Почему растёт преступность в Украине?Почему растёт преступность в Украине?

Елена Коваленко

В последнее время мы все чаще слышим о перестрелках и взрывах уже далеко за линией фронта. Как минимум пару раз в неделю в прессе появляются новости о том, что где-то банальная ссора в маршрутке закончилась перестрелкой, где-то водители выясняли отношения при помощи оружия, а где-то опять взорвалась граната. Мы привыкли к этим новостям и воспринимаем их как фон. Ровно до того момента, пока они не коснутся нас лично.

А что, если завтра коснутся? А что если завтра именно вы или, не дай боже, ваш ребенок, выйдя в магазин, окажетесь на линии огня? Где гарантия, что завтра не взорвется граната именно в вашем подъезде? Статистика преступлений в последнее время зашкаливает. И дело не только в войне. Да, безусловно, она стала катализатором, но проблема не только в том, что с Донбасса рекой течет оружие. Есть еще и посттравматический шок. Любой психолог вам расскажет, что каждый, кто прошел войну, возвращается домой с серьезнейшей психологической травмой и в любой момент готов нажать на курок. Нужны еще аргументы в пользу роста преступности? В стране глубочайший кризис и обнищание населения. Народ не знает, как выжить, чем заплатить за квартиру и чем накормить детей.

Даже в полиции признали, что в одном только Киеве с начала 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года количество зарегистрированных преступлений увеличилось на 52%.

Так в чем же причина? Донбасс, война, кризис, «закон Савченко» или что-то еще? Чего нам ждать дальше и где предел? Где та черта, за которой преступность перестанет действовать настолько нагло и открыто? Что должна сделать власть и почему она этого не делает? Об этом fraza.ua спросила людей, которые умеют просчитывать события на несколько ходов вперед и прекрасно понимают, что рост преступности — это лишь следствие, самое главное — понять причину.

Юрий Тандит, советник главы Службы безопасности Украины:

Если уже в ОБСЕ принята резолюция о том, что фактически признается агрессия России против Украины, то понятно, что нам, украинцам, стало намного тяжелее. Главную причину нужно искать именно в этом. У нас в стране идет необъявленная война, которую ведет против нас Российская Федерация, и не замечать эту главную причину нельзя.

Нам нужно помнить, что сейчас через линию соприкосновения оттуда выходят диверсионные группы, вывозится очень много оружия. Мы, Служба безопасности Украины, действуем в рамках закона и делаем все возможное, чтобы в рамках своей компетенции ловить преступников, ловить диверсантов.

СБУ ежедневно проводит оперативки, связанные, в том числе, и с вопросом недопущения совершения преступлений на территории Украины. Есть еще и другие силовые структуры, есть Генеральная прокуратура, есть Министерство внутренних дел, и каждое ведомство действует в рамках своей компетенции.

Сергей Быков, политический эксперт:

Основная проблема в том, что в результате так называемой реформы полиции были полностью ликвидированы следствие и уголовный розыск. Те люди, которые фактически занимались розыском преступников, были уволены, полностью ликвидированы сети информаторов, причем по всей стране. Соответственно, у Министерства внутренних дел больше нет своих ушей в бандах и организованных преступных группировках.

Да, война создает дополнительные условия для роста преступности, но на войну нельзя все списывать. В первую очередь, в росте преступности виноваты падение экономики и доходов населения. А те полицейские, которых сегодня уволили и которые прекрасно знают, как совершить преступление и, самое главное, как уйти от наказания, как скрыться от своих бывших коллег, пополняют ряды организованных преступных группировок и начинают заниматься криминалом.

Кроме того, «закон Савченко» также сделал свое дело. К нему очень много вопросов. Определенный процент людей, которые вышли на свободу по этому закону, уже успели совершить новые преступления и вернулись за решетку.

Чтобы изменить ситуацию к лучшему, необходимо вернуть люстрированных полицейских, вернуть профессионалов и дать возможность правоохранительной системе начать работать так, как она должна работать.

Игорь Грынив, народный депутат Украины, член БПП:

Самый простой и самый правильный ответ: росту преступности способствуют все факторы: и то, что у людей появилось очень много оружия, и достаточно сложная психологическая обстановка, и сложная экономическая ситуация. Все это, безусловно, способствует росту преступности. Плюс свою роль сыграл «закон Савченко», по которому вышли на свободу достаточно много людей. Все эти факторы вместе и дали толчок для такого серьезного всплеска преступности.

Кроме того, не забывайте, что у нас реформа полиции не была нацелена на борьбу с преступностью, она была нацелена на другие вещи — скорее на борьбу с коррупцией в самой полиции. В итоге пострадало качество работы самой полиции.

