Гонтарева и Ворушилин не поделили кассу?Гонтарева и Ворушилин не поделили кассу?

Инна Михайловская

В банковской сфере вспыхнул скандал, который может привести к громким отставкам. В НБУ заявили, что запрещают Фонду гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) продавать имущество проблемных банков, находящееся в залоге у Нацбанка. Аргумент – фонд продает залоги… непрозрачно и малоэффективно.

«С сентября 2015 года Нацбанк, как залогодержатель, согласовал реализацию 432 объектов имущества на общую сумму 2,8 млрд грн, из которых Фондом реализовано лишь 54 объектов на 251,1 млн грн, что составляет 9%. Указанное свидетельствует о недостаточном использовании Фондом мер по поиску покупателей на имущество… Кроме того, имеют место случаи непрозрачного проведения организациями, привлеченными Фондом, торгов по реализации заложенного Национального банку имущества», — говорится в письме заместителя главы НБУ Якова Смолия.

В Нацбанке обращают внимание, что продавать залоги нужно только через государственное предприятие «СЕТАМ», а руководство Фонда этого не делает, прибегая к различным коммерческим торговым площадкам. В результате Нацбанк принял решение «о временной приостановке рассмотрения запросов представителей Фонда о согласовании начальной цены, а также способе и порядке реализации имущества».

Стоит сказать, что борьба председателя НБУ Валерии Гонтаревой и директора ФГВФЛ Константина Ворушилина за имущество банков, находящее в залоге у НБУ, ведется еще с прошлого года.

В начале осени 2015 года Ворушилин заявил, что «на сегодняшний день регулятор не дал ни одного разрешения на продажу заложенного у него имущества. И мы его не продаем. Решение о продаже Нацбанк принимает на правлении, и пока они этого не сделают, мы не можем выставить залоговое имущество на продажу».

Через несколько месяцев он вновь «передал привет» Валерии Гонтаревой, уточнив, что «за этот год они нам дали разрешение только на продажу активов Брокбизнесбанка, части активов «БГ Банка» и банка «Форум».

На первый взгляд, понять НБУ можно. Продажа имущества ликвидируемых банков давно обросла коррупционными схемами, а деятельность Фонда трудно назвать прозрачной. Система построена так, чтобы не подпустить к продаже «чужих», ограничив информацию о лотах и усложнив участие в торгах. К примеру, по процедуре аукциона потенциальный покупатель должен уплатить залог, и только потом он получает право подробно ознакомиться с лотом. Чтобы ознакомиться с несколькими лотами, надо внести несколько взносов, что нормальной компании неинтересно. Эта норма позволяет множить схемы и ограничивать конкуренцию. Вносить взнос будет только тот, кто по предварительной договоренности уже точно знает, что представляет собой лот.

Площадки, сотрудничающие с Фондом, используют такую процедуру оргов имуществом банков, которая позволяет в ручном реже ограничивать число участников и нацелена на то, чтоб предприятия сразу «договаривались», в том числе о получении дополнительной информации о лотах. В СМИ неоднократно указывалось, что имена тех, кому удается купить активы ликвидируемых банков по сниженным ценам, узнать невозможно. Они защищены коммерческой тайной, хотя именно эти данные дали бы истинное понимание происходящего внутри ФГВФЛ.

Однако в этом противостоянии есть и личностный фактор. Ворушилин неоднократно публично обвинял Гонтареву в том, что она позволяет владельцам банков накануне банкротства выжимать из них все ликвидные активы. И лишь потом эту «пустышку» передают Ворушилину. Директор Фонда «дипломатично» обходил «интерес» самой Валерии Гонтаревой, который она имеет в таких схемах. Но он легко читался между строк.

«Банк «Киевская Русь» на 1 марта 2015 года еще выполнял все нормативы, перед 8 марта стал проблемным, а еще через неделю пошел на ликвидацию. Но с того момента, как его объявили проблемным, у него не было практически никаких ограничений (со стороны НБУ). Они спокойно могли проводить большинство операций», — поясняет Ворушилин. По его словам, «нормальная недвижимость», служившая обеспечением по кредитам банка «Киевская Русь», была выведена накануне прихода временной администрации. Вместо нее обнаружились «непонятные» ценные бумаги на сумму 100 млн грн.

Ворушилин также фактически обвинил Гонтареву в соучастии в краже 6 млн долларов из «БГ Банка». По его словам, «облигации на 6 млн долл. продали за 8 тыс. грн и вывели деньги прямо за спиной у… куратора НБУ».

Глава Фонда описал схему работы Гонтаревой, которая давала ей возможность зарабатывать миллиардные откаты.

«По закону НБУ мог давать проблемному банку 180 дней на поиск инвестора, выравнивание ситуации и пр. и регулятор придерживался этой нормы, а недобросовестные собственники этим пользовались. В том же CityCommerce Bank в период «проблемности» вовсю выводили активы. Хотя в финучреждении находился куратор НБУ. Например, в банке «Порто-Франко» еще до введения временной администрации активы на 500 млн грн. были проданы за 1 грн., а все оригиналы документов вывезены. Подобные факты были зафиксированы и в Имэксбанке, и в «БГ Банке», — указывал Ворушилин.

Еще одним причиной раздора между главой НБУ и директором Фонда стал банк «Финансы и Кредит».

«Я был абсолютно уверен, что он выживет. На тот момент, когда в него зашел Фонд, на корсчете было около 500 млн грн…. Президент был против признания этого банка неплатежеспособным, поскольку банкротство столь крупного участника рынка негативно отражается на экономике в целом. Но другие люди действовали, руководствуясь приоритетностью очистки банковской системы», — заявил Ворушилин в одном из интервью.

Есть мнение, что именно с подачи Ворушилина в СМИ попадала информация о том, каким образом Валерия Гонтарева проводит «очистку» банковской системы, неплохо на этом зарабатывая.

По словам Ворушилина, под покрытие выдаваемого рефинансирования Нацбанк брал «все самое лучшее». В обмен на рефинансирование забирал у финучреждения с хорошим дисконтом все возможное ликвидное имущество, включая права требования по кредитам, недвижимость, немусорные ценные бумаги. Формально рефинансирование выдается на 2-3 года. Но по факту Нацбанк по неформальным каналам начинал истребовать долг заранее — примерно через 6-8 месяцев. На горизонте появлялась угроза признания неплатежеспособности. Ведь непогашенный долг перед регулятором — это едва ли не хуже, чем долги перед всеми остальными кредиторами вместе взятыми. Затем акционеру учреждения поступало предложение: за 10-15% от суммы долга НБУ закрывает глаза на потенциальную неплатежеспособность и получает возможность постепенно выкупить заложенное имущество с дисконтом до 40%. В итоге банк все-таки оказывался в руках ФГВФЛ, но уже «очищенный» от всего ценного. В результате Ворушилину приходилось оправдываться, почему Фонд не в состоянии хоть что-нибудь выручить за активы банков. Ведь, как говорится, «все уже было украдено до него».

Вступать в публичную войну с Ворушилиным Валерия Гонтарева не спешила – глава Фонда был многолетним банкиром семьи Порошенко, финансовым куратором бизнеса Президента. Лишь в прошлом году после скандалов и судебных исков он переписал долю в президентском Международном инвестиционном банке на своих детей.

Однако, теперь, по мнению, экономического обозревателя Алексея Комахи, Гонтарева все-таки решилась объявить Ворушилину войну, открыто обвинив его в коррупции. «Не могут поделить, кому и сколько зарабатывать на продаже залогов банков-банкротов», — считает Комаха.

По мнению экспертов, перейти в контрнаступление Гонтареву заставили наполеоновские планы по реализации залогов. Нацбанк в 2016 году собирается выручить от продажи имущества банков-банкротов 12,8 млрд гривен. Для сравнения, в прошлом году Нацбанк смог покрыть за счет залогов чуть больше миллиарда гривен долга. По словам главы Департамента управления рисками НБУ Игоря Будника, большую часть поступлений Нацбанк планирует получить от должников банков-банкротов — 7,1 млрд гривен. Из них по займам, выданным Дельта Банком — 4,4 млрд. От реализации ценных бумаг Нацбанк хочет получить 4 млрд гривен, от продажи недвижимости — 1,7 млрд.

«Комиссия» от продаж активов на такую сумму может составить сотни миллионов, если не миллиарды гривен. И «команду Ворушилина» хотят заставить учитывать «интересы» Нацбанка, а, вернее, его руководителя.

Пока же несговорчивость Фонда привела к тому, что продажу наиболее ликвидных залогов Ворушилину просто заблокировали. Но в ФГВФЛ нашли лазейку для заработка – заложенную НБУ недвижимость они потихоньку… сдают в аренду. Кроме того, у Фонда и самого серьезные планы. В ближайшее время ФГВФЛ планирует продать активы 13-ти украинских неплатежеспособных банков на общую сумму 849,65 млн гривен.

Так что не исключено, что скоро в СМИ появятся новые сенсационные подробности «чистки» банковской системы, которую проводила Валерия Гонтарева. Думается, директору Фонда еще много есть что рассказать о предприимчивой главе Нацбанка, которая активно отодвигает его на вторые роли. К примеру, может иметь продолжение история банка «Киевская Русь». 15 марта 2015 года, когда банк уже был признан проблемным, ГП «Уголь Украина» завело в него 200 млн. грн, которые предназначались для выплаты зарплат шахтерам. Платеж пришел с одобрения нового зам генерального директора, которого привел в компанию министр энергетики Владимир Демчишин. Демчишин – один из давних партнеров Валерии Гонтаревой, совладелец ее банка «Авангард», не мог не знать, что «Киевская Русь» ликвидируют в ближайшие дни. Судьба 200 млн неизвестна по сегодняшний день…

Главком
Инна Михайловская

В банковской сфере вспыхнул скандал, который может привести к громким отставкам. В НБУ заявили, что запрещают Фонду гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) продавать имущество проблемных банков, находящееся в залоге у Нацбанка. Аргумент – фонд продает залоги… непрозрачно и малоэффективно.

«С сентября 2015 года Нацбанк, как залогодержатель, согласовал реализацию 432 объектов имущества на общую сумму 2,8 млрд грн, из которых Фондом реализовано лишь 54 объектов на 251,1 млн грн, что составляет 9%. Указанное свидетельствует о недостаточном использовании Фондом мер по поиску покупателей на имущество… Кроме того, имеют место случаи непрозрачного проведения организациями, привлеченными Фондом, торгов по реализации заложенного Национального банку имущества», — говорится в письме заместителя главы НБУ Якова Смолия.

В Нацбанке обращают внимание, что продавать залоги нужно только через государственное предприятие «СЕТАМ», а руководство Фонда этого не делает, прибегая к различным коммерческим торговым площадкам. В результате Нацбанк принял решение «о временной приостановке рассмотрения запросов представителей Фонда о согласовании начальной цены, а также способе и порядке реализации имущества».

Стоит сказать, что борьба председателя НБУ Валерии Гонтаревой и директора ФГВФЛ Константина Ворушилина за имущество банков, находящее в залоге у НБУ, ведется еще с прошлого года.

В начале осени 2015 года Ворушилин заявил, что «на сегодняшний день регулятор не дал ни одного разрешения на продажу заложенного у него имущества. И мы его не продаем. Решение о продаже Нацбанк принимает на правлении, и пока они этого не сделают, мы не можем выставить залоговое имущество на продажу».

Через несколько месяцев он вновь «передал привет» Валерии Гонтаревой, уточнив, что «за этот год они нам дали разрешение только на продажу активов Брокбизнесбанка, части активов «БГ Банка» и банка «Форум».

На первый взгляд, понять НБУ можно. Продажа имущества ликвидируемых банков давно обросла коррупционными схемами, а деятельность Фонда трудно назвать прозрачной. Система построена так, чтобы не подпустить к продаже «чужих», ограничив информацию о лотах и усложнив участие в торгах. К примеру, по процедуре аукциона потенциальный покупатель должен уплатить залог, и только потом он получает право подробно ознакомиться с лотом. Чтобы ознакомиться с несколькими лотами, надо внести несколько взносов, что нормальной компании неинтересно. Эта норма позволяет множить схемы и ограничивать конкуренцию. Вносить взнос будет только тот, кто по предварительной договоренности уже точно знает, что представляет собой лот.

Площадки, сотрудничающие с Фондом, используют такую процедуру оргов имуществом банков, которая позволяет в ручном реже ограничивать число участников и нацелена на то, чтоб предприятия сразу «договаривались», в том числе о получении дополнительной информации о лотах. В СМИ неоднократно указывалось, что имена тех, кому удается купить активы ликвидируемых банков по сниженным ценам, узнать невозможно. Они защищены коммерческой тайной, хотя именно эти данные дали бы истинное понимание происходящего внутри ФГВФЛ.

Однако в этом противостоянии есть и личностный фактор. Ворушилин неоднократно публично обвинял Гонтареву в том, что она позволяет владельцам банков накануне банкротства выжимать из них все ликвидные активы. И лишь потом эту «пустышку» передают Ворушилину. Директор Фонда «дипломатично» обходил «интерес» самой Валерии Гонтаревой, который она имеет в таких схемах. Но он легко читался между строк.

«Банк «Киевская Русь» на 1 марта 2015 года еще выполнял все нормативы, перед 8 марта стал проблемным, а еще через неделю пошел на ликвидацию. Но с того момента, как его объявили проблемным, у него не было практически никаких ограничений (со стороны НБУ). Они спокойно могли проводить большинство операций», — поясняет Ворушилин. По его словам, «нормальная недвижимость», служившая обеспечением по кредитам банка «Киевская Русь», была выведена накануне прихода временной администрации. Вместо нее обнаружились «непонятные» ценные бумаги на сумму 100 млн грн.

Ворушилин также фактически обвинил Гонтареву в соучастии в краже 6 млн долларов из «БГ Банка». По его словам, «облигации на 6 млн долл. продали за 8 тыс. грн и вывели деньги прямо за спиной у… куратора НБУ».

Глава Фонда описал схему работы Гонтаревой, которая давала ей возможность зарабатывать миллиардные откаты.

«По закону НБУ мог давать проблемному банку 180 дней на поиск инвестора, выравнивание ситуации и пр. и регулятор придерживался этой нормы, а недобросовестные собственники этим пользовались. В том же CityCommerce Bank в период «проблемности» вовсю выводили активы. Хотя в финучреждении находился куратор НБУ. Например, в банке «Порто-Франко» еще до введения временной администрации активы на 500 млн грн. были проданы за 1 грн., а все оригиналы документов вывезены. Подобные факты были зафиксированы и в Имэксбанке, и в «БГ Банке», — указывал Ворушилин.

Еще одним причиной раздора между главой НБУ и директором Фонда стал банк «Финансы и Кредит».

«Я был абсолютно уверен, что он выживет. На тот момент, когда в него зашел Фонд, на корсчете было около 500 млн грн…. Президент был против признания этого банка неплатежеспособным, поскольку банкротство столь крупного участника рынка негативно отражается на экономике в целом. Но другие люди действовали, руководствуясь приоритетностью очистки банковской системы», — заявил Ворушилин в одном из интервью.

Есть мнение, что именно с подачи Ворушилина в СМИ попадала информация о том, каким образом Валерия Гонтарева проводит «очистку» банковской системы, неплохо на этом зарабатывая.

По словам Ворушилина, под покрытие выдаваемого рефинансирования Нацбанк брал «все самое лучшее». В обмен на рефинансирование забирал у финучреждения с хорошим дисконтом все возможное ликвидное имущество, включая права требования по кредитам, недвижимость, немусорные ценные бумаги. Формально рефинансирование выдается на 2-3 года. Но по факту Нацбанк по неформальным каналам начинал истребовать долг заранее — примерно через 6-8 месяцев. На горизонте появлялась угроза признания неплатежеспособности. Ведь непогашенный долг перед регулятором — это едва ли не хуже, чем долги перед всеми остальными кредиторами вместе взятыми. Затем акционеру учреждения поступало предложение: за 10-15% от суммы долга НБУ закрывает глаза на потенциальную неплатежеспособность и получает возможность постепенно выкупить заложенное имущество с дисконтом до 40%. В итоге банк все-таки оказывался в руках ФГВФЛ, но уже «очищенный» от всего ценного. В результате Ворушилину приходилось оправдываться, почему Фонд не в состоянии хоть что-нибудь выручить за активы банков. Ведь, как говорится, «все уже было украдено до него».

Вступать в публичную войну с Ворушилиным Валерия Гонтарева не спешила – глава Фонда был многолетним банкиром семьи Порошенко, финансовым куратором бизнеса Президента. Лишь в прошлом году после скандалов и судебных исков он переписал долю в президентском Международном инвестиционном банке на своих детей.

Однако, теперь, по мнению, экономического обозревателя Алексея Комахи, Гонтарева все-таки решилась объявить Ворушилину войну, открыто обвинив его в коррупции. «Не могут поделить, кому и сколько зарабатывать на продаже залогов банков-банкротов», — считает Комаха.

По мнению экспертов, перейти в контрнаступление Гонтареву заставили наполеоновские планы по реализации залогов. Нацбанк в 2016 году собирается выручить от продажи имущества банков-банкротов 12,8 млрд гривен. Для сравнения, в прошлом году Нацбанк смог покрыть за счет залогов чуть больше миллиарда гривен долга. По словам главы Департамента управления рисками НБУ Игоря Будника, большую часть поступлений Нацбанк планирует получить от должников банков-банкротов — 7,1 млрд гривен. Из них по займам, выданным Дельта Банком — 4,4 млрд. От реализации ценных бумаг Нацбанк хочет получить 4 млрд гривен, от продажи недвижимости — 1,7 млрд.

«Комиссия» от продаж активов на такую сумму может составить сотни миллионов, если не миллиарды гривен. И «команду Ворушилина» хотят заставить учитывать «интересы» Нацбанка, а, вернее, его руководителя.

