Гройсман и Геращенко могут возглавить партию президентаГройсман и Геращенко могут возглавить партию президента

Денис Рафальский

В «Блоке Петра Порошенко» (БПП) вновь заговорили о смене руководства. Мэр Киева Виталий Кличко формально остается председателем партии и главой ее центрального совета, хотя еще в мае он заявил о своем желании покинуть лидерскую позицию, сославшись на требования изменившегося закона о госслужбе. По данным «Страны, на замену ему рассматриваются как минимум три кандидатуры. На ком именно остановит свой выбор партия (читай президент — фактический руководитель БПП), может стать известно на ближайшем съезде политической силы.

Привязка к выборам

В БПП задумались над проведением своего съезда. Для этого есть два повода. Как рассказал «Стране» руководитель секретариата президентской партии, народный депутат Максим Саврасов, форум необходим политсиле, чтобы, во-первых, заявить о намерении участвовать в планируемых выборах в объединенных территориальных общинах (объединившиеся населенные пункты — об этой спорной программе «Страна» уже писала), а, во-вторых, возможно, выбрать преемника Виталия Кличко, а также внести изменения в партийный устав.

«Планируется большой, достаточно открытый съезд. А со временем проведения определимся, когда станет известна дата выборов в объединенных общинах, которую еще должна установить Центральная избирательна комиссия», — сообщил Саврасов «Стране».

Отметим: деньги на избирательную кампанию — 30 млн. грн. — правительство уже выделило, о чем заявил вице-премьер-министр, министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Геннадий Зубко. Заявки на проведение выборов в ЦИК подали 245 общин. И, по словам Зубко, Центризбирком может уже в пятницу, 23 сентября, принять соответствующее решение, что позволит голосованию пройти 4 декабря. Кстати, именно на этот день Верховная Рада в четверг, 22 сентября, назначила внеочередные выборы сельских и поселковых председателей в 55 населенных пунктах.

В принципе времени еще достаточно, чтобы найти подходящего кандидата на место Кличко в партии. «Серьезно рассматриваются три кандидатуры», — сказал Саврасов, отказавшись их назвать. Народный депутат из так называемой группы УДАР (бывшая партия Кличко) сказал, что с ними кандидатуры не обсуждались.

Между тем, собеседники издания, близкие к руководству партии и ее парламентской фракции, утверждают, что среди претендентов числятся премьер-министр Владимир Гройсман и первый вице-спикер Рады Ирина Геращенко, чье имя уже фигурировало в раскладах летом. Что самое интересно: оба не являются членами партии, хоть и прошли по ее спискам в парламент.

Хуже или лучше

Хватает аргументов как за, так и против каждого из этих гипотетических кандидатов.

«Приход Гройсмана станет лишним доказательством, что БПП — это партия власти. Общество не отделяет Гройсмана от Порошенко. Согласившись на предложение возглавить БПП — понятно исходящее от президента, премьер просто покажет свою зависимость от него. Вопрос: насколько удачно у него получится совмещать премьерство и работу в партии. Чем-то придется пожертвовать, если он решит серьезно заняться партийным строительством, а не просто отбывать номер, как Кличко. С другой стороны, в БПП все равно всем заправляют Порошенко и его ближайшее окружение, которые вряд ли позволят Гройсману или кому-то другому единолично рулить политической силой. И третий момент: на политическом рынке курсируют слухи, что соратники Гройсмана уговаривают его проявлять большую самостоятельность в политике и, может, даже создать собственную партию. Тогда зачем ему БПП?» — сказал политолог Анатолий Октисюк «Стране».

В то же время собеседник издания, близкий к руководству партии, считает, что президент сможет навязать свою волю Гройсману, если все-таки на нем остановит выбор. «На планы Гройсмана никто смотреть не будет», — считает источник.

В свою очередь политолог Константин Бондаренко расценивает Ирину Геращенко как удобного для президента руководителя его партии. «Геращенко не несет никакой опасности для Порошенко. Она не попытается взять партию под свой контроль, не будет претендовать на президентский пост. А ее известная эмоциональность, которая проявляется даже в Facebook, может быть даже на руку президентской команде. Геращенко полюбила обвинять Запад в игнорировании интересов Украины. Что ж, оказавшись на посту лидера партии, она бы стала играть свою роль одного из рупоров власти еще эффективнее», — полагает эксперт. Однако источник в партии говорит, что как раз непростой характер Геращенко играет против нее. «Для тех, кто не видит Ирину во главе партии, это серьезный аргумент», — уверяет информированный собеседник.

До выхода публикации вице-спикер Ирина Геращенко не ответила на sms журналиста с просьбой подтвердить или опровергнуть информацию о своей кандидатуре на пост главы БПП. Пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Столярчук проигнорировал звонок редакции.

В то же время представитель президента в парламента, член фракции БПП Артур Герасимов сказал «Стране», что не располагает сведениями о том, что указанные кандидатуры рассматриваются вместо Кличко.

«На данный момент у нас есть действующий глава партии. И только если к съезду он подтвердит свое намерение покинуть партию, и делегаты его в этом поддержат, только тогда мы будем рассматривать кандидатов на этот пост», — сказал Герасимов «Стране».

СтранаДенис Рафальский

В «Блоке Петра Порошенко» (БПП) вновь заговорили о смене руководства. Мэр Киева Виталий Кличко формально остается председателем партии и главой ее центрального совета, хотя еще в мае он заявил о своем желании покинуть лидерскую позицию, сославшись на требования изменившегося закона о госслужбе. По данным «Страны, на замену ему рассматриваются как минимум три кандидатуры. На ком именно остановит свой выбор партия (читай президент — фактический руководитель БПП), может стать известно на ближайшем съезде политической силы.

Привязка к выборам

В БПП задумались над проведением своего съезда. Для этого есть два повода. Как рассказал «Стране» руководитель секретариата президентской партии, народный депутат Максим Саврасов, форум необходим политсиле, чтобы, во-первых, заявить о намерении участвовать в планируемых выборах в объединенных территориальных общинах (объединившиеся населенные пункты — об этой спорной программе «Страна» уже писала), а, во-вторых, возможно, выбрать преемника Виталия Кличко, а также внести изменения в партийный устав.

«Планируется большой, достаточно открытый съезд. А со временем проведения определимся, когда станет известна дата выборов в объединенных общинах, которую еще должна установить Центральная избирательна комиссия», — сообщил Саврасов «Стране».

Отметим: деньги на избирательную кампанию — 30 млн. грн. — правительство уже выделило, о чем заявил вице-премьер-министр, министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Геннадий Зубко. Заявки на проведение выборов в ЦИК подали 245 общин. И, по словам Зубко, Центризбирком может уже в пятницу, 23 сентября, принять соответствующее решение, что позволит голосованию пройти 4 декабря. Кстати, именно на этот день Верховная Рада в четверг, 22 сентября, назначила внеочередные выборы сельских и поселковых председателей в 55 населенных пунктах.

В принципе времени еще достаточно, чтобы найти подходящего кандидата на место Кличко в партии. «Серьезно рассматриваются три кандидатуры», — сказал Саврасов, отказавшись их назвать. Народный депутат из так называемой группы УДАР (бывшая партия Кличко) сказал, что с ними кандидатуры не обсуждались.

Между тем, собеседники издания, близкие к руководству партии и ее парламентской фракции, утверждают, что среди претендентов числятся премьер-министр Владимир Гройсман и первый вице-спикер Рады Ирина Геращенко, чье имя уже фигурировало в раскладах летом. Что самое интересно: оба не являются членами партии, хоть и прошли по ее спискам в парламент.

Хуже или лучше

Хватает аргументов как за, так и против каждого из этих гипотетических кандидатов.

«Приход Гройсмана станет лишним доказательством, что БПП — это партия власти. Общество не отделяет Гройсмана от Порошенко. Согласившись на предложение возглавить БПП — понятно исходящее от президента, премьер просто покажет свою зависимость от него. Вопрос: насколько удачно у него получится совмещать премьерство и работу в партии. Чем-то придется пожертвовать, если он решит серьезно заняться партийным строительством, а не просто отбывать номер, как Кличко. С другой стороны, в БПП все равно всем заправляют Порошенко и его ближайшее окружение, которые вряд ли позволят Гройсману или кому-то другому единолично рулить политической силой. И третий момент: на политическом рынке курсируют слухи, что соратники Гройсмана уговаривают его проявлять большую самостоятельность в политике и, может, даже создать собственную партию. Тогда зачем ему БПП?» — сказал политолог Анатолий Октисюк «Стране».

В то же время собеседник издания, близкий к руководству партии, считает, что президент сможет навязать свою волю Гройсману, если все-таки на нем остановит выбор. «На планы Гройсмана никто смотреть не будет», — считает источник.

В свою очередь политолог Константин Бондаренко расценивает Ирину Геращенко как удобного для президента руководителя его партии. «Геращенко не несет никакой опасности для Порошенко. Она не попытается взять партию под свой контроль, не будет претендовать на президентский пост. А ее известная эмоциональность, которая проявляется даже в Facebook, может быть даже на руку президентской команде. Геращенко полюбила обвинять Запад в игнорировании интересов Украины. Что ж, оказавшись на посту лидера партии, она бы стала играть свою роль одного из рупоров власти еще эффективнее», — полагает эксперт. Однако источник в партии говорит, что как раз непростой характер Геращенко играет против нее. «Для тех, кто не видит Ирину во главе партии, это серьезный аргумент», — уверяет информированный собеседник.

До выхода публикации вице-спикер Ирина Геращенко не ответила на sms журналиста с просьбой подтвердить или опровергнуть информацию о своей кандидатуре на пост главы БПП. Пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Столярчук проигнорировал звонок редакции.

В то же время представитель президента в парламента, член фракции БПП Артур Герасимов сказал «Стране», что не располагает сведениями о том, что указанные кандидатуры рассматриваются вместо Кличко.

«На данный момент у нас есть действующий глава партии. И только если к съезду он подтвердит свое намерение покинуть партию, и делегаты его в этом поддержат, только тогда мы будем рассматривать кандидатов на этот пост», — сказал Герасимов «Стране».

Страна

Выборы мера Киева: Кто такой Борислав Береза? Все о сопернике Кличко на выборахВыборы мера Киева: Кто такой Борислав Береза? Все о сопернике Кличко на выборах

Соперником Виталия Кличко во втором туре выборов мэра Киева станет нардеп Борислав Береза.

Результаты выборов обнародовал ТИК в пятницу — Береза набрал 8,8%, а Кличко — 40,5%. Из кандидатов, имевших шанс пройти во второй тур, о Березе известно меньше всего.

vesti-ukr.com разобрались, какую роль Береза сыграл в «Правом секторе», о его жизни в Израиле и торговле книгами.

Борислав Береза: семья

Бориславу Березе 41 год, он родился в Киеве, здесь же и женился — сейчас с супругой Натальей воспитывает двоих сыновей, младший из которых в этом году пошел в первый класс.

Более интересная история кроется в прошлом политика. Оказывается, его фамилия по отцовской линии Бляхер. Это значится в Госреестре имущества. По документам политик проходит под двойной фамилией Бляхер-Береза. Но со временем Борислав отказался от отцовской первой части и оставил только фамилию матери. «До 1991 года я был Береза. В 1991 году взял двойную фамилию — Бляхер-Береза. В 2007 году вернул одинарную», — объяснил нам политик.

С семьей он живет на улице Бальзака на Троещине. Соседи его хвалят, но сдержанно.

«Семья живет в нашем доме несколько лет, — сказала «Вестям» соседка Березы Любовь Дензель. — Во дворе он сделал детскую площадку, но до сих пор нет ремонта на первом этаже, где ящики стоят. А еще возле нашего дома сделали магазин и генделик, где пиво продают. И все любители пива потом идут к нам во двор по нужде. И никто этот вопрос не решает».

По словам Дензель, ездит нардеп на «хорошем авто, с номером «БЕРЕЗА». По информации «Вестей», это авто Acura MDX, стоимость которой в салоне стартует от 50 тысяч долларов.

Жизнь в Израиле

В биографии Березы есть и факт эмиграции в Израиль в 90-х, что дало почву для слухов о втором гражданстве. Но, как нардеп сказал «Вестям», он лишь там с 1991-го по 1993 год учился и работал.

«Я учился сначала в Ульпан (учебная школа для изучения иврита. — Авт.), потом были еще другие курсы, работал в разных негосударственных структурах. И гражданства Израиля у меня нет», — рассказал Береза.

По словам почетного консула Израиля в Западном регионе Украины Олега Вишнякова, Береза сейчас принимает активное участие в сближении Украины и Израиля.

«Я не был с ним знаком в 90-х. Но сейчас мы общаемся по поводу отношений наших стран. У нас были совместные поездки в Израиль, мы встречались там с министрами. Сейчас мы ходили на митинги в Киеве, выступали в поддержку Израиля в борьбе с терроризмом», — сказал Вишняков.

Бизнес Березы

Карьера Березы также окутана слухами. Мол, торговал книгами на Петровке, потом сблизился с экс-министром образования Дмитрием Табачником по вопросу учебников. Но связь с Табачником Береза категорически отрицает: «Это полная чушь».

По словам Березы, у него было несколько фирм. «Начиная с 1994 года, я занимался книгопечатным бизнесом. Сначала это была фирма «Сефер», потом еще несколько. Мы издавали книги — энциклопедии, фантастику, возили их в Беларусь и Россию, где по бартеру меняли книги на книги. Проще продать 50 разных книг по тысяче, чем один 50-тысячный тираж», — сказал Береза.

По его словам, изначально было несколько торговых точек, в том числе и на Петровке. «Бывало, что стоял и сам за прилавком. Потом уже книги реализовывались в торговых сетях», — добавил кандидат на пост мэра.