Во всей этой ситуации социально-экономическая составляющая где-то на 5—6 месте. Основную роль в росте преступности играет все-таки то, что увеличилось количество оружия на руках у людей. Просто огромное количество оружия «гуляет» и по Киеву, и по всей Украине. Второй не менее важный фактор — полиция. Было много сигналов, пришли молодые красивые полицейские, которые всем показывают, что они не берут взяток, но ощущения, что они еще и борются с преступностью, нет. А, как известно, вседозволенность провоцирует преступность.

Что касается того, что теперь делать, то усиление контроля на линии разграничения, безусловно, нужно, но это не изменит ситуацию. Оружие все равно будет проникать. Необходимо, чтобы в полицию пришли профессионалы именно уголовного розыска. Это не значит, что нужно вернуть старых полицейских, это значит, что приоритетом работы полиции должно быть не только количество лайков, полученных сотрудниками полиции или их руководством, а в первую очередь количество раскрытых уголовных дел.

***

Когда-то нам обещали «покращення». Мы ждали его долго и терпеливо. В результате те, кто обещал, сбежали из страны, прихватив наши с вами сбережения. Потом нам обещали европейский уровень жизни, но по факту мы получили лишь европейские цены и тарифы. Нам обещали реформированную полицию, а по факту мы получили красивых селфи-мальчиков и девочек, которые эффектно смотрятся в кадре, но понятия не имеют, что делать с преступниками.

Что и как сейчас нужно делать, безусловно, будем решать не мы с вами. Это будет решать наша власть. Самое главное — было бы неплохо, чтобы она поняла, что дальше тянуть некуда. Рост преступности — это не просто цифры, это не просто статистика. Это наше с вами завтра, это завтра наших детей. И чтобы у нас с вами было это завтра, действовать нужно уже сегодня.

Фраза Елена Коваленко

В последнее время мы все чаще слышим о перестрелках и взрывах уже далеко за линией фронта. Как минимум пару раз в неделю в прессе появляются новости о том, что где-то банальная ссора в маршрутке закончилась перестрелкой, где-то водители выясняли отношения при помощи оружия, а где-то опять взорвалась граната. Мы привыкли к этим новостям и воспринимаем их как фон. Ровно до того момента, пока они не коснутся нас лично.

А что, если завтра коснутся? А что если завтра именно вы или, не дай боже, ваш ребенок, выйдя в магазин, окажетесь на линии огня? Где гарантия, что завтра не взорвется граната именно в вашем подъезде? Статистика преступлений в последнее время зашкаливает. И дело не только в войне. Да, безусловно, она стала катализатором, но проблема не только в том, что с Донбасса рекой течет оружие. Есть еще и посттравматический шок. Любой психолог вам расскажет, что каждый, кто прошел войну, возвращается домой с серьезнейшей психологической травмой и в любой момент готов нажать на курок. Нужны еще аргументы в пользу роста преступности? В стране глубочайший кризис и обнищание населения. Народ не знает, как выжить, чем заплатить за квартиру и чем накормить детей.

Даже в полиции признали, что в одном только Киеве с начала 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года количество зарегистрированных преступлений увеличилось на 52%.

Так в чем же причина? Донбасс, война, кризис, «закон Савченко» или что-то еще? Чего нам ждать дальше и где предел? Где та черта, за которой преступность перестанет действовать настолько нагло и открыто? Что должна сделать власть и почему она этого не делает? Об этом fraza.ua спросила людей, которые умеют просчитывать события на несколько ходов вперед и прекрасно понимают, что рост преступности — это лишь следствие, самое главное — понять причину.

Юрий Тандит, советник главы Службы безопасности Украины:

Если уже в ОБСЕ принята резолюция о том, что фактически признается агрессия России против Украины, то понятно, что нам, украинцам, стало намного тяжелее. Главную причину нужно искать именно в этом. У нас в стране идет необъявленная война, которую ведет против нас Российская Федерация, и не замечать эту главную причину нельзя.

Нам нужно помнить, что сейчас через линию соприкосновения оттуда выходят диверсионные группы, вывозится очень много оружия. Мы, Служба безопасности Украины, действуем в рамках закона и делаем все возможное, чтобы в рамках своей компетенции ловить преступников, ловить диверсантов.

СБУ ежедневно проводит оперативки, связанные, в том числе, и с вопросом недопущения совершения преступлений на территории Украины. Есть еще и другие силовые структуры, есть Генеральная прокуратура, есть Министерство внутренних дел, и каждое ведомство действует в рамках своей компетенции.

Сергей Быков, политический эксперт:

Основная проблема в том, что в результате так называемой реформы полиции были полностью ликвидированы следствие и уголовный розыск. Те люди, которые фактически занимались розыском преступников, были уволены, полностью ликвидированы сети информаторов, причем по всей стране. Соответственно, у Министерства внутренних дел больше нет своих ушей в бандах и организованных преступных группировках.

