Билет в обратную сторону: почему инвесторы бегут из Украины?Билет в обратную сторону: почему инвесторы бегут из Украины?

Светлана Ерёмина

Причины оттока капитала и снижения интереса инвесторов не только в экономическом и политическом кризисе.

В июне этого года сразу несколько крупных компаний покинули рынок Украины. Так, в Киеве полностью свернула деятельность по производству упаковки компания Tetra Pak. Кроме того о намерении покинуть нашу страну заявили и две крупные финские компании — производитель красок Tikkurila объявил о решении продать завод под Киевом, а Ruukki вывезла производственные мощности, и теперь сэндвич-панели будут завозить в страну из Польши.

Это плохие новости для экономики нашей страны. Ведь иностранные инвестиции — это не только рабочие места, налоги, развитие регионов, но и хороший знак для мирового бизнес-сообщества, говорящий о том, что в нашей стране можно вести бизнес.

Трудный период

Отток инвестиций из Украины начался с 2014 года. Тогда в связи с политической нестабильностью и плохими прогнозам инвесторы не только решили приостановить планы по развитию, а некоторые и вовсе поспешили вывести капитал из нашей страны. Так, в 2014-м объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Украину составил около 57 млн долларов, а в 2015 году упал до 45,7 млн.

На 1 апреля этого года объем иностранных инвестиций в экономику Украины составил 42,8 млн долларов, что всего на 1,8 млн больше аналогичного периода прошлого года. Эксперты уверены: по итогам этого года объем ПИИ не превысит прошлогодний показатель. «Интерес инвесторов к Украине сейчас ниже нуля. Если раньше они хотя бы вежливо соглашались просмотреть презентационные материалы и предложения из Украины, то сейчас просят не давать им такие документы», — говорит президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Причины оттока капитала и снижения интереса инвесторов не только в экономическом и политическом кризисе. Большое влияние оказала война на Востоке страны и аннексия Крыма.

Немалую роль сыграли и коррупционные скандалы. В этом плане наша страна не устает сходить с полос ведущих зарубежных СМИ. Отметим, в этом году в мировом рейтинге восприятия коррупции Украина заняла 130 место из 168 позиций, оказавшись рядом с Ираном, Камеруном, Непалом, Никарагуа и Парагваем. Впрочем, в прошлом году Украина была на 142-м месте из 175 позиций.
«Деньги любят тишину. А в Украине нет стабильности, никто не может гарантировать инвестору защиту его капитала. За рубежом наша страна ассоциируется с войной, хаосом, рейдерскими атаками», — отмечает Охрименко.

Также, одной из причин оттока капитала эксперты называют и отсутствие реформ.

«Инвестору в стране очень сложно работать. Здесь все, начиная от налоговой системы до судебной, работает против него. И перемен пока нет. К тому же в этой стране сложно строить планы даже на год, а инвестор прописывает свой бизнес-план, как минимум, на пять лет», — говорит глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак.

Нюансы капитала

Тем не менее, эксперты оптимистично оценивают потенциал нашей страны. «Украина — интересное место для инвестиций. Я имею в виду и природные, и человеческие ресурсы. Но сегодня никто не уверен, что правила игры не изменятся, верховенство права будет работать и инвестиции не пропадут», — заявил экс-глава МВФ Доминик Стросс-Канн в интервью журналу «Новое время».

«Здесь сконцентрированы почти все ресурсы: есть лес, водоемы, чернозем, много полезных ископаемых, есть рабочая сила и высокий интеллектуальный и научный потенциал», — отмечает Новак.

К тому же из-за девальвации гривны себестоимость производства продукции в нашей стране теперь ниже Китая. А это еще одно преимущество для инвесторов — можно экономить на логистике и времени.
Кроме этого, сами инвесторы обращают внимание на сравнительно свободные рынок и его емкость — потенциальных клиентов — Украина самая большая страна по численности населения в Центральной Европе.

Повышает шансы на приток инвестиций у нашей страны и санкции в отношении России. Многие инвесторы сейчас рассматривают новые площадки в странах, соседствующих с РФ.

Рука государства

Эксперты и инвесторы считают: сейчас многое зависит от правительства и адекватных действий Национального банка Украины. И, судя по заявлениям, новое правительство, вознамерилось вернуть доверие иностранных инвесторов.

«Мы считаем, что наша роль, миссия, функция заключается в том, чтобы ускорить реформы в нашей стране, которые позволят обеспечить привлечение инвестиций», — заявил премьер-министр Владимир Гройсман на заседании Кабмина 17 июня. Глава правительства отметил, что лично готов сопровождать инвестиции в Украину. Так, при премьере планируется создать Офис сопровождения инвестиций.

Однако пока какой-либо конкретики по этому вопросу не появилось. У инвесторов сейчас весьма однобокое представление о нашей стране. Украина довольно уныло выглядит на международных выставках — плохие презентации, ни о чем не говорящие цифры…

Непонятно выглядят и сайты облгосадминистраций — большинство из них, в лучшем случае, представлены на двух языках — украинском и русском. Да и навигация на них довольно слабая — сложно разобраться и найти информацию даже подкованным журналистам, обладающим большими навыками работы с такими сайтами.

ГлавредСветлана Ерёмина

Причины оттока капитала и снижения интереса инвесторов не только в экономическом и политическом кризисе.

В июне этого года сразу несколько крупных компаний покинули рынок Украины. Так, в Киеве полностью свернула деятельность по производству упаковки компания Tetra Pak. Кроме того о намерении покинуть нашу страну заявили и две крупные финские компании — производитель красок Tikkurila объявил о решении продать завод под Киевом, а Ruukki вывезла производственные мощности, и теперь сэндвич-панели будут завозить в страну из Польши.

Это плохие новости для экономики нашей страны. Ведь иностранные инвестиции — это не только рабочие места, налоги, развитие регионов, но и хороший знак для мирового бизнес-сообщества, говорящий о том, что в нашей стране можно вести бизнес.

Трудный период

Отток инвестиций из Украины начался с 2014 года. Тогда в связи с политической нестабильностью и плохими прогнозам инвесторы не только решили приостановить планы по развитию, а некоторые и вовсе поспешили вывести капитал из нашей страны. Так, в 2014-м объем прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Украину составил около 57 млн долларов, а в 2015 году упал до 45,7 млн.