Но, как сказал «Вестям» президент украинской Ассоциации издателей Александр Афонин, издательство «Сефер» не было особо заметно на рынке. «Оно не было членом ассоциации. А Береза сам изредка возникал и исчезал, но никаких предметных контактов у нас с ним не было», — сказал Афонин.

Но это не помешало Березе вести на Первом национальном программу «Книга UA». «Эту программу с первого пилота сразу поставили в эфир. Она была на протяжении двух лет. И Береза ее вел», — сказал нам экс-президент канала Егор Бенкендорф.

В последнее время Береза формировал частные книжные коллекции для богатых и знаменитых. В одном из интервью говорил, что стоимость такой библиотеки может достигать цены хорошего авто. Но судя по налоговой декларации, заработки у Березы очень скромные.

За прошлый год его доход не превышает 117 тысяч грн (около 10 тысяч гривен в месяц). И это притом, что на Березу записаны три участка земли общей площадью один гектар, частная резиденция в селе Сидоровичи Киевской области и три квартиры в Киеве.

«Правый сектор»

Широко известен Береза стал как пресс-секретарь «Правого сектора». Под брендом ПС он стал нардепом. Но в «Правом секторе» считают, что он просто использовал их бренд для карьеры.

«После того, как 22 февраля пал режим Януковича, а «Правый сектор» базировался в отеле «Днепр», разные люди предлагали свои услуги. Один из них привел с собой Березу. Его назначили руководителем информотдела ПС. Он много работал. Но подчеркну, он занимался личной карьерой, а не заботой о ПС, — сказал «Вестям» руководитель пресс-службы ПС Артем Скоропадский.Соперником Виталия Кличко во втором туре выборов мэра Киева станет нардеп Борислав Береза.

Результаты выборов обнародовал ТИК в пятницу — Береза набрал 8,8%, а Кличко — 40,5%. Из кандидатов, имевших шанс пройти во второй тур, о Березе известно меньше всего.

vesti-ukr.com разобрались, какую роль Береза сыграл в «Правом секторе», о его жизни в Израиле и торговле книгами.

Борислав Береза: семья

Бориславу Березе 41 год, он родился в Киеве, здесь же и женился — сейчас с супругой Натальей воспитывает двоих сыновей, младший из которых в этом году пошел в первый класс.

Более интересная история кроется в прошлом политика. Оказывается, его фамилия по отцовской линии Бляхер. Это значится в Госреестре имущества. По документам политик проходит под двойной фамилией Бляхер-Береза. Но со временем Борислав отказался от отцовской первой части и оставил только фамилию матери. «До 1991 года я был Береза. В 1991 году взял двойную фамилию — Бляхер-Береза. В 2007 году вернул одинарную», — объяснил нам политик.

С семьей он живет на улице Бальзака на Троещине. Соседи его хвалят, но сдержанно.

«Семья живет в нашем доме несколько лет, — сказала «Вестям» соседка Березы Любовь Дензель. — Во дворе он сделал детскую площадку, но до сих пор нет ремонта на первом этаже, где ящики стоят. А еще возле нашего дома сделали магазин и генделик, где пиво продают. И все любители пива потом идут к нам во двор по нужде. И никто этот вопрос не решает».

По словам Дензель, ездит нардеп на «хорошем авто, с номером «БЕРЕЗА». По информации «Вестей», это авто Acura MDX, стоимость которой в салоне стартует от 50 тысяч долларов.

Жизнь в Израиле

В биографии Березы есть и факт эмиграции в Израиль в 90-х, что дало почву для слухов о втором гражданстве. Но, как нардеп сказал «Вестям», он лишь там с 1991-го по 1993 год учился и работал.

«Я учился сначала в Ульпан (учебная школа для изучения иврита. — Авт.), потом были еще другие курсы, работал в разных негосударственных структурах. И гражданства Израиля у меня нет», — рассказал Береза.

По словам почетного консула Израиля в Западном регионе Украины Олега Вишнякова, Береза сейчас принимает активное участие в сближении Украины и Израиля.

«Я не был с ним знаком в 90-х. Но сейчас мы общаемся по поводу отношений наших стран. У нас были совместные поездки в Израиль, мы встречались там с министрами. Сейчас мы ходили на митинги в Киеве, выступали в поддержку Израиля в борьбе с терроризмом», — сказал Вишняков.

Бизнес Березы

Карьера Березы также окутана слухами. Мол, торговал книгами на Петровке, потом сблизился с экс-министром образования Дмитрием Табачником по вопросу учебников. Но связь с Табачником Береза категорически отрицает: «Это полная чушь».

По словам Березы, у него было несколько фирм. «Начиная с 1994 года, я занимался книгопечатным бизнесом. Сначала это была фирма «Сефер», потом еще несколько. Мы издавали книги — энциклопедии, фантастику, возили их в Беларусь и Россию, где по бартеру меняли книги на книги. Проще продать 50 разных книг по тысяче, чем один 50-тысячный тираж», — сказал Береза.

По его словам, изначально было несколько торговых точек, в том числе и на Петровке. «Бывало, что стоял и сам за прилавком. Потом уже книги реализовывались в торговых сетях», — добавил кандидат на пост мэра.

Но, как сказал «Вестям» президент украинской Ассоциации издателей Александр Афонин, издательство «Сефер» не было особо заметно на рынке. «Оно не было членом ассоциации. А Береза сам изредка возникал и исчезал, но никаких предметных контактов у нас с ним не было», — сказал Афонин.

Но это не помешало Березе вести на Первом национальном программу «Книга UA». «Эту программу с первого пилота сразу поставили в эфир. Она была на протяжении двух лет. И Береза ее вел», — сказал нам экс-президент канала Егор Бенкендорф.

В последнее время Береза формировал частные книжные коллекции для богатых и знаменитых. В одном из интервью говорил, что стоимость такой библиотеки может достигать цены хорошего авто. Но судя по налоговой декларации, заработки у Березы очень скромные.

За прошлый год его доход не превышает 117 тысяч грн (около 10 тысяч гривен в месяц). И это притом, что на Березу записаны три участка земли общей площадью один гектар, частная резиденция в селе Сидоровичи Киевской области и три квартиры в Киеве.

«Правый сектор»

Широко известен Береза стал как пресс-секретарь «Правого сектора». Под брендом ПС он стал нардепом. Но в «Правом секторе» считают, что он просто использовал их бренд для карьеры.

«После того, как 22 февраля пал режим Януковича, а «Правый сектор» базировался в отеле «Днепр», разные люди предлагали свои услуги. Один из них привел с собой Березу. Его назначили руководителем информотдела ПС. Он много работал. Но подчеркну, он занимался личной карьерой, а не заботой о ПС, — сказал «Вестям» руководитель пресс-службы ПС Артем Скоропадский.

БОРИСЛАВ БЕРЕЗА: «ЕСЛИ ОМЕЛЬЧЕНКО ПРОТАЩАТ ВО ВТОРОЙ ТУР, ТО ОН НЕОЖИДАННО «ЗАБОЛЕЕТ»БОРИСЛАВ БЕРЕЗА: «ЕСЛИ ОМЕЛЬЧЕНКО ПРОТАЩАТ ВО ВТОРОЙ ТУР, ТО ОН НЕОЖИДАННО «ЗАБОЛЕЕТ»

Ольга Москалюк.

Продолжая цикл предвыборных интервью, Цензор.НЕТ поговорил с лидером партии «Решительные граждане» Бориславом Березой о рекламной кампании, своей команде, конкурентах, взаимоотношениях с лидером «Правого сектора» Дмитрием Ярошем и договоренностях с «УКРОПом».

«Есть ли у вас план, мистер Фикс?» — пошутил недавно мой знакомый, глядя на бигборд Борислава Березы. На нем народный депутат и кандидат в мэры Киева рекламирует свой «План Б». Это вторая волна рекламы Борислава Ефимовича. В ходе первой он отчитывался о проделанной работе. Например, о закрытии 45 незаконных казино и притонов. На сегодняшний день таких уже 52.

«Я в политике всего год. Он дался мне очень тяжело и без восторга, — говорит о себе Береза. — Но мой образ жизни и мировоззрение не изменились — я по-прежнему хожу по улицам сам, стою в очередях в магазинах и живу на Троещине».

«ЗА РАДИКАЛЬНОЙ ПАРТИЕЙ ПОСЛЕДУЕТ ЕЩЕ ОДНА ФРАКЦИЯ, НО УЖЕ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ»

— Мы с вами встречаемся после заседания комитета по борьбе с коррупцией, где обсуждали скандал вокруг Игоря Кононенко. Вы в вопросе упомянули, что эта ситуация связана с местными выборами. Не поменяли мнение после завершения обсуждения?

— Во время заседания комитета столько раз раздавались смех, хохот и аплодисменты, что у меня сложилось впечатление: я присутствую на юмористическом шоу. В финале один из депутатов спросил Валентина Наливайченко, испытывает ли он личную неприязнь к обвиняемому, то есть Кононенко. Я вспомнил фильм «Мимино». Там есть такая фраза: «Такую личную неприязнь я испытываю к потерпевшему, что кушать не могу». Все это подтвердило мое мнение, что целью было не расследование ситуации, а получение дивидендов перед выборами. Говорили обо всем — от политической коррупции до государственной измены. Упоминались Левочкин, «Приватбанк», полеты в Россию и офшоры. Стороны обвиняли друг друга через свои группы поддержки.

— Зачем это Наливайченко? Он не идет на выборы.

— Обе стороны рассматривают эти выборы, как тренировку перед парламентскими, которые пройдут весной. Они еще не объявлены, но все уже смирились, что они будут. Коалиция бездействует. Каждый работает на свою политсилу. Эффективность работы Верховной Рады минимизирована. Я недавно вернулся из Британии. Общался там с парламентариями. Они говорят: «У вас есть две проблемы — война с коррупцией, которая не менее важна, чем то, что происходит на Донбассе, и отсутствие желания большинства партий унять свои амбиции и объединиться во имя будущего». У нас каждая политическая сила декларирует, что она хочет качественных изменений, но по факту отстаивает свои интересы. На это предпочитают закрывать глаза и рассказывать о том, что мы едины и сильны как никогда. Если так, почему нет никаких качественных изменений в том же вопросе борьбы с коррупцией?

— Почему же?

— У нас все депутаты — патриоты. Но каждый из них видит свой патриотизм по-разному. Для политиков это ненормально. Должна быть консолидация. Я — внефракционный депутат. Но иногда голосую с коалицией, понимая, что эти законопроекты призваны качественно менять государство. А коалиционные фракции иногда не поддерживают какие-то решения, руководствуясь принципом Портоса: «Я дерусь, потому что я дерусь».

— Вы говорите о Радикальной партии?

— О разных политических силах. Но такое поведение является неправильным и неконструктивным. Украинский парламент не может быстро принимать решения по важным вопросам. Подписать взаимоотношения с Гондурасом — мы можем. А проголосовать по добровольцам — нет. Вот из-за этого, скорее всего, весной будут перевыборы.

— Вы не впервые озвучиваете такое мнение по поводу парламентских выборов…

— Я еще говорил, что осенью какая-то партия выйдет из коалиции. Теперь скажу, что, скорее всего, за Радикальной партией последует еще одна фракция, но уже после выборов.

— «Батькивщина» или «Самопомич»?

— Это покажут результаты местных выборов. Та партия, которая получит максимальную поддержку, скорее всего, выйдет первой.

— Что будет причиной перевыборов — развал коалиции или, как говорят политологи, неспокойная ситуация на улице?

— Недееспособность парламента принимать решения и консолидироваться.

Но вообще я бы хотел, чтобы улица сдержанно отреагировала на то, что происходит. Сейчас люди явно недовольны ситуацией. Они не видят желания работать над ошибками со стороны власти. Там продолжаются дрязги, конфликты и ссоры. Людей раздражают любые мелочи…

— А мне кажется, людей раздражает рост цен, тарифов и ухудшение качества жизни.

— Давно. Но люди могут смириться с определенными трудностями, если они будут видеть, что есть качественные изменения и проходят реформы. Недавно одна из социологических служб проводила опрос, который показал, что 72 процента украинцев готовы ко временному ухудшению жизни, если в перспективе это даст кардинальный рост. Это очень много. 17 процентов не верят, что этот парламент может что-то изменить. А 33 считают, что перевыборы поменяют ситуацию. Но, согласно социологии, в парламент проходят практически те же люди.

— Тогда какой расклад мы увидим?

— Кто-то из малых фракций станет большой и наоборот. Все будет зависеть от двух моментов. Во-первых, оправдаются ли ожидания на весну — будут ли изменения жизни в лучшую сторону. Во-вторых, как будет проведена рекламная кампания. Украинцы очень зависимы от рекламы и верят ей. Плюс, у них нет длительной исторической памяти. Поэтому события, которые проходили за полгода до выборов, могут быть нивелированы.

«ЕСЛИ ПРИДЕТ КОМАНДА ОМЕЛЬЧЕНКО, МЫ УВИДИМ БРЕЖНЕВСКИЕ ВРЕМЕНА»

— Кстати, о рекламе. Самый популярный вопрос сейчас по поводу вашей: «Каким же был план А»?

— Он был после Майдана: придет Кличко и исправит ситуацию в городе. Была надежда, что будет новая команда, которая поменяет все в лучшую сторону. Но Киев сегодня находится на 14 месте по уровню комфорта. Первая — Винница. Потом Львов, Чернигов и так далее.

— Почему так?