Да, война создает дополнительные условия для роста преступности, но на войну нельзя все списывать. В первую очередь, в росте преступности виноваты падение экономики и доходов населения. А те полицейские, которых сегодня уволили и которые прекрасно знают, как совершить преступление и, самое главное, как уйти от наказания, как скрыться от своих бывших коллег, пополняют ряды организованных преступных группировок и начинают заниматься криминалом.

Кроме того, «закон Савченко» также сделал свое дело. К нему очень много вопросов. Определенный процент людей, которые вышли на свободу по этому закону, уже успели совершить новые преступления и вернулись за решетку.

Чтобы изменить ситуацию к лучшему, необходимо вернуть люстрированных полицейских, вернуть профессионалов и дать возможность правоохранительной системе начать работать так, как она должна работать.

Игорь Грынив, народный депутат Украины, член БПП:

Самый простой и самый правильный ответ: росту преступности способствуют все факторы: и то, что у людей появилось очень много оружия, и достаточно сложная психологическая обстановка, и сложная экономическая ситуация. Все это, безусловно, способствует росту преступности. Плюс свою роль сыграл «закон Савченко», по которому вышли на свободу достаточно много людей. Все эти факторы вместе и дали толчок для такого серьезного всплеска преступности.

Кроме того, не забывайте, что у нас реформа полиции не была нацелена на борьбу с преступностью, она была нацелена на другие вещи — скорее на борьбу с коррупцией в самой полиции. В итоге пострадало качество работы самой полиции.

Во всей этой ситуации социально-экономическая составляющая где-то на 5—6 месте. Основную роль в росте преступности играет все-таки то, что увеличилось количество оружия на руках у людей. Просто огромное количество оружия «гуляет» и по Киеву, и по всей Украине. Второй не менее важный фактор — полиция. Было много сигналов, пришли молодые красивые полицейские, которые всем показывают, что они не берут взяток, но ощущения, что они еще и борются с преступностью, нет. А, как известно, вседозволенность провоцирует преступность.

Что касается того, что теперь делать, то усиление контроля на линии разграничения, безусловно, нужно, но это не изменит ситуацию. Оружие все равно будет проникать. Необходимо, чтобы в полицию пришли профессионалы именно уголовного розыска. Это не значит, что нужно вернуть старых полицейских, это значит, что приоритетом работы полиции должно быть не только количество лайков, полученных сотрудниками полиции или их руководством, а в первую очередь количество раскрытых уголовных дел.

***

Когда-то нам обещали «покращення». Мы ждали его долго и терпеливо. В результате те, кто обещал, сбежали из страны, прихватив наши с вами сбережения. Потом нам обещали европейский уровень жизни, но по факту мы получили лишь европейские цены и тарифы. Нам обещали реформированную полицию, а по факту мы получили красивых селфи-мальчиков и девочек, которые эффектно смотрятся в кадре, но понятия не имеют, что делать с преступниками.

Что и как сейчас нужно делать, безусловно, будем решать не мы с вами. Это будет решать наша власть. Самое главное — было бы неплохо, чтобы она поняла, что дальше тянуть некуда. Рост преступности — это не просто цифры, это не просто статистика. Это наше с вами завтра, это завтра наших детей. И чтобы у нас с вами было это завтра, действовать нужно уже сегодня.

Фраза

Несут ли Вакарчук и Зеленский угрозу для ПорошенкоНесут ли Вакарчук и Зеленский угрозу для Порошенко

Денис Рафальский

Социологи отслеживают рейтинги популярных людей в стране, считая их возможными конкурентами профессиональных политиков.

Это реакция на разочарование последними в обществе и запрос на новые лица и силы в политике. Если будут выборы, политический класс ждет серьезное обновление.

У Порошенко опасаются «неполитиков»

Лидер фракции Блока Петра Порошенко, политтехнолог президента Игорь Грынив, которому приписывают контроль над социологической компанией «Социс», признался в интервью «Украинской правде», что проводит замеры политической популярности применительно к известным людям вне политики. В зоне внимания Грынива оказались, в частности, певец Святослав Вакарчук, актер, шоумен Владимир Зеленский, которых он рассматривает как возможных «новых, несистемных политиков», сообщает strana.ua.

Как уверяет Грынив, замеряют их рейтинги и другие социологические службы. Он предупреждает: приход этих людей и им подобных в активную политическую деятельность несет угрозу Украине. В чем она заключается? По мнению Грынива, некий несистемный политик (или, как говорит глава фракции, неполитик) на будущих президентских выборах может стать конкурентом действующему главе государства, который, получается, будет представителем существующей политической системы. «Я считаю неправильным, когда люди начинают искать кандидата среди тