Мустафа Джемілєв. НезламнийМустафа Джемилев. Несломленный

Севгиль Мусаева, Алим Алиев

В начале следующего года в свет выйдет книга о Мустафе Джемилеве харьковского издательства «Виват». Ее авторы Севгиль Мусаева и Алим Алиев знакомят читателей с жизнью выдающегося советского диссидента.

Май 2014 года. Административная граница с Крымским полуостровом. Несколько тысяч крымских татар собрались на контрольно-пропускном пункте в Армянске, чтобы встретить своего лидера Мустафу Джемилева.

Накануне российские власти объявили его персоной нон-грата в Крыму. Это произошло после того, как Джемилев отказался идти на какой-либо компромисс и сотрудничество с так называемыми «крымскими руководителями».

Российские пограничники не пропускают Джемилева на КПП; и тогда несколько сотен крымскотатарских активистов прорывают кордон, чтобы встретить его на другой стороне.

Люди скандируют «Мустафа», обнимают Джемилева. Сам он, удивленный такому количеству земляков, съехавшихся его поддержать, расплывается в улыбке.

Но, несмотря на наличие мощной группы поддержки, российский пограничник строго по процедуре сухо зачитывает лидеру крымских татар постановление о запрете посещать полуостров в течение следующих пяти лет.

Джемилев слушает молча и невероятно сосредоточенно, его лицо спокойно – ни единой эмоции.
Он вынужден возвращаться в Киев. Несколько сотен активистов – обратно в оккупированный Россией Крым.

Один из самых известных правозащитников и диссидентов СССР, Мустафа Джемилев посвятил свою жизнь борьбе за право крымских татар возвратиться на свою историческую родину после сталинской депортации. За это он провел в советских лагерях в общей сложности более 15 лет. Четыре срока, более 300 дней протестной голодовки, когда даже родные сочли, что его уже нет в живых.

Как и сотни тысяч других крымских татар, Джемилев смог вернуться в Крым только в конце 80-х годов.

Он стоял у истоков создания представительского органа крымских татар – Меджлиса, и в течение 20 лет был его бессменным руководителем.

В ноябре 2013 года, незадолго до начала Революции Достоинства, Джемилев сложил с себя полномочия главы Меджлиса. Как он сам признается, «надеялся остаток дней провести с семьей в Бахчисарае, на спокойной пенсии».

Аннексия Крыма вынудила сломать все планы.

Его родные остались на оккупированном полуострове. Сам Мустафа Джемилев проводит много времени в международных поездках – снова, как и при Советах, борясь за права крымскотатарского народа.

* * *

…Он даже не мог помнить Крыма – когда в мае 1944-го Сталин издал постановление о депортации крымских татар с полуострова, ему было чуть больше шести месяцев.

История изгнания его семьи похожа на рассказы сотен тысяч крымских татар, насильно переселенных с родной земли.

«Под утро постучали в дверь военные, дали на сборы 15 минут. Отца не было дома, только мать и пятеро детей. Она бросилась нас собирать, но из вещей схватилась лишь за Коран. Тот солдат оказался человеком, сказал: «Что вы делаете?! Вам предстоит долгий путь». Сам вытащил мешок муки и вручил ей. Эта мука и спасла нас всех в дороге», – рассказывает Мустафа.

Детство Джемилева прошло в Гулистане – маленьком узбекском городке. Работать пришлось с раннего возраста: родителям было сложно прокормить большую семью. Вместе со старшим братом Мустафа зарабатывал выпасом соседских коров.

«Мы иногда получали до 60 рублей в месяц на двоих (по старому курсу, до реформы 1961 года – авт.), это была большая помощь семье», – вспоминает Мустафа

В местах ссылки – на Урале и в Узбекистане – крымские татары жили в так называемых «специальных поселениях»: поселки, окруженные колючей проволокой и блокпостами. Зачастую там полностью отсутствовали какие-либо бытовые условия: не было отопления, жилища без стекол.

Крымских татар часто использовали в качестве дешевой рабочей силы – в колхозах, на различных союзных стройках. Женщины в основном работали на хлопковом производстве или в шахтах.

Кроме того, для депортированных действовали другие ограничения, в частности, комендантский час: им запрещалось покидать территорию спецпоселений после определенного времени суток.

По этой причине, вспоминает Мустафа, основным развлечением в те времена были походы в гости друг к другу.

«Это все было похоже на какой-то ритуал. У нас даже был график. К нам пришла в гости семья – теперь мы должны нанести ответный визит», – смеется Джемилев.

На таких семейных ужинах взрослые часто вспоминали жизнь в довоенном Крыму, родное село, соседей.

«Но самое интересное обсуждали, когда дети засыпали – боялись, что мы могли что-то рассказать в школе, и тогда это могло бы привести к проблемам, – рассказывает Джемилев. – Говорили о депортации, почему Сталин принял такое решение, и что нас обязательно вернут. Я делал вид, что сплю, а сам все слушал внимательно».

Примерно тогда же произошел случай, который оказал очень сильное влияние на дальнейшую жизнь Мустафы.

«Мне было лет 13-14. Мы смотрели какой-то фильм в Доме пионеров в Мирзачуле. Потом вышли на улицу, а погода была дождливая и слякотная. В те времена многие ходили в резиновых сапогах, и на мне они тоже были. Вдруг шедший впереди человек громко закричал и упал лицом в грязь. А под ногой у него что-то сверкнуло. Стало понятно, что он споткнулся об электрический провод, и его ударило током. Мы все начали кричать и паниковать, но не смогли ничем помочь… Этот человек умер.
Когда я пришел домой и рассказал об этом родителям, отец спросил:

– А что ты сделал, чтобы ему помочь? Ты же в резиновых сапогах был, мог отбросить провод ногой.

– Там были другие люди, взрослые, тоже в резиновых сапогах, – отвечаю я.

– Я не спрашиваю, что другие делали. Ты почему это не сделал? – отрезал он.

Сидевшая рядом мать, которая обычно всегда за меня заступалась, промолчала. Я почувствовал себя чуть ли не убийцей. Это был для меня урок.

Человек должен выполнять свой долг независимо от того, как поступают другие».

Этот принцип не раз помог Мустафе в будущем.

ПЕРВЫЙ СРОК

Мустафа Джемилев мечтал стать переводчиком арабского языка, и после окончания школы решил поступать на восточный факультет Ташкентского государственного университета.

«Когда отдал уже документы, мне по-дружески один преподаватель сказал – подавайтесь на факультет попроще, вас сюда не примут, вы же крымский татарин».

В тот раз Джемилева так и не приняли. Пришлось идти устраиваться рабочим на Ташкентском авиазаводе.

Свободное от работы время он коротал в библиотеке имени Алишера Навои – собирал всю информацию о книгах, где упоминался Крым.

В читательском зале библиотеки и произошла встреча, которая во многом предопределила будущее Мустафы.

«Зашли двое молодых людей – у меня на столе лежала подборка литературы о Крыме, – подошли поздороваться. Я ответил на крымскотатарском. Разговорились. Поскольку я тогда интересовался историей, они меня пригласили на встречу крымскотатарской молодежи и предложили подготовить доклад о нашем народе. Я согласился».

Во времена хрущевской «оттепели», в 1956 году указом Верховного Совета СССР крымским татарам разрешили больше не придерживаться режима специальных поселений. Вместе с тем, вернуться в Крым они по-прежнему не могли, хотя большая часть народов, депортированных в 40-е годы, такую возможность получили.

Эта несправедливость привела к тому, что в начале 60-х в Ташкенте возникло неформальное национальное объединение крымскотатарской молодежи, которое должно было отстаивать идею возвращения крымских татар на свою историческую родину.

Костяком стали студенты и молодые работники заводов, которые поначалу собирались просто для общения, читали стихотворения на русском и на крымскотатарском языках.

Джемилев вспоминает свое первое знакомство с ними так:

«Молодые девушки и парни сидели на скамейках, спорили друг с другом, читали стихи на крымскотатарском, обсуждали возможность возвращения в Крым. Когда мне дали слово как новичку, я зачитал конспект, который подготовил, перелопатив всю литературу в той самой библиотеке.

Мое выступление все встретили с восторгом, мне долго аплодировали, а потом рукопись пошла по рукам – выстроилась очередь из желающих ее переписать себе. Позже выяснилось, что содержание доклада правоохранители знали почти полностью. И вообще они знали почти все, о чем говорили на собраниях. Мы предположили, что среди присутствующих был осведомитель, который всех записывал», – рассказывает Джемилев.

Чуть позже активисты национального движения решили создать полноценную организацию, у которой была бы своя программа и устав – Союз крымскотатарской молодежи. Однако, не просуществовав и 4-х месяцев, весной 1962 года этот Союз был уничтожен властями.

Идеологов создания Союза, Марата Омерова и Сеит-Амзу Умерова осудили за «создание антисоветской организации» и «участие в антисоветской агитации и пропаганде». Они были приговорены к 3 и 4 годам лишения свободы соответственно.

Участие в Союзе крымскотатарской молодежи автоматически перевело Мустафу в «неблагонадежные». Сам он говорит, что его арест был лишь вопросом времени.

«Я морально уже был готов к этому. Когда нашим ребятам на суде оглашали тюремные сроки, я для себя сделал главный вывод: значит, с советской властью будем драться до конца.

Подразумевалось, само собой, – до своего конца. Потому что «конец советской власти» тогда было немыслимо представить даже во сне. Просто пришло понимание: что бы дальше ни случилось, к каким бы методам ни прибегала советская репрессивная машина, этот путь мы должны пройти до конца».

Первый срок Джемилев получил в 1966 году – формально за отказ служить в рядах Советской армии.

«На суде зачитали приговор: «К полутора годам лишения свободы». Помню, мать плакала – мне тогда было всего 22 года».

