Скандал на Андреевском узвозе, или Как сделать Киев архитектурной МеккойСкандал на Андреевском узвозе, или Как сделать Киев архитектурной Меккой

Юрий Романенко

С тяжким сердцем все-таки скажу пару слов о театре на Андреевском узвозе, который заполонил блогосферу как когда-то Надя Савченко или удивленные глаза брата Добкина в Верховной Раде.

Я не участвовал в дискуссии по Андреевскому узвозу, но общественность в личке спрашивает, что я, как медийное животное, думаю на сей счет. Поскольку я слабо разбираюсь в архитектуре, если вообще разбираюсь, потому буду в своих грустных размышлениях исходить из логики.

Логика подсказывает следующее. В принципе, архитектура в Киеве, как и вся страна, развивается в стиле архоабсурда. Потому невозможно понять, исходя из каких интересов, кроме бабла, в Киеве возводятся различные здания,чья стилистика отвечает эпическим видениям героев известного фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Таких зданий все больше и больше, потому , очевидно, если неизбежное нельзя остановить, то его нужно возглавить.

Для этого нужно позиционировать Киев как столицу архоабсурда и везде это раскручивать.

Лозунг для продвижения простой — «здесь много всякой х*йни» или «город всякой х*йни» Пусть со всего мира сюда едут архитекторы, да и просто туристы, чтобы падать в обморок от обилия всякого бреда, застывшего в различных архитектурных формах.

Вижу толпы японцев, которые бредут по центру и лопочут что-то типа : «Смотри какая херь! Как они вообще додумались до этого!». Или представим диалог в Лондоне:

— Что будешь делать на выходных?
— Лечу в Киев на х*йню смотреть! Поедешь?

Вот так мы элегантно превращаем наши недостатки в наши достоинства. Единственное, что нужно — изменить фокус обзора на самих себя. И как только мы принимаем бред как наш мейнстрим, то сразу исчезает смысл ломать копья вокруг таких мелочей, как здание театра-крематория на Андреевском узвозе. В принципе, логично там разместить маленький крематорий, тогда будет гармоничное сочетание абсурдного. Ведь, где еще в мире можно будет найти такое сочетание стиля и вкуса. Уверен, что толпы туристов хлынут посмотреть на такое чудо со всего мира.

В такой конструкции все сразу становится логичным: и недостроенный мост через Днепр, и вавилонские пирамиды на окружной, и нависающий уродливый силуэт над Липками, который кажется вот-вот навернятся из-за налепленной сверху какой-то х*йни ( я думаю, что судьбу башни в Пизе он не повторит и действительно навернется), логично и Грушевского 9а, и прочие архитектурные шедевры, которые в рамках архоабсурда как раз можно позиционировать таковыми.

— Сэр, вы бездарь
— Нет, сэр, я гений архоабсурда.

Раз мы такие, то мы должны твердо придерживаться избранной линии и максимально извлекать из нее выгоды. Есть и живой пример — Михайло Михайлович Поплавский. Чувак реально понял, что можно рубить кучу бабла на медийном архоабсурде и пока наш шоу-бизнес воет, что ему перекрыли доступ на российский рынок, «юный орел» лупає скелю Европы, заключив очень приличный контракт в Польше. Учитесь!

Резюме: Не вижу смысла лить слезы по коровникам на Андреевском узвозе, пусть будут новые вперемежку со старыми. Отсутствие стиля и вкуса должно стать нашим стилем и вкусом. «Чудовищный город полный всякой х*йни, который нужно обязательно посетить» — если такое будет написано в Lonely Planet о Киеве, то можно сказать, что мы вписались в мировой расклад. Если мы не можем воспарить,как Сингапур или, прости Господи, Израиль, то, значит, нужно пробивать дно. Когда вы думаете, что уже знаете, что такое дно, то услышите стук снизу. Он будет настойчивым, очень настойчивым этот стук, и это это будет наш ужасный и прекрасный стук архоабсурда.

ХвыляЮрий Романенко

С тяжким сердцем все-таки скажу пару слов о театре на Андреевском узвозе, который заполонил блогосферу как когда-то Надя Савченко или удивленные глаза брата Добкина в Верховной Раде.

Я не участвовал в дискуссии по Андреевскому узвозу, но общественность в личке спрашивает, что я, как медийное животное, думаю на сей счет. Поскольку я слабо разбираюсь в архитектуре, если вообще разбираюсь, потому буду в своих грустных размышлениях исходить из логики.

Логика подсказывает следующее. В принципе, архитектура в Киеве, как и вся страна, развивается в стиле архоабсурда. Потому невозможно понять, исходя из каких интересов, кроме бабла, в Киеве возводятся различные здания,чья стилистика отвечает эпическим видениям героев известного фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе». Таких зданий все больше и больше, потому , очевидно, если неизбежное нельзя остановить, то его нужно возглавить.

Для этого нужно позиционировать Киев как столицу архоабсурда и везде это раскручивать.

Лозунг для продвижения простой — «здесь много всякой х*йни» или «город всякой х*йни» Пусть со всего мира сюда едут архитекторы, да и просто туристы, чтобы падать в обморок от обилия всякого бреда, застывшего в различных архитектурных формах.

Вижу толпы японцев, которые бредут по центру и лопочут что-то типа : «Смотри какая херь! Как они вообще додумались до этого!». Или представим диалог в Лондоне:

— Что будешь делать на выходных?
— Лечу в Киев на х*йню смотреть! Поедешь?

Вот так мы элегантно превращаем наши недостатки в наши достоинства. Единственное, что нужно — изменить фокус обзора на самих себя. И как только мы принимаем бред как наш мейнстрим, то сразу исчезает смысл ломать копья вокруг таких мелочей, как здание театра-крематория на Андреевском узвозе. В принципе, логично там разместить маленький крематорий, тогда будет гармоничное сочетание абсурдного. Ведь, где еще в мире можно будет найти такое сочетание стиля и вкуса. Уверен, что толпы туристов хлынут посмотреть на такое чудо со всего мира.

В такой конструкции все сразу становится логичным: и недостроенный мост через Днепр, и вавилонские пирамиды на окружной, и нависающий уродливый силуэт над Липками, который кажется вот-вот навернятся из-за налепленной сверху какой-то х*йни ( я думаю, что судьбу башни в Пизе он не повторит и действительно навернется), логично и Грушевского 9а, и прочие архитектурные шедевры, которые в рамках архоабсурда как раз можно позиционировать таковыми.

— Сэр, вы бездарь
— Нет, сэр, я гений архоабсурда.

Раз мы такие, то мы должны твердо придерживаться избранной линии и максимально извлекать из нее выгоды. Есть и живой пример — Михайло Михайлович Поплавский. Чувак реально понял, что можно рубить кучу бабла на медийном архоабсурде и пока наш шоу-бизнес воет, что ему перекрыли доступ на российский рынок, «юный орел» лупає скелю Европы, заключив очень приличный контракт в Польше. Учитесь!

Резюме: Не вижу смысла лить слезы по коровникам на Андреевском узвозе, пусть будут новые вперемежку со старыми. Отсутствие стиля и вкуса должно стать нашим стилем и вкусом. «Чудовищный город полный всякой х*йни, который нужно обязательно посетить» — если такое будет написано в Lonely Planet о Киеве, то можно сказать, что мы вписались в мировой расклад. Если мы не можем воспарить,как Сингапур или, прости Господи, Израиль, то, значит, нужно пробивать дно. Когда вы думаете, что уже знаете, что такое дно, то услышите стук снизу. Он будет настойчивым, очень настойчивым этот стук, и это это будет наш ужасный и прекрасный стук архоабсурда.

Хвыля

Стрельба в ресторане с прокурорской «крышей»Стрельба в ресторане с прокурорской «крышей»

Вечером 3 ноября 2016 года в одном из наиболее элитных ресторанов Печерского района Киева под названием «Пастернак» произошла стрельба. Первым об инциденте утром следующего дня сообщил ресурс dtp.kiev, на Fb-странице которого было обнародовано сообщение о том, что мужчина открыл стрельбу по сотрудникам увеселительного заведения.

В то же время, как рассказал собеседник «Прокурорской правды» в ГПУ, конфликт в «Пастернаке» имеет «прокурорскую подоплеку» и связан с продолжающимися уже два года выяснениями отношений между рестораном и жильцами дома №20а по улице Драгомирова. «Пастернак» находится на первом этаже элитного жилого комплекса «Новопечерские липки», где обзавелись квартирами многие VIP-ы, например, в соседней секции живет премьер-министр Владимир Гройсман. «Заряженные» жильцы неоднократно жаловались в полицию на шум, который в вечернее время продуцирует ресторан и его гости», — отметил он.

По словам собеседника, в полиции принимали жалобы от жильцов, но в частных разговорах поясняли, что не смогут помочь решить вопрос, поскольку владельцем «Пастернака» является жена одного из сотрудников ГПУ. С помощью такой «мазы» заведение успешно игнорировало многочисленные предписания контролирующих органов.

«Вчера около 21:00 в ресторане как обычно играла громкая музыка, было очень шумно. Через 15 минут все стихло — на пороге «Пастернака» появился владелец одной из квартир в «Новопечерских липках», который выстрелил из ружья 4 раза в пол, потребовав соблюдения тишины. Две резиновые пули срикошетили, в результате чего ранения получили два сотрудника ресторана», — рассказал источник в ГПУ. После этого мужчина, который является владельцем всех квартир на 4 этаже ЖК «Новопечерские липки», удалился. «Это было не нападение, разборки на бытовой почве», — добавил собеседник.

Добавим, что известна некоторая информация о «визитере кавказской внешности», который утихомирил «прокурорский ресторан» накануне. Мужчина ездит на автомобиле марки Land Rover в сопровождении бронированного Mercedes-Benz охраны. Имя собственницы «Пастернака» на данный момент неизвестно, единственная «примета» — женщина является супругой прокурорского сотрудника, обеспечивавшего заведению «крышу».

Отметим, что информацию собеседника «Прокурорской правды» подтверждает один из жильцов дома, в котором находится ресторан. В комментарии изданию «Страна» он рассказал что стоит за инцидентом 3 ноября.

«На ресторан все время поступали жалобы от жильцов из-за плохой шумоизоляции. Музыка, которая играет в ресторане по ночам, слышна аж на 7 этаже! Мы регулярно вызывали полицию после 22:00 с требованием, чтобы ресторан прекратил нарушать закон о тишине. Но этот ресторан принадлежит прокурорским людям – там все время сидят и выпивают прокуроры. Так что управы на них не найти», — цитирует издание собственника квартиры в «Новопечерских липках».

По его словам, квартиры в 9-этажном клубном доме (на первом этаже которого находится «Пастернак») недешевые – изначально продавались по цене 3,5 тысячи долларов за квадратный метр «на этапе котлована в 2013 году». Поэтому жителей до глубины души возмущала ситуация, что они за такие деньги вынуждены терпеть шум от ресторана.

Жилец «Новопечерских липок» утверждает, что стрелял в ресторане мужчина, который выкупил в этом доме целый блок. «Мужчина, который стрелял, живет на 4 этаже. И у него маленький 6-месячный ребенок заболел. В ресторане громко играла музыка, и ребенок не мог заснуть. Вот мужчина и взял оружие и пошел разбираться. У него просто сдали нервы. Стрелял он резиновыми пулями», – объясняет жилец дома.

UPD (дополнено от 14:53)

На сайте dtp.kiev обнародована видеозапись конфликта жителя дома в «Новопечрских липках» с персоналом ресторана «Пастернак». Как следует из сюжета, в момент конфликта мужчина представился как Артем Лукьянов. Журналисты уточняют, что мужчине 31 год.

Прокурорская ПравдаВечером 3 ноября 2016 года в одном из наиболее элитных ресторанов Печерского района Киева под названием «Пастернак» произошла стрельба. Первым об инциденте утром следующего дня сообщил ресурс dtp.kiev, на Fb-странице которого было обнародовано сообщение о том, что мужчина открыл стрельбу по сотрудникам увеселительного заведения.

В то же время, как рассказал собеседник «Прокурорской правды» в ГПУ, конфликт в «Пастернаке» имеет «прокурорскую подоплеку» и связан с продолжающимися уже два года выяснениями отношений между рестораном и жильцами дома №20а по улице Драгомирова. «Пастернак» находится на первом этаже элитного жилого комплекса «Новопечерские липки», где обзавелись квартирами многие VIP-ы, например, в соседней секции живет премьер-министр Владимир Гройсман. «Заряженные» жильцы неоднократно жаловались в полицию на шум, который в вечернее время продуцирует ресторан и его гости», — отметил он.

По словам собеседника, в полиции принимали жалобы от жильцов, но в частных разговорах поясняли, что не смогут помочь решить вопрос, поскольку владельцем «Пастернака» является жена одного из сотрудников ГПУ. С помощью такой «мазы» заведение успешно игнорировало многочисленные предписания контролирующих органов.

«Вчера около 21:00 в ресторане как обычно играла громкая музыка, было очень шумно. Через 15 минут все стихло — на пороге «Пастернака» появился владелец одной из квартир в «Новопечерских липках», который выстрелил из ружья 4 раза в пол, потребовав соблюдения тишины. Две резиновые пули срикошетили, в результате чего ранения получили два сотрудника ресторана», — рассказал источник в ГПУ. После этого мужчина, который является владельцем всех квартир на 4 этаже ЖК «Новопечерские липки», удалился. «Это было не нападение, разборки на бытовой почве», — добавил собеседник.

Добавим, что известна некоторая информация о «визитере кавказской внешности», который утихомирил «прокурорский ресторан» накануне. Мужчина ездит на автомобиле марки Land Rover в сопровождении бронированного Mercedes-Benz охраны. Имя собственницы «Пастернака» на данный момент неизвестно, единственная «примета» — женщина является супругой прокурорского сотрудника, обеспечивавшего заведению «крышу».

Отметим, что информацию собеседника «Прокурорской правды» подтверждает один из жильцов дома, в котором находится ресторан. В комментарии изданию «Страна» он рассказал что стоит за инцидентом 3 ноября.

«На ресторан все время поступали жалобы от жильцов из-за плохой шумоизоляции. Музыка, которая играет в ресторане по ночам, слышна аж на 7 этаже! Мы регулярно вызывали полицию после 22:00 с требованием, чтобы ресторан прекратил нарушать закон о тишине. Но этот ресторан принадлежит прокурорским людям – там все время сидят и выпивают прокуроры. Так что управы на них не найти», — цитирует издание собственника квартиры в «Новопечерских липках».

По его словам, квартиры в 9-этажном клубном доме (на первом этаже которого находится «Пастернак») недешевые – изначально продавались по цене 3,5 тысячи долларов за квадратный метр «на этапе котлована в 2013 году». Поэтому жителей до глубины души возмущала ситуация, что они за такие деньги вынуждены терпеть шум от ресторана.

Жилец «Новопечерских липок» утверждает, что стрелял в ресторане мужчина, который выкупил в этом доме целый блок. «Мужчина, который стрелял, живет на 4 этаже. И у него маленький 6-месячный ребенок заболел. В ресторане громко играла музыка, и ребенок не мог заснуть. Вот мужчина и взял оружие и пошел разбираться. У него просто сдали нервы. Стрелял он резиновыми пулями», – объясняет жилец дома.

UPD (дополнено от 14:53)

На сайте dtp.kiev обнародована видеозапись конфликта жителя дома в «Новопечрских липках» с персоналом ресторана «Пастернак». Как следует из сюжета, в момент конфликта мужчина представился как Артем Лукьянов. Журналисты уточняют, что мужчине 31 год.

Прокурорская Правда

Депутат Киевсовета из «Самопомощи» Балицкая: аферистка и коррупционерДепутат Киевсовета из «Самопомощи» Балицкая: аферистка и коррупционер

Игорь Кот

Начали вскрываться многочисленные факты незаконной деятельность депутата с явными коррупционными признаками

В Киеве депутат городского совета из фракции «Самопомощь» Ольга Балицкая начала откровенно лоббировать интересы застройщиков и всеми способами пытается перекроить градостроительную карту столицы для своей выгоды. Это стало известно после того, как общественные деятели и журналисты обнародовали многочисленные факты коррупционных злоупотреблений и мошенничества со стороны Балицкой.

Темные земельные аферы госпожи Балицкой

Как удалось выяснить в результате журналистских расследований скандальной деятельности Балицкой, оказалось, что под прикрытием борьбы якобы за интересы киевлян ее истинная цель – банальная нажива и получение политических дивидендов в битве за электоральное поле, чтобы, зайдя в провластные кабинеты, просто сесть на финансовые потоки и обирать простых людей с двойной силой, подчеркивается в расследовании скандальных деяний депутата от «Самопомощи» Балицкой.

Как известно из открытых источников, Ольга Балицкая специализируется на операциях с недвижимостью и земельном праве, а сейчас входит в комиссию городского совета по градостроению, архитектуре и земельных отношений. С 2008 г. она работала в юркомпании ООО «ДиЭлЭй Пайпер Украина», которая в свое время юридически проводила скандальную сделку по продаже элитного жилищного комплекса на Печерске в столице «PecherSky». Однако, как сообщают активисты и многие эксперты, этот объект недвижимости был незаконным, а Балицкая отлично знала о незаконности операции по продаже этого комплекса. В частности, территория под жилкомплексом согласно Генплана-2020 была отнесена к общественной застройке, а не жилищной, на земельном участке была построена высотка на 219 квартир. То есть фактически у общины Киева украли земельный участок, на котором был построен незаконно жилкомплекс, и к этому своими ручками была причастна нынешний ярый борец против застройки в столице – депутат из «Самопомощи» Балицкая. Строить там жилье по закону нельзя было – помимо всего прочего эта территория была еще и зеленой зоной, которая находилась в границах санитарной линии.

Также вскрылось, что компания-застройщик, которой в прошлом оказывала содействие Балицкая («Интегра-холдинг») должна была заплатить бюджету Киеву около 7 млн грн за такой объект. Но эти деньги при содействии Балицкой так до городской казны и киевлян так и не дошли.

Кроме того, стало известно о еще одном скандальном строительном объекте в Киеве, к которому была причастна компания Балицкой «ДиЭлЭй Пайпер Украина». Речь идет о скандальном затяжном строительстве на территории бывшего ЗАГСа в Шевченковском районе столицы.

По Генплану-2020 эта территория – зеленая зона общего пользования. И по закону никакой жилой застройки там быть не должно. Не исключено, что за сделкой по продаже этого объекта тоже стояла именно Балицкая, которая советовала там покупать помещения в строящемся фешенебельном отеле. То есть ради тотальной застройки «бермудского треугольника», как называют местность возле ЗАГСа, при содействии Балицкой у киевлян «отжали» и эту зону отдыха с местом для прогулок с детьми. При этом территория, которую планируется застроить возле ЗАГСа, находится поблизости устья реки Лыбидь, то есть строительство в этой зоне опасно с точки зрения безопасности для объектов недвижимости и жителей столицы. Фактически, вложение в отель премиум класса – рискованное вложение средств во всех отношениях, отмечают эксперты.

То есть получается, что депутаты от «Самопомощи» в Киеве, в частности Балицкая, которая начала войну с так называемыми «проблемными стройками» в Киеве, сами замешаны в ряде строительных и земельных афер, и погрязли в махровой коррупции.

По информации из открытых источников известно, что у Балицкой – юридическое образование. В своей официальной биографии депутат указала, что является уроженкой Киева. А в декларациях за 2014 и 2015 гг. она написала, что ее официальный доход составлял всего 11 тыс. 180 грн и 6933 грн соответственно. Но у членов ее семьи в финансовой отчетности были указаны доходы аж на 2 млн 815 тыс. грн (2014 г.) и почти 600 тыс. грн (2015 г.). На Балицкую в ее декларации были записаны земельные участки площадью 1453 кв. м и 744 кв. м., а также квартиры площадью 149,8 кв.м и 100,7 кв.м, а в графе «другая недвижимость» указан объект в 18 кв.м. На членов семьи в декларации за 2014 г. депутат написала земучастки на 1233 кв. м., 1747 кв.м. и 974 кв. м; квартиру на 149,8 кв.м. и гараж на 18 кв.м. На ее счету в банке – десятки тысяч гривен. То есть коррупционный конфликт интересов в деятельности Балицкой прослеживается невооруженным взглядом. Земельная латифундистка решила поджать под себя всю строительную сферу Киева, блокируя сейчас все решения на земельной комиссии Киевсовета и реанимирует старые земельные аферы в Киеве, ряд проблемных строек, тем самым только усугубляя ситуацию.

Возникает вполне логичный вопрос — каким именно образом Балицкой удалось в свои тридцать с лишним лет добиться такого финансового успеха? Об этом остается только догадываться, и данными фактами должны пристально заняться детективы НАБУ с сотрудниками Генпрокуратуры.

Но ее такая бурная активность на ниве строительной сферы Киева сеет очень серьезные сомнения – сколько ей платят за такую «работу» по разрушению градостроительства столицы и брутальный передел рынка недвижимости?! Киевляне, как известно, интересами которых она сейчас прикрывается, ей такие полномочия не давали. Более того, представители киевской общины возмущаются, что Балицкая и «Самопомощь» практически вводят горожан в заблуждение: якобы борясь с проблемными застройками, они кулуарно занимаются решением своих собственных вопросов, а интересы простых киевлян – разменная монета в руках новоявленных политиков-грантоедов и коррупционеров.

Например, стало известно, что Балицкая в нерабочее время проводит тайные встречи в ресторанах Киева с одиозными олигархами и скандальными политиками. По словам очевидцев, после таких встреч Балицкая начинает лоббировать интересы определенных бизнес-кругов по отжатию бизнеса в столице у честных предпринимателей, которые платят миллионы в городской бюджет. Так кому она служит?

Тайным покровителям или интересам киевлян? Может как раз на таких встречах и решаются финансовые вопросы Балицкой, которая, судя по официальной декларации, живет на широкую ногу. Поговаривают, что Балицкая – любовница кого-то из влиятельных предпринимателей, поэтому думает, что ей позволено все. Но в Украине после Майдана такое не проходит! Есть закон и правоохранители. Поэтому Балицкая за свою незаконную деятельность может легко поменять кресло депутата на место за решеткой.

В Киеве ряд общественных организаций и деятелей начали возмущаться позицией фракции «Самопомощи» и ее депутата Балицкой. По заявлениям общественников, «Киевводоканал» и «Киевэнерго» перешли в руки частников, к процессу передачи столичных активов в руки частных структур тоже якобы может быть причастна г-жа Балицкая. Ее сопричастность привела к тому, что Киев и городская община потеряли контроль над этими коммунальными предприятиями, в результате чего тарифы на ряд коммунальных услуг постоянно растет, а качество их только ухудшается. Балицкая же в вопросе возвращения активов в коммунальную собственности никак себя не проявляет – конечно, ее и так все устраивает, жизнь депутата после выборов наладилась.

Но сейчас начинают всплывать подробности приватизации этих КП и поднимается вопрос возвращения данных предприятий в общину города. А депутатская пассивность – это уже преступная халатность, которая наказывается Уголовным кодексом.

Ходят слухи, что именно из-за того, что Балицкая является лоббисткой скандальных застройщиков и купленной, ее и взяли в списки «Самопомощи», профинансировав ее предвыборную кампанию. Также люди, которые когда-либо работали с ней, подтверждают, что Балицкая – беспринципная, зазвездилась, с диктаторскими замашками, жесткая, любит выгоду, деньги, и не остановится ни перед чем для достижения своей цели.

В этой связи общественные организации готовятся обращаться к центральной и городской власти, а также правоохранительные органы с требованием как можно быстрее остановить коррупционерку Балицкую и ее сообщников.

В случае, если требования активистов не будут учтены, общественники обещают бессрочные акции протеста и подтвержденные публичные разоблачения аферистки из «Самопомощи».

Более того, общественные деятели готовы обнародовать новые вскрывшиеся факты незаконной коррупционной деятельности депутата Балицкой и передать все материалы в НАБУ и ГПУ…

Продолжение следует…

Игорь Кот, для «ОРД»

ОРДИгорь Кот

Начали вскрываться многочисленные факты незаконной деятельность депутата с явными коррупционными признаками

В Киеве депутат городского совета из фракции «Самопомощь» Ольга Балицкая начала откровенно лоббировать интересы застройщиков и всеми способами пытается перекроить градостроительную карту столицы для своей выгоды. Это стало известно после того, как общественные деятели и журналисты обнародовали многочисленные факты коррупционных злоупотреблений и мошенничества со стороны Балицкой.

Темные земельные аферы госпожи Балицкой

Как удалось выяснить в результате журналистских расследований скандальной деятельности Балицкой, оказалось, что под прикрытием борьбы якобы за интересы киевлян ее истинная цель – банальная нажива и получение политических дивидендов в битве за электоральное поле, чтобы, зайдя в провластные кабинеты, просто сесть на финансовые потоки и обирать простых людей с двойной силой, подчеркивается в расследовании скандальных деяний депутата от «Самопомощи» Балицкой.

Как известно из открытых источников, Ольга Балицкая специализируется на операциях с недвижимостью и земельном праве, а сейчас входит в комиссию городского совета по градостроению, архитектуре и земельных отношений. С 2008 г. она работала в юркомпании ООО «ДиЭлЭй Пайпер Украина», которая в свое время юридически проводила скандальную сделку по продаже элитного жилищного комплекса на Печерске в столице «PecherSky». Однако, как сообщают активисты и многие эксперты, этот объект недвижимости был незаконным, а Балицкая отлично знала о незаконности операции по продаже этого комплекса. В частности, территория под жилкомплексом согласно Генплана-2020 была отнесена к общественной застройке, а не жилищной, на земельном участке была построена высотка на 219 квартир. То есть фактически у общины Киева украли земельный участок, на котором был построен незаконно жилкомплекс, и к этому своими ручками была причастна нынешний ярый борец против застройки в столице – депутат из «Самопомощи» Балицкая. Строить там жилье по закону нельзя было – помимо всего прочего эта территория была еще и зеленой зоной, которая находилась в границах санитарной линии.

Также вскрылось, что компания-застройщик, которой в прошлом оказывала содействие Балицкая («Интегра-холдинг») должна была заплатить бюджету Киеву около 7 млн грн за такой объект. Но эти деньги при содействии Балицкой так до городской казны и киевлян так и не дошли.

Кроме того, стало известно о еще одном скандальном строительном объекте в Киеве, к которому была причастна компания Балицкой «ДиЭлЭй Пайпер Украина». Речь идет о скандальном затяжном строительстве на территории бывшего ЗАГСа в Шевченковском районе столицы.

По Генплану-2020 эта территория – зеленая зона общего пользования. И по закону никакой жилой застройки там быть не должно. Не исключено, что за сделкой по продаже этого объекта тоже стояла именно Балицкая, которая советовала там покупать помещения в строящемся фешенебельном отеле. То есть ради тотальной застройки «бермудского треугольника», как называют местность возле ЗАГСа, при содействии Балицкой у киевлян «отжали» и эту зону отдыха с местом для прогулок с детьми. При этом территория, которую планируется застроить возле ЗАГСа, находится поблизости устья реки Лыбидь, то есть строительство в этой зоне опасно с точки зрения безопасности для объектов недвижимости и жителей столицы. Фактически, вложение в отель премиум класса – рискованное вложение средств во всех отношениях, отмечают эксперты.

То есть получается, что депутаты от «Самопомощи» в Киеве, в частности Балицкая, которая начала войну с так называемыми «проблемными стройками» в Киеве, сами замешаны в ряде строительных и земельных афер, и погрязли в махровой коррупции.

