Эффективный бюрократ или злой «коп»: зачем Порошенко понадобился Игорь РайнинЭффективный бюрократ или злой «коп»: зачем Порошенко понадобился Игорь Райнин

Илья Лукаш

Новый глава Администрации президента будет вести более жесткую работу с олигархами и депутатами, прекратит разговоры о внеочередных парламентских выборах и наладит внутреннюю работу аппарата, считают эксперты

Накануне по обыкновению бурного осеннего политического сезона президент Петр Порошенко неожиданно для многих сменил главу своей Администрации. Давнего бизнес-партнера президента Бориса Ложкина заменил политический соратник президента со времен Оранжевой революции и до вчерашнего дня губернатор Харьковской области Игорь Райнин.

43-летний новый глава АП начинал карьеру в 1990-м году техником-наладчиком газового оборудования, в 1998-м перешел на госслужбу председателем Коломацкой райгосадминистрации на Харьковщине. С 2001-го 10 лет работал в Харьковской облгосадминистрации, после прихода к власти Януковича – ушел в бизнес вплоть до ноября 2014 года. Три месяца был заместителем главы Администрации президента, пока 3 февраля 2015 года не возглавил Харьковскую область. В декларации чиновника – почти миллион гривен прибыли за прошлый год.

Предшественник Райнина – Борис Ложкин – после двух лет на высокой должности возглавил Инвестиционный совет при президенте, а также будет заниматься бизнесом.

Собеседники НВ утверждают: новый глава АП достаточно жесткий и эффективный бюрократ, привычных для предшественника долгих переговоров и соблюдения баланса интересов ожидать не стоит.

С чем связано назначение нового главы президентской канцелярии накануне решающего, по мнению многих экспертов, политического сезона – Осень 2016?

Игра в «плохого копа»

Бывший глава АП Борис Ложкин был известным переговорщиком. Во время конфликта с Коломойским именно он «разрулил» его противоречия с президентом с минимальными потерями и добился того, чтобы экс-премьер-министр Арсений Яценюк ушел из правительства, сохранив политическую конструкцию. С одной стороны – это давало Ложкину пространство для маневрирования, с другой – тяготило его связями и обязательствами со многими людьми.

«Райнин показал себя как достаточно жесткий управленец в непростом регионе. Это функция руководителя канцелярии президента – быть более жестким исполнителем и эта роль больше подходит именно Райнину. Если вспомнить американские фильмы, то Райнин будет играть роль злого полицейского, а Ложкин, который никуда из Администрации не ушел – доброго», — предполагает политолог Евгений Магда.

Эксперт напоминает, что как минимум до конца года Райнин с Ложкиным будут работать в паре, но настало время для того, чтобы привлечением инвестиций на высшем государственном уровне занималась лицо, максимально приближенное к президенту.

Роль «плохого копа» понадобится новому главе Администрации президента и в укреплении властной вертикали в регионах. Политолог Тарас Березовец напоминает, что за год работы в Харьковской области Райнин свел на нет роль скандального экс-губернатора Михаила Добкина и «придушил» амбиции мэра Геннадия Кернеса.

«Райнин в первый день на посту проговорился, что его задачей станет просмотр властной вертикали. Потом поправился, что речь идет не о губернаторах, а о главах районных администраций. Из этого я делаю вывод, что заменой глав областных администраций будет заниматься именно он. Будет этаким «чистильщиком» региональных элит. Это у Ложкина везде были связи, а с Райнина что взять? Он сам по себе достаточно жесткий человек и идти на конфликты – для него не проблема», — считает Березовец.

Эффективный бюрократ

Все без исключения опрошенные НВ эксперты утверждают: Петр Порошенко особо ценит бюрократические способности Игоря Райнина. Смесь административных интриг с жестким стилем поведения позволяла последнему достигать ощутимых успехов.

«В последнее время в АП было все больше претензий, начиная с банального: обращение к президенту или игнорировались, или предоставлялись с нарушением всех возможных сроков. Райнин – все же очень хороший администратор, поэтому можно надеяться по крайней мере на повышение результативности работы канцелярии», — убежден директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Политолог Вадим Карасев подтверждает: ставку на Райнина сделали, чтобы ничего не менять в политическом плане, но улучшить саму систему функционирования бюрократической машины.

«Именно рутинная работа, администрирование в Администрации президента может измениться к лучшему, потому что Райнин – хороший бюрократ, качественный менеджер. С такой аппаратной хваткой, как у Райнина, плюс умение работать с партиями Ковальчука [Первый заместитель главы Администрации президента Украины Виталий Ковальчук] – Администрация может затмить собой и Кабмин, и даже СНБО», — говорит Карасев.

Заместитель директора Агентства моделирования ситуаций, политолог Алексей Голобуцкий напоминает, что для Порошенко стало символическим прохождение экватора своего первого президентского срока. После уменьшения влияния олигархов и сохранения парламентской коалиции – появилось окно возможностей, которое президент постарается использовать наиболее эффективно.

«Возникла необходимость заниматься жесткой административной работой, обеспечить управляемость ситуации в регионах и тесно сотрудничать с правительством, чтобы добиться экономических результатов. Райнин может справиться с тремя этими пунктами, с последним – ему поможет Ложкин с Гройсманом», — объясняет новую властную конструкцию Голобуцкий.

Увольнение Ложкина с АП – факт из ряда других, когда люди из бизнеса, которые пришли на государственную службу, возвращаются в частный сектор. Их места занимают профессиональные бюрократы, такие как Райнин.

«Ложкин – официальный долларовый миллионер, для него государственная служба – почти волонтерство. Райнин в этом смысле – классический бюрократ, который старается максимально четко выполнять указания», — заключает Магда.

Новое ВремяИлья Лукаш

Новый глава Администрации президента будет вести более жесткую работу с олигархами и депутатами, прекратит разговоры о внеочередных парламентских выборах и наладит внутреннюю работу аппарата, считают эксперты

Накануне по обыкновению бурного осеннего политического сезона президент Петр Порошенко неожиданно для многих сменил главу своей Администрации. Давнего бизнес-партнера президента Бориса Ложкина заменил политический соратник президента со времен Оранжевой революции и до вчерашнего дня губернатор Харьковской области Игорь Райнин.

43-летний новый глава АП начинал карьеру в 1990-м году техником-наладчиком газового оборудования, в 1998-м перешел на госслужбу председателем Коломацкой райгосадминистрации на Харьковщине. С 2001-го 10 лет работал в Харьковской облгосадминистрации, после прихода к власти Януковича – ушел в бизнес вплоть до ноября 2014 года. Три месяца был заместителем главы Администрации президента, пока 3 февраля 2015 года не возглавил Харьковскую область. В декларации чиновника – почти миллион гривен прибыли за прошлый год.

Предшественник Райнина – Борис Ложкин – после двух лет на высокой должности возглавил Инвестиционный совет при президенте, а также будет заниматься бизнесом.

Собеседники НВ утверждают: новый глава АП достаточно жесткий и эффективный бюрократ, привычных для предшественника долгих переговоров и соблюдения баланса интересов ожидать не стоит.

С чем связано назначение нового главы президентской канцелярии накануне решающего, по мнению многих экспертов, политического сезона – Осень 2016?

Игра в «плохого копа»

Бывший глава АП Борис Ложкин был известным переговорщиком. Во время конфликта с Коломойским именно он «разрулил» его противоречия с президентом с минимальными потерями и добился того, чтобы экс-премьер-министр Арсений Яценюк ушел из правительства, сохранив политическую конструкцию. С одной стороны – это давало Ложкину пространство для маневрирования, с другой – тяготило его связями и обязательствами со многими людьми.

«Райнин показал себя как достаточно жесткий управленец в непростом регионе. Это функция руководителя канцелярии президента – быть более жестким исполнителем и эта роль больше подходит именно Райнину. Если вспомнить американские фильмы, то Райнин будет играть роль злого полицейского, а Ложкин, который никуда из Администрации не ушел – доброго», — предполагает политолог Евгений Магда.

Эксперт напоминает, что как минимум до конца года Райнин с Ложкиным будут работать в паре, но настало время для того, чтобы привлечением инвестиций на высшем государственном уровне занималась лицо, максимально приближенное к президенту.

Роль «плохого копа» понадобится новому главе Администрации президента и в укреплении властной вертикали в регионах. Политолог Тарас Березовец напоминает, что за год работы в Харьковской области Райнин свел на нет роль скандального экс-губернатора Михаила Добкина и «придушил» амбиции мэра Геннадия Кернеса.

«Райнин в первый день на посту проговорился, что его задачей станет просмотр властной вертикали. Потом поправился, что речь идет не о губернаторах, а о главах районных администраций. Из этого я делаю вывод, что заменой глав областных администраций будет заниматься именно он. Будет этаким «чистильщиком» региональных элит. Это у Ложкина везде были связи, а с Райнина что взять? Он сам по себе достаточно жесткий человек и идти на конфликты – для него не проблема», — считает Березовец.

Эффективный бюрократ

Все без исключения опрошенные НВ эксперты утверждают: Петр Порошенко особо ценит бюрократические способности Игоря Райнина. Смесь административных интриг с жестким стилем поведения позволяла последнему достигать ощутимых успехов.

«В последнее время в АП было все больше претензий, начиная с банального: обращение к президенту или игнорировались, или предоставлялись с нарушением всех возможных сроков. Райнин – все же очень хороший администратор, поэтому можно надеяться по крайней мере на повышение результативности работы канцелярии», — убежден директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Политолог Вадим Карасев подтверждает: ставку на Райнина сделали, чтобы ничего не менять в политическом плане, но улучшить саму систему функционирования бюрократической машины.

«Именно рутинная работа, администрирование в Администрации президента может измениться к лучшему, потому что Райнин – хороший бюрократ, качественный менеджер. С такой аппаратной хваткой, как у Райнина, плюс умение работать с партиями Ковальчука [Первый заместитель главы Администрации президента Украины Виталий Ковальчук] – Администрация может затмить собой и Кабмин, и даже СНБО», — говорит Карасев.

Заместитель директора Агентства моделирования ситуаций, политолог Алексей Голобуцкий напоминает, что для Порошенко стало символическим прохождение экватора своего первого президентского срока. После уменьшения влияния олигархов и сохранения парламентской коалиции – появилось окно возможностей, которое президент постарается использовать наиболее эффективно.

«Возникла необходимость заниматься жесткой административной работой, обеспечить управляемость ситуации в регионах и тесно сотрудничать с правительством, чтобы добиться экономических результатов. Райнин может справиться с тремя этими пунктами, с последним – ему поможет Ложкин с Гройсманом», — объясняет новую властную конструкцию Голобуцкий.

Увольнение Ложкина с АП – факт из ряда других, когда люди из бизнеса, которые пришли на государственную службу, возвращаются в частный сектор. Их места занимают профессиональные бюрократы, такие как Райнин.

«Ложкин – официальный долларовый миллионер, для него государственная служба – почти волонтерство. Райнин в этом смысле – классический бюрократ, который старается максимально четко выполнять указания», — заключает Магда.

Новое Время

Люди, которые воруют в тылу, будут нам рассказывать, что мы воюем против собственной страны? Мустафа Найем об олигархах, достижениях Майдана и досрочных выборах Люди, которые воруют в тылу, будут нам рассказывать, что мы воюем против собственной страны? Мустафа Найем об олигархах, достижениях Майдана и досрочных выборах

Илья Лукаш

Как изменил Украину Евромайдан спустя 2,5 года, почему так медленно идут реформы и смогут ли новые политики победить старую систему

Депутат фракции БПП и известный в прошлом журналист Мустафа Найем часто становится ньюсмейкером украинской политической тусовки. То позовет «попить чай» на Майдан и это превращается в самые массовые протесты в новейшей украинской истории, то выступает сооснователем Громадського ТБ, то идет на открытый конфликт с, казалось бы, всемогущим олигархом Игорем Коломойским. Последнее заметное появление Найема на публике состоялось на митинге под стенами Генеральной прокуратуры: несколько сотен людей требовали уволить прокуроров, причастных к избиениям и пыткам сотрудников НАБУ.

В разговоре с НВ Мустафа часто задумывается и подолгу формулирует мысли. Пытается отвечать на простые вопросы глубокими оценками и яркими образами.

— Что для вас является главным итогом Евромайдана спустя 2,5 года? На митинге возле ГПУ в защиту НАБУ вы заявили, что в стране началась коррупционная контрреволюция. Это и есть печальный и главный итог революции?

— Нет, не самый главный. Но это вялотекущий процесс, который начался давно. Просто сейчас нам пытаются это предъявить как данность, с которой нужно смириться.

Все началось с того момента, когда те люди, которые пришли к власти, вместо того, чтобы посадить за стол переговоров людей и попытаться понять, чего хотят и гражданское общество, и новые лидеры – посадили за стол переговоров своих партнеров-олигархов и в страхе перед дестабилизацией договаривались с ними. Они для этого использовали и используют СМИ, они для этого использовали свои полномочия и ту поддержку, которую им дало общество. При этом они думали и до сих пор думают, что их просто будут поддерживать автоматически только потому, что они новые.

Система начала выкручиваться, и сейчас старые схемы, приемы, кланы начали вновь воссоздаваться.

— Был ли шанс тогда опереться на поддержку не олигархов, а на гражданское общество? Достаточно ли сильным оно было?

— Достаточно. Просто на тот момент Порошенко и Яценюк пошли к олигархам, боясь того, что против них начнется война. Но если вспомнить 2014 год – после Майдана был период, когда олигархи отступили. Когда я говорю олигархи, я не говорю не о конкретных людях, а обо всей коррупционной системе, которая была создана ими.

Это был момент, когда, заручившись огромной поддержкой общества, они начали отрезать понемногу. Да, это была война. Да, это была бы не комфортная ситуация. Да, далее пришлось бы отрезать собственные схемы, компании, возможности влиять на ситуацию в стране. Вместо этого они, испугавшись, пригласили тех людей, против которых воевали, за стол переговоров.

В публичной сфере рассказывали о деолигархизации, а сами оставили те же договорняки и те же схемы, что были раньше. И эти схемы оказались сильнее, чем они, поэтому они их просто возглавили.

— Получается, что Евромайдан просто привел к обновлению одной элиты у кормушки на другую? Революция достоинства по большому счету помогла им возглавить бюджетные потоки?

— Нет. Евромайдан поменял самое главное — отношение общества к этому и привел огромное количество людей внутрь системы, которые все эти схемы вскрывают. Появилась нетерпимость к таким действиям. Если раньше против такого никто не возмущался, то сейчас, после Майдана, это невозможно.

Нынешняя власть – это мародеры, которые с помощью старых схем удерживаются во власти. В то время, как им дали в руки совсем другой инструмент – общественную поддержку, общественную легитимацию своей деятельности.

Проблема в том, что они думают, что это – навечно, что они взяли власть и будут держать ее в руках. В действительности это не так. Именно Майдан доказал, что публичная легитимация и общественная поддержка – важнее всех полномочий. Они этого не поняли. Партнером власти стал не народ, который их привел, а старые методы, за которыми пришли старые люди.

— Остается ли возможность в нынешней системе существенно изменить ситуацию?

— Конечно.

— Порошенко проснется и решит жить по-новому?

— Главная ошибка нашего поколения – это непонимание собственных сил и возможностей. Не надо ждать, что это сделает Порошенко, что это сделает премьер-министр или спикер парламента. Нужно брать это в свои руки. Видеть правильных людей в системе, правильные структуры, институции, которые появляются и, поддерживая их, объединяя их, выстраивать единый фронт.

Не надо ожидать какого-то прозрения, этого мы ждали в Украине еще со времен Януковича, что он вот-вот отпустит Тимошенко, вот-вот евроинтегрируется. Нет, на каждом этапе нужно выходить не только с борьбой, но и с предложениями. Если раньше мы только боролись, сейчас мы уже знаем, как эту систему строить, огромное количество людей уже научились работать в аппарате.

— Так система вас абсорбировала. Да, вас оставили внутри системы, но вы стали так называемой «внутренней оппозицией» в БПП, ваши законопроекты игнорируют, а критику не слышат.

— Суть не в этом, это все манипуляции. Суть в том, что нам пытаются навязать старую систему: вот, посмотрите, что происходит с НАБУ, что происходит в национальной полиции, они все такие же, как старые.

На самом деле мы видим примеры того, что это не так. Мы видим национальную полицию, мы же выстроили ее, она же не берет взятки. Значит, это возможно. Мы видим Антикоррупционное бюро, которое действительно работает, не сливает информацию и возбуждает уголовные дела. Мы видим электронную систему закупок, которая реально работает. Мы видим систему электронного декларирования, которую мы создавали – это возможно. Мы видим закон о госфинансировании политических партий. Все эти инструменты создавались вопреки их воле, и они будут работать.

Главное, что не сделано властью за 2,5 года после Майдана – это не заключен новый общественный договор. Что должен был сделать Порошенко после того, как пришел к власти? Посадить всех за один стол и сказать: «Ребята, правила изменились, все равные, никаких договорняков с Коломойским, Ахметовым или Фирташем не будет, есть правила и нарушителей этих правил будут жестко наказывать. И своих, и чужих». Вместо этого власть пытается обмануть общество.

Мы теперь не просто ответственны за то, что происходит, мы не можем быть наблюдателями в этом процессе. Посмотрите, как изменилось наше общество: часть людей взяли на себя ответственность и что-то делают, остальные – наблюдают со стороны и ожидают, кто кого победит.

У меня четкое убеждение, что в стране появилось огромное количество людей 35-40-45 лет, которые уже могут сами что-то делать, брать на себя ответственность и принимать решения. Мешает этот стереотип, что политика – это плохо, что там только коррупционеры, что без договорняков ничего невозможно. Молодые политики, новые политические силы, чиновники-реформаторы в разных госагентствах по всей стране, тысячи людей в облсоветах, общественные активисты – все они должны объединиться, не обязательно под каким-то одним флагом, сформулировать и предложить конкретные решения в каждом направлении.

— А пока Демальянс – сам по себе, сторонники Саакашвили создают свою партию, а Сила людей вообще заявляет, что не собирается к вам присоединяться.

— Это нормально. Я не вижу в этом никакой проблемы. Политическая конкуренция – это нормально.

Я не говорю про объединение в какую-то силу под одним лидером или флагом. Я говорю о том, чтобы мы четко понимали, что нам не нужно воевать друг с другом. То, что у нас разные колонны – ничего страшного в этом нет. Чем больше колонн, тем лучше. В конечном итоге нам важно выстроиться и понять: где мы, а где они.

Власть со своей стороны будет вставлять клинья, рассказывая кто плохой, а кто – хороший. При этом будут создавать свои колонны, которые параллельно с нами будут идти на выборы под теми же лозунгами.

Рано или поздно мы объединимся и с Хвылей [партия соратников Михеила Саакашвили], и с Силой людей, и с теми, кто представляет нормальные политические взгляды в парламенте. Если мы сейчас упустим эту возможность и не объединимся – к власти придет новое поколение, инфицированное старыми схемами: они будут якобы молодыми, в вышиванках, будут рассказывать, что являются молодой политической силой.

— А общество наше готово к тому, чтобы вас разглядеть и за вас проголосовать?

— Одно из самых больших препятствий, которое должно преодолеть наше поколение – это сломать представление людей о «грязной» политике. Ведь общество поддерживает светлых молодых реформаторов, из которых кто-то стоит на улице, кто-то сидит в парламенте, кто-то занимается общественной деятельностью. Но когда доходит до момента выбора – срабатывает совковое мышление о том, что «да, он честный и хороший, ничего не украл, но и ничего не добился».

Во-вторых, важно перенаправить свои силы с борьбы на формирование своих предложений и четких планов действия. И мы предлагаем. Уже сейчас самый большой страх власти, что новые ребята знают, что они хотят и как реформировать систему. Рано или поздно общество задастся этим вопросом: почему люди, с которыми мы стояли рядом на Майдане, голосуют вместе с людьми из бывшей Партии регионов, почему скупают голоса, что это за когнитивный диссонанс? Этот диссонанс должен разрешиться, и он разрешится.

— Не будет ли совсем поздно, когда он разрешится? Все эти ребята – при деле, ворочают большими деньгами, купят голоса на выборах, поменяют лица у кормушки в очередной раз и будут жить себе дальше припеваючи.

