Хозяева России: коррупция в ближнем окружении ПутинаХозяева России: коррупция в ближнем окружении Путина

Игорь Яковенко

По данным Credit Suiss, в России самое сильное на планете имущественное неравенство: 111 человек владеют 19% совокупного богатства всех домохозяйств в стране. Это признак серьезного неблагополучия. Причина неравенства поясняется другой цифрой — более 30 миллиардов долларов США в год. В такую сумму, по оценкам Кремля, обходится России коррупция среди чиновников. Если принять оценки Кремля, то получается, что российский чиновник крадет 15% доходной части российского бюджета. Кремлевские оценки базируются на данных Генеральной прокуратуры, которая, в свою очередь, исходит из цифр, фигурирующих в делах, которые прокуратурой расследованы, доведены до суда и по которым получен обвинительный приговор. Эти оценки занижают коррупцию как минимум на порядок.

Реальные масштабы коррупции в России можно увидеть в исследованиях фонда ИНДЕМ, по данным которого, объем коррупции в России в 2001 году составлял $30 миллиардов, в 2005 году — уже $300 миллиардов. Данных по объемам коррупции сегодня у ИНДЕМА нет, но можно предположить — судя по цифрам, фигурирующим в Панамском досье, и возросшему числу чиновных миллиардеров, — что размер коррупции увеличился в несколько раз по сравнению с 2005 годом и теперь в несколько раз превышает доходную часть российского бюджета, поскольку наши чиновники, украв все, что можно в бюджете, на этом не останавливаются и продолжают красть у бизнеса и вообще все, что плохо лежит. Что, в свою очередь, заставляет играть новыми красками выдающееся высказывание Медведева про «денег нет, но вы там держитесь».

Чиновничье воровство в России отличается не только удивительными масштабами, но и фантастическим бесстыдством. Воры во власти, «охреневшие», по выражению Навального, от свалившегося на них богатства, совершенно не стесняясь окружающих, выставляют его напоказ.

Термин «охреневшие», примененный Алексеем Навальным по отношению к коррупционерам во власти, отражает лишь эмоциональное состояние самого Навального, который, будучи сегодня лучшим журналистом-расследователем в России, постоянно узнает и предает гласности все новые факты чиновничьего воровства. На самом деле термин «охреневшие» не должен пониматься с медицинской точки зрения — как «умалишенные» или «психически больные».

Бесстыдство коррупционеров логично, разумно и, с точки зрения здравого смысла, вполне оправданно. Дело в том, что Россия отказывается ратифицировать 20-ю статью Антикоррупционой конвенции ООН, которая предполагает наступление автоматической уголовной ответственности в отношении чиновников, не способных объяснить расхождение между своими расходами и официальными доходами.

Поскольку никакой управы на коррупционеров в России внутри самой власти нет и, при сохранении существующего режима, не предвидится, расследования ФБК Навального приобретают статус событий первого ряда. На минувшей неделе ФБК обнародовал новые факты, касающиеся расследования в отношении вице-премьера Игоря Шувалова.

В 2015 году Шувалов задекларировал доход в размере чуть более $800 тысяч. Официальная зарплата вице-премьера — около $144 тысяч в год. При этом ФБК обнаружил у Шувалова элитную недвижимость в России и за рубежом стоимостью более $100 миллионов, автопарк элитных автомобилей стоимостью в несколько миллионов долларов, а также находящийся в постоянном использовании самолет «Бомбардье» стоимостью в $50 миллионов. Поскольку Навальный и его команда не смогли доказать, что самолет куплен Шуваловым, они, во избежание обвинений в клевете, на всякий случай предлагают считать, что семья Шуваловых самолет арендует. В этом случае только на аренду самолета Шувалову пришлось бы потратить 170 миллионов рублей, или $2,7 миллионов, что существенно превышает задекларированный годовой доход этого достойного джентльмена.

При этом Навальный считает стоимость полетов только по тем адресам, которые не связаны со служебными делами вице-премьера. А именно, 130 миллионов рублей, потраченные на постоянные полеты на дачу, которая у Шувалова находится не в каком-нибудь Нахабино или, не дай бог, Софрино. Дача у Шувалова там, где и должна быть дача у такого человека, – в Зальцбурге, на родине Моцарта. С видом на Альпы. Доставка организма Шувалова на эту замечательную дачу обходится ему в 130 миллионов рублей в год.

Алексей Навальный не только лучший сегодня в России журналист-расследователь, но и политик. И как политик он очень часто и с видимым удовольствием использует всевозможные популистские приемы. И в этот раз, рассказывая о своем очередном расследовании, Навальный снял видео, в котором он рассказывает о воровстве Шувалова, а в это время перед ним на столе лежит удивительной красоты собака породы корги. Сам этот эпизод расследования называется «Корги высокого полета».

Дело в том, что ФБК установил, что на этом самолете «Бомбардье», который, то ли является собственностью Шувалова, то ли им арендуется, постоянно совершают полеты собаки, принадлежащие супруге Шувалова. Цена этих полетов составляет 40 миллионов рублей в год. Супруга Шувалова в беседе с юристом ФБК сообщила, что она возит своих питомцев на выставки, чтобы «отстаивать честь России».

Тут я должен сделать небольшое отступление. Навальный в своем видео, сделав акцент на «собачьем транжирстве» шуваловской супруги, тем самым в значительной степени направил гнев обворованных Шуваловым сограждан против ни в чем не повинных собак. Учитывая, что Навальный и без того обвешан уголовными статьями по самую макушку, с его стороны было крайне неосторожно так подставляться еще под одну, 282-ю, разжигание ненависти к социальной группе собак породы корги. В кадрах после фильма видно, как Навальный, бессовестно тиская доверившуюся ему корги, задает провокационный вопрос «Хочешь летать на личном самолете?». И тут же сам отвечает: «Вижу – хочет». Хотя собака при этом всем своим видом демонстрировала полное равнодушие к любым видам транспорта и готова была постоянно валяться на столе, при условии, что ее продолжат тискать.

Так вот. Полагаю, что корги, а также любые собаки, кошки, крокодилы и бегемоты имеют полное право летать на личных самолетах, арендованных самолетах, чартерных самолетах, дирижаблях, а также ездить на автомобилях, велосипедах и ходить пешком, куда им вздумается. И никто, в том числе и Навальный, при всех своих заслугах, не должен им в этом препятствовать. Единственное условие: они должны это делать на честно заработанные своим трудом либо трудом своих людей-компаньонов средства.

Возвращаясь к теме, хочу добавить, что в России начисто отсутствуют механизмы по приведению к порядку «охреневших» чиновников. И статья 20 Антикоррупционной конвенции ООН при Путине не будет ратифицирована. И на взятках будут ловить только тех, на кого укажут. И при этом большая часть «пойманных» будут просто подставлены.

Тем не менее, расследования ФБК Навального имеют огромную важность и как минимум два адреса. Во-первых, граждане России должны знать поименно тех, благодаря кому у нас «денег нет», а в ближайшем будущем станет еще меньше. Есть и второй адрес, который в краткосрочной перспективе может оказаться более действенным для укорота ворюг типа Шувалова. Это власти и общественное мнение тех стран, куда летают и где расположена недвижимость чиновных коррупционеров.

Некоторое время назад жеребцов Рамзана Кадырова сняли с соревнований в Германии и отказались выплачивать им призовые в связи с тем, что их хозяин находится под санкциями. Скакуны Зазу и Быстрый Финиш лично не были замечены в неприглядных поступках, но ответили за репутацию своего владельца. Полагаю, что организаторы собачьих выставок могли бы последовать этому примеру и не пускать к себе пусть даже персонально безупречных корги, которые скомпрометировали себя связями с таким несусветным ворюгой, как Шувалов. Да и муниципалитет Зальцбурга может поинтересоваться, кто и на какие деньги живет рядом с теми, кто по праву гордится своим городом, в котором творили Гайдн, Моцарт и Цвейг.

Ежедневный ЖурналИгорь Яковенко

По данным Credit Suiss, в России самое сильное на планете имущественное неравенство: 111 человек владеют 19% совокупного богатства всех домохозяйств в стране. Это признак серьезного неблагополучия. Причина неравенства поясняется другой цифрой — более 30 миллиардов долларов США в год. В такую сумму, по оценкам Кремля, обходится России коррупция среди чиновников. Если принять оценки Кремля, то получается, что российский чиновник крадет 15% доходной части российского бюджета. Кремлевские оценки базируются на данных Генеральной прокуратуры, которая, в свою очередь, исходит из цифр, фигурирующих в делах, которые прокуратурой расследованы, доведены до суда и по которым получен обвинительный приговор. Эти оценки занижают коррупцию как минимум на порядок.

Реальные масштабы коррупции в России можно увидеть в исследованиях фонда ИНДЕМ, по данным которого, объем коррупции в России в 2001 году составлял $30 миллиардов, в 2005 году — уже $300 миллиардов. Данных по объемам коррупции сегодня у ИНДЕМА нет, но можно предположить — судя по цифрам, фигурирующим в Панамском досье, и возросшему числу чиновных миллиардеров, — что размер коррупции увеличился в несколько раз по сравнению с 2005 годом и теперь в несколько раз превышает доходную часть российского бюджета, поскольку наши чиновники, украв все, что можно в бюджете, на этом не останавливаются и продолжают красть у бизнеса и вообще все, что плохо лежит. Что, в свою очередь, заставляет играть новыми красками выдающееся высказывание Медведева про «денег нет, но вы там держитесь».

Чиновничье воровство в России отличается не только удивительными масштабами, но и фантастическим бесстыдством. Воры во власти, «охреневшие», по выражению Навального, от свалившегося на них богатства, совершенно не стесняясь окружающих, выставляют его напоказ.

Термин «охреневшие», примененный Алексеем Навальным по отношению к коррупционерам во власти, отражает лишь эмоциональное состояние самого Навального, который, будучи сегодня лучшим журналистом-расследователем в России, постоянно узнает и предает гласности все новые факты чиновничьего воровства. На самом деле термин «охреневшие» не должен пониматься с медицинской точки зрения — как «умалишенные» или «психически больные».

Бесстыдство коррупционеров логично, разумно и, с точки зрения здравого смысла, вполне оправданно. Дело в том, что Россия отказывается ратифицировать 20-ю статью Антикоррупционой конвенции ООН, которая предполагает наступление автоматической уголовной ответственности в отношении чиновников, не способных объяснить расхождение между своими расходами и официальными доходами.

Поскольку никакой управы на коррупционеров в России внутри самой власти нет и, при сохранении существующего режима, не предвидится, расследования ФБК Навального приобретают статус событий первого ряда. На минувшей неделе ФБК обнародовал новые факты, касающиеся расследования в отношении вице-премьера Игоря Шувалова.

В 2015 году Шувалов задекларировал доход в размере чуть более $800 тысяч. Официальная зарплата вице-премьера — около $144 тысяч в год. При этом ФБК обнаружил у Шувалова элитную недвижимость в России и за рубежом стоимостью более $100 миллионов, автопарк элитных автомобилей стоимостью в несколько миллионов долларов, а также находящийся в постоянном использовании самолет «Бомбардье» стоимостью в $50 миллионов. Поскольку Навальный и его команда не смогли доказать, что самолет куплен Шуваловым, они, во избежание обвинений в клевете, на всякий случай предлагают считать, что семья Шуваловых самолет арендует. В этом случае только на аренду самолета Шувалову пришлось бы потратить 170 миллионов рублей, или $2,7 миллионов, что существенно превышает задекларированный годовой доход этого достойного джентльмена.

При этом Навальный считает стоимость полетов только по тем адресам, которые не связаны со служебными делами вице-премьера. А именно, 130 миллионов рублей, потраченные на постоянные полеты на дачу, которая у Шувалова находится не в каком-нибудь Нахабино или, не дай бог, Софрино. Дача у Шувалова там, где и должна быть дача у такого человека, – в Зальцбурге, на родине Моцарта. С видом на Альпы. Доставка организма Шувалова на эту замечательную дачу обходится ему в 130 миллионов рублей в год.

Алексей Навальный не только лучший сегодня в России журналист-расследователь, но и политик. И как политик он очень часто и с видимым удовольствием использует всевозможные популистские приемы. И в этот раз, рассказывая о своем очередном расследовании, Навальный снял видео, в котором он рассказывает о воровстве Шувалова, а в это время перед ним на столе лежит удивительной красоты собака породы корги. Сам этот эпизод расследования называется «Корги высокого полета».

Дело в том, что ФБК установил, что на этом самолете «Бомбардье», который, то ли является собственностью Шувалова, то ли им арендуется, постоянно совершают полеты собаки, принадлежащие супруге Шувалова. Цена этих полетов составляет 40 миллионов рублей в год. Супруга Шувалова в беседе с юристом ФБК сообщила, что она возит своих питомцев на выставки, чтобы «отстаивать честь России».

Тут я должен сделать небольшое отступление. Навальный в своем видео, сделав акцент на «собачьем транжирстве» шуваловской супруги, тем самым в значительной степени направил гнев обворованных Шуваловым сограждан против ни в чем не повинных собак. Учитывая, что Навальный и без того обвешан уголовными статьями по самую макушку, с его стороны было крайне неосторожно так подставляться еще под одну, 282-ю, разжигание ненависти к социальной группе собак породы корги. В кадрах после фильма видно, как Навальный, бессовестно тиская доверившуюся ему корги, задает провокационный вопрос «Хочешь летать на личном самолете?». И тут же сам отвечает: «Вижу – хочет». Хотя собака при этом всем своим видом демонстрировала полное равнодушие к любым видам транспорта и готова была постоянно валяться на столе, при условии, что ее продолжат тискать.

Так вот. Полагаю, что корги, а также любые собаки, кошки, крокодилы и бегемоты имеют полное право летать на личных самолетах, арендованных самолетах, чартерных самолетах, дирижаблях, а также ездить на автомобилях, велосипедах и ходить пешком, куда им вздумается. И никто, в том числе и Навальный, при всех своих заслугах, не должен им в этом препятствовать. Единственное условие: они должны это делать на честно заработанные своим трудом либо трудом своих людей-компаньонов средства.

Возвращаясь к теме, хочу добавить, что в России начисто отсутствуют механизмы по приведению к порядку «охреневших» чиновников. И статья 20 Антикоррупционной конвенции ООН при Путине не будет ратифицирована. И на взятках будут ловить только тех, на кого укажут. И при этом большая часть «пойманных» будут просто подставлены.

Тем не менее, расследования ФБК Навального имеют огромную важность и как минимум два адреса. Во-первых, граждане России должны знать поименно тех, благодаря кому у нас «денег нет», а в ближайшем будущем станет еще меньше. Есть и второй адрес, который в краткосрочной перспективе может оказаться более действенным для укорота ворюг типа Шувалова. Это власти и общественное мнение тех стран, куда летают и где расположена недвижимость чиновных коррупционеров.

Некоторое время назад жеребцов Рамзана Кадырова сняли с соревнований в Германии и отказались выплачивать им призовые в связи с тем, что их хозяин находится под санкциями. Скакуны Зазу и Быстрый Финиш лично не были замечены в неприглядных поступках, но ответили за репутацию своего владельца. Полагаю, что организаторы собачьих выставок могли бы последовать этому примеру и не пускать к себе пусть даже персонально безупречных корги, которые скомпрометировали себя связями с таким несусветным ворюгой, как Шувалов. Да и муниципалитет Зальцбурга может поинтересоваться, кто и на какие деньги живет рядом с теми, кто по праву гордится своим городом, в котором творили Гайдн, Моцарт и Цвейг.

Ежедневный Журнал

Лучшие друзья Путина. Офшорный компромат на президента России (РАССЛЕДОВАНИЕ)Лучшие друзья Путина. Офшорный компромат на президента России (РАССЛЕДОВАНИЕ)

Петра Блум, Фредерик Обермайер и Бастиан Обермайер, Suddeutsche Zeitung

Российский музыкант Сергей Ролдугин – человек-загадка. Он обладает биографией порядочного человека от искусства, он виолончелист, похоже, даже очень хороший: учился в Ленинградской консерватории, позже играл в Мариинском театре в Санкт-Петербурге первую виолончель и концертировал во многих странах, в том числе и в Германии. Потом он руководил Санкт-Петербургской консерваторией. Получал награды – скажем, в 1980 году завоевал третий приз на международном конкурсе «Пражская весна». Сегодня он руководит основанным им же Домом музыки в Санкт-Петербурге – элитной школой для российских солистов. В общем, ведет приличную, но не слишком захватывающую жизнь человека искусства.

Если бы только Сергей Ролдугин, как он сам заявил в одном интервью газете New York Times, не давал время от времени интересные частные концерты — дома у Владимира Путина.

Если бы он не был близким другом российского президента.

Если бы он, вероятно, не был даже лучшим другом Путина.

Даже и без связи виолончелиста с Путиным находка, сделанная в документах Panama Papers, была бы, как минимум, удивительной. Бизнесменом, как однажды сказал Ролдугин, он не является. И все-таки, его имя то и дело появляется в документах одновременно в связи с несколькими фирмами. Он назван их владельцем, его имя можно найти на уставных бумагах, некоторые документы явно подписаны Ролдугиным.

Данные демонстрируют также, что на счета «почтовых ящиков» Ролдугина, которые находятся в центре целой сети офшорных компаний, похоже, были переправлены многочисленные миллионы долларов США. Фирмы в этой сети владели, согласно этим документам, акционными опционами некоторых важнейших концернов России, через них явно перетекали кредиты на трехзначные миллионные суммы, заключались странные сделки. В течение нескольких лет, как показывают данные, через это офшорное плетение были прокачаны около двух миллиардов долларов.

Музыкант, глава государства и припрятанные деньги: что между ними общего – пожалуй, это наиболее яркая история из тех, которые можно найти в 2,6 терабайтах данных офшорного провайдера Mossack Fonseca (Mossfon).

Слухи о том, что Путин обладает тайными капиталами, ходят уже долгие годы. Но ни разу следы денег не вели в столь непосредственную близость к Путину, как через Panama Papers.

Эта фотография – черно-белая, она несколько фрагментирована и поэтому как-то особо трогает за душу. Семейное фото, сделанное в 1985 году, запечатлело сцену крещения в одной из церквей Санкт-Петербурга, который тогда назывался Ленинградом. Россия была еще частью Советского Союза и управлялась Михаилом Горбачевым. Сергей Ролдугин, в черном костюме, полосатом галстуке, с шевелюрой и твердым взглядом, позирует перед камерой с двумя женщинами и худощавым мужчиной, который глядит перед собой несколько недоверчиво и держит на руках ребенка. Этот другой мужчина был в то время незначительным офицером КГБ. Его имя – Владимир Путин. Фото показывает крещение его первой дочери Марии.

Музыкант Ролдугин – крестный отец Марии. Он – близкий друг Путина на протяжении почти сорока лет и, похоже, до сегодняшнего дня – согласно Newsweek, даже его «лучший друг».

Загадочный виолончелист – не олигарх, не политик – оказался в центре захватывающей дух истории, спрятанной во «внутренних» бумагах офшорного менеджера Mossack Fonseca – Panama Papers. Они наводят на мысль, что в сеть тайных офшорных компаний было закачано большое состояние и что миллионы из этого «сейфа» шли не только ближайшему кругу Владимира Путина, но и, похоже, его семье. Многое говорит о том, что часть этих денег пошла на финансирование недвижимости, в которой в феврале 2013 года справлялась помпезная свадьба второй дочери Путина, Екатерины.

Клика Путина

Эта история, однако, корнями уходит в год 1985-й. Молодой отец семейства Владимир Путин незадолго после крещения Марии назначается советской секретной службой КГБ в ГДР, в Дрезден, в качестве агента. Там на свет появляется Екатерина. Домой, в Санкт-Петербург, Путин возвращается только после падения Советского Союза, причем, если верить его западным биографам, травмированный той беспомощностью, с которой новая Россия принимает потерю своего значения.

В Санкт-Петербурге начинается его восхождение: из агента КГБ получается помощник мэра, потом – его заместитель, потом – шеф секретной службы ФСБ, потом – премьер-министр. В 2000 году Путин становится президентом. 16 лет спустя он держит бразды правления прочнее, чем когда-либо.

В январе этого года Адам Зубин, ответственный за антитеррористические и финансовые расследования чиновник министерства финансов США, назвал Путина в интервью BBC «коррупционером». В самом деле, политическое восхождение Путина постоянно сопровождалось подобными обвинениями. Когда Путин в начале 1990-х был вице-мэром Санкт-Петербурга, комитет городского совета обвинил его в выдаче экспортных лицензий друзьям и знакомым – без выполнения оговоренных условий. Из-за фирмы, которую он, предположительно, основал для друга-олигарха, похоже, случился настолько серьезный конфликт с криминальными бандами, Путин даже отправил своих дочерей Марию и Екатерину в Германию в целях безопасности.

В свою очередь, против нескольких сотрудников одной компании по продаже недвижимости, в совете которой Путин заседал до 2000 года, позже властями Германии и Лихтенштейна проводилось расследование. Как писал в 2003-м журнал Spiegel, по оценкам немецких следователей, доходы от «крышевания», торговли людьми и крадеными автомобилями отправлялись на иностранные счета, в фонды и фирмы-«почтовые ящики». Когда вся система оказалась раскрыта, Путин уже был президентом. Последнее немецкое расследование было поэтому прекращено в 2009 году в связи с истечением срока давности.

Вследствие путинского резкого возвышения в российской политике, преумножалось также богатство небольшой группы до тех пор, скорее, малозначимых людей: товарищей, служивших с ним в КГБ, политических последователей из числа санкт-петербургских управленцев, дальних родственников – в первую очередь, тех семерых, с которыми он в середине 1990-х годов основал у врат Санкт-Петербурга дачный строительный кооператив «Озеро». Там они разделяли один счет и одну кассу. Подобное объединяет.

Давнишние члены «Озера» сегодня – пожалуй, наиболее влиятельная клика России. Большинство из них – миллиардеры.

Американский экономист, лауреат Нобелевской премии Пол Кругман описал однажды путинскую Россию, как «экстремальный вариант компанейского капитализма». Страна является «клептократией, в которой лояльные сторонники могут получить гигантские суммы». Московский экономист Владислав Иноземцев считает, что Россия превратилась в неофеодальную систему: на самом верху стоит Путин, под ним – его друзья, собравшие богатства с начала его долгого периода правления в ущерб государству. А внизу – народ. Американская политолог Карен Давиша назвала в 2014 году свою книгу, подробное исследование на эту тему, «Путинской клептократией». Министерство иностранных дел США во внутренних документах вообще говорило о «мафиозном государстве» — как вытекает из посольских депеш, «вскрытых» в 2010 году платформой Wikileaks.

Panama Papers отражают все эти описания. В этих документах можно найти «почтовые ящики» многих людей, пришедших вместе с Путиным в российскую властную элиту. Миллиардер Геннадий Тимченко, например, сделавший параллельно с путинским возвышением карьеру одного из крупнейших в мире торговцев полезными ископаемыми и финансирующий дзюдо-клуб «Явара-Нева», чьим почетным президентом является Путин. Основан был этот клуб Аркадием Ротенбергом, который, как и его брат Борис, является близким другом Путина. Оба превратили пару санкт-петербургских автозаправок в миллиардный строительный промышленный концерн.

Они появляются в Panama Papers в связи с несколькими офшорными фирмами с Британских Виргинских островов и Кипра. Другие «почтовые ящики» связаны с бывшими коллегами Путина по КГБ, с супругой его пресс-секретаря, с одним из его кузенов, с близкими к нему олигархами.

И все это, несмотря на то, что российский президент с 2011 года при любой возможности обзывает офшорную систему «непатриотичной».

Капитал

Слухи о личном богатстве Путина курсируют с тех пор, как он в Санкт-Петербурге пошел в политику. В 2014 глава российского государства официально заработал 7,65 миллионов рублей в год – в то время примерно 143 тысячи евро. По крайней мере, так было записано в его открытой декларации о доходах.

Журналисты, историки и экономисты, интенсивно изучающие вопрос о путинских капиталах, между тем, полагают, что когда-нибудь президент покинет Кремль многократным миллиардером. Предположения выглядят абсурдно высокими: 40 миллиардов долларов, 70 миллиардов или вообще – 200 миллиардов? Эту, наивысшую сумму называет Билл Браудер – американец, который был менеджером Hermitage Capital Management, фонда, который когда-то считался в России крупнейшим иностранным инвестором. Он прожил в стране десять лет. С того момента, как его адвокат Сергей Магницкий в 2009 году умер в московской тюрьме, Браудер стал яростным критиком Путина. В 2014-м он написал книгу о своих отношениях с Путиным и утверждал, что президент является богатейшим человеком в мире. Американскому телеканалу CNN Браудер заявил: «Он – крупнейший олигарх из всех».

Поиск доказательств этого проводится весьма скрупулезно. Согласно расследованию британского Bureau of Investigative Journalism, к примеру, Путина до сих пор фотографировали в часах на общую сумму в 200 тысяч евро, некоторые активисты-антикоррупционеры говорят о сумме более, чем в 600 тысяч евро. Скажем, по официальным поводам он носит Patek Phillipe Perpetual Calendar стоимостью примерно в 60 тыс. евро. Принадлежат ли часы в самом деле президенту или Кремль предоставляет их ему в пользование, или он их одолжил – неизвестно.

Догадки о том, как путинское предположительное богатство было собрано, похожи между собой: в основном, считается, что он владеет через посредников частями важных российских фирм и регулярно наполняет через олигархов и госбанки черные кассы. Недавно публиковался отчет о том, что неподалеку от черноморского Сочи были возведены хоромы, известные сейчас, как «дворец Путина» — помпезное сооружение в итальянском стиле. Профинонсировал строительство, согласно расследованию информационного агентства Reuters, один из «дачных» друзей Путина, Николай Шамалов.

Кремль по сей день отрицает, что этот дворец находится во владении Путина. Но, когда защитники природы попытались туда проникнуть, так как они предположили, что при строительстве были нарушены инструкции – по их собственным словам, их остановили сотрудники Федеральной службы охраны РФ (ФСО) – правительственной охранной службы.

Этот дворец упоминали также российский активист Леонид Мартынюк и убитый в 2015 году оппозиционер Борис Немцов в материале 2012 года, который называется «Жизнь галерного раба» и основывается на более раннем высказывании Путина, что он-де «пашет, как раб на галере». На самом деле, делали вывод Мартынюк и Немцов, Путин живет в роскоши. Он располагает десятками вилл, самолетов и судов. Один лишь туалет в одном самолете, предположительно, стоит примерно половину путинской официальной годовой заработной платы.

А есть ведь еще и «Олимпия», «бриллиант кремлевского флота» — отделанная красным деревом яхта с бассейном и мраморной ванной комнатой. По утверждениям прессы, ее Путину подарили олигархи из группы Романа Абрамовича – в знак верности.

Абрамович это всегда отрицал. Согласно расследованию российской «Новой газеты», «Олимпию» также охраняет ФСО.

Рассказы о своем предположительном богатстве Путин постоянно отметает, как «болтовню». На детальный запрос Süddeutsche Zeitung и International Consortium of Investigative Journalists по документам Panama Papers он не ответил. Вместо этого вскоре после отправки вопросов его пресс-секретарь Дмитрий Песков выступил перед российскими журналистами и заявил, что получил «запрос, сформулированный в виде допроса». Это, мол, часть «информационной атаки». Предпринимается попытка «достать семью президента с информационной стороны». Речь пойдет о множестве оффшорных фирм, о предпринимателях, которых Путин никогда лично не видел. Песков подозревал, что за этой «атакой» стояли не только журналисты, но и «представители спецслужб и других организаций». Если «перевранные факты» будут опубликованы – не исключены иски и судебные разбирательства за клевету.

Еще и из-за подобных реакций многие российские СМИ обходят эту тему стороной. Среди российских журналистов известно, что если писать о путинских деньгах – можно нажить проблемы. Будут угрожать неприятные налоговые проверки, кражи со взломом и подобные вещи. Журналист газеты Guardian Люк Хардинг, также работавший над этой историей, считает, что именно из-за его расследования в этой области его выставили из России в 2011 году.