УЗНИК СОВЕСТИ

Когда у Джемилева спрашиваешь, что было для него самым сложным в тюрьме, он, не задумываясь, отвечает:

«Наверное, длительная и мучительная голодовка в Омской тюрьме (Джемилев тогда голодал больше 300 дней – авт.). Меня больше всего беспокоило… Честно говоря, я боялся того, что не выдержу. И что придется сдаться.

На этот случай я держал при себе припрятанное лезвие: рассчитывал, что в любом случае хватит сил перерезать себе вены. Когда это лезвие забрали при очередном шмоне (Мустафа агъа ничуть не стесняется, употребляя вместо обыска тюремное словечко) – для меня это стало самой большой трагедией на тот момент. Как будто обезоружили. Но, ничего, обошлось», – вспоминает Джемилев.

…Зима 1976 года. Несколько десятков активистов собираются возле здания ООН в Нью-Йорке с требованием привлечь к ответственности людей, которые убили в советской тюрьме крымскотатарского диссидента Мустафу Джемилева.

Министерства иностранных дел разных стран отправляют запросы властям СССР, чтобы выяснить – жив ли политзаключенный. Руководство тюрьмы и советские правоохранительные органы отделываются отписками, что такого человека вообще не существовало.

Слухи о смерти молодого крымскотатарского активиста появились после того, как мать Джемилева потребовала от руководства колонии в Омске разрешить ей свидание с сыном – а руководство тюрьмы ответило, что такой заключенный у них больше не содержится.

О том, что Мустафа жив, мать дозналась только в апреле 1976 года, когда родным пришло приглашение на очередное судебное заседание.

К тому времени Мустафа Джемилев голодал уже более 250 дней. 4 июня 1975 года, за несколько дней до окончания своего очередного, уже третьего срока заключения, против Джемилева было возбуждено новое уголовное дело по надуманному обвинению. В знак протеста лидер крымских татар, к тому моменту уже имевший репутацию известного советского диссидента, начал свою самую длительную голодовку.

Он продержался без еды 303 дня, с принудительным кормлением через зонд. Джемилев согласился прекратить голодовку лишь после того, как его об этом попросил выдающийся советский академик и правозащитник Андрей Сахаров.

Вот как Сахаров описывает эту историю в своей книге «Воспоминания»:

«Я написал письмо Мустафе, в котором уговаривал его прекратить голодовку, длившуюся уже 9 месяцев (с насильственным кормлением).

Быть может, именно это письмо, о существовании которого было известно начальству, объясняет, почему родным дали свидание. Голодовку Мустафа решил прекратить. Я был этому очень рад…»

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Крымские татары обрели право на возвращение на историческую родину только в 1989 году. Тогда же в Крым смог вернуться и Мустафа Джемилев.

Свой приезд на полуостров он вспоминает так:

«В самолете познакомился с девушкой, разговорились. Когда уже вышли из аэропорта, она меня спрашивает: «Ну, как вам наш Симферополь?» Я ей отвечаю: «А как вам наш Крым?» – «В каком смысле?..» – «Так это моя земля».

В первые годы после возвращения из мест депортации крымским татарам пришлось решать множество бытовых проблем в Крыму. Параллельно перед лидерами стояла задача создания представительских институций.

Так в 1991 году возник Меджлис – представительный орган коренного народа с функциями правительства.

В начале девяностых его основные функции заключались в помощи возвращающимся из мест депортации соотечественникам, а также обустройству их на полуострове; позже – в реализации прав коренного народа Крыма.

За несколько лет Джемилеву и его соратникам удалось построить сильную организацию: практически в каждом селе, где проживали крымские татары, было свое представительство Меджлиса.

А вот с полной реабилитацией крымских татар при независимой Украине – не сложилось.

Джемилев признает: их народ использовали в своих целях практически все украинские политики.
«Мы договаривались об условиях, но они не выполнялись. Крымских татар очень активно начинали «любить» в преддверии выборов. Объяснялось это тем, что хотя крымские татары в процентном соотношении представляют меньшинство, но у них сконцентрированный электорат – и, как правило, 80% крымских татар голосуют так, как порекомендует Меджлис».

Эти «качели» продолжались вплоть до российской аннексии Крыма в 2014 году. Только тогда Верховная Рада Украины официально признала Меджлис и Курултай, и гарантировала защиту прав крымскотатарского народа. Сейчас ведутся дискуссии вокруг конституционного закрепления статуса оккупированной РФ Республики Крым как крымскотатарской национально-культурной и территориальной автономии в составе Украины.

* * *

Прошло 2,5 года с того момента, как Джемилеву запретили въезд в Крым.

За это время полуостров покинули еще около 20 тысяч крымских татар, около 20 человек бесследно пропали.

В местах компактного проживания коренного народа проводятся регулярные обыски.

В Крыму ведется несколько политических процессов, фигурантами которых являются крымские татары.
Не так давно российский суд окончательно признал детище Джемилева – Меджлис – экстремисткой организацией. Это грозит еще десятками процессов в отношении крымских татар.

Джемилев практически все время находится в разъездах, рассказывая миру о жизни своего народа в «новых» оккупационных условиях.

Он не унывает и может подбодрить любого пессимиста.

Даже на вопрос: «Когда было тяжелее, тогда или сейчас?» – Мустафа Джемилев в ответ рассказывает анекдот.

«Меня как-то спрашивали недавно: «Если бы Вам пришлось заново прожить, как бы Вы прожили?» А я вам расскажу анекдот про Чорновила, который на свое 60-летие рассказывал его как о себе.

«Пошел Вячеслав Чорновил на рыбалку, вытаскивает рыбу из воды, а она человеческим языком говорит: «Отпусти меня, Вячеслав, я исполню два любых твоих желания».

Человеческий голос, говорящая рыба… Испугавшись, от греха подальше Чорновил выбросил ее в озеро – и бежать. А рыба ему вслед: «Вячеслав, я все равно исполню два твоих желания!»

Чорновил давай на своем стареньком «Москвиче» поскорее убираться подальше от озера. Тут его обгоняет «Мерседес». Чорновил про себя думает: «От, ёлки, была б у меня такая же быстрая машина!..»

Р-раз – и его «Москвич» превращается в «Мерседес». Удивился, едет дальше, а на обочине красивая девушка голосует. У Вячеслава мысль мелькнула: «Эх, был бы я на 20 лет моложе!»

И – р-раз! Опять 1978 год, Владимирская тюрьма, бараки, решетки и вертухаи на вышках…»

Поэтому я отвечу на ваш вопрос так: «Нет. Снова я не хотел бы все это пережить».

Я 15 лет просидел в тюрьме, нередко в одиночной камере, а сейчас я живу в большом городе, где нет ни дня, чтобы кто-то не подошел ко мне и не попросил сфотографироваться или дать автограф.
Конечно, легче сейчас…»

Украинская ПравдаСевгиль Мусаева, Алим Алиев

В начале следующего года в свет выйдет книга о Мустафе Джемилеве харьковского издательства «Виват». Ее авторы Севгиль Мусаева и Алим Алиев знакомят читателей с жизнью выдающегося советского диссидента.

Май 2014 года. Административная граница с Крымским полуостровом. Несколько тысяч крымских татар собрались на контрольно-пропускном пункте в Армянске, чтобы встретить своего лидера Мустафу Джемилева.

Накануне российские власти объявили его персоной нон-грата в Крыму. Это произошло после того, как Джемилев отказался идти на какой-либо компромисс и сотрудничество с так называемыми «крымскими руководителями».

Российские пограничники не пропускают Джемилева на КПП; и тогда несколько сотен крымскотатарских активистов прорывают кордон, чтобы встретить его на другой стороне.

Люди скандируют «Мустафа», обнимают Джемилева. Сам он, удивленный такому количеству земляков, съехавшихся его поддержать, расплывается в улыбке.

Но, несмотря на наличие мощной группы поддержки, российский пограничник строго по процедуре сухо зачитывает лидеру крымских татар постановление о запрете посещать полуостров в течение следующих пяти лет.

Джемилев слушает молча и невероятно сосредоточенно, его лицо спокойно – ни единой эмоции.
Он вынужден возвращаться в Киев. Несколько сотен активистов – обратно в оккупированный Россией Крым.

Один из самых известных правозащитников и диссидентов СССР, Мустафа Джемилев посвятил свою жизнь борьбе за право крымских татар возвратиться на свою историческую родину после сталинской депортации. За это он провел в советских лагерях в общей сложности более 15 лет. Четыре срока, более 300 дней протестной голодовки, когда даже родные сочли, что его уже нет в живых.

Как и сотни тысяч других крымских татар, Джемилев смог вернуться в Крым только в конце 80-х годов.

Он стоял у истоков создания представительского органа крымских татар – Меджлиса, и в течение 20 лет был его бессменным руководителем.

В ноябре 2013 года, незадолго до начала Революции Достоинства, Джемилев сложил с себя полномочия главы Меджлиса. Как он сам признается, «надеялся остаток дней провести с семьей в Бахчисарае, на спокойной пенсии».

Аннексия Крыма вынудила сломать все планы.

Его родные остались на оккупированном полуострове. Сам Мустафа Джемилев проводит много времени в международных поездках – снова, как и при Советах, борясь за права крымскотатарского народа.

* * *

…Он даже не мог помнить Крыма – когда в мае 1944-го Сталин издал постановление о депортации крымских татар с полуострова, ему было чуть больше шести месяцев.

История изгнания его семьи похожа на рассказы сотен тысяч крымских татар, насильно переселенных с родной земли.

«Под утро постучали в дверь военные, дали на сборы 15 минут. Отца не было дома, только мать и пятеро детей. Она бросилась нас собирать, но из вещей схватилась лишь за Коран. Тот солдат оказался человеком, сказал: «Что вы делаете?! Вам предстоит долгий путь». Сам вытащил мешок муки и вручил ей. Эта мука и спасла нас всех в дороге», – рассказывает Мустафа.

