Почему США и НАТО помогают Украине по-разномуПочему США и НАТО помогают Украине по-разному

Денис Попович

Верхняя палата Конгресса США в четверг, 8 декабря, приняла решение о предоставлении Украине военной поддержки для борьбы против российской военной агрессии. При этом в военный бюджет США в 2017 году планируется заложить $350 млн для оказания военной помощи нашей стране. Впрочем, на сегодняшний день США — это, пожалуй, единственная страна НАТО, которая заявляет о необходимости оказывать Украине прямую военную помощь. В самом же Альянсе, как показали результаты заседания Комиссии Украина — НАТО на уровне министров иностранных дел, так далеко заходить не собираются. По мнению экспертов, несмотря на взаимные заверения в дружбе и сотрудничестве, в отношениях между Украиной и НАТО есть дефицит доверия. Он связан с тем, что среди членов Альянса нет уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма.

В среду, 7 декабря, в Брюсселе состоялось заседание Комиссии Украина — НАТО с участием министра иностранных дел нашей страны Павла Климкина. Заседание комиссии было посвящено выполнению решений, принятых в отношении Украины на Варшавском саммите НАТО в июле 2014 года. Тогда, напомним, был принят комплексный пакет поддержки Украины, состоящий из 40 различных предложений, касающихся в том числе сектора безопасности, киберзащиты и реабилитации раненых.

Как сообщил по итогам заседания Комиссии 7 декабря генсек НАТО Йенс Столтенберг, мероприятия, предусмотренные комплексным пакетом поддержки Украины, в настоящее время осуществляются через ряд трастовых фондов, учрежденных специально для этих целей. «Наши целевые фонды помогают Украине в реформировании оборонного сектора. Мы также создаем специальный центр по расследованию киберинцидентов и занимаемся реабилитацией украинских военных, которые получили ранения. Эта программа помогла уже 150 военнослужащим», — отметил Столтенберг. По его словам, в рамках программы по военному образованию были подготовлены 770 сержантов и инструкторов.

Всего для помощи Украине учреждены шесть трастовых фондов. Пять из них Альянс основал в 2014 году, по результатам саммита в Уэльсе, а еще один — по сбору средств на обезвреживание мин и других взрывоопасных предметов — был сформирован в июне 2015. Однако сейчас эти фонды наполняются не слишком хорошо. В частности, на 100% обеспечены финансами лишь два целевых фонда, один из которых связан с вопросами кибербезопасности, а второй — с переподготовкой и социальной адаптацией военнослужащих. Хуже всего наполняются трастовые фонды, направленные на реформирование систем логистики и стандартизации, а также на медицинскую реабилитацию военнослужащих. В первом случае вместо запланированных 4,1 млн евро пришло только 1 млн 235 тыс. евро, а во втором случае вместо 2,2 млн евро получены только 317 тысяч, и еще 460 тысяч евро страны Альянса уже пообещали внести.

Впрочем, после заседания министр иностранных дел Украины Павел Климкин сообщил, что союзники в ближайшее время готовы сделать взносы в трастовые фонды, в том числе те, которые не финансируются должным образом. Господин Климкин также сообщил, что Украина останется в приоритете НАТО.

О том, что Альянс будет продолжать оказывать всеобъемлющую политическую и практическую поддержку Украине, заявлял и генсек Йенс Столтенберг. Он также заверил, что Альянс «никогда не признает аннексию Крыма», и считает, что именно Россия несет главную ответственность за урегулирование конфликта в Украине.

О том, что аннексия Крыма никогда не будет признана, заявил и госсекретарь США Джон Керри, выступая перед журналистами накануне заседания Комиссии. По его словам, после того как новый президент США Дональд Трамп вступит в должность, политика Штатов в отношении своих союзников не изменится. «Мир поддерживается только благодаря силе и единству», — заявил, в частности, Керри, ссылаясь на исторический опыт прошлых лет.

Как бы в подтверждение этих слов 8 декабря верхняя палата Конгресса США приняла решение оказать Украине военную поддержку для борьбы против агрессии России. Документ, который подал на рассмотрение сенатор Джон Маккейн (один из главных друзей Украины), теперь направлен для одобрения еще действующему президенту Бараку Обаме. Ранее Джон Маккейн предложил предусмотреть в бюджете Пентагона на 2017 год $350 млн для помощи Украине, на 50 млн больше, чем в 2016 году.