По информации из открытых источников известно, что у Балицкой – юридическое образование. В своей официальной биографии депутат указала, что является уроженкой Киева. А в декларациях за 2014 и 2015 гг. она написала, что ее официальный доход составлял всего 11 тыс. 180 грн и 6933 грн соответственно. Но у членов ее семьи в финансовой отчетности были указаны доходы аж на 2 млн 815 тыс. грн (2014 г.) и почти 600 тыс. грн (2015 г.). На Балицкую в ее декларации были записаны земельные участки площадью 1453 кв. м и 744 кв. м., а также квартиры площадью 149,8 кв.м и 100,7 кв.м, а в графе «другая недвижимость» указан объект в 18 кв.м. На членов семьи в декларации за 2014 г. депутат написала земучастки на 1233 кв. м., 1747 кв.м. и 974 кв. м; квартиру на 149,8 кв.м. и гараж на 18 кв.м. На ее счету в банке – десятки тысяч гривен. То есть коррупционный конфликт интересов в деятельности Балицкой прослеживается невооруженным взглядом. Земельная латифундистка решила поджать под себя всю строительную сферу Киева, блокируя сейчас все решения на земельной комиссии Киевсовета и реанимирует старые земельные аферы в Киеве, ряд проблемных строек, тем самым только усугубляя ситуацию.

Возникает вполне логичный вопрос — каким именно образом Балицкой удалось в свои тридцать с лишним лет добиться такого финансового успеха? Об этом остается только догадываться, и данными фактами должны пристально заняться детективы НАБУ с сотрудниками Генпрокуратуры.

Но ее такая бурная активность на ниве строительной сферы Киева сеет очень серьезные сомнения – сколько ей платят за такую «работу» по разрушению градостроительства столицы и брутальный передел рынка недвижимости?! Киевляне, как известно, интересами которых она сейчас прикрывается, ей такие полномочия не давали. Более того, представители киевской общины возмущаются, что Балицкая и «Самопомощь» практически вводят горожан в заблуждение: якобы борясь с проблемными застройками, они кулуарно занимаются решением своих собственных вопросов, а интересы простых киевлян – разменная монета в руках новоявленных политиков-грантоедов и коррупционеров.

Например, стало известно, что Балицкая в нерабочее время проводит тайные встречи в ресторанах Киева с одиозными олигархами и скандальными политиками. По словам очевидцев, после таких встреч Балицкая начинает лоббировать интересы определенных бизнес-кругов по отжатию бизнеса в столице у честных предпринимателей, которые платят миллионы в городской бюджет. Так кому она служит?

Тайным покровителям или интересам киевлян? Может как раз на таких встречах и решаются финансовые вопросы Балицкой, которая, судя по официальной декларации, живет на широкую ногу. Поговаривают, что Балицкая – любовница кого-то из влиятельных предпринимателей, поэтому думает, что ей позволено все. Но в Украине после Майдана такое не проходит! Есть закон и правоохранители. Поэтому Балицкая за свою незаконную деятельность может легко поменять кресло депутата на место за решеткой.

В Киеве ряд общественных организаций и деятелей начали возмущаться позицией фракции «Самопомощи» и ее депутата Балицкой. По заявлениям общественников, «Киевводоканал» и «Киевэнерго» перешли в руки частников, к процессу передачи столичных активов в руки частных структур тоже якобы может быть причастна г-жа Балицкая. Ее сопричастность привела к тому, что Киев и городская община потеряли контроль над этими коммунальными предприятиями, в результате чего тарифы на ряд коммунальных услуг постоянно растет, а качество их только ухудшается. Балицкая же в вопросе возвращения активов в коммунальную собственности никак себя не проявляет – конечно, ее и так все устраивает, жизнь депутата после выборов наладилась.

Но сейчас начинают всплывать подробности приватизации этих КП и поднимается вопрос возвращения данных предприятий в общину города. А депутатская пассивность – это уже преступная халатность, которая наказывается Уголовным кодексом.

Ходят слухи, что именно из-за того, что Балицкая является лоббисткой скандальных застройщиков и купленной, ее и взяли в списки «Самопомощи», профинансировав ее предвыборную кампанию. Также люди, которые когда-либо работали с ней, подтверждают, что Балицкая – беспринципная, зазвездилась, с диктаторскими замашками, жесткая, любит выгоду, деньги, и не остановится ни перед чем для достижения своей цели.

В этой связи общественные организации готовятся обращаться к центральной и городской власти, а также правоохранительные органы с требованием как можно быстрее остановить коррупционерку Балицкую и ее сообщников.

В случае, если требования активистов не будут учтены, общественники обещают бессрочные акции протеста и подтвержденные публичные разоблачения аферистки из «Самопомощи».

Более того, общественные деятели готовы обнародовать новые вскрывшиеся факты незаконной коррупционной деятельности депутата Балицкой и передать все материалы в НАБУ и ГПУ…

Продолжение следует…

Игорь Кот, для «ОРД»

ОРД

75-я годовщина уничтожения войсками НКВД центра Киева75-я годовщина уничтожения войсками НКВД центра Киева

Андрей Илларионов

Крещатик был взорван большевиками

Инженерные части Красной армии и отряды НКГБ перед отступлением в сентябре 1941 года заминировали Крещатик и стратегические объекты столицы. Впервые во Второй мировой войне были массово использованы радиоуправляемые (на расстоянии до 400 км) фугасы. 24 сентября после обеда раздался первый взрыв. Пятьдесят тысяч киевлян осталось тогда без крова и имущества. Количество жертв среди мирного населения и оккупантов до сих пор неизвестно.

Инженерные части 37-й армии, которой командовал генерал-лейтенант Андрей Власов, (будущий защитник Москвы, а потом — коллаборационист) и соответствующие подразделения войск НКГБ начали широкомасштабные работы по минированию столицы, когда ход боевых действий приобрел угрожающие для позиций советских войск характер. Руководствовались указанием Сталина: создавать невыносимые условия врагу.

Впервые в практике Второй мировой войны были массово применены радиоуправляемые взрывные устройства (фугасы, взрываемые по радио с большого расстояния — до 400 км.). Подготовительные работы велись в строгой тайне, однако, киевляне быстро узнали в чем дело. Правда они и не подозревали о далеко идущих намерениях военных и о своем, фактически, заложничестве. Так, по воспоминаниям старожилов, в подвалы известного киевского «небоскреба» — дома Гинзбурга на ул. Институтской, 16-18 (теперь на этом месте находится гостиница «Україна» (недавно еще «Москва» — Ред.) взрывчатку в деревянных ящиках носили энкаведисты из своего здания напротив (позднее Октябрьский дворец, Международный центр культуры и искусств, а теперь Кинопалац — Ред.), объясняя, что это они как будто перепрятывают архивы. Руководил операцией по минированию полковник Александр Голдович (начальник инженерных войск 37-й армии, оборонявшей Киев. После войны генерал-лейтенант, проживал в Москве — Ред.).

Взрывчатка была заложена под все электростанции, водопровод, объекты железнодорожного транспорта, связи (почтамт, телеграф, АТС), мосты через Днепр и подступы к ним, все важные административные здания: Совнарком (ныне — улица Грушевского, 12), Верховная Рада, ЦК КП/б/У (ныне — улица Десятинная, 2), штаб КОВО (улица Банковская, 11), НКГБ (Владимирская, 33). А также Успенский собор, оперный театр, музей Ленина (ныне — Дом учителя), отдельные большие жилые дома. «Софийский собор спас от разрушения тогдашний директор заповедника архитектор Олекса Повстенко, — рассказывает Дмитрий Малаков, заместитель директора Музея истории Киева. — Минерам, которые приехали со взрывчаткой в «подвалы Софии», он сказал, что таких подвалов не существует».

17 сентября из Киева начали отходить части Красной армии. В тот же день вышли из строя электростанции и водопровод. Настало безвластие. 19 сентября позади отступающих советских войск подразделения НКГБ подорвали металлические фермы обоих железнодорожных и автогужевого (имени Евгении Бош) мостов через Днепр, подпалили деревянный Наводницкий мост, рядом с которым тогда уже торчали из воды быки недостроенного будущего моста имени Патона. Не все красноармейцы даже успели перейти на левый берег. В тот же день передовые подразделения немецкой шестой армии вошли в Киев. Зная о минировании и прислушавшись к пущенному подпольщиками слуху о том, что как только электрика будет включена, весь город взорвется, немецкие саперы принялись разминировать те объекты, о которых узнали от собственной агентуры и населения. Так, в частности, были спасены Оперный театр, музей Ленина, правительственные здания. Вытащив из здания музея Ленина три тонны тринитротолуола вместе с радиоуправляемыми устройствами, немцы выставили свою добычу на всенародное обозрение, иронизируя, что мол, большевики даже собственную «святыню» заминировали!

Однако 24 сентября после обеда произошел мощный взрыв в помещении «Детского мира» на углу Крещатика и Прорезной, 28/2, куда население, по приказу оккупационных властей, сдавало радиоприемники. В этом доме разместилась немецкая комендатура. От детонации сработали взрывные устройства в соседних домах, в частности, в гостинице «Спартак» (Крещатик, 30/1). Началась катастрофический пожар главной улицы Киева.

В городе действовала диверсионно-разведывательная группа НКГБ УССР под руководством Ивана Кудри (в составе Дмитрия Соболева, Раисы Окипной, Евгения Бремера, Андрея Печенева и других). В ее задачи входило выяснить, кто и когда будет заселять заминированные объекты и передавать информацию в Центр по мощной рации, установленной на конспиративной квартире пенсионера Линевича.

Последствия взрывов и пожаров были ужасающими: исторического центра Киева, составлявшего славу города, больше не существовало. В горы битого кирпича, обожженные скелеты зданий превращены Крещатик и еще три километра прилегающих к нему улиц: Николаевская (ныне Городецкого), Меринговская (Заньковецкой), Ольгинская, часть Институтской, Лютеранской, Прорезной, Пушкинской, Фундуклеевской (Богдана Хмельницкого), бульвара Шевченко, Большой Васильковской, Думская площадь (Майдан Незалежности) — всего 940 крупных жилых и административных зданий, среди них пять лучших кинотеатров, театр, консерватория, цирк.

21 октября 1941 года газета «Українське слово» писала:
«Первый взрыв облаком дыма затмил ясный день. Пламя охватило магазин «Дитячий свит». С этого все и началось. Взрыв за взрывом. Пожар распространялся вверх по Прорезной улице и перекинулся на обе стороны Крещатика. Ночью киевляне наблюдали большую зарницу, которая постоянно разрасталась. Большевики разрушили водопровод. Потушить пожар было невозможно. В то время огонь был хозяином — он пожирал и уничтожал дом за домом. Сгорело 5 лучших кинотеатров, Театр юного зрителя, театр КОВО, радиотеатр, консерватория и музыкальная школа, Центральный почтамт, Дом горсовета, 2 самых больших универмага, 5 лучших ресторанов и кафе, цирк, городской ломбард, 5 самых больших гостиниц («Континенталь», «Савой», «Гранд-готель» и другие), Центральна городская железнодорожная станция (билетные кассы), Дом архитектора и ученых, 2 пассажа, типография, 8 обувная фабрика, средняя школа, более 100 лучших магазинов. Уничтожено много библиотек, интересных документов, ценных вещей. Например, в Киевской консерватории сгорел большой орган и около 200 роялей и пианино. Даже трудно себе представить и подсчитать размеры этого неслыханного преступления советов!»

В первые же дни бедствия, вызванного взрывами, когда более 50 тыс. киевлян остались без жилья и имущества, гитлеровцы тщетно попытались «раскачать» население на погром в городе, и его руками выполнить «грязную работу» по расправе над евреями.

Ситуацию, сложившуюся в Киеве, отражает датированный 7 октября 1941 г. германский документ «Сообщение о событиях в СССР», подготовленный полицией безопасности и СД: «Еще ранее из-за занятия евреями лучших рабочих мест при господстве большевиков и из-за их службы в НКВД как агентов и доносчиков, а также из-за происшедших в Киеве взрывов и возникших крупных пожаров, возмущение населения против евреев было чрезвычайно большим» (Война Германии против Советского Союза, с. 124).

Но ни тогда, ни позже ни одного конкретного факта погромов или фамилии не было приведено даже в немецких документах. Нелепость попыток представить евреев как виновников большой беды киевского населения была очевидна даже для сбитой с толку охваченной паникой толпы. Их несостоятельность подтвердилась и позднее, в октябре и даже в ноябре 1941 г., когда взрывы и пожары продолжались в уже «очищенном» от евреев городе.

Боевой операцией советских спецслужб воспользовались оккупационные власти, использовав ее как повод для акции по «окончательному решению» еврейского вопроса в Киеве. Взрывы, пожары, хаос, обстановка беды, страха, возмущения и подозрения дали нацистам повод для проведения однократной крупномасштабной истребительной операции по уничтожению евреев в Бабьем Яру 29-30 сентября 1941 года.

Гестаповский отчет № 6, подписанный Генрихом Мюллером, уточнял: «Недостача жилья, особенно в Киеве, в результате больших пожаров и взрывов была ощутимой, однако после ликвидации евреев ее удалось устранить благодаря поселению в квартиры, которые освободились».

Ниже следует часть главы «Крещатик» из книги Анатолия Кузнецова «Бабий Яр». Она была написана автором в 1967-69 годах, когда в свет уже вышел кастрированный цензурой журнальный вариант рукописи его книги (целиком рукопись была опубликована в нью-йоркском издательстве «Посев» в 1986 году и переиздана в 1991 в издательстве «Радянський письменник»).

А.Кузнецов. Глава «Крещатик» из книги «Бабий Яр»

«… — Евреи, встать!! — повторил шеф громче и покраснел.

Опять никто не поднялся.

— Жиды, встать!!! — закричал шеф, хватаясь за пистолет.

Тогда в разных местах зала стали подниматься музыканты — скрипачи, виолончелисты, — некоторые техники, редакторы. Наклоняя головы, гуськом побрели к выходу.

Шеф дождался, пока за последним закрылась дверь. Затем на ломаном русском языке он объявил оставшимся, что мир должен услышать голос свободного Киева. Что в считанные дни нужно восстановить радиостанцию и с завтрашнего дня — все за работу. Кто уклонится, будет рассматриваться как саботажник. Начинается мирная созидательная работа.

Притихшие, озадаченные люди поднялись, чтобы расходиться.

И тут раздался первый взрыв.

Это было 24 сентября, в четвертом часу дня.

Дом немецкой комендатуры с «Детским миром» на первом этаже взорвался. Взрыв был такой силы, что вылетели стекла не только на самом Крещатике, но и на параллельных ему улицах Пушкинской и Меринга. Стекла рухнули со всех этажей на головы немцев и прохожих, и многие сразу же были поранены.

На углу Прорезной поднялся столб огня и дыма. Толпы побежали — кто прочь от взрыва, кто, наоборот, к месту взрыва, смотреть.

В первый момент немцы несколько растерялись, но потом стали строить цепь, окружили горящий дом и хватали всех, кто оказался в этот момент перед домом или во дворе.

Волокли какого-то долговязого рыжего парня, зверски его били, и разнесся слух, что это партизан, который принес в «Детский мир» радиоприемник — якобы сдавать, но в приемнике была адская машина.

Всех арестованных вталкивали в кинотеатр здесь же рядом, и скоро он оказался битком набитым израненными, избитыми и окровавленными людьми.

В этот момент в развалинах того же самого дома грянул второй, такой же силы, взрыв. Теперь рухнули стены, и комендатура превратилась в гору кирпича. Крещатик засыпало пылью и затянуло дымом.

Третий взрыв поднял на воздух дом напротив — с кафе-кондитерской, забитой противогазами, и с немецкими учреждениями.

Немцы оставили кинотеатр и с криками: «Спасайтесь, Крещатик взрывается!» — бросились бежать кто куда, а за ними арестованные, в том числе и рыжий парень.

Поднялась невероятная паника. Крещатик действительно взрывался.

Взрывы раздавались через неравные промежутки в самых неожиданных и разных частях Крещатика, и в этой системе ничего нельзя было понять.

Взрывы продолжались всю ночь, распространяясь на прилегающие улицы. Взлетело на воздух великолепное здание цирка, и его искореженный купол перекинуло волной через улицу. Рядом с цирком горела занятая немцами гостиница «Континенталь».

Никто никогда не узнает, сколько в этих взрывах и пожаре погибло немцев, их снаряжения, документов, а также мирных жителей и имущества, так как никогда ничего на этот счет не сообщалось [ни большевиками, ни фашистами].

Стояла сухая пора, и потому начался пожар, который можно сравнить, пожалуй, лишь со знаменитым пожаром Москвы во время нашествия Наполеона в 1812 году.

На верхних этажах и чердаках зданий было заготовлено множество ящиков боеприпасов и противотанковых бутылок с горючей смесью, ибо советское военное командование собиралось драться в Киеве за каждую улицу, для чего весь город был изрыт рвами и застроен баррикадами. Теперь, когда к ним подбирался огонь, эти ящики ухали с тяжким характерным взрывом-вздохом, обливая здания потоками огня. Это и доконало Крещатик.

Немцы, которые так торжественно сюда вошли, так удобно расположились, теперь метались по Крещатику, как в мышеловке. Они ничего не понимали, не знали, куда кидаться, что спасать.

Надо отдать им должное: они выделили команды, которые побежали по домам всего центра Киева, убеждая жителей выходить на улицу, эвакуируя детей и больных. Много уговаривать не приходилось.

Жители — кто успел схватить узел, а кто в чем стоял — бежали в парки над Днепром, на Владимирскую горку, на бульвар Шевченко, на стадион. Было много обгоревших и раненых.

Немцы оцепили весь центр города. Пожар расширялся: горели уже и параллельные Пушкинская и Меринга, поперечные улицы Прорезная, Институтская, Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Пассаж. Было впечатление, что взрывается весь город.

До войны в Киеве начинали строить метро, и теперь поползли слухи, что то было не метро, а закладка чудовищных мин под всем Киевом. Но более правдоподобными были запоздалые воспоминания, что по ночам во дворы приезжали грузовики, и люди в форме НКВД что-то сгружали в подвалы. Но куда в те времена не приезжали по ночам машины НКВД и чем только они ни занимались! Кто и видел из-за занавески — предпочитал не видеть и забыть. И никто понятия не имел, где произойдет следующий взрыв, поэтому бежали из домов далеко от Крещатика.

Откуда-то немцы срочно доставили на самолете длинные шланги, протянули их от самого Днепра через Пионерский парк и стали качать воду мощными насосами. Но до Крещатика вода не дошла: среди зарослей парка кто-то шланги перерезал.

Над чудовищным костром, каким стал центр Киева, образовались мощные воздушные потоки, в которых, как в трубе, высоко взлетали горящие щепки, бумаги, головни, посыпая то Бессарабку, то Печерск. Поэтому на все крыши повзбирались немцы, полицейские, дворники, добровольцы, засыпали головни песком, затаптывали угли. Погорельцы ночевали в противовоздушных щелях, в кустах бульваров и парков.

Немцы не могли даже достать трупы своих погибших или жителей, они сгорали дотла. Горело все, что награбили немцы, горели шестикомнатные квартиры, набитые роялями, горели радиокомитет, кинотеатры, универмаги.

После нескольких отчаянных дней борьбы с пожаром немцы прекратили сопротивление, вышли из этого пекла, в котором, кажется, уже не оставалось ничего живого, и только наблюдали пожар издали.

Крещатик продолжал гореть в полном безлюдье, только время от времени в каком-нибудь доме с глухим грохотом рушились перекрытия или падала стена, и тогда в небо взлетало особенно много углей и факелов.

Город насквозь пропитался гарью; по ночам он был залит красным светом, и это зарево, как потом говорили, было видно за сотни километров и служило ориентиром для самолетов.

Сами взрывы закончились 28 сентября. Главный пожар продолжался две недели, и две недели стояло оцепление из автоматчиков.

А когда оно было снято и немцы туда пошли, то улиц, собственно, не было: падавшие с двух сторон здания образовали завалы. Примерно месяц шли работы по прокладке проездов. Раскаленные развалины дымились еще долго; даже в декабре я своими глазами видел упрямо выбивающиеся из-под кирпича струи дыма.

Взрыв и пожар Крещатика, нигде и никем до сего момента толком не описанные, должны, по-моему, войти в историю войны принципиальной вехой.

Во-первых, это была первая в истории скрупулезно подготовленная акция такого порядка и масштаба. Нужно уяснить, что значил Крещатик для Киева. При соответствующем масштабе это все равно, как если бы взорвался центр Москвы в пределах Бульварного кольца, Невский проспект в Ленинграде с окружающими улицами или, скажем, сердце Парижа до Больших бульваров. До этой варварской акции такое и вообразить было трудно, а вот НКВД вообразил и, так сказать, открыло в войнах новую страницу. Только после Крещатика и у немцев, и у советских родилось это правило: обследовать каждое занятое здание и писать «Проверено. Мин нет». Понятным было уничтожение при отступлении мостов, военных и промышленных объектов. Но здесь взрывалось сердце города сугубо мирное, с магазинами и театрами.

Во-вторых, многие приняли акцию с Крещатиком как первое такого размаха проявление народного патриотизма. Ни одна столица Европы не встретила Гитлера так, как Киев. Город Киев не мог больше обороняться, армия оставила его, и он, казалось, распластался под врагом. Но он сжег себя сам у врагов на глазах и унес многих из них в могилу.

С другой стороны, уничтожать древний и великолепный центр столицы ради одной патриотической пощечины врагу, губя при этом и множество мирных жителей — не слишком ли это? И вот тут начинаются вещи странные.

Никогда, ни в то время, ни после советские власти не признались во взрыве Крещатика, а наоборот, приписали этот взрыв… немцам. Они кричали в печати о варварстве фашистов, а потом после войны обтыкали развалины плакатами и писали во всех газетах: «Восстановим гордость Украины Крещатик, зверски разрушенный фашистскими захватчиками».

Хотя весь Киев прекрасно знал, что Крещатик разрушен советскими, населению вдалбливалось, что это сделали проклятые немцы. Только в 1963 году КГБ выдал для публикации небольшую «Справку КГБ при Совете Министров УССР о диверсионно-разведывательной деятельности группы подпольщиков г. Киева под руководством И. Д. Кудри». Справка эта не говорит об уничтожении Крещатика, но лишь о «взрывах», совершенно обходя само слово «Крещатик».

Из нее выясняется, что И. Д. Кудря, под кличкой «Максим», был работником органов безопасности, по их заданию был оставлен в городе вместе с группой, в которую входили Д. Соболев, А. Печенев, Р. Окипная, Е. Бремер и другие. Цитирую:

«В городе… не прекращались пожары и взрывы, принявшие особенный размах в период с 24 по 28 сентября 1941 года, в числе других был взорван склад с принятыми от населения радиоприемниками, немецкая военная комендатура, кинотеатр для немцев и др. И хотя утвердительно никто не может сказать, кто конкретно осуществлял подобные взрывы, уносившие в могилу сотни «завоевателей», нет сомнения, что к этому приложили руку лица, имевшие отношение к группе «Максима». Главное же состояло в том, что заносчивым фашистским «завоевателям» эти взрывы давали понять, что хозяином оккупированной земли являются не они».

Далее сообщается, что Д. Соболев погиб при одной из своих многочисленных операций, А. Печенев застрелился раненый в постели, когда его пришли арестовывать гестаповцы. Кудря-«Максим», Р. Окипная и Е. Бремер были схвачены в Киеве в июле 1942 года, но где они умерли, достоверно неизвестно.

В 1965 году в «Правде» был опубликован без всяких комментариев указ о присвоении И. Д. Кудре посмертно звания Героя Советского Союза. Более двадцати лет для колебаний по поводу такого решения, видимо, понадобилось, чтобы убедиться, что Кудря действительно погиб.

Подробности уничтожения Крещатика мог бы осветить только КГБ, но он хранил тайну. И остается масса неясного, непроверенного. Существует много слухов и легенд; о каком-то чекисте-смертнике, который ворвался в вестибюль «Континенталя», включил взрыватели и погиб при этом сам. О том, что другой смертник взорвал во время сеанса кинотеатр Шанцера, когда он был набит немцами и прочее. Все это трудно проверить. Несомненно одно: мины закладывались основательно, обдуманно, задолго до взятия немцами Киева, и, по крайней мере, в основной своей части имели систему взрывания, позволявшую их взрывать выборочно и в намеченное время.

Живы свидетели, видевшие доставку взрывчатки на грузовиках НКВД за месяц-полтора до взрывов. Им тогда и в голову не приходило, что это закладываются мины, потому что немцы были далеко от Киева, а газеты и радио захлебывались, заявляя, что Киев ни за что не будет отдан врагу. Но, видимо, органы безопасности лучше отдавали себе отчет в ситуации.

Взрывая мирный Крещатик, диверсанты Красной армии действительно нанесли немцам ощутимый военный урон, а то, что при этом погибнет втрое больше мирных жителей, это советскую власть никогда не волновало. Тем более, что по советским понятиям люди, оставшиеся на оккупированной территории, — не патриоты, значит, и не люди.

Но был еще один, самый зловещий аспект этих событий шестидесятилетней давности. Немцы словно участвовали в жутком соревновании с Советами по уничтожению мирных ни в чем неповинных людей: 29 сентября 1941 года произошла ужасная трагедия Бабьего Яра».

livejournalАндрей Илларионов

Крещатик был взорван большевиками

Инженерные части Красной армии и отряды НКГБ перед отступлением в сентябре 1941 года заминировали Крещатик и стратегические объекты столицы. Впервые во Второй мировой войне были массово использованы радиоуправляемые (на расстоянии до 400 км) фугасы. 24 сентября после обеда раздался первый взрыв. Пятьдесят тысяч киевлян осталось тогда без крова и имущества. Количество жертв среди мирного населения и оккупантов до сих пор неизвестно.

Инженерные части 37-й армии, которой командовал генерал-лейтенант Андрей Власов, (будущий защитник Москвы, а потом — коллаборационист) и соответствующие подразделения войск НКГБ начали широкомасштабные работы по минированию столицы, когда ход боевых действий приобрел угрожающие для позиций советских войск характер. Руководствовались указанием Сталина: создавать невыносимые условия врагу.

Впервые в практике Второй мировой войны были массово применены радиоуправляемые взрывные устройства (фугасы, взрываемые по радио с большого расстояния — до 400 км.). Подготовительные работы велись в строгой тайне, однако, киевляне быстро узнали в чем дело. Правда они и не подозревали о далеко идущих намерениях военных и о своем, фактически, заложничестве. Так, по воспоминаниям старожилов, в подвалы известного киевского «небоскреба» — дома Гинзбурга на ул. Институтской, 16-18 (теперь на этом месте находится гостиница «Україна» (недавно еще «Москва» — Ред.) взрывчатку в деревянных ящиках носили энкаведисты из своего здания напротив (позднее Октябрьский дворец, Международный центр культуры и искусств, а теперь Кинопалац — Ред.), объясняя, что это они как будто перепрятывают архивы. Руководил операцией по минированию полковник Александр Голдович (начальник инженерных войск 37-й армии, оборонявшей Киев. После войны генерал-лейтенант, проживал в Москве — Ред.).

Взрывчатка была заложена под все электростанции, водопровод, объекты железнодорожного транспорта, связи (почтамт, телеграф, АТС), мосты через Днепр и подступы к ним, все важные административные здания: Совнарком (ныне — улица Грушевского, 12), Верховная Рада, ЦК КП/б/У (ныне — улица Десятинная, 2), штаб КОВО (улица Банковская, 11), НКГБ (Владимирская, 33). А также Успенский собор, оперный театр, музей Ленина (ныне — Дом учителя), отдельные большие жилые дома. «Софийский собор спас от разрушения тогдашний директор заповедника архитектор Олекса Повстенко, — рассказывает Дмитрий Малаков, заместитель директора Музея истории Киева. — Минерам, которые приехали со взрывчаткой в «подвалы Софии», он сказал, что таких подвалов не существует».

17 сентября из Киева начали отходить части Красной армии. В тот же день вышли из строя электростанции и водопровод. Настало безвластие. 19 сентября позади отступающих советских войск подразделения НКГБ подорвали металлические фермы обоих железнодорожных и автогужевого (имени Евгении Бош) мостов через Днепр, подпалили деревянный Наводницкий мост, рядом с которым тогда уже торчали из воды быки недостроенного будущего моста имени Патона. Не все красноармейцы даже успели перейти на левый берег. В тот же день передовые подразделения немецкой шестой армии вошли в Киев. Зная о минировании и прислушавшись к пущенному подпольщиками слуху о том, что как только электрика будет включена, весь город взорвется, немецкие саперы принялись разминировать те объекты, о которых узнали от собственной агентуры и населения. Так, в частности, были спасены Оперный театр, музей Ленина, правительственные здания. Вытащив из здания музея Ленина три тонны тринитротолуола вместе с радиоуправляемыми устройствами, немцы выставили свою добычу на всенародное обозрение, иронизируя, что мол, большевики даже собственную «святыню» заминировали!