— Киевскую власть не очистили от коррупционной составляющей. Практически во всех департаментах остались те же сотрудники, которые раньше там работали. Мы видим людей Черновецкого и Попова. Например, депутат Киевсовета Владимир Прокопив когда-то участвовал в дерибане земли возле озера Тельбин, а сейчас занимается практически тем же самым, но уже под руководством Кличко. Люди меняют партбилет и значок. Эта ситуация напоминает, как мы ржавые мосты красили в желто-голубой цвет. Думали, что меняем жизнь к лучшему. Но весной краска облезла, а ржавчина проявилась. Так и здесь. От того, что те люди надели вышиванки, внутри они не изменились.

Такая же ситуация и с нынешними выборами. Кличко и Омельченко играют на одну руку — по тому округу, где идет сильный представитель от «Солидарности», выдвигают слабого от партии «Единство». И наоборот. Если в Киеве победит команда Кличко, мы увидим город без позитивных изменений. Ситуация будет только ухудшаться. А про киевлян вспоминать будут только за пару месяцев до выборов. Тогда им будут ставить площадки, красить лавочки, делать велодорожки или запускать трамвай с Wi- Fi, причем польский. А почему не львовский? Сразу же вспоминаются поезда «Hyundai». Выходит, для чиновников по-прежнему на первом месте остается желание заработать.

Если придет команда Омельченко, мы увидим брежневские времена. Об электронном документообороте можно будет забыть. Что уже говорить о плиточке, как на Крещатике. Кстати, спасибо ему за нее. Очень нам помогла во время Майдана — именно она неплохо летала. Кроме того, не надо забывать, что в команде Омельченко идут такие «замечательные» люди, как Алла Шлапак, которая поднимала сети для Черновецкого. Теперь ей обещано, что в случае прохождения она займет должность главы департамента по образованию в Киеве. Поэтому «верой и правдой» отрабатывает свои перспективы. Еще баллотируется Сергей Крымчак — секретарь земельной комиссии, которая так хорошо дерибанила весь Киев. Она выделяла землю студентам, о чем они даже не знали, которая потом оказывалась во владении у каких-то бизнес-компаний. Также идет на выборы Валерий Борисов, который в 2012 году возглавлял предвыборный штаб Партии регионов. О каких изменениях можно говорить? Если украинцы отдадут за них свои голоса, то это прямой сигнал нашим западным партнерам, что нам помощь не нужна. Киевлян устраивают бывшие «регионалы» и подручные Черновецкого.

Если победит Береза, в течение года Киев улучшится по разным направлениям — от борьбы с коррупцией до внешнего вида. Город будет освещен, поменяется транспорт, изменится ситуация с МАФами, кардинально сократится количество рекламы, которой владеют нынешние депутаты Киевсовета. Они вообще удивительные люди — умеют быстро договариваться между собой, как только это касается их бизнес-интересов. Земельку выделить — пожалуйста, дать стройку — нет проблем, поставить десяток незаконных рекламных площадей и не заметить этого — конечно же. Что говорить о «Киевэнерго», которая принадлежит Ахметову. Ее надо вернуть киевлянам. Кличко мог это сделать. Но за полтора года ничего такого не произошло.

— Это договоренность Кличко и Ахметова?

— У мэра Киева есть договоренность со всеми олигархами. Я не верю, что это молчаливое согласие вызвано тем, что просто нет времени. Но коммунальные тарифы беспокоят киевлян. Для того, чтобы их снизить, просто разговорами не поможешь. Нужны действия. Возврат «Киевэнерго» позволит убрать сверхприбыль, которую оставляет себе Ахметов и снизить тарифы на 20 процентов.

— Но есть еще такая должность, как глава КГГА. Его назначает президент. Есть еще Киевсовет, без поддержки которого мэру работать очень тяжело.

— Я не думаю, что Порошенко уподобится Януковичу и назначит Кличко в случае его проигрыша главой КГГА, как было с Александром Поповым. Петр Алексеевич понимает, что происходит. Непонимание Виктора Федоровича довело его до Ростова. Но Порошенко и далее планирует жить в Украине. Он разумный человек и не станет повышать градус напряжения. Более того, он склонен учитывать ситуацию и делать прагматичные выводы. Уверен, что он не станет разделять эти две должности.

По Киевсовету. Согласно последним социологическим опросам, наша партия туда проходит. Это говорит о том, что мы сможем влиять на этот орган. Есть еще один рычаг — киевляне. Они умеют давить, когда в этом есть необходимость. Мы несколько раз это доказывали Киевсовету, где большинство у «ударовцев». Например, мы закрывали те стройки, которые инициировал Максим Микитась. Он является не просто финансовым спонсором Кличко, но еще и депутатом Киевсовета. Сейчас многое зависит от самих жителей Киева. Если они не пойдут на выборы, проголосуют те, кому заплатили деньги, дали картошку, гречку, банку меда или бесплатно постригли — подкуп в этом году крайне разнообразен. Таким образом, мы обречем себя на ужасное существование в ближайшее время. Получим мэра меньшинства, как было раньше, когда 30 процентов выбрали такого, от которого «выли» остальные 70.

— Но согласно новому закону, у нас теперь два тура выборов мэра. Как опять могут принять решение только 30 процентов?

— Если явка будет порядка 40 процентов, как говорят, а власти удастся провернуть аферу — протащить Кличко во второй тур Омельченко, мы увидим потрясающую ситуацию. Он скажет, что устал и уходит, или «заболеет», или вдруг «осознает», что Виталий оправдывает надежды. В итоге мы получим тот результат, который хотят люди из провластных кабинетов. Но все же я верю, что киевляне могут консолидироваться. Если молодежь 25 октября выберет поход на выборы, надежда на качественные изменения может реализоваться.

— Есть еще такой тип избирателя, который думает: «Неизвестно, каким будет новый мэр, поэтому пусть этот остается, чтобы хуже не было».

— Человек развивается в том случае, если думает: Что сделать, чтобы стало лучше. Если мы хотим остаться на нынешнем этапе, будет стагнация. А потом — ухудшение. Потому что в экономике нет никаких улучшений. Соответственно, нет возможностей для излечения страны. Те люди, которые за полтора года не справились со своей работой, не сделают этого и в дальнейшем.

— Кстати, многие политики и эксперты тоже называют Омельченко техническим кандидатом. До его появления социологи давали вам второе место после Кличко. У вас не опустились руки? Не появилось желание сняться?

— Появилось недопонимание, как люди, которые продают свой голос, могут хотеть что-то изменить. Как те, кто берет 300-500 или тысячу гривен, могут что-то потом требовать? Они же отдают свое право за эти копейки.

— Главное, не как проголосовали, а как посчитали.

— Да. У нас в каждой комиссии есть наблюдатели. Мы будем жестко отслеживать ситуацию. Ради этого даже готовы объединяться с другими партиями, чтобы контролировать процесс.

— Например, с кем?

— Со всеми, кто заинтересован в нормальном подсчете голосов.

— Конкретно?

— Я пока не хочу озвучивать названия, потому что идут переговоры. Речь идет о семи партиях. Есть даже те, кто представлен в парламенте.

«КЛИЧКО И НИКОНОВ ИСПОЛЬЗУЮТ КИЕВ КАК МАШИНУ ДЛЯ ЗАРАБАТЫВАНИЯ ДЕНЕГ»

— Хочу вас процитировать: «Если бы Юлия Владимировна вместо рекламы ВО «Батькивщина», которой она заклеила всю страну, 50 процентов средств отправила бы на покупку защитной амуниции (каски, броники, берцы), то получила бы несколько дивизий благодарных солдат. Которые, со временем, могли бы превратиться в потенциальные голоса за нее. Но ни она, ни ее политсила так и не сделали выводы из президентского поражения. Значит, опять бег по граблям. Грустно и неразумно». Сегодня мы видим немало вашей рекламы в Киеве. Вы изменили свое мнение?

— Нет. Я, как помогал армии раньше, так и продолжаю это делать. То же спецподразделение «Булат» может подтвердить, что я их обмундировал. Я тратил личные деньги и привлекал спонсоров. Но мы можем позволить себе потратить средства на визуальную рекламу. Потому что это единственная возможность донести о нас информацию. Когда мы вешаем объявления о проведении встречи, их срывают в течение двух часов сотрудники ЖЭКов и проплаченные бабушки. Мы же не будем за ними бегать и ловить. Несколько раз вызывали полицию. Но что с бабушками сделаешь? Ничего. А вот бигборды оборвать не удается. Нам надо заявлять о себе обществу. В партию, которая не может потратить несколько десятков тысяч долларов на рекламу, не верят. В этом контексте мы сегодня сталкиваемся с интересными вещами. К нам приходят люди и говорят: «Мы хотим вас поддержать». Мы объясняем, что взамен они ничего не получат. Они отвечают: «Нам и не надо, но вы должны сделать то, что обещаете».

— Кто эти люди?

— Представители среднего и малого бизнеса. Причем, не только киевского, но и херсонского, львовского, тернопольского. Это люди, которые хотят менять Украину и готовы представлять наши интересы в регионах.

— Все-таки, если бы сейчас кто-то из депутатов или журналистов написал о ваших бордах так же, как вы это сделали по отношению к Тимошенко, что бы вы ответили?

— Ничего. Я бы промолчал. По одной причине: Те люди, которым я помогаю, и так говорят спасибо. Мы тратим деньги не только на наших бойцов, но и на благотворительные цели — иногда адресно, иногда — нет. Но я знаю политическую кухню. Суммы, которые тратим мы, это мизер на фоне остальных бюджетов.

Кстати, о конкурентах. Традиционно за неделю до выборов начинается вброс откровенной чернухи и компромата. Жду с нетерпением, когда они начнут поливать грязью. Если не будут, значит, не боятся и не воспринимают всерьез.

— Сколько вы потратили на предвыборную кампанию?

— Это небольшие деньги. Все официально проплачено со счетов нашей партии и будет подано в отчете ЦИК.

— Почему вы не хотите называть конкретную сумму?

— Потому что кампания еще не закончилась. Еще нужно будет тратить деньги. Их не так много осталось. Это наше самое слабое место.

— Вы создали партию «Решительные граждане». Кто эти люди?

— Это ребята из 95-й бригады, 93-й, 30-й, добровольцы которые вернулись из АТО. Сейчас к нам присоединилось достаточно большое количество профессионалов, которые получили западное образование и учились у эстонских, грузинских реформаторов. Мы стали объединятся с людьми, которые предлагают нам реальные проекты.

— Почему они выбрали вас?

— Они говорят: «Мы присматривались, кто же будет что-то делать, и увидели, что Троещина меняется в лучшую сторону». Плюс, «сарафанное радио».

— Как успешные люди пойдут на зарплату в несколько тысяч гривен? Только давайте не будем развивать тему о патриотизме и альтруизме.

— Я всегда говорил, что человек, который распоряжается сотнями миллионов гривен, не может получать две тысячи. Меня за эти слова критиковали. Когда я заявил о том, что если депутат получает пять-шесть тысяч гривен, то его КПД будет крайне низким. Начали кричать: «Сначала всем поднимите зарплаты». Но для того, чтобы это сделать, люди, которые руководят государством, должны получать нормальные деньги, чтобы думать не о заработке, а о качестве работы. В ПАСЕ меня спрашивали, какая зарплата у народного депутата. Я отвечал — чуть меньше 300 евро. Они говорили: «С такими зарплатами вы никогда не победите коррупцию и всегда будете искать олигархов, на которых будете вынуждены работать». Поэтому одной из важных задач является сокращение сотрудников КГГА. За счет этого — поднятие зарплат тем, кто останется.

Кстати, сейчас киевское руководство выписывает себе сумасшедшие премии.

— Кто именно?

— Никонов, Рябикин. Как руководство Киева, у которого большинство коммунальных предприятий являются убыточными, может такое делать? «Киевпастранс», «Киевреклама» не приносят прибыли. Метрополитен ничего не получает, хотя подняли плату за проезд. Я вот хочу, чтобы Кличко назвал еще хоть одну европейскую столицу, где бы паркинг был убыточным. Как можно было купить паркоматы на 42 миллиона, не использовать их и просрочить срок годности? Очередные схемы? Как можно было потратить 41 миллион на велодорожку, которая является простым покрытием? Когда я, как народный депутат, требую, чтобы мне предоставили смету выполненных работ, мне пишут отписки: «Ответ формируется». Я три месяца его не могу получить. Более того, по велодорожке прокуратура возбудила уголовные дела. Что говорит о том, что не все так прозрачно в любимом бюджете Никонова и Кличко. Они используют Киев как машину для зарабатывания денег. А подчиненные мэра крышуют наливайки, закрывают МАФы неугодных, а депутатов Киевсовета — нет. Например, Анатолий Карпенко, который является собственником рынка «Фермер» на Троещине. Он активно борется против ярмарок, которые якобы забирают у него прибыль. Так же требует закрыть торговые точки, которые конкурируют с его бизнес-предприятиями. Лично приезжает и показывает директору Департамента городского благоустройства Дмитрию Белоцерковцу, что надо прикрыть. А у него самого, оказывается, более 400 незаконных МАФов. Их он почему-то закрывать не хочет. Таких фактов много. Поэтому я считаю, что депутатов Киевсовета надо сократить. Почти каждый из них связан с МАФами, незаконной рекламой. Многие занимаются разбазариванием депутатских фондов. У нас на Троещине произошла интересная ситуация. Депутат, взявший деньги из бюджета, установил скамейки, но не покрасил их. Сказал: «Проголосуете — тогда приведем в порядок». Он за бюджетные деньги фактически принуждает избирателей к голосованию за себя. Это не просто позор, а откровенное использование административного ресурса и попытка пролезть во власть любой ценой.

Кстати, депутаты Киевсовета не получают зарплату. Это работа на добровольных началах. В то же время, кандидаты тратят безумное количество денег на рекламу. Они лезут во власть, чтобы продлить права на крышевание своего бизнеса. Для них Киев — это кормушка.