На 1 апреля этого года объем иностранных инвестиций в экономику Украины составил 42,8 млн долларов, что всего на 1,8 млн больше аналогичного периода прошлого года. Эксперты уверены: по итогам этого года объем ПИИ не превысит прошлогодний показатель. «Интерес инвесторов к Украине сейчас ниже нуля. Если раньше они хотя бы вежливо соглашались просмотреть презентационные материалы и предложения из Украины, то сейчас просят не давать им такие документы», — говорит президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Причины оттока капитала и снижения интереса инвесторов не только в экономическом и политическом кризисе. Большое влияние оказала война на Востоке страны и аннексия Крыма.

Немалую роль сыграли и коррупционные скандалы. В этом плане наша страна не устает сходить с полос ведущих зарубежных СМИ. Отметим, в этом году в мировом рейтинге восприятия коррупции Украина заняла 130 место из 168 позиций, оказавшись рядом с Ираном, Камеруном, Непалом, Никарагуа и Парагваем. Впрочем, в прошлом году Украина была на 142-м месте из 175 позиций.
«Деньги любят тишину. А в Украине нет стабильности, никто не может гарантировать инвестору защиту его капитала. За рубежом наша страна ассоциируется с войной, хаосом, рейдерскими атаками», — отмечает Охрименко.

Также, одной из причин оттока капитала эксперты называют и отсутствие реформ.

«Инвестору в стране очень сложно работать. Здесь все, начиная от налоговой системы до судебной, работает против него. И перемен пока нет. К тому же в этой стране сложно строить планы даже на год, а инвестор прописывает свой бизнес-план, как минимум, на пять лет», — говорит глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак.

Нюансы капитала

Тем не менее, эксперты оптимистично оценивают потенциал нашей страны. «Украина — интересное место для инвестиций. Я имею в виду и природные, и человеческие ресурсы. Но сегодня никто не уверен, что правила игры не изменятся, верховенство права будет работать и инвестиции не пропадут», — заявил экс-глава МВФ Доминик Стросс-Канн в интервью журналу «Новое время».

«Здесь сконцентрированы почти все ресурсы: есть лес, водоемы, чернозем, много полезных ископаемых, есть рабочая сила и высокий интеллектуальный и научный потенциал», — отмечает Новак.

К тому же из-за девальвации гривны себестоимость производства продукции в нашей стране теперь ниже Китая. А это еще одно преимущество для инвесторов — можно экономить на логистике и времени.
Кроме этого, сами инвесторы обращают внимание на сравнительно свободные рынок и его емкость — потенциальных клиентов — Украина самая большая страна по численности населения в Центральной Европе.

Повышает шансы на приток инвестиций у нашей страны и санкции в отношении России. Многие инвесторы сейчас рассматривают новые площадки в странах, соседствующих с РФ.

Рука государства

Эксперты и инвесторы считают: сейчас многое зависит от правительства и адекватных действий Национального банка Украины. И, судя по заявлениям, новое правительство, вознамерилось вернуть доверие иностранных инвесторов.

«Мы считаем, что наша роль, миссия, функция заключается в том, чтобы ускорить реформы в нашей стране, которые позволят обеспечить привлечение инвестиций», — заявил премьер-министр Владимир Гройсман на заседании Кабмина 17 июня. Глава правительства отметил, что лично готов сопровождать инвестиции в Украину. Так, при премьере планируется создать Офис сопровождения инвестиций.

Однако пока какой-либо конкретики по этому вопросу не появилось. У инвесторов сейчас весьма однобокое представление о нашей стране. Украина довольно уныло выглядит на международных выставках — плохие презентации, ни о чем не говорящие цифры…

Непонятно выглядят и сайты облгосадминистраций — большинство из них, в лучшем случае, представлены на двух языках — украинском и русском. Да и навигация на них довольно слабая — сложно разобраться и найти информацию даже подкованным журналистам, обладающим большими навыками работы с такими сайтами.

Главред

Идеи на миллион: во что вкладывают свои деньги мировые инвесторыИдеи на миллион: во что вкладывают свои деньги мировые инвесторы

Виктория Власенко

Мировой рынок венчурного инвестирования переживает бум. Инвесторы охотно вкладывают деньги в бизнесы, выходящие за рамки привычного. Самый простой пример — сервис вызова такси Uber, у которого нет своих автомобилей, или сервис аренды жилья Airbnb, который не владеет недвижимостью. За последние несколько лет эти компании привлекли миллиарды долларов инвестиций, бросили вызов традиционным бизнес-моделям и кардинально поменяли пользовательский опыт.

Консалтингово-аудиторская компания E&Y посчитала, что в прошлом году активность венчурных инвесторов была самой высокой за последние 20 лет. На рынке состоялось более 8,3 тыс сделок на сумму в 148 млрд долларов, в годовом исчислении инвестиции выросли на 54%. Географически основные сделки проходили в Европе, США и Китае. При этом инвесторы отдавали предпочтение уже сформированным компаниям, которые находятся на последних стадиях привлечения инвестиций и близки к их возврату.

В этом году, по оценкам E&Y, инвесторы будут больше интересоваться стартапами на ранних стадиях, которые не требуют больших инвестиций. Кроме того, увеличится число трансграничных инвестиций. Это значит, что претендовать на финансирование могут и небольшие компании, в том числе из Украины.

Инвесторы обсуждают

В какие идеи готовы инвестировать мировые венчурные капиталисты? По данным консалтингово-аудиторской компании KPMG, в фокусе сейчас 5 направлений. Прежде всего, это большие данные (Big Data) и их аналитика — каждый день в мире появляется очень много новой информации. По данным компании IBM, 90% информации в мире создано на последние 2 года. Если грамотно обрабатывать эту информацию, можно строить точные экономические прогнозы, предсказывать катастрофы, находить ответы на другие важные вопросы. Человек физически не может этого сделать, но это может программа. Авторы таких программ как раз имеют большие шансы привлечь венчурные инвестиции. Как рассказывает председатель Украинской ассоциации венчурного капитала UVCA и управляющий партнер венчурного фонда Aventures Capital Андрей Колодюк, в области больших данных спрос среди инвесторов очень высокий, а вот предложения не хватает.

