Военная опора: как США помогут УкраинеВоенная опора: как США помогут Украине

Алина Купцова

Сенат США вслед за Палатой представителей Конгресса проголосовал за увеличение военной помощи Украине до $350 миллионов, однако будущее этих средств остается туманным. Документ должен подписать президент Барак Обама, однако распоряжаться деньгами будет уже Пентагон Дональда Трампа.

Стоит ли Украине рассчитывать на военную поддержку Штатов в следующем году, и если да, то на какую, — разбирался «Обозреватель».

Два больших «но»

Конгресс в очередной раз продемонстрировал свою лояльность к Киеву, увеличив помощь Украине в рамках военного бюджета на следующий год на $50 млн. Также расширен перечень видов помощи. Теперь в него входят предоставление средств для разработки системы мониторинга государственной границы, а также помощь в подготовке штабных офицеров и высшего военного командования. Программа поддержки включает и летальное оружие.

Однако между Украиной и обещанной помощью стоят несколько обстоятельств. Во-первых, Конгресс уже дважды принимал решение о предоставлении Киеву летального оружия, но вопрос блокировал президент. Данный пункт даже пришлось исключить из военного бюджета США на 2016 год, потому что Обама отказался подписывать его в таком виде.

Глава Белого дома считал, что выделение летального вооружения только обострит ситуацию на Донбассе. Оснований полагать, что он изменил точку зрения, пока нет. Да и Обама выступает уже в роли уходящего президента. Этика американской политики предполагает, что под конец каденции глава государства не должен принимать принципиально важные решения, которые, условно говоря, придется «расхлебывать» преемнику. Хотя Обама этот принцип уже нарушил, разблокировав поставку вооружений сирийским повстанцам. Но они-то теряют Алеппо, а вот на Донбассе ситуация стабильно тяжелая.

Во-вторых, даже документ, подписанный Обамой без оговорок, не дает стопроцентных гарантий Украине. Уже следующий президент Трамп и новое руководство Пентагона будут распределять прописанные в бюджете деньги. И велика вероятность того, что о летальном оружии не будет даже идти речь.

С одной стороны, Трамп — представитель Республиканской партии, которая занимает более жесткую позицию по отношению к российской агрессии и выступает за активную помощь Украине. Однако Трамп — неклассический республиканец. Он выступает за нормализацию отношений с Россией и обещает не вмешиваться в заграничные конфликты. Ответ на вопрос, как в эту тактику вписывается активная военная помощь Украине, не совсем ясен.

Интенсивность поддержки Вашингтона во многом зависит и от новой администрации: государственного секретаря, вице-президента, главы Пентагона и т. д. Уже известна фамилия главы оборонного ведомства. Им, скорее всего, станет отставной генерал-морпех Джеймс Маттис. Он заявлял, что агрессия России в Украине «значительно острее и серьезнее», чем думают в Вашингтоне и Европейском Союзе. Также Маттис выступает за оказание более активной поддержки.

«Маттис — интересная и здравомыслящая личность. Но Пентагон решает не все. Это ведомство очень важно с точки зрения внешней политики, однако самыми серьезными игроками в этой сфере всегда будут государственный секретарь и президент Штатов», — отметил в беседе с нами экс-генконсул Украины в Эдинбурге и Стамбуле, председатель правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко.

Кто станет следующим госсекретарем — пока не ясно. Все еще рассматриваются несколько кандидатур. Одной из наиболее вероятных западная пресса считает губернатора штата Массачусетс Митта Ромни, который называл Россию врагом № 1. Также сообщалось, что одним из ведущих претендентов является бывший посол США в Организации Объединенных Наций Джон Болтон, который выступал за предоставление Украине вооружения и ее членство в НАТО.

Вице-президентом станет губернатор Индианы Майкл Пенс — «темная лошадка» в рядах республиканцев, которая, впрочем, называла главу Кремля Владимира Путина «маленьким драчливым лидером». Также Пенс несколько раз опровергал заявления, сделанные Трампом в прошлом, например, его утверждение о том, что Путин — более сильный лидер, чем Обама, а НАТО устарело.

Но некоторые кадровые решения Трампа не вселяют особого оптимизма в Киеве. Советником президента по национальной безопасности станет Майкл Флинн, которого называют главным недругом Украины в окружении Трампа. Флинн не раз призывал к сотрудничеству с Россией. А в прошлом году он посетил праздничный ужин в Москве по случаю 10-летия канала RT, ранее известного как Russia Today, чем сильно удивил американский истеблишмент. Во время мероприятия Флинн сидел недалеко от Путина.

Концепция Трампа и модель «сдерживания»

Неопределенность Трампа по отношению к конфликту на Донбассе и аннексии Крыма рождает обоснованные опасения не только в Украине, но и в ЕС. Об этом заявлял, например, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. И все же то, что сейчас известно о будущей американской администрации, говорит скорее в пользу Украины.

«Я только что вернулся из США, где встречался с представителями команды Трампа. Так вот, по отношению к Украине выработана прагматичная позиция. Она заключается в дружественных отношениях с Киевом. Это будет более экономическое сотрудничество, но на равноправной основе. Украине будет оказываться стратегическая помощь. По поводу Донбасса Трамп и его команда сказали, что будут выходить на модель дипломатического урегулирования. Это касается не только Украины, а и Сирии, Афганистана, Ирака. Будут разрабатываться индивидуальные дорожные карты. Есть вероятность, что состоится международный форум, где будут обсуждаться пути урегулирования ситуации в горячих точках», — рассказал «Обозревателю» экс-глава Службы внешней разведки, генерал армии Украины Николай Маломуж.

На тот случай, если после инаугурации Трамп все же будет активно продвигать политику сближения с Москвой, у Конгресса есть запасной план. Сенаторы Джон Маккейн, Линдси Грэм и Бен Кардин — три архитектора модели «сдерживания» Трампа посредством соответствующих законодательных инициатив.

ОбозревательАлина Купцова

Сенат США вслед за Палатой представителей Конгресса проголосовал за увеличение военной помощи Украине до $350 миллионов, однако будущее этих средств остается туманным. Документ должен подписать президент Барак Обама, однако распоряжаться деньгами будет уже Пентагон Дональда Трампа.

Стоит ли Украине рассчитывать на военную поддержку Штатов в следующем году, и если да, то на какую, — разбирался «Обозреватель».

Два больших «но»

Конгресс в очередной раз продемонстрировал свою лояльность к Киеву, увеличив помощь Украине в рамках военного бюджета на следующий год на $50 млн. Также расширен перечень видов помощи. Теперь в него входят предоставление средств для разработки системы мониторинга государственной границы, а также помощь в подготовке штабных офицеров и высшего военного командования. Программа поддержки включает и летальное оружие.

Однако между Украиной и обещанной помощью стоят несколько обстоятельств. Во-первых, Конгресс уже дважды принимал решение о предоставлении Киеву летального оружия, но вопрос блокировал президент. Данный пункт даже пришлось исключить из военного бюджета США на 2016 год, потому что Обама отказался подписывать его в таком виде.

Глава Белого дома считал, что выделение летального вооружения только обострит ситуацию на Донбассе. Оснований полагать, что он изменил точку зрения, пока нет. Да и Обама выступает уже в роли уходящего президента. Этика американской политики предполагает, что под конец каденции глава государства не должен принимать принципиально важные решения, которые, условно говоря, придется «расхлебывать» преемнику. Хотя Обама этот принцип уже нарушил, разблокировав поставку вооружений сирийским повстанцам. Но они-то теряют Алеппо, а вот на Донбассе ситуация стабильно тяжелая.

Во-вторых, даже документ, подписанный Обамой без оговорок, не дает стопроцентных гарантий Украине. Уже следующий президент Трамп и новое руководство Пентагона будут распределять прописанные в бюджете деньги. И велика вероятность того, что о летальном оружии не будет даже идти речь.