» Я НЕ ОЧЕНЬ ОДОБРЯЮ ПОДБОР ЛЮДЕЙ В «УКРОПЕ»»

— Геннадий Корбан рассказывал, что «УКРОП» дал вам «небольшое финансирование». О каких суммах идет речь?

— Это было не финансирование. На Троещине проходила трансляция футбольного матча «Севилья-Днепр». Они ее обеспечивали финансово. Было предложено, чтобы футбол показывали в Днепропетровске, Киеве и Львове. Я поддержал и согласился. Видимо, таким образом они демонстрировали свое расположение ко мне. А мне идея понравилась. Фактически за счет днепропетровской команды можно было устроить шоу для людей на Троещине. Был такой дружеский жест, помощь.

— Все же, сколько денег было потрачено?

— Я не знаю. Они этим занимались. Мы должны были помочь только организационно. Своими силами обеспечивали безопасность и взаимодействие с правоохранительными органами.

— Почему Корбан по-другому преподносит эту информацию?

— Наверное, потому, что хотел меня видеть в «УКРОПе». После этой трансляции они меня к себе звали. Сказали: «Присоединяйся».

— В качестве главы киевской ячейки, кандидата в мэры от партии?

— И то, и другое.

— Почему вы не согласились? Корбан утверждает, что из-за ваших личных амбиций.

— Вопрос не в личных амбициях. Для меня интересным маркером была ситуация на выборах в Чернигове. Она показала, что те технологии, которые кто-то использует, не всем понятны и приемлемы.

— Вы о гречке?

— Обо всем. Я с большой симпатией отношусь к Боре Филатову. Это мой друг. С Корбаном я в приятельских отношениях. Но не могу рассматривать их политический проект. У меня есть своя партия. Они знали об этом.

— Предложили, зная, что вы откажетесь?

— Когда предлагает такая мощная структура, обычно мало кто отказывается. Мы обсуждали этот вопрос с однопартийцами. Они сказали: «Мы хотим отстраивать собственную партию, чтобы за нами не маячила ничья тень». Скажу честно, я не очень одобряю подбор людей в «УКРОПе». Там есть такие, которые поменяли три-четыре партии за последние пару лет.

— Кто?

— Например, по Троещине идет Юрий Андреев, который был в «Батькивщине», «Воле» и «Самопомочи». Сейчас он в «УКРОПе».

— Вы шли на парламентские выборы, будучи спикером «Правого сектора». Зайдя в Раду, ваши пути разошлись. Объяснили, что такая себе «обоюдка». Сейчас не жалеете?

— В «Правом секторе» осталось много моих друзей и побратимов, с которыми я прошел важный период своей жизни. В том числе и Дмитрий Ярош, с которым у меня прекрасные отношения по сей день. Можем поговорить о жизни, обсудить разные вопросы. У нас с «Правым сектором» была определенная договоренность, что я им помогаю в информационном обеспечении. Речь шла о двух месяцах. Потом после Майдана был Крым, война на Донбассе — закрутилось-завертелось. Но я выполнил договоренность. Однако свое политическое будущее вижу другим.

— Вы говорите, что по сей день общаетесь с Ярошем. Ваш поход на выборы мэра обсуждали?

— Мы не говорили на эту тему.

— Кстати, а как относятся к вашему походу на выборы в парламенте?

— Кто-то поддерживает, кто-то осуждает. Есть такие, кто не понимает, зачем я иду на это лобное место. Ведь в парламенте можно потеряться среди всех остальных. А мэру наоборот — одному приходится отвечать за все. Причем не только за достижения, но и за неудачи. Но отличительной чертой решительного человека как раз и является умение взять на себя ответственность.
Ольга Москалюк.

Продолжая цикл предвыборных интервью, Цензор.НЕТ поговорил с лидером партии «Решительные граждане» Бориславом Березой о рекламной кампании, своей команде, конкурентах, взаимоотношениях с лидером «Правого сектора» Дмитрием Ярошем и договоренностях с «УКРОПом».

«Есть ли у вас план, мистер Фикс?» — пошутил недавно мой знакомый, глядя на бигборд Борислава Березы. На нем народный депутат и кандидат в мэры Киева рекламирует свой «План Б». Это вторая волна рекламы Борислава Ефимовича. В ходе первой он отчитывался о проделанной работе. Например, о закрытии 45 незаконных казино и притонов. На сегодняшний день таких уже 52.

«Я в политике всего год. Он дался мне очень тяжело и без восторга, — говорит о себе Береза. — Но мой образ жизни и мировоззрение не изменились — я по-прежнему хожу по улицам сам, стою в очередях в магазинах и живу на Троещине».

«ЗА РАДИКАЛЬНОЙ ПАРТИЕЙ ПОСЛЕДУЕТ ЕЩЕ ОДНА ФРАКЦИЯ, НО УЖЕ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ»

— Мы с вами встречаемся после заседания комитета по борьбе с коррупцией, где обсуждали скандал вокруг Игоря Кононенко. Вы в вопросе упомянули, что эта ситуация связана с местными выборами. Не поменяли мнение после завершения обсуждения?

— Во время заседания комитета столько раз раздавались смех, хохот и аплодисменты, что у меня сложилось впечатление: я присутствую на юмористическом шоу. В финале один из депутатов спросил Валентина Наливайченко, испытывает ли он личную неприязнь к обвиняемому, то есть Кононенко. Я вспомнил фильм «Мимино». Там есть такая фраза: «Такую личную неприязнь я испытываю к потерпевшему, что кушать не могу». Все это подтвердило мое мнение, что целью было не расследование ситуации, а получение дивидендов перед выборами. Говорили обо всем — от политической коррупции до государственной измены. Упоминались Левочкин, «Приватбанк», полеты в Россию и офшоры. Стороны обвиняли друг друга через свои группы поддержки.

— Зачем это Наливайченко? Он не идет на выборы.

— Обе стороны рассматривают эти выборы, как тренировку перед парламентскими, которые пройдут весной. Они еще не объявлены, но все уже смирились, что они будут. Коалиция бездействует. Каждый работает на свою политсилу. Эффективность работы Верховной Рады минимизирована. Я недавно вернулся из Британии. Общался там с парламентариями. Они говорят: «У вас есть две проблемы — война с коррупцией, которая не менее важна, чем то, что происходит на Донбассе, и отсутствие желания большинства партий унять свои амбиции и объединиться во имя будущего». У нас каждая политическая сила декларирует, что она хочет качественных изменений, но по факту отстаивает свои интересы. На это предпочитают закрывать глаза и рассказывать о том, что мы едины и сильны как никогда. Если так, почему нет никаких качественных изменений в том же вопросе борьбы с коррупцией?

— Почему же?

— У нас все депутаты — патриоты. Но каждый из них видит свой патриотизм по-разному. Для политиков это ненормально. Должна быть консолидация. Я — внефракционный депутат. Но иногда голосую с коалицией, понимая, что эти законопроекты призваны качественно менять государство. А коалиционные фракции иногда не поддерживают какие-то решения, руководствуясь принципом Портоса: «Я дерусь, потому что я дерусь».

— Вы говорите о Радикальной партии?

— О разных политических силах. Но такое поведение является неправильным и неконструктивным. Украинский парламент не может быстро принимать решения по важным вопросам. Подписать взаимоотношения с Гондурасом — мы можем. А проголосовать по добровольцам — нет. Вот из-за этого, скорее всего, весной будут перевыборы.

— Вы не впервые озвучиваете такое мнение по поводу парламентских выборов…

— Я еще говорил, что осенью какая-то партия выйдет из коалиции. Теперь скажу, что, скорее всего, за Радикальной партией последует еще одна фракция, но уже после выборов.

— «Батькивщина» или «Самопомич»?

— Это покажут результаты местных выборов. Та партия, которая получит максимальную поддержку, скорее всего, выйдет первой.

— Что будет причиной перевыборов — развал коалиции или, как говорят политологи, неспокойная ситуация на улице?

— Недееспособность парламента принимать решения и консолидироваться.

Но вообще я бы хотел, чтобы улица сдержанно отреагировала на то, что происходит. Сейчас люди явно недовольны ситуацией. Они не видят желания работать над ошибками со стороны власти. Там продолжаются дрязги, конфликты и ссоры. Людей раздражают любые мелочи…

— А мне кажется, людей раздражает рост цен, тарифов и ухудшение качества жизни.

— Давно. Но люди могут смириться с определенными трудностями, если они будут видеть, что есть качественные изменения и проходят реформы. Недавно одна из социологических служб проводила опрос, который показал, что 72 процента украинцев готовы ко временному ухудшению жизни, если в перспективе это даст кардинальный рост. Это очень много. 17 процентов не верят, что этот парламент может что-то изменить. А 33 считают, что перевыборы поменяют ситуацию. Но, согласно социологии, в парламент проходят практически те же люди.

— Тогда какой расклад мы увидим?

— Кто-то из малых фракций станет большой и наоборот. Все будет зависеть от двух моментов. Во-первых, оправдаются ли ожидания на весну — будут ли изменения жизни в лучшую сторону. Во-вторых, как будет проведена рекламная кампания. Украинцы очень зависимы от рекламы и верят ей. Плюс, у них нет длительной исторической памяти. Поэтому события, которые проходили за полгода до выборов, могут быть нивелированы.

«ЕСЛИ ПРИДЕТ КОМАНДА ОМЕЛЬЧЕНКО, МЫ УВИДИМ БРЕЖНЕВСКИЕ ВРЕМЕНА»

— Кстати, о рекламе. Самый популярный вопрос сейчас по поводу вашей: «Каким же был план А»?

— Он был после Майдана: придет Кличко и исправит ситуацию в городе. Была надежда, что будет новая команда, которая поменяет все в лучшую сторону. Но Киев сегодня находится на 14 месте по уровню комфорта. Первая — Винница. Потом Львов, Чернигов и так далее.

— Почему так?

— Киевскую власть не очистили от коррупционной составляющей. Практически во всех департаментах остались те же сотрудники, которые раньше там работали. Мы видим людей Черновецкого и Попова. Например, депутат Киевсовета Владимир Прокопив когда-то участвовал в дерибане земли возле озера Тельбин, а сейчас занимается практически тем же самым, но уже под руководством Кличко. Люди меняют партбилет и значок. Эта ситуация напоминает, как мы ржавые мосты красили в желто-голубой цвет. Думали, что меняем жизнь к лучшему. Но весной краска облезла, а ржавчина проявилась. Так и здесь. От того, что те люди надели вышиванки, внутри они не изменились.

Такая же ситуация и с нынешними выборами. Кличко и Омельченко играют на одну руку — по тому округу, где идет сильный представитель от «Солидарности», выдвигают слабого от партии «Единство». И наоборот. Если в Киеве победит команда Кличко, мы увидим город без позитивных изменений. Ситуация будет только ухудшаться. А про киевлян вспоминать будут только за пару месяцев до выборов. Тогда им будут ставить площадки, красить лавочки, делать велодорожки или запускать трамвай с Wi- Fi, причем польский. А почему не львовский? Сразу же вспоминаются поезда «Hyundai». Выходит, для чиновников по-прежнему на первом месте остается желание заработать.

Если придет команда Омельченко, мы увидим брежневские времена. Об электронном документообороте можно будет забыть. Что уже говорить о плиточке, как на Крещатике. Кстати, спасибо ему за нее. Очень нам помогла во время Майдана — именно она неплохо летала. Кроме того, не надо забывать, что в команде Омельченко идут такие «замечательные» люди, как Алла Шлапак, которая поднимала сети для Черновецкого. Теперь ей обещано, что в случае прохождения она займет должность главы департамента по образованию в Киеве. Поэтому «верой и правдой» отрабатывает свои перспективы. Еще баллотируется Сергей Крымчак — секретарь земельной комиссии, которая так хорошо дерибанила весь Киев. Она выделяла землю студентам, о чем они даже не знали, которая потом оказывалась во владении у каких-то бизнес-компаний. Также идет на выборы Валерий Борисов, который в 2012 году возглавлял предвыборный штаб Партии регионов. О каких изменениях можно говорить? Если украинцы отдадут за них свои голоса, то это прямой сигнал нашим западным партнерам, что нам помощь не нужна. Киевлян устраивают бывшие «регионалы» и подручные Черновецкого.

Если победит Береза, в течение года Киев улучшится по разным направлениям — от борьбы с коррупцией до внешнего вида. Город будет освещен, поменяется транспорт, изменится ситуация с МАФами, кардинально сократится количество рекламы, которой владеют нынешние депутаты Киевсовета. Они вообще удивительные люди — умеют быстро договариваться между собой, как только это касается их бизнес-интересов. Земельку выделить — пожалуйста, дать стройку — нет проблем, поставить десяток незаконных рекламных площадей и не заметить этого — конечно же. Что говорить о «Киевэнерго», которая принадлежит Ахметову. Ее надо вернуть киевлянам. Кличко мог это сделать. Но за полтора года ничего такого не произошло.

— Это договоренность Кличко и Ахметова?

— У мэра Киева есть договоренность со всеми олигархами. Я не верю, что это молчаливое согласие вызвано тем, что просто нет времени. Но коммунальные тарифы беспокоят киевлян. Для того, чтобы их снизить, просто разговорами не поможешь. Нужны действия. Возврат «Киевэнерго» позволит убрать сверхприбыль, которую оставляет себе Ахметов и снизить тарифы на 20 процентов.

— Но есть еще такая должность, как глава КГГА. Его назначает президент. Есть еще Киевсовет, без поддержки которого мэру работать очень тяжело.

— Я не думаю, что Порошенко уподобится Януковичу и назначит Кличко в случае его проигрыша главой КГГА, как было с Александром Поповым. Петр Алексеевич понимает, что происходит. Непонимание Виктора Федоровича довело его до Ростова. Но Порошенко и далее планирует жить в Украине. Он разумный человек и не станет повышать градус напряжения. Более того, он склонен учитывать ситуацию и делать прагматичные выводы. Уверен, что он не станет разделять эти две должности.