Однако 24 сентября после обеда произошел мощный взрыв в помещении «Детского мира» на углу Крещатика и Прорезной, 28/2, куда население, по приказу оккупационных властей, сдавало радиоприемники. В этом доме разместилась немецкая комендатура. От детонации сработали взрывные устройства в соседних домах, в частности, в гостинице «Спартак» (Крещатик, 30/1). Началась катастрофический пожар главной улицы Киева.

В городе действовала диверсионно-разведывательная группа НКГБ УССР под руководством Ивана Кудри (в составе Дмитрия Соболева, Раисы Окипной, Евгения Бремера, Андрея Печенева и других). В ее задачи входило выяснить, кто и когда будет заселять заминированные объекты и передавать информацию в Центр по мощной рации, установленной на конспиративной квартире пенсионера Линевича.

Последствия взрывов и пожаров были ужасающими: исторического центра Киева, составлявшего славу города, больше не существовало. В горы битого кирпича, обожженные скелеты зданий превращены Крещатик и еще три километра прилегающих к нему улиц: Николаевская (ныне Городецкого), Меринговская (Заньковецкой), Ольгинская, часть Институтской, Лютеранской, Прорезной, Пушкинской, Фундуклеевской (Богдана Хмельницкого), бульвара Шевченко, Большой Васильковской, Думская площадь (Майдан Незалежности) — всего 940 крупных жилых и административных зданий, среди них пять лучших кинотеатров, театр, консерватория, цирк.

21 октября 1941 года газета «Українське слово» писала:
«Первый взрыв облаком дыма затмил ясный день. Пламя охватило магазин «Дитячий свит». С этого все и началось. Взрыв за взрывом. Пожар распространялся вверх по Прорезной улице и перекинулся на обе стороны Крещатика. Ночью киевляне наблюдали большую зарницу, которая постоянно разрасталась. Большевики разрушили водопровод. Потушить пожар было невозможно. В то время огонь был хозяином — он пожирал и уничтожал дом за домом. Сгорело 5 лучших кинотеатров, Театр юного зрителя, театр КОВО, радиотеатр, консерватория и музыкальная школа, Центральный почтамт, Дом горсовета, 2 самых больших универмага, 5 лучших ресторанов и кафе, цирк, городской ломбард, 5 самых больших гостиниц («Континенталь», «Савой», «Гранд-готель» и другие), Центральна городская железнодорожная станция (билетные кассы), Дом архитектора и ученых, 2 пассажа, типография, 8 обувная фабрика, средняя школа, более 100 лучших магазинов. Уничтожено много библиотек, интересных документов, ценных вещей. Например, в Киевской консерватории сгорел большой орган и около 200 роялей и пианино. Даже трудно себе представить и подсчитать размеры этого неслыханного преступления советов!»

В первые же дни бедствия, вызванного взрывами, когда более 50 тыс. киевлян остались без жилья и имущества, гитлеровцы тщетно попытались «раскачать» население на погром в городе, и его руками выполнить «грязную работу» по расправе над евреями.

Ситуацию, сложившуюся в Киеве, отражает датированный 7 октября 1941 г. германский документ «Сообщение о событиях в СССР», подготовленный полицией безопасности и СД: «Еще ранее из-за занятия евреями лучших рабочих мест при господстве большевиков и из-за их службы в НКВД как агентов и доносчиков, а также из-за происшедших в Киеве взрывов и возникших крупных пожаров, возмущение населения против евреев было чрезвычайно большим» (Война Германии против Советского Союза, с. 124).

Но ни тогда, ни позже ни одного конкретного факта погромов или фамилии не было приведено даже в немецких документах. Нелепость попыток представить евреев как виновников большой беды киевского населения была очевидна даже для сбитой с толку охваченной паникой толпы. Их несостоятельность подтвердилась и позднее, в октябре и даже в ноябре 1941 г., когда взрывы и пожары продолжались в уже «очищенном» от евреев городе.

Боевой операцией советских спецслужб воспользовались оккупационные власти, использовав ее как повод для акции по «окончательному решению» еврейского вопроса в Киеве. Взрывы, пожары, хаос, обстановка беды, страха, возмущения и подозрения дали нацистам повод для проведения однократной крупномасштабной истребительной операции по уничтожению евреев в Бабьем Яру 29-30 сентября 1941 года.

Гестаповский отчет № 6, подписанный Генрихом Мюллером, уточнял: «Недостача жилья, особенно в Киеве, в результате больших пожаров и взрывов была ощутимой, однако после ликвидации евреев ее удалось устранить благодаря поселению в квартиры, которые освободились».

Ниже следует часть главы «Крещатик» из книги Анатолия Кузнецова «Бабий Яр». Она была написана автором в 1967-69 годах, когда в свет уже вышел кастрированный цензурой журнальный вариант рукописи его книги (целиком рукопись была опубликована в нью-йоркском издательстве «Посев» в 1986 году и переиздана в 1991 в издательстве «Радянський письменник»).

А.Кузнецов. Глава «Крещатик» из книги «Бабий Яр»

«… — Евреи, встать!! — повторил шеф громче и покраснел.

Опять никто не поднялся.

— Жиды, встать!!! — закричал шеф, хватаясь за пистолет.

Тогда в разных местах зала стали подниматься музыканты — скрипачи, виолончелисты, — некоторые техники, редакторы. Наклоняя головы, гуськом побрели к выходу.

Шеф дождался, пока за последним закрылась дверь. Затем на ломаном русском языке он объявил оставшимся, что мир должен услышать голос свободного Киева. Что в считанные дни нужно восстановить радиостанцию и с завтрашнего дня — все за работу. Кто уклонится, будет рассматриваться как саботажник. Начинается мирная созидательная работа.

Притихшие, озадаченные люди поднялись, чтобы расходиться.

И тут раздался первый взрыв.

Это было 24 сентября, в четвертом часу дня.

Дом немецкой комендатуры с «Детским миром» на первом этаже взорвался. Взрыв был такой силы, что вылетели стекла не только на самом Крещатике, но и на параллельных ему улицах Пушкинской и Меринга. Стекла рухнули со всех этажей на головы немцев и прохожих, и многие сразу же были поранены.

На углу Прорезной поднялся столб огня и дыма. Толпы побежали — кто прочь от взрыва, кто, наоборот, к месту взрыва, смотреть.

В первый момент немцы несколько растерялись, но потом стали строить цепь, окружили горящий дом и хватали всех, кто оказался в этот момент перед домом или во дворе.

Волокли какого-то долговязого рыжего парня, зверски его били, и разнесся слух, что это партизан, который принес в «Детский мир» радиоприемник — якобы сдавать, но в приемнике была адская машина.

Всех арестованных вталкивали в кинотеатр здесь же рядом, и скоро он оказался битком набитым израненными, избитыми и окровавленными людьми.

В этот момент в развалинах того же самого дома грянул второй, такой же силы, взрыв. Теперь рухнули стены, и комендатура превратилась в гору кирпича. Крещатик засыпало пылью и затянуло дымом.

Третий взрыв поднял на воздух дом напротив — с кафе-кондитерской, забитой противогазами, и с немецкими учреждениями.

Немцы оставили кинотеатр и с криками: «Спасайтесь, Крещатик взрывается!» — бросились бежать кто куда, а за ними арестованные, в том числе и рыжий парень.

Поднялась невероятная паника. Крещатик действительно взрывался.

Взрывы раздавались через неравные промежутки в самых неожиданных и разных частях Крещатика, и в этой системе ничего нельзя было понять.

Взрывы продолжались всю ночь, распространяясь на прилегающие улицы. Взлетело на воздух великолепное здание цирка, и его искореженный купол перекинуло волной через улицу. Рядом с цирком горела занятая немцами гостиница «Континенталь».

Никто никогда не узнает, сколько в этих взрывах и пожаре погибло немцев, их снаряжения, документов, а также мирных жителей и имущества, так как никогда ничего на этот счет не сообщалось [ни большевиками, ни фашистами].

Стояла сухая пора, и потому начался пожар, который можно сравнить, пожалуй, лишь со знаменитым пожаром Москвы во время нашествия Наполеона в 1812 году.

На верхних этажах и чердаках зданий было заготовлено множество ящиков боеприпасов и противотанковых бутылок с горючей смесью, ибо советское военное командование собиралось драться в Киеве за каждую улицу, для чего весь город был изрыт рвами и застроен баррикадами. Теперь, когда к ним подбирался огонь, эти ящики ухали с тяжким характерным взрывом-вздохом, обливая здания потоками огня. Это и доконало Крещатик.

Немцы, которые так торжественно сюда вошли, так удобно расположились, теперь метались по Крещатику, как в мышеловке. Они ничего не понимали, не знали, куда кидаться, что спасать.

Надо отдать им должное: они выделили команды, которые побежали по домам всего центра Киева, убеждая жителей выходить на улицу, эвакуируя детей и больных. Много уговаривать не приходилось.

Жители — кто успел схватить узел, а кто в чем стоял — бежали в парки над Днепром, на Владимирскую горку, на бульвар Шевченко, на стадион. Было много обгоревших и раненых.

Немцы оцепили весь центр города. Пожар расширялся: горели уже и параллельные Пушкинская и Меринга, поперечные улицы Прорезная, Институтская, Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Пассаж. Было впечатление, что взрывается весь город.

До войны в Киеве начинали строить метро, и теперь поползли слухи, что то было не метро, а закладка чудовищных мин под всем Киевом. Но более правдоподобными были запоздалые воспоминания, что по ночам во дворы приезжали грузовики, и люди в форме НКВД что-то сгружали в подвалы. Но куда в те времена не приезжали по ночам машины НКВД и чем только они ни занимались! Кто и видел из-за занавески — предпочитал не видеть и забыть. И никто понятия не имел, где произойдет следующий взрыв, поэтому бежали из домов далеко от Крещатика.

Откуда-то немцы срочно доставили на самолете длинные шланги, протянули их от самого Днепра через Пионерский парк и стали качать воду мощными насосами. Но до Крещатика вода не дошла: среди зарослей парка кто-то шланги перерезал.

Над чудовищным костром, каким стал центр Киева, образовались мощные воздушные потоки, в которых, как в трубе, высоко взлетали горящие щепки, бумаги, головни, посыпая то Бессарабку, то Печерск. Поэтому на все крыши повзбирались немцы, полицейские, дворники, добровольцы, засыпали головни песком, затаптывали угли. Погорельцы ночевали в противовоздушных щелях, в кустах бульваров и парков.

Немцы не могли даже достать трупы своих погибших или жителей, они сгорали дотла. Горело все, что награбили немцы, горели шестикомнатные квартиры, набитые роялями, горели радиокомитет, кинотеатры, универмаги.

После нескольких отчаянных дней борьбы с пожаром немцы прекратили сопротивление, вышли из этого пекла, в котором, кажется, уже не оставалось ничего живого, и только наблюдали пожар издали.

Крещатик продолжал гореть в полном безлюдье, только время от времени в каком-нибудь доме с глухим грохотом рушились перекрытия или падала стена, и тогда в небо взлетало особенно много углей и факелов.

Город насквозь пропитался гарью; по ночам он был залит красным светом, и это зарево, как потом говорили, было видно за сотни километров и служило ориентиром для самолетов.

Сами взрывы закончились 28 сентября. Главный пожар продолжался две недели, и две недели стояло оцепление из автоматчиков.

А когда оно было снято и немцы туда пошли, то улиц, собственно, не было: падавшие с двух сторон здания образовали завалы. Примерно месяц шли работы по прокладке проездов. Раскаленные развалины дымились еще долго; даже в декабре я своими глазами видел упрямо выбивающиеся из-под кирпича струи дыма.

Взрыв и пожар Крещатика, нигде и никем до сего момента толком не описанные, должны, по-моему, войти в историю войны принципиальной вехой.

Во-первых, это была первая в истории скрупулезно подготовленная акция такого порядка и масштаба. Нужно уяснить, что значил Крещатик для Киева. При соответствующем масштабе это все равно, как если бы взорвался центр Москвы в пределах Бульварного кольца, Невский проспект в Ленинграде с окружающими улицами или, скажем, сердце Парижа до Больших бульваров. До этой варварской акции такое и вообразить было трудно, а вот НКВД вообразил и, так сказать, открыло в войнах новую страницу. Только после Крещатика и у немцев, и у советских родилось это правило: обследовать каждое занятое здание и писать «Проверено. Мин нет». Понятным было уничтожение при отступлении мостов, военных и промышленных объектов. Но здесь взрывалось сердце города сугубо мирное, с магазинами и театрами.

Во-вторых, многие приняли акцию с Крещатиком как первое такого размаха проявление народного патриотизма. Ни одна столица Европы не встретила Гитлера так, как Киев. Город Киев не мог больше обороняться, армия оставила его, и он, казалось, распластался под врагом. Но он сжег себя сам у врагов на глазах и унес многих из них в могилу.

С другой стороны, уничтожать древний и великолепный центр столицы ради одной патриотической пощечины врагу, губя при этом и множество мирных жителей — не слишком ли это? И вот тут начинаются вещи странные.

Никогда, ни в то время, ни после советские власти не признались во взрыве Крещатика, а наоборот, приписали этот взрыв… немцам. Они кричали в печати о варварстве фашистов, а потом после войны обтыкали развалины плакатами и писали во всех газетах: «Восстановим гордость Украины Крещатик, зверски разрушенный фашистскими захватчиками».

Хотя весь Киев прекрасно знал, что Крещатик разрушен советскими, населению вдалбливалось, что это сделали проклятые немцы. Только в 1963 году КГБ выдал для публикации небольшую «Справку КГБ при Совете Министров УССР о диверсионно-разведывательной деятельности группы подпольщиков г. Киева под руководством И. Д. Кудри». Справка эта не говорит об уничтожении Крещатика, но лишь о «взрывах», совершенно обходя само слово «Крещатик».

Из нее выясняется, что И. Д. Кудря, под кличкой «Максим», был работником органов безопасности, по их заданию был оставлен в городе вместе с группой, в которую входили Д. Соболев, А. Печенев, Р. Окипная, Е. Бремер и другие. Цитирую:

«В городе… не прекращались пожары и взрывы, принявшие особенный размах в период с 24 по 28 сентября 1941 года, в числе других был взорван склад с принятыми от населения радиоприемниками, немецкая военная комендатура, кинотеатр для немцев и др. И хотя утвердительно никто не может сказать, кто конкретно осуществлял подобные взрывы, уносившие в могилу сотни «завоевателей», нет сомнения, что к этому приложили руку лица, имевшие отношение к группе «Максима». Главное же состояло в том, что заносчивым фашистским «завоевателям» эти взрывы давали понять, что хозяином оккупированной земли являются не они».

Далее сообщается, что Д. Соболев погиб при одной из своих многочисленных операций, А. Печенев застрелился раненый в постели, когда его пришли арестовывать гестаповцы. Кудря-«Максим», Р. Окипная и Е. Бремер были схвачены в Киеве в июле 1942 года, но где они умерли, достоверно неизвестно.

В 1965 году в «Правде» был опубликован без всяких комментариев указ о присвоении И. Д. Кудре посмертно звания Героя Советского Союза. Более двадцати лет для колебаний по поводу такого решения, видимо, понадобилось, чтобы убедиться, что Кудря действительно погиб.

Подробности уничтожения Крещатика мог бы осветить только КГБ, но он хранил тайну. И остается масса неясного, непроверенного. Существует много слухов и легенд; о каком-то чекисте-смертнике, который ворвался в вестибюль «Континенталя», включил взрыватели и погиб при этом сам. О том, что другой смертник взорвал во время сеанса кинотеатр Шанцера, когда он был набит немцами и прочее. Все это трудно проверить. Несомненно одно: мины закладывались основательно, обдуманно, задолго до взятия немцами Киева, и, по крайней мере, в основной своей части имели систему взрывания, позволявшую их взрывать выборочно и в намеченное время.

Живы свидетели, видевшие доставку взрывчатки на грузовиках НКВД за месяц-полтора до взрывов. Им тогда и в голову не приходило, что это закладываются мины, потому что немцы были далеко от Киева, а газеты и радио захлебывались, заявляя, что Киев ни за что не будет отдан врагу. Но, видимо, органы безопасности лучше отдавали себе отчет в ситуации.

Взрывая мирный Крещатик, диверсанты Красной армии действительно нанесли немцам ощутимый военный урон, а то, что при этом погибнет втрое больше мирных жителей, это советскую власть никогда не волновало. Тем более, что по советским понятиям люди, оставшиеся на оккупированной территории, — не патриоты, значит, и не люди.

Но был еще один, самый зловещий аспект этих событий шестидесятилетней давности. Немцы словно участвовали в жутком соревновании с Советами по уничтожению мирных ни в чем неповинных людей: 29 сентября 1941 года произошла ужасная трагедия Бабьего Яра».

livejournal

Город для пения: почему Киев будет принимать ЕвровидениеГород для пения: почему Киев будет принимать Евровидение

Надежда Андрикевич

После двух месяцев споров, наконец, определено, какой город будет принимать Евровидение-2017. Песенный форум пройдет в Киеве. Это не стало особой неожиданностью, ведь еще в конце августа вице-премьер — Вячеслав Кириленко — отметил, что у Киева, по сравнению с Одессой и Днепром, больше шансов победить. Почему Одесса и Днепр проиграли, и чем порадует гостей и жителей столицы на Евровидении-2017 Киев, разбиралась Надежда Андрикевич.

Города подали голос

Украина получила право на проведение следующего конкурса у себя в мае, после победы крымской татарки — Джамалы — на Евровидении-2016. Следовательно, правительство объявило конкурс на отбор города-хозяина, который будет принимать песенный конкурс. Между собой конкурировали шесть городов: Киев, Днепр, Львов, Одесса, Харьков и Херсон. В финал должны были выйти только два города, однако в итоге вместе с Киевом и Одессой право побороться за славу и европейских туристов дали и Днепру.

Объявление победителя переносилось как минимум дважды, а его опредиление затянулось почти на два месяца. В правительстве это объясняли проблемами финансового характера. Европейский вещательный союз, который является основателем песенного конкурса, требовал от Украины финансовых гарантий, что конкурс все-таки состоится, и на него будет потрачено не менее 15 миллионов евро. Правительство, в свою очередь, пыталось переложить соответствующий груз на города и их местные бюджеты. Следовательно, победителя, которого должны были объявить еще 27 июля, так и не определили, а объявление результатов перенеслось на неопределенный срок. Однако правительство, чтобы успокоить своих европейских партнеров, приняло решение о выделении на Евровидение 450 миллионов гривен финансовых гарантий, которые по завершению конкурса Европейский вещательный союз вернет Украине.

В конце августа стало известно, что Днепр уже не конкурирует, а главными фаворитами остаются Одесса и Киев. В Министерстве культуры затягивание процесса тогда объясняли необходимостью изучения и сравнения инфраструктурных преимуществ городов и арен, которые должны быть крытыми и содержать не менее семи тысяч зрителей, а также необходимостью выделения городами финансовых гарантий на проведение конкурса, чтобы в последний момент не случилось так, что город-победитель перебросит все или большинство финансовых расходов на правительство.

Однако один из членов организационного комитета по подготовке песенного конкурса пояснил РБК-Украина, что, на самом деле, 25 августа объявления города-победителя сорвалось из-за того, что на заседание оргкомитета, который должен был принять окончательное решение, просто не появились ни премьер, ни министры, которые входят в его состав (13 министров, — ред.), за исключением министра культуры Евгения Нищука.

В СМИ генеральный директор Национальной телекомпании Украины — Зураб Аласания, — который не скрывал свою поддержку Одессы, комментировал, что на самом деле вопрос определения победителя является политическим, и, как будто, президент и премьер — это те два человека, которые решают, где Евровидение-2017 будет проходить.

«Мне вообще трудно на этого человека (генеральный директор НТКУ Зураб Аласания, — ред.) рефлексировать потому, что он не был ни на заседаниях оргкомитета, не принимал участие в никаких консультациях, ни заседаниях Кабмина, и, когда он открыто вылез и начал лоббировать Одессу, это выглядело просто не красиво», — возмущенно заявлял журналистам в кулуарах Верховной Рады мэр Днепра — Борис Филатов, который в преддверие объявления результатов конкурса приехал в Киев. Очевидно, что Филатов не приезжал в Киев, чтобы в последний раз уговаривать оргкомитет провести Евровидение в Днепре. Ведь, как рассказал министр культуры Евгений Нищук РБК-Украина, никаких встреч с городскими головами Киева, Одессы и Днепра в последние дни до объявления результатов не было.

Любое влияние президента и премьера на результаты конкурса министр Нищук опровергает. Объясняет, президент и премьер только интересовались, кого рекомендует оргкомитет.

Опроверг существование влияния верхушки государства во время озвучивания города-победителя и генеральный директор НТКУ Зураб Аласания: «Ни разу я не говорил, что президент или премьер решают город, в котором будет проводиться Евровидение. Я сказал, что это от них зависит».

Почему Киев

Объявление победителя состоялось в Кабинете министров. Эта миссия была возложена на Нищука и Аласанию. «Буквально уже в последнее время начался чуть ли не боксерский поединок между Одессой и Киевом. Это очень сложное решение для меня, Зураба, всего оргкомитета — ставить эту точку. Ибо за теми, или теми можно жалеть. Я буду даже ночь не спать, думать, возможно, так или не так», — объясняет Нищук журналистам, как тяжело давалось решение о выборе победителя, и добавляет, что важным условием достижения победы стали финансовые обязательства относительно проведения Евровидения Киевом и инфраструктурная подготовленность столицы.

В частности, важным преимуществом Киева стало наличие готового места проведения самого конкурса — Международный выставочный центр. В то время, когда Одесса требовала значительной суммы средств, чтобы построить накрытие над местным стадионом «Черноморец». «Инфраструктура в Киеве чуть ли не самая подготовленная, не требует значительного времени. Есть аэропорт, достаточное количество отелей, много вещей, на которые все другие (города, — ред.) возлагали бы дольше времени», — объясняет министр. Также условием правительства к победителю конкурса было полностью переложить все необходимые расходы по подготовке на город, который будет принимать Евровидение.

Сначала столичная власть предлагала два места проведения конкурса: Дворец спорта и Международный выставочный центр. Идею по использованию стадиона «Олимпийский» отвергли из-за отсутствия необходимого накрытия. Впоследствии был отвергнут и вариант относительно Дворца спорта, ведь тот нуждается в значительной реконструкции. К тому же, из-за Евровидения Киев мог потерять право на проведение Чемпионата мира по хоккею, который запланирован во Дворце спорта. Соответственно, киевская городская власть и Министерство культуры остановились на Международном выставочном центре (МВЦ), как наиболее способному провести конкурс, да, и как арена, на завершение подготовки которой требуется меньше всего средств. К тому же, в МВЦ ранее уже проводилось заседание Совета министров ОБСЕ (присутствовали более трех тысяч человек), концерты групп Rammstein, Sensation (посетили более 10 тысяч человек). Рассчитывается, что арена МВЦ может вмещать 12-14 тысяч человек.

Гарантирует Киев и безопасность на время проведения песенного конкурса. Ради безопасности жителей и гостей столицы столичные власти утвердили городскую целевую программу «Безопасная столица», которой предусмотрено наружное видеонаблюдение, горячую телефонную линию, юридическую поддержку туристов. К конкурсу в Киеве планируют создать коммунальное предприятие «Муниципальная охрана». Есть в планах столичной власти усовершенствовать и инфраструктуру города к Евровидению, и запустить «речные трамваи», которые смогут разгрузить мост «Днепр» и обеспечить сообщение между правым и левым берегами Киева.

По словам Нищука, киевская власть собирается выделить на проведение конкурса 1,2 миллиарда гривен. Так, Киев предоставил гарантии, что на само шоу он готов потратить не менее 200 миллионов гривен, на подготовку арены, ландшафтов, всех локаций и инфраструктуры — 1 миллиард гривен.

Почему не Одесса или Днепр

Возможности Одессы были чуть лучше. Там городская власть гарантировала выделить из городского бюджета на проведение конкурса более 1,4 миллиарда гривен: из них — 300 миллионов гривен на строительство конструкции крыши над стадионом «Черноморец», а 150 миллионов гривен — на организацию самого Евровидения, 1 миллиард гривен — на инфраструктуру города. Однако, было решено, что нерационально тратить 300 миллионов гривен на строительство крыши над стадионом в Одессе, где больше не будут проводиться конкурсы такого уровня. «С самого начала и я лично, и многие довольно скептически отнеслись (к строительству накрытия, — ред..), потому что — это дорогостоящая история. А у меня был вопрос: «Для чего тратить такие средства, если в дальнейшем на арене этого покрытия не нужно для футбола?», — пояснил министр культуры.

Также насторожила оргкомитет и ситуация относительно Одесского аэропорта. Одной из причин отказа стало то, что там до сих пор не завершено строительство нового терминала, который Одесса обещала открыть только в марте 2017 года. Новый терминал увеличил бы способность Одесского аэропорта принимать до 3,5 миллионов пассажиров в год и позволил бы запустить новые регулярные рейсы по направлениям Падерборн, Германия; Барселона, Испания; Рига, Латвия; Бухарест, Румыния, а также новые рейсы в несколько городов в Польше.

Причиной отказа Днепру стала необходимость проведения полной реконструкции местной арены. Кстати, последнюю нужно было начать еще месяц назад. И проблемы с отелями. Не менее важную роль сыграла в отказе Одессе и Днепру и ситуация безопасности. «Безопасность через Приднестровье и другие пункты накладывалась на Одессу. Так же, как и на Днепр: из-за близости к линии соприкосновения», — рассказал Нищук.

Позже один из членов оргкомитета по подготовке Евровидения рассказал РБК-Украина, что Европейский вещательный союз прямо рекомендовал Украине не проводить конкурс в Днепре из-за опасения европейской стороны, что Днепр находится ближе всего к зоне боевых действий, чем другие города, которые потребовали провести песенный конкурс. «Они спрашивали у нас, а сколько километров от Днепра до линии соприкосновения?», — делится собеседник РБК-Украина.

На самом деле, почему вопрос выбора города затянулсяь на несколько месяцев, ни Нищук, ни Аласания так и не объяснили, и отделались привычными отговорками, будто процесс был действительно тяжелый и нуждался анализа большого количества информации. «Чего было сразу не сказать: «Киев»? На самом деле, это была, действительно, неформальная история. Более того, Киев действительно почувствовал серьезную конкуренцию. Было много дискуссий, кому отдать предпочтение. В Германии, когда выбирали город, уже на втором круге Дюссельдорф выиграл 12 октября. Они четыре месяца решали, или больше», — пояснил министр.

Теперь, когда город определен, перед организаторами встают другие вопросы. Например, будут ли принимать в конкурсе участие российские участники. В правительстве заверили, что не допустят к участию только те лица, которые попадают под введенные Украиной санкции. Точно на Евровидение не попадет, скажем, Иосиф Кобзон. «Могу утвердительно сказать — никаких компромиссов не будет. Иосиф Кобзон не будет допущен Украиной на Евровидение 2017», — подытожил Нищук.

РБК-УкраинаНадежда Андрикевич

После двух месяцев споров, наконец, определено, какой город будет принимать Евровидение-2017. Песенный форум пройдет в Киеве. Это не стало особой неожиданностью, ведь еще в конце августа вице-премьер — Вячеслав Кириленко — отметил, что у Киева, по сравнению с Одессой и Днепром, больше шансов победить. Почему Одесса и Днепр проиграли, и чем порадует гостей и жителей столицы на Евровидении-2017 Киев, разбиралась Надежда Андрикевич.