— Поменять лица у кормушки уже будет намного сложнее, потому что созданы институции, которые не позволят этого сделать. Большая ошибка думать, что эта борьба когда-нибудь остановится. Нет ни одной реальности, в которой бы власть не начала развращаться. Ее нужно контролировать на каждом этапе, начиная от маленьких сел и городов, заканчивая на уровне правительства и больших денег. Эта ежедневная борьба важнее, чем Майдан.

Украинское общество достаточно взрослое, и это показало очень много процессов, чтобы понимать, что нет никакой идеальной власти. Есть реальная жизнь, и нужно бороться каждый день. Революционные изменения закладываются не только видимыми вещами, а и появлением новых институций вроде Антикоррупционного бюро, ДБР, НАЗК, законов, которые заставят политические партии быть более прозрачными. Продолжение революции – в защите этих институций.

Если бы у меня не было четкой убежденности, что в стране есть огромный класс людей, который действительно хочет другой Украины – мы бы все опустили руки и занялись бы чем-то другим. Но у меня есть убеждение, что эти люди есть. Когда мы набирали патрульных, многие не верили, что они не будут брать взятки. У них самих горели глаза на собеседованиях, но они же говорили: «Нас же так мало». Сейчас они объединились в одной структуре, поддерживают друг друга, имеют поддержку общества и работают.

Я бы сравнил все, что происходит с властью – с переселенцами с Донбасса. Когда туда пришли оккупанты, они покинули свои дома, переехали на эту сторону, живут здесь, потеряв все – дома, карьеру, друзей, малую родину. Но они живут и работают здесь, потому что не хотят поддерживать власть оккупантов. Эти люди отрезали все. То же самое должна сделать нынешняя власть – сжечь за собой все мосты.

— У нас уже было «правительство камикадзе», аж два.

— Это не камикадзе, смело воровать – это еще не храбрость. Бо́льшая смелость – не воровать и принуждать к этому других. Все, что происходит у нас в стране, так или иначе связано с Администрацией президента. Порошенко – это человек, который контролирует все.

Он знает все детали того, что происходит, вникает во все и пытается все контролировать. Только вот его договороспособность и коммуникационные способности – все это было направлено не туда. Когда Коломойский выходит и рассказывает, что он договаривался о чем-то, сидя за столом с президентом; когда Ахметов ночью навещает Администрацию президента; когда правой рукой отправляют в отставку Шокина, а левой рукой делается все, чтобы он остался и сохранял систему – это шулерство.

— То есть Порошенко восстановил вертикаль Януковича и стал единственным центром принятия решений?

— Не совсем, его балансируют две вещи: вертикаль Народного Фронта и парламент с обществом. Да, частично парламент подконтролен олигархам, но это все еще площадка, где о чем-то говорят, где могут заблокировать все, что угодно и такого большинства, как было у Партии регионов – у них нет. Большинство людей, которые сидят в коалиции – это люди, с которыми надо договариваться. Это мажоритарщики, это маленькие и большие олигархи, это Видродження и Воля Народу. По каждому вопросу они вынуждены договариваться, делиться властью, обращать внимание на позицию гражданского общества.

— У вас есть ощущения бесповоротности изменений?

— Я бы не сказал. Для меня Украина – это камень, который катился с горы. Мы бежали рядом с этим камнем с криками о том, что это неправильно. В какой-то момент мы поняли, что он не останавливается, а те, кто управляют этим камнем – лишь погоняют его и не собираются останавливаться. Мы сделали Майдан, фактически остановив его в какой-то момент.

Можно ли сказать, что в этот момент Украина стала счастливой и сразу же выкатилась на вершину? Нет. Мы всего лишь остановили ее где-то у подножия. Сейчас мы пытаемся удержать этот камень огромными усилиями, ценой человеческих потерь, войны, разрозненности общества, разрозненности правоохранительных органов – консолидировать под этим камнем людей, которые смогут его закатить назад.

А с той стороны его продолжают гнать вниз! И каждый раз, прокатывая его немного вперед, мы ставим какие-то предохранители, клинья, которые не позволят ему катиться вниз. НАБУ, Национальная полиция, электронная система закупок – это все клинья, которые не дают этому камню снова начать падение.

— Как на процесс падения или закатывания этого камня в гору могут повлиять досрочные парламентские выборы?

— Если выборы пройдут по старому законодательству – это ускорит падение. Если половина парламента будет избираться на мажоритарных округах, с тем количеством оружия, которое есть на руках, с тем количеством людей, которые вернулись с фронта, с теми настроениями, которые есть в обществе – мы получим 225 маленьких войн во всей стране.

Во-вторых, кандидатам в мажоритарных округах придется договариваться с властью, а конкретно с Администрацией президента. Именно там распределяются округа. Это означает, что мы замкнем этот порочный круг, поскольку за два года многие регионалы успели перекраситься: кто-то стал «Новими обличчями», а кто-то – Нашим краем.

В-третьих, произойдет огромный рост рейтингов Оппозиционного блока. Почему? Не потому, что Оппозиционный блок такой реформаторский и не потому, что раньше было лучше. На волне беспомощности и безволия нынешней власти, они потихоньку отбирают те регионы, которые мы освободили. Это война за восточный электорат, который они опять узурпируют.

В нынешней ситуации выборы в парламент превратятся в договоренности между Оппозиционным блоком, партией власти и Народным фронтом. Вокруг этого будут ходить популисты, которые свое возьмут и мы не получим уже даже такого парламента по составу, как сейчас. Означает ли это, что досрочные выборы не нужны? Нет, они нужны, но по новому закону.

— Где взять политическую волю для принятия избирательной реформы?

— Это был один из пунктов программы президента, это обещал Народный фронт, БПП, все политические силы, в том числе Олег Ляшко и Юлия Тимошенко. Однако без общественного давления они этого не сделают.

Мы можем это сделать, у нас просто нет выхода, мы должны смочь. Иначе произойдет самое страшное – это разочарование людей, потеря целого поколения людей, которые ждали большого рывка. Мы можем ответить только своей честностью и общением с людьми.

— Если говорить о честности – как вы прокомментируете все эти скандалы касательно встреч, скажем, Сергея Лещенко с некоторыми олигархами? «Тайных спонсоров» Демальянса тоже активно ищут.

— Это то же самое, что делали при Януковиче. Вспомните, что тогда нам говорили? Политические провокаторы, грантоеды, США, ЕС, вы нас дискредитируете. Ровно то же самое начали говорить сейчас.

Были времена, когда нам рассказывали, что мы – рупор Тимошенко, когда ее сажали в тюрьму, тогда же к БЮТ привязывали СтопЦензуре! Это главная парадигма власти и сейчас. Насколько я знаю, и в БПП, и в Народном фронте существует определенное количество людей, которые целенаправленно разрабатывают медиа планы по нашей дискредитации, выписывают меседжи, делают это системно. Их задача не реагировать на то, что мы говорим, а уничтожать нас как рупор.

Господин Григоришин является личным другом Петра Порошенко, они дружат много лет подряд. Можно ли исходя из наших поступков и слов считать, что мы являемся партнерами Порошенко? Когда говорят о финансировании того же Демальянса какими-то тайными олигархами – давайте посмотрим в бюджеты политических партий. Сколько рекламы дает Демальянс? Ноль. Посмотрите финансовый отчет, который мы дали официально и сравните его с финотчетами Народного фронта, БПП, Батькивщины или других. Оказывается, что маленькая партия Демальянс имеет больший бюджет, чем они.

Это даже не смешно, когда люди, которые за миллиарды распечатывают и обклеивают своими баннерами всю страну, скрывают свои финансы – говорят о нашем тайном финансировании, каких-то не указанных растратах. Мы говорим: «вы воруете», говорим прямо, называем фамилии и схемы. Что мы слышим в ответ? «Вас финансирует Григоришин». Стоп, так вы воруете или нет? А нам в ответ: «Это все борьба против власти, вы – путинские диверсанты». Что за чушь?

Я уже не говорю о том, что начинаются эти все разговоры про то, что мы льем воду на мельницу врага. У нас родственники воюют там. Мы давно занимаемся волонтерской работой на фронте, не афишируя это: возим туда коптеры, одежду, покупаем оружие в том числе. Мы готовы показать каждую платежку, поскольку прозрачно и открыто собираем деньги.

Эти люди, которые сидят в тылу и воруют, будут нам рассказывать про то, что мы воюем против собственной страны? Вдумайтесь, господину Онищенко реструктуризировали долг перед государством на 2 миллиарда гривен. Это сделал Роман Насиров. Двух миллиардов гривен хватило бы, чтобы обеспечить всем необходимым целый батальон, начиная от бронетехники и заканчивая бронированными фортификационными сооружениями.

Игорю Коломойскому простили 10 миллиардов гривен, которые он должен стране. За Ахметовым сохранили полностью его монополии с углем и электроэнергией. И при этом мы воюем против страны?

— Что такого может произойти в Верховной Раде, чтобы стала понятной неизбежность досрочных выборов?

— Работа парламента в первую очередь завязана на исполнительной власти. Если тот план законодательных проектов, который предлагает правительство, начнет выполняться в парламенте без лишних договоренностей с Волей народа и Видродженням – можно будет говорить, что этот парламент является партнером правительства и они слаженно смогут работать до конца срока своих полномочий. Сейчас это не совсем так.

Второе, это решение тех вопросов, которые важны для всей страны: представление дополнительных инструментов Антикоррупционному бюро и изменение избирательного законодательства. Мне кажется, что этих двух сигналов будет достаточно для того, чтобы понять, что парламент работает и снимет вопрос досрочных выборов.

Важно понять, что пока не будет договоренности между всеми политическими силами, пока не будет общественного давления, и главное, пока этого не захочет Порошенко – досрочных выборов не будет. Сейчас наступила ситуация, в которой все готовятся, все окапываются и ждут, когда наступит этот момент. Он наступит тогда, когда других вариантов для компромиссов не будет.

Новое ВремяИлья Лукаш

Как изменил Украину Евромайдан спустя 2,5 года, почему так медленно идут реформы и смогут ли новые политики победить старую систему

Депутат фракции БПП и известный в прошлом журналист Мустафа Найем часто становится ньюсмейкером украинской политической тусовки. То позовет «попить чай» на Майдан и это превращается в самые массовые протесты в новейшей украинской истории, то выступает сооснователем Громадського ТБ, то идет на открытый конфликт с, казалось бы, всемогущим олигархом Игорем Коломойским. Последнее заметное появление Найема на публике состоялось на митинге под стенами Генеральной прокуратуры: несколько сотен людей требовали уволить прокуроров, причастных к избиениям и пыткам сотрудников НАБУ.

В разговоре с НВ Мустафа часто задумывается и подолгу формулирует мысли. Пытается отвечать на простые вопросы глубокими оценками и яркими образами.

— Что для вас является главным итогом Евромайдана спустя 2,5 года? На митинге возле ГПУ в защиту НАБУ вы заявили, что в стране началась коррупционная контрреволюция. Это и есть печальный и главный итог революции?

— Нет, не самый главный. Но это вялотекущий процесс, который начался давно. Просто сейчас нам пытаются это предъявить как данность, с которой нужно смириться.

Все началось с того момента, когда те люди, которые пришли к власти, вместо того, чтобы посадить за стол переговоров людей и попытаться понять, чего хотят и гражданское общество, и новые лидеры – посадили за стол переговоров своих партнеров-олигархов и в страхе перед дестабилизацией договаривались с ними. Они для этого использовали и используют СМИ, они для этого использовали свои полномочия и ту поддержку, которую им дало общество. При этом они думали и до сих пор думают, что их просто будут поддерживать автоматически только потому, что они новые.

Система начала выкручиваться, и сейчас старые схемы, приемы, кланы начали вновь воссоздаваться.

— Был ли шанс тогда опереться на поддержку не олигархов, а на гражданское общество? Достаточно ли сильным оно было?

— Достаточно. Просто на тот момент Порошенко и Яценюк пошли к олигархам, боясь того, что против них начнется война. Но если вспомнить 2014 год – после Майдана был период, когда олигархи отступили. Когда я говорю олигархи, я не говорю не о конкретных людях, а обо всей коррупционной системе, которая была создана ими.

Это был момент, когда, заручившись огромной поддержкой общества, они начали отрезать понемногу. Да, это была война. Да, это была бы не комфортная ситуация. Да, далее пришлось бы отрезать собственные схемы, компании, возможности влиять на ситуацию в стране. Вместо этого они, испугавшись, пригласили тех людей, против которых воевали, за стол переговоров.

В публичной сфере рассказывали о деолигархизации, а сами оставили те же договорняки и те же схемы, что были раньше. И эти схемы оказались сильнее, чем они, поэтому они их просто возглавили.

— Получается, что Евромайдан просто привел к обновлению одной элиты у кормушки на другую? Революция достоинства по большому счету помогла им возглавить бюджетные потоки?

— Нет. Евромайдан поменял самое главное — отношение общества к этому и привел огромное количество людей внутрь системы, которые все эти схемы вскрывают. Появилась нетерпимость к таким действиям. Если раньше против такого никто не возмущался, то сейчас, после Майдана, это невозможно.

Нынешняя власть – это мародеры, которые с помощью старых схем удерживаются во власти. В то время, как им дали в руки совсем другой инструмент – общественную поддержку, общественную легитимацию своей деятельности.

Проблема в том, что они думают, что это – навечно, что они взяли власть и будут держать ее в руках. В действительности это не так. Именно Майдан доказал, что публичная легитимация и общественная поддержка – важнее всех полномочий. Они этого не поняли. Партнером власти стал не народ, который их привел, а старые методы, за которыми пришли старые люди.

— Остается ли возможность в нынешней системе существенно изменить ситуацию?

— Конечно.

— Порошенко проснется и решит жить по-новому?

— Главная ошибка нашего поколения – это непонимание собственных сил и возможностей. Не надо ждать, что это сделает Порошенко, что это сделает премьер-министр или спикер парламента. Нужно брать это в свои руки. Видеть правильных людей в системе, правильные структуры, институции, которые появляются и, поддерживая их, объединяя их, выстраивать единый фронт.

Не надо ожидать какого-то прозрения, этого мы ждали в Украине еще со времен Януковича, что он вот-вот отпустит Тимошенко, вот-вот евроинтегрируется. Нет, на каждом этапе нужно выходить не только с борьбой, но и с предложениями. Если раньше мы только боролись, сейчас мы уже знаем, как эту систему строить, огромное количество людей уже научились работать в аппарате.

— Так система вас абсорбировала. Да, вас оставили внутри системы, но вы стали так называемой «внутренней оппозицией» в БПП, ваши законопроекты игнорируют, а критику не слышат.

— Суть не в этом, это все манипуляции. Суть в том, что нам пытаются навязать старую систему: вот, посмотрите, что происходит с НАБУ, что происходит в национальной полиции, они все такие же, как старые.

На самом деле мы видим примеры того, что это не так. Мы видим национальную полицию, мы же выстроили ее, она же не берет взятки. Значит, это возможно. Мы видим Антикоррупционное бюро, которое действительно работает, не сливает информацию и возбуждает уголовные дела. Мы видим электронную систему закупок, которая реально работает. Мы видим систему электронного декларирования, которую мы создавали – это возможно. Мы видим закон о госфинансировании политических партий. Все эти инструменты создавались вопреки их воле, и они будут работать.

Главное, что не сделано властью за 2,5 года после Майдана – это не заключен новый общественный договор. Что должен был сделать Порошенко после того, как пришел к власти? Посадить всех за один стол и сказать: «Ребята, правила изменились, все равные, никаких договорняков с Коломойским, Ахметовым или Фирташем не будет, есть правила и нарушителей этих правил будут жестко наказывать. И своих, и чужих». Вместо этого власть пытается обмануть общество.

Мы теперь не просто ответственны за то, что происходит, мы не можем быть наблюдателями в этом процессе. Посмотрите, как изменилось наше общество: часть людей взяли на себя ответственность и что-то делают, остальные – наблюдают со стороны и ожидают, кто кого победит.

У меня четкое убеждение, что в стране появилось огромное количество людей 35-40-45 лет, которые уже могут сами что-то делать, брать на себя ответственность и принимать решения. Мешает этот стереотип, что политика – это плохо, что там только коррупционеры, что без договорняков ничего невозможно. Молодые политики, новые политические силы, чиновники-реформаторы в разных госагентствах по всей стране, тысячи людей в облсоветах, общественные активисты – все они должны объединиться, не обязательно под каким-то одним флагом, сформулировать и предложить конкретные решения в каждом направлении.

— А пока Демальянс – сам по себе, сторонники Саакашвили создают свою партию, а Сила людей вообще заявляет, что не собирается к вам присоединяться.

— Это нормально. Я не вижу в этом никакой проблемы. Политическая конкуренция – это нормально.

Я не говорю про объединение в какую-то силу под одним лидером или флагом. Я говорю о том, чтобы мы четко понимали, что нам не нужно воевать друг с другом. То, что у нас разные колонны – ничего страшного в этом нет. Чем больше колонн, тем лучше. В конечном итоге нам важно выстроиться и понять: где мы, а где они.

Власть со своей стороны будет вставлять клинья, рассказывая кто плохой, а кто – хороший. При этом будут создавать свои колонны, которые параллельно с нами будут идти на выборы под теми же лозунгами.

Рано или поздно мы объединимся и с Хвылей [партия соратников Михеила Саакашвили], и с Силой людей, и с теми, кто представляет нормальные политические взгляды в парламенте. Если мы сейчас упустим эту возможность и не объединимся – к власти придет новое поколение, инфицированное старыми схемами: они будут якобы молодыми, в вышиванках, будут рассказывать, что являются молодой политической силой.

— А общество наше готово к тому, чтобы вас разглядеть и за вас проголосовать?

— Одно из самых больших препятствий, которое должно преодолеть наше поколение – это сломать представление людей о «грязной» политике. Ведь общество поддерживает светлых молодых реформаторов, из которых кто-то стоит на улице, кто-то сидит в парламенте, кто-то занимается общественной деятельностью. Но когда доходит до момента выбора – срабатывает совковое мышление о том, что «да, он честный и хороший, ничего не украл, но и ничего не добился».

Во-вторых, важно перенаправить свои силы с борьбы на формирование своих предложений и четких планов действия. И мы предлагаем. Уже сейчас самый большой страх власти, что новые ребята знают, что они хотят и как реформировать систему. Рано или поздно общество задастся этим вопросом: почему люди, с которыми мы стояли рядом на Майдане, голосуют вместе с людьми из бывшей Партии регионов, почему скупают голоса, что это за когнитивный диссонанс? Этот диссонанс должен разрешиться, и он разрешится.

— Не будет ли совсем поздно, когда он разрешится? Все эти ребята – при деле, ворочают большими деньгами, купят голоса на выборах, поменяют лица у кормушки в очередной раз и будут жить себе дальше припеваючи.

— Поменять лица у кормушки уже будет намного сложнее, потому что созданы институции, которые не позволят этого сделать. Большая ошибка думать, что эта борьба когда-нибудь остановится. Нет ни одной реальности, в которой бы власть не начала развращаться. Ее нужно контролировать на каждом этапе, начиная от маленьких сел и городов, заканчивая на уровне правительства и больших денег. Эта ежедневная борьба важнее, чем Майдан.

Украинское общество достаточно взрослое, и это показало очень много процессов, чтобы понимать, что нет никакой идеальной власти. Есть реальная жизнь, и нужно бороться каждый день. Революционные изменения закладываются не только видимыми вещами, а и появлением новых институций вроде Антикоррупционного бюро, ДБР, НАЗК, законов, которые заставят политические партии быть более прозрачными. Продолжение революции – в защите этих институций.

Если бы у меня не было четкой убежденности, что в стране есть огромный класс людей, который действительно хочет другой Украины – мы бы все опустили руки и занялись бы чем-то другим. Но у меня есть убеждение, что эти люди есть. Когда мы набирали патрульных, многие не верили, что они не будут брать взятки. У них самих горели глаза на собеседованиях, но они же говорили: «Нас же так мало». Сейчас они объединились в одной структуре, поддерживают друг друга, имеют поддержку общества и работают.

Я бы сравнил все, что происходит с властью – с переселенцами с Донбасса. Когда туда пришли оккупанты, они покинули свои дома, переехали на эту сторону, живут здесь, потеряв все – дома, карьеру, друзей, малую родину. Но они живут и работают здесь, потому что не хотят поддерживать власть оккупантов. Эти люди отрезали все. То же самое должна сделать нынешняя власть – сжечь за собой все мосты.

— У нас уже было «правительство камикадзе», аж два.