Если Путин и в самом деле собрал подобное несметное богатство – вряд ли он повесил на нем табличку со своим именем. Официально деньги могут принадлежать людям непубличным, незаметным посредникам, которым он безоговорочно доверяет. Сергей Ролдугин – один из таких. Подобная схема давно известна финансовым экспертам и следователям, работающим с делами высокопоставленных политиков. Также и в Panama Papers имя Путина не связано с упомянутыми фирмами.

Виолончелист

Ролдугин и Путин познакомились, как можно прочесть во многих книгах, в середине или в конце 70-х. Ролдугин рассказывал в одном из опубликованных в 2000-х интервью о Путине: младший него на год друг был ему, как брат. По ночам они бродили по Санкт-Петербургу, пели и дрались с другими молодыми людьми. Согласно биографам Путина Бренде Ланге и Чарльзу Дж. Шилдсу, Ролдугин познакомил Путина с его будущей женой Людмилой, с которой Путин теперь в разводе. Стюардесса «Аэрофлота», с которой встречался Ролдугин, привела коллегу-блондинку, которую Ролдугин усадил в авто Володи. Путин женился на Людмиле в 1983 году. Когда два года спустя родилась Мария, Ролдугин привез жену и ребенка Путина из роддома.

Их дружба продолжается по сей день. Ролдугин, похоже, единственный, кому российский президент позволяет рассказывать журналистам частные подробности о себе. Он не только поведал в интервью о том, что Путин, обычно поддерживающий имидж крутого мачо, страдает болями в спине, но и о том, что Путин стал дедушкой. Официально это до сих пор не было подтверждено.

Очевидно, Путин весьма доверяет Ролдугину – настолько, что даже прячет свое возможное богатство за неприметной биографией музыканта?

В сентябре 2014 года Сергей Ролдугин заявил New York Times, что он ни в коем случае не является бизнесменом и «не владеет миллионами». Как минимум, последнее – неправда, как свидетельствуют данные из Panama Papers.

Согласно им, когда Сергей Ролдугин в мае 2014 года открыл для одной из своих оффшорных фирм счет в швейцарском «Газпромбанке» в Цюрихе, банк в одном из формуляров запросил, сколько денег находится во владении клиента. Ответ: более 10 миллионов швейцарских франков. К тому же – годовой доход размером более, чем в миллион швейцарских франков, который состоит, в основном, из дивидендов, процентов и кредитов.

К бумажным формальностям принадлежит также анкета по «отмыванию» денег – к примеру, не находится ли клиент в связях с кем-либо из VIP или «политически значимой личностью». В наши дни банки вынуждены задавать подобные вопросы в качестве стандартных, так как опыт последних десятилетий показывает, что многие политики не открывают «деликатные» счета на свои имена, а делают это, пользуясь именами членов семьи или друзей.

Анкета вернулась в банк с двумя крестиками перед ответами «нет». Возможно ли, что лучший друг Владимира Путина, крестный отец его дочери, не связан с политически значимой личностью?

Сеть

Виолончелист Сергей Ролдугин был назван панамским оффшор-менеджером Mossack Fonseca – это подтверждает множество документов Panama Papers – в качестве собственника или совладельца трех фирм-«почтовых ящиков»:

— Основанной в 2007 году на Британских Виргинских островах Sonnette Overseas Inc.

— Зарегистрированной в 2008 году в Панаме International Media Overseas S.A.

— и открытой в 2012 году на Британских Виргинских островах Raytar Limited.

На запрос британской газеты Guardian Mossack Fonseca пояснила, что не знала, что Ролдугин является собственником Sonnette Overseas и International Media Overseas.

Из документов мало что можно узнать о Raytar Limited. О фирмах International Media Overseas и Sonnette Overseas, однако, в данных, полученных Süddeutsche Zeitung, можно обнаружить множество электронных писем, кроме того – контракты, материалы о сделках с акциями и различные документы, которые имеют подпись Ролдугина.

Так, имеется освобождение от ответственности, датированное маем 2008 года, связанное с его фирмой Sonnette Overseas, а также доверенность, выданная двум сотрудницам Mossfon в марте 2011 года. Имеется даже паспорт музыканта, выписанный 5 ноября 2002 года.

Когда российские журналисты, участвовавшие в этом расследовании, спросили Ролдугина об этом после концерта в московской консерватории Чайковского на прошлой неделе, он ответил, что имел дело с подобными вещами до перестройки, но едва-едва может о них вспомнить, и попросил задать вопросы письменно. До перестройки? Это было до 1986 года. Фирмы, упомянутые в Panama Papers, появились более, чем двадцать лет спустя. Все письменные вопросы SZ, отправленные Ролдугину, остались без ответов.

Фирмы Ролдугина, International Media Overseas и Sonnette Overseas, согласно Panama Papers, тесно связаны с двумя иными «почтовыми ящиками», зарегистрированными на Британских Виргинских островах: Sandalwood Continental Ltd. и Sunbarn Limited. Так, Sonnette Overseas Ролдугина и Sunbarn Limited некоторое время находились во владении одного и того же человека, бизнесмена из Санкт-Петербурга. Владелец Sandalwood Continental, в свою очередь, согласно Panama Papers, получил доверенность, с которой он мог заключать сделки и подписывать документы для Ролдугина. Речь идет также о бизнесмене из Санкт-Петербурга. В формуляре от июля 2009 года говорится, что он до 2003 года работал в правоохранительных органах.

Эти четыре оффшорные фирмы можно назвать «сетью Ролдугина».

На счету ролдугинской International Media Overseas в Газпромбанке, согласно документам Panama Papers, скапливались дивиденды еще одной фирмы-«почтового ящика», которая, в свою очередь, владеет акциями крупного российского медиа-предприятия под названием Video International. К открытию счета ответственные лица рассчитывали на поступления в размере 268,4 млн. рублей – примерно 5,6 млн. евро, — позже должно было поступить еще больше денег. Video International не пожелала ответить на запрос по этому поводу.

Это предприятие было основано в 90-е годы Михаилом Лесиным. Лесин, который упоминается в Panama Papers в качестве владельца одной из основанных на Британских Виргинских островах фирмы-«почтового ящика», был с 2004 по 2009 годы медиасоветником Путина. 5 ноября 2015 года он найден мертвым в номере отеля в Вашингтоне.

Фирмы этой сети, как следует из представленных документов, имели дело также с опционами на приобретение других фирм, которые, в свою очередь, владели акциями российского АвтоВАЗа и КАМАЗа. Фирма Сергея Ролдугина Sonnette Overseas могла, согласно документам, не обладая акциями КАМАЗа, влиять через сложную систему фирм на важные решения предприятия.

КАМАЗ для российской оборонки почти что незаменим. Его грузовики часто использовались в войне против Украины и в Сирии.

Журналисты и аналитики, критикующие Путина, считают, что президент систематически присваивал акции важнейших предпритий России. Так, политолог Станислав Белковский утверждал в 2007 году, что Путин контролирует 37% нефтегазового концерна «Сургутнефтегаз», а также является держателем 4,5% акций Газпрома. Подтвердить это до сих пор не удалось.

Леонид Бершидский, основатель и первый главный редактор российской экономической газеты «Ведомости», в статье для агентства Bloomberg писал о Путине: «Вся страна – к его услугам». Путин просто берет все, что пожелает, — считает эксперт по России Карен Даиша.

Банк Путина

За исключением максимум Raytar Limited, все фирмы из сети Ролдугина, как показывают Panama Papers, управлялись сотрудниками санкт-петербургского банка «Россия». Американские эксперты считают его «банком Путина», банком его ближайшего окружения. Поэтому в 2014 году, после аннексии Крыма, США наложили на него санкции. Его штаб-квартира, желтое здание в советском стиле, расположено в одном из красивейших мест города, на площади Расстрелли неподалеку от Невы. В 1990 году он был основан на деньги Коммунистической партии – примерно в то время, как Владимир Путин вернулся из ГДР.

Многие ближайшие соратники Путина владеют или владели акциями банка, одно время почти половина принадлежала Юрию Ковальчуку и Николаю Шамалову – членам-сооснователям путинского дачного кооператива «Озеро». Но и Сергею Ролдугину принадлежали, по крайней мере, до недавнего времени, более трех процентов акций. В 2010 году эта информация стала достоянием гласности, впрочем, не вызвав особого интереса. Как впервые продемонстрировали Panama Papers, одной из фирм сети Ролдугина, Sandalwood, принадлежали некоторое время акции этого финансового учреждения. Одновременно банк считается «сборником» для важных акций. Так, этот финансовый дом обладает большинством акций второго по величине российского страхового концерна «Согаз», который, в свою очередь, контролирует медиа-группу «Газпрома». К последней относятся телеканалы НТВ и ТНТ, а также радиоканал «Эхо Москвы».

На санкции против банка «Россия» Путин отреагировал немедленно: он распорядился, чтобы российский Центральный банк поддержал это финансовое учреждение. Сам Путин демонстративно открыл в «России» рублевый счет.

Многомесячное расследование SZ показывает, что два сотрудника этого банка играют особую роль: согласно этим данным, они в некоторых случаях имели право подписывать документы фирмы Ролдугина International Media Overseas – еще и потому, что зачастую Ролдугина не оказывалось на месте, как свидетельствует один из емэйлов.

Для постоянно гастролирующего музыканта – ничего удивительного. Начиная с 2014 года, сотрудники банка «Россия» рассылают емэйлы, касающиеся фирм из сети Ролдугина, частично – с зашифрованных адресов. Таким образом, возможно, скрывалось, что банкиры работают для предприятия, находящегося под санкциями. Собственных емэйлов Ролдугина в данных нет.

Таким образом, властью над всей сетью Ролдугина обладает банк «Россия». Реальные решения, однако, принимаются, предположительно, в другом месте. Возможно, даже в Кремле? На соответствующий запрос банк «Россия» не ответил.

Контора

В качестве партнера и незаметной «первой руки» при контактах с Mossack Fonseca сотрудникам санкт-петербургского банка служит посредническая адвокатская контора в Швейцарии. Похоже, что и в банке «Россия» понимают, что российский банк с сомнительной репутацией за рубежом не годится в качестве адреса для международного бизнеса – пришлось бы столкнуться со строжайшим контролем каждой сделки. Совсем другое дело – швейцарская адвокатская контора, расположенная в Цюрихе неподалеку от Paradeplatz (площадь в деловом центре города) где находятся штаб-квартиры крупных банков. Она выглядит идеальной: достаточно именитой, чтобы выдерживать международную конкуренцию, и достаточно маленькой, чтоб не привлекать внимания.

Тот, кто поинтересуется в Цюрихе этой конторой, как правило, в первую очередь услышит о множестве русских, о которых она печется. Некоторые из них не только очень богаты, но и весьма влиятельны. В самом деле – опубликованные еще несколько лет назад документы демонстрируют, что деловые контакты с конторой поддерживал, например, бывший топ-менеджер нефтяного концерна ЮКОС, олигарх Алексей Голубович.

Один из партнеров конторы, не ответивший на запрос, похоже, регулярно посещает Россию. После визитов он с удовольствием рассказывает об охоте на кабанов и привозит домой дорогую водку. Он, как рассказывают, особо гордится своими хорошими связями с Москвой. Он рассказывал, что поддерживает там контакты с людьми из спецслужб, и прибавлял: вплоть до Владимира Путина.

Трюки

Смысл сети Ролдугина, похоже, заключается не только в том, чтобы удерживать акции и опционы. Видимо, речь идет конкретно о том, чтобы перекачивать на сторону миллионные суммы через оффшорные фирмы. При этом важно, чтобы цели для переводов указывались понезаметнее. Согласно Panama Papers, для этого используются несколько трюков.

Трюк первый

Один пример из документов Mossfon: сотрудник «России» просит 5 июля 2011 года Mossack Fonseca, чтобы директора двух их фирм подписали несколько сделок по акциям – нормальная процедура для «оффшорного мира». Штука, однако, в том, что сами сделки состоялись за пять месяцев до того, в январе 2011 года. То есть, директора должны дать согласие с обратной юридической силой.

Принцип действует таким образом: замешанные фирмы ищут данные, по времени соответствующие продаже и обратной покупке акций, чьи курсы, согласно документам, упали за это время. На самом деле, видимо, этими акциями никогда не торговали, но в бухгалтерии появляется доход.

Эту схему можно проследить в данных примерно дюжину раз, в общем две фирмы, Sandalwood и International Media Overseas, таким образом в течение трех лет получают доход на сумму в несколько миллионов долларов. Банк «Россия», чьи сотрудники, согласно расследованию SZ, дергали за ниточки за кулисами, на запрос не ответил.

Трюк второй: выдуманные компенсации

Одна из оффшорных фирм сети договаривается с другой – очевидно, посвященной, — про сделку по акциям. У этой другой фирмы, однако, «не получается» предоставить эти акции – и вынуждена уплатить за это «компенсацию». Пример из Panama Papers: сделка фирмы Sandwood с фирмой-«почтовым ящиком» в Белизе. Компенсация, выплаченная Sandwood, в этом случае составила примерно 800 тыс. долларов. Получив в качестве цели «компенсацию», перевод получает якобы однозначный и не подозрительный смысл. Без подобной цели используемые для перевода банки, скорее всего, что-то бы заподозрили. На этот запрос банк «Россия» тоже не ответил.

Трюк третий: предположительные гонорары за консультации

В 2009-2010 гг. фирма-«почтовый ящик» из сети Ролдугина, согласно данным Mossofon, получает 30 миллионов долларов за «консультационные услуги»: 15 миллионов от оффшорной фирмы под названием Jabiru Consultants, еще 15 миллионов – от оффшорной фирмы под названием Pearl Kite.

Трюк четвертый: малые деньги под высокие проценты

В 2011 году фирма Ролдугина International Media Overseas заключает особо выгодный контракт: на нее переписываются все права на 200-миллионный кредит, за плату в один доллар. При этом кредит, согласно контракту, зафиксированному в документах Mossofon, выдается под проценты на ежедневную сумму в 21 917 долларов – что в год составляет 8 миллионов долларов.

Трюк пятый: кредиты, которые, похоже, не надо возвращать

Самый показательный трюк может заключаться в том, что банк открывает для фирмы-«почтового ящика» крайне щедрую кредитную линию. Кредитные линии можно представить себе, как лимит кредитной карты: до его исчерпания можно без проблем снимать с нее деньги. В случае с фирмой Sandalwood это очень много денег: только в 2009-2012 годах она получила, согласно Panama Papers, кредитные линии в размере 800 млн. долларов – как минимум, часть этих денег была снята.

Деньги постоянно поступали от Российского Коммерческого банка (RCB) на Кипре, в то время – стопроцентной «дочки» банка ВТБ, который, в свою очередь, большей частью принадлежит российскому государству и связан с российскими спецслужбами. Откуда RCB брал подобные суммы, данные Panama не показывают. На запрос банк ответил, что не имеет возможности давать справки о клиентах или транзакциях, но действует в соответствии с законом.

Инсайдер, пожелавший остаться неизвестным, чья личность известна SZ, пояснил газете Guardian в ходе расследования, что Путин и его ближайший круг, как минимум, в «нулевые» годы использовал RCB, как своего рода личную кредитную карточку, что банк отрицает. «Если один из избранников Путина или их жены нуждались в деньгах – для шоппинга, для яхты или для какой-нибудь иной инвестиции – RCB всегда предоставлял нужные средства, не задавая вопросов, — утверждает источник. RCB являлся магазином самообслуживания для власть имущих». Это может объяснить, почему российское правительство во время еврокризиса 2013 года так отчаянно сопротивлялось банковской «стрижке». Этим способом все кипрские банковские вклады должны были «похудеть» — в том числе и вклады RCB. «Высшее российское руководство недвусмысленно дало нам понять: если мы тронем RCB, реакция будет такая, какой мы еще никогда не видели» — заявил шеф кипрской центристской партии позже в радиоинтервью. RCB стал исключением из правила.

Это не единственная странность, отмеченная в связи с кредитами из Panama Papers. Так, кредиты, выданные другим фирмам сети Ролдугина, также демонстрируют необычные условия: то мизерные проценты, то едва заметные выплаты, а то – отсутствие гарантий. Эксперты считают, что это явные признаки того, что речь идет, скорее, о подарках, нежели о кредитах. «Похоже, подоплекой этих транзакций является уклонение от налогов, обман и/или другие темные делишки – с конечной целью отмывки денег», — считает Дэвид Вебер. Финансовый эксперт Университета Мэрилэнда проанализировал для этого исследования несколько кредитных сделок из предоставленного банка данных.

Размер сумм, предоставленных RCB, заставил насторожиться и Mosack Fonseca. В конце сентября 2009 года адвокат Mossfon обратилась с емэйлом к трем партнерам – Юргену Моссаку, Рамону Фонсеке и Кристофу Цолльнигеру. Речь шла о договоренности, которая должна была быть подписана директорами Mossfon: Sandalwood должна была получить кредитную линию в 103 миллиона долларов от RCB на Кипре – причем, очевидно, без гарантий, как указывалось в кредитном договоре.

Отправитель: Юрген Моссак

Я думаю, это опасно.

Так ответил Юрген Моссак в емэйле, который находится в базе данных. Речь идет, видимо, о деньгах «сомнительного происхождения и столь же сомнительного предназначения». Тем не менее, директора Mossfon поставили свои подписи – после того, как контора удостоверилась, что в договоре предусматривается освобождение от ответственности, предотвращающий возможные финансовые потери для Mossack Fonseca. На запрос Guardian контора ответила, что положилась на посредника «из Европы».

Теневая система

Сомнительные миллионные кредитные линии, постфактум датированные сделки с акциями, фиктивные гонорары за консультации и возмещения – все это, похоже, является частью теневой системы, созданной, по-видимому, для того, чтобы в кратчайшие сроки позволить исчезнуть очень большим денежным суммам в оффшорных фирмах.

Уже в 2013 году тогдашний шеф российского Центрального банка Сергей Игнатьев открыто заявил, что только в 2012 году почти 50 млрд. долларов США – то есть, 2,5% российского валового национального дохода – были выведены за границу, большей частью – одной-единственной группой людей. Имен он не назвал.

Международные эксперты по борьбе с отмыванием денег, с которыми SZ доверительно обсуждала методы работы сети Ролдугина, уверены: тот, кто в подобных размерах вытаскивает деньги из страны – либо устал от жизни, либо уверен в поддержке с самого верха. Потому что весьма маловероятно, что эти денежные потоки остались тайной для российского руководства: в России за обнаружение отмывания денег и других подозрительных транзакций ответственно учреждение под названием Росфинмониторинг – оно, в отличие от большинства подобных западноевропейских учреждений, скорее, напоминает спецслужбу, а не полицейское подразделение. Российские следователи, специализирующиеся в этой области, имеют, похоже, право читать чужие емэйлы, прослушивать телефонные переговоры и получать полную банковскую информацию о ком угодно.

Это дает возможность экспертам, консультирующим SZ, сделать вывод: если следователи Росфинмониторинга не «высушили» этот миллиардный поток – то не потому, что не заметили его, а потому, что не захотели его видеть.

В сеть «почтовых ящиков», в центре которой находится друг Путина Ролдугин, по данным Panama Papers, также закачивались деньги российских олигархов. Только в 2013 году несколько таких фирм, связанных с братьями Борисом и Аркадием Ротенбергами, предоставили оффшорной фирме из сети Ролдугина кредиты размером примерно в 200 млн. долларов – и из документов невозможно понять, были ли они когда-либо возвращены. Незадолго перед этим одна из фирм Аркадия Ротенберга получила тендер на миллиардный, однако замороженный из-за украинского кризиса, проект газопровода «Южный поток». На запрос SZ Ротенберг не отреагировал.

Тайная свадьба

Так следы из панамской базы данных соединяются с реальной жизнью, превращаясь в настоящие открытия: к примеру, в феврале 2013-го, когда на лыжном курорте Ижора, примерно в часе езды к северу от Санкт-Петербурга, состоялась великолепная свадьба. О ней стало известно лишь в конце 2015 года благодаря агентству Reuters, но до сих пор информация не была подтверждена Кремлем.

Молодоженов привезли сначала в санях, запряженных тройкой белых коней. Фотографировать запрещалось, все мобильники были у гостей отобраны. «На каждом углу стояли охранники, они никого не пускали на праздник» — описывал сотрудник ижорского курорта журналисту Reuters это событие. По его словам, у гостей была возможность взглянуть на искусственно созданную русскую деревню, с артистами и различными народными танцами, ледовым и лазерным шоу.

Кроме того, они получили в подарок платки, украшенные инициалами молодоженов: К & К – то есть, Катерина (Тихонова) – так, согласно сообщениям прессы значится младшая дочь Путина, которая носит фамилию своей бабушки. И Кирилл Шамалов, ее жених, сын Николая Шамалова – друга Путина по кооперативу «Озеро», который участвовал в финансировании «путинского дворца».

Через 19 лет после основания дачного кооператива, совладелец банка «Россия» Николай Шамалов и Владимир Путин стали сватами. В качестве своеобразного свадебного подарка, Кирилл, новый зять Путина, с помощью друзей своей семьи получил долю в миллиардных проектах. На запрос SZ по этому поводу он не ответил.

Секретному празднику предшествовали некоторые приготовления. К примеру, был куплен земельный участок, на котором состоялась свадьба – лыжный курорт «Ижора». Покупателем, согласно регистру, стала российская фирма под названием Ozon LLC, которая принадлежат некоей непрозрачной кипрской оффшорной компании, а также – через еще одну фирму-посредника – на 25% доверенному лицу Путина, Юрию Ковальчуку, и его сыну. Юрий Ковальчук – старый друг Путина и, по мнению правительства США, – его «кассир». В любом случае, он – еще один член кооператива «Озеро». Ковальчук передал через адвоката, что не желает высказываться по этому поводу.

Эта самая Ozon LLC, которой теперь принадлежит лыжный курорт, согласно документам Mossfon, в 2009 году получила кредит размером в 5 млн. долларов от одной из фирм сети Ролдугина – Sandalwood. Примерно двумя годами позже она получила еще раз примерно такую же сумму – опять в форме кредита. За год до свадьбы Ozon LLC официально купила земельный участок «Ижора». Кредитор, Sandalwood, был, в конце концов, упразднен в 2013 году.

Отец невесты неплохо ориентируется в тех местах. Владимир Путин гостил здесь не только в 2006 году, когда лыжный курорт «Ижора» был основан. Огромное имение, граничащее с курортом, местные называют «виллой президента» и рассказывают, что Путин тут часто бывает.

Крестины в начале, свадьба под конец – можно опять описать семейное фото. Оно выглядит так: в курорт, где вышла замуж путинская дочка и к числу владельцев которого принадлежит путинский «кооперативный» друг, вливаются миллионы через оффшорную фирму, которые, видимо, были вытащены через «почтовый ящик» из сети и спрятаны. Оркестровкой всего этого занимался банк «Россия», принадлежащий нескольким доверенным лицам Путина. А «зицпредседателем» этой сети, как видим, был лучший друг Путина: совладелец банка «Россия» Сергей Ролдугин – крестный отец другой дочери Путина.

Хорошо иметь лучших друзей.

Сотрудничество: Роман Анин, Джейк Бернштейн, Люк Хардинг, Олеся Шмагун, Роман Шлейнов, Дэвид Томпсон, Оливер Цильманн.

Перевод: Борис Немировский для «Главкома»

ГлавкомПетра Блум, Фредерик Обермайер и Бастиан Обермайер, Suddeutsche Zeitung

Российский музыкант Сергей Ролдугин – человек-загадка. Он обладает биографией порядочного человека от искусства, он виолончелист, похоже, даже очень хороший: учился в Ленинградской консерватории, позже играл в Мариинском театре в Санкт-Петербурге первую виолончель и концертировал во многих странах, в том числе и в Германии. Потом он руководил Санкт-Петербургской консерваторией. Получал награды – скажем, в 1980 году завоевал третий приз на международном конкурсе «Пражская весна». Сегодня он руководит основанным им же Домом музыки в Санкт-Петербурге – элитной школой для российских солистов. В общем, ведет приличную, но не слишком захватывающую жизнь человека искусства.

Если бы только Сергей Ролдугин, как он сам заявил в одном интервью газете New York Times, не давал время от времени интересные частные концерты — дома у Владимира Путина.

Если бы он не был близким другом российского президента.

Если бы он, вероятно, не был даже лучшим другом Путина.

Даже и без связи виолончелиста с Путиным находка, сделанная в документах Panama Papers, была бы, как минимум, удивительной. Бизнесменом, как однажды сказал Ролдугин, он не является. И все-таки, его имя то и дело появляется в документах одновременно в связи с несколькими фирмами. Он назван их владельцем, его имя можно найти на уставных бумагах, некоторые документы явно подписаны Ролдугиным.

Данные демонстрируют также, что на счета «почтовых ящиков» Ролдугина, которые находятся в центре целой сети офшорных компаний, похоже, были переправлены многочисленные миллионы долларов США. Фирмы в этой сети владели, согласно этим документам, акционными опционами некоторых важнейших концернов России, через них явно перетекали кредиты на трехзначные миллионные суммы, заключались странные сделки. В течение нескольких лет, как показывают данные, через это офшорное плетение были прокачаны около двух миллиардов долларов.

Музыкант, глава государства и припрятанные деньги: что между ними общего – пожалуй, это наиболее яркая история из тех, которые можно найти в 2,6 терабайтах данных офшорного провайдера Mossack Fonseca (Mossfon).

Слухи о том, что Путин обладает тайными капиталами, ходят уже долгие годы. Но ни разу следы денег не вели в столь непосредственную близость к Путину, как через Panama Papers.

Эта фотография – черно-белая, она несколько фрагментирована и поэтому как-то особо трогает за душу. Семейное фото, сделанное в 1985 году, запечатлело сцену крещения в одной из церквей Санкт-Петербурга, который тогда назывался Ленинградом. Россия была еще частью Советского Союза и управлялась Михаилом Горбачевым. Сергей Ролдугин, в черном костюме, полосатом галстуке, с шевелюрой и твердым взглядом, позирует перед камерой с двумя женщинами и худощавым мужчиной, который глядит перед собой несколько недоверчиво и держит на руках ребенка. Этот другой мужчина был в то время незначительным офицером КГБ. Его имя – Владимир Путин. Фото показывает крещение его первой дочери Марии.

Музыкант Ролдугин – крестный отец Марии. Он – близкий друг Путина на протяжении почти сорока лет и, похоже, до сегодняшнего дня – согласно Newsweek, даже его «лучший друг».

Загадочный виолончелист – не олигарх, не политик – оказался в центре захватывающей дух истории, спрятанной во «внутренних» бумагах офшорного менеджера Mossack Fonseca – Panama Papers. Они наводят на мысль, что в сеть тайных офшорных компаний было закачано большое состояние и что миллионы из этого «сейфа» шли не только ближайшему кругу Владимира Путина, но и, похоже, его семье. Многое говорит о том, что часть этих денег пошла на финансирование недвижимости, в которой в феврале 2013 года справлялась помпезная свадьба второй дочери Путина, Екатерины.

Клика Путина

Эта история, однако, корнями уходит в год 1985-й. Молодой отец семейства Владимир Путин незадолго после крещения Марии назначается советской секретной службой КГБ в ГДР, в Дрезден, в качестве агента. Там на свет появляется Екатерина. Домой, в Санкт-Петербург, Путин возвращается только после падения Советского Союза, причем, если верить его западным биографам, травмированный той беспомощностью, с которой новая Россия принимает потерю своего значения.

В Санкт-Петербурге начинается его восхождение: из агента КГБ получается помощник мэра, потом – его заместитель, потом – шеф секретной службы ФСБ, потом – премьер-министр. В 2000 году Путин становится президентом. 16 лет спустя он держит бразды правления прочнее, чем когда-либо.

В январе этого года Адам Зубин, ответственный за антитеррористические и финансовые расследования чиновник министерства финансов США, назвал Путина в интервью BBC «коррупционером». В самом деле, политическое восхождение Путина постоянно сопровождалось подобными обвинениями. Когда Путин в начале 1990-х был вице-мэром Санкт-Петербурга, комитет городского совета обвинил его в выдаче экспортных лицензий друзьям и знакомым – без выполнения оговоренных условий. Из-за фирмы, которую он, предположительно, основал для друга-олигарха, похоже, случился настолько серьезный конфликт с криминальными бандами, Путин даже отправил своих дочерей Марию и Екатерину в Германию в целях безопасности.