Второй тренд венчурного инвестирования — это облачные вычисления (Cloud Computing). Большие объемы данных надо где-то хранить. Можно постоянно расширять память домашнего или офисного компьютера, хранить множество накопителей информации или даже купить собственный сервер. Но «облака» решают проблему проще. Фото, видео, музыку, документы — это все можно хранить «в интернете», то есть на серверах видео-хостингов, в социальных сетях, в почте, на DropBox или Google Disc. Корпоративные пользователи могут переносить «в облака» свои программы, рабочий стол, всю инфраструктуру. Плюс такого решения еще и в том, что данные доступны с любого устройства везде, где есть интернет. «Облачные» технологии также открывают новые возможности для совместного использования разных данных. И здесь может быть множество идей для стартапов.

Еще один тренд, на который обращают внимание венчурные инвесторы, это интернет вещей (IoT) — всевозможные «умные» устройства, подключенные к сети. В Украине есть много примеров таких стратапов. Это и «умные» жалюзи SolarGaps, и гаджет для игры с домашними питомцами Petcube. Как рассказывает Колодюк, у стартапов в области IoT есть хорошая возможность проверить жизнеспособность своего изобретения до того, как искать венчурных инвесторов. «На начальной стадии проект может выйти на платформу Kickstarter и попробовать собрать средства там. Если ваш продукт заинтересует пользователей и вы соберете там средства, скорее всего, венчурные инвесторы вас потом тоже профинансируют», — рассказывает Колодюк.

Уход в другую реальность

Чем больше данных и устройств оказывается в интернете, тем больше внимания уделяется их защите от хакерских атак и вмешательства. Именно поэтому кибербезопасность остается одним из главных направлений для венчурных инвестиций. В защите нуждаются не только компьютеры, но и мобильные устройства, устройства IoT, сервера. Речь также о безопасности мобильных платежей и приложений, сохранности личных данных — в это инвесторы готовы вкладывать деньги уже сейчас. Еще одно направление, которое выделяет KPMG, — цифровые платежи. Так же, как вещи и устройства, деньги постепенно уходят в интернет. Интересно, что крупнейшие венчурные инвестиции первого полугодия 2016 года как раз пришлись на проекты в этой сфере. Так, платежный сервис Circle привлек 60 млн долларов от Breyer Capital, IDG Capital Partners и Baidu. А стартап Digital Asset Holdings, который предоставляет финансовые услуги на базе технологии блокчейн, получил 60 млн долларов от корпораций Goldman Sachs и IBM.

Аналитика KPMG основана на анализе трендов венчурного инвестирования, исходя из того, насколько активно их обсуждают инвесторы. Именно эти 5 направлений оказались наиболее обсуждаемыми на конец июля 2016 года.

Колодюк добавляет, что с начала 2016 года подогрелся интерес инвесторов к технологиям виртуальной и дополненной реальности (когда виртуальные объекты накладываются на реальную картинку — ред.). «Этим технологиям уже не один год. Но сейчас стало очевидно, на каких платформах будет развиваться виртуальная реальность — это Oculus и Samsung. Что касается дополненной реальности, то здесь появился удачный пример реализации технологии — игра Pokemon Go. Это толчок для всей игровой индустрии, а также для инвесторов», — рассказывает Колодюк. По его словам, сейчас даже появляются отдельные фонды, которые специализируются на инвестициях в виртуальную и дополненную реальность. Сами технологии будут еще совершенствоваться, появятся новые примеры их применения. И пока не ясно, где именно они «выстрелят». Но инвесторы уже не так осторожничают с подобными проектами, как пару лет назад. Также появляется много проектов на стыке IT и здравоохранения — к ним тоже присматриваются инвесторы.

Руководитель венчурного фонда Digital Future Алексей Витченко говорит, украинские инвесторы следят за глобальными трендами, а украинские стартапы им следуют. Ведь большиснтво местных проектов изначально ориентировано на глобальный рынок. «С другой стороны, у нас не так много исключительных стартапов, особенно в тех сферах, которые в мире на пике популярности», — добавляет он. В Украине, по его мнению, есть сильные технические специалисты, которым не хватает знаний для развития бизнеса в очень конкурентных сферах. Для этого нужно развивать предпринимательскую экосистему, консультировать и обучать основателей. Digital Future рассматривает для инвестирования проекты строго в рамках своего фокуса – это такие сферы как AdTech (технологии в рекламе), SaaS («облачное» программное обеспечение), Artificial Intelligence (искусственный интеллект), e-commerce (электронная коммерция) и решения в области безопасности.

РБК-УкраинаВиктория Власенко

Мировой рынок венчурного инвестирования переживает бум. Инвесторы охотно вкладывают деньги в бизнесы, выходящие за рамки привычного. Самый простой пример — сервис вызова такси Uber, у которого нет своих автомобилей, или сервис аренды жилья Airbnb, который не владеет недвижимостью. За последние несколько лет эти компании привлекли миллиарды долларов инвестиций, бросили вызов традиционным бизнес-моделям и кардинально поменяли пользовательский опыт.

Консалтингово-аудиторская компания E&Y посчитала, что в прошлом году активность венчурных инвесторов была самой высокой за последние 20 лет. На рынке состоялось более 8,3 тыс сделок на сумму в 148 млрд долларов, в годовом исчислении инвестиции выросли на 54%. Географически основные сделки проходили в Европе, США и Китае. При этом инвесторы отдавали предпочтение уже сформированным компаниям, которые находятся на последних стадиях привлечения инвестиций и близки к их возврату.

В этом году, по оценкам E&Y, инвесторы будут больше интересоваться стартапами на ранних стадиях, которые не требуют больших инвестиций. Кроме того, увеличится число трансграничных инвестиций. Это значит, что претендовать на финансирование могут и небольшие компании, в том числе из Украины.

Инвесторы обсуждают

В какие идеи готовы инвестировать мировые венчурные капиталисты? По данным консалтингово-аудиторской компании KPMG, в фокусе сейчас 5 направлений. Прежде всего, это большие данные (Big Data) и их аналитика — каждый день в мире появляется очень много новой информации. По данным компании IBM, 90% информации в мире создано на последние 2 года. Если грамотно обрабатывать эту информацию, можно строить точные экономические прогнозы, предсказывать катастрофы, находить ответы на другие важные вопросы. Человек физически не может этого сделать, но это может программа. Авторы таких программ как раз имеют большие шансы привлечь венчурные инвестиции. Как рассказывает председатель Украинской ассоциации венчурного капитала UVCA и управляющий партнер венчурного фонда Aventures Capital Андрей Колодюк, в области больших данных спрос среди инвесторов очень высокий, а вот предложения не хватает.