Пока же несговорчивость Фонда привела к тому, что продажу наиболее ликвидных залогов Ворушилину просто заблокировали. Но в ФГВФЛ нашли лазейку для заработка – заложенную НБУ недвижимость они потихоньку… сдают в аренду. Кроме того, у Фонда и самого серьезные планы. В ближайшее время ФГВФЛ планирует продать активы 13-ти украинских неплатежеспособных банков на общую сумму 849,65 млн гривен.

Так что не исключено, что скоро в СМИ появятся новые сенсационные подробности «чистки» банковской системы, которую проводила Валерия Гонтарева. Думается, директору Фонда еще много есть что рассказать о предприимчивой главе Нацбанка, которая активно отодвигает его на вторые роли. К примеру, может иметь продолжение история банка «Киевская Русь». 15 марта 2015 года, когда банк уже был признан проблемным, ГП «Уголь Украина» завело в него 200 млн. грн, которые предназначались для выплаты зарплат шахтерам. Платеж пришел с одобрения нового зам генерального директора, которого привел в компанию министр энергетики Владимир Демчишин. Демчишин – один из давних партнеров Валерии Гонтаревой, совладелец ее банка «Авангард», не мог не знать, что «Киевская Русь» ликвидируют в ближайшие дни. Судьба 200 млн неизвестна по сегодняшний день…

Главком

«Платинум». Роковое дело Гонтаревой«Платинум». Роковое дело Гонтаревой

Инна Михайловская.

На прошлой неделе в Израиле был задержан приятель Валерии Гонтаревой, глава Наблюдательного совета и совладелец «Платинум Банка» Григорий Гуртовой. Его подозревают в получении прибыли незаконным путем с отягчающими обстоятельствами, внесении ложной информации в корпоративные документы и отмывании незаконного капитала.

Гуртовой является одним из акционеров израильского пищевого концерна «Willi Food». Правоохранители выяснили, что он пытался снять со счетов дочерней компании концерна 3 млн долларов, чтобы вложить их в облигации некой европейской компании. Местные налоговики подозревают, что эта сумма должна была послужить залогом под некую «ссуду, предоставленную для личных целей Григория Гуртового – или другого лица». Проблема в том, что у компании есть и другие акционеры, которым украинский банкир не сообщил, что собирается взять общие деньги. Гуртового отпустили под залог, запретив покидать территорию страны в течение ближайших 6 месяцев.

Похожая история произошла и с принадлежащей Гуртовому инвесткомпанией BGI: ее миноритарные акционеры также забили тревогу, когда выяснили, что Гуртовой пытается вымыть общие средства, а вовсе не направить их на выплату держателям облигаций.

В Нацбанке пообещали информацию о задержании Гуртового изучить и провести дополнительную проверку документов о собственниках «Платинум Банка». В НБУ подчеркнули, что на данный момент процесс согласования собственника банка отложен.

«Мы были уже на завершающей стадии согласования приобретения Гуртовым существенного участия в «Платинум Банке». Однако последние заставляют нас провести дополнительную проверку банка, а также обратиться в МВД за дополнительной информацией», — заявила зампред НБУ Екатерина Рожкова.

Стоит отметить, что у Гуртового на начало 2015 года было лишь 10% акций «Платинум Банка», но он собирался расширить свой пакет до контрольного, выкупив долю у партнеров-нерезидентов. Впрочем, в СМИ неоднократно отмечалось, что Гуртовой является лишь формальным собственником банка. В действительности он представлял интересы одесских бизнесменов Бориса Кауфмана и Александра Грановского, которых связывают с Александром Януковичем. Впрочем, сам Гуртовой эту связь отрицал, заявляя, что с одиозными одесситами его связывает только совместная покупка журнала «Фокус». Хотя часть своих израильских активов он приобрел именно у Александра Грановского.

В любом другом случае, эта история могла бы поднять волну паники среди вкладчиков банка. Но «Платинуму» это, похоже, не грозит. Банк, имевший статус «сберегательного», еще с начала прошлого года с большим трудом отдает вклады населения: слухи о введении в него временной администрации ходят давно. Так что репутация банка среди клиентов была испорчена задолго до задержания Гуртового. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать отзывы клиентов «Платинума», которые размещается на «Минфине».

«Позвонили из банка и сказали, что у меня есть ТРИ ВАРИАНТА! Получить свой ДОЛЛАРОВЫЙ депозит в гривне (курс 20.5 !!!) или в ЕВРО, заплатив при этом 2% комиссии. Или ждать, когда появятся доллары», — рассказал один из вкладчиков «Платинума».

Банк не отдает вклады не только физлицам. В начале октября забрать свой депозит в сумме 250 миллионов гривен из «Платинума» попыталась компания «МТС Украина». Деньги ей не отдали, после чего компания обратилась в суд, который вынес решение в ее пользу.

Понятно, что существование «Платинума» блокирует процесс начала возврата доверия к банковской системе страны: почти год банк всячески нарушает обязательства перед вкладчиками, но при этом продолжает работать. А теперь еще и его глава правления задержан за финансовые махинации. Структура собственников не является прозрачной. Почему же Валерия Гонтарева, которая еще прошлой осенью отчиталась об очистке банковской системы от зомби-банков, закрывает глава на «Платинум»?

По мнению банкиров, непотопляемость «Платинума» вызвана тесными связями его фактических владельцев и топ-менеджмента с главой НБУ Валерией Гонтаревой. Продажей «Платинум Банка» в 2013 году его нынешним собственникам занималась компания Гонтаревой «Инвестиционный капитал Украины» (ICU). Бизнес-партнер Валерии Гонтаревой Макар Пасенюк вошел в набсовет «Платинум Банка».

«Меня связывают с ICU долгие деловые отношения. Команду ICU я знаю еще со времен их совместной работы в ING. Отношусь к ним с большим уважением. Двух нынешних управляющих партнеров ICU я неоднократно пытался взять к себе на работу, потому что считаю их одними из лучших специалистов на этом рынке. Гонтареву знаю также со времен ее работы в ING», — признался год назад Григорий Гуртовой.

По словам Гуртового, контакты с Гонтаревой он утратил – может «с помощью СМС высказать комментарий по поводу какого-то события». Впрочем, у владельцев «Платинум Банка» есть и другой – намного более сильный выход на Гонтареву. Дело в том, что Екатерина Рожкова, который была назначена на должность директора департамента банковского надзора НБУ 10 июня 2015 года, до этого занимала пост и.о. председателя правления «Платинум Банка». В январе этого года она пошла на повышение, став заместителем Гонтаревой.

Интересно, что Гонтарева взяла к себе Рожкову спустя два месяца после того, как правоохранители открыли уголовное дело по факту расхищения средств в ПАО «Платинум Банк». По данным следствия, Рожкова занималась искажением финансовой отчетности банка, выведением средств рефинансирования, фиктивным кредитованием. 20 июня 2015 года дело было передано в прокуратуру.

В материалах дела прямо указывается на причастность Екатерины Рожковой к махинациям на сумму в десятки миллионов долларов. Подчиненная Валерии Гонтаревой с декабря 2013 по февраль 2014 года вывела из банка в оффшоры 75 миллионов долларов. Это были деньги вкладчиков банка, которые во время революции на Майдане перекочевали за рубеж.

«Статья (для Рожковой) мошенничество в крупных размерах, от 5 до 12 лет», — рассказывает Игорь Луценко.

Схема, с помощью которой «правая рука» Гонтаревой выводила средства, достаточно традиционна. Новоиспеченная зампред НБУ выдала кредиты компаниям с признаками фиктивности (ООО «Титан-Юг», ООО «Ошер», ООО «ФК « Реал-Инвест», ООО «Стратагема-Инвест», ПП «Логистик Транс», ООО «Кодос Інвест», ООО «ФК «Бизнесфинанс») на общую сумму 1,1 млрд гривен. Кредиты брались под залог товара, который компании должны были приобрести за границей. Естественно, товар в Украину не зашел. А все кредитные средства были переведены на оффшорную фирму «COROSAN TREDING LTD». В дальнейшем эти средства использовались для выкупа портфелей кредитов у других проблемных банков.

Деньги вкладчиков руководство банка вывело, при этом продолжая активно «пылесосить» рынок, заманивая новых клиентов сверхвысокими процентами. Однако удержать пирамиду не удалось. В начале 2015 года банк начал тонуть. Гривну клиентам понемногу отдавали, а вот долларовые вклады фактически полностью перестали выплачивать. И здесь на помощь владельцам банка пришла Валерия Гонтерева: на «Платинум» щедро полились государственные деньги в виде рефинасирования.

«Выведенные средства, мягко говоря, не способствовали стабильности «Платинум Банка». Чтобы спасти финучреждение, государство было вынуждено предоставить ему стабилизационных кредитов на 240 млн грн., В дальнейшем «Платинум Банк» получил стабилизационный кредит от НБУ в три транша — 100 млн гривен, 200 млн гривен и 100 млн гривен», — утверждает нардеп Игорь Луценко.

Действительно, проверка, проведенная 1 июля 2015 года, показала, что, несмотря на поддержку государства, банк не отвечает требования НБУ. «Платинум» признали проблемным. Тем не менее, банк продолжает привлекать вклады населения под заоблачные проценты. Нацбанк не реагирует, хотя очевидно, что через какое-то время возвращать эти средства придется из Фонда гарантирования вкладов физлиц.

«В дальнейшем ликвидность ПАО «Платинум Банк» снижалась, однако решение правления НБУ об отнесении указанного банка к категории неплатежеспособных принято так и не было. С целью утаивания стойкой неплатежеспособности ПАТ «Платинум Банк» на должность директора Департамента банковского надзора НБУ была назначена Рожкова Катерина Викторовна, которая раньше работала на должности исполняющего обязанности главы правления ПАТ «Платинум Банк», — отмечается в материалах уголовного дела.

По мнению Игоря Луценко, на данное время глава НБУ делает все, чтобы прикрыть Рожкову, а соответственно и «Платинум Банк». Уголовное дело против бывшего предправления проблемного банка спущено на тормозах. Нардеп считает, что Гонтарева в лице своего нового зама нашла специалиста по различным противозаконным финансовым схемам.

«Что касается стороны Гонтаревой, тут все достаточно очевидно. Это тенденция. Руководство НБУ подозревается в «дерибане активов». Конкретно – дуэт Рожкова-Гонтарева. Ведь это не первый случай, когда активы выводятся, разворовываются даже стабкредиты», — считает Луценко.

Между тем, журналист Александр Дубинский уверен, что скандальное задержание Гуртового в Израиле потянет за собой цепочку громких разоблачений. Всплывет связь Гонтаревой с фактическими владельцами «Платинума», станет очевидным, что гонтаревский Нацбанк не просто способствовал расхищению государственных средств, а работал в коррупционной связке с финансистами «семьи» Януковича.

«История с «Platinum Bank» для Гонтаревой — это, по сути, такой же смертельный case, как Кононенко для Порошенко или Мартыненко для Яценюка. Прямое доказательство коррупции высших должностных лиц, которое те упорно не замечают, и которое упорно тянет их на дно. На финансовом рынке все знают, что за «Платинум Банком» стоит Саша Янукович, бизнесом которого управляют одесские бизнесмены Александр Грановский и Борис Кауфман», — считает Александр Дубинский.

Вся эта история не может не привести к отставке главы НБУ, уверены банкиры, слишком уж «токсичной» Гонтарева станет для Президента. Так что в ближайшее время Нацбанку придется активно тушить пожар: иначе вместе с «Платинумом» уйдет на дно и сама Валерия Гонтарева.

Главком
Инна Михайловская.

На прошлой неделе в Израиле был задержан приятель Валерии Гонтаревой, глава Наблюдательного совета и совладелец «Платинум Банка» Григорий Гуртовой. Его подозревают в получении прибыли незаконным путем с отягчающими обстоятельствами, внесении ложной информации в корпоративные документы и отмывании незаконного капитала.

Гуртовой является одним из акционеров израильского пищевого концерна «Willi Food». Правоохранители выяснили, что он пытался снять со счетов дочерней компании концерна 3 млн долларов, чтобы вложить их в облигации некой европейской компании. Местные налоговики подозревают, что эта сумма должна была послужить залогом под некую «ссуду, предоставленную для личных целей Григория Гуртового – или другого лица». Проблема в том, что у компании есть и другие акционеры, которым украинский банкир не сообщил, что собирается взять общие деньги. Гуртового отпустили под залог, запретив покидать территорию страны в течение ближайших 6 месяцев.

Похожая история произошла и с принадлежащей Гуртовому инвесткомпанией BGI: ее миноритарные акционеры также забили тревогу, когда выяснили, что Гуртовой пытается вымыть общие средства, а вовсе не направить их на выплату держателям облигаций.

В Нацбанке пообещали информацию о задержании Гуртового изучить и провести дополнительную проверку документов о собственниках «Платинум Банка». В НБУ подчеркнули, что на данный момент процесс согласования собственника банка отложен.

«Мы были уже на завершающей стадии согласования приобретения Гуртовым существенного участия в «Платинум Банке». Однако последние заставляют нас провести дополнительную проверку банка, а также обратиться в МВД за дополнительной информацией», — заявила зампред НБУ Екатерина Рожкова.

Стоит отметить, что у Гуртового на начало 2015 года было лишь 10% акций «Платинум Банка», но он собирался расширить свой пакет до контрольного, выкупив долю у партнеров-нерезидентов. Впрочем, в СМИ неоднократно отмечалось, что Гуртовой является лишь формальным собственником банка. В действительности он представлял интересы одесских бизнесменов Бориса Кауфмана и Александра Грановского, которых связывают с Александром Януковичем. Впрочем, сам Гуртовой эту связь отрицал, заявляя, что с одиозными одесситами его связывает только совместная покупка журнала «Фокус». Хотя часть своих израильских активов он приобрел именно у Александра Грановского.

В любом другом случае, эта история могла бы поднять волну паники среди вкладчиков банка. Но «Платинуму» это, похоже, не грозит. Банк, имевший статус «сберегательного», еще с начала прошлого года с большим трудом отдает вклады населения: слухи о введении в него временной администрации ходят давно. Так что репутация банка среди клиентов была испорчена задолго до задержания Гуртового. Чтобы убедиться в этом, достаточно почитать отзывы клиентов «Платинума», которые размещается на «Минфине».

«Позвонили из банка и сказали, что у меня есть ТРИ ВАРИАНТА! Получить свой ДОЛЛАРОВЫЙ депозит в гривне (курс 20.5 !!!) или в ЕВРО, заплатив при этом 2% комиссии. Или ждать, когда появятся доллары», — рассказал один из вкладчиков «Платинума».

Банк не отдает вклады не только физлицам. В начале октября забрать свой депозит в сумме 250 миллионов гривен из «Платинума» попыталась компания «МТС Украина». Деньги ей не отдали, после чего компания обратилась в суд, который вынес решение в ее пользу.

Понятно, что существование «Платинума» блокирует процесс начала возврата доверия к банковской системе страны: почти год банк всячески нарушает обязательства перед вкладчиками, но при этом продолжает работать. А теперь еще и его глава правления задержан за финансовые махинации. Структура собственников не является прозрачной. Почему же Валерия Гонтарева, которая еще прошлой осенью отчиталась об очистке банковской системы от зомби-банков, закрывает глава на «Платинум»?

По мнению банкиров, непотопляемость «Платинума» вызвана тесными связями его фактических владельцев и топ-менеджмента с главой НБУ Валерией Гонтаревой. Продажей «Платинум Банка» в 2013 году его нынешним собственникам занималась компания Гонтаревой «Инвестиционный капитал Украины» (ICU). Бизнес-партнер Валерии Гонтаревой Макар Пасенюк вошел в набсовет «Платинум Банка».

«Меня связывают с ICU долгие деловые отношения. Команду ICU я знаю еще со времен их совместной работы в ING. Отношусь к ним с большим уважением. Двух нынешних управляющих партнеров ICU я неоднократно пытался взять к себе на работу, потому что считаю их одними из лучших специалистов на этом рынке. Гонтареву знаю также со времен ее работы в ING», — признался год назад Григорий Гуртовой.

По словам Гуртового, контакты с Гонтаревой он утратил – может «с помощью СМС высказать комментарий по поводу какого-то события». Впрочем, у владельцев «Платинум Банка» есть и другой – намного более сильный выход на Гонтареву. Дело в том, что Екатерина Рожкова, который была назначена на должность директора департамента банковского надзора НБУ 10 июня 2015 года, до этого занимала пост и.о. председателя правления «Платинум Банка». В январе этого года она пошла на повышение, став заместителем Гонтаревой.

Интересно, что Гонтарева взяла к себе Рожкову спустя два месяца после того, как правоохранители открыли уголовное дело по факту расхищения средств в ПАО «Платинум Банк». По данным следствия, Рожкова занималась искажением финансовой отчетности банка, выведением средств рефинансирования, фиктивным кредитованием. 20 июня 2015 года дело было передано в прокуратуру.

В материалах дела прямо указывается на причастность Екатерины Рожковой к махинациям на сумму в десятки миллионов долларов. Подчиненная Валерии Гонтаревой с декабря 2013 по февраль 2014 года вывела из банка в оффшоры 75 миллионов долларов. Это были деньги вкладчиков банка, которые во время революции на Майдане перекочевали за рубеж.

«Статья (для Рожковой) мошенничество в крупных размерах, от 5 до 12 лет», — рассказывает Игорь Луценко.

Схема, с помощью которой «правая рука» Гонтаревой выводила средства, достаточно традиционна. Новоиспеченная зампред НБУ выдала кредиты компаниям с признаками фиктивности (ООО «Титан-Юг», ООО «Ошер», ООО «ФК « Реал-Инвест», ООО «Стратагема-Инвест», ПП «Логистик Транс», ООО «Кодос Інвест», ООО «ФК «Бизнесфинанс») на общую сумму 1,1 млрд гривен. Кредиты брались под залог товара, который компании должны были приобрести за границей. Естественно, товар в Украину не зашел. А все кредитные средства были переведены на оффшорную фирму «COROSAN TREDING LTD». В дальнейшем эти средства использовались для выкупа портфелей кредитов у других проблемных банков.