В свою очередь, против нескольких сотрудников одной компании по продаже недвижимости, в совете которой Путин заседал до 2000 года, позже властями Германии и Лихтенштейна проводилось расследование. Как писал в 2003-м журнал Spiegel, по оценкам немецких следователей, доходы от «крышевания», торговли людьми и крадеными автомобилями отправлялись на иностранные счета, в фонды и фирмы-«почтовые ящики». Когда вся система оказалась раскрыта, Путин уже был президентом. Последнее немецкое расследование было поэтому прекращено в 2009 году в связи с истечением срока давности.

Вследствие путинского резкого возвышения в российской политике, преумножалось также богатство небольшой группы до тех пор, скорее, малозначимых людей: товарищей, служивших с ним в КГБ, политических последователей из числа санкт-петербургских управленцев, дальних родственников – в первую очередь, тех семерых, с которыми он в середине 1990-х годов основал у врат Санкт-Петербурга дачный строительный кооператив «Озеро». Там они разделяли один счет и одну кассу. Подобное объединяет.

Давнишние члены «Озера» сегодня – пожалуй, наиболее влиятельная клика России. Большинство из них – миллиардеры.

Американский экономист, лауреат Нобелевской премии Пол Кругман описал однажды путинскую Россию, как «экстремальный вариант компанейского капитализма». Страна является «клептократией, в которой лояльные сторонники могут получить гигантские суммы». Московский экономист Владислав Иноземцев считает, что Россия превратилась в неофеодальную систему: на самом верху стоит Путин, под ним – его друзья, собравшие богатства с начала его долгого периода правления в ущерб государству. А внизу – народ. Американская политолог Карен Давиша назвала в 2014 году свою книгу, подробное исследование на эту тему, «Путинской клептократией». Министерство иностранных дел США во внутренних документах вообще говорило о «мафиозном государстве» — как вытекает из посольских депеш, «вскрытых» в 2010 году платформой Wikileaks.

Panama Papers отражают все эти описания. В этих документах можно найти «почтовые ящики» многих людей, пришедших вместе с Путиным в российскую властную элиту. Миллиардер Геннадий Тимченко, например, сделавший параллельно с путинским возвышением карьеру одного из крупнейших в мире торговцев полезными ископаемыми и финансирующий дзюдо-клуб «Явара-Нева», чьим почетным президентом является Путин. Основан был этот клуб Аркадием Ротенбергом, который, как и его брат Борис, является близким другом Путина. Оба превратили пару санкт-петербургских автозаправок в миллиардный строительный промышленный концерн.

Они появляются в Panama Papers в связи с несколькими офшорными фирмами с Британских Виргинских островов и Кипра. Другие «почтовые ящики» связаны с бывшими коллегами Путина по КГБ, с супругой его пресс-секретаря, с одним из его кузенов, с близкими к нему олигархами.

И все это, несмотря на то, что российский президент с 2011 года при любой возможности обзывает офшорную систему «непатриотичной».

Капитал

Слухи о личном богатстве Путина курсируют с тех пор, как он в Санкт-Петербурге пошел в политику. В 2014 глава российского государства официально заработал 7,65 миллионов рублей в год – в то время примерно 143 тысячи евро. По крайней мере, так было записано в его открытой декларации о доходах.

Журналисты, историки и экономисты, интенсивно изучающие вопрос о путинских капиталах, между тем, полагают, что когда-нибудь президент покинет Кремль многократным миллиардером. Предположения выглядят абсурдно высокими: 40 миллиардов долларов, 70 миллиардов или вообще – 200 миллиардов? Эту, наивысшую сумму называет Билл Браудер – американец, который был менеджером Hermitage Capital Management, фонда, который когда-то считался в России крупнейшим иностранным инвестором. Он прожил в стране десять лет. С того момента, как его адвокат Сергей Магницкий в 2009 году умер в московской тюрьме, Браудер стал яростным критиком Путина. В 2014-м он написал книгу о своих отношениях с Путиным и утверждал, что президент является богатейшим человеком в мире. Американскому телеканалу CNN Браудер заявил: «Он – крупнейший олигарх из всех».

Поиск доказательств этого проводится весьма скрупулезно. Согласно расследованию британского Bureau of Investigative Journalism, к примеру, Путина до сих пор фотографировали в часах на общую сумму в 200 тысяч евро, некоторые активисты-антикоррупционеры говорят о сумме более, чем в 600 тысяч евро. Скажем, по официальным поводам он носит Patek Phillipe Perpetual Calendar стоимостью примерно в 60 тыс. евро. Принадлежат ли часы в самом деле президенту или Кремль предоставляет их ему в пользование, или он их одолжил – неизвестно.

Догадки о том, как путинское предположительное богатство было собрано, похожи между собой: в основном, считается, что он владеет через посредников частями важных российских фирм и регулярно наполняет через олигархов и госбанки черные кассы. Недавно публиковался отчет о том, что неподалеку от черноморского Сочи были возведены хоромы, известные сейчас, как «дворец Путина» — помпезное сооружение в итальянском стиле. Профинонсировал строительство, согласно расследованию информационного агентства Reuters, один из «дачных» друзей Путина, Николай Шамалов.

Кремль по сей день отрицает, что этот дворец находится во владении Путина. Но, когда защитники природы попытались туда проникнуть, так как они предположили, что при строительстве были нарушены инструкции – по их собственным словам, их остановили сотрудники Федеральной службы охраны РФ (ФСО) – правительственной охранной службы.

Этот дворец упоминали также российский активист Леонид Мартынюк и убитый в 2015 году оппозиционер Борис Немцов в материале 2012 года, который называется «Жизнь галерного раба» и основывается на более раннем высказывании Путина, что он-де «пашет, как раб на галере». На самом деле, делали вывод Мартынюк и Немцов, Путин живет в роскоши. Он располагает десятками вилл, самолетов и судов. Один лишь туалет в одном самолете, предположительно, стоит примерно половину путинской официальной годовой заработной платы.

А есть ведь еще и «Олимпия», «бриллиант кремлевского флота» — отделанная красным деревом яхта с бассейном и мраморной ванной комнатой. По утверждениям прессы, ее Путину подарили олигархи из группы Романа Абрамовича – в знак верности.

Абрамович это всегда отрицал. Согласно расследованию российской «Новой газеты», «Олимпию» также охраняет ФСО.

Рассказы о своем предположительном богатстве Путин постоянно отметает, как «болтовню». На детальный запрос Süddeutsche Zeitung и International Consortium of Investigative Journalists по документам Panama Papers он не ответил. Вместо этого вскоре после отправки вопросов его пресс-секретарь Дмитрий Песков выступил перед российскими журналистами и заявил, что получил «запрос, сформулированный в виде допроса». Это, мол, часть «информационной атаки». Предпринимается попытка «достать семью президента с информационной стороны». Речь пойдет о множестве оффшорных фирм, о предпринимателях, которых Путин никогда лично не видел. Песков подозревал, что за этой «атакой» стояли не только журналисты, но и «представители спецслужб и других организаций». Если «перевранные факты» будут опубликованы – не исключены иски и судебные разбирательства за клевету.

Еще и из-за подобных реакций многие российские СМИ обходят эту тему стороной. Среди российских журналистов известно, что если писать о путинских деньгах – можно нажить проблемы. Будут угрожать неприятные налоговые проверки, кражи со взломом и подобные вещи. Журналист газеты Guardian Люк Хардинг, также работавший над этой историей, считает, что именно из-за его расследования в этой области его выставили из России в 2011 году.

Если Путин и в самом деле собрал подобное несметное богатство – вряд ли он повесил на нем табличку со своим именем. Официально деньги могут принадлежать людям непубличным, незаметным посредникам, которым он безоговорочно доверяет. Сергей Ролдугин – один из таких. Подобная схема давно известна финансовым экспертам и следователям, работающим с делами высокопоставленных политиков. Также и в Panama Papers имя Путина не связано с упомянутыми фирмами.

Виолончелист

Ролдугин и Путин познакомились, как можно прочесть во многих книгах, в середине или в конце 70-х. Ролдугин рассказывал в одном из опубликованных в 2000-х интервью о Путине: младший него на год друг был ему, как брат. По ночам они бродили по Санкт-Петербургу, пели и дрались с другими молодыми людьми. Согласно биографам Путина Бренде Ланге и Чарльзу Дж. Шилдсу, Ролдугин познакомил Путина с его будущей женой Людмилой, с которой Путин теперь в разводе. Стюардесса «Аэрофлота», с которой встречался Ролдугин, привела коллегу-блондинку, которую Ролдугин усадил в авто Володи. Путин женился на Людмиле в 1983 году. Когда два года спустя родилась Мария, Ролдугин привез жену и ребенка Путина из роддома.

Их дружба продолжается по сей день. Ролдугин, похоже, единственный, кому российский президент позволяет рассказывать журналистам частные подробности о себе. Он не только поведал в интервью о том, что Путин, обычно поддерживающий имидж крутого мачо, страдает болями в спине, но и о том, что Путин стал дедушкой. Официально это до сих пор не было подтверждено.

Очевидно, Путин весьма доверяет Ролдугину – настолько, что даже прячет свое возможное богатство за неприметной биографией музыканта?

В сентябре 2014 года Сергей Ролдугин заявил New York Times, что он ни в коем случае не является бизнесменом и «не владеет миллионами». Как минимум, последнее – неправда, как свидетельствуют данные из Panama Papers.

Согласно им, когда Сергей Ролдугин в мае 2014 года открыл для одной из своих оффшорных фирм счет в швейцарском «Газпромбанке» в Цюрихе, банк в одном из формуляров запросил, сколько денег находится во владении клиента. Ответ: более 10 миллионов швейцарских франков. К тому же – годовой доход размером более, чем в миллион швейцарских франков, который состоит, в основном, из дивидендов, процентов и кредитов.

К бумажным формальностям принадлежит также анкета по «отмыванию» денег – к примеру, не находится ли клиент в связях с кем-либо из VIP или «политически значимой личностью». В наши дни банки вынуждены задавать подобные вопросы в качестве стандартных, так как опыт последних десятилетий показывает, что многие политики не открывают «деликатные» счета на свои имена, а делают это, пользуясь именами членов семьи или друзей.

Анкета вернулась в банк с двумя крестиками перед ответами «нет». Возможно ли, что лучший друг Владимира Путина, крестный отец его дочери, не связан с политически значимой личностью?

Сеть

Виолончелист Сергей Ролдугин был назван панамским оффшор-менеджером Mossack Fonseca – это подтверждает множество документов Panama Papers – в качестве собственника или совладельца трех фирм-«почтовых ящиков»:

— Основанной в 2007 году на Британских Виргинских островах Sonnette Overseas Inc.

— Зарегистрированной в 2008 году в Панаме International Media Overseas S.A.

— и открытой в 2012 году на Британских Виргинских островах Raytar Limited.

На запрос британской газеты Guardian Mossack Fonseca пояснила, что не знала, что Ролдугин является собственником Sonnette Overseas и International Media Overseas.

Из документов мало что можно узнать о Raytar Limited. О фирмах International Media Overseas и Sonnette Overseas, однако, в данных, полученных Süddeutsche Zeitung, можно обнаружить множество электронных писем, кроме того – контракты, материалы о сделках с акциями и различные документы, которые имеют подпись Ролдугина.

Так, имеется освобождение от ответственности, датированное маем 2008 года, связанное с его фирмой Sonnette Overseas, а также доверенность, выданная двум сотрудницам Mossfon в марте 2011 года. Имеется даже паспорт музыканта, выписанный 5 ноября 2002 года.

Когда российские журналисты, участвовавшие в этом расследовании, спросили Ролдугина об этом после концерта в московской консерватории Чайковского на прошлой неделе, он ответил, что имел дело с подобными вещами до перестройки, но едва-едва может о них вспомнить, и попросил задать вопросы письменно. До перестройки? Это было до 1986 года. Фирмы, упомянутые в Panama Papers, появились более, чем двадцать лет спустя. Все письменные вопросы SZ, отправленные Ролдугину, остались без ответов.

Фирмы Ролдугина, International Media Overseas и Sonnette Overseas, согласно Panama Papers, тесно связаны с двумя иными «почтовыми ящиками», зарегистрированными на Британских Виргинских островах: Sandalwood Continental Ltd. и Sunbarn Limited. Так, Sonnette Overseas Ролдугина и Sunbarn Limited некоторое время находились во владении одного и того же человека, бизнесмена из Санкт-Петербурга. Владелец Sandalwood Continental, в свою очередь, согласно Panama Papers, получил доверенность, с которой он мог заключать сделки и подписывать документы для Ролдугина. Речь идет также о бизнесмене из Санкт-Петербурга. В формуляре от июля 2009 года говорится, что он до 2003 года работал в правоохранительных органах.

Эти четыре оффшорные фирмы можно назвать «сетью Ролдугина».

На счету ролдугинской International Media Overseas в Газпромбанке, согласно документам Panama Papers, скапливались дивиденды еще одной фирмы-«почтового ящика», которая, в свою очередь, владеет акциями крупного российского медиа-предприятия под названием Video International. К открытию счета ответственные лица рассчитывали на поступления в размере 268,4 млн. рублей – примерно 5,6 млн. евро, — позже должно было поступить еще больше денег. Video International не пожелала ответить на запрос по этому поводу.

Это предприятие было основано в 90-е годы Михаилом Лесиным. Лесин, который упоминается в Panama Papers в качестве владельца одной из основанных на Британских Виргинских островах фирмы-«почтового ящика», был с 2004 по 2009 годы медиасоветником Путина. 5 ноября 2015 года он найден мертвым в номере отеля в Вашингтоне.

Фирмы этой сети, как следует из представленных документов, имели дело также с опционами на приобретение других фирм, которые, в свою очередь, владели акциями российского АвтоВАЗа и КАМАЗа. Фирма Сергея Ролдугина Sonnette Overseas могла, согласно документам, не обладая акциями КАМАЗа, влиять через сложную систему фирм на важные решения предприятия.

КАМАЗ для российской оборонки почти что незаменим. Его грузовики часто использовались в войне против Украины и в Сирии.

Журналисты и аналитики, критикующие Путина, считают, что президент систематически присваивал акции важнейших предпритий России. Так, политолог Станислав Белковский утверждал в 2007 году, что Путин контролирует 37% нефтегазового концерна «Сургутнефтегаз», а также является держателем 4,5% акций Газпрома. Подтвердить это до сих пор не удалось.

Леонид Бершидский, основатель и первый главный редактор российской экономической газеты «Ведомости», в статье для агентства Bloomberg писал о Путине: «Вся страна – к его услугам». Путин просто берет все, что пожелает, — считает эксперт по России Карен Даиша.

Банк Путина

За исключением максимум Raytar Limited, все фирмы из сети Ролдугина, как показывают Panama Papers, управлялись сотрудниками санкт-петербургского банка «Россия». Американские эксперты считают его «банком Путина», банком его ближайшего окружения. Поэтому в 2014 году, после аннексии Крыма, США наложили на него санкции. Его штаб-квартира, желтое здание в советском стиле, расположено в одном из красивейших мест города, на площади Расстрелли неподалеку от Невы. В 1990 году он был основан на деньги Коммунистической партии – примерно в то время, как Владимир Путин вернулся из ГДР.

Многие ближайшие соратники Путина владеют или владели акциями банка, одно время почти половина принадлежала Юрию Ковальчуку и Николаю Шамалову – членам-сооснователям путинского дачного кооператива «Озеро». Но и Сергею Ролдугину принадлежали, по крайней мере, до недавнего времени, более трех процентов акций. В 2010 году эта информация стала достоянием гласности, впрочем, не вызвав особого интереса. Как впервые продемонстрировали Panama Papers, одной из фирм сети Ролдугина, Sandalwood, принадлежали некоторое время акции этого финансового учреждения. Одновременно банк считается «сборником» для важных акций. Так, этот финансовый дом обладает большинством акций второго по величине российского страхового концерна «Согаз», который, в свою очередь, контролирует медиа-группу «Газпрома». К последней относятся телеканалы НТВ и ТНТ, а также радиоканал «Эхо Москвы».

На санкции против банка «Россия» Путин отреагировал немедленно: он распорядился, чтобы российский Центральный банк поддержал это финансовое учреждение. Сам Путин демонстративно открыл в «России» рублевый счет.

Многомесячное расследование SZ показывает, что два сотрудника этого банка играют особую роль: согласно этим данным, они в некоторых случаях имели право подписывать документы фирмы Ролдугина International Media Overseas – еще и потому, что зачастую Ролдугина не оказывалось на месте, как свидетельствует один из емэйлов.

Для постоянно гастролирующего музыканта – ничего удивительного. Начиная с 2014 года, сотрудники банка «Россия» рассылают емэйлы, касающиеся фирм из сети Ролдугина, частично – с зашифрованных адресов. Таким образом, возможно, скрывалось, что банкиры работают для предприятия, находящегося под санкциями. Собственных емэйлов Ролдугина в данных нет.

Таким образом, властью над всей сетью Ролдугина обладает банк «Россия». Реальные решения, однако, принимаются, предположительно, в другом месте. Возможно, даже в Кремле? На соответствующий запрос банк «Россия» не ответил.

Контора

В качестве партнера и незаметной «первой руки» при контактах с Mossack Fonseca сотрудникам санкт-петербургского банка служит посредническая адвокатская контора в Швейцарии. Похоже, что и в банке «Россия» понимают, что российский банк с сомнительной репутацией за рубежом не годится в качестве адреса для международного бизнеса – пришлось бы столкнуться со строжайшим контролем каждой сделки. Совсем другое дело – швейцарская адвокатская контора, расположенная в Цюрихе неподалеку от Paradeplatz (площадь в деловом центре города) где находятся штаб-квартиры крупных банков. Она выглядит идеальной: достаточно именитой, чтобы выдерживать международную конкуренцию, и достаточно маленькой, чтоб не привлекать внимания.

Тот, кто поинтересуется в Цюрихе этой конторой, как правило, в первую очередь услышит о множестве русских, о которых она печется. Некоторые из них не только очень богаты, но и весьма влиятельны. В самом деле – опубликованные еще несколько лет назад документы демонстрируют, что деловые контакты с конторой поддерживал, например, бывший топ-менеджер нефтяного концерна ЮКОС, олигарх Алексей Голубович.

Один из партнеров конторы, не ответивший на запрос, похоже, регулярно посещает Россию. После визитов он с удовольствием рассказывает об охоте на кабанов и привозит домой дорогую водку. Он, как рассказывают, особо гордится своими хорошими связями с Москвой. Он рассказывал, что поддерживает там контакты с людьми из спецслужб, и прибавлял: вплоть до Владимира Путина.

Трюки

Смысл сети Ролдугина, похоже, заключается не только в том, чтобы удерживать акции и опционы. Видимо, речь идет конкретно о том, чтобы перекачивать на сторону миллионные суммы через оффшорные фирмы. При этом важно, чтобы цели для переводов указывались понезаметнее. Согласно Panama Papers, для этого используются несколько трюков.

Трюк первый

Один пример из документов Mossfon: сотрудник «России» просит 5 июля 2011 года Mossack Fonseca, чтобы директора двух их фирм подписали несколько сделок по акциям – нормальная процедура для «оффшорного мира». Штука, однако, в том, что сами сделки состоялись за пять месяцев до того, в январе 2011 года. То есть, директора должны дать согласие с обратной юридической силой.

Принцип действует таким образом: замешанные фирмы ищут данные, по времени соответствующие продаже и обратной покупке акций, чьи курсы, согласно документам, упали за это время. На самом деле, видимо, этими акциями никогда не торговали, но в бухгалтерии появляется доход.

Эту схему можно проследить в данных примерно дюжину раз, в общем две фирмы, Sandalwood и International Media Overseas, таким образом в течение трех лет получают доход на сумму в несколько миллионов долларов. Банк «Россия», чьи сотрудники, согласно расследованию SZ, дергали за ниточки за кулисами, на запрос не ответил.

Трюк второй: выдуманные компенсации

Одна из оффшорных фирм сети договаривается с другой – очевидно, посвященной, — про сделку по акциям. У этой другой фирмы, однако, «не получается» предоставить эти акции – и вынуждена уплатить за это «компенсацию». Пример из Panama Papers: сделка фирмы Sandwood с фирмой-«почтовым ящиком» в Белизе. Компенсация, выплаченная Sandwood, в этом случае составила примерно 800 тыс. долларов. Получив в качестве цели «компенсацию», перевод получает якобы однозначный и не подозрительный смысл. Без подобной цели используемые для перевода банки, скорее всего, что-то бы заподозрили. На этот запрос банк «Россия» тоже не ответил.

Трюк третий: предположительные гонорары за консультации

В 2009-2010 гг. фирма-«почтовый ящик» из сети Ролдугина, согласно данным Mossofon, получает 30 миллионов долларов за «консультационные услуги»: 15 миллионов от оффшорной фирмы под названием Jabiru Consultants, еще 15 миллионов – от оффшорной фирмы под названием Pearl Kite.

Трюк четвертый: малые деньги под высокие проценты

В 2011 году фирма Ролдугина International Media Overseas заключает особо выгодный контракт: на нее переписываются все права на 200-миллионный кредит, за плату в один доллар. При этом кредит, согласно контракту, зафиксированному в документах Mossofon, выдается под проценты на ежедневную сумму в 21 917 долларов – что в год составляет 8 миллионов долларов.

Трюк пятый: кредиты, которые, похоже, не надо возвращать

Самый показательный трюк может заключаться в том, что банк открывает для фирмы-«почтового ящика» крайне щедрую кредитную линию. Кредитные линии можно представить себе, как лимит кредитной карты: до его исчерпания можно без проблем снимать с нее деньги. В случае с фирмой Sandalwood это очень много денег: только в 2009-2012 годах она получила, согласно Panama Papers, кредитные линии в размере 800 млн. долларов – как минимум, часть этих денег была снята.

Деньги постоянно поступали от Российского Коммерческого банка (RCB) на Кипре, в то время – стопроцентной «дочки» банка ВТБ, который, в свою очередь, большей частью принадлежит российскому государству и связан с российскими спецслужбами. Откуда RCB брал подобные суммы, данные Panama не показывают. На запрос банк ответил, что не имеет возможности давать справки о клиентах или транзакциях, но действует в соответствии с законом.

Инсайдер, пожелавший остаться неизвестным, чья личность известна SZ, пояснил газете Guardian в ходе расследования, что Путин и его ближайший круг, как минимум, в «нулевые» годы использовал RCB, как своего рода личную кредитную карточку, что банк отрицает. «Если один из избранников Путина или их жены нуждались в деньгах – для шоппинга, для яхты или для какой-нибудь иной инвестиции – RCB всегда предоставлял нужные средства, не задавая вопросов, — утверждает источник. RCB являлся магазином самообслуживания для власть имущих». Это может объяснить, почему российское правительство во время еврокризиса 2013 года так отчаянно сопротивлялось банковской «стрижке». Этим способом все кипрские банковские вклады должны были «похудеть» — в том числе и вклады RCB. «Высшее российское руководство недвусмысленно дало нам понять: если мы тронем RCB, реакция будет такая, какой мы еще никогда не видели» — заявил шеф кипрской центристской партии позже в радиоинтервью. RCB стал исключением из правила.

Это не единственная странность, отмеченная в связи с кредитами из Panama Papers. Так, кредиты, выданные другим фирмам сети Ролдугина, также демонстрируют необычные условия: то мизерные проценты, то едва заметные выплаты, а то – отсутствие гарантий. Эксперты считают, что это явные признаки того, что речь идет, скорее, о подарках, нежели о кредитах. «Похоже, подоплекой этих транзакций является уклонение от налогов, обман и/или другие темные делишки – с конечной целью отмывки денег», — считает Дэвид Вебер. Финансовый эксперт Университета Мэрилэнда проанализировал для этого исследования несколько кредитных сделок из предоставленного банка данных.

Размер сумм, предоставленных RCB, заставил насторожиться и Mosack Fonseca. В конце сентября 2009 года адвокат Mossfon обратилась с емэйлом к трем партнерам – Юргену Моссаку, Рамону Фонсеке и Кристофу Цолльнигеру. Речь шла о договоренности, которая должна была быть подписана директорами Mossfon: Sandalwood должна была получить кредитную линию в 103 миллиона долларов от RCB на Кипре – причем, очевидно, без гарантий, как указывалось в кредитном договоре.

Отправитель: Юрген Моссак

Я думаю, это опасно.

Так ответил Юрген Моссак в емэйле, который находится в базе данных. Речь идет, видимо, о деньгах «сомнительного происхождения и столь же сомнительного предназначения». Тем не менее, директора Mossfon поставили свои подписи – после того, как контора удостоверилась, что в договоре предусматривается освобождение от ответственности, предотвращающий возможные финансовые потери для Mossack Fonseca. На запрос Guardian контора ответила, что положилась на посредника «из Европы».

Теневая система

Сомнительные миллионные кредитные линии, постфактум датированные сделки с акциями, фиктивные гонорары за консультации и возмещения – все это, похоже, является частью теневой системы, созданной, по-видимому, для того, чтобы в кратчайшие сроки позволить исчезнуть очень большим денежным суммам в оффшорных фирмах.

Уже в 2013 году тогдашний шеф российского Центрального банка Сергей Игнатьев открыто заявил, что только в 2012 году почти 50 млрд. долларов США – то есть, 2,5% российского валового национального дохода – были выведены за границу, большей частью – одной-единственной группой людей. Имен он не назвал.

Международные эксперты по борьбе с отмыванием денег, с которыми SZ доверительно обсуждала методы работы сети Ролдугина, уверены: тот, кто в подобных размерах вытаскивает деньги из страны – либо устал от жизни, либо уверен в поддержке с самого верха. Потому что весьма маловероятно, что эти денежные потоки остались тайной для российского руководства: в России за обнаружение отмывания денег и других подозрительных транзакций ответственно учреждение под названием Росфинмониторинг – оно, в отличие от большинства подобных западноевропейских учреждений, скорее, напоминает спецслужбу, а не полицейское подразделение. Российские следователи, специализирующиеся в этой области, имеют, похоже, право читать чужие емэйлы, прослушивать телефонные переговоры и получать полную банковскую информацию о ком угодно.

Это дает возможность экспертам, консультирующим SZ, сделать вывод: если следователи Росфинмониторинга не «высушили» этот миллиардный поток – то не потому, что не заметили его, а потому, что не захотели его видеть.

В сеть «почтовых ящиков», в центре которой находится друг Путина Ролдугин, по данным Panama Papers, также закачивались деньги российских олигархов. Только в 2013 году несколько таких фирм, связанных с братьями Борисом и Аркадием Ротенбергами, предоставили оффшорной фирме из сети Ролдугина кредиты размером примерно в 200 млн. долларов – и из документов невозможно понять, были ли они когда-либо возвращены. Незадолго перед этим одна из фирм Аркадия Ротенберга получила тендер на миллиардный, однако замороженный из-за украинского кризиса, проект газопровода «Южный поток». На запрос SZ Ротенберг не отреагировал.

Тайная свадьба

Так следы из панамской базы данных соединяются с реальной жизнью, превращаясь в настоящие открытия: к примеру, в феврале 2013-го, когда на лыжном курорте Ижора, примерно в часе езды к северу от Санкт-Петербурга, состоялась великолепная свадьба. О ней стало известно лишь в конце 2015 года благодаря агентству Reuters, но до сих пор информация не была подтверждена Кремлем.

Молодоженов привезли сначала в санях, запряженных тройкой белых коней. Фотографировать запрещалось, все мобильники были у гостей отобраны. «На каждом углу стояли охранники, они никого не пускали на праздник» — описывал сотрудник ижорского курорта журналисту Reuters это событие. По его словам, у гостей была возможность взглянуть на искусственно созданную русскую деревню, с артистами и различными народными танцами, ледовым и лазерным шоу.

Кроме того, они получили в подарок платки, украшенные инициалами молодоженов: К & К – то есть, Катерина (Тихонова) – так, согласно сообщениям прессы значится младшая дочь Путина, которая носит фамилию своей бабушки. И Кирилл Шамалов, ее жених, сын Николая Шамалова – друга Путина по кооперативу «Озеро», который участвовал в финансировании «путинского дворца».