— Это не камикадзе, смело воровать – это еще не храбрость. Бо́льшая смелость – не воровать и принуждать к этому других. Все, что происходит у нас в стране, так или иначе связано с Администрацией президента. Порошенко – это человек, который контролирует все.

Он знает все детали того, что происходит, вникает во все и пытается все контролировать. Только вот его договороспособность и коммуникационные способности – все это было направлено не туда. Когда Коломойский выходит и рассказывает, что он договаривался о чем-то, сидя за столом с президентом; когда Ахметов ночью навещает Администрацию президента; когда правой рукой отправляют в отставку Шокина, а левой рукой делается все, чтобы он остался и сохранял систему – это шулерство.

— То есть Порошенко восстановил вертикаль Януковича и стал единственным центром принятия решений?

— Не совсем, его балансируют две вещи: вертикаль Народного Фронта и парламент с обществом. Да, частично парламент подконтролен олигархам, но это все еще площадка, где о чем-то говорят, где могут заблокировать все, что угодно и такого большинства, как было у Партии регионов – у них нет. Большинство людей, которые сидят в коалиции – это люди, с которыми надо договариваться. Это мажоритарщики, это маленькие и большие олигархи, это Видродження и Воля Народу. По каждому вопросу они вынуждены договариваться, делиться властью, обращать внимание на позицию гражданского общества.

— У вас есть ощущения бесповоротности изменений?

— Я бы не сказал. Для меня Украина – это камень, который катился с горы. Мы бежали рядом с этим камнем с криками о том, что это неправильно. В какой-то момент мы поняли, что он не останавливается, а те, кто управляют этим камнем – лишь погоняют его и не собираются останавливаться. Мы сделали Майдан, фактически остановив его в какой-то момент.

Можно ли сказать, что в этот момент Украина стала счастливой и сразу же выкатилась на вершину? Нет. Мы всего лишь остановили ее где-то у подножия. Сейчас мы пытаемся удержать этот камень огромными усилиями, ценой человеческих потерь, войны, разрозненности общества, разрозненности правоохранительных органов – консолидировать под этим камнем людей, которые смогут его закатить назад.

А с той стороны его продолжают гнать вниз! И каждый раз, прокатывая его немного вперед, мы ставим какие-то предохранители, клинья, которые не позволят ему катиться вниз. НАБУ, Национальная полиция, электронная система закупок – это все клинья, которые не дают этому камню снова начать падение.

— Как на процесс падения или закатывания этого камня в гору могут повлиять досрочные парламентские выборы?

— Если выборы пройдут по старому законодательству – это ускорит падение. Если половина парламента будет избираться на мажоритарных округах, с тем количеством оружия, которое есть на руках, с тем количеством людей, которые вернулись с фронта, с теми настроениями, которые есть в обществе – мы получим 225 маленьких войн во всей стране.

Во-вторых, кандидатам в мажоритарных округах придется договариваться с властью, а конкретно с Администрацией президента. Именно там распределяются округа. Это означает, что мы замкнем этот порочный круг, поскольку за два года многие регионалы успели перекраситься: кто-то стал «Новими обличчями», а кто-то – Нашим краем.

В-третьих, произойдет огромный рост рейтингов Оппозиционного блока. Почему? Не потому, что Оппозиционный блок такой реформаторский и не потому, что раньше было лучше. На волне беспомощности и безволия нынешней власти, они потихоньку отбирают те регионы, которые мы освободили. Это война за восточный электорат, который они опять узурпируют.

В нынешней ситуации выборы в парламент превратятся в договоренности между Оппозиционным блоком, партией власти и Народным фронтом. Вокруг этого будут ходить популисты, которые свое возьмут и мы не получим уже даже такого парламента по составу, как сейчас. Означает ли это, что досрочные выборы не нужны? Нет, они нужны, но по новому закону.

— Где взять политическую волю для принятия избирательной реформы?

— Это был один из пунктов программы президента, это обещал Народный фронт, БПП, все политические силы, в том числе Олег Ляшко и Юлия Тимошенко. Однако без общественного давления они этого не сделают.

Мы можем это сделать, у нас просто нет выхода, мы должны смочь. Иначе произойдет самое страшное – это разочарование людей, потеря целого поколения людей, которые ждали большого рывка. Мы можем ответить только своей честностью и общением с людьми.

— Если говорить о честности – как вы прокомментируете все эти скандалы касательно встреч, скажем, Сергея Лещенко с некоторыми олигархами? «Тайных спонсоров» Демальянса тоже активно ищут.

— Это то же самое, что делали при Януковиче. Вспомните, что тогда нам говорили? Политические провокаторы, грантоеды, США, ЕС, вы нас дискредитируете. Ровно то же самое начали говорить сейчас.

Были времена, когда нам рассказывали, что мы – рупор Тимошенко, когда ее сажали в тюрьму, тогда же к БЮТ привязывали СтопЦензуре! Это главная парадигма власти и сейчас. Насколько я знаю, и в БПП, и в Народном фронте существует определенное количество людей, которые целенаправленно разрабатывают медиа планы по нашей дискредитации, выписывают меседжи, делают это системно. Их задача не реагировать на то, что мы говорим, а уничтожать нас как рупор.

Господин Григоришин является личным другом Петра Порошенко, они дружат много лет подряд. Можно ли исходя из наших поступков и слов считать, что мы являемся партнерами Порошенко? Когда говорят о финансировании того же Демальянса какими-то тайными олигархами – давайте посмотрим в бюджеты политических партий. Сколько рекламы дает Демальянс? Ноль. Посмотрите финансовый отчет, который мы дали официально и сравните его с финотчетами Народного фронта, БПП, Батькивщины или других. Оказывается, что маленькая партия Демальянс имеет больший бюджет, чем они.

Это даже не смешно, когда люди, которые за миллиарды распечатывают и обклеивают своими баннерами всю страну, скрывают свои финансы – говорят о нашем тайном финансировании, каких-то не указанных растратах. Мы говорим: «вы воруете», говорим прямо, называем фамилии и схемы. Что мы слышим в ответ? «Вас финансирует Григоришин». Стоп, так вы воруете или нет? А нам в ответ: «Это все борьба против власти, вы – путинские диверсанты». Что за чушь?

Я уже не говорю о том, что начинаются эти все разговоры про то, что мы льем воду на мельницу врага. У нас родственники воюют там. Мы давно занимаемся волонтерской работой на фронте, не афишируя это: возим туда коптеры, одежду, покупаем оружие в том числе. Мы готовы показать каждую платежку, поскольку прозрачно и открыто собираем деньги.

Эти люди, которые сидят в тылу и воруют, будут нам рассказывать про то, что мы воюем против собственной страны? Вдумайтесь, господину Онищенко реструктуризировали долг перед государством на 2 миллиарда гривен. Это сделал Роман Насиров. Двух миллиардов гривен хватило бы, чтобы обеспечить всем необходимым целый батальон, начиная от бронетехники и заканчивая бронированными фортификационными сооружениями.

Игорю Коломойскому простили 10 миллиардов гривен, которые он должен стране. За Ахметовым сохранили полностью его монополии с углем и электроэнергией. И при этом мы воюем против страны?

— Что такого может произойти в Верховной Раде, чтобы стала понятной неизбежность досрочных выборов?

— Работа парламента в первую очередь завязана на исполнительной власти. Если тот план законодательных проектов, который предлагает правительство, начнет выполняться в парламенте без лишних договоренностей с Волей народа и Видродженням – можно будет говорить, что этот парламент является партнером правительства и они слаженно смогут работать до конца срока своих полномочий. Сейчас это не совсем так.

Второе, это решение тех вопросов, которые важны для всей страны: представление дополнительных инструментов Антикоррупционному бюро и изменение избирательного законодательства. Мне кажется, что этих двух сигналов будет достаточно для того, чтобы понять, что парламент работает и снимет вопрос досрочных выборов.

Важно понять, что пока не будет договоренности между всеми политическими силами, пока не будет общественного давления, и главное, пока этого не захочет Порошенко – досрочных выборов не будет. Сейчас наступила ситуация, в которой все готовятся, все окапываются и ждут, когда наступит этот момент. Он наступит тогда, когда других вариантов для компромиссов не будет.

Новое Время

Девочка с Троещины или Жанна д’Арк: эксперты – о том, чего ожидать от непредсказуемой Надежды Савченко Девочка с Троещины или Жанна д’Арк: эксперты – о том, чего ожидать от непредсказуемой Надежды Савченко

Илья Лукаш

Требования переговоров с Захарченко и Плотницким, извинения за гибель сепаратистов, телеинтервью нардепу от Оппоблока – за три месяца Савченко несколько раз подряд возмутила общество. Для чего она в украинской политике и чего от нее ждать?

22 июля 2016 года Надежда Савченко стала телезвездой. Большое интервью, которое она дала нардепу от Оппозиционного блока и официальном владельцу канала NewsOne Евгению Мураеву (по словам нардепа Сергея Лещенко, неофициально каналом владеет экс-премьер Николай Азаров), вывели его на первые позиции в телерейтингах. Часовую программу в прайм-тайм, пятница, 22.00 – посмотрели более миллиона украинцев.

В интервью до недавнего времени самая известная пленная Кремля объяснила, что призвала украинцев извиниться перед матерями погибших в военном конфликте на Востоке Украины с обеих сторон противостояния. Также она повторила тезис о своей готовности к прямым переговорам с лидерами самопровозглашенных ЛНР-ДНР и утверждала, что уже не раз была рядом с линией разграничения, но «Плотницкий на встречу так и не пришел».

В Верховной раде, где Савченко успела проработать два месяца после освобождения и перед летними каникулами, она отличилась инициативой отмены судебной реформы.

На прошлой неделе вокруг имени Савченко вспыхнул еще один скандал после того, как в интервью Deutsche Welle она заявила, что «не хочет, но должна» стать президентом, а для наведения порядка Украине нужна диктатура: «Надо стать таким диктатором, который имеет все в своих руках. Для того, чтобы вернуть эту власть народу и сделать так, чтобы больше никогда власть у народа не забрали», — заявила она.

После таких заявлений в адрес Савченко посыпались негативные комментарии. Политолог Тарас Березовец заявил, что нардепом «управляют в ручном режиме» и она «наносит прямой ущерб национальной безопасности страны»: «По классификации КГБ это называется «агент-торпеда»: человек, задача которого – довести ситуацию до социального взрыва. Задача Надежды Савченко – стать лицом нового протеста против украинской власти; вполне возможно, что это должно произойти уже осенью», — написал Березовец.

Политический эксперт Тарас Загородний уверен, что Савченко откровенно высказывает тезисы Кремля.

«Все эти ее мысли и высказывания только кажутся нелогичными, на самом деле они четко ложатся в канву поддержки политики Российской Федерации. Поинтересуйтесь, что такое агенты влияния в истории КГБ, они их запускали еще со времен Коминтерна, имеют 100 лет опыта в этой деятельности», — напоминает политолог.

Загородний считает, что резонансные выступления Савченко в СМИ – лишь начало реализации долгосрочной стратегии, которая может иметь целью захват власти. Следующим шагом станет формирование собственной «армии последователей или секты» в несколько тысяч человек.

«Читайте историю прихода большевиков к власти в 1917-м году. Сколько их тогда было? Несколько тысяч людей просто пришли и расстреляли власть, пока все остальные ждали выборов. В ближайшее время Савченко может сформировать группу сторонников в одну-две тысячи людей, которых будет вполне достаточно, чтобы захватить власть», — считает Загородний.

Савченко могут манипулировать из-за отсутствия политического мышления, считает политтехнолог Сергей Гайдай, который участвовал в десятках предвыборных кампаний и утверждает, что «видит политика с первого взгляда».

«Мы ведь ждали Жанну д’Арк, а получили обычную девочку с Троещины. Проблема Надежды заключается не столько в ней, сколько в нас. Находясь в плену, она вела себя мужественно и много людей создали вокруг нее иллюзии. Тезис о том, что Савченко – проект Медведчука, такой же миф, как и то, что она – украинская Жанна д’Арк. Она обычный человек со своими ошибками, глупостями и заблуждениями», — считает он.

Мировая известность – не главный залог успешности политика, говорит Гайдай и приводит пример действующего мэра столицы Виталия Кличко.

«Посмотрите на феномен Кличко: да, его знал весь мир, да, он был известным спортсменом, но у него как не было, так и не появилось политического мышления. Ну, стал он мэром Киева, но я не считаю, что это – успешная политическая карьера. Как для обычного человека Савченко не глупая, но для политика этого недостаточно», — говорит Гайдай, предсказывая скорое завершение политической карьеры Савченко.

Быстрое завершение карьеры Савченко предсказывает и известный диссидент, правозащитник и политзаключенный Семен Глузман. «Для меня Савченко – не политик. Она достаточно искренний человек, немного понимает, немного, наверное, читала, неглубокая по своему интеллекту. Но, извините, в Верховной Раде и без нее книгочеев было мало. Если бы не ее патрон Юлия Тимошенко, которая на ней отпиарилась, Савченко и близко не подпустили бы к политике. Поэтому я думаю, что либо она сама уйдет, или ее не выдержат. В следующем созыве [Верховного Совета] ее уже не будет», — убежден он.

На вопрос о том, могли ли во время пребывания в российской тюрьме Савченко завербовать спецслужбы, Глузман, который сам отсидел в советских лагерях за диссидентскую деятельность в 70-х годах, отвечает утвердительно.

«Понятно, что на Савченко могли существенно повлиять во время заключения. У нее же так и не было ни одного дня полной изоляции или абсолютного голодания, как выяснилось. У нее бесконечно были адвокаты, ее родственники, какие-то журналисты, спецслужбисты, следовательно у нее была бурная светская жизнь», — говорит Глузман и советует спокойно относиться к словам скандального нардепа.

Дальнейшая поддержка Савченко среди украинцев будет падать, считает заместитель директора Агентства моделирования ситуаций Алексей Голобуцкий. Проблема Савченко, которая то выступает с националистических позиций, то идет в эфир с одиозным экс-регионалом Мураевым, в том, что она тем самым теряет всякую электоральную поддержку.

«Пока другие политики шли к своим должностям годами по карьерной лестнице – она взлетела до небес и не может соотносить свои амбиции с возможностями. Популярность ее будет падать, и чем дальше, тем быстрее, будем видеть потерю рейтинга просто по месяцам, а иногда по неделям. Для электората Оппозиционного блока она всегда будет оставаться «карателем в юбке», для либералов она умерла сразу после возвращения, а для националистов она умирает почти каждую неделю из-за своих заявлений», — говорит Голобуцкий.

Точечные проблемы у Савченко уже наметились. Неделю назад ее пытались забросать яйцами в Одессе украинские националисты. А на сайте президента уже собрали более 5 тысяч подписей из необходимых 25-ти под петицией о лишении ее звания Героя Украины и депутатского мандата. Правда, острая на язык Савченко уже заявила, что это делают те, «кому нечем заняться», и вообще подписанты «страдают ерундой».

Новое ВремяИлья Лукаш

Требования переговоров с Захарченко и Плотницким, извинения за гибель сепаратистов, телеинтервью нардепу от Оппоблока – за три месяца Савченко несколько раз подряд возмутила общество. Для чего она в украинской политике и чего от нее ждать?

22 июля 2016 года Надежда Савченко стала телезвездой. Большое интервью, которое она дала нардепу от Оппозиционного блока и официальном владельцу канала NewsOne Евгению Мураеву (по словам нардепа Сергея Лещенко, неофициально каналом владеет экс-премьер Николай Азаров), вывели его на первые позиции в телерейтингах. Часовую программу в прайм-тайм, пятница, 22.00 – посмотрели более миллиона украинцев.

В интервью до недавнего времени самая известная пленная Кремля объяснила, что призвала украинцев извиниться перед матерями погибших в военном конфликте на Востоке Украины с обеих сторон противостояния. Также она повторила тезис о своей готовности к прямым переговорам с лидерами самопровозглашенных ЛНР-ДНР и утверждала, что уже не раз была рядом с линией разграничения, но «Плотницкий на встречу так и не пришел».

В Верховной раде, где Савченко успела проработать два месяца после освобождения и перед летними каникулами, она отличилась инициативой отмены судебной реформы.

На прошлой неделе вокруг имени Савченко вспыхнул еще один скандал после того, как в интервью Deutsche Welle она заявила, что «не хочет, но должна» стать президентом, а для наведения порядка Украине нужна диктатура: «Надо стать таким диктатором, который имеет все в своих руках. Для того, чтобы вернуть эту власть народу и сделать так, чтобы больше никогда власть у народа не забрали», — заявила она.

После таких заявлений в адрес Савченко посыпались негативные комментарии. Политолог Тарас Березовец заявил, что нардепом «управляют в ручном режиме» и она «наносит прямой ущерб национальной безопасности страны»: «По классификации КГБ это называется «агент-торпеда»: человек, задача которого – довести ситуацию до социального взрыва. Задача Надежды Савченко – стать лицом нового протеста против украинской власти; вполне возможно, что это должно произойти уже осенью», — написал Березовец.

Политический эксперт Тарас Загородний уверен, что Савченко откровенно высказывает тезисы Кремля.

«Все эти ее мысли и высказывания только кажутся нелогичными, на самом деле они четко ложатся в канву поддержки политики Российской Федерации. Поинтересуйтесь, что такое агенты влияния в истории КГБ, они их запускали еще со времен Коминтерна, имеют 100 лет опыта в этой деятельности», — напоминает политолог.

Загородний считает, что резонансные выступления Савченко в СМИ – лишь начало реализации долгосрочной стратегии, которая может иметь целью захват власти. Следующим шагом станет формирование собственной «армии последователей или секты» в несколько тысяч человек.

«Читайте историю прихода большевиков к власти в 1917-м году. Сколько их тогда было? Несколько тысяч людей просто пришли и расстреляли власть, пока все остальные ждали выборов. В ближайшее время Савченко может сформировать группу сторонников в одну-две тысячи людей, которых будет вполне достаточно, чтобы захватить власть», — считает Загородний.

Савченко могут манипулировать из-за отсутствия политического мышления, считает политтехнолог Сергей Гайдай, который участвовал в десятках предвыборных кампаний и утверждает, что «видит политика с первого взгляда».

«Мы ведь ждали Жанну д’Арк, а получили обычную девочку с Троещины. Проблема Надежды заключается не столько в ней, сколько в нас. Находясь в плену, она вела себя мужественно и много людей создали вокруг нее иллюзии. Тезис о том, что Савченко – проект Медведчука, такой же миф, как и то, что она – украинская Жанна д’Арк. Она обычный человек со своими ошибками, глупостями и заблуждениями», — считает он.

Мировая известность – не главный залог успешности политика, говорит Гайдай и приводит пример действующего мэра столицы Виталия Кличко.

«Посмотрите на феномен Кличко: да, его знал весь мир, да, он был известным спортсменом, но у него как не было, так и не появилось политического мышления. Ну, стал он мэром Киева, но я не считаю, что это – успешная политическая карьера. Как для обычного человека Савченко не глупая, но для политика этого недостаточно», — говорит Гайдай, предсказывая скорое завершение политической карьеры Савченко.

Быстрое завершение карьеры Савченко предсказывает и известный диссидент, правозащитник и политзаключенный Семен Глузман. «Для меня Савченко – не политик. Она достаточно искренний человек, немного понимает, немного, наверное, читала, неглубокая по своему интеллекту. Но, извините, в Верховной Раде и без нее книгочеев было мало. Если бы не ее патрон Юлия Тимошенко, которая на ней отпиарилась, Савченко и близко не подпустили бы к политике. Поэтому я думаю, что либо она сама уйдет, или ее не выдержат. В следующем созыве [Верховного Совета] ее уже не будет», — убежден он.

На вопрос о том, могли ли во время пребывания в российской тюрьме Савченко завербовать спецслужбы, Глузман, который сам отсидел в советских лагерях за диссидентскую деятельность в 70-х годах, отвечает утвердительно.

«Понятно, что на Савченко могли существенно повлиять во время заключения. У нее же так и не было ни одного дня полной изоляции или абсолютного голодания, как выяснилось. У нее бесконечно были адвокаты, ее родственники, какие-то журналисты, спецслужбисты, следовательно у нее была бурная светская жизнь», — говорит Глузман и советует спокойно относиться к словам скандального нардепа.

Дальнейшая поддержка Савченко среди украинцев будет падать, считает заместитель директора Агентства моделирования ситуаций Алексей Голобуцкий. Проблема Савченко, которая то выступает с националистических позиций, то идет в эфир с одиозным экс-регионалом Мураевым, в том, что она тем самым теряет всякую электоральную поддержку.

«Пока другие политики шли к своим должностям годами по карьерной лестнице – она взлетела до небес и не может соотносить свои амбиции с возможностями. Популярность ее будет падать, и чем дальше, тем быстрее, будем видеть потерю рейтинга просто по месяцам, а иногда по неделям. Для электората Оппозиционного блока она всегда будет оставаться «карателем в юбке», для либералов она умерла сразу после возвращения, а для националистов она умирает почти каждую неделю из-за своих заявлений», — говорит Голобуцкий.

Точечные проблемы у Савченко уже наметились. Неделю назад ее пытались забросать яйцами в Одессе украинские националисты. А на сайте президента уже собрали более 5 тысяч подписей из необходимых 25-ти под петицией о лишении ее звания Героя Украины и депутатского мандата. Правда, острая на язык Савченко уже заявила, что это делают те, «кому нечем заняться», и вообще подписанты «страдают ерундой».

Новое Время

Смерть мажоритарки и конец политической рекламы. Пять изменений в избирательное законодательство, которые обновят украинскую политикуСмерть мажоритарки и конец политической рекламы. Пять изменений в избирательное законодательство, которые обновят украинскую политику

Илья Лукаш

За почти два года работы Верховной Рады восьмого созыва депутаты не выполнили одно из главных своих обещаний – изменить избирательную систему. Засилье «вечных» мажоритарщиков, сомнительные бизнесмены с коррупционным прошлым и нестабильная коалиция тормозят реформирование страны.

Попасть в парламент через мажоритарный округ — вопрос денег и связей. Скандальный депутат Александр Онищенко, который бежал из Украины после обвинений НАБУ в махинациях по продаже газа с государственных скважин, по версии следствия украл от 2,1 до 3 млрд. Его дважды избирали на округе № 93 в Киевской области, на выборах 2014 года он получил около 30 тысяч голосов. Для победы ему пришлось привезти в город Кагарлык американскую кинозвезду Жан-Клода Ван Дама. К тому же, по каким-то причинам не выставил кандидата на этом округе Блок Петра Порошенко, который фактически имел зеленый свет от электората на выборах-2014.

Эксперты назвали пять решений, которые позволят избавиться в Верховной Раде от «надзирателей за бюджетными потоками» и сделают партии инструментом изменений в стране, вместо бизнес-клуба для лоббирования чьих-то коррупционных интересов.

1. Отмена мажоритарных округов

Среди 416 депутатов нынешней Верховной рады более 190 избраны на одномандатных округах. Первое, что бросается в глаза – поразительная неравномерность проходного барьера в различных регионах Украины. Если экс-регионал Ефим Звягильский стал депутатом благодаря 1400 голосам избирателей на Донетчине, то за активиста Майдана Владимира Парасюка на Львовщине проголосовали более 69 тысяч избирателей. Причем Звягильский, бывший директор шахты им. Засядько, был депутатом всех восьми созывов Верховной Рады, пройдя путь от КПСС до Оппозиционного блока, а четыре срока был депутатом от Партии регионов.

Именно на одномандатных округах происходят наибольшие нарушения законодательства. Вся страна наблюдала за «битвой гречки» на 205-м округе в Чернигове год назад, между Геннадием Корбаном и Сергеем Березенком, а титушки нынешнего депутата Олеся Довгого дважды нападали на технических кандидатов от 102 округа на Кировоградщине просто в помещении ЦИК.

В общественной организации Опора, которая наблюдает за выборами с 2007 года, после парламентских выборов 2014-го года заявили, что 70% нарушений во время кампании было зарегистрировано именно на одномандатных округах.

«В украинских реалиях мажоритарная составляющая – это массовые подкупы, злоупотребления админресурсом и деидеологизация кандидата. Следовательно, он – хороший хозяин и все. Одни и те же люди голосуют за одну партию, а по мажоритарке выбирают совершенно противоположную политическую фигуру, ориентируясь на обещания материального или инфраструктурного характера», — говорит аналитик Опоры Александр Клюжев.

Сейчас в Верховной раде коалиционные фракции БПП и НФ лоббируют сохранение существующей избирательной системы. Это неудивительно, поскольку в президентской фракции 69 депутатов-одномандатников из 132 членов фракции, а в Народном фронте – 18 из 82. На внеочередных выборах 17 июля ряды мажоритарщиков могут пополниться – на всех семи округах, где будут проходить довыборы, есть кандидаты от обеих партий.

Бывшие члены коалиции также разделились: «Самопоміч» выступает за пропорциональную систему с открытыми списками, Батькивщина и РПЛ – за частично закрытые списки.

«Мажоритарная система проявляет себя эффективно только на нижнем уровне поселков и районов. Логично было бы выбирать депутатов парламента по чисто пропорциональной системе [партийные списки], а после завершения реформы децентрализации – вводить ее на более низкие уровни, вплоть до районов», — считает эксперт по избирательному законодательству и старший юридический советник международной организации IFES Денис Ковриженко.

2. Ограничения телерекламы и жесткий контроль за расходами

На последние парламентские выборы участники гонки потратили 650 млн грн, по данным сети Опора. Эксперты утверждают, что это лишь официальная часть затрат, поскольку до 80% легальных бюджетов партии-победители потратили на телерекламу, а в официальных отчетах показали лишь незначительную долю.

«Безграничная политическая реклама на выборах искажает осознанный выбор гражданина. При ее отсутствии начнется конкуренция идей и смыслов, а не просто денег олигархов», — говорит кандидат в новый ЦИК Евгений Радченко.

Он признает, что официальные проплаты за рекламу рискуют перейти в «джинсу» – скрытую рекламу. Для этого работникам СМИ и избирательным штабам придется создавать события, прописывать сценарии, а не просто крутить однотипные ролики.

Погоня за телерекламой и билбордами раздула суммы на выборы до астрономических цифр. Так, один мандат депутата фракции » Батькивщина «стоил 6,4 млн грн, а члена Оппозиционного блока в Раде – 3,9 млн грн. И это только по данным официальных отчетов о расходах.

Ограничения телерекламы позволят не просто выровнять баланс сил в Верховной Раде – это едва ли не единственный способ прийти к власти новым партиям, которые называют себя «антиолигархическими».

«Без ограничения политической телерекламы, гречка и медиа-поддержка олигархов и в дальнейшем будут консервировать нынешнюю систему», — считает сопредседатель Демальянса Светлана Залищук.

Ограничения или запрет на телерекламу политических партий существует в большинстве стран Евросоюза. В Румынии, где реклама на ТВ для партий и кандидатов во время избирательной кампании запрещена, выход на избирателей через телеэкраны и радио компенсируют дебатами. Правила этих дебатов жестко прописаны: ведущие должны быть беспристрастными, каждый участник имеет равное количество времени на выступление, а рейтинги выступающих нельзя показывать в прямом эфире.

Официальные ограничения на финансирование выборов в Украине существуют: партии и блоки не могут потратить больше, чем 2,5 млн грн, кандидаты – не более 170 тысяч. На практике, ни проверить расходы партий, ни наказать их за это все эти годы в Украине было просто некому.

«Уместно было бы просто контролировать расходы партий или кандидатов. Сейчас у ЦИК просто нет таких полномочий, а правоохранительные органы ничего не делают. Теперь этим сможет заниматься НАПК, но штрафы, которые они могут накладывать – смешные, где-то до тысячи гривен», — говорит Ковриженко.

Доказать подкуп избирателей либо партиями, либо кандидатами по мажоритарным округам – крайне трудно. Так, из более 600 заявлений о нарушениях законов во время избирательной кампании 2014-го года, судебными приговорами закончились менее 10.

Он рассказывает, что когда за проблему взялись в Грузии – члены уполномоченного органа просто ездили на встречи с избирателями и считали неофициальные расходы. Если партия устраивала «шашлык-пати», они считали количество участников, мяса и напитков, оценивали рыночную стоимость праздника и подавали в суд, где нарушителей ощутимо штрафовали. «Другого пути просто нет», — резюмирует Ковриженко.

3. Открытие списков

Засилье телерекламы и отсутствие идеологии привели к тому, что украинцы привыкли голосовать за ярких лидеров, не обращая внимания на тех, кто идет даже в первый десятке. Этим пользуются партийные лидеры, которые либо продают проходные места, либо ставят туда приближенных лиц, не учитывая их популярность или профессионализм.

Исправить ситуацию можно введением открытых списков. Это означает, что на выборах, после выбора партии, избиратель сможет поставить галочку напротив конкретной фамилии человека, которого он хочет видеть в парламенте. Эта идея витает в украинском политическом воздухе уже более 10 лет.

Месяц назад в Верховную Раду внесли свой вариант Избирательного кодекса бывший председатель Комитета избирателей Украины Александр Черненко и спикер Рады Андрей Парубий. Действующий член ЦИК Андрей Магера рассказывает, как может выглядеть новая политическая реальность, в случае его принятия.

«Будет создано не более 30 избирательных регионов, в состав которых зачислят нынешние 225 территориальных округов. Без избрания мажоритарщиков эти округа станут функциональной единицей избирательного процесса, — считает Магера. – По одному региону партия сможет выставить 10-15 кандидатов по открытым спискам, его сможет возглавить тот кандидат, который наберет большинство голосов в этом округе».

Если после подсчета голосов партия возьмет по округу условных 4,7 мандата – четыре лидеры голосования пойдут в Верховную Раду по региональному списку. Остатки по регионам будут суммировать и проводить в Совет кандидатов уже по общегосударственному округу.

Введение вполне открытых списков, когда избиратели будут выбирать «знакомые лица», может привести к разрушению политической системы, отмечают эксперты.

«В списки будут брать только звезд шоу-бизнеса, актеров и мошенников, чтобы взять большинство. Это будет та самая мажоритарная система, поэтому часть этого списка партии должны формировать без голосования за личности», — говорит Ковриженко.

4. Ограничить использование админресурса

Кроме непосредственного незаконного вмешательства должностного лица в процесс выборов, эксперты отмечают еще одну проблему: кандидаты в статусе должностного лица используют государственные или коммунальные ресурсы в собственных интересах.

Сейчас чиновники, которые баллотируются в парламент, даже не должны уходить в отпуск на время избирательной кампании, что увеличивает поле для использования админресурса. В 1998 группа нардепов уже предлагала внести в Избирательный кодекс поправку, по которой чиновник должен уходить в отпуск на время выборов, но Конституционный Суд признал это «правом, а не обязанностью госслужащего».

«Это считается ограничением прав человека, что объясняется двумя аргументами: текущая деятельность власти не может прекращаться на время выборов, но органы власти должны воздерживаться от социальных инициатив во время избирательных кампаний», — объясняет Радченко.

Деполитизация государственной службы должна сопровождаться жестким контролем за кандидатами, которые находятся на госдолжностях. Если же руководитель государственного органа, который баллотируется, заставляет подчиненных агитировать за него или проводит встречи с избирателями в государственном помещении, – это обычное уголовное преступление, которое предусматривает до пяти лет лишения свободу. Правда, ни одного приговора по этому поводу в Украине еще не было.

«Украине стоит ввести не просто европейские избирательные практики, а обеспечить одну-единственную вещь – неотвратимость наказания за совершенные преступления. Без этого никакие практики не будут эффективными, не то,что европейские», — считает Радченко.

Для примера, в Латвии риски вмешательства должностных лиц в избирательный процесс прописали в мелочах. Была предоставлена возможность привлекать чиновников к ответственности и ощутимо штрафовать.

5. Обновить состав ЦИК

Действующий состав ЦИК давно стал «притчей во языцех». Кроме окончания срока полномочий два года назад, комиссия известна двумя «выборами Януковича», ключевой ролью в провоцировании «Оранжевой революции», необъяснимыми доходами большинства членов, и наличием тех ее участников, кто подпадает под люстрацию.

В последний день мая членам ЦИК нанесли еще один репутационный удар: нардеп Сергей Лещенко опубликовал «черную кассу» Партии регионов. Одна из крупнейших статей расходов – почти $3 млн за 6 месяцев 2012 года – Центризбирком.

Председатель ЦИК Михаил Охендовский получение денег решительно опроверг, но НАБУ все-таки взяла у него образцы почерка. Пройти полиграф скандальный чиновник отказался наотрез.

«7 из 12 членов ЦИК избраны по квоте Партии регионов, Коммунистической партии и Социалистической партии. Их уже нет ни в парламенте, ни в активной политической жизни страны, и они являются прямыми пособниками РФ», — заявлял НВ в мае экс-нардеп Егор Фирсов, которого этот самый ЦИК в течение дня после решения фракции БПП лишил мандата.

В ноябре 2015 года Реанимационный пакет реформ обратился с открытым письмом с требованием назначить новый состав ЦИК, оставить в нем из нынешнего состава только Андрея Магеру, в отношении которого отсутствуют «подозрения в политической предвзятости или непрофессионализме».

«Таким членом ЦИК является Магера А.И., который голосовал против сомнительных с точки зрения обоснованности решений ЦИК и высказывал собственное мнение относительно многих спорных постановлений Комиссии», — говорилось в заявлении активистов.

Эпопея с назначением нового состава ЦИК тянется второй год. После того, как парламентские фракции определились со своими кандидатами и передали их на рассмотрение президенту. Президент Петр Порошенко проигнорировал пожелания сразу трех парламентских фракций – Оппозиционного блока, «Батькивщины» и Радикальной партии. Теперь представление президента лежит в Верховной Раде, но у депутатов не хватает голосов ни для принятия, ни для возвращения его в Администрацию президента.

«Мы предлагаем президенту и шести фракциям парламента с нуля начать процесс выдвижения кандидатов в члены ЦИК. Руководствоваться, в первую очередь, профессионализмом этих людей и привлечь туда представителей общественных организаций», — заявила вчера на пресс-конференции заместитель генерального директора Комитета избирателей Украины Наталья Линник.

Эксперты сомневаются, что депутаты успеют рассмотреть и проголосовать за новый состав ЦИК на этой сессии. Но при наличии политической воли и консенсуса, новая комиссия все же может появиться к концу года. «Все процедуры можно пройти в течение осени. Так же, все альтернативные проекты избирательной реформы уже зарегистрированы в парламенте. Надо их рассматривать на Комитете, чтобы голосовать за них уже осенью», — резюмирует Магера.

Новое ВремяИлья Лукаш

За почти два года работы Верховной Рады восьмого созыва депутаты не выполнили одно из главных своих обещаний – изменить избирательную систему. Засилье «вечных» мажоритарщиков, сомнительные бизнесмены с коррупционным прошлым и нестабильная коалиция тормозят реформирование страны.

Попасть в парламент через мажоритарный округ — вопрос денег и связей. Скандальный депутат Александр Онищенко, который бежал из Украины после обвинений НАБУ в махинациях по продаже газа с государственных скважин, по версии следствия украл от 2,1 до 3 млрд. Его дважды избирали на округе № 93 в Киевской области, на выборах 2014 года он получил около 30 тысяч голосов. Для победы ему пришлось привезти в город Кагарлык американскую кинозвезду Жан-Клода Ван Дама. К тому же, по каким-то причинам не выставил кандидата на этом округе Блок Петра Порошенко, который фактически имел зеленый свет от электората на выборах-2014.

Эксперты назвали пять решений, которые позволят избавиться в Верховной Раде от «надзирателей за бюджетными потоками» и сделают партии инструментом изменений в стране, вместо бизнес-клуба для лоббирования чьих-то коррупционных интересов.

1. Отмена мажоритарных округов

Среди 416 депутатов нынешней Верховной рады более 190 избраны на одномандатных округах. Первое, что бросается в глаза – поразительная неравномерность проходного барьера в различных регионах Украины. Если экс-регионал Ефим Звягильский стал депутатом благодаря 1400 голосам избирателей на Донетчине, то за активиста Майдана Владимира Парасюка на Львовщине проголосовали более 69 тысяч избирателей. Причем Звягильский, бывший директор шахты им. Засядько, был депутатом всех восьми созывов Верховной Рады, пройдя путь от КПСС до Оппозиционного блока, а четыре срока был депутатом от Партии регионов.

Именно на одномандатных округах происходят наибольшие нарушения законодательства. Вся страна наблюдала за «битвой гречки» на 205-м округе в Чернигове год назад, между Геннадием Корбаном и Сергеем Березенком, а титушки нынешнего депутата Олеся Довгого дважды нападали на технических кандидатов от 102 округа на Кировоградщине просто в помещении ЦИК.

В общественной организации Опора, которая наблюдает за выборами с 2007 года, после парламентских выборов 2014-го года заявили, что 70% нарушений во время кампании было зарегистрировано именно на одномандатных округах.

«В украинских реалиях мажоритарная составляющая – это массовые подкупы, злоупотребления админресурсом и деидеологизация кандидата. Следовательно, он – хороший хозяин и все. Одни и те же люди голосуют за одну партию, а по мажоритарке выбирают совершенно противоположную политическую фигуру, ориентируясь на обещания материального или инфраструктурного характера», — говорит аналитик Опоры Александр Клюжев.

Сейчас в Верховной раде коалиционные фракции БПП и НФ лоббируют сохранение существующей избирательной системы. Это неудивительно, поскольку в президентской фракции 69 депутатов-одномандатников из 132 членов фракции, а в Народном фронте – 18 из 82. На внеочередных выборах 17 июля ряды мажоритарщиков могут пополниться – на всех семи округах, где будут проходить довыборы, есть кандидаты от обеих партий.

Бывшие члены коалиции также разделились: «Самопоміч» выступает за пропорциональную систему с открытыми списками, Батькивщина и РПЛ – за частично закрытые списки.

«Мажоритарная система проявляет себя эффективно только на нижнем уровне поселков и районов. Логично было бы выбирать депутатов парламента по чисто пропорциональной системе [партийные списки], а после завершения реформы децентрализации – вводить ее на более низкие уровни, вплоть до районов», — считает эксперт по избирательному законодательству и старший юридический советник международной организации IFES Денис Ковриженко.

2. Ограничения телерекламы и жесткий контроль за расходами

На последние парламентские выборы участники гонки потратили 650 млн грн, по данным сети Опора. Эксперты утверждают, что это лишь официальная часть затрат, поскольку до 80% легальных бюджетов партии-победители потратили на телерекламу, а в официальных отчетах показали лишь незначительную долю.

«Безграничная политическая реклама на выборах искажает осознанный выбор гражданина. При ее отсутствии начнется конкуренция идей и смыслов, а не просто денег олигархов», — говорит кандидат в новый ЦИК Евгений Радченко.

Он признает, что официальные проплаты за рекламу рискуют перейти в «джинсу» – скрытую рекламу. Для этого работникам СМИ и избирательным штабам придется создавать события, прописывать сценарии, а не просто крутить однотипные ролики.

Погоня за телерекламой и билбордами раздула суммы на выборы до астрономических цифр. Так, один мандат депутата фракции » Батькивщина «стоил 6,4 млн грн, а члена Оппозиционного блока в Раде – 3,9 млн грн. И это только по данным официальных отчетов о расходах.

Ограничения телерекламы позволят не просто выровнять баланс сил в Верховной Раде – это едва ли не единственный способ прийти к власти новым партиям, которые называют себя «антиолигархическими».

«Без ограничения политической телерекламы, гречка и медиа-поддержка олигархов и в дальнейшем будут консервировать нынешнюю систему», — считает сопредседатель Демальянса Светлана Залищук.

Ограничения или запрет на телерекламу политических партий существует в большинстве стран Евросоюза. В Румынии, где реклама на ТВ для партий и кандидатов во время избирательной кампании запрещена, выход на избирателей через телеэкраны и радио компенсируют дебатами. Правила этих дебатов жестко прописаны: ведущие должны быть беспристрастными, каждый участник имеет равное количество времени на выступление, а рейтинги выступающих нельзя показывать в прямом эфире.

Официальные ограничения на финансирование выборов в Украине существуют: партии и блоки не могут потратить больше, чем 2,5 млн грн, кандидаты – не более 170 тысяч. На практике, ни проверить расходы партий, ни наказать их за это все эти годы в Украине было просто некому.

«Уместно было бы просто контролировать расходы партий или кандидатов. Сейчас у ЦИК просто нет таких полномочий, а правоохранительные органы ничего не делают. Теперь этим сможет заниматься НАПК, но штрафы, которые они могут накладывать – смешные, где-то до тысячи гривен», — говорит Ковриженко.

Доказать подкуп избирателей либо партиями, либо кандидатами по мажоритарным округам – крайне трудно. Так, из более 600 заявлений о нарушениях законов во время избирательной кампании 2014-го года, судебными приговорами закончились менее 10.

Он рассказывает, что когда за проблему взялись в Грузии – члены уполномоченного органа просто ездили на встречи с избирателями и считали неофициальные расходы. Если партия устраивала «шашлык-пати», они считали количество участников, мяса и напитков, оценивали рыночную стоимость праздника и подавали в суд, где нарушителей ощутимо штрафовали. «Другого пути просто нет», — резюмирует Ковриженко.

3. Открытие списков

Засилье телерекламы и отсутствие идеологии привели к тому, что украинцы привыкли голосовать за ярких лидеров, не обращая внимания на тех, кто идет даже в первый десятке. Этим пользуются партийные лидеры, которые либо продают проходные места, либо ставят туда приближенных лиц, не учитывая их популярность или профессионализм.

Исправить ситуацию можно введением открытых списков. Это означает, что на выборах, после выбора партии, избиратель сможет поставить галочку напротив конкретной фамилии человека, которого он хочет видеть в парламенте. Эта идея витает в украинском политическом воздухе уже более 10 лет.

Месяц назад в Верховную Раду внесли свой вариант Избирательного кодекса бывший председатель Комитета избирателей Украины Александр Черненко и спикер Рады Андрей Парубий. Действующий член ЦИК Андрей Магера рассказывает, как может выглядеть новая политическая реальность, в случае его принятия.

«Будет создано не более 30 избирательных регионов, в состав которых зачислят нынешние 225 территориальных округов. Без избрания мажоритарщиков эти округа станут функциональной единицей избирательного процесса, — считает Магера. – По одному региону партия сможет выставить 10-15 кандидатов по открытым спискам, его сможет возглавить тот кандидат, который наберет большинство голосов в этом округе».

Если после подсчета голосов партия возьмет по округу условных 4,7 мандата – четыре лидеры голосования пойдут в Верховную Раду по региональному списку. Остатки по регионам будут суммировать и проводить в Совет кандидатов уже по общегосударственному округу.

Введение вполне открытых списков, когда избиратели будут выбирать «знакомые лица», может привести к разрушению политической системы, отмечают эксперты.

«В списки будут брать только звезд шоу-бизнеса, актеров и мошенников, чтобы взять большинство. Это будет та самая мажоритарная система, поэтому часть этого списка партии должны формировать без голосования за личности», — говорит Ковриженко.

4. Ограничить использование админресурса

Кроме непосредственного незаконного вмешательства должностного лица в процесс выборов, эксперты отмечают еще одну проблему: кандидаты в статусе должностного лица используют государственные или коммунальные ресурсы в собственных интересах.

Сейчас чиновники, которые баллотируются в парламент, даже не должны уходить в отпуск на время избирательной кампании, что увеличивает поле для использования админресурса. В 1998 группа нардепов уже предлагала внести в Избирательный кодекс поправку, по которой чиновник должен уходить в отпуск на время выборов, но Конституционный Суд признал это «правом, а не обязанностью госслужащего».

«Это считается ограничением прав человека, что объясняется двумя аргументами: текущая деятельность власти не может прекращаться на время выборов, но органы власти должны воздерживаться от социальных инициатив во время избирательных кампаний», — объясняет Радченко.

Деполитизация государственной службы должна сопровождаться жестким контролем за кандидатами, которые находятся на госдолжностях. Если же руководитель государственного органа, который баллотируется, заставляет подчиненных агитировать за него или проводит встречи с избирателями в государственном помещении, – это обычное уголовное преступление, которое предусматривает до пяти лет лишения свободу. Правда, ни одного приговора по этому поводу в Украине еще не было.

«Украине стоит ввести не просто европейские избирательные практики, а обеспечить одну-единственную вещь – неотвратимость наказания за совершенные преступления. Без этого никакие практики не будут эффективными, не то,что европейские», — считает Радченко.

Для примера, в Латвии риски вмешательства должностных лиц в избирательный процесс прописали в мелочах. Была предоставлена возможность привлекать чиновников к ответственности и ощутимо штрафовать.

5. Обновить состав ЦИК

Действующий состав ЦИК давно стал «притчей во языцех». Кроме окончания срока полномочий два года назад, комиссия известна двумя «выборами Януковича», ключевой ролью в провоцировании «Оранжевой революции», необъяснимыми доходами большинства членов, и наличием тех ее участников, кто подпадает под люстрацию.

В последний день мая членам ЦИК нанесли еще один репутационный удар: нардеп Сергей Лещенко опубликовал «черную кассу» Партии регионов. Одна из крупнейших статей расходов – почти $3 млн за 6 месяцев 2012 года – Центризбирком.

Председатель ЦИК Михаил Охендовский получение денег решительно опроверг, но НАБУ все-таки взяла у него образцы почерка. Пройти полиграф скандальный чиновник отказался наотрез.

«7 из 12 членов ЦИК избраны по квоте Партии регионов, Коммунистической партии и Социалистической партии. Их уже нет ни в парламенте, ни в активной политической жизни страны, и они являются прямыми пособниками РФ», — заявлял НВ в мае экс-нардеп Егор Фирсов, которого этот самый ЦИК в течение дня после решения фракции БПП лишил мандата.

В ноябре 2015 года Реанимационный пакет реформ обратился с открытым письмом с требованием назначить новый состав ЦИК, оставить в нем из нынешнего состава только Андрея Магеру, в отношении которого отсутствуют «подозрения в политической предвзятости или непрофессионализме».

«Таким членом ЦИК является Магера А.И., который голосовал против сомнительных с точки зрения обоснованности решений ЦИК и высказывал собственное мнение относительно многих спорных постановлений Комиссии», — говорилось в заявлении активистов.

Эпопея с назначением нового состава ЦИК тянется второй год. После того, как парламентские фракции определились со своими кандидатами и передали их на рассмотрение президенту. Президент Петр Порошенко проигнорировал пожелания сразу трех парламентских фракций – Оппозиционного блока, «Батькивщины» и Радикальной партии. Теперь представление президента лежит в Верховной Раде, но у депутатов не хватает голосов ни для принятия, ни для возвращения его в Администрацию президента.

«Мы предлагаем президенту и шести фракциям парламента с нуля начать процесс выдвижения кандидатов в члены ЦИК. Руководствоваться, в первую очередь, профессионализмом этих людей и привлечь туда представителей общественных организаций», — заявила вчера на пресс-конференции заместитель генерального директора Комитета избирателей Украины Наталья Линник.

Эксперты сомневаются, что депутаты успеют рассмотреть и проголосовать за новый состав ЦИК на этой сессии. Но при наличии политической воли и консенсуса, новая комиссия все же может появиться к концу года. «Все процедуры можно пройти в течение осени. Так же, все альтернативные проекты избирательной реформы уже зарегистрированы в парламенте. Надо их рассматривать на Комитете, чтобы голосовать за них уже осенью», — резюмирует Магера.

Новое Время

Мустафа Найем об ошибках власти и ЗападаМустафа Найем об ошибках власти и Запада

Илья Лукаш

Нардеп называет три причины, из-за которых стране за два года не удалось сделать рывок вперед и чем грозит реализация минских договоренностей

Почему нам не удалось провести ощутимые реформы через два года после Майдана? Я вижу три фактора:олигархическое прошлое, популизм и Россия.

О старых элитах

Те радикальные реформы, на которые мы надеялись в течение последних двух лет, не произошли, и главная причина не в нехватке кадров или опыта. Главная проблема заключается в том, что политический класс, который пришел к власти, так или иначе связан с олигархическим прошлым.

Когда начинался процесс формирования новой политической власти, вместо людей с Майдана за стол переговоров пригласили тех же олигархов или их представителей. Тогда все хотели стабилизации ситуации, но пока это привело к тому, что традиция делать политику через олигархические группы осталась. Мы надеялись на деолигархизацию, которую провозгласил президент, но влияние Коломойского, Фирташа, Ахметова осталось. Их люди влияют на принятие решений в парламенте и в СМИ.

Фактически два года назад гражданское общество предоставило властям телескоп, которым пытаются забивать гвозди. Это приводит к отчаянию и потере доверия.

На фоне институциональной слабости власти развивается популизм. Те политики, которые никогда не были вовлечены в процесс реформ и не отвечали за принятие решений, используют все для увеличения собственного рейтинга, и отчаяние людей, и войну, и слабость власти в борьбе с олигархами. Так или иначе эти политики являются союзниками олигархов. Это они противостоят сейчас юридической, судебной и энергетической реформам.

Кроме того, все то, что происходит сейчас в Украине не является следствием Майдана, это следствие войны. Хочу напомнить, что Майдан завершился в марте 2014 года и в тот же день началась война – Крым, потом Донбасс. Приход к власти тех людей, которые пришли, произошел из-за необходимости защититься от агрессора, а не из-за желания делать реформы. Самое большое преступление Путина – это разрушение повестки дня Майдана.

Те люди, которые хотели реформ, хотели перемен – не удосужились привести своих представителей к власти, и мы получили то, что имеем. Торможение судебной, правоохранительной и энергетической реформы происходит из-за нехватки денег, потому что львиная их часть идет на войну.

О дефиците поддержки со стороны Запада

В 1994 году мы согласились уничтожить свой ядерный арсенал – две тысячи ядерных ракет под гарантии США, Великобритании и других стран. Когда у нас началась война – нам не предоставляют даже пистолет.

Нам очень трудно объяснять избирателям, почему мы не можем получить помощь НАТО. Причем, если сравнить помощь, которую Евросоюз предоставлял другим странам – это будет очень и очень мало. Ни одна страна Восточной Европы не делала таких реформ, как мы, еще во время войны.

Мы благодарны за ту помощь, которая уже есть. Но сейчас мы столкнулись с проблемой, которая может свести все эти усилия на нет – это реализация минского процесса. Любые попытки протолкнуть через парламент изменения в Конституции приведут к столкновениям, в которых в первую очередь примут участие популисты, олигархи и военные. В парламенте большинство людей, которые не согласятся ни на какой особый статус Донбасса. Но все время мы чувствуем давление со стороны международного сообщества.

О внеочередных выборах и давлении Европы

К чему могут привести внеочередные выборы или даже очередные парламентские выборы через два года? Рейтинги людей, которые финансировали Януковича, которые его поддерживали, растут. Они играют на том, что мы не можем получить помощь Запада, не можем отстоять свою независимость, не противостоим России.

Через два года мы рискуем получить парламент, в котором не будет проевропейского большинства, потом – это будет правительство, которое так же не будет европейской направленности. И все это будет следствием давления наших европейских партнеров.

Мы понимаем, что минский процесс является частью переговорного процесса. Но мой брат сейчас стоит на передовой – в Авдеевке – и он каждый день видит смерти. В официальных сводках не говорят о сотнях раненых и погибших на передовой. Все эти люди вернутся сюда. Не сможем мы объяснить им амнистию, выборы или какую-то автономию Донбасса.

Посмотрите, какая дискуссия идет в парламенте. Там не обсуждают медицинскую, судебную или какую-то экономическую реформу. Наибольшая эскалация идет по линии фронта – Минских соглашений, выборов на Донбассе.

Любое давление на президента или парламент, на правительство, будет приводить к дестабилизации. Нет сценария, по которому Украина согласится на выборы на территории, которую мы не контролируем. Я понимаю, что внешне это выглядит как компромисс. Но это не выглядит компромиссом изнутри.

Нет никакого перемирия. Ни дня, подчеркиваю, ни одного дня с момента подписания Минских соглашений по нашей территории не прекращался огонь с нашей же территории. Сейчас нам говорят, что освобождение Савченко, Солошенко, Афанасьева и других российских заключенных может быть основанием для смягчения санкций. Мы не на рынке. Почему освобождение наших людей, которых украли с нашей же территории, может быть предметом обмена на санкции? Как это влияет на санкции, которые накладывали за оккупацию Крыма и войну на востоке?

Новое ВремяИлья Лукаш

Нардеп называет три причины, из-за которых стране за два года не удалось сделать рывок вперед и чем грозит реализация минских договоренностей

Почему нам не удалось провести ощутимые реформы через два года после Майдана? Я вижу три фактора:олигархическое прошлое, популизм и Россия.

О старых элитах

Те радикальные реформы, на которые мы надеялись в течение последних двух лет, не произошли, и главная причина не в нехватке кадров или опыта. Главная проблема заключается в том, что политический класс, который пришел к власти, так или иначе связан с олигархическим прошлым.

Когда начинался процесс формирования новой политической власти, вместо людей с Майдана за стол переговоров пригласили тех же олигархов или их представителей. Тогда все хотели стабилизации ситуации, но пока это привело к тому, что традиция делать политику через олигархические группы осталась. Мы надеялись на деолигархизацию, которую провозгласил президент, но влияние Коломойского, Фирташа, Ахметова осталось. Их люди влияют на принятие решений в парламенте и в СМИ.

Фактически два года назад гражданское общество предоставило властям телескоп, которым пытаются забивать гвозди. Это приводит к отчаянию и потере доверия.

На фоне институциональной слабости власти развивается популизм. Те политики, которые никогда не были вовлечены в процесс реформ и не отвечали за принятие решений, используют все для увеличения собственного рейтинга, и отчаяние людей, и войну, и слабость власти в борьбе с олигархами. Так или иначе эти политики являются союзниками олигархов. Это они противостоят сейчас юридической, судебной и энергетической реформам.

Кроме того, все то, что происходит сейчас в Украине не является следствием Майдана, это следствие войны. Хочу напомнить, что Майдан завершился в марте 2014 года и в тот же день началась война – Крым, потом Донбасс. Приход к власти тех людей, которые пришли, произошел из-за необходимости защититься от агрессора, а не из-за желания делать реформы. Самое большое преступление Путина – это разрушение повестки дня Майдана.

Те люди, которые хотели реформ, хотели перемен – не удосужились привести своих представителей к власти, и мы получили то, что имеем. Торможение судебной, правоохранительной и энергетической реформы происходит из-за нехватки денег, потому что львиная их часть идет на войну.

О дефиците поддержки со стороны Запада

В 1994 году мы согласились уничтожить свой ядерный арсенал – две тысячи ядерных ракет под гарантии США, Великобритании и других стран. Когда у нас началась война – нам не предоставляют даже пистолет.

Нам очень трудно объяснять избирателям, почему мы не можем получить помощь НАТО. Причем, если сравнить помощь, которую Евросоюз предоставлял другим странам – это будет очень и очень мало. Ни одна страна Восточной Европы не делала таких реформ, как мы, еще во время войны.

Мы благодарны за ту помощь, которая уже есть. Но сейчас мы столкнулись с проблемой, которая может свести все эти усилия на нет – это реализация минского процесса. Любые попытки протолкнуть через парламент изменения в Конституции приведут к столкновениям, в которых в первую очередь примут участие популисты, олигархи и военные. В парламенте большинство людей, которые не согласятся ни на какой особый статус Донбасса. Но все время мы чувствуем давление со стороны международного сообщества.

О внеочередных выборах и давлении Европы

К чему могут привести внеочередные выборы или даже очередные парламентские выборы через два года? Рейтинги людей, которые финансировали Януковича, которые его поддерживали, растут. Они играют на том, что мы не можем получить помощь Запада, не можем отстоять свою независимость, не противостоим России.

Через два года мы рискуем получить парламент, в котором не будет проевропейского большинства, потом – это будет правительство, которое так же не будет европейской направленности. И все это будет следствием давления наших европейских партнеров.

Мы понимаем, что минский процесс является частью переговорного процесса. Но мой брат сейчас стоит на передовой – в Авдеевке – и он каждый день видит смерти. В официальных сводках не говорят о сотнях раненых и погибших на передовой. Все эти люди вернутся сюда. Не сможем мы объяснить им амнистию, выборы или какую-то автономию Донбасса.

Посмотрите, какая дискуссия идет в парламенте. Там не обсуждают медицинскую, судебную или какую-то экономическую реформу. Наибольшая эскалация идет по линии фронта – Минских соглашений, выборов на Донбассе.

Любое давление на президента или парламент, на правительство, будет приводить к дестабилизации. Нет сценария, по которому Украина согласится на выборы на территории, которую мы не контролируем. Я понимаю, что внешне это выглядит как компромисс. Но это не выглядит компромиссом изнутри.

Нет никакого перемирия. Ни дня, подчеркиваю, ни одного дня с момента подписания Минских соглашений по нашей территории не прекращался огонь с нашей же территории. Сейчас нам говорят, что освобождение Савченко, Солошенко, Афанасьева и других российских заключенных может быть основанием для смягчения санкций. Мы не на рынке. Почему освобождение наших людей, которых украли с нашей же территории, может быть предметом обмена на санкции? Как это влияет на санкции, которые накладывали за оккупацию Крыма и войну на востоке?

Новое Время

Партия Саакашвили без Саакашвили? Что происходит вокруг самой ожидаемой политической силы страны Партия Саакашвили без Саакашвили? Что происходит вокруг самой ожидаемой политической силы страны

Илья Лукаш

Возглавит ли партию имени себя Михеил Саакашвили, кто войдет в новую политсилу, кто за нее проголосует и откуда возьмутся деньги на выборы

6 декабря прошлого года губернатор Одесской области Михеил Саакашвили провел в Южной Пальмире первый антикоррупционный форум. После этого аналогичные антикоррупционные мероприятия прошли по всей стране. Вместе с Саакашвили в них участвовали лидеры молодых партий ДемАльянс и Сила людей, депутаты Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Виктор Чумак, экс-замгенпрокурора Давид Сакварелидзе, глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин, певица Руслана Лыжичко и другие известные личности.

Выступления спикеров и внешнее единство команды намекало на зарождение новой политической силы. О том, что партии Саакашвили быть, в марте обмолвился и заместитель одесского губернатора Саша Боровик, хотя на следующий же день информацию эту опроверг и сказал, что его неправильно поняли.

Вчера сразу двое членов нового движения – Давид Сакварелидзе и Василий Гацько, лидер ДемАльянса – заявили, что партия все-так появится, и уже до конца июня.

«Новая сила не будет грузинской, в ней будет два грузина – я и Михеил Саакашвили. Будем ориентироваться на бизнесменов со всей страны, начиная от самых маленьких. До конца июня мы выйдем на презентацию нашей политической партии», – заявил Сакварелидзе.

Впрочем, назвать имена членов новой партии оба не смогли. Как не смогли и подтвердить самого главного – будет ли ее лидером главный грузинский реформатор, Саакашвили. Зато оба подчеркнули, что будущая партия будет жить и участвовать в выборах без денег олигархов.

«Партия будет иметь компоненты Руху за очищення, который свою задачу выполнил. Политическая энергия – это единственное, что можно противопоставить большим финансам. Мы поднимем волну, которая сможет противостоять ТВ и радио, находящимся в руках олигархата и прежней власти», – описывает планы Сакварелидзе.

О каждом потенциальном однопартийце Сакварелидзе говорит пока как об «участнике переговоров». Упомянул только три фамилии – Чумак, Лещенко и Гацько.

По словам Гацько, в переговорах участвует «много медийных персон», которые пока не готовы «сжигать мосты» – выходить из тех партий или общественных организаций, в которых сейчас состоят. Не готов заявить о своем участии в проекте пока и сам Саакашвили. Поэтому объявить о создании «партии реформаторов» ее будущие члены намерены без главного героя.

«Нужно объединить несколько реформаторских групп. Это марафон, и не все добегают до конца. Поэтому мы дадим старт в июне, поставим флаг, к которому потом смогут сбегаться все желающие. Да, мы очень хотим, чтоб эту партию возглавил Саакашвили, но объявим о ее создании до конца месяца даже без него», – уточнил для НВ Гацько.

Сам Саакашвили затягивает решение о создании и участии в партии, поскольку не оставляет мысли о том, чтобы вернуться в Грузию, считает политолог Владимир Фесенко. К тому же среди будущих однопартийцев нет полного взаимного доверия, поэтому переговоры могут и не завершиться успехом, предполагает он.

«Там собралась группа молодых политиков, которые не имеют достаточно ресурса, чтоб делать самостоятельную политику. Поэтому они ориентируются на Саакашвили, чтоб на его популярности вырасти. А переговоры затягиваются, поскольку они не полностью доверяют Саакашвили и друг другу. Если они снова не договорятся и пойдут двумя-тремя партиями – они проиграют любые выборы», – говорит Фесенко.

