политиков первого плана в истории Украины:

— конец января 1999 года. Первый заместитель председателя партии «Громада» (напомним, это партия Павла Лазаренко) Юлия Тимошенко и заместитель председателя Александр Турчинов подают заявления об увольнении с должностей, заявив о несогласии с методами руководства лидера партии Павла Лазаренко;

— 9 февраля 1999 года. Генпрокурор Украины потребовал от Верховной Рады лишить Лазаренко парламентской неприкосновенности;

— 15 февраля 1999 года. Павел Лазаренко покинул страну;

— 17 февраля 1999 года. 310 депутатов из 450 голосуют за лишение Лазаренко депутатской неприкосновенности и дают согласие на его арест;

— 20 февраля 1999 года. Павла Лазаренко задерживают в аэропорту Нью-Йорка за нарушение визового режима;

— апрель-май 1999 года. Юлия Тимошенко и Александр Турчинов создают депутатскую группу «Батькивщина» в парламенте;

— 9 июля 1999 года. На учредительном съезде на деньги Тимошенко создается Политическая партия «Всеукраинское объединение» Батькивщина;

— 16 сентября 1999 года. Политическая партия «Всеукраинское объединение» Батькивщина регистрируется Министерством юстиции Украины;

— 18 декабря 1999 года. На II съезде партии, Председателем партии «Батькивщина» избирают Юлию Тимошенко (Александр Турчинов её заместитель);

— 22 декабря 1999 года Тимошенко становится вторым человеком во вновь назначенном правительстве Виктора Ющенко.

В воссозданных деталях биографии Юлии Тимошенко мы видим, что за год, Тимошенко не только предает человека, который вывел её сначала на уровень региональной элиты, а потом политика государственного уровня, но и находит нового покровителя, с помощью которого она становится самой влиятельной женщиной в масштабах Украины.

Таким образом, биография Юлии Тимошенко свидетельствует не только об её амбициях, но и как минимум о двух предательствах:

— в 1995 году Тимошенко предает супруга и закручивает роман с Павлом Лазаренко. В результате близости с Лазаренко, Тимошенко от уровня среднего семейного бизнеса выходит на уровень региональной элиты (ни где-нибудь на задворках Украины, а в самом Днепропетровске!) и заявляет о себе как о самостоятельном политике (со своей фракцией в парламенте и собственной партией!);

— в 1999 году Тимошенко предает своего любовника и бизнес-партнера и переходит в команду Виктора Ющенко, что позволяет ей на долгие годы стать самой влиятельной женщиной в Украине.

К сожалению, это не последние предательства Юлии Тимошенко.

Справедливости ради приведем ряд фактов из биографии Тимошенко, которые в значительной степени повлияли на становление её противоречивого характера, и в какой-то степени оправдывают агрессивность, порой даже фанатизм её поступков:

— 18 августа 2000 года Генеральной прокуратурой Украины сначала задержан, а потом арестован муж Юлии Тимошенко, Александр. Ему инкриминировали растрату 800 тысяч государственных средств. На самом деле, за арестом Александра Тимошенко скрывалось противостояние Юлии Тимошенко с «президентским» кланом в лице зятя Кучмы Виктора Пинчука. Уголовное дело возбуждено против свекра Тимошенко, Геннадия Тимошенко;

— 19 января 2001 года Юлию Тимошенко освобождают от занимаемой должности в правительстве, а 13 февраля арестовывают. Ей инкриминируют, что в бытность главой ЕЭСУ в 1995-1997 годах она осуществляла «контрабанду российского газа на Украину» и неуплату налогов;

— 27 марта 2001 года Печерский районный суд Киева отменил санкцию на арест Тимошенко, признав выдвинутые против неё обвинения несостоятельными. Через 42 суток проведенных в следственном изоляторе её освободили.

— Александра Тимошенко освободили из-под стражи только 9 августа 2001 года, почти через год заключения. По его утверждению в следственном изоляторе его неоднократно пытали.

Во всех этих событиях неоднозначно повел себя Виктор Ющенко. Фактически, он предал Тимошенко, оставив её на растерзание окружению Кучмы. Хотя с другой стороны, чем он мог ей помочь?

Все эти события, на мой взгляд, пробудили в Юлии Тимошенко демона. Она ненавидела лично Леонида Кучму, его режим и его окружение. Оранжевая революция это исключительно демон Тимошенко, которым она заражала окружающих. Без фанатичной ненависти Тимошенко, её титанических усилий, договоренностей и организации, Оранжевая революция никогда бы не состоялась. С 2001 года, с момента ареста супруга, Юлия Тимошенко превратилась в злой рок режима Леонида Кучмы. Все акции, движения, течения против Кучмы не обходились без Тимошенко. Она будоражила все еще боящихся власти украинцев, вселяла в их умы чувство собственного достоинства и значимости, провоцировала гражданскую активность населения, вела за собой еще редкие массы народа на акциях неповиновения, но все это делала не ради высоких идеалов и светлого будущего Украины, а чтобы удовлетворить ту ненависть, которую она испытывала к Кучме и его близким. Тимошенко мстила Кучме как может мстить только оскорбленная и доведенная до отчаянья женщина. Я считаю, что именно месть Тимошенко режиму Кучмы стала той искрой, которая смогла зажечь пламя Оранжевой революции.

Миллионы Лазаренко достались США и банку в АнтигуаМиллионы Лазаренко достались США и банку в Антигуа

Суд в Вашингтоне одобрил соглашение, согласно которому банк на островном государстве Антигуа получает часть от почти 250 миллионов долларов, принадлежавших бывшему украинскому премьер-министру Павлу Лазаренко. Почти 75 миллионов долларов вероятнее всего поступят на счета американского правительства.

Параллельно с судом над Лазаренко в Калифорнии, в американской столице в 2004 году был начат процесс конфискации его имущества. Американской системе правосудия удалось установить местонахождение около 250 миллионов долларов, которые были выведены из Украины коррупционным путем и находятся на счетах в островных государствах Антигуа и Гернси, Литве, Лихтенштейне и Швейцарии. На эти деньги претендовали многие стороны, включая самого Лазаренко и российский «Газпром».