Через 19 лет после основания дачного кооператива, совладелец банка «Россия» Николай Шамалов и Владимир Путин стали сватами. В качестве своеобразного свадебного подарка, Кирилл, новый зять Путина, с помощью друзей своей семьи получил долю в миллиардных проектах. На запрос SZ по этому поводу он не ответил.

Секретному празднику предшествовали некоторые приготовления. К примеру, был куплен земельный участок, на котором состоялась свадьба – лыжный курорт «Ижора». Покупателем, согласно регистру, стала российская фирма под названием Ozon LLC, которая принадлежат некоей непрозрачной кипрской оффшорной компании, а также – через еще одну фирму-посредника – на 25% доверенному лицу Путина, Юрию Ковальчуку, и его сыну. Юрий Ковальчук – старый друг Путина и, по мнению правительства США, – его «кассир». В любом случае, он – еще один член кооператива «Озеро». Ковальчук передал через адвоката, что не желает высказываться по этому поводу.

Эта самая Ozon LLC, которой теперь принадлежит лыжный курорт, согласно документам Mossfon, в 2009 году получила кредит размером в 5 млн. долларов от одной из фирм сети Ролдугина – Sandalwood. Примерно двумя годами позже она получила еще раз примерно такую же сумму – опять в форме кредита. За год до свадьбы Ozon LLC официально купила земельный участок «Ижора». Кредитор, Sandalwood, был, в конце концов, упразднен в 2013 году.

Отец невесты неплохо ориентируется в тех местах. Владимир Путин гостил здесь не только в 2006 году, когда лыжный курорт «Ижора» был основан. Огромное имение, граничащее с курортом, местные называют «виллой президента» и рассказывают, что Путин тут часто бывает.

Крестины в начале, свадьба под конец – можно опять описать семейное фото. Оно выглядит так: в курорт, где вышла замуж путинская дочка и к числу владельцев которого принадлежит путинский «кооперативный» друг, вливаются миллионы через оффшорную фирму, которые, видимо, были вытащены через «почтовый ящик» из сети и спрятаны. Оркестровкой всего этого занимался банк «Россия», принадлежащий нескольким доверенным лицам Путина. А «зицпредседателем» этой сети, как видим, был лучший друг Путина: совладелец банка «Россия» Сергей Ролдугин – крестный отец другой дочери Путина.

Хорошо иметь лучших друзей.

Сотрудничество: Роман Анин, Джейк Бернштейн, Люк Хардинг, Олеся Шмагун, Роман Шлейнов, Дэвид Томпсон, Оливер Цильманн.

Перевод: Борис Немировский для «Главкома»

Главком

Reuters о Ротенберге, Тихоновой, сестре и бабушке КабаевойReuters о Ротенберге, Тихоновой, сестре и бабушке Кабаевой

Стивен Грей, Джек Стаббз

История из жизни 47-летнего партнера Аркадия Ротенберга, который передавал недвижимость сестре и бабушке Алины Кабаевой, а также предполагаемой дочери Путина Катерине Тихоновой и студентке, позировавшей для календаря ко дню рождения Путина

Переведенный нами материал вызвал бурную реакцию Дмитрия Пескова. Дескать, это «один из» тех самых информационных вбросов, о которых он предупреждал несколько дней назад, но кто такой главный герой расследования Григорий Баевский, он знать не знает и комментировать не может. Песков имел в виду статью агентства Reuters, основанную на расследовании Organized Crime and Corruption Reporting Project. Мы публикуем эту статью, общественный интерес к которой так мастерски подогрел Песков

Малоизвестный предприниматель из Санкт-Петербурга передавал недвижимость нескольким женщинам, у которых общее лишь одно — они связаны с Владимиром Путиным.

Одна из этих женщин — младшая дочь Путина, две другие — близкие родственницы особы, которую российские медиа называли любовницей президента, хотя сам он упорно отрицал какую-либо связь с ней. А четвертая — студентка, которая позировала для календаря, выпущенного ко дню рождения президента. Вся недвижимость находится в элитарных закрытых комплексах в Москве и ее пригородах.

По официальной информации, Григорий Баевский, 47-летний бизнес-партнер старого друга Путина, продал или передал недвижимость трем женщинам. Еще в одном случае младшая дочь Путина Катерина Тихонова указала адрес квартиры, принадлежащей Баевскому, как свой собственный при регистрации компании.

Это дополняет картину широкого круга связей Путина и того, как эти люди стирают границы между государственным и частным бизнесом. В прошлом году Reuters рассказывало, что личным советником дочери Путина Катерины Тихоновой, занимающей высокую должность в МГУ, является один из старых друзей президента. Кроме того, она замужем за Кириллом Шамаловым, сыном миллиардера Николая Шамалова, партнера Путина.

Раевский работал помощником другого близкого друга Путина — его партнера по дзюдо Аркадия Ротенберга.

Согласно официальной информации, строительные компании, частично принадлежащие Баевскому, за последние два года получили государственные контракты по меньшей мере на 6 млрд рублей.

До этого Баевский не привлекал к себе особого внимания. Его связь с Путиным обнаружил журналист Роман Анин в ходе расследования, которое он проводил для восточноевропейской группы Organized Crime and Corruption Reporting Project.

Баевский в прошлом был менеджером по недвижимости в петербургской государственной компании. В 2006 году он совместно с Аркадием Ротенбергом и его братом Борисом основал дачный кооператив под Петербургом. С 2011 года он сотрудничает с братьями Ротенбергами в бизнесе. Согласно корпоративным документам, до 2014 года работал директором инвестиционной компании Аркадия Ротенберга — «Русской холдинговой компании». Также является аффилированным лицом СМП-банка, подконтрольного братьям.

Аркадий Ротенберг — один из первых российских бизнесменов, попавших под западные персональные санкции после аннексии Крыма. По данным Министерства финансов США, братья Ротенберги заработали миллиарды долларов на контрактах, предоставленных им Путиным. Братья отрицают, что Путин помогал им в их бизнесе.

Reuters направил запросы о сделках с недвижимостью Баевскому (по его последнему известному домашнему адресу) и принадлежащим ему компаниям, но ответа не получил.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сказал Reuters: «Мы ничего не знаем о том, кто такой Баевский. Президент с ним также не знаком».

Недавно Песков сообщил корреспондентам по конференц-связи, что Кремль получил серию запросов от зарубежных СМИ о связях Путина с его друзьями детства и о том, как они получали государственные контракты. Он заявил, что не будет это комментировать, поскольку Кремль считает эти запросы частью политически мотивированной кампании по дискредитации Путина.

Пресс-секретарь Ротенберга сказал, что у предпринимателя нет никакой информации о сделках Баевского с недвижимостью.

На вопрос о том, действовал ли Баевский в интересах Ротенберга и были ли эти сделки как-то связаны с дружбой Ротенберга и Путина, пресс-секретарь ответил: «Конечно, нет. Эти утверждения абсурдны».

Он также заявил, что Баевский не работает ни в одной из компаний или холдингов, принадлежащих Аркадию Ротенбергу.

Дурацкие вопросы?

О роли Баевского стало известно, когда Organized Crime and Corruption Reporting Project — проект, финансируемый, в том числе, Open Society Institute, USAID и швейцарским правительством, — обнаружил, что Катерина Тихонова задекларировала в качестве своего адреса квартиру, принадлежащую бизнесмену.

Как сообщало в прошлом году Reuters, Тихонова — 29-летняя дочь Путина. В ноябре 2012 года она воспользовалась этим адресом при заполнении документов, когда регистрировалась в качестве сооснователя и владельца частной компании «Фонд междисциплинарных инициатив в области естественных и гуманитарных наук».

Reuters ознакомился с регистрационными документами компании Тихоновой и официальными записями, подтверждающими, что квартира принадлежит Баевскому. Неизвестно, жила ли в ней Тихонова и платила ли за ее аренду. Квартира расположена на расстоянии 6,5 км от официальной резиденции Путина.

На вопросы об использовании этого адреса Тихонова не ответила.

Помимо случая с Тихоновой, документы показывают, что в 2013 году Раевский передал дом с земельным участком в Успенском под Москвой в собственность Анне Зацепилиной. Успенское — один из самых дорогих в России пригородных поселков.

Зацепилина — 81-летняя бабушка Алины Кабаевой, олимпийской чемпионки по художественной гимнастике, публично поддерживающей Путина.

В 2008 году газета «Московский корреспондент» назвала Кабаеву любовницей Путина. Путин отрицает это предположение; независимого подтверждения Reuters найти не может. Вскоре после публикации статьи газета была закрыта.

Зацепилина недоступна для комментариев. Дом в Успенском находится в закрытом поселке, охрана которого не позволила корреспондентам Reuters пройти на территорию или поговорить с кем-либо из его жителей.

Раньше, в 2009 году, согласно официальным записям, Раевский передал квартиру на улице Вересаева на окраине Москвы в собственность Лейсан Кабаевой, сестре бывшей гимнастки Алины.

Пресс-секретарь компании, которой владеет и управляет Лейсан Кабаева, отказалась отвечать на вопрос о том, каким образом она приобрела недвижимость у Баевского.

На вопрос о связях Алины Кабаевой с Путиным и о сделках Баевского с ее родственниками пресс-секретарь бывшей гимнастки ответила: «Все они взрослые люди, отвечают сами перед собой и живут своими жизнями. Алина Маратовна Кабаева не связана ни с одним из этих вопросов».

В прошлом году Раевский передал еще одну квартиру в высокотехнологичном закрытом комплексе в Москве Алисе Харчевой, 23-летней бывшей студентке, изучавшей международные отношения. Сумма сделки не раскрывается.

В 2010 году группа студенток и предполагаемых студенток МГУ отметила день рождения Путина созданием календаря с их фотографиями. Харчева была в этом календаре девушкой апреля.

Через два года Харчева поместила в своем блоге, где она превозносит лидерские качества президента, фотографию с кошкой и его портретом под названием «Киска для Путина».

Фотография из календаря 2010 года также опубликована в блоге.

На вопрос о том, как получилось, что она купила квартиру у Баевского, Харчева ответила, что это была обычная сделка, проведенная через агентство недвижимости. Она сказала, что с бизнесменом не знакома.

«Мы купили эту квартиру с помощью ипотечного кредита. И до сих пор его погашаем», — сказала она. На вопрос о том, помогла ли ей купить квартиру у Раевского связь с Путиным, Харчева ответила: «Никто еще не задавал мне таких дурацких вопросов».

Оригинал статьи: Стивен Грей, Джек Стаббз, «Управляющий недвижимостью и друзья Путина», Reuters, 31 марта
Стивен Грей, Джек Стаббз

История из жизни 47-летнего партнера Аркадия Ротенберга, который передавал недвижимость сестре и бабушке Алины Кабаевой, а также предполагаемой дочери Путина Катерине Тихоновой и студентке, позировавшей для календаря ко дню рождения Путина

Переведенный нами материал вызвал бурную реакцию Дмитрия Пескова. Дескать, это «один из» тех самых информационных вбросов, о которых он предупреждал несколько дней назад, но кто такой главный герой расследования Григорий Баевский, он знать не знает и комментировать не может. Песков имел в виду статью агентства Reuters, основанную на расследовании Organized Crime and Corruption Reporting Project. Мы публикуем эту статью, общественный интерес к которой так мастерски подогрел Песков

Малоизвестный предприниматель из Санкт-Петербурга передавал недвижимость нескольким женщинам, у которых общее лишь одно — они связаны с Владимиром Путиным.

Одна из этих женщин — младшая дочь Путина, две другие — близкие родственницы особы, которую российские медиа называли любовницей президента, хотя сам он упорно отрицал какую-либо связь с ней. А четвертая — студентка, которая позировала для календаря, выпущенного ко дню рождения президента. Вся недвижимость находится в элитарных закрытых комплексах в Москве и ее пригородах.

По официальной информации, Григорий Баевский, 47-летний бизнес-партнер старого друга Путина, продал или передал недвижимость трем женщинам. Еще в одном случае младшая дочь Путина Катерина Тихонова указала адрес квартиры, принадлежащей Баевскому, как свой собственный при регистрации компании.

Это дополняет картину широкого круга связей Путина и того, как эти люди стирают границы между государственным и частным бизнесом. В прошлом году Reuters рассказывало, что личным советником дочери Путина Катерины Тихоновой, занимающей высокую должность в МГУ, является один из старых друзей президента. Кроме того, она замужем за Кириллом Шамаловым, сыном миллиардера Николая Шамалова, партнера Путина.

Раевский работал помощником другого близкого друга Путина — его партнера по дзюдо Аркадия Ротенберга.

Согласно официальной информации, строительные компании, частично принадлежащие Баевскому, за последние два года получили государственные контракты по меньшей мере на 6 млрд рублей.

До этого Баевский не привлекал к себе особого внимания. Его связь с Путиным обнаружил журналист Роман Анин в ходе расследования, которое он проводил для восточноевропейской группы Organized Crime and Corruption Reporting Project.

Баевский в прошлом был менеджером по недвижимости в петербургской государственной компании. В 2006 году он совместно с Аркадием Ротенбергом и его братом Борисом основал дачный кооператив под Петербургом. С 2011 года он сотрудничает с братьями Ротенбергами в бизнесе. Согласно корпоративным документам, до 2014 года работал директором инвестиционной компании Аркадия Ротенберга — «Русской холдинговой компании». Также является аффилированным лицом СМП-банка, подконтрольного братьям.

Аркадий Ротенберг — один из первых российских бизнесменов, попавших под западные персональные санкции после аннексии Крыма. По данным Министерства финансов США, братья Ротенберги заработали миллиарды долларов на контрактах, предоставленных им Путиным. Братья отрицают, что Путин помогал им в их бизнесе.

Reuters направил запросы о сделках с недвижимостью Баевскому (по его последнему известному домашнему адресу) и принадлежащим ему компаниям, но ответа не получил.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сказал Reuters: «Мы ничего не знаем о том, кто такой Баевский. Президент с ним также не знаком».

Недавно Песков сообщил корреспондентам по конференц-связи, что Кремль получил серию запросов от зарубежных СМИ о связях Путина с его друзьями детства и о том, как они получали государственные контракты. Он заявил, что не будет это комментировать, поскольку Кремль считает эти запросы частью политически мотивированной кампании по дискредитации Путина.

Пресс-секретарь Ротенберга сказал, что у предпринимателя нет никакой информации о сделках Баевского с недвижимостью.

На вопрос о том, действовал ли Баевский в интересах Ротенберга и были ли эти сделки как-то связаны с дружбой Ротенберга и Путина, пресс-секретарь ответил: «Конечно, нет. Эти утверждения абсурдны».

Он также заявил, что Баевский не работает ни в одной из компаний или холдингов, принадлежащих Аркадию Ротенбергу.

Дурацкие вопросы?

О роли Баевского стало известно, когда Organized Crime and Corruption Reporting Project — проект, финансируемый, в том числе, Open Society Institute, USAID и швейцарским правительством, — обнаружил, что Катерина Тихонова задекларировала в качестве своего адреса квартиру, принадлежащую бизнесмену.

Как сообщало в прошлом году Reuters, Тихонова — 29-летняя дочь Путина. В ноябре 2012 года она воспользовалась этим адресом при заполнении документов, когда регистрировалась в качестве сооснователя и владельца частной компании «Фонд междисциплинарных инициатив в области естественных и гуманитарных наук».

Reuters ознакомился с регистрационными документами компании Тихоновой и официальными записями, подтверждающими, что квартира принадлежит Баевскому. Неизвестно, жила ли в ней Тихонова и платила ли за ее аренду. Квартира расположена на расстоянии 6,5 км от официальной резиденции Путина.

На вопросы об использовании этого адреса Тихонова не ответила.

Помимо случая с Тихоновой, документы показывают, что в 2013 году Раевский передал дом с земельным участком в Успенском под Москвой в собственность Анне Зацепилиной. Успенское — один из самых дорогих в России пригородных поселков.

Зацепилина — 81-летняя бабушка Алины Кабаевой, олимпийской чемпионки по художественной гимнастике, публично поддерживающей Путина.

В 2008 году газета «Московский корреспондент» назвала Кабаеву любовницей Путина. Путин отрицает это предположение; независимого подтверждения Reuters найти не может. Вскоре после публикации статьи газета была закрыта.

Зацепилина недоступна для комментариев. Дом в Успенском находится в закрытом поселке, охрана которого не позволила корреспондентам Reuters пройти на территорию или поговорить с кем-либо из его жителей.

Раньше, в 2009 году, согласно официальным записям, Раевский передал квартиру на улице Вересаева на окраине Москвы в собственность Лейсан Кабаевой, сестре бывшей гимнастки Алины.

Пресс-секретарь компании, которой владеет и управляет Лейсан Кабаева, отказалась отвечать на вопрос о том, каким образом она приобрела недвижимость у Баевского.

На вопрос о связях Алины Кабаевой с Путиным и о сделках Баевского с ее родственниками пресс-секретарь бывшей гимнастки ответила: «Все они взрослые люди, отвечают сами перед собой и живут своими жизнями. Алина Маратовна Кабаева не связана ни с одним из этих вопросов».

В прошлом году Раевский передал еще одну квартиру в высокотехнологичном закрытом комплексе в Москве Алисе Харчевой, 23-летней бывшей студентке, изучавшей международные отношения. Сумма сделки не раскрывается.

В 2010 году группа студенток и предполагаемых студенток МГУ отметила день рождения Путина созданием календаря с их фотографиями. Харчева была в этом календаре девушкой апреля.

Через два года Харчева поместила в своем блоге, где она превозносит лидерские качества президента, фотографию с кошкой и его портретом под названием «Киска для Путина».

Фотография из календаря 2010 года также опубликована в блоге.

На вопрос о том, как получилось, что она купила квартиру у Баевского, Харчева ответила, что это была обычная сделка, проведенная через агентство недвижимости. Она сказала, что с бизнесменом не знакома.

«Мы купили эту квартиру с помощью ипотечного кредита. И до сих пор его погашаем», — сказала она. На вопрос о том, помогла ли ей купить квартиру у Раевского связь с Путиным, Харчева ответила: «Никто еще не задавал мне таких дурацких вопросов».

Оригинал статьи: Стивен Грей, Джек Стаббз, «Управляющий недвижимостью и друзья Путина», Reuters, 31 марта

Тоталитарная Россия: богатые родственницы скромных чиновниковТоталитарная Россия: богатые родственницы скромных чиновников

Тася Никитенко

Когда смотришь на деловые достижения некоторых женщин, кажется, что в России наступил если не матриархат, то хотя бы равноправие. Но приглядевшись, замечаешь: к успеху часто приходят жены и дочери чиновников, причем в тех сферах, которыми руководят их отцы и мужья. Что это: победа феминизма или коррупция?

Министр сельского хозяйства Александр Ткачев заработал всего 2,1 млн рублей в 2014 году, зато его дочь Татьяна Ткачева (Баталова) вошла в прошлом году в пятерку крупнейших землевладельцев России.

Впечатляющую деловую хватку демонстрирует и племянница бывшего губернатора Краснодарского края и дочь депутата Госдумы от Краснодарского края Алексея Ткачева Анастасия Ткачева (Краттли). Она владеет 22,5% акций крупнейшей в Южном федеральном округе птицефабрики «Югптицепром». В ее строительство было вложено 3 млрд рублей, проектная мощность составляет 108 000 тонн готовой продукции в год. Также Анастасия контролирует 30% строительной компании «Мастерстрой», фирму-подрядчика по госконтрактам на строительство дорог в Краснодарском крае «Дельта», а до 2012 года владела по 10% «Южного трубного завода» и «Завода по изоляции труб».

Министру обороны Сергею Шойгу 60 лет, и в 2014 году его доход составил 7,5 млн рублей. А его дочь Ксения Шойгу уже в 18 лет, как выяснил Георгий Албуров из Фонда борьбы с коррупцией, стала владелицей участков, стоимость которых в конце 2015 года по данным Публичной кадастровой карты приближалась к 50 млн рублей. Ведущий консультант Swiss Appraisal Юрий Паньков оценил стоимость этого участка без недвижимости в 450 млн рублей. По информации РБК, сейчас 24-летняя дочь министра обороны занимается — при поддержке Минобороны — военно-патриотическим проектом «Гонка героев», выручка которого может составлять 30 млн рублей в год.

Супруга Сергея Кужугетовича Ирина Шойгу — тоже талантливая предпринимательница. В 2014 году она заработала около 69 млн рублей и заняла 4-е место в списке Forbes самых богатых жен Кремля и Белого дома. Свое восхождение к бизнес-вершинам жена бывшего главы МЧС начала в 2002 году, когда стала президентом турфирмы «Экспо-Эм», среди клиентов которой было и МЧС.

Зарплата помощник президента Владислава Суркова за 2014 год едва превысила 8,2 млн рублей. Доход его жены Натальи Дубовицкой составил скромные 5 млн рублей, но ей принадлежат 6 участков земли общей площадью около 50 тыс. кв. м, два дома общей площадью более 1359 кв. м и три автомобиля. В 2006 году Наталья стала заместителем директора группы компаний «Российские крахмалопродукты», а в 2012-м заработала 125 млн и заняла второе место в списке Forbes самых богатых жен чиновников.

Супруга помощника президента РФ Владислава Суркова Наталья Дубовицкая во время закрытого показа фильма режиссера Роберта Стромберга «Малефисента» в Центре документального кино.

Первый заместитель председателя правительства Игорь Шувалов в 2014 году заработал чуть больше 9 млн рублей, но до доходов супруги ему далеко. В 2015 году домохозяйка и бенефициар траста Ольга Шувалова с состоянием в $125 млн заняла 16 строчку в списке Forbes богатейших женщин России.

Доход главы московского Дептранса Максима Ликсутова в 2014 году приблизился к 14,5 млн рублей. Но у Татьяны Ликсутовой, с которой он якобы развелся летом 2013 года, дела идут куда лучше. В октябре 2013-го с состоянием в 103 млн евро она была признана самой богатой женщиной Эстонии. Татьяна владеет акциями эстонской компании Transgroup Invest, которые бывший муж подарил ей при «разводе». Transgroup принадлежат доли в «Аэроэкспрессе» и других транспортных предприятиях в России. Алексей Навальный неоднократно публиковал расследования о возможной коррупции и конфликте интересов в деятельности заммэра Москвы.

Открытая РоссияТася Никитенко

Когда смотришь на деловые достижения некоторых женщин, кажется, что в России наступил если не матриархат, то хотя бы равноправие. Но приглядевшись, замечаешь: к успеху часто приходят жены и дочери чиновников, причем в тех сферах, которыми руководят их отцы и мужья. Что это: победа феминизма или коррупция?

Министр сельского хозяйства Александр Ткачев заработал всего 2,1 млн рублей в 2014 году, зато его дочь Татьяна Ткачева (Баталова) вошла в прошлом году в пятерку крупнейших землевладельцев России.

Впечатляющую деловую хватку демонстрирует и племянница бывшего губернатора Краснодарского края и дочь депутата Госдумы от Краснодарского края Алексея Ткачева Анастасия Ткачева (Краттли). Она владеет 22,5% акций крупнейшей в Южном федеральном округе птицефабрики «Югптицепром». В ее строительство было вложено 3 млрд рублей, проектная мощность составляет 108 000 тонн готовой продукции в год. Также Анастасия контролирует 30% строительной компании «Мастерстрой», фирму-подрядчика по госконтрактам на строительство дорог в Краснодарском крае «Дельта», а до 2012 года владела по 10% «Южного трубного завода» и «Завода по изоляции труб».

Министру обороны Сергею Шойгу 60 лет, и в 2014 году его доход составил 7,5 млн рублей. А его дочь Ксения Шойгу уже в 18 лет, как выяснил Георгий Албуров из Фонда борьбы с коррупцией, стала владелицей участков, стоимость которых в конце 2015 года по данным Публичной кадастровой карты приближалась к 50 млн рублей. Ведущий консультант Swiss Appraisal Юрий Паньков оценил стоимость этого участка без недвижимости в 450 млн рублей. По информации РБК, сейчас 24-летняя дочь министра обороны занимается — при поддержке Минобороны — военно-патриотическим проектом «Гонка героев», выручка которого может составлять 30 млн рублей в год.

Супруга Сергея Кужугетовича Ирина Шойгу — тоже талантливая предпринимательница. В 2014 году она заработала около 69 млн рублей и заняла 4-е место в списке Forbes самых богатых жен Кремля и Белого дома. Свое восхождение к бизнес-вершинам жена бывшего главы МЧС начала в 2002 году, когда стала президентом турфирмы «Экспо-Эм», среди клиентов которой было и МЧС.

Зарплата помощник президента Владислава Суркова за 2014 год едва превысила 8,2 млн рублей. Доход его жены Натальи Дубовицкой составил скромные 5 млн рублей, но ей принадлежат 6 участков земли общей площадью около 50 тыс. кв. м, два дома общей площадью более 1359 кв. м и три автомобиля. В 2006 году Наталья стала заместителем директора группы компаний «Российские крахмалопродукты», а в 2012-м заработала 125 млн и заняла второе место в списке Forbes самых богатых жен чиновников.

Супруга помощника президента РФ Владислава Суркова Наталья Дубовицкая во время закрытого показа фильма режиссера Роберта Стромберга «Малефисента» в Центре документального кино.

Первый заместитель председателя правительства Игорь Шувалов в 2014 году заработал чуть больше 9 млн рублей, но до доходов супруги ему далеко. В 2015 году домохозяйка и бенефициар траста Ольга Шувалова с состоянием в $125 млн заняла 16 строчку в списке Forbes богатейших женщин России.

Доход главы московского Дептранса Максима Ликсутова в 2014 году приблизился к 14,5 млн рублей. Но у Татьяны Ликсутовой, с которой он якобы развелся летом 2013 года, дела идут куда лучше. В октябре 2013-го с состоянием в 103 млн евро она была признана самой богатой женщиной Эстонии. Татьяна владеет акциями эстонской компании Transgroup Invest, которые бывший муж подарил ей при «разводе». Transgroup принадлежат доли в «Аэроэкспрессе» и других транспортных предприятиях в России. Алексей Навальный неоднократно публиковал расследования о возможной коррупции и конфликте интересов в деятельности заммэра Москвы.

Открытая Россия

Владислав Иноземцев: Опасное заявлениеВладислав Иноземцев: Опасное заявление

На протяжении всего одной недели случилось как минимум три события, в той или иной степени бросающих тень на российского президента. Сначала в Лондоне судья Роберт Оуэн огласил результаты собственного расследования убийства Александра Литвиненко, заявив о наличии оснований подозревать, что Владимир Путин был как минимум в курсе данной операции. Затем появился 30-минутный фильм ВВС, говорящий о том, что российский лидер является богатейшим человеком в Европе и обязан своим состоянием отнюдь не умело инвестированной президентской зарплате. Наконец, с прямыми обвинениями в адрес президента выступил и. о. замминистра финансов США Адам Шубин, бóльшую часть своей карьеры специализировавшийся на борьбе с финансовыми преступлениями и отмыванием денег.

Все эти слова вызвали шквал злорадных комментариев, лейтмотивом которых была мысль о том, что Путину нанесен страшный удар и от него национальный лидер уже не оправится. Некоторые особо большие его почитатели, например журналист Андрей Шипилов, поспешили сказать, что теперь «по отношению к Путину и России снимаются понятийные ограничения и становится возможной куча “теневых” и “даже не теневых” акций, которые раньше были невозможны». На мой взгляд, столь радикальные прогнозы имеют мало шансов реализоваться, но это не значит, что опасаться нечего.

Отвечая на волну громких заявлений, пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков предложил «обидчикам» предъявить соответствующие аргументы: «Если они [министерство финансов США] оставят подобные официальные заявления без доказательств, то это бросает тень на репутацию этого ведомства, [и потому] теперь уже это задача этого ведомства представить какие-то доказательства и показать, что высказывания официального представителя не являются голословной клеветой». Между тем именно эти слова, как ни странно, выглядят намного более опасными, чем сами озвученные предположения.