Детство Джемилева прошло в Гулистане – маленьком узбекском городке. Работать пришлось с раннего возраста: родителям было сложно прокормить большую семью. Вместе со старшим братом Мустафа зарабатывал выпасом соседских коров.

«Мы иногда получали до 60 рублей в месяц на двоих (по старому курсу, до реформы 1961 года – авт.), это была большая помощь семье», – вспоминает Мустафа

В местах ссылки – на Урале и в Узбекистане – крымские татары жили в так называемых «специальных поселениях»: поселки, окруженные колючей проволокой и блокпостами. Зачастую там полностью отсутствовали какие-либо бытовые условия: не было отопления, жилища без стекол.

Крымских татар часто использовали в качестве дешевой рабочей силы – в колхозах, на различных союзных стройках. Женщины в основном работали на хлопковом производстве или в шахтах.

Кроме того, для депортированных действовали другие ограничения, в частности, комендантский час: им запрещалось покидать территорию спецпоселений после определенного времени суток.

По этой причине, вспоминает Мустафа, основным развлечением в те времена были походы в гости друг к другу.

«Это все было похоже на какой-то ритуал. У нас даже был график. К нам пришла в гости семья – теперь мы должны нанести ответный визит», – смеется Джемилев.

На таких семейных ужинах взрослые часто вспоминали жизнь в довоенном Крыму, родное село, соседей.

«Но самое интересное обсуждали, когда дети засыпали – боялись, что мы могли что-то рассказать в школе, и тогда это могло бы привести к проблемам, – рассказывает Джемилев. – Говорили о депортации, почему Сталин принял такое решение, и что нас обязательно вернут. Я делал вид, что сплю, а сам все слушал внимательно».

Примерно тогда же произошел случай, который оказал очень сильное влияние на дальнейшую жизнь Мустафы.

«Мне было лет 13-14. Мы смотрели какой-то фильм в Доме пионеров в Мирзачуле. Потом вышли на улицу, а погода была дождливая и слякотная. В те времена многие ходили в резиновых сапогах, и на мне они тоже были. Вдруг шедший впереди человек громко закричал и упал лицом в грязь. А под ногой у него что-то сверкнуло. Стало понятно, что он споткнулся об электрический провод, и его ударило током. Мы все начали кричать и паниковать, но не смогли ничем помочь… Этот человек умер.
Когда я пришел домой и рассказал об этом родителям, отец спросил:

– А что ты сделал, чтобы ему помочь? Ты же в резиновых сапогах был, мог отбросить провод ногой.

– Там были другие люди, взрослые, тоже в резиновых сапогах, – отвечаю я.

– Я не спрашиваю, что другие делали. Ты почему это не сделал? – отрезал он.

Сидевшая рядом мать, которая обычно всегда за меня заступалась, промолчала. Я почувствовал себя чуть ли не убийцей. Это был для меня урок.

Человек должен выполнять свой долг независимо от того, как поступают другие».

Этот принцип не раз помог Мустафе в будущем.

ПЕРВЫЙ СРОК

Мустафа Джемилев мечтал стать переводчиком арабского языка, и после окончания школы решил поступать на восточный факультет Ташкентского государственного университета.

«Когда отдал уже документы, мне по-дружески один преподаватель сказал – подавайтесь на факультет попроще, вас сюда не примут, вы же крымский татарин».

В тот раз Джемилева так и не приняли. Пришлось идти устраиваться рабочим на Ташкентском авиазаводе.

Свободное от работы время он коротал в библиотеке имени Алишера Навои – собирал всю информацию о книгах, где упоминался Крым.

В читательском зале библиотеки и произошла встреча, которая во многом предопределила будущее Мустафы.

«Зашли двое молодых людей – у меня на столе лежала подборка литературы о Крыме, – подошли поздороваться. Я ответил на крымскотатарском. Разговорились. Поскольку я тогда интересовался историей, они меня пригласили на встречу крымскотатарской молодежи и предложили подготовить доклад о нашем народе. Я согласился».

Во времена хрущевской «оттепели», в 1956 году указом Верховного Совета СССР крымским татарам разрешили больше не придерживаться режима специальных поселений. Вместе с тем, вернуться в Крым они по-прежнему не могли, хотя большая часть народов, депортированных в 40-е годы, такую возможность получили.

Эта несправедливость привела к тому, что в начале 60-х в Ташкенте возникло неформальное национальное объединение крымскотатарской молодежи, которое должно было отстаивать идею возвращения крымских татар на свою историческую родину.

Костяком стали студенты и молодые работники заводов, которые поначалу собирались просто для общения, читали стихотворения на русском и на крымскотатарском языках.

Джемилев вспоминает свое первое знакомство с ними так:

«Молодые девушки и парни сидели на скамейках, спорили друг с другом, читали стихи на крымскотатарском, обсуждали возможность возвращения в Крым. Когда мне дали слово как новичку, я зачитал конспект, который подготовил, перелопатив всю литературу в той самой библиотеке.

Мое выступление все встретили с восторгом, мне долго аплодировали, а потом рукопись пошла по рукам – выстроилась очередь из желающих ее переписать себе. Позже выяснилось, что содержание доклада правоохранители знали почти полностью. И вообще они знали почти все, о чем говорили на собраниях. Мы предположили, что среди присутствующих был осведомитель, который всех записывал», – рассказывает Джемилев.

Чуть позже активисты национального движения решили создать полноценную организацию, у которой была бы своя программа и устав – Союз крымскотатарской молодежи. Однако, не просуществовав и 4-х месяцев, весной 1962 года этот Союз был уничтожен властями.

Идеологов создания Союза, Марата Омерова и Сеит-Амзу Умерова осудили за «создание антисоветской организации» и «участие в антисоветской агитации и пропаганде». Они были приговорены к 3 и 4 годам лишения свободы соответственно.

Участие в Союзе крымскотатарской молодежи автоматически перевело Мустафу в «неблагонадежные». Сам он говорит, что его арест был лишь вопросом времени.

«Я морально уже был готов к этому. Когда нашим ребятам на суде оглашали тюремные сроки, я для себя сделал главный вывод: значит, с советской властью будем драться до конца.

Подразумевалось, само собой, – до своего конца. Потому что «конец советской власти» тогда было немыслимо представить даже во сне. Просто пришло понимание: что бы дальше ни случилось, к каким бы методам ни прибегала советская репрессивная машина, этот путь мы должны пройти до конца».

Первый срок Джемилев получил в 1966 году – формально за отказ служить в рядах Советской армии.

«На суде зачитали приговор: «К полутора годам лишения свободы». Помню, мать плакала – мне тогда было всего 22 года».

УЗНИК СОВЕСТИ

Когда у Джемилева спрашиваешь, что было для него самым сложным в тюрьме, он, не задумываясь, отвечает:

«Наверное, длительная и мучительная голодовка в Омской тюрьме (Джемилев тогда голодал больше 300 дней – авт.). Меня больше всего беспокоило… Честно говоря, я боялся того, что не выдержу. И что придется сдаться.

На этот случай я держал при себе припрятанное лезвие: рассчитывал, что в любом случае хватит сил перерезать себе вены. Когда это лезвие забрали при очередном шмоне (Мустафа агъа ничуть не стесняется, употребляя вместо обыска тюремное словечко) – для меня это стало самой большой трагедией на тот момент. Как будто обезоружили. Но, ничего, обошлось», – вспоминает Джемилев.

…Зима 1976 года. Несколько десятков активистов собираются возле здания ООН в Нью-Йорке с требованием привлечь к ответственности людей, которые убили в советской тюрьме крымскотатарского диссидента Мустафу Джемилева.

Министерства иностранных дел разных стран отправляют запросы властям СССР, чтобы выяснить – жив ли политзаключенный. Руководство тюрьмы и советские правоохранительные органы отделываются отписками, что такого человека вообще не существовало.

Слухи о смерти молодого крымскотатарского активиста появились после того, как мать Джемилева потребовала от руководства колонии в Омске разрешить ей свидание с сыном – а руководство тюрьмы ответило, что такой заключенный у них больше не содержится.

О том, что Мустафа жив, мать дозналась только в апреле 1976 года, когда родным пришло приглашение на очередное судебное заседание.

К тому времени Мустафа Джемилев голодал уже более 250 дней. 4 июня 1975 года, за несколько дней до окончания своего очередного, уже третьего срока заключения, против Джемилева было возбуждено новое уголовное дело по надуманному обвинению. В знак протеста лидер крымских татар, к тому моменту уже имевший репутацию известного советского диссидента, начал свою самую длительную голодовку.

Он продержался без еды 303 дня, с принудительным кормлением через зонд. Джемилев согласился прекратить голодовку лишь после того, как его об этом попросил выдающийся советский академик и правозащитник Андрей Сахаров.

Вот как Сахаров описывает эту историю в своей книге «Воспоминания»:

«Я написал письмо Мустафе, в котором уговаривал его прекратить голодовку, длившуюся уже 9 месяцев (с насильственным кормлением).

Быть может, именно это письмо, о существовании которого было известно начальству, объясняет, почему родным дали свидание. Голодовку Мустафа решил прекратить. Я был этому очень рад…»

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Крымские татары обрели право на возвращение на историческую родину только в 1989 году. Тогда же в Крым смог вернуться и Мустафа Джемилев.

Свой приезд на полуостров он вспоминает так:

«В самолете познакомился с девушкой, разговорились. Когда уже вышли из аэропорта, она меня спрашивает: «Ну, как вам наш Симферополь?» Я ей отвечаю: «А как вам наш Крым?» – «В каком смысле?..» – «Так это моя земля».