По Киевсовету. Согласно последним социологическим опросам, наша партия туда проходит. Это говорит о том, что мы сможем влиять на этот орган. Есть еще один рычаг — киевляне. Они умеют давить, когда в этом есть необходимость. Мы несколько раз это доказывали Киевсовету, где большинство у «ударовцев». Например, мы закрывали те стройки, которые инициировал Максим Микитась. Он является не просто финансовым спонсором Кличко, но еще и депутатом Киевсовета. Сейчас многое зависит от самих жителей Киева. Если они не пойдут на выборы, проголосуют те, кому заплатили деньги, дали картошку, гречку, банку меда или бесплатно постригли — подкуп в этом году крайне разнообразен. Таким образом, мы обречем себя на ужасное существование в ближайшее время. Получим мэра меньшинства, как было раньше, когда 30 процентов выбрали такого, от которого «выли» остальные 70.

— Но согласно новому закону, у нас теперь два тура выборов мэра. Как опять могут принять решение только 30 процентов?

— Если явка будет порядка 40 процентов, как говорят, а власти удастся провернуть аферу — протащить Кличко во второй тур Омельченко, мы увидим потрясающую ситуацию. Он скажет, что устал и уходит, или «заболеет», или вдруг «осознает», что Виталий оправдывает надежды. В итоге мы получим тот результат, который хотят люди из провластных кабинетов. Но все же я верю, что киевляне могут консолидироваться. Если молодежь 25 октября выберет поход на выборы, надежда на качественные изменения может реализоваться.

— Есть еще такой тип избирателя, который думает: «Неизвестно, каким будет новый мэр, поэтому пусть этот остается, чтобы хуже не было».

— Человек развивается в том случае, если думает: Что сделать, чтобы стало лучше. Если мы хотим остаться на нынешнем этапе, будет стагнация. А потом — ухудшение. Потому что в экономике нет никаких улучшений. Соответственно, нет возможностей для излечения страны. Те люди, которые за полтора года не справились со своей работой, не сделают этого и в дальнейшем.

— Кстати, многие политики и эксперты тоже называют Омельченко техническим кандидатом. До его появления социологи давали вам второе место после Кличко. У вас не опустились руки? Не появилось желание сняться?

— Появилось недопонимание, как люди, которые продают свой голос, могут хотеть что-то изменить. Как те, кто берет 300-500 или тысячу гривен, могут что-то потом требовать? Они же отдают свое право за эти копейки.

— Главное, не как проголосовали, а как посчитали.

— Да. У нас в каждой комиссии есть наблюдатели. Мы будем жестко отслеживать ситуацию. Ради этого даже готовы объединяться с другими партиями, чтобы контролировать процесс.

— Например, с кем?

— Со всеми, кто заинтересован в нормальном подсчете голосов.

— Конкретно?

— Я пока не хочу озвучивать названия, потому что идут переговоры. Речь идет о семи партиях. Есть даже те, кто представлен в парламенте.

«КЛИЧКО И НИКОНОВ ИСПОЛЬЗУЮТ КИЕВ КАК МАШИНУ ДЛЯ ЗАРАБАТЫВАНИЯ ДЕНЕГ»

— Хочу вас процитировать: «Если бы Юлия Владимировна вместо рекламы ВО «Батькивщина», которой она заклеила всю страну, 50 процентов средств отправила бы на покупку защитной амуниции (каски, броники, берцы), то получила бы несколько дивизий благодарных солдат. Которые, со временем, могли бы превратиться в потенциальные голоса за нее. Но ни она, ни ее политсила так и не сделали выводы из президентского поражения. Значит, опять бег по граблям. Грустно и неразумно». Сегодня мы видим немало вашей рекламы в Киеве. Вы изменили свое мнение?

— Нет. Я, как помогал армии раньше, так и продолжаю это делать. То же спецподразделение «Булат» может подтвердить, что я их обмундировал. Я тратил личные деньги и привлекал спонсоров. Но мы можем позволить себе потратить средства на визуальную рекламу. Потому что это единственная возможность донести о нас информацию. Когда мы вешаем объявления о проведении встречи, их срывают в течение двух часов сотрудники ЖЭКов и проплаченные бабушки. Мы же не будем за ними бегать и ловить. Несколько раз вызывали полицию. Но что с бабушками сделаешь? Ничего. А вот бигборды оборвать не удается. Нам надо заявлять о себе обществу. В партию, которая не может потратить несколько десятков тысяч долларов на рекламу, не верят. В этом контексте мы сегодня сталкиваемся с интересными вещами. К нам приходят люди и говорят: «Мы хотим вас поддержать». Мы объясняем, что взамен они ничего не получат. Они отвечают: «Нам и не надо, но вы должны сделать то, что обещаете».

— Кто эти люди?

— Представители среднего и малого бизнеса. Причем, не только киевского, но и херсонского, львовского, тернопольского. Это люди, которые хотят менять Украину и готовы представлять наши интересы в регионах.

— Все-таки, если бы сейчас кто-то из депутатов или журналистов написал о ваших бордах так же, как вы это сделали по отношению к Тимошенко, что бы вы ответили?

— Ничего. Я бы промолчал. По одной причине: Те люди, которым я помогаю, и так говорят спасибо. Мы тратим деньги не только на наших бойцов, но и на благотворительные цели — иногда адресно, иногда — нет. Но я знаю политическую кухню. Суммы, которые тратим мы, это мизер на фоне остальных бюджетов.

Кстати, о конкурентах. Традиционно за неделю до выборов начинается вброс откровенной чернухи и компромата. Жду с нетерпением, когда они начнут поливать грязью. Если не будут, значит, не боятся и не воспринимают всерьез.

— Сколько вы потратили на предвыборную кампанию?

— Это небольшие деньги. Все официально проплачено со счетов нашей партии и будет подано в отчете ЦИК.

— Почему вы не хотите называть конкретную сумму?

— Потому что кампания еще не закончилась. Еще нужно будет тратить деньги. Их не так много осталось. Это наше самое слабое место.

— Вы создали партию «Решительные граждане». Кто эти люди?

— Это ребята из 95-й бригады, 93-й, 30-й, добровольцы которые вернулись из АТО. Сейчас к нам присоединилось достаточно большое количество профессионалов, которые получили западное образование и учились у эстонских, грузинских реформаторов. Мы стали объединятся с людьми, которые предлагают нам реальные проекты.

— Почему они выбрали вас?

— Они говорят: «Мы присматривались, кто же будет что-то делать, и увидели, что Троещина меняется в лучшую сторону». Плюс, «сарафанное радио».

— Как успешные люди пойдут на зарплату в несколько тысяч гривен? Только давайте не будем развивать тему о патриотизме и альтруизме.

— Я всегда говорил, что человек, который распоряжается сотнями миллионов гривен, не может получать две тысячи. Меня за эти слова критиковали. Когда я заявил о том, что если депутат получает пять-шесть тысяч гривен, то его КПД будет крайне низким. Начали кричать: «Сначала всем поднимите зарплаты». Но для того, чтобы это сделать, люди, которые руководят государством, должны получать нормальные деньги, чтобы думать не о заработке, а о качестве работы. В ПАСЕ меня спрашивали, какая зарплата у народного депутата. Я отвечал — чуть меньше 300 евро. Они говорили: «С такими зарплатами вы никогда не победите коррупцию и всегда будете искать олигархов, на которых будете вынуждены работать». Поэтому одной из важных задач является сокращение сотрудников КГГА. За счет этого — поднятие зарплат тем, кто останется.

Кстати, сейчас киевское руководство выписывает себе сумасшедшие премии.

— Кто именно?

— Никонов, Рябикин. Как руководство Киева, у которого большинство коммунальных предприятий являются убыточными, может такое делать? «Киевпастранс», «Киевреклама» не приносят прибыли. Метрополитен ничего не получает, хотя подняли плату за проезд. Я вот хочу, чтобы Кличко назвал еще хоть одну европейскую столицу, где бы паркинг был убыточным. Как можно было купить паркоматы на 42 миллиона, не использовать их и просрочить срок годности? Очередные схемы? Как можно было потратить 41 миллион на велодорожку, которая является простым покрытием? Когда я, как народный депутат, требую, чтобы мне предоставили смету выполненных работ, мне пишут отписки: «Ответ формируется». Я три месяца его не могу получить. Более того, по велодорожке прокуратура возбудила уголовные дела. Что говорит о том, что не все так прозрачно в любимом бюджете Никонова и Кличко. Они используют Киев как машину для зарабатывания денег. А подчиненные мэра крышуют наливайки, закрывают МАФы неугодных, а депутатов Киевсовета — нет. Например, Анатолий Карпенко, который является собственником рынка «Фермер» на Троещине. Он активно борется против ярмарок, которые якобы забирают у него прибыль. Так же требует закрыть торговые точки, которые конкурируют с его бизнес-предприятиями. Лично приезжает и показывает директору Департамента городского благоустройства Дмитрию Белоцерковцу, что надо прикрыть. А у него самого, оказывается, более 400 незаконных МАФов. Их он почему-то закрывать не хочет. Таких фактов много. Поэтому я считаю, что депутатов Киевсовета надо сократить. Почти каждый из них связан с МАФами, незаконной рекламой. Многие занимаются разбазариванием депутатских фондов. У нас на Троещине произошла интересная ситуация. Депутат, взявший деньги из бюджета, установил скамейки, но не покрасил их. Сказал: «Проголосуете — тогда приведем в порядок». Он за бюджетные деньги фактически принуждает избирателей к голосованию за себя. Это не просто позор, а откровенное использование административного ресурса и попытка пролезть во власть любой ценой.

Кстати, депутаты Киевсовета не получают зарплату. Это работа на добровольных началах. В то же время, кандидаты тратят безумное количество денег на рекламу. Они лезут во власть, чтобы продлить права на крышевание своего бизнеса. Для них Киев — это кормушка.

» Я НЕ ОЧЕНЬ ОДОБРЯЮ ПОДБОР ЛЮДЕЙ В «УКРОПЕ»»

— Геннадий Корбан рассказывал, что «УКРОП» дал вам «небольшое финансирование». О каких суммах идет речь?

— Это было не финансирование. На Троещине проходила трансляция футбольного матча «Севилья-Днепр». Они ее обеспечивали финансово. Было предложено, чтобы футбол показывали в Днепропетровске, Киеве и Львове. Я поддержал и согласился. Видимо, таким образом они демонстрировали свое расположение ко мне. А мне идея понравилась. Фактически за счет днепропетровской команды можно было устроить шоу для людей на Троещине. Был такой дружеский жест, помощь.

— Все же, сколько денег было потрачено?

— Я не знаю. Они этим занимались. Мы должны были помочь только организационно. Своими силами обеспечивали безопасность и взаимодействие с правоохранительными органами.

— Почему Корбан по-другому преподносит эту информацию?

— Наверное, потому, что хотел меня видеть в «УКРОПе». После этой трансляции они меня к себе звали. Сказали: «Присоединяйся».

— В качестве главы киевской ячейки, кандидата в мэры от партии?

— И то, и другое.

— Почему вы не согласились? Корбан утверждает, что из-за ваших личных амбиций.

— Вопрос не в личных амбициях. Для меня интересным маркером была ситуация на выборах в Чернигове. Она показала, что те технологии, которые кто-то использует, не всем понятны и приемлемы.

— Вы о гречке?

— Обо всем. Я с большой симпатией отношусь к Боре Филатову. Это мой друг. С Корбаном я в приятельских отношениях. Но не могу рассматривать их политический проект. У меня есть своя партия. Они знали об этом.

— Предложили, зная, что вы откажетесь?

— Когда предлагает такая мощная структура, обычно мало кто отказывается. Мы обсуждали этот вопрос с однопартийцами. Они сказали: «Мы хотим отстраивать собственную партию, чтобы за нами не маячила ничья тень». Скажу честно, я не очень одобряю подбор людей в «УКРОПе». Там есть такие, которые поменяли три-четыре партии за последние пару лет.

— Кто?

— Например, по Троещине идет Юрий Андреев, который был в «Батькивщине», «Воле» и «Самопомочи». Сейчас он в «УКРОПе».

— Вы шли на парламентские выборы, будучи спикером «Правого сектора». Зайдя в Раду, ваши пути разошлись. Объяснили, что такая себе «обоюдка». Сейчас не жалеете?

— В «Правом секторе» осталось много моих друзей и побратимов, с которыми я прошел важный период своей жизни. В том числе и Дмитрий Ярош, с которым у меня прекрасные отношения по сей день. Можем поговорить о жизни, обсудить разные вопросы. У нас с «Правым сектором» была определенная договоренность, что я им помогаю в информационном обеспечении. Речь шла о двух месяцах. Потом после Майдана был Крым, война на Донбассе — закрутилось-завертелось. Но я выполнил договоренность. Однако свое политическое будущее вижу другим.

— Вы говорите, что по сей день общаетесь с Ярошем. Ваш поход на выборы мэра обсуждали?

— Мы не говорили на эту тему.

— Кстати, а как относятся к вашему походу на выборы в парламенте?

— Кто-то поддерживает, кто-то осуждает. Есть такие, кто не понимает, зачем я иду на это лобное место. Ведь в парламенте можно потеряться среди всех остальных. А мэру наоборот — одному приходится отвечать за все. Причем не только за достижения, но и за неудачи. Но отличительной чертой решительного человека как раз и является умение взять на себя ответственность.