Деньги вкладчиков руководство банка вывело, при этом продолжая активно «пылесосить» рынок, заманивая новых клиентов сверхвысокими процентами. Однако удержать пирамиду не удалось. В начале 2015 года банк начал тонуть. Гривну клиентам понемногу отдавали, а вот долларовые вклады фактически полностью перестали выплачивать. И здесь на помощь владельцам банка пришла Валерия Гонтерева: на «Платинум» щедро полились государственные деньги в виде рефинасирования.

«Выведенные средства, мягко говоря, не способствовали стабильности «Платинум Банка». Чтобы спасти финучреждение, государство было вынуждено предоставить ему стабилизационных кредитов на 240 млн грн., В дальнейшем «Платинум Банк» получил стабилизационный кредит от НБУ в три транша — 100 млн гривен, 200 млн гривен и 100 млн гривен», — утверждает нардеп Игорь Луценко.

Действительно, проверка, проведенная 1 июля 2015 года, показала, что, несмотря на поддержку государства, банк не отвечает требования НБУ. «Платинум» признали проблемным. Тем не менее, банк продолжает привлекать вклады населения под заоблачные проценты. Нацбанк не реагирует, хотя очевидно, что через какое-то время возвращать эти средства придется из Фонда гарантирования вкладов физлиц.

«В дальнейшем ликвидность ПАО «Платинум Банк» снижалась, однако решение правления НБУ об отнесении указанного банка к категории неплатежеспособных принято так и не было. С целью утаивания стойкой неплатежеспособности ПАТ «Платинум Банк» на должность директора Департамента банковского надзора НБУ была назначена Рожкова Катерина Викторовна, которая раньше работала на должности исполняющего обязанности главы правления ПАТ «Платинум Банк», — отмечается в материалах уголовного дела.

По мнению Игоря Луценко, на данное время глава НБУ делает все, чтобы прикрыть Рожкову, а соответственно и «Платинум Банк». Уголовное дело против бывшего предправления проблемного банка спущено на тормозах. Нардеп считает, что Гонтарева в лице своего нового зама нашла специалиста по различным противозаконным финансовым схемам.

«Что касается стороны Гонтаревой, тут все достаточно очевидно. Это тенденция. Руководство НБУ подозревается в «дерибане активов». Конкретно – дуэт Рожкова-Гонтарева. Ведь это не первый случай, когда активы выводятся, разворовываются даже стабкредиты», — считает Луценко.

Между тем, журналист Александр Дубинский уверен, что скандальное задержание Гуртового в Израиле потянет за собой цепочку громких разоблачений. Всплывет связь Гонтаревой с фактическими владельцами «Платинума», станет очевидным, что гонтаревский Нацбанк не просто способствовал расхищению государственных средств, а работал в коррупционной связке с финансистами «семьи» Януковича.

«История с «Platinum Bank» для Гонтаревой — это, по сути, такой же смертельный case, как Кононенко для Порошенко или Мартыненко для Яценюка. Прямое доказательство коррупции высших должностных лиц, которое те упорно не замечают, и которое упорно тянет их на дно. На финансовом рынке все знают, что за «Платинум Банком» стоит Саша Янукович, бизнесом которого управляют одесские бизнесмены Александр Грановский и Борис Кауфман», — считает Александр Дубинский.

Вся эта история не может не привести к отставке главы НБУ, уверены банкиры, слишком уж «токсичной» Гонтарева станет для Президента. Так что в ближайшее время Нацбанку придется активно тушить пожар: иначе вместе с «Платинумом» уйдет на дно и сама Валерия Гонтарева.

Главком

Люди из окружения Порошенко. Какой из Григоришина бизнесменЛюди из окружения Порошенко. Какой из Григоришина бизнесмен

Инна Михайловская.

19 января 2016 года на Сумское машиностроительное НПО им.Фрунзе пришли 40 представителей фискальной службы, в том числе вооруженных, для обыска и выемки неких документов. По обрывочным данным удалось выяснить, что фискалы пытались найти бумаги и сведения, подтверждающие неуплату налогов и незаконный вывод средств завода за границу в сумме 120 млн долл.

Очевидно, что противостояние мажоритарного акционера предприятия — россиянина Константина Григоришина с государством будет еще долгим. Но уже сейчас можно сделать выводы, что произошло с некогда успешным предприятием тогда, когда началась приватизация, и к чему это привело после.

Григоришин, чьи активы по большей части расположены в Украине, пытается создать себе образ успешного предпринимателя, которому мешают власти и другие олигархи. Однако чуть более пристальный взгляд на его компании доказывает, что у него нет ни стратегии, ни планов развивать свой бизнес. Если обобщить то, как работает Григоришин, то окажется, что и бизнесменом, и менеджером его сложно назвать. Все это можно было бы отнести на счет чудачеств богатого купца, но последствия этих чудачеств будет разгребать вся страна. На примере Сумского НПО им.Фрунзе это видно особенно хорошо.

Сумское НПО было приватизировано в конце 1990-х годов. После этого в составе его акционеров не было государства. Насколько серьезно можно относиться к словам народного депутата Антона Геращенко, обвинившего Григоришина в воровстве предприятия? И насколько объективным можно считать уголовные дела, которые возбудил против бизнесмена соратник депутата министр внутренних дел Арсен Аваков?

Пока был Павел Иванович

Информация о том, что Григоришин был тесно связан с бывшим премьер-министром Украины Павлом Лазаренко, уже давно не является секретом, хотя долгие года она не всплывала на поверхность. Вкратце: своим явлением на свет в качестве бизнесмена Григоришин обязан именно Лазаренко и его партнеру Петру Кириченко, ведь на их деньги россиянин скупал активы и присвоил их себе, когда старшие партнеры были арестованы в США. В 2013 году Кириченко подал иск в американский арбитраж в расчете получить от младшего партнера 300 млн долларов.

Что же до Сумского НПО, то история его приватизации также неразрывно связана с Лазаренко. Владимир Лукьяненко, бывший директор завода, в 1998 году столкнулся с проблемой: его предприятие было выставлено на приватизацию, но денег для выкупа всех акций у него не было. 10% акций досталось трудовому коллективу, директор смог скупить 7%, а вот что делать с остальными, задача была сложной. Поэтому ничего не оставалось, как вступить в переговоры с теми, у кого деньги есть.

Сначала Лукьяненко встретился с Виктором Пинчуком. Но тому не были интересны машиностроительные активы, он сосредоточился на производстве труб. Затем он побеседовал с Юлией Тимошенко. Но она уже теряла могущество как глава корпорации ЕЭСУ, зато набирала вес как политик национального масштаба. В общем, ей было не до того. Лазаренко буквально недавно был уволен с поста премьера, но все еще оставался могущественной персоной, к тому же богатой. Лукьяненко договорился с Лазаренко, что они выкупят оставшиеся около 82% и поделят их между собой практически поровну с небольшим перевесом в пользу Лукьяненко. А поскольку директор завода уже имел 7%, то у него долгое время в руках был контрольный пакет. Лазаренко это устроило.

Григоришин был «смотрящим» от Лазаренко. Старожилы завода вспоминают, что россиянина как доверенное лицо Павла Ивановича встречали пышно. Лукьяненко – фанатично преданный заводу человек, он досконально разбирается во всех тонкостях предприятия, а потому он с упоением показывал Григоришину объекты завода, оборудование, и объяснял, что это такое и почему производить ту или иную продукцию выгодно. Более того, в первое время Лукьяненко даже восхищался молодым человеком, поскольку не каждому дано купить ряд привлекательнейших объектов, как например, облэнерго. Но Григоришин смотрел на все, что ему показывают, скучая и не проявляя никакого интереса. В 2013 году Лукьяненко, когда его полностью отстранят от управления, скажет, что Григоришин не отдает себе отчета в том, что он делает с предприятием, и это еще полбеды. Главная проблема была в том, что директоры, которых тот ставил во главе НПО, тоже, по мнению Лукьяненко, не понимали всех тонкостей этого сложного производства.

Братья Суркисы, которые до начала 2000-х годов были партнерами Григоришина в ряде облэнерго и ФК «Динамо» (Киев), скупили около 13% НПО

Кинуть всех

После того, как стало понятно, что Лазаренко и Кириченко задержатся в США очень надолго, напомним, они были арестованы и получили тюремные сроки за отмывание денег, Григоришин начал оптимизацию чужой собственности. В результате россиянин перевел 10% акций НПО в латвийский Ogres Komercbanka на трастовый счет. Но в 2006 году банк лишился лицензии. Григоришину удалось спасти эти акции, и он стал их обладателем в ущерб Лукьяненко и, разумеется, Суркисам, с которыми еще раньше у них возник конфликт вокруг «Динамо». Как известно, Суркисы провели допэмиссию акций клуба и уменьшили долю Григоришина до менее 1%. Григоришин ответил почти тем же, размыв их долю в Сумском НПО.

Лукьяненко, будучи красным директором, был хорошим менеджером производства, но он не мог тягаться с Григоришиным в вопросах оформления собственности. Ему помогал его сын – тоже Владимир. Совместно они добились от Григоришина компромиссного решения: россиянин возвращает акции, но на предприятии создается наблюдательный совет, в котором 4 человека представляют Лукьяненко, и пятеро – Григоришина. Решение совета считается принятым, если набиралось не менее семи голосов. Но в местном сумском суде юристы Григоришина сумели получить решение о том, что для принятия решения достаточно пяти голосов. Поэтому к 2013 году россиянин с «чистой совестью» мог вообще избавиться от Лукьяненко. Что он и сделал.

Еще раньше, чтобы обезопасить себя от Суркисов, Григоришин настоял на переводе всех активов и основных фондов из ЧАО «СМНПО им.Фрунзе» в ООО «СМНПО», оставив лишь что-то совсем уж незначительное в ЧАО. Таким образом, Суркисы остались ни с чем, а потому с 2010 года они судятся с Григоришиным на Кипре по месту регистрации оффшоров бизнесменов.

Дела казанские

Предпосылок к тому, чтобы именно в 2013 году Григоришин избавился в НПО от всех партнеров, было несколько. Во-первых, уже упомянутые выше манипуляции с акциями и набсоветом давали Григоришину широкие возможности управлять собственностью, не считаясь ни с кем другим. Во-вторых, весной того года состоялась аннексия Крыма, началась война на Донбассе, и, наконец, это был фактически период безвластия в Украине. В-третьих, произошло еще одно событие, которое, казалось бы, никакого отношения к НПО не имеет.

Российская компания «Гидравлические машины» вышла на IPO и по экспоненте расширяла свой бизнес. В 2013 году она купила компанию «Казанькомпрессормаш». За несколько лет до всех этих событий миноритарным акционером «Гидравлических машин» стал Лукьяненко-младший. Узнав о покупке казанской компании, Григоришин потребовал от Лукьяненко-младшего продать ему свой пакет в «Гидравлических машинах», так как получившееся в итоге новое машиностроительное объединение якобы было прямым конкурентом НПО. И хотя это не так (достаточно сравнить номенклатуру производства), россиянин стоял на своем.

Лукьяненко-младшего не устраивало в этом требовании буквально все, в том числе и предложенная Григоришиным цена, не говоря уже о том, что он уже пострадал от обмана Григоришина. Более того, решение о продаже своего пакета он не мог принять единолично без решения владельцев «Гидравлических машин». Он вообще не планировал что-либо продавать Григоришину.

Отказ продавать российско-татарскую компанию и стал спусковым крючком для Григоришина, который отрезал вскоре отца и сына Лукьяненко не только от управления сумским предприятием, а и от получения дивидендов и зарплат. Но и это не все.

Английское право

Между Лукьяненко и Григоришиным существует акционерное соглашение, согласно которому отец и сын могут выйти из бизнеса, получив за это определенную сумму. Причем заключено это соглашение было в английском праве. Поскольку оно истекало в 2014 году, Лукьяненко-младший, получив в собственность акции отца, от имени своих компаний в 2013 году подал против компаний Григоришина иск в Лондонский международный арбитражный суд с требованием выплатить около 300 млн долларов, включая ущерб и судебные издержки. Решение по этому иску ожидается в марте и оно обязательно для исполнения. Лукьяненко полностью отказались комментировать детали этого иска, сославшись на то, что это может быть расценено как попытка оказать влияние на исход суда.

В Украине этот судебный процесс часто называют войной Григоришина и бизнесмена Вадима Новинского.

Как Новинский оказался в этом деле? По данным источников, близких к семье Лукьяненко, Лукьяненко-старший во времена работы министром нефтяного и химического машиностроения СССР (1980-е) жил в одном доме в Москве с Виктором Черномырдиным, с которым подружился. В один из приездов в Сумы Черномырдин узнал, что оба Лукьяненко — не крещеные. Он подозвал приехавшего с ним Новинского, и его, как верующего человека, попросил покрестить отца и сына Лукьяненко. Что тот и сделал. Когда начались проблемы с Григоришиным, Лукьяненко-младший продал Новинскому 25% своих акций НПО, чтобы совместно противостоять Григоришину. Но фактический истец все же Лукьяненко-младший.

Григоришина в случае проигрыша ожидают нелегкие времена – его группа «Энергетический стандарт» вполне может не пережить этого. Если сложить два иска – Кириченко и Лукьяненко – получается 600 млн долларов.

Впрочем, нет и никакой группы «Энергостандарт». Это не холдинг, это не компания с вертикальным управлением, это даже не офис с департаментами. Это сотни оффшоров и тысячи других юридических лиц, которые разбросаны по всему миру. Найти документы, лично подписанные Григоришиным, будет сложно, потому что их мало кто видел. Поэтому исполнение решения британского суда еще столкнется с проблемой поиска активов Григоришина, хотя они вроде бы у нас под носом.

Падение НПО

На сайте Сумского НПО с 2012 года не публикуется финансовая отчетность. Но и по последней документации видно, что объемы инвестиций в предприятие составили абсолютный ноль. И это – одна из особенностей ведения бизнеса Григоришиным, он не инвестирует в развитие.

Но известно, что Григоришин использует различные фирмы-прокладки для вывода денег со своих предприятий. В частности, скандальный, но не до конца состоявшийся тендер на поставку госкомпании «Укрэнерго» 37 трансформаторов с принадлежащего Григоришину Запорожского трансформаторного завода использовался россиянином для вывода денег в Россию. По этой схеме государственная компания «Укрэнерго» должна была покупать оборудование у ЗТР не напрямую, а через российские «прокладки» Григоришина по завышенной в два раза цене.

Почему собственник завода делает все, чтобы завод денег не получил? В случае с любым другим предприятием можно сказать, что это его личное дело. Но как быть с принадлежащими ему облэнерго, ведь это предприятия, относящиеся к сфере национальной безопасности?

Ситуация на НПО приблизительно такая же. В 2013 году Сумское управление СБУ официально проинформировало областного прокурора о том, что НПО реализует свою продукцию с привлечением компаний-агентов, которые получают за свои услуги до 25% комиссионных от суммы контрактов.

Эти деньги НПО затем относит на валовые расходы, чем занижает свои налоговые обязательства. СБУ некоторые сделки квалифицировала как «никчемные», то есть фиктивные, полагая, что это связано с выводом средств в Россию и оффшорные компании, одна из которых – Kozakia Trading Limited, занимавшаяся якобы продвижением продукции НПО в России и Казахстане.Так что обыски 19 января 2016 года могли быть связаны и с этим делом.

НПО – градообразующее предприятие, поэтому его частный статус никогда не даст властям Украины расслабиться и спокойно наблюдать, как загибается завод. В лучшие годы на заводе работали 27 тысяч человек. Это 10% населения Сум. Если умножить эту цифру на три (среднее число членов семей работников завода), то окажется, что как минимум 30% сумчан зависят от одного предприятия. Программа сокращения персонала под руководством Григоришина привела к тому, что сейчас, по некоторым данным, на НПО работают 7 тысяч человек. Точно известно, что по состоянию на конец 2014 года на предприятии числилось 12 тыс. сотрудников.

Средняя зарплата на НПО сократилась за последнее десятилетие с 700-1000 долларов до 3500 гривен. Завод работает неполный рабочий день. Загрузка катастрофически мала. Так, если в 2011 году НПО реализовало продукции на сумму 343 млн долларов (при полном отсутствии заказов из России), то в первом полугодии 2015 года – 2,3 млн. То есть бизнесмен Григоришин допустил падение продаж в 100 раз за пять лет. За этот период завод не приобрел ни одной единицы техники. Зарплаты задерживаются на два-три месяца.

По состоянию на начало 2014 года НПО имело кредиторскую задолженность в размере 1,5 млрд гривен. Основные кредиторы Григоришина – банки Украины, России и украинский государственный «Укрэксимбанк», долг которому составлял около 3 млн долл.

В своих открытых письма сотрудники завода (в том числе инженеры и специалисты по маркетингу высшего управленческого звена) заявляли, что предприятие всегда производило широкий спектр продукции для ряда отраслей: химической, газовой, космической, атомной, угольной и др. Но в настоящее время НПО потеряло заказчиков во многих странах мира из-за снизившегося качества и невыполнения своих обязательств. Предприятие стремительно теряет целые рынки.

Сейчас номенклатура товаров сузилась до газоперекачивающего оборудования, что в условиях сокращения потребления газа в Украине и добычи в России – просто бессмысленно. Зарубежные рынки переживают сланцевую революцию, но сумское предприятие не предложило рынку свои агрегаты.

Даже сейчас, когда сняты санкции с Ирана, представители предприятия не бросились осваивать новый рынок.