Действия американских конгрессменов и заявления представителей НАТО позволяют сделать вывод, что на данный момент США остаются единственной страной-членом Альянса, которая громко заявляет о необходимости оказания прямой военной помощи Украине. В масштабах же всего НАТО ситуация несколько иная: помогая Украине политическими методами, там оглядываются на Россию. По мнению директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентина Бадрака, в целом в отношениях между Украиной и НАТО наметились признаки, вызывающие озабоченность у экспертов. «С одной стороны, мы имеем ситуацию, когда все члены НАТО высказались за то, чтобы против Украины была прекращена вооруженная агрессия. Но что касается военно-технического сотрудничества, поставок вооружений и совместных разработок, то здесь государства-члены НАТО ведут себя более сдержанно. Проблема носит двухсторонний характер. С одной стороны, до сих пор существует дефицит доверия. Он связан с тем, что в НАТО нет полной уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма. С другой стороны, члены Альянса — Италия, Франция, а также частично Германия имеют хорошие проекты с Россией и не желают их прерывать», — пояснил Бадрак.

АпострофДенис Попович

Верхняя палата Конгресса США в четверг, 8 декабря, приняла решение о предоставлении Украине военной поддержки для борьбы против российской военной агрессии. При этом в военный бюджет США в 2017 году планируется заложить $350 млн для оказания военной помощи нашей стране. Впрочем, на сегодняшний день США — это, пожалуй, единственная страна НАТО, которая заявляет о необходимости оказывать Украине прямую военную помощь. В самом же Альянсе, как показали результаты заседания Комиссии Украина — НАТО на уровне министров иностранных дел, так далеко заходить не собираются. По мнению экспертов, несмотря на взаимные заверения в дружбе и сотрудничестве, в отношениях между Украиной и НАТО есть дефицит доверия. Он связан с тем, что среди членов Альянса нет уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма.

В среду, 7 декабря, в Брюсселе состоялось заседание Комиссии Украина — НАТО с участием министра иностранных дел нашей страны Павла Климкина. Заседание комиссии было посвящено выполнению решений, принятых в отношении Украины на Варшавском саммите НАТО в июле 2014 года. Тогда, напомним, был принят комплексный пакет поддержки Украины, состоящий из 40 различных предложений, касающихся в том числе сектора безопасности, киберзащиты и реабилитации раненых.

Как сообщил по итогам заседания Комиссии 7 декабря генсек НАТО Йенс Столтенберг, мероприятия, предусмотренные комплексным пакетом поддержки Украины, в настоящее время осуществляются через ряд трастовых фондов, учрежденных специально для этих целей. «Наши целевые фонды помогают Украине в реформировании оборонного сектора. Мы также создаем специальный центр по расследованию киберинцидентов и занимаемся реабилитацией украинских военных, которые получили ранения. Эта программа помогла уже 150 военнослужащим», — отметил Столтенберг. По его словам, в рамках программы по военному образованию были подготовлены 770 сержантов и инструкторов.

Всего для помощи Украине учреждены шесть трастовых фондов. Пять из них Альянс основал в 2014 году, по результатам саммита в Уэльсе, а еще один — по сбору средств на обезвреживание мин и других взрывоопасных предметов — был сформирован в июне 2015. Однако сейчас эти фонды наполняются не слишком хорошо. В частности, на 100% обеспечены финансами лишь два целевых фонда, один из которых связан с вопросами кибербезопасности, а второй — с переподготовкой и социальной адаптацией военнослужащих. Хуже всего наполняются трастовые фонды, направленные на реформирование систем логистики и стандартизации, а также на медицинскую реабилитацию военнослужащих. В первом случае вместо запланированных 4,1 млн евро пришло только 1 млн 235 тыс. евро, а во втором случае вместо 2,2 млн евро получены только 317 тысяч, и еще 460 тысяч евро страны Альянса уже пообещали внести.

Впрочем, после заседания министр иностранных дел Украины Павел Климкин сообщил, что союзники в ближайшее время готовы сделать взносы в трастовые фонды, в том числе те, которые не финансируются должным образом. Господин Климкин также сообщил, что Украина останется в приоритете НАТО.