Среди них и банк «Еврофед», который был основан Лазаренко на Антигуа, но сейчас управляется назначенным судом ликвидатором. Банк пошел на мировую с правительством США, который также является одной из сторон процесса, и согласился на снятие претензий по большей части денег. Судья эту мировую одобрил.

Партнер юридической компании AGG Берд объяснил, что у Украины была возможность претендовать на эти деньги, когда в 2004 году это дело было начато. «Насколько мне известно, государству Украина пришло уведомление о том, что спора об этих деньгах нет. Украина в то время приняла решение не участвовать в этом процессе или не приняла никакого решения», — говорит юрист.

Берд утверждает, что на сегодняшний момент «официально войти в это дело шанса у Украины практически нет», поскольку прошло много времени. «Первое, что спросит судья, судья, а где вы были раньше. Дело уже подходит к завершению», — говорит он.

Однако Украина имеет возможность претендовать на деньги, выведенные бывшим премьер-министром коррупционным путем, говорит Берд. Существуют прецеденты, когда те деньги, которые Соединенные Штаты Америки конфисковали у иностранных лиц, которые были признаны виновными в нарушении американских законов, были использованы для финансирования проектов в этих странах. Например, такая ситуация сложилась в Казахстане. Была создана специальная организация, которой была передана, по крайней мере, часть денег и которая вела проекты в Казахстане. Для этого юрист предлагает украинскому правительству уже сейчас инициировать переговоры на эту тему с Министерством юстиции США.

Как сообщалось, в 2013 году бывший на то момент генеральным прокурором Виктор Пшонка заявил, что специалисты международной юридической организации, к которым за помощью обратилось Министерство доходов и сборов, нашли материалы, указывающие на незаконное выведение Тимошенко и Лазаренко средств на счета иностранных банков. По его словам, кроме двух счетов, которые были обнаружены международной юридической организацией и на которых хранится свыше 500 млн. долларов, найдены еще данные о незаконном переводе средств, материалы по ним будут оформлены и переданы в Женевский суд.

Позже Генпрокуратура заявила, что речь идет не о собственных счетах Тимошенко, а подконтрольных ей. В ответ на это «Батькивщина» обратилась в посольства ряда государств, посольство Швейцарии и посольство США с просьбой предоставить СМИ информацию о наличии любой недвижимости или любых счетов, принадлежащих Тимошенко или ее семье. Об этом журналистам сообщил Александр Турчинов, назвав ложными обвинения властей.
По информации Сайта MIGnews.com.ua. www.mignews.com.uaСуд в Вашингтоне одобрил соглашение, согласно которому банк на островном государстве Антигуа получает часть от почти 250 миллионов долларов, принадлежавших бывшему украинскому премьер-министру Павлу Лазаренко. Почти 75 миллионов долларов вероятнее всего поступят на счета американского правительства.

Параллельно с судом над Лазаренко в Калифорнии, в американской столице в 2004 году был начат процесс конфискации его имущества. Американской системе правосудия удалось установить местонахождение около 250 миллионов долларов, которые были выведены из Украины коррупционным путем и находятся на счетах в островных государствах Антигуа и Гернси, Литве, Лихтенштейне и Швейцарии. На эти деньги претендовали многие стороны, включая самого Лазаренко и российский «Газпром».

Среди них и банк «Еврофед», который был основан Лазаренко на Антигуа, но сейчас управляется назначенным судом ликвидатором. Банк пошел на мировую с правительством США, который также является одной из сторон процесса, и согласился на снятие претензий по большей части денег. Судья эту мировую одобрил.

Партнер юридической компании AGG Берд объяснил, что у Украины была возможность претендовать на эти деньги, когда в 2004 году это дело было начато. «Насколько мне известно, государству Украина пришло уведомление о том, что спора об этих деньгах нет. Украина в то время приняла решение не участвовать в этом процессе или не приняла никакого решения», — говорит юрист.

Берд утверждает, что на сегодняшний момент «официально войти в это дело шанса у Украины практически нет», поскольку прошло много времени. «Первое, что спросит судья, судья, а где вы были раньше. Дело уже подходит к завершению», — говорит он.

Однако Украина имеет возможность претендовать на деньги, выведенные бывшим премьер-министром коррупционным путем, говорит Берд. Существуют прецеденты, когда те деньги, которые Соединенные Штаты Америки конфисковали у иностранных лиц, которые были признаны виновными в нарушении американских законов, были использованы для финансирования проектов в этих странах. Например, такая ситуация сложилась в Казахстане. Была создана специальная организация, которой была передана, по крайней мере, часть денег и которая вела проекты в Казахстане. Для этого юрист предлагает украинскому правительству уже сейчас инициировать переговоры на эту тему с Министерством юстиции США.

Как сообщалось, в 2013 году бывший на то момент генеральным прокурором Виктор Пшонка заявил, что специалисты международной юридической организации, к которым за помощью обратилось Министерство доходов и сборов, нашли материалы, указывающие на незаконное выведение Тимошенко и Лазаренко средств на счета иностранных банков. По его словам, кроме двух счетов, которые были обнаружены международной юридической организацией и на которых хранится свыше 500 млн. долларов, найдены еще данные о незаконном переводе средств, материалы по ним будут оформлены и переданы в Женевский суд.