Национальная безопасность

Глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу и украинский министр финансов Наталья Яресько во время своих выступлений на Всемирном экономическом форуме в Давосе почти синхронно и весьма точно сформулировали одну из главных проблем Украины. Эта проблема называется офшором. Практически вся значимая собственность в Украине оформлена в безналоговых зонах. Офшоры повсеместно используются для «оптимизации» налогообложения. И пока все остается, как есть, ни о каком выводе экономики из тени и речи быть не может.

В данном случае Григоришин – не исключение. Несмотря на то, что Сумское НПО – частная компания, от ее деятельности зависит слишком многое, чтобы закрывать на происходящее глаза.

Во-первых, на кону стоит судьба города Сумы, который к тому же граничит с Россией. Сокращение производства и персонала существенно повысили уровень безработицы и снизило уровень доходов в городе. Кроме того, городской и государственные бюджеты все меньше и меньше получают от НПО налогов.

Во-вторых, методы работы Григоришина в Украине косвенно, а, может, и прямо создают более выгодные конкурентные преимущества для аналогичных предприятий в России. Известно, что технологически предприятия нефтяного и газового машиностроения, атомной энергетики в Украине и России находятся приблизительно на одном уровне. Поэтому стагнация украинского предприятия (такого, как Сумское НПО) ведет к усилению позиций российского конкурента.

В-третьих, Григоришин давно стал фактором политической нестабильности. Речь идет и о финансировании им Компартии, которая обладала в парламенте «золотой акцией» и всегда подыгрывала режимам Кучмы и Януковича, и о том, что сейчас россиянин четко обозначил себя как человека, близкого Петру Порошенко.

Насколько Порошенко благоволит Григоришину и благоволит ли вообще, неизвестно. Впрочем, желание Григоришина выдать себя за друга президента и поссориться со всеми остальными может иметь вполне прикладную задачу: списать свои долги на форс-мажор – объявленную президентом деолигархизацию. Правда, борьба эта почему-то подозрительно избирательна.

Наконец, как бы мы ни относились к Арсению Яценюку, он все еще премьер-министр. И глава правительства на недавнем заседании Кабмина назвал россиянина фактическим агентом ФСБ России.

Главком
Инна Михайловская.

19 января 2016 года на Сумское машиностроительное НПО им.Фрунзе пришли 40 представителей фискальной службы, в том числе вооруженных, для обыска и выемки неких документов. По обрывочным данным удалось выяснить, что фискалы пытались найти бумаги и сведения, подтверждающие неуплату налогов и незаконный вывод средств завода за границу в сумме 120 млн долл.

Очевидно, что противостояние мажоритарного акционера предприятия — россиянина Константина Григоришина с государством будет еще долгим. Но уже сейчас можно сделать выводы, что произошло с некогда успешным предприятием тогда, когда началась приватизация, и к чему это привело после.

Григоришин, чьи активы по большей части расположены в Украине, пытается создать себе образ успешного предпринимателя, которому мешают власти и другие олигархи. Однако чуть более пристальный взгляд на его компании доказывает, что у него нет ни стратегии, ни планов развивать свой бизнес. Если обобщить то, как работает Григоришин, то окажется, что и бизнесменом, и менеджером его сложно назвать. Все это можно было бы отнести на счет чудачеств богатого купца, но последствия этих чудачеств будет разгребать вся страна. На примере Сумского НПО им.Фрунзе это видно особенно хорошо.

Сумское НПО было приватизировано в конце 1990-х годов. После этого в составе его акционеров не было государства. Насколько серьезно можно относиться к словам народного депутата Антона Геращенко, обвинившего Григоришина в воровстве предприятия? И насколько объективным можно считать уголовные дела, которые возбудил против бизнесмена соратник депутата министр внутренних дел Арсен Аваков?

Пока был Павел Иванович

Информация о том, что Григоришин был тесно связан с бывшим премьер-министром Украины Павлом Лазаренко, уже давно не является секретом, хотя долгие года она не всплывала на поверхность. Вкратце: своим явлением на свет в качестве бизнесмена Григоришин обязан именно Лазаренко и его партнеру Петру Кириченко, ведь на их деньги россиянин скупал активы и присвоил их себе, когда старшие партнеры были арестованы в США. В 2013 году Кириченко подал иск в американский арбитраж в расчете получить от младшего партнера 300 млн долларов.

Что же до Сумского НПО, то история его приватизации также неразрывно связана с Лазаренко. Владимир Лукьяненко, бывший директор завода, в 1998 году столкнулся с проблемой: его предприятие было выставлено на приватизацию, но денег для выкупа всех акций у него не было. 10% акций досталось трудовому коллективу, директор смог скупить 7%, а вот что делать с остальными, задача была сложной. Поэтому ничего не оставалось, как вступить в переговоры с теми, у кого деньги есть.

Сначала Лукьяненко встретился с Виктором Пинчуком. Но тому не были интересны машиностроительные активы, он сосредоточился на производстве труб. Затем он побеседовал с Юлией Тимошенко. Но она уже теряла могущество как глава корпорации ЕЭСУ, зато набирала вес как политик национального масштаба. В общем, ей было не до того. Лазаренко буквально недавно был уволен с поста премьера, но все еще оставался могущественной персоной, к тому же богатой. Лукьяненко договорился с Лазаренко, что они выкупят оставшиеся около 82% и поделят их между собой практически поровну с небольшим перевесом в пользу Лукьяненко. А поскольку директор завода уже имел 7%, то у него долгое время в руках был контрольный пакет. Лазаренко это устроило.

Григоришин был «смотрящим» от Лазаренко. Старожилы завода вспоминают, что россиянина как доверенное лицо Павла Ивановича встречали пышно. Лукьяненко – фанатично преданный заводу человек, он досконально разбирается во всех тонкостях предприятия, а потому он с упоением показывал Григоришину объекты завода, оборудование, и объяснял, что это такое и почему производить ту или иную продукцию выгодно. Более того, в первое время Лукьяненко даже восхищался молодым человеком, поскольку не каждому дано купить ряд привлекательнейших объектов, как например, облэнерго. Но Григоришин смотрел на все, что ему показывают, скучая и не проявляя никакого интереса. В 2013 году Лукьяненко, когда его полностью отстранят от управления, скажет, что Григоришин не отдает себе отчета в том, что он делает с предприятием, и это еще полбеды. Главная проблема была в том, что директоры, которых тот ставил во главе НПО, тоже, по мнению Лукьяненко, не понимали всех тонкостей этого сложного производства.

Братья Суркисы, которые до начала 2000-х годов были партнерами Григоришина в ряде облэнерго и ФК «Динамо» (Киев), скупили около 13% НПО

Кинуть всех

После того, как стало понятно, что Лазаренко и Кириченко задержатся в США очень надолго, напомним, они были арестованы и получили тюремные сроки за отмывание денег, Григоришин начал оптимизацию чужой собственности. В результате россиянин перевел 10% акций НПО в латвийский Ogres Komercbanka на трастовый счет. Но в 2006 году банк лишился лицензии. Григоришину удалось спасти эти акции, и он стал их обладателем в ущерб Лукьяненко и, разумеется, Суркисам, с которыми еще раньше у них возник конфликт вокруг «Динамо». Как известно, Суркисы провели допэмиссию акций клуба и уменьшили долю Григоришина до менее 1%. Григоришин ответил почти тем же, размыв их долю в Сумском НПО.

Лукьяненко, будучи красным директором, был хорошим менеджером производства, но он не мог тягаться с Григоришиным в вопросах оформления собственности. Ему помогал его сын – тоже Владимир. Совместно они добились от Григоришина компромиссного решения: россиянин возвращает акции, но на предприятии создается наблюдательный совет, в котором 4 человека представляют Лукьяненко, и пятеро – Григоришина. Решение совета считается принятым, если набиралось не менее семи голосов. Но в местном сумском суде юристы Григоришина сумели получить решение о том, что для принятия решения достаточно пяти голосов. Поэтому к 2013 году россиянин с «чистой совестью» мог вообще избавиться от Лукьяненко. Что он и сделал.

Еще раньше, чтобы обезопасить себя от Суркисов, Григоришин настоял на переводе всех активов и основных фондов из ЧАО «СМНПО им.Фрунзе» в ООО «СМНПО», оставив лишь что-то совсем уж незначительное в ЧАО. Таким образом, Суркисы остались ни с чем, а потому с 2010 года они судятся с Григоришиным на Кипре по месту регистрации оффшоров бизнесменов.

Дела казанские

Предпосылок к тому, чтобы именно в 2013 году Григоришин избавился в НПО от всех партнеров, было несколько. Во-первых, уже упомянутые выше манипуляции с акциями и набсоветом давали Григоришину широкие возможности управлять собственностью, не считаясь ни с кем другим. Во-вторых, весной того года состоялась аннексия Крыма, началась война на Донбассе, и, наконец, это был фактически период безвластия в Украине. В-третьих, произошло еще одно событие, которое, казалось бы, никакого отношения к НПО не имеет.

Российская компания «Гидравлические машины» вышла на IPO и по экспоненте расширяла свой бизнес. В 2013 году она купила компанию «Казанькомпрессормаш». За несколько лет до всех этих событий миноритарным акционером «Гидравлических машин» стал Лукьяненко-младший. Узнав о покупке казанской компании, Григоришин потребовал от Лукьяненко-младшего продать ему свой пакет в «Гидравлических машинах», так как получившееся в итоге новое машиностроительное объединение якобы было прямым конкурентом НПО. И хотя это не так (достаточно сравнить номенклатуру производства), россиянин стоял на своем.

Лукьяненко-младшего не устраивало в этом требовании буквально все, в том числе и предложенная Григоришиным цена, не говоря уже о том, что он уже пострадал от обмана Григоришина. Более того, решение о продаже своего пакета он не мог принять единолично без решения владельцев «Гидравлических машин». Он вообще не планировал что-либо продавать Григоришину.

Отказ продавать российско-татарскую компанию и стал спусковым крючком для Григоришина, который отрезал вскоре отца и сына Лукьяненко не только от управления сумским предприятием, а и от получения дивидендов и зарплат. Но и это не все.

Английское право

Между Лукьяненко и Григоришиным существует акционерное соглашение, согласно которому отец и сын могут выйти из бизнеса, получив за это определенную сумму. Причем заключено это соглашение было в английском праве. Поскольку оно истекало в 2014 году, Лукьяненко-младший, получив в собственность акции отца, от имени своих компаний в 2013 году подал против компаний Григоришина иск в Лондонский международный арбитражный суд с требованием выплатить около 300 млн долларов, включая ущерб и судебные издержки. Решение по этому иску ожидается в марте и оно обязательно для исполнения. Лукьяненко полностью отказались комментировать детали этого иска, сославшись на то, что это может быть расценено как попытка оказать влияние на исход суда.

В Украине этот судебный процесс часто называют войной Григоришина и бизнесмена Вадима Новинского.

Как Новинский оказался в этом деле? По данным источников, близких к семье Лукьяненко, Лукьяненко-старший во времена работы министром нефтяного и химического машиностроения СССР (1980-е) жил в одном доме в Москве с Виктором Черномырдиным, с которым подружился. В один из приездов в Сумы Черномырдин узнал, что оба Лукьяненко — не крещеные. Он подозвал приехавшего с ним Новинского, и его, как верующего человека, попросил покрестить отца и сына Лукьяненко. Что тот и сделал. Когда начались проблемы с Григоришиным, Лукьяненко-младший продал Новинскому 25% своих акций НПО, чтобы совместно противостоять Григоришину. Но фактический истец все же Лукьяненко-младший.

Григоришина в случае проигрыша ожидают нелегкие времена – его группа «Энергетический стандарт» вполне может не пережить этого. Если сложить два иска – Кириченко и Лукьяненко – получается 600 млн долларов.

Впрочем, нет и никакой группы «Энергостандарт». Это не холдинг, это не компания с вертикальным управлением, это даже не офис с департаментами. Это сотни оффшоров и тысячи других юридических лиц, которые разбросаны по всему миру. Найти документы, лично подписанные Григоришиным, будет сложно, потому что их мало кто видел. Поэтому исполнение решения британского суда еще столкнется с проблемой поиска активов Григоришина, хотя они вроде бы у нас под носом.

Падение НПО

На сайте Сумского НПО с 2012 года не публикуется финансовая отчетность. Но и по последней документации видно, что объемы инвестиций в предприятие составили абсолютный ноль. И это – одна из особенностей ведения бизнеса Григоришиным, он не инвестирует в развитие.

Но известно, что Григоришин использует различные фирмы-прокладки для вывода денег со своих предприятий. В частности, скандальный, но не до конца состоявшийся тендер на поставку госкомпании «Укрэнерго» 37 трансформаторов с принадлежащего Григоришину Запорожского трансформаторного завода использовался россиянином для вывода денег в Россию. По этой схеме государственная компания «Укрэнерго» должна была покупать оборудование у ЗТР не напрямую, а через российские «прокладки» Григоришина по завышенной в два раза цене.

Почему собственник завода делает все, чтобы завод денег не получил? В случае с любым другим предприятием можно сказать, что это его личное дело. Но как быть с принадлежащими ему облэнерго, ведь это предприятия, относящиеся к сфере национальной безопасности?

Ситуация на НПО приблизительно такая же. В 2013 году Сумское управление СБУ официально проинформировало областного прокурора о том, что НПО реализует свою продукцию с привлечением компаний-агентов, которые получают за свои услуги до 25% комиссионных от суммы контрактов.

Эти деньги НПО затем относит на валовые расходы, чем занижает свои налоговые обязательства. СБУ некоторые сделки квалифицировала как «никчемные», то есть фиктивные, полагая, что это связано с выводом средств в Россию и оффшорные компании, одна из которых – Kozakia Trading Limited, занимавшаяся якобы продвижением продукции НПО в России и Казахстане.Так что обыски 19 января 2016 года могли быть связаны и с этим делом.

НПО – градообразующее предприятие, поэтому его частный статус никогда не даст властям Украины расслабиться и спокойно наблюдать, как загибается завод. В лучшие годы на заводе работали 27 тысяч человек. Это 10% населения Сум. Если умножить эту цифру на три (среднее число членов семей работников завода), то окажется, что как минимум 30% сумчан зависят от одного предприятия. Программа сокращения персонала под руководством Григоришина привела к тому, что сейчас, по некоторым данным, на НПО работают 7 тысяч человек. Точно известно, что по состоянию на конец 2014 года на предприятии числилось 12 тыс. сотрудников.

Средняя зарплата на НПО сократилась за последнее десятилетие с 700-1000 долларов до 3500 гривен. Завод работает неполный рабочий день. Загрузка катастрофически мала. Так, если в 2011 году НПО реализовало продукции на сумму 343 млн долларов (при полном отсутствии заказов из России), то в первом полугодии 2015 года – 2,3 млн. То есть бизнесмен Григоришин допустил падение продаж в 100 раз за пять лет. За этот период завод не приобрел ни одной единицы техники. Зарплаты задерживаются на два-три месяца.

По состоянию на начало 2014 года НПО имело кредиторскую задолженность в размере 1,5 млрд гривен. Основные кредиторы Григоришина – банки Украины, России и украинский государственный «Укрэксимбанк», долг которому составлял около 3 млн долл.

В своих открытых письма сотрудники завода (в том числе инженеры и специалисты по маркетингу высшего управленческого звена) заявляли, что предприятие всегда производило широкий спектр продукции для ряда отраслей: химической, газовой, космической, атомной, угольной и др. Но в настоящее время НПО потеряло заказчиков во многих странах мира из-за снизившегося качества и невыполнения своих обязательств. Предприятие стремительно теряет целые рынки.

Сейчас номенклатура товаров сузилась до газоперекачивающего оборудования, что в условиях сокращения потребления газа в Украине и добычи в России – просто бессмысленно. Зарубежные рынки переживают сланцевую революцию, но сумское предприятие не предложило рынку свои агрегаты.

Даже сейчас, когда сняты санкции с Ирана, представители предприятия не бросились осваивать новый рынок.

Национальная безопасность

Глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу и украинский министр финансов Наталья Яресько во время своих выступлений на Всемирном экономическом форуме в Давосе почти синхронно и весьма точно сформулировали одну из главных проблем Украины. Эта проблема называется офшором. Практически вся значимая собственность в Украине оформлена в безналоговых зонах. Офшоры повсеместно используются для «оптимизации» налогообложения. И пока все остается, как есть, ни о каком выводе экономики из тени и речи быть не может.

В данном случае Григоришин – не исключение. Несмотря на то, что Сумское НПО – частная компания, от ее деятельности зависит слишком многое, чтобы закрывать на происходящее глаза.

Во-первых, на кону стоит судьба города Сумы, который к тому же граничит с Россией. Сокращение производства и персонала существенно повысили уровень безработицы и снизило уровень доходов в городе. Кроме того, городской и государственные бюджеты все меньше и меньше получают от НПО налогов.

Во-вторых, методы работы Григоришина в Украине косвенно, а, может, и прямо создают более выгодные конкурентные преимущества для аналогичных предприятий в России. Известно, что технологически предприятия нефтяного и газового машиностроения, атомной энергетики в Украине и России находятся приблизительно на одном уровне. Поэтому стагнация украинского предприятия (такого, как Сумское НПО) ведет к усилению позиций российского конкурента.

В-третьих, Григоришин давно стал фактором политической нестабильности. Речь идет и о финансировании им Компартии, которая обладала в парламенте «золотой акцией» и всегда подыгрывала режимам Кучмы и Януковича, и о том, что сейчас россиянин четко обозначил себя как человека, близкого Петру Порошенко.

Насколько Порошенко благоволит Григоришину и благоволит ли вообще, неизвестно. Впрочем, желание Григоришина выдать себя за друга президента и поссориться со всеми остальными может иметь вполне прикладную задачу: списать свои долги на форс-мажор – объявленную президентом деолигархизацию. Правда, борьба эта почему-то подозрительно избирательна.

Наконец, как бы мы ни относились к Арсению Яценюку, он все еще премьер-министр. И глава правительства на недавнем заседании Кабмина назвал россиянина фактическим агентом ФСБ России.