Второй тренд венчурного инвестирования — это облачные вычисления (Cloud Computing). Большие объемы данных надо где-то хранить. Можно постоянно расширять память домашнего или офисного компьютера, хранить множество накопителей информации или даже купить собственный сервер. Но «облака» решают проблему проще. Фото, видео, музыку, документы — это все можно хранить «в интернете», то есть на серверах видео-хостингов, в социальных сетях, в почте, на DropBox или Google Disc. Корпоративные пользователи могут переносить «в облака» свои программы, рабочий стол, всю инфраструктуру. Плюс такого решения еще и в том, что данные доступны с любого устройства везде, где есть интернет. «Облачные» технологии также открывают новые возможности для совместного использования разных данных. И здесь может быть множество идей для стартапов.

Еще один тренд, на который обращают внимание венчурные инвесторы, это интернет вещей (IoT) — всевозможные «умные» устройства, подключенные к сети. В Украине есть много примеров таких стратапов. Это и «умные» жалюзи SolarGaps, и гаджет для игры с домашними питомцами Petcube. Как рассказывает Колодюк, у стартапов в области IoT есть хорошая возможность проверить жизнеспособность своего изобретения до того, как искать венчурных инвесторов. «На начальной стадии проект может выйти на платформу Kickstarter и попробовать собрать средства там. Если ваш продукт заинтересует пользователей и вы соберете там средства, скорее всего, венчурные инвесторы вас потом тоже профинансируют», — рассказывает Колодюк.

Уход в другую реальность

Чем больше данных и устройств оказывается в интернете, тем больше внимания уделяется их защите от хакерских атак и вмешательства. Именно поэтому кибербезопасность остается одним из главных направлений для венчурных инвестиций. В защите нуждаются не только компьютеры, но и мобильные устройства, устройства IoT, сервера. Речь также о безопасности мобильных платежей и приложений, сохранности личных данных — в это инвесторы готовы вкладывать деньги уже сейчас. Еще одно направление, которое выделяет KPMG, — цифровые платежи. Так же, как вещи и устройства, деньги постепенно уходят в интернет. Интересно, что крупнейшие венчурные инвестиции первого полугодия 2016 года как раз пришлись на проекты в этой сфере. Так, платежный сервис Circle привлек 60 млн долларов от Breyer Capital, IDG Capital Partners и Baidu. А стартап Digital Asset Holdings, который предоставляет финансовые услуги на базе технологии блокчейн, получил 60 млн долларов от корпораций Goldman Sachs и IBM.

Аналитика KPMG основана на анализе трендов венчурного инвестирования, исходя из того, насколько активно их обсуждают инвесторы. Именно эти 5 направлений оказались наиболее обсуждаемыми на конец июля 2016 года.

Колодюк добавляет, что с начала 2016 года подогрелся интерес инвесторов к технологиям виртуальной и дополненной реальности (когда виртуальные объекты накладываются на реальную картинку — ред.). «Этим технологиям уже не один год. Но сейчас стало очевидно, на каких платформах будет развиваться виртуальная реальность — это Oculus и Samsung. Что касается дополненной реальности, то здесь появился удачный пример реализации технологии — игра Pokemon Go. Это толчок для всей игровой индустрии, а также для инвесторов», — рассказывает Колодюк. По его словам, сейчас даже появляются отдельные фонды, которые специализируются на инвестициях в виртуальную и дополненную реальность. Сами технологии будут еще совершенствоваться, появятся новые примеры их применения. И пока не ясно, где именно они «выстрелят». Но инвесторы уже не так осторожничают с подобными проектами, как пару лет назад. Также появляется много проектов на стыке IT и здравоохранения — к ним тоже присматриваются инвесторы.

Руководитель венчурного фонда Digital Future Алексей Витченко говорит, украинские инвесторы следят за глобальными трендами, а украинские стартапы им следуют. Ведь большиснтво местных проектов изначально ориентировано на глобальный рынок. «С другой стороны, у нас не так много исключительных стартапов, особенно в тех сферах, которые в мире на пике популярности», — добавляет он. В Украине, по его мнению, есть сильные технические специалисты, которым не хватает знаний для развития бизнеса в очень конкурентных сферах. Для этого нужно развивать предпринимательскую экосистему, консультировать и обучать основателей. Digital Future рассматривает для инвестирования проекты строго в рамках своего фокуса – это такие сферы как AdTech (технологии в рекламе), SaaS («облачное» программное обеспечение), Artificial Intelligence (искусственный интеллект), e-commerce (электронная коммерция) и решения в области безопасности.

РБК-Украина

Заробитчане — главные инвесторы УкраиныЗаробитчане — главные инвесторы Украины

Александр Карпец

В то время, пока власть упражняется в показушном «привлечении инвестиций» и выпрашивает у МВФ кредиты на условиях резкого повышения тарифов, реальные инвестиции в страну уже давно идут от трудовых мигрантов, которые были вынуждены покинуть Украину в поисках заработка и лучшей жизни. Причем вложения в экономику страны в виде денежных переводов значительно превышают как внешние кредиты, так и инвестиции, являющиеся часто «липовыми», поскольку представляют собой возврат части капиталов, выведенных олигархами за рубеж.

Правда, в последнее время поток мигрантских денег существенно обмелел в связи с кризисом, санкциями, а также в связи с тем, что многие заробитчане забирают семьи к себе за рубеж, в результате чего Украина лишается не только денежных средств, но и экономически активных граждан. А это крайне опасные процессы депопуляции страны. С другой стороны, из-за кризисных явлений в экономике Европы, а также по причине экономических санкций против Москвы, многие заробитчане лишаются работы и вынуждены возвращаться домой, пополняя растущую армию безработных в Украине, особенно в депрессивных регионах. Но, похоже, власть этими проблемами не особо «заморачивается», не говоря уже о том, что практически ничего не делается для того, чтобы оказать содействие трудовым мигрантам, если уж Украина утвердилась в статусе экспортера дешевой рабочей силы.

Свежие данные Национального банка о переводах трудовых мигрантов в Украину особого интереса не вызвали, поскольку были опубликованы в разгар оффшорного скандала и на фоне завязшей в зубах коалиционно-правительственной склоки. Тем не менее, данные эти являются весьма впечатляющими.