Андрей Портнов: Приеду и не буду никого предупреждатьАндрей Портнов: Приеду и не буду никого предупреждать

Павел Шеремет.
В Химкинском суде Подмосковья начался странный судебный процесс, главные действующие лица в котором – граждане Украины. Потерпевший – бывший заместитель главы администрации Виктора Януковича, его главный юрист Андрей Портнов. Обвиняемый – Юрий Спасских, который на момент задержания являлся одним из руководителей киевской милиции.
Как утверждает Следственный комитет России, в апреле прошлого года в Москве Юрий Спасских планировал похитить Портнова и вывезти его в Украину. Спасских был арестован 2 апреля 2014 года в аэропорту Шереметьево при передаче денег потенциальным исполнителям похищения. Заказчик похищения, по версии российских следователей, нынешний мэр Киева Виталий Кличко.
На первом судебном заседании Спасских признал свою вину. Давал показания на суде и Андрей Портнов. Следующее заседание должно состояться 11 февраля.
«Украинская правда» разыскала в российской столице Андрея Портнова. Сделать это было не трудно. 22 февраля прошлого года он бежал из Украины после победы Майдана. Но в Москве Портнов особо не скрывается. Он постоянно судится с украинскими властями, активно выступает в Фейсбуке с критикой нынешней власти и грозится скоро вернуться домой.
Андрей Портнов хоть и живет в Москве уже почти год, в городе особо не ориентируется, передвигается исключительно при помощи навигатора. Машину водит сам.
Ходит без охраны, одет неброско, сразу и не скажешь, что перед тобой – когда-то один из самых влиятельных юристов Украины. Портнов утверждает, что у него нет недвижимости в российской столице, сейчас он с семьей живет на съемной квартире.
Мы встречались в обычном ресторане. Разговаривали долго. Портнов рассчитывался за кофе карточкой украинского Приватбанка. Продемонстрировал – его активы и счета в Украине не арестованы.
Адвокат взвешивает каждое слово, он сильно напряжен и напоминает шахматиста, который вынужден играть сразу на нескольких досках. Любое неосторожное заявление может принести ему новые проблемы, как на родине, так и в России.
Очевидно, что его сильно угнетает жизнь политэмигранта. Он явно хочет вернуться домой, на это сейчас направлена вся его энергия.
Из ответов понятна стратегия защиты Портнова – он ни при чем, власть воровала, разгоняла майдан, а он наблюдал, не увольнялся, потому что хотел как-то изменить ситуацию изнутри. Однако все это не снимает ответственности с «простых исполнителей» – благодаря таким как он, крутились шестеренки машины режима Януковича.
Еще этот разговор -– подтверждение неспособности или нежелания Генпрокуратуры подтвердить делами свои громкие заявления в отношении представителей режима Януковича.
– Расскажите, где вы живете и чем сейчас занимаетесь.
– Я занимаюсь адвокатской деятельностью и в Москве, и в Киеве. В Киеве у меня есть адвокатская контора, я еще возглавляю Институт правовых реформ, который занимается политическими вопросами, консультациями, законодательством.
В Москве я зарегистрировал юридическую компанию «АП групп», которая обслуживает украинских бизнесменов в России и российских бизнесменов в Украине. Я занимаюсь бизнесом, и почти год не имею никакого отношения к государственной службе.
– Обслуживаете бизнес Клюева и Арбузова в России?
– Меня ничего не связывало с ними в Киеве. С какой стати меня должно что-то связать с ними здесь, в Москве?
– Общая беда, воспоминания о прошлом…
– Я не хочу жить прошлым. В прошлом много чего произошло, в том числе и потому, что они возглавляли экономический блок и не могли иногда определить, где собственный карман, а где государственный.
Я хочу напомнить, что во время моей работы в президентской администрации даже оппозиционные СМИ меня никогда не связывали ни с одной из команд в окружении президента. Я работал сам по себе, у меня был один руководитель – президент, и я непосредственно подчинялся ему. Президент даже не любил, когда я ходил к главе администрации, и он прямо мне об этом говорил много раз. Я не искал себе связей и контактов.
Неразборчивость некоторых бывших руководителей в экономических вопросах – это одна из причин, почему я, например, оказался в политической эмиграции. Поэтому я с ними не контактировал там, не собираюсь с ними контактировать здесь.
– Вы общаетесь в Москве с Виктором Януковичем?
– С бывшим президентом я виделся последний раз в феврале 2014 года в Харькове. С тех пор мы не контактировали. Потому что не хочу. Нас ничего не связывает с ним. Я работал юристом, и он был моим руководителем. У нас нет общих интересов в личной или деловой жизни.
У меня есть много вопросов к нему, но я не вижу смысла и не считаю целесообразным встречаться. Но высказываться о бывшем президенте я считаю неэтичным. Я никогда не высказывался публично ни об одном из своих руководителей.
– Вы вообще ни с кем из бывших руководителей страны не общаетесь в Москве?
– Несколько раз видел министров бывшего правительства. Не тех, кого вы упоминали, но не буду называть без их разрешения имен. У меня новая жизнь.
50% своего времени я трачу на собственную защиту в международных и украинских судах. Вторую половину времени я трачу на коммуникацию с украинскими политиками, экономистами, юристами. Я много пишу статей…
– А по каким документам вы живете сейчас в России? У вас российский паспорт?
– У меня никогда не было и нет российского гражданства. Я не обращался за российским гражданством. 25 мая 2014 года ФМС России выдала мне разрешение на временное проживание сроком на 3 года. Это не вид на жительство, это не статус беженца, это разрешение на временное проживание, которое дает и право на работу.
– На какие же деньги вы живете, если уезжали из Киева, как вы сами рассказывали, только с документами даже без личных вещей?
– На моем депозитном счету в Приватбанке было почти 600 тысяч долларов. Я их перевел на кредитную карту и пользуюсь ими. Вопреки многочисленным заявлениям украинской Генеральной прокуратуры, эти средства не арестованы и не заблокированы. Они давно были задекларированы. И сейчас я зарабатываю деньги, бизнес развивается.
– Странная ситуация, в общественном сознании вы являетесь членом «преступной группы Виктора Януковича» и так далее, но ваши компании в Киеве работают, счета не арестованы…
– Ни один мой счет нигде не арестован. В Европе у меня счета никто не арестовывал, потому что у меня их там никогда не было, ни в одной стране мира.
Генеральная прокуратура заявила, что я осуществил незаконное обогащение и 5 марта Евросоюз ввел против меня санкции. Я подал в суд на Генеральную прокуратуру Украины, чтобы прокуроры пояснили, в чем заключается мое незаконное обогащение. Оказалось, что я осуществил хищение собственной зарплаты в университете, где читал лекции. Других обвинений против меня в Евросоюз не предоставлено.
В Украине после каждого громкого заявления генеральной прокуратуры я подаю в суд и требую опровержения. На своем сайте я выкладываю все решения суда и ответы генеральной прокуратуры. Я подаю в суд, потому что публичность – единственная возможность показать, что Генеральная прокуратура распространяет обо мне заведомо недостоверную информацию. После 11 месяцев расследования мне предъявлено одно-единственное подозрение – это лекции. Что мне инкриминируют?
Первое, что я якобы работал в двух университетах, потому что был заместителем главы администрации и осуществлял давление на университеты. Только в обоих случая я работал там задолго до перехода в администрацию президента.
Второе, что я нарушил умышленно инструкцию Министерства труда от 1993 года о том, что нельзя работать по совместительству больше 240 часов в год, и разницу от переработки я в виде зарплаты присвоил себе. Разница, по мнению, прокуратуры, за 4 года составила 4 тысячи евро. Именно это обвинение направили в ЕС и на его основании против меня применили европейские санкции.
Я не получал зарплату, а оставлял ее на нужды кафедры. За 4 года преподаватели так ничего не потратили из этих денег, кроме 800 гривен. Счет был в Правэкс банке, банк дал официальный ответ и распечатку.
Именно по этому делу я объявлен в розыск на территории Украины, один из немногих – без санкции суда. Правила Интерпола запрещают объявлять в розыск без санкции суда, поэтому я могу свободно перемещаться по миру и в ближайшее время намерен поехать в Европу.
– Но в свое время Луценко примерно по такой же статье посадили…
– Не хочу даже спорить с вами по этому поводу. У нас примерно одинаковые истории.
– Рассказывают люди в Киеве о том, что вы с Кернесом еще 20 февраля 2014 года рассматривали планы вооруженного разгона Майдана. Это правда?
– Абсолютная чушь. Кто такой я на тот момент? Мне подчинялись управления помилования граждан, управление, связанное с экспертизой законопроектов на правоохранительную тему – управление реформирования правоохранительных органов, управление судоустройства. Каким образом я должен был принимать участие в разгоне Майдана? Кому я мог дать приказ – министру внутренних дел? Это какой-то стереотип, который взялся, наверное, из наших брифингов.
– Если вы так чисты перед украинским государством, как вы говорите, почему вы бежали из страны и прячетесь в России? Ваш начальник Левочкин остался в Киеве и процветает…
– Я был членом рабочей группы по урегулированию политического кризиса. Со стороны оппозиции было 3 лидера партий. Со стороны власти были министр юстиции, я и президент. Зачем я вошел в эту группу, честно говоря, я даже сейчас толком не поясню. Это, конечно же, была моя большая ошибка.
Именно нам выпала роль быть лицом Антимайдана, именно мы озвучивали тезисы против Майдана.
– Кто настоял на том, чтобы вы вошли в эту группу, а не, например, Захарченко с Клюевым?
– Не знаю. Президент сказал, я вошел. Когда ты несколько лет работаешь на государственной службе, ты не задаешь лишних вопросов. Может быть, он считал, что мы лучше говорим. Да, это была наша ошибка с министром юстиции. Мы стали ассоциироваться с борьбой против Майдана. Из-за этого активисты нас ненавидели, нам угрожали, в социальных сетях размещали информацию о детях. Появился блокпост у квартиры.
– То есть вы уехали из-за угрозы безопасности?
– Когда стало понятно, что власть пала, поехать было особо некуда. Я поехал в пятницу 21 февраля в Харьков.
– А почему – Харьков, а не в Днепропетровск?
– Я поехал в Харьков, потому что я тесно общался с Кернесом и Добкиным. Я поехал туда, потому что там было спокойно. В Харькове я узнал про прилет президента и съезд, я тогда принял решение ехать дальше – в Россию.
– Почему в Россию?
– Ну а куда? Россия близко, языкового и ментального барьера нет.
– Звучала в Харькове идея на съезде отделения Восточной Украины? Кернес с Добкиным не предлагали что-то подобное?
– Кернес и Добкин, наоборот, убеждали президента Януковича не ходить на съезд. И я не собирался идти ни на какие съезды.
– Вы поддерживаете отношения с бывшими прокурором Ренатом Кузьминым?
– Нет, я видел его год назад, еще в Украине. И не знаю, где он сейчас.
– Когда вы поняли, что Майдан победит и власть потеряна?
– Еще в январе. Мы вместе с Лукаш это поняли. Для меня точкой невозврата стал инцидент, когда казака Гаврилюка сотрудники милиции публично раздели.
– Почему же вы тогда и не ушли в отставку?
– Я считал, что уходить в отставку в тяжелейшей ситуации – для меня проявление слабости. Я был уверен, что надо остаться, потому что очень мало в администрации и окружении президента было думающих людей. Я надеялся влиять на принятие решений изнутри, чтобы не делали еще больших ошибок.
– И поэтому вы выступили автором законом 16 января, которые назвали диктаторскими?
– Я не был автором законов 16 января. Я был автором только одного – закона о дорожном движении и видеофиксации нарушений.
– Звучит красиво, но этот закон принимали, чтобы бороться с Автомайданом.
– Нет, это вы про другой закон говорите. Мой закон – это тот закон, который сейчас МВД связывает с реформой ГАИ и озвучивает тезисы как раз из нашего закона. Я в ответ немного их троллю, мол, не надо принимать ваш закон, ведь он «от 16 января».
В базовом законе от 16 января очень много глупостей – привлечение за клевету, колонны по 5 автомобилей и так далее. Но похожий законопроект был зарегистрирован в парламенте еще за пару лет до Майдана – практически 80% его содержания было аналогичным с законом, принятым 16 января.
– Вы имеете в виду, что Вадим Колесниченко является автором этого закона? Но без вашего мнения вряд ли бы депутаты-регионалы решились голосовать за эти законы.
– Не надо перекладывать ответственность за принятые законы с депутатов Верховной рады только на юристов администрации президента. Те законы – это была политическая воля всех органов власти.
По данному делу были допрошены абсолютно все сотрудники 4-х подразделений юридической службы администрации президента. Проводились обыски, изымались компьютеры и бумаги в поисках следов подготовки этих законов. Ничего не нашли!
Допросили народных депутатов, членов секретариата. За год органы следствия ни одному из моих подчиненных не предъявили претензий, не нашли никаких заметок, черновиков или других следов подготовки законов от 16 января.
Да, многое в тех законах было несвоевременным, но на 70% они списаны с европейских норм. Сейчас украинская власть, например, жизненно заинтересована в том, чтобы запретить носить маски и балаклавы. Надо идентифицировать преступников, и тех, кто угрожает украинской государственности, но власть не может это сделать, потому что получит обвинения в возвращении диктаторских законов.
– Президент Янукович кого больше слушал в тот момент – вас или Захарченко?
– Президент слушал себя. Если бы он слушал кого-то, может быть мы были бы нормальной оппозицией в Украине. Это, кстати, и ответ на ваш предыдущий вопрос – почему мы не встречаемся.
– Янукович обвинил Левочкина в разгоне студенческого Майдана, из-за чего началась революция. Что вы знаете по этому поводу?