С одной стороны, Трамп — представитель Республиканской партии, которая занимает более жесткую позицию по отношению к российской агрессии и выступает за активную помощь Украине. Однако Трамп — неклассический республиканец. Он выступает за нормализацию отношений с Россией и обещает не вмешиваться в заграничные конфликты. Ответ на вопрос, как в эту тактику вписывается активная военная помощь Украине, не совсем ясен.

Интенсивность поддержки Вашингтона во многом зависит и от новой администрации: государственного секретаря, вице-президента, главы Пентагона и т. д. Уже известна фамилия главы оборонного ведомства. Им, скорее всего, станет отставной генерал-морпех Джеймс Маттис. Он заявлял, что агрессия России в Украине «значительно острее и серьезнее», чем думают в Вашингтоне и Европейском Союзе. Также Маттис выступает за оказание более активной поддержки.

«Маттис — интересная и здравомыслящая личность. Но Пентагон решает не все. Это ведомство очень важно с точки зрения внешней политики, однако самыми серьезными игроками в этой сфере всегда будут государственный секретарь и президент Штатов», — отметил в беседе с нами экс-генконсул Украины в Эдинбурге и Стамбуле, председатель правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко.

Кто станет следующим госсекретарем — пока не ясно. Все еще рассматриваются несколько кандидатур. Одной из наиболее вероятных западная пресса считает губернатора штата Массачусетс Митта Ромни, который называл Россию врагом № 1. Также сообщалось, что одним из ведущих претендентов является бывший посол США в Организации Объединенных Наций Джон Болтон, который выступал за предоставление Украине вооружения и ее членство в НАТО.

Вице-президентом станет губернатор Индианы Майкл Пенс — «темная лошадка» в рядах республиканцев, которая, впрочем, называла главу Кремля Владимира Путина «маленьким драчливым лидером». Также Пенс несколько раз опровергал заявления, сделанные Трампом в прошлом, например, его утверждение о том, что Путин — более сильный лидер, чем Обама, а НАТО устарело.

Но некоторые кадровые решения Трампа не вселяют особого оптимизма в Киеве. Советником президента по национальной безопасности станет Майкл Флинн, которого называют главным недругом Украины в окружении Трампа. Флинн не раз призывал к сотрудничеству с Россией. А в прошлом году он посетил праздничный ужин в Москве по случаю 10-летия канала RT, ранее известного как Russia Today, чем сильно удивил американский истеблишмент. Во время мероприятия Флинн сидел недалеко от Путина.

Концепция Трампа и модель «сдерживания»

Неопределенность Трампа по отношению к конфликту на Донбассе и аннексии Крыма рождает обоснованные опасения не только в Украине, но и в ЕС. Об этом заявлял, например, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. И все же то, что сейчас известно о будущей американской администрации, говорит скорее в пользу Украины.

«Я только что вернулся из США, где встречался с представителями команды Трампа. Так вот, по отношению к Украине выработана прагматичная позиция. Она заключается в дружественных отношениях с Киевом. Это будет более экономическое сотрудничество, но на равноправной основе. Украине будет оказываться стратегическая помощь. По поводу Донбасса Трамп и его команда сказали, что будут выходить на модель дипломатического урегулирования. Это касается не только Украины, а и Сирии, Афганистана, Ирака. Будут разрабатываться индивидуальные дорожные карты. Есть вероятность, что состоится международный форум, где будут обсуждаться пути урегулирования ситуации в горячих точках», — рассказал «Обозревателю» экс-глава Службы внешней разведки, генерал армии Украины Николай Маломуж.

На тот случай, если после инаугурации Трамп все же будет активно продвигать политику сближения с Москвой, у Конгресса есть запасной план. Сенаторы Джон Маккейн, Линдси Грэм и Бен Кардин — три архитектора модели «сдерживания» Трампа посредством соответствующих законодательных инициатив.

