БИЗНЕС НА НЕПРИЗНАННЫХ ГРАНИЦАХ: КАК УКРАИНА ТОРГУЕТ С КРЫМОМ И СЕПАРАТИСТАМИБИЗНЕС НА НЕПРИЗНАННЫХ ГРАНИЦАХ: КАК УКРАИНА ТОРГУЕТ С КРЫМОМ И СЕПАРАТИСТАМИ

Александр Михельсон для Цензор.НЕТ.
Убийство в Донецкой области офицера СБУ, случившееся в ходе малопонятного конфликта за три фуры с контрабандой, снова подняло вопрос о масштабах этой самой контрабанды на границах оккупированных территорий.

Как всегда после подобных случаев силовикам приказано было продемонстрировать рвение, и уже на следующий день, например, пограничники отрапортовали о задержании в целом двух десятков транспортных средств с «незаконными» грузами, предназначенными для сепаратистских территорий.
Между тем, одни лишь запретительные меры вряд ли предотвратили бы потоки контрабанды, даже если бы все те, кто должен с ней бороться, были кристально честны и неподкупны. Цензор.НЕТ попытался выяснить не только технологии контрабандистов, но и то, какими правилами регулируется законный оборот товаров между «Большой Украиной» и временно оккупированными территориями (включая Крым). И что вынуждает бизнесменов идти в обход этих правил.
Нефтепродукт в обмен на продовольствие
Поставки товаров на захваченный Россией полуостров в целом регулируются законом «О создании свободной экономической зоны «Крым» от августа 2014 года. Согласно этому акту, товары из Крыма ввозятся на остальную территорию Украины по правилам импорта, а товары, вывозимые в Крым, соответственно, подлежат всем процедурам экспортного регулирования.
После принятия закона к пограничникам, охранявшим перешеек почти с момента аннексии полуострова, добавились таможенники, и Украина приобрела три новых таможенных пункта пропуска (Чонгар, Армянск и Чаплинка). Нехватки в желающих торговать с Крымом нет, что на таможне регулярно приводит к серьезным пробкам. «Возле Чонгара была очередь из фур километров в пятнадцать», — рассказал Цензор.НЕТ экс-депутат Севастопольского горсовета Василий Зеленчук, побывавший на этом пункте пропуска в середине марта. По его словам, случаются тянучки и в обратном направлении, но заметно менее масштабные.
В основном в Крым везут украинские продукты питания. «Украинская «молочка» и мясопродукты и вкуснее, и дешевле российских. Крым ест украинское», — уверяет Зеленчук. «Идет (на полуостров. — Авт.) практически все, но в основном — продукты», — согласен гендиректор Черноморской телерадиокомпании Александр Янковский. По его оценке, второй по объему группой товаров, востребованных в Крыму, являются украинские стройматериалы. «До конца 2014 года по железной дороге в Крым также активно поставлялся песок, который активно использовался в строительстве защитных сооружений для российской армии», — подчеркивает он.
Сегодня, по данным Янковского, несмотря на пробки, в целом через все три пункта пропуска проходит порядка 200 фур в сутки. «Ускорение процедуры» — самый популярный повод для получения взятки. Даже при коррупционной нагрузке на расходы возить продукты в Крым выгодно, особенно если ты — крупный поставщик и имеешь налаженные контакты с руководством Таможенной службы, утверждают эксперты.
В обратном направлении товаропоток значительно меньше. Это, в частности, некоторые виды зерновых, а также — горючее. Литр дизтоплива, например, в среднем в Крыму стоит на 10 грн меньше, чем на материке. Поэтому, по словам Василия Зеленчука, дизтопливо нередко завозят контрабандой: фуру оборудуют якобы запасными баками, которые заправляются в Крыму, а затем их содержимое с дисконтом продается в Украине (или сохраняется для собственных нужд). На одной такой «ходке», уверяет наш собеседник, можно «наварить» (или сэкономить) до 10 тыс. грн.
Интересно, что на материке можно встретить и пищевые товары традиционно крымских производителей, в первую очередь, вина и коньяки. Правда, формально эти продукты поступают не с полуострова. Если внимательно прочесть этикетки, можно заметить, что возле даты выпуска стоит код, который, как разъясняет та же этикетка, и указывает на место производства. Один код, например — Судак или Феодосия, а другой — Херсонская или Днепропетровская область. Как правило, в супермаркетах Киева вы наткнетесь на продукцию именно с этим, вторым кодом. В то же время сколько из этой продукции действительно произведено на материке, а сколько завезено контрабандой, знают только менеджеры соответствующих предприятий. И, вероятно, таможня.
С рэкетирами проще, чем с государством
Товарооборот с «ДНР» и «ЛНР» — во многом другая история. Официально он, как и перемещения физических лиц, регулируется утвержденным лишь в январе «Временным порядком» (в недавно одобренных Верховной Радой законодательных актах об особом статусе сепаратистских территорий ни слова на эту тему нет). Согласно этому порядку, пограничники и СБУ, а также другие силовые структуры, имеют массу поводов для задержания фактически любого груза, пересекающего линию фронта «туда» либо «обратно».
При этом только чтобы попасть в список хозяйствующих субъектов, которым позволено ввозить-вывозить товары в зоне АТО, надо сначала пройти отдельную проверку в Государственной фискальной службе, а потом ждать разрешения. Проверка должна проводиться не более пяти дней, на получение разрешения предусмотрено от трех (для гуманитарной помощи) до тридцати дней. Но в реальности сроки часто не выдерживаются, что создает почву для всяческих злоупотреблений.
«Новые правила все дико усложнили, выросли километровые очереди из фур в обе стороны. По товарам, конечно, ощущается дефицит. Кто-то частично переводит закупку на Россию», — сказал Цензор.НЕТ донецкий активист и блогер Энрике Менендес. По его словам, в результате продукты и товары периодически исчезают с полок магазинов тех или иных торговых сетей.
Сами эти сети, между тем, по мере разгорания конфликта перерегистрировались на подконтрольных Киеву территориях. «Многие сменили юридические адреса из Донецка на подконтрольные города — Краматорск, Мариуполь, иногда Харьков», — указывает донецкий журналист и активист Евгений Шибалов. При этом, по его словам, на оккупированных территориях продолжают функционировать супермаркеты крупных сетей «Караван», «Ашан», «Амстор», «Эпицентр». О поставках товаров они договариваются «неформально» как с боевиками, так и с украинской стороной.
Тем более, что наличие всех официальных документов не гарантирует защиты от вымогательства непосредственно в зоне конфликта не только со стороны сепаратистов, но и со стороны отдельных военнослужащих и добровольческих батальонов. Печальное свидетельство чему — упомянутое в начале этого материала убийство сотрудника спецслужб.
«Фактически это рэкет, им занимается множество группировок, одни из них относятся к реально существующим формированиям, тем же батальонам, другие лишь прикрываются «корочками». За сферы влияния, то есть участки, на которых можно собирать дань с перевозок, случаются перестрелки… Это — один из трех видов преступного бизнеса в зоне АТО, наряду с похищениями людей ради выкупа и захватом угольных шахт с дальнейшей контрабандой добытого угля на мирные территории», — рассказал Цензор.НЕТ один из проукраински настроенных общественных активистов Лисичанска (город на неоккупированной территории Донбасса).
Отдельная тема — нехватка лекарств. Этой зимой волонтеры несколько раз сообщали о смертях в зоне АТО мирных жителей не из-за обстрелов, а из-за болезней и их осложнений, которые в мирных условиях излечиваются вполне доступными лекарствами. Но тут этих лекарств не оказалось. «Да, наша компания, например, медикаменты в Донецк и Луганск не завозит. Потому что кто поедет туда, откуда можно не вернуться?» — сказал по этому поводу Цензор.НЕТ директор одной из столичных аптек.
До войны на Донбассе функционировали два крупных фармацевтических предприятия: Луганский химико-фармацевтический завод и завод на базе концерна «Стирол» в Горловке. Второе сейчас полуразрушено. Луганский завод тоже простаивает: лишь 11 марта «правительство ЛНР» заявило о намерении запустить его снова.
Полумеры — наше все?
Что касается поставок с сепаратистских территорий в остальную Украину, то в первую очередь вспоминается уголь. Формально разрешения на это дает Минэнерго, но фактически, как уже было сказано выше, большинство «поставок» происходит контрабандой под контролем вооруженных людей. Это обычно достаточно мелкие партии, и обобщить их объем практически невозможно.
В то же время в столичных магазинах можно встретить и продуктовые товары из Донецка и Луганска — такие, как конфеты «Супер-Контик» или сорта пива производства группы «Сармат». Производители сладостей, правда, утверждают, что их производственные мощности находятся на подконтрольной Киеву территории (а именно, в г. Константиновке). Что же до других, то здесь снова вступают в ход «неформальные договоренности» — с торговыми сетями. При этом еще в конце сентября Госветфитослужба запретила поставки пищевых продуктов из захваченных сепаратистами территорий, поскольку вынуждена была эвакуировать оттуда свои управления.
Подытоживая, приходится признать, что «ограничительные полумеры» в сфере торговли с мятежными территориями не только приносят убытки бюджету — это логично и предсказуемо — но и, увы, стимулируют коррупцию вплоть до вооруженного рэкета. Интересно, что если опрошенные Цензор.НЕТ крымчане, выехавшие с аннексированных территорий, склоняются к ужесточению заградительных мер в отношении поставок товаров своей малой родине, то жители Донбасса (как «эмигранты», так и оставшиеся), наоборот, дружно выступают за отмену ограничений торговли с непризнанными республиками. В обоих случаях, впрочем, существующее положение не удовлетворяет никого.
Правда, надеяться на перемены в ближайшем будущем вряд ли стоит. Как сообщил Цензор.НЕТ министр соцполитики Павел Розенко, чье ведомство согласовывает большинство поставок в «ДНР» и «ЛНР» (в частности, гуманитарных), никаких планов по изменению существующего порядка пока не разрабатывается. Очевидно, такие изменения возможны лишь с согласия силовиков и налоговиков. А подобные органы по природе своей не склонны отменять ограничения, усиливающие их власть. Разве что под давлением высшей политической воли.
Источник: http://censor.net.ua/resonance/329583/biznes_na_nepriznannyh_granitsah_kak_ukraina_torguet_s_krymom_i_separatistamiАлександр Михельсон для Цензор.НЕТ.
Убийство в Донецкой области офицера СБУ, случившееся в ходе малопонятного конфликта за три фуры с контрабандой, снова подняло вопрос о масштабах этой самой контрабанды на границах оккупированных территорий.

Как всегда после подобных случаев силовикам приказано было продемонстрировать рвение, и уже на следующий день, например, пограничники отрапортовали о задержании в целом двух десятков транспортных средств с «незаконными» грузами, предназначенными для сепаратистских территорий.
Между тем, одни лишь запретительные меры вряд ли предотвратили бы потоки контрабанды, даже если бы все те, кто должен с ней бороться, были кристально честны и неподкупны. Цензор.НЕТ попытался выяснить не только технологии контрабандистов, но и то, какими правилами регулируется законный оборот товаров между «Большой Украиной» и временно оккупированными территориями (включая Крым). И что вынуждает бизнесменов идти в обход этих правил.
Нефтепродукт в обмен на продовольствие
Поставки товаров на захваченный Россией полуостров в целом регулируются законом «О создании свободной экономической зоны «Крым» от августа 2014 года. Согласно этому акту, товары из Крыма ввозятся на остальную территорию Украины по правилам импорта, а товары, вывозимые в Крым, соответственно, подлежат всем процедурам экспортного регулирования.
После принятия закона к пограничникам, охранявшим перешеек почти с момента аннексии полуострова, добавились таможенники, и Украина приобрела три новых таможенных пункта пропуска (Чонгар, Армянск и Чаплинка). Нехватки в желающих торговать с Крымом нет, что на таможне регулярно приводит к серьезным пробкам. «Возле Чонгара была очередь из фур километров в пятнадцать», — рассказал Цензор.НЕТ экс-депутат Севастопольского горсовета Василий Зеленчук, побывавший на этом пункте пропуска в середине марта. По его словам, случаются тянучки и в обратном направлении, но заметно менее масштабные.
В основном в Крым везут украинские продукты питания. «Украинская «молочка» и мясопродукты и вкуснее, и дешевле российских. Крым ест украинское», — уверяет Зеленчук. «Идет (на полуостров. — Авт.) практически все, но в основном — продукты», — согласен гендиректор Черноморской телерадиокомпании Александр Янковский. По его оценке, второй по объему группой товаров, востребованных в Крыму, являются украинские стройматериалы. «До конца 2014 года по железной дороге в Крым также активно поставлялся песок, который активно использовался в строительстве защитных сооружений для российской армии», — подчеркивает он.
Сегодня, по данным Янковского, несмотря на пробки, в целом через все три пункта пропуска проходит порядка 200 фур в сутки. «Ускорение процедуры» — самый популярный повод для получения взятки. Даже при коррупционной нагрузке на расходы возить продукты в Крым выгодно, особенно если ты — крупный поставщик и имеешь налаженные контакты с руководством Таможенной службы, утверждают эксперты.
В обратном направлении товаропоток значительно меньше. Это, в частности, некоторые виды зерновых, а также — горючее. Литр дизтоплива, например, в среднем в Крыму стоит на 10 грн меньше, чем на материке. Поэтому, по словам Василия Зеленчука, дизтопливо нередко завозят контрабандой: фуру оборудуют якобы запасными баками, которые заправляются в Крыму, а затем их содержимое с дисконтом продается в Украине (или сохраняется для собственных нужд). На одной такой «ходке», уверяет наш собеседник, можно «наварить» (или сэкономить) до 10 тыс. грн.
Интересно, что на материке можно встретить и пищевые товары традиционно крымских производителей, в первую очередь, вина и коньяки. Правда, формально эти продукты поступают не с полуострова. Если внимательно прочесть этикетки, можно заметить, что возле даты выпуска стоит код, который, как разъясняет та же этикетка, и указывает на место производства. Один код, например — Судак или Феодосия, а другой — Херсонская или Днепропетровская область. Как правило, в супермаркетах Киева вы наткнетесь на продукцию именно с этим, вторым кодом. В то же время сколько из этой продукции действительно произведено на материке, а сколько завезено контрабандой, знают только менеджеры соответствующих предприятий. И, вероятно, таможня.
С рэкетирами проще, чем с государством
Товарооборот с «ДНР» и «ЛНР» — во многом другая история. Официально он, как и перемещения физических лиц, регулируется утвержденным лишь в январе «Временным порядком» (в недавно одобренных Верховной Радой законодательных актах об особом статусе сепаратистских территорий ни слова на эту тему нет). Согласно этому порядку, пограничники и СБУ, а также другие силовые структуры, имеют массу поводов для задержания фактически любого груза, пересекающего линию фронта «туда» либо «обратно».
При этом только чтобы попасть в список хозяйствующих субъектов, которым позволено ввозить-вывозить товары в зоне АТО, надо сначала пройти отдельную проверку в Государственной фискальной службе, а потом ждать разрешения. Проверка должна проводиться не более пяти дней, на получение разрешения предусмотрено от трех (для гуманитарной помощи) до тридцати дней. Но в реальности сроки часто не выдерживаются, что создает почву для всяческих злоупотреблений.
«Новые правила все дико усложнили, выросли километровые очереди из фур в обе стороны. По товарам, конечно, ощущается дефицит. Кто-то частично переводит закупку на Россию», — сказал Цензор.НЕТ донецкий активист и блогер Энрике Менендес. По его словам, в результате продукты и товары периодически исчезают с полок магазинов тех или иных торговых сетей.
Сами эти сети, между тем, по мере разгорания конфликта перерегистрировались на подконтрольных Киеву территориях. «Многие сменили юридические адреса из Донецка на подконтрольные города — Краматорск, Мариуполь, иногда Харьков», — указывает донецкий журналист и активист Евгений Шибалов. При этом, по его словам, на оккупированных территориях продолжают функционировать супермаркеты крупных сетей «Караван», «Ашан», «Амстор», «Эпицентр». О поставках товаров они договариваются «неформально» как с боевиками, так и с украинской стороной.
Тем более, что наличие всех официальных документов не гарантирует защиты от вымогательства непосредственно в зоне конфликта не только со стороны сепаратистов, но и со стороны отдельных военнослужащих и добровольческих батальонов. Печальное свидетельство чему — упомянутое в начале этого материала убийство сотрудника спецслужб.
«Фактически это рэкет, им занимается множество группировок, одни из них относятся к реально существующим формированиям, тем же батальонам, другие лишь прикрываются «корочками». За сферы влияния, то есть участки, на которых можно собирать дань с перевозок, случаются перестрелки… Это — один из трех видов преступного бизнеса в зоне АТО, наряду с похищениями людей ради выкупа и захватом угольных шахт с дальнейшей контрабандой добытого угля на мирные территории», — рассказал Цензор.НЕТ один из проукраински настроенных общественных активистов Лисичанска (город на неоккупированной территории Донбасса).
Отдельная тема — нехватка лекарств. Этой зимой волонтеры несколько раз сообщали о смертях в зоне АТО мирных жителей не из-за обстрелов, а из-за болезней и их осложнений, которые в мирных условиях излечиваются вполне доступными лекарствами. Но тут этих лекарств не оказалось. «Да, наша компания, например, медикаменты в Донецк и Луганск не завозит. Потому что кто поедет туда, откуда можно не вернуться?» — сказал по этому поводу Цензор.НЕТ директор одной из столичных аптек.
До войны на Донбассе функционировали два крупных фармацевтических предприятия: Луганский химико-фармацевтический завод и завод на базе концерна «Стирол» в Горловке. Второе сейчас полуразрушено. Луганский завод тоже простаивает: лишь 11 марта «правительство ЛНР» заявило о намерении запустить его снова.
Полумеры — наше все?
Что касается поставок с сепаратистских территорий в остальную Украину, то в первую очередь вспоминается уголь. Формально разрешения на это дает Минэнерго, но фактически, как уже было сказано выше, большинство «поставок» происходит контрабандой под контролем вооруженных людей. Это обычно достаточно мелкие партии, и обобщить их объем практически невозможно.
В то же время в столичных магазинах можно встретить и продуктовые товары из Донецка и Луганска — такие, как конфеты «Супер-Контик» или сорта пива производства группы «Сармат». Производители сладостей, правда, утверждают, что их производственные мощности находятся на подконтрольной Киеву территории (а именно, в г. Константиновке). Что же до других, то здесь снова вступают в ход «неформальные договоренности» — с торговыми сетями. При этом еще в конце сентября Госветфитослужба запретила поставки пищевых продуктов из захваченных сепаратистами территорий, поскольку вынуждена была эвакуировать оттуда свои управления.
Подытоживая, приходится признать, что «ограничительные полумеры» в сфере торговли с мятежными территориями не только приносят убытки бюджету — это логично и предсказуемо — но и, увы, стимулируют коррупцию вплоть до вооруженного рэкета. Интересно, что если опрошенные Цензор.НЕТ крымчане, выехавшие с аннексированных территорий, склоняются к ужесточению заградительных мер в отношении поставок товаров своей малой родине, то жители Донбасса (как «эмигранты», так и оставшиеся), наоборот, дружно выступают за отмену ограничений торговли с непризнанными республиками. В обоих случаях, впрочем, существующее положение не удовлетворяет никого.
Правда, надеяться на перемены в ближайшем будущем вряд ли стоит. Как сообщил Цензор.НЕТ министр соцполитики Павел Розенко, чье ведомство согласовывает большинство поставок в «ДНР» и «ЛНР» (в частности, гуманитарных), никаких планов по изменению существующего порядка пока не разрабатывается. Очевидно, такие изменения возможны лишь с согласия силовиков и налоговиков. А подобные органы по природе своей не склонны отменять ограничения, усиливающие их власть. Разве что под давлением высшей политической воли.
Источник: http://censor.net.ua/resonance/329583/biznes_na_nepriznannyh_granitsah_kak_ukraina_torguet_s_krymom_i_separatistami

Затмение Игоря ВалерьевичаЗатмение Игоря Валерьевича

Павел Вуец, Федор Орищук, Катерина Пешко, Оксана Лой, «Главком».
Петр Порошенко и Игорь Коломойский предварительно договорились по ситуации с «Укртранснафтой». Такую новость озвучил сам Игорь Валерьевич. Президент же на тему конфликта пока не высказался.

Но, похоже, что конфликт между властью и олигархом просто принимает затяжной характер, поскольку пока никто не заинтересован идти на его обострение. Нашумевшие события четверга-пятницы запустили механизмы, при которых статус-кво в их отношениях уже вряд ли будет прежним.

Когда год назад Игорь Коломойский указом Александра Турчинова был назначен губернатором Днепропетровской области, это выглядело, бесспорно, экзотически. Но на фоне штурмов обладминистраций, устроенных апологетами «русской весны» в восьми областях, которые Путин включил в виртуальную «Новороссию», такой шаг считался оправданным. Коломойский и его команда с их возможностями устроили отпор сепаратистским движениям, организовали сбор средств с местных бизнесменов для обороны региона, создали добровольческие батальоны, а Игорь Валерьевич даже удостоился упоминания из уст Путина. Внесла свой вклад «приватовская» команда и в стабилизацию другого приграничного региона – Харьковщины. Не без непосредственной раздачи нагоняев Коломойским Геннадий Кернес и Михаил Добкин прекратили свои затеи с георгиевскими ленточками и стали апологетами «единой Украины». Взрывоопасной Одесской областью также поставлен руководить человек Коломойского – Игорь Палица.