Позже Генпрокуратура заявила, что речь идет не о собственных счетах Тимошенко, а подконтрольных ей. В ответ на это «Батькивщина» обратилась в посольства ряда государств, посольство Швейцарии и посольство США с просьбой предоставить СМИ информацию о наличии любой недвижимости или любых счетов, принадлежащих Тимошенко или ее семье. Об этом журналистам сообщил Александр Турчинов, назвав ложными обвинения властей.
По информации Сайта MIGnews.com.ua. www.mignews.com.ua

Спеціальний агент ФБР уперше розповідає про роль Юлії ТимошенкоСпеціальний агент ФБР уперше розповідає про роль Юлії Тимошенко

Спеціальний агент ФБР уперше розповідає про роль Юлії Тимошенко
Сергей Лещенко
нтерв’ю з чинним агентом ФБР — це рідкісна нагода для журналіста. Пошук контактів зайняв місяць, узгодження розмови під запис тривало ще декілька тижнів. Вона відбулася в телестудії ФБР у вашингтонській штаб-квартирі спецслужби — в будівлі імені Едгара Гувера, яка займає цілий квартал у центрі американської столиці.
Агент ФБР Брайан Ерл в 2000-их роках був ключовою особою в розслідуванні американської справи Павла Лазаренка. На зібраних ним доказах базується обвинувачення прокуратури США, яке було визнано присяжними обґрунтованим, у наслідок чого Лазаренко був засуджений до 8 років тюрми за вимагання та відмивання коштів.
Ерл також працював помічником аташе з юридичних питань посольства США в Києві, а пізніше — правовим аташе в Москві, після чого повернувся на роботу до ФБР.
Головною умовою розмови з агентом Ерлом було обговорення виключено справи Лазаренка, яка вже завершилася та в якій винесено обвинувальний вирок. Співробітникам ФБР заборонено спілкуватися про будь-які кримінальні провадження на стадії розслідування.
При цьому Брайан Ерл глибоко поінформований про нинішніх українських політиків. Він входить у групу експертів ФБР, які займаються ідентифікацією та поверненням коштів клану Януковича. Також Ерл обізнаний про справу Фірташа, хоча ніколи цього не визнає публічно.
Наша розмова, як і домовлялися, стосувалася лише справи Лазаренка, але з відповідей агента ФБР можна зробити висновок і про інші справи проти українських діячів, які перебувають на радарах американських спецслужб.
Цією розмовою агент Ерл зруйнує декілька міфів щодо справи Лазаренка та ролі Юлії Тимошенко. Багато років адвокати лідера «Батьківщини» наполягали, що США визнали її невинною в епізодах щодо переказів коштів Лазаренку. Так само Партія регіонів поширювала тези, що Лазаренко відсидів у Америці за злочини, пов’язані з Тимошенко. Агент Ерл розвінчує легенди, насаджені обома сторонами, та роповідає, що відбулося насправді.
— Отже, Брайане, якщо стисло, ким була Юлія Тимошенко в історії Павла Лазаренка?
— Вона була жертвою вимагання з боку Лазаренка та водночас співучасником змови з Лазаренка. Їх схема передбачала розвиток бізнесу шляхом корупції, виплати хабарів політикам, отриманням прибутків та збагачення.
— Скільки Тимошенко платила Лазаренку?
— Багато. Десятки мільйонів доларів.
— В одному з документів справи Лазаренко з посиланням на вас сказано, що компанії Тимошенко переказала 100 мільйонів доларів Лазаренку?
— Так, це відповідає нашим документам, які ми отримали від компанії «Somolli Enterprises», яка контролювалася, як ми переконані, пані Тимошенко. Документи про трансфер були підписані її чоловіком Олександром Тимошенком.
— Водночас прихильники Тимошенко кажуть, що в неї не було вибору, якщо вона хотіла вести бізнес в Україні.
— Я погоджуюся з цим. Це правда — як про неї, так і про усіх інших. Якщо вона хотіла вести бізнес, вона мали два вибори: чи співпрацювати з Лазаренко, чи в неї забрали би їх бізнес. Лазаренко не перший у світі, який це зробив. Це — достатньо стандартна схема корумпованих політиків на всій планеті, не тільки серед країн колишнього Радянського Союзу.
Це сумно сказати, але корупція існує всюди. І корупція — це пріоритет для ФБР у Америці. Ми будемо розслідувати будь-якого американського корумпованого політика. Таких достатньо. Умова для цього — порушення американських законів.
— Тимошенко порушила американські закони?
— Я не думаю, що Тимошенко визнали винною судом в порушені американських законів. ФБР не вирішує, хто порушив закони, а хто ні. Це вирішує суддя чи присяжні. Але те, що вона робила, описано в документах з суду: вона діяла як Кириченко, вона платила Лазаренку, щоб її бізнес процвітав.
— Ви спробували допитати Тимошенко в справі проти Лазаренка?
— Так. Декілька разів вона погодилася свідчити, два чи три рази. Декілька разів вона відмовилася давати свідчення. У підсумку, вона була дуже нерішуча в ході допиту про свою співпрацю з Лазаренком. Вона з радістю говорила про корупцію інших людей на Україні, але не про свій бізнес.
— Її відмова давати свідчення мала вплив на статус Тимошенко в США?
— Коли я востаннє її допитував, це було вже коли справа Лазаренка була завершена, після помаранчевої революції.
— Тимошенко не була в США кілька років, аж до 2007-го. Вона остерігалася їхати без цього допиту?
— Я не знаю, чи вона боялася. Ми можемо видати ордер на допит свідка, і тоді ця особа буде змушена затриматися в США і свідчити. Я пам’ятаю, що вона хотіла поїхати в США та відчувала, що має прийти на допит перед поїздкою.
— Протягом слухання справи Лазаренка по суті в Сан-Франциско суддя Мартін Дженкінс виключив з обвинувального висновку пункти, де згадувалися перекази Лазаренку від Тимошенко. Чому?