О том, что Альянс будет продолжать оказывать всеобъемлющую политическую и практическую поддержку Украине, заявлял и генсек Йенс Столтенберг. Он также заверил, что Альянс «никогда не признает аннексию Крыма», и считает, что именно Россия несет главную ответственность за урегулирование конфликта в Украине.

О том, что аннексия Крыма никогда не будет признана, заявил и госсекретарь США Джон Керри, выступая перед журналистами накануне заседания Комиссии. По его словам, после того как новый президент США Дональд Трамп вступит в должность, политика Штатов в отношении своих союзников не изменится. «Мир поддерживается только благодаря силе и единству», — заявил, в частности, Керри, ссылаясь на исторический опыт прошлых лет.

Как бы в подтверждение этих слов 8 декабря верхняя палата Конгресса США приняла решение оказать Украине военную поддержку для борьбы против агрессии России. Документ, который подал на рассмотрение сенатор Джон Маккейн (один из главных друзей Украины), теперь направлен для одобрения еще действующему президенту Бараку Обаме. Ранее Джон Маккейн предложил предусмотреть в бюджете Пентагона на 2017 год $350 млн для помощи Украине, на 50 млн больше, чем в 2016 году.

Действия американских конгрессменов и заявления представителей НАТО позволяют сделать вывод, что на данный момент США остаются единственной страной-членом Альянса, которая громко заявляет о необходимости оказания прямой военной помощи Украине. В масштабах же всего НАТО ситуация несколько иная: помогая Украине политическими методами, там оглядываются на Россию. По мнению директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентина Бадрака, в целом в отношениях между Украиной и НАТО наметились признаки, вызывающие озабоченность у экспертов. «С одной стороны, мы имеем ситуацию, когда все члены НАТО высказались за то, чтобы против Украины была прекращена вооруженная агрессия. Но что касается военно-технического сотрудничества, поставок вооружений и совместных разработок, то здесь государства-члены НАТО ведут себя более сдержанно. Проблема носит двухсторонний характер. С одной стороны, до сих пор существует дефицит доверия. Он связан с тем, что в НАТО нет полной уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма. С другой стороны, члены Альянса — Италия, Франция, а также частично Германия имеют хорошие проекты с Россией и не желают их прерывать», — пояснил Бадрак.

Апостроф

«Мы не хотим новой холодной войны»: НАТО готовится к военной агрессии России«Мы не хотим новой холодной войны»: НАТО готовится к военной агрессии России

Сергей Сидоренко

Российский вопрос снова вернулся в повестку дня Североатлантического альянса. На главные позиции.

«Проблема РФ» – прямо или косвенно – обсуждалась в течение всего первого дня встречи министров обороны альянса. Именно с нее начинал все свои выступления генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, именно ей была посвящена большая часть заявлений генсека.

Каждый раз он настаивал и повторял: НАТО не делает шаги первым, а лишь «реагирует на действия России».

По четыре повтора слов «оборонительный» и «ответственный», 5 повторов слова «пропорциональный», 9 упоминаний о «диалоге» и 16 употреблений слова «ответ» или «отвечать» – таков словарный фон заявления Йенса Столтенберга по российской тематике лишь за два коротких общения со СМИ и только за один день, в среду. Похожей была его лексика на пресс-конференциях во вторник и в четверг.

Зато действия России упоминались с такими эпитетами, как «самоуверенная» или «непредсказуемая».

В конце концов журналисты начали шутить, что они способны предсказать следующую речь Столтенберга: она точно должна начинаться фразой типа «мы столкнулись с самоуверенными действиями РФ, но ответ альянса является пропорциональным, взвешенным и защитным (или же оборонительным)».

И несмотря на шутки, договоренности, достигнутые в Брюсселе, оказались весьма серьезными.

Балтийский фронт

Собственно, радикально новых сообщений эта встреча не принесла – об усилении «северо-восточного фланга» страны-члены НАТО договорились еще летом.

На июльском саммите альянса в Варшаве было объявлено, что в Литве, Латвии, Эстонии и Польше будут размещены 4 батальона союзников. Нынешняя министерская встреча ставила целью согласовать подробности такого размещения. И эти «детали» оказались более чем весомыми.

Первой новостью стало, конечно, подтверждение планов.