Понятно, что фактическое превращение Днепропетровской области в «приватовский» анклав, особенно с учетом специфических управленческих качеств этой группы, не могло не настораживать. Как и то, что, тратя часть своих ресурсов сейчас, Коломойский обязательно возжелает их «отбить» потом. Но для многих в условиях ослабшей государственной вертикали жесткий и откровенный Коломойский был (да и сейчас остается) «нашим сукиным сыном». Особенно выигрышно позиции Игоря Валерьевича смотрелись в сравнении с невнятной позицией одного из его главных конкурентов – Рината Ахметова, который был вовсе вынужден ретироваться с родного Донбасса. Коломойскому прощалось многое – и его шутки о «тройном гражданстве», и сепаратные переговоры, и строительство общих планов с лидерами боевиков (пусть, в итоге, это и оказался типа розыгрыш), и прозрачные намеки, что подконтрольные ему батальоны не допустят его увольнения с поста губернатора, и откровенный саботаж проведения сборов акционеров государственной «Укрнафты» через подконтрольный ему менеджмент и выплаты дивидендов.

Но в один день все поменялось. В четверг сначала от управления «Укртранснафтой» по решению набсовета с потасовками отстранили менеджера Коломойского Александра Лазорко, который возглавлял предприятие с 2009-го года и которого не получалось сковырнуть даже при режиме Януковича. При этом Лазорко был предъявлен ряд обвинений. Прибывший на место событий Коломойский обвинил в захвате неких российских диверсантов и первого заместителя главы фракции «Блока Порошенко» близкого соратника и друга Президента Игоря Кононенко. Сам депутат от БПП предсказуемо заявил, что он тут не причем. Интересно, что заместитель днепропетровского губернатора Святослав Олейник на вопрос «Главкома», какие есть доказательства причастности Кононенко к событиям «Укртранснафтой» ответил просто: «Игорь Валерьевич назвал Кононенко, значит это он».

Позже в тот же день Верховная Рада проголосовала, наконец, многострадальный законопроект, которым управление «Укрнафтой» фактически возвращается государству. Причем снова проголосовала не без скандала – глава профильного комитета «фронтовик» Андрей Иванчук делал все возможное, чтобы законопроект не был рассмотрен комитетом.

Фактически сейчас ломается вся схема, при которой «Привату» удавалось получать сверхприбыли с формально государственных компаний, попутно нанося ущерб государству. Пока на это закрывались глаза из-за «государственнической позиции» днепропетровского губернатора да и банально потому, что Порошенко не чувствовал себя пока достаточно сильным, чтобы бросить вызов игроку такого калибра. Но в один момент Порошенко получил вилку: либо он идет на «деолигирхизацию» страны, либо получает ком вопросов как от «постмайданного общества», так и от западных доноров – почему в выпрашивающей денежную помощь стране до сих пор не заткнуты коррупционные дыры в сверхприбыльной нефтяной отрасли. Причем именно давление Запада могло стать определяющим для Петра Алексеевича. И, несмотря на то, что Коломойский считался главным «на заклание» еще во времена Януковича, серьезные потери он может понести именно сейчас.

При этом некоторые эксперты не считают, что скандал вокруг «Укртранснафты» можно трактовать именно как начало системных реформ в энергетике.

«Это реакция на усиливающийся политический вес одной из крупнейших в истории ФПГ и не более, – считает президент Киевского института энергетических исследований Александр Нарбут. – Эти действия могут привести к тому, что вместо менеджмента «Привата» на месте снятых менеджеров появятся люди с устойчивыми связями в других ФПГ. Более того, в энергетике нет ни одного государственного предприятия, за которым не стояли бы те или иные ФПГ, так что о реформах здесь речь не идет. На сегодняшний день в стране очень прочные олигархические устои. Обострение этой борьбы связано с тем, что экономические проблемы и кризис во всех сферах не могли не отразиться на желании перераспределять в свою пользу влияние и активы».

Интересно, что ополчился против Коломойского и премьер, которого давно подозревали в союзе с олигархом (чему косвенное подтверждение – поведение того же Иванчука). По информации «Главкома», на этой неделе между Арсением Яценюком и Игорем Коломойским состоялось минимум два разговора, в ходе которых премьер четко дал понять последнему, что так больше продолжаться не может и дивиденды «Укрнафты» придется платить государству.

Цена вопроса

За ширмой взаимных политических обвинений, которыми пестрят новостные заголовки, скрывается более прагматичный спор конфликтующих сторон. Еще в прошлом году лояльный к Игорю Коломойскому топ-менеджмент «Укртранснафты» начал судиться со структурами, подконтрольными бизнесмену Игорю Еремееву: «Тирас-Арс» и «Инвест-VEZ». Госпредприятие требовало признать незаконным договор трехлетней давности о продаже этим фирмам 40 тыс. тонн технологической нефти стоимостью 171 млн гривен. Суды первой и второй апелляционных инстанций даже приняли положительное решение в пользу «Укртранснафты».

Однако цена вопроса для противоборствующих сторон здесь значительно выше. До начала конфликта с Россией в трубопроводах магистральной компании находилось более 600 тыс. тонн нефти. Даже если отталкиваться от устаревших цен, которые упоминались в судебной тяжбе со структурами Еремеева, стоимость всего этого объема технологической нефти превышает 2,5 млрд гривен.

В феврале – марте 2014 года весь этот объем топлива был перекачан в резервуарные парки магистральной компании, а также в хранилища трех украинских НПЗ, говорит народный депутат, а в прошлом – бывший глава «Магистральные трубопроводы «Дружба» (структурное подразделение «Укртранснафты») Тарас Батенко. Два из упомянутых нефтеперерабатывающих заводов – НПК «Галичина» и «Нефтехимик Прикарпатья», подконтрольные Игорю Коломойскому. Еще один – Херсонский нефтеперерабатывающий завод – связан с бизнесом Игоря Еремеева.

Накануне вчерашнего штурма «Укртранснафты» менеджмент Коломойского предпринял попытку взять под контроль и этот актив. В судах госпредприятие требовало обеспечить ему допуск к мощностям нефтеперерабатывающего завода Еремеева, обеспечивающих транспортировку топлива. Правда, в конце февраля суд был проигран госкомпанией.

Как объяснял Батенко, 600 тыс. тонн нефти были перекачены из трубопроводов в резервуары, чтобы защитить топливо в момент военных действий. «Фактически, последние операции по выкачке этой нефти происходили уже под боевые выстрелы в зоне конфликта», – говорит депутат.

Спасать нефть оказалось не только мудро, но и выгодно. Как сегодня сообщили в НАК «Нафтогаз Украины», структуры Игоря Коломойского получали 75 млн гривен в месяц за хранение топлива на мощностях группы «Приват». В общей сложности им перечислили 305 млн гривен. Также в госмонополисте утверждают, что по неподтвержденной информации, руководство «Укртранснафты» транспортировало неучтенные объемы нефти на Кременчугский НПЗ «Привата».

Активы «Укртранснафты» могут приносить доход не только благодаря полулегальным сделкам. По словам Батенко, незаконные врезки в нефтепроводы «Укртрансгаза» – распространенная практика. «Это не малый объем потерь, если брать в долларовом эквиваленте, – утверждает депутат. – Прибыльный бизнес, в котором заинтересованы немалочисленные преступные группировки в Украине».

Чем угрожает Коломойский

Борьба против Бени объединила «заклятых друзей» президента и премьера. Пойдут ли Порошенко с Яценюком в этом случае до конца? Основные угрозы от разнервничавшегося Коломойского очевидны. Олигарх контролирует вооруженные батальоны и информационные вбросы о том, что он может в любой момент их задействовать для защиты собственности или захвата новой, не так уж фантастичны. На Днепропетровщине слишком многое завязано конкретно на Игоре Валерьевиче, и, если он начнет еще более обособляться, не факт, что Киев сможет контролировать ситуацию в одном из ключевых промышленных регионов. И не только в этом, но и в соседних, где также пока хрупкая стабильность.

У Коломойского в руках влиятельные медиа-активы, которые он регулярно разворачивает против конкретных обидчиков. Ему приписывают влияние на конкретных депутатов чуть ли не во всех фракциях коалиции (включая президентскую) и на целые депутатские группы (руководитель одной из таких – Виталий Хомутынник – был замечен в числе защитников «Укртранснафты»).

Также Коломойский контролирует крупнейший банк страны, потенциальная дестабилизация которого может нанести и так расшатанной финансовой системе ущерб, который даже сложно подсчитать. Впрочем, экс-министр экономики Владимир Лановой не верит в последний вариант. «Коломойский не пойдет на открытый конфликт, потому что если он начнет негативно влиять на банковскую систему, подрывать и изымать средства, то потеряет свои активы, – говорит Лановой. – «Приватбанк» без кредитов Нацбанка в условиях такой девальвации гривны существовать не сможет, как и все коммерческие учреждения. Вся валюта у Коломойского за рубежом, гривны он конвертирует в доллары, а потом все равно вынужден обращаться к Нацбанку. Вся система благодаря этому и существует. Потому запугивание может быть самое страшное, но на самом деле без поддержки государства у Коломойского связаны руки. Олигарх, конечно, теоретически может навредить, но люди, которые зарабатывают миллионы и миллиарды, как правило, не сумасшедшие Он не будет разрушать империю, которая дает ему, в первую очередь, денежные кредиты».

Но если власть поддастся на потенциальные угрозы Коломойского и спустит ситуацию на тормозах, это грозит ей большим имиджевым уроном, несмотря на то, что количество фанатов олигарха в соцсетях, требующих оставить его в покое, а заняться, например, «сепаратистом» Ахметовым, внушительно.

Кто рейдеры?

Теоретически Петр Порошенко может просто не подписать принятый Радой закон, что вроде бы сгладит ситуацию. Но раскола во фракции тогда не избежать. Ведь в «Блоке Порошенко» есть как те, кто требует показательно наказать Коломойского за историю с «Укртранснафтой», так и его защитники. Единой позиции фракции по этому вопросу пока просто нет и не факт, что она появится.

Например, один из главных борцов со схемами Коломойского Сергей Лещенко написал в «фейсбуке», что Президент обязан поставить олигарха на место: «Захват государственного предприятия в центре Киева вооруженными людьми – это личный вызов Порошенко, его легитимности. Но это не все. Это также вызов западным донорам Украины. Почему американское правительство должно давать сюда деньги своих налогоплательщиков – если украинские власти неспособны собрать в свой дырявый бюджет деньги с олигархов?».

Так член парламентского комитета по вопросам ТЭК Тарас Батенко заявил «Главкому», что уже обратился в Генпрокуратуру и МВД относительно возбуждения уголовного дела по факту вчерашних событий в помещении «Укртранснафте». Батенко когда-то работал в этой организации и до сих пор имеет там общественную приемную.

«Мы пытаемся разобраться в том, насколько правомочным было решение наблюдательного совета о смене менеджмента, – сказал Батенко. – В набсовете уже были определенные изменения в марте, и по уставу набсовет за 5 дней должен был уведомить «Укртранснафту» относительно повестки дня и самих сборов, чего сделано не было. Это выглядит, как полугосударственный рейдерский захват»

Еще один вопрос – губернаторский статус Коломойского. Понятно, что его поведение в офисе «Укртранснафты» и особенно возле него не красит государственного мужа, который, по идее, вообще не имеет никакого отношения к этому предприятию.

Причем Порошенко просили уволить Коломойского не только депутаты из президентской силы, но и даже лично премьер в своем письме, которым располагает «Главком». Правда, речь об этом шла в июне. Но теоретически Президент мог воспользоваться ситуацией и тогда Игоря Валерьевича просто не переназначить.

Но в то, что сейчас Коломойского отставят, как раз верится слабо – его родную вотчину, взвесив все плюсы и минусы, олигарху наверняка оставят в виде компромисса.

Тарас Батенко уверяет, что увольнение Коломойского может привести к непоправимым последствиям: «Давайте мы поменяем тех, кто держит позиции на востоке. И я хочу посмотреть, кто тогда будет отвечать за Днепропетровскую область и за другие. Хочу посмотреть, где у нас АТО остановится, и сколько жертв дополнительных мы будем иметь. Мы живем во время войны – не надо об этом забывать. Если убрать Коломойского, уверен, конфликт пойдет дальше».

Как раз тот факт, что мы живем во время войны, гарантирует, что вряд ли повторится история взаимоотношений олигархов и «оранжевой» власти, когда Юрий Луценко сначала прокатился по резиденции Рината Ахметова на бронетранспортере, а потом донецкий олигарх стал желанным гостем на благотворительных приемах Виктора Ющенко. Сейчас смена декораций будет происходить куда более динамично.

В любом случае, у Президента, к которому апеллирует и сам Игорь Коломойский, и депутаты его фракции, выбор невелик. Либо конфликт с олигархом будет улажен закулисно, что трудно согласовывается с «жити по-новому», либо Петр Алексеевич показательно отберет у Коломойского влияние на госпредприятие, что будет знаком для остальных олигархов. Потому что отбирать нужно у всех. А это означает начало процесса «государство против олигархов». И нет уверенности, что государство в этой войне победит.
Источник: http://glavcom.ua/articles/27596.htmlПавел Вуец, Федор Орищук, Катерина Пешко, Оксана Лой, «Главком».
Петр Порошенко и Игорь Коломойский предварительно договорились по ситуации с «Укртранснафтой». Такую новость озвучил сам Игорь Валерьевич. Президент же на тему конфликта пока не высказался.

Но, похоже, что конфликт между властью и олигархом просто принимает затяжной характер, поскольку пока никто не заинтересован идти на его обострение. Нашумевшие события четверга-пятницы запустили механизмы, при которых статус-кво в их отношениях уже вряд ли будет прежним.

Когда год назад Игорь Коломойский указом Александра Турчинова был назначен губернатором Днепропетровской области, это выглядело, бесспорно, экзотически. Но на фоне штурмов обладминистраций, устроенных апологетами «русской весны» в восьми областях, которые Путин включил в виртуальную «Новороссию», такой шаг считался оправданным. Коломойский и его команда с их возможностями устроили отпор сепаратистским движениям, организовали сбор средств с местных бизнесменов для обороны региона, создали добровольческие батальоны, а Игорь Валерьевич даже удостоился упоминания из уст Путина. Внесла свой вклад «приватовская» команда и в стабилизацию другого приграничного региона – Харьковщины. Не без непосредственной раздачи нагоняев Коломойским Геннадий Кернес и Михаил Добкин прекратили свои затеи с георгиевскими ленточками и стали апологетами «единой Украины». Взрывоопасной Одесской областью также поставлен руководить человек Коломойского – Игорь Палица.

Понятно, что фактическое превращение Днепропетровской области в «приватовский» анклав, особенно с учетом специфических управленческих качеств этой группы, не могло не настораживать. Как и то, что, тратя часть своих ресурсов сейчас, Коломойский обязательно возжелает их «отбить» потом. Но для многих в условиях ослабшей государственной вертикали жесткий и откровенный Коломойский был (да и сейчас остается) «нашим сукиным сыном». Особенно выигрышно позиции Игоря Валерьевича смотрелись в сравнении с невнятной позицией одного из его главных конкурентов – Рината Ахметова, который был вовсе вынужден ретироваться с родного Донбасса. Коломойскому прощалось многое – и его шутки о «тройном гражданстве», и сепаратные переговоры, и строительство общих планов с лидерами боевиков (пусть, в итоге, это и оказался типа розыгрыш), и прозрачные намеки, что подконтрольные ему батальоны не допустят его увольнения с поста губернатора, и откровенный саботаж проведения сборов акционеров государственной «Укрнафты» через подконтрольный ему менеджмент и выплаты дивидендов.

Но в один день все поменялось. В четверг сначала от управления «Укртранснафтой» по решению набсовета с потасовками отстранили менеджера Коломойского Александра Лазорко, который возглавлял предприятие с 2009-го года и которого не получалось сковырнуть даже при режиме Януковича. При этом Лазорко был предъявлен ряд обвинений. Прибывший на место событий Коломойский обвинил в захвате неких российских диверсантов и первого заместителя главы фракции «Блока Порошенко» близкого соратника и друга Президента Игоря Кононенко. Сам депутат от БПП предсказуемо заявил, что он тут не причем. Интересно, что заместитель днепропетровского губернатора Святослав Олейник на вопрос «Главкома», какие есть доказательства причастности Кононенко к событиям «Укртранснафтой» ответил просто: «Игорь Валерьевич назвал Кононенко, значит это он».

Позже в тот же день Верховная Рада проголосовала, наконец, многострадальный законопроект, которым управление «Укрнафтой» фактически возвращается государству. Причем снова проголосовала не без скандала – глава профильного комитета «фронтовик» Андрей Иванчук делал все возможное, чтобы законопроект не был рассмотрен комитетом.

Фактически сейчас ломается вся схема, при которой «Привату» удавалось получать сверхприбыли с формально государственных компаний, попутно нанося ущерб государству. Пока на это закрывались глаза из-за «государственнической позиции» днепропетровского губернатора да и банально потому, что Порошенко не чувствовал себя пока достаточно сильным, чтобы бросить вызов игроку такого калибра. Но в один момент Порошенко получил вилку: либо он идет на «деолигирхизацию» страны, либо получает ком вопросов как от «постмайданного общества», так и от западных доноров – почему в выпрашивающей денежную помощь стране до сих пор не заткнуты коррупционные дыры в сверхприбыльной нефтяной отрасли. Причем именно давление Запада могло стать определяющим для Петра Алексеевича. И, несмотря на то, что Коломойский считался главным «на заклание» еще во времена Януковича, серьезные потери он может понести именно сейчас.

При этом некоторые эксперты не считают, что скандал вокруг «Укртранснафты» можно трактовать именно как начало системных реформ в энергетике.

«Это реакция на усиливающийся политический вес одной из крупнейших в истории ФПГ и не более, – считает президент Киевского института энергетических исследований Александр Нарбут. – Эти действия могут привести к тому, что вместо менеджмента «Привата» на месте снятых менеджеров появятся люди с устойчивыми связями в других ФПГ. Более того, в энергетике нет ни одного государственного предприятия, за которым не стояли бы те или иные ФПГ, так что о реформах здесь речь не идет. На сегодняшний день в стране очень прочные олигархические устои. Обострение этой борьбы связано с тем, что экономические проблемы и кризис во всех сферах не могли не отразиться на желании перераспределять в свою пользу влияние и активы».

Интересно, что ополчился против Коломойского и премьер, которого давно подозревали в союзе с олигархом (чему косвенное подтверждение – поведение того же Иванчука). По информации «Главкома», на этой неделе между Арсением Яценюком и Игорем Коломойским состоялось минимум два разговора, в ходе которых премьер четко дал понять последнему, что так больше продолжаться не может и дивиденды «Укрнафты» придется платить государству.

Цена вопроса

За ширмой взаимных политических обвинений, которыми пестрят новостные заголовки, скрывается более прагматичный спор конфликтующих сторон. Еще в прошлом году лояльный к Игорю Коломойскому топ-менеджмент «Укртранснафты» начал судиться со структурами, подконтрольными бизнесмену Игорю Еремееву: «Тирас-Арс» и «Инвест-VEZ». Госпредприятие требовало признать незаконным договор трехлетней давности о продаже этим фирмам 40 тыс. тонн технологической нефти стоимостью 171 млн гривен. Суды первой и второй апелляционных инстанций даже приняли положительное решение в пользу «Укртранснафты».

Однако цена вопроса для противоборствующих сторон здесь значительно выше. До начала конфликта с Россией в трубопроводах магистральной компании находилось более 600 тыс. тонн нефти. Даже если отталкиваться от устаревших цен, которые упоминались в судебной тяжбе со структурами Еремеева, стоимость всего этого объема технологической нефти превышает 2,5 млрд гривен.

В феврале – марте 2014 года весь этот объем топлива был перекачан в резервуарные парки магистральной компании, а также в хранилища трех украинских НПЗ, говорит народный депутат, а в прошлом – бывший глава «Магистральные трубопроводы «Дружба» (структурное подразделение «Укртранснафты») Тарас Батенко. Два из упомянутых нефтеперерабатывающих заводов – НПК «Галичина» и «Нефтехимик Прикарпатья», подконтрольные Игорю Коломойскому. Еще один – Херсонский нефтеперерабатывающий завод – связан с бизнесом Игоря Еремеева.

Накануне вчерашнего штурма «Укртранснафты» менеджмент Коломойского предпринял попытку взять под контроль и этот актив. В судах госпредприятие требовало обеспечить ему допуск к мощностям нефтеперерабатывающего завода Еремеева, обеспечивающих транспортировку топлива. Правда, в конце февраля суд был проигран госкомпанией.

Как объяснял Батенко, 600 тыс. тонн нефти были перекачены из трубопроводов в резервуары, чтобы защитить топливо в момент военных действий. «Фактически, последние операции по выкачке этой нефти происходили уже под боевые выстрелы в зоне конфликта», – говорит депутат.

Спасать нефть оказалось не только мудро, но и выгодно. Как сегодня сообщили в НАК «Нафтогаз Украины», структуры Игоря Коломойского получали 75 млн гривен в месяц за хранение топлива на мощностях группы «Приват». В общей сложности им перечислили 305 млн гривен. Также в госмонополисте утверждают, что по неподтвержденной информации, руководство «Укртранснафты» транспортировало неучтенные объемы нефти на Кременчугский НПЗ «Привата».

Активы «Укртранснафты» могут приносить доход не только благодаря полулегальным сделкам. По словам Батенко, незаконные врезки в нефтепроводы «Укртрансгаза» – распространенная практика. «Это не малый объем потерь, если брать в долларовом эквиваленте, – утверждает депутат. – Прибыльный бизнес, в котором заинтересованы немалочисленные преступные группировки в Украине».

Чем угрожает Коломойский

Борьба против Бени объединила «заклятых друзей» президента и премьера. Пойдут ли Порошенко с Яценюком в этом случае до конца? Основные угрозы от разнервничавшегося Коломойского очевидны. Олигарх контролирует вооруженные батальоны и информационные вбросы о том, что он может в любой момент их задействовать для защиты собственности или захвата новой, не так уж фантастичны. На Днепропетровщине слишком многое завязано конкретно на Игоре Валерьевиче, и, если он начнет еще более обособляться, не факт, что Киев сможет контролировать ситуацию в одном из ключевых промышленных регионов. И не только в этом, но и в соседних, где также пока хрупкая стабильность.

У Коломойского в руках влиятельные медиа-активы, которые он регулярно разворачивает против конкретных обидчиков. Ему приписывают влияние на конкретных депутатов чуть ли не во всех фракциях коалиции (включая президентскую) и на целые депутатские группы (руководитель одной из таких – Виталий Хомутынник – был замечен в числе защитников «Укртранснафты»).

Также Коломойский контролирует крупнейший банк страны, потенциальная дестабилизация которого может нанести и так расшатанной финансовой системе ущерб, который даже сложно подсчитать. Впрочем, экс-министр экономики Владимир Лановой не верит в последний вариант. «Коломойский не пойдет на открытый конфликт, потому что если он начнет негативно влиять на банковскую систему, подрывать и изымать средства, то потеряет свои активы, – говорит Лановой. – «Приватбанк» без кредитов Нацбанка в условиях такой девальвации гривны существовать не сможет, как и все коммерческие учреждения. Вся валюта у Коломойского за рубежом, гривны он конвертирует в доллары, а потом все равно вынужден обращаться к Нацбанку. Вся система благодаря этому и существует. Потому запугивание может быть самое страшное, но на самом деле без поддержки государства у Коломойского связаны руки. Олигарх, конечно, теоретически может навредить, но люди, которые зарабатывают миллионы и миллиарды, как правило, не сумасшедшие Он не будет разрушать империю, которая дает ему, в первую очередь, денежные кредиты».

Но если власть поддастся на потенциальные угрозы Коломойского и спустит ситуацию на тормозах, это грозит ей большим имиджевым уроном, несмотря на то, что количество фанатов олигарха в соцсетях, требующих оставить его в покое, а заняться, например, «сепаратистом» Ахметовым, внушительно.

Кто рейдеры?

Теоретически Петр Порошенко может просто не подписать принятый Радой закон, что вроде бы сгладит ситуацию. Но раскола во фракции тогда не избежать. Ведь в «Блоке Порошенко» есть как те, кто требует показательно наказать Коломойского за историю с «Укртранснафтой», так и его защитники. Единой позиции фракции по этому вопросу пока просто нет и не факт, что она появится.

Например, один из главных борцов со схемами Коломойского Сергей Лещенко написал в «фейсбуке», что Президент обязан поставить олигарха на место: «Захват государственного предприятия в центре Киева вооруженными людьми – это личный вызов Порошенко, его легитимности. Но это не все. Это также вызов западным донорам Украины. Почему американское правительство должно давать сюда деньги своих налогоплательщиков – если украинские власти неспособны собрать в свой дырявый бюджет деньги с олигархов?».

Так член парламентского комитета по вопросам ТЭК Тарас Батенко заявил «Главкому», что уже обратился в Генпрокуратуру и МВД относительно возбуждения уголовного дела по факту вчерашних событий в помещении «Укртранснафте». Батенко когда-то работал в этой организации и до сих пор имеет там общественную приемную.

«Мы пытаемся разобраться в том, насколько правомочным было решение наблюдательного совета о смене менеджмента, – сказал Батенко. – В набсовете уже были определенные изменения в марте, и по уставу набсовет за 5 дней должен был уведомить «Укртранснафту» относительно повестки дня и самих сборов, чего сделано не было. Это выглядит, как полугосударственный рейдерский захват»

Еще один вопрос – губернаторский статус Коломойского. Понятно, что его поведение в офисе «Укртранснафты» и особенно возле него не красит государственного мужа, который, по идее, вообще не имеет никакого отношения к этому предприятию.

Причем Порошенко просили уволить Коломойского не только депутаты из президентской силы, но и даже лично премьер в своем письме, которым располагает «Главком». Правда, речь об этом шла в июне. Но теоретически Президент мог воспользоваться ситуацией и тогда Игоря Валерьевича просто не переназначить.

Но в то, что сейчас Коломойского отставят, как раз верится слабо – его родную вотчину, взвесив все плюсы и минусы, олигарху наверняка оставят в виде компромисса.

Тарас Батенко уверяет, что увольнение Коломойского может привести к непоправимым последствиям: «Давайте мы поменяем тех, кто держит позиции на востоке. И я хочу посмотреть, кто тогда будет отвечать за Днепропетровскую область и за другие. Хочу посмотреть, где у нас АТО остановится, и сколько жертв дополнительных мы будем иметь. Мы живем во время войны – не надо об этом забывать. Если убрать Коломойского, уверен, конфликт пойдет дальше».

Как раз тот факт, что мы живем во время войны, гарантирует, что вряд ли повторится история взаимоотношений олигархов и «оранжевой» власти, когда Юрий Луценко сначала прокатился по резиденции Рината Ахметова на бронетранспортере, а потом донецкий олигарх стал желанным гостем на благотворительных приемах Виктора Ющенко. Сейчас смена декораций будет происходить куда более динамично.

В любом случае, у Президента, к которому апеллирует и сам Игорь Коломойский, и депутаты его фракции, выбор невелик. Либо конфликт с олигархом будет улажен закулисно, что трудно согласовывается с «жити по-новому», либо Петр Алексеевич показательно отберет у Коломойского влияние на госпредприятие, что будет знаком для остальных олигархов. Потому что отбирать нужно у всех. А это означает начало процесса «государство против олигархов». И нет уверенности, что государство в этой войне победит.
Источник: http://glavcom.ua/articles/27596.html

Приватная вечеринка. Как Коломойский боролся за «Укртранснафту»Приватная вечеринка. Как Коломойский боролся за «Укртранснафту»

Севгиль Мусаева-Боровик, УП.
«Почему ты не спрашиваешь как рейдерский захват «Укртранснафты» прошел?! И российские диверсанты сюда попали?! Давай про русских диверсантов спроси, почему ты не одного не поймал!… Я не знаю, кто стоит за этим. Сказали, что Кононенко. (Игорь Кононенко – заместитель фракции БПП и приятель президента Порошенко – УП).
Еду к президенту с вот этими писульками и бумажками. И с его охранной структурой, которая якобы штурмовала. Потому что все ссылаются – Демчишин приехал, говорит: «У меня команда сверху». Я говорю: «А кто сверху? Кто вам, рейдерам, разрешил захватывать госпредприятия в нарушение процедуры? Премьер уехал в Брюссель, Коболев уехал, никого нету – вы тышком-нишком решили предприятие захватить?..»
Губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский был явно раздосадован и не пытался скрыть этого перед журналистами, которые около полуночи 19 марта караулили его у здания госкомпании «Укртранснафта».
День для днепропетровского олигарха и правда выдался тяжелым.
Сначала от управления «Укртранснафта» отстранили преданного ему менеджера Александра Лазорко. Кадровая перестановка не обошлась без потасовки. Несколько десятков неизвестных людей в гражданском штурмовали приемную директора, выбив стекла. В результате пострадали несколько сотрудников, одному из них даже вызывали скорую помощь.
А уже под конец рабочего дня «подарок» Коломойскому преподнесла Верховная Рада, приняв многострадальную поправку в закон об акционерных обществах. Теперь управление госкомпанией возвращено государству, компания сможет, наконец, распределять дивиденды, выплата которых в прошлые годы регулярно блокировалась Коломойским.
Днепропетровский губернатор не смирился с таким развитием событий и ответил власти в духе корпоративных войн начала 2000-х.
«Украинская правда» следила за ситуацией вокруг конфликта за кресло главы «Укртранснафты» и попыталась разобраться, почему власть решила приструнить Игоря Коломойского именно сейчас.
Фактор Лазорко
Оператор системы магистральных нефтепроводов «Укртранснафта» – один из ключевых инфраструктурных активов бизнеса Коломойского.
Фактический контроль над госкомпанией днепропетровская группа получила еще в начале 2009 года, когда ее возглавил преданный менеджер Коломойского Александр Лазорко. Ранее он управлял его НПК «Галичина».
Назначение «приватовского» руководителя тогда стало возможным благодаря договоренности Коломойского с премьер-министром Юлией Тимошенко. Близились президентские выборы, и канал 1+1 мог оказать главе Кабмина поддержку в предвыборной гонке. Любопытно, что этому компромиссу предшествовала долгая борьба. Весь 2008 год правительство Тимошенко всячески препятствовало Коломойскому в подписании контрактов с «Укртранснафтой» о поставках нефти по трубопроводу «Одесса – Броды».
Став руководителем госкомпании, Лазорко принялся за дело, засучив рукава. В течение нескольких месяцев он одобрил решение, которое кардинально изменило расстановку сил на нефтерынке.
В начале октября 2009 года «Укртранснафта» изменила маршрут транспортировки сырья для Одесского НПЗ, который на тот момент контролировал российский «Лукойл». Раньше нефть для Одесского НПЗ транспортировалась по Приднепровским магистральным нефтепроводам по маршруту Лисичанск — Кременчуг — Одесский НПЗ. «Укртранснафта» предложила заводу задействовать маршрут 32-й км госграницы Украины с Беларусью — Броды — Одесский НПЗ.
Необходимость в изменении маршрута объяснили намерением Кременчугского НПЗ качать каспийскую нефть по Приднепровским магистральным нефтепроводам в обратном направлении. Завод, как известно, подконтролен самому Коломойскому.
По этому поводу в Киев осенью 2009 года даже прилетал владелец Лукойла Вагит Алекперов, но договориться с Тимошенко ему не удалось — премьер не встретилась с ним, делегировав для беседы кого-то из заместителей профильного министерства. В итоге из-за экономической нецелесообразности Одесский НПЗ был остановлен.
Позиции Коломойского в «Укртранснафте» выглядели непоколебимыми и во времена президентства Виктора Януковича. Он по-прежнему контролировал самый выгодный маршрут транспортировки нефти.
Ситуация никак не поменялась после революции и смены власти в стране. Хотя кадровые перестановки прошли по всей вертикали ТЭК.
Де-факто за эти несколько лет за счет «Укртранснафты» Коломойский смог создать вертикально-интегрированную компанию, структурными подразделениями которого были также добывающая «Укрнафта» и нефтеперерабатывающий завод в Кременчуге. А назначение Коломойского губернатором Днепропетровской области автоматически снимало вопрос о смене руководства «Укртранснафта».
Нефтепродукты для армии
Воспользовавшись этим надежным тылом, весной 2014 года Александр Лазорко предложил Министерству энергетики вытеснить из простаивающих нефтепроводов 675 000 тонн технологической нефти и переработать ее на Кременчуге.
Мотив был благородным: нефтепродукты должны были пойти на нужды вооруженных сил и Нацгвардии ввиду военной угрозы со стороны России. Нюанс заключался в том, что заработать на этой процедуре могли только «приватовские» структуры. «Укртатнафта» – на переработке, а два других завода – НПК «Галичина» и «Нефтехимик Прикарпатья» – на хранении.
В итоге история с технологической нефтью переросла в противостояние Коломойского с другими участниками рынка, которые не были согласны с таким сценарием. Особую активность в этом вопросе проявлял владелец крупного нефтетрейдера WOG Игорь Еремеев. Ему было что терять. Часть технологической нефти находилась в нефтепроводе, ведущем на подконтрольный ему Херсонский НПЗ.
Несмотря на сопротивление игроков рынка, Лазорко все-таки удалось выкачать технологическую нефть на предприятия Коломойского. Замгубернатора Геннадий Корбан в интервью «Новому времени» эту необходимость объяснял так:
«Давайте подумаем, если бы он этого не сделал, что было бы? Эту нефть откачал и переработал бы Линос и отдал бы ее кому? ЛНР. Которая, кстати, на сегодняшний день испытывает дефицит топлива из‑за того, что мы остановили все заправки в Донбассе и не даем им возможности заправляться. Вся эта техническая нефть в сохранности, никуда не делась, находится на балансе государственной компании «Укртранснафта». А ее, кстати, можно переработать в керосин и отдать военным, но такого разрешения никто не дает.
Список к претензий к приватовцам со стороны руководства отрасли, тем временем, только увеличивался. «Он не только выкачал нефть, не согласовав это действие до конца, часть ее была переработана вообще без каких-либо разрешений», — рассказывает один из чиновников министерства, который просил не называть его имени в материале. – Но мы долгое время не могли доказать никаких нарушений».
Ситуация изменилась в начале марта, когда министр энергетики Владимир Демчишин назначил своим советником Игоря Рубана, который входил в состав Набсовета «Укртранснафта» в 2013 году.
Рубан решил изучить вопрос стоимости хранения государственной нефти на заводах Коломойского. Выяснилось, что в 2015 году тарифы на хранение были повышены почти в два раза до 6,4 гривны за тонну.
«Получалось, что только за хранение нефти «Укртранснафта» ежедневно платила структурам Коломойского 2,5 млн гривен», — рассказывают в ведомстве.
В министерстве решили воспользоваться этим фактом, чтобы отстранить Лазорко от управления компанией.
Кадровая революция
В понедельник, 16 марта, руководителя «Укртранснафта» вызвали на заседание в НАК, чтобы он объяснил, почему государство платит такие огромные деньги за хранение нефти частным заводам.
«Лазорко рассказывал, что спасает нефть, чтобы ее не украли русские, и единственный вариант безопасного ее хранения — на НПЗ Коломойского. Мы ему чуть не зааплодировали и сказали, что все, конечно же, правильно он делает, и никаких претензий к нему нет, – рассказывает один из участников встречи. – Сделано это было специально, чтобы Приват не смог подготовиться к смене руководства компании».
Приватовцы думали, что конфликт исчерпан и Лазорко останется в должности. Но в четверг, 19 марта, наблюдательный совет «Укртранснафта» принял решение временно отстранить Лазорко от занимаемой должности и временно назначить на эту должность Юрия Мирошника.
Дальнейшие события развивались в духе корпоративных войн, в которых «Привату», как известно, нет равных.
Около 12:00 19 марта к зданию «Укртранснафта» прибыли глава Набсовета компании Александр Савченко и новый руководитель Юрий Мирошник. Сопровождали их несколько десятков человек в гражданском.
Охранники госкомпании отказывались их пропустить, но в итоге неизвестные люди смогли прорваться на седьмой этаж, где находилась приемная главы правления.
Версия, которую озвучило Министерство энергетики и НАК – Лазорко забаррикадировался в помещении «Укртранснафты» и отказывался впускать новое руководство. По этой причине Мирошнику даже понадобилась помощь сотрудников Альфы. Те приехали на место и сопроводили нового руководителя на рабочее место.
«Ворвались незнакомые люди, начали ломать двери, разбивать их. С ними были журналисты телеканалов «Интер» и 24. В итоге дошло до потасовки», — описывает события начальник управления финансовой и экономической безопасности компании Григорий Литвинчук.
Перепало и самому Литвинчуку. Осколком стекла ему порезало палец. В результате столкновения пострадал охранник, которому якобы сломали руку, и начальник управления охраны госкомпании Владимир Козориз.
Лазорко немного повозмущавшись на камеры, что решение Набсовета незаконно и нелегитимно, все-таки ретировался из здания и уехал давать пресс-конференцию в УНИАН. Там он заявил, что на предприятии проходит рейдерский захват с целью выкачки из трубы государственной нефти. По его словам, в госкомпанию ворвались представители охранной компании «Варта», и в администрации президента осведомлены о ситуации. Вернулся он в свой кабинет уже в сопровождении Коломойского.
Привет, Приват
Приблизительно в это же время Рада приняла поправки к закону, который касался кворума для проведения собрания акционеров. Тут терпение Коломойского закончилось и он приехал выяснять отношения в госкомпанию.
«В здание незаконно ворвались под видом милиции сотрудники частной охранной фирмы, разбили стекла, сломали кому-то руку… И испарились, — возмущался Коломойский, — мы восстановили конституционный порядок. Если действительно хотят сменить директора компании — пусть это происходит по закону. Только, перед тем, как увольнять Лазорко, пусть наградят его — за 600 тысяч тонн нефти, которая, благодаря ему, не попала в руки сепаратистов».
Коломойский вместе с Лазорко заняли кабинет директора госкомпании. Вход в «Укртранснафту» заблокировали неизвестные люди в бронежилетах, с дубинками и чехлами от оружия. Коломойский утверждает, что это была его личная охрана.
Спасать ситуацию приехал министр энергетики Владимир Демчишин.
Через полтора часа он покинул помещение госкомпании вместе с Мирошником и Савченко.
«Ушли, потому что мы люди гражданские, а они — люди, которые руководят батальонами», — коротко объяснил причину Савченко.
Демчишин пытался убедить журналистов, что встреча прошла мирно и государство продолжает контролировать ситуацию.
«Мы общались, пили воду, Коломойский вел себя корректно. Они просто хотят изучить протокол решения наблюдательного совета об отстранении Лазорко с должности, — заверял министр. — Решение Набсовета было легитимным, оно было принято правомерно в соответствии со всеми требованиями. Оснований ему не доверять, сомневаться в нем, нет».
— Это была не встреча, а театр нескольких актеров, — парировал Савченко. — Коломойский также пригрозил всем собравшимся, что у него 2000 бойцов, и завтра они все будут в Киеве, потому что у него отнимают предприятия.
На условиях анонимности один из участников встречи рассказал, что днепропетровский губернатор был очень зол. «Пообещал всем участникам, что они все будут сидеть, или он лично отправит всех в АТО», — пересказывает он.
Ближе к полуночи здание покинул Коломойский. По дороге он нагрубил собравшимся журналистам и заявил, что едет общаться с президентом.
«У меня было уже две встречи — с премьером и президентом. Они у меня спрашивали, что я делал в «Укртранснафте». Я рассказал, что спасал компанию от рейдерского захвата со стороны ОПГ Игоря Еремеева, в которую входят Пасишник, Савченко и новый руководитель Мирошник. Его, кстати, скоро не будет. И Лазорко тоже не будет», рассказал Коломойский «Укаинской правде» об итогах встречи с Порошенко и Яценюком.
«Украинская правда» связалась с Игореем Еремеевым, однако он воздержался от комментариев.
Со стороны президентской администрации никаких заявлений по поводу инцидента сделано не было. Порошенко в этот вечер наслаждался победой киевского «Динамо» в ложе с украинскими военными.
Начало большой истории
Журналисты называют разные фамилии тех, кто посмел «наехать» на могущественного олигарха – от Игоря Еремеева до Константина Григоришина. Однако, ни у кого из них не хватило бы сил и наглости пойти войной на Коломойского.
В пользу версии о Еремееве говорит тот факт, что черная кошка между олигархами пробежала еще весной прошлого года, когда история с технологической нефтью только начиналась. К тому же, в состав Набсовета «Укртранснафты» входит зампред НАКа Андрей Мирошник, который ранее работал в еремеевском WOG. Он принимал активное участие в смещении Лазорко с должности.
Версия о Григоришине появилась с легкой руки самого Коломойского, который заявил, что за рейдерским захватом стоят российские диверсанты. Григоришин, у которого, как известно, российское гражданство действительно усиливает свое влияние на ТЭК, но пока его интересы ограничиваются электроэнергетикой. К тому же, у бизнесменов нормальные отношения и нет конфликтов.
Понятно одно – без личного вмешательства президента в этой истории не обошлось. Коломойский в комментарии журналистам заявил, что за всем стоит близкий соратник Порошенко Игорь Кононенко – якобы именно он послал на предприятие охранную фирму.
Часть правды в этом есть. Кононенко действительно в настоящее время отвечает за кадровую политику в ТЭК. С его легкой руки произошли кадровые перестановки в «Центрэнерго», нескольких облэнерго и в министерстве энергетики. Так, недавнее назначение Игоря Мартыненкова на пост замминистра энергетики по угольному направлению участники рынка, с которыми общалась «Украинская правда», приписывают именно ему.
Вопрос в другом. Почему власть решила приструнить днепропетровского губернатора именно сейчас? На то есть несколько причин.
Расследование велось уже давно, но формально прицепиться было не к чему. «История с хранением нефти уже была крайне вопиющей, чтобы на нее не реагировать», говорит один из участников рынка.
Объяснение, к которому сходятся все собеседники «Украинской правды» с обеих сторон конфликта, – вмешательство внешнего фактора. Американские и европейские дипломаты уже давно пытаются донести до украинского президента, что ему нужно навести порядок в отношениях с олигархами. В начале марта по этой причине Порошенко собирал в администрации всех представителей крупного капитала и пытался тактично объяснить, что они тоже часть страны и должны считаться с интересами государства.
«Это касается всех, но больше всего претензий к Ахметову и Коломойскому», — рассказывает один из крупных бизнесменов, который присутствовал на встрече.
Именно за этих двух предпринимателей Порошенко и взялся серьезно. Так, «Украинская правда» уже сообщала, что президент провел несколько встреч с Ахметовым и менеджментом компании ДТЭК, где поднимался вопрос о его монопольном положении на рынке энергетики. Договориться сторонам не удалось – Порошенко настаивает на продаже части активов энергетического холдинга, олигархи не соглашаются и продолжают переговоры.
«Ахметов просто не вылазит с Банковой», — рассказывает один из близких соратников Порошенко.
Что касается Коломойского, то западных лидеров смущает его влияние на добровольческие батальоны, а также его монопольное управление нефтяной отраслью.
«Без вмешательства Запада Порошенко не рискнул бы идти такой войной против Коломойского и его влияния», — утверждает высокопоставленный собеседник «Украинской правды».
Привату, впрочем, есть что терять в этом противостоянии.
Речь не только о системообразующем предприятии в его бизнесе. Счета «Укртранснафты» находятся в подконтрольном бизнесмену «Приватбанке». «Речь идет о сумме около 2 млрд гривен, которая к тому же находится на депозите. Первое задание, которое получил новый глава – перевести счета «Укртранснафты» в государственные банки», — рассказывает заместитель главы «Нафтогаза» Андрей Пасишник.
Пасишник не скрывает, что Мирошник назначен на должность временно. «И.о. главы «Укртранснафты» — бывший СБУ-шник и его задача провести финансовый аудит, выявить нарушения. А позже мы объявим конкурс на нового руководителя», — рассказывает он.
Пока же в НАК озвучили претензии к временно отстраненному руководителю «Укртранснафта»
1. Претензии к выкачке нефти и проведения обьективной инвентаризации технологической нефти.
2. Оплата олигарху Игорю Коломойському 75 млн грн в месяц за хранение нефти на мощностях группы «Приват», хотя на операции более 50 млн гривен Лазорко должен был получать согласие набсовета, которое ему не давали. В общей сложности он оплатил 305 млн грн, что в шесть раз превышает допустимую норму.
3. С момента вступления в должность Лазорко, официальные показатели добычи «Укрнафты» снизились с 3,6 млн тонн в год до менее 2 млн тон. Есть неофициальная информация, что Лазорко транспортировал неучтенные объемы нефти на Кременчугский НПЗ «Привата».
4. Подозрения в возможных злоупотреблениях с тендерными процедурами.
5. Лазорко не выполнил решение собрания акционеров о внесении изменений в Устав, где по требованию министра были включены пункты по ужесточению контроля государства над компанией.
6.Основная часть средств госкомпании (около 2 млрд гривен) размещена почему-то не в госбанках, а в банке Коломойского.
Дойдет ли до этого — большой вопрос. Но, похоже, ни одна из сторон конфликта не собирается отступать.
Для президента Порошенко уступка днепропетровскому губернатору станет свидетельством слабости власти и неспособности контролировать ситуацию в стране.
Для Коломойского это — утрата влияния на огромный финансовый и ресурсный рычаг.
Ставки слишком высоки.
Севгиль Мусаева-Боровик, УП
http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/03/20/7062141/
Севгиль Мусаева-Боровик, УП.
«Почему ты не спрашиваешь как рейдерский захват «Укртранснафты» прошел?! И российские диверсанты сюда попали?! Давай про русских диверсантов спроси, почему ты не одного не поймал!… Я не знаю, кто стоит за этим. Сказали, что Кононенко. (Игорь Кононенко – заместитель фракции БПП и приятель президента Порошенко – УП).
Еду к президенту с вот этими писульками и бумажками. И с его охранной структурой, которая якобы штурмовала. Потому что все ссылаются – Демчишин приехал, говорит: «У меня команда сверху». Я говорю: «А кто сверху? Кто вам, рейдерам, разрешил захватывать госпредприятия в нарушение процедуры? Премьер уехал в Брюссель, Коболев уехал, никого нету – вы тышком-нишком решили предприятие захватить?..»
Губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский был явно раздосадован и не пытался скрыть этого перед журналистами, которые около полуночи 19 марта караулили его у здания госкомпании «Укртранснафта».
День для днепропетровского олигарха и правда выдался тяжелым.
Сначала от управления «Укртранснафта» отстранили преданного ему менеджера Александра Лазорко. Кадровая перестановка не обошлась без потасовки. Несколько десятков неизвестных людей в гражданском штурмовали приемную директора, выбив стекла. В результате пострадали несколько сотрудников, одному из них даже вызывали скорую помощь.
А уже под конец рабочего дня «подарок» Коломойскому преподнесла Верховная Рада, приняв многострадальную поправку в закон об акционерных обществах. Теперь управление госкомпанией возвращено государству, компания сможет, наконец, распределять дивиденды, выплата которых в прошлые годы регулярно блокировалась Коломойским.
Днепропетровский губернатор не смирился с таким развитием событий и ответил власти в духе корпоративных войн начала 2000-х.
«Украинская правда» следила за ситуацией вокруг конфликта за кресло главы «Укртранснафты» и попыталась разобраться, почему власть решила приструнить Игоря Коломойского именно сейчас.
Фактор Лазорко
Оператор системы магистральных нефтепроводов «Укртранснафта» – один из ключевых инфраструктурных активов бизнеса Коломойского.
Фактический контроль над госкомпанией днепропетровская группа получила еще в начале 2009 года, когда ее возглавил преданный менеджер Коломойского Александр Лазорко. Ранее он управлял его НПК «Галичина».
Назначение «приватовского» руководителя тогда стало возможным благодаря договоренности Коломойского с премьер-министром Юлией Тимошенко. Близились президентские выборы, и канал 1+1 мог оказать главе Кабмина поддержку в предвыборной гонке. Любопытно, что этому компромиссу предшествовала долгая борьба. Весь 2008 год правительство Тимошенко всячески препятствовало Коломойскому в подписании контрактов с «Укртранснафтой» о поставках нефти по трубопроводу «Одесса – Броды».
Став руководителем госкомпании, Лазорко принялся за дело, засучив рукава. В течение нескольких месяцев он одобрил решение, которое кардинально изменило расстановку сил на нефтерынке.
В начале октября 2009 года «Укртранснафта» изменила маршрут транспортировки сырья для Одесского НПЗ, который на тот момент контролировал российский «Лукойл». Раньше нефть для Одесского НПЗ транспортировалась по Приднепровским магистральным нефтепроводам по маршруту Лисичанск — Кременчуг — Одесский НПЗ. «Укртранснафта» предложила заводу задействовать маршрут 32-й км госграницы Украины с Беларусью — Броды — Одесский НПЗ.
Необходимость в изменении маршрута объяснили намерением Кременчугского НПЗ качать каспийскую нефть по Приднепровским магистральным нефтепроводам в обратном направлении. Завод, как известно, подконтролен самому Коломойскому.
По этому поводу в Киев осенью 2009 года даже прилетал владелец Лукойла Вагит Алекперов, но договориться с Тимошенко ему не удалось — премьер не встретилась с ним, делегировав для беседы кого-то из заместителей профильного министерства. В итоге из-за экономической нецелесообразности Одесский НПЗ был остановлен.
Позиции Коломойского в «Укртранснафте» выглядели непоколебимыми и во времена президентства Виктора Януковича. Он по-прежнему контролировал самый выгодный маршрут транспортировки нефти.
Ситуация никак не поменялась после революции и смены власти в стране. Хотя кадровые перестановки прошли по всей вертикали ТЭК.
Де-факто за эти несколько лет за счет «Укртранснафты» Коломойский смог создать вертикально-интегрированную компанию, структурными подразделениями которого были также добывающая «Укрнафта» и нефтеперерабатывающий завод в Кременчуге. А назначение Коломойского губернатором Днепропетровской области автоматически снимало вопрос о смене руководства «Укртранснафта».
Нефтепродукты для армии
Воспользовавшись этим надежным тылом, весной 2014 года Александр Лазорко предложил Министерству энергетики вытеснить из простаивающих нефтепроводов 675 000 тонн технологической нефти и переработать ее на Кременчуге.
Мотив был благородным: нефтепродукты должны были пойти на нужды вооруженных сил и Нацгвардии ввиду военной угрозы со стороны России. Нюанс заключался в том, что заработать на этой процедуре могли только «приватовские» структуры. «Укртатнафта» – на переработке, а два других завода – НПК «Галичина» и «Нефтехимик Прикарпатья» – на хранении.
В итоге история с технологической нефтью переросла в противостояние Коломойского с другими участниками рынка, которые не были согласны с таким сценарием. Особую активность в этом вопросе проявлял владелец крупного нефтетрейдера WOG Игорь Еремеев. Ему было что терять. Часть технологической нефти находилась в нефтепроводе, ведущем на подконтрольный ему Херсонский НПЗ.
Несмотря на сопротивление игроков рынка, Лазорко все-таки удалось выкачать технологическую нефть на предприятия Коломойского. Замгубернатора Геннадий Корбан в интервью «Новому времени» эту необходимость объяснял так:
«Давайте подумаем, если бы он этого не сделал, что было бы? Эту нефть откачал и переработал бы Линос и отдал бы ее кому? ЛНР. Которая, кстати, на сегодняшний день испытывает дефицит топлива из‑за того, что мы остановили все заправки в Донбассе и не даем им возможности заправляться. Вся эта техническая нефть в сохранности, никуда не делась, находится на балансе государственной компании «Укртранснафта». А ее, кстати, можно переработать в керосин и отдать военным, но такого разрешения никто не дает.
Список к претензий к приватовцам со стороны руководства отрасли, тем временем, только увеличивался. «Он не только выкачал нефть, не согласовав это действие до конца, часть ее была переработана вообще без каких-либо разрешений», — рассказывает один из чиновников министерства, который просил не называть его имени в материале. – Но мы долгое время не могли доказать никаких нарушений».
Ситуация изменилась в начале марта, когда министр энергетики Владимир Демчишин назначил своим советником Игоря Рубана, который входил в состав Набсовета «Укртранснафта» в 2013 году.
Рубан решил изучить вопрос стоимости хранения государственной нефти на заводах Коломойского. Выяснилось, что в 2015 году тарифы на хранение были повышены почти в два раза до 6,4 гривны за тонну.
«Получалось, что только за хранение нефти «Укртранснафта» ежедневно платила структурам Коломойского 2,5 млн гривен», — рассказывают в ведомстве.
В министерстве решили воспользоваться этим фактом, чтобы отстранить Лазорко от управления компанией.
Кадровая революция
В понедельник, 16 марта, руководителя «Укртранснафта» вызвали на заседание в НАК, чтобы он объяснил, почему государство платит такие огромные деньги за хранение нефти частным заводам.
«Лазорко рассказывал, что спасает нефть, чтобы ее не украли русские, и единственный вариант безопасного ее хранения — на НПЗ Коломойского. Мы ему чуть не зааплодировали и сказали, что все, конечно же, правильно он делает, и никаких претензий к нему нет, – рассказывает один из участников встречи. – Сделано это было специально, чтобы Приват не смог подготовиться к смене руководства компании».
Приватовцы думали, что конфликт исчерпан и Лазорко останется в должности. Но в четверг, 19 марта, наблюдательный совет «Укртранснафта» принял решение временно отстранить Лазорко от занимаемой должности и временно назначить на эту должность Юрия Мирошника.
Дальнейшие события развивались в духе корпоративных войн, в которых «Привату», как известно, нет равных.
Около 12:00 19 марта к зданию «Укртранснафта» прибыли глава Набсовета компании Александр Савченко и новый руководитель Юрий Мирошник. Сопровождали их несколько десятков человек в гражданском.
Охранники госкомпании отказывались их пропустить, но в итоге неизвестные люди смогли прорваться на седьмой этаж, где находилась приемная главы правления.
Версия, которую озвучило Министерство энергетики и НАК – Лазорко забаррикадировался в помещении «Укртранснафты» и отказывался впускать новое руководство. По этой причине Мирошнику даже понадобилась помощь сотрудников Альфы. Те приехали на место и сопроводили нового руководителя на рабочее место.
«Ворвались незнакомые люди, начали ломать двери, разбивать их. С ними были журналисты телеканалов «Интер» и 24. В итоге дошло до потасовки», — описывает события начальник управления финансовой и экономической безопасности компании Григорий Литвинчук.
Перепало и самому Литвинчуку. Осколком стекла ему порезало палец. В результате столкновения пострадал охранник, которому якобы сломали руку, и начальник управления охраны госкомпании Владимир Козориз.
Лазорко немного повозмущавшись на камеры, что решение Набсовета незаконно и нелегитимно, все-таки ретировался из здания и уехал давать пресс-конференцию в УНИАН. Там он заявил, что на предприятии проходит рейдерский захват с целью выкачки из трубы государственной нефти. По его словам, в госкомпанию ворвались представители охранной компании «Варта», и в администрации президента осведомлены о ситуации. Вернулся он в свой кабинет уже в сопровождении Коломойского.
Привет, Приват
Приблизительно в это же время Рада приняла поправки к закону, который касался кворума для проведения собрания акционеров. Тут терпение Коломойского закончилось и он приехал выяснять отношения в госкомпанию.
«В здание незаконно ворвались под видом милиции сотрудники частной охранной фирмы, разбили стекла, сломали кому-то руку… И испарились, — возмущался Коломойский, — мы восстановили конституционный порядок. Если действительно хотят сменить директора компании — пусть это происходит по закону. Только, перед тем, как увольнять Лазорко, пусть наградят его — за 600 тысяч тонн нефти, которая, благодаря ему, не попала в руки сепаратистов».
Коломойский вместе с Лазорко заняли кабинет директора госкомпании. Вход в «Укртранснафту» заблокировали неизвестные люди в бронежилетах, с дубинками и чехлами от оружия. Коломойский утверждает, что это была его личная охрана.
Спасать ситуацию приехал министр энергетики Владимир Демчишин.
Через полтора часа он покинул помещение госкомпании вместе с Мирошником и Савченко.
«Ушли, потому что мы люди гражданские, а они — люди, которые руководят батальонами», — коротко объяснил причину Савченко.
Демчишин пытался убедить журналистов, что встреча прошла мирно и государство продолжает контролировать ситуацию.
«Мы общались, пили воду, Коломойский вел себя корректно. Они просто хотят изучить протокол решения наблюдательного совета об отстранении Лазорко с должности, — заверял министр. — Решение Набсовета было легитимным, оно было принято правомерно в соответствии со всеми требованиями. Оснований ему не доверять, сомневаться в нем, нет».
— Это была не встреча, а театр нескольких актеров, — парировал Савченко. — Коломойский также пригрозил всем собравшимся, что у него 2000 бойцов, и завтра они все будут в Киеве, потому что у него отнимают предприятия.
На условиях анонимности один из участников встречи рассказал, что днепропетровский губернатор был очень зол. «Пообещал всем участникам, что они все будут сидеть, или он лично отправит всех в АТО», — пересказывает он.
Ближе к полуночи здание покинул Коломойский. По дороге он нагрубил собравшимся журналистам и заявил, что едет общаться с президентом.
«У меня было уже две встречи — с премьером и президентом. Они у меня спрашивали, что я делал в «Укртранснафте». Я рассказал, что спасал компанию от рейдерского захвата со стороны ОПГ Игоря Еремеева, в которую входят Пасишник, Савченко и новый руководитель Мирошник. Его, кстати, скоро не будет. И Лазорко тоже не будет», рассказал Коломойский «Укаинской правде» об итогах встречи с Порошенко и Яценюком.
«Украинская правда» связалась с Игореем Еремеевым, однако он воздержался от комментариев.
Со стороны президентской администрации никаких заявлений по поводу инцидента сделано не было. Порошенко в этот вечер наслаждался победой киевского «Динамо» в ложе с украинскими военными.
Начало большой истории
Журналисты называют разные фамилии тех, кто посмел «наехать» на могущественного олигарха – от Игоря Еремеева до Константина Григоришина. Однако, ни у кого из них не хватило бы сил и наглости пойти войной на Коломойского.
В пользу версии о Еремееве говорит тот факт, что черная кошка между олигархами пробежала еще весной прошлого года, когда история с технологической нефтью только начиналась. К тому же, в состав Набсовета «Укртранснафты» входит зампред НАКа Андрей Мирошник, который ранее работал в еремеевском WOG. Он принимал активное участие в смещении Лазорко с должности.
Версия о Григоришине появилась с легкой руки самого Коломойского, который заявил, что за рейдерским захватом стоят российские диверсанты. Григоришин, у которого, как известно, российское гражданство действительно усиливает свое влияние на ТЭК, но пока его интересы ограничиваются электроэнергетикой. К тому же, у бизнесменов нормальные отношения и нет конфликтов.
Понятно одно – без личного вмешательства президента в этой истории не обошлось. Коломойский в комментарии журналистам заявил, что за всем стоит близкий соратник Порошенко Игорь Кононенко – якобы именно он послал на предприятие охранную фирму.
Часть правды в этом есть. Кононенко действительно в настоящее время отвечает за кадровую политику в ТЭК. С его легкой руки произошли кадровые перестановки в «Центрэнерго», нескольких облэнерго и в министерстве энергетики. Так, недавнее назначение Игоря Мартыненкова на пост замминистра энергетики по угольному направлению участники рынка, с которыми общалась «Украинская правда», приписывают именно ему.
Вопрос в другом. Почему власть решила приструнить днепропетровского губернатора именно сейчас? На то есть несколько причин.
Расследование велось уже давно, но формально прицепиться было не к чему. «История с хранением нефти уже была крайне вопиющей, чтобы на нее не реагировать», говорит один из участников рынка.
Объяснение, к которому сходятся все собеседники «Украинской правды» с обеих сторон конфликта, – вмешательство внешнего фактора. Американские и европейские дипломаты уже давно пытаются донести до украинского президента, что ему нужно навести порядок в отношениях с олигархами. В начале марта по этой причине Порошенко собирал в администрации всех представителей крупного капитала и пытался тактично объяснить, что они тоже часть страны и должны считаться с интересами государства.
«Это касается всех, но больше всего претензий к Ахметову и Коломойскому», — рассказывает один из крупных бизнесменов, который присутствовал на встрече.
Именно за этих двух предпринимателей Порошенко и взялся серьезно. Так, «Украинская правда» уже сообщала, что президент провел несколько встреч с Ахметовым и менеджментом компании ДТЭК, где поднимался вопрос о его монопольном положении на рынке энергетики. Договориться сторонам не удалось – Порошенко настаивает на продаже части активов энергетического холдинга, олигархи не соглашаются и продолжают переговоры.
«Ахметов просто не вылазит с Банковой», — рассказывает один из близких соратников Порошенко.
Что касается Коломойского, то западных лидеров смущает его влияние на добровольческие батальоны, а также его монопольное управление нефтяной отраслью.
«Без вмешательства Запада Порошенко не рискнул бы идти такой войной против Коломойского и его влияния», — утверждает высокопоставленный собеседник «Украинской правды».
Привату, впрочем, есть что терять в этом противостоянии.
Речь не только о системообразующем предприятии в его бизнесе. Счета «Укртранснафты» находятся в подконтрольном бизнесмену «Приватбанке». «Речь идет о сумме около 2 млрд гривен, которая к тому же находится на депозите. Первое задание, которое получил новый глава – перевести счета «Укртранснафты» в государственные банки», — рассказывает заместитель главы «Нафтогаза» Андрей Пасишник.
Пасишник не скрывает, что Мирошник назначен на должность временно. «И.о. главы «Укртранснафты» — бывший СБУ-шник и его задача провести финансовый аудит, выявить нарушения. А позже мы объявим конкурс на нового руководителя», — рассказывает он.
Пока же в НАК озвучили претензии к временно отстраненному руководителю «Укртранснафта»
1. Претензии к выкачке нефти и проведения обьективной инвентаризации технологической нефти.
2. Оплата олигарху Игорю Коломойському 75 млн грн в месяц за хранение нефти на мощностях группы «Приват», хотя на операции более 50 млн гривен Лазорко должен был получать согласие набсовета, которое ему не давали. В общей сложности он оплатил 305 млн грн, что в шесть раз превышает допустимую норму.
3. С момента вступления в должность Лазорко, официальные показатели добычи «Укрнафты» снизились с 3,6 млн тонн в год до менее 2 млн тон. Есть неофициальная информация, что Лазорко транспортировал неучтенные объемы нефти на Кременчугский НПЗ «Привата».
4. Подозрения в возможных злоупотреблениях с тендерными процедурами.
5. Лазорко не выполнил решение собрания акционеров о внесении изменений в Устав, где по требованию министра были включены пункты по ужесточению контроля государства над компанией.
6.Основная часть средств госкомпании (около 2 млрд гривен) размещена почему-то не в госбанках, а в банке Коломойского.
Дойдет ли до этого — большой вопрос. Но, похоже, ни одна из сторон конфликта не собирается отступать.
Для президента Порошенко уступка днепропетровскому губернатору станет свидетельством слабости власти и неспособности контролировать ситуацию в стране.
Для Коломойского это — утрата влияния на огромный финансовый и ресурсный рычаг.
Ставки слишком высоки.
Севгиль Мусаева-Боровик, УП
http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/03/20/7062141/

Борьба с коррупцией по-грузински. Есть ли шанс в Украине?Борьба с коррупцией по-грузински. Есть ли шанс в Украине?

Дария Гайдай, Институт мировой политики.
Главной задачей грузинского «десанта» реформаторов в украинской власти провозглашена борьба с коррупцией. Достигнут ли они в Украине того же впечатляющего результата, что и у себя на родине? Сегодня Грузия занимает 50-е место из 175 в Индексе восприятия коррупции международной организации Transparency International, а 77% грузин считают антикоррупционную деятельность власти эффективной. Для сравнения, Украина по итогам 2014 года оказалась 142-м месте. Команде Михаила Саакашвили, члены которой сейчас активно обустраиваются в Киеве, удалось добиться, казалось, невозможного: радикально перестроить отношения между госслужащим и гражданами на основе тотального неприятия любых проявлений коррупции.

Приглашая грузинских реформаторов в правительство, правоохранительные органы, украинские руководители недвусмысленно дали понять, что намерены перенять грузинский опыт. Однако проблема в том, что мы хорошо знаем о результатах антикоррупционной политики Саакашвили, но плохо о том, что происходило за ее кулисами. При ближайшем рассмотрении оказывается, что украинская стратегия борьбы с коррупцией имеет мало общего с грузинской времен Саакашвили. При этом, речь никоим образом не идет о том, что грузинский опыт неприменим в Украине, скорее о том, что ситуация в каждой стране уникальна, поэтому инструменты, которые принесли результат в одной стране, не обязательно сработают в другой. Зная о существующих различиях, мы не только убережем себя от разочарований, но и сможем избежать повторения грузинских ошибок.

Как было у них и как у нас …

1. Создание специальных институций и вопрос независимости

В Грузии до сих пор не существует специального независимого органа по борьбе с коррупцией, как и отдельного органа для разработки антикоррупционной политики. Созданный в 2008 году Антикоррупционный совет) для координации и мониторинга антикоррупционной деятельности ни под одно из этих определений не подходит. Его структура, задачи и полномочия были определены в президентском указе, более того, президент единолично утверждал его членов. В 2013 году, когда вступили в силу конституционные поправки, призванные сбалансировать власть президента и правительства, право формирования состава Антикоррупционного совета и контроля над его деятельностью перешло от президента к правительству. Совет не имеет ни собственного штата, ни бюджета, а его члены могут быть отозваны правительством в любое время. Роль секретариата Антикоррупционного совета выполняет аналитический департамент Министерства юстиции Грузии, где работают всего 16 человек, а возглавляет Совет — министр юстиции.

По своим функциям грузинский Антикоррупционный совет является неким аналогом украинского Национального агентства по противодействию коррупции, создание которого предусмотрено в законе «О предотвращении коррупции» от 14 октября 2014 года, однако последний имеет более широкие полномочия. Так, Национальное агентство должно обеспечивать не только формирование и мониторинг государственной антикоррупционной политики, но и ее реализацию (например, оно будет заниматься проверкой деклараций чиновников). Специального органа для выявления и расследования коррупционных преступлений на высшем уровне, аналога украинского Антикоррупционного бюро, в Грузии нет. Расследованием подобных преступлений там занимаются органы прокуратуры.

По сути, команда Саакашвили при отсутствии мощной оппозиции в парламенте сосредоточила в своих руках все рычаги влияния на процесс. Даже представители гражданского общества — независимые эксперты, правозащитники – были исключены из процесса обсуждения и принятия решений. Однако именно такого сценария больше всего опасаются украинские эксперты, общественные активисты и часть народных депутатов, считая залогом эффективности деятельности Национального агентства по противодействию коррупции и Антикоррупционного бюро их независимость – финансовую и политическую.

Второй важный момент: борьба с коррупцией не может быть сферой деятельностьи только каких-то определенных органов. Отсутствие специальных органов не помешало успехам Грузии на антикоррупционном фронте, потому что к борьбе с коррупцией были привлечены все государственные органы. Каждый министр индивидуально отчитывался о борьбе с коррупцией в его министерстве. Грузинские чиновники не ждали на появление специально уполномоченного органа, который наведет порядок в зоне их ответственности, в то время, как их украинские коллеги, похоже, рассчитывают именно на это.

2. Антикоррупционная стратегия

В Грузии борьба с коррупцией имела хаотичный характер. Не считая коррупцию отдельной специфичной проблемой, грузинские власти долгое время не считали необходимым разрабатывать единую антикорупционную политику. Очистка органов государственной власти, полиции и судов от коррупции рассматривалась как часть и одновременно результат коренного реформирования этих органов через упрощение процедур и радикальное обновление их персонального состава. В то же время, Генеральная прокуратура Грузии возбудила десятки резонансных дел относительно отдельных коррупционеров.

Лишь под давлением общественности и международных организаций, грузинские власти в 2005 году сделали первые шаги в формулировании некого стратегического видения своей антикоррупционной деятельности. Документ должны были разработать представители власти и общественности, но совместной роботы не получилось — Антикоррупционную стратегию подготовили в Национальном совете по безопасности без публичных обсуждений. Лишь в 2010 грузинские общественные организации получили возможность ознакомиться с черновым вариантом новой Стратегии и внести свои предложения. Однако, как и предыдущий, этот документ не содержал положений по обеспечению участия общественности в реализации и оценке антикоррупционных реформ, как и основательного анализа причин и видов коррупции в приоритетных секторах. Поспешность, с которой действовала грузинская власть в сфере борьбы с коррупцией, неоднократно подвергалась критике со стороны грузинских экспертов, которые требовали сделать этот процесс более прозрачным и понятным для широкой общественности.

В Украине особых проблем с формулирование Антикоррупционной стратегии не было. Проголосовав за этот документ в октябре 2014 года, народные депутаты уверяли, что она качественно отличается от предыдущего варианта, в частности, в ней предусмотрены индикаторы успешности и механизмы контроля. Но Стратегия является общим политическим документом, а потому для ее успешной реализации необходим подробный план действий с четкими временными рамками. Согласно закону «О предотвращении коррупции», Антикоррупционная стратегия реализуется путем выполнения государственной программы, которая разрабатывается Национальным агентством и утверждается Кабинетом Министров Украины. Поскольку коалиция намерена приступить к созданию Нацагентства лишь во втором квартале 2015 года, то программа появится в лучшем случае осенью. Напомним, в Грузии план действий разрабатывался и утверждался параллельно со Стратегией.

Разница между грузинской и украинской властью заключается в том, что первой не хватало институционального базиса, стратегического видения и коммуникации с общественностью, однако у нее было то, что принято называть «политической волей» — желание достигать видимых и быстрых результатов. Подобный авторитаризм помог добиться ощутимых результатов в относительно короткие сроки, однако расплатой стали акции протеста и в конце концов сокрушительный проигрыш на парламентских выборах. В свою очередь, украинские власти сосредоточили всю энергию на процессе создания и обсуждения эффективного механизма борьбы с коррупцией, вместо того, чтобы действовать. Подобное промедление и нерешительность может привести украинских политиков к такому же финалу, какой был у их грузинских коллег.

Разная социально-политическая реальность

Теперь рассмотрим причины расхождений во взглядах украинских и грузинских борцов с коррупцией. Украинские реформы проводятся при совершенно ином общественном и политическом климате, чем грузинские, — игнорировать эти различия просто невозможно. Борьба с коррупцией является одним из главных требований украинцев к новому руководству страны. На фоне резкого ухудшения экономической ситуации в стране население становится все более чувствительным к фактам коррупционных деяний, а отсутствие резонансных дел против бывших и действующих чиновников вызывает настоящее возмущение у населения. Опрос КМИС в декабре 2014 года показал уровень этого негодования: больше трети граждан Украины лучшим способом борьбы с коррупцией называют расстрел (как в Китае).

Однако следует подчеркнуть, что желание украинцев увидеть за решеткой высокопоставленных чиновников рискует превратить борьбу с коррупцией в популистскую кампанию власти для получения электоральных баллов. Преследование высокопоставленных коррупционеров не должно стать заменой радикального реформирования и обновления всего госаппарата. Важный урок, который дает нам грузинский опыт, заключается в том, что искоренение коррупции — это не просто наказание виновных, это устранение условий, способствующих коррупционной деятельности. Например, через введение электронных систем и минимизацию непосредственного контакта между гражданами и госчиновником.

Второе важное различие между Грузией и Украиной — уровень доверия к власти. Требования украинских экспертов и активистов обеспечить гарантии политической и финансовой независимости Антикоррупционного бюро, как и поддержка рядовыми украинцами назначения иностранцев на высшие должности, — результат недоверия и разочарования в своих политиках. Согласно данным социологов, почти половина граждан Украины (45,8%) поддерживает приглашение иностранных специалистов в украинское правительство. На сегодняшний день ни президент, ни премьер не имеет того уровня доверия общества, тем более в вопросах борьбы с коррупцией, который позволил бы ему сосредоточить в своих руках руководство над всем процессом, как это сделал в свое время Саакашвили. С этим тесно связано третье отличие между Грузией и Украиной — наличие у последней мощного гражданского общества. Украинская власть не может позволить себе игнорировать его предложения и ограничивать его участие в процессе, как это делалось в Грузии..

Таким образом, требование к власти демонстрировать большее стремление в борьбе с коррупцией трансформировалось в требование максимально отмежеваться от процесса и передать руководство независимым, честным профессионалам, которые будут избраны открыто, на конкурсной основе. То есть, если в Грузии эффективность достигалась за счет непосредственного участия высшего руководства страны, скорости принятия и имплементации решений, часто за счет пренебрежения законом и процедурой, в Украине под эффективной антикоррупционной политикой понимают совершенно противоположные вещи.

Одним из главных упреков в адрес Саакашвили является то, что победив низовую коррупцию, он сохранил элитарную. Этот момент требует разъяснений, поскольку является чрезвычайно чувствительным для Украины. Большинство обвинений в адрес должностных лиц времен Саакашвили касается недостаточного уровня прозрачности использования бюджетных средств, денег из резервных фондов и осуществления государственных закупок. Например, возьмем т.н. Дело Рике. В 2006 году Тбилисская мэрия продала участок в 43 350 кв. м. в старой части Тбилиси (Парк Рике) коммерческой структуре Akhali Rike LLC за 7 млн. долл. А через два года Akhali Rike продал эту землю Фонду по восстановлению и развитию Старого города, созданном мэрией, уже за 17 млн. долл. «Дело Рике» стало предметом уголовного расследования, как и еще несколько случаев непрозрачного использования средств во времена правления Саакашвили. Однако эти дела никоим образом не перечеркивают достижения Грузии в искоренении коррупции, наоборот их расследование и пристальное внимание общественности к ним свидетельствуют о формировании настоящей нетерпимости к коррупции. Грузинский опыт является лишним напоминанием, что борьба с коррупцией — это непрерывный процесс. Невозможно победить или искоренить коррупцию, возможно, только создать систему, при которой взять/дать взятку или совершить махинации с государственными средствами будет очень трудно, а наказание за подобные действия — неотвратимым.

Статья подготовлена по результатам рабочего визита в Грузию украинских экспертов, совместной инициативы Института мировой политики и Кавказского дома (Тбилиси) при поддержке посольства Великобритании в Украине.
Источник: http://glavcom.ua/articles/27526.htmlДария Гайдай, Институт мировой политики.
Главной задачей грузинского «десанта» реформаторов в украинской власти провозглашена борьба с коррупцией. Достигнут ли они в Украине того же впечатляющего результата, что и у себя на родине? Сегодня Грузия занимает 50-е место из 175 в Индексе восприятия коррупции международной организации Transparency International, а 77% грузин считают антикоррупционную деятельность власти эффективной. Для сравнения, Украина по итогам 2014 года оказалась 142-м месте. Команде Михаила Саакашвили, члены которой сейчас активно обустраиваются в Киеве, удалось добиться, казалось, невозможного: радикально перестроить отношения между госслужащим и гражданами на основе тотального неприятия любых проявлений коррупции.

Приглашая грузинских реформаторов в правительство, правоохранительные органы, украинские руководители недвусмысленно дали понять, что намерены перенять грузинский опыт. Однако проблема в том, что мы хорошо знаем о результатах антикоррупционной политики Саакашвили, но плохо о том, что происходило за ее кулисами. При ближайшем рассмотрении оказывается, что украинская стратегия борьбы с коррупцией имеет мало общего с грузинской времен Саакашвили. При этом, речь никоим образом не идет о том, что грузинский опыт неприменим в Украине, скорее о том, что ситуация в каждой стране уникальна, поэтому инструменты, которые принесли результат в одной стране, не обязательно сработают в другой. Зная о существующих различиях, мы не только убережем себя от разочарований, но и сможем избежать повторения грузинских ошибок.

Как было у них и как у нас …

1. Создание специальных институций и вопрос независимости

В Грузии до сих пор не существует специального независимого органа по борьбе с коррупцией, как и отдельного органа для разработки антикоррупционной политики. Созданный в 2008 году Антикоррупционный совет) для координации и мониторинга антикоррупционной деятельности ни под одно из этих определений не подходит. Его структура, задачи и полномочия были определены в президентском указе, более того, президент единолично утверждал его членов. В 2013 году, когда вступили в силу конституционные поправки, призванные сбалансировать власть президента и правительства, право формирования состава Антикоррупционного совета и контроля над его деятельностью перешло от президента к правительству. Совет не имеет ни собственного штата, ни бюджета, а его члены могут быть отозваны правительством в любое время. Роль секретариата Антикоррупционного совета выполняет аналитический департамент Министерства юстиции Грузии, где работают всего 16 человек, а возглавляет Совет — министр юстиции.

По своим функциям грузинский Антикоррупционный совет является неким аналогом украинского Национального агентства по противодействию коррупции, создание которого предусмотрено в законе «О предотвращении коррупции» от 14 октября 2014 года, однако последний имеет более широкие полномочия. Так, Национальное агентство должно обеспечивать не только формирование и мониторинг государственной антикоррупционной политики, но и ее реализацию (например, оно будет заниматься проверкой деклараций чиновников). Специального органа для выявления и расследования коррупционных преступлений на высшем уровне, аналога украинского Антикоррупционного бюро, в Грузии нет. Расследованием подобных преступлений там занимаются органы прокуратуры.

По сути, команда Саакашвили при отсутствии мощной оппозиции в парламенте сосредоточила в своих руках все рычаги влияния на процесс. Даже представители гражданского общества — независимые эксперты, правозащитники – были исключены из процесса обсуждения и принятия решений. Однако именно такого сценария больше всего опасаются украинские эксперты, общественные активисты и часть народных депутатов, считая залогом эффективности деятельности Национального агентства по противодействию коррупции и Антикоррупционного бюро их независимость – финансовую и политическую.

Второй важный момент: борьба с коррупцией не может быть сферой деятельностьи только каких-то определенных органов. Отсутствие специальных органов не помешало успехам Грузии на антикоррупционном фронте, потому что к борьбе с коррупцией были привлечены все государственные органы. Каждый министр индивидуально отчитывался о борьбе с коррупцией в его министерстве. Грузинские чиновники не ждали на появление специально уполномоченного органа, который наведет порядок в зоне их ответственности, в то время, как их украинские коллеги, похоже, рассчитывают именно на это.

2. Антикоррупционная стратегия

В Грузии борьба с коррупцией имела хаотичный характер. Не считая коррупцию отдельной специфичной проблемой, грузинские власти долгое время не считали необходимым разрабатывать единую антикорупционную политику. Очистка органов государственной власти, полиции и судов от коррупции рассматривалась как часть и одновременно результат коренного реформирования этих органов через упрощение процедур и радикальное обновление их персонального состава. В то же время, Генеральная прокуратура Грузии возбудила десятки резонансных дел относительно отдельных коррупционеров.

Лишь под давлением общественности и международных организаций, грузинские власти в 2005 году сделали первые шаги в формулировании некого стратегического видения своей антикоррупционной деятельности. Документ должны были разработать представители власти и общественности, но совместной роботы не получилось — Антикоррупционную стратегию подготовили в Национальном совете по безопасности без публичных обсуждений. Лишь в 2010 грузинские общественные организации получили возможность ознакомиться с черновым вариантом новой Стратегии и внести свои предложения. Однако, как и предыдущий, этот документ не содержал положений по обеспечению участия общественности в реализации и оценке антикоррупционных реформ, как и основательного анализа причин и видов коррупции в приоритетных секторах. Поспешность, с которой действовала грузинская власть в сфере борьбы с коррупцией, неоднократно подвергалась критике со стороны грузинских экспертов, которые требовали сделать этот процесс более прозрачным и понятным для широкой общественности.

В Украине особых проблем с формулирование Антикоррупционной стратегии не было. Проголосовав за этот документ в октябре 2014 года, народные депутаты уверяли, что она качественно отличается от предыдущего варианта, в частности, в ней предусмотрены индикаторы успешности и механизмы контроля. Но Стратегия является общим политическим документом, а потому для ее успешной реализации необходим подробный план действий с четкими временными рамками. Согласно закону «О предотвращении коррупции», Антикоррупционная стратегия реализуется путем выполнения государственной программы, которая разрабатывается Национальным агентством и утверждается Кабинетом Министров Украины. Поскольку коалиция намерена приступить к созданию Нацагентства лишь во втором квартале 2015 года, то программа появится в лучшем случае осенью. Напомним, в Грузии план действий разрабатывался и утверждался параллельно со Стратегией.

Разница между грузинской и украинской властью заключается в том, что первой не хватало институционального базиса, стратегического видения и коммуникации с общественностью, однако у нее было то, что принято называть «политической волей» — желание достигать видимых и быстрых результатов. Подобный авторитаризм помог добиться ощутимых результатов в относительно короткие сроки, однако расплатой стали акции протеста и в конце концов сокрушительный проигрыш на парламентских выборах. В свою очередь, украинские власти сосредоточили всю энергию на процессе создания и обсуждения эффективного механизма борьбы с коррупцией, вместо того, чтобы действовать. Подобное промедление и нерешительность может привести украинских политиков к такому же финалу, какой был у их грузинских коллег.

Разная социально-политическая реальность

Теперь рассмотрим причины расхождений во взглядах украинских и грузинских борцов с коррупцией. Украинские реформы проводятся при совершенно ином общественном и политическом климате, чем грузинские, — игнорировать эти различия просто невозможно. Борьба с коррупцией является одним из главных требований украинцев к новому руководству страны. На фоне резкого ухудшения экономической ситуации в стране население становится все более чувствительным к фактам коррупционных деяний, а отсутствие резонансных дел против бывших и действующих чиновников вызывает настоящее возмущение у населения. Опрос КМИС в декабре 2014 года показал уровень этого негодования: больше трети граждан Украины лучшим способом борьбы с коррупцией называют расстрел (как в Китае).

Однако следует подчеркнуть, что желание украинцев увидеть за решеткой высокопоставленных чиновников рискует превратить борьбу с коррупцией в популистскую кампанию власти для получения электоральных баллов. Преследование высокопоставленных коррупционеров не должно стать заменой радикального реформирования и обновления всего госаппарата. Важный урок, который дает нам грузинский опыт, заключается в том, что искоренение коррупции — это не просто наказание виновных, это устранение условий, способствующих коррупционной деятельности. Например, через введение электронных систем и минимизацию непосредственного контакта между гражданами и госчиновником.

Второе важное различие между Грузией и Украиной — уровень доверия к власти. Требования украинских экспертов и активистов обеспечить гарантии политической и финансовой независимости Антикоррупционного бюро, как и поддержка рядовыми украинцами назначения иностранцев на высшие должности, — результат недоверия и разочарования в своих политиках. Согласно данным социологов, почти половина граждан Украины (45,8%) поддерживает приглашение иностранных специалистов в украинское правительство. На сегодняшний день ни президент, ни премьер не имеет того уровня доверия общества, тем более в вопросах борьбы с коррупцией, который позволил бы ему сосредоточить в своих руках руководство над всем процессом, как это сделал в свое время Саакашвили. С этим тесно связано третье отличие между Грузией и Украиной — наличие у последней мощного гражданского общества. Украинская власть не может позволить себе игнорировать его предложения и ограничивать его участие в процессе, как это делалось в Грузии..

Таким образом, требование к власти демонстрировать большее стремление в борьбе с коррупцией трансформировалось в требование максимально отмежеваться от процесса и передать руководство независимым, честным профессионалам, которые будут избраны открыто, на конкурсной основе. То есть, если в Грузии эффективность достигалась за счет непосредственного участия высшего руководства страны, скорости принятия и имплементации решений, часто за счет пренебрежения законом и процедурой, в Украине под эффективной антикоррупционной политикой понимают совершенно противоположные вещи.

Одним из главных упреков в адрес Саакашвили является то, что победив низовую коррупцию, он сохранил элитарную. Этот момент требует разъяснений, поскольку является чрезвычайно чувствительным для Украины. Большинство обвинений в адрес должностных лиц времен Саакашвили касается недостаточного уровня прозрачности использования бюджетных средств, денег из резервных фондов и осуществления государственных закупок. Например, возьмем т.н. Дело Рике. В 2006 году Тбилисская мэрия продала участок в 43 350 кв. м. в старой части Тбилиси (Парк Рике) коммерческой структуре Akhali Rike LLC за 7 млн. долл. А через два года Akhali Rike продал эту землю Фонду по восстановлению и развитию Старого города, созданном мэрией, уже за 17 млн. долл. «Дело Рике» стало предметом уголовного расследования, как и еще несколько случаев непрозрачного использования средств во времена правления Саакашвили. Однако эти дела никоим образом не перечеркивают достижения Грузии в искоренении коррупции, наоборот их расследование и пристальное внимание общественности к ним свидетельствуют о формировании настоящей нетерпимости к коррупции. Грузинский опыт является лишним напоминанием, что борьба с коррупцией — это непрерывный процесс. Невозможно победить или искоренить коррупцию, возможно, только создать систему, при которой взять/дать взятку или совершить махинации с государственными средствами будет очень трудно, а наказание за подобные действия — неотвратимым.

Статья подготовлена по результатам рабочего визита в Грузию украинских экспертов, совместной инициативы Института мировой политики и Кавказского дома (Тбилиси) при поддержке посольства Великобритании в Украине.
Источник: http://glavcom.ua/articles/27526.html

Времена новые — схемы старыеВремена новые — схемы старые

Если до 1 апреля 2015 г. Министерство обороны Украины не подпишет договора с фирмами-поставщиками питания, бойцы останутся голодными — как в учебных частях, так и в зоне проведения АТО. Несмотря на военные времена и патриотический подъем, обеспеченный стране Революцией достоинства, в сфере госзакупок мало что изменилось. Очевидно, и волонтеры, которые сегодня работают в МОУ, практически бессильны против коррупционной машины и старых методов, с помощью которых старые же фирмы из «дореволюционного» прошлого продолжают «пилить» военный бюджет.

Среди таких, например, днепропетровское ТОВ «Авика» — фирма обеспечивала армию (33 военные части в Харьковской, Полтавской, Луганской и Сумской областях) питанием еще при «семейных» министрах обороны Ежеле и Лебедеве. Удивительно, но фирма и сегодня продолжает претендовать на госзаказы. И, как удалось выяснить группе «ИС», представители компании используют для достижения цели весьма специфические методы.

Игра, действительно, стоит свеч — в 2015 году на один месяц обеспечения армии едой уйдет 216,6 млн. грн, а в год — 2,6 миллиарда.

Как удалось выяснить нашей службе журналистских расследований (редакция располагает соответствующим документом) представители ТОВ «Авика» затягивают проведение конкурсных торгов. Они были запланированы — уже новым, «волонтерским» департаментом госзакупок Минобороны — на 10 февраля. Но в установленный срок процедура не прошла. Причина — «Авика» отправила в министерство запрос с просьбой разъяснить некоторые детали проведения тендерных процедур. Как минимум, странно, для компании, которая уже много лет кормится за счет государственных заказов и съела не одну собаку на участии в подобных конкурсах. С другой стороны — возможно, в новых реалиях, где приходится вести честную игру, «Авика» не может сориентироваться, а терять доступ к такой кормушке — ой, как не хочется. Впрочем, действующее украинское законодательство защищает права участников тендерных процедур на дополнительное разъяснение деталей их проведения. О том, что десятки тысяч солдат в частях и в зоне военных действий могут остаться без еды, представители фирмы, наверное, забыли…

Торги были перенесены на 19 февраля. В Минобороны не могли поступить иначе — «Авика» мастерски поставила заказчика торгов в неудобное положение — отправив запрос на разъяснение деталей в пятницу. По закону, на ответ заказчику торгов дается три дня. Понятно, что в воскресенье ответить чиновники не могли, выходит, дату торгов вновь приходится отодвигать. Такой вот нехитрый метод срыва тендера — уж очень не хочется «Авике» терять привычную кормушку. Как это может помочь сохранить госзаказ? Такое примитивное затягивание процедуры не гарантирует успеха, но дает вполне реальный шанс воспользоваться еще одним рычагом — когда МОУ будет вынуждено продлить старые контракты, т.к. времени на налаживание отношений с новыми поставщиками попросту не останется. Если торги не будут проведены, министерство подпишет контракты на основе переговоров с поставщиками 2014 года.

В итоге торги были перенесены на 16 марта (группа «ИС» будет следить за ситуацией и в дальнейших материалах сообщать подробности проведения конкурса).

Впрочем в разговоре с чиновниками МО, руководство фирмы отрицает очевидное: они преследуют благородную цель: хотят, чтобы торги прошли честно и прозрачно, для чего фирма хочет получить исчерпывающие ответы на свои вопросы, а не «отписки из тендерной документации».

Для понимания мотивации: за 2013 год ООО «Авика» и еще две компании, принимавшие участие в обеспечении армии продуктами, заработали 400 млн. грн, в течение 2014 года, когда Украина уже находилась в состоянии войны — уже полмиллиарда.

Кроме того, в распоряжение группы «ИС» попал документ одного из контролирующих органов, иллюстрирующий стиль работы ООО. Возможно, эти детали деятельности «Авики» привлекут внимание компетентных органов, и спустя некоторое время представители этой компании будут не требовать разъяснений тендерного законодательства от Минобороны, а расскажут о своей деятельности правоохранителям.

Согласно имеющимся данным, в период с 1 июня 2013 г. по 25 мая 2014 г. ООО израсходовало энергоносителей (в рамках расходов на обеспечение питания армии) на сумму 3,7 млн. гривен. Министерство обороны заплатило фирме 5,5 млн. гривен — 3 млн. в 2013 году, и 2,5 млн. в период с 1 января по 20 мая 2014-го. Таким образом, МОУ провело оплату за энергоносители, использованные ТОВ в процессе обеспечения ВСУ питанием, в размере 5,5 млн., при фактическом потреблении на сумму 3,7 млн. — меньше на 1,8 млн. (без НДС). Этот факт подтвержден аудитом эффективности отдельных вопросов Департамента госзакупок и поставки материальных ресурсов Минобороны Украины. На основании статьи 214 УПК Украины есть все основания для регистрации уголовного производства относительно служебных лиц Минобороны и ООО «Авика».

Хочется верить, что подобные факты станут поводом для того, чтобы отстранять проворовавшиеся компании от военных госзаказов и вернут торги в правовое поле.

Как отметила в комментарии группе «Информационное сопротивление» глава комитета по конкурсным торгам Министерства обороны, волонтер Нелли Стельмах, сегодня комитет поставлен в безвыходное положение из-за правового беспредела — несовершенства действующего законодательства. «Закон о госзакупках это позволяет — подать запрос на разъяснение процедуры за пять минут до конца рабочего дня в пятницу. Мы физически не успеваем ответить, и приходится вновь отодвигать дату открытия тендера», — рассказала Стельмах.

Еще один метод — подать запрос в Антимонопольный комитет, что и сделали две фирмы, причем обращение подается в лучших традициях — в четверг вечером, чтобы заседание Комитета состоялось в пятницу — понятно, с какой целью.

Стельмах называет эту ситуацию «правовым беспределом» и отмечает, что без срочного изменения базового законодательства переломить ситуацию не получится.

Тем временем, все идет к тому, что ТОВ «Авика» и еще две фирмы времен Януковича останутся при своем и получат право обеспечивать солдат едой за государственный счет.

Служба журналистских расследований группы «ИС»
По информации неправительственного проекта «Информационное Сопротивление». www.sprotyv.infoЕсли до 1 апреля 2015 г. Министерство обороны Украины не подпишет договора с фирмами-поставщиками питания, бойцы останутся голодными — как в учебных частях, так и в зоне проведения АТО. Несмотря на военные времена и патриотический подъем, обеспеченный стране Революцией достоинства, в сфере госзакупок мало что изменилось. Очевидно, и волонтеры, которые сегодня работают в МОУ, практически бессильны против коррупционной машины и старых методов, с помощью которых старые же фирмы из «дореволюционного» прошлого продолжают «пилить» военный бюджет.

Среди таких, например, днепропетровское ТОВ «Авика» — фирма обеспечивала армию (33 военные части в Харьковской, Полтавской, Луганской и Сумской областях) питанием еще при «семейных» министрах обороны Ежеле и Лебедеве. Удивительно, но фирма и сегодня продолжает претендовать на госзаказы. И, как удалось выяснить группе «ИС», представители компании используют для достижения цели весьма специфические методы.

Игра, действительно, стоит свеч — в 2015 году на один месяц обеспечения армии едой уйдет 216,6 млн. грн, а в год — 2,6 миллиарда.

Как удалось выяснить нашей службе журналистских расследований (редакция располагает соответствующим документом) представители ТОВ «Авика» затягивают проведение конкурсных торгов. Они были запланированы — уже новым, «волонтерским» департаментом госзакупок Минобороны — на 10 февраля. Но в установленный срок процедура не прошла. Причина — «Авика» отправила в министерство запрос с просьбой разъяснить некоторые детали проведения тендерных процедур. Как минимум, странно, для компании, которая уже много лет кормится за счет государственных заказов и съела не одну собаку на участии в подобных конкурсах. С другой стороны — возможно, в новых реалиях, где приходится вести честную игру, «Авика» не может сориентироваться, а терять доступ к такой кормушке — ой, как не хочется. Впрочем, действующее украинское законодательство защищает права участников тендерных процедур на дополнительное разъяснение деталей их проведения. О том, что десятки тысяч солдат в частях и в зоне военных действий могут остаться без еды, представители фирмы, наверное, забыли…

Торги были перенесены на 19 февраля. В Минобороны не могли поступить иначе — «Авика» мастерски поставила заказчика торгов в неудобное положение — отправив запрос на разъяснение деталей в пятницу. По закону, на ответ заказчику торгов дается три дня. Понятно, что в воскресенье ответить чиновники не могли, выходит, дату торгов вновь приходится отодвигать. Такой вот нехитрый метод срыва тендера — уж очень не хочется «Авике» терять привычную кормушку. Как это может помочь сохранить госзаказ? Такое примитивное затягивание процедуры не гарантирует успеха, но дает вполне реальный шанс воспользоваться еще одним рычагом — когда МОУ будет вынуждено продлить старые контракты, т.к. времени на налаживание отношений с новыми поставщиками попросту не останется. Если торги не будут проведены, министерство подпишет контракты на основе переговоров с поставщиками 2014 года.

В итоге торги были перенесены на 16 марта (группа «ИС» будет следить за ситуацией и в дальнейших материалах сообщать подробности проведения конкурса).

Впрочем в разговоре с чиновниками МО, руководство фирмы отрицает очевидное: они преследуют благородную цель: хотят, чтобы торги прошли честно и прозрачно, для чего фирма хочет получить исчерпывающие ответы на свои вопросы, а не «отписки из тендерной документации».

Для понимания мотивации: за 2013 год ООО «Авика» и еще две компании, принимавшие участие в обеспечении армии продуктами, заработали 400 млн. грн, в течение 2014 года, когда Украина уже находилась в состоянии войны — уже полмиллиарда.

Кроме того, в распоряжение группы «ИС» попал документ одного из контролирующих органов, иллюстрирующий стиль работы ООО. Возможно, эти детали деятельности «Авики» привлекут внимание компетентных органов, и спустя некоторое время представители этой компании будут не требовать разъяснений тендерного законодательства от Минобороны, а расскажут о своей деятельности правоохранителям.

Согласно имеющимся данным, в период с 1 июня 2013 г. по 25 мая 2014 г. ООО израсходовало энергоносителей (в рамках расходов на обеспечение питания армии) на сумму 3,7 млн. гривен. Министерство обороны заплатило фирме 5,5 млн. гривен — 3 млн. в 2013 году, и 2,5 млн. в период с 1 января по 20 мая 2014-го. Таким образом, МОУ провело оплату за энергоносители, использованные ТОВ в процессе обеспечения ВСУ питанием, в размере 5,5 млн., при фактическом потреблении на сумму 3,7 млн. — меньше на 1,8 млн. (без НДС). Этот факт подтвержден аудитом эффективности отдельных вопросов Департамента госзакупок и поставки материальных ресурсов Минобороны Украины. На основании статьи 214 УПК Украины есть все основания для регистрации уголовного производства относительно служебных лиц Минобороны и ООО «Авика».

Хочется верить, что подобные факты станут поводом для того, чтобы отстранять проворовавшиеся компании от военных госзаказов и вернут торги в правовое поле.

Как отметила в комментарии группе «Информационное сопротивление» глава комитета по конкурсным торгам Министерства обороны, волонтер Нелли Стельмах, сегодня комитет поставлен в безвыходное положение из-за правового беспредела — несовершенства действующего законодательства. «Закон о госзакупках это позволяет — подать запрос на разъяснение процедуры за пять минут до конца рабочего дня в пятницу. Мы физически не успеваем ответить, и приходится вновь отодвигать дату открытия тендера», — рассказала Стельмах.

Еще один метод — подать запрос в Антимонопольный комитет, что и сделали две фирмы, причем обращение подается в лучших традициях — в четверг вечером, чтобы заседание Комитета состоялось в пятницу — понятно, с какой целью.

Стельмах называет эту ситуацию «правовым беспределом» и отмечает, что без срочного изменения базового законодательства переломить ситуацию не получится.

Тем временем, все идет к тому, что ТОВ «Авика» и еще две фирмы времен Януковича останутся при своем и получат право обеспечивать солдат едой за государственный счет.

Служба журналистских расследований группы «ИС»
По информации неправительственного проекта «Информационное Сопротивление». www.sprotyv.info

Глава ВСУ разрешил арестовать трех скандальных судей Печерского суда, опубликован документГлава ВСУ разрешил арестовать трех скандальных судей Печерского суда, опубликован документ

Согласие на задержание и арест этих судей дал председатель Верховного суда Ярослав Романюк.
2 марта в Верховную Раду поступило согласие на арест трех скандальных судей Печерского районного суда Киева Сергея Вовка, Виктора Кицюка и Оксану Царевич.
Об этом сообщил народный депутат от «Блока Петра Порошенко» Сергей Лещенко. на своей странице в Facebook.
Поддержал представление Генпрокуратуры Украины о предоставлении согласия на задержание и арест этих судей председатель Верховного суда Ярослав Романюк.
«Сергей Вовк, Виктор Кицюк, Оксана Царевич. Запомните фамилии этих трех судей. В понедельник вечером в Верховную Раду поступило согласие на их арест, подписанное председателем Верховного суда. Голосование будет в ближайшие дни. Если они уйдут — это будет провал всех спецслужб Украины», — написал народный депутат.
В подтверждение своих слов Лещенко обнародовал фотокопии оригиналов документов.
Как напоминает Hromadske.tv., Оксана Царевич входила в коллегию судей по первому делу Юрия Луценко. Царевич и Виктор Кицюк были судьями по делу об убийстве Евгения Щербаня, в котором было предъявлено обвинение Юлии Тимошенко.
Судья Печерского суда Сергей Вовк в свое время вынес обвинительный приговор действующему председателю фракции «Блок Петра Порошенко» и экс-министру внутренних дел Юрию Луценко и два года назад лишил жилья на Печерске киевскую учительницу Нину Москаленко.
Ранее Высший конституционный суд Украины отказал ГПУ в отстранении от должности судьи Оксаны Царевич, которая рассматривала дела Тимошенко и Луценко, и судьи Виктора Кицюка, который занимался делом Щербаня.Согласие на задержание и арест этих судей дал председатель Верховного суда Ярослав Романюк.
2 марта в Верховную Раду поступило согласие на арест трех скандальных судей Печерского районного суда Киева Сергея Вовка, Виктора Кицюка и Оксану Царевич.
Об этом сообщил народный депутат от «Блока Петра Порошенко» Сергей Лещенко. на своей странице в Facebook.
Поддержал представление Генпрокуратуры Украины о предоставлении согласия на задержание и арест этих судей председатель Верховного суда Ярослав Романюк.
«Сергей Вовк, Виктор Кицюк, Оксана Царевич. Запомните фамилии этих трех судей. В понедельник вечером в Верховную Раду поступило согласие на их арест, подписанное председателем Верховного суда. Голосование будет в ближайшие дни. Если они уйдут — это будет провал всех спецслужб Украины», — написал народный депутат.
В подтверждение своих слов Лещенко обнародовал фотокопии оригиналов документов.
Как напоминает Hromadske.tv., Оксана Царевич входила в коллегию судей по первому делу Юрия Луценко. Царевич и Виктор Кицюк были судьями по делу об убийстве Евгения Щербаня, в котором было предъявлено обвинение Юлии Тимошенко.
Судья Печерского суда Сергей Вовк в свое время вынес обвинительный приговор действующему председателю фракции «Блок Петра Порошенко» и экс-министру внутренних дел Юрию Луценко и два года назад лишил жилья на Печерске киевскую учительницу Нину Москаленко.
Ранее Высший конституционный суд Украины отказал ГПУ в отстранении от должности судьи Оксаны Царевич, которая рассматривала дела Тимошенко и Луценко, и судьи Виктора Кицюка, который занимался делом Щербаня.

ЗАПОРОЖЬЕ: ЛИНИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ФРОНТАЗАПОРОЖЬЕ: ЛИНИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ФРОНТА

Леонид Исаков.
Публичные высказывания мэра Александра Сина о готовящемся вооруженном захвате власти в прифронтовом регионе на несколько дней привлекли к Запорожью внимание всей страны. Последующий за этим митинг под мэрией с участием представителей батальонов АТО, Правого сектора, промайдановских политиков и примкнувшего к ним нардепа Ляшко, закончившийся публичной самоотставкой мэра, с одной стороны показал, что Син, прикрываясь громкими заявлениями, всего лишь пытался усидеть в кресле. И пока усидел. Однако с другой стороны еще больше запутал сторонних наблюдателей, так и не ответив на вопрос, что же на самом деле происходит в Запорожье и стоит ли опасаться создания ЗНР в этом регионе?

Почему же запорожцы восстали против мэра
Действу Источник: http://censor.net.ua/r317094ющий мэр Запорожья Александр Син, избранный в свое время от «Батькивщины», в итоге не выдержал натиска Партии регионов и успешно вписался в кланово-распределительную систему имени Виктора Януковича.
Свою перебежку из «Батькивщины» в ряды Партии регионов Син объяснил так: «Я действительно стал членом ПР, но только в 2012 году…это было продиктовано необходимостью гармонизации власти в городе при гарантиях, что будут достроены мосты». Мосты в городе так достроены и не были, а вот «гармонизация власти» действительно удалась.
Приняв правила игры, Син стал надежным подельником одиозного смотрящего по Запорожью Евгения Анисимова. Он, как и экс-губернатор запорожской области «регионал» Пеклушенко, публично называл криминального авторитета Анисима своим другом. Примечательный факт: во время обыска офиса Анисимова сотрудники УБОПа обнаружили множество конвертов с деньгами от Источник: http://censor.net.ua/r317094 ряда коммунальных предприятий города. Были там и конверты от Сина. В период же революционных событий, Син с Анисимовым и Пеклушенко организовывали сбор боевиков-«титушек» для отправки на Киев.
Не удивительно, что одним из основных требований Запорожского Майдана была отставка Сина. «Ядро» антисиновской коалиции сформировали предводительница местной ячейки Радикальной партии Ирина Лех, экс-прокурор области Александр Шацкий, (который после Майдана снова возглавил областную прокуратуру), известный общественник (а ныне — народный депутат от БПП) Игорь Артюшенко, главред и совладелец одной из двух крупнейших газет города Богдан Василенко. Чуть позже в компанию влились Катя Коротченко и Юля Новицкая из местной «Евромолоди». Также имеет зуб на Сина и местный бизнесмен Евгений Черняк. В свое время Анисимов с помощью Сина фактически выдавил Черняка из города, создав реальную угрозу потери бизнеса.
После Майдана казалось, что дни Сина на свободе или, по крайней мере, у власти сочтены. Под следствием или в бегах оказались его ближайшие соратники: Пеклушенко, Межейко, Анисимов. Однако, несмотря на объем имеющейся оперативной информации, правоохранители не спешили выдвигать ему обвинение.
«Если говорить про запорожский Майдан, то главная его причина — система «смотрящих», которая была по всей Украине — и Запорожье не было исключением… Все знают, что коррупция не могла существовать без мэра… Когда я говорю с офицерами МВД или прокуратурой, все рисуют мне уголовную схему, в которой участвует Син, но когда я официально обращаюсь, говорят, что против Сина ничего нет… «, — заявил нардеп Артюшенко, обращаясь к Генпрокурору Виталию Яреме.
Стыдливое молчание правоохранителей вызывает еще больше вопросов, учитывая публичные высказывания и обвинения в адрес Сина со стороны запорожского областного прокурора Александра Шацкого. Именно ему принадлежит знаменитое высказывание, что он готов даже купить билет Сину обратно в Корею.
В ситуации бездействия правоохранителей инициативу в «борьбе против Сина» перехватили мес Источник: http://censor.net.ua/r317094тная «Самооборона» и «Правый сектор» под кураторством Сергея Канивца. К сожалению, эти организации имеют не лучшую репутацию в городе, поскольку стали пристанищем личностей с криминальным прошлым, желающих использовать автомат в качестве социального лифта, а рэкет считающих нормальным способом заработка.

Вскоре они сполна оправдали свое реноме: Син откупился от них, создав КП «Побутовик» и взяв на зарплату. Ради этого мирное коммунальное предприятие, занимавшееся ремонтом старой бытовой техники, стало центром охраны «стратегических объектов города». Представители охранной фирмы на «стратегических объектах» обнаружены не были. Что не помешало выплачивать им из казны Запорожья по 250 тыс. грн ежемесячно. И это при явном дефиците городского бюджета. Позднее этот и другие подобные факты стали поводом для разгона запорожской ячейки «Правого сектора».

Цирк уехал, Син остался
Доминирующее настроение в обществе и разговоры о том, что ничего не меняется, в итоге привели к тому, что после парламентских выборов городские политики из демократического лагеря перешли в активное наступление против вчерашних «смотрящих». Апогей противостояния произошел 10 декабря, когда под стенами запорожской мэрии собрались сотни радикально настроенных людей. В акции принимала участие довольно разношерстная публика: часть запорожской «Самопомочи» и вчерашнего «Правого сектора», военные батальона «Торнадо», активисты Радикальной партии и «Батькивщины», простые зеваки.
Син знал об акции заранее и успел к ней подготовиться, отгородившись от протестующих надежным кольцом милиции, не пропускавшей никого в сессионный зал. Однако, действующий мэр явно недооценил масштаб протеста. Милиция побоялась идти на явный конфликт с внезапно появившемся нардепом Олегом Ляшко, который и провел в зал участников протестного митинга.

Увидев людей, городские депутаты спешно покинули зал заседаний, а оставшиеся (ибо выпустили не всех) стали смотреть на митингующих с явной симпатией и уважением. «Конферансье» Ляшко отработал «на пять»: зажигал, кричал «держиморда» и даже хлопал Сина по животу (именно туда, по мнению главного радикала страны, идут городские ресурсы). Син также не подкачал, послав Ляшко, а вместе с ним и всех присутствующих на х…й, добавив, что готов отсидеть «за свои дела», но потом, мол, выйти и всех найти. Особенно сильно Син разошелся в конце… когда митингующие уже вышли из зала. В общем, все молодцы.
В итоге, под давлением протестующих Син все-таки написал заявление об отставке и заверил, что отзывать его не собирается, выдвинув при этом условие, что заявление также должен написать действующий секретарь горсовета «регионал» Таран. И действительно — подумали многие — «пилят» вместе, а отдуваться одному Сину — это не справедливо. Последнему факту особенно обрадовались местные представители «Батькивщины», так как кандидатура именно их депутата О Источник: http://censor.net.ua/r317094стрянского была предложена Сином в качестве нового компромиссного секретаря.
Добившись своего, митингующие веселой толпой разошлись. Однако выносить вопрос о своей отставке на голосование депутатов (а именно такова процедура отставки согласно законодательству) Син, продолжая сессию, не спешил. Напротив, оставшиеся городские депутаты под его предводительством проголосовали за обращение к Президенту с прошением вмешаться и наказать виновных в акции протеста. А заодно и прокурора Шацкого, который не просто бездействовал, а даже публично оскорблял Сина, предлагая ему купить билет в Корею — в не самое удобное место для «распила» запорожского бюджета.
Кроме того, с городской трибуны Син обратился за поддержкой к трудовым коллективам города. Здесь, в отличие от вежливой просьбы к Президенту, городской голова не стал выбирать выражений: «Выскажите свое мнение! Не молчите трусливо. Сколько можно тут на*бывать! Сколько можно это терпеть? » На требовательный тон и крепкое словцо трудовые коллективы не обиделись, а даже наоборот выстроились в очередь писать коллективные письма. Все два: коммунальное предприятие «Титан » и «Запорожгорсвет «. Остальные труженики города воздержались поддерживать мэра.
Как жить дальше?
После Революции достоинства перезагрузка произошла в Киеве, но на местах рычаги влияния по факту так и остались в руках представителей «старой власти», которая изо всех сил пытается встроиться в новый тренд.

Более того, складывается впечатление, что Киев подыгрывает вчерашним «регионалам». Особенно явно это проявилось во время последних выборов, когда в ряде мажоритарных округов против явных негодяев-регионалов так и не были выставлены сильные конкуренты от новой власти. На самом деле причина еще глубже. В последнее время все чаще говорят, что новые чиновники возглавив коррупционную вертикаль, не собираются ничего менять в стране. И это понимание заставляет выходить на улицу все больше людей, которые таким способом пытаются изменить ситуацию в своих регионах.

Первой тревожной «ласточкой» для киевской власти стал протест в Виннице, когда приверженцы Майдана попытались не допустить отставки мягкого, но все-таки «своего» главы облсовета. Теперь Запорожье, где промайдановские силы пытаются послать в отставку мэра-«регионала». Кто следующий?
Явный конфликт радикально настроенных, но все же демократических сил с представителями вчерашней власти в разных регионах, может обернуться для Петра Алексеевича нешуточным тестом на демократию. И стать лавинообразным стартом подобного радикального народовластия по всей стране.

Источник: http://censor.net.ua/resonance/317094/zaporoje_liniya_demokraticheskogo_frontaЛеонид Исаков.
Публичные высказывания мэра Александра Сина о готовящемся вооруженном захвате власти в прифронтовом регионе на несколько дней привлекли к Запорожью внимание всей страны. Последующий за этим митинг под мэрией с участием представителей батальонов АТО, Правого сектора, промайдановских политиков и примкнувшего к ним нардепа Ляшко, закончившийся публичной самоотставкой мэра, с одной стороны показал, что Син, прикрываясь громкими заявлениями, всего лишь пытался усидеть в кресле. И пока усидел. Однако с другой стороны еще больше запутал сторонних наблюдателей, так и не ответив на вопрос, что же на самом деле происходит в Запорожье и стоит ли опасаться создания ЗНР в этом регионе?

Почему же запорожцы восстали против мэра
Действу Источник: http://censor.net.ua/r317094ющий мэр Запорожья Александр Син, избранный в свое время от «Батькивщины», в итоге не выдержал натиска Партии регионов и успешно вписался в кланово-распределительную систему имени Виктора Януковича.
Свою перебежку из «Батькивщины» в ряды Партии регионов Син объяснил так: «Я действительно стал членом ПР, но только в 2012 году…это было продиктовано необходимостью гармонизации власти в городе при гарантиях, что будут достроены мосты». Мосты в городе так достроены и не были, а вот «гармонизация власти» действительно удалась.
Приняв правила игры, Син стал надежным подельником одиозного смотрящего по Запорожью Евгения Анисимова. Он, как и экс-губернатор запорожской области «регионал» Пеклушенко, публично называл криминального авторитета Анисима своим другом. Примечательный факт: во время обыска офиса Анисимова сотрудники УБОПа обнаружили множество конвертов с деньгами от Источник: http://censor.net.ua/r317094 ряда коммунальных предприятий города. Были там и конверты от Сина. В период же революционных событий, Син с Анисимовым и Пеклушенко организовывали сбор боевиков-«титушек» для отправки на Киев.
Не удивительно, что одним из основных требований Запорожского Майдана была отставка Сина. «Ядро» антисиновской коалиции сформировали предводительница местной ячейки Радикальной партии Ирина Лех, экс-прокурор области Александр Шацкий, (который после Майдана снова возглавил областную прокуратуру), известный общественник (а ныне — народный депутат от БПП) Игорь Артюшенко, главред и совладелец одной из двух крупнейших газет города Богдан Василенко. Чуть позже в компанию влились Катя Коротченко и Юля Новицкая из местной «Евромолоди». Также имеет зуб на Сина и местный бизнесмен Евгений Черняк. В свое время Анисимов с помощью Сина фактически выдавил Черняка из города, создав реальную угрозу потери бизнеса.
После Майдана казалось, что дни Сина на свободе или, по крайней мере, у власти сочтены. Под следствием или в бегах оказались его ближайшие соратники: Пеклушенко, Межейко, Анисимов. Однако, несмотря на объем имеющейся оперативной информации, правоохранители не спешили выдвигать ему обвинение.
«Если говорить про запорожский Майдан, то главная его причина — система «смотрящих», которая была по всей Украине — и Запорожье не было исключением… Все знают, что коррупция не могла существовать без мэра… Когда я говорю с офицерами МВД или прокуратурой, все рисуют мне уголовную схему, в которой участвует Син, но когда я официально обращаюсь, говорят, что против Сина ничего нет… «, — заявил нардеп Артюшенко, обращаясь к Генпрокурору Виталию Яреме.
Стыдливое молчание правоохранителей вызывает еще больше вопросов, учитывая публичные высказывания и обвинения в адрес Сина со стороны запорожского областного прокурора Александра Шацкого. Именно ему принадлежит знаменитое высказывание, что он готов даже купить билет Сину обратно в Корею.
В ситуации бездействия правоохранителей инициативу в «борьбе против Сина» перехватили мес Источник: http://censor.net.ua/r317094тная «Самооборона» и «Правый сектор» под кураторством Сергея Канивца. К сожалению, эти организации имеют не лучшую репутацию в городе, поскольку стали пристанищем личностей с криминальным прошлым, желающих использовать автомат в качестве социального лифта, а рэкет считающих нормальным способом заработка.

Вскоре они сполна оправдали свое реноме: Син откупился от них, создав КП «Побутовик» и взяв на зарплату. Ради этого мирное коммунальное предприятие, занимавшееся ремонтом старой бытовой техники, стало центром охраны «стратегических объектов города». Представители охранной фирмы на «стратегических объектах» обнаружены не были. Что не помешало выплачивать им из казны Запорожья по 250 тыс. грн ежемесячно. И это при явном дефиците городского бюджета. Позднее этот и другие подобные факты стали поводом для разгона запорожской ячейки «Правого сектора».

Цирк уехал, Син остался
Доминирующее настроение в обществе и разговоры о том, что ничего не меняется, в итоге привели к тому, что после парламентских выборов городские политики из демократического лагеря перешли в активное наступление против вчерашних «смотрящих». Апогей противостояния произошел 10 декабря, когда под стенами запорожской мэрии собрались сотни радикально настроенных людей. В акции принимала участие довольно разношерстная публика: часть запорожской «Самопомочи» и вчерашнего «Правого сектора», военные батальона «Торнадо», активисты Радикальной партии и «Батькивщины», простые зеваки.
Син знал об акции заранее и успел к ней подготовиться, отгородившись от протестующих надежным кольцом милиции, не пропускавшей никого в сессионный зал. Однако, действующий мэр явно недооценил масштаб протеста. Милиция побоялась идти на явный конфликт с внезапно появившемся нардепом Олегом Ляшко, который и провел в зал участников протестного митинга.

Увидев людей, городские депутаты спешно покинули зал заседаний, а оставшиеся (ибо выпустили не всех) стали смотреть на митингующих с явной симпатией и уважением. «Конферансье» Ляшко отработал «на пять»: зажигал, кричал «держиморда» и даже хлопал Сина по животу (именно туда, по мнению главного радикала страны, идут городские ресурсы). Син также не подкачал, послав Ляшко, а вместе с ним и всех присутствующих на х…й, добавив, что готов отсидеть «за свои дела», но потом, мол, выйти и всех найти. Особенно сильно Син разошелся в конце… когда митингующие уже вышли из зала. В общем, все молодцы.
В итоге, под давлением протестующих Син все-таки написал заявление об отставке и заверил, что отзывать его не собирается, выдвинув при этом условие, что заявление также должен написать действующий секретарь горсовета «регионал» Таран. И действительно — подумали многие — «пилят» вместе, а отдуваться одному Сину — это не справедливо. Последнему факту особенно обрадовались местные представители «Батькивщины», так как кандидатура именно их депутата О Источник: http://censor.net.ua/r317094стрянского была предложена Сином в качестве нового компромиссного секретаря.
Добившись своего, митингующие веселой толпой разошлись. Однако выносить вопрос о своей отставке на голосование депутатов (а именно такова процедура отставки согласно законодательству) Син, продолжая сессию, не спешил. Напротив, оставшиеся городские депутаты под его предводительством проголосовали за обращение к Президенту с прошением вмешаться и наказать виновных в акции протеста. А заодно и прокурора Шацкого, который не просто бездействовал, а даже публично оскорблял Сина, предлагая ему купить билет в Корею — в не самое удобное место для «распила» запорожского бюджета.
Кроме того, с городской трибуны Син обратился за поддержкой к трудовым коллективам города. Здесь, в отличие от вежливой просьбы к Президенту, городской голова не стал выбирать выражений: «Выскажите свое мнение! Не молчите трусливо. Сколько можно тут на*бывать! Сколько можно это терпеть? » На требовательный тон и крепкое словцо трудовые коллективы не обиделись, а даже наоборот выстроились в очередь писать коллективные письма. Все два: коммунальное предприятие «Титан » и «Запорожгорсвет «. Остальные труженики города воздержались поддерживать мэра.
Как жить дальше?
После Революции достоинства перезагрузка произошла в Киеве, но на местах рычаги влияния по факту так и остались в руках представителей «старой власти», которая изо всех сил пытается встроиться в новый тренд.

Более того, складывается впечатление, что Киев подыгрывает вчерашним «регионалам». Особенно явно это проявилось во время последних выборов, когда в ряде мажоритарных округов против явных негодяев-регионалов так и не были выставлены сильные конкуренты от новой власти. На самом деле причина еще глубже. В последнее время все чаще говорят, что новые чиновники возглавив коррупционную вертикаль, не собираются ничего менять в стране. И это понимание заставляет выходить на улицу все больше людей, которые таким способом пытаются изменить ситуацию в своих регионах.

Первой тревожной «ласточкой» для киевской власти стал протест в Виннице, когда приверженцы Майдана попытались не допустить отставки мягкого, но все-таки «своего» главы облсовета. Теперь Запорожье, где промайдановские силы пытаются послать в отставку мэра-«регионала». Кто следующий?
Явный конфликт радикально настроенных, но все же демократических сил с представителями вчерашней власти в разных регионах, может обернуться для Петра Алексеевича нешуточным тестом на демократию. И стать лавинообразным стартом подобного радикального народовластия по всей стране.

Источник: http://censor.net.ua/resonance/317094/zaporoje_liniya_demokraticheskogo_fronta

Война – не главное, из-за чего инвесторы уходят из УкраиныВойна – не главное, из-за чего инвесторы уходят из Украины

Елена Трибушная
Если вывести за скобки войну, на исход которой влияние президента и премьера ограничено, то главными проблемами для инвесторов остаются коррупция и вялость реформаторов
Конфликт в Донбассе лишь на 60% «виноват» в оттоке инвестиций из страны. Чего еще не хватает бизнесу, чтобы «задышать» после эпохи Януковича, рассказали его крупнейшие игроки
В списке проблем, решения которых бизнес с тающим терпением ожидает от новой власти, – символичные «семь элементов»: разрешение конфликта в Донбассе, имплементация условий Соглашения об ассоциации с ЕС, борьба с коррупцией, наведение порядка в судебной системе, сокращение затратной части госбюджета путем пересмотра расходов, энергоэффективность и налоговая реформа.

Очевидно, что пока в Донбассе идет война, инвесторы будут осторожничать в отношении Украины и продолжать выводить капиталы – как это происходит сейчас. Но если вывести за скобки конфликт, разрешение которого лишь отчасти зависит от действий стоящих у руля, то проблемами №1 и №2 для инвесторов остаются коррупция и вялость украинских реформаторов.

Бизнес утверждает: отток капитала из Украины лишь на 60% объясняется конфликтом на востоке. Остальные 40% – это влияние политической неопределенности, сложных отношений в треугольнике президент – парламент – правительство, отсутствие очевидного прогресса в области реформ и коррупция.

Последняя никуда не исчезла и остается главной проблемой бизнеса.

«В таможне как брали взятки – так и берут. Те же люди сидят, которые работали при старой системе. Где люстрация?» – спрашивал вчера на встрече участников Европейской Бизнес Ассоциации (ЕВА) Олег Вержбицкий, гендиректор международной логистической компании DB Schenker в Украине.

В феврале думали, что пришло правительство мечты. А теперь доверие исчерпано наполовину, — Игорь Ланда, Novus
Вчера ассоциация, объединяющая 900 крупнейших иностранных и отечественных компаний, работающих в Украине, обнародовала индекс инвестиционной привлекательности страны – в третьем квартале он продемонстрировал спад до 2,65 балла из 5 возможных. Главная причина – инвесторы стали осторожнее относиться к обещаниям новой власти провести реформы.

Ренато Рушчик, гендиректор компании Lactalis, называет «ДНК всех изменений», которые нужны Украины, — борьбу с коррупцией. Ее растущий уровень гораздо больше влияет на инвестпривлекательность Украины, чем война, уверяет он.

«За прошедшие месяцы коррупция, конечно, снизилась с того уровня, на котором находилась в предыдущие четыре года. Но она остается на том же уровне, что в 2005-м, когда была самой высокой в Европе», — говорит Томаш Фиала, президента ЕBA и гендиректор инвесткомпании Dragon Capital.

Доверие к новой власти бизнес растерял пока всего наполовину. И в течение месяца – двух еще ожидает от нового парламента и правительства решительных шагов. Причем – не создания антикоррупционных комитетов, которые способны, по мнению бизнесменов, решить проблему коррупции лишь на 5-10%. А предметного начала процесса дерегуляции, сокращения числа контролирующих органов, в том числе в силовых структурах, и проведения административной реформы.

«Необходимы жесткие и очень глубокие реформы. Пока мы не видим их в тех масштабах, которые нужны Украине, — говорит Кшиштоф Сидлецки, глава представительства фармкомпании Aslellas Pharma Europe B.V. в Украине. — Есть все то же давление. Старые схемы и люди пытаются вернуться».

Одно из главных оружий против коррупции – приватизация, считает Рушчик. «В США все приватизировано, и посмотрите на них. Я не говорю, что там нет коррупции, но она несравнима с украинской», — говорит он.

Это мнение разделяет и Олег Вержбицкий, гендиректор компании-перевозчика DB Schenker. Нежелание власти допустить частный капитал к дорогам, портам и другим крупным инфраструктурным объектам, находящимся в руках государства, возмущает бизнес, утверждает он. «Нам не нужна помощь ЕС. Приватизировать или отдать в концессию эти объекты – и будут деньги», — говорит Вержбицкий.

Еще одна боль бизнес-сообщества – зависимость ветвей власти друг от друга, и более всего – судебной. Манипулирование судебной системой и ее несамостоятельность отталкивает инвесторов. Судебные разбирательства между бизнесом и налоговой, антимонопольным комитетом и другими госорганами – остаются массовым явлением в Украине, говорит Рушчик. «Сегодня ты хороший, потому что друг, а завтра ты не друг», — описывает принцип работы украинских судов.

Если убрать коррупцию, Украина может расти на протяжении нескольких десятилетий на уровне 5-7% в год, — Томаш Фиала, EBA
Проблема новой украинской власти в том, что она борется со следствием, а не с причинами, считает Игорь Ланда, гендиректор литовской компании Novus. Он приводит в пример опыт Литвы. Несколько лет назад литовское правительство собрало представителей 25 крупнейших компаний и предложило написать пять вещей, которые следует сделать государству, чтобы компании могли платить больше налогов. Бизнес написал – через две недели у государства был план – еще через год сборы налогов выросли вдвое, рассказывает Ланда.

Украинское правительство такой молниеносностью реакции не отличается.

«В феврале думали, что пришло правительство мечты. А теперь доверие исчерпано наполовину, — говорит Ланда. — Но оно все равно выше, чем к любой другой предыдущей власти. Премьер и президент – квалифицированные люди, но пока они не поборют коррупцию и не продемонстрируют политическую волю это сделать, результата не будет».

Если же это удастся, то уже через год украинская экономика сможет продемонстрировать рост около 7-8%. И даже в следующем году украинский ВВП может показать 2-4% роста – даже с учетом региона АТО, считает Фиала: «Мы можем расти очень долго, на протяжении нескольких десятилетий на уровне 5-7% в год».

Пространство для роста – огромно, говорит он и в качестве аргумента приводит украинский ВВП: сегодня этот показатель на душу населения в семь раз меньше, чем в соседней Польше – $3 тыс. против $ 20 тыс. в год.

http://nvua.net/publications/voyna-ne-glavnoe-iz-za-chego-investory-uhodyat-iz-ukrainy—20437.htmlЕлена Трибушная
Если вывести за скобки войну, на исход которой влияние президента и премьера ограничено, то главными проблемами для инвесторов остаются коррупция и вялость реформаторов
Конфликт в Донбассе лишь на 60% «виноват» в оттоке инвестиций из страны. Чего еще не хватает бизнесу, чтобы «задышать» после эпохи Януковича, рассказали его крупнейшие игроки
В списке проблем, решения которых бизнес с тающим терпением ожидает от новой власти, – символичные «семь элементов»: разрешение конфликта в Донбассе, имплементация условий Соглашения об ассоциации с ЕС, борьба с коррупцией, наведение порядка в судебной системе, сокращение затратной части госбюджета путем пересмотра расходов, энергоэффективность и налоговая реформа.

Очевидно, что пока в Донбассе идет война, инвесторы будут осторожничать в отношении Украины и продолжать выводить капиталы – как это происходит сейчас. Но если вывести за скобки конфликт, разрешение которого лишь отчасти зависит от действий стоящих у руля, то проблемами №1 и №2 для инвесторов остаются коррупция и вялость украинских реформаторов.

Бизнес утверждает: отток капитала из Украины лишь на 60% объясняется конфликтом на востоке. Остальные 40% – это влияние политической неопределенности, сложных отношений в треугольнике президент – парламент – правительство, отсутствие очевидного прогресса в области реформ и коррупция.

Последняя никуда не исчезла и остается главной проблемой бизнеса.

«В таможне как брали взятки – так и берут. Те же люди сидят, которые работали при старой системе. Где люстрация?» – спрашивал вчера на встрече участников Европейской Бизнес Ассоциации (ЕВА) Олег Вержбицкий, гендиректор международной логистической компании DB Schenker в Украине.

В феврале думали, что пришло правительство мечты. А теперь доверие исчерпано наполовину, — Игорь Ланда, Novus
Вчера ассоциация, объединяющая 900 крупнейших иностранных и отечественных компаний, работающих в Украине, обнародовала индекс инвестиционной привлекательности страны – в третьем квартале он продемонстрировал спад до 2,65 балла из 5 возможных. Главная причина – инвесторы стали осторожнее относиться к обещаниям новой власти провести реформы.

Ренато Рушчик, гендиректор компании Lactalis, называет «ДНК всех изменений», которые нужны Украины, — борьбу с коррупцией. Ее растущий уровень гораздо больше влияет на инвестпривлекательность Украины, чем война, уверяет он.

«За прошедшие месяцы коррупция, конечно, снизилась с того уровня, на котором находилась в предыдущие четыре года. Но она остается на том же уровне, что в 2005-м, когда была самой высокой в Европе», — говорит Томаш Фиала, президента ЕBA и гендиректор инвесткомпании Dragon Capital.

Доверие к новой власти бизнес растерял пока всего наполовину. И в течение месяца – двух еще ожидает от нового парламента и правительства решительных шагов. Причем – не создания антикоррупционных комитетов, которые способны, по мнению бизнесменов, решить проблему коррупции лишь на 5-10%. А предметного начала процесса дерегуляции, сокращения числа контролирующих органов, в том числе в силовых структурах, и проведения административной реформы.

«Необходимы жесткие и очень глубокие реформы. Пока мы не видим их в тех масштабах, которые нужны Украине, — говорит Кшиштоф Сидлецки, глава представительства фармкомпании Aslellas Pharma Europe B.V. в Украине. — Есть все то же давление. Старые схемы и люди пытаются вернуться».

Одно из главных оружий против коррупции – приватизация, считает Рушчик. «В США все приватизировано, и посмотрите на них. Я не говорю, что там нет коррупции, но она несравнима с украинской», — говорит он.

Это мнение разделяет и Олег Вержбицкий, гендиректор компании-перевозчика DB Schenker. Нежелание власти допустить частный капитал к дорогам, портам и другим крупным инфраструктурным объектам, находящимся в руках государства, возмущает бизнес, утверждает он. «Нам не нужна помощь ЕС. Приватизировать или отдать в концессию эти объекты – и будут деньги», — говорит Вержбицкий.

Еще одна боль бизнес-сообщества – зависимость ветвей власти друг от друга, и более всего – судебной. Манипулирование судебной системой и ее несамостоятельность отталкивает инвесторов. Судебные разбирательства между бизнесом и налоговой, антимонопольным комитетом и другими госорганами – остаются массовым явлением в Украине, говорит Рушчик. «Сегодня ты хороший, потому что друг, а завтра ты не друг», — описывает принцип работы украинских судов.

Если убрать коррупцию, Украина может расти на протяжении нескольких десятилетий на уровне 5-7% в год, — Томаш Фиала, EBA
Проблема новой украинской власти в том, что она борется со следствием, а не с причинами, считает Игорь Ланда, гендиректор литовской компании Novus. Он приводит в пример опыт Литвы. Несколько лет назад литовское правительство собрало представителей 25 крупнейших компаний и предложило написать пять вещей, которые следует сделать государству, чтобы компании могли платить больше налогов. Бизнес написал – через две недели у государства был план – еще через год сборы налогов выросли вдвое, рассказывает Ланда.

Украинское правительство такой молниеносностью реакции не отличается.

«В феврале думали, что пришло правительство мечты. А теперь доверие исчерпано наполовину, — говорит Ланда. — Но оно все равно выше, чем к любой другой предыдущей власти. Премьер и президент – квалифицированные люди, но пока они не поборют коррупцию и не продемонстрируют политическую волю это сделать, результата не будет».

Если же это удастся, то уже через год украинская экономика сможет продемонстрировать рост около 7-8%. И даже в следующем году украинский ВВП может показать 2-4% роста – даже с учетом региона АТО, считает Фиала: «Мы можем расти очень долго, на протяжении нескольких десятилетий на уровне 5-7% в год».

Пространство для роста – огромно, говорит он и в качестве аргумента приводит украинский ВВП: сегодня этот показатель на душу населения в семь раз меньше, чем в соседней Польше – $3 тыс. против $ 20 тыс. в год.

http://nvua.net/publications/voyna-ne-glavnoe-iz-za-chego-investory-uhodyat-iz-ukrainy—20437.html

Порошенко предложил бороться с коррупцией, как в Сингапуре. Страшны ли эти методы?

фотография Ли Куан Ю

План состоит всего из пяти шагов.
Одной из задач нового генерального прокурора страны Виталия Яремы станет борьба с коррупцией. По мнению президента Петра Порошенко, генпрокурору необходимо проштудировать методы бывшего премьера Сингапура, создателя сингапурского «экономического чуда» Ли Куан Ю.

— Скажу цитатой автора «Сингапурского чуда» Ли Куан Ю относительно борьбы с коррупцией. Начните с того, чтобы посадить своих троих друзей. Вы знаете за что, они знают за что. И народ вам поверит, — посоветовал Петр Порошенко.

«Комсомольская правда в Украине» изучила, как сингапурский политик Ли Куан Ю выкорчевал в своей стране коррупцию. В этом направлении было сделано пять фундаментальных шагов.

Первый – в Сингапуре было создано действенное, сильное Бюро по расследованию коррупции. В Украине же уполномоченный правительства по борьбе с коррупцией есть (Татьяна Черновил, — ред.), а вот законодательного подспорья для ее деятельности – нет. К тому же, пробуксовывает и принятие закона о создании Антикоррупционного бюро.

Второй – всех сингапурских чиновников, судей и членов их семей лишили неприкосновенности. Это означает, что они стали оголенными перед законом — не могли, в случае совершения противоправного действия, спрятаться за властный мандат. В нашей же стране все 23 года независимости пытаются ликвидировать депутатскую неприкосновенность, но пока это лишь слова и уловка для пиара на президентских или парламентских выборах.

Третий — постоянно проводились проверки банковских счетов чиновников, их родственников чуть ли не до пятого колена, друзей. Увидев, что кто-то живет не по средствам, автоматически возбуждали уголовное дело. Что значит не посредствам? Допустим, если чиновник получает в месяц 20 тысяч долларов, то он никак не может купить дом за 1 миллион долларов. В Украине таких чиновников – через один. В декларации указывают годовую зарплату в 100 тысяч гривен, и каждый год обновляют свои «Порше», «Инфинити» и «Бентли».

Четвертый – судам предоставили право конфисковывать доходы, полученные незаконным путем. Устанавливались «драконовские штрафы» за коррупцию — в среднем около 100 тысяч сингапурских долларов (более 930 тысяч гривен). Если чиновник попался на взятке, сразу же конфисковалось все его имущество, он отправлялся за решетку на приличный срок, а члены его семьи были внесены в «черный список»: не имели права претендовать на хорошую работу. К тому, же госслужащие каждый год обязаны были подавать специальную декларацию об отсутствии у них долгов. Считалось, если у чиновника есть долги, он, скорее всего, искусится на взятку.

Огромная роль в борьбе с коррупцией возлагалась на СМИ. К журналистам прислушивались, если они указывали на факты взяточничества.

Пятый – чиновникам устанавливалась высокая зарплата. Таким образом, власти подогревали опытных специалистов из частного сектора переходить на службу государства. Также это было стимулом не брать взятки.
Елена ГАЛАДЖИЙ

Источник: http://kp.ua/politics/458210-poroshenko-predlozhyl-borotsia-s-korruptsyei-kak-v-synhapure-strashny-ly-ety-metodyфотография Ли Куан Ю

План состоит всего из пяти шагов.
Одной из задач нового генерального прокурора страны Виталия Яремы станет борьба с коррупцией. По мнению президента Петра Порошенко, генпрокурору необходимо проштудировать методы бывшего премьера Сингапура, создателя сингапурского «экономического чуда» Ли Куан Ю.

— Скажу цитатой автора «Сингапурского чуда» Ли Куан Ю относительно борьбы с коррупцией. Начните с того, чтобы посадить своих троих друзей. Вы знаете за что, они знают за что. И народ вам поверит, — посоветовал Петр Порошенко.

«Комсомольская правда в Украине» изучила, как сингапурский политик Ли Куан Ю выкорчевал в своей стране коррупцию. В этом направлении было сделано пять фундаментальных шагов.

Первый – в Сингапуре было создано действенное, сильное Бюро по расследованию коррупции. В Украине же уполномоченный правительства по борьбе с коррупцией есть (Татьяна Черновил, — ред.), а вот законодательного подспорья для ее деятельности – нет. К тому же, пробуксовывает и принятие закона о создании Антикоррупционного бюро.

Второй – всех сингапурских чиновников, судей и членов их семей лишили неприкосновенности. Это означает, что они стали оголенными перед законом — не могли, в случае совершения противоправного действия, спрятаться за властный мандат. В нашей же стране все 23 года независимости пытаются ликвидировать депутатскую неприкосновенность, но пока это лишь слова и уловка для пиара на президентских или парламентских выборах.

Третий — постоянно проводились проверки банковских счетов чиновников, их родственников чуть ли не до пятого колена, друзей. Увидев, что кто-то живет не по средствам, автоматически возбуждали уголовное дело. Что значит не посредствам? Допустим, если чиновник получает в месяц 20 тысяч долларов, то он никак не может купить дом за 1 миллион долларов. В Украине таких чиновников – через один. В декларации указывают годовую зарплату в 100 тысяч гривен, и каждый год обновляют свои «Порше», «Инфинити» и «Бентли».

Четвертый – судам предоставили право конфисковывать доходы, полученные незаконным путем. Устанавливались «драконовские штрафы» за коррупцию — в среднем около 100 тысяч сингапурских долларов (более 930 тысяч гривен). Если чиновник попался на взятке, сразу же конфисковалось все его имущество, он отправлялся за решетку на приличный срок, а члены его семьи были внесены в «черный список»: не имели права претендовать на хорошую работу. К тому, же госслужащие каждый год обязаны были подавать специальную декларацию об отсутствии у них долгов. Считалось, если у чиновника есть долги, он, скорее всего, искусится на взятку.

Огромная роль в борьбе с коррупцией возлагалась на СМИ. К журналистам прислушивались, если они указывали на факты взяточничества.

Пятый – чиновникам устанавливалась высокая зарплата. Таким образом, власти подогревали опытных специалистов из частного сектора переходить на службу государства. Также это было стимулом не брать взятки.
Елена ГАЛАДЖИЙ

Источник: http://kp.ua/politics/458210-poroshenko-predlozhyl-borotsia-s-korruptsyei-kak-v-synhapure-strashny-ly-ety-metody

СКАНДАЛ У КАБМІНІ ЯЦЕНЮКА: РОСІЙСЬКИЙ БАНКИР ОТРИМАВ НАЦКОМФІНПОСЛУГ ВІД УДАРУСКАНДАЛ В КАБМИНЕ ЯЦЕНЮКА: РОССИЙСКИЙ БАНКИР ПОЛУЧИЛ НАЦКОМФИНУСЛУГ ОТ УДАРА

Первый громкий кадровый скандал в новой власти и первое подозрение в политической коррупции, первый серьезный кадровый вопрос к премьер-министру Арсению Яценюку.

Сделал я в понедельник интервью с исполняющим обязанности главы Национальной комиссии по регулированию финансовых услуг Максим Поляков. Напомню — Нацкомфинуслуг имеет славу одной из наиболее коррумпированных госструктур, которая при прошлом руководителе Визирове грабило бизнес за каждую подпись. Любое согласование здесь имеет свои тарифы — и те, кто хочет работать на финансовом рынке платят сотни тысяч долларов чиновникам и их политической «крыше». Максим рассказал о том, как собирается собирается наводить порядок в Нацкомиссии — и прежде всего — ликвидировать систему взяточничества и вымогательств, проводить все согласования в максимально короткие сроки. И рассказал о первом своем решении на новом рабочем месте — как к нему пришел представитель польского банка Роман Маслюк, нарисовал цифру 100 000 на бумаге и попросил ускорить решение вопросов, которые находятся в сфере компетенции Нацкомиссии. Поляков* решил этот вопрос в течение дня, бесплатно, детали

тут:https://www.facebook.com/butusov.yuriy/posts/741718419201790?notif_t=like

Так вот, у этой истории оказалось совершенно неожиданное продолжение. Вместо того, чтобы утвердить в должности Полякова, что и было запланировано на сегодняшнем заседании Кабмина, его… отстранили от занимаемой должности. Внезапно. И на пост главы Нацкомфинуслуг назначен Андрей Волков — экс-глава РОССИЙСКОГО «Альфа-банка» в Украине!
/news/280273/regulyatorom_finansovogo_rynka_naznachili_rossiyiskogo_bankira_po_kvote_udara

Я не знаю, кто такой господин Волков — видимо, его очень уважают в российском финансовом мире. Но у нас тут все поменялось. Именно «профессионалы», которые работали все предыдущие годы на финансовом рынке Украины по правилам бандитской власти Януковича, превратили большую часть банков и страховых компаний в отмывочные и обнальные конторы. И в России действует абсолютно аналогичная мафиозная система. Я знаю, что назначать на пост руководителя контролирующего органа «профессионала», участника «схем», по которым много лет работали бандиты — это значит с высокой степенью вероятности восстановить все коррупционные вертикали.

Да, Поляков не настолько «опытный» — у него не было своей страховой компании и банка. И слава Богу. У него нет конфликта интересов, он не участвовал в этой повальной системе взяточничества. И самое главное — Поляков с первого своего дня работы начал вести себя как честный человек. И для меня это гораздо важней. чем любые «профессиональные» заслуги.

У меня вопрос к премьер-министру Арсению Яценюку — а кто именно Вам предложил заменить главу Нацкомфинуслуг? Какие мотивы замены? Хотелось бы прозрачности в таком важном кадровом казусе. Потому что если в Нацкомфинуслуг действуют тарифы в 100 000 долларов только за такую процедуру как увеличение уставного фонда банка — то о каких инвестициях и о каких иностранных кредитах Вы ведете переговоры, Арсений Петрович? Прежде чем привлекать кредиты надо устранить схемы, по которым чиновники грабили бизнес. и вымывали в свои карманы миллиарды долларов.

Скандальная и внезапная замена главы Нацкомфинуслуг на ставленника российского капитала заставляет задуматься — Арсений Петрович, а не является ли происшедшее актом банальной политической коррупции? Какие квоты «УДАРа» могут быть при назначении главы регуляторного органа? если Кабмин немедленно не огласит свою публичную позицию в данном инциденте — на деятельность нового правительства падет тень прямых подозрений в нечестной игре и попытке возврата поборов на финансовый рынок».

А вот что написал известный адвокат Виктор Смалий по поводу скандального решения Кабмина:

2 10.04.2014 р., за адресою м. Київ, вул. Б. Грінченка, 3 (Майдан Незалежності),
о 9 годині ранку відбудеться акція протесту проти призначення Волкова Андрія, офіційного працівника «Альфа-груп» (структура ФСБ Росії) на посаду Голови Національної комісії, що здійснює державне регулювання у сфері ринків фінансових послуг. Вимагаємо негайної люстрації!»
Юрий Бутусов Источник: http://censor.net.ua/r280274Первый громкий кадровый скандал в новой власти и первое подозрение в политической коррупции, первый серьезный кадровый вопрос к премьер-министру Арсению Яценюку.

Сделал я в понедельник интервью с исполняющим обязанности главы Национальной комиссии по регулированию финансовых услуг Максим Поляков. Напомню — Нацкомфинуслуг имеет славу одной из наиболее коррумпированных госструктур, которая при прошлом руководителе Визирове грабило бизнес за каждую подпись. Любое согласование здесь имеет свои тарифы — и те, кто хочет работать на финансовом рынке платят сотни тысяч долларов чиновникам и их политической «крыше». Максим рассказал о том, как собирается собирается наводить порядок в Нацкомиссии — и прежде всего — ликвидировать систему взяточничества и вымогательств, проводить все согласования в максимально короткие сроки. И рассказал о первом своем решении на новом рабочем месте — как к нему пришел представитель польского банка Роман Маслюк, нарисовал цифру 100 000 на бумаге и попросил ускорить решение вопросов, которые находятся в сфере компетенции Нацкомиссии. Поляков* решил этот вопрос в течение дня, бесплатно, детали

тут:https://www.facebook.com/butusov.yuriy/posts/741718419201790?notif_t=like

Так вот, у этой истории оказалось совершенно неожиданное продолжение. Вместо того, чтобы утвердить в должности Полякова, что и было запланировано на сегодняшнем заседании Кабмина, его… отстранили от занимаемой должности. Внезапно. И на пост главы Нацкомфинуслуг назначен Андрей Волков — экс-глава РОССИЙСКОГО «Альфа-банка» в Украине!
/news/280273/regulyatorom_finansovogo_rynka_naznachili_rossiyiskogo_bankira_po_kvote_udara

Я не знаю, кто такой господин Волков — видимо, его очень уважают в российском финансовом мире. Но у нас тут все поменялось. Именно «профессионалы», которые работали все предыдущие годы на финансовом рынке Украины по правилам бандитской власти Януковича, превратили большую часть банков и страховых компаний в отмывочные и обнальные конторы. И в России действует абсолютно аналогичная мафиозная система. Я знаю, что назначать на пост руководителя контролирующего органа «профессионала», участника «схем», по которым много лет работали бандиты — это значит с высокой степенью вероятности восстановить все коррупционные вертикали.

Да, Поляков не настолько «опытный» — у него не было своей страховой компании и банка. И слава Богу. У него нет конфликта интересов, он не участвовал в этой повальной системе взяточничества. И самое главное — Поляков с первого своего дня работы начал вести себя как честный человек. И для меня это гораздо важней. чем любые «профессиональные» заслуги.

У меня вопрос к премьер-министру Арсению Яценюку — а кто именно Вам предложил заменить главу Нацкомфинуслуг? Какие мотивы замены? Хотелось бы прозрачности в таком важном кадровом казусе. Потому что если в Нацкомфинуслуг действуют тарифы в 100 000 долларов только за такую процедуру как увеличение уставного фонда банка — то о каких инвестициях и о каких иностранных кредитах Вы ведете переговоры, Арсений Петрович? Прежде чем привлекать кредиты надо устранить схемы, по которым чиновники грабили бизнес. и вымывали в свои карманы миллиарды долларов.

Скандальная и внезапная замена главы Нацкомфинуслуг на ставленника российского капитала заставляет задуматься — Арсений Петрович, а не является ли происшедшее актом банальной политической коррупции? Какие квоты «УДАРа» могут быть при назначении главы регуляторного органа? если Кабмин немедленно не огласит свою публичную позицию в данном инциденте — на деятельность нового правительства падет тень прямых подозрений в нечестной игре и попытке возврата поборов на финансовый рынок».

А вот что написал известный адвокат Виктор Смалий по поводу скандального решения Кабмина:

2 10.04.2014 р., за адресою м. Київ, вул. Б. Грінченка, 3 (Майдан Незалежності),
о 9 годині ранку відбудеться акція протесту проти призначення Волкова Андрія, офіційного працівника «Альфа-груп» (структура ФСБ Росії) на посаду Голови Національної комісії, що здійснює державне регулювання у сфері ринків фінансових послуг. Вимагаємо негайної люстрації!»
Юрий Бутусов Источник: http://censor.net.ua/r280274