Города подали голос

Украина получила право на проведение следующего конкурса у себя в мае, после победы крымской татарки — Джамалы — на Евровидении-2016. Следовательно, правительство объявило конкурс на отбор города-хозяина, который будет принимать песенный конкурс. Между собой конкурировали шесть городов: Киев, Днепр, Львов, Одесса, Харьков и Херсон. В финал должны были выйти только два города, однако в итоге вместе с Киевом и Одессой право побороться за славу и европейских туристов дали и Днепру.

Объявление победителя переносилось как минимум дважды, а его опредиление затянулось почти на два месяца. В правительстве это объясняли проблемами финансового характера. Европейский вещательный союз, который является основателем песенного конкурса, требовал от Украины финансовых гарантий, что конкурс все-таки состоится, и на него будет потрачено не менее 15 миллионов евро. Правительство, в свою очередь, пыталось переложить соответствующий груз на города и их местные бюджеты. Следовательно, победителя, которого должны были объявить еще 27 июля, так и не определили, а объявление результатов перенеслось на неопределенный срок. Однако правительство, чтобы успокоить своих европейских партнеров, приняло решение о выделении на Евровидение 450 миллионов гривен финансовых гарантий, которые по завершению конкурса Европейский вещательный союз вернет Украине.

В конце августа стало известно, что Днепр уже не конкурирует, а главными фаворитами остаются Одесса и Киев. В Министерстве культуры затягивание процесса тогда объясняли необходимостью изучения и сравнения инфраструктурных преимуществ городов и арен, которые должны быть крытыми и содержать не менее семи тысяч зрителей, а также необходимостью выделения городами финансовых гарантий на проведение конкурса, чтобы в последний момент не случилось так, что город-победитель перебросит все или большинство финансовых расходов на правительство.

Однако один из членов организационного комитета по подготовке песенного конкурса пояснил РБК-Украина, что, на самом деле, 25 августа объявления города-победителя сорвалось из-за того, что на заседание оргкомитета, который должен был принять окончательное решение, просто не появились ни премьер, ни министры, которые входят в его состав (13 министров, — ред.), за исключением министра культуры Евгения Нищука.

В СМИ генеральный директор Национальной телекомпании Украины — Зураб Аласания, — который не скрывал свою поддержку Одессы, комментировал, что на самом деле вопрос определения победителя является политическим, и, как будто, президент и премьер — это те два человека, которые решают, где Евровидение-2017 будет проходить.

«Мне вообще трудно на этого человека (генеральный директор НТКУ Зураб Аласания, — ред.) рефлексировать потому, что он не был ни на заседаниях оргкомитета, не принимал участие в никаких консультациях, ни заседаниях Кабмина, и, когда он открыто вылез и начал лоббировать Одессу, это выглядело просто не красиво», — возмущенно заявлял журналистам в кулуарах Верховной Рады мэр Днепра — Борис Филатов, который в преддверие объявления результатов конкурса приехал в Киев. Очевидно, что Филатов не приезжал в Киев, чтобы в последний раз уговаривать оргкомитет провести Евровидение в Днепре. Ведь, как рассказал министр культуры Евгений Нищук РБК-Украина, никаких встреч с городскими головами Киева, Одессы и Днепра в последние дни до объявления результатов не было.

Любое влияние президента и премьера на результаты конкурса министр Нищук опровергает. Объясняет, президент и премьер только интересовались, кого рекомендует оргкомитет.

Опроверг существование влияния верхушки государства во время озвучивания города-победителя и генеральный директор НТКУ Зураб Аласания: «Ни разу я не говорил, что президент или премьер решают город, в котором будет проводиться Евровидение. Я сказал, что это от них зависит».

Почему Киев

Объявление победителя состоялось в Кабинете министров. Эта миссия была возложена на Нищука и Аласанию. «Буквально уже в последнее время начался чуть ли не боксерский поединок между Одессой и Киевом. Это очень сложное решение для меня, Зураба, всего оргкомитета — ставить эту точку. Ибо за теми, или теми можно жалеть. Я буду даже ночь не спать, думать, возможно, так или не так», — объясняет Нищук журналистам, как тяжело давалось решение о выборе победителя, и добавляет, что важным условием достижения победы стали финансовые обязательства относительно проведения Евровидения Киевом и инфраструктурная подготовленность столицы.

В частности, важным преимуществом Киева стало наличие готового места проведения самого конкурса — Международный выставочный центр. В то время, когда Одесса требовала значительной суммы средств, чтобы построить накрытие над местным стадионом «Черноморец». «Инфраструктура в Киеве чуть ли не самая подготовленная, не требует значительного времени. Есть аэропорт, достаточное количество отелей, много вещей, на которые все другие (города, — ред.) возлагали бы дольше времени», — объясняет министр. Также условием правительства к победителю конкурса было полностью переложить все необходимые расходы по подготовке на город, который будет принимать Евровидение.

Сначала столичная власть предлагала два места проведения конкурса: Дворец спорта и Международный выставочный центр. Идею по использованию стадиона «Олимпийский» отвергли из-за отсутствия необходимого накрытия. Впоследствии был отвергнут и вариант относительно Дворца спорта, ведь тот нуждается в значительной реконструкции. К тому же, из-за Евровидения Киев мог потерять право на проведение Чемпионата мира по хоккею, который запланирован во Дворце спорта. Соответственно, киевская городская власть и Министерство культуры остановились на Международном выставочном центре (МВЦ), как наиболее способному провести конкурс, да, и как арена, на завершение подготовки которой требуется меньше всего средств. К тому же, в МВЦ ранее уже проводилось заседание Совета министров ОБСЕ (присутствовали более трех тысяч человек), концерты групп Rammstein, Sensation (посетили более 10 тысяч человек). Рассчитывается, что арена МВЦ может вмещать 12-14 тысяч человек.

Гарантирует Киев и безопасность на время проведения песенного конкурса. Ради безопасности жителей и гостей столицы столичные власти утвердили городскую целевую программу «Безопасная столица», которой предусмотрено наружное видеонаблюдение, горячую телефонную линию, юридическую поддержку туристов. К конкурсу в Киеве планируют создать коммунальное предприятие «Муниципальная охрана». Есть в планах столичной власти усовершенствовать и инфраструктуру города к Евровидению, и запустить «речные трамваи», которые смогут разгрузить мост «Днепр» и обеспечить сообщение между правым и левым берегами Киева.

По словам Нищука, киевская власть собирается выделить на проведение конкурса 1,2 миллиарда гривен. Так, Киев предоставил гарантии, что на само шоу он готов потратить не менее 200 миллионов гривен, на подготовку арены, ландшафтов, всех локаций и инфраструктуры — 1 миллиард гривен.

Почему не Одесса или Днепр

Возможности Одессы были чуть лучше. Там городская власть гарантировала выделить из городского бюджета на проведение конкурса более 1,4 миллиарда гривен: из них — 300 миллионов гривен на строительство конструкции крыши над стадионом «Черноморец», а 150 миллионов гривен — на организацию самого Евровидения, 1 миллиард гривен — на инфраструктуру города. Однако, было решено, что нерационально тратить 300 миллионов гривен на строительство крыши над стадионом в Одессе, где больше не будут проводиться конкурсы такого уровня. «С самого начала и я лично, и многие довольно скептически отнеслись (к строительству накрытия, — ред..), потому что — это дорогостоящая история. А у меня был вопрос: «Для чего тратить такие средства, если в дальнейшем на арене этого покрытия не нужно для футбола?», — пояснил министр культуры.

Также насторожила оргкомитет и ситуация относительно Одесского аэропорта. Одной из причин отказа стало то, что там до сих пор не завершено строительство нового терминала, который Одесса обещала открыть только в марте 2017 года. Новый терминал увеличил бы способность Одесского аэропорта принимать до 3,5 миллионов пассажиров в год и позволил бы запустить новые регулярные рейсы по направлениям Падерборн, Германия; Барселона, Испания; Рига, Латвия; Бухарест, Румыния, а также новые рейсы в несколько городов в Польше.

Причиной отказа Днепру стала необходимость проведения полной реконструкции местной арены. Кстати, последнюю нужно было начать еще месяц назад. И проблемы с отелями. Не менее важную роль сыграла в отказе Одессе и Днепру и ситуация безопасности. «Безопасность через Приднестровье и другие пункты накладывалась на Одессу. Так же, как и на Днепр: из-за близости к линии соприкосновения», — рассказал Нищук.

Позже один из членов оргкомитета по подготовке Евровидения рассказал РБК-Украина, что Европейский вещательный союз прямо рекомендовал Украине не проводить конкурс в Днепре из-за опасения европейской стороны, что Днепр находится ближе всего к зоне боевых действий, чем другие города, которые потребовали провести песенный конкурс. «Они спрашивали у нас, а сколько километров от Днепра до линии соприкосновения?», — делится собеседник РБК-Украина.

На самом деле, почему вопрос выбора города затянулсяь на несколько месяцев, ни Нищук, ни Аласания так и не объяснили, и отделались привычными отговорками, будто процесс был действительно тяжелый и нуждался анализа большого количества информации. «Чего было сразу не сказать: «Киев»? На самом деле, это была, действительно, неформальная история. Более того, Киев действительно почувствовал серьезную конкуренцию. Было много дискуссий, кому отдать предпочтение. В Германии, когда выбирали город, уже на втором круге Дюссельдорф выиграл 12 октября. Они четыре месяца решали, или больше», — пояснил министр.

Теперь, когда город определен, перед организаторами встают другие вопросы. Например, будут ли принимать в конкурсе участие российские участники. В правительстве заверили, что не допустят к участию только те лица, которые попадают под введенные Украиной санкции. Точно на Евровидение не попадет, скажем, Иосиф Кобзон. «Могу утвердительно сказать — никаких компромиссов не будет. Иосиф Кобзон не будет допущен Украиной на Евровидение 2017», — подытожил Нищук.

РБК-Украина

Евровидение-2017: Киев – надежно, а Одесса – оригинальноЕвровидение-2017: Киев – надежно, а Одесса – оригинально

Юлия Горбань

Почему Евровидение, как глоток свежего воздуха, нужно именно Одессе?

Интрига вокруг определения хозяина Евровидения-2017 затянулась. Кабмин уже принял распоряжение, согласно которому на проведение песенного конкурса выделят не менее 15 миллионов евро. А вот какой город станет хозяином и будет распоряжаться этими деньгами – организационный комитет по подготовке Евровидения до сих пор не может определить.

Руководители городов-финалистов недовольны

Городской голова Днипра Борис Филатов призвал оргкомитет поторопиться с определением города-победителя, ведь промедление ставит под сомнение своевременную подготовку объектов к проведению песенного конкурса.

Глава Одесской ОГА Михеил Саакашвили считает, что после выхода Одессы в финал конкурса на право принимать песенный конкурс Евровидение-2017 против города началась «безумная пропаганда».

Тем временем мэр Киева Виталий Кличко отметил, что затягивание с определением города, который будет проводить Евровидение, только вредит репутации страны, а также добавил, что такое затягивание – пропаганда именно против Киева как хозяина песенного конкурса.

К огорчению Днипра, фаворитами называют Одессу и Киев, а вице-премьер-министр Украины Вячеслав Кириленко отметил, что наилучшие стартовые позиции у Киева. Это и так понятно, ведь Киев раньше проводил Евровидение и, соответственно, владеет опытом и инфраструктурой. Но стоит проявить оригинальность и дать Европе увидеть Украину еще и с другой стороны. Тем более, возможно, Одессе это сейчас необходимо все же больше, нежели Киеву. Укринформ попытался убедиться в этом.

Не провести в Одессе Евровидение было бы преступлением

Михеил Саакашвили искренне убеждает, что Одессе нужен новый рывок, и именно им может стать Евровидение: «Киев – столица, независимо от того, состоится там Евровидение или нет, там всегда будут крупнейшие концерты, туда гарантированно приедут выступать известные артисты, так или иначе – Киев будет развиваться. Одесса же – курортный город, в Одессе все устроено немного иначе. В последние несколько лет Одесса застопорилась, это вам скажет любой одессит. Вроде восстановился и увеличился поток туристов, вроде многократно вырос местный бюджет, а город переминается с ноги на ногу, нет рывка вперед. Именно такой рывок сможет обеспечить нашему региону проведение Евровидения. Во времена оккупированного Крыма, когда Одесса стала центральным морским курортом для всей Украины, не отдать ей такую возможность было бы преступлением. Получив Евровидение, Одесса преобразится, засияет с новой силой, поэтому и киевляне, и днипровцы, которые приедут сюда еще не раз, получат сервис нового, более высокого уровня и совершенно точно не пожалеют о том, что их родные города уступили это почетное право Одессе. В конце концов Одесса же мама, а маме нужно уступать!»

Городской голова Одессы Геннадий Труханов аргументировал, что Одесса опережает другие города практически по всем позициям: «Наличие площадки, развитая инфраструктура, миллионы туристов, статус культурной и туристической столицы – все это говорит о том, что Евровидение-2017 должно проходить только в Одессе!»

Украинские звезды тоже не остались равнодушными и устроили флешмоб с видео, в которых поддержали Одессу. В Facebook и Instagram опубликовали свои посты и видео Ирина Билык, Антон Лирник, Ольга Полякова, Анна Завальская, Коля Серга и другие. Коля Серга даже написал небольшое стихотворение:

«Вы думаете, чего Утесов ждет,

Там, в ГорСаду, скучая на скамейке?

Пока до принимающих дойдет,

Что хватит теребить свои линейки.

Что хватит через сито воду лить,

Ломаясь, как на воздухе кефаль.

Давайте вместе соизволим пригласить

В Одессу европейский фестиваль!»

Основные требования к организатору конкурса:

— Обеспечение безопасности всем участникам, членам делегаций и гостям Евровидения-2017.
— Крытая арена для проведения конкурса, которая будет вмещать не менее 7000–10000 зрителей.
— Минимум 1000 комнат в рядом расположенных гостиницах для всех делегаций участников на протяжении всего периода проведения Евровидения. Примерно столько же номеров для аккредитованной прессы и фанатов события.
— Функционирования международного пресс-центра для работы не менее 1550 журналистов во время конкурса.
— Важная современная транспортная инфраструктура: международный аэропорт, наличие регулярного транспортного сообщения между аэропортом и городом, удобное транспортное сообщение в черте города.

Справится Одесса, если победит?

Говорят, что большое желание чего-то достичь – это уже 50% успеха. Этого у Одессы хоть отбавляй. И, как отмечает оргкомитет, главное – соответствовать всем критериям проведения мероприятия такого уровня как Евровидение. Что же имеем на практике?

Относительно первого требования – здесь кажется у Одессы проблем не будет. Саакашвили на совместном брифинге с Трухановым заверил, что гостям в Одессе будет спокойнее: «Говорят, что в Одессе опасно, а в Киеве – безопасно. Это при том, что за последнее время в Киеве произошло несколько громких убийств и терактов, таких как убийство Павла Шеремета. Меня не радует, что в Киеве опасно, но там реально намного опаснее, чем в Одессе», – сказал Саакашвили.

А вот над сооружением крытой арены Одессе придется поработать. Проводить Евровидение в Одессе предлагают на футбольном стадионе «Черноморец», который был открыт еще в 1936 году, а в 2011 – реконструирован. Его придется модернизировать и достроить временную крышу. Ответственным за строительство назначили молодого вице-мэра Павла Вугельмана. На презентации одесского проекта в Киеве он рассказал, что совершенствовать Черноморец будет швейцарская компания Nssli с 75-летним опытом работы, которая строила спортивные объекты на пяти Олимпийских играх и трижды принимала участие в подготовке к Евровидению. Кроме швейцарских специалистов Одесса обещает привлечь также и немецких – из компании Neumann&Mller, которые готовы обеспечить Евровидение концертным оборудованием.

Официальный сайт стадиона «Черноморец» представил такие актуальные данные:

34164 – вместимость стадиона;

493 места для прессы;

98 мест для людей с ограниченными возможностями (в том числе и для тех, кто их сопровождает – 48);

60 корпоративных лож (1602 места);

558 мест на VIP трибуне для почетный гостей;

на 68 представителей СМИ рассчитан конференц-зал стадиона;

1020 – количество посадочных мест в ресторанах, барах и кафе стадиона;

449 паркомест в подземном паркинге.

Следующее требование – достаточное количество мест для делегаций, гостей и прессы – тоже, наверное, не станет препятствием для Одессы, которая привыкла к туристам. Согласно данным Агентства по вопросам инвестиций и развития Одесской ОГА, по состоянию на сентябрь 2015 года в Одессе насчитывается 276 гостиниц с номерным фондом 7 тысяч номеров на 16,5 тысяч мест. В области – еще 489 отелей с номерным фондом более 12 тысяч номеров на более, чем 28 тысяч мест.

Одесские руководители отмечают, что по инфраструктуре Одесса не уступает другим претендентам. «Сейчас одесский аэропорт приближается к уровню аэропорта «Борисполь». Кроме того, мы ведем переговоры с рядом лоукостеров. Будут субсидироваться чартерные рейсы, поэтому цены на билеты будут низкими. Мы получили гарантию, что в марте следующего года откроется новый авиа-терминал», – заверил Михеил Саакашвили.

Павел Вугельман считает, что зоной для гостей станет знаменитый Приморский бульвар и склоны под ним, а также парк Шевченко, в котором, собственно, расположен и стадион «Черноморец». К тому же не следует забывать и об Одесском морском вокзале, где смогут одновременно пришвартоваться 5 морских лайнеров, а это еще 15 тысяч мест для гостей Евровидения.

Как видим, у нас не будет причин волноваться за престиж Украины как хозяина Евровидения в любом случае. Вопрос сейчас стоит немного иначе – для кого это сейчас важнее? И он, очевидно, риторический. У нас временно забрали Крым и это стало толчком для еще большего расцвета Одессы и ее патриотической сплоченности. А Евровидение-2017 поднимет нашу «жемчужную у моря» уже на высший уровень – как ни как, а нашелся повод выделить деньги на улучшение инфраструктуры и проконтролировать их. Конечно, атмосфера Одессы уже стала брендом у нас и наших соседей, однако хочется, чтобы она стала брендом также и для всей Европы.

Юлия Горбань, Киев

ХвыляЮлия Горбань

Почему Евровидение, как глоток свежего воздуха, нужно именно Одессе?

Интрига вокруг определения хозяина Евровидения-2017 затянулась. Кабмин уже принял распоряжение, согласно которому на проведение песенного конкурса выделят не менее 15 миллионов евро. А вот какой город станет хозяином и будет распоряжаться этими деньгами – организационный комитет по подготовке Евровидения до сих пор не может определить.

Руководители городов-финалистов недовольны

Городской голова Днипра Борис Филатов призвал оргкомитет поторопиться с определением города-победителя, ведь промедление ставит под сомнение своевременную подготовку объектов к проведению песенного конкурса.

Глава Одесской ОГА Михеил Саакашвили считает, что после выхода Одессы в финал конкурса на право принимать песенный конкурс Евровидение-2017 против города началась «безумная пропаганда».

Тем временем мэр Киева Виталий Кличко отметил, что затягивание с определением города, который будет проводить Евровидение, только вредит репутации страны, а также добавил, что такое затягивание – пропаганда именно против Киева как хозяина песенного конкурса.

К огорчению Днипра, фаворитами называют Одессу и Киев, а вице-премьер-министр Украины Вячеслав Кириленко отметил, что наилучшие стартовые позиции у Киева. Это и так понятно, ведь Киев раньше проводил Евровидение и, соответственно, владеет опытом и инфраструктурой. Но стоит проявить оригинальность и дать Европе увидеть Украину еще и с другой стороны. Тем более, возможно, Одессе это сейчас необходимо все же больше, нежели Киеву. Укринформ попытался убедиться в этом.

Не провести в Одессе Евровидение было бы преступлением

Михеил Саакашвили искренне убеждает, что Одессе нужен новый рывок, и именно им может стать Евровидение: «Киев – столица, независимо от того, состоится там Евровидение или нет, там всегда будут крупнейшие концерты, туда гарантированно приедут выступать известные артисты, так или иначе – Киев будет развиваться. Одесса же – курортный город, в Одессе все устроено немного иначе. В последние несколько лет Одесса застопорилась, это вам скажет любой одессит. Вроде восстановился и увеличился поток туристов, вроде многократно вырос местный бюджет, а город переминается с ноги на ногу, нет рывка вперед. Именно такой рывок сможет обеспечить нашему региону проведение Евровидения. Во времена оккупированного Крыма, когда Одесса стала центральным морским курортом для всей Украины, не отдать ей такую возможность было бы преступлением. Получив Евровидение, Одесса преобразится, засияет с новой силой, поэтому и киевляне, и днипровцы, которые приедут сюда еще не раз, получат сервис нового, более высокого уровня и совершенно точно не пожалеют о том, что их родные города уступили это почетное право Одессе. В конце концов Одесса же мама, а маме нужно уступать!»

Городской голова Одессы Геннадий Труханов аргументировал, что Одесса опережает другие города практически по всем позициям: «Наличие площадки, развитая инфраструктура, миллионы туристов, статус культурной и туристической столицы – все это говорит о том, что Евровидение-2017 должно проходить только в Одессе!»

Украинские звезды тоже не остались равнодушными и устроили флешмоб с видео, в которых поддержали Одессу. В Facebook и Instagram опубликовали свои посты и видео Ирина Билык, Антон Лирник, Ольга Полякова, Анна Завальская, Коля Серга и другие. Коля Серга даже написал небольшое стихотворение:

«Вы думаете, чего Утесов ждет,

Там, в ГорСаду, скучая на скамейке?

Пока до принимающих дойдет,

Что хватит теребить свои линейки.

Что хватит через сито воду лить,

Ломаясь, как на воздухе кефаль.

Давайте вместе соизволим пригласить

В Одессу европейский фестиваль!»

Основные требования к организатору конкурса:

— Обеспечение безопасности всем участникам, членам делегаций и гостям Евровидения-2017.
— Крытая арена для проведения конкурса, которая будет вмещать не менее 7000–10000 зрителей.
— Минимум 1000 комнат в рядом расположенных гостиницах для всех делегаций участников на протяжении всего периода проведения Евровидения. Примерно столько же номеров для аккредитованной прессы и фанатов события.
— Функционирования международного пресс-центра для работы не менее 1550 журналистов во время конкурса.
— Важная современная транспортная инфраструктура: международный аэропорт, наличие регулярного транспортного сообщения между аэропортом и городом, удобное транспортное сообщение в черте города.

Справится Одесса, если победит?

Говорят, что большое желание чего-то достичь – это уже 50% успеха. Этого у Одессы хоть отбавляй. И, как отмечает оргкомитет, главное – соответствовать всем критериям проведения мероприятия такого уровня как Евровидение. Что же имеем на практике?

Относительно первого требования – здесь кажется у Одессы проблем не будет. Саакашвили на совместном брифинге с Трухановым заверил, что гостям в Одессе будет спокойнее: «Говорят, что в Одессе опасно, а в Киеве – безопасно. Это при том, что за последнее время в Киеве произошло несколько громких убийств и терактов, таких как убийство Павла Шеремета. Меня не радует, что в Киеве опасно, но там реально намного опаснее, чем в Одессе», – сказал Саакашвили.

А вот над сооружением крытой арены Одессе придется поработать. Проводить Евровидение в Одессе предлагают на футбольном стадионе «Черноморец», который был открыт еще в 1936 году, а в 2011 – реконструирован. Его придется модернизировать и достроить временную крышу. Ответственным за строительство назначили молодого вице-мэра Павла Вугельмана. На презентации одесского проекта в Киеве он рассказал, что совершенствовать Черноморец будет швейцарская компания Nssli с 75-летним опытом работы, которая строила спортивные объекты на пяти Олимпийских играх и трижды принимала участие в подготовке к Евровидению. Кроме швейцарских специалистов Одесса обещает привлечь также и немецких – из компании Neumann&Mller, которые готовы обеспечить Евровидение концертным оборудованием.

Официальный сайт стадиона «Черноморец» представил такие актуальные данные:

34164 – вместимость стадиона;

493 места для прессы;

98 мест для людей с ограниченными возможностями (в том числе и для тех, кто их сопровождает – 48);

60 корпоративных лож (1602 места);

558 мест на VIP трибуне для почетный гостей;

на 68 представителей СМИ рассчитан конференц-зал стадиона;

1020 – количество посадочных мест в ресторанах, барах и кафе стадиона;

449 паркомест в подземном паркинге.

Следующее требование – достаточное количество мест для делегаций, гостей и прессы – тоже, наверное, не станет препятствием для Одессы, которая привыкла к туристам. Согласно данным Агентства по вопросам инвестиций и развития Одесской ОГА, по состоянию на сентябрь 2015 года в Одессе насчитывается 276 гостиниц с номерным фондом 7 тысяч номеров на 16,5 тысяч мест. В области – еще 489 отелей с номерным фондом более 12 тысяч номеров на более, чем 28 тысяч мест.

Одесские руководители отмечают, что по инфраструктуре Одесса не уступает другим претендентам. «Сейчас одесский аэропорт приближается к уровню аэропорта «Борисполь». Кроме того, мы ведем переговоры с рядом лоукостеров. Будут субсидироваться чартерные рейсы, поэтому цены на билеты будут низкими. Мы получили гарантию, что в марте следующего года откроется новый авиа-терминал», – заверил Михеил Саакашвили.

Павел Вугельман считает, что зоной для гостей станет знаменитый Приморский бульвар и склоны под ним, а также парк Шевченко, в котором, собственно, расположен и стадион «Черноморец». К тому же не следует забывать и об Одесском морском вокзале, где смогут одновременно пришвартоваться 5 морских лайнеров, а это еще 15 тысяч мест для гостей Евровидения.

Как видим, у нас не будет причин волноваться за престиж Украины как хозяина Евровидения в любом случае. Вопрос сейчас стоит немного иначе – для кого это сейчас важнее? И он, очевидно, риторический. У нас временно забрали Крым и это стало толчком для еще большего расцвета Одессы и ее патриотической сплоченности. А Евровидение-2017 поднимет нашу «жемчужную у моря» уже на высший уровень – как ни как, а нашелся повод выделить деньги на улучшение инфраструктуры и проконтролировать их. Конечно, атмосфера Одессы уже стала брендом у нас и наших соседей, однако хочется, чтобы она стала брендом также и для всей Европы.

Юлия Горбань, Киев

Хвыля

Uber в Украине: уживется ли сервис с киевскими таксистамиUber в Украине: уживется ли сервис с киевскими таксистами

Виктория Власенко

30 июня Uber появился в Украине, теперь жители и гости Киева могут пользоваться международным сервисом вызова такси. Услугой уже могут воспользоваться жители 450 городов в 75 странах. В Восточной Европе Uber покрывает 20 городов в 11 странах. Причем запуск услуги там состоялся в течение последних двух лет, а на большинстве рынков компания присутствует менее чем полгода. Официальной презентации Uber в Украине предшествовало длительное обсуждение в социальных сетях и профессиональной среде. В феврале текущего года таксисты Киева даже устроили протест под зданием Киевской городской государственной администрации (КГГА) — сжигали шины и требовали от Uber соблюдения требований законодательства Украины. Как сейчас водители настроены по отношению к международному сервису и что вообще Uber может предложить Украине, выяснило РБК-Украина.

Встречают по цене

Одной из главных интриг выхода Uber в Украину была стоимость услуг. Ведь пассажирские перевозки в Украине одни из самых дешевых в мире и пользователи обычно не готовы платить за комфорт. Так, минимальные тарифы на такси в Киеве стартуют от 29 гривен (чуть больше 1 доллара) или от 2,2 гривны за километр. Однако найти машину часто не получается — водители не хотят ехать по заявленной диспетчером цене и ждут, когда пассажир сам ее поднимет. Уровень сервиса при этом довольно низкий: за «минималку» к пассажиру часто приезжает старый автомобиль с прокуренным салоном и не очень дружелюбным водителем. Стоимость услуг у перевозчиков, которые тщательнее контролируют качество, в разы выше. Например, «Экспресс-такси» за каждый километр берет по 5 гривен. Похожие расценки у «Элит-такси».