«Балтийские» батальоны будут созданы уже в начале 2017 года, а к лету – полностью укомплектованы.

И самое важное. Это уже является новостью именно нынешней министерской встречи: «4 батальона» не означает «4 страны». Присутствие альянса в Балтике окажется действительно международным. Свои силы для защиты союзников пришлют 16 из 28 стран-членов НАТО. Вместе с принимающими государствами – 19, абсолютное большинство. Это – успех, на который мало кто рассчитывал на саммите.

Такое единство альянса создал сам Кремль. Действия РФ в последние месяцы сплотили «антироссийскую коалицию» и уничтожили аргументы ее противников.

«Рядом с нашей границей активно проводятся маневры, в том числе масштабные учения, которые происходят без предупреждения. Только в течение этого месяца Россия доставила в Калининград ракеты «Искандер», способные нести ядерные заряды, а также приостановила соглашение с США относительно (утилизации) оружейного плутония.

Также РФ продолжает дестабилизировать восточную Украину, оказывая военную и финансовую поддержку сепаратистам», — пояснил Столтенберг.

А посол США при НАТО Дуглас Льют отметил, что альянс до сих пор не знает, не переехали ли в Калининград не только «Искандеры», но и ядерные боеголовки к ним.

И даже если считать, что напряженность в отношениях России и НАТО (тем более с учетом веса США в альянсе) за последние 2,5 года стала в определенной степени привычной, нынешняя «антироссийская встреча» альянса является особой.

Впервые к этому диалогу привлечены два балтийских государства, которые не являются членами НАТО, – Швеция и Финляндия. Как известно, эти страны отказываются от членства в альянсе именно для того, чтобы не раздражать РФ; особенно это касается Финляндии, имеющей протяженную сухопутную границу с РФ. Однако в нынешних условиях они решили присоединиться к разговорамо сдерживании России.

Не холодная война

«НАТО не хочет противостояния с Россией. Нам не нужна новая холодная война, не нужна новая «гонка вооружений». Поэтому действия НАТО являются оборонительными и пропорциональными», — подчеркнул генсек в среду вечером.

О том, что альянс не хочет холодной войны», Столтенберг также заявлял накануне. Да и чиновники стран-союзников регулярно говорят об этом, призывая СМИ не проводить параллели между нынешним обострением и отношениями НАТО-СССР. И в вопросах журналистов все равно время от времени всплывает такая аналогия.

И у первых, и у вторых есть аргументы.

В альянсе подчеркивают, что сейчас нет ничего похожего на отношения советского периода, когда даже создание НАТО имело целью «противодействие советской угрозе», а о сотрудничестве речь не шла в принципе. Теперь альянс каждый раз подчеркивает, что «стремится к партнерству с Москвой» и не рад тому, что «РФ считает альянс противником».

Хотя эти заявления порой кажутся просто несерьезными – это «партнерство» существует только в мечтах и на бумаге.

Заявления об отсутствии гонки вооружений также можно поставить под сомнение, ведь для этого процесса достаточно желания одной стороны. А то, что со стороны России такое желание есть, признает даже Столтенберг.

«В России уже длительное время ведется перевооружение. РФ утроила расходы на оборону и вложила немало средств в новейшее оружие.

Но самое главное – то, что они готовы использовать силу против соседей», — подчеркнул генсек НАТО.

Именно поэтому альянсу приходится действовать.

Несмотря на желание многих стран-членов НАТО «не ссориться с Россией», сейчас в альянсе есть несомненное согласие: Кремль несет опасность.

И хотя страны-союзники официально говорят, что их новые батальоны, усиленное присутствие на востоке, увеличение оборонных бюджетов и создание новой инфраструктуры являются «мерами сдерживания», в то же время признают: нужно быть готовым при необходимости применить это «сдерживание» на практике.

«НАТО не стремится к конфронтации с Россией… Но сигнал очень четкий: нападение на одного из нас будет нападением на весь альянс», – объясняет Столтенберг.

Турецкое Черное море

Руководитель миссии Украины при НАТО перед началом министерской встречи убеждал журналистов, что балтийское усиление альянса добавит безопасности и Украине.

Он прав, но лишь в определенной степени… Так, любые действия по сдерживанию РФ нам на руку. Да, они отвлекают военные и политические ресурсы Кремля, которые в ином случае могли быть направлены на войну в Украине.