На то, что среди инициаторов будущей партии нет согласия, указывает, например, позиция партии Сила людей, которая активно участвовала в подготовке и проведении антикоррупционных форумов. Источники НВ утверждают, что партия фактически вышла из переговоров и шансы на ее включение в новую силу – практически нулевые.

«Сила людей хорошо показала себя на последних выборах, у нас есть успешные команды во многих регионах. Мы свой бренд бросить не готовы, к тому же мы выступаем против вождистских партий», – прокомментировала НВ ситуацию с переговорами один из лидеров партии Светлана Сова.

Идеологическая база будущей партии, которую декларируют уже известные ее участники, – максимальный либерализм в экономике и жесткое преследование коррупционеров.

«Украине нужен азиатский темп экономического развития и европейский подход к наказанию. Нам нужно негуманное уголовное законодательство на несколько лет, чтобы наказывать прокуроров, судей, милиционеров», – охарактеризовал идеологию будущей партии Сакварелидзе.

Действующий депутат Верховной рады Виктор Чумак уточнил, что речь идет о «либерально-демократической платформе», но пункты программы озвучить пока отказался. «В переговорах участвует очень много людей с разными позициями, поэтому пока могу сказать только, что речь идет об умеренных либерально-демократических позициях», – сказал Чумак.

Депутат БПП и член группы еврооптимистов Светлана Залищук также подтвердила НВ, что участвует в переговорах. При этом она принципиально отказывается называть новую политсилу «партией Саакашвили».

«Представьте себе круглый стол, за которым сидят люди из команды Саакашвили, из ДемАльянса и Силы людей, депутаты из парламентских фракций. Мы договариваемся не о лидерах, а о принципиально новых подходах в создании политической партии. Возглавит ее Саакашвили или кто-то другой – непринципиально, прекратите называть нас «партией Саакашвили». Для нас важно создать либеральную силу без участия олигархов и бизнес-групп», – объяснила Залищук.

Одним из главных вызовов для партии станет независимое финансирование. Демократический альянс собрал через фандрайзинг за 2015 год 4,4 млн грн и опубликовал подробные данные о расходах. Можно ли организовать подобную кампанию по сбору средств на уровне всей страны?

На парламентскую кампанию необходимо не менее 30 млн грн – такую цифру называют политологи.

«В украинской политике очень сложно выигрывать кампании с помощью полностью прозрачных фондов. Во-первых, денег нужно много, во-вторых, отчитаться за все расходы при таких объемах – очень сложно», – говорит политолог Сергей Таран.

Высокий личный рейтинг самого Саакашвили и опыт ДемАльянса может помочь собрать необходимую сумму, однако без помощи крупных бизнесменов вряд ли удастся обойтись, считает Фесенко.

«Понятно, что им будут предлагать помощь бизнесмены среднего уровня. Другой вопрос – опубликуют ли они информацию о том, на каких условиях будут брать деньги. Главная проблема в том, что этого никто в Украине еще не делал в масштабах страны. Без денег вы кампанию не проведете. Вопрос в том, хватит ли организационных возможностей, чтоб организовать весь процесс», – сказал Фесенко НВ.

Относительно того, сколько голосов потенциально способна собрать новая политическая сила, оценки политологов расходятся – называют цифры от 14% до 40%. Руководитель социологической группы Рейтинг Алексей Антипович обращает внимание, что поддержка существующих парламентских партий достигла исторического минимума.

«Более 40% украинцев не знают, за кого голосовать, при этом 80% респондентов поддерживает приход новых людей в политику. Все парламентские партии вместе взятые набирают едва половину электората. Условная партия Саакашвили может бороться не меньше, чем за треть избирателей, и стартовый показатель в 12% – очень хороший», – сказал НВ Антипович.

По оценкам GFK Украина, 42% украинцев не знают, за кого голосовать, и часть из них отдаст голоса новой политической силе, если в нее войдут вызывающие доверие люди с подающими надежду меседжами.

«Существует 14% активных граждан, которые участвуют в акциях, помогают армии, но не имеют политической силы, которая отвечает их ожиданиям. Для этих людей понятие справедливости и борьба с коррупцией важнее, чем повышение зарплат. Они будут устойчивым ядром любой партии, которая предложит внятный посыл», – считает глава GFK Украина Александр Федоришин.

Новое ВремяИлья Лукаш

Возглавит ли партию имени себя Михеил Саакашвили, кто войдет в новую политсилу, кто за нее проголосует и откуда возьмутся деньги на выборы

6 декабря прошлого года губернатор Одесской области Михеил Саакашвили провел в Южной Пальмире первый антикоррупционный форум. После этого аналогичные антикоррупционные мероприятия прошли по всей стране. Вместе с Саакашвили в них участвовали лидеры молодых партий ДемАльянс и Сила людей, депутаты Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Виктор Чумак, экс-замгенпрокурора Давид Сакварелидзе, глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин, певица Руслана Лыжичко и другие известные личности.

Выступления спикеров и внешнее единство команды намекало на зарождение новой политической силы. О том, что партии Саакашвили быть, в марте обмолвился и заместитель одесского губернатора Саша Боровик, хотя на следующий же день информацию эту опроверг и сказал, что его неправильно поняли.

Вчера сразу двое членов нового движения – Давид Сакварелидзе и Василий Гацько, лидер ДемАльянса – заявили, что партия все-так появится, и уже до конца июня.

«Новая сила не будет грузинской, в ней будет два грузина – я и Михеил Саакашвили. Будем ориентироваться на бизнесменов со всей страны, начиная от самых маленьких. До конца июня мы выйдем на презентацию нашей политической партии», – заявил Сакварелидзе.

Впрочем, назвать имена членов новой партии оба не смогли. Как не смогли и подтвердить самого главного – будет ли ее лидером главный грузинский реформатор, Саакашвили. Зато оба подчеркнули, что будущая партия будет жить и участвовать в выборах без денег олигархов.

«Партия будет иметь компоненты Руху за очищення, который свою задачу выполнил. Политическая энергия – это единственное, что можно противопоставить большим финансам. Мы поднимем волну, которая сможет противостоять ТВ и радио, находящимся в руках олигархата и прежней власти», – описывает планы Сакварелидзе.

О каждом потенциальном однопартийце Сакварелидзе говорит пока как об «участнике переговоров». Упомянул только три фамилии – Чумак, Лещенко и Гацько.

По словам Гацько, в переговорах участвует «много медийных персон», которые пока не готовы «сжигать мосты» – выходить из тех партий или общественных организаций, в которых сейчас состоят. Не готов заявить о своем участии в проекте пока и сам Саакашвили. Поэтому объявить о создании «партии реформаторов» ее будущие члены намерены без главного героя.

«Нужно объединить несколько реформаторских групп. Это марафон, и не все добегают до конца. Поэтому мы дадим старт в июне, поставим флаг, к которому потом смогут сбегаться все желающие. Да, мы очень хотим, чтоб эту партию возглавил Саакашвили, но объявим о ее создании до конца месяца даже без него», – уточнил для НВ Гацько.

Сам Саакашвили затягивает решение о создании и участии в партии, поскольку не оставляет мысли о том, чтобы вернуться в Грузию, считает политолог Владимир Фесенко. К тому же среди будущих однопартийцев нет полного взаимного доверия, поэтому переговоры могут и не завершиться успехом, предполагает он.

«Там собралась группа молодых политиков, которые не имеют достаточно ресурса, чтоб делать самостоятельную политику. Поэтому они ориентируются на Саакашвили, чтоб на его популярности вырасти. А переговоры затягиваются, поскольку они не полностью доверяют Саакашвили и друг другу. Если они снова не договорятся и пойдут двумя-тремя партиями – они проиграют любые выборы», – говорит Фесенко.

На то, что среди инициаторов будущей партии нет согласия, указывает, например, позиция партии Сила людей, которая активно участвовала в подготовке и проведении антикоррупционных форумов. Источники НВ утверждают, что партия фактически вышла из переговоров и шансы на ее включение в новую силу – практически нулевые.

«Сила людей хорошо показала себя на последних выборах, у нас есть успешные команды во многих регионах. Мы свой бренд бросить не готовы, к тому же мы выступаем против вождистских партий», – прокомментировала НВ ситуацию с переговорами один из лидеров партии Светлана Сова.

Идеологическая база будущей партии, которую декларируют уже известные ее участники, – максимальный либерализм в экономике и жесткое преследование коррупционеров.

«Украине нужен азиатский темп экономического развития и европейский подход к наказанию. Нам нужно негуманное уголовное законодательство на несколько лет, чтобы наказывать прокуроров, судей, милиционеров», – охарактеризовал идеологию будущей партии Сакварелидзе.

Действующий депутат Верховной рады Виктор Чумак уточнил, что речь идет о «либерально-демократической платформе», но пункты программы озвучить пока отказался. «В переговорах участвует очень много людей с разными позициями, поэтому пока могу сказать только, что речь идет об умеренных либерально-демократических позициях», – сказал Чумак.

Депутат БПП и член группы еврооптимистов Светлана Залищук также подтвердила НВ, что участвует в переговорах. При этом она принципиально отказывается называть новую политсилу «партией Саакашвили».

«Представьте себе круглый стол, за которым сидят люди из команды Саакашвили, из ДемАльянса и Силы людей, депутаты из парламентских фракций. Мы договариваемся не о лидерах, а о принципиально новых подходах в создании политической партии. Возглавит ее Саакашвили или кто-то другой – непринципиально, прекратите называть нас «партией Саакашвили». Для нас важно создать либеральную силу без участия олигархов и бизнес-групп», – объяснила Залищук.

Одним из главных вызовов для партии станет независимое финансирование. Демократический альянс собрал через фандрайзинг за 2015 год 4,4 млн грн и опубликовал подробные данные о расходах. Можно ли организовать подобную кампанию по сбору средств на уровне всей страны?

На парламентскую кампанию необходимо не менее 30 млн грн – такую цифру называют политологи.

«В украинской политике очень сложно выигрывать кампании с помощью полностью прозрачных фондов. Во-первых, денег нужно много, во-вторых, отчитаться за все расходы при таких объемах – очень сложно», – говорит политолог Сергей Таран.

Высокий личный рейтинг самого Саакашвили и опыт ДемАльянса может помочь собрать необходимую сумму, однако без помощи крупных бизнесменов вряд ли удастся обойтись, считает Фесенко.

«Понятно, что им будут предлагать помощь бизнесмены среднего уровня. Другой вопрос – опубликуют ли они информацию о том, на каких условиях будут брать деньги. Главная проблема в том, что этого никто в Украине еще не делал в масштабах страны. Без денег вы кампанию не проведете. Вопрос в том, хватит ли организационных возможностей, чтоб организовать весь процесс», – сказал Фесенко НВ.

Относительно того, сколько голосов потенциально способна собрать новая политическая сила, оценки политологов расходятся – называют цифры от 14% до 40%. Руководитель социологической группы Рейтинг Алексей Антипович обращает внимание, что поддержка существующих парламентских партий достигла исторического минимума.

«Более 40% украинцев не знают, за кого голосовать, при этом 80% респондентов поддерживает приход новых людей в политику. Все парламентские партии вместе взятые набирают едва половину электората. Условная партия Саакашвили может бороться не меньше, чем за треть избирателей, и стартовый показатель в 12% – очень хороший», – сказал НВ Антипович.

По оценкам GFK Украина, 42% украинцев не знают, за кого голосовать, и часть из них отдаст голоса новой политической силе, если в нее войдут вызывающие доверие люди с подающими надежду меседжами.

«Существует 14% активных граждан, которые участвуют в акциях, помогают армии, но не имеют политической силы, которая отвечает их ожиданиям. Для этих людей понятие справедливости и борьба с коррупцией важнее, чем повышение зарплат. Они будут устойчивым ядром любой партии, которая предложит внятный посыл», – считает глава GFK Украина Александр Федоришин.

Новое Время

Бомба замедленного действия. Как на освобождение Савченко реагируют Запад и партия БатькивщинБомба замедленного действия. Как на освобождение Савченко реагируют Запад и партия Батькивщин

Александра Горчинская, Илья Лукаш

Радикальнее, чем Правый сектор, и больше, чем рядовой политик. Эксперты рассуждают, чего ждать от Савченко
Ожидаемое, но внезапное освобождение Надежды Савченко из российской тюрьмы вызвало бурную реакцию Украины и мира. Главные вопросы, которые стоят на повестке дня теперь – что поставили на кон, договариваясь об освобождении летчицы, и как это повлияет на отношения между Украиной, Россией и Западом.

Антироссийские санкции Запада

Речь идет о возможности снятия санкций с России после того, как она пошла на уступку освободить Савченко. Срок их действия автоматически истекает 31 июля этого года. Российский президент Владимир Путин уже сделал заявление по этому поводу. В афинской ежедневной газете Катимерини, накануне своего визита в Грецию, Путин заявил, что Россия и ЕС подошли «к развилке» и должны определить, каким будет их дальнейшее сотрудничество и в каком направлении нужно двигаться.

«Убежден, что из событий в Украине следует сделать надлежащие выводы и приступить к созданию на большом пространстве от Атлантики до Тихого океана зоны экономического и гуманитарного сотрудничества, опирающегося на архитектуру равной и неделимой безопасности. Важным шагом на этом пути должна стать гармонизация европейского и евразийского интеграционных процессов», — отметил Путин.

Он также посоветовал Евросоюзу прекратить «играть в одни ворота» и учитывать мнение и интересы друг друга.

В ЕС тоже высказались о санкциях. Так, председатель Европейского совета Дональд Туск, давний адвокат украинских позиций, перед открытием саммита «Большой семерки» в Токио дал понять – он надеется, что лидеры Евросоюза примут решение о продлении антироссийских санкций. Ограничительные меры, по его словам, снимут только после полного выполнения Минских соглашений. Такая же риторика и у США: по словам американского посла в Украине Джеффри Пайетта, санкции не будут сняты «ни при каких обстоятельствах, что касается США».

«Вчера Надежда Савченко вернулась домой. Это стало счастливым днем для Украины, ее 45-миллионного народа, для всех друзей Украины и для меня лично. Впрочем, это не означает полного выполнения Минских договоренностей. Минские договоренности должны быть выполнены в полном объеме», — сказал Пайетт.

Госсекретарь США Джон Керри подтвердил эту позицию Америки заявлением на сайте Госдепа. Он подчеркнул, что освобождение Савченко должно послужить стимулом для выполнения Минских соглашений в полном объеме. Это и всеобъемлющее прекращение огня на востоке Украины, и полный доступ ОБСЕ в зоны конфликта, и проведение выборов в соответствии с законодательством Украины и нормами ОБСЕ, и вывод иностранных сил и вооружения, а также – возвращение Украине полного контроля над своей границей.

На возвращение Савченко отреагировал и вице-президент США Джо Байден. В своем твиттере он назвал ее примером для Украины.

О том, что освобождение Савченко не имеет ничего общего со снятием антироссийских ограничений, в комментарии НВ заявил и политический аналитик Института Евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач. По его словам, сняты они могут быть только после полного выполнения всех пунктов Минска.

Позже пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков предположил, что происходящее вряд ли способно в корне изменить отношения РФ и Запада.

«Скажем так, возвращение наших ребят в Москву, помилование Савченко и возвращение ее в Киев вряд ли можно считать, как нечто, что способно коренным образом изменить нынешнюю атмосферу, которую, конечно, хотелось бы видеть более конструктивной», — сказал Песков.

Разговоры о возможной отмене санкций – всего лишь медийный повод и не более, считает политический эксперт Андреас Умланд. Он говорит: обмен одной персоны, пусть и такой яркой, как Савченко, вряд ли кардинально изменит ситуацию. Кроме того, за пределами Украины у Савченко нет героического имиджа.

«Это сейчас, конечно, тоже присутствует в западной прессе, и это, может быть, немного улучшит имидж Путина [в глазах Запада], но я не думаю, что оно приведет к каким-то кардинальным изменениям касательно позиции по санкциям. Не думаю, что это будет иметь какие-то последствия для двухсторонних отношений между Украиной, или для отношения Запада к России», — комментирует Умланд НВ.

Самая большая интрига, по его словам – это внутриполитические последствия в Украине и то, как повлияет появление Савченко в украинским политикуме на расстановку сил.

«Это может быть настоящим политическим землетрясением для Украины», — считает Умланд.

Савченко vs Тимошенко

Общественность и политикум теперь замирают с ожиданием – с чего же начнет свою карьеру Савченко-политик как депутат от Батькивщины, и то, удастся ли ей ужиться с лидером старейшей украинской партии, Юлией Тимошенко. То, что летчица не готова к резкому сближению с Тимошенко, стало понятно еще вчера, по ее прибытию в Борисполь. Женщины ограничились рукопожатием, что вызвало отдельные обсуждения в соцсетях.

«Конечно, она вчера впервые в жизни вживую, возможно, увидела Тимошенко, лидера своей партии. И очень многих людей она вчера тоже впервые увидела. Для нее все это впервые. И ей нужно время, чтобы прийти в себя, успокоиться», — объясняет НВ Горбач из Института Евроатлантического сотрудничества.

Еще один момент – с букетами, которые якобы не хотела принимать от Тимошенко Савченко, комментирует социолог, директор фонда Демократические инициативы Ирина Бекешкина.

«Я читала раньше, когда они летели и ей в самолете подарили цветы, она сказала резко, «я цветы не люблю», и отдала ей. Я не думаю, это, скорее, отношение к цветам, чем к Тимошенко. Это как раз было совсем другое», — комментирует НВ социолог Ирина Бекешкина.

По ее мнению, Тимошенко будет пытаться заработать на ситуации с Савченко большой политический капитал. Но их тандем не продержится долго. Бекешкина называет Савченко настоящим «снарядом для украинской политики» — прозвище «Пуля», которое есть у Надежды, полностью ей соответствует, говорит она.

«Пуля может оправдать свое название. Она – человек бескомпромиссный, сейчас является признанной народной героиней. Этот имидж заслуженный», — считает Бекешкина.

Коллега Савченко по партии, нардеп от Батькивщины Алексей Рябчин рассказал НВ, что летчица вчера уже приезжала в партийный офис и пообщалась с однопартийцами. Она попросила, чтобы ее побыстрее ввели в курс дела, показали рабочее место.

«При том, что была договоренность, что она приедет сегодня, Савченко сделала это вчера, сразу после визита в Администрацию президента. Пообщалась с Юлией Владимировной, потом познакомилась со всей командой. Лично мне было очень приятно, когда она сказала, что помнит меня по судам», — рассказывает Рябчин.

Савченко, которая все эти два года была для многих украинцев примером мужественности, прямолинейности и выдержки, уже называют «украинской Жанной Д’Арк» и даже пророчат ей президентское кресло в будущем. Женщина с таким имиджем способна заработать высокие рейтинги в обществе, которые могут поколебать позиции Тимошенко, считают эксперты.

Савченко не впишется во фракцию Батькивщина во второсортной роли – не сможет в силу амбиций, даже если захочет, считает Горбач. Поэтому наибольшим испытанием появление летчицы в парламенте станет именно для Тимошенко, говорит он.

Согласно данным, которые сегодня огласили в Киевском Международном Институте Социологии, у Тимошенко на сейчас – довольно высокий уровень поддержки общества. В рейтинге кандидатов в президенты лидером по состоянию на середину мая стала именно она – 9,5%. Второе место делят лидер Радикальной партии Олег Ляшко, который набрал 6,6%, и нынешний президент Петр Порошенко с рейтингом в 6,1%. За ними – Анатолий Гриценко с 5,7%.

Бекешкина же, напротив, считает, что у Тимошенко нет большинства.

«Очевидно, что по уровню доверия Савченко будет идти с большим отрывом. Но центр принятия решений в Батькивщине, конечно, это не пошатнет, потому что Тимошенко – не лидер. Савченко нужна трибуна. И она у нее есть, и всегда будет – общенациональная», — предполагает она.

По словам же Рябчина, никто и не отрицает, что Надежда – лидер, но вопрос в том — насколько она лидер именно политически.

Критика власти и новые правила в политике

Сразу после того, как Савченко ступила на украинскую землю после возвращения из России, она проявила себя резкой и даже бесцеремонной. От цветов отказалась, журналистам отвечала в довольно грубой форме, что также вызвало шквал обсуждений.