Кроме того, в Украине работают многочисленные интернет-сервисы по вызову такси, такие как CarOnFly, IQ-Taxi, Web-Cab (сервис «Элит-такси»), до недавнего времени работало приложение WinTaxi. За день до презентации Uber в Украине на наш рынок также вышло словацкое приложение Hopin Taxi. С его помощью пассажир может найти ближайшее авто или заказать определенного водителя, увидеть место нахождения авто, оценить водителя, а водитель — пассажира. По словам представителя Hopin Taxi Вадима Юрика, на рынке перевозок в Киеве есть незаполненная ниша. Отсюда интерес к нашей стране.

Самым популярным интернет-сервисом заказа такси в Украине остается местный Uklon. У него несколько сотен тысяч пользователей и около 20 тыс. зарегистрированных водителей с автомобилями. Минимальный тариф в Uklon — 30 гривен за 2 км, каждый следующий километр стоит 4,5 гривны.

По словам генерального менеджера Uber в Украине Аркадия Вершебенюка, стоимость подачи машины через Uber в Киеве составит 25 гривен, дальше по маршруту стоимость составит 4,5 гривны за километр и 0,4 гривны за каждую минуту поездки. Таким образом, поездка, например, с Контрактовой площади до Софийской площади в Киеве обойдется приблизительно в 40 гривен. Для сравнения, стоимость аналогичной поездки, рассчитанная через Uklon, составит 41-43 гривны. Комиссия Uber в Украине составляет 25%, в то время как традиционные службы такси и другие сервисы берут 8-12%.

Водители на вес золота

В качестве партнеров Uber обещает отбирать только тех водителей, которые соответствуют заранее установленным критериям. А именно, зарегистрированы как юридические лица или частные предприниматели, имеют права и страховой полис, а также лицензию на осуществление перевозок. «Мы хотим обеспечить максимально прозрачную работу Uber в Украине и учесть все требования украинского законодательства», — заявил региональный менеджер Uber в Восточной Европе Энтони Ле Ру. При этом отбираются автомобили комфорт-класса без физических повреждений — это могут быть Toyota Camry, Hyundai Accent, Kia Rio не ранее 2008 года выпуска. Для самих водителей проводятся тренинги: как сделать поездку максимально комфортной для пассажира.

Сколько водителей и автомобилей уже отобрали, руководство сервиса не говорит. По словам Вершебенюка, еще до официального запуска Uber в Украине заявки подало 1-2 тыс. водителей и сейчас компания их обрабатывает. По данным источника РБК-Украина, на последнем тренинге Uber присутствовало всего около 10 водителей. Отзывы пользователей в социальных сетях также говорят о том, что в день официальной презентации найти машину через Uber в Киеве удалось немногим.

Впрочем, дефицит машин может также говорить о большом количестве заказов. Со дня запуска Uber в Украине и до воскресенья, 3 июля, пользоваться услугой можно бесплатно. Каждому пассажиру предоставляется 5 поездок на общую сумму 750 гривен, не более 150 гривен каждая. Cтоимость таких бесплатных поездок Uber самостоятельно компенсирует водителям. Компенсация может достигать 100-180 гривен в час. Чтобы получить ее, водитель должен брать все заказы, которые ему приходят, а его рейтинг в системе не должен быть ниже 4,7. Как рассказывает глава правления «Украинской таксомоторной ассоциации» Андрей Антонюк, несмотря на такую высокую компенсацию, Uber пока не вызывает ажиотажа среди водителей такси. Кроме того, есть вероятность, что по окончании тестового периода водители «разбегутся». По словам Антонюка, так было в Беларуси. Хотя по данным самого Uber, темпы роста сервиса в Минске оказались самыми высокими в Восточной Европе.

Таксисты говорят о Uber в Украине

Сейчас водители традиционных служб такси, в основном, наблюдают за Uber в Украине со стороны. «Мы только за конкуренцию и появление новых сервисов. Но эти сервисы должны работать в правовом поле», — объясняет Антонюк. Февральские протесты, по его словам, не столько касались работы самого Uber, сколько призывали КГГА обратить внимание на количество нелегальных перевозчиков. Во время презентации Uber в Украине, мэр Киева Виталий Кличко заявил, что официально в городе зарегистрировано 164 водителя такси. За последний год они уплатили в городской бюджет всего 26 тыс. гривен налогов. В этом контексте Кличко положительно оценил выход Uber в Украину. «Как известно, коррупция — она в наличных. А Uber позволит перевести хотя бы часть расчетов в электронную форму», — объяснил он. Интересно, что в Баку (Азербайджан) в качестве исключения Uber ввел расчет наличными, а с июля аналогичная возможность появится и в России.

«Почему-то в КГГА думают, что сейчас кто-то придет и наведет порядок на нашем рынке», — комментирует Антонюк. По его мнению, сейчас Uber декларирует одно, а делает другое. «Они обещают работать только с водителями, у которых есть лицензия на перевозку и зарегистрированное юридическое лицо. А по факту любой желающий может подключиться через их посредника, сервис Uberlin», — объясняет Антонюк.

Как сообщил РБК-Украина представитель Uberlin в Украине, водитель в Uber не может работать без лицензии, но на данный момент действует отсрочка на лицензию. После определённого срока, если водитель не загрузит лицензию в свой профиль, он будет отключён. «Мы, как партнёры Uber со своей стороны будем оказывать водителям помощь в получении лицензии», — сообщил он. Uberlin помогает водителям получить лицензию через своих партнёров — автопарки, таксопарки, то есть тех, кто имеет право подключать автомобили к своей лицензии. Также водитель может утроиться к ним на работу — это уже вопрос взаимоотношения компании-лицензиата и водителя. Комиссия Uberlin составляет 13% при еженедельном тарифе и 17% при ежедневном тарифе. «У нас огромное число желающих, мы стремимся стать самым большим и глобальным партнером Uber», — сообщил представитель Uberlin.

Самозанятый перевозчик на такси Геннадий Попов говорит, что стоимость лицензии для такси в Киеве не высокая, 1 200 гривен. Лицензия не имеет срока действия, хотя при наличии нарушений со стороны перевозчика ее могут отобрать. Другое дело, что оформление такой лицензии может занять месяцы. В интернете можно найти посредников, которые предлагают сделать лицензию в сжатые сроки, но втридорога.

Хотя у Попова уже есть лицензия, сотрудничать с Uber он пока не намерен. «С одной стороны, они требуют лицензию, с другой стороны — на транспортном средстве не должно быть шашки такси, таксометра внутри и других атрибутов легального такси, которые есть на моей машине», — объясняет он.

Впрочем, он предполагает, что другие водители могут использовать Uber в качестве второго или третьего приложения. По оценкам менеджера по коммуникациям Uber Евгении Шиповой, заработки водителей-партнеров Uber в странах Восточной Европы составляют порядка 70-100 долларов в день. Сколько будут получать таксисты Uber в Украине покажет ближайшее время.

РБК-УкраинаВиктория Власенко

30 июня Uber появился в Украине, теперь жители и гости Киева могут пользоваться международным сервисом вызова такси. Услугой уже могут воспользоваться жители 450 городов в 75 странах. В Восточной Европе Uber покрывает 20 городов в 11 странах. Причем запуск услуги там состоялся в течение последних двух лет, а на большинстве рынков компания присутствует менее чем полгода. Официальной презентации Uber в Украине предшествовало длительное обсуждение в социальных сетях и профессиональной среде. В феврале текущего года таксисты Киева даже устроили протест под зданием Киевской городской государственной администрации (КГГА) — сжигали шины и требовали от Uber соблюдения требований законодательства Украины. Как сейчас водители настроены по отношению к международному сервису и что вообще Uber может предложить Украине, выяснило РБК-Украина.

Встречают по цене

Одной из главных интриг выхода Uber в Украину была стоимость услуг. Ведь пассажирские перевозки в Украине одни из самых дешевых в мире и пользователи обычно не готовы платить за комфорт. Так, минимальные тарифы на такси в Киеве стартуют от 29 гривен (чуть больше 1 доллара) или от 2,2 гривны за километр. Однако найти машину часто не получается — водители не хотят ехать по заявленной диспетчером цене и ждут, когда пассажир сам ее поднимет. Уровень сервиса при этом довольно низкий: за «минималку» к пассажиру часто приезжает старый автомобиль с прокуренным салоном и не очень дружелюбным водителем. Стоимость услуг у перевозчиков, которые тщательнее контролируют качество, в разы выше. Например, «Экспресс-такси» за каждый километр берет по 5 гривен. Похожие расценки у «Элит-такси».

Кроме того, в Украине работают многочисленные интернет-сервисы по вызову такси, такие как CarOnFly, IQ-Taxi, Web-Cab (сервис «Элит-такси»), до недавнего времени работало приложение WinTaxi. За день до презентации Uber в Украине на наш рынок также вышло словацкое приложение Hopin Taxi. С его помощью пассажир может найти ближайшее авто или заказать определенного водителя, увидеть место нахождения авто, оценить водителя, а водитель — пассажира. По словам представителя Hopin Taxi Вадима Юрика, на рынке перевозок в Киеве есть незаполненная ниша. Отсюда интерес к нашей стране.

Самым популярным интернет-сервисом заказа такси в Украине остается местный Uklon. У него несколько сотен тысяч пользователей и около 20 тыс. зарегистрированных водителей с автомобилями. Минимальный тариф в Uklon — 30 гривен за 2 км, каждый следующий километр стоит 4,5 гривны.

По словам генерального менеджера Uber в Украине Аркадия Вершебенюка, стоимость подачи машины через Uber в Киеве составит 25 гривен, дальше по маршруту стоимость составит 4,5 гривны за километр и 0,4 гривны за каждую минуту поездки. Таким образом, поездка, например, с Контрактовой площади до Софийской площади в Киеве обойдется приблизительно в 40 гривен. Для сравнения, стоимость аналогичной поездки, рассчитанная через Uklon, составит 41-43 гривны. Комиссия Uber в Украине составляет 25%, в то время как традиционные службы такси и другие сервисы берут 8-12%.

Водители на вес золота

В качестве партнеров Uber обещает отбирать только тех водителей, которые соответствуют заранее установленным критериям. А именно, зарегистрированы как юридические лица или частные предприниматели, имеют права и страховой полис, а также лицензию на осуществление перевозок. «Мы хотим обеспечить максимально прозрачную работу Uber в Украине и учесть все требования украинского законодательства», — заявил региональный менеджер Uber в Восточной Европе Энтони Ле Ру. При этом отбираются автомобили комфорт-класса без физических повреждений — это могут быть Toyota Camry, Hyundai Accent, Kia Rio не ранее 2008 года выпуска. Для самих водителей проводятся тренинги: как сделать поездку максимально комфортной для пассажира.

Сколько водителей и автомобилей уже отобрали, руководство сервиса не говорит. По словам Вершебенюка, еще до официального запуска Uber в Украине заявки подало 1-2 тыс. водителей и сейчас компания их обрабатывает. По данным источника РБК-Украина, на последнем тренинге Uber присутствовало всего около 10 водителей. Отзывы пользователей в социальных сетях также говорят о том, что в день официальной презентации найти машину через Uber в Киеве удалось немногим.

Впрочем, дефицит машин может также говорить о большом количестве заказов. Со дня запуска Uber в Украине и до воскресенья, 3 июля, пользоваться услугой можно бесплатно. Каждому пассажиру предоставляется 5 поездок на общую сумму 750 гривен, не более 150 гривен каждая. Cтоимость таких бесплатных поездок Uber самостоятельно компенсирует водителям. Компенсация может достигать 100-180 гривен в час. Чтобы получить ее, водитель должен брать все заказы, которые ему приходят, а его рейтинг в системе не должен быть ниже 4,7. Как рассказывает глава правления «Украинской таксомоторной ассоциации» Андрей Антонюк, несмотря на такую высокую компенсацию, Uber пока не вызывает ажиотажа среди водителей такси. Кроме того, есть вероятность, что по окончании тестового периода водители «разбегутся». По словам Антонюка, так было в Беларуси. Хотя по данным самого Uber, темпы роста сервиса в Минске оказались самыми высокими в Восточной Европе.

Таксисты говорят о Uber в Украине

Сейчас водители традиционных служб такси, в основном, наблюдают за Uber в Украине со стороны. «Мы только за конкуренцию и появление новых сервисов. Но эти сервисы должны работать в правовом поле», — объясняет Антонюк. Февральские протесты, по его словам, не столько касались работы самого Uber, сколько призывали КГГА обратить внимание на количество нелегальных перевозчиков. Во время презентации Uber в Украине, мэр Киева Виталий Кличко заявил, что официально в городе зарегистрировано 164 водителя такси. За последний год они уплатили в городской бюджет всего 26 тыс. гривен налогов. В этом контексте Кличко положительно оценил выход Uber в Украину. «Как известно, коррупция — она в наличных. А Uber позволит перевести хотя бы часть расчетов в электронную форму», — объяснил он. Интересно, что в Баку (Азербайджан) в качестве исключения Uber ввел расчет наличными, а с июля аналогичная возможность появится и в России.

«Почему-то в КГГА думают, что сейчас кто-то придет и наведет порядок на нашем рынке», — комментирует Антонюк. По его мнению, сейчас Uber декларирует одно, а делает другое. «Они обещают работать только с водителями, у которых есть лицензия на перевозку и зарегистрированное юридическое лицо. А по факту любой желающий может подключиться через их посредника, сервис Uberlin», — объясняет Антонюк.

Как сообщил РБК-Украина представитель Uberlin в Украине, водитель в Uber не может работать без лицензии, но на данный момент действует отсрочка на лицензию. После определённого срока, если водитель не загрузит лицензию в свой профиль, он будет отключён. «Мы, как партнёры Uber со своей стороны будем оказывать водителям помощь в получении лицензии», — сообщил он. Uberlin помогает водителям получить лицензию через своих партнёров — автопарки, таксопарки, то есть тех, кто имеет право подключать автомобили к своей лицензии. Также водитель может утроиться к ним на работу — это уже вопрос взаимоотношения компании-лицензиата и водителя. Комиссия Uberlin составляет 13% при еженедельном тарифе и 17% при ежедневном тарифе. «У нас огромное число желающих, мы стремимся стать самым большим и глобальным партнером Uber», — сообщил представитель Uberlin.

Самозанятый перевозчик на такси Геннадий Попов говорит, что стоимость лицензии для такси в Киеве не высокая, 1 200 гривен. Лицензия не имеет срока действия, хотя при наличии нарушений со стороны перевозчика ее могут отобрать. Другое дело, что оформление такой лицензии может занять месяцы. В интернете можно найти посредников, которые предлагают сделать лицензию в сжатые сроки, но втридорога.

Хотя у Попова уже есть лицензия, сотрудничать с Uber он пока не намерен. «С одной стороны, они требуют лицензию, с другой стороны — на транспортном средстве не должно быть шашки такси, таксометра внутри и других атрибутов легального такси, которые есть на моей машине», — объясняет он.

Впрочем, он предполагает, что другие водители могут использовать Uber в качестве второго или третьего приложения. По оценкам менеджера по коммуникациям Uber Евгении Шиповой, заработки водителей-партнеров Uber в странах Восточной Европы составляют порядка 70-100 долларов в день. Сколько будут получать таксисты Uber в Украине покажет ближайшее время.

РБК-Украина

Первый год новой ВДНХ: кто и зачем меняет «Экспоцентр Украины»Первый год новой ВДНХ: кто и зачем меняет «Экспоцентр Украины»

Виктория Власенко

Летом 2015 года в Национальный комплекс «Экспоцентр Украины» (ВДНХ) пришло новое руководство: шоумен и предприниматель Максим Бахматов, журналист Александр Акименко и предприниматель, основатель киевского коворкинга «Часопис» Макс Яковер. Они заявили громкую цель: вывести предприятие на прибыль и вдохнуть жизнь в территорию, которая пришла в упадок. Помимо заброшенных помещений, новой команде досталось 20 млн гривен долгов, больше десятка незавершенных судебных исков, «замороженные» счета предприятия.

За этот год ВДНХ постепенно начал оживать. Всю зиму там работал парк развлечений «Зимова країна», организованный медиа-холдингом Starlight media, и его посетило около 300 тыс человек. Сейчас готовится летняя программа.

Весной на территории «Экспоцентра Украины» открылся коворкинг городских проектов Kyiv Smart City Hub, деньги на который собрали киевляне, и филиал инкубатора проектов на основе открытых данных 1991. Готовится еще ряд проектов.

Идея с «президентскими» корнями

На самом деле история с перевоплощением ВДНХ началась раньше, чем год назад. В ноябре 2014 года Макс Яковер у себя в «Часописе» познакомился с Юлией Порошенко, консультантом международной компании McKinsey и женой Алексея Порошенко, сына президента Украины. «Я тогда болел идеей создания большого IT-кластера. У меня уже был «Часопис», но хотелось сделать что-то более масштабное. И вот на почве этой идеи мы познакомились с Юлей, начали думать, как эту идею реализовать», — вспоминает он.

Изначально будущий IT-кластер представлялся зданием на 80 тысяч квадратных метров, куда перевозят все стартапы и «наступает счастье». Но когда сели считать экономику, оказалось, что это нерабочая схема. Для подобных проектов, по оценкам Максима Яковера, нужны инвестиции от 100 млн долларов, которых в стране нет. Да и цены на аренду помещений для стартапов в таком случае начинались бы с 20 долларов за квадратный метр, хотя стартапы готовы платить 3 доллара. Эффективность вложений тоже была бы под вопросом. «Недостаточно просто построить. Нужно, чтобы все это наполнилось жизнью, развивалось и рождало что-то новое. Инфраструктура, идеи, ресурсы — все это одинаково важно», — добавляет Юлия Порошенко.

Чтобы найти работающую бизнес-модель, Порошенко изучала мировой опыт, преимущества и недостатки разных подходов, отчеты об их эффективности, советовалась с мировыми экспертами. Все это «накладывалось» на украинские реалии.

С миру по нитке

Как рассказывает Порошенко, у нее большой опыт работы со сложными проектами. Будучи еще студенткой, она пошла работать в компанию PwC на позицию консультанта по стратегии, где проработала три года. Позже ей, как она сама говорит, повезло попасть на лидерскую программу General Electric (GE). В рамках программы нужно было работать на разных, абсолютно не похожих друг на друга, проектах по всему миру. Причем на каждый проект отводилось по 4 месяца. «Только ты со всем разберешься, сработаешься с командой, как тебя перебрасывают на новый проект, где нужно начинать с нуля», — рассказывает она. В первый проект она попала в разгар мирового экономического кризиса. В Лондоне у GE было большое портфолио коммерческой недвижимости и надо было разработать модель ее оценки в условиях кризиса. По результатам проекта разработанная модель применялась во Франции и Испании.

За три года программы Порошенко очень много ездила по миру, смотрела, как развиваются бизнесы, что работает, а что нет. «Я лично увидела, насколько важны условия, которые для тебя создают. Идея — она как зернышко. Все зависит от того, в какую почву ты ее посадишь», — проводит аналогию она. И напоминает: технологический рост Китая начался с технопарков, которых около 400 по всему Китаю. Поэтому когда Яковер пришел со своей идеей, она была ей очень понятна.

Айтишники и аграрии

Сейчас Порошенко является управляющим партнером технологического кластера, формирует его стратегию. Задачей кластера она видит создание максимально благоприятной почвы для стартапов. «Если человек только начинает бизнес, ему, прежде всего, нужна команда, первый заказчик и возможность выйти на рынок. Ему нужно дать доступ к капиталу и максимально простые условия налогообложения. Ему нужно помочь с продвижением и пиаром. В конце концов, поместить в культуру предпринимательства, в сообщество, где можно общаться и обмениваться опытом», — считает она.

Чтобы создать такие условия, технологический кластер привлекает партнеров, которые вкладывают деньги в создание стартап-акселераторов. Так, благодаря поддержке «Киевстар» через пару недель на ВДНХ «поселятся» телекоммуникационные стартапы — сейчас завершается отделка помещений, где будет коворкинг и переговорные комнаты. Отбор стартапов, желающих попасть в акселератор, закончится 20 июня.

Аналогичный хаб откроют и для аграрных стартапов. Первые партнеры уже есть — это компании «Сварог» и «Мироновский хлебопродукт». Особенность такого партнерства еще и в том, что инвесторы смогут применять в своей деятельности разработки, созданные в рамках акселераторов. Таким образом, они смогут отбить свои вложения, а начинающие бизнесы получат первых крупных клиентов и смогут двигаться дальше. «В агро-отрасли, например, конкуренция невысокая, но проблемы, с которыми сталкиваются компании, похожие. Можно изначально выбирать в акселератор проекты, которые помогут решить эти проблемы в будущем», — делится своим видением Порошенко.

В планах техкластера — развитие и других направлений. Но каких, руководство выставочного комплекса пока не раскрывает.

На вопрос о том, помогает ли связь с президентом находить инвесторов, разбираться с судебными исками или решать бюрократические вопросы, Юлия Порошенко отвечает, что только рассказала президенту о концепции. И было это всего 2 недели назад. Решением всех сложных бюрократических вопросов занимаются Максим Яковер и Максим Бахматов. Последний официально стал гендиректором ВДНХ 22 апреля этого года.

РБК-УкраинаВиктория Власенко

Летом 2015 года в Национальный комплекс «Экспоцентр Украины» (ВДНХ) пришло новое руководство: шоумен и предприниматель Максим Бахматов, журналист Александр Акименко и предприниматель, основатель киевского коворкинга «Часопис» Макс Яковер. Они заявили громкую цель: вывести предприятие на прибыль и вдохнуть жизнь в территорию, которая пришла в упадок. Помимо заброшенных помещений, новой команде досталось 20 млн гривен долгов, больше десятка незавершенных судебных исков, «замороженные» счета предприятия.

За этот год ВДНХ постепенно начал оживать. Всю зиму там работал парк развлечений «Зимова країна», организованный медиа-холдингом Starlight media, и его посетило около 300 тыс человек. Сейчас готовится летняя программа.

Весной на территории «Экспоцентра Украины» открылся коворкинг городских проектов Kyiv Smart City Hub, деньги на который собрали киевляне, и филиал инкубатора проектов на основе открытых данных 1991. Готовится еще ряд проектов.

Идея с «президентскими» корнями

На самом деле история с перевоплощением ВДНХ началась раньше, чем год назад. В ноябре 2014 года Макс Яковер у себя в «Часописе» познакомился с Юлией Порошенко, консультантом международной компании McKinsey и женой Алексея Порошенко, сына президента Украины. «Я тогда болел идеей создания большого IT-кластера. У меня уже был «Часопис», но хотелось сделать что-то более масштабное. И вот на почве этой идеи мы познакомились с Юлей, начали думать, как эту идею реализовать», — вспоминает он.

Изначально будущий IT-кластер представлялся зданием на 80 тысяч квадратных метров, куда перевозят все стартапы и «наступает счастье». Но когда сели считать экономику, оказалось, что это нерабочая схема. Для подобных проектов, по оценкам Максима Яковера, нужны инвестиции от 100 млн долларов, которых в стране нет. Да и цены на аренду помещений для стартапов в таком случае начинались бы с 20 долларов за квадратный метр, хотя стартапы готовы платить 3 доллара. Эффективность вложений тоже была бы под вопросом. «Недостаточно просто построить. Нужно, чтобы все это наполнилось жизнью, развивалось и рождало что-то новое. Инфраструктура, идеи, ресурсы — все это одинаково важно», — добавляет Юлия Порошенко.

Чтобы найти работающую бизнес-модель, Порошенко изучала мировой опыт, преимущества и недостатки разных подходов, отчеты об их эффективности, советовалась с мировыми экспертами. Все это «накладывалось» на украинские реалии.

С миру по нитке

Как рассказывает Порошенко, у нее большой опыт работы со сложными проектами. Будучи еще студенткой, она пошла работать в компанию PwC на позицию консультанта по стратегии, где проработала три года. Позже ей, как она сама говорит, повезло попасть на лидерскую программу General Electric (GE). В рамках программы нужно было работать на разных, абсолютно не похожих друг на друга, проектах по всему миру. Причем на каждый проект отводилось по 4 месяца. «Только ты со всем разберешься, сработаешься с командой, как тебя перебрасывают на новый проект, где нужно начинать с нуля», — рассказывает она. В первый проект она попала в разгар мирового экономического кризиса. В Лондоне у GE было большое портфолио коммерческой недвижимости и надо было разработать модель ее оценки в условиях кризиса. По результатам проекта разработанная модель применялась во Франции и Испании.

За три года программы Порошенко очень много ездила по миру, смотрела, как развиваются бизнесы, что работает, а что нет. «Я лично увидела, насколько важны условия, которые для тебя создают. Идея — она как зернышко. Все зависит от того, в какую почву ты ее посадишь», — проводит аналогию она. И напоминает: технологический рост Китая начался с технопарков, которых около 400 по всему Китаю. Поэтому когда Яковер пришел со своей идеей, она была ей очень понятна.

Айтишники и аграрии

Сейчас Порошенко является управляющим партнером технологического кластера, формирует его стратегию. Задачей кластера она видит создание максимально благоприятной почвы для стартапов. «Если человек только начинает бизнес, ему, прежде всего, нужна команда, первый заказчик и возможность выйти на рынок. Ему нужно дать доступ к капиталу и максимально простые условия налогообложения. Ему нужно помочь с продвижением и пиаром. В конце концов, поместить в культуру предпринимательства, в сообщество, где можно общаться и обмениваться опытом», — считает она.

Чтобы создать такие условия, технологический кластер привлекает партнеров, которые вкладывают деньги в создание стартап-акселераторов. Так, благодаря поддержке «Киевстар» через пару недель на ВДНХ «поселятся» телекоммуникационные стартапы — сейчас завершается отделка помещений, где будет коворкинг и переговорные комнаты. Отбор стартапов, желающих попасть в акселератор, закончится 20 июня.

Аналогичный хаб откроют и для аграрных стартапов. Первые партнеры уже есть — это компании «Сварог» и «Мироновский хлебопродукт». Особенность такого партнерства еще и в том, что инвесторы смогут применять в своей деятельности разработки, созданные в рамках акселераторов. Таким образом, они смогут отбить свои вложения, а начинающие бизнесы получат первых крупных клиентов и смогут двигаться дальше. «В агро-отрасли, например, конкуренция невысокая, но проблемы, с которыми сталкиваются компании, похожие. Можно изначально выбирать в акселератор проекты, которые помогут решить эти проблемы в будущем», — делится своим видением Порошенко.

В планах техкластера — развитие и других направлений. Но каких, руководство выставочного комплекса пока не раскрывает.

На вопрос о том, помогает ли связь с президентом находить инвесторов, разбираться с судебными исками или решать бюрократические вопросы, Юлия Порошенко отвечает, что только рассказала президенту о концепции. И было это всего 2 недели назад. Решением всех сложных бюрократических вопросов занимаются Максим Яковер и Максим Бахматов. Последний официально стал гендиректором ВДНХ 22 апреля этого года.

РБК-Украина

Кличко против жителей Киева: как боксер-мэр кредит доверия киевлян превращает в кэшКличко против жителей Киева: как боксер-мэр кредит доверия киевлян превращает в кэш

Сначала в ее доме случился пожар, теперь ей угрожают по телефону. Важное интервью о том, почему жителям Киева пора защищать свой город от циничных мародеров из высших эшелонов киевской власти.

***

Интервью с Женей Кулебой подходило к завершению. Обсудили и дикую ситуацию вокруг сквера им. Небесной Сотни, и варварские планы киевской власти изуродовать древний центр города многоуровневой подземной парковкой. И тут руководитель общественной организации «Місто-сад» призналась:

— А позавчера вечером я шла по улице. И у меня звонит телефон, и мужской голос говорит: «Евгения, здравствуйте. Хочу вас по-дружески предупредить, чтобы вы отказались от идеи отбить Михайловскую площадь. Вот, вы сейчас идете по такой-то улице, в такой-то одежде…вы же понимаете, что если с вами что-нибудь случится, то это будет очень неприятная история.

— И что ты на это ответила? — поинтересовался корреспондент»Цензор.НЕТ».

— Честно говоря, ничего. Они это сказали, положили трубку — и все.

— Что значит — и все?