В первые годы после возвращения из мест депортации крымским татарам пришлось решать множество бытовых проблем в Крыму. Параллельно перед лидерами стояла задача создания представительских институций.

Так в 1991 году возник Меджлис – представительный орган коренного народа с функциями правительства.

В начале девяностых его основные функции заключались в помощи возвращающимся из мест депортации соотечественникам, а также обустройству их на полуострове; позже – в реализации прав коренного народа Крыма.

За несколько лет Джемилеву и его соратникам удалось построить сильную организацию: практически в каждом селе, где проживали крымские татары, было свое представительство Меджлиса.

А вот с полной реабилитацией крымских татар при независимой Украине – не сложилось.

Джемилев признает: их народ использовали в своих целях практически все украинские политики.
«Мы договаривались об условиях, но они не выполнялись. Крымских татар очень активно начинали «любить» в преддверии выборов. Объяснялось это тем, что хотя крымские татары в процентном соотношении представляют меньшинство, но у них сконцентрированный электорат – и, как правило, 80% крымских татар голосуют так, как порекомендует Меджлис».

Эти «качели» продолжались вплоть до российской аннексии Крыма в 2014 году. Только тогда Верховная Рада Украины официально признала Меджлис и Курултай, и гарантировала защиту прав крымскотатарского народа. Сейчас ведутся дискуссии вокруг конституционного закрепления статуса оккупированной РФ Республики Крым как крымскотатарской национально-культурной и территориальной автономии в составе Украины.

* * *

Прошло 2,5 года с того момента, как Джемилеву запретили въезд в Крым.

За это время полуостров покинули еще около 20 тысяч крымских татар, около 20 человек бесследно пропали.

В местах компактного проживания коренного народа проводятся регулярные обыски.

В Крыму ведется несколько политических процессов, фигурантами которых являются крымские татары.
Не так давно российский суд окончательно признал детище Джемилева – Меджлис – экстремисткой организацией. Это грозит еще десятками процессов в отношении крымских татар.

Джемилев практически все время находится в разъездах, рассказывая миру о жизни своего народа в «новых» оккупационных условиях.

Он не унывает и может подбодрить любого пессимиста.

Даже на вопрос: «Когда было тяжелее, тогда или сейчас?» – Мустафа Джемилев в ответ рассказывает анекдот.

«Меня как-то спрашивали недавно: «Если бы Вам пришлось заново прожить, как бы Вы прожили?» А я вам расскажу анекдот про Чорновила, который на свое 60-летие рассказывал его как о себе.

«Пошел Вячеслав Чорновил на рыбалку, вытаскивает рыбу из воды, а она человеческим языком говорит: «Отпусти меня, Вячеслав, я исполню два любых твоих желания».

Человеческий голос, говорящая рыба… Испугавшись, от греха подальше Чорновил выбросил ее в озеро – и бежать. А рыба ему вслед: «Вячеслав, я все равно исполню два твоих желания!»

Чорновил давай на своем стареньком «Москвиче» поскорее убираться подальше от озера. Тут его обгоняет «Мерседес». Чорновил про себя думает: «От, ёлки, была б у меня такая же быстрая машина!..»

Р-раз – и его «Москвич» превращается в «Мерседес». Удивился, едет дальше, а на обочине красивая девушка голосует. У Вячеслава мысль мелькнула: «Эх, был бы я на 20 лет моложе!»

И – р-раз! Опять 1978 год, Владимирская тюрьма, бараки, решетки и вертухаи на вышках…»

Поэтому я отвечу на ваш вопрос так: «Нет. Снова я не хотел бы все это пережить».

Я 15 лет просидел в тюрьме, нередко в одиночной камере, а сейчас я живу в большом городе, где нет ни дня, чтобы кто-то не подошел ко мне и не попросил сфотографироваться или дать автограф.
Конечно, легче сейчас…»

Украинская Правда

На грани фола: как Украина в Крыму может дать по носу РоссииНа грани фола: как Украина в Крыму может дать по носу России

Алексей Арестович

На прошлой неделе Росавиация подняла истерику, сообщив, что Вооруженные силы Украины 1 и 2 декабря собираются организовать ракетные стрельбы в районе Крыма «с захватом воздушного пространства над открытым морем в зоне ответственности РФ». На это секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов ответил, что Украина не планирует проводить никаких ракетных испытаний в Керченском проливом, поскольку суверенное воздушное пространство РФ в Черном море заканчивается посередине Керченского пролива, а дальше, к западу от пролива, согласно всем международным соглашениям, находится суверенное воздушное пространство Украины. При этом сам факт стрельб секретарь СНБО не опроверг. Военный эксперт и блогер Алексей Арестович уверен, что проведение учений в аннексированном Крыму – отличный ход по деоккупации полуострова.

Сейчас мы имеем два противоречивых заявления: Россия предупредила о стрельбах заранее, а Турчинов опроверг, сказав, мол, мы не собираемся устраивать учения в Керченском проливе. Вне зависимости от этого, это – гениальный ход, о котором я говорил давно, с самого начала захвата Крыма. Мы должны не ныть на совете ПАСЕ, мол, продлите санкции против России. Имея двойную ситуацию, когда весь мир не признал Крым российской территорией, а россияне всегда им портят жизнь такими мелкими вещами, мы имеем право провести любые ракетные стрельбы, любые военные учения, любую активность на этой территории, правильно? Это же наша территория.

Если россияне никак не будут этому препятствовать, они теряют свой суверенитет над Крымом, как они считают. Если же они попытаются воспрепятствовать, то это очередная военная акция против Украины, которая будет резко негативно воспринята мировым обществом.

Поэтому аккуратно раз в недельку или, точнее, раз в месяц я бы что-то такое устраивал в районе Крыма. Это очень хорошее информационно-психологическое воздействие на Россию. Любая попытка противостоять нам силами, нотами – чем угодно – вызовет резко негативную реакцию мирового сообщества. А мы как бы на своей территории. Мы имеем право. Это — наше. И поэтому просто надо посадить умы, чтобы они вычисляли такие ходы, которые можно проводить и которые ставили бы Россию в неприятное положение всякий раз. После пятого инцидента все поймут, что это хороший повод поговорить о продлении санкций.

Ведь что такое украинские стрельбы на своей территории? Это вполне законная военная активность. А что такое сбитая украинская ракета или силовое препятствование нам провести испытания, например, созданием авиагруппировки или флотской группировки? Это уже неприкрытая военная агрессия одного государства против другого, усугубление ситуации. Поэтому это очень хороший способ все время щелкать по носу, и этим надо пользоваться.

Это очень эффективная стратегия. Мы не пользуемся уникальной ситуацией, которая сложилась, что в мире Крым не признают российской территорией. Только россияне вякают, что это «безальтернативное решение крымского народа», «наш суверенитет», бла-бла-бла. А никто в мире этого не признает, хотя они все время призывают Европу и США признать Крым российским. А наша дипломатия бьется, напоминает про Крым.

Поэтому аккуратненько (раз в месяц — не реже) нужно выискивать вот такие моменты и постоянно бить по носу. Просто выбирать нужно поводы и способы, которые не приведут прямо к военному столкновению, но все время будут на грани фола. Например, я бы провел акцию возле вышек Бойко, которые принадлежат нам и находятся на нашем шельфе, но захвачены и эксплуатируются ими, и попытался бы высадить там группу рабочих. И тогда бы никто не позволил себе забыть о том, что Крым – это украинская территория.

АпострофАлексей Арестович

На прошлой неделе Росавиация подняла истерику, сообщив, что Вооруженные силы Украины 1 и 2 декабря собираются организовать ракетные стрельбы в районе Крыма «с захватом воздушного пространства над открытым морем в зоне ответственности РФ». На это секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов ответил, что Украина не планирует проводить никаких ракетных испытаний в Керченском проливом, поскольку суверенное воздушное пространство РФ в Черном море заканчивается посередине Керченского пролива, а дальше, к западу от пролива, согласно всем международным соглашениям, находится суверенное воздушное пространство Украины. При этом сам факт стрельб секретарь СНБО не опроверг. Военный эксперт и блогер Алексей Арестович уверен, что проведение учений в аннексированном Крыму – отличный ход по деоккупации полуострова.

Сейчас мы имеем два противоречивых заявления: Россия предупредила о стрельбах заранее, а Турчинов опроверг, сказав, мол, мы не собираемся устраивать учения в Керченском проливе. Вне зависимости от этого, это – гениальный ход, о котором я говорил давно, с самого начала захвата Крыма. Мы должны не ныть на совете ПАСЕ, мол, продлите санкции против России. Имея двойную ситуацию, когда весь мир не признал Крым российской территорией, а россияне всегда им портят жизнь такими мелкими вещами, мы имеем право провести любые ракетные стрельбы, любые военные учения, любую активность на этой территории, правильно? Это же наша территория.

Если россияне никак не будут этому препятствовать, они теряют свой суверенитет над Крымом, как они считают. Если же они попытаются воспрепятствовать, то это очередная военная акция против Украины, которая будет резко негативно воспринята мировым обществом.

Поэтому аккуратно раз в недельку или, точнее, раз в месяц я бы что-то такое устраивал в районе Крыма. Это очень хорошее информационно-психологическое воздействие на Россию. Любая попытка противостоять нам силами, нотами – чем угодно – вызовет резко негативную реакцию мирового сообщества. А мы как бы на своей территории. Мы имеем право. Это — наше. И поэтому просто надо посадить умы, чтобы они вычисляли такие ходы, которые можно проводить и которые ставили бы Россию в неприятное положение всякий раз. После пятого инцидента все поймут, что это хороший повод поговорить о продлении санкций.