«Она вчера продемонстрировала нетипичный, не канонический для политиков и публичных людей способ общения с прессой. Она кричит на прессу. И она требует придерживаться дистанции. Она еще не привыкла, не может привыкнуть к публичности», — объясняет Горбач.

Это вполне нормальное психологическое состояние для человека, который пережил плен и тюрьму, считает политолог. Однако, оно неадекватно воспринимается наблюдателями.

«Я думаю, она будет задавать еще и новый стандарт общения с журналистами», — добавляет Горбач.

Вполне вероятно, что резкая и эмоциональная Савченко может попытаться задавать свой тон и в парламенте. Ведь сейчас ей либо придется подстраиваться под существующие правила игры, либо – диктовать свои. Хватит ли у нее сил и опыта для второго варианта – неизвестно. В первую очередь Савченко – военная, это ее профессия. А политик она только потому, что является народным депутатом и членом парламента, напоминает Горбач.

«Она только начинающий политик, заочный. В принципе ее политический образ и имидж был сформирован, как образ заключенной, пленной», — говорит он.

Рябчин же говорит: Савченко прекрасно осознает, что ее знаний пока не совсем достаточно для полноценной работы в парламенте, но уже рвется в бой.

«Она задавала сотни вопросов. А как то, а как это. Она попросила отвезти ее в Верховную Раду, чтобы ей лично показали, как работает пульт, как карточка, куда ее вставлять, что нажимать. Ей посоветовали, какие статьи регламента нужно почитать. Готовим серьезную боевую единицу», — делится Рябчин.

По его словам, уже завтра Савченко пойдет в парламент знакомиться, а во вторник будет в сессионном зале.

Как отреагирует начинающий политик Савченко на современные политические реалии, предугадать сложно. Ведь в парламенте до сих пор остались договоренности, внутренние правила, теневые денежные обороты и тому подобные вещи, напоминает Бекешкина. Она говорит: за всем этим может последовать резкая критика президента, нынешней власти и всего политического устроя. Савченко могла бы стать в Батькивщине кем-то вроде Сергея Лещенко в БПП.

«Вообще она будет критиковать всех. Тем более, есть за что. Но когда мы критикуем и Верховную Раду, и президента, всегда думаем, а что взамен. Например, Верховная Рада мне тоже не нравится. А что взамен? А я знаю, следующая Верховная Рада будет еще хуже», — признается Бекешкина.

Савченко – не просто народный депутат. Она также вошла в состав Комитета ВР по вопросам обороны и нацбезопасности. Вместе с ней в этом комитете – такие фамилии, как Дмитрий Ярош, Андрей Билецкий, Вячеслав Константиновский, Юрий Береза, Андрей Титарук. Бекешкина предполагает: вполне возможно, что на основе руководителей, участников добровольческих батальонов, волонтеров может быть создана отдельная политическая сила праворадикальной направленности.

«Она будет очень радикальной, такой, что еще с грустью вспомнят про Правый сектор», — уверена социолог.

Что будет дальше на самом деле – зависит только от решения самой Савченко и от того, какой путь она выберет. Пока что это неизвестно.

«Как она себя будет вести, как позиционировать. Будет ли она в партии Батькивщина активной, или станет самостоятельной фигурой. Чем именно она будет заниматься, какое у нее отношение к украинскому национализму. Это вопрос, который пока не известен», — соглашается и Умланд.

Возможно, уже во вторник станет ясно, изменит ли Савченко, возглавлявшая избирательный список Батькивщины на последних выборах, политический почерк партии с ее извечным акцентом на низкие тарифы для населения и облегчение налоговой нагрузки для добытчиков газа.

Новое ВремяАлександра Горчинская, Илья Лукаш

Радикальнее, чем Правый сектор, и больше, чем рядовой политик. Эксперты рассуждают, чего ждать от Савченко
Ожидаемое, но внезапное освобождение Надежды Савченко из российской тюрьмы вызвало бурную реакцию Украины и мира. Главные вопросы, которые стоят на повестке дня теперь – что поставили на кон, договариваясь об освобождении летчицы, и как это повлияет на отношения между Украиной, Россией и Западом.

Антироссийские санкции Запада

Речь идет о возможности снятия санкций с России после того, как она пошла на уступку освободить Савченко. Срок их действия автоматически истекает 31 июля этого года. Российский президент Владимир Путин уже сделал заявление по этому поводу. В афинской ежедневной газете Катимерини, накануне своего визита в Грецию, Путин заявил, что Россия и ЕС подошли «к развилке» и должны определить, каким будет их дальнейшее сотрудничество и в каком направлении нужно двигаться.

«Убежден, что из событий в Украине следует сделать надлежащие выводы и приступить к созданию на большом пространстве от Атлантики до Тихого океана зоны экономического и гуманитарного сотрудничества, опирающегося на архитектуру равной и неделимой безопасности. Важным шагом на этом пути должна стать гармонизация европейского и евразийского интеграционных процессов», — отметил Путин.

Он также посоветовал Евросоюзу прекратить «играть в одни ворота» и учитывать мнение и интересы друг друга.

В ЕС тоже высказались о санкциях. Так, председатель Европейского совета Дональд Туск, давний адвокат украинских позиций, перед открытием саммита «Большой семерки» в Токио дал понять – он надеется, что лидеры Евросоюза примут решение о продлении антироссийских санкций. Ограничительные меры, по его словам, снимут только после полного выполнения Минских соглашений. Такая же риторика и у США: по словам американского посла в Украине Джеффри Пайетта, санкции не будут сняты «ни при каких обстоятельствах, что касается США».

«Вчера Надежда Савченко вернулась домой. Это стало счастливым днем для Украины, ее 45-миллионного народа, для всех друзей Украины и для меня лично. Впрочем, это не означает полного выполнения Минских договоренностей. Минские договоренности должны быть выполнены в полном объеме», — сказал Пайетт.

Госсекретарь США Джон Керри подтвердил эту позицию Америки заявлением на сайте Госдепа. Он подчеркнул, что освобождение Савченко должно послужить стимулом для выполнения Минских соглашений в полном объеме. Это и всеобъемлющее прекращение огня на востоке Украины, и полный доступ ОБСЕ в зоны конфликта, и проведение выборов в соответствии с законодательством Украины и нормами ОБСЕ, и вывод иностранных сил и вооружения, а также – возвращение Украине полного контроля над своей границей.

На возвращение Савченко отреагировал и вице-президент США Джо Байден. В своем твиттере он назвал ее примером для Украины.

О том, что освобождение Савченко не имеет ничего общего со снятием антироссийских ограничений, в комментарии НВ заявил и политический аналитик Института Евроатлантического сотрудничества Владимир Горбач. По его словам, сняты они могут быть только после полного выполнения всех пунктов Минска.

Позже пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков предположил, что происходящее вряд ли способно в корне изменить отношения РФ и Запада.

«Скажем так, возвращение наших ребят в Москву, помилование Савченко и возвращение ее в Киев вряд ли можно считать, как нечто, что способно коренным образом изменить нынешнюю атмосферу, которую, конечно, хотелось бы видеть более конструктивной», — сказал Песков.

Разговоры о возможной отмене санкций – всего лишь медийный повод и не более, считает политический эксперт Андреас Умланд. Он говорит: обмен одной персоны, пусть и такой яркой, как Савченко, вряд ли кардинально изменит ситуацию. Кроме того, за пределами Украины у Савченко нет героического имиджа.

«Это сейчас, конечно, тоже присутствует в западной прессе, и это, может быть, немного улучшит имидж Путина [в глазах Запада], но я не думаю, что оно приведет к каким-то кардинальным изменениям касательно позиции по санкциям. Не думаю, что это будет иметь какие-то последствия для двухсторонних отношений между Украиной, или для отношения Запада к России», — комментирует Умланд НВ.

Самая большая интрига, по его словам – это внутриполитические последствия в Украине и то, как повлияет появление Савченко в украинским политикуме на расстановку сил.

«Это может быть настоящим политическим землетрясением для Украины», — считает Умланд.

Савченко vs Тимошенко

Общественность и политикум теперь замирают с ожиданием – с чего же начнет свою карьеру Савченко-политик как депутат от Батькивщины, и то, удастся ли ей ужиться с лидером старейшей украинской партии, Юлией Тимошенко. То, что летчица не готова к резкому сближению с Тимошенко, стало понятно еще вчера, по ее прибытию в Борисполь. Женщины ограничились рукопожатием, что вызвало отдельные обсуждения в соцсетях.

«Конечно, она вчера впервые в жизни вживую, возможно, увидела Тимошенко, лидера своей партии. И очень многих людей она вчера тоже впервые увидела. Для нее все это впервые. И ей нужно время, чтобы прийти в себя, успокоиться», — объясняет НВ Горбач из Института Евроатлантического сотрудничества.

Еще один момент – с букетами, которые якобы не хотела принимать от Тимошенко Савченко, комментирует социолог, директор фонда Демократические инициативы Ирина Бекешкина.

«Я читала раньше, когда они летели и ей в самолете подарили цветы, она сказала резко, «я цветы не люблю», и отдала ей. Я не думаю, это, скорее, отношение к цветам, чем к Тимошенко. Это как раз было совсем другое», — комментирует НВ социолог Ирина Бекешкина.

По ее мнению, Тимошенко будет пытаться заработать на ситуации с Савченко большой политический капитал. Но их тандем не продержится долго. Бекешкина называет Савченко настоящим «снарядом для украинской политики» — прозвище «Пуля», которое есть у Надежды, полностью ей соответствует, говорит она.

«Пуля может оправдать свое название. Она – человек бескомпромиссный, сейчас является признанной народной героиней. Этот имидж заслуженный», — считает Бекешкина.

Коллега Савченко по партии, нардеп от Батькивщины Алексей Рябчин рассказал НВ, что летчица вчера уже приезжала в партийный офис и пообщалась с однопартийцами. Она попросила, чтобы ее побыстрее ввели в курс дела, показали рабочее место.

«При том, что была договоренность, что она приедет сегодня, Савченко сделала это вчера, сразу после визита в Администрацию президента. Пообщалась с Юлией Владимировной, потом познакомилась со всей командой. Лично мне было очень приятно, когда она сказала, что помнит меня по судам», — рассказывает Рябчин.

Савченко, которая все эти два года была для многих украинцев примером мужественности, прямолинейности и выдержки, уже называют «украинской Жанной Д’Арк» и даже пророчат ей президентское кресло в будущем. Женщина с таким имиджем способна заработать высокие рейтинги в обществе, которые могут поколебать позиции Тимошенко, считают эксперты.

Савченко не впишется во фракцию Батькивщина во второсортной роли – не сможет в силу амбиций, даже если захочет, считает Горбач. Поэтому наибольшим испытанием появление летчицы в парламенте станет именно для Тимошенко, говорит он.

Согласно данным, которые сегодня огласили в Киевском Международном Институте Социологии, у Тимошенко на сейчас – довольно высокий уровень поддержки общества. В рейтинге кандидатов в президенты лидером по состоянию на середину мая стала именно она – 9,5%. Второе место делят лидер Радикальной партии Олег Ляшко, который набрал 6,6%, и нынешний президент Петр Порошенко с рейтингом в 6,1%. За ними – Анатолий Гриценко с 5,7%.

Бекешкина же, напротив, считает, что у Тимошенко нет большинства.

«Очевидно, что по уровню доверия Савченко будет идти с большим отрывом. Но центр принятия решений в Батькивщине, конечно, это не пошатнет, потому что Тимошенко – не лидер. Савченко нужна трибуна. И она у нее есть, и всегда будет – общенациональная», — предполагает она.

По словам же Рябчина, никто и не отрицает, что Надежда – лидер, но вопрос в том — насколько она лидер именно политически.

Критика власти и новые правила в политике

Сразу после того, как Савченко ступила на украинскую землю после возвращения из России, она проявила себя резкой и даже бесцеремонной. От цветов отказалась, журналистам отвечала в довольно грубой форме, что также вызвало шквал обсуждений.

«Она вчера продемонстрировала нетипичный, не канонический для политиков и публичных людей способ общения с прессой. Она кричит на прессу. И она требует придерживаться дистанции. Она еще не привыкла, не может привыкнуть к публичности», — объясняет Горбач.

Это вполне нормальное психологическое состояние для человека, который пережил плен и тюрьму, считает политолог. Однако, оно неадекватно воспринимается наблюдателями.

«Я думаю, она будет задавать еще и новый стандарт общения с журналистами», — добавляет Горбач.

Вполне вероятно, что резкая и эмоциональная Савченко может попытаться задавать свой тон и в парламенте. Ведь сейчас ей либо придется подстраиваться под существующие правила игры, либо – диктовать свои. Хватит ли у нее сил и опыта для второго варианта – неизвестно. В первую очередь Савченко – военная, это ее профессия. А политик она только потому, что является народным депутатом и членом парламента, напоминает Горбач.

«Она только начинающий политик, заочный. В принципе ее политический образ и имидж был сформирован, как образ заключенной, пленной», — говорит он.

Рябчин же говорит: Савченко прекрасно осознает, что ее знаний пока не совсем достаточно для полноценной работы в парламенте, но уже рвется в бой.

«Она задавала сотни вопросов. А как то, а как это. Она попросила отвезти ее в Верховную Раду, чтобы ей лично показали, как работает пульт, как карточка, куда ее вставлять, что нажимать. Ей посоветовали, какие статьи регламента нужно почитать. Готовим серьезную боевую единицу», — делится Рябчин.

По его словам, уже завтра Савченко пойдет в парламент знакомиться, а во вторник будет в сессионном зале.

Как отреагирует начинающий политик Савченко на современные политические реалии, предугадать сложно. Ведь в парламенте до сих пор остались договоренности, внутренние правила, теневые денежные обороты и тому подобные вещи, напоминает Бекешкина. Она говорит: за всем этим может последовать резкая критика президента, нынешней власти и всего политического устроя. Савченко могла бы стать в Батькивщине кем-то вроде Сергея Лещенко в БПП.

«Вообще она будет критиковать всех. Тем более, есть за что. Но когда мы критикуем и Верховную Раду, и президента, всегда думаем, а что взамен. Например, Верховная Рада мне тоже не нравится. А что взамен? А я знаю, следующая Верховная Рада будет еще хуже», — признается Бекешкина.

Савченко – не просто народный депутат. Она также вошла в состав Комитета ВР по вопросам обороны и нацбезопасности. Вместе с ней в этом комитете – такие фамилии, как Дмитрий Ярош, Андрей Билецкий, Вячеслав Константиновский, Юрий Береза, Андрей Титарук. Бекешкина предполагает: вполне возможно, что на основе руководителей, участников добровольческих батальонов, волонтеров может быть создана отдельная политическая сила праворадикальной направленности.

«Она будет очень радикальной, такой, что еще с грустью вспомнят про Правый сектор», — уверена социолог.

Что будет дальше на самом деле – зависит только от решения самой Савченко и от того, какой путь она выберет. Пока что это неизвестно.

«Как она себя будет вести, как позиционировать. Будет ли она в партии Батькивщина активной, или станет самостоятельной фигурой. Чем именно она будет заниматься, какое у нее отношение к украинскому национализму. Это вопрос, который пока не известен», — соглашается и Умланд.

Возможно, уже во вторник станет ясно, изменит ли Савченко, возглавлявшая избирательный список Батькивщины на последних выборах, политический почерк партии с ее извечным акцентом на низкие тарифы для населения и облегчение налоговой нагрузки для добытчиков газа.

Новое Время

Победа Джамалы провалила «покорение Европы Россией» – политический контекст результатов Евровидения Победа Джамалы провалила «покорение Европы Россией» – политический контекст результатов Евровидения

Илья Лукаш

Геополитическое поражение, «щелчок по носу» российским амбициям, ощущение «не своей войны» — Шендерович, Ганапольский и другие рассказали о политическом контексте победы Джамалы в Стокгольме

Как оценили украинскую победу по обе стороны границы и какой реакции стоит ожидать от российского руководства в следующем году, НВ рассказали известные эксперты.

Виктор Шендерович, российский журналист и публицист

Эта победа имеет значение исключительно в политической плоскости. Победа Джамалы – это публичное напоминание России о депортации крымских татар и прямом подражании нами сталинской тоталитарной системе. Это коллективный щелчок по носу амбициям российской власти.

Российская власть уже отреагировала на победу Украины волной пошлости и грязи. Самое мерзкое – это комментарий, что песня Джамалы посвящена людям, которые «волею судьбы отправились искать счастья в другой стране». Не думаю, что будут делать еще что-то, по крайней мере, надеюсь.

Леонид Радзиховский, российский журналист

Ну, хорошая песня, хорошая певица, победа – ну и что? Не верю, что наша власть как-то на это будет реагировать. Достаточно уже неадекватных высказываний Рогозина и Марии Захаровой*. Будут выглядеть дураками, которые запустят бумеранг неадекватной реакции. Думаю, что за неделю о соревновании и победительнице вообще все забудут.

* Вице-премьер России по вопросам обороны Дмитрий Рогозин пошутил в Твиттере, что в Киев в следующем году стоит отправить Сергея Шнурова: «Победить не победит, но кое-куда всех пошлет». Пресс-секретарь МИД России Мария Захарова предложила в следующем году спеть песню с припевом: «Асад кровавый, Асад ужасный, Дайте нам приз, чтобы стать хозяевами» (Assad bloody, Assad worst / Give me prize that we can host) – редакция НВ.

Тарас Березовец, украинский политолог

Западноевропейские страны всегда голосуют на Евровидении за песню, восточноевропейские – за политику. Для России все время были важны результаты голосования Армении, Украины, Беларуси и балканских стран. Именно поэтому голосование Сербии за Украину – не совпадение, а проявление недовольства политикой России в регионе. Результаты этого голосования – геополитическое поражение России.

Россияне отомстят тем, что отправят в следующем году в Киев певца открыто украинофобских взглядов с провокационной песней. Могут прислать Кобзона или Лещенко с песней про 9 мая или «жертв Донбасса». По правилам Евровидения мы не сможем отказать им во въезде на территорию Украины, несмотря на наши «черные» списки.

Вадим Карасев, украинский политолог

Победа песни о трагедии крымских татар не только актуализирует Крым для условных «европейских домохозяек». Она усиливает «крымский фактор» как часть нашей национальной идеи. К тому же это напоминание как россиянам, так и европейцам о том, что Украина способна побеждать, а не только ассоциироваться с коррупцией, войной и офшорными скандалами.

Матвей Ганапольский, российский и украинский радиоведущий

Давайте забудем про «оскорбления Путина» или «комплексы Лазарева». Гораздо важнее – это осмысление результатов зрительского голосования. Украинские зрители дали представителю России максимальные 12 баллов, а россияне Джамале – 10.

В стране идет война без ощущения войны. Как иначе можно объяснить голосование украинцев за страну, которая оккупировала часть ее территории, второй год ведет войну и убила более 10 тысяч людей на Донбассе? Что украинцы хотели этим показать? Война или мир с Россией не зависят от наших представителей на Евровидении. Вроде и война продолжается, но на головы не падают бомбы, а в магазинах изобилие продуктов. Может, украинцы таким образом отделяют «черную» российскую власть и войну от «светлой» песни о любви? У меня нет ответов, а у вас?

Ольга Курносова, российская оппозиционная активистка, основательница Комитета солидарности с Майданом

Победа Джамалы провалила «покорение Европы Россией». Это не моя формулировка, это так назвалась серия программ на канале Россия 1, посвященных просмотру и обсуждению Евровидения. Помните, почему ввели голосование профессионального жюри два года назад? Потому что подозревали, что Россия фальсифицирует результаты зрительского голосования. Имея бюджет, не проблема купить 10-20 тысяч сим-карт и запустить нужное голосование в каждой стране. Кто-то даже проболтался, что для окончательной победы России им не хватило 10 минут.

Для меня в этом смысле показательно голосование профессионального жюри. Почему они поставили Сергея Лазарева на пятое место, а Джамалу – на второе? Потому что члены жюри живут не в безвоздушном пространстве. Они читают новости, видят постоянную наглую ложь российской власти, российских СМИ и отреагировали на это своим голосованием.

Новое ВремяИлья Лукаш

Геополитическое поражение, «щелчок по носу» российским амбициям, ощущение «не своей войны» — Шендерович, Ганапольский и другие рассказали о политическом контексте победы Джамалы в Стокгольме

Как оценили украинскую победу по обе стороны границы и какой реакции стоит ожидать от российского руководства в следующем году, НВ рассказали известные эксперты.