— Ну, я написала друзьям, спросила, что делать. Друзья написали мне, что делать. Я из этого ничего не сделала, не пошла в полицию, не изменила место жительство…к сожалению, у меня нет возможности переехать в другое место.

— Но здесь ведь вопрос не только твоей безопасности, но успеха дела, которым ты занимаешься. Надо было идти в полицию!

— Вот, наверное, теперь я тебя послушаю и пойду к следователю. Тому, который расследовал пожар в моем доме.

— Пожар?

— Это было на Крещение, несколько месяцев назад. Сгорел дом, в котором я живу, в сквере Небесной Сотни. Там был поджог, камеры засняли, как подходит человек, бросает зажигательное устройство. И одна из версий следствия — что поджог был связан с моей деятельностью на местном уровне.

— А позавчера звонок был с какого номера?

— С неопределенного номера. Я, в принципе, беру неизвестные номера, потому что мне часто звонят журналисты, для которых важна конфиденциальность. Я ответила на этот телефон, но в полицию не обращалась, поскольку вчера у меня был ряд встреч с народными депутатами. И эти встречи для меня важнее, чем…

— Ты как ребенок, ей Богу…

— Может быть. Но приходится выделять приоритеты. Да и потом, как может полиция защитить меня от звонков с неопределенного номера?

«Цензор.НЕТ» надеется все же, что полиции по силам защитить Евгению от угроз. А теперь — к разговору о том, чем она занимается, и отчего к общественной деятельности профессионального юриста-международника — такой пристальный интерес.

«ПРЕЗИДЕНТ, КОТОРЫЙ ОТКРЫВАЛ БАРЕЛЬЕФ СЕРГЕЯ НИГОЯНА В СКВЕРЕ НЕБЕСНОЙ СОТНИ, ПРОСТО НЕ МОЖЕТ ПРОИГНОРИРОВАТЬ ВОПРОС УНИЧТОЖЕНИЯ СКВЕРА»

— Ваш ролик-обращение к Президенту с просьбой защитить Сквер Небесной сотни набрал несколько сотен тысяч просмотров. Скажи, есть ли уже реакция Президента?

— Пока реакции Президента нет, но я к этому отношусь достаточно спокойно. У нас было историческое назначение нового Кабмина, и все внимание было приковано к эти перестановкам. И с момента опубликования ролика прошло 12 дней, так что мы еще немного подождем. Я уверена, что Президент, который открывал барельеф Сергея Нигояна в этом сквере, просто не может проигнорировать это обращение. Тем более, что мы никогда не обращались к Президенту, если бы видели, что можем решить эту проблему на местном уровне.

— А вы поняли, что не можете этого сделать?

— Дело в том, что с некоторых пор риторика Виталия Кличко кардинально изменилась. Если перед выборам он говорил, что вернет землю киевлянам и даже утверждал, что вернул киевлянам землю сквера Небесной Сотни, то теперь просто говорит, что не даст разрешения на стройку и не разрешит осуществить застройку этого участка. Что, согласитесь, не одно и то же.

При этом была встреча с представителями собственника; они говорят, что очень серьезно настроены возводить там офисный центр.

— А после выхода обращения к Президенту контакты с собственниками земельного участка продолжались?

— Нет, и после единственной встречи никаких контактов больше не было. Причем ту встречу инициировала столичная администрация. Заместитель Кличко Александр Спасибко нашел представителей собственника и организовал эту встречу. Но беседа была настолько неконструктивной…и было понимание того, что представители собственника не готовы к переговорному процессу и какому-либо компромиссу. И, я так понимаю, представители города решили больше не проводить такие встречи. А сама я устройством таких встреч заниматься категорически не хочу. Потому что считаю, что местная власть тоже должна что-то делать. Киевляне и без того достаточно много для сквера Небесной Сотни делали и делают. Я очень надеюсь, что мэр, который сделал этот сквер частью своей предвыборной программы, тоже немного напряжется и что-то сделает.

— Мы же можем уверенно сказать, что владельцы участка и те, кто пробивает там строительство офисного центра, — это бывшая команда Леонида Черновецкого?

— Конечно. В доказательство тому — многие расследования. И я никогда не скрывала, что это за люди. Это, в первую очередь, Вячеслав Супруненко. Но я, конечно, понимаю, что интерес к этому есть у многих лиц новой команды.

— А почему им там будто медом намазано?

— Потому что это абсолютно уникальный участок, с большим количеством охранных статусов. Центр города, прямой выход на Михайловскую площадь.

— Да, такой вкусный участок — а тут этот покойный армянин…

— Дело в том, что этот сквер — он не о покойном армянине и даже не о ста покойных героях. Он — о вере людей; о том, что они поверили в свои силы. Они увидели, что могут своими руками менять пространство вокруг себя. И эта вера намного важнее деревьев и даже барельефа Сергея Нигояна. Вот почему этот сквер стал для меня абсолютно принципиальным вопросом. Потому что если не получится в сквере, то будет понимание, что не получится и везде. Ведь если мы не можем отбить маленький кусочек земли, то как мы можем отбить всю страну?

И мне кажется, что для Президента это должно быть очевидно. Тем более, что есть и выводы Верховного Суда Украины о том, что земля была передана с нарушениями. И Верховный Суд Украины возвращает в первую инстанцию все те дела, которые были проиграны, условно говоря, нами (хоть мы и не являемся стороной в споре).

И я не питаю никаких иллюзий касательно нашей судебной системы; я понимаю, почему эти суды проигрывались. Точно так же у нас будут новые суды, и я не исключаю, что там мы тоже будем проигрывать. Как нет у меня иллюзий и относительно искреннего включения местных политиков в эту историю.

— Как нет иллюзий и во всем мире: политики, как правило, думают только о собственных интересах…Но сейчас у вас появился какой-никакой, но дополнительный козырь — старый-новый министр культуры Евгений Нищук. Он ведь тоже присутствует в вашем видеоролике, правда, еще в амплуа актера. Может, он со своим новым статусом сможет вам помочь?

— Я лично к Евгению Нищуку отношусь очень хорошо. Это наш союзник. Скажу больше: он союзник не только по скверу Небесной Сотни; он и союзник в борьбе с уничтожением буферной зоны Софии Киевской. Поэтому я уверена, что Евгений здесь займет ясную позицию в интересах киевлян. Конечно, что надежда есть, но понятно и то, что мы сразу не стали обращаться к Евгению, он ведь только-только стал министром, с чем мы его все дружно и поздравляем (улыбается. — Е.К.). И, конечно же, будем работать с Министерством культуры.

— На суды у вас надежды нет; на добрую волю чистых незапятнанных политиков — тоже. Я правильно понимаю, что надежда — на давление общества?

— Да, на людей. Потому что люди очень сильно изменились. И сейчас я уверена, что люди не позволят ломать их через колено и уничтожать сердце Киева. Потому что как сквер Небесной Сотни, так и Михайловская площадь является сердцем Киева, с многолетней историей, которую даже невозможно исчислить в культурных слоях X — XI века. Это намного больше! Это миллионы людей, которые приходили на эту площадь с крестными шествиями, дрались и умирали на ней, молились…Как и сквер.

Можно уничтожить культурный слой? Да, можно. Но что делать с памятью людей? Что делать с их верой, с воспоминаниями? Это все такие тонкие материи, которые, я понимаю, может, не очень доступны нашим политикам. Но мы готовы помочь им разобраться в этом вопросе.

«ЭТО УЖЕ НЕ БУДЕТ ГОРОД ЯРОСЛАВА И ГОРОД ВЛАДИМИРА. ЭТО БУДЕТ ГОРОД ПАРКИНГА!»

— Ситуация с Михайловской площадью, а точнее — с буферной зоной Софии Киевской. Скажи, после того, как вы сделали свое первое заявление, последовала какая-нибудь реакция властей?

— У нас сложились очень интересные отношения с местной властью. Мы общаемся через «Украинскую правду». Выходит новость — и тут же появляется ответ какого-то чиновника, который эту новость комментирует. И общественность тут идет даже немного впереди городской власти, потому что та вынуждена все время отбиваться и реагировать (смеется).

Мы уже провели одну акцию, посвященную Свято-Михайловской парковке, относительно которой все заявили, что есть намерения приватизировать Михайловскую площадь. Я до сих пор не отказываюсь от этих слов, хотя Кличко и высмеял уже меня в этом вопросе. Сейчас в кадастре города Киева Михайловская площадь указана как такая, что планируется к приватизации. Мы все понимаем, что без землеотвода невозможно начать стройку на Михайловской площади. Другое дело, что при этом земля может оставаться в коммунальной собственности и просто перейти на какое-нибудь КП.

Но также мы понимаем, что вполне реальна схема, когда выделяется 2,3 миллиарда гривен; эти деньги тратятся, а потом их совершенно случайно не хватает, как у нас очень часто происходит. Тогда обращаются к инвестору, а тот выдвигает требование приватизации этой земли.

— И тогда мэрия говорит: «Ну, давайте, а что делать?»

— Да, «Мы же не можем оставить в центре города недострой!» Тем более — такой важный!

На самом деле проблем в истории с Михайловской площадью — огромное количество. Но в чем суть? В том, что якобы пытаются решить транспортную проблему. Мол, пробки, негде парковаться. Но по какому-то странному стечению обстоятельств инициирует это решение зам Кличко по строительству Александр Спасибко. Притом, что у мэра есть профильный зам по транспорту. Но идея принадлежит заму по строительству, и представление зарегистрировано, если я не ошибаюсь, 29 февраля 2016 года.

То есть, попросту говоря, исполнительная власть уже все решила. И при этом они устраивают фарс 16 марта и предлагают депутатам Киевсовета выделить 100 тысяч гривен на проектные работы, на переговоры с общественностью! То есть запутывают людей: с одной стороны, исполнительная власть все уже решила, есть представление зама по строительству. И есть проект распоряжения, которое уже согласовывается, у нас есть уже подписанные документы!

И с другой стороны, исполнительная власть в апреле приходит в Киевсовет и говорит: «Друзья, а давайте-ка изучим вопрос: можно строить, или нет? И выделим на это 100 тысяч гривен». Причем докладчик говорит о том, что 100 тысяч — мизерная сумма. Может, мы пенсионерам скажем, что 100 тысяч гривен выделяются непонятно на что? При том, что там написано «проектные работы» — а мы все понимаем: сделать проект такого паркинга за 100 тысяч гривен невозможно.

(Саркастическим тоном) И меня волнует вопрос: на что были выделены 100 тыс. гривен? Если, как говорит докладчик, они выделяются на переговоры с общественностью и ЮНЕСКО, то, извините, общественность ничего не слышала о каких-то лекциях или обсуждениях! Какая-то абсолютно непонятная, бандитская схема, когда исполнительная власть, в лице отдельных ее представителей, пытается протолкнуть свое решение. Ничем не обоснованное — ведь нет ни расчетов, ни транспортной модели по центру!

— Ты объяснила ситуацию с проектно-технической точки зрения. А что с исторической стороной вопроса?

— Во-первых, Михайловская площадь — это буферная зона Софии Киевской, на территории которой вообще запрещено строительство. Точнее, оно там возможно лишь по согласованию с ЮНЕСКО. Такого согласования не было.

— И, скорее всего, не будет…

— И, скорее всего, не будет. Хотя сейчас, когда разгорается скандал, они могут попытаться что-то сымитировать…Сложно сказать.

Михайловская площадь является частью заповедных зон «Город Ярослава» и «Город Владимира», а также «Старокиевская гора» — особо ценного участка земли, статус которого вообще меняется решением Кабинета министров Украины. Тут, к слову, я буду интересоваться у экспертов: а возможно ли вообще уничтожить огромную часть «Города Ярослава» и «Города Владимира», не изменяя статус? Это ведь не будет уже город Ярослава и город Владимира. Это будет город Паркинга!

Это вообще многострадальная территория: вспомнить хотя бы то, что во времена Сталина здесь был подорван Михайловский собор. Плюс это территория исторических курганов, и есть справка археологов, где конкретно отмечены древние захоронения. В свое время на Михайловской площади велись незначительные археологические раскопки в зоне памятника княгине Ольге. Кстати, именно под сегодняшним памятником лежат остатки предыдущего памятника.

Еще раз: это абсолютно уникальный участок земли, который если и может когда-то быть раскопан, то только под музей. И для этого нужны сумасшедшие ресурсы. Это при том, что все мы видим разрушение исторической части Киева, плохое качество дорог, отсутствие инфраструктуры. То есть в Киеве огромное количество проблем, и все понимают, что сейчас не время разрывать музеи.

Вместо этого строятся планы по уничтожению сердца Киева. Ведь это же сердце Киева! Мы все знаем, что возле Исторического музея есть камень, на котором написано: «Отсюда есть пошла земля русская».

— И ни одна экскурсия не проходит мимо Михайловской площади…

— Вот именно. И хочу акцентировать внимание на том, что история — это даже не памятники. История — это эмоции, это жизнь людей. И жизнь очень многих поколений связана именно с Михайловской площадью. И одна из последних вех — Революция Достоинства. Помните, куда бежали избитые 30 ноября дети? Именно в Михайловский собор. И это на Михайловской площади впервые собралось огромное количество людей. Первый протест, который уже официально стал началом Революции Достоинства, состоялся именно на Михайловской площади. Это территория Революции Достоинства! А может стать территорией стыда и позора…

«МЭРА КЛИЧКО ИЗБРАЛО БОЛЬШИНСТВО. НО ОЦЕНИВАТЬ ЕГО БУДУТ ПО ПОСТУПКАМ. И ПОКА ТЕНДЕНЦИЯ ЭТИХ ПОСТУПКОВ ВЫЗЫВАЕТ ОТТОРЖЕНИЕ И РАЗРУШАЕТ ЕГО ПОЛИТИЧЕСКУЮ КАРЬЕРУ»

— Ты говорила о смене риторики мэра Виталия Кличко. А тебе не кажется, что изменилось и его поведение? Либо при попустительстве мэрии, либо при прямом ее участии — но как-то очень слаженно, нахрапом — стали переть по застройкам: сквер Небесной Сотни, Михайловская площадь, озера на Позняках, Контрактовая площадь, Почтовая площадь, которую пытается отстоять нардеп Наталья Новак. Это далеко не полный список. Вот как ты думаешь, с чем это связано?

— Во-первых, мне кажется, что Кличко решил, что это он победил на выборах. Не люди за него проголосовали и дали ему кредит доверия, а он победил. Я заметила эту перемену в человеке, которого я до сих пор уважаю.

Во-вторых, мне кажется, что по Михайловской площади идет абсолютно четкая борьба за власть. И мы все понимаем, что если там начнется строительство паркинга, то это будет концом политической карьеры Виталия Кличко. И кто-то, по-моему, очень хочет стать мэром. Потому что это настолько педалируется; мэра настолько убедили, что это нужно делать — что, как мне кажется, его очень хотят подставить. И это внутренняя борьба за власть.

И в-третьих. Команда осознает, что это на 5 лет. И мне кажется, они готовы ломать людей. При этом они думают: «А перед выборами мы снова бросим им кость, и они за нас проголосуют». Но так уже не будет! И я думаю, что чем раньше команда Кличко это осознает, тем меньше политические и репутационные потери она понесет.

Очень жаль, что все так происходит. Потому что как спортсмена я Виталия очень уважаю. Но надо понимать: скандал вокруг Михайловской площади будет международным. Уже сейчас пишутся письма в ЮНЕСКО, ведутся переговоры с посольствами.

— Возможно, в команде Виталия думают: «Да разве оно нужно тому ЮНЕСКО? У него своих проблем хватает. Ничего, как-нибудь съедят».

— Если они так думают, это огромная ошибка. Надо понимать, что у общественных деятелей Киева — вполне определенные профессии. И они неплохо разбираются во многих вопросах. И, в принципе, занимают конструктивную позицию. Я лично говорила Виталию о том, что мы готовы говорить об альтернативах. Давайте проведем исследования, поговорим с экспертами и найдем альтернативные варианты паркингу на Михайловской.

— И когда случился этот твой разговор с мэром?

— Около месяца назад. И сейчас я снова буду просить о встрече с мэром, буду его убеждать.

— А что тогда сказал Виталий?

— Он сказал: да, давай встречаться, обсуждать. Но при этом реализация их планов не приостановилась. И никаких встреч с общественностью не было. То есть я снова должна инициировать встречу с представителями администрации?

— Лично у меня, при всем уважении к Виталию как спортсмену, иллюзий становится все меньше. Его окружение, на мой взгляд, ведет массовую кампанию по конвертации власти в кэш. В связи с этим, подскажи читателям, которые, возможно, сочувствуют твоей деятельности: что они могут сделать, дабы помочь тебе и твоим коллегам в защите города от такого вандализма?

— Мне кажется, пришло время всем объединиться и отстаивать интересы своего города. Ждать, пока кто-то за тебя что-то сделает, — абсолютно неконструктивная позиция, которая ни к чему хорошему не приведет. Думаю, что каждому нужно понять, что он может сделат, и какую ответственность нести — в отдельно взятом районе, на отдельно взятой улице. Быть готовым к личной ответственности за происходящее в городе. И физически это реализовывать».

Пока у нас есть цель: не дать застроить сердце Киева — буферную зону Софии Киевской. Но мы понимаем, что на этом процесс не закончится и нужны будут сгруппированные силы. На самом деле этой война. Это битва за город. И скоро мы поймем, принадлежит ли этот город застройщикам, либо же киевлянам. Я считаю, что город — это не дома и улицы. Город — это люди, для которых созданы дома и улицы. И вот эти люди должны понять, чего они хотят. И потом не жаловаться, что, вот, у нас отобрали исторический центр, парки, леса и центральные площади.

На самом деле, каждый достоин своего правителя. Мэра Кличко избрало большинство. Но он должен понимать, что оценивать его будут по его поступкам. И пока тенденция этих поступков вызывает отторжение, понижает его рейтинг и разрушает политическую карьеру.

Цензор.НетСначала в ее доме случился пожар, теперь ей угрожают по телефону. Важное интервью о том, почему жителям Киева пора защищать свой город от циничных мародеров из высших эшелонов киевской власти.

***

Интервью с Женей Кулебой подходило к завершению. Обсудили и дикую ситуацию вокруг сквера им. Небесной Сотни, и варварские планы киевской власти изуродовать древний центр города многоуровневой подземной парковкой. И тут руководитель общественной организации «Місто-сад» призналась:

— А позавчера вечером я шла по улице. И у меня звонит телефон, и мужской голос говорит: «Евгения, здравствуйте. Хочу вас по-дружески предупредить, чтобы вы отказались от идеи отбить Михайловскую площадь. Вот, вы сейчас идете по такой-то улице, в такой-то одежде…вы же понимаете, что если с вами что-нибудь случится, то это будет очень неприятная история.

— И что ты на это ответила? — поинтересовался корреспондент»Цензор.НЕТ».

— Честно говоря, ничего. Они это сказали, положили трубку — и все.

— Что значит — и все?

— Ну, я написала друзьям, спросила, что делать. Друзья написали мне, что делать. Я из этого ничего не сделала, не пошла в полицию, не изменила место жительство…к сожалению, у меня нет возможности переехать в другое место.

— Но здесь ведь вопрос не только твоей безопасности, но успеха дела, которым ты занимаешься. Надо было идти в полицию!

— Вот, наверное, теперь я тебя послушаю и пойду к следователю. Тому, который расследовал пожар в моем доме.

— Пожар?

— Это было на Крещение, несколько месяцев назад. Сгорел дом, в котором я живу, в сквере Небесной Сотни. Там был поджог, камеры засняли, как подходит человек, бросает зажигательное устройство. И одна из версий следствия — что поджог был связан с моей деятельностью на местном уровне.

— А позавчера звонок был с какого номера?

— С неопределенного номера. Я, в принципе, беру неизвестные номера, потому что мне часто звонят журналисты, для которых важна конфиденциальность. Я ответила на этот телефон, но в полицию не обращалась, поскольку вчера у меня был ряд встреч с народными депутатами. И эти встречи для меня важнее, чем…

— Ты как ребенок, ей Богу…

— Может быть. Но приходится выделять приоритеты. Да и потом, как может полиция защитить меня от звонков с неопределенного номера?

«Цензор.НЕТ» надеется все же, что полиции по силам защитить Евгению от угроз. А теперь — к разговору о том, чем она занимается, и отчего к общественной деятельности профессионального юриста-международника — такой пристальный интерес.

«ПРЕЗИДЕНТ, КОТОРЫЙ ОТКРЫВАЛ БАРЕЛЬЕФ СЕРГЕЯ НИГОЯНА В СКВЕРЕ НЕБЕСНОЙ СОТНИ, ПРОСТО НЕ МОЖЕТ ПРОИГНОРИРОВАТЬ ВОПРОС УНИЧТОЖЕНИЯ СКВЕРА»

— Ваш ролик-обращение к Президенту с просьбой защитить Сквер Небесной сотни набрал несколько сотен тысяч просмотров. Скажи, есть ли уже реакция Президента?

— Пока реакции Президента нет, но я к этому отношусь достаточно спокойно. У нас было историческое назначение нового Кабмина, и все внимание было приковано к эти перестановкам. И с момента опубликования ролика прошло 12 дней, так что мы еще немного подождем. Я уверена, что Президент, который открывал барельеф Сергея Нигояна в этом сквере, просто не может проигнорировать это обращение. Тем более, что мы никогда не обращались к Президенту, если бы видели, что можем решить эту проблему на местном уровне.

— А вы поняли, что не можете этого сделать?

— Дело в том, что с некоторых пор риторика Виталия Кличко кардинально изменилась. Если перед выборам он говорил, что вернет землю киевлянам и даже утверждал, что вернул киевлянам землю сквера Небесной Сотни, то теперь просто говорит, что не даст разрешения на стройку и не разрешит осуществить застройку этого участка. Что, согласитесь, не одно и то же.

При этом была встреча с представителями собственника; они говорят, что очень серьезно настроены возводить там офисный центр.

— А после выхода обращения к Президенту контакты с собственниками земельного участка продолжались?

— Нет, и после единственной встречи никаких контактов больше не было. Причем ту встречу инициировала столичная администрация. Заместитель Кличко Александр Спасибко нашел представителей собственника и организовал эту встречу. Но беседа была настолько неконструктивной…и было понимание того, что представители собственника не готовы к переговорному процессу и какому-либо компромиссу. И, я так понимаю, представители города решили больше не проводить такие встречи. А сама я устройством таких встреч заниматься категорически не хочу. Потому что считаю, что местная власть тоже должна что-то делать. Киевляне и без того достаточно много для сквера Небесной Сотни делали и делают. Я очень надеюсь, что мэр, который сделал этот сквер частью своей предвыборной программы, тоже немного напряжется и что-то сделает.

— Мы же можем уверенно сказать, что владельцы участка и те, кто пробивает там строительство офисного центра, — это бывшая команда Леонида Черновецкого?

— Конечно. В доказательство тому — многие расследования. И я никогда не скрывала, что это за люди. Это, в первую очередь, Вячеслав Супруненко. Но я, конечно, понимаю, что интерес к этому есть у многих лиц новой команды.

— А почему им там будто медом намазано?

— Потому что это абсолютно уникальный участок, с большим количеством охранных статусов. Центр города, прямой выход на Михайловскую площадь.

— Да, такой вкусный участок — а тут этот покойный армянин…

— Дело в том, что этот сквер — он не о покойном армянине и даже не о ста покойных героях. Он — о вере людей; о том, что они поверили в свои силы. Они увидели, что могут своими руками менять пространство вокруг себя. И эта вера намного важнее деревьев и даже барельефа Сергея Нигояна. Вот почему этот сквер стал для меня абсолютно принципиальным вопросом. Потому что если не получится в сквере, то будет понимание, что не получится и везде. Ведь если мы не можем отбить маленький кусочек земли, то как мы можем отбить всю страну?

И мне кажется, что для Президента это должно быть очевидно. Тем более, что есть и выводы Верховного Суда Украины о том, что земля была передана с нарушениями. И Верховный Суд Украины возвращает в первую инстанцию все те дела, которые были проиграны, условно говоря, нами (хоть мы и не являемся стороной в споре).

И я не питаю никаких иллюзий касательно нашей судебной системы; я понимаю, почему эти суды проигрывались. Точно так же у нас будут новые суды, и я не исключаю, что там мы тоже будем проигрывать. Как нет у меня иллюзий и относительно искреннего включения местных политиков в эту историю.

— Как нет иллюзий и во всем мире: политики, как правило, думают только о собственных интересах…Но сейчас у вас появился какой-никакой, но дополнительный козырь — старый-новый министр культуры Евгений Нищук. Он ведь тоже присутствует в вашем видеоролике, правда, еще в амплуа актера. Может, он со своим новым статусом сможет вам помочь?

— Я лично к Евгению Нищуку отношусь очень хорошо. Это наш союзник. Скажу больше: он союзник не только по скверу Небесной Сотни; он и союзник в борьбе с уничтожением буферной зоны Софии Киевской. Поэтому я уверена, что Евгений здесь займет ясную позицию в интересах киевлян. Конечно, что надежда есть, но понятно и то, что мы сразу не стали обращаться к Евгению, он ведь только-только стал министром, с чем мы его все дружно и поздравляем (улыбается. — Е.К.). И, конечно же, будем работать с Министерством культуры.

— На суды у вас надежды нет; на добрую волю чистых незапятнанных политиков — тоже. Я правильно понимаю, что надежда — на давление общества?

— Да, на людей. Потому что люди очень сильно изменились. И сейчас я уверена, что люди не позволят ломать их через колено и уничтожать сердце Киева. Потому что как сквер Небесной Сотни, так и Михайловская площадь является сердцем Киева, с многолетней историей, которую даже невозможно исчислить в культурных слоях X — XI века. Это намного больше! Это миллионы людей, которые приходили на эту площадь с крестными шествиями, дрались и умирали на ней, молились…Как и сквер.

Можно уничтожить культурный слой? Да, можно. Но что делать с памятью людей? Что делать с их верой, с воспоминаниями? Это все такие тонкие материи, которые, я понимаю, может, не очень доступны нашим политикам. Но мы готовы помочь им разобраться в этом вопросе.

«ЭТО УЖЕ НЕ БУДЕТ ГОРОД ЯРОСЛАВА И ГОРОД ВЛАДИМИРА. ЭТО БУДЕТ ГОРОД ПАРКИНГА!»

— Ситуация с Михайловской площадью, а точнее — с буферной зоной Софии Киевской. Скажи, после того, как вы сделали свое первое заявление, последовала какая-нибудь реакция властей?

— У нас сложились очень интересные отношения с местной властью. Мы общаемся через «Украинскую правду». Выходит новость — и тут же появляется ответ какого-то чиновника, который эту новость комментирует. И общественность тут идет даже немного впереди городской власти, потому что та вынуждена все время отбиваться и реагировать (смеется).

Мы уже провели одну акцию, посвященную Свято-Михайловской парковке, относительно которой все заявили, что есть намерения приватизировать Михайловскую площадь. Я до сих пор не отказываюсь от этих слов, хотя Кличко и высмеял уже меня в этом вопросе. Сейчас в кадастре города Киева Михайловская площадь указана как такая, что планируется к приватизации. Мы все понимаем, что без землеотвода невозможно начать стройку на Михайловской площади. Другое дело, что при этом земля может оставаться в коммунальной собственности и просто перейти на какое-нибудь КП.

Но также мы понимаем, что вполне реальна схема, когда выделяется 2,3 миллиарда гривен; эти деньги тратятся, а потом их совершенно случайно не хватает, как у нас очень часто происходит. Тогда обращаются к инвестору, а тот выдвигает требование приватизации этой земли.

— И тогда мэрия говорит: «Ну, давайте, а что делать?»

— Да, «Мы же не можем оставить в центре города недострой!» Тем более — такой важный!

На самом деле проблем в истории с Михайловской площадью — огромное количество. Но в чем суть? В том, что якобы пытаются решить транспортную проблему. Мол, пробки, негде парковаться. Но по какому-то странному стечению обстоятельств инициирует это решение зам Кличко по строительству Александр Спасибко. Притом, что у мэра есть профильный зам по транспорту. Но идея принадлежит заму по строительству, и представление зарегистрировано, если я не ошибаюсь, 29 февраля 2016 года.