По информации Нацбанка, только за 5 последних лет и только по официальным каналам, трудовые мигранты перевели в Украину около $30 млрд.

Главными «поставщиками» валюты в Украину посредством заробитчан в течение последней пятилетки были Россия — $10,2 млрд., США — $2,9 млрд., Германия — $1,8 млрд., Кипр — $1,5 млрд., Греция — $1,47 млрд., Италия — $1,34 млрд., Великобритания — $1,24 млрд.

Еще около $5 млрд., по оценкам НБУ, зашли в Украину неофициальным путем, хотя эта цифра представляется заниженной, о чем далее. Итого, за 5 лет, по скромным подсчетам, заробитчане завели в Украину около 35 млрд. долларов.

Если учесть, что доходы бюджета на 2016 год запланированы в размере 18 млрд. долларов, то выходит, что за пять лет только трудовые мигранты принесли Украине сумму, равную двум годовым бюджетам страны. Следует учесть, что эти деньги зашли преимущественно в твердой валюте, существенно улучшив платежный баланс.

Следует обратить внимание еще и на тот факт, что, в отличие от внешнего кредитования, поступления от заробитчан не требуют ни уплаты процентов, ни выполнения разного рода разрушительных социально-экономических требований, прежде всего, повышения коммунальных тарифов. А в отличие от так называемых инвестиций из оффшоров, являющихся, повторим, частичным возвратом ранее украденного, поступления от заробитчан являются настоящим притоком средств, которые существенным образом поддерживают отечественную экономику. Более того, они вносят огромный вклад в сохранение хотя бы остатков социальной стабильности!

Огромную важность трудовой миграции для Украины отмечают зарубежные эксперты и профильные общественные организации. По данным исследования, проведенного в рамках специального проекта Международной организации миграции (МОМ), объем средств, которые украинские мигранты переводят домой, превышает все инвестиции иностранных компаний и помощь международных доноров вместе взятых. Только в 2014 году, явившемся далеко не самым «урожайным» с точки зрения притока в Украину мигрантских денег, и только по официальным каналам заробитчане перевели в Украину 2,8 млрд. долларов, а еще 100 млн. долларов поступили в Украину в натуральной форме в виде продуктов питания, бытовой техники и прочих потребительских товаров.

При этом основной страной заработка для украинцев в 2014 году оставалась Российская Федерация (30%). Для долгосрочных поездок работники выбирают Польшу (21%), Чехию (15%) и Италию (11%).

Социологическое исследование по заказу МОМ проводилось в Украине в течение 2014-2015 годов. В ходе его были опрошены 20951 домохозяйство по всей стране, а также 1890 долгосрочных трудовых мигрантов в пунктах пересечения границы Украины.

Исследование также показало, что каждый пятый мигрант готов инвестировать в производительную деятельность в своей местной общине. Наиболее привлекательными сферами для потенциальных инвестиций являются строительство, туризм и торговля.

«Это свидетельствует о том, что при условии эффективного управления, трудовая миграция и капитал, который она генерирует, могут способствовать гуманитарному, социальному, экономическому и культурному развитию Украины», — отметил глава представительства МОМ в Украине Манфред Профази, подводя итоги исследования.

Но как раз к огромному бизнесовому и финансовому потенциалу трудовой миграции власть проявляет, в лучшем случае, безразличие, а то и просто наплевательское отношение. Достаточно сказать, что у нас никто даже толком не знает, сколько именно трудовых мигрантов работают за границей. По официальным подсчетам демографов, численность заробитчан составляет до 2 млн. человек, но по некоторым оценкам, трудовых мигрантов может быть 6-8 млн. человек. И подобный разброс никого особо не смущает, равно как проблема трудовой миграции вообще мало волнует власть предержащих. О заробитчанах, похоже, вспоминают только тогда, когда в очередной раз намереваются обложить налогами их денежные переводы. Подобная попытка, напомним, предпринималась еще при Януковиче-Азарове. Нынешняя власть в этом вопросе пока еще отметиться не успела. Едва ли стоит доказывать, что попытки обложить налогами переводы трудовых мигрантов приведут к уходу в тень, то есть к отказу заробитчан от официальных каналов перевода денег через банки или платежные системы, и переходу к неформальным способам передачи денег с соответствующей криминализацией этой сферы.

К тому же, в нынешних кризисных условиях объемы перевода средств трудовыми мигрантами из-за рубежа существенно сокращаются. За последнее время поступления с 8,7 млрд долларов в самом «урожайном» 2013 году упали до 4,8 млрд. долларов в 2015 году. Причиной сокращения переводов стали кризисные явления, прежде всего, в странах Евросоюза, где работает значительная часть наших земляков. Одним из них стали меньше платить, и они меньше присылают домой. Другие вообще потеряли работу и вернулись в Украину. Тенденция к падению отмечается практически по всем странам Европы и Америки, где работают наши мигранты.

Но более всего обвалились переводы заробитчан из России с 2,7 млрд. долларов в 2013 году до 1,16 млрд. долларов в 2015 году. Причины очевидны — провал российской экономики в связи с международными санкциями и падением цен на энергоносители, война между Украиной и Россией, ограничительные меры российских властей по отношению к трудовым мигрантам вообще и особенно в отношении заробитчан из Украины.

К тому же, даже в условиях кризисных явлений в странах пребывания заробитчан, ситуация в Украине вынуждает мигрантов любым путем забирать к себе свои семьи, переводы в этом случае прекращаются.

Впрочем, сколько-нибудь точно оценить поступления мигрантских денег неофициальными каналами по понятным причинам не представляется возможным. В этом случае, показательным является пример соседней Польши. Известно, что именно Польша является едва ли не главным «потребителем» неквалифицированного труда из Украины, туда отправляются на заработки сроком от одного до нескольких месяцев. Но по непонятным причинам, в упомянутые данные Нацбанка по переводу средств трудовых мигрантов Польша почему-то не вошла. В то же время, министр иностранных дел этой страны Витольд Ващиковский заявил, что граждане Украины, которые работают в Польше, ежегодно пересылают в Украину около 5 млрд. евро. По словам главного польского дипломата, 2,5 млрд. евро работающие в Польше украинцы передают в Украину с помощью банковских переводов, а 2,5 млрд. евро — перевозят через границу наличными. По мнению главы польского МИД, это серьезная поддержка для украинской экономики, и с этим трудно не согласиться.