Обозреватель

Марсиане или румыны: кто стоит за крымскими «диверсантами»Марсиане или румыны: кто стоит за крымскими «диверсантами»

Владислав Кудрик

Федеральная служба безопасности России 10 ноября заявила, что в Севастополе была задержана диверсионная группа Главного разведывательного управления Минобороны Украины. В СМИ уже появились фамилии всех троих задержанных, однако подтверждена информация лишь по одному из них. Суд в Севастополе арестовал «диверсантов» на два месяца. Они, по информации российских СМИ, признали свою вину. Тем не менее и украинские, и российские специалисты сомневаются в российской версии. Россия, по их словам, пытается представить Украину как террористическое государство и добиться иного отношения к Киеву со стороны Запада.

ФСБ сообщила, что 9 ноября российские силовики в Севастополе задержали «украинских диверсантов», будто бы представителей Главного разведывательного управления Министерства обороны Украины. По данным российских спецслужб, те якобы планировали атаковать объекты военной инфраструктуры и жизнеобеспечения Крымского полуострова. Минобороны Украины опубликовало официальный ответ: никаких украинских диверсантов в Крыму нет, Россия пытается организовать репрессии против крымчан и дискредитировать Украину в глазах мирового сообщества.

Ранее одно из севастопольских изданий сообщило, что 9 ноября в Балаклавском районе города силовики проводили массовые проверки. Журналисты ссылаются на неофициальные источники. Российский «Интерфакс», ссылаясь на «информированные источники», написал, что задержаны трое граждан Украины и выявлены «информаторы украинской разведки». Будто бы были найдены и тайники с оружием. Пока, по словам этого источника, так называемых украинских диверсантов «вели» две недели, после того как они якобы проникли на полуостров.

Российское издание «Народные новости» утверждает, что задержанные — Дмитрий Штыбликов, Алексей Бессарабов и Владимир Дудко. Всех троих Ленинский суд Севастополя арестовал на два месяца. Однако официально имена пока не раскрывают. Брат Дмитрия Штыбликова Алексей подтвердил его арест. Жена Дмитрия также была задержана и проходит по делу в качестве свидетеля. Алексей Штыбликов утверждает, что никакого отношения к разведке его брат не имеет. Он предполагает, что Дмитрия задержали как раз потому, что ранее тот был военным журналистом. Когда-то Дмитрий Штыбликов даже был военным, учился в Киевском высшем общевойсковом командном училище им. Фрунзе. Как написал на странице Дмитрия Штыбликова в Facebook его давний друг Алексей Носов, он действительно учился в училище, на факультете разведки, но было это 10 лет назад. Носов объясняет обвинения тем, что Штыбликов занимался аналитикой по Крыму и Черному морю — это и стало зацепкой.

Штыбликов с семьей проживал в Симферополе, был гражданином России. Дмитрий Штыбликов, как и Алексей Бессарабов, до 2014 года работали в Центре содействия изучению геополитических проблем и евроатлантического сотрудничества Черноморского региона «Номос». По словам журналиста «Крым.Реалии» Александра Янковского, фамилия третьего задержанного не Дудко, а Дудка — по крайней мере, подсказал это бывший коллега первых двоих по центру «Номос».

Тот же «Интерфакс» со ссылкой на источники сообщает, что все трое дали показания: признались, что работали кадровыми разведчиками Минобороны. К слову, уже высказался и знакомый Штыбликова, известный украинский эксперт в энергетической отрасли Николай Гончар, который в прошлом руководил энергетическими программами центра «Номос». Он выразил недоумение — ну какие диверсанты могут быть из известных экспертов-аналитиков, регулярно дававших комментарии прессе?!