Обвинения в адрес президента России, откуда бы они ни прозвучали, не будут иметь для самого Владимира Путина последствий. Его не будут арестовывать по подозрению во мздоимстве, а спецслужбы не получат заказа на его устранение, похожего на тот, что, вероятно, был отдан в случае с Литвиненко. Однако весьма грозным последствием для российского президента может оказаться четкое следование «тех или иных ведомств» пожеланию, высказанному его пресс-секретарем.

Что, собственно, изменилось в мире за последние дни? На мой взгляд, только то, что «определенные ведомства», причем преднамеренно, поставили себя в положение, в котором не искать подтверждений своих собственных заявлений практически невозможно. Еще полмесяца назад можно было говорить, что все обвинения в адрес главы российского государства исходят от публицистов и политиков, но сейчас с ними выступили и судьи, и официальные лица, уполномоченные бороться с коррупцией и отмыванием денег. Это значит, что начинается по-настоящему серьезная игра.

Она, конечно же, будет развернута не в связи со смертью Литвиненко, а в контексте коррупционных обвинений. Сказать «пусть ищут доказательства» легко в России, где любые факты могут быть признаны Басманным судом не имеющими отношения к делу, если таковое касается «нужных» людей. Но в Америке к проблеме подходят иначе. Здесь доказательства умеют искать хорошо — достаточно, например, вспомнить «дело ФИФА», которое из Москвы тоже казалось гнусным шельмованием честнейшего г-на Блаттера, пока его подельники не начали сдаваться и соглашаться на экстрадицию в США, а швейцарские и прочие международные банки не стали раскрывать информацию по сомнительным финансовым трансакциям.

Соединенные Штаты сегодня de facto обладают глобальной юрисдикцией, определяемой ролью этой страны, причем прежде всего финансовой, в современном мире. Универсальность американского права задается двумя обстоятельствами.

С одной стороны, это готовность властей бороться за соблюдение принципов, на которых основана сама Америка, повсюду в мире. Если коррупция в США считается злом, то возникает Foreign Corrupt Practices Act, карающий американских предпринимателей за коррупцию в третьих странах, даже если ее результаты были выгодны Америке. И данный акт действует, потому что неприятие коррупции является чертой и самих США. Даже если в России примут закон, наказывающий за коррупцию, осуществляемую российскими предпринимателями за рубежом или коррумпирование наших чиновников за границей (о необходимости его совсем недавно говорил Путин), применяться он будет так же, как и антикоррупционные законы внутри страны.

С другой стороны, это вовлеченность США в бóльшую часть происходящих в мире коммерческих операций. Часть компаний ведет бизнес или торгует со Штатами, другие берут кредиты в американских банках, третьи кредитов не берут, но размещают акции на американских биржах или биржах, материнские компании которых находятся в США; четвертые просто держат счета в банках, которые ведут расчеты в долларах, национальной американской валюте. Во всех случаях компании и их руководители оказываются под американской юрисдикцией, и у властей США появляется множество аргументов при общении с ними. Если какому-то международному банку запретят работать с рублями, это, скорее всего, даже укрепит его реноме, но если он не сможет оперировать с долларом, ему придет конец.

Отдельно следует упомянуть и то, что Америка готова щедро платить за информацию и гарантировать сотрудничающим с ней защиту и убежище (в России не очень хочет жить даже г-н Сноуден, но нежелание остаться в западных странах — вещь довольно редкая).

Соответственно, можно предположить, что, если Соединенные Штаты действительно решили найти доказательства коррумпированности Владимира Путина, они их найдут, причем ничего не фальсифицируя. У российского президента много врагов — и еще больше таковых у его близких друзей. Случаи «слива» компрометирующей информации будут множиться — и начнутся проверки офшорных компаний и банков, через которые проходили те или иные операции. Если обвинения и. о. заместителя министра финансов воплотятся в формально возбужденное уголовное дело о коррупции, инструментарий работы американских специалистов станет намного шире — в первую очередь за счет сделок со следствием, заключить которые, вероятно, выстроится длинная очередь претендентов. По мере того, как будут находиться подтверждения, обвинения будут расти как снежный ком, а вместе с ними будет шириться и круг сообщников.

Повторю еще раз: самому российскому президенту ничего не грозит — нет даже прецедентов того, чтобы глав государств, пусть и бывших, судили не в их странах за коррупцию. Самый коррумпированный диктатор в истории, заирский лидер Мобуту Сесе Секо, умер от тяжелой болезни во Франции после бегства из страны. Но многие близкие друзья национального лидера, а также некоторые из тех, кто не слишком хотел таковыми считаться, но оказывали друзьям и друзьям друзей важные услуги, окажутся под ударом. Если же учесть, что в принятии решений об аннексии Крыма участвовали только единицы из нынешней властной элиты, а к коррупции причастны почти все, можно понять, какое количество влиятельных лиц будут затронуты самым громким антикоррупционным делом в истории, лишась свободы передвижения, финансовых средств и имущества. Страшно сказать, но не спасет даже репатриация накопленных за годы миллионов в рамках «национализации элит»: ведь и депозит в Сбербанке не слишком надежен, так как в случае чего это финансовое учреждение может узнать о блокировке соответствующих сумм на своих долларовых корсчетах за границей. Можно предположить, что «цена вопроса» окажется в разы больше «дела ЮКОСа», «закона Магнитского» и крымских санкций, вместе взятых, и тогда уже неясно, насколько российская «элита» сохранит верность своему вождю.

Предлагая американцам и европейцам «доказать» существование коррупции в окружении российского президента, отечественные чиновники поступают поистине безрассудно, просто потому, что образ жизни большинства наших министров, депутатов и губернаторов не соответствует никаким понятным в этих странах представлениям о том, что дозволено государственным служащим. И если пока никто в тех же США не попытался собрать последовательно и строго юридически используемые подтверждения таковой, лучше «не будить лиха». Все доказательства давно имеются в наличии — недостает только инстанций, которые смогли бы возбудить антикоррупционные дела и приобщить к ним факты и показания, в которых нет недостатка. Но буде таковые найдутся (чего, замечу вновь, прежде никогда не происходило), то за прочность российской политической системы, боюсь, никто не сможет поручиться.

Если же подойти к делу серьезнее, то, думаю, вообще не нужно реагировать на обвинения руководства нашей страны в коррупции. Не зря в недавно принятой Стратегии национальной безопасности Российской Федерации сказано, что «стратегической целью обеспечения национальной безопасности является сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей» (ст. 76), а опасной угрозой — их «размывание» (ст. 79). Но разве коррупция, воровство и местничество, о которых в стране только ленивый не говорил и не писал не одну сотню лет, не могут квалифицироваться как фундаментальные «традиционные российские духовно-нравственные ценности» — такие же традиционные, как для Америки демократия и свободы граждан? И если в моде разговоры о равенстве культур и мультикультурализме, не стоит ли признать, что борьба с коррупцией для нас не более актуальна, чем защита секс-меньшинств? Да, мы такие, и не надо притворяться, что Россия является нормальной страной. Тогда, глядишь, и поводов нас уязвить будет намного меньше.

СнобНа протяжении всего одной недели случилось как минимум три события, в той или иной степени бросающих тень на российского президента. Сначала в Лондоне судья Роберт Оуэн огласил результаты собственного расследования убийства Александра Литвиненко, заявив о наличии оснований подозревать, что Владимир Путин был как минимум в курсе данной операции. Затем появился 30-минутный фильм ВВС, говорящий о том, что российский лидер является богатейшим человеком в Европе и обязан своим состоянием отнюдь не умело инвестированной президентской зарплате. Наконец, с прямыми обвинениями в адрес президента выступил и. о. замминистра финансов США Адам Шубин, бóльшую часть своей карьеры специализировавшийся на борьбе с финансовыми преступлениями и отмыванием денег.

Все эти слова вызвали шквал злорадных комментариев, лейтмотивом которых была мысль о том, что Путину нанесен страшный удар и от него национальный лидер уже не оправится. Некоторые особо большие его почитатели, например журналист Андрей Шипилов, поспешили сказать, что теперь «по отношению к Путину и России снимаются понятийные ограничения и становится возможной куча “теневых” и “даже не теневых” акций, которые раньше были невозможны». На мой взгляд, столь радикальные прогнозы имеют мало шансов реализоваться, но это не значит, что опасаться нечего.

Отвечая на волну громких заявлений, пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков предложил «обидчикам» предъявить соответствующие аргументы: «Если они [министерство финансов США] оставят подобные официальные заявления без доказательств, то это бросает тень на репутацию этого ведомства, [и потому] теперь уже это задача этого ведомства представить какие-то доказательства и показать, что высказывания официального представителя не являются голословной клеветой». Между тем именно эти слова, как ни странно, выглядят намного более опасными, чем сами озвученные предположения.

Обвинения в адрес президента России, откуда бы они ни прозвучали, не будут иметь для самого Владимира Путина последствий. Его не будут арестовывать по подозрению во мздоимстве, а спецслужбы не получат заказа на его устранение, похожего на тот, что, вероятно, был отдан в случае с Литвиненко. Однако весьма грозным последствием для российского президента может оказаться четкое следование «тех или иных ведомств» пожеланию, высказанному его пресс-секретарем.

Что, собственно, изменилось в мире за последние дни? На мой взгляд, только то, что «определенные ведомства», причем преднамеренно, поставили себя в положение, в котором не искать подтверждений своих собственных заявлений практически невозможно. Еще полмесяца назад можно было говорить, что все обвинения в адрес главы российского государства исходят от публицистов и политиков, но сейчас с ними выступили и судьи, и официальные лица, уполномоченные бороться с коррупцией и отмыванием денег. Это значит, что начинается по-настоящему серьезная игра.

Она, конечно же, будет развернута не в связи со смертью Литвиненко, а в контексте коррупционных обвинений. Сказать «пусть ищут доказательства» легко в России, где любые факты могут быть признаны Басманным судом не имеющими отношения к делу, если таковое касается «нужных» людей. Но в Америке к проблеме подходят иначе. Здесь доказательства умеют искать хорошо — достаточно, например, вспомнить «дело ФИФА», которое из Москвы тоже казалось гнусным шельмованием честнейшего г-на Блаттера, пока его подельники не начали сдаваться и соглашаться на экстрадицию в США, а швейцарские и прочие международные банки не стали раскрывать информацию по сомнительным финансовым трансакциям.

Соединенные Штаты сегодня de facto обладают глобальной юрисдикцией, определяемой ролью этой страны, причем прежде всего финансовой, в современном мире. Универсальность американского права задается двумя обстоятельствами.

С одной стороны, это готовность властей бороться за соблюдение принципов, на которых основана сама Америка, повсюду в мире. Если коррупция в США считается злом, то возникает Foreign Corrupt Practices Act, карающий американских предпринимателей за коррупцию в третьих странах, даже если ее результаты были выгодны Америке. И данный акт действует, потому что неприятие коррупции является чертой и самих США. Даже если в России примут закон, наказывающий за коррупцию, осуществляемую российскими предпринимателями за рубежом или коррумпирование наших чиновников за границей (о необходимости его совсем недавно говорил Путин), применяться он будет так же, как и антикоррупционные законы внутри страны.

С другой стороны, это вовлеченность США в бóльшую часть происходящих в мире коммерческих операций. Часть компаний ведет бизнес или торгует со Штатами, другие берут кредиты в американских банках, третьи кредитов не берут, но размещают акции на американских биржах или биржах, материнские компании которых находятся в США; четвертые просто держат счета в банках, которые ведут расчеты в долларах, национальной американской валюте. Во всех случаях компании и их руководители оказываются под американской юрисдикцией, и у властей США появляется множество аргументов при общении с ними. Если какому-то международному банку запретят работать с рублями, это, скорее всего, даже укрепит его реноме, но если он не сможет оперировать с долларом, ему придет конец.

Отдельно следует упомянуть и то, что Америка готова щедро платить за информацию и гарантировать сотрудничающим с ней защиту и убежище (в России не очень хочет жить даже г-н Сноуден, но нежелание остаться в западных странах — вещь довольно редкая).

Соответственно, можно предположить, что, если Соединенные Штаты действительно решили найти доказательства коррумпированности Владимира Путина, они их найдут, причем ничего не фальсифицируя. У российского президента много врагов — и еще больше таковых у его близких друзей. Случаи «слива» компрометирующей информации будут множиться — и начнутся проверки офшорных компаний и банков, через которые проходили те или иные операции. Если обвинения и. о. заместителя министра финансов воплотятся в формально возбужденное уголовное дело о коррупции, инструментарий работы американских специалистов станет намного шире — в первую очередь за счет сделок со следствием, заключить которые, вероятно, выстроится длинная очередь претендентов. По мере того, как будут находиться подтверждения, обвинения будут расти как снежный ком, а вместе с ними будет шириться и круг сообщников.

Повторю еще раз: самому российскому президенту ничего не грозит — нет даже прецедентов того, чтобы глав государств, пусть и бывших, судили не в их странах за коррупцию. Самый коррумпированный диктатор в истории, заирский лидер Мобуту Сесе Секо, умер от тяжелой болезни во Франции после бегства из страны. Но многие близкие друзья национального лидера, а также некоторые из тех, кто не слишком хотел таковыми считаться, но оказывали друзьям и друзьям друзей важные услуги, окажутся под ударом. Если же учесть, что в принятии решений об аннексии Крыма участвовали только единицы из нынешней властной элиты, а к коррупции причастны почти все, можно понять, какое количество влиятельных лиц будут затронуты самым громким антикоррупционным делом в истории, лишась свободы передвижения, финансовых средств и имущества. Страшно сказать, но не спасет даже репатриация накопленных за годы миллионов в рамках «национализации элит»: ведь и депозит в Сбербанке не слишком надежен, так как в случае чего это финансовое учреждение может узнать о блокировке соответствующих сумм на своих долларовых корсчетах за границей. Можно предположить, что «цена вопроса» окажется в разы больше «дела ЮКОСа», «закона Магнитского» и крымских санкций, вместе взятых, и тогда уже неясно, насколько российская «элита» сохранит верность своему вождю.

Предлагая американцам и европейцам «доказать» существование коррупции в окружении российского президента, отечественные чиновники поступают поистине безрассудно, просто потому, что образ жизни большинства наших министров, депутатов и губернаторов не соответствует никаким понятным в этих странах представлениям о том, что дозволено государственным служащим. И если пока никто в тех же США не попытался собрать последовательно и строго юридически используемые подтверждения таковой, лучше «не будить лиха». Все доказательства давно имеются в наличии — недостает только инстанций, которые смогли бы возбудить антикоррупционные дела и приобщить к ним факты и показания, в которых нет недостатка. Но буде таковые найдутся (чего, замечу вновь, прежде никогда не происходило), то за прочность российской политической системы, боюсь, никто не сможет поручиться.

Если же подойти к делу серьезнее, то, думаю, вообще не нужно реагировать на обвинения руководства нашей страны в коррупции. Не зря в недавно принятой Стратегии национальной безопасности Российской Федерации сказано, что «стратегической целью обеспечения национальной безопасности является сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей» (ст. 76), а опасной угрозой — их «размывание» (ст. 79). Но разве коррупция, воровство и местничество, о которых в стране только ленивый не говорил и не писал не одну сотню лет, не могут квалифицироваться как фундаментальные «традиционные российские духовно-нравственные ценности» — такие же традиционные, как для Америки демократия и свободы граждан? И если в моде разговоры о равенстве культур и мультикультурализме, не стоит ли признать, что борьба с коррупцией для нас не более актуальна, чем защита секс-меньшинств? Да, мы такие, и не надо притворяться, что Россия является нормальной страной. Тогда, глядишь, и поводов нас уязвить будет намного меньше.

Сноб

Дело ПутинаДело Путина

Виктор Резунков.
Бывший следователь по особо важным делам обвиняет президента России и его окружение в коррупции.

Как и кем похищались миллиарды из корпорации «Двадцатый трест»? Кто такие Геннадий Петров и Владимир Кумарин, какое отношение они имеют к кооперативу «Озеро»? Об этом беседа с Андреем Зыковым, подполковником юстиции в отставке, бывшим старшим следователем по особо важным делам отдела по расследованию преступлений в сфере коррупции и экономики следственного управления Следственного комитета МВД РФ по Северо-Западному федеральному округу. В этом году исполняется 15 лет с того дня, как Генеральная прокуратура РФ закрыла уголовное дело №144128, получившее в свое время громкое название «дело Путина».

Андрей Зыков входил в следственную бригаду, которая вела это дело до того момента, когда Владимир Путин стал президентом РФ, после чего оно было сразу прекращено, а следователям объявили, что в отношении президента уголовное дело вестись не может. Рассказывает Андрей Зыков:

Андрей Зыков в программе «Петербург Свободы»

– Американский журналист Пол Хлебников в свое время задался вопросом: как смогла Россия из мировой сверхдержавы превратиться в нищую страну? Ответ на этот вопрос и дают материалы уголовного дела №144128. В России существует традиция: если есть подозрения в том, что какие-то официальные лица замешаны в коррупционных преступлениях, то очень редко можно увидеть, что против них возбуждены уголовные дела. Дела в основном возбуждаются «по факту хищения откуда-то». И таким полуанонимным делом стало уголовное дело, возбужденное по факту хищения бюджетных средств, совершенного руководством корпорации «Двадцатый трест».

Эта корпорация была основана 20 октября 1992 года, возникла как Акционерное общество и из государственного превратилась в полностью частное предприятие. Когда мы, следователи, стали изучать, чем же занималось это АО, то пришли к мнению, что эта корпорация создавалась не для того, чтобы что-то строить или производить, а для того, чтобы с ее помощью можно было похищать. Естественно, руководство этого АО могло безнаказанно похищать только в том случае, если имело поддержку от высших должностных лиц Ленинграда-Петербурга, которые должны были эту корпорацию поддерживать.

Следователям объявили, что в отношении президента уголовное дело вестись не может
​– Как функционировала корпорация «Двадцатый трест», какие люди осуществляли это функционирование?

– Чтобы правильно ответить на этот вопрос, необходимо сказать о том, кто должен был бы быть привлечен к уголовной ответственности по данному уголовному делу. Если мы рассматриваем эпизоды хищения бюджетных средств, то за этими хищениями стоят совершенно конкретные должностные лица, которые давали соответствующие распоряжения, осуществляли контроль за их выполнением, давали полный карт-бланш руководству данной корпорации совершать хищение именно бюджетных средств и закрывали глаза на все эти преступления. Сейчас в уголовном кодексе есть статья 210. Она подразумевает наказание за организацию преступного сообщества. И я полагаю, что эту статью необходимо было бы применить к руководству мэрии Санкт-Петербурга и к руководству корпорации «Двадцатый трест». (Радио Свобода подчеркивает, что решения суда по этому делу не было.)

Руководство этого АО могло безнаказанно похищать только в том случае, если имело поддержку от высших должностных лиц Ленинграда-Петербурга
Схема хищения денежных средств была продиктована условиями, которые сложились в те годы в России. 1992-й – это год, когда образовалось АО «Корпорация «Двадцатый трест». В 1992 году была дикая девальвация, падение рубля. В марте этого года в Санкт-Петербурге было зафиксировано 36 смертей от голода. В 1992 году страну охватил кризис неплатежей, вызванный обвалом рубля и галопирующей инфляцией. Предприятиям нечем было расплачиваться с поставщиками, выплачивать заработную плату, в связи с чем в обществе начала расти социальная напряженность. Правительство стало искать выход из создавшегося положения, и в апреле-июле 1992 года был принят ряд деклараций Совета народных депутатов РСФСР и указ президента РФ «О поддержке экономической реформы и нормализации платежно-расчетных отношений в народном хозяйстве». В рамках данных постановлений правительства был создан такой финансовый орган, как Управление федерального казначейства по РФ, и филиалы этого Управления по Москве, Санкт-Петербургу и другим городам. В Санкт-Петербурге руководителем такого филиала был назначен Вячеслав Николаевич Каретин. До этого он работал заместителем председателя комитета финансов администрации Санкт-Петербурга, который возглавлял Алексей Кудрин. За что отвечал Вячеслав Каретин? В связи с тем, что возник кризис неплатежей, из Центрального Банка РФ выдавались огромные средства на поддержку предприятий, чтобы они могли расплачиваться друг с другом. Огромные деньги поступили и в Санкт-Петербург. Здесь по распоряжению мэра создается специальная комиссия, в которую вошли 15 человек, в том числе и Дмитрий Филиппов, возглавлявший в те годы Государственную налоговую инспекцию по Санкт-Петербургу, взорванный в 1998 году в собственном подъезде.

– А Владимир Путин входил в эту комиссию?

Более 60% всех средств, выделенных из федерального бюджета Петербургу для государственных предприятий, ушло именно в корпорацию «Двадцатый трест»
​– Нет. И от Собчака, и от Путина исходило распоряжение о создании этой комиссии. А возглавил ее Дмитрий Сергеев, первый заместитель Анатолия Собчака. Деньги, поступившие из федерального бюджета, были предназначены для поддержки государственных предприятий, чтобы именно государственные предприятия могли расплачиваться друг с другом. Эти деньги не предназначались для акционерных обществ частного типа, каковым и являлось АО «Корпорация «Двадцатый трест». Однако, когда мы стали исследовать, на что ушли эти федеральные средства, оказалось, что более 60% всех средств, выделенных из федерального бюджета Петербургу для государственных предприятий, ушло именно в корпорацию «Двадцатый трест». Остальные деньги, менее 40%, были распределены между федеральными предприятиями Санкт-Петербурга. Что это за деньги?

Более 22 миллиардов были просто похищены. Эти деньги корпорация перевела в разные страны: в Испанию, Финляндию, Канаду, США
Василий Васильевич Кабачинов, главный контролер-ревизор Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов РФ по Санкт-Петербургу (30 ноября 1999 года трагически сгорел на своей даче, при этом был известен трезвым образом жизни), выяснил, что из тех 23 миллиардов рублей, которые были «влиты» в АО «Корпорация «Двадцатый трест», на нужды города было потрачено около 1 миллиарда рублей. Остальные, более 22 миллиардов, были просто похищены. Эти деньги корпорация перевела в разные страны: в Испанию, Финляндию, Канаду, США. Деньги переводились под различными обоснованиями, под разными предлогами: под маркетинговые исследования, которые никто не проводил; под различные дублированные работы, часть из которых проводилась различными петербургскими предприятиями за гроши. Однако корпорация сообщала, что для этих работ были привлечены дорогостоящие английские специалисты из фирмы «Уилсон Мейсон». Им якобы заплатили такие суммы, которые в десятки раз превышали заплаченные корпорацией за тот или иной вид работ. Таким образом происходили эти хищения. И на эти похищенные деньги строились в той же Испании коттеджи для того же Владимира Путина, Анатолия Собчака и ряда других чиновников мэрии Санкт-Петербурга.

– Присутствуют ли в деле о «Двадцатом тресте» получивший международную известность в Испании российский бизнесмен Геннадий Петров и прозванный в Петербурге «ночным губернатором» криминальный авторитет Владимир Барсуков (Кумарин)?

​–​ Геннадий Петров в уголовном деле №144128 не фигурирует. Там не звучат конкретно по эпизодам ни фамилия Петрова, ни фамилия Кумарина. Но если посмотреть окружение Владимира Путина и выяснить, общались ли люди из этого окружения с Петровым и Кумариным, то ответ будет, безусловно, положительный: общались. Каким образом это можно доказать? Мы уже привыкли к такому словосочетанию, как «кооператив «Озеро». И мы знаем, что это – восемь человек, которые создали в 1996 году данный кооператив, что возглавлял этот кооператив Владимир Смирнов. А кто такой господин Смирнов? Это руководитель ЗАО «Петербургская топливная компания» (ПТК). Организовала ПТК мэрия Санкт-Петербурга в 1994 году. Директором ПТК был Владимир Смирнов, а его заместителем – Владимир Кумарин (Барсуков). Есть ли здесь связь с так называемой тамбовской преступной группировкой? Вроде бы есть. Видели ли господина Кумарина (Барсукова) в кооперативе «Озеро»? Видели, и очень часто – у того же Владимира Смирнова. Кроме того, имеются факты, подтверждающие, что первоначально кооператив «Озеро» охраняли охранные структуры, которые подчинялись непосредственно Владимиру Кумарину (Барсукову).

На эти похищенные деньги строились в той же Испании коттеджи для того же Владимира Путина, Анатолия Собчака и ряда других чиновников мэрии Санкт-Петербурга
Теперь насчет Геннадия Петрова. Надо понимать, что кооператив «Озеро» существует не только в Приозерском районе Ленинградской области. Такой же кооператив с теми же участниками был создан еще раньше на Васильевском острове. В распечатке списка тех, кто входил в кооператив «Озеро» в Приозерском районе, мы увидим восемь фамилий. У каждого из этих людей была прописка в Петербурге.

Давайте посмотрим, например, где был прописан нынешний президент ОАО РЖД Владимир Якунин, где был прописан Андрей Фурсенко, где были прописаны братья Юрий и Михаил Ковальчуки (все члены кооператива «Озеро»). Оказывается, указанные лица были прописаны на улице Наличная, д. 55. В этом доме Юрию Ковальчуку принадлежало две квартиры – №34 и №44; Андрею Фурсенко принадлежала квартира №43; его брату Сергею Фурсенко – квартиры №47 и №48; другому участнику кооператива «Озеро», Владимиру Якунину, принадлежали в этом доме квартиры №159 и №160; Виктору Мячину, директору банка «Россия», – квартиры №45, №46, №47 и №173. Также в этом доме, в квартире №29 проживала гражданка Н.Ф. Артемьева, главный бухгалтер корпорации «Двадцатый трест». А кто строил этот дом? Балтийская строительная компания (БСК). А БСК является «жемчужиной» в «короне» Геннадия Петрова. Это и есть ответ на вопрос: имел ли отношение Геннадий Петров к уголовному делу №144128. Практически он имел самое прямое отношение к ближайшему окружению Владимира Путина. То, что пять человек из кооператива «Озеро» проживали в одном и том же доме, который построила компания Геннадия Петрова, является ярким примером такого многогранного сотрудничества.

– Является ли закрытое в 2000 году уголовное дело № 144128 единственным уголовным делом о коррупции чиновников в правительстве Анатолия Собчака и лиц из его кружения?

А в марте 1992 года люди в Петербурге умирали от голода
​–​ Такое же уголовное дело можно вспомнить только одно: дело фирмы «Ренессанс». Если же говорить о материалах, в которых прослеживалась преступная, на мой взгляд, линия поведения Владимира Путина, то, наверное, стоит вспомнить знаменитый доклад Марины Салье, подготовленный в марте 1992 года. Она инспектировала деятельность Владимира Путина на посту председателя комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга и обнаружила, что программа «продовольствие в обмен на сырье», осуществляемая администрацией города, была провалена, огромные деньги были разворованы. Контракты заключались Владимиром Путиным и его командой таким образом, что их было невозможно предъявить в суд. Иногда в контрактах отсутствовали даты, иногда отсутствовало понятие «штрафных санкций»… Очевидно, что суд возвратил бы эти договоры обратно. Марина Салье говорила, что командой Владимира Путина было похищено порядка 100 миллионов долларов США. Это 1992 год. А теперь вспомним: кто же входил в эту команду? В нее входил Алексей Миллер, в нее входил советник по экономическим вопросам Анатолия Собчака Дмитрий Медведев. Будущий президент России писал кандидатскую диссертацию под руководством Анатолия Собчака, также специалиста по гражданскому праву. И эта компания юристов: Собчак, Медведев, Путин – вдруг оказалась полностью юридически несостоятельной! Договоры были составлены ими и их подчиненными таким образом, что были юридически ничтожны. А в марте 1992 года люди в Петербурге умирали от голода.

К этим преступлениям был причастен банкир Петр Авен. Там, в частности, стоял вопрос: куда же пропали 997 тонн чистого алюминия, куда он испарился? Вопрос до сих пор остался без ответа, как и вопрос: куда исчезли деньги, полученные за этот металл?

Куда пропали 997 тонн чистого алюминия и деньги, полученные за этот металл?
Следующим элементом такой преступной деятельности, за которую, по-моему, должно было бы сидеть в тюрьме все руководство мэрии Санкт-Петербурга, было так называемое дело Анны Евглевской по фирме «Ренессанс», которую она возглавляла. Эта дама, окончившая кулинарный техникум, удивительным образом проявила себя в торговле как мелкая воровка, за что и была выгнана с работы из магазина. Она создала строительную фирму и стала строить дом на улице Рылеева. А затем в этом доме №3 вдруг получают квартиры и племянница Анатолия Собчака, и главный архитектор Петербурга Олег Харченко, и многие другие люди из окружения Владимира Путина.

– Одним из самых активных следователей в вашей бригаде был Олег Калиниченко. Он собрал большое досье на председателя комитета по внешним связям мэрии СПб Владимира Путина, на других чиновников. Через некоторое время после закрытия «дела Путина» Олег Калиниченко ушел в монастырь. Что стало с его большим архивом? К вам ведь попали некоторые материалы из него?

– Олег Калиниченко – оперативник из 2-го отдела Управления по борьбе с организованной преступностью ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (практически это был антикоррупционный отдел, и разработка сотрудников мэрии Санкт-Петербурга входила непосредственно в его обязанности). У него была собрана информация буквально на всех лиц из окружения Владимира Путина. Например, я его спрашивал: «Олег, а что известно по Фурсенко, по Ковальчуку?». Через минуту он приносил мне справки по каждому, в которых сообщалось о том, в чем кто был замешан, с кем общается из криминального окружения и т.д.

О том, что же произошло с архивом Олега Калиниченко, наверное, надо спросить у него самого. Будет ли он об этом говорить? Очевидно, нет. Олег ушел в монастырь, и у него теперь другие заботы, другие дела. Ему наши мирские заботы не интересны. Однако некоторые справки, которые он мне передавал, у меня сохранились. Например, наши СМИ очень много писали про Владимира Владимировича Киселева, организатора фестиваля «Белые ночи». Года два назад он проводил очередную кампанию по сбору средств, где Владимир Путин сыграл на рояле какую-то песенку. Правда, куда ушли деньги от этой благотворительной акции, которую проводил Киселев, опять осталось неизвестным.

Киселев В. В. занимается выколачиванием денег у предпринимателей малого и среднего бизнеса города на поддержку предвыборной кампании мэра Собчака
Вот у меня сохранилась справка Олега Калиниченко на данное лицо. Цитирую: «Справка по В. В. Киселеву. Помощником мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака является Киселев Владимир Владимирович. Он же – «правая рука» Геннадия Петрова – авторитета организованной преступной группировки Малышева (примечание автора: «речь идет о 1996 годе»). Киселев В. В. занимается выколачиванием денег у предпринимателей малого и среднего бизнеса города на поддержку предвыборной кампании мэра Собчака. Делается это следующим образом. Имеется Фонд поддержки Олимпийских игр 2004 года, куда предпринимателей заставляют к определенному сроку переводить деньги, валюту в сумме 50 000 долларов с каждого. Если предприниматель не укладывается в срок, то его обязывают перевести примерно вдвое большую сумму. При этом используют силовые методы давления, вплоть до физической расправы. Используются абонентские номера телефонов (список телефонов указан). Киселев В. В. лично звонит предпринимателю и требует перевода указанной суммы в указанные им сроки. В случае отказа угрожает физической расправой. В необходимых случаях, будучи активным членом ОПГ Малышева, решает вопросы приезда «команды» для выколачивания денег. 18 апреля 1996 года состоится собрание предпринимателей, организованное под угрозой расправы Киселевым, которое, по информации источников, будет происходить в «Клубе 2004», на котором ожидается выступление первого заместителя мэра Санкт-Петербурга, председателя комитета по внешнеэкономическим связям Владимира Путина по поводу сбора денег в фонд поддержки кандидатуры Анатолия Собчака на предстоящих выборах»…

– Вы обвиняете в коррупции Владимира Путина и других людей из его окружения. Вы не допускаете, что на вас могут подать в суд за клевету?

Суд может не согласиться со следователем. Но значит ли это, что следователь неправ? Может, неправ судья?
​–​ Я – следователь. Следователь имеет право на свои собственные убеждения. Когда следователь расследует уголовное дело, он составляет представление: достаточно ли у него материалов для того, чтобы предъявить тому или иному лицу обвинения по факту совершения этим лицом преступления. Суд может не согласиться со следователем. Уголовное дело, рассмотренное в суде, может закончиться оправдательным приговором. Но значит ли это, что следователь неправ? Может, неправ судья? У каждого – свое видение. У одного видение может подкрепляться какими-то идеалами, убежденностью в необходимости борьбы с преступностью. У другого видение может подкрепляться командным окриком, возможно, какими-то взятками. Вот, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков говорит о деле Марины Салье, что оно многократно рассматривалось, что в этом деле ничего нет. А раз уголовного дела по материалам Марины Салье не возбудили, значит, преступления в делах Владимира Владимировича не было?

Благосостояние прокурора Санкт-Петербурга дает ответ на вопрос, почему не были возбуждены уголовные дела в отношении Путина и людей из его окружения
Однако давайте посмотрим, кто тогда был прокурором Санкт-Петербурга? Владимир Иванович Еременко. А откуда у Владимира Ивановича вдруг появляется особняк в Репино поблизости от особняка руководителя корпорации «Двадцатый трест» Сергея Никешина? Сколько он стоит? На тот момент – около 400 000 долларов. Откуда у прокурора города такая сумма? А сколько квартир получил прокурор города на Невском проспекте, в других районах? От кого? Каким образом? Это благосостояние прокурора Санкт-Петербурга, на мой взгляд, дает ответ на вопрос, почему не были возбуждены уголовные дела в отношении Путина Владимира Владимировича и людей из его окружения.

​– С момента закрытия дела №144128 прошло уже 15 лет. Стоит ли ворошить старое? Ведь даже если опять начать проводить расследование по фактам, изложенным в этом деле, то окажется, что это бессмысленно, так как истек срок давности привлечения к уголовной ответственности?

Та команда, которая была подобрана и проверена на хищениях периода 1992-1996 годов, и сейчас осталась в окружении Владимира Путина
​–​ Есть такое понятие, как легализация похищенных средств. Это длящееся преступление. Те деньги, которые были похищены в 1992, 1995, 1996 годах, так или иначе находятся где-то на счетах, то есть произошла легализация похищенных средств. Тем не менее, я полагаю, что в отношении лиц, которые руководят страной, законодатели должны, подумав, внести изменения в УК РФ. Для этих лиц, если доказано, что они – преступники, не должно существовать сроков давности привлечения к ответственности, потому что люди, стоящие во главе государства, должны быть кристально чистыми и честными. Если они не такие, то они не имеют права управлять государством. Я думаю, как только Путин перестанет быть президентом страны, и в УПК, и в УК РФ будут внесены такие поправки и появится возможность привлечения их к уголовной ответственности.

– Работая в бригаде следователей, вы пытались привлечь этих чиновников и Владимира Путина к уголовной ответственности?

– Во всяком случае, мы честно расследовали эти дела. И то, что мы «нарыли» по этому уголовному делу, на мой взгляд, свидетельствует о виновности как самого Путина, так и многих других официальных лиц из его окружения.

– Можно ли рассматривать уголовное дело «Двадцатого треста» как некую коррупционную модель, обкатанную вначале в Петербурге, а потом распространенную на всю Россию?

– Безусловно, потому что хищения 1992 года показали, что эти похитители были очень уязвимы. Когда создаются такие фирмы лицами с криминальными наклонностями, когда подписываются и составляются такие юридически ничтожные договоры, возникает повод лишить причастных к этому чиновников их постов. Ведь Марина Салье выступила с обращением лишить Владимира Путина занимаемой им должности, а Ленсовет ее поддержал. Для того чтобы в дальнейшем можно было совершать хищения достаточно свободно, без риска, надо было криминализировать все вокруг, то есть необходимо было подбирать себе команду. И та команда, которая была подобрана и проверена в период 1992-1996 годов, и сейчас осталась в окружении Владимира Путина. Тот же Кудрин, тот же Кожин, тот же Кручинин, тот же Вязалов и другие. Все то окружение, которое было, до сих пор вокруг него. И они получают ордена…

Источник: http://www.svoboda.org/content/transcript/27081099.htmlВиктор Резунков.
Бывший следователь по особо важным делам обвиняет президента России и его окружение в коррупции.

Как и кем похищались миллиарды из корпорации «Двадцатый трест»? Кто такие Геннадий Петров и Владимир Кумарин, какое отношение они имеют к кооперативу «Озеро»? Об этом беседа с Андреем Зыковым, подполковником юстиции в отставке, бывшим старшим следователем по особо важным делам отдела по расследованию преступлений в сфере коррупции и экономики следственного управления Следственного комитета МВД РФ по Северо-Западному федеральному округу. В этом году исполняется 15 лет с того дня, как Генеральная прокуратура РФ закрыла уголовное дело №144128, получившее в свое время громкое название «дело Путина».

Андрей Зыков входил в следственную бригаду, которая вела это дело до того момента, когда Владимир Путин стал президентом РФ, после чего оно было сразу прекращено, а следователям объявили, что в отношении президента уголовное дело вестись не может. Рассказывает Андрей Зыков:

Андрей Зыков в программе «Петербург Свободы»

– Американский журналист Пол Хлебников в свое время задался вопросом: как смогла Россия из мировой сверхдержавы превратиться в нищую страну? Ответ на этот вопрос и дают материалы уголовного дела №144128. В России существует традиция: если есть подозрения в том, что какие-то официальные лица замешаны в коррупционных преступлениях, то очень редко можно увидеть, что против них возбуждены уголовные дела. Дела в основном возбуждаются «по факту хищения откуда-то». И таким полуанонимным делом стало уголовное дело, возбужденное по факту хищения бюджетных средств, совершенного руководством корпорации «Двадцатый трест».

Эта корпорация была основана 20 октября 1992 года, возникла как Акционерное общество и из государственного превратилась в полностью частное предприятие. Когда мы, следователи, стали изучать, чем же занималось это АО, то пришли к мнению, что эта корпорация создавалась не для того, чтобы что-то строить или производить, а для того, чтобы с ее помощью можно было похищать. Естественно, руководство этого АО могло безнаказанно похищать только в том случае, если имело поддержку от высших должностных лиц Ленинграда-Петербурга, которые должны были эту корпорацию поддерживать.

Следователям объявили, что в отношении президента уголовное дело вестись не может
​– Как функционировала корпорация «Двадцатый трест», какие люди осуществляли это функционирование?

– Чтобы правильно ответить на этот вопрос, необходимо сказать о том, кто должен был бы быть привлечен к уголовной ответственности по данному уголовному делу. Если мы рассматриваем эпизоды хищения бюджетных средств, то за этими хищениями стоят совершенно конкретные должностные лица, которые давали соответствующие распоряжения, осуществляли контроль за их выполнением, давали полный карт-бланш руководству данной корпорации совершать хищение именно бюджетных средств и закрывали глаза на все эти преступления. Сейчас в уголовном кодексе есть статья 210. Она подразумевает наказание за организацию преступного сообщества. И я полагаю, что эту статью необходимо было бы применить к руководству мэрии Санкт-Петербурга и к руководству корпорации «Двадцатый трест». (Радио Свобода подчеркивает, что решения суда по этому делу не было.)

Руководство этого АО могло безнаказанно похищать только в том случае, если имело поддержку от высших должностных лиц Ленинграда-Петербурга
Схема хищения денежных средств была продиктована условиями, которые сложились в те годы в России. 1992-й – это год, когда образовалось АО «Корпорация «Двадцатый трест». В 1992 году была дикая девальвация, падение рубля. В марте этого года в Санкт-Петербурге было зафиксировано 36 смертей от голода. В 1992 году страну охватил кризис неплатежей, вызванный обвалом рубля и галопирующей инфляцией. Предприятиям нечем было расплачиваться с поставщиками, выплачивать заработную плату, в связи с чем в обществе начала расти социальная напряженность. Правительство стало искать выход из создавшегося положения, и в апреле-июле 1992 года был принят ряд деклараций Совета народных депутатов РСФСР и указ президента РФ «О поддержке экономической реформы и нормализации платежно-расчетных отношений в народном хозяйстве». В рамках данных постановлений правительства был создан такой финансовый орган, как Управление федерального казначейства по РФ, и филиалы этого Управления по Москве, Санкт-Петербургу и другим городам. В Санкт-Петербурге руководителем такого филиала был назначен Вячеслав Николаевич Каретин. До этого он работал заместителем председателя комитета финансов администрации Санкт-Петербурга, который возглавлял Алексей Кудрин. За что отвечал Вячеслав Каретин? В связи с тем, что возник кризис неплатежей, из Центрального Банка РФ выдавались огромные средства на поддержку предприятий, чтобы они могли расплачиваться друг с другом. Огромные деньги поступили и в Санкт-Петербург. Здесь по распоряжению мэра создается специальная комиссия, в которую вошли 15 человек, в том числе и Дмитрий Филиппов, возглавлявший в те годы Государственную налоговую инспекцию по Санкт-Петербургу, взорванный в 1998 году в собственном подъезде.

– А Владимир Путин входил в эту комиссию?

Более 60% всех средств, выделенных из федерального бюджета Петербургу для государственных предприятий, ушло именно в корпорацию «Двадцатый трест»
​– Нет. И от Собчака, и от Путина исходило распоряжение о создании этой комиссии. А возглавил ее Дмитрий Сергеев, первый заместитель Анатолия Собчака. Деньги, поступившие из федерального бюджета, были предназначены для поддержки государственных предприятий, чтобы именно государственные предприятия могли расплачиваться друг с другом. Эти деньги не предназначались для акционерных обществ частного типа, каковым и являлось АО «Корпорация «Двадцатый трест». Однако, когда мы стали исследовать, на что ушли эти федеральные средства, оказалось, что более 60% всех средств, выделенных из федерального бюджета Петербургу для государственных предприятий, ушло именно в корпорацию «Двадцатый трест». Остальные деньги, менее 40%, были распределены между федеральными предприятиями Санкт-Петербурга. Что это за деньги?

Более 22 миллиардов были просто похищены. Эти деньги корпорация перевела в разные страны: в Испанию, Финляндию, Канаду, США
Василий Васильевич Кабачинов, главный контролер-ревизор Контрольно-ревизионного управления Министерства финансов РФ по Санкт-Петербургу (30 ноября 1999 года трагически сгорел на своей даче, при этом был известен трезвым образом жизни), выяснил, что из тех 23 миллиардов рублей, которые были «влиты» в АО «Корпорация «Двадцатый трест», на нужды города было потрачено около 1 миллиарда рублей. Остальные, более 22 миллиардов, были просто похищены. Эти деньги корпорация перевела в разные страны: в Испанию, Финляндию, Канаду, США. Деньги переводились под различными обоснованиями, под разными предлогами: под маркетинговые исследования, которые никто не проводил; под различные дублированные работы, часть из которых проводилась различными петербургскими предприятиями за гроши. Однако корпорация сообщала, что для этих работ были привлечены дорогостоящие английские специалисты из фирмы «Уилсон Мейсон». Им якобы заплатили такие суммы, которые в десятки раз превышали заплаченные корпорацией за тот или иной вид работ. Таким образом происходили эти хищения. И на эти похищенные деньги строились в той же Испании коттеджи для того же Владимира Путина, Анатолия Собчака и ряда других чиновников мэрии Санкт-Петербурга.

– Присутствуют ли в деле о «Двадцатом тресте» получивший международную известность в Испании российский бизнесмен Геннадий Петров и прозванный в Петербурге «ночным губернатором» криминальный авторитет Владимир Барсуков (Кумарин)?

​–​ Геннадий Петров в уголовном деле №144128 не фигурирует. Там не звучат конкретно по эпизодам ни фамилия Петрова, ни фамилия Кумарина. Но если посмотреть окружение Владимира Путина и выяснить, общались ли люди из этого окружения с Петровым и Кумариным, то ответ будет, безусловно, положительный: общались. Каким образом это можно доказать? Мы уже привыкли к такому словосочетанию, как «кооператив «Озеро». И мы знаем, что это – восемь человек, которые создали в 1996 году данный кооператив, что возглавлял этот кооператив Владимир Смирнов. А кто такой господин Смирнов? Это руководитель ЗАО «Петербургская топливная компания» (ПТК). Организовала ПТК мэрия Санкт-Петербурга в 1994 году. Директором ПТК был Владимир Смирнов, а его заместителем – Владимир Кумарин (Барсуков). Есть ли здесь связь с так называемой тамбовской преступной группировкой? Вроде бы есть. Видели ли господина Кумарина (Барсукова) в кооперативе «Озеро»? Видели, и очень часто – у того же Владимира Смирнова. Кроме того, имеются факты, подтверждающие, что первоначально кооператив «Озеро» охраняли охранные структуры, которые подчинялись непосредственно Владимиру Кумарину (Барсукову).

На эти похищенные деньги строились в той же Испании коттеджи для того же Владимира Путина, Анатолия Собчака и ряда других чиновников мэрии Санкт-Петербурга
Теперь насчет Геннадия Петрова. Надо понимать, что кооператив «Озеро» существует не только в Приозерском районе Ленинградской области. Такой же кооператив с теми же участниками был создан еще раньше на Васильевском острове. В распечатке списка тех, кто входил в кооператив «Озеро» в Приозерском районе, мы увидим восемь фамилий. У каждого из этих людей была прописка в Петербурге.

Давайте посмотрим, например, где был прописан нынешний президент ОАО РЖД Владимир Якунин, где был прописан Андрей Фурсенко, где были прописаны братья Юрий и Михаил Ковальчуки (все члены кооператива «Озеро»). Оказывается, указанные лица были прописаны на улице Наличная, д. 55. В этом доме Юрию Ковальчуку принадлежало две квартиры – №34 и №44; Андрею Фурсенко принадлежала квартира №43; его брату Сергею Фурсенко – квартиры №47 и №48; другому участнику кооператива «Озеро», Владимиру Якунину, принадлежали в этом доме квартиры №159 и №160; Виктору Мячину, директору банка «Россия», – квартиры №45, №46, №47 и №173. Также в этом доме, в квартире №29 проживала гражданка Н.Ф. Артемьева, главный бухгалтер корпорации «Двадцатый трест». А кто строил этот дом? Балтийская строительная компания (БСК). А БСК является «жемчужиной» в «короне» Геннадия Петрова. Это и есть ответ на вопрос: имел ли отношение Геннадий Петров к уголовному делу №144128. Практически он имел самое прямое отношение к ближайшему окружению Владимира Путина. То, что пять человек из кооператива «Озеро» проживали в одном и том же доме, который построила компания Геннадия Петрова, является ярким примером такого многогранного сотрудничества.

– Является ли закрытое в 2000 году уголовное дело № 144128 единственным уголовным делом о коррупции чиновников в правительстве Анатолия Собчака и лиц из его кружения?

А в марте 1992 года люди в Петербурге умирали от голода
​–​ Такое же уголовное дело можно вспомнить только одно: дело фирмы «Ренессанс». Если же говорить о материалах, в которых прослеживалась преступная, на мой взгляд, линия поведения Владимира Путина, то, наверное, стоит вспомнить знаменитый доклад Марины Салье, подготовленный в марте 1992 года. Она инспектировала деятельность Владимира Путина на посту председателя комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга и обнаружила, что программа «продовольствие в обмен на сырье», осуществляемая администрацией города, была провалена, огромные деньги были разворованы. Контракты заключались Владимиром Путиным и его командой таким образом, что их было невозможно предъявить в суд. Иногда в контрактах отсутствовали даты, иногда отсутствовало понятие «штрафных санкций»… Очевидно, что суд возвратил бы эти договоры обратно. Марина Салье говорила, что командой Владимира Путина было похищено порядка 100 миллионов долларов США. Это 1992 год. А теперь вспомним: кто же входил в эту команду? В нее входил Алексей Миллер, в нее входил советник по экономическим вопросам Анатолия Собчака Дмитрий Медведев. Будущий президент России писал кандидатскую диссертацию под руководством Анатолия Собчака, также специалиста по гражданскому праву. И эта компания юристов: Собчак, Медведев, Путин – вдруг оказалась полностью юридически несостоятельной! Договоры были составлены ими и их подчиненными таким образом, что были юридически ничтожны. А в марте 1992 года люди в Петербурге умирали от голода.

К этим преступлениям был причастен банкир Петр Авен. Там, в частности, стоял вопрос: куда же пропали 997 тонн чистого алюминия, куда он испарился? Вопрос до сих пор остался без ответа, как и вопрос: куда исчезли деньги, полученные за этот металл?

Куда пропали 997 тонн чистого алюминия и деньги, полученные за этот металл?
Следующим элементом такой преступной деятельности, за которую, по-моему, должно было бы сидеть в тюрьме все руководство мэрии Санкт-Петербурга, было так называемое дело Анны Евглевской по фирме «Ренессанс», которую она возглавляла. Эта дама, окончившая кулинарный техникум, удивительным образом проявила себя в торговле как мелкая воровка, за что и была выгнана с работы из магазина. Она создала строительную фирму и стала строить дом на улице Рылеева. А затем в этом доме №3 вдруг получают квартиры и племянница Анатолия Собчака, и главный архитектор Петербурга Олег Харченко, и многие другие люди из окружения Владимира Путина.

– Одним из самых активных следователей в вашей бригаде был Олег Калиниченко. Он собрал большое досье на председателя комитета по внешним связям мэрии СПб Владимира Путина, на других чиновников. Через некоторое время после закрытия «дела Путина» Олег Калиниченко ушел в монастырь. Что стало с его большим архивом? К вам ведь попали некоторые материалы из него?

– Олег Калиниченко – оперативник из 2-го отдела Управления по борьбе с организованной преступностью ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (практически это был антикоррупционный отдел, и разработка сотрудников мэрии Санкт-Петербурга входила непосредственно в его обязанности). У него была собрана информация буквально на всех лиц из окружения Владимира Путина. Например, я его спрашивал: «Олег, а что известно по Фурсенко, по Ковальчуку?». Через минуту он приносил мне справки по каждому, в которых сообщалось о том, в чем кто был замешан, с кем общается из криминального окружения и т.д.

О том, что же произошло с архивом Олега Калиниченко, наверное, надо спросить у него самого. Будет ли он об этом говорить? Очевидно, нет. Олег ушел в монастырь, и у него теперь другие заботы, другие дела. Ему наши мирские заботы не интересны. Однако некоторые справки, которые он мне передавал, у меня сохранились. Например, наши СМИ очень много писали про Владимира Владимировича Киселева, организатора фестиваля «Белые ночи». Года два назад он проводил очередную кампанию по сбору средств, где Владимир Путин сыграл на рояле какую-то песенку. Правда, куда ушли деньги от этой благотворительной акции, которую проводил Киселев, опять осталось неизвестным.

Киселев В. В. занимается выколачиванием денег у предпринимателей малого и среднего бизнеса города на поддержку предвыборной кампании мэра Собчака
Вот у меня сохранилась справка Олега Калиниченко на данное лицо. Цитирую: «Справка по В. В. Киселеву. Помощником мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака является Киселев Владимир Владимирович. Он же – «правая рука» Геннадия Петрова – авторитета организованной преступной группировки Малышева (примечание автора: «речь идет о 1996 годе»). Киселев В. В. занимается выколачиванием денег у предпринимателей малого и среднего бизнеса города на поддержку предвыборной кампании мэра Собчака. Делается это следующим образом. Имеется Фонд поддержки Олимпийских игр 2004 года, куда предпринимателей заставляют к определенному сроку переводить деньги, валюту в сумме 50 000 долларов с каждого. Если предприниматель не укладывается в срок, то его обязывают перевести примерно вдвое большую сумму. При этом используют силовые методы давления, вплоть до физической расправы. Используются абонентские номера телефонов (список телефонов указан). Киселев В. В. лично звонит предпринимателю и требует перевода указанной суммы в указанные им сроки. В случае отказа угрожает физической расправой. В необходимых случаях, будучи активным членом ОПГ Малышева, решает вопросы приезда «команды» для выколачивания денег. 18 апреля 1996 года состоится собрание предпринимателей, организованное под угрозой расправы Киселевым, которое, по информации источников, будет происходить в «Клубе 2004», на котором ожидается выступление первого заместителя мэра Санкт-Петербурга, председателя комитета по внешнеэкономическим связям Владимира Путина по поводу сбора денег в фонд поддержки кандидатуры Анатолия Собчака на предстоящих выборах»…

– Вы обвиняете в коррупции Владимира Путина и других людей из его окружения. Вы не допускаете, что на вас могут подать в суд за клевету?

Суд может не согласиться со следователем. Но значит ли это, что следователь неправ? Может, неправ судья?
​–​ Я – следователь. Следователь имеет право на свои собственные убеждения. Когда следователь расследует уголовное дело, он составляет представление: достаточно ли у него материалов для того, чтобы предъявить тому или иному лицу обвинения по факту совершения этим лицом преступления. Суд может не согласиться со следователем. Уголовное дело, рассмотренное в суде, может закончиться оправдательным приговором. Но значит ли это, что следователь неправ? Может, неправ судья? У каждого – свое видение. У одного видение может подкрепляться какими-то идеалами, убежденностью в необходимости борьбы с преступностью. У другого видение может подкрепляться командным окриком, возможно, какими-то взятками. Вот, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков говорит о деле Марины Салье, что оно многократно рассматривалось, что в этом деле ничего нет. А раз уголовного дела по материалам Марины Салье не возбудили, значит, преступления в делах Владимира Владимировича не было?

Благосостояние прокурора Санкт-Петербурга дает ответ на вопрос, почему не были возбуждены уголовные дела в отношении Путина и людей из его окружения
Однако давайте посмотрим, кто тогда был прокурором Санкт-Петербурга? Владимир Иванович Еременко. А откуда у Владимира Ивановича вдруг появляется особняк в Репино поблизости от особняка руководителя корпорации «Двадцатый трест» Сергея Никешина? Сколько он стоит? На тот момент – около 400 000 долларов. Откуда у прокурора города такая сумма? А сколько квартир получил прокурор города на Невском проспекте, в других районах? От кого? Каким образом? Это благосостояние прокурора Санкт-Петербурга, на мой взгляд, дает ответ на вопрос, почему не были возбуждены уголовные дела в отношении Путина Владимира Владимировича и людей из его окружения.

​– С момента закрытия дела №144128 прошло уже 15 лет. Стоит ли ворошить старое? Ведь даже если опять начать проводить расследование по фактам, изложенным в этом деле, то окажется, что это бессмысленно, так как истек срок давности привлечения к уголовной ответственности?

Та команда, которая была подобрана и проверена на хищениях периода 1992-1996 годов, и сейчас осталась в окружении Владимира Путина
​–​ Есть такое понятие, как легализация похищенных средств. Это длящееся преступление. Те деньги, которые были похищены в 1992, 1995, 1996 годах, так или иначе находятся где-то на счетах, то есть произошла легализация похищенных средств. Тем не менее, я полагаю, что в отношении лиц, которые руководят страной, законодатели должны, подумав, внести изменения в УК РФ. Для этих лиц, если доказано, что они – преступники, не должно существовать сроков давности привлечения к ответственности, потому что люди, стоящие во главе государства, должны быть кристально чистыми и честными. Если они не такие, то они не имеют права управлять государством. Я думаю, как только Путин перестанет быть президентом страны, и в УПК, и в УК РФ будут внесены такие поправки и появится возможность привлечения их к уголовной ответственности.

– Работая в бригаде следователей, вы пытались привлечь этих чиновников и Владимира Путина к уголовной ответственности?

– Во всяком случае, мы честно расследовали эти дела. И то, что мы «нарыли» по этому уголовному делу, на мой взгляд, свидетельствует о виновности как самого Путина, так и многих других официальных лиц из его окружения.

– Можно ли рассматривать уголовное дело «Двадцатого треста» как некую коррупционную модель, обкатанную вначале в Петербурге, а потом распространенную на всю Россию?