Отметим, что в 2015 году Польша выдала гражданам Украины около 900 тыс. виз, половина из которых дают право на проживание и работу. Кроме того, 65 тыс. украинцев имеют Карту поляка — документ, который подтверждает польское происхождение, что также дает право на работу. И это не говоря о значительном количестве нелегальных трудовых мигрантов, не поддающихся учету.

Итог неутешителен — Украина неуклонно закрепляет за собой позиции ресурсного придатка других стран, в том числе и в сфере трудовых ресурсов. Несмотря на то, что это дает кратковременный cash flow, в долгосрочной перспективе это ведет к неуклонной деградации страны в демографическом и социально-экономическом плане. Но даже этот кратковременный положительный эффект власть не в состоянии эффективно использовать. Приходящие из-за рубежа средства используются преимущественно на проедание, на оплату продуктов и товаров первой необходимости по галопирующим вслед за инфляцией ценам, а также на оплату взвинченных коммунальных тарифов. В результате, средства, переведенные заробитчанами, оседают в карманах олигархов. Эти средства крайне редко используются в качестве инвестиционного ресурса в малом бизнесе из-за бюрократии, коррупции, беспредела чиновников.

ГлавкомАлександр Карпец

В то время, пока власть упражняется в показушном «привлечении инвестиций» и выпрашивает у МВФ кредиты на условиях резкого повышения тарифов, реальные инвестиции в страну уже давно идут от трудовых мигрантов, которые были вынуждены покинуть Украину в поисках заработка и лучшей жизни. Причем вложения в экономику страны в виде денежных переводов значительно превышают как внешние кредиты, так и инвестиции, являющиеся часто «липовыми», поскольку представляют собой возврат части капиталов, выведенных олигархами за рубеж.

Правда, в последнее время поток мигрантских денег существенно обмелел в связи с кризисом, санкциями, а также в связи с тем, что многие заробитчане забирают семьи к себе за рубеж, в результате чего Украина лишается не только денежных средств, но и экономически активных граждан. А это крайне опасные процессы депопуляции страны. С другой стороны, из-за кризисных явлений в экономике Европы, а также по причине экономических санкций против Москвы, многие заробитчане лишаются работы и вынуждены возвращаться домой, пополняя растущую армию безработных в Украине, особенно в депрессивных регионах. Но, похоже, власть этими проблемами не особо «заморачивается», не говоря уже о том, что практически ничего не делается для того, чтобы оказать содействие трудовым мигрантам, если уж Украина утвердилась в статусе экспортера дешевой рабочей силы.

Свежие данные Национального банка о переводах трудовых мигрантов в Украину особого интереса не вызвали, поскольку были опубликованы в разгар оффшорного скандала и на фоне завязшей в зубах коалиционно-правительственной склоки. Тем не менее, данные эти являются весьма впечатляющими.

По информации Нацбанка, только за 5 последних лет и только по официальным каналам, трудовые мигранты перевели в Украину около $30 млрд.

Главными «поставщиками» валюты в Украину посредством заробитчан в течение последней пятилетки были Россия — $10,2 млрд., США — $2,9 млрд., Германия — $1,8 млрд., Кипр — $1,5 млрд., Греция — $1,47 млрд., Италия — $1,34 млрд., Великобритания — $1,24 млрд.

Еще около $5 млрд., по оценкам НБУ, зашли в Украину неофициальным путем, хотя эта цифра представляется заниженной, о чем далее. Итого, за 5 лет, по скромным подсчетам, заробитчане завели в Украину около 35 млрд. долларов.

Если учесть, что доходы бюджета на 2016 год запланированы в размере 18 млрд. долларов, то выходит, что за пять лет только трудовые мигранты принесли Украине сумму, равную двум годовым бюджетам страны. Следует учесть, что эти деньги зашли преимущественно в твердой валюте, существенно улучшив платежный баланс.

Следует обратить внимание еще и на тот факт, что, в отличие от внешнего кредитования, поступления от заробитчан не требуют ни уплаты процентов, ни выполнения разного рода разрушительных социально-экономических требований, прежде всего, повышения коммунальных тарифов. А в отличие от так называемых инвестиций из оффшоров, являющихся, повторим, частичным возвратом ранее украденного, поступления от заробитчан являются настоящим притоком средств, которые существенным образом поддерживают отечественную экономику. Более того, они вносят огромный вклад в сохранение хотя бы остатков социальной стабильности!

Огромную важность трудовой миграции для Украины отмечают зарубежные эксперты и профильные общественные организации. По данным исследования, проведенного в рамках специального проекта Международной организации миграции (МОМ), объем средств, которые украинские мигранты переводят домой, превышает все инвестиции иностранных компаний и помощь международных доноров вместе взятых. Только в 2014 году, явившемся далеко не самым «урожайным» с точки зрения притока в Украину мигрантских денег, и только по официальным каналам заробитчане перевели в Украину 2,8 млрд. долларов, а еще 100 млн. долларов поступили в Украину в натуральной форме в виде продуктов питания, бытовой техники и прочих потребительских товаров.

При этом основной страной заработка для украинцев в 2014 году оставалась Российская Федерация (30%). Для долгосрочных поездок работники выбирают Польшу (21%), Чехию (15%) и Италию (11%).

Социологическое исследование по заказу МОМ проводилось в Украине в течение 2014-2015 годов. В ходе его были опрошены 20951 домохозяйство по всей стране, а также 1890 долгосрочных трудовых мигрантов в пунктах пересечения границы Украины.

Исследование также показало, что каждый пятый мигрант готов инвестировать в производительную деятельность в своей местной общине. Наиболее привлекательными сферами для потенциальных инвестиций являются строительство, туризм и торговля.

«Это свидетельствует о том, что при условии эффективного управления, трудовая миграция и капитал, который она генерирует, могут способствовать гуманитарному, социальному, экономическому и культурному развитию Украины», — отметил глава представительства МОМ в Украине Манфред Профази, подводя итоги исследования.