Главком

Фокус «бездомного». Как нардеп Сольвар спрятал два дома и десяток квартирФокус «бездомного». Как нардеп Сольвар спрятал два дома и десяток квартир

Инна Михайловская

Закон о специальной конфискации имущества, принятый парламентом и подписанный Президентом Украины в конце ноября, стал новым этапом в борьбе с коррупцией в Украине. Правоохранители получили возможность проводить арест и конфискацию недвижимости, автомобилей и другого имущества, которое преступник оформил на доверенных лиц – своих родственников, помощников и т.д.

«Закон направлен на то, чтобы коррупционеры не скрывали свое имущество у братьев, сватов и далеких родственников. И чтобы суд имел право конфисковывать имущество …и у третьих лиц, полученное преступным путем», — подчеркнул премьер-министр Арсений Яценюк.

Несмотря на то, что документ входил в перечень «безвизовых законопроектов ЕС», он столкнулся с серьезным сопротивлением и с трудом прошел Верховную Раду. Многие депутаты до последнего сопротивлялись принятию законопроекту. Ведь нередко именно народные избранники декларируют доходы, которые в разы меньше расходов, оформляют имущество и бизнес на родственников.

Открытие Государственного реестра недвижимого имущества позволило журналистам более эффективно заняться поиском спрятанного имущества влиятельных политиков, которые согласно своим декларациям живут на одну зарплату.

Очередной пример такой демонстративной бедности — депутат от фракции БПП Руслан Сольвар. Сейчас его имя активно обсуждается в связи с недавним скандалом на «Укрзализныци». Нардеп пытался устроить своего доверенного менеджера в руководство одного из подразделений УЗ, которое оперирует вагонным парком госпредприятия. При этом сам Сольвар является основателем и фактическим владельцем нескольких транспортных компаний, которые эксплуатируют государственные вагоны.

Однако сам депутат, работая в транспортном комитете Верховной Рады, настойчиво отрицает свои связи с транспортным бизнесом. Да и бизнесом вообще. Более того, формально у него нет совсем ничего – ни квартиры, ни даже автомобиля. Причем не только у него, но и членов его семьи.

Но Руслану Сольвару повезло с родственниками. Его мама – школьная учительница Мария Владимировна Сольвар, согласно данным Государственного реестра недвижимого имущества владеет десятком квартир в Киеве, среди которых есть по-настоящему элитное жилье. Так, в ЖК «Да Винчи» на ул. Олеся Гончара на нее записана квартира площадью 130 кв. м. На вторичном рынке стоимость 1 кв. м составляет в среднем 2,9 тыс. дол., то есть вся квартира стоит около 377 тыс. дол.

Обычный школьный учитель вряд ли позволит себе покупку квартиры в ЖК «Да Винчи» на Олеся Гончара. Но Мария Сольвар как-то сумела накопить порядка 400 тысяч долларов

К слову, ранее по этому же адресу располагалась «теневая прокуратура» Артема Пшонки.

Другой элитный объект Марии Сольвар площадью 201 кв. м находится в ЖК «Триумф» по ул. Зверинецкой. Этот небоскреб возвышается над Печерскими холмами. В жилом комплексе есть свой спортивный комплекс, а квартиры оборудованы системой «умный дом». Стоимость 1 кв. м жилья без какой-либо отделки здесь колеблется от 2,4 до 4 тыс. дол.

В отделку апартаментов площадью 200 метров вложено не меньше чем в покупку самой квартиры?

Такая квартира на вторичном рынке стоит от 500-800 тыс. дол., а с ремонтом ее стоимость может достигать 1,6 млн дол.

Мария Владимировна также является владелицей нескольких квартир в домах №12 и №14 по ул. Ивана Кудри, где ее соседями являются Виталий Григорьевич Лучко и Валентина Витальевна Минич – отец и родная сестра супруги нардепа — Натальи Витальевны Сольвар (девичья фамилия Лучко). Проследить родственные связи не сложно – папа и обе дочери прописаны по одному адресу на ул. Черняховского в Броварах.

На троих родственников депутата в двух домах по ул. Ивана Кудри записаны девять помещений общей площадью 464 кв. м – семь квартир и два нежилых помещения. Именно здесь зарегистрированы транспортные компании депутата – ООО «Укрзернотранс-К», ООО «Метрудтранс» и ООО «Автокар-777». При ценах квадратного метра в этом районе в пределах 1-2 тыс. дол., совокупная стоимость этой недвижимости составляет от 464 до 928 тыс. дол. А стоимость всех квартир близких родственников Руслана Сольвара в столице варьируется от 1,3 до 2,9 млн. долларов.

Кроме этого, госреестр недвижимого имущества сообщает, что маме депутата принадлежат два особняка в коттеджном городке «Лесное озеро» в селе Роживка под Киевом.

Охрана городка не дает возможности подъехать к домам. Однако с воздуха хорошо видно, что это у Марии Сольвар не сельские домики, а роскошные особняки.

При этом она не просто домовладелица, а инвестор всего коттеджного городка, где одноэтажный дом с 20 сотками земли стоит около 350 тыс. дол. Примечательно, что и здесь среди ее соседей оказался Виталий Лучко – тесть Сольвара является собственником 4 га роживской земли.

Сама же Мария Владимировна Сольвар владеет 3 га земли в родном селе Пищанка Винницкой области и аграрным бизнесом – на нее зарегистрирована компания ООО «Гарант».

Почему некоторые влиятельные политики и чиновники регистрируют все свое имущество на родственников? Наряду с переводом средств в оффшорные зоны, это является одним из наиболее распространенных способов скрывать доходы, полученные в результате незаконной деятельности. По словам политолога Карла Волоха, принятие закона о спецконфискации позволит вернуть государству средства, которые оформлены коррупционерами на родственников.

«Во всем мире в этих случаях применяется спецконфискация. Смысл её прост: владелец должен сам доказать законность владения активом (в точности, как чиновник при заполнении декларации). А если не может – списываем в доход государства», — поясняет эксперт.

Так что, если школьная учительница Мария Владимировна Сольвар не сможет объяснить, как, работая в школе, ей удалось скупать элитные квартиры в столице и параллельно строить особняки в пригороде, ее имущество в будущем может быть конфисковано.

Недвижимость семьи Руслана Сольвара

Сольвар Мария Владимировна (мама депутата) :

Квартиры

Ул. Ивана Кудри, д.12, кв. 2 – 50 м2

Ул. Ивана Кудри, д.12, кв. 11 – 56 м2

Ул. Ивана Кудри, д.12, нежилые помещения – 63 м2

Ул. Ивана Кудри, д.12, нежилые помещения – 50 м2

Ул. Ивана Кудри, д.14, кв. 10 – 44 м2

Ул. Олеся Гончара, д.35, кв. 75 – 130 м2

Ул. Зверинецкая, д.59, кв. 162-163 – 201 м2

Гаражи

Кловский спуск, д.7, гараж 104 – 21 м2

Кловский спуск, д.7, гараж 117 – 25 м2

Кловский спуск, д.7, гараж 118 – 25 м2

Коттеджи

Броварский р-н, с.Роживка, ул. Береговая, д.9

Броварский р-н, с.Роживка, ул. Береговая, д.11

Земля

Винницкая обл., с. Пищанка – 3 га

Нажмите на изображение для того, чтобы ознакомится с выпиской из реестра имущественных прав
Лучко Виталий Григорьевич (отец жены) :

Квартиры

Ул. Ивана Кудри, д.14, кв. 6 – 51 м2

Ул. Ивана Кудри, д.14, кв. 8 – 51 м2

Земля

Броварский р-н, с.Роживка – 4 га

ГлавкомИнна Михайловская

Закон о специальной конфискации имущества, принятый парламентом и подписанный Президентом Украины в конце ноября, стал новым этапом в борьбе с коррупцией в Украине. Правоохранители получили возможность проводить арест и конфискацию недвижимости, автомобилей и другого имущества, которое преступник оформил на доверенных лиц – своих родственников, помощников и т.д.

«Закон направлен на то, чтобы коррупционеры не скрывали свое имущество у братьев, сватов и далеких родственников. И чтобы суд имел право конфисковывать имущество …и у третьих лиц, полученное преступным путем», — подчеркнул премьер-министр Арсений Яценюк.

Несмотря на то, что документ входил в перечень «безвизовых законопроектов ЕС», он столкнулся с серьезным сопротивлением и с трудом прошел Верховную Раду. Многие депутаты до последнего сопротивлялись принятию законопроекту. Ведь нередко именно народные избранники декларируют доходы, которые в разы меньше расходов, оформляют имущество и бизнес на родственников.

Открытие Государственного реестра недвижимого имущества позволило журналистам более эффективно заняться поиском спрятанного имущества влиятельных политиков, которые согласно своим декларациям живут на одну зарплату.

Очередной пример такой демонстративной бедности — депутат от фракции БПП Руслан Сольвар. Сейчас его имя активно обсуждается в связи с недавним скандалом на «Укрзализныци». Нардеп пытался устроить своего доверенного менеджера в руководство одного из подразделений УЗ, которое оперирует вагонным парком госпредприятия. При этом сам Сольвар является основателем и фактическим владельцем нескольких транспортных компаний, которые эксплуатируют государственные вагоны.

Однако сам депутат, работая в транспортном комитете Верховной Рады, настойчиво отрицает свои связи с транспортным бизнесом. Да и бизнесом вообще. Более того, формально у него нет совсем ничего – ни квартиры, ни даже автомобиля. Причем не только у него, но и членов его семьи.

Но Руслану Сольвару повезло с родственниками. Его мама – школьная учительница Мария Владимировна Сольвар, согласно данным Государственного реестра недвижимого имущества владеет десятком квартир в Киеве, среди которых есть по-настоящему элитное жилье. Так, в ЖК «Да Винчи» на ул. Олеся Гончара на нее записана квартира площадью 130 кв. м. На вторичном рынке стоимость 1 кв. м составляет в среднем 2,9 тыс. дол., то есть вся квартира стоит около 377 тыс. дол.

Обычный школьный учитель вряд ли позволит себе покупку квартиры в ЖК «Да Винчи» на Олеся Гончара. Но Мария Сольвар как-то сумела накопить порядка 400 тысяч долларов

К слову, ранее по этому же адресу располагалась «теневая прокуратура» Артема Пшонки.

Другой элитный объект Марии Сольвар площадью 201 кв. м находится в ЖК «Триумф» по ул. Зверинецкой. Этот небоскреб возвышается над Печерскими холмами. В жилом комплексе есть свой спортивный комплекс, а квартиры оборудованы системой «умный дом». Стоимость 1 кв. м жилья без какой-либо отделки здесь колеблется от 2,4 до 4 тыс. дол.

В отделку апартаментов площадью 200 метров вложено не меньше чем в покупку самой квартиры?

Такая квартира на вторичном рынке стоит от 500-800 тыс. дол., а с ремонтом ее стоимость может достигать 1,6 млн дол.

Мария Владимировна также является владелицей нескольких квартир в домах №12 и №14 по ул. Ивана Кудри, где ее соседями являются Виталий Григорьевич Лучко и Валентина Витальевна Минич – отец и родная сестра супруги нардепа — Натальи Витальевны Сольвар (девичья фамилия Лучко). Проследить родственные связи не сложно – папа и обе дочери прописаны по одному адресу на ул. Черняховского в Броварах.

На троих родственников депутата в двух домах по ул. Ивана Кудри записаны девять помещений общей площадью 464 кв. м – семь квартир и два нежилых помещения. Именно здесь зарегистрированы транспортные компании депутата – ООО «Укрзернотранс-К», ООО «Метрудтранс» и ООО «Автокар-777». При ценах квадратного метра в этом районе в пределах 1-2 тыс. дол., совокупная стоимость этой недвижимости составляет от 464 до 928 тыс. дол. А стоимость всех квартир близких родственников Руслана Сольвара в столице варьируется от 1,3 до 2,9 млн. долларов.

Кроме этого, госреестр недвижимого имущества сообщает, что маме депутата принадлежат два особняка в коттеджном городке «Лесное озеро» в селе Роживка под Киевом.

Охрана городка не дает возможности подъехать к домам. Однако с воздуха хорошо видно, что это у Марии Сольвар не сельские домики, а роскошные особняки.

При этом она не просто домовладелица, а инвестор всего коттеджного городка, где одноэтажный дом с 20 сотками земли стоит около 350 тыс. дол. Примечательно, что и здесь среди ее соседей оказался Виталий Лучко – тесть Сольвара является собственником 4 га роживской земли.

Сама же Мария Владимировна Сольвар владеет 3 га земли в родном селе Пищанка Винницкой области и аграрным бизнесом – на нее зарегистрирована компания ООО «Гарант».

Почему некоторые влиятельные политики и чиновники регистрируют все свое имущество на родственников? Наряду с переводом средств в оффшорные зоны, это является одним из наиболее распространенных способов скрывать доходы, полученные в результате незаконной деятельности. По словам политолога Карла Волоха, принятие закона о спецконфискации позволит вернуть государству средства, которые оформлены коррупционерами на родственников.

«Во всем мире в этих случаях применяется спецконфискация. Смысл её прост: владелец должен сам доказать законность владения активом (в точности, как чиновник при заполнении декларации). А если не может – списываем в доход государства», — поясняет эксперт.

Так что, если школьная учительница Мария Владимировна Сольвар не сможет объяснить, как, работая в школе, ей удалось скупать элитные квартиры в столице и параллельно строить особняки в пригороде, ее имущество в будущем может быть конфисковано.

Недвижимость семьи Руслана Сольвара

Сольвар Мария Владимировна (мама депутата) :

Квартиры

Ул. Ивана Кудри, д.12, кв. 2 – 50 м2

Ул. Ивана Кудри, д.12, кв. 11 – 56 м2

Ул. Ивана Кудри, д.12, нежилые помещения – 63 м2

Ул. Ивана Кудри, д.12, нежилые помещения – 50 м2

Ул. Ивана Кудри, д.14, кв. 10 – 44 м2

Ул. Олеся Гончара, д.35, кв. 75 – 130 м2

Ул. Зверинецкая, д.59, кв. 162-163 – 201 м2

Гаражи

Кловский спуск, д.7, гараж 104 – 21 м2

Кловский спуск, д.7, гараж 117 – 25 м2

Кловский спуск, д.7, гараж 118 – 25 м2

Коттеджи

Броварский р-н, с.Роживка, ул. Береговая, д.9

Броварский р-н, с.Роживка, ул. Береговая, д.11

Земля

Винницкая обл., с. Пищанка – 3 га

Нажмите на изображение для того, чтобы ознакомится с выпиской из реестра имущественных прав
Лучко Виталий Григорьевич (отец жены) :

Квартиры

Ул. Ивана Кудри, д.14, кв. 6 – 51 м2

Ул. Ивана Кудри, д.14, кв. 8 – 51 м2

Земля

Броварский р-н, с.Роживка – 4 га

Главком

Украина: Отцы банковского кризисаУкраина: Отцы банковского кризиса

Инна Михайловская, для «Главкома»

Метод «разграбить банк и убежать» стал в Украине не преступлением, а бизнес-стратегией. В моду его ввели владельцы Надра-Банка братья Сегаль еще в 2008 году

Сегодня финансовая система Украины перевернута с ног на голову. Государство берет в долг, чтобы дать в долг частным банкам. Банки берут в долг у государства, но не кредитуют коммерческую деятельность. На средства, полученные от государства, банки покупают валюту, а государство берет в долг за рубежом, чтобы пополнить валютные резервы. Получить кредит в банке или забрать депозит из банка – это уже почти сказочные операции из недавнего, но прошлого. Критерием успешности банкира является способность получить государственное финансирование.

Сейчас украинским банкирам приходится надеяться на прекращение войны и экономического пике, а также на короткую память граждан. И если с концом войны ничего не ясно, то с памятью граждан все в порядке. Еще в конце 2008 года, после обвала гривны, обесценивания вкладов и запрета на их досрочное изъятие, аналитики говорили о кризисе доверия к банкам. А когда в начале 2010 года банковские эксперты оптимистически прогнозировали возврат изъятых из банков средств вкладчиков-физлиц, никто им не верил. Казалось, что ставки будут расти еще долгие годы, а украинцы скорее доверят свои средства соседям, чем финансовым учреждениям. Но уже в 2009 году динамика депозитов показала: с доверием у граждан все нормально. Прогнозы оптимистов не просто оказались верны, а превзошли все ожидания. «По данным НБУ, на 1 октября 2010 года средства населения в банковской системе впервые достигли уровня, который был до начала экономического и финансового кризиса», — констатировала Валентина Еременко, начальник отдела развития вкладных операций банка «Хрещатик». По итогам же 11-ти месяцев 2010 года, по данным регулятора, общий объем средств физлиц в украинских банках превысил показатель начала 2009 года почти на 50 млрд. гривен. Всего в течение 2010 года украинцы принесли в банки 52,6 млрд. грн., и объем средств достиг 263 млрд. грн., из которых депозитов – 200 млрд.

Когда начнется восстановление украинских банков? Ясности в этом вопросе нет. А вот с чего начался нынешний банковский кризис и что нужно сделать, чтобы такой кризис не повторялся, — это вопрос не менее актуальный.

Причина первая. Несомненно, это хаотичная государственная рекапитализация банков. А ведь уже 2010 год расставил все точки над «і» в методах «спасения» украинских финансовых учреждений. Этот прием уже тогда действовал неэффективно. И речь не только в том, что по результатам деятельности некоторых временных администраторов были открыты криминальные дела. И даже не в том, что в 2002-2009 годах временная администрация была введена в 27 проблемных банках: больше половины или 14 учреждений так и не удалось спасти. Гораздо больше поражала статистика рекапитализации проблемных учреждений. Стресс-тест регулятора в 20010 году показал, что всего три банка – Родовид, Укргазбанк и Киев – нуждались в новых вливаниях на сумму 12,5 млрд. грн. С учетом 17 млрд. грн., которые банки уже получили в 2009, стоимость «лечения» финучреждений стала больше, чем их обязательства на момент возникновения проблем.