Однако более весомо присутствие НАТО рядом с нашими границами. Не на Балтийском море, а на Черном. А с этим было сложно.

Источники свидетельствуют, что Турция до последнего времени блокировала все инициативы о совместном присутствии НАТО в Черном море.

При чем не стоит списывать все только на новый период «дружбы» между Эрдоганом и Путиным, тем более, что эту «дружбу» действительно можно упоминать только в кавычках. Совпадение интересов, just business – да, но взаимные чувства этих лидеров скорее похожи на пренебрежение или даже тихую ненависть.

Для Турции Черное море является особым регионом. Она самостоятельно контролирует Босфор и Дарданеллы и не намерена отдавать хотя бы часть этого контроля кому-либо. Даже альянсу.

Казалось, что переговоры по «черноморским силам НАТО» зашли в тупик – несмотря на желание и просьбы Румынии усилить ее безопасность. Из-за этого Варшавский саммит заявил о балтийских батальонах для сдерживания РФ – но «забыл» о существовании Черного моря.

А потому новость, объявленная в среду вечером, стала действительно сенсационной.

«Мы обсудили прогресс в усилении присутствия НАТО в черноморском регионе, с наземной бригадой под руководством Румынии.

Мы работаем над присутствием в воздухе и на море.

И я рад объявить, что несколько государств заявили о своем желании вложиться в присутствие в черноморском регионе – на земле, на воде и на море,… включительно с Турцией», — заявил генсек НАТО.

Итак, Анкара согласилась. И хотя детали еще необходимо согласовать (ожидается, что их примут в феврале), но решение уже есть.

И аргументы, которые заставили Турцию прислушиваться к другим государствам альянса, не является секретом.

«Кровавый путинский режим»

Этот термин, который чаще всего использует российская оппозиция, вы вряд ли услышите в заявлениях европейских чиновников, и его точно не будет использовать НАТО. А до недавнего времени казалось, что альянс никогда даже не приблизится к использованию таких выражений.

Но времена меняются. Прямая речь генсека НАТО в день министерской встречи:
«Россия возобновила бомбардировки Алеппо, усиливая гуманитарную катастрофу. Мужчины, женщины и дети умирают каждый день из-за позорных нападений (российской армии) на их дома и даже на больницы. Россия должна показать реальные усилия по прекращению насилия… Нападения без разбора должны прекратиться».

Уже похоже, не так ли?

Столь резкие заявления от генсека (а он никогда не скажет и слова, не имея согласия ВСЕХ стран-членов НАТО) – важное изменение в политике альянса.

На самом деле, недавние действия РФ в Сирии стали последней каплей, переполнившей терпение альянса. И именно поэтому даже намека генсека хватило, чтобы остановить намерения относительно заправки российских кораблей в портах Испании и Мальты

Правда, надо быть реалистами: со временем отношения союзников с Путиным могут вновь потеплеть.

Но сейчас мы можем быть уверены: у НАТО есть консенсус для всесторонней поддержки Киева. Поддержки изменений. Поддержки военной реформы. И только от Украины зависит, воспользуемся ли мы историческим шансом.

В то же время, имидж России в альянсе может и ухудшиться, дойдя до привычного украинцам термина: «страна-агрессор»; исключать этого не стоит.

Поэтому НАТО пытается быть готовым и к такому развитию событий. Готовым в военном смысле.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Российский вопрос снова вернулся в повестку дня Североатлантического альянса. На главные позиции.

«Проблема РФ» – прямо или косвенно – обсуждалась в течение всего первого дня встречи министров обороны альянса. Именно с нее начинал все свои выступления генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, именно ей была посвящена большая часть заявлений генсека.

Каждый раз он настаивал и повторял: НАТО не делает шаги первым, а лишь «реагирует на действия России».

По четыре повтора слов «оборонительный» и «ответственный», 5 повторов слова «пропорциональный», 9 упоминаний о «диалоге» и 16 употреблений слова «ответ» или «отвечать» – таков словарный фон заявления Йенса Столтенберга по российской тематике лишь за два коротких общения со СМИ и только за один день, в среду. Похожей была его лексика на пресс-конференциях во вторник и в четверг.

Зато действия России упоминались с такими эпитетами, как «самоуверенная» или «непредсказуемая».