Но как раз к огромному бизнесовому и финансовому потенциалу трудовой миграции власть проявляет, в лучшем случае, безразличие, а то и просто наплевательское отношение. Достаточно сказать, что у нас никто даже толком не знает, сколько именно трудовых мигрантов работают за границей. По официальным подсчетам демографов, численность заробитчан составляет до 2 млн. человек, но по некоторым оценкам, трудовых мигрантов может быть 6-8 млн. человек. И подобный разброс никого особо не смущает, равно как проблема трудовой миграции вообще мало волнует власть предержащих. О заробитчанах, похоже, вспоминают только тогда, когда в очередной раз намереваются обложить налогами их денежные переводы. Подобная попытка, напомним, предпринималась еще при Януковиче-Азарове. Нынешняя власть в этом вопросе пока еще отметиться не успела. Едва ли стоит доказывать, что попытки обложить налогами переводы трудовых мигрантов приведут к уходу в тень, то есть к отказу заробитчан от официальных каналов перевода денег через банки или платежные системы, и переходу к неформальным способам передачи денег с соответствующей криминализацией этой сферы.

К тому же, в нынешних кризисных условиях объемы перевода средств трудовыми мигрантами из-за рубежа существенно сокращаются. За последнее время поступления с 8,7 млрд долларов в самом «урожайном» 2013 году упали до 4,8 млрд. долларов в 2015 году. Причиной сокращения переводов стали кризисные явления, прежде всего, в странах Евросоюза, где работает значительная часть наших земляков. Одним из них стали меньше платить, и они меньше присылают домой. Другие вообще потеряли работу и вернулись в Украину. Тенденция к падению отмечается практически по всем странам Европы и Америки, где работают наши мигранты.

Но более всего обвалились переводы заробитчан из России с 2,7 млрд. долларов в 2013 году до 1,16 млрд. долларов в 2015 году. Причины очевидны — провал российской экономики в связи с международными санкциями и падением цен на энергоносители, война между Украиной и Россией, ограничительные меры российских властей по отношению к трудовым мигрантам вообще и особенно в отношении заробитчан из Украины.

К тому же, даже в условиях кризисных явлений в странах пребывания заробитчан, ситуация в Украине вынуждает мигрантов любым путем забирать к себе свои семьи, переводы в этом случае прекращаются.

Впрочем, сколько-нибудь точно оценить поступления мигрантских денег неофициальными каналами по понятным причинам не представляется возможным. В этом случае, показательным является пример соседней Польши. Известно, что именно Польша является едва ли не главным «потребителем» неквалифицированного труда из Украины, туда отправляются на заработки сроком от одного до нескольких месяцев. Но по непонятным причинам, в упомянутые данные Нацбанка по переводу средств трудовых мигрантов Польша почему-то не вошла. В то же время, министр иностранных дел этой страны Витольд Ващиковский заявил, что граждане Украины, которые работают в Польше, ежегодно пересылают в Украину около 5 млрд. евро. По словам главного польского дипломата, 2,5 млрд. евро работающие в Польше украинцы передают в Украину с помощью банковских переводов, а 2,5 млрд. евро — перевозят через границу наличными. По мнению главы польского МИД, это серьезная поддержка для украинской экономики, и с этим трудно не согласиться.

Отметим, что в 2015 году Польша выдала гражданам Украины около 900 тыс. виз, половина из которых дают право на проживание и работу. Кроме того, 65 тыс. украинцев имеют Карту поляка — документ, который подтверждает польское происхождение, что также дает право на работу. И это не говоря о значительном количестве нелегальных трудовых мигрантов, не поддающихся учету.

Итог неутешителен — Украина неуклонно закрепляет за собой позиции ресурсного придатка других стран, в том числе и в сфере трудовых ресурсов. Несмотря на то, что это дает кратковременный cash flow, в долгосрочной перспективе это ведет к неуклонной деградации страны в демографическом и социально-экономическом плане. Но даже этот кратковременный положительный эффект власть не в состоянии эффективно использовать. Приходящие из-за рубежа средства используются преимущественно на проедание, на оплату продуктов и товаров первой необходимости по галопирующим вслед за инфляцией ценам, а также на оплату взвинченных коммунальных тарифов. В результате, средства, переведенные заробитчанами, оседают в карманах олигархов. Эти средства крайне редко используются в качестве инвестиционного ресурса в малом бизнесе из-за бюрократии, коррупции, беспредела чиновников.

Главком

ГЛАВНЫЕ СОЮЗНИКИ УКРАИНЫ — ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТОРЫ. ПРИВАТИЗАЦИЯ ГОСПРЕДПРИЯТИЙ — ФАКТОР НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИГЛАВНЫЕ СОЮЗНИКИ УКРАИНЫ — ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТОРЫ. ПРИВАТИЗАЦИЯ ГОСПРЕДПРИЯТИЙ — ФАКТОР НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Парадокс, но иностранные инвестиции в Украину более результативно привлекались при президенте Ющенко и премьере Тимошенко в 2005 году, чем при президенте Порошенко и премьере Яценюке в 2014-2015 гг. Вот, справедливо критикуем власть образца 2005-го — но конкурс по приватизации «Криворожстали» был и остается самым эффективным инвестиционным проектом в Украине — и провело его тогда коалиционное правительство меньше чем за год. А уже через полтора года после революции ни один крупный иностранный инвестор в Украину не зашел. А первая приватизация ОПЗ только готовится, когда начнется — еще неизвестно.

И вовсе не потому, что идет война. И вовсе не потому, что у нас бюрократия. Наши природные ресурсы и добыча сырья — суперпривлекательны и рентабельны для любого инвестора. Объявите завтра конкурс на месторождения на горно-обогатительные комбинаты, и в Украине будет очередь крупнейших мировых финансово-промышленных групп.

Украина является ведущим мировым поставщиком титанового сырья на мировом рынке — если вы летаете «Боингами», то знайте — титан в их конструкции делается из украинского сырья. Украина занимает 3-е место в мире по запасам оксида циркония. У нас 10% мировых запасов урана.

Лучшие союзники Украины — иностранные инвесторы. Путин силен не пиар-технологиями — в РФ при тоталитарном и пещерном уровне развития общества построены более организованные государственные структуры. России есть что предложить западным бизнес-элитам — совместные проекты, доступ к своему внутреннему рынку. У нас работа с инвесторами отсутствует, Украина остается Диким полем.

Дружба с Украиной должна иметь не только геополитические и демократические мотивы: для нас выживание — это создание прагматичных интересов для сотрудничества с Украиной. Украина должна быть более выгодна для ведения бизнеса, чем Россия.