– Сергей Левочкин никакого отношения к этой истории не имеет. Не буду называть сейчас фамилии, но мудрый читатель все поймет.
Майдан 30 ноября – это совокупность нескольких линий: высшей формы глупости руководства и большого самомнения некоторых функционеров СНБО. Все, что касалось Майдана, взял на себя СНБО – проявил такую инициативу.
– Клюев его тогда возглавлял…
– Я не буду называть фамилий, все и так ясно. СНБО самостоятельно взял на себя функцию решения вопроса Майдана. 30 ноября один из функционеров СНБО дал распоряжение разогнать Майдан. И был пойман генеральной прокуратурой Украины, которая точно установила, кто это сделал.
Президент публично заявил, что уже есть три человека и скоро правоохранительная система отреагирует. Обществу дали сигнал. Генеральная прокуратура соответствующие процессуальные акты предъявила подозреваемым лицам. И надо было их строго наказать. Но что произошло дальше?
Органам прокуратуры пришлось съесть сообщение о подозрении. Они до суда не доехали. А почему так произошло? Потому что функционеры парламентской фракции Партии регионов заявили президенту, что фракция развалится, что из партии выйдет какое-то количество депутатов. Вот и все. И дальше пошел необратимый процесс.
– Вы заявили, что в ближайшее время намерены вернуться в Украину. Вы получили гарантии безопасности?
– Мне теоритически никто не может давать никаких гарантий. Мои высказывания в адрес президента Украины и генерального прокурора остро оппозиционны.
И мне ничьи гарантии не нужны – приеду и не буду никого предупреждать.
– Вас арестуют.
– За что?
– Как врага или как преступника.
– Какого врага? По мне даже мера пресечения не принята. Есть такая статья – враг? Если ко мне нет претензий, кроме чтения лекций, то за это нельзя выбрать меру пресечения в виде ареста.
– Это, кстати, вы такой УПК написали, что преступников суды не арестовывают, а отпускают под залог.
– Освобождение до суда – это ключевая европейская практика. До приговора суда не понятно, виновен человек или нет, и если это не насильственное преступление, то его не надо держать в тюрьме до суда. Именно поэтому из 38 тысяч людей 19 тысяч сразу же вышли на свободу, как только УПК вступил в силу.
– Да, но Тимошенко сидела в СИЗО до решения суда.
– Это происходило до принятия нового кодекса.
– Хотите рискнуть?
– Я не вижу себя ни в каком другом месте, кроме своей родной страны. И пока я туда не еду исключительно из-за вопросов безопасности.
– Вы боитесь, что вас там убьют?
– Химкинский суд же не просто так начал рассмотрение дела о подготовке моего похищения в России.
– Все уже забыли об этой истории, об аресте киевского милиционера в Москве, который якобы собирался вас похитить. Мне казалось, что это все в прошлом. Почему эта история сейчас вновь всплыла?
– Юрия Спасских арестовали в Москве 2 апреля. Потом шло следствие, только в декабре 2014 года дело передали в суд. Суд назначил первое заседание по сути на 21 января, но из СИЗО не привезли подсудимого. Второе заседание прошло 28 января. Я участвую в процессе в статусе потерпевшего.
На вопрос – Кем вы являлись на момент ареста? – Спасских ответил, что был заместителем начальника управления общественной безопасности главного управления внутренних дел в Киеве. Он в полном объеме признал свою вину.
Меня суд допросил как потерпевшего. На следующем заседании 11 февраля должны допрашивать свидетелей и подсудимого.
Несмотря на то, что подсудимый на момент ареста был сотрудником милиции, я вообще не считаю МВД Украины причастными к этой истории. Никакого отношения официальные лица МВД Украины и других силовых структур к этому делу не имеют. Здесь совпало, что он милиционер, но на его месте мог быть любой другой человек.
– А кого вы обвиняете?
– Не я обвиняю, а следствие. СМС переписка подсудимого и его переговоры по скайпу указывают, что заказчиком преступления является Виталий Кличко, с которым у меня с 20 января 2014 года возникли личные неприязненные отношения.
Тогда я ему сказал в лицо, чтобы он на листок записал мою фамилию и время, и запомнил этот день, когда и кто ему первым сообщил, что он никогда не будет президентом страны.
В тот момент у него был наивысший рейтинг, и про Порошенко никто даже не думал. Суть конфликта была в этом. Чисто по-человечески я его понимаю, что он решил мне как-то отомстить.
– Согласитесь, что эта история дурно пахнет, и в Украине вас не поймут, потому что это выглядит как провокация российских спецслужб.
– Я думал об этом много. Но я же не могу остановить российский суд. У меня есть процессуальный статус – потерпевший. Я осознаю, что в эту историю, на этом этапе поверить тяжело.
На протяжении всех последних месяцев люди Кличко поддерживали со мной связь. Виталий предлагал договоренность. После приговора суда я озвучу также, с кем по этому поводу говорил президент Порошенко.
Виталий выходил со мной на переговоры.
Об этой истории с похищением я узнал только после ареста Спасских в аэропорту Шереметьево. Поэтому, кстати, дело рассматривает Химкинский суд. Я вообще не знал, что у кого есть такие планы – привезти меня тайно в Украину и подвергнуть там своему трибуналу.
Моя позиция такая – если суд признает виновным Спасских, то прошу не назначать ему наказание, связанное с лишением свободы. Что касается заказчика. Я не испытываю к нему никаких негативных чувств. Раз он это сделал, то пусть с этим живет. Российский суд все равно не сможет ему вынести приговор.
– Но вам не кажется, что вы льете воду на мельницу врагов вашей родины? Россия объявлена агрессором. Вы живете в Москве и отсюда критикуете власть Украины.
– Украинская власть прикрывается войной и уничтожает своих политических противников, оппозицию и также прикрывает этим отсутствие реформ.
– А что вы думаете по поводу так называемой «Новороссии» и «ДНР/ЛНР». Вы же родом из Луганска?
– Я не знаю никакой «Новороссии». Я гражданин Украины и признаю только Украину.
– Сейчас много говорят о том, что Россия не будет вести открытые боевые действия против Украины, а начнет раскалывать страну изнутри, спонсируя пятую колонну и так далее. Как вы докажете, что не являетесь этой самой пятой колонной?
– Кому я должен доказывать?
– Украинцам.
– Я не должен никому ничего доказывать. Нет ни одного факта, нет ни одного моего помощника или партнера, который участвовал бы в каких-то антиукраинских акциях. Я критикую власть и делаю это только в правовой сфере.
– Неужели у вас не ощущения как минимум моральной ответственности за все то, что произошло в Украине при Януковиче?
– Я понимаю. Я согласен, что сам факт нахождения во власти накладывает на меня всю нагрузку, всю полноту политической ответственности, хотя я не причастен к конкретным нарушениям закона и ограблению бюджета. Это груз политической и моральной ответственности. Те неудобства, которые я сейчас в жизни испытываю, они являются логичными. Я признаю это.
– По чему вы больше всего скучаете из своей прошлой жизни?
– По Киеву скучаю. Не могу привыкнуть к Москве.
Павел Шеремет, УП
Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/02/3/7057289/Павел Шеремет.
В Химкинском суде Подмосковья начался странный судебный процесс, главные действующие лица в котором – граждане Украины. Потерпевший – бывший заместитель главы администрации Виктора Януковича, его главный юрист Андрей Портнов. Обвиняемый – Юрий Спасских, который на момент задержания являлся одним из руководителей киевской милиции.
Как утверждает Следственный комитет России, в апреле прошлого года в Москве Юрий Спасских планировал похитить Портнова и вывезти его в Украину. Спасских был арестован 2 апреля 2014 года в аэропорту Шереметьево при передаче денег потенциальным исполнителям похищения. Заказчик похищения, по версии российских следователей, нынешний мэр Киева Виталий Кличко.
На первом судебном заседании Спасских признал свою вину. Давал показания на суде и Андрей Портнов. Следующее заседание должно состояться 11 февраля.
«Украинская правда» разыскала в российской столице Андрея Портнова. Сделать это было не трудно. 22 февраля прошлого года он бежал из Украины после победы Майдана. Но в Москве Портнов особо не скрывается. Он постоянно судится с украинскими властями, активно выступает в Фейсбуке с критикой нынешней власти и грозится скоро вернуться домой.
Андрей Портнов хоть и живет в Москве уже почти год, в городе особо не ориентируется, передвигается исключительно при помощи навигатора. Машину водит сам.
Ходит без охраны, одет неброско, сразу и не скажешь, что перед тобой – когда-то один из самых влиятельных юристов Украины. Портнов утверждает, что у него нет недвижимости в российской столице, сейчас он с семьей живет на съемной квартире.
Мы встречались в обычном ресторане. Разговаривали долго. Портнов рассчитывался за кофе карточкой украинского Приватбанка. Продемонстрировал – его активы и счета в Украине не арестованы.
Адвокат взвешивает каждое слово, он сильно напряжен и напоминает шахматиста, который вынужден играть сразу на нескольких досках. Любое неосторожное заявление может принести ему новые проблемы, как на родине, так и в России.
Очевидно, что его сильно угнетает жизнь политэмигранта. Он явно хочет вернуться домой, на это сейчас направлена вся его энергия.
Из ответов понятна стратегия защиты Портнова – он ни при чем, власть воровала, разгоняла майдан, а он наблюдал, не увольнялся, потому что хотел как-то изменить ситуацию изнутри. Однако все это не снимает ответственности с «простых исполнителей» – благодаря таким как он, крутились шестеренки машины режима Януковича.
Еще этот разговор -– подтверждение неспособности или нежелания Генпрокуратуры подтвердить делами свои громкие заявления в отношении представителей режима Януковича.
– Расскажите, где вы живете и чем сейчас занимаетесь.
– Я занимаюсь адвокатской деятельностью и в Москве, и в Киеве. В Киеве у меня есть адвокатская контора, я еще возглавляю Институт правовых реформ, который занимается политическими вопросами, консультациями, законодательством.
В Москве я зарегистрировал юридическую компанию «АП групп», которая обслуживает украинских бизнесменов в России и российских бизнесменов в Украине. Я занимаюсь бизнесом, и почти год не имею никакого отношения к государственной службе.
– Обслуживаете бизнес Клюева и Арбузова в России?
– Меня ничего не связывало с ними в Киеве. С какой стати меня должно что-то связать с ними здесь, в Москве?
– Общая беда, воспоминания о прошлом…
– Я не хочу жить прошлым. В прошлом много чего произошло, в том числе и потому, что они возглавляли экономический блок и не могли иногда определить, где собственный карман, а где государственный.
Я хочу напомнить, что во время моей работы в президентской администрации даже оппозиционные СМИ меня никогда не связывали ни с одной из команд в окружении президента. Я работал сам по себе, у меня был один руководитель – президент, и я непосредственно подчинялся ему. Президент даже не любил, когда я ходил к главе администрации, и он прямо мне об этом говорил много раз. Я не искал себе связей и контактов.
Неразборчивость некоторых бывших руководителей в экономических вопросах – это одна из причин, почему я, например, оказался в политической эмиграции. Поэтому я с ними не контактировал там, не собираюсь с ними контактировать здесь.
– Вы общаетесь в Москве с Виктором Януковичем?
– С бывшим президентом я виделся последний раз в феврале 2014 года в Харькове. С тех пор мы не контактировали. Потому что не хочу. Нас ничего не связывает с ним. Я работал юристом, и он был моим руководителем. У нас нет общих интересов в личной или деловой жизни.
У меня есть много вопросов к нему, но я не вижу смысла и не считаю целесообразным встречаться. Но высказываться о бывшем президенте я считаю неэтичным. Я никогда не высказывался публично ни об одном из своих руководителей.
– Вы вообще ни с кем из бывших руководителей страны не общаетесь в Москве?
– Несколько раз видел министров бывшего правительства. Не тех, кого вы упоминали, но не буду называть без их разрешения имен. У меня новая жизнь.
50% своего времени я трачу на собственную защиту в международных и украинских судах. Вторую половину времени я трачу на коммуникацию с украинскими политиками, экономистами, юристами. Я много пишу статей…
– А по каким документам вы живете сейчас в России? У вас российский паспорт?
– У меня никогда не было и нет российского гражданства. Я не обращался за российским гражданством. 25 мая 2014 года ФМС России выдала мне разрешение на временное проживание сроком на 3 года. Это не вид на жительство, это не статус беженца, это разрешение на временное проживание, которое дает и право на работу.
– На какие же деньги вы живете, если уезжали из Киева, как вы сами рассказывали, только с документами даже без личных вещей?
– На моем депозитном счету в Приватбанке было почти 600 тысяч долларов. Я их перевел на кредитную карту и пользуюсь ими. Вопреки многочисленным заявлениям украинской Генеральной прокуратуры, эти средства не арестованы и не заблокированы. Они давно были задекларированы. И сейчас я зарабатываю деньги, бизнес развивается.
– Странная ситуация, в общественном сознании вы являетесь членом «преступной группы Виктора Януковича» и так далее, но ваши компании в Киеве работают, счета не арестованы…
– Ни один мой счет нигде не арестован. В Европе у меня счета никто не арестовывал, потому что у меня их там никогда не было, ни в одной стране мира.
Генеральная прокуратура заявила, что я осуществил незаконное обогащение и 5 марта Евросоюз ввел против меня санкции. Я подал в суд на Генеральную прокуратуру Украины, чтобы прокуроры пояснили, в чем заключается мое незаконное обогащение. Оказалось, что я осуществил хищение собственной зарплаты в университете, где читал лекции. Других обвинений против меня в Евросоюз не предоставлено.