Виктор Шендерович, российский журналист и публицист

Эта победа имеет значение исключительно в политической плоскости. Победа Джамалы – это публичное напоминание России о депортации крымских татар и прямом подражании нами сталинской тоталитарной системе. Это коллективный щелчок по носу амбициям российской власти.

Российская власть уже отреагировала на победу Украины волной пошлости и грязи. Самое мерзкое – это комментарий, что песня Джамалы посвящена людям, которые «волею судьбы отправились искать счастья в другой стране». Не думаю, что будут делать еще что-то, по крайней мере, надеюсь.

Леонид Радзиховский, российский журналист

Ну, хорошая песня, хорошая певица, победа – ну и что? Не верю, что наша власть как-то на это будет реагировать. Достаточно уже неадекватных высказываний Рогозина и Марии Захаровой*. Будут выглядеть дураками, которые запустят бумеранг неадекватной реакции. Думаю, что за неделю о соревновании и победительнице вообще все забудут.

* Вице-премьер России по вопросам обороны Дмитрий Рогозин пошутил в Твиттере, что в Киев в следующем году стоит отправить Сергея Шнурова: «Победить не победит, но кое-куда всех пошлет». Пресс-секретарь МИД России Мария Захарова предложила в следующем году спеть песню с припевом: «Асад кровавый, Асад ужасный, Дайте нам приз, чтобы стать хозяевами» (Assad bloody, Assad worst / Give me prize that we can host) – редакция НВ.

Тарас Березовец, украинский политолог

Западноевропейские страны всегда голосуют на Евровидении за песню, восточноевропейские – за политику. Для России все время были важны результаты голосования Армении, Украины, Беларуси и балканских стран. Именно поэтому голосование Сербии за Украину – не совпадение, а проявление недовольства политикой России в регионе. Результаты этого голосования – геополитическое поражение России.

Россияне отомстят тем, что отправят в следующем году в Киев певца открыто украинофобских взглядов с провокационной песней. Могут прислать Кобзона или Лещенко с песней про 9 мая или «жертв Донбасса». По правилам Евровидения мы не сможем отказать им во въезде на территорию Украины, несмотря на наши «черные» списки.

Вадим Карасев, украинский политолог

Победа песни о трагедии крымских татар не только актуализирует Крым для условных «европейских домохозяек». Она усиливает «крымский фактор» как часть нашей национальной идеи. К тому же это напоминание как россиянам, так и европейцам о том, что Украина способна побеждать, а не только ассоциироваться с коррупцией, войной и офшорными скандалами.

Матвей Ганапольский, российский и украинский радиоведущий

Давайте забудем про «оскорбления Путина» или «комплексы Лазарева». Гораздо важнее – это осмысление результатов зрительского голосования. Украинские зрители дали представителю России максимальные 12 баллов, а россияне Джамале – 10.

В стране идет война без ощущения войны. Как иначе можно объяснить голосование украинцев за страну, которая оккупировала часть ее территории, второй год ведет войну и убила более 10 тысяч людей на Донбассе? Что украинцы хотели этим показать? Война или мир с Россией не зависят от наших представителей на Евровидении. Вроде и война продолжается, но на головы не падают бомбы, а в магазинах изобилие продуктов. Может, украинцы таким образом отделяют «черную» российскую власть и войну от «светлой» песни о любви? У меня нет ответов, а у вас?

Ольга Курносова, российская оппозиционная активистка, основательница Комитета солидарности с Майданом

Победа Джамалы провалила «покорение Европы Россией». Это не моя формулировка, это так назвалась серия программ на канале Россия 1, посвященных просмотру и обсуждению Евровидения. Помните, почему ввели голосование профессионального жюри два года назад? Потому что подозревали, что Россия фальсифицирует результаты зрительского голосования. Имея бюджет, не проблема купить 10-20 тысяч сим-карт и запустить нужное голосование в каждой стране. Кто-то даже проболтался, что для окончательной победы России им не хватило 10 минут.

Для меня в этом смысле показательно голосование профессионального жюри. Почему они поставили Сергея Лазарева на пятое место, а Джамалу – на второе? Потому что члены жюри живут не в безвоздушном пространстве. Они читают новости, видят постоянную наглую ложь российской власти, российских СМИ и отреагировали на это своим голосованием.

Новое Время

Продажность прокуроров. Сладкая жизнь за деньги народа.Продажность прокуроров. Сладкая жизнь за деньги народа.

Илья Лукаш

Александр Корниец точно так же получал служебные квартиры, за что ГПУ сейчас преследует экс-заместителя Шокина Касько. А на выделенном Корнийцу государством участке возле Жулян строится, вероятно, отель
В распоряжении НВ оказались копии документов, которые свидетельствуют о том, что скандально известный экс-заместитель областного прокурора Александр Корниец получил как минимум две служебные квартиры. Кроме того Киевсовет выделил Корнийцу земельный участок возле аэропорта Жуляны. Сейчас на нем возводится здание стоимостью более $400 тыс., как свидетельствует проектная документация.

Документы указывают на то, что с 2007 года Корниец получил от государства две квартиры. Судя по бумагам, жилье было получено по стандартной схеме, в которой имело место прописывание большой семьи из шести человек в крохотной квартире родни и переписывание квартир на детей. Интересно, что последнюю операцию с недвижимостью семья Корнийца провела уже после того, как его имущество было арестовано в рамках дела о бриллиантах и деньгах, найденных в его рабочем кабинете, а сам он в период оформления находился в следственном изоляторе.

Пятое измерение

В булгаковском романе Мастер и Маргарита Коровин, рассказывая историю о том, как один сообразительный человек почти превратил трехкомнатную квартиру в пятикомнатную, говорил: «Тем, кто хорошо знаком с пятым измерением, ничего не стоит раздвинуть помещение до черт знает каких пределов». Если ты работаешь в украинской прокуратуре, для «раздвижки помещений» даже не надо быть знакомым с пятым измерением.

Александр Павлович Корниец работает в прокуратуре с 1998 года. За это время он прошел путь от личного водителя и управляющего делами Виктора Шокина (о чем утверждал экс-заместитель Шокина Давид Сакварелидзе) до заместителя областного прокурора.

Согласно последней декларации, семье экс-заместителя облпрокурора, которая живет на зарплату (260 тыс. грн в год совокупного дохода, то есть около 20 тыс. грн в месяц), официально принадлежит немало объектов недвижимости, шесть земельных участков, две квартиры, жилой дом площадью 272,9 м2 и садовый дом.

В этой декларации нет двух квартир, которые Корниец получил как служебные. История их получения показательна в контексте официального заявления ГПУ о намерении проверить и действующих, и бывших сотрудников прокуратуры на предмет «махинаций» с получением служебного жилья.

В 2007 году прокуратура города Киева обратилась к руководителю управления жилищного обеспечения КГГА с просьбой предоставить служебную квартиру ее сотруднику – отцу троих детей. При этом отмечалось, что предложенное ему ранее жилье – двухкомнатная квартира на улице Саперно-Слободская (непривлекательный удаленный от центра район возле промзоны и метро Выдубичи) – семью не удовлетворяет, потому что дом должен был быть сдан в эксплуатацию в следующем году. Прокуратура просила городскую администрацию предоставить другую квартиру ее сотруднику, который имеет трех детей и требует неотложного вселения».

Фамилия прокурора, который нуждался в служебном жилье, следует из следующего документа – письма прокуратуры, в котором говорится об успешно осуществленном обмене и выдаче квартиры сотруднику прокуратуры Корнийцу А. П. Таким образом, в ноябре 2007 года прокурор получил первую служебную квартиру площадью более 70 кв. м.

Впрочем, как свидетельствуют документы, через пять лет семья прокурора снова оказалась в тяжелых жилищных условиях: шесть человек – Корниец, его жена и уже четверо детей – оказываются прописанными в крохотной однокомнатной квартире жилой площадью 12 кв м на проспекте Науки. Вероятно, семья Корнийцов прописывается у сестры прокурора Прокопенко Ларисы Павловны: именно этот адрес она указала во время регистрации частной компании, как свидетельствует реестр юрлиц.

В документе Голосеевской районной администрации утверждается, что с 2012 года прописанный в однокомнатной квартире Корниец стоит в льготной жилищной очереди работников прокуратуры.

Этим письмом за подписью председателя Голосеевской РГА прокурору Корнийцу выдается ордер на трехкомнатную квартиру в самом центре Киева, недалеко от Цирка, по улице Тургеневская, 46/11 жилой площадью 70,6 кв. м. По данным риелторов, трехкомнатная квартира в этом новом доме стоит под 5 млн грн.

В 2015 году с этой квартирой случается почти булгаковская история. 5 июля Корнийца задерживают по подозрению в вымогательстве взятки. Во время обысков у него изымают более полумиллиона долларов наличными, бриллианты, автомат Калашникова и наркотики. В конце июля прокурор выходит на свободу под залог, однако находясь в СИЗО, успевает переоформить элитное жилье на пятилетнюю дочь.

Согласно информации из Государственного реестра вещевых прав на недвижимое имущество, квартира по ул. Тургеневской оказалась в собственности Елизаветы Александровны Корниец утром 22 июля 2015 года. Уже через два дня после этого прокуратура наложила арест на оставшуюся недвижимость Корнийца. Ареста квартиры возле Цирка таким образом удалось избежать.

В интервью Громадському в октябре 2015 года Корниец признал, что его дочь Елизавета является владелицей недешевой квартиры по ул. Тургеневской. Заметим, что данную квартиру Корниец не указал в декларации ни как собственное имущество, ни как имущество семьи. При этом прокурор назвал странное основание для получения дочерью квартиры – тяжелое заболевание, которое поддается лечению только в Лондоне. На возражение журналиста Дмитрия Гнапа, что квартиру в элитном доме вряд ли можно получить только из-за «тяжелого заболевания», Корниец заверил, что все произошло «на законных основаниях».

Дача в придачу

Кроме многочисленных участков и квартир, прокурору принадлежит несколько домов – два задекларированных и еще один, который только строится и который разыскало НВ.

В декларацию Корнийца внесены роскошный трехэтажный дом, на строительство которого он взял кредит в $800 тыс. (именно в нем следователи нашли бриллианты), а также садовый дом под Киевом.

История третьего дома «бриллиантового прокурора» начинается в 2008 году, когда одновременно со служебной квартирой Корниец попросил КГГА выделить ему земельный участок. В следующем году его просьбу удовлетворяют, о чем свидетельствует государственный акт на землю по адресу Журавлина, 5 за подписью мэра Киева Леонида Черновецкого. Этот участок Корниец указывает в своей декларации в строке №23 – 878 кв. м.

Сейчас на этом участке ведется активное строительство, в чем НВ убедилось воочию. Заметим, что подойти к дому непросто: проезд и проход к нему перекрыты частной охраной.

Поиск по кадастровому номеру участка показал, что 23 сентября 2015 года землю арестовали по требованию Генеральной прокуратуры. В строке «Лицо, права/имущество которого отягощается», указана фамилия Корнийца.

Деревянное здание, которое возводится сейчас на этом участке, расположенном в непосредственной близости с аэропортом, может быть гостиницей. По крайней мере в компании, которая разрабатывала проект строительства по этому адресу для заказчика Корнийца А. П. – ООО Академия архитектуры, строительства и дизайна, куда под видом заказчика обратилось по телефону НВ, вспомнили, что разрабатывали «проект гостиницы». Стоимость строительства, согласно копии документа, который есть в распоряжении редакции, составляет $402.857,5 тыс.

PostScriptum

Заинтересуют ли перечисленные факты Генеральную прокуратуру, станет известно уже в ближайшие недели. Исполняющий обязанности генпрокурора Владислав Севрук распорядился до 10 июня проверить законность получения жилья работниками прокуратуры, как нынешними, так и бывшими. Наиболее распространенными нарушениями он назвал искусственное ухудшение жилищных условий, в том числе путем отчуждения жилья; фиктивную постановку на учет родственников, безосновательное предоставление служебных квартир при наличии у работников и членов их семей жилья в том же населенном пункте. Признаки этих нарушений присутствуют в материалах расследования НВ относительно получения жилья Корнийцом.

Во время подготовки материала редакция пыталась связаться с Александром Корнийцом, чтобы получить его комментарии. Однако на момент выхода материала получить ответ не удалось, телефон бывшего прокурора находился вне зоны досягаемости. НВ готово предоставить возможность фигуранту расследования прокомментировать обнародованные факты.

Новое ВремяИлья Лукаш

Александр Корниец точно так же получал служебные квартиры, за что ГПУ сейчас преследует экс-заместителя Шокина Касько. А на выделенном Корнийцу государством участке возле Жулян строится, вероятно, отель
В распоряжении НВ оказались копии документов, которые свидетельствуют о том, что скандально известный экс-заместитель областного прокурора Александр Корниец получил как минимум две служебные квартиры. Кроме того Киевсовет выделил Корнийцу земельный участок возле аэропорта Жуляны. Сейчас на нем возводится здание стоимостью более $400 тыс., как свидетельствует проектная документация.

Документы указывают на то, что с 2007 года Корниец получил от государства две квартиры. Судя по бумагам, жилье было получено по стандартной схеме, в которой имело место прописывание большой семьи из шести человек в крохотной квартире родни и переписывание квартир на детей. Интересно, что последнюю операцию с недвижимостью семья Корнийца провела уже после того, как его имущество было арестовано в рамках дела о бриллиантах и деньгах, найденных в его рабочем кабинете, а сам он в период оформления находился в следственном изоляторе.

Пятое измерение

В булгаковском романе Мастер и Маргарита Коровин, рассказывая историю о том, как один сообразительный человек почти превратил трехкомнатную квартиру в пятикомнатную, говорил: «Тем, кто хорошо знаком с пятым измерением, ничего не стоит раздвинуть помещение до черт знает каких пределов». Если ты работаешь в украинской прокуратуре, для «раздвижки помещений» даже не надо быть знакомым с пятым измерением.

Александр Павлович Корниец работает в прокуратуре с 1998 года. За это время он прошел путь от личного водителя и управляющего делами Виктора Шокина (о чем утверждал экс-заместитель Шокина Давид Сакварелидзе) до заместителя областного прокурора.

Согласно последней декларации, семье экс-заместителя облпрокурора, которая живет на зарплату (260 тыс. грн в год совокупного дохода, то есть около 20 тыс. грн в месяц), официально принадлежит немало объектов недвижимости, шесть земельных участков, две квартиры, жилой дом площадью 272,9 м2 и садовый дом.

В этой декларации нет двух квартир, которые Корниец получил как служебные. История их получения показательна в контексте официального заявления ГПУ о намерении проверить и действующих, и бывших сотрудников прокуратуры на предмет «махинаций» с получением служебного жилья.

В 2007 году прокуратура города Киева обратилась к руководителю управления жилищного обеспечения КГГА с просьбой предоставить служебную квартиру ее сотруднику – отцу троих детей. При этом отмечалось, что предложенное ему ранее жилье – двухкомнатная квартира на улице Саперно-Слободская (непривлекательный удаленный от центра район возле промзоны и метро Выдубичи) – семью не удовлетворяет, потому что дом должен был быть сдан в эксплуатацию в следующем году. Прокуратура просила городскую администрацию предоставить другую квартиру ее сотруднику, который имеет трех детей и требует неотложного вселения».

Фамилия прокурора, который нуждался в служебном жилье, следует из следующего документа – письма прокуратуры, в котором говорится об успешно осуществленном обмене и выдаче квартиры сотруднику прокуратуры Корнийцу А. П. Таким образом, в ноябре 2007 года прокурор получил первую служебную квартиру площадью более 70 кв. м.

Впрочем, как свидетельствуют документы, через пять лет семья прокурора снова оказалась в тяжелых жилищных условиях: шесть человек – Корниец, его жена и уже четверо детей – оказываются прописанными в крохотной однокомнатной квартире жилой площадью 12 кв м на проспекте Науки. Вероятно, семья Корнийцов прописывается у сестры прокурора Прокопенко Ларисы Павловны: именно этот адрес она указала во время регистрации частной компании, как свидетельствует реестр юрлиц.

В документе Голосеевской районной администрации утверждается, что с 2012 года прописанный в однокомнатной квартире Корниец стоит в льготной жилищной очереди работников прокуратуры.

Этим письмом за подписью председателя Голосеевской РГА прокурору Корнийцу выдается ордер на трехкомнатную квартиру в самом центре Киева, недалеко от Цирка, по улице Тургеневская, 46/11 жилой площадью 70,6 кв. м. По данным риелторов, трехкомнатная квартира в этом новом доме стоит под 5 млн грн.

В 2015 году с этой квартирой случается почти булгаковская история. 5 июля Корнийца задерживают по подозрению в вымогательстве взятки. Во время обысков у него изымают более полумиллиона долларов наличными, бриллианты, автомат Калашникова и наркотики. В конце июля прокурор выходит на свободу под залог, однако находясь в СИЗО, успевает переоформить элитное жилье на пятилетнюю дочь.

Согласно информации из Государственного реестра вещевых прав на недвижимое имущество, квартира по ул. Тургеневской оказалась в собственности Елизаветы Александровны Корниец утром 22 июля 2015 года. Уже через два дня после этого прокуратура наложила арест на оставшуюся недвижимость Корнийца. Ареста квартиры возле Цирка таким образом удалось избежать.

В интервью Громадському в октябре 2015 года Корниец признал, что его дочь Елизавета является владелицей недешевой квартиры по ул. Тургеневской. Заметим, что данную квартиру Корниец не указал в декларации ни как собственное имущество, ни как имущество семьи. При этом прокурор назвал странное основание для получения дочерью квартиры – тяжелое заболевание, которое поддается лечению только в Лондоне. На возражение журналиста Дмитрия Гнапа, что квартиру в элитном доме вряд ли можно получить только из-за «тяжелого заболевания», Корниец заверил, что все произошло «на законных основаниях».

Дача в придачу

Кроме многочисленных участков и квартир, прокурору принадлежит несколько домов – два задекларированных и еще один, который только строится и который разыскало НВ.

В декларацию Корнийца внесены роскошный трехэтажный дом, на строительство которого он взял кредит в $800 тыс. (именно в нем следователи нашли бриллианты), а также садовый дом под Киевом.

История третьего дома «бриллиантового прокурора» начинается в 2008 году, когда одновременно со служебной квартирой Корниец попросил КГГА выделить ему земельный участок. В следующем году его просьбу удовлетворяют, о чем свидетельствует государственный акт на землю по адресу Журавлина, 5 за подписью мэра Киева Леонида Черновецкого. Этот участок Корниец указывает в своей декларации в строке №23 – 878 кв. м.

Сейчас на этом участке ведется активное строительство, в чем НВ убедилось воочию. Заметим, что подойти к дому непросто: проезд и проход к нему перекрыты частной охраной.

Поиск по кадастровому номеру участка показал, что 23 сентября 2015 года землю арестовали по требованию Генеральной прокуратуры. В строке «Лицо, права/имущество которого отягощается», указана фамилия Корнийца.

Деревянное здание, которое возводится сейчас на этом участке, расположенном в непосредственной близости с аэропортом, может быть гостиницей. По крайней мере в компании, которая разрабатывала проект строительства по этому адресу для заказчика Корнийца А. П. – ООО Академия архитектуры, строительства и дизайна, куда под видом заказчика обратилось по телефону НВ, вспомнили, что разрабатывали «проект гостиницы». Стоимость строительства, согласно копии документа, который есть в распоряжении редакции, составляет $402.857,5 тыс.

PostScriptum

Заинтересуют ли перечисленные факты Генеральную прокуратуру, станет известно уже в ближайшие недели. Исполняющий обязанности генпрокурора Владислав Севрук распорядился до 10 июня проверить законность получения жилья работниками прокуратуры, как нынешними, так и бывшими. Наиболее распространенными нарушениями он назвал искусственное ухудшение жилищных условий, в том числе путем отчуждения жилья; фиктивную постановку на учет родственников, безосновательное предоставление служебных квартир при наличии у работников и членов их семей жилья в том же населенном пункте. Признаки этих нарушений присутствуют в материалах расследования НВ относительно получения жилья Корнийцом.

Во время подготовки материала редакция пыталась связаться с Александром Корнийцом, чтобы получить его комментарии. Однако на момент выхода материала получить ответ не удалось, телефон бывшего прокурора находился вне зоны досягаемости. НВ готово предоставить возможность фигуранту расследования прокомментировать обнародованные факты.

Новое Время