Лучшие лоббисты в столицах ЕС и США — это те крупные международные корпорации, которым мы должны открыть доступ к своим рынкам и к своим ресурсам — на жестких и прозрачных инвестконкурсах. Спустя 10 лет самый высокий уровень социальных гарантий и зарплат, самый высокий уровень финансирования профсоюзов — на приватизированной «Криворожстали». Пинчук и Ахметов, которые являются гражданами Украины, платят меньшую зарплату рабочим, тратят меньше на социальное обеспечение, и платят меньше налогов в бюджет, чем «Арселор-Миттал» в черной металлургии. Индусы и французы показали себя более эффективными собственниками, и это стало возможно только потому, что им «Криворожсталь» продали на конкурсе, а не подарили по левым схемам.

Поэтому, если украинская власть хочет обеспечить безопасность государства, то надо отказаться от «договорняков» с олигархами — надо забрать у директоров-«шестерок» госпредприятия, привлекательные для инвесторов, и как можно быстрей выставить их на конкурс. Наличие предприятий у государства, на которые коалиционный Кабмин ставит своих менеджеров, чтобы просто собирать кассу — это основа коррупции и главная причина отсутствия иностранных инвестиций. Олигархов создает сама власть — тем, что отдает кому-то полномочия по управлению госсобственностью.

Посмотрите на Одесский припортовый завод — он имеет стратегическую ценность благодаря трубе аммиакопровода, и как только украинские власти заявили, что выставляют его на конкурс, так тотчас же рынок высказал заинтересованность. Этот конкурс нельзя затягивать — приватизация ОПЗ должна быть витриной системных изменений в Украине, очень быстрым и образцовым по условиям конкурсом, который изменит отношения у инвесторов.

Приватизация стратегических предприятий для обеспечения национальной безопасности — это основная задача власти. Когда я слышу, как снова в интересах чиновников в правительстве и Администрации президента меняют директоров в урановом и титановом холдинге, и нет ни слова о сроках приватизации, я понимаю: феодализм и коррупция никуда не ушли, а экономические реформы парализованы. Хотите узнать, как Яценюк и Порошенко эффективно привлекают иностранных инвесторов — посмотрите в графу «приватизация стратегических предприятий». Пока там — ноль.

Юрий Бутусов, Цензор.НЕТ Парадокс, но иностранные инвестиции в Украину более результативно привлекались при президенте Ющенко и премьере Тимошенко в 2005 году, чем при президенте Порошенко и премьере Яценюке в 2014-2015 гг. Вот, справедливо критикуем власть образца 2005-го — но конкурс по приватизации «Криворожстали» был и остается самым эффективным инвестиционным проектом в Украине — и провело его тогда коалиционное правительство меньше чем за год. А уже через полтора года после революции ни один крупный иностранный инвестор в Украину не зашел. А первая приватизация ОПЗ только готовится, когда начнется — еще неизвестно.

И вовсе не потому, что идет война. И вовсе не потому, что у нас бюрократия. Наши природные ресурсы и добыча сырья — суперпривлекательны и рентабельны для любого инвестора. Объявите завтра конкурс на месторождения на горно-обогатительные комбинаты, и в Украине будет очередь крупнейших мировых финансово-промышленных групп.

Украина является ведущим мировым поставщиком титанового сырья на мировом рынке — если вы летаете «Боингами», то знайте — титан в их конструкции делается из украинского сырья. Украина занимает 3-е место в мире по запасам оксида циркония. У нас 10% мировых запасов урана.

Лучшие союзники Украины — иностранные инвесторы. Путин силен не пиар-технологиями — в РФ при тоталитарном и пещерном уровне развития общества построены более организованные государственные структуры. России есть что предложить западным бизнес-элитам — совместные проекты, доступ к своему внутреннему рынку. У нас работа с инвесторами отсутствует, Украина остается Диким полем.

Дружба с Украиной должна иметь не только геополитические и демократические мотивы: для нас выживание — это создание прагматичных интересов для сотрудничества с Украиной. Украина должна быть более выгодна для ведения бизнеса, чем Россия.

Лучшие лоббисты в столицах ЕС и США — это те крупные международные корпорации, которым мы должны открыть доступ к своим рынкам и к своим ресурсам — на жестких и прозрачных инвестконкурсах. Спустя 10 лет самый высокий уровень социальных гарантий и зарплат, самый высокий уровень финансирования профсоюзов — на приватизированной «Криворожстали». Пинчук и Ахметов, которые являются гражданами Украины, платят меньшую зарплату рабочим, тратят меньше на социальное обеспечение, и платят меньше налогов в бюджет, чем «Арселор-Миттал» в черной металлургии. Индусы и французы показали себя более эффективными собственниками, и это стало возможно только потому, что им «Криворожсталь» продали на конкурсе, а не подарили по левым схемам.

Поэтому, если украинская власть хочет обеспечить безопасность государства, то надо отказаться от «договорняков» с олигархами — надо забрать у директоров-«шестерок» госпредприятия, привлекательные для инвесторов, и как можно быстрей выставить их на конкурс. Наличие предприятий у государства, на которые коалиционный Кабмин ставит своих менеджеров, чтобы просто собирать кассу — это основа коррупции и главная причина отсутствия иностранных инвестиций. Олигархов создает сама власть — тем, что отдает кому-то полномочия по управлению госсобственностью.

Посмотрите на Одесский припортовый завод — он имеет стратегическую ценность благодаря трубе аммиакопровода, и как только украинские власти заявили, что выставляют его на конкурс, так тотчас же рынок высказал заинтересованность. Этот конкурс нельзя затягивать — приватизация ОПЗ должна быть витриной системных изменений в Украине, очень быстрым и образцовым по условиям конкурсом, который изменит отношения у инвесторов.

Приватизация стратегических предприятий для обеспечения национальной безопасности — это основная задача власти. Когда я слышу, как снова в интересах чиновников в правительстве и Администрации президента меняют директоров в урановом и титановом холдинге, и нет ни слова о сроках приватизации, я понимаю: феодализм и коррупция никуда не ушли, а экономические реформы парализованы. Хотите узнать, как Яценюк и Порошенко эффективно привлекают иностранных инвесторов — посмотрите в графу «приватизация стратегических предприятий». Пока там — ноль.

Юрий Бутусов, Цензор.НЕТ