— Його пояснення полягало в тому, що у нас не було достатньо доказів. Юлія Тимошенко не дала свідчення, Олександр Тимошенко не дав свідчення. Так що наші докази, в частині грошей від Тимошенко для Лазаренка, не були такими самими сильними, як в інших пунктах, бо свідки не співпрацювали в цьому епізоді. За іншими епізодами, зокрема, з грошами Агафонова для Лазаренка, ми мали свідчення від людей з агрофірми «Наукова». В епізоді з грошима Кириченка ми мали свідчення самого Кириченка. Так що суддя Дженкінс вирішив, що ми надали недостатньо доказів присяжним щодо переказів від Тимошенко.
— Чи можна, спираючись на рішення судді Дженкінса, сказати, що Тимошенко не вела жодну кримінальну діяльність з Лазаренком?
— Це не те, що сказав суддя Дженкінс. Він не сказав, що вона невинна в кримінальній діяльності. Він сказав, що у справі немає достатньо доказів, щоб засудити Лазаренко за дії з Тимошенко. Ми не вирішуємо, хто безвинний. І навіть коли присяжні кажуть «невинний», це може означати, що просто не було достатньо доказів, щоб засудити особу.
— Як загалом виглядала схема корупції від Лазаренка?
— Достатньо просто: коли він був головою Дніпропетровської області, він навідався до усіх успішних бізнесменів та сказав: «Дайте 50% вашого прибутку». До речі, з Агафонова вимагали 60%. «Якщо ти даси мені ці гроші, я гарантуватиму, що ти залишишся у бізнесі та що твій бізнес буде успішний». Потім Лазаренко піднявся в політиці та став заступником прем’єр-міністра, потім прем’єр-міністром. Під ним опинилося більше людей: Кириченко, Агафонов, Тимошенко, Дітятковський та багато інших. Коли він вийшов на національну арену, то активно почав маніпулювати структурою імпорту природного газу, після чого якось відразу Юлія Тимошенко та її компанія стали найбільшим імпортером газу до України.
Вона прийшла з компанії КУБ, достатньо малої компанії з торгівлі енергоносіями, і виросла до ЄЕСУ – найбільшим імпортером газу до України. Я думаю, що це була справа рук Лазаренка. Він казав: «Якщо ти мені заплатиш, я зроблю тебе успішним – та ми обидва станемо багатими».
— Чому взагалі Сполучені Штати відкрили справу проти Лазаренка?
— В 1997 ми отримали запит, який був першим в серії запитів від української влади, з проханням дослідити діяльність Петра Кириченко. Він жив Сан Франциско, мав офіс у місті Саусаліто. Запит містив підозру, що Кириченко є партнером екс-прем’єр-міністра Павла Лазаренка, і що вони незаконно заволоділи великою кількістю грошей з України. Ми почали розслідування щодо пана Кириченка, та дізналися, що в нього насправді існують бізнес-відносини з паном Лазаренко.
— Чи знали Лазаренко і Кириченко, що вони стали об’єктом розслідування?
— Ні, не знали. Це займає час, щоб зібрати повну картину. Існувала дуже складна схема, яка включала в себе багато грошей та багато різних відносин: банк на Антигуа; були різни рахунки в численних банках в Каліфорнії та Швейцарії. Це зайняло багато часу, щоб усе це зібрати до купи. Але те, що Лазаренко втік з України та приїхав до Америки, це змінило усе.
— Як ви отримали інформацію з офшорних країн, адже вони є начебто захищеними від розкриття даних?
— Вони надають інформацію, коли є запит. Я особисто прилетів на Антигуа та віддав їм запит, після чого вони надали мені тонни інформації.
— Це означає, що офшорах не сховати брудні гроші?
— Офшорні зони мають жорсткі закони. Але як тільки люди порушують ці закони – тоді влада офшорів охоче співпрацює. Вони можуть геть не співпрацювати — чи співпрацювати повністю. Ніколи посередині. Вони або не скажуть тобі нічого, або скажуть усе. Так було на Антигуа, в Швейцарії, на Кіпрі – там влада дуже кооперувала з нами. Ми навіть були у Ліхтенштейні, і влада дуже охоче співпрацювала з нами. Офшорні зони будуть кооперувати, якщо ти можеш продемонструвати, що людина скоїла злочин.
— Яка була кінцева мета вашого розслідування справи Лазаренка? Посадити його за грати в США?
— Ми почали думати про це тільки коли він втік з України до США.
— Ви пам’ятаєте, як це було?
— Так. Я отримав дзвінок від свого друга, який працював у Митній службі США. Він мені сказав, що заніс пана Лазаренко до списку відслідковування (watchlist) людей, які підозрюються в кримінальній відповідальності.
— Таким людям було заборонено в’їжджати до США?
— Ні, їм не було заборонено, але ми хочемо знати, коли вони в’їжджають до США. Це не публічна інформація. Як тільки Лазаренко у лютому 1999 року сів у Афінах на літак до Нью-Йорка, список пасажирів на борту був звірений зі списком для відслідковування. Митниця США дізналася, що Лазаренко летить до Нью-Йорка, і потім мій знайомий передзвонив мені. Я дав знати нашим людям в Нью Йорку. Наша ціль спочатку полягала в тому, щоб заборонити Лазаренку в’їзд до Америки.
— Тобто ви хотіли не пустити Лазаренка в США, але аж ніяк не засудити його в Америці?
— Так. Ми знали, що він приймав участь в кримінальній діяльності, ми знали, що він біжить з України, де на нього відкрили кримінальну справу та забрали депутатський імунітет. Лазаренко не був тією особою, яку ми би вітали в США. Ми думали, що він має предстати перед судом власної країни. Це була наша ціль. Але коли він приїхав, він подав клопотання, яке заборонило нам миттєво депортувати Лазаренка з Америки.
— Що він зробив?
— Це було в новинах, але я не можу розмовляти про це, тому що це забороняє мені американський закон. Ви знаєте, що він зробив.
(Примітка Української правди: Лазаренко попросив про політичний притулок на американському кордоні, що унеможливило його депортацію. Розголошувати інформацію відносно прохачів притулку заборонено держслужбовцям у США)
— У ході дослідження американської справи Лазаренка я так і не зрозумів один момент: у нього була чинна американська віза, але ви його все одно затримали. Чому?