Причина вторая. Халатность властей, в частности НБУ и правоохранительных органов. привела к тому, что политика «разграбить банк и убежать» стала не преступлением, а бизнес-стратегией. Этот способ обогащения ввели в моду братья Сегаль в 2008 году. Будучи основными владельцами «Надр», Сегали присвоили себе 6,4 млрд гривен из 7.1 млрд гривен, выделенных государством на рекапитализацию банка. Уже в 2009 году аналитики высказывали сомнение в том, что новому владельцу «Надр» Дмитрию Фирташу удастся вывести банк из пике. Банк не смог подняться даже при помощи финансовых вливаний нового собственника. Комментируя ликвидацию банка в июне 2015 года, в НБУ подчеркнули, что проблемы у банка начались вследствие рисковой деятельности акционеров (братья Сегаль) и руководства банка во главе с Игорем Гиленко в период до финансового кризиса 2008-2009 годов, а решение о выведении банка из процедуры временной администрации в 2011 году было принято преждевременно.

«Банк «Надра» был доведен до состояния банкротства еще в 2008 году» — заявил на пресс-конференции директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Константин Ворушилин, комментируя информацию о решении НБУ ликвидировать банк. «Мы создали в банке «Надра» группу, которая занимается этими проблемами. Моя точка зрения, что банк «Надра», начиная с 2009 года, находился на подушке искусственного дыхания, так сказать был не живой, и спасать его в принципе не надо было», — сказал он. По словам Ворушилина, проблемой явилось отсутствие залогов по рефинансированию, полученному банком Надра при предыдущем руководстве и владельцах банка, в частности Игоре Гиленко и братьях Сегаль.

Тем не менее, Гиленко и Сегаль успешно скрылись из Украины. Выдавать их украинскому правосудию США и Россия (их гражданами являються Сегаль и Гиленко) не спешат до сих пор. А украинские власти на этом, скажем прямо, до сих пор не настаивают.

Стало ясно, что ответственность за присвоение средств государства и банка не так уж неотвратима. И тогда вслед за разграблением «Надр» мины замедленного действия были заложены в еще целый ряд крупных и небольших банков, что вылилось в громкие банкротства в последние два года.

По следам Сегалей идут собственники и временные администраторы «Родовид банка». В самом конце 2008 года «Родовид Банк», уставный капитал которого составлял 350 млн. грн., получил рефинансирование в размере 2,2 млрд. грн. Однако в январе 2009 года банк прекращает выдавать вклады физлицам. В середине 2009-го государство рекапитализирует уже практически мертвый банк, внеся в его уставный фонд 2,809 млрд. грн. и становясь фактическим владельцем финучреждения. В декабре 2009 года Минфин добавляет в уставный капитал учреждения еще 5,6 млрд. грн. Теперь государству принадлежит 99,99% акций банка-призрака «всего» за 8,4 млрд. грн. Но все деньги исчезают в банке с удивительной скоростью. В итоге его убыток за 2009 год составил 4,215 млрд. грн. За первый квартал 2010-го убытки банка составили ни много ни мало три миллиарда гривен. Но вклады банк все равно не выплачивал. Вскоре СБУ арестовала главу временной администрации банка Сергея Щербину. И после ареста и последовавших проверок председатель ГлавКРУ Петр Андреев заявил о выявленных нарушениях в учреждении на 22,662 млрд. грн. В сентябре 2010-го наконец завершается длинный ряд кадровых рокировок временных администраторов и назначается нынешний временный управляющий — Доверенное лицо «Юры Енакиевского» Юрий Райтбург . Райтбург снова выходит в Кабмин с предложением влить в банк «всего» 5,4 млрд. грн, не предпринимая никаких попыток разобраться с местонахождением государственных миллиардов, выделенных банку ранее. В марте 2011 года вкладчики пытаются перекрыть дорогу возле «Родовид Банка». По команде главы государства разобраться и удовлетворить вкладчиков, их вклады в итоге переводят в Ощадбанк, а расплачивается за это опять государство, выделив новые 3,9 млрд. грн. в уставный капитал учреждения. Всего за два года уже набегает 12,3 млрд. грн. И это не учитывая 2,2 млрд. грн. рефинансирования, полученного «Родовид Банком» от НБУ.

Не менее яркие истории происходили в дальнейшем еще в целом ряде известных банков, таких крупных как «Укргазбанк» и «Форум».

Причина третья. В течение нескольких месяцев 2014 года руководимый Степаном Кубивым НБУ закрывал глаза на обескровливание банковской системы досрочными требованиями граждан вернуть депозиты. В результате 2014 год стал годом антирекордов. За 11 месяцев портфель депозитов в инвалюте уменьшился на 38%, или почти на 9 млрд. долларов США – до 14,2 млрд. долл. Портфель депозитов в гривне за тот же срок стал меньше на одну пятую, или на 51,3 млрд. гривен, и составил 202,5 млрд. грн.. И только когда балансы банков уже были подорваны, а депозиты сложно было вернуть даже по истечении срока договора, регулятор таки запретил досрочное снятие вкладов.

Кстати, совсем иначе вел себя НБУ по отношению к депозитам в период обвала гривны сначала до 12, а потом до 8 гривен за доллар. Решение о моратории на досрочное снятие депозитов было тогда принято очень быстро. Постановление же НБУ №413 от 2008 года, обрадовавшее поначалу вкладчиков, оказалось лишь имитацией отмены моратория, так как в новом документе содержалась рекомендация банкам «Применять все необходимые меры по обеспечению позитивной динамики роста объемов депозитов (прежде всего в национальной валюте Украины) с целью недопущения досрочного возвращения средств, размещенных вкладчиками». Благодаря этим действиям кризис 2008 года не оказался убийственным для банковской системы.

Нынешний банковский кризис еще далек от окончания. Лишь единицы банков имеют близкий к позитивному баланс обязательств и активов. В нескольких десятках банков ожидают введения со дня на день временной администрации. При этом сумма, выделенная государством на поддержание ликвидности банков, только в 2014 году перевалила за 220 млрд. гривен. Регулятору сейчас не до причин кризиса – разобраться бы с пожарными ситуациями. Но если перезагрузка банковской системы под руководством Гонтаревой все-таки будет успешной, хочется пожелать чиновникам более длинной памяти, чем память граждан-вкладчиков.
Инна Михайловская, для «Главкома»

Метод «разграбить банк и убежать» стал в Украине не преступлением, а бизнес-стратегией. В моду его ввели владельцы Надра-Банка братья Сегаль еще в 2008 году

Сегодня финансовая система Украины перевернута с ног на голову. Государство берет в долг, чтобы дать в долг частным банкам. Банки берут в долг у государства, но не кредитуют коммерческую деятельность. На средства, полученные от государства, банки покупают валюту, а государство берет в долг за рубежом, чтобы пополнить валютные резервы. Получить кредит в банке или забрать депозит из банка – это уже почти сказочные операции из недавнего, но прошлого. Критерием успешности банкира является способность получить государственное финансирование.

Сейчас украинским банкирам приходится надеяться на прекращение войны и экономического пике, а также на короткую память граждан. И если с концом войны ничего не ясно, то с памятью граждан все в порядке. Еще в конце 2008 года, после обвала гривны, обесценивания вкладов и запрета на их досрочное изъятие, аналитики говорили о кризисе доверия к банкам. А когда в начале 2010 года банковские эксперты оптимистически прогнозировали возврат изъятых из банков средств вкладчиков-физлиц, никто им не верил. Казалось, что ставки будут расти еще долгие годы, а украинцы скорее доверят свои средства соседям, чем финансовым учреждениям. Но уже в 2009 году динамика депозитов показала: с доверием у граждан все нормально. Прогнозы оптимистов не просто оказались верны, а превзошли все ожидания. «По данным НБУ, на 1 октября 2010 года средства населения в банковской системе впервые достигли уровня, который был до начала экономического и финансового кризиса», — констатировала Валентина Еременко, начальник отдела развития вкладных операций банка «Хрещатик». По итогам же 11-ти месяцев 2010 года, по данным регулятора, общий объем средств физлиц в украинских банках превысил показатель начала 2009 года почти на 50 млрд. гривен. Всего в течение 2010 года украинцы принесли в банки 52,6 млрд. грн., и объем средств достиг 263 млрд. грн., из которых депозитов – 200 млрд.

Когда начнется восстановление украинских банков? Ясности в этом вопросе нет. А вот с чего начался нынешний банковский кризис и что нужно сделать, чтобы такой кризис не повторялся, — это вопрос не менее актуальный.

Причина первая. Несомненно, это хаотичная государственная рекапитализация банков. А ведь уже 2010 год расставил все точки над «і» в методах «спасения» украинских финансовых учреждений. Этот прием уже тогда действовал неэффективно. И речь не только в том, что по результатам деятельности некоторых временных администраторов были открыты криминальные дела. И даже не в том, что в 2002-2009 годах временная администрация была введена в 27 проблемных банках: больше половины или 14 учреждений так и не удалось спасти. Гораздо больше поражала статистика рекапитализации проблемных учреждений. Стресс-тест регулятора в 20010 году показал, что всего три банка – Родовид, Укргазбанк и Киев – нуждались в новых вливаниях на сумму 12,5 млрд. грн. С учетом 17 млрд. грн., которые банки уже получили в 2009, стоимость «лечения» финучреждений стала больше, чем их обязательства на момент возникновения проблем.

Причина вторая. Халатность властей, в частности НБУ и правоохранительных органов. привела к тому, что политика «разграбить банк и убежать» стала не преступлением, а бизнес-стратегией. Этот способ обогащения ввели в моду братья Сегаль в 2008 году. Будучи основными владельцами «Надр», Сегали присвоили себе 6,4 млрд гривен из 7.1 млрд гривен, выделенных государством на рекапитализацию банка. Уже в 2009 году аналитики высказывали сомнение в том, что новому владельцу «Надр» Дмитрию Фирташу удастся вывести банк из пике. Банк не смог подняться даже при помощи финансовых вливаний нового собственника. Комментируя ликвидацию банка в июне 2015 года, в НБУ подчеркнули, что проблемы у банка начались вследствие рисковой деятельности акционеров (братья Сегаль) и руководства банка во главе с Игорем Гиленко в период до финансового кризиса 2008-2009 годов, а решение о выведении банка из процедуры временной администрации в 2011 году было принято преждевременно.

«Банк «Надра» был доведен до состояния банкротства еще в 2008 году» — заявил на пресс-конференции директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Константин Ворушилин, комментируя информацию о решении НБУ ликвидировать банк. «Мы создали в банке «Надра» группу, которая занимается этими проблемами. Моя точка зрения, что банк «Надра», начиная с 2009 года, находился на подушке искусственного дыхания, так сказать был не живой, и спасать его в принципе не надо было», — сказал он. По словам Ворушилина, проблемой явилось отсутствие залогов по рефинансированию, полученному банком Надра при предыдущем руководстве и владельцах банка, в частности Игоре Гиленко и братьях Сегаль.

Тем не менее, Гиленко и Сегаль успешно скрылись из Украины. Выдавать их украинскому правосудию США и Россия (их гражданами являються Сегаль и Гиленко) не спешат до сих пор. А украинские власти на этом, скажем прямо, до сих пор не настаивают.

Стало ясно, что ответственность за присвоение средств государства и банка не так уж неотвратима. И тогда вслед за разграблением «Надр» мины замедленного действия были заложены в еще целый ряд крупных и небольших банков, что вылилось в громкие банкротства в последние два года.

По следам Сегалей идут собственники и временные администраторы «Родовид банка». В самом конце 2008 года «Родовид Банк», уставный капитал которого составлял 350 млн. грн., получил рефинансирование в размере 2,2 млрд. грн. Однако в январе 2009 года банк прекращает выдавать вклады физлицам. В середине 2009-го государство рекапитализирует уже практически мертвый банк, внеся в его уставный фонд 2,809 млрд. грн. и становясь фактическим владельцем финучреждения. В декабре 2009 года Минфин добавляет в уставный капитал учреждения еще 5,6 млрд. грн. Теперь государству принадлежит 99,99% акций банка-призрака «всего» за 8,4 млрд. грн. Но все деньги исчезают в банке с удивительной скоростью. В итоге его убыток за 2009 год составил 4,215 млрд. грн. За первый квартал 2010-го убытки банка составили ни много ни мало три миллиарда гривен. Но вклады банк все равно не выплачивал. Вскоре СБУ арестовала главу временной администрации банка Сергея Щербину. И после ареста и последовавших проверок председатель ГлавКРУ Петр Андреев заявил о выявленных нарушениях в учреждении на 22,662 млрд. грн. В сентябре 2010-го наконец завершается длинный ряд кадровых рокировок временных администраторов и назначается нынешний временный управляющий — Доверенное лицо «Юры Енакиевского» Юрий Райтбург . Райтбург снова выходит в Кабмин с предложением влить в банк «всего» 5,4 млрд. грн, не предпринимая никаких попыток разобраться с местонахождением государственных миллиардов, выделенных банку ранее. В марте 2011 года вкладчики пытаются перекрыть дорогу возле «Родовид Банка». По команде главы государства разобраться и удовлетворить вкладчиков, их вклады в итоге переводят в Ощадбанк, а расплачивается за это опять государство, выделив новые 3,9 млрд. грн. в уставный капитал учреждения. Всего за два года уже набегает 12,3 млрд. грн. И это не учитывая 2,2 млрд. грн. рефинансирования, полученного «Родовид Банком» от НБУ.

Не менее яркие истории происходили в дальнейшем еще в целом ряде известных банков, таких крупных как «Укргазбанк» и «Форум».

Причина третья. В течение нескольких месяцев 2014 года руководимый Степаном Кубивым НБУ закрывал глаза на обескровливание банковской системы досрочными требованиями граждан вернуть депозиты. В результате 2014 год стал годом антирекордов. За 11 месяцев портфель депозитов в инвалюте уменьшился на 38%, или почти на 9 млрд. долларов США – до 14,2 млрд. долл. Портфель депозитов в гривне за тот же срок стал меньше на одну пятую, или на 51,3 млрд. гривен, и составил 202,5 млрд. грн.. И только когда балансы банков уже были подорваны, а депозиты сложно было вернуть даже по истечении срока договора, регулятор таки запретил досрочное снятие вкладов.

Кстати, совсем иначе вел себя НБУ по отношению к депозитам в период обвала гривны сначала до 12, а потом до 8 гривен за доллар. Решение о моратории на досрочное снятие депозитов было тогда принято очень быстро. Постановление же НБУ №413 от 2008 года, обрадовавшее поначалу вкладчиков, оказалось лишь имитацией отмены моратория, так как в новом документе содержалась рекомендация банкам «Применять все необходимые меры по обеспечению позитивной динамики роста объемов депозитов (прежде всего в национальной валюте Украины) с целью недопущения досрочного возвращения средств, размещенных вкладчиками». Благодаря этим действиям кризис 2008 года не оказался убийственным для банковской системы.

Нынешний банковский кризис еще далек от окончания. Лишь единицы банков имеют близкий к позитивному баланс обязательств и активов. В нескольких десятках банков ожидают введения со дня на день временной администрации. При этом сумма, выделенная государством на поддержание ликвидности банков, только в 2014 году перевалила за 220 млрд. гривен. Регулятору сейчас не до причин кризиса – разобраться бы с пожарными ситуациями. Но если перезагрузка банковской системы под руководством Гонтаревой все-таки будет успешной, хочется пожелать чиновникам более длинной памяти, чем память граждан-вкладчиков.

Украину продолжают разворовывать: Четыре миллиарда для Григоришина, или Трансформаторный скандал в украинской властиУкраину продолжают разворовывать: Четыре миллиарда для Григоришина, или Трансформаторный скандал в украинской власти

Инна Михайловская, для «Главкома».
Государственный оператор украинской энергосистемы НЭК «Укрэнерго» представил на утверждение НКРЭКУ свою новую инвестпрограмму на 2015 г., которая предполагает увеличение финансирования почти вдвое — с нынешних 4,7 млрд грн до 8,3 млрд грн. Более 4 млрд грн предполагается выделить на закупку 37 трансформаторов для украинских облэнерго. Источники «Главкома» в парламентском комитете по вопросам ТЭК, ядерной политике и ядерной безопасности полагают, что это попытка вымыть средства из госбюджета в интересах российского олигарха Константина Григоришина.

Нереальный заказ

Глава подкомитета по вопросам электроэнергетики и транспортировки энергии Лев Пидлисецкий считает, что такой крупный заказ может обеспечить потребности НЭК «Укрэнерго» на 10 лет вперед. Ранее ежегодно закупалось 3-4 трансформатора на сумму 250-300 млн грн, а сейчас речь идет о 37.

«Эти трансформаторы никому не нужны в таком количестве. Это просто вымывание средств из государственной компании», — возмущается депутат. При этом, по его словам, «есть обоснованные подозрения в том, что ожидается цена в среднем в два раза выше, чем на мировом рынке аналогичной продукции».

Нардеп добавил, что замена трансформатора в 330 кВ в среднем продолжается три месяца и требует отключения подстанции. «Такие отключения возможны только в летний период. В Украине всего 6 компаний, которые занимаются работами по замене такого оборудования. Т.е. одновременно можно менять шесть трансформаторов, каждый по три месяца. Ни один диспетчер не согласует отключение шести подстанций одновременно. Это опасно для сети. Физически это нереально», — уверен Пидлисецкий.

К тому же, по его словам, срок изготовления одного трансформатора составляет больше 10 месяцев, следовательно, заказ в 37 единиц такого оборудования рассчитан не на один год. Тем не менее, планируется выплатить всю сумму заказа авансом.

Чьи уши торчат?