Как известно, похожая история раскручивалась Россией в августе 2016 года. Тогда ФСБ обвинила Украину в подготовке терактов 7-8 августа. По данным российских спецслужб, погибли два человека — российский военный и сотрудник ФСБ. Одним из «диверсантов» оказался Евгений Панов. Российская сторона утверждает, что он — сотрудник ГУР Минобороны Украины и сам якобы в этом признался, тогда как его родственники уверены, что признание россияне выбили под пытками. Брат Панова Игорь Котелянец предполагал, что россияне сами похитили его из Запорожья и вывезли в Крым. МИД РФ тогда заявлял о еще одном задержанном, уроженце Львовской области Андрее Захтее.

«Мы даже не сомневались, что будут найдены какие-то личности, которых представят украинскими диверсантами, — сказал «Апострофу» о новых обвинениях ФСБ спикер Минобороны по делам АТО Андрей Лысенко. — И мы даже высказывали сожаление по этому поводу, поскольку людей, скорее всего, будут допрашивать, скажем так, не очень демократичными методами. Скорее всего, кого-то из реальных людей поймали и вынудили сознаться под пытками, а сейчас это выдают за чистую монету. Понятно, что это не просто фейк, а заранее очень хорошо спланированная операция. Но российские спецслужбы не ожидали, что Украина заранее даст официальный ответ по этому вопросу. Думали, что мы будем выдерживать паузу, проверять. Но проверять нечего, поскольку все украинские разведчики находятся на своих боевых постах, никто никого не захватывал».

Лысенко считает, что Россия эту историю пытается представить и внутренней российской аудитории, и международному сообществу.

Экс-руководитель Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж полагает, что Украине устраивать диверсии на территории РФ стратегически невыгодно, поскольку идет переговорный процесс в связи с российским военным вторжением на территорию Украины. Диверсанты в таких условиях только подставили бы Украину.

«Для нас это никакого смысла не имеет: ни политического, ни оперативного, ни боевого. Оно ни к чему не приведет! Ни одна спецслужба, руководство государства против интересов страны действовать не будут. Военная разведка подчиняется президенту страны и не могла самостоятельно проводить такие операции. Во-вторых, мы можем говорить, что и стратегическая, и военная разведка не проводят сейчас на территории Крыма и других территориях, не связанных непосредственно с боевыми действиями, какие-то спецоперации. Тем более диверсионные. Это я могу утверждать как специалист», — рассказал Маломуж в комментарии «Апострофу».

Он считает, что России, наоборот, такие имитации выгодны, поскольку Москва не может добиться выполнения своего сценария Минских соглашений — признания Украиной так называемых ДНР и ЛНР, проведения местных выборов на Донбассе. Не работает и расширение зоны обстрелов на востоке Украины. Поэтому Россия и прибегает к диверсиям и террористическим актам, которые сваливает на Украину: «Это пугает всех: и европейцев, и американцев. Это попытка обвинить и изолировать Украину, чтобы сорвать переговорный процесс по Восточной Украине и заставить наших партнеров, утверждая, что мы не только не выполняем Минские договоренности, но и проводим диверсионные операции, пойти на уступки России». Еще одна причина — представить Украину в плохом свете перед россиянами и жителями Крыма.

Маломуж подчеркнул, что крайне важно находить конкретные доказательства, что диверсии — дело рук России и ее спецслужб, и даже действовать на опережение, сообщая о намерениях врага: «Разведка должна была на опережение добыть информацию, что готовится такая спецоперация с обвинением нас в диверсионных акциях. И самое главное: кого будут задействовать».

«Украине это совершенно не нужно, — считает российский публицист и журналист Леонид Радзиховский, — потому что это ее только выставило бы в качестве государства-террориста и окончательно испортило бы отношения с Западом. Тем более, что Трамп вроде бы говорит, что Крым по справедливости принадлежит России. Во всяком случае явно настроен примирительно. Явно после теракта в Крыму его отношение к Украине, мягко говоря, лучше не станет. Значит, вариант, что это сделали украинцы, невероятен. Вариант, что после первого провала это сделали русские, тоже маловероятен. Я не знаю, может, это сделали турки, марсиане или румыны? Не понимаю, кому это нужно».