— У Лазаренка було дві візи різних типів: бізнес та дипломатична віза. Але він не прибув до США в рамках дипломатичної місії, тому що він тікав з України. Тому ця віза не рахується. Він перевіз свою родину, свою жінку та доньку сюди до Америки, він купив дім, тож він явно мав ціль іммігрувати – а люди, які мають ціль іммігрувати, не можуть заїжджати до США за бізнес-візою. Вони мають податися на імміграційну візу. Через те, що в нього не було правильної візи для цієї поїздки, його помістили в імміграційне затримання.
Якби Лазаренко не приїхав до США, якби він не привіз сюди свою сім’ю, якби він не використовував американські банки, щоб сховати свої гроші, якби він не купив нерухомість в США – ми б його не арештували. Але тому що він зробив усі ці речі та приїхав до США, він сам змінив правила гри. Він змінив фокус нашого розслідування від «як ми можемо допомогти українцям» на «як ми можемо почати процес проти злочинця, який уже перебуває в США».
— Яке у вас було перше враження від Лазаренка?
— Він був дуже розумна людина, дуже пихата людина та людина, яка не розуміла світ поза Україною. Він був наївний в своєму розумінні того, як працюють правові структури в США. Він думав, що до нього буде особливе ставлення через його політичний статус. Але ми намагаємося тут так не робити. Ми не маємо особливого ставлення до жодної людини. Це його здивувало. Він був здивований ставленням до нього в США, він цього не очікував. Він думав, що його гроші та політичний статус убережуть його від в’язниці. Це не пройшло.
— Лазаренко намагався домовитися з владою США?
— Ми зажди раді сісти з обвинуваченим та подивитися, як ми можемо вирішити справу перед тим, як направити до суду. Ці люди все одно підуть під варту, але, можливо, на менший час. Ми хочемо, щоб люди співпрацювали зі слідством та покращили власну поведінку. Ми пробували домовитися з Лазаренком, але не вийшло — і справа пішла в суд.
— Чи пропонував Лазаренко американському уряду інформацію про українську владу?
— Я не можу це коментувати.
— Ви розумієте, чому подільник Лазаренка Петро Кириченко домовився з американською владою?
— Так. Як я розумію, пан Кириченко вважав себе ненавмисним партнером в справі Лазаренка, жертвою пана Лазаренка. Вони разом опинилися в тюрмі, і Кириченко вірив, що Лазаренко буде співпрацювати з владою США в такий спосіб, щоб звинуватити Кириченка в усьому. Тому Кириченко почав співпрацювати та звинуватив Лазаренка.
— Але насправді Лазаренко не надав жодної інформації проти Кириченко?
— Ні, нічого. Кириченко почав підозрювати Лазаренка, з яким він жив шість місяців у в’язниці в одній камері. Я не знаю, про що вони розмовляли наодинці.
— Тобто ви пустили двох левів в одну клітку?
— Радше двох пацюків у одну клітку. Після того, що відбулося у камері, пан Кириченко більше не вірив пану Лазаренко.
— В США звичайно відправляють людей в такій ситуації до спільної камери?
— ФБР та Міністерство юстиції не мали на це впливу, це зробило Бюро в’язниць. Навпаки, ми просили, що б їх не поміщали в одну камеру. Але Бюро тюрем думало, що тримати їх у камері разом буде простіше, тому що обидва розмовляли українською, і жоден з них — англійською.
— Чому американська влада не забрала гроші у Лазаренка та повернула Кириченку?
— Суд призначив повернути Кириченку 20 мільйонів доларів Лазаренка. Та апеляційний суд сказав: Кириченко не може забрати ці гроші, тому що так само є злодієм.
— Чи достатньо, щоб розпочати справу у Америці, лише того факту, що корупційні політики надсилають мільйони вкрадених доларів через банки-кореспонденти в Америці?
— Для прокурора рух грошей через банк-кореспондент в Нью-Йорку не є достатнім, щоб висунути звинувачення проти особи. Можливо, іноді це відбулося, але зазвичай цього недостатньо. Якби це було усе, що зробив Лазаренко, ми би не звинуватили його.
— Лазаренко був засуджений присяжними за відмивання 22 мільйонів. Але в цивільній справі Міністерство юстиції США заморозило 250 мільйонів Лазаренка. Чому така різниця?
— Я поясню чому. Коли ми судимо конкретну людину, ми маємо доказати, що вона винна майже безсумнівно. Так що ми мали надати дуже багато сильних доказів. Оті 22 мільйони — ця сума є результатом кримінальної діяльності Лазаренка. Ми відчували, що зможемо довести цю суму відмитих коштів.
250 мільйонів доларів, які заморожені — це судовий процес просто проти грошей. Ніхто не йде до в’язниці, тобто свобода особи не перебуває під ризиком. І ми маємо просто доказати, що це не гроші Лазаренка. Тут докази можуть бути 50% на 50%, має бути більше доказів «за», ніж «проти». І тому заморожена більша сума, ніж 22 мільйони.
— Що буде з замороженими Америкою 250 мільйонами грошима Лазаренка?
— Я знаю, що Міністерство юстиції США все ще шукає частки цих грошей. Як вони знайдуть, я думаю, що велика частка коштів буде повернута до української влади.
— Навіть якщо влада в Україні може виявитися корумпованою?
— Якщо ти хочеш повернути гроші Україні – ти ідеш саме до української влади, а не в якесь інше місце. Коли ми вели розслідування справи Лазаренка, Леонід Кучма був при владі. Він не був найбільш поважною особою в очах громадської думки та міжнародних кіл, так що нас звинувачували в співпраці з корумпованими політиками. Наша відповідь була: «Ми віримо в факти, які нам надали, ми віримо, що Лазаренко зробив ці речі. Але з усім іншим ми не можемо нічого зробити. І ми будемо судити Лазаренка, тому що ми віримо, що він злочинець».
— Яким є головним урок зі справи Лазаренка?
— Це була важлива кримінальна справа. Це було попередження багатьом: якщо ти корупціонер з-за кордону, не приходь до Америки жити зі всіма накраденими грошима. Ми не хочемо робити Америку такою країною, куди приїжджають жити корупціонери.
Матеріал підготовлено за допомогою Дарії Вакуленко

Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2014/05/19/7024785/Спеціальний агент ФБР уперше розповідає про роль Юлії Тимошенко
Сергей Лещенко
нтерв’ю з чинним агентом ФБР — це рідкісна нагода для журналіста. Пошук контактів зайняв місяць, узгодження розмови під запис тривало ще декілька тижнів. Вона відбулася в телестудії ФБР у вашингтонській штаб-квартирі спецслужби — в будівлі імені Едгара Гувера, яка займає цілий квартал у центрі американської столиці.
Агент ФБР Брайан Ерл в 2000-их роках був ключовою особою в розслідуванні американської справи Павла Лазаренка. На зібраних ним доказах базується обвинувачення прокуратури США, яке було визнано присяжними обґрунтованим, у наслідок чого Лазаренко був засуджений до 8 років тюрми за вимагання та відмивання коштів.
Ерл також працював помічником аташе з юридичних питань посольства США в Києві, а пізніше — правовим аташе в Москві, після чого повернувся на роботу до ФБР.
Головною умовою розмови з агентом Ерлом було обговорення виключено справи Лазаренка, яка вже завершилася та в якій винесено обвинувальний вирок. Співробітникам ФБР заборонено спілкуватися про будь-які кримінальні провадження на стадії розслідування.
При цьому Брайан Ерл глибоко поінформований про нинішніх українських політиків. Він входить у групу експертів ФБР, які займаються ідентифікацією та поверненням коштів клану Януковича. Також Ерл обізнаний про справу Фірташа, хоча ніколи цього не визнає публічно.
Наша розмова, як і домовлялися, стосувалася лише справи Лазаренка, але з відповідей агента ФБР можна зробити висновок і про інші справи проти українських діячів, які перебувають на радарах американських спецслужб.
Цією розмовою агент Ерл зруйнує декілька міфів щодо справи Лазаренка та ролі Юлії Тимошенко. Багато років адвокати лідера «Батьківщини» наполягали, що США визнали її невинною в епізодах щодо переказів коштів Лазаренку. Так само Партія регіонів поширювала тези, що Лазаренко відсидів у Америці за злочини, пов’язані з Тимошенко. Агент Ерл розвінчує легенди, насаджені обома сторонами, та роповідає, що відбулося насправді.
— Отже, Брайане, якщо стисло, ким була Юлія Тимошенко в історії Павла Лазаренка?
— Вона була жертвою вимагання з боку Лазаренка та водночас співучасником змови з Лазаренка. Їх схема передбачала розвиток бізнесу шляхом корупції, виплати хабарів політикам, отриманням прибутків та збагачення.
— Скільки Тимошенко платила Лазаренку?
— Багато. Десятки мільйонів доларів.
— В одному з документів справи Лазаренко з посиланням на вас сказано, що компанії Тимошенко переказала 100 мільйонів доларів Лазаренку?
— Так, це відповідає нашим документам, які ми отримали від компанії «Somolli Enterprises», яка контролювалася, як ми переконані, пані Тимошенко. Документи про трансфер були підписані її чоловіком Олександром Тимошенком.
— Водночас прихильники Тимошенко кажуть, що в неї не було вибору, якщо вона хотіла вести бізнес в Україні.
— Я погоджуюся з цим. Це правда — як про неї, так і про усіх інших. Якщо вона хотіла вести бізнес, вона мали два вибори: чи співпрацювати з Лазаренко, чи в неї забрали би їх бізнес. Лазаренко не перший у світі, який це зробив. Це — достатньо стандартна схема корумпованих політиків на всій планеті, не тільки серед країн колишнього Радянського Союзу.
Це сумно сказати, але корупція існує всюди. І корупція — це пріоритет для ФБР у Америці. Ми будемо розслідувати будь-якого американського корумпованого політика. Таких достатньо. Умова для цього — порушення американських законів.
— Тимошенко порушила американські закони?
— Я не думаю, що Тимошенко визнали винною судом в порушені американських законів. ФБР не вирішує, хто порушив закони, а хто ні. Це вирішує суддя чи присяжні. Але те, що вона робила, описано в документах з суду: вона діяла як Кириченко, вона платила Лазаренку, щоб її бізнес процвітав.
— Ви спробували допитати Тимошенко в справі проти Лазаренка?
— Так. Декілька разів вона погодилася свідчити, два чи три рази. Декілька разів вона відмовилася давати свідчення. У підсумку, вона була дуже нерішуча в ході допиту про свою співпрацю з Лазаренком. Вона з радістю говорила про корупцію інших людей на Україні, але не про свій бізнес.
— Її відмова давати свідчення мала вплив на статус Тимошенко в США?
— Коли я востаннє її допитував, це було вже коли справа Лазаренка була завершена, після помаранчевої революції.
— Тимошенко не була в США кілька років, аж до 2007-го. Вона остерігалася їхати без цього допиту?
— Я не знаю, чи вона боялася. Ми можемо видати ордер на допит свідка, і тоді ця особа буде змушена затриматися в США і свідчити. Я пам’ятаю, що вона хотіла поїхати в США та відчувала, що має прийти на допит перед поїздкою.
— Протягом слухання справи Лазаренка по суті в Сан-Франциско суддя Мартін Дженкінс виключив з обвинувального висновку пункти, де згадувалися перекази Лазаренку від Тимошенко. Чому?
— Його пояснення полягало в тому, що у нас не було достатньо доказів. Юлія Тимошенко не дала свідчення, Олександр Тимошенко не дав свідчення. Так що наші докази, в частині грошей від Тимошенко для Лазаренка, не були такими самими сильними, як в інших пунктах, бо свідки не співпрацювали в цьому епізоді. За іншими епізодами, зокрема, з грошами Агафонова для Лазаренка, ми мали свідчення від людей з агрофірми «Наукова». В епізоді з грошима Кириченка ми мали свідчення самого Кириченка. Так що суддя Дженкінс вирішив, що ми надали недостатньо доказів присяжним щодо переказів від Тимошенко.