В Украине после каждого громкого заявления генеральной прокуратуры я подаю в суд и требую опровержения. На своем сайте я выкладываю все решения суда и ответы генеральной прокуратуры. Я подаю в суд, потому что публичность – единственная возможность показать, что Генеральная прокуратура распространяет обо мне заведомо недостоверную информацию. После 11 месяцев расследования мне предъявлено одно-единственное подозрение – это лекции. Что мне инкриминируют?
Первое, что я якобы работал в двух университетах, потому что был заместителем главы администрации и осуществлял давление на университеты. Только в обоих случая я работал там задолго до перехода в администрацию президента.
Второе, что я нарушил умышленно инструкцию Министерства труда от 1993 года о том, что нельзя работать по совместительству больше 240 часов в год, и разницу от переработки я в виде зарплаты присвоил себе. Разница, по мнению, прокуратуры, за 4 года составила 4 тысячи евро. Именно это обвинение направили в ЕС и на его основании против меня применили европейские санкции.
Я не получал зарплату, а оставлял ее на нужды кафедры. За 4 года преподаватели так ничего не потратили из этих денег, кроме 800 гривен. Счет был в Правэкс банке, банк дал официальный ответ и распечатку.
Именно по этому делу я объявлен в розыск на территории Украины, один из немногих – без санкции суда. Правила Интерпола запрещают объявлять в розыск без санкции суда, поэтому я могу свободно перемещаться по миру и в ближайшее время намерен поехать в Европу.
– Но в свое время Луценко примерно по такой же статье посадили…
– Не хочу даже спорить с вами по этому поводу. У нас примерно одинаковые истории.
– Рассказывают люди в Киеве о том, что вы с Кернесом еще 20 февраля 2014 года рассматривали планы вооруженного разгона Майдана. Это правда?
– Абсолютная чушь. Кто такой я на тот момент? Мне подчинялись управления помилования граждан, управление, связанное с экспертизой законопроектов на правоохранительную тему – управление реформирования правоохранительных органов, управление судоустройства. Каким образом я должен был принимать участие в разгоне Майдана? Кому я мог дать приказ – министру внутренних дел? Это какой-то стереотип, который взялся, наверное, из наших брифингов.
– Если вы так чисты перед украинским государством, как вы говорите, почему вы бежали из страны и прячетесь в России? Ваш начальник Левочкин остался в Киеве и процветает…
– Я был членом рабочей группы по урегулированию политического кризиса. Со стороны оппозиции было 3 лидера партий. Со стороны власти были министр юстиции, я и президент. Зачем я вошел в эту группу, честно говоря, я даже сейчас толком не поясню. Это, конечно же, была моя большая ошибка.
Именно нам выпала роль быть лицом Антимайдана, именно мы озвучивали тезисы против Майдана.
– Кто настоял на том, чтобы вы вошли в эту группу, а не, например, Захарченко с Клюевым?
– Не знаю. Президент сказал, я вошел. Когда ты несколько лет работаешь на государственной службе, ты не задаешь лишних вопросов. Может быть, он считал, что мы лучше говорим. Да, это была наша ошибка с министром юстиции. Мы стали ассоциироваться с борьбой против Майдана. Из-за этого активисты нас ненавидели, нам угрожали, в социальных сетях размещали информацию о детях. Появился блокпост у квартиры.
– То есть вы уехали из-за угрозы безопасности?
– Когда стало понятно, что власть пала, поехать было особо некуда. Я поехал в пятницу 21 февраля в Харьков.
– А почему – Харьков, а не в Днепропетровск?
– Я поехал в Харьков, потому что я тесно общался с Кернесом и Добкиным. Я поехал туда, потому что там было спокойно. В Харькове я узнал про прилет президента и съезд, я тогда принял решение ехать дальше – в Россию.
– Почему в Россию?
– Ну а куда? Россия близко, языкового и ментального барьера нет.
– Звучала в Харькове идея на съезде отделения Восточной Украины? Кернес с Добкиным не предлагали что-то подобное?
– Кернес и Добкин, наоборот, убеждали президента Януковича не ходить на съезд. И я не собирался идти ни на какие съезды.
– Вы поддерживаете отношения с бывшими прокурором Ренатом Кузьминым?
– Нет, я видел его год назад, еще в Украине. И не знаю, где он сейчас.
– Когда вы поняли, что Майдан победит и власть потеряна?
– Еще в январе. Мы вместе с Лукаш это поняли. Для меня точкой невозврата стал инцидент, когда казака Гаврилюка сотрудники милиции публично раздели.
– Почему же вы тогда и не ушли в отставку?
– Я считал, что уходить в отставку в тяжелейшей ситуации – для меня проявление слабости. Я был уверен, что надо остаться, потому что очень мало в администрации и окружении президента было думающих людей. Я надеялся влиять на принятие решений изнутри, чтобы не делали еще больших ошибок.
– И поэтому вы выступили автором законом 16 января, которые назвали диктаторскими?
– Я не был автором законов 16 января. Я был автором только одного – закона о дорожном движении и видеофиксации нарушений.
– Звучит красиво, но этот закон принимали, чтобы бороться с Автомайданом.
– Нет, это вы про другой закон говорите. Мой закон – это тот закон, который сейчас МВД связывает с реформой ГАИ и озвучивает тезисы как раз из нашего закона. Я в ответ немного их троллю, мол, не надо принимать ваш закон, ведь он «от 16 января».
В базовом законе от 16 января очень много глупостей – привлечение за клевету, колонны по 5 автомобилей и так далее. Но похожий законопроект был зарегистрирован в парламенте еще за пару лет до Майдана – практически 80% его содержания было аналогичным с законом, принятым 16 января.
– Вы имеете в виду, что Вадим Колесниченко является автором этого закона? Но без вашего мнения вряд ли бы депутаты-регионалы решились голосовать за эти законы.
– Не надо перекладывать ответственность за принятые законы с депутатов Верховной рады только на юристов администрации президента. Те законы – это была политическая воля всех органов власти.
По данному делу были допрошены абсолютно все сотрудники 4-х подразделений юридической службы администрации президента. Проводились обыски, изымались компьютеры и бумаги в поисках следов подготовки этих законов. Ничего не нашли!
Допросили народных депутатов, членов секретариата. За год органы следствия ни одному из моих подчиненных не предъявили претензий, не нашли никаких заметок, черновиков или других следов подготовки законов от 16 января.
Да, многое в тех законах было несвоевременным, но на 70% они списаны с европейских норм. Сейчас украинская власть, например, жизненно заинтересована в том, чтобы запретить носить маски и балаклавы. Надо идентифицировать преступников, и тех, кто угрожает украинской государственности, но власть не может это сделать, потому что получит обвинения в возвращении диктаторских законов.
– Президент Янукович кого больше слушал в тот момент – вас или Захарченко?
– Президент слушал себя. Если бы он слушал кого-то, может быть мы были бы нормальной оппозицией в Украине. Это, кстати, и ответ на ваш предыдущий вопрос – почему мы не встречаемся.
– Янукович обвинил Левочкина в разгоне студенческого Майдана, из-за чего началась революция. Что вы знаете по этому поводу?
– Сергей Левочкин никакого отношения к этой истории не имеет. Не буду называть сейчас фамилии, но мудрый читатель все поймет.
Майдан 30 ноября – это совокупность нескольких линий: высшей формы глупости руководства и большого самомнения некоторых функционеров СНБО. Все, что касалось Майдана, взял на себя СНБО – проявил такую инициативу.
– Клюев его тогда возглавлял…
– Я не буду называть фамилий, все и так ясно. СНБО самостоятельно взял на себя функцию решения вопроса Майдана. 30 ноября один из функционеров СНБО дал распоряжение разогнать Майдан. И был пойман генеральной прокуратурой Украины, которая точно установила, кто это сделал.
Президент публично заявил, что уже есть три человека и скоро правоохранительная система отреагирует. Обществу дали сигнал. Генеральная прокуратура соответствующие процессуальные акты предъявила подозреваемым лицам. И надо было их строго наказать. Но что произошло дальше?
Органам прокуратуры пришлось съесть сообщение о подозрении. Они до суда не доехали. А почему так произошло? Потому что функционеры парламентской фракции Партии регионов заявили президенту, что фракция развалится, что из партии выйдет какое-то количество депутатов. Вот и все. И дальше пошел необратимый процесс.
– Вы заявили, что в ближайшее время намерены вернуться в Украину. Вы получили гарантии безопасности?
– Мне теоритически никто не может давать никаких гарантий. Мои высказывания в адрес президента Украины и генерального прокурора остро оппозиционны.
И мне ничьи гарантии не нужны – приеду и не буду никого предупреждать.
– Вас арестуют.
– За что?
– Как врага или как преступника.
– Какого врага? По мне даже мера пресечения не принята. Есть такая статья – враг? Если ко мне нет претензий, кроме чтения лекций, то за это нельзя выбрать меру пресечения в виде ареста.
– Это, кстати, вы такой УПК написали, что преступников суды не арестовывают, а отпускают под залог.
– Освобождение до суда – это ключевая европейская практика. До приговора суда не понятно, виновен человек или нет, и если это не насильственное преступление, то его не надо держать в тюрьме до суда. Именно поэтому из 38 тысяч людей 19 тысяч сразу же вышли на свободу, как только УПК вступил в силу.
– Да, но Тимошенко сидела в СИЗО до решения суда.
– Это происходило до принятия нового кодекса.
– Хотите рискнуть?
– Я не вижу себя ни в каком другом месте, кроме своей родной страны. И пока я туда не еду исключительно из-за вопросов безопасности.
– Вы боитесь, что вас там убьют?
– Химкинский суд же не просто так начал рассмотрение дела о подготовке моего похищения в России.
– Все уже забыли об этой истории, об аресте киевского милиционера в Москве, который якобы собирался вас похитить. Мне казалось, что это все в прошлом. Почему эта история сейчас вновь всплыла?
– Юрия Спасских арестовали в Москве 2 апреля. Потом шло следствие, только в декабре 2014 года дело передали в суд. Суд назначил первое заседание по сути на 21 января, но из СИЗО не привезли подсудимого. Второе заседание прошло 28 января. Я участвую в процессе в статусе потерпевшего.
На вопрос – Кем вы являлись на момент ареста? – Спасских ответил, что был заместителем начальника управления общественной безопасности главного управления внутренних дел в Киеве. Он в полном объеме признал свою вину.
Меня суд допросил как потерпевшего. На следующем заседании 11 февраля должны допрашивать свидетелей и подсудимого.
Несмотря на то, что подсудимый на момент ареста был сотрудником милиции, я вообще не считаю МВД Украины причастными к этой истории. Никакого отношения официальные лица МВД Украины и других силовых структур к этому делу не имеют. Здесь совпало, что он милиционер, но на его месте мог быть любой другой человек.
– А кого вы обвиняете?
– Не я обвиняю, а следствие. СМС переписка подсудимого и его переговоры по скайпу указывают, что заказчиком преступления является Виталий Кличко, с которым у меня с 20 января 2014 года возникли личные неприязненные отношения.
Тогда я ему сказал в лицо, чтобы он на листок записал мою фамилию и время, и запомнил этот день, когда и кто ему первым сообщил, что он никогда не будет президентом страны.
В тот момент у него был наивысший рейтинг, и про Порошенко никто даже не думал. Суть конфликта была в этом. Чисто по-человечески я его понимаю, что он решил мне как-то отомстить.
– Согласитесь, что эта история дурно пахнет, и в Украине вас не поймут, потому что это выглядит как провокация российских спецслужб.
– Я думал об этом много. Но я же не могу остановить российский суд. У меня есть процессуальный статус – потерпевший. Я осознаю, что в эту историю, на этом этапе поверить тяжело.
На протяжении всех последних месяцев люди Кличко поддерживали со мной связь. Виталий предлагал договоренность. После приговора суда я озвучу также, с кем по этому поводу говорил президент Порошенко.
Виталий выходил со мной на переговоры.
Об этой истории с похищением я узнал только после ареста Спасских в аэропорту Шереметьево. Поэтому, кстати, дело рассматривает Химкинский суд. Я вообще не знал, что у кого есть такие планы – привезти меня тайно в Украину и подвергнуть там своему трибуналу.
Моя позиция такая – если суд признает виновным Спасских, то прошу не назначать ему наказание, связанное с лишением свободы. Что касается заказчика. Я не испытываю к нему никаких негативных чувств. Раз он это сделал, то пусть с этим живет. Российский суд все равно не сможет ему вынести приговор.
– Но вам не кажется, что вы льете воду на мельницу врагов вашей родины? Россия объявлена агрессором. Вы живете в Москве и отсюда критикуете власть Украины.
– Украинская власть прикрывается войной и уничтожает своих политических противников, оппозицию и также прикрывает этим отсутствие реформ.
– А что вы думаете по поводу так называемой «Новороссии» и «ДНР/ЛНР». Вы же родом из Луганска?
– Я не знаю никакой «Новороссии». Я гражданин Украины и признаю только Украину.
– Сейчас много говорят о том, что Россия не будет вести открытые боевые действия против Украины, а начнет раскалывать страну изнутри, спонсируя пятую колонну и так далее. Как вы докажете, что не являетесь этой самой пятой колонной?
– Кому я должен доказывать?
– Украинцам.
– Я не должен никому ничего доказывать. Нет ни одного факта, нет ни одного моего помощника или партнера, который участвовал бы в каких-то антиукраинских акциях. Я критикую власть и делаю это только в правовой сфере.
– Неужели у вас не ощущения как минимум моральной ответственности за все то, что произошло в Украине при Януковиче?
– Я понимаю. Я согласен, что сам факт нахождения во власти накладывает на меня всю нагрузку, всю полноту политической ответственности, хотя я не причастен к конкретным нарушениям закона и ограблению бюджета. Это груз политической и моральной ответственности. Те неудобства, которые я сейчас в жизни испытываю, они являются логичными. Я признаю это.
– По чему вы больше всего скучаете из своей прошлой жизни?
– По Киеву скучаю. Не могу привыкнуть к Москве.
Павел Шеремет, УП
Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/02/3/7057289/