Ведь что такое украинские стрельбы на своей территории? Это вполне законная военная активность. А что такое сбитая украинская ракета или силовое препятствование нам провести испытания, например, созданием авиагруппировки или флотской группировки? Это уже неприкрытая военная агрессия одного государства против другого, усугубление ситуации. Поэтому это очень хороший способ все время щелкать по носу, и этим надо пользоваться.

Это очень эффективная стратегия. Мы не пользуемся уникальной ситуацией, которая сложилась, что в мире Крым не признают российской территорией. Только россияне вякают, что это «безальтернативное решение крымского народа», «наш суверенитет», бла-бла-бла. А никто в мире этого не признает, хотя они все время призывают Европу и США признать Крым российским. А наша дипломатия бьется, напоминает про Крым.

Поэтому аккуратненько (раз в месяц — не реже) нужно выискивать вот такие моменты и постоянно бить по носу. Просто выбирать нужно поводы и способы, которые не приведут прямо к военному столкновению, но все время будут на грани фола. Например, я бы провел акцию возле вышек Бойко, которые принадлежат нам и находятся на нашем шельфе, но захвачены и эксплуатируются ими, и попытался бы высадить там группу рабочих. И тогда бы никто не позволил себе забыть о том, что Крым – это украинская территория.

Апостроф

Право против силы: Что изменит признание Крыма оккупированнымПраво против силы: Что изменит признание Крыма оккупированным

Александра Горчинская

Территория Крыма и Севастополя официально будет называться оккупированной во всех документах Генассамблеи ООН. Ускорит ли это возвращение полуострова Украине, объясняют эксперты-международники

В ООН приняли резолюцию по Крыму и городу Севастополю – документ поддержали 73 страны. Резолюция официально признает территорию полуострова украинской и временно оккупированной. Россия называется агрессором. Против принятия этого документа проголосовали 23 страны, среди которых – РФ и Беларусь. Как сообщил в своем Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин, отныне во всех официальных документах Генассамблеи ООН будет использоваться формулировка: «Временная оккупация украинской АРК и города Севастополь». Так должно продолжаться до деоккупации территории.

На самом деле, процедура утверждения этого документа еще не завершилась, ведь пока что резолюция была одобрена лишь на комиссии ООН, а в конце декабря ее должна утвердить Генассамблея ООН. Однако сегодняшние результаты – это уже хороший знак, комментирует НВ дипломат и бывший министр иностранных дел Владимир Огрызко.

«Это еще процесс, но поскольку страны свою позицию определили, традиционно они ее не меняют. Надо надеяться, что таким же образом они проголосуют и в декабре. Надо будет проанализировать список тех, кто воздержался, кто голосовал против резолюции», — говорит Огрызко.

Он подчеркивает: по правовому статусу резолюция – не юридический документ в том смысле, что он не является обязывающим. Это документ политический, который Украина теперь сможет использовать для того, чтобы настаивать на своей позиции и гнуть собственную линию поведения в международном пространстве и международных правовых инстанциях. А это – очень значимо. Так же, как и две резолюции, принятые недавно в Парламентской Ассамблее Совета Европы.

«Это действительно успех, потому что документ четко и ясно назвал Россию агрессором. Так же четко и ясно говорится, что Крым это оккупированная территория. Это важно для дальнейшей работы и для доказательства в международных судах вины России в том, что она совершила, — объясняет Огрызко. – Прямую юридическую силу имела бы резолюция Совбеза ООН, однако это невозможно, потому что Россия накладывает вето на такие документы».

Несмотря на то, что эта резолюция изображает события в Украине для международного сообщества так, как их воспринимает украинское Правительство, она вряд ли способна изменить что-то быстро и глобально, считает дипломат, экс-генконсул Украины в Стамбуле, глава управления организации Майдан иностранных дел Богдан Яременко. По его мнению, дилемма заключается в том, что Украина использует правовые аргументы, а Россия – силовые.

«Путин неустанно повторяет, что вопрос Крыма закрыт. И вот ответ международного сообщества: он открытый, есть проблема прав человека, проблема оккупации. Но Россия, конечно, к этому не прислушивается. Да, РФ имеет свою позицию, и она подтверждена ядерным оружием, вооруженными силами на территории Донбасса и Крыма. Ее дипломатические аргументы заключаются в наличии в ней силы. — говорит Яременко. — Украинская же сторона пытается апеллировать к международному праву, ее аргументы лежат в этой плоскости. Но у нас нет тех аргументов, которые есть у России, чтобы решить вопрос военным путем. Мы должны пользоваться инструментами, которые имеем – их предоставляет международное право».

Эксперт добавляет: эта резолюция является одним из инструментов для возвращения Крыма Украине, однако не стоит надеяться, что это произойдет автоматически. На все нужно время и усилия.

Напомним, 12 октября ПАСЕ приняла две резолюции, которые окрестили историческими. В документах признали участие Российской Федерации в конфликте на Донбассе и призвали ее вывести свои войска.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Территория Крыма и Севастополя официально будет называться оккупированной во всех документах Генассамблеи ООН. Ускорит ли это возвращение полуострова Украине, объясняют эксперты-международники

В ООН приняли резолюцию по Крыму и городу Севастополю – документ поддержали 73 страны. Резолюция официально признает территорию полуострова украинской и временно оккупированной. Россия называется агрессором. Против принятия этого документа проголосовали 23 страны, среди которых – РФ и Беларусь. Как сообщил в своем Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин, отныне во всех официальных документах Генассамблеи ООН будет использоваться формулировка: «Временная оккупация украинской АРК и города Севастополь». Так должно продолжаться до деоккупации территории.

На самом деле, процедура утверждения этого документа еще не завершилась, ведь пока что резолюция была одобрена лишь на комиссии ООН, а в конце декабря ее должна утвердить Генассамблея ООН. Однако сегодняшние результаты – это уже хороший знак, комментирует НВ дипломат и бывший министр иностранных дел Владимир Огрызко.

«Это еще процесс, но поскольку страны свою позицию определили, традиционно они ее не меняют. Надо надеяться, что таким же образом они проголосуют и в декабре. Надо будет проанализировать список тех, кто воздержался, кто голосовал против резолюции», — говорит Огрызко.

Он подчеркивает: по правовому статусу резолюция – не юридический документ в том смысле, что он не является обязывающим. Это документ политический, который Украина теперь сможет использовать для того, чтобы настаивать на своей позиции и гнуть собственную линию поведения в международном пространстве и международных правовых инстанциях. А это – очень значимо. Так же, как и две резолюции, принятые недавно в Парламентской Ассамблее Совета Европы.

«Это действительно успех, потому что документ четко и ясно назвал Россию агрессором. Так же четко и ясно говорится, что Крым это оккупированная территория. Это важно для дальнейшей работы и для доказательства в международных судах вины России в том, что она совершила, — объясняет Огрызко. – Прямую юридическую силу имела бы резолюция Совбеза ООН, однако это невозможно, потому что Россия накладывает вето на такие документы».

Несмотря на то, что эта резолюция изображает события в Украине для международного сообщества так, как их воспринимает украинское Правительство, она вряд ли способна изменить что-то быстро и глобально, считает дипломат, экс-генконсул Украины в Стамбуле, глава управления организации Майдан иностранных дел Богдан Яременко. По его мнению, дилемма заключается в том, что Украина использует правовые аргументы, а Россия – силовые.

«Путин неустанно повторяет, что вопрос Крыма закрыт. И вот ответ международного сообщества: он открытый, есть проблема прав человека, проблема оккупации. Но Россия, конечно, к этому не прислушивается. Да, РФ имеет свою позицию, и она подтверждена ядерным оружием, вооруженными силами на территории Донбасса и Крыма. Ее дипломатические аргументы заключаются в наличии в ней силы. — говорит Яременко. — Украинская же сторона пытается апеллировать к международному праву, ее аргументы лежат в этой плоскости. Но у нас нет тех аргументов, которые есть у России, чтобы решить вопрос военным путем. Мы должны пользоваться инструментами, которые имеем – их предоставляет международное право».

Эксперт добавляет: эта резолюция является одним из инструментов для возвращения Крыма Украине, однако не стоит надеяться, что это произойдет автоматически. На все нужно время и усилия.

Напомним, 12 октября ПАСЕ приняла две резолюции, которые окрестили историческими. В документах признали участие Российской Федерации в конфликте на Донбассе и призвали ее вывести свои войска.

Новое Время

ГААГА ПРОИЗНЕСЛА ВАЖНЫЕ СЛОВАГААГА ПРОИЗНЕСЛА ВАЖНЫЕ СЛОВА

Игорь Яковенко

На сайте Международного уголовного суда в Гааге опубликован отчет прокурора Фату Бенсура, в котором многие вещи в отношении агрессии России против Украины названы своими именами. Там написано, в том числе, следующее:

«Согласно поступившим сведениям, ситуация на территории Крыма и Севастополя равнозначна международному вооруженному конфликту между Украиной и Российской Федерацией. Данный международный конфликт начался не позднее 26 февраля 2014 года, когда Российская Федерация задействовала личный состав своих вооруженных сил для получения контроля над частями территории Украины без согласия правительства Украины».

Важные вещи сказаны и в пункте 158 прокурорского отчета: «Право международных вооруженных конфликтов применимо и после 18 марта 2014 года в той мере, в которой ситуация на территории Крыма и Севастополя будет равнозначна продолжающемуся состоянию оккупации».

Кроме того, в отчете прокурора отмечено, что «российская оккупация (!) сопровождалась притеснением и запугиванием крымских татар, включая такие меры, как закрытие въезда на территорию Крыма, ограничение прав на создание ассоциаций и свободу слова».

Римский статут, который учредил Международный уголовный суд, ратифицировали 123 государства. Россия в их число не входит, поэтому формально Кремль может не обращать особого внимания на процитированный выше отчет прокурора. И, тем не менее, прокурор Фату Бенсуда проделала важную и весьма полезную работу, которая в дальнейшем может сыграть свою роль в судьбе России прежде всего, а также в судьбе Украины и ее оккупированных территорий.