— Чи можна, спираючись на рішення судді Дженкінса, сказати, що Тимошенко не вела жодну кримінальну діяльність з Лазаренком?
— Це не те, що сказав суддя Дженкінс. Він не сказав, що вона невинна в кримінальній діяльності. Він сказав, що у справі немає достатньо доказів, щоб засудити Лазаренко за дії з Тимошенко. Ми не вирішуємо, хто безвинний. І навіть коли присяжні кажуть «невинний», це може означати, що просто не було достатньо доказів, щоб засудити особу.
— Як загалом виглядала схема корупції від Лазаренка?
— Достатньо просто: коли він був головою Дніпропетровської області, він навідався до усіх успішних бізнесменів та сказав: «Дайте 50% вашого прибутку». До речі, з Агафонова вимагали 60%. «Якщо ти даси мені ці гроші, я гарантуватиму, що ти залишишся у бізнесі та що твій бізнес буде успішний». Потім Лазаренко піднявся в політиці та став заступником прем’єр-міністра, потім прем’єр-міністром. Під ним опинилося більше людей: Кириченко, Агафонов, Тимошенко, Дітятковський та багато інших. Коли він вийшов на національну арену, то активно почав маніпулювати структурою імпорту природного газу, після чого якось відразу Юлія Тимошенко та її компанія стали найбільшим імпортером газу до України.
Вона прийшла з компанії КУБ, достатньо малої компанії з торгівлі енергоносіями, і виросла до ЄЕСУ – найбільшим імпортером газу до України. Я думаю, що це була справа рук Лазаренка. Він казав: «Якщо ти мені заплатиш, я зроблю тебе успішним – та ми обидва станемо багатими».
— Чому взагалі Сполучені Штати відкрили справу проти Лазаренка?
— В 1997 ми отримали запит, який був першим в серії запитів від української влади, з проханням дослідити діяльність Петра Кириченко. Він жив Сан Франциско, мав офіс у місті Саусаліто. Запит містив підозру, що Кириченко є партнером екс-прем’єр-міністра Павла Лазаренка, і що вони незаконно заволоділи великою кількістю грошей з України. Ми почали розслідування щодо пана Кириченка, та дізналися, що в нього насправді існують бізнес-відносини з паном Лазаренко.
— Чи знали Лазаренко і Кириченко, що вони стали об’єктом розслідування?
— Ні, не знали. Це займає час, щоб зібрати повну картину. Існувала дуже складна схема, яка включала в себе багато грошей та багато різних відносин: банк на Антигуа; були різни рахунки в численних банках в Каліфорнії та Швейцарії. Це зайняло багато часу, щоб усе це зібрати до купи. Але те, що Лазаренко втік з України та приїхав до Америки, це змінило усе.
— Як ви отримали інформацію з офшорних країн, адже вони є начебто захищеними від розкриття даних?
— Вони надають інформацію, коли є запит. Я особисто прилетів на Антигуа та віддав їм запит, після чого вони надали мені тонни інформації.
— Це означає, що офшорах не сховати брудні гроші?
— Офшорні зони мають жорсткі закони. Але як тільки люди порушують ці закони – тоді влада офшорів охоче співпрацює. Вони можуть геть не співпрацювати — чи співпрацювати повністю. Ніколи посередині. Вони або не скажуть тобі нічого, або скажуть усе. Так було на Антигуа, в Швейцарії, на Кіпрі – там влада дуже кооперувала з нами. Ми навіть були у Ліхтенштейні, і влада дуже охоче співпрацювала з нами. Офшорні зони будуть кооперувати, якщо ти можеш продемонструвати, що людина скоїла злочин.
— Яка була кінцева мета вашого розслідування справи Лазаренка? Посадити його за грати в США?
— Ми почали думати про це тільки коли він втік з України до США.
— Ви пам’ятаєте, як це було?
— Так. Я отримав дзвінок від свого друга, який працював у Митній службі США. Він мені сказав, що заніс пана Лазаренко до списку відслідковування (watchlist) людей, які підозрюються в кримінальній відповідальності.
— Таким людям було заборонено в’їжджати до США?
— Ні, їм не було заборонено, але ми хочемо знати, коли вони в’їжджають до США. Це не публічна інформація. Як тільки Лазаренко у лютому 1999 року сів у Афінах на літак до Нью-Йорка, список пасажирів на борту був звірений зі списком для відслідковування. Митниця США дізналася, що Лазаренко летить до Нью-Йорка, і потім мій знайомий передзвонив мені. Я дав знати нашим людям в Нью Йорку. Наша ціль спочатку полягала в тому, щоб заборонити Лазаренку в’їзд до Америки.
— Тобто ви хотіли не пустити Лазаренка в США, але аж ніяк не засудити його в Америці?
— Так. Ми знали, що він приймав участь в кримінальній діяльності, ми знали, що він біжить з України, де на нього відкрили кримінальну справу та забрали депутатський імунітет. Лазаренко не був тією особою, яку ми би вітали в США. Ми думали, що він має предстати перед судом власної країни. Це була наша ціль. Але коли він приїхав, він подав клопотання, яке заборонило нам миттєво депортувати Лазаренка з Америки.
— Що він зробив?
— Це було в новинах, але я не можу розмовляти про це, тому що це забороняє мені американський закон. Ви знаєте, що він зробив.
(Примітка Української правди: Лазаренко попросив про політичний притулок на американському кордоні, що унеможливило його депортацію. Розголошувати інформацію відносно прохачів притулку заборонено держслужбовцям у США)
— У ході дослідження американської справи Лазаренка я так і не зрозумів один момент: у нього була чинна американська віза, але ви його все одно затримали. Чому?
— У Лазаренка було дві візи різних типів: бізнес та дипломатична віза. Але він не прибув до США в рамках дипломатичної місії, тому що він тікав з України. Тому ця віза не рахується. Він перевіз свою родину, свою жінку та доньку сюди до Америки, він купив дім, тож він явно мав ціль іммігрувати – а люди, які мають ціль іммігрувати, не можуть заїжджати до США за бізнес-візою. Вони мають податися на імміграційну візу. Через те, що в нього не було правильної візи для цієї поїздки, його помістили в імміграційне затримання.