АпострофВладислав Кудрик

Федеральная служба безопасности России 10 ноября заявила, что в Севастополе была задержана диверсионная группа Главного разведывательного управления Минобороны Украины. В СМИ уже появились фамилии всех троих задержанных, однако подтверждена информация лишь по одному из них. Суд в Севастополе арестовал «диверсантов» на два месяца. Они, по информации российских СМИ, признали свою вину. Тем не менее и украинские, и российские специалисты сомневаются в российской версии. Россия, по их словам, пытается представить Украину как террористическое государство и добиться иного отношения к Киеву со стороны Запада.

ФСБ сообщила, что 9 ноября российские силовики в Севастополе задержали «украинских диверсантов», будто бы представителей Главного разведывательного управления Министерства обороны Украины. По данным российских спецслужб, те якобы планировали атаковать объекты военной инфраструктуры и жизнеобеспечения Крымского полуострова. Минобороны Украины опубликовало официальный ответ: никаких украинских диверсантов в Крыму нет, Россия пытается организовать репрессии против крымчан и дискредитировать Украину в глазах мирового сообщества.

Ранее одно из севастопольских изданий сообщило, что 9 ноября в Балаклавском районе города силовики проводили массовые проверки. Журналисты ссылаются на неофициальные источники. Российский «Интерфакс», ссылаясь на «информированные источники», написал, что задержаны трое граждан Украины и выявлены «информаторы украинской разведки». Будто бы были найдены и тайники с оружием. Пока, по словам этого источника, так называемых украинских диверсантов «вели» две недели, после того как они якобы проникли на полуостров.

Российское издание «Народные новости» утверждает, что задержанные — Дмитрий Штыбликов, Алексей Бессарабов и Владимир Дудко. Всех троих Ленинский суд Севастополя арестовал на два месяца. Однако официально имена пока не раскрывают. Брат Дмитрия Штыбликова Алексей подтвердил его арест. Жена Дмитрия также была задержана и проходит по делу в качестве свидетеля. Алексей Штыбликов утверждает, что никакого отношения к разведке его брат не имеет. Он предполагает, что Дмитрия задержали как раз потому, что ранее тот был военным журналистом. Когда-то Дмитрий Штыбликов даже был военным, учился в Киевском высшем общевойсковом командном училище им. Фрунзе. Как написал на странице Дмитрия Штыбликова в Facebook его давний друг Алексей Носов, он действительно учился в училище, на факультете разведки, но было это 10 лет назад. Носов объясняет обвинения тем, что Штыбликов занимался аналитикой по Крыму и Черному морю — это и стало зацепкой.

Штыбликов с семьей проживал в Симферополе, был гражданином России. Дмитрий Штыбликов, как и Алексей Бессарабов, до 2014 года работали в Центре содействия изучению геополитических проблем и евроатлантического сотрудничества Черноморского региона «Номос». По словам журналиста «Крым.Реалии» Александра Янковского, фамилия третьего задержанного не Дудко, а Дудка — по крайней мере, подсказал это бывший коллега первых двоих по центру «Номос».

Тот же «Интерфакс» со ссылкой на источники сообщает, что все трое дали показания: признались, что работали кадровыми разведчиками Минобороны. К слову, уже высказался и знакомый Штыбликова, известный украинский эксперт в энергетической отрасли Николай Гончар, который в прошлом руководил энергетическими программами центра «Номос». Он выразил недоумение — ну какие диверсанты могут быть из известных экспертов-аналитиков, регулярно дававших комментарии прессе?!