То есть, попросту говоря, исполнительная власть уже все решила. И при этом они устраивают фарс 16 марта и предлагают депутатам Киевсовета выделить 100 тысяч гривен на проектные работы, на переговоры с общественностью! То есть запутывают людей: с одной стороны, исполнительная власть все уже решила, есть представление зама по строительству. И есть проект распоряжения, которое уже согласовывается, у нас есть уже подписанные документы!

И с другой стороны, исполнительная власть в апреле приходит в Киевсовет и говорит: «Друзья, а давайте-ка изучим вопрос: можно строить, или нет? И выделим на это 100 тысяч гривен». Причем докладчик говорит о том, что 100 тысяч — мизерная сумма. Может, мы пенсионерам скажем, что 100 тысяч гривен выделяются непонятно на что? При том, что там написано «проектные работы» — а мы все понимаем: сделать проект такого паркинга за 100 тысяч гривен невозможно.

(Саркастическим тоном) И меня волнует вопрос: на что были выделены 100 тыс. гривен? Если, как говорит докладчик, они выделяются на переговоры с общественностью и ЮНЕСКО, то, извините, общественность ничего не слышала о каких-то лекциях или обсуждениях! Какая-то абсолютно непонятная, бандитская схема, когда исполнительная власть, в лице отдельных ее представителей, пытается протолкнуть свое решение. Ничем не обоснованное — ведь нет ни расчетов, ни транспортной модели по центру!

— Ты объяснила ситуацию с проектно-технической точки зрения. А что с исторической стороной вопроса?

— Во-первых, Михайловская площадь — это буферная зона Софии Киевской, на территории которой вообще запрещено строительство. Точнее, оно там возможно лишь по согласованию с ЮНЕСКО. Такого согласования не было.

— И, скорее всего, не будет…

— И, скорее всего, не будет. Хотя сейчас, когда разгорается скандал, они могут попытаться что-то сымитировать…Сложно сказать.

Михайловская площадь является частью заповедных зон «Город Ярослава» и «Город Владимира», а также «Старокиевская гора» — особо ценного участка земли, статус которого вообще меняется решением Кабинета министров Украины. Тут, к слову, я буду интересоваться у экспертов: а возможно ли вообще уничтожить огромную часть «Города Ярослава» и «Города Владимира», не изменяя статус? Это ведь не будет уже город Ярослава и город Владимира. Это будет город Паркинга!

Это вообще многострадальная территория: вспомнить хотя бы то, что во времена Сталина здесь был подорван Михайловский собор. Плюс это территория исторических курганов, и есть справка археологов, где конкретно отмечены древние захоронения. В свое время на Михайловской площади велись незначительные археологические раскопки в зоне памятника княгине Ольге. Кстати, именно под сегодняшним памятником лежат остатки предыдущего памятника.

Еще раз: это абсолютно уникальный участок земли, который если и может когда-то быть раскопан, то только под музей. И для этого нужны сумасшедшие ресурсы. Это при том, что все мы видим разрушение исторической части Киева, плохое качество дорог, отсутствие инфраструктуры. То есть в Киеве огромное количество проблем, и все понимают, что сейчас не время разрывать музеи.

Вместо этого строятся планы по уничтожению сердца Киева. Ведь это же сердце Киева! Мы все знаем, что возле Исторического музея есть камень, на котором написано: «Отсюда есть пошла земля русская».

— И ни одна экскурсия не проходит мимо Михайловской площади…

— Вот именно. И хочу акцентировать внимание на том, что история — это даже не памятники. История — это эмоции, это жизнь людей. И жизнь очень многих поколений связана именно с Михайловской площадью. И одна из последних вех — Революция Достоинства. Помните, куда бежали избитые 30 ноября дети? Именно в Михайловский собор. И это на Михайловской площади впервые собралось огромное количество людей. Первый протест, который уже официально стал началом Революции Достоинства, состоялся именно на Михайловской площади. Это территория Революции Достоинства! А может стать территорией стыда и позора…

«МЭРА КЛИЧКО ИЗБРАЛО БОЛЬШИНСТВО. НО ОЦЕНИВАТЬ ЕГО БУДУТ ПО ПОСТУПКАМ. И ПОКА ТЕНДЕНЦИЯ ЭТИХ ПОСТУПКОВ ВЫЗЫВАЕТ ОТТОРЖЕНИЕ И РАЗРУШАЕТ ЕГО ПОЛИТИЧЕСКУЮ КАРЬЕРУ»

— Ты говорила о смене риторики мэра Виталия Кличко. А тебе не кажется, что изменилось и его поведение? Либо при попустительстве мэрии, либо при прямом ее участии — но как-то очень слаженно, нахрапом — стали переть по застройкам: сквер Небесной Сотни, Михайловская площадь, озера на Позняках, Контрактовая площадь, Почтовая площадь, которую пытается отстоять нардеп Наталья Новак. Это далеко не полный список. Вот как ты думаешь, с чем это связано?

— Во-первых, мне кажется, что Кличко решил, что это он победил на выборах. Не люди за него проголосовали и дали ему кредит доверия, а он победил. Я заметила эту перемену в человеке, которого я до сих пор уважаю.

Во-вторых, мне кажется, что по Михайловской площади идет абсолютно четкая борьба за власть. И мы все понимаем, что если там начнется строительство паркинга, то это будет концом политической карьеры Виталия Кличко. И кто-то, по-моему, очень хочет стать мэром. Потому что это настолько педалируется; мэра настолько убедили, что это нужно делать — что, как мне кажется, его очень хотят подставить. И это внутренняя борьба за власть.

И в-третьих. Команда осознает, что это на 5 лет. И мне кажется, они готовы ломать людей. При этом они думают: «А перед выборами мы снова бросим им кость, и они за нас проголосуют». Но так уже не будет! И я думаю, что чем раньше команда Кличко это осознает, тем меньше политические и репутационные потери она понесет.

Очень жаль, что все так происходит. Потому что как спортсмена я Виталия очень уважаю. Но надо понимать: скандал вокруг Михайловской площади будет международным. Уже сейчас пишутся письма в ЮНЕСКО, ведутся переговоры с посольствами.

— Возможно, в команде Виталия думают: «Да разве оно нужно тому ЮНЕСКО? У него своих проблем хватает. Ничего, как-нибудь съедят».

— Если они так думают, это огромная ошибка. Надо понимать, что у общественных деятелей Киева — вполне определенные профессии. И они неплохо разбираются во многих вопросах. И, в принципе, занимают конструктивную позицию. Я лично говорила Виталию о том, что мы готовы говорить об альтернативах. Давайте проведем исследования, поговорим с экспертами и найдем альтернативные варианты паркингу на Михайловской.

— И когда случился этот твой разговор с мэром?

— Около месяца назад. И сейчас я снова буду просить о встрече с мэром, буду его убеждать.

— А что тогда сказал Виталий?

— Он сказал: да, давай встречаться, обсуждать. Но при этом реализация их планов не приостановилась. И никаких встреч с общественностью не было. То есть я снова должна инициировать встречу с представителями администрации?

— Лично у меня, при всем уважении к Виталию как спортсмену, иллюзий становится все меньше. Его окружение, на мой взгляд, ведет массовую кампанию по конвертации власти в кэш. В связи с этим, подскажи читателям, которые, возможно, сочувствуют твоей деятельности: что они могут сделать, дабы помочь тебе и твоим коллегам в защите города от такого вандализма?

— Мне кажется, пришло время всем объединиться и отстаивать интересы своего города. Ждать, пока кто-то за тебя что-то сделает, — абсолютно неконструктивная позиция, которая ни к чему хорошему не приведет. Думаю, что каждому нужно понять, что он может сделат, и какую ответственность нести — в отдельно взятом районе, на отдельно взятой улице. Быть готовым к личной ответственности за происходящее в городе. И физически это реализовывать».

Пока у нас есть цель: не дать застроить сердце Киева — буферную зону Софии Киевской. Но мы понимаем, что на этом процесс не закончится и нужны будут сгруппированные силы. На самом деле этой война. Это битва за город. И скоро мы поймем, принадлежит ли этот город застройщикам, либо же киевлянам. Я считаю, что город — это не дома и улицы. Город — это люди, для которых созданы дома и улицы. И вот эти люди должны понять, чего они хотят. И потом не жаловаться, что, вот, у нас отобрали исторический центр, парки, леса и центральные площади.

На самом деле, каждый достоин своего правителя. Мэра Кличко избрало большинство. Но он должен понимать, что оценивать его будут по его поступкам. И пока тенденция этих поступков вызывает отторжение, понижает его рейтинг и разрушает политическую карьеру.

Цензор.Нет

БОРИСЛАВ БЕРЕЗА: «ЕСЛИ ОМЕЛЬЧЕНКО ПРОТАЩАТ ВО ВТОРОЙ ТУР, ТО ОН НЕОЖИДАННО «ЗАБОЛЕЕТ»БОРИСЛАВ БЕРЕЗА: «ЕСЛИ ОМЕЛЬЧЕНКО ПРОТАЩАТ ВО ВТОРОЙ ТУР, ТО ОН НЕОЖИДАННО «ЗАБОЛЕЕТ»

Ольга Москалюк.

Продолжая цикл предвыборных интервью, Цензор.НЕТ поговорил с лидером партии «Решительные граждане» Бориславом Березой о рекламной кампании, своей команде, конкурентах, взаимоотношениях с лидером «Правого сектора» Дмитрием Ярошем и договоренностях с «УКРОПом».

«Есть ли у вас план, мистер Фикс?» — пошутил недавно мой знакомый, глядя на бигборд Борислава Березы. На нем народный депутат и кандидат в мэры Киева рекламирует свой «План Б». Это вторая волна рекламы Борислава Ефимовича. В ходе первой он отчитывался о проделанной работе. Например, о закрытии 45 незаконных казино и притонов. На сегодняшний день таких уже 52.

«Я в политике всего год. Он дался мне очень тяжело и без восторга, — говорит о себе Береза. — Но мой образ жизни и мировоззрение не изменились — я по-прежнему хожу по улицам сам, стою в очередях в магазинах и живу на Троещине».

«ЗА РАДИКАЛЬНОЙ ПАРТИЕЙ ПОСЛЕДУЕТ ЕЩЕ ОДНА ФРАКЦИЯ, НО УЖЕ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ»

— Мы с вами встречаемся после заседания комитета по борьбе с коррупцией, где обсуждали скандал вокруг Игоря Кононенко. Вы в вопросе упомянули, что эта ситуация связана с местными выборами. Не поменяли мнение после завершения обсуждения?

— Во время заседания комитета столько раз раздавались смех, хохот и аплодисменты, что у меня сложилось впечатление: я присутствую на юмористическом шоу. В финале один из депутатов спросил Валентина Наливайченко, испытывает ли он личную неприязнь к обвиняемому, то есть Кононенко. Я вспомнил фильм «Мимино». Там есть такая фраза: «Такую личную неприязнь я испытываю к потерпевшему, что кушать не могу». Все это подтвердило мое мнение, что целью было не расследование ситуации, а получение дивидендов перед выборами. Говорили обо всем — от политической коррупции до государственной измены. Упоминались Левочкин, «Приватбанк», полеты в Россию и офшоры. Стороны обвиняли друг друга через свои группы поддержки.

— Зачем это Наливайченко? Он не идет на выборы.

— Обе стороны рассматривают эти выборы, как тренировку перед парламентскими, которые пройдут весной. Они еще не объявлены, но все уже смирились, что они будут. Коалиция бездействует. Каждый работает на свою политсилу. Эффективность работы Верховной Рады минимизирована. Я недавно вернулся из Британии. Общался там с парламентариями. Они говорят: «У вас есть две проблемы — война с коррупцией, которая не менее важна, чем то, что происходит на Донбассе, и отсутствие желания большинства партий унять свои амбиции и объединиться во имя будущего». У нас каждая политическая сила декларирует, что она хочет качественных изменений, но по факту отстаивает свои интересы. На это предпочитают закрывать глаза и рассказывать о том, что мы едины и сильны как никогда. Если так, почему нет никаких качественных изменений в том же вопросе борьбы с коррупцией?

— Почему же?

— У нас все депутаты — патриоты. Но каждый из них видит свой патриотизм по-разному. Для политиков это ненормально. Должна быть консолидация. Я — внефракционный депутат. Но иногда голосую с коалицией, понимая, что эти законопроекты призваны качественно менять государство. А коалиционные фракции иногда не поддерживают какие-то решения, руководствуясь принципом Портоса: «Я дерусь, потому что я дерусь».

— Вы говорите о Радикальной партии?

— О разных политических силах. Но такое поведение является неправильным и неконструктивным. Украинский парламент не может быстро принимать решения по важным вопросам. Подписать взаимоотношения с Гондурасом — мы можем. А проголосовать по добровольцам — нет. Вот из-за этого, скорее всего, весной будут перевыборы.

— Вы не впервые озвучиваете такое мнение по поводу парламентских выборов…

— Я еще говорил, что осенью какая-то партия выйдет из коалиции. Теперь скажу, что, скорее всего, за Радикальной партией последует еще одна фракция, но уже после выборов.

— «Батькивщина» или «Самопомич»?

— Это покажут результаты местных выборов. Та партия, которая получит максимальную поддержку, скорее всего, выйдет первой.

— Что будет причиной перевыборов — развал коалиции или, как говорят политологи, неспокойная ситуация на улице?

— Недееспособность парламента принимать решения и консолидироваться.

Но вообще я бы хотел, чтобы улица сдержанно отреагировала на то, что происходит. Сейчас люди явно недовольны ситуацией. Они не видят желания работать над ошибками со стороны власти. Там продолжаются дрязги, конфликты и ссоры. Людей раздражают любые мелочи…

— А мне кажется, людей раздражает рост цен, тарифов и ухудшение качества жизни.

— Давно. Но люди могут смириться с определенными трудностями, если они будут видеть, что есть качественные изменения и проходят реформы. Недавно одна из социологических служб проводила опрос, который показал, что 72 процента украинцев готовы ко временному ухудшению жизни, если в перспективе это даст кардинальный рост. Это очень много. 17 процентов не верят, что этот парламент может что-то изменить. А 33 считают, что перевыборы поменяют ситуацию. Но, согласно социологии, в парламент проходят практически те же люди.

— Тогда какой расклад мы увидим?

— Кто-то из малых фракций станет большой и наоборот. Все будет зависеть от двух моментов. Во-первых, оправдаются ли ожидания на весну — будут ли изменения жизни в лучшую сторону. Во-вторых, как будет проведена рекламная кампания. Украинцы очень зависимы от рекламы и верят ей. Плюс, у них нет длительной исторической памяти. Поэтому события, которые проходили за полгода до выборов, могут быть нивелированы.

«ЕСЛИ ПРИДЕТ КОМАНДА ОМЕЛЬЧЕНКО, МЫ УВИДИМ БРЕЖНЕВСКИЕ ВРЕМЕНА»

— Кстати, о рекламе. Самый популярный вопрос сейчас по поводу вашей: «Каким же был план А»?

— Он был после Майдана: придет Кличко и исправит ситуацию в городе. Была надежда, что будет новая команда, которая поменяет все в лучшую сторону. Но Киев сегодня находится на 14 месте по уровню комфорта. Первая — Винница. Потом Львов, Чернигов и так далее.

— Почему так?

— Киевскую власть не очистили от коррупционной составляющей. Практически во всех департаментах остались те же сотрудники, которые раньше там работали. Мы видим людей Черновецкого и Попова. Например, депутат Киевсовета Владимир Прокопив когда-то участвовал в дерибане земли возле озера Тельбин, а сейчас занимается практически тем же самым, но уже под руководством Кличко. Люди меняют партбилет и значок. Эта ситуация напоминает, как мы ржавые мосты красили в желто-голубой цвет. Думали, что меняем жизнь к лучшему. Но весной краска облезла, а ржавчина проявилась. Так и здесь. От того, что те люди надели вышиванки, внутри они не изменились.

Такая же ситуация и с нынешними выборами. Кличко и Омельченко играют на одну руку — по тому округу, где идет сильный представитель от «Солидарности», выдвигают слабого от партии «Единство». И наоборот. Если в Киеве победит команда Кличко, мы увидим город без позитивных изменений. Ситуация будет только ухудшаться. А про киевлян вспоминать будут только за пару месяцев до выборов. Тогда им будут ставить площадки, красить лавочки, делать велодорожки или запускать трамвай с Wi- Fi, причем польский. А почему не львовский? Сразу же вспоминаются поезда «Hyundai». Выходит, для чиновников по-прежнему на первом месте остается желание заработать.

Если придет команда Омельченко, мы увидим брежневские времена. Об электронном документообороте можно будет забыть. Что уже говорить о плиточке, как на Крещатике. Кстати, спасибо ему за нее. Очень нам помогла во время Майдана — именно она неплохо летала. Кроме того, не надо забывать, что в команде Омельченко идут такие «замечательные» люди, как Алла Шлапак, которая поднимала сети для Черновецкого. Теперь ей обещано, что в случае прохождения она займет должность главы департамента по образованию в Киеве. Поэтому «верой и правдой» отрабатывает свои перспективы. Еще баллотируется Сергей Крымчак — секретарь земельной комиссии, которая так хорошо дерибанила весь Киев. Она выделяла землю студентам, о чем они даже не знали, которая потом оказывалась во владении у каких-то бизнес-компаний. Также идет на выборы Валерий Борисов, который в 2012 году возглавлял предвыборный штаб Партии регионов. О каких изменениях можно говорить? Если украинцы отдадут за них свои голоса, то это прямой сигнал нашим западным партнерам, что нам помощь не нужна. Киевлян устраивают бывшие «регионалы» и подручные Черновецкого.

Если победит Береза, в течение года Киев улучшится по разным направлениям — от борьбы с коррупцией до внешнего вида. Город будет освещен, поменяется транспорт, изменится ситуация с МАФами, кардинально сократится количество рекламы, которой владеют нынешние депутаты Киевсовета. Они вообще удивительные люди — умеют быстро договариваться между собой, как только это касается их бизнес-интересов. Земельку выделить — пожалуйста, дать стройку — нет проблем, поставить десяток незаконных рекламных площадей и не заметить этого — конечно же. Что говорить о «Киевэнерго», которая принадлежит Ахметову. Ее надо вернуть киевлянам. Кличко мог это сделать. Но за полтора года ничего такого не произошло.

— Это договоренность Кличко и Ахметова?

— У мэра Киева есть договоренность со всеми олигархами. Я не верю, что это молчаливое согласие вызвано тем, что просто нет времени. Но коммунальные тарифы беспокоят киевлян. Для того, чтобы их снизить, просто разговорами не поможешь. Нужны действия. Возврат «Киевэнерго» позволит убрать сверхприбыль, которую оставляет себе Ахметов и снизить тарифы на 20 процентов.

— Но есть еще такая должность, как глава КГГА. Его назначает президент. Есть еще Киевсовет, без поддержки которого мэру работать очень тяжело.

— Я не думаю, что Порошенко уподобится Януковичу и назначит Кличко в случае его проигрыша главой КГГА, как было с Александром Поповым. Петр Алексеевич понимает, что происходит. Непонимание Виктора Федоровича довело его до Ростова. Но Порошенко и далее планирует жить в Украине. Он разумный человек и не станет повышать градус напряжения. Более того, он склонен учитывать ситуацию и делать прагматичные выводы. Уверен, что он не станет разделять эти две должности.

По Киевсовету. Согласно последним социологическим опросам, наша партия туда проходит. Это говорит о том, что мы сможем влиять на этот орган. Есть еще один рычаг — киевляне. Они умеют давить, когда в этом есть необходимость. Мы несколько раз это доказывали Киевсовету, где большинство у «ударовцев». Например, мы закрывали те стройки, которые инициировал Максим Микитась. Он является не просто финансовым спонсором Кличко, но еще и депутатом Киевсовета. Сейчас многое зависит от самих жителей Киева. Если они не пойдут на выборы, проголосуют те, кому заплатили деньги, дали картошку, гречку, банку меда или бесплатно постригли — подкуп в этом году крайне разнообразен. Таким образом, мы обречем себя на ужасное существование в ближайшее время. Получим мэра меньшинства, как было раньше, когда 30 процентов выбрали такого, от которого «выли» остальные 70.

— Но согласно новому закону, у нас теперь два тура выборов мэра. Как опять могут принять решение только 30 процентов?

— Если явка будет порядка 40 процентов, как говорят, а власти удастся провернуть аферу — протащить Кличко во второй тур Омельченко, мы увидим потрясающую ситуацию. Он скажет, что устал и уходит, или «заболеет», или вдруг «осознает», что Виталий оправдывает надежды. В итоге мы получим тот результат, который хотят люди из провластных кабинетов. Но все же я верю, что киевляне могут консолидироваться. Если молодежь 25 октября выберет поход на выборы, надежда на качественные изменения может реализоваться.

— Есть еще такой тип избирателя, который думает: «Неизвестно, каким будет новый мэр, поэтому пусть этот остается, чтобы хуже не было».

— Человек развивается в том случае, если думает: Что сделать, чтобы стало лучше. Если мы хотим остаться на нынешнем этапе, будет стагнация. А потом — ухудшение. Потому что в экономике нет никаких улучшений. Соответственно, нет возможностей для излечения страны. Те люди, которые за полтора года не справились со своей работой, не сделают этого и в дальнейшем.

— Кстати, многие политики и эксперты тоже называют Омельченко техническим кандидатом. До его появления социологи давали вам второе место после Кличко. У вас не опустились руки? Не появилось желание сняться?

— Появилось недопонимание, как люди, которые продают свой голос, могут хотеть что-то изменить. Как те, кто берет 300-500 или тысячу гривен, могут что-то потом требовать? Они же отдают свое право за эти копейки.

— Главное, не как проголосовали, а как посчитали.

— Да. У нас в каждой комиссии есть наблюдатели. Мы будем жестко отслеживать ситуацию. Ради этого даже готовы объединяться с другими партиями, чтобы контролировать процесс.

— Например, с кем?

— Со всеми, кто заинтересован в нормальном подсчете голосов.

— Конкретно?

— Я пока не хочу озвучивать названия, потому что идут переговоры. Речь идет о семи партиях. Есть даже те, кто представлен в парламенте.

«КЛИЧКО И НИКОНОВ ИСПОЛЬЗУЮТ КИЕВ КАК МАШИНУ ДЛЯ ЗАРАБАТЫВАНИЯ ДЕНЕГ»

— Хочу вас процитировать: «Если бы Юлия Владимировна вместо рекламы ВО «Батькивщина», которой она заклеила всю страну, 50 процентов средств отправила бы на покупку защитной амуниции (каски, броники, берцы), то получила бы несколько дивизий благодарных солдат. Которые, со временем, могли бы превратиться в потенциальные голоса за нее. Но ни она, ни ее политсила так и не сделали выводы из президентского поражения. Значит, опять бег по граблям. Грустно и неразумно». Сегодня мы видим немало вашей рекламы в Киеве. Вы изменили свое мнение?

— Нет. Я, как помогал армии раньше, так и продолжаю это делать. То же спецподразделение «Булат» может подтвердить, что я их обмундировал. Я тратил личные деньги и привлекал спонсоров. Но мы можем позволить себе потратить средства на визуальную рекламу. Потому что это единственная возможность донести о нас информацию. Когда мы вешаем объявления о проведении встречи, их срывают в течение двух часов сотрудники ЖЭКов и проплаченные бабушки. Мы же не будем за ними бегать и ловить. Несколько раз вызывали полицию. Но что с бабушками сделаешь? Ничего. А вот бигборды оборвать не удается. Нам надо заявлять о себе обществу. В партию, которая не может потратить несколько десятков тысяч долларов на рекламу, не верят. В этом контексте мы сегодня сталкиваемся с интересными вещами. К нам приходят люди и говорят: «Мы хотим вас поддержать». Мы объясняем, что взамен они ничего не получат. Они отвечают: «Нам и не надо, но вы должны сделать то, что обещаете».

— Кто эти люди?

— Представители среднего и малого бизнеса. Причем, не только киевского, но и херсонского, львовского, тернопольского. Это люди, которые хотят менять Украину и готовы представлять наши интересы в регионах.

— Все-таки, если бы сейчас кто-то из депутатов или журналистов написал о ваших бордах так же, как вы это сделали по отношению к Тимошенко, что бы вы ответили?

— Ничего. Я бы промолчал. По одной причине: Те люди, которым я помогаю, и так говорят спасибо. Мы тратим деньги не только на наших бойцов, но и на благотворительные цели — иногда адресно, иногда — нет. Но я знаю политическую кухню. Суммы, которые тратим мы, это мизер на фоне остальных бюджетов.

Кстати, о конкурентах. Традиционно за неделю до выборов начинается вброс откровенной чернухи и компромата. Жду с нетерпением, когда они начнут поливать грязью. Если не будут, значит, не боятся и не воспринимают всерьез.

— Сколько вы потратили на предвыборную кампанию?

— Это небольшие деньги. Все официально проплачено со счетов нашей партии и будет подано в отчете ЦИК.

— Почему вы не хотите называть конкретную сумму?

— Потому что кампания еще не закончилась. Еще нужно будет тратить деньги. Их не так много осталось. Это наше самое слабое место.

— Вы создали партию «Решительные граждане». Кто эти люди?

— Это ребята из 95-й бригады, 93-й, 30-й, добровольцы которые вернулись из АТО. Сейчас к нам присоединилось достаточно большое количество профессионалов, которые получили западное образование и учились у эстонских, грузинских реформаторов. Мы стали объединятся с людьми, которые предлагают нам реальные проекты.

— Почему они выбрали вас?

— Они говорят: «Мы присматривались, кто же будет что-то делать, и увидели, что Троещина меняется в лучшую сторону». Плюс, «сарафанное радио».

— Как успешные люди пойдут на зарплату в несколько тысяч гривен? Только давайте не будем развивать тему о патриотизме и альтруизме.

— Я всегда говорил, что человек, который распоряжается сотнями миллионов гривен, не может получать две тысячи. Меня за эти слова критиковали. Когда я заявил о том, что если депутат получает пять-шесть тысяч гривен, то его КПД будет крайне низким. Начали кричать: «Сначала всем поднимите зарплаты». Но для того, чтобы это сделать, люди, которые руководят государством, должны получать нормальные деньги, чтобы думать не о заработке, а о качестве работы. В ПАСЕ меня спрашивали, какая зарплата у народного депутата. Я отвечал — чуть меньше 300 евро. Они говорили: «С такими зарплатами вы никогда не победите коррупцию и всегда будете искать олигархов, на которых будете вынуждены работать». Поэтому одной из важных задач является сокращение сотрудников КГГА. За счет этого — поднятие зарплат тем, кто останется.

Кстати, сейчас киевское руководство выписывает себе сумасшедшие премии.

— Кто именно?

— Никонов, Рябикин. Как руководство Киева, у которого большинство коммунальных предприятий являются убыточными, может такое делать? «Киевпастранс», «Киевреклама» не приносят прибыли. Метрополитен ничего не получает, хотя подняли плату за проезд. Я вот хочу, чтобы Кличко назвал еще хоть одну европейскую столицу, где бы паркинг был убыточным. Как можно было купить паркоматы на 42 миллиона, не использовать их и просрочить срок годности? Очередные схемы? Как можно было потратить 41 миллион на велодорожку, которая является простым покрытием? Когда я, как народный депутат, требую, чтобы мне предоставили смету выполненных работ, мне пишут отписки: «Ответ формируется». Я три месяца его не могу получить. Более того, по велодорожке прокуратура возбудила уголовные дела. Что говорит о том, что не все так прозрачно в любимом бюджете Никонова и Кличко. Они используют Киев как машину для зарабатывания денег. А подчиненные мэра крышуют наливайки, закрывают МАФы неугодных, а депутатов Киевсовета — нет. Например, Анатолий Карпенко, который является собственником рынка «Фермер» на Троещине. Он активно борется против ярмарок, которые якобы забирают у него прибыль. Так же требует закрыть торговые точки, которые конкурируют с его бизнес-предприятиями. Лично приезжает и показывает директору Департамента городского благоустройства Дмитрию Белоцерковцу, что надо прикрыть. А у него самого, оказывается, более 400 незаконных МАФов. Их он почему-то закрывать не хочет. Таких фактов много. Поэтому я считаю, что депутатов Киевсовета надо сократить. Почти каждый из них связан с МАФами, незаконной рекламой. Многие занимаются разбазариванием депутатских фондов. У нас на Троещине произошла интересная ситуация. Депутат, взявший деньги из бюджета, установил скамейки, но не покрасил их. Сказал: «Проголосуете — тогда приведем в порядок». Он за бюджетные деньги фактически принуждает избирателей к голосованию за себя. Это не просто позор, а откровенное использование административного ресурса и попытка пролезть во власть любой ценой.