По мнению экспертов, закупки трансформаторов могут быть ориентированы на одного поставщика — ПАО «Запорожтрансформатор» («ЗТР»), которое принадлежит российскому бизнесмену Константину Григоришину.

Первый заместитель главы комитета по ТЭК Александр Домбровский согласен, что за планами закупки у «ЗТР» стоит лоббирование интересов одного производителя. По его словам, во время дискуссии на заседании комитета отмечалось, что в стране нет достаточного количества бригад для монтажа трансформаторов в таком количестве.

Лидер парламентской фракции Радикальной партии Олег Ляшко прямо заявил о коррупции. «Они собирались на днях принять решение и под вымышленную инвестиционную программу на Запорожский завод трансформаторов в тайном режиме планировали выделить 4 млрд грн — на 37 трансформаторов. Это коррупция чистой воды и кто это делает — НКРЭКУ. А кто председатель НКРЭКУ — ручной 24-летний Вовк. Мы это решение завалили», — подчеркнул депутат.

Радикал считает, что «трансформаторы Григоришина» — такая же теневая схема, как и «вышки Бойко», поскольку сложное оборудование планировалось закупить по существенно завышенной цене, а оплату провести единоразово всей суммой. Впрочем, как ситуация будет разворачиваться в ближайшее время, политик не прогнозирует.

Тайные советники Минэнергоугля

По последним данным, инвестпрограмма оператора энергосистемы еще не утверждена НКРЭКУ, хотя документ прошел согласование в Минэнергоугля.

Министр топлива и энергетики Владимир Демчишин, комментируя этот вопрос, заявил: «Министерство контролирует все инвестпрограммы. Эта программа также согласована. С точки зрения техники эта программа очень нужна. Мы ожидаем увеличения потребления электроэнергии из-за перехода потребителей от газа».

По информации министра, закупка трансформаторов будет осуществляться частично за счет внешнего финансирования, частично внутреннего, частично за счет тарифа. «Что касается цены — есть рынок, кто будет лучшим, определят тендерные процедуры… Пока не прошли тендеры, говорить о том, сколько будут платить, кому будут платить, как будут платить, — нельзя», — сказал Демчишин.

Однако премьер-министр Украины Арсений Яценюк на заседании коллегии Минэнергоугля 7 июля высказал свое возмущение тем, что Министерству «советуют люди Григоришина». «Что в министерстве делают люди Григоришина, российского олигарха? Что это за советники?… Это что, приватизация Министерства?», — возмутился премьер. Но при этом он не стал уточнять имена «советников», которые так его возмутили.

Регулятор — на «ручном управлении»

Не случайно в последнее время в НКРЭКУ прошли значительные кадровые изменения. 27 июня Президент Порошенко подписал указы об увольнении членов НКРЭКУ Андрея Геруса и Юлии Ковалив, а 29 июня утвердил на посту председателя Комиссии Дмитрия Вовка, который до этого был и.о. руководителя ведомства.

Назначение Вовка было очень странным решением. Сложно понять логику в назначении на этот пост человека, который не имеет не только соответствующего его назначению образования, но даже малейшего опыта работы в этой сфере. Удивительно не столько это, и даже не то, что перед назначением Вовк трудился в качестве менеджера кондитерской корпорации Roshen в Москве. Удивляет, что менеджер, который оказался неэффективен в продаже конфет, стал главой одной из самых важных и самых сложных государственных структур. Кстати, на сайте Roshen до сих пор висит заявление менеджмента корпорации о некомпетентности Вовка. Эксперты отмечают, что молодой и неопытный, но преданный Вовк на этой должности – просто орудие в чужих руках.

Эксперты комиссии проводили исследование рынка трансформаторов, в результате которого выяснилось, что «Укрэнерго» собирается приобрести оборудование у «ЗТР» по ценам, завышенным в несколько раз. Именно поэтому некоторые члены НКРЭКУ отказались утверждать сомнительную инвестпрограмму и ушли в отставку.

Олег Ляшко также подтвердил, что «несколько членов уволились по причине того, что их заставляли принимать коррупционные решения в интересах российского олигарха Константина Григоришина, а потом за это они бы сидели в тюрьме».

Участники энергорынка и эксперты говорят о некомпетентности руководства НКРЭКУ и о внешнем влиянии на регулятор. «Руководят регулятором абсолютно неопытные и некомпетентные люди. Окончательное назначение на пост председателя НКРЭКУ бывшего менеджера кондитерской компании «Рошен» Дмитрия Вовка неслучайно. Такие люди — марионетки в руках финансово-промышленных групп. И сейчас регулятор — это орган, который позволяет олигархам решать свои вопросы», — считает заместитель директора НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев.

Деньги «вымывают» из Энергорынка

«Члены Комиссии должны очень тщательно изучать такие документы, поскольку утверждение инвестпрограммы лицензиатов автоматически означает, что эти суммы будут заложены в тарифы на электроэнергию», — отметил источник в НКРЭКУ.

Естественно, закупки оборудования на сумму в 4 млрд грн не останутся без последствий для общего финансового состояния энергорынка, попросту говоря, эти средства будут оттуда «вымыты». При этом сейчас энергорынок испытывает гораздо более насущные потребности в финансировании.

Миллиарды гривен, которые хочет «Укрэнерго» для закупки лишних трансформаторов, могли быть направлены на закупку угля для прохождения осенне-зимнего периода 2015-2016 гг., для расчетов с украинскими угольщиками за поставленную продукцию. По данным Минэнергоугля, в настоящее время запасы угля на ТЭС составляют 1,62 млн тонн, а до начала отопительного сезона их нужно увеличить на 1,2-1,3 млн тонн.

На коллегии в Минэнергоугля премьер-министр Арсений Яценюк раскритиковал министра Владимира Демчишина за темпы подготовки к отопительному сезону и напомнил об ошибках прошлой зимы. По словам премьера, правительство готово обеспечить финансирование в размере 2 млрд грн для закупки угля при условии прозрачного использования средств. Но этих денег будет недостаточно при нынешних ценах на импортный уголь.

Кроме того, чтобы пройти следующий осенне-зимний сезон, необходимо сейчас финансировать ремонтные работы на энергоблоках тепловых и атомных электростанций страны. В разгар ремонтной кампании остро нуждается в деньгах ГП «НАЭК «Энергоатом».

Между тем, и «Энергоатом» оказывает «поддержку» российскому олигарху. 29 мая по результатам тендера «Энергоатом» заключил контракт с ПАО «Запорожтрансформатор» на поставку оборудования на общую сумму 266,19 млн грн. Сделан заказ на четыре шунтирующих реактора для Запорожской АЭС, поставить оборудование должны в течение 10 месяцев. Это уже второй раз, когда «Энергоатом» заказывает у «ЗТР» подобное оборудование: в ноябре 2014 г. аналогичный заказ был сделан для Ривненской АЭС на сумму 63,68 млн грн.

Единственным конкурентом «Запорожтрансформатора» в этом тендере было некое ООО «Энергоактив-Групп». Об этой компании (также из Запорожья) сведений в открытых источниках крайне мало. Она основана в 2012 г., записана на физическое лицо, начала участвовать в торгах только в этом году, выиграв пока что один небольшой тендер. Второй раз компания засветилась в документах, опубликованных на сайте Антимонопольного комитета. В апреле компания подала в АМК жалобу, в которой обжалует процедуру торгов по закупке трансформаторов для Хмельницкоблэнерго (которое частично контролируется VS Energy другого россиянина – Александра Бабакова). Однако АМК свежим июльским решением сообщает, что «Энергоактив-Групп» передумала и отозвала свою жалобу, в связи с чем АМК прекратило производство. Не исключено, что «Энергоактив-Групп» — еще одно григоришинское предприятие, созданное для видимости конкуренции. В компаниях этой группы такой ход – типичное явление.

Кстати, предприятия Григоришина уже ранее были замечены в тендерном сговоре. Недавно Запорожское отделение АМКУ оштрафовало ПАО «Завод малогабаритных трансформаторов» и ПАО «Запорожский кабельный завод» на 250 тыс. грн каждое из-за согласования предложений на конкурсных торгах. Это произошло во время трех процедур закупки трансформаторов и двух процедур закупки изделий из проволоки, проведенных Сумы-, Винница- и Черкассыоблэнерго (доли в названных облэнерго принадлежат российскому бизнесмену).

«Запорожтрансформатору» принадлежит 82,25% акций ПАО «Завод малогабаритных трансформаторов» и 24,95% ПАО «Запорожский кабельный завод». Еще 50% акций ПАО «ЗКЗ» принадлежит офшору Tregory Holdings Limited, который также входит в группу Григоришина.

Зима близко…

В парламентском профильном комитете полагают, что инвестпрограмму «Укрэнерго» не примут в предложенном виде. «Доля расходов на обновление трансформаторов должна составлять 20-30% от общей суммы расходов на восстановление энергооборудования. В этой программе расходы дотягивают до 90%. Но мы пока не видим утвержденной инвестпрограммы. Она утверждается тогда, когда заказчик — «Укрэнерго» докажет и защитит необходимость такой программы. Но они защитить ее не могут, потому что эта инвестпрограмма не поддается здравому смыслу», — пояснил депутат Пидлисецкий.

Однако учитывая сильные политические позиции бизнесменов, заинтересованных в таком проекте, инвестпрограмма может быть утверждена быстро и незаметно. А за последствия принятия такого решения, как всегда, будут расплачиваться конечные потребители электроэнергии.

Предстоящий осенне-зимний сезон обещает быть сложным для энергетиков. Вряд ли зима будет такой же теплой, как прошлая. Дефицит топлива для электростанций по-прежнему ощущается. Кроме того, из-за высоких цен на газ многие потребители планирует перейти на электрическое отопление. Поэтому сейчас все усилия и средства нужно сконцентрировать, прежде всего, на подготовке к зиме, но никак не на обогащении российского олигарха. В противном случае Украине не стать энергонезависимым государством.
Источник: http://glavcom.ua/articles/30734.htmlИнна Михайловская, для «Главкома».
Государственный оператор украинской энергосистемы НЭК «Укрэнерго» представил на утверждение НКРЭКУ свою новую инвестпрограмму на 2015 г., которая предполагает увеличение финансирования почти вдвое — с нынешних 4,7 млрд грн до 8,3 млрд грн. Более 4 млрд грн предполагается выделить на закупку 37 трансформаторов для украинских облэнерго. Источники «Главкома» в парламентском комитете по вопросам ТЭК, ядерной политике и ядерной безопасности полагают, что это попытка вымыть средства из госбюджета в интересах российского олигарха Константина Григоришина.

Нереальный заказ

Глава подкомитета по вопросам электроэнергетики и транспортировки энергии Лев Пидлисецкий считает, что такой крупный заказ может обеспечить потребности НЭК «Укрэнерго» на 10 лет вперед. Ранее ежегодно закупалось 3-4 трансформатора на сумму 250-300 млн грн, а сейчас речь идет о 37.

«Эти трансформаторы никому не нужны в таком количестве. Это просто вымывание средств из государственной компании», — возмущается депутат. При этом, по его словам, «есть обоснованные подозрения в том, что ожидается цена в среднем в два раза выше, чем на мировом рынке аналогичной продукции».

Нардеп добавил, что замена трансформатора в 330 кВ в среднем продолжается три месяца и требует отключения подстанции. «Такие отключения возможны только в летний период. В Украине всего 6 компаний, которые занимаются работами по замене такого оборудования. Т.е. одновременно можно менять шесть трансформаторов, каждый по три месяца. Ни один диспетчер не согласует отключение шести подстанций одновременно. Это опасно для сети. Физически это нереально», — уверен Пидлисецкий.

К тому же, по его словам, срок изготовления одного трансформатора составляет больше 10 месяцев, следовательно, заказ в 37 единиц такого оборудования рассчитан не на один год. Тем не менее, планируется выплатить всю сумму заказа авансом.

Чьи уши торчат?

По мнению экспертов, закупки трансформаторов могут быть ориентированы на одного поставщика — ПАО «Запорожтрансформатор» («ЗТР»), которое принадлежит российскому бизнесмену Константину Григоришину.

Первый заместитель главы комитета по ТЭК Александр Домбровский согласен, что за планами закупки у «ЗТР» стоит лоббирование интересов одного производителя. По его словам, во время дискуссии на заседании комитета отмечалось, что в стране нет достаточного количества бригад для монтажа трансформаторов в таком количестве.

Лидер парламентской фракции Радикальной партии Олег Ляшко прямо заявил о коррупции. «Они собирались на днях принять решение и под вымышленную инвестиционную программу на Запорожский завод трансформаторов в тайном режиме планировали выделить 4 млрд грн — на 37 трансформаторов. Это коррупция чистой воды и кто это делает — НКРЭКУ. А кто председатель НКРЭКУ — ручной 24-летний Вовк. Мы это решение завалили», — подчеркнул депутат.

Радикал считает, что «трансформаторы Григоришина» — такая же теневая схема, как и «вышки Бойко», поскольку сложное оборудование планировалось закупить по существенно завышенной цене, а оплату провести единоразово всей суммой. Впрочем, как ситуация будет разворачиваться в ближайшее время, политик не прогнозирует.

Тайные советники Минэнергоугля

По последним данным, инвестпрограмма оператора энергосистемы еще не утверждена НКРЭКУ, хотя документ прошел согласование в Минэнергоугля.

Министр топлива и энергетики Владимир Демчишин, комментируя этот вопрос, заявил: «Министерство контролирует все инвестпрограммы. Эта программа также согласована. С точки зрения техники эта программа очень нужна. Мы ожидаем увеличения потребления электроэнергии из-за перехода потребителей от газа».

По информации министра, закупка трансформаторов будет осуществляться частично за счет внешнего финансирования, частично внутреннего, частично за счет тарифа. «Что касается цены — есть рынок, кто будет лучшим, определят тендерные процедуры… Пока не прошли тендеры, говорить о том, сколько будут платить, кому будут платить, как будут платить, — нельзя», — сказал Демчишин.

Однако премьер-министр Украины Арсений Яценюк на заседании коллегии Минэнергоугля 7 июля высказал свое возмущение тем, что Министерству «советуют люди Григоришина». «Что в министерстве делают люди Григоришина, российского олигарха? Что это за советники?… Это что, приватизация Министерства?», — возмутился премьер. Но при этом он не стал уточнять имена «советников», которые так его возмутили.

Регулятор — на «ручном управлении»

Не случайно в последнее время в НКРЭКУ прошли значительные кадровые изменения. 27 июня Президент Порошенко подписал указы об увольнении членов НКРЭКУ Андрея Геруса и Юлии Ковалив, а 29 июня утвердил на посту председателя Комиссии Дмитрия Вовка, который до этого был и.о. руководителя ведомства.

Назначение Вовка было очень странным решением. Сложно понять логику в назначении на этот пост человека, который не имеет не только соответствующего его назначению образования, но даже малейшего опыта работы в этой сфере. Удивительно не столько это, и даже не то, что перед назначением Вовк трудился в качестве менеджера кондитерской корпорации Roshen в Москве. Удивляет, что менеджер, который оказался неэффективен в продаже конфет, стал главой одной из самых важных и самых сложных государственных структур. Кстати, на сайте Roshen до сих пор висит заявление менеджмента корпорации о некомпетентности Вовка. Эксперты отмечают, что молодой и неопытный, но преданный Вовк на этой должности – просто орудие в чужих руках.

Эксперты комиссии проводили исследование рынка трансформаторов, в результате которого выяснилось, что «Укрэнерго» собирается приобрести оборудование у «ЗТР» по ценам, завышенным в несколько раз. Именно поэтому некоторые члены НКРЭКУ отказались утверждать сомнительную инвестпрограмму и ушли в отставку.

Олег Ляшко также подтвердил, что «несколько членов уволились по причине того, что их заставляли принимать коррупционные решения в интересах российского олигарха Константина Григоришина, а потом за это они бы сидели в тюрьме».

Участники энергорынка и эксперты говорят о некомпетентности руководства НКРЭКУ и о внешнем влиянии на регулятор. «Руководят регулятором абсолютно неопытные и некомпетентные люди. Окончательное назначение на пост председателя НКРЭКУ бывшего менеджера кондитерской компании «Рошен» Дмитрия Вовка неслучайно. Такие люди — марионетки в руках финансово-промышленных групп. И сейчас регулятор — это орган, который позволяет олигархам решать свои вопросы», — считает заместитель директора НТЦ «Психея» Геннадий Рябцев.

Деньги «вымывают» из Энергорынка

«Члены Комиссии должны очень тщательно изучать такие документы, поскольку утверждение инвестпрограммы лицензиатов автоматически означает, что эти суммы будут заложены в тарифы на электроэнергию», — отметил источник в НКРЭКУ.

Естественно, закупки оборудования на сумму в 4 млрд грн не останутся без последствий для общего финансового состояния энергорынка, попросту говоря, эти средства будут оттуда «вымыты». При этом сейчас энергорынок испытывает гораздо более насущные потребности в финансировании.

Миллиарды гривен, которые хочет «Укрэнерго» для закупки лишних трансформаторов, могли быть направлены на закупку угля для прохождения осенне-зимнего периода 2015-2016 гг., для расчетов с украинскими угольщиками за поставленную продукцию. По данным Минэнергоугля, в настоящее время запасы угля на ТЭС составляют 1,62 млн тонн, а до начала отопительного сезона их нужно увеличить на 1,2-1,3 млн тонн.

На коллегии в Минэнергоугля премьер-министр Арсений Яценюк раскритиковал министра Владимира Демчишина за темпы подготовки к отопительному сезону и напомнил об ошибках прошлой зимы. По словам премьера, правительство готово обеспечить финансирование в размере 2 млрд грн для закупки угля при условии прозрачного использования средств. Но этих денег будет недостаточно при нынешних ценах на импортный уголь.

Кроме того, чтобы пройти следующий осенне-зимний сезон, необходимо сейчас финансировать ремонтные работы на энергоблоках тепловых и атомных электростанций страны. В разгар ремонтной кампании остро нуждается в деньгах ГП «НАЭК «Энергоатом».