Россия по отношению к Международному уголовному суду (МУСу) находится в промежуточном состоянии: она подписала Римский статут, но не ратифицировала. Считается, что Россия сотрудничает с МУСом, так что совсем игнорировать отчет прокурора не получится. Выражения «оккупация», Россия как «сторона международного вооруженного конфликта с Украиной», «притеснение и запугивание крымских татар» — это не публицистика, а отчет прокурора, на что вполне могут ссылаться сторонники территориальной целостности Украины, которых в мире абсолютное большинство.

Пока Путин имеет право вето в Совете безопасности ООН, ждать создания Международного трибунала по российской агрессии в Украине не приходится. Но сам факт, что отчет прокурора уже не только составлен, но и опубликован и его читают миллионы, не может не оказывать влияния на путинскую банду. Представляете, каково было бы главарям рейха в разгар 2-й мировой заранее прочитать обвинения, которые им на Нюрнбергском процессе зачитали Роберт Джексон, или Франсуа де Ментон, или Роман Андреевич Руденко. Полагаю, на поведение нацистской верхушки это чтение произвело бы неизгладимое впечатление, а чье-то поведение изменилось бы самым чудесным образом.

Ежедневный ЖурналИгорь Яковенко

На сайте Международного уголовного суда в Гааге опубликован отчет прокурора Фату Бенсура, в котором многие вещи в отношении агрессии России против Украины названы своими именами. Там написано, в том числе, следующее:

«Согласно поступившим сведениям, ситуация на территории Крыма и Севастополя равнозначна международному вооруженному конфликту между Украиной и Российской Федерацией. Данный международный конфликт начался не позднее 26 февраля 2014 года, когда Российская Федерация задействовала личный состав своих вооруженных сил для получения контроля над частями территории Украины без согласия правительства Украины».

Важные вещи сказаны и в пункте 158 прокурорского отчета: «Право международных вооруженных конфликтов применимо и после 18 марта 2014 года в той мере, в которой ситуация на территории Крыма и Севастополя будет равнозначна продолжающемуся состоянию оккупации».

Кроме того, в отчете прокурора отмечено, что «российская оккупация (!) сопровождалась притеснением и запугиванием крымских татар, включая такие меры, как закрытие въезда на территорию Крыма, ограничение прав на создание ассоциаций и свободу слова».

Римский статут, который учредил Международный уголовный суд, ратифицировали 123 государства. Россия в их число не входит, поэтому формально Кремль может не обращать особого внимания на процитированный выше отчет прокурора. И, тем не менее, прокурор Фату Бенсуда проделала важную и весьма полезную работу, которая в дальнейшем может сыграть свою роль в судьбе России прежде всего, а также в судьбе Украины и ее оккупированных территорий.

Россия по отношению к Международному уголовному суду (МУСу) находится в промежуточном состоянии: она подписала Римский статут, но не ратифицировала. Считается, что Россия сотрудничает с МУСом, так что совсем игнорировать отчет прокурора не получится. Выражения «оккупация», Россия как «сторона международного вооруженного конфликта с Украиной», «притеснение и запугивание крымских татар» — это не публицистика, а отчет прокурора, на что вполне могут ссылаться сторонники территориальной целостности Украины, которых в мире абсолютное большинство.

Пока Путин имеет право вето в Совете безопасности ООН, ждать создания Международного трибунала по российской агрессии в Украине не приходится. Но сам факт, что отчет прокурора уже не только составлен, но и опубликован и его читают миллионы, не может не оказывать влияния на путинскую банду. Представляете, каково было бы главарям рейха в разгар 2-й мировой заранее прочитать обвинения, которые им на Нюрнбергском процессе зачитали Роберт Джексон, или Франсуа де Ментон, или Роман Андреевич Руденко. Полагаю, на поведение нацистской верхушки это чтение произвело бы неизгладимое впечатление, а чье-то поведение изменилось бы самым чудесным образом.

Ежедневный Журнал

«Экстремистка» из Севастополя: «Они сказали, что не выпустят меня, пока я не напишу явку с повинной»«Экстремистка» из Севастополя: «Они сказали, что не выпустят меня, пока я не напишу явку с повинной»

Зоя Светова.
Жительница Севастополя Елена Денисова рассказала Открытой России, что на нее завели уголовное дело за запись в фейсбуке в поддержку Украины

— Расскажите, что произошло в пятницу 3 апреля, когда сотрудники ФСБ пришли к вам домой с обыском.

— Это было утром. Позвонили в дверь, я открыла и стоит сотрудник и говорит: «Вот тут кража была».

Я говорю: «А неужели меня в краже подозревают?»

Он и говорит: «Да, нет, мы всех опрашиваем».

Я говорю: «Ну, заходите». И мама моя подошла и говорит: «Ну, заходите».

Он зашел , и вслед за ним в квартиру ввались все остальные. И сразу же мне предъявили постановление суда (видимо, об обыске. – Открытая Россия). У меня все сразу поплыло, и дальнейшее я помню очень смутно.

Я сказала маме и ребенку: «Не оставляйте их одних, а то они что-то подбросят».

Они посмеялись: «Да что вы, что мы вам подбросим?»

Спросили, есть ли оружие, наркотики, запрещенная литература.

Мы ответили, что ничего такого у нас нет.

Они забрали компьютер.

Один из них спросил: «Вы писали посты экстремистского содержания?»

Я его спросила: «А как же свобода слова»?

Вообще они были вежливые, но один из них вдруг сорвался и сказал, что я написала какую- то глупость про детей Донбасса. Я не особо поняла, что он имел в виду, потому что находилась в состоянии шока.

— А оперуполномоченный что сказал?

— Он сказал: «Напишите, что вы были неправы, больше так не будете, и вам дадут символическое наказание, условный срок. И вы сможете уехать в свою Украину.

— То есть вы какую-то бумагу подписали?

— Мне сказали, что якобы я написала в своем ФБ: «Освободите Донбасс, освободите Крым». Я якобы так написала в августе 2014 года. Я, конечно, же не помню, чтобы я что-то подобное когда-либо написала. Вчера я посмотрела свою ленту за 2014 год, и вот таких конкретных слов я там не нашла. Скорее всего, это был мой комментарий или какая-то моя личная переписка, я естественно, этого уже не помню.

Но вся моя лента, естественно, проукраинская.

— Вы гражданка Украины или России?

— Я отказалась от российского гражданства. Я гражданка Украины. И я как раз сейчас собиралась уехать в Украину, у меня билеты были на руках, а оперуполномоченный мне сказал: «Вас сейчас не выпустят, задержат на границе».

— Почему не выпустят? На вас что, заведено уголовное дело?

— Да, они мне сказали: «Вы совершили уголовное преступление. Если бы это было административное преступление, то к вам бы не придирались, выпустили бы вас из Крыма. Но вот этот якобы призыв является уголовным преступлением».

Я говорю: «Я же не гражданка России».

А оперуполномоченный мне: «Ну и что? Вот, допустим, в Америке вы убили человека, вы же не сможете уехать из Америки на основании того, что вы не гражданка Америки. Вот и здесь ваш поступок является уголовным преступлением, вот поэтому вас и не выпустят в Украину».

— Вы испугались?

— Понимаете, я, конечно, запаниковала и говорю: «Посмотрите на меня, какой от меня вред? Какой я экстремист? Я вообще нигде даже не работаю. Сижу дома. У меня друзья виртуальные. У меня никаких друзей нет».

— А оперуполномоченный вам что на это ответил?

— Он говорил, что все понимает, но повторял, как заведенный, одно и то же.

— Обыск был в пятницу утром, а с тех пор никто к вам не приходил?

— Нет, никто не приходил. Когда они пришли, я успела написать у себя в фейсбуке: «У меня обыск». Они это просекли и записали в протоколе.

Моя запись в ФБ дала очень большую огласку, я сама этому удивилась, потому что я человек непубличный.

— Кто вы по профессии?

— У меня высшее образование. Гуманитарное. Я почти никогда не работала, занималась воспитанием детей. Меня содержал мой муж, но он в ноябре прошлого года умер. И на работу меня не берут, потому что у меня нет российского гражданства. Мы перебиваемся благодаря маминой пенсии и тем пособиям, что детям дают. Сыну будет 16, а дочке — 14. Я хотела уехать в Украину и искать работу.

— Вам объяснили, почему вас не выпустят из Крыма?На основании чего? У вас подписка о невыезде?

— Они сказали, что вручат мне ее, когда меня вызовет следователь на допрос.

Этот оперуполномоченный, который посоветовал написать что-то типа явки с повинной, сказал мне: «Если у вас нет своего адвоката, то вам дадут адвоката».

— Какую явку с повинной вы написали?

— Он мне сказал: «Напишите, мол, я была не согласна с присоединением Крыма, очень по этому поводу переживала и в состоянии эмоционального как бы стресса могла написать у себя в ФБ под ником Галя Денисова (Галя — имя дочери Денисовой. — Открытая Россия) что-то, что не является законным, но я об этом не знала».

— Вы это написали?

— Да, на обычном листе бумаге.

— Вы это написали в присутствии адвоката?

— Нет.

— Вас просто запугали.

— Да, я страшно испугалась. Моему сыну через три недели исполняется 16 лет, поэтому я и хотела уехать именно до того, как ему исполнится 16, чтобы мы беспрепятственно проехали через оба блокпоста, чтобы не было каких-то юридических коллизий, потому что у сына пока нет паспорта. Я боялась, что когда ему исполнится 16 лет, а паспорта украинского у него нет, его не выпустят. И я так запаниковала. А этот оперуполномоченный (ФСБ. — Открытая Россия) говорит: «Не переживайте, мы сделаем это максимально быстро, вы конечно, не успеете до того срока, но потом уедете».