– Безусловно, потому что хищения 1992 года показали, что эти похитители были очень уязвимы. Когда создаются такие фирмы лицами с криминальными наклонностями, когда подписываются и составляются такие юридически ничтожные договоры, возникает повод лишить причастных к этому чиновников их постов. Ведь Марина Салье выступила с обращением лишить Владимира Путина занимаемой им должности, а Ленсовет ее поддержал. Для того чтобы в дальнейшем можно было совершать хищения достаточно свободно, без риска, надо было криминализировать все вокруг, то есть необходимо было подбирать себе команду. И та команда, которая была подобрана и проверена в период 1992-1996 годов, и сейчас осталась в окружении Владимира Путина. Тот же Кудрин, тот же Кожин, тот же Кручинин, тот же Вязалов и другие. Все то окружение, которое было, до сих пор вокруг него. И они получают ордена…

Источник: http://www.svoboda.org/content/transcript/27081099.html

Коррупция в окружении Путина: ОбщакКоррупция в окружении Путина: Общак

Роман Анин.
Испанская прокуратура отправила в суд материалы уголовного дела о тамбовской преступной группировке и ее предполагаемом лидере Геннадии Петрове, сообщили два испанских издания — ABC и El Mundo. По информации испанских журналистов, в обвинительном заключении также упоминаются имена высокопоставленных российских чиновников и сотрудников правоохранительных органов, с которыми Петров якобы поддерживал деловые и дружеские отношения. Некоторые из этих чиновников уже опровергли свое знакомство с лидером «российской мафии».

Однако в распоряжении «Новой газеты» есть часть оперативных материалов из испанского расследования — в частности, протоколы прослушивания телефонных переговоров обвиняемых с их партнерами и знакомыми. Эти материалы подтверждают данные испанских журналистов: Петров не только дружил со многими представителями российской элиты, но и оказывал им услуги, имел возможность назначать своих людей на ключевые должности в государственном аппарате, а также платил офицерам спецслужб за их помощь.

Операция «Тройка»

Геннадий Петров и его партнеры были задержаны в Испании в 2008 году в ходе спецоперации «Тройка». Целью этой операции была ликвидация тамбовского преступного сообщества, к которому, как полагали испанские правоохранительные органы, имели отношение задержанные. В 2010 году Геннадий Петров был выпущен под залог. А через некоторое время Петров и другой подозреваемый Леонид Христофоров отпросились в родной Санкт-Петербург по состоянию здоровья, откуда не вернулись. В связи с этим испанские власти объявили их в розыск.

О связях Геннадия Петрова и его партнеров с представителями российской элиты «Новая газета» сообщала еще в 2008 — 2009 годах.

Сегодня, по данным испанских СМИ, в обвинительном заключении в отношении Петрова упоминаются бывший министр обороны Анатолий Сердюков, Виктор Зубков, вице-премьер Дмитрий Козак, бывший министр связи Леонид Рейман и многие другие. Некоторые из упомянутых испанскими СМИ чиновников уже поспешили опровергнуть свое знакомство с лидерами «русской мафии».

Тем не менее Геннадий Петров действительно может считаться влиятельным человеком. В 90-е годы, например, Петров был партнером тех людей, которых сегодня президент Владимир Путин называет своими давними знакомыми.

Компании Петрова и его партнеров были крупными акционерами банка «Россия». Среди совладельцев этого банка в разное время были Геннадий Тимченко, Дмитрий Горелов, Николай Шамалов, братья Ковальчуки, Владимир Якунин и дальний родственник Владимира Путина — Михаил Шеломов. В общем, ближайший круг президента.

Влиятельный человек

Характер переговоров Геннадия Петрова с самыми разными людьми позволяет предположить, что у этого человека были почти неограниченные возможности в России, благодаря его многочисленным связям. Складывается впечатление, что Петров даже имел возможность назначать людей на высокие государственные должности, а эти люди затем оказывали услуги его бизнесу.

Например, в августе 2007 года Петрову звонит некий Виталий. Виталий рассказывает Петрову, что некоего Аксимыча (или Максимыча) «назначили на должность главного инспектора, отвечающего за сертификацию автомобильных дорог». Но Петрова эта новость не радует, потому что «это не та должность, которую тот должен был бы занять». Далее испанские прокуроры так описывают разговор Петрова и Виталия: «Виталий объясняет Петрову, что этот пост также очень важный, потому что ни одна автомобильная дорога в России не может быть введена в эксплуатацию без сертификации Аксимыча, поэтому все дорожные строители будут хотеть подкупить его (в конце концов, в этом и заключается цель организации), чтобы он сертифицировал то, что заведомо было построено с нарушением действующих норм».

А в ходе другого разговора Петрова с тем же Виталием, последний «просит Петрова отправить деньги, предназначенные для оплаты назначения Аксимыча на эту должность. Петров, хотя и не доволен назначением на эту должность, соглашается заплатить и говорит Виталию, что должен поговорить об этом деле со своими товарищами».

Кроме того, в разговорах Геннадия Петрова с партнерами упоминаются многие масштабные бизнес-проекты, имеющие стратегическое значение для России. Складывается впечатление, что во многих из этих проектов Геннадий Петров мог принимать участие как «теневой инвестор» или «скрытый партнер».

Например, в сентябре 2007 года Петрову звонит его сын и сообщает, что некий человек «встречался с «Первым», и он одобрил тему объединения всех энергетических компаний, что он сам отдал распоряжения своим людям». Судя по «прослушке», Петров «становится очень довольным», а его сын говорит, что «теперь начнут заниматься этим вопросом, и все будет хорошо».
В ходе другого разговора Петров и его сын обсуждают строительство трассы Москва—Санкт-Петербург, а также земельные участки, по которым должна пройти эта дорога.

Петров, Дерипаска и Абрамов

Испанское издание АBC сообщало, что Петров «напрямую связан» с совладельцем Evraz Group Александром Абрамовым и владельцем «Русала» Олегом Дерипаской. В материалах «прослушки» Петрова действительно можно найти упоминаниях об этих российских бизнесменах.

21 сентября 2007 года Петрову звонит его знакомый Аркадий Буравой, совладелец строительной компании «Балтийский монолит». Испанские оперативники так описывают их разговор в документах: «Затем Петров заговаривает на другую тему и спрашивает Аркадия об Александре Абрамове. Аркадий отвечает, что Абрамов, Дерипаска и другие люди все собирались в резиденции президента. Петров спрашивает, видел ли Абрамов землю, Аркадий отвечает, что да, и что она ему понравилась, но он критически относится к этому региону. Он сообщает, что Абрамов сейчас покупает полуостров в Новой Зеландии, где хочет построить город».

Пресс-служба группы компаний «Базовой элемент» сообщила, что «спекуляции о возможных связях Олега Дерипаски с Петровым не имеют ничего общего с реальностью».

Петров и Аулов

По сведениям ABC, испанская прокуратура также «полагает, что услуги Петрову, возможно, оказывал» замглавы ФСКН Николай Аулов. В переговорах Петрова с его сыном и партнерами действительно часто упоминается имя «Николай Николаевич», что совпадает с именем и отчеством замглавы ФСКН. Характер бесед также не оставляет сомнений в том, что человек по имени Николай Николаевич — высокопоставленный сотрудник спецслужб.

Вот как описывали этого человека испанские прокуроры: «У Петрова в России есть доверенный человек, которого он называет Николаем Николаевичем. Речь может идти о сотруднике правоохранительных органов или высокопоставленном чиновнике. Николай — человек, который решил проблемы некоего Михаила (человека, связанного с Петровым, у которого были проблемы с какой-то имеющей к нему отношение компанией), и благодаря его вмешательству некоторые люди, принадлежащие к правоохранительным органам, были задержаны: они хотели арестовать Михаила и конфисковать его имущество».

Эта тема затем продолжается в переговорах Петрова и Михаила, которому помог Николай Николаевич. 6 августа 2007 года Петров разговаривает с Михаилом и «сообщает ему, что не должен платить Николаю, так как тот получит деньги из другого места».

10 августа 2007 года Петрову звонит его сын Антон. По данным «прослушки», Антон «сообщает, что собирается встретиться с помощником «Профессора» и поговорить о Николаевиче. По-видимому, человеком, который будет продвигать Николаевича, является некий «Болтай-Нога», который получит от Антона записку или письмо (понимается, что в этой записке содержатся инструкции по поводу назначения Николаевича). Антон сообщает отцу, что должен сказать Николаевичу, что Михаил очень доволен решением его проблем (речь идет о чиновниках, которых задержали благодаря его вмешательству)».

Кто скрывается под кличкой «Болтай-Нога», «Новой газете» не удалось узнать.

«Николай Николаевич» продолжал оказывать услуги Петрову и далее. Например, 30 октября 2007 года Геннадию Петрову вновь звонит его сын. «В ходе этого разговора Антон передает трубку Николаевичу и тот сообщает Петрову, что все идет хорошо касательного того документа, и что дело будет решено при участии некоторых людей, обладающих властью. Петров просит Николаевича связаться с Игорем (говорят об Игоре Борисовиче Соболевском) и тот обещает, что поможет, обратившись к нужному человеку». (Игорь Соболевский — бывший заместитель Александра Бастрыкина в Следственном комитете).

Через месяц вопрос с документом решается. 7 ноября 2007 года «Николай Николаевич звонит Петрову. В ходе беседы Николаевич рассказывает хорошую новость, сообщая о том, что виделся с «Первым», и тот решил вопрос с регистрацией. Петров благодарит его и выражает сильное чувство радости по этому поводу», — говорится в «прослушке» испанской прокуратуры.

В тот же день, менее чем через час, Петрову звонит Аркадий Буравой. В какой-то момент беседы Петров «сообщает, что вопрос с Москвой был решен удачно, что звонил Коля (Николай Николаевич) и рассказал, что все в порядке. Петров объясняет, что теперь надо подать бумаги, а одобрение уже получено».

В тот же день вечером «Николай Николаевич» снова звонит Петрову: «Николаевич сообщает ему, что имеет много новостей, что расскажет о них, но не по телефону. Он говорит, что дело, которым он занимался, было решено благоприятно, несмотря на то, что отсутствовали прецеденты, что он собирается контролировать весь процесс, чтобы все получилось. Говорят о том, кто будет назначен на конкретную должность, и Петров в этом плане добавляет, что именно Николаевич, собеседник, имеет все шансы занять этот пост», — говорится в документах испанской прокуратуры.

А на следующий день, 8 ноября 2007 года, Петрову звонит его сын Антон и сообщает, что «Николаевича» повысили и дали еще одну звезду».

Петров и Соболевский

Бывший заместитель Александра Бастрыкина в Следственном комитете Игорь Соболевский упоминался Петровым не только в разговоре с «Николаем Николаевичем».

31 октября 2007 года «Игорь Борисович Соболевский звонит Петрову. Игорь сообщает Петрову о том, что некие люди передали ему документы, что он их просмотрит и подумает, что можно сделать. По-видимому, что у этих людей незаконно забрали ряд земельных участков. Петров спрашивает, те ли это люди (имеются в виду те, которые передали документы), у которых забрали землю, Игорь отвечает, что да, что у них забрали землю под строительство жилья», — так описывают испанские прокуроры содержание разговора.

В тот же день Геннадию Петрову звонит Аркадий Буравой.

«В ходе беседы они разговаривают о проблемах с зубами, возникших у Игоря Борисовича Соболевского, который находится в стоматологической клинике для лечения. По-видимому, Игорь платит за оказанную медицинскую помощь, и Петров дает указания Аркадию, чтобы тот сделал все необходимое для того, чтобы указанные расходы были оплачены за счет Петрова».
10 ноября 2007 года Петрову звонит некий Андрей Бегемот и напоминает, что сегодня день милиции, а Петров отвечает, «что это наш праздник». Далее «Андрей напоминает, что необходимо позвонить Игорю (речь идет об Игоре Борисовиче Соболевском) и другим людям, чтобы поздравить. Петров отвечает, что надо позвонить нескольким людям». А позже Петров поздравляет Игоря Соболевского с днем милиции.

Игорь Соболевский покинул свой пост в 2009 году «по собственному желанию».

Петров и Сердюков

21 сентября 2007 года Геннадию Петрову звонит некий Евгений и сообщает о своих переговорах с Искандером. Петров, судя по «прослушке», отвечает Евгению, что собирается в Россию, где ему должны подтвердить встречу с двумя людьми, одного из которых зовут «Толиком». Кто такие Евгений и Искандер, «Новой газете» не удалось узнать.

А что касается «Толика», то испанские прокуроры предположили, что, «вероятно, речь идет о бывшем министре обороны России Анатолии Сердюкове».
Следует уточнить, что в этом предположении испанские прокуроры ошиблись как минимум в статусе Анатолия Сердюкова. Испанские правоохранители посчитали Сердюкова бывшим министром обороны в связи с прошением об отставке, которое Сердюков подал из-за своих родственных связей с тогдашним премьер-министром Виктором Зубковым. Это прошение было подано 18 сентября 2007 года, то есть за три дня до прослушанного разговора Геннадия Петрова. Однако президент Путин эту отставку не принял.

Петров и Резник

Депутат Государственной думы Владислав Резник, судя по материалам испанской прокуратуры, покупал виллу и катер, которые раньше были оформлены на компании Петрова. Кроме того, на другую компанию Петрова в 2006 году были оформлены несколько автомобилей высокого класса — Mercedes SL600 и Toyota Land Cruiser. По данным испанских прокуроров, эти автомобили (стоимостью 200 тыс евро) в 2004 году были куплены у Владислава Резника.

Имя Резника также часто упоминается в «прослушке». Например, 29 октября 2007 года Петров звонит своему сыну и «сообщает ему, что находится на судне вместе с Резником, высокопоставленным коллегой Резника (о котором отзывается как о заместителе Грызлова) и его женой. Петров объясняет, что заместитель Грызлова и его жена хотят купить дом на Майорке. Петров сообщает, что он разговаривал с Резником, и тот говорит, что Гера готов работать, и что Евтушенко также на подхвате».

Владислав Резник ранее подтверждал, что общался с Геннадием Петровым по поводу покупки виллы, однако никаких иных отношений с ним не имел.

Петров, Иванов и Греф

1 ноября 2007 года Петрову звонит Наиль Малютин, тогда директор «Финансовой лизинговой компании» (ФЛК). Малютин, по данным «прослушки», рассказывает Петрову, что «встречался с Федоровым, что проект резолюции по этим проблемам поддержали Лиликин и Иванов, а затем он был утвержден Сергеем Борисовичем. Наиль объясняет, что надо ввести Федорова туда, где другой человек, чтобы тот понял, что может опереться на него, если потребуется. Тогда, если Федоров поймет, что там его поддерживают, он будет действовать прямо и открыто, а Наиль и Петров смогут все делать через него».

По-видимому, в этом разговоре идет речь об Алексее Федорове, тогда президенте Объединенной авиастроительной корпорации (основном акционере ФЛК).

Кого испанские правоохранительные органы называют Лиликиным, нам узнать не удалось, а вот Иванов, «поддержавший проект резолюции», — скорее всего, нынешний руководитель администрации президента Сергей Иванов.
В этом же разговоре «Наиль рассказывает, что Греф, друг Петрова, пригласил его на банкет 12 ноября по поводу 160-летия Сбербанка».

Петров и Малюшин

Помимо тех людей, которые упоминались в «прослушке», «Новой газете» удалось найти и других партнеров Геннадия Петрова из числа высокопоставленных российских чиновников. В 2012 году «Новая газета» сообщала, что компания Ивана Малюшина (в то время он занимал пост заместителя руководителя Управления делами президента) «Балтпрод» владела долей в ООО «Софт Терминал». Партнером Малюшина в «Софт Терминале» была испанская фирма Inversiones Gudimar SL, которая, по данным испанской полиции, контролировались Геннадием Петровым.

Той же компании Малюшина «Балтпрод» принадлежало 50% в ООО «Лиговский 67», а другой половиной этой питерской фирмы владела компания «Аливект». В документах испанской полиции говорится, что «Аливект» контролировалась Геннадием Петровым, однако затем он выдал доверенность на управление этой компанией своему сыну — Антону Петрову.

Кроме того, некоторые компании сыновей Ивана Малюшина также вели совместный бизнес с Петровым: им принадлежал сотовый оператор «Балт Лайн» в Санкт-Петербурге, а также торговый центр и оптовый рынок в Карелии.
Источник: http://www.novayagazeta.ru/inquests/68697.htmlРоман Анин.
Испанская прокуратура отправила в суд материалы уголовного дела о тамбовской преступной группировке и ее предполагаемом лидере Геннадии Петрове, сообщили два испанских издания — ABC и El Mundo. По информации испанских журналистов, в обвинительном заключении также упоминаются имена высокопоставленных российских чиновников и сотрудников правоохранительных органов, с которыми Петров якобы поддерживал деловые и дружеские отношения. Некоторые из этих чиновников уже опровергли свое знакомство с лидером «российской мафии».

Однако в распоряжении «Новой газеты» есть часть оперативных материалов из испанского расследования — в частности, протоколы прослушивания телефонных переговоров обвиняемых с их партнерами и знакомыми. Эти материалы подтверждают данные испанских журналистов: Петров не только дружил со многими представителями российской элиты, но и оказывал им услуги, имел возможность назначать своих людей на ключевые должности в государственном аппарате, а также платил офицерам спецслужб за их помощь.

Операция «Тройка»

Геннадий Петров и его партнеры были задержаны в Испании в 2008 году в ходе спецоперации «Тройка». Целью этой операции была ликвидация тамбовского преступного сообщества, к которому, как полагали испанские правоохранительные органы, имели отношение задержанные. В 2010 году Геннадий Петров был выпущен под залог. А через некоторое время Петров и другой подозреваемый Леонид Христофоров отпросились в родной Санкт-Петербург по состоянию здоровья, откуда не вернулись. В связи с этим испанские власти объявили их в розыск.

О связях Геннадия Петрова и его партнеров с представителями российской элиты «Новая газета» сообщала еще в 2008 — 2009 годах.

Сегодня, по данным испанских СМИ, в обвинительном заключении в отношении Петрова упоминаются бывший министр обороны Анатолий Сердюков, Виктор Зубков, вице-премьер Дмитрий Козак, бывший министр связи Леонид Рейман и многие другие. Некоторые из упомянутых испанскими СМИ чиновников уже поспешили опровергнуть свое знакомство с лидерами «русской мафии».

Тем не менее Геннадий Петров действительно может считаться влиятельным человеком. В 90-е годы, например, Петров был партнером тех людей, которых сегодня президент Владимир Путин называет своими давними знакомыми.

Компании Петрова и его партнеров были крупными акционерами банка «Россия». Среди совладельцев этого банка в разное время были Геннадий Тимченко, Дмитрий Горелов, Николай Шамалов, братья Ковальчуки, Владимир Якунин и дальний родственник Владимира Путина — Михаил Шеломов. В общем, ближайший круг президента.

Влиятельный человек

Характер переговоров Геннадия Петрова с самыми разными людьми позволяет предположить, что у этого человека были почти неограниченные возможности в России, благодаря его многочисленным связям. Складывается впечатление, что Петров даже имел возможность назначать людей на высокие государственные должности, а эти люди затем оказывали услуги его бизнесу.

Например, в августе 2007 года Петрову звонит некий Виталий. Виталий рассказывает Петрову, что некоего Аксимыча (или Максимыча) «назначили на должность главного инспектора, отвечающего за сертификацию автомобильных дорог». Но Петрова эта новость не радует, потому что «это не та должность, которую тот должен был бы занять». Далее испанские прокуроры так описывают разговор Петрова и Виталия: «Виталий объясняет Петрову, что этот пост также очень важный, потому что ни одна автомобильная дорога в России не может быть введена в эксплуатацию без сертификации Аксимыча, поэтому все дорожные строители будут хотеть подкупить его (в конце концов, в этом и заключается цель организации), чтобы он сертифицировал то, что заведомо было построено с нарушением действующих норм».

А в ходе другого разговора Петрова с тем же Виталием, последний «просит Петрова отправить деньги, предназначенные для оплаты назначения Аксимыча на эту должность. Петров, хотя и не доволен назначением на эту должность, соглашается заплатить и говорит Виталию, что должен поговорить об этом деле со своими товарищами».

Кроме того, в разговорах Геннадия Петрова с партнерами упоминаются многие масштабные бизнес-проекты, имеющие стратегическое значение для России. Складывается впечатление, что во многих из этих проектов Геннадий Петров мог принимать участие как «теневой инвестор» или «скрытый партнер».

Например, в сентябре 2007 года Петрову звонит его сын и сообщает, что некий человек «встречался с «Первым», и он одобрил тему объединения всех энергетических компаний, что он сам отдал распоряжения своим людям». Судя по «прослушке», Петров «становится очень довольным», а его сын говорит, что «теперь начнут заниматься этим вопросом, и все будет хорошо».
В ходе другого разговора Петров и его сын обсуждают строительство трассы Москва—Санкт-Петербург, а также земельные участки, по которым должна пройти эта дорога.

Петров, Дерипаска и Абрамов

Испанское издание АBC сообщало, что Петров «напрямую связан» с совладельцем Evraz Group Александром Абрамовым и владельцем «Русала» Олегом Дерипаской. В материалах «прослушки» Петрова действительно можно найти упоминаниях об этих российских бизнесменах.

21 сентября 2007 года Петрову звонит его знакомый Аркадий Буравой, совладелец строительной компании «Балтийский монолит». Испанские оперативники так описывают их разговор в документах: «Затем Петров заговаривает на другую тему и спрашивает Аркадия об Александре Абрамове. Аркадий отвечает, что Абрамов, Дерипаска и другие люди все собирались в резиденции президента. Петров спрашивает, видел ли Абрамов землю, Аркадий отвечает, что да, и что она ему понравилась, но он критически относится к этому региону. Он сообщает, что Абрамов сейчас покупает полуостров в Новой Зеландии, где хочет построить город».

Пресс-служба группы компаний «Базовой элемент» сообщила, что «спекуляции о возможных связях Олега Дерипаски с Петровым не имеют ничего общего с реальностью».

Петров и Аулов

По сведениям ABC, испанская прокуратура также «полагает, что услуги Петрову, возможно, оказывал» замглавы ФСКН Николай Аулов. В переговорах Петрова с его сыном и партнерами действительно часто упоминается имя «Николай Николаевич», что совпадает с именем и отчеством замглавы ФСКН. Характер бесед также не оставляет сомнений в том, что человек по имени Николай Николаевич — высокопоставленный сотрудник спецслужб.

Вот как описывали этого человека испанские прокуроры: «У Петрова в России есть доверенный человек, которого он называет Николаем Николаевичем. Речь может идти о сотруднике правоохранительных органов или высокопоставленном чиновнике. Николай — человек, который решил проблемы некоего Михаила (человека, связанного с Петровым, у которого были проблемы с какой-то имеющей к нему отношение компанией), и благодаря его вмешательству некоторые люди, принадлежащие к правоохранительным органам, были задержаны: они хотели арестовать Михаила и конфисковать его имущество».

Эта тема затем продолжается в переговорах Петрова и Михаила, которому помог Николай Николаевич. 6 августа 2007 года Петров разговаривает с Михаилом и «сообщает ему, что не должен платить Николаю, так как тот получит деньги из другого места».

10 августа 2007 года Петрову звонит его сын Антон. По данным «прослушки», Антон «сообщает, что собирается встретиться с помощником «Профессора» и поговорить о Николаевиче. По-видимому, человеком, который будет продвигать Николаевича, является некий «Болтай-Нога», который получит от Антона записку или письмо (понимается, что в этой записке содержатся инструкции по поводу назначения Николаевича). Антон сообщает отцу, что должен сказать Николаевичу, что Михаил очень доволен решением его проблем (речь идет о чиновниках, которых задержали благодаря его вмешательству)».

Кто скрывается под кличкой «Болтай-Нога», «Новой газете» не удалось узнать.

«Николай Николаевич» продолжал оказывать услуги Петрову и далее. Например, 30 октября 2007 года Геннадию Петрову вновь звонит его сын. «В ходе этого разговора Антон передает трубку Николаевичу и тот сообщает Петрову, что все идет хорошо касательного того документа, и что дело будет решено при участии некоторых людей, обладающих властью. Петров просит Николаевича связаться с Игорем (говорят об Игоре Борисовиче Соболевском) и тот обещает, что поможет, обратившись к нужному человеку». (Игорь Соболевский — бывший заместитель Александра Бастрыкина в Следственном комитете).

Через месяц вопрос с документом решается. 7 ноября 2007 года «Николай Николаевич звонит Петрову. В ходе беседы Николаевич рассказывает хорошую новость, сообщая о том, что виделся с «Первым», и тот решил вопрос с регистрацией. Петров благодарит его и выражает сильное чувство радости по этому поводу», — говорится в «прослушке» испанской прокуратуры.

В тот же день, менее чем через час, Петрову звонит Аркадий Буравой. В какой-то момент беседы Петров «сообщает, что вопрос с Москвой был решен удачно, что звонил Коля (Николай Николаевич) и рассказал, что все в порядке. Петров объясняет, что теперь надо подать бумаги, а одобрение уже получено».

В тот же день вечером «Николай Николаевич» снова звонит Петрову: «Николаевич сообщает ему, что имеет много новостей, что расскажет о них, но не по телефону. Он говорит, что дело, которым он занимался, было решено благоприятно, несмотря на то, что отсутствовали прецеденты, что он собирается контролировать весь процесс, чтобы все получилось. Говорят о том, кто будет назначен на конкретную должность, и Петров в этом плане добавляет, что именно Николаевич, собеседник, имеет все шансы занять этот пост», — говорится в документах испанской прокуратуры.

А на следующий день, 8 ноября 2007 года, Петрову звонит его сын Антон и сообщает, что «Николаевича» повысили и дали еще одну звезду».

Петров и Соболевский

Бывший заместитель Александра Бастрыкина в Следственном комитете Игорь Соболевский упоминался Петровым не только в разговоре с «Николаем Николаевичем».

31 октября 2007 года «Игорь Борисович Соболевский звонит Петрову. Игорь сообщает Петрову о том, что некие люди передали ему документы, что он их просмотрит и подумает, что можно сделать. По-видимому, что у этих людей незаконно забрали ряд земельных участков. Петров спрашивает, те ли это люди (имеются в виду те, которые передали документы), у которых забрали землю, Игорь отвечает, что да, что у них забрали землю под строительство жилья», — так описывают испанские прокуроры содержание разговора.

В тот же день Геннадию Петрову звонит Аркадий Буравой.

«В ходе беседы они разговаривают о проблемах с зубами, возникших у Игоря Борисовича Соболевского, который находится в стоматологической клинике для лечения. По-видимому, Игорь платит за оказанную медицинскую помощь, и Петров дает указания Аркадию, чтобы тот сделал все необходимое для того, чтобы указанные расходы были оплачены за счет Петрова».
10 ноября 2007 года Петрову звонит некий Андрей Бегемот и напоминает, что сегодня день милиции, а Петров отвечает, «что это наш праздник». Далее «Андрей напоминает, что необходимо позвонить Игорю (речь идет об Игоре Борисовиче Соболевском) и другим людям, чтобы поздравить. Петров отвечает, что надо позвонить нескольким людям». А позже Петров поздравляет Игоря Соболевского с днем милиции.

Игорь Соболевский покинул свой пост в 2009 году «по собственному желанию».

Петров и Сердюков

21 сентября 2007 года Геннадию Петрову звонит некий Евгений и сообщает о своих переговорах с Искандером. Петров, судя по «прослушке», отвечает Евгению, что собирается в Россию, где ему должны подтвердить встречу с двумя людьми, одного из которых зовут «Толиком». Кто такие Евгений и Искандер, «Новой газете» не удалось узнать.

А что касается «Толика», то испанские прокуроры предположили, что, «вероятно, речь идет о бывшем министре обороны России Анатолии Сердюкове».
Следует уточнить, что в этом предположении испанские прокуроры ошиблись как минимум в статусе Анатолия Сердюкова. Испанские правоохранители посчитали Сердюкова бывшим министром обороны в связи с прошением об отставке, которое Сердюков подал из-за своих родственных связей с тогдашним премьер-министром Виктором Зубковым. Это прошение было подано 18 сентября 2007 года, то есть за три дня до прослушанного разговора Геннадия Петрова. Однако президент Путин эту отставку не принял.