В конце концов журналисты начали шутить, что они способны предсказать следующую речь Столтенберга: она точно должна начинаться фразой типа «мы столкнулись с самоуверенными действиями РФ, но ответ альянса является пропорциональным, взвешенным и защитным (или же оборонительным)».

И несмотря на шутки, договоренности, достигнутые в Брюсселе, оказались весьма серьезными.

Балтийский фронт

Собственно, радикально новых сообщений эта встреча не принесла – об усилении «северо-восточного фланга» страны-члены НАТО договорились еще летом.

На июльском саммите альянса в Варшаве было объявлено, что в Литве, Латвии, Эстонии и Польше будут размещены 4 батальона союзников. Нынешняя министерская встреча ставила целью согласовать подробности такого размещения. И эти «детали» оказались более чем весомыми.

Первой новостью стало, конечно, подтверждение планов.

«Балтийские» батальоны будут созданы уже в начале 2017 года, а к лету – полностью укомплектованы.

И самое важное. Это уже является новостью именно нынешней министерской встречи: «4 батальона» не означает «4 страны». Присутствие альянса в Балтике окажется действительно международным. Свои силы для защиты союзников пришлют 16 из 28 стран-членов НАТО. Вместе с принимающими государствами – 19, абсолютное большинство. Это – успех, на который мало кто рассчитывал на саммите.

Такое единство альянса создал сам Кремль. Действия РФ в последние месяцы сплотили «антироссийскую коалицию» и уничтожили аргументы ее противников.

«Рядом с нашей границей активно проводятся маневры, в том числе масштабные учения, которые происходят без предупреждения. Только в течение этого месяца Россия доставила в Калининград ракеты «Искандер», способные нести ядерные заряды, а также приостановила соглашение с США относительно (утилизации) оружейного плутония.

Также РФ продолжает дестабилизировать восточную Украину, оказывая военную и финансовую поддержку сепаратистам», — пояснил Столтенберг.

А посол США при НАТО Дуглас Льют отметил, что альянс до сих пор не знает, не переехали ли в Калининград не только «Искандеры», но и ядерные боеголовки к ним.

И даже если считать, что напряженность в отношениях России и НАТО (тем более с учетом веса США в альянсе) за последние 2,5 года стала в определенной степени привычной, нынешняя «антироссийская встреча» альянса является особой.

Впервые к этому диалогу привлечены два балтийских государства, которые не являются членами НАТО, – Швеция и Финляндия. Как известно, эти страны отказываются от членства в альянсе именно для того, чтобы не раздражать РФ; особенно это касается Финляндии, имеющей протяженную сухопутную границу с РФ. Однако в нынешних условиях они решили присоединиться к разговорамо сдерживании России.

Не холодная война

«НАТО не хочет противостояния с Россией. Нам не нужна новая холодная война, не нужна новая «гонка вооружений». Поэтому действия НАТО являются оборонительными и пропорциональными», — подчеркнул генсек в среду вечером.

О том, что альянс не хочет холодной войны», Столтенберг также заявлял накануне. Да и чиновники стран-союзников регулярно говорят об этом, призывая СМИ не проводить параллели между нынешним обострением и отношениями НАТО-СССР. И в вопросах журналистов все равно время от времени всплывает такая аналогия.

И у первых, и у вторых есть аргументы.

В альянсе подчеркивают, что сейчас нет ничего похожего на отношения советского периода, когда даже создание НАТО имело целью «противодействие советской угрозе», а о сотрудничестве речь не шла в принципе. Теперь альянс каждый раз подчеркивает, что «стремится к партнерству с Москвой» и не рад тому, что «РФ считает альянс противником».

Хотя эти заявления порой кажутся просто несерьезными – это «партнерство» существует только в мечтах и на бумаге.

Заявления об отсутствии гонки вооружений также можно поставить под сомнение, ведь для этого процесса достаточно желания одной стороны. А то, что со стороны России такое желание есть, признает даже Столтенберг.

«В России уже длительное время ведется перевооружение. РФ утроила расходы на оборону и вложила немало средств в новейшее оружие.

Но самое главное – то, что они готовы использовать силу против соседей», — подчеркнул генсек НАТО.

Именно поэтому альянсу приходится действовать.