Якби Лазаренко не приїхав до США, якби він не привіз сюди свою сім’ю, якби він не використовував американські банки, щоб сховати свої гроші, якби він не купив нерухомість в США – ми б його не арештували. Але тому що він зробив усі ці речі та приїхав до США, він сам змінив правила гри. Він змінив фокус нашого розслідування від «як ми можемо допомогти українцям» на «як ми можемо почати процес проти злочинця, який уже перебуває в США».
— Яке у вас було перше враження від Лазаренка?
— Він був дуже розумна людина, дуже пихата людина та людина, яка не розуміла світ поза Україною. Він був наївний в своєму розумінні того, як працюють правові структури в США. Він думав, що до нього буде особливе ставлення через його політичний статус. Але ми намагаємося тут так не робити. Ми не маємо особливого ставлення до жодної людини. Це його здивувало. Він був здивований ставленням до нього в США, він цього не очікував. Він думав, що його гроші та політичний статус убережуть його від в’язниці. Це не пройшло.
— Лазаренко намагався домовитися з владою США?
— Ми зажди раді сісти з обвинуваченим та подивитися, як ми можемо вирішити справу перед тим, як направити до суду. Ці люди все одно підуть під варту, але, можливо, на менший час. Ми хочемо, щоб люди співпрацювали зі слідством та покращили власну поведінку. Ми пробували домовитися з Лазаренком, але не вийшло — і справа пішла в суд.
— Чи пропонував Лазаренко американському уряду інформацію про українську владу?
— Я не можу це коментувати.
— Ви розумієте, чому подільник Лазаренка Петро Кириченко домовився з американською владою?
— Так. Як я розумію, пан Кириченко вважав себе ненавмисним партнером в справі Лазаренка, жертвою пана Лазаренка. Вони разом опинилися в тюрмі, і Кириченко вірив, що Лазаренко буде співпрацювати з владою США в такий спосіб, щоб звинуватити Кириченка в усьому. Тому Кириченко почав співпрацювати та звинуватив Лазаренка.
— Але насправді Лазаренко не надав жодної інформації проти Кириченко?
— Ні, нічого. Кириченко почав підозрювати Лазаренка, з яким він жив шість місяців у в’язниці в одній камері. Я не знаю, про що вони розмовляли наодинці.
— Тобто ви пустили двох левів в одну клітку?
— Радше двох пацюків у одну клітку. Після того, що відбулося у камері, пан Кириченко більше не вірив пану Лазаренко.
— В США звичайно відправляють людей в такій ситуації до спільної камери?
— ФБР та Міністерство юстиції не мали на це впливу, це зробило Бюро в’язниць. Навпаки, ми просили, що б їх не поміщали в одну камеру. Але Бюро тюрем думало, що тримати їх у камері разом буде простіше, тому що обидва розмовляли українською, і жоден з них — англійською.
— Чому американська влада не забрала гроші у Лазаренка та повернула Кириченку?
— Суд призначив повернути Кириченку 20 мільйонів доларів Лазаренка. Та апеляційний суд сказав: Кириченко не може забрати ці гроші, тому що так само є злодієм.
— Чи достатньо, щоб розпочати справу у Америці, лише того факту, що корупційні політики надсилають мільйони вкрадених доларів через банки-кореспонденти в Америці?
— Для прокурора рух грошей через банк-кореспондент в Нью-Йорку не є достатнім, щоб висунути звинувачення проти особи. Можливо, іноді це відбулося, але зазвичай цього недостатньо. Якби це було усе, що зробив Лазаренко, ми би не звинуватили його.
— Лазаренко був засуджений присяжними за відмивання 22 мільйонів. Але в цивільній справі Міністерство юстиції США заморозило 250 мільйонів Лазаренка. Чому така різниця?
— Я поясню чому. Коли ми судимо конкретну людину, ми маємо доказати, що вона винна майже безсумнівно. Так що ми мали надати дуже багато сильних доказів. Оті 22 мільйони — ця сума є результатом кримінальної діяльності Лазаренка. Ми відчували, що зможемо довести цю суму відмитих коштів.
250 мільйонів доларів, які заморожені — це судовий процес просто проти грошей. Ніхто не йде до в’язниці, тобто свобода особи не перебуває під ризиком. І ми маємо просто доказати, що це не гроші Лазаренка. Тут докази можуть бути 50% на 50%, має бути більше доказів «за», ніж «проти». І тому заморожена більша сума, ніж 22 мільйони.
— Що буде з замороженими Америкою 250 мільйонами грошима Лазаренка?
— Я знаю, що Міністерство юстиції США все ще шукає частки цих грошей. Як вони знайдуть, я думаю, що велика частка коштів буде повернута до української влади.
— Навіть якщо влада в Україні може виявитися корумпованою?
— Якщо ти хочеш повернути гроші Україні – ти ідеш саме до української влади, а не в якесь інше місце. Коли ми вели розслідування справи Лазаренка, Леонід Кучма був при владі. Він не був найбільш поважною особою в очах громадської думки та міжнародних кіл, так що нас звинувачували в співпраці з корумпованими політиками. Наша відповідь була: «Ми віримо в факти, які нам надали, ми віримо, що Лазаренко зробив ці речі. Але з усім іншим ми не можемо нічого зробити. І ми будемо судити Лазаренка, тому що ми віримо, що він злочинець».
— Яким є головним урок зі справи Лазаренка?
— Це була важлива кримінальна справа. Це було попередження багатьом: якщо ти корупціонер з-за кордону, не приходь до Америки жити зі всіма накраденими грошима. Ми не хочемо робити Америку такою країною, куди приїжджають жити корупціонери.
Матеріал підготовлено за допомогою Дарії Вакуленко

Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2014/05/19/7024785/