А я им говорю: Да выпустите меня, зачем я вам нужна?» А он: «Я все понимаю, понимаю…»

— У вас есть протокол обыска?

— У меня есть протокол обследования помещений.

— Вы подписку о неразглашении давали?

— Вроде бы нет. Я протокол подписывала об обыске. Я не помню, чтобы у меня брали подписку о неразглашении. Оперуполномоченный сказал, что следователь меня вызовет.

Я, естественно, всегда была против присоединения Крыма. Но я не знала, что я кому-то могу быть интересна. Я в жизни за сорок лет не имела никаких дел ни с милицией, ни с госбезопасностью, а мой муж покойный в молодости сам пять лет проработал в милиции, потом уволился. Он работал на авторынке, в магазине автозапчастей.
Источник: https://openrussia.org/post/view/4001/Зоя Светова.
Жительница Севастополя Елена Денисова рассказала Открытой России, что на нее завели уголовное дело за запись в фейсбуке в поддержку Украины

— Расскажите, что произошло в пятницу 3 апреля, когда сотрудники ФСБ пришли к вам домой с обыском.

— Это было утром. Позвонили в дверь, я открыла и стоит сотрудник и говорит: «Вот тут кража была».

Я говорю: «А неужели меня в краже подозревают?»

Он и говорит: «Да, нет, мы всех опрашиваем».

Я говорю: «Ну, заходите». И мама моя подошла и говорит: «Ну, заходите».

Он зашел , и вслед за ним в квартиру ввались все остальные. И сразу же мне предъявили постановление суда (видимо, об обыске. – Открытая Россия). У меня все сразу поплыло, и дальнейшее я помню очень смутно.

Я сказала маме и ребенку: «Не оставляйте их одних, а то они что-то подбросят».

Они посмеялись: «Да что вы, что мы вам подбросим?»

Спросили, есть ли оружие, наркотики, запрещенная литература.

Мы ответили, что ничего такого у нас нет.

Они забрали компьютер.

Один из них спросил: «Вы писали посты экстремистского содержания?»

Я его спросила: «А как же свобода слова»?

Вообще они были вежливые, но один из них вдруг сорвался и сказал, что я написала какую- то глупость про детей Донбасса. Я не особо поняла, что он имел в виду, потому что находилась в состоянии шока.

— А оперуполномоченный что сказал?

— Он сказал: «Напишите, что вы были неправы, больше так не будете, и вам дадут символическое наказание, условный срок. И вы сможете уехать в свою Украину.

— То есть вы какую-то бумагу подписали?

— Мне сказали, что якобы я написала в своем ФБ: «Освободите Донбасс, освободите Крым». Я якобы так написала в августе 2014 года. Я, конечно, же не помню, чтобы я что-то подобное когда-либо написала. Вчера я посмотрела свою ленту за 2014 год, и вот таких конкретных слов я там не нашла. Скорее всего, это был мой комментарий или какая-то моя личная переписка, я естественно, этого уже не помню.

Но вся моя лента, естественно, проукраинская.

— Вы гражданка Украины или России?

— Я отказалась от российского гражданства. Я гражданка Украины. И я как раз сейчас собиралась уехать в Украину, у меня билеты были на руках, а оперуполномоченный мне сказал: «Вас сейчас не выпустят, задержат на границе».

— Почему не выпустят? На вас что, заведено уголовное дело?

— Да, они мне сказали: «Вы совершили уголовное преступление. Если бы это было административное преступление, то к вам бы не придирались, выпустили бы вас из Крыма. Но вот этот якобы призыв является уголовным преступлением».

Я говорю: «Я же не гражданка России».

А оперуполномоченный мне: «Ну и что? Вот, допустим, в Америке вы убили человека, вы же не сможете уехать из Америки на основании того, что вы не гражданка Америки. Вот и здесь ваш поступок является уголовным преступлением, вот поэтому вас и не выпустят в Украину».

— Вы испугались?

— Понимаете, я, конечно, запаниковала и говорю: «Посмотрите на меня, какой от меня вред? Какой я экстремист? Я вообще нигде даже не работаю. Сижу дома. У меня друзья виртуальные. У меня никаких друзей нет».

— А оперуполномоченный вам что на это ответил?

— Он говорил, что все понимает, но повторял, как заведенный, одно и то же.

— Обыск был в пятницу утром, а с тех пор никто к вам не приходил?

— Нет, никто не приходил. Когда они пришли, я успела написать у себя в фейсбуке: «У меня обыск». Они это просекли и записали в протоколе.

Моя запись в ФБ дала очень большую огласку, я сама этому удивилась, потому что я человек непубличный.

— Кто вы по профессии?

— У меня высшее образование. Гуманитарное. Я почти никогда не работала, занималась воспитанием детей. Меня содержал мой муж, но он в ноябре прошлого года умер. И на работу меня не берут, потому что у меня нет российского гражданства. Мы перебиваемся благодаря маминой пенсии и тем пособиям, что детям дают. Сыну будет 16, а дочке — 14. Я хотела уехать в Украину и искать работу.

— Вам объяснили, почему вас не выпустят из Крыма?На основании чего? У вас подписка о невыезде?

— Они сказали, что вручат мне ее, когда меня вызовет следователь на допрос.

Этот оперуполномоченный, который посоветовал написать что-то типа явки с повинной, сказал мне: «Если у вас нет своего адвоката, то вам дадут адвоката».

— Какую явку с повинной вы написали?

— Он мне сказал: «Напишите, мол, я была не согласна с присоединением Крыма, очень по этому поводу переживала и в состоянии эмоционального как бы стресса могла написать у себя в ФБ под ником Галя Денисова (Галя — имя дочери Денисовой. — Открытая Россия) что-то, что не является законным, но я об этом не знала».

— Вы это написали?

— Да, на обычном листе бумаге.

— Вы это написали в присутствии адвоката?

— Нет.

— Вас просто запугали.

— Да, я страшно испугалась. Моему сыну через три недели исполняется 16 лет, поэтому я и хотела уехать именно до того, как ему исполнится 16, чтобы мы беспрепятственно проехали через оба блокпоста, чтобы не было каких-то юридических коллизий, потому что у сына пока нет паспорта. Я боялась, что когда ему исполнится 16 лет, а паспорта украинского у него нет, его не выпустят. И я так запаниковала. А этот оперуполномоченный (ФСБ. — Открытая Россия) говорит: «Не переживайте, мы сделаем это максимально быстро, вы конечно, не успеете до того срока, но потом уедете».

А я им говорю: Да выпустите меня, зачем я вам нужна?» А он: «Я все понимаю, понимаю…»

— У вас есть протокол обыска?

— У меня есть протокол обследования помещений.

— Вы подписку о неразглашении давали?

— Вроде бы нет. Я протокол подписывала об обыске. Я не помню, чтобы у меня брали подписку о неразглашении. Оперуполномоченный сказал, что следователь меня вызовет.

Я, естественно, всегда была против присоединения Крыма. Но я не знала, что я кому-то могу быть интересна. Я в жизни за сорок лет не имела никаких дел ни с милицией, ни с госбезопасностью, а мой муж покойный в молодости сам пять лет проработал в милиции, потом уволился. Он работал на авторынке, в магазине автозапчастей.
Источник: https://openrussia.org/post/view/4001/

Владимир Путин сделает судьбоносные предложения для мира, для России, для себяВладимир Путин сделает судьбоносные предложения для мира, для России, для себя

Виктор Тимошенко
В Крыму произойдут чрезвычайные, сенсационные события. Владимир Путин сделает судьбоносные предложения для мира, для России, для себя. Все в Москве гадают на кофейной гуще. Возможно, Государственная Дума выдвинет своего президента на Нобелевскую премию мира. Есть шанс, что Ленина вынесут из Мавзолея. Вроде бы, сообщают источники, что Путин, как и римский император, отойдет от дел. Как Борис Ельцин скажет: «Я устал, я ухожу» и начнет разводить, вместе с Жириновским и Лавровым, уссурийских тигров. Наконец, личное. Заявит публично о своей любви к гимнастке Кабаевой и о нажитых детях в этом многострадальном, подпольном браке.

Есть и официальное сообщение. В четверг в Севастополе, по словам пресс-секретаря Путина, «шеф выступит перед депутатами и членами правительства с содержательной речью». Собственно говоря, Путин — великий PR-актер, PR-провокатор, PR-симулякр. Из муравейника сделает Эверест. Такой «выброс энергии» зла.

Вы только не смейтесь, но, похоже, что Путин традиционно напугает политиков и обывателей непредсказуемыми, неожиданными предложениями. Вспомним его мюнхенскую речь 2007 года, которая положила начало новой холодной войне. Как он отмазывал, сочинял кремлевскую речь захвата и оккупации Крыма. А ночной, позорный разговор с Обамой, когда убеждал Америку, что не сбивал малайзийский «Боинг» с безвинными людьми.

Сегодня от Путина, написал американский специалист по России Николай Злобин, тоже «нужен политический финт». Но из-за этих путинских закидонов над миром перманентно нависают угрозы, «боль и пытка страхом». Путин — это тонны тщеславия. Его жестокость разрывает границы, делающие нас всех людьми. Все, к чему он прикасается, по образному выражению политолога Белковского, становится субстанцией, противоположной золоту.

Правда, есть несколько предположений, догадок, о чем будет говорить Путин завтра в Крыму перед российской властной элитой, которую он, как известно, презирает.

Во-первых, из кремлевской политической оккупационной болтовни пропал лозунг «федерализации Украины». А ведь этот «слоган» стареющего мизантропа Путина был молотом и наковальней разрушения молодой украинской государственности. Правда, эта стратегия придумана не им, а большим «другом Украины» и Партии регионов Костей Затулиным, который ныне пребывает в политической тени и живет на депутатскую пенсию.