Несмотря на желание многих стран-членов НАТО «не ссориться с Россией», сейчас в альянсе есть несомненное согласие: Кремль несет опасность.

И хотя страны-союзники официально говорят, что их новые батальоны, усиленное присутствие на востоке, увеличение оборонных бюджетов и создание новой инфраструктуры являются «мерами сдерживания», в то же время признают: нужно быть готовым при необходимости применить это «сдерживание» на практике.

«НАТО не стремится к конфронтации с Россией… Но сигнал очень четкий: нападение на одного из нас будет нападением на весь альянс», – объясняет Столтенберг.

Турецкое Черное море

Руководитель миссии Украины при НАТО перед началом министерской встречи убеждал журналистов, что балтийское усиление альянса добавит безопасности и Украине.

Он прав, но лишь в определенной степени… Так, любые действия по сдерживанию РФ нам на руку. Да, они отвлекают военные и политические ресурсы Кремля, которые в ином случае могли быть направлены на войну в Украине.

Однако более весомо присутствие НАТО рядом с нашими границами. Не на Балтийском море, а на Черном. А с этим было сложно.

Источники свидетельствуют, что Турция до последнего времени блокировала все инициативы о совместном присутствии НАТО в Черном море.

При чем не стоит списывать все только на новый период «дружбы» между Эрдоганом и Путиным, тем более, что эту «дружбу» действительно можно упоминать только в кавычках. Совпадение интересов, just business – да, но взаимные чувства этих лидеров скорее похожи на пренебрежение или даже тихую ненависть.

Для Турции Черное море является особым регионом. Она самостоятельно контролирует Босфор и Дарданеллы и не намерена отдавать хотя бы часть этого контроля кому-либо. Даже альянсу.

Казалось, что переговоры по «черноморским силам НАТО» зашли в тупик – несмотря на желание и просьбы Румынии усилить ее безопасность. Из-за этого Варшавский саммит заявил о балтийских батальонах для сдерживания РФ – но «забыл» о существовании Черного моря.

А потому новость, объявленная в среду вечером, стала действительно сенсационной.

«Мы обсудили прогресс в усилении присутствия НАТО в черноморском регионе, с наземной бригадой под руководством Румынии.

Мы работаем над присутствием в воздухе и на море.

И я рад объявить, что несколько государств заявили о своем желании вложиться в присутствие в черноморском регионе – на земле, на воде и на море,… включительно с Турцией», — заявил генсек НАТО.

Итак, Анкара согласилась. И хотя детали еще необходимо согласовать (ожидается, что их примут в феврале), но решение уже есть.

И аргументы, которые заставили Турцию прислушиваться к другим государствам альянса, не является секретом.

«Кровавый путинский режим»

Этот термин, который чаще всего использует российская оппозиция, вы вряд ли услышите в заявлениях европейских чиновников, и его точно не будет использовать НАТО. А до недавнего времени казалось, что альянс никогда даже не приблизится к использованию таких выражений.

Но времена меняются. Прямая речь генсека НАТО в день министерской встречи:
«Россия возобновила бомбардировки Алеппо, усиливая гуманитарную катастрофу. Мужчины, женщины и дети умирают каждый день из-за позорных нападений (российской армии) на их дома и даже на больницы. Россия должна показать реальные усилия по прекращению насилия… Нападения без разбора должны прекратиться».

Уже похоже, не так ли?

Столь резкие заявления от генсека (а он никогда не скажет и слова, не имея согласия ВСЕХ стран-членов НАТО) – важное изменение в политике альянса.

На самом деле, недавние действия РФ в Сирии стали последней каплей, переполнившей терпение альянса. И именно поэтому даже намека генсека хватило, чтобы остановить намерения относительно заправки российских кораблей в портах Испании и Мальты

Правда, надо быть реалистами: со временем отношения союзников с Путиным могут вновь потеплеть.

Но сейчас мы можем быть уверены: у НАТО есть консенсус для всесторонней поддержки Киева. Поддержки изменений. Поддержки военной реформы. И только от Украины зависит, воспользуемся ли мы историческим шансом.

В то же время, имидж России в альянсе может и ухудшиться, дойдя до привычного украинцам термина: «страна-агрессор»; исключать этого не стоит.

Поэтому НАТО пытается быть готовым и к такому развитию событий. Готовым в военном смысле.

Европейская Правда