Петров и Резник

Депутат Государственной думы Владислав Резник, судя по материалам испанской прокуратуры, покупал виллу и катер, которые раньше были оформлены на компании Петрова. Кроме того, на другую компанию Петрова в 2006 году были оформлены несколько автомобилей высокого класса — Mercedes SL600 и Toyota Land Cruiser. По данным испанских прокуроров, эти автомобили (стоимостью 200 тыс евро) в 2004 году были куплены у Владислава Резника.

Имя Резника также часто упоминается в «прослушке». Например, 29 октября 2007 года Петров звонит своему сыну и «сообщает ему, что находится на судне вместе с Резником, высокопоставленным коллегой Резника (о котором отзывается как о заместителе Грызлова) и его женой. Петров объясняет, что заместитель Грызлова и его жена хотят купить дом на Майорке. Петров сообщает, что он разговаривал с Резником, и тот говорит, что Гера готов работать, и что Евтушенко также на подхвате».

Владислав Резник ранее подтверждал, что общался с Геннадием Петровым по поводу покупки виллы, однако никаких иных отношений с ним не имел.

Петров, Иванов и Греф

1 ноября 2007 года Петрову звонит Наиль Малютин, тогда директор «Финансовой лизинговой компании» (ФЛК). Малютин, по данным «прослушки», рассказывает Петрову, что «встречался с Федоровым, что проект резолюции по этим проблемам поддержали Лиликин и Иванов, а затем он был утвержден Сергеем Борисовичем. Наиль объясняет, что надо ввести Федорова туда, где другой человек, чтобы тот понял, что может опереться на него, если потребуется. Тогда, если Федоров поймет, что там его поддерживают, он будет действовать прямо и открыто, а Наиль и Петров смогут все делать через него».

По-видимому, в этом разговоре идет речь об Алексее Федорове, тогда президенте Объединенной авиастроительной корпорации (основном акционере ФЛК).

Кого испанские правоохранительные органы называют Лиликиным, нам узнать не удалось, а вот Иванов, «поддержавший проект резолюции», — скорее всего, нынешний руководитель администрации президента Сергей Иванов.
В этом же разговоре «Наиль рассказывает, что Греф, друг Петрова, пригласил его на банкет 12 ноября по поводу 160-летия Сбербанка».

Петров и Малюшин

Помимо тех людей, которые упоминались в «прослушке», «Новой газете» удалось найти и других партнеров Геннадия Петрова из числа высокопоставленных российских чиновников. В 2012 году «Новая газета» сообщала, что компания Ивана Малюшина (в то время он занимал пост заместителя руководителя Управления делами президента) «Балтпрод» владела долей в ООО «Софт Терминал». Партнером Малюшина в «Софт Терминале» была испанская фирма Inversiones Gudimar SL, которая, по данным испанской полиции, контролировались Геннадием Петровым.

Той же компании Малюшина «Балтпрод» принадлежало 50% в ООО «Лиговский 67», а другой половиной этой питерской фирмы владела компания «Аливект». В документах испанской полиции говорится, что «Аливект» контролировалась Геннадием Петровым, однако затем он выдал доверенность на управление этой компанией своему сыну — Антону Петрову.

Кроме того, некоторые компании сыновей Ивана Малюшина также вели совместный бизнес с Петровым: им принадлежал сотовый оператор «Балт Лайн» в Санкт-Петербурге, а также торговый центр и оптовый рынок в Карелии.
Источник: http://www.novayagazeta.ru/inquests/68697.html

Спорт и ко: как и где Россия вмешивалась в международные скандалыСпорт и ко: как и где Россия вмешивалась в международные скандалы

Роман Попков.
Коррупционный скандал вокруг ФИФА, в который вмешалась Россия, стал традиционно громким спортивным конфликтом с ее участием
Дело о коррупции в ФИФА ведут правоохранительные органы Швейцарии и США. 27 мая по американскому запросу швейцарская полиция арестовала семерых высокопоставленных чиновников международной организации.

Всего по делу о коррупции проходят 14 человек. Их подозревают в вымогательстве, получении взяток, отмывании денег. Владимир Путин обвинил американские власти в нарушении презумпции невиновности арестованных чиновников и заявил, что уголовное преследование инициировано с целью «запретить проведение чемпионата мира по футболу 2018 года в России». При этом Минюст США не предъявляет никаких претензий в связи с решением о проведении чемпионатов мира в РФ (в 2018 году) и Катаре (в 2022 году). А вот швейцарская прокуратура начала свое уголовное производство на основании материалов внутренней проверки в ФИФА, которая была посвящена именно тому, как проходило голосование за Россию и Катар.

События вокруг ФИФА — не первый спортивно-коррупционный скандал мирового масштаба, так или иначе связанный с РФ

В 1998 году член исполкома Международного олимпийского комитета Марк Ходлер обнародовал данные о взяточничестве в этой спортивной организации. Провести Олимпиаду в том или ином городе, по информации Ходлера, стоило примерно $2 млн — во всяком случае, именно такая сумма предлагалась людьми, ответственными за олимпийскую заявку швейцарского города Сьон. Помимо денег, взятку в МОК можно было получить также ценными подарками и услугами проституток.
Под подозрение во взяточничестве попали 13 чиновников комитета, в том числе глава Олимпийского комитета России Виталий Смирнов. Позднее вину Смирнова сочли недоказанной.

В 2002 году на Зимних Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити соревнование пар в фигурном катании завершилось скандалом. Первое место было присуждено российской паре Бережная — Сихарулидзе; канадские спортсмены получили второе место. Такое решение судейской бригады вызвало гневную реакцию западных, в особенности канадских медиа, которые сочли золотые медали россиян незаслуженными: эта пара допустила ошибку в одном элементе, а произвольная программа канадцев была технически безупречна. Сразу же после окончания соревнований председатель технического комитета Международного союза конькобежцев, англичанка с канадским гражданством Салли-Энн Степлфорд буквально набросилась в гостинице на одну из судей, француженку Мари-Рейн Ле Гунь. Степлфорд требовала, чтобы Ле Гунь объяснила причины вынесения «необъективного решения» — именно оценка француженки была решающей и поставила на первое место пару российских фигуристов.
Во время этого разговора на сильно повышенных тонах Ле Гунь, находившаяся в состоянии нервного срыва, якобы признала, что такое решение ее заставил принять глава французской федерации фигурного катания Галагье — он, по ее словам, просил поставить Бережную и Сихарулидзе на первое место в обмен на то, что российский член жюри поставит высшие баллы французской паре в спортивных танцах.

Позднее Ле Гунь отказалась от своих слов, заявив, что они были вырваны у нее под давлением.

В результате скандала было принято беспрецедентное решение: канадская пара получила золотые медали, но золото было сохранено и за российской сборной. После этих событий была разработана новая система судейства в фигурном катании, чтобы уменьшить значимость субъективных оценок арбитров.
В 2010 году газета The Independent сообщила со ссылкой на Роберта Эрингера, работавшего у принца Монако Альберта II советником по разведке, что тот получил от России подарки в обмен на свой голос при выборе места проведения Зимних Олимпийских игр 2014 года.

По версии Эрингера, взятки исходили от Владимира Путина (тогда он был премьер-министром) и бизнесмена Сергея Пугачева. Среди подарков была загородная вилла, построенная на частной ферме принца. Эрингер утверждает, что в 2002–2008 годах ему стало известно о «растущем вмешательстве российской организованной преступности и коррумпированных чиновников в Монако».

Один из наиболее распространенных типов коррупции в спорте — договорные футбольные матчи. Скандалы в этой сфере возникают постоянно, в том числе и в России. Один из громких скандалов такого рода в нашей стране произошел в 2012 году: президент московского «Торпедо» Александр Тукманов написал в РФС письмо, в котором потребовал рассмотреть видеозаписи некоторых матчей клуба. По мнению Тукманова, защитник «Торпедо» Игорь Чернышов совершал преднамеренные ошибки, из-за которых клуб проиграл три матча Футбольной национальной лиги и занял только восьмое место.
Кроме случая с Чернышовым, глава клуба «Торпедо» заявил о нечестности в игре защитников Александра Малыгина и Артема Самсонова и полузащитника Владимира Бондаренко (они также «сливали» свой клуб во время первенства). Все эти футболисты вынуждены были покинуть «Торпедо».
Источник: https://openrussia.org/post/view/7548/Роман Попков.
Коррупционный скандал вокруг ФИФА, в который вмешалась Россия, стал традиционно громким спортивным конфликтом с ее участием
Дело о коррупции в ФИФА ведут правоохранительные органы Швейцарии и США. 27 мая по американскому запросу швейцарская полиция арестовала семерых высокопоставленных чиновников международной организации.

Всего по делу о коррупции проходят 14 человек. Их подозревают в вымогательстве, получении взяток, отмывании денег. Владимир Путин обвинил американские власти в нарушении презумпции невиновности арестованных чиновников и заявил, что уголовное преследование инициировано с целью «запретить проведение чемпионата мира по футболу 2018 года в России». При этом Минюст США не предъявляет никаких претензий в связи с решением о проведении чемпионатов мира в РФ (в 2018 году) и Катаре (в 2022 году). А вот швейцарская прокуратура начала свое уголовное производство на основании материалов внутренней проверки в ФИФА, которая была посвящена именно тому, как проходило голосование за Россию и Катар.

События вокруг ФИФА — не первый спортивно-коррупционный скандал мирового масштаба, так или иначе связанный с РФ

В 1998 году член исполкома Международного олимпийского комитета Марк Ходлер обнародовал данные о взяточничестве в этой спортивной организации. Провести Олимпиаду в том или ином городе, по информации Ходлера, стоило примерно $2 млн — во всяком случае, именно такая сумма предлагалась людьми, ответственными за олимпийскую заявку швейцарского города Сьон. Помимо денег, взятку в МОК можно было получить также ценными подарками и услугами проституток.
Под подозрение во взяточничестве попали 13 чиновников комитета, в том числе глава Олимпийского комитета России Виталий Смирнов. Позднее вину Смирнова сочли недоказанной.

В 2002 году на Зимних Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити соревнование пар в фигурном катании завершилось скандалом. Первое место было присуждено российской паре Бережная — Сихарулидзе; канадские спортсмены получили второе место. Такое решение судейской бригады вызвало гневную реакцию западных, в особенности канадских медиа, которые сочли золотые медали россиян незаслуженными: эта пара допустила ошибку в одном элементе, а произвольная программа канадцев была технически безупречна. Сразу же после окончания соревнований председатель технического комитета Международного союза конькобежцев, англичанка с канадским гражданством Салли-Энн Степлфорд буквально набросилась в гостинице на одну из судей, француженку Мари-Рейн Ле Гунь. Степлфорд требовала, чтобы Ле Гунь объяснила причины вынесения «необъективного решения» — именно оценка француженки была решающей и поставила на первое место пару российских фигуристов.
Во время этого разговора на сильно повышенных тонах Ле Гунь, находившаяся в состоянии нервного срыва, якобы признала, что такое решение ее заставил принять глава французской федерации фигурного катания Галагье — он, по ее словам, просил поставить Бережную и Сихарулидзе на первое место в обмен на то, что российский член жюри поставит высшие баллы французской паре в спортивных танцах.

Позднее Ле Гунь отказалась от своих слов, заявив, что они были вырваны у нее под давлением.

В результате скандала было принято беспрецедентное решение: канадская пара получила золотые медали, но золото было сохранено и за российской сборной. После этих событий была разработана новая система судейства в фигурном катании, чтобы уменьшить значимость субъективных оценок арбитров.
В 2010 году газета The Independent сообщила со ссылкой на Роберта Эрингера, работавшего у принца Монако Альберта II советником по разведке, что тот получил от России подарки в обмен на свой голос при выборе места проведения Зимних Олимпийских игр 2014 года.

По версии Эрингера, взятки исходили от Владимира Путина (тогда он был премьер-министром) и бизнесмена Сергея Пугачева. Среди подарков была загородная вилла, построенная на частной ферме принца. Эрингер утверждает, что в 2002–2008 годах ему стало известно о «растущем вмешательстве российской организованной преступности и коррумпированных чиновников в Монако».

Один из наиболее распространенных типов коррупции в спорте — договорные футбольные матчи. Скандалы в этой сфере возникают постоянно, в том числе и в России. Один из громких скандалов такого рода в нашей стране произошел в 2012 году: президент московского «Торпедо» Александр Тукманов написал в РФС письмо, в котором потребовал рассмотреть видеозаписи некоторых матчей клуба. По мнению Тукманова, защитник «Торпедо» Игорь Чернышов совершал преднамеренные ошибки, из-за которых клуб проиграл три матча Футбольной национальной лиги и занял только восьмое место.
Кроме случая с Чернышовым, глава клуба «Торпедо» заявил о нечестности в игре защитников Александра Малыгина и Артема Самсонова и полузащитника Владимира Бондаренко (они также «сливали» свой клуб во время первенства). Все эти футболисты вынуждены были покинуть «Торпедо».
Источник: https://openrussia.org/post/view/7548/

Бизнесмен, обвинивший Путина в коррупции, опасаясь за свою жизнь, попросил Радио Свобода удалить интервьюБизнесмен, обвинивший Путина в коррупции, опасаясь за свою жизнь, попросил Радио Свобода удалить интервью

Он просто писал сумму во время беседы/
Бизнесмен говорит об участии Путина во взяточничестве

В Нью-Йорке бизнесмен родом из Петербурга Максим Фрэйдзон пытается судиться с российскими компаниями «Газпром» и «Лукойл» и их руководством в рамках закона «О тех, кто попал под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях».

– «Я подал судебный иск против компаний «Газпром», «Лукойл», «Газпром-Аэро», «Газпром нефть» по поводу незаконной покупки моей собственности, а именно акционерного пакета в компании ЗАО «Совэкс», созданной в 1995 году. Смысл моего обращения в американский суд: я стал жертвой преступной группы, состоящей из коррумпированных чиновников и бандитов (в рамках так называемого закона RICO – Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, «О подпавших под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях»). В эту группу входили Владимир Кумарин, Алексей Миллер, Сергей Васильев, Александр Дюков, Илья Трабер, Грэхем Смит, Дмитрий Скигин. Я не упомянул в судебных документах Владимира Путина, о котором речь пойдет ниже, чтобы не нагнетать политики в и без того сложное дело. В России судить этих людей я не могу по понятным причинам – физически опасно и нет надежды на справедливое решение, хотя я пытался. Поэтому я хочу судиться в Америке и приложу все силы, чтобы убедить суд, что в России сейчас судить команду Путина опасно и нет надежды на справедливое судебное решение. Как я понял, суд сказал, что по срокам давности и по заявлению претензий нет, но вопрос юрисдикции остался открытым, и я буду бороться дальше».

Фрэйдзон утверждает, что эти компании незаконно приобрели его доли в нефтяном бизнесе, которые тот имел в 1990-е годы. Фрэйдзон, который в Петербурге имел прозвище «Макс-оружейник», был свидетелем ранней карьеры Владимира Путина и решил рассказать подробности в интервью, данном для Радио Свобода. Опубликовав материал, сразу привлекший к себе большое внимание, Радио Свобода обратилась с запросом к Пресс-секретарю президента России Дмитрию Пескову, однако он не ответил на запрос о комментарии, но сделал публичное заявление об атаке на Путина со стороны западных изданий, которые интересуются событиями в Петербурге 90-х. Однако уже на следующий день Радио Свобода была вынуждена удалить этот материал со своего сайта.

«Публикация удалена по просьбе собеседника Радио Свобода, опасающегося за свою безопасность. Приносим извинения», — говорится в опубликованном сообщении.

– Я подал судебный иск против компаний «Газпром», «Лукойл», «Газпром-Аэро», «Газпром нефть» по поводу незаконной покупки моей собственности, а именно акционерного пакета в компании ЗАО «Совэкс», созданной в 1995 году. Смысл моего обращения в американский суд: я стал жертвой преступной группы, состоящей из коррумпированных чиновников и бандитов (в рамках так называемого закона RICO – Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, «О подпавших под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях»). В эту группу входили Владимир Кумарин, Алексей Миллер, Сергей Васильев, Александр Дюков, Илья Трабер, Грэхем Смит, Дмитрий Скигин. Я не упомянул в судебных документах Владимира Путина, о котором речь пойдет ниже, чтобы не нагнетать политики в и без того сложное дело. В России судить этих людей я не могу по понятным причинам – физически опасно и нет надежды на справедливое решение, хотя я пытался. Поэтому я хочу судиться в Америке и приложу все силы, чтобы убедить суд, что в России сейчас судить команду Путина опасно и нет надежды на справедливое судебное решение. Как я понял, суд сказал, что по срокам давности и по заявлению претензий нет, но вопрос юрисдикции остался открытым, и я буду бороться дальше.

Предлагаем вашему вниманию фрагмент интервью Максима Фрэйдзона, опубликованный белорусской службой Радио Свобода.

— Владимир Путин, судя по распоряжениях Собчака, в 1993 году занимался, среди прочего, «утилизацией боеприпасов с истекшими сроками хранения». Но ваше предприятие к этому отношения не имело?

— Нет. Он в тот момент, среди прочего, курировал правоохранительные органы, и как раз с его отрядом в мэрии мы вместе писали программу по внедрению полицейской оружия в правоохранительные органы. Программа была сначала региональная, потом планировалось сделать ее федеральной, потому что она требовала изменения так называемого ноль-первого приказа о том, какое оружие может быть на вооружении у полицейских. Это согласовывалось с Владимиром Владимировичем, с руководством ФСБ, с руководством МВД и с московским ведомствам, которое этим занималось. На этом фоне мы достаточно плодотворно работали.

— Почему Путину это было интересно?

— Во-первых, это была его прямая деятельность в тот момент. Во-вторых, это было связано с ведомствами, с которыми он в тот момент был тесно связан. Ну и потом, все-таки мы за это заплатили. Денег дали.

— В смысле — взятка?

— В смысле — взятка …

— И как же его передали?

Владимир Владимирович в свойственной сотруднику спецслужб манере просто писал сумму во время разговора.

— Деньги всегда обычно брал помощник Владимира Владимировича Леша Миллер. [Алексей Миллер сейчас возглавляет компанию «Газпром» — РС.] А Владимир Владимирович в свойственной сотруднику спецслужб манере просто писал сумму во время разговора.

— В фильме Игоря Шадхана «Власть» (1991 г.) Владимир Путин говорит, что взяток ему практически никто и не предлагает: от него ничего не зависит. Это было не так?

— Лично в руки денег я ему не давал. Но Леша Миллер вполне справлялся с этой приятной функцией. Может, конечно, оставлял себе, но почему-то я сомневаюсь.

— Дорого было?

— 10 тысяч долларов. По тем временам — деньги. Сумма зависела, насколько я знаю, от того, который планируется профит. У нас впереди было еще много шагов. Мы рассчитывали на то, что будем обеспечивать Петербургскую полицию и это будет долговременный заказ, работа производства в «Военмехе». То есть, это был долгострой.

— Что в итоге получилось?

— В результате мы получили лицензию на производство экспериментального гладкоствольного оружия. Но нас подвела чеченская война, потому что уже к концу 1 995 появился закон, который усиливал жестокость контроля как над частным производством, так и за оборотом оружия в целом. И так же, как и везде, в Соединенных Штатах в связи с этим было некоторое замораживание всего проекта.

— У вас было прозвище «Макс-оружейник»?

— Ну, я занимался оружием. Наверное, было. Но мы хотели заниматься в основном производством, торговлей мы не занимались. Мы привозили образцы в единичном варианте и делали основной упор на «Военмех», у которого, конечно, была лицензия на производство всех видов оружия.

— А идея была ваша? В интервью японцам (1993, журнал Playgraph) Путин говорит: «Санкт-Петербург обеспечивает 70% военной промышленности в стране. Это самая сильная отрасль города, но здесь сотрудничество с Западом пока отстает … Мне непременно хотелось бы добиться успеха в бизнесе и в этой области ».

— Ну, конечно, заинтересованность была. Оружие — это такие мужские игрушки. Тем более, поскольку мы занимались не боевым, а охотничьим оружием, это отдельная страсть. У Путина ее, по-моему, нет, во всяком случае, не наблюдалось, а у многих людей это просто страсть. Хорошее охотничье ружье — отличный подарок мужчине. Это был мой проект, я был генеральным директором СП. Владимир Владимирович нам помог.

От редакции: выше опубликована только часть большого материала, удаленного с сайта русской службы Радио Свобода. Полностью материал доступен на сайте webarchive.org

Материал публикуется с разрешения белорусской службы Радио Свобода. Оригинал материала на белорусском языке
Источник: http://rusmonitor.com/biznesmen-obvinivshijj-putina-v-korrupcii-opasayas-za-svoyu-zhizn-poprosil-radio-svoboda-udalit-intervyu.htmlОн просто писал сумму во время беседы/
Бизнесмен говорит об участии Путина во взяточничестве

В Нью-Йорке бизнесмен родом из Петербурга Максим Фрэйдзон пытается судиться с российскими компаниями «Газпром» и «Лукойл» и их руководством в рамках закона «О тех, кто попал под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях».

– «Я подал судебный иск против компаний «Газпром», «Лукойл», «Газпром-Аэро», «Газпром нефть» по поводу незаконной покупки моей собственности, а именно акционерного пакета в компании ЗАО «Совэкс», созданной в 1995 году. Смысл моего обращения в американский суд: я стал жертвой преступной группы, состоящей из коррумпированных чиновников и бандитов (в рамках так называемого закона RICO – Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, «О подпавших под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях»). В эту группу входили Владимир Кумарин, Алексей Миллер, Сергей Васильев, Александр Дюков, Илья Трабер, Грэхем Смит, Дмитрий Скигин. Я не упомянул в судебных документах Владимира Путина, о котором речь пойдет ниже, чтобы не нагнетать политики в и без того сложное дело. В России судить этих людей я не могу по понятным причинам – физически опасно и нет надежды на справедливое решение, хотя я пытался. Поэтому я хочу судиться в Америке и приложу все силы, чтобы убедить суд, что в России сейчас судить команду Путина опасно и нет надежды на справедливое судебное решение. Как я понял, суд сказал, что по срокам давности и по заявлению претензий нет, но вопрос юрисдикции остался открытым, и я буду бороться дальше».

Фрэйдзон утверждает, что эти компании незаконно приобрели его доли в нефтяном бизнесе, которые тот имел в 1990-е годы. Фрэйдзон, который в Петербурге имел прозвище «Макс-оружейник», был свидетелем ранней карьеры Владимира Путина и решил рассказать подробности в интервью, данном для Радио Свобода. Опубликовав материал, сразу привлекший к себе большое внимание, Радио Свобода обратилась с запросом к Пресс-секретарю президента России Дмитрию Пескову, однако он не ответил на запрос о комментарии, но сделал публичное заявление об атаке на Путина со стороны западных изданий, которые интересуются событиями в Петербурге 90-х. Однако уже на следующий день Радио Свобода была вынуждена удалить этот материал со своего сайта.

«Публикация удалена по просьбе собеседника Радио Свобода, опасающегося за свою безопасность. Приносим извинения», — говорится в опубликованном сообщении.

– Я подал судебный иск против компаний «Газпром», «Лукойл», «Газпром-Аэро», «Газпром нефть» по поводу незаконной покупки моей собственности, а именно акционерного пакета в компании ЗАО «Совэкс», созданной в 1995 году. Смысл моего обращения в американский суд: я стал жертвой преступной группы, состоящей из коррумпированных чиновников и бандитов (в рамках так называемого закона RICO – Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act, «О подпавших под влияние рэкетиров и коррумпированных организациях»). В эту группу входили Владимир Кумарин, Алексей Миллер, Сергей Васильев, Александр Дюков, Илья Трабер, Грэхем Смит, Дмитрий Скигин. Я не упомянул в судебных документах Владимира Путина, о котором речь пойдет ниже, чтобы не нагнетать политики в и без того сложное дело. В России судить этих людей я не могу по понятным причинам – физически опасно и нет надежды на справедливое решение, хотя я пытался. Поэтому я хочу судиться в Америке и приложу все силы, чтобы убедить суд, что в России сейчас судить команду Путина опасно и нет надежды на справедливое судебное решение. Как я понял, суд сказал, что по срокам давности и по заявлению претензий нет, но вопрос юрисдикции остался открытым, и я буду бороться дальше.

Предлагаем вашему вниманию фрагмент интервью Максима Фрэйдзона, опубликованный белорусской службой Радио Свобода.

— Владимир Путин, судя по распоряжениях Собчака, в 1993 году занимался, среди прочего, «утилизацией боеприпасов с истекшими сроками хранения». Но ваше предприятие к этому отношения не имело?

— Нет. Он в тот момент, среди прочего, курировал правоохранительные органы, и как раз с его отрядом в мэрии мы вместе писали программу по внедрению полицейской оружия в правоохранительные органы. Программа была сначала региональная, потом планировалось сделать ее федеральной, потому что она требовала изменения так называемого ноль-первого приказа о том, какое оружие может быть на вооружении у полицейских. Это согласовывалось с Владимиром Владимировичем, с руководством ФСБ, с руководством МВД и с московским ведомствам, которое этим занималось. На этом фоне мы достаточно плодотворно работали.

— Почему Путину это было интересно?

— Во-первых, это была его прямая деятельность в тот момент. Во-вторых, это было связано с ведомствами, с которыми он в тот момент был тесно связан. Ну и потом, все-таки мы за это заплатили. Денег дали.

— В смысле — взятка?

— В смысле — взятка …

— И как же его передали?

Владимир Владимирович в свойственной сотруднику спецслужб манере просто писал сумму во время разговора.

— Деньги всегда обычно брал помощник Владимира Владимировича Леша Миллер. [Алексей Миллер сейчас возглавляет компанию «Газпром» — РС.] А Владимир Владимирович в свойственной сотруднику спецслужб манере просто писал сумму во время разговора.

— В фильме Игоря Шадхана «Власть» (1991 г.) Владимир Путин говорит, что взяток ему практически никто и не предлагает: от него ничего не зависит. Это было не так?

— Лично в руки денег я ему не давал. Но Леша Миллер вполне справлялся с этой приятной функцией. Может, конечно, оставлял себе, но почему-то я сомневаюсь.

— Дорого было?

— 10 тысяч долларов. По тем временам — деньги. Сумма зависела, насколько я знаю, от того, который планируется профит. У нас впереди было еще много шагов. Мы рассчитывали на то, что будем обеспечивать Петербургскую полицию и это будет долговременный заказ, работа производства в «Военмехе». То есть, это был долгострой.

— Что в итоге получилось?

— В результате мы получили лицензию на производство экспериментального гладкоствольного оружия. Но нас подвела чеченская война, потому что уже к концу 1 995 появился закон, который усиливал жестокость контроля как над частным производством, так и за оборотом оружия в целом. И так же, как и везде, в Соединенных Штатах в связи с этим было некоторое замораживание всего проекта.

— У вас было прозвище «Макс-оружейник»?

— Ну, я занимался оружием. Наверное, было. Но мы хотели заниматься в основном производством, торговлей мы не занимались. Мы привозили образцы в единичном варианте и делали основной упор на «Военмех», у которого, конечно, была лицензия на производство всех видов оружия.

— А идея была ваша? В интервью японцам (1993, журнал Playgraph) Путин говорит: «Санкт-Петербург обеспечивает 70% военной промышленности в стране. Это самая сильная отрасль города, но здесь сотрудничество с Западом пока отстает … Мне непременно хотелось бы добиться успеха в бизнесе и в этой области ».

— Ну, конечно, заинтересованность была. Оружие — это такие мужские игрушки. Тем более, поскольку мы занимались не боевым, а охотничьим оружием, это отдельная страсть. У Путина ее, по-моему, нет, во всяком случае, не наблюдалось, а у многих людей это просто страсть. Хорошее охотничье ружье — отличный подарок мужчине. Это был мой проект, я был генеральным директором СП. Владимир Владимирович нам помог.

От редакции: выше опубликована только часть большого материала, удаленного с сайта русской службы Радио Свобода. Полностью материал доступен на сайте webarchive.org

Материал публикуется с разрешения белорусской службы Радио Свобода. Оригинал материала на белорусском языке
Источник: http://rusmonitor.com/biznesmen-obvinivshijj-putina-v-korrupcii-opasayas-za-svoyu-zhizn-poprosil-radio-svoboda-udalit-intervyu.html