Кстати, депутаты Киевсовета не получают зарплату. Это работа на добровольных началах. В то же время, кандидаты тратят безумное количество денег на рекламу. Они лезут во власть, чтобы продлить права на крышевание своего бизнеса. Для них Киев — это кормушка.

» Я НЕ ОЧЕНЬ ОДОБРЯЮ ПОДБОР ЛЮДЕЙ В «УКРОПЕ»»

— Геннадий Корбан рассказывал, что «УКРОП» дал вам «небольшое финансирование». О каких суммах идет речь?

— Это было не финансирование. На Троещине проходила трансляция футбольного матча «Севилья-Днепр». Они ее обеспечивали финансово. Было предложено, чтобы футбол показывали в Днепропетровске, Киеве и Львове. Я поддержал и согласился. Видимо, таким образом они демонстрировали свое расположение ко мне. А мне идея понравилась. Фактически за счет днепропетровской команды можно было устроить шоу для людей на Троещине. Был такой дружеский жест, помощь.

— Все же, сколько денег было потрачено?

— Я не знаю. Они этим занимались. Мы должны были помочь только организационно. Своими силами обеспечивали безопасность и взаимодействие с правоохранительными органами.

— Почему Корбан по-другому преподносит эту информацию?

— Наверное, потому, что хотел меня видеть в «УКРОПе». После этой трансляции они меня к себе звали. Сказали: «Присоединяйся».

— В качестве главы киевской ячейки, кандидата в мэры от партии?

— И то, и другое.

— Почему вы не согласились? Корбан утверждает, что из-за ваших личных амбиций.

— Вопрос не в личных амбициях. Для меня интересным маркером была ситуация на выборах в Чернигове. Она показала, что те технологии, которые кто-то использует, не всем понятны и приемлемы.

— Вы о гречке?

— Обо всем. Я с большой симпатией отношусь к Боре Филатову. Это мой друг. С Корбаном я в приятельских отношениях. Но не могу рассматривать их политический проект. У меня есть своя партия. Они знали об этом.

— Предложили, зная, что вы откажетесь?

— Когда предлагает такая мощная структура, обычно мало кто отказывается. Мы обсуждали этот вопрос с однопартийцами. Они сказали: «Мы хотим отстраивать собственную партию, чтобы за нами не маячила ничья тень». Скажу честно, я не очень одобряю подбор людей в «УКРОПе». Там есть такие, которые поменяли три-четыре партии за последние пару лет.

— Кто?

— Например, по Троещине идет Юрий Андреев, который был в «Батькивщине», «Воле» и «Самопомочи». Сейчас он в «УКРОПе».

— Вы шли на парламентские выборы, будучи спикером «Правого сектора». Зайдя в Раду, ваши пути разошлись. Объяснили, что такая себе «обоюдка». Сейчас не жалеете?

— В «Правом секторе» осталось много моих друзей и побратимов, с которыми я прошел важный период своей жизни. В том числе и Дмитрий Ярош, с которым у меня прекрасные отношения по сей день. Можем поговорить о жизни, обсудить разные вопросы. У нас с «Правым сектором» была определенная договоренность, что я им помогаю в информационном обеспечении. Речь шла о двух месяцах. Потом после Майдана был Крым, война на Донбассе — закрутилось-завертелось. Но я выполнил договоренность. Однако свое политическое будущее вижу другим.

— Вы говорите, что по сей день общаетесь с Ярошем. Ваш поход на выборы мэра обсуждали?

— Мы не говорили на эту тему.

— Кстати, а как относятся к вашему походу на выборы в парламенте?

— Кто-то поддерживает, кто-то осуждает. Есть такие, кто не понимает, зачем я иду на это лобное место. Ведь в парламенте можно потеряться среди всех остальных. А мэру наоборот — одному приходится отвечать за все. Причем не только за достижения, но и за неудачи. Но отличительной чертой решительного человека как раз и является умение взять на себя ответственность.
Ольга Москалюк.

Продолжая цикл предвыборных интервью, Цензор.НЕТ поговорил с лидером партии «Решительные граждане» Бориславом Березой о рекламной кампании, своей команде, конкурентах, взаимоотношениях с лидером «Правого сектора» Дмитрием Ярошем и договоренностях с «УКРОПом».

«Есть ли у вас план, мистер Фикс?» — пошутил недавно мой знакомый, глядя на бигборд Борислава Березы. На нем народный депутат и кандидат в мэры Киева рекламирует свой «План Б». Это вторая волна рекламы Борислава Ефимовича. В ходе первой он отчитывался о проделанной работе. Например, о закрытии 45 незаконных казино и притонов. На сегодняшний день таких уже 52.

«Я в политике всего год. Он дался мне очень тяжело и без восторга, — говорит о себе Береза. — Но мой образ жизни и мировоззрение не изменились — я по-прежнему хожу по улицам сам, стою в очередях в магазинах и живу на Троещине».

«ЗА РАДИКАЛЬНОЙ ПАРТИЕЙ ПОСЛЕДУЕТ ЕЩЕ ОДНА ФРАКЦИЯ, НО УЖЕ ПОСЛЕ ВЫБОРОВ»

— Мы с вами встречаемся после заседания комитета по борьбе с коррупцией, где обсуждали скандал вокруг Игоря Кононенко. Вы в вопросе упомянули, что эта ситуация связана с местными выборами. Не поменяли мнение после завершения обсуждения?

— Во время заседания комитета столько раз раздавались смех, хохот и аплодисменты, что у меня сложилось впечатление: я присутствую на юмористическом шоу. В финале один из депутатов спросил Валентина Наливайченко, испытывает ли он личную неприязнь к обвиняемому, то есть Кононенко. Я вспомнил фильм «Мимино». Там есть такая фраза: «Такую личную неприязнь я испытываю к потерпевшему, что кушать не могу». Все это подтвердило мое мнение, что целью было не расследование ситуации, а получение дивидендов перед выборами. Говорили обо всем — от политической коррупции до государственной измены. Упоминались Левочкин, «Приватбанк», полеты в Россию и офшоры. Стороны обвиняли друг друга через свои группы поддержки.

— Зачем это Наливайченко? Он не идет на выборы.

— Обе стороны рассматривают эти выборы, как тренировку перед парламентскими, которые пройдут весной. Они еще не объявлены, но все уже смирились, что они будут. Коалиция бездействует. Каждый работает на свою политсилу. Эффективность работы Верховной Рады минимизирована. Я недавно вернулся из Британии. Общался там с парламентариями. Они говорят: «У вас есть две проблемы — война с коррупцией, которая не менее важна, чем то, что происходит на Донбассе, и отсутствие желания большинства партий унять свои амбиции и объединиться во имя будущего». У нас каждая политическая сила декларирует, что она хочет качественных изменений, но по факту отстаивает свои интересы. На это предпочитают закрывать глаза и рассказывать о том, что мы едины и сильны как никогда. Если так, почему нет никаких качественных изменений в том же вопросе борьбы с коррупцией?

— Почему же?

— У нас все депутаты — патриоты. Но каждый из них видит свой патриотизм по-разному. Для политиков это ненормально. Должна быть консолидация. Я — внефракционный депутат. Но иногда голосую с коалицией, понимая, что эти законопроекты призваны качественно менять государство. А коалиционные фракции иногда не поддерживают какие-то решения, руководствуясь принципом Портоса: «Я дерусь, потому что я дерусь».

— Вы говорите о Радикальной партии?

— О разных политических силах. Но такое поведение является неправильным и неконструктивным. Украинский парламент не может быстро принимать решения по важным вопросам. Подписать взаимоотношения с Гондурасом — мы можем. А проголосовать по добровольцам — нет. Вот из-за этого, скорее всего, весной будут перевыборы.

— Вы не впервые озвучиваете такое мнение по поводу парламентских выборов…

— Я еще говорил, что осенью какая-то партия выйдет из коалиции. Теперь скажу, что, скорее всего, за Радикальной партией последует еще одна фракция, но уже после выборов.

— «Батькивщина» или «Самопомич»?

— Это покажут результаты местных выборов. Та партия, которая получит максимальную поддержку, скорее всего, выйдет первой.

— Что будет причиной перевыборов — развал коалиции или, как говорят политологи, неспокойная ситуация на улице?

— Недееспособность парламента принимать решения и консолидироваться.

Но вообще я бы хотел, чтобы улица сдержанно отреагировала на то, что происходит. Сейчас люди явно недовольны ситуацией. Они не видят желания работать над ошибками со стороны власти. Там продолжаются дрязги, конфликты и ссоры. Людей раздражают любые мелочи…

— А мне кажется, людей раздражает рост цен, тарифов и ухудшение качества жизни.

— Давно. Но люди могут смириться с определенными трудностями, если они будут видеть, что есть качественные изменения и проходят реформы. Недавно одна из социологических служб проводила опрос, который показал, что 72 процента украинцев готовы ко временному ухудшению жизни, если в перспективе это даст кардинальный рост. Это очень много. 17 процентов не верят, что этот парламент может что-то изменить. А 33 считают, что перевыборы поменяют ситуацию. Но, согласно социологии, в парламент проходят практически те же люди.

— Тогда какой расклад мы увидим?

— Кто-то из малых фракций станет большой и наоборот. Все будет зависеть от двух моментов. Во-первых, оправдаются ли ожидания на весну — будут ли изменения жизни в лучшую сторону. Во-вторых, как будет проведена рекламная кампания. Украинцы очень зависимы от рекламы и верят ей. Плюс, у них нет длительной исторической памяти. Поэтому события, которые проходили за полгода до выборов, могут быть нивелированы.

«ЕСЛИ ПРИДЕТ КОМАНДА ОМЕЛЬЧЕНКО, МЫ УВИДИМ БРЕЖНЕВСКИЕ ВРЕМЕНА»

— Кстати, о рекламе. Самый популярный вопрос сейчас по поводу вашей: «Каким же был план А»?

— Он был после Майдана: придет Кличко и исправит ситуацию в городе. Была надежда, что будет новая команда, которая поменяет все в лучшую сторону. Но Киев сегодня находится на 14 месте по уровню комфорта. Первая — Винница. Потом Львов, Чернигов и так далее.

— Почему так?

— Киевскую власть не очистили от коррупционной составляющей. Практически во всех департаментах остались те же сотрудники, которые раньше там работали. Мы видим людей Черновецкого и Попова. Например, депутат Киевсовета Владимир Прокопив когда-то участвовал в дерибане земли возле озера Тельбин, а сейчас занимается практически тем же самым, но уже под руководством Кличко. Люди меняют партбилет и значок. Эта ситуация напоминает, как мы ржавые мосты красили в желто-голубой цвет. Думали, что меняем жизнь к лучшему. Но весной краска облезла, а ржавчина проявилась. Так и здесь. От того, что те люди надели вышиванки, внутри они не изменились.

Такая же ситуация и с нынешними выборами. Кличко и Омельченко играют на одну руку — по тому округу, где идет сильный представитель от «Солидарности», выдвигают слабого от партии «Единство». И наоборот. Если в Киеве победит команда Кличко, мы увидим город без позитивных изменений. Ситуация будет только ухудшаться. А про киевлян вспоминать будут только за пару месяцев до выборов. Тогда им будут ставить площадки, красить лавочки, делать велодорожки или запускать трамвай с Wi- Fi, причем польский. А почему не львовский? Сразу же вспоминаются поезда «Hyundai». Выходит, для чиновников по-прежнему на первом месте остается желание заработать.

Если придет команда Омельченко, мы увидим брежневские времена. Об электронном документообороте можно будет забыть. Что уже говорить о плиточке, как на Крещатике. Кстати, спасибо ему за нее. Очень нам помогла во время Майдана — именно она неплохо летала. Кроме того, не надо забывать, что в команде Омельченко идут такие «замечательные» люди, как Алла Шлапак, которая поднимала сети для Черновецкого. Теперь ей обещано, что в случае прохождения она займет должность главы департамента по образованию в Киеве. Поэтому «верой и правдой» отрабатывает свои перспективы. Еще баллотируется Сергей Крымчак — секретарь земельной комиссии, которая так хорошо дерибанила весь Киев. Она выделяла землю студентам, о чем они даже не знали, которая потом оказывалась во владении у каких-то бизнес-компаний. Также идет на выборы Валерий Борисов, который в 2012 году возглавлял предвыборный штаб Партии регионов. О каких изменениях можно говорить? Если украинцы отдадут за них свои голоса, то это прямой сигнал нашим западным партнерам, что нам помощь не нужна. Киевлян устраивают бывшие «регионалы» и подручные Черновецкого.

Если победит Береза, в течение года Киев улучшится по разным направлениям — от борьбы с коррупцией до внешнего вида. Город будет освещен, поменяется транспорт, изменится ситуация с МАФами, кардинально сократится количество рекламы, которой владеют нынешние депутаты Киевсовета. Они вообще удивительные люди — умеют быстро договариваться между собой, как только это касается их бизнес-интересов. Земельку выделить — пожалуйста, дать стройку — нет проблем, поставить десяток незаконных рекламных площадей и не заметить этого — конечно же. Что говорить о «Киевэнерго», которая принадлежит Ахметову. Ее надо вернуть киевлянам. Кличко мог это сделать. Но за полтора года ничего такого не произошло.

— Это договоренность Кличко и Ахметова?

— У мэра Киева есть договоренность со всеми олигархами. Я не верю, что это молчаливое согласие вызвано тем, что просто нет времени. Но коммунальные тарифы беспокоят киевлян. Для того, чтобы их снизить, просто разговорами не поможешь. Нужны действия. Возврат «Киевэнерго» позволит убрать сверхприбыль, которую оставляет себе Ахметов и снизить тарифы на 20 процентов.

— Но есть еще такая должность, как глава КГГА. Его назначает президент. Есть еще Киевсовет, без поддержки которого мэру работать очень тяжело.

— Я не думаю, что Порошенко уподобится Януковичу и назначит Кличко в случае его проигрыша главой КГГА, как было с Александром Поповым. Петр Алексеевич понимает, что происходит. Непонимание Виктора Федоровича довело его до Ростова. Но Порошенко и далее планирует жить в Украине. Он разумный человек и не станет повышать градус напряжения. Более того, он склонен учитывать ситуацию и делать прагматичные выводы. Уверен, что он не станет разделять эти две должности.

По Киевсовету. Согласно последним социологическим опросам, наша партия туда проходит. Это говорит о том, что мы сможем влиять на этот орган. Есть еще один рычаг — киевляне. Они умеют давить, когда в этом есть необходимость. Мы несколько раз это доказывали Киевсовету, где большинство у «ударовцев». Например, мы закрывали те стройки, которые инициировал Максим Микитась. Он является не просто финансовым спонсором Кличко, но еще и депутатом Киевсовета. Сейчас многое зависит от самих жителей Киева. Если они не пойдут на выборы, проголосуют те, кому заплатили деньги, дали картошку, гречку, банку меда или бесплатно постригли — подкуп в этом году крайне разнообразен. Таким образом, мы обречем себя на ужасное существование в ближайшее время. Получим мэра меньшинства, как было раньше, когда 30 процентов выбрали такого, от которого «выли» остальные 70.

— Но согласно новому закону, у нас теперь два тура выборов мэра. Как опять могут принять решение только 30 процентов?

— Если явка будет порядка 40 процентов, как говорят, а власти удастся провернуть аферу — протащить Кличко во второй тур Омельченко, мы увидим потрясающую ситуацию. Он скажет, что устал и уходит, или «заболеет», или вдруг «осознает», что Виталий оправдывает надежды. В итоге мы получим тот результат, который хотят люди из провластных кабинетов. Но все же я верю, что киевляне могут консолидироваться. Если молодежь 25 октября выберет поход на выборы, надежда на качественные изменения может реализоваться.

— Есть еще такой тип избирателя, который думает: «Неизвестно, каким будет новый мэр, поэтому пусть этот остается, чтобы хуже не было».

— Человек развивается в том случае, если думает: Что сделать, чтобы стало лучше. Если мы хотим остаться на нынешнем этапе, будет стагнация. А потом — ухудшение. Потому что в экономике нет никаких улучшений. Соответственно, нет возможностей для излечения страны. Те люди, которые за полтора года не справились со своей работой, не сделают этого и в дальнейшем.

— Кстати, многие политики и эксперты тоже называют Омельченко техническим кандидатом. До его появления социологи давали вам второе место после Кличко. У вас не опустились руки? Не появилось желание сняться?

— Появилось недопонимание, как люди, которые продают свой голос, могут хотеть что-то изменить. Как те, кто берет 300-500 или тысячу гривен, могут что-то потом требовать? Они же отдают свое право за эти копейки.

— Главное, не как проголосовали, а как посчитали.

— Да. У нас в каждой комиссии есть наблюдатели. Мы будем жестко отслеживать ситуацию. Ради этого даже готовы объединяться с другими партиями, чтобы контролировать процесс.

— Например, с кем?

— Со всеми, кто заинтересован в нормальном подсчете голосов.

— Конкретно?

— Я пока не хочу озвучивать названия, потому что идут переговоры. Речь идет о семи партиях. Есть даже те, кто представлен в парламенте.

«КЛИЧКО И НИКОНОВ ИСПОЛЬЗУЮТ КИЕВ КАК МАШИНУ ДЛЯ ЗАРАБАТЫВАНИЯ ДЕНЕГ»

— Хочу вас процитировать: «Если бы Юлия Владимировна вместо рекламы ВО «Батькивщина», которой она заклеила всю страну, 50 процентов средств отправила бы на покупку защитной амуниции (каски, броники, берцы), то получила бы несколько дивизий благодарных солдат. Которые, со временем, могли бы превратиться в потенциальные голоса за нее. Но ни она, ни ее политсила так и не сделали выводы из президентского поражения. Значит, опять бег по граблям. Грустно и неразумно». Сегодня мы видим немало вашей рекламы в Киеве. Вы изменили свое мнение?

— Нет. Я, как помогал армии раньше, так и продолжаю это делать. То же спецподразделение «Булат» может подтвердить, что я их обмундировал. Я тратил личные деньги и привлекал спонсоров. Но мы можем позволить себе потратить средства на визуальную рекламу. Потому что это единственная возможность донести о нас информацию. Когда мы вешаем объявления о проведении встречи, их срывают в течение двух часов сотрудники ЖЭКов и проплаченные бабушки. Мы же не будем за ними бегать и ловить. Несколько раз вызывали полицию. Но что с бабушками сделаешь? Ничего. А вот бигборды оборвать не удается. Нам надо заявлять о себе обществу. В партию, которая не может потратить несколько десятков тысяч долларов на рекламу, не верят. В этом контексте мы сегодня сталкиваемся с интересными вещами. К нам приходят люди и говорят: «Мы хотим вас поддержать». Мы объясняем, что взамен они ничего не получат. Они отвечают: «Нам и не надо, но вы должны сделать то, что обещаете».

— Кто эти люди?

— Представители среднего и малого бизнеса. Причем, не только киевского, но и херсонского, львовского, тернопольского. Это люди, которые хотят менять Украину и готовы представлять наши интересы в регионах.

— Все-таки, если бы сейчас кто-то из депутатов или журналистов написал о ваших бордах так же, как вы это сделали по отношению к Тимошенко, что бы вы ответили?

— Ничего. Я бы промолчал. По одной причине: Те люди, которым я помогаю, и так говорят спасибо. Мы тратим деньги не только на наших бойцов, но и на благотворительные цели — иногда адресно, иногда — нет. Но я знаю политическую кухню. Суммы, которые тратим мы, это мизер на фоне остальных бюджетов.

Кстати, о конкурентах. Традиционно за неделю до выборов начинается вброс откровенной чернухи и компромата. Жду с нетерпением, когда они начнут поливать грязью. Если не будут, значит, не боятся и не воспринимают всерьез.

— Сколько вы потратили на предвыборную кампанию?

— Это небольшие деньги. Все официально проплачено со счетов нашей партии и будет подано в отчете ЦИК.

— Почему вы не хотите называть конкретную сумму?

— Потому что кампания еще не закончилась. Еще нужно будет тратить деньги. Их не так много осталось. Это наше самое слабое место.

— Вы создали партию «Решительные граждане». Кто эти люди?

— Это ребята из 95-й бригады, 93-й, 30-й, добровольцы которые вернулись из АТО. Сейчас к нам присоединилось достаточно большое количество профессионалов, которые получили западное образование и учились у эстонских, грузинских реформаторов. Мы стали объединятся с людьми, которые предлагают нам реальные проекты.

— Почему они выбрали вас?

— Они говорят: «Мы присматривались, кто же будет что-то делать, и увидели, что Троещина меняется в лучшую сторону». Плюс, «сарафанное радио».

— Как успешные люди пойдут на зарплату в несколько тысяч гривен? Только давайте не будем развивать тему о патриотизме и альтруизме.

— Я всегда говорил, что человек, который распоряжается сотнями миллионов гривен, не может получать две тысячи. Меня за эти слова критиковали. Когда я заявил о том, что если депутат получает пять-шесть тысяч гривен, то его КПД будет крайне низким. Начали кричать: «Сначала всем поднимите зарплаты». Но для того, чтобы это сделать, люди, которые руководят государством, должны получать нормальные деньги, чтобы думать не о заработке, а о качестве работы. В ПАСЕ меня спрашивали, какая зарплата у народного депутата. Я отвечал — чуть меньше 300 евро. Они говорили: «С такими зарплатами вы никогда не победите коррупцию и всегда будете искать олигархов, на которых будете вынуждены работать». Поэтому одной из важных задач является сокращение сотрудников КГГА. За счет этого — поднятие зарплат тем, кто останется.

Кстати, сейчас киевское руководство выписывает себе сумасшедшие премии.

— Кто именно?

— Никонов, Рябикин. Как руководство Киева, у которого большинство коммунальных предприятий являются убыточными, может такое делать? «Киевпастранс», «Киевреклама» не приносят прибыли. Метрополитен ничего не получает, хотя подняли плату за проезд. Я вот хочу, чтобы Кличко назвал еще хоть одну европейскую столицу, где бы паркинг был убыточным. Как можно было купить паркоматы на 42 миллиона, не использовать их и просрочить срок годности? Очередные схемы? Как можно было потратить 41 миллион на велодорожку, которая является простым покрытием? Когда я, как народный депутат, требую, чтобы мне предоставили смету выполненных работ, мне пишут отписки: «Ответ формируется». Я три месяца его не могу получить. Более того, по велодорожке прокуратура возбудила уголовные дела. Что говорит о том, что не все так прозрачно в любимом бюджете Никонова и Кличко. Они используют Киев как машину для зарабатывания денег. А подчиненные мэра крышуют наливайки, закрывают МАФы неугодных, а депутатов Киевсовета — нет. Например, Анатолий Карпенко, который является собственником рынка «Фермер» на Троещине. Он активно борется против ярмарок, которые якобы забирают у него прибыль. Так же требует закрыть торговые точки, которые конкурируют с его бизнес-предприятиями. Лично приезжает и показывает директору Департамента городского благоустройства Дмитрию Белоцерковцу, что надо прикрыть. А у него самого, оказывается, более 400 незаконных МАФов. Их он почему-то закрывать не хочет. Таких фактов много. Поэтому я считаю, что депутатов Киевсовета надо сократить. Почти каждый из них связан с МАФами, незаконной рекламой. Многие занимаются разбазариванием депутатских фондов. У нас на Троещине произошла интересная ситуация. Депутат, взявший деньги из бюджета, установил скамейки, но не покрасил их. Сказал: «Проголосуете — тогда приведем в порядок». Он за бюджетные деньги фактически принуждает избирателей к голосованию за себя. Это не просто позор, а откровенное использование административного ресурса и попытка пролезть во власть любой ценой.

Кстати, депутаты Киевсовета не получают зарплату. Это работа на добровольных началах. В то же время, кандидаты тратят безумное количество денег на рекламу. Они лезут во власть, чтобы продлить права на крышевание своего бизнеса. Для них Киев — это кормушка.

» Я НЕ ОЧЕНЬ ОДОБРЯЮ ПОДБОР ЛЮДЕЙ В «УКРОПЕ»»

— Геннадий Корбан рассказывал, что «УКРОП» дал вам «небольшое финансирование». О каких суммах идет речь?

— Это было не финансирование. На Троещине проходила трансляция футбольного матча «Севилья-Днепр». Они ее обеспечивали финансово. Было предложено, чтобы футбол показывали в Днепропетровске, Киеве и Львове. Я поддержал и согласился. Видимо, таким образом они демонстрировали свое расположение ко мне. А мне идея понравилась. Фактически за счет днепропетровской команды можно было устроить шоу для людей на Троещине. Был такой дружеский жест, помощь.

— Все же, сколько денег было потрачено?

— Я не знаю. Они этим занимались. Мы должны были помочь только организационно. Своими силами обеспечивали безопасность и взаимодействие с правоохранительными органами.

— Почему Корбан по-другому преподносит эту информацию?

— Наверное, потому, что хотел меня видеть в «УКРОПе». После этой трансляции они меня к себе звали. Сказали: «Присоединяйся».

— В качестве главы киевской ячейки, кандидата в мэры от партии?

— И то, и другое.

— Почему вы не согласились? Корбан утверждает, что из-за ваших личных амбиций.

— Вопрос не в личных амбициях. Для меня интересным маркером была ситуация на выборах в Чернигове. Она показала, что те технологии, которые кто-то использует, не всем понятны и приемлемы.

— Вы о гречке?

— Обо всем. Я с большой симпатией отношусь к Боре Филатову. Это мой друг. С Корбаном я в приятельских отношениях. Но не могу рассматривать их политический проект. У меня есть своя партия. Они знали об этом.

— Предложили, зная, что вы откажетесь?

— Когда предлагает такая мощная структура, обычно мало кто отказывается. Мы обсуждали этот вопрос с однопартийцами. Они сказали: «Мы хотим отстраивать собственную партию, чтобы за нами не маячила ничья тень». Скажу честно, я не очень одобряю подбор людей в «УКРОПе». Там есть такие, которые поменяли три-четыре партии за последние пару лет.

— Кто?

— Например, по Троещине идет Юрий Андреев, который был в «Батькивщине», «Воле» и «Самопомочи». Сейчас он в «УКРОПе».

— Вы шли на парламентские выборы, будучи спикером «Правого сектора». Зайдя в Раду, ваши пути разошлись. Объяснили, что такая себе «обоюдка». Сейчас не жалеете?

— В «Правом секторе» осталось много моих друзей и побратимов, с которыми я прошел важный период своей жизни. В том числе и Дмитрий Ярош, с которым у меня прекрасные отношения по сей день. Можем поговорить о жизни, обсудить разные вопросы. У нас с «Правым сектором» была определенная договоренность, что я им помогаю в информационном обеспечении. Речь шла о двух месяцах. Потом после Майдана был Крым, война на Донбассе — закрутилось-завертелось. Но я выполнил договоренность. Однако свое политическое будущее вижу другим.

— Вы говорите, что по сей день общаетесь с Ярошем. Ваш поход на выборы мэра обсуждали?

— Мы не говорили на эту тему.

— Кстати, а как относятся к вашему походу на выборы в парламенте?

— Кто-то поддерживает, кто-то осуждает. Есть такие, кто не понимает, зачем я иду на это лобное место. Ведь в парламенте можно потеряться среди всех остальных. А мэру наоборот — одному приходится отвечать за все. Причем не только за достижения, но и за неудачи. Но отличительной чертой решительного человека как раз и является умение взять на себя ответственность.