Во-вторых, вы не поверите! Министр Лавров, два дня тому, на совместной пресс-конференции со своим коллегой из Казахстана, официально! — его слова «висят» на сайте МИД РФ, — назвал долбанную кремлевскую муть — Новороссию, придуманную Путиным, «Луганской и Донецкой областью» Украины. В Москве это событие назвали «смена вех по Лаврову».

Следовательно, шепчутся шовинисты-депутаты в Государственной Думе, начался «слив» самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР и всего великодержавного милитаристского проекта под названием Новороссия.

Еще есть планы. Надо свести в могилу Гиркина (Стрелка) и народных губернаторов, граждан РФ, которые в прошлом кормились тем, что развлекали детей в Москве на Новый год в образе Деда Мороза, были реконструкторами исторических сражений. В общем, были людьми малообразованными. Были никем, а стали донецкими и луганскими VIP-персонами, премьер-министрами. Воплотили мечту Ленина о кухарке, которая должна и может управлять государством.

Для полной картины ожидания «содержательного выступления Путина в Крыму» вспомним спич Путина. — «Ты же понимаешь, Джордж, что Украина — это даже не государство! Что такое Украина? Часть ее территорий — это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами!» (из разговора Путина и Джорджа Буша на закрытом заседании совета Россия-НАТО).

Сегодня Путин ищет выход из ямы, в которую он загнал и себя и страну. Не по силам одному человеку в одночасье изменить всю систему международных отношений, разбить высеченные из камня атланты и кариатиды международного права. Наплевать на интересы других стран, а главное, на гастрономические пристрастия собственных граждан (из российских ресторанов, в связи с экономическими санкциями Европы, исчезли французские лакомства — фуа-гра, сыр рокфор и лягушачьи лапки).

Уже ясно даже русским красно-коричневым, что Путин похоронит идею Новороссии. Но он будет до последнего цепляться за «русский Крым». Цена вопроса — не просто его публичные рейтинги, а сакральное место в Кремле.

Путин вынужден будет признать, что власть в Украине легитимная и начнет поиски контактов с Президентом Украины Петром Порошенко. Сделает попытку международной легализации Крыма под российским протекторатом. Естественно, найдет оправдание. Выльет ведро слез о «геополитической катастрофе — распаде СССР», подчеркнет, что не завершен распад советской империи. Расскажет об игорных домах в Крыму, крымском Монте-Карло и о планах милитаризации полуострова, об окончательном решении крымско-татарского вопроса.

В Москве говорят, что для путинской хунты (будем пользоваться придуманными политическими категориями Кремля) стабильность, твердость украинской политической элиты, боеспособность украинской армии (и всеобщего вооружения народа) стали неожиданностью. А прорусские настроения востока Украины сильно преувеличены в Москве. Но для зомбированных «запутинцев» — это катастрофа, национальное унижение, как говорил Губерман, «ощущение прерванного полового акта».

Похоже, что Путин, наконец, понял, что он в западне, в ловушке. Что есть пределы безобразия в российской внешней политике. Опасность и угроза миру состоит в том, что в самой России нет противовесов путинскому политическому нездоровью. Путин во власти абсолютен. Все в России, а сегодня и на востоке Украины, зависит от психических проблем только одного человека, от лидера, который не ощущает пределы власти.

Закончить уместно цитатой, словами нациста Германа Геринга, сказанные им в канун Второй мировой войны. «Каждый из нас имеет так много власти, находясь только рядом с фюрером (читай Путиным). Составляя его свиту, фактически обладаешь могуществом и держишь в руках эффективные рычаги управления государством».

Виктор Тимошенко, специально для Укринформа
По информация неправительственного проекта «Информационное Сопротивление»Виктор Тимошенко
В Крыму произойдут чрезвычайные, сенсационные события. Владимир Путин сделает судьбоносные предложения для мира, для России, для себя. Все в Москве гадают на кофейной гуще. Возможно, Государственная Дума выдвинет своего президента на Нобелевскую премию мира. Есть шанс, что Ленина вынесут из Мавзолея. Вроде бы, сообщают источники, что Путин, как и римский император, отойдет от дел. Как Борис Ельцин скажет: «Я устал, я ухожу» и начнет разводить, вместе с Жириновским и Лавровым, уссурийских тигров. Наконец, личное. Заявит публично о своей любви к гимнастке Кабаевой и о нажитых детях в этом многострадальном, подпольном браке.

Есть и официальное сообщение. В четверг в Севастополе, по словам пресс-секретаря Путина, «шеф выступит перед депутатами и членами правительства с содержательной речью». Собственно говоря, Путин — великий PR-актер, PR-провокатор, PR-симулякр. Из муравейника сделает Эверест. Такой «выброс энергии» зла.

Вы только не смейтесь, но, похоже, что Путин традиционно напугает политиков и обывателей непредсказуемыми, неожиданными предложениями. Вспомним его мюнхенскую речь 2007 года, которая положила начало новой холодной войне. Как он отмазывал, сочинял кремлевскую речь захвата и оккупации Крыма. А ночной, позорный разговор с Обамой, когда убеждал Америку, что не сбивал малайзийский «Боинг» с безвинными людьми.

Сегодня от Путина, написал американский специалист по России Николай Злобин, тоже «нужен политический финт». Но из-за этих путинских закидонов над миром перманентно нависают угрозы, «боль и пытка страхом». Путин — это тонны тщеславия. Его жестокость разрывает границы, делающие нас всех людьми. Все, к чему он прикасается, по образному выражению политолога Белковского, становится субстанцией, противоположной золоту.

Правда, есть несколько предположений, догадок, о чем будет говорить Путин завтра в Крыму перед российской властной элитой, которую он, как известно, презирает.

Во-первых, из кремлевской политической оккупационной болтовни пропал лозунг «федерализации Украины». А ведь этот «слоган» стареющего мизантропа Путина был молотом и наковальней разрушения молодой украинской государственности. Правда, эта стратегия придумана не им, а большим «другом Украины» и Партии регионов Костей Затулиным, который ныне пребывает в политической тени и живет на депутатскую пенсию.

Во-вторых, вы не поверите! Министр Лавров, два дня тому, на совместной пресс-конференции со своим коллегой из Казахстана, официально! — его слова «висят» на сайте МИД РФ, — назвал долбанную кремлевскую муть — Новороссию, придуманную Путиным, «Луганской и Донецкой областью» Украины. В Москве это событие назвали «смена вех по Лаврову».

Следовательно, шепчутся шовинисты-депутаты в Государственной Думе, начался «слив» самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР и всего великодержавного милитаристского проекта под названием Новороссия.

Еще есть планы. Надо свести в могилу Гиркина (Стрелка) и народных губернаторов, граждан РФ, которые в прошлом кормились тем, что развлекали детей в Москве на Новый год в образе Деда Мороза, были реконструкторами исторических сражений. В общем, были людьми малообразованными. Были никем, а стали донецкими и луганскими VIP-персонами, премьер-министрами. Воплотили мечту Ленина о кухарке, которая должна и может управлять государством.

Для полной картины ожидания «содержательного выступления Путина в Крыму» вспомним спич Путина. — «Ты же понимаешь, Джордж, что Украина — это даже не государство! Что такое Украина? Часть ее территорий — это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами!» (из разговора Путина и Джорджа Буша на закрытом заседании совета Россия-НАТО).

Сегодня Путин ищет выход из ямы, в которую он загнал и себя и страну. Не по силам одному человеку в одночасье изменить всю систему международных отношений, разбить высеченные из камня атланты и кариатиды международного права. Наплевать на интересы других стран, а главное, на гастрономические пристрастия собственных граждан (из российских ресторанов, в связи с экономическими санкциями Европы, исчезли французские лакомства — фуа-гра, сыр рокфор и лягушачьи лапки).

Уже ясно даже русским красно-коричневым, что Путин похоронит идею Новороссии. Но он будет до последнего цепляться за «русский Крым». Цена вопроса — не просто его публичные рейтинги, а сакральное место в Кремле.

Путин вынужден будет признать, что власть в Украине легитимная и начнет поиски контактов с Президентом Украины Петром Порошенко. Сделает попытку международной легализации Крыма под российским протекторатом. Естественно, найдет оправдание. Выльет ведро слез о «геополитической катастрофе — распаде СССР», подчеркнет, что не завершен распад советской империи. Расскажет об игорных домах в Крыму, крымском Монте-Карло и о планах милитаризации полуострова, об окончательном решении крымско-татарского вопроса.

В Москве говорят, что для путинской хунты (будем пользоваться придуманными политическими категориями Кремля) стабильность, твердость украинской политической элиты, боеспособность украинской армии (и всеобщего вооружения народа) стали неожиданностью. А прорусские настроения востока Украины сильно преувеличены в Москве. Но для зомбированных «запутинцев» — это катастрофа, национальное унижение, как говорил Губерман, «ощущение прерванного полового акта».

Похоже, что Путин, наконец, понял, что он в западне, в ловушке. Что есть пределы безобразия в российской внешней политике. Опасность и угроза миру состоит в том, что в самой России нет противовесов путинскому политическому нездоровью. Путин во власти абсолютен. Все в России, а сегодня и на востоке Украины, зависит от психических проблем только одного человека, от лидера, который не ощущает пределы власти.

Закончить уместно цитатой, словами нациста Германа Геринга, сказанные им в канун Второй мировой войны. «Каждый из нас имеет так много власти, находясь только рядом с фюрером (читай Путиным). Составляя его свиту, фактически обладаешь могуществом и держишь в руках эффективные рычаги управления государством».

Виктор Тимошенко, специально для Укринформа
По информация неправительственного проекта «Информационное Сопротивление»