Как известно, похожая история раскручивалась Россией в августе 2016 года. Тогда ФСБ обвинила Украину в подготовке терактов 7-8 августа. По данным российских спецслужб, погибли два человека — российский военный и сотрудник ФСБ. Одним из «диверсантов» оказался Евгений Панов. Российская сторона утверждает, что он — сотрудник ГУР Минобороны Украины и сам якобы в этом признался, тогда как его родственники уверены, что признание россияне выбили под пытками. Брат Панова Игорь Котелянец предполагал, что россияне сами похитили его из Запорожья и вывезли в Крым. МИД РФ тогда заявлял о еще одном задержанном, уроженце Львовской области Андрее Захтее.

«Мы даже не сомневались, что будут найдены какие-то личности, которых представят украинскими диверсантами, — сказал «Апострофу» о новых обвинениях ФСБ спикер Минобороны по делам АТО Андрей Лысенко. — И мы даже высказывали сожаление по этому поводу, поскольку людей, скорее всего, будут допрашивать, скажем так, не очень демократичными методами. Скорее всего, кого-то из реальных людей поймали и вынудили сознаться под пытками, а сейчас это выдают за чистую монету. Понятно, что это не просто фейк, а заранее очень хорошо спланированная операция. Но российские спецслужбы не ожидали, что Украина заранее даст официальный ответ по этому вопросу. Думали, что мы будем выдерживать паузу, проверять. Но проверять нечего, поскольку все украинские разведчики находятся на своих боевых постах, никто никого не захватывал».

Лысенко считает, что Россия эту историю пытается представить и внутренней российской аудитории, и международному сообществу.

Экс-руководитель Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж полагает, что Украине устраивать диверсии на территории РФ стратегически невыгодно, поскольку идет переговорный процесс в связи с российским военным вторжением на территорию Украины. Диверсанты в таких условиях только подставили бы Украину.

«Для нас это никакого смысла не имеет: ни политического, ни оперативного, ни боевого. Оно ни к чему не приведет! Ни одна спецслужба, руководство государства против интересов страны действовать не будут. Военная разведка подчиняется президенту страны и не могла самостоятельно проводить такие операции. Во-вторых, мы можем говорить, что и стратегическая, и военная разведка не проводят сейчас на территории Крыма и других территориях, не связанных непосредственно с боевыми действиями, какие-то спецоперации. Тем более диверсионные. Это я могу утверждать как специалист», — рассказал Маломуж в комментарии «Апострофу».

Он считает, что России, наоборот, такие имитации выгодны, поскольку Москва не может добиться выполнения своего сценария Минских соглашений — признания Украиной так называемых ДНР и ЛНР, проведения местных выборов на Донбассе. Не работает и расширение зоны обстрелов на востоке Украины. Поэтому Россия и прибегает к диверсиям и террористическим актам, которые сваливает на Украину: «Это пугает всех: и европейцев, и американцев. Это попытка обвинить и изолировать Украину, чтобы сорвать переговорный процесс по Восточной Украине и заставить наших партнеров, утверждая, что мы не только не выполняем Минские договоренности, но и проводим диверсионные операции, пойти на уступки России». Еще одна причина — представить Украину в плохом свете перед россиянами и жителями Крыма.

Маломуж подчеркнул, что крайне важно находить конкретные доказательства, что диверсии — дело рук России и ее спецслужб, и даже действовать на опережение, сообщая о намерениях врага: «Разведка должна была на опережение добыть информацию, что готовится такая спецоперация с обвинением нас в диверсионных акциях. И самое главное: кого будут задействовать».

«Украине это совершенно не нужно, — считает российский публицист и журналист Леонид Радзиховский, — потому что это ее только выставило бы в качестве государства-террориста и окончательно испортило бы отношения с Западом. Тем более, что Трамп вроде бы говорит, что Крым по справедливости принадлежит России. Во всяком случае явно настроен примирительно. Явно после теракта в Крыму его отношение к Украине, мягко говоря, лучше не станет. Значит, вариант, что это сделали украинцы, невероятен. Вариант, что после первого провала это сделали русские, тоже маловероятен. Я не знаю, может, это сделали турки, марсиане или румыны? Не понимаю, кому это нужно».

Апостроф