Между тем, и «Энергоатом» оказывает «поддержку» российскому олигарху. 29 мая по результатам тендера «Энергоатом» заключил контракт с ПАО «Запорожтрансформатор» на поставку оборудования на общую сумму 266,19 млн грн. Сделан заказ на четыре шунтирующих реактора для Запорожской АЭС, поставить оборудование должны в течение 10 месяцев. Это уже второй раз, когда «Энергоатом» заказывает у «ЗТР» подобное оборудование: в ноябре 2014 г. аналогичный заказ был сделан для Ривненской АЭС на сумму 63,68 млн грн.

Единственным конкурентом «Запорожтрансформатора» в этом тендере было некое ООО «Энергоактив-Групп». Об этой компании (также из Запорожья) сведений в открытых источниках крайне мало. Она основана в 2012 г., записана на физическое лицо, начала участвовать в торгах только в этом году, выиграв пока что один небольшой тендер. Второй раз компания засветилась в документах, опубликованных на сайте Антимонопольного комитета. В апреле компания подала в АМК жалобу, в которой обжалует процедуру торгов по закупке трансформаторов для Хмельницкоблэнерго (которое частично контролируется VS Energy другого россиянина – Александра Бабакова). Однако АМК свежим июльским решением сообщает, что «Энергоактив-Групп» передумала и отозвала свою жалобу, в связи с чем АМК прекратило производство. Не исключено, что «Энергоактив-Групп» — еще одно григоришинское предприятие, созданное для видимости конкуренции. В компаниях этой группы такой ход – типичное явление.

Кстати, предприятия Григоришина уже ранее были замечены в тендерном сговоре. Недавно Запорожское отделение АМКУ оштрафовало ПАО «Завод малогабаритных трансформаторов» и ПАО «Запорожский кабельный завод» на 250 тыс. грн каждое из-за согласования предложений на конкурсных торгах. Это произошло во время трех процедур закупки трансформаторов и двух процедур закупки изделий из проволоки, проведенных Сумы-, Винница- и Черкассыоблэнерго (доли в названных облэнерго принадлежат российскому бизнесмену).

«Запорожтрансформатору» принадлежит 82,25% акций ПАО «Завод малогабаритных трансформаторов» и 24,95% ПАО «Запорожский кабельный завод». Еще 50% акций ПАО «ЗКЗ» принадлежит офшору Tregory Holdings Limited, который также входит в группу Григоришина.

Зима близко…

В парламентском профильном комитете полагают, что инвестпрограмму «Укрэнерго» не примут в предложенном виде. «Доля расходов на обновление трансформаторов должна составлять 20-30% от общей суммы расходов на восстановление энергооборудования. В этой программе расходы дотягивают до 90%. Но мы пока не видим утвержденной инвестпрограммы. Она утверждается тогда, когда заказчик — «Укрэнерго» докажет и защитит необходимость такой программы. Но они защитить ее не могут, потому что эта инвестпрограмма не поддается здравому смыслу», — пояснил депутат Пидлисецкий.

Однако учитывая сильные политические позиции бизнесменов, заинтересованных в таком проекте, инвестпрограмма может быть утверждена быстро и незаметно. А за последствия принятия такого решения, как всегда, будут расплачиваться конечные потребители электроэнергии.

Предстоящий осенне-зимний сезон обещает быть сложным для энергетиков. Вряд ли зима будет такой же теплой, как прошлая. Дефицит топлива для электростанций по-прежнему ощущается. Кроме того, из-за высоких цен на газ многие потребители планирует перейти на электрическое отопление. Поэтому сейчас все усилия и средства нужно сконцентрировать, прежде всего, на подготовке к зиме, но никак не на обогащении российского олигарха. В противном случае Украине не стать энергонезависимым государством.
Источник: http://glavcom.ua/articles/30734.html

Коррупция на рельсах. А где же Вы, красавчик Бланк?Коррупция на рельсах. А где же Вы, красавчик Бланк?

Инна Михайловская, для «Главкома».
Примерно год назад Максим Бланк, исполняющий обязанности руководителя «Укрзализныци», получил беспрецедентные полномочия для управления компанией. Однако реформы провести не удалось, обвинения в контрабанде и непрозрачных тарифах нарастают, подвижной состав и путевое хозяйство деградируют. При том, что госкомпания объявила дефолт, есть основания предполагать, что отдельным кредиторам она платит вполне исправно.

Очередной скандал вокруг «Укрзализныци» выплеснулся в украинский телеэфир в пятницу, 19 июня. Из уст народного депутата Семена Семенченка стало известно о виртуозно выстроенной схеме контроля над перевозками и логистикой в зоне линии разграничения территории Украины и оккупированной территории. Так создаются тепличные условия контрабанды в промышленных масштабах. Вот что говорит Семен Семенченко: «…где должен по-правильному находиться пункт Антитеррористического центра? Он должен находиться на станции Светланово, потому что, находясь в Красном Лимане, нужного контроля над деятельностью железной дороги осуществить невозможно. Что я увидел: на станции Нырково находится, точнее должна находиться фискальная служба (я ее не увидел, но они мне рассказали) и пограничники. Это последняя станция, где проверяются вагоны. После этого идут еще две станции. На станции Светланово есть техническая возможность как цеплять цистерны, так и цеплять вагоны, чего никто не контролирует. Это подтвердили и начальники станций, и железнодорожники. То есть, к сожалению, в результате плохой логистики, или целенаправленно (это должно следствие разбираться), созданы условия для того, чтобы эту контрабанду возить. Ее можно подцеплять вагонами и цистернами как из Лисичанска, так и из Попасной. По этому поводу я тоже написал заявление в прокуратуру».

Цитата длинная, но она ценна именно тем, что позволяет понять, как работает механизм контрабанды. Рассказанное расставляет по местам те истории, когда добровольческие батальоны, не повязанные в схемах, задерживали составы с качественным лесом в направлении «ДНР-ЛНР» и с полуфабрикатами для черной металлургии – в обратном. Эти истории подтверждают: системная контрабанда существует. Причем, «в особо крупных». Могли ли повлиять на ситуацию приказы главного босса «Укразализныци»? Однозначно – да. Мог ли он не знать о происходящем? Конечно – нет.

Всякий, кто хотя бы поверхностно знаком с принципами управления железной дорогой, прекрасно понимает, что следование и диспетчирование «хитрых эшелонов» невозможно без соответствующих команд сверху. Это точно не самодеятельность стрелочников и диспетчеров.

Более того, «Укрзализныця» и ее шеф на удивление вяло реализуют принятое еще 29 декабря 2014 года распоряжение Кабмина N 1284 «Некоторые вопросы функционирования государственного предприятия «Донецкая железная дорога»», которым была предусмотрена реорганизация и передача находящихся на подконтрольной Украине территории активов ДЖД другим железным дорогам – Южной и Приднепровской. Это, вроде бы, формальное прегрешение создает серьезные препятствия и для организации «антиконтрабандной» логистики, и для защиты украинских активов от разворовывания, и для снижения финансовых потерь. Но, судя по происходящему, поставленная Кабмином задача отодвинута в угол.

Проблема контрабанды по железной дороге будет быстро нарастать в ближайшие недели потому, что СБУ с 16 июня изменила порядок пересечения линии разделения товарами и грузами. Фактически, для перевозки коммерческих грузов оставлен только один легальный канал – железная дорога. Этот же канал, ввиду его масштабов и специфики может оказаться широкой дорогой для той контрабанды, которая до сих пор катилась по автодорогам. В общем, надежда только на то, что новые руководители СБУ пристально посмотрят на те схемы, что комфортно угнездились в зоне ответственности «Укрзалызници».

Еще один вопрос, который больно бьёт по государственным финансам – «кривые» тарифы на перевозки в обход оккупированной территории. Фактически – и это можно выяснить довольно легко – тарифы на грузоперевозки в обход «серой зоны» формируются так, будто на дворе – чудесные довоенные времена и давать объездные петли в 200-300 км вовсе не нужно. Спонсировать грузоперевозки – странная идея для госкомпании, которая по итогам 2014 года получила многомиллиардные убытки. Да-да, у нас нет возможности назвать точные размеры убытков по итогам 2014 года, хотя на дворе уже конец июня 2015 года.

Странно видеть такую финансовую непрозрачность в госкомпании, которую возглавляет сейчас Максим Бланк — бывший инвестиционный банкир. Видимо, все дело в том, что 12 мая Укрзализныця объявила дефолт – ради того, чтобы провести реструктуризацию долгов. Сумма там висит изрядная – более 37 млрд грн в эквиваленте по курсу НБУ, из которых 32 млрд подлежат реструктуризации.

«Не под запись» осведомленные сотрудники финансовых департаментов самой Укрзализници признаются, что многие кредиты продолжают выплачиваться. Например, ведут речь о выплате 1,3 млрд гривен в адрес Сбербанка РФ, но нет выплат в адрес украинских банков. Что выглядит очень странно, ведь это серьезный урон для репутации государственной компании. «Главком» отправил запрос в «Укрзализницю» относительно того, какие выплаты и когда производит предприятие. Реакции пока нет.

Таинственность в вопросе о финансовой отчетности особенно пикантно смотрится на фоне очередных увеличений тарифов и ликвидации льгот, которые имели место в течение последнего календарного месяца. То есть получается, ведомство получило карт-бланш на переписывание ценников без оглашения реального финансового состояния железной дороги.

Ну и напоследок: как-то очень тихо и на тормозах спущено дело о найденном во время обыска, который был в октябре 2014 года проведен в квартире Максима Бланка. Напомним, из интересного было найдено около 7 млн грн и 1 млн долларов наличными некоторое количество вещества, напоминающего марихуану .

Ну, как говорят в таких случаях – «вишенка на торте»: вскоре после обысков на квартире Максима Бланка Госфининспекция завершила проверку «Укрзализницы» и в начале ноября 2014 года издала по ее итогам акт. Там много интересного. Например, о нарушениях в период с 1 января до 30 сентября 2014 года на сумму около 296 млн грн. Информация об этом имеется в опубликованном «Главкомом» Отчете рабочей группы Верховной Рады по проверке обнародованных Госфининспекцией сведениях о финансовых нарушениях и других фактах злоупотреблений в государственном секторе экономики. Вот среди тех самых «других фактах» имеется не менее интересное – указание на то, Максим Бланк… назначил главой «Укразализныци» сам себя. Да, так и пишут: «12.01.2015 року заступник генерального директора Державної адміністрації залізничного транспорту України («Укрзалізниця» — Ред.) Бланк М.І. підписав наказ N 8/ос про покладання на себе обов’язків генерального директора «Укрзалізниці».
Такое самоназначение – довольно внятное свидетельство того, что Кабмин Арсения Яценюка фактически не контролирует одну из крупнейших госкомпаний. Причем, госкомпанию, по поводу которой уже прозвучало множество обвинений в коррумпированности.
Источник: http://glavcom.ua/articles/30222.htmlИнна Михайловская, для «Главкома».
Примерно год назад Максим Бланк, исполняющий обязанности руководителя «Укрзализныци», получил беспрецедентные полномочия для управления компанией. Однако реформы провести не удалось, обвинения в контрабанде и непрозрачных тарифах нарастают, подвижной состав и путевое хозяйство деградируют. При том, что госкомпания объявила дефолт, есть основания предполагать, что отдельным кредиторам она платит вполне исправно.

Очередной скандал вокруг «Укрзализныци» выплеснулся в украинский телеэфир в пятницу, 19 июня. Из уст народного депутата Семена Семенченка стало известно о виртуозно выстроенной схеме контроля над перевозками и логистикой в зоне линии разграничения территории Украины и оккупированной территории. Так создаются тепличные условия контрабанды в промышленных масштабах. Вот что говорит Семен Семенченко: «…где должен по-правильному находиться пункт Антитеррористического центра? Он должен находиться на станции Светланово, потому что, находясь в Красном Лимане, нужного контроля над деятельностью железной дороги осуществить невозможно. Что я увидел: на станции Нырково находится, точнее должна находиться фискальная служба (я ее не увидел, но они мне рассказали) и пограничники. Это последняя станция, где проверяются вагоны. После этого идут еще две станции. На станции Светланово есть техническая возможность как цеплять цистерны, так и цеплять вагоны, чего никто не контролирует. Это подтвердили и начальники станций, и железнодорожники. То есть, к сожалению, в результате плохой логистики, или целенаправленно (это должно следствие разбираться), созданы условия для того, чтобы эту контрабанду возить. Ее можно подцеплять вагонами и цистернами как из Лисичанска, так и из Попасной. По этому поводу я тоже написал заявление в прокуратуру».

Цитата длинная, но она ценна именно тем, что позволяет понять, как работает механизм контрабанды. Рассказанное расставляет по местам те истории, когда добровольческие батальоны, не повязанные в схемах, задерживали составы с качественным лесом в направлении «ДНР-ЛНР» и с полуфабрикатами для черной металлургии – в обратном. Эти истории подтверждают: системная контрабанда существует. Причем, «в особо крупных». Могли ли повлиять на ситуацию приказы главного босса «Укразализныци»? Однозначно – да. Мог ли он не знать о происходящем? Конечно – нет.

Всякий, кто хотя бы поверхностно знаком с принципами управления железной дорогой, прекрасно понимает, что следование и диспетчирование «хитрых эшелонов» невозможно без соответствующих команд сверху. Это точно не самодеятельность стрелочников и диспетчеров.

Более того, «Укрзализныця» и ее шеф на удивление вяло реализуют принятое еще 29 декабря 2014 года распоряжение Кабмина N 1284 «Некоторые вопросы функционирования государственного предприятия «Донецкая железная дорога»», которым была предусмотрена реорганизация и передача находящихся на подконтрольной Украине территории активов ДЖД другим железным дорогам – Южной и Приднепровской. Это, вроде бы, формальное прегрешение создает серьезные препятствия и для организации «антиконтрабандной» логистики, и для защиты украинских активов от разворовывания, и для снижения финансовых потерь. Но, судя по происходящему, поставленная Кабмином задача отодвинута в угол.

Проблема контрабанды по железной дороге будет быстро нарастать в ближайшие недели потому, что СБУ с 16 июня изменила порядок пересечения линии разделения товарами и грузами. Фактически, для перевозки коммерческих грузов оставлен только один легальный канал – железная дорога. Этот же канал, ввиду его масштабов и специфики может оказаться широкой дорогой для той контрабанды, которая до сих пор катилась по автодорогам. В общем, надежда только на то, что новые руководители СБУ пристально посмотрят на те схемы, что комфортно угнездились в зоне ответственности «Укрзалызници».

Еще один вопрос, который больно бьёт по государственным финансам – «кривые» тарифы на перевозки в обход оккупированной территории. Фактически – и это можно выяснить довольно легко – тарифы на грузоперевозки в обход «серой зоны» формируются так, будто на дворе – чудесные довоенные времена и давать объездные петли в 200-300 км вовсе не нужно. Спонсировать грузоперевозки – странная идея для госкомпании, которая по итогам 2014 года получила многомиллиардные убытки. Да-да, у нас нет возможности назвать точные размеры убытков по итогам 2014 года, хотя на дворе уже конец июня 2015 года.

Странно видеть такую финансовую непрозрачность в госкомпании, которую возглавляет сейчас Максим Бланк — бывший инвестиционный банкир. Видимо, все дело в том, что 12 мая Укрзализныця объявила дефолт – ради того, чтобы провести реструктуризацию долгов. Сумма там висит изрядная – более 37 млрд грн в эквиваленте по курсу НБУ, из которых 32 млрд подлежат реструктуризации.

«Не под запись» осведомленные сотрудники финансовых департаментов самой Укрзализници признаются, что многие кредиты продолжают выплачиваться. Например, ведут речь о выплате 1,3 млрд гривен в адрес Сбербанка РФ, но нет выплат в адрес украинских банков. Что выглядит очень странно, ведь это серьезный урон для репутации государственной компании. «Главком» отправил запрос в «Укрзализницю» относительно того, какие выплаты и когда производит предприятие. Реакции пока нет.

Таинственность в вопросе о финансовой отчетности особенно пикантно смотрится на фоне очередных увеличений тарифов и ликвидации льгот, которые имели место в течение последнего календарного месяца. То есть получается, ведомство получило карт-бланш на переписывание ценников без оглашения реального финансового состояния железной дороги.

Ну и напоследок: как-то очень тихо и на тормозах спущено дело о найденном во время обыска, который был в октябре 2014 года проведен в квартире Максима Бланка. Напомним, из интересного было найдено около 7 млн грн и 1 млн долларов наличными некоторое количество вещества, напоминающего марихуану .

Ну, как говорят в таких случаях – «вишенка на торте»: вскоре после обысков на квартире Максима Бланка Госфининспекция завершила проверку «Укрзализницы» и в начале ноября 2014 года издала по ее итогам акт. Там много интересного. Например, о нарушениях в период с 1 января до 30 сентября 2014 года на сумму около 296 млн грн. Информация об этом имеется в опубликованном «Главкомом» Отчете рабочей группы Верховной Рады по проверке обнародованных Госфининспекцией сведениях о финансовых нарушениях и других фактах злоупотреблений в государственном секторе экономики. Вот среди тех самых «других фактах» имеется не менее интересное – указание на то, Максим Бланк… назначил главой «Укразализныци» сам себя. Да, так и пишут: «12.01.2015 року заступник генерального директора Державної адміністрації залізничного транспорту України («Укрзалізниця» — Ред.) Бланк М.І. підписав наказ N 8/ос про покладання на себе обов’язків генерального директора «Укрзалізниці».
Такое самоназначение – довольно внятное свидетельство того, что Кабмин Арсения Яценюка фактически не контролирует одну из крупнейших госкомпаний. Причем, госкомпанию, по поводу которой уже прозвучало множество обвинений в коррумпированности.
Источник: http://glavcom.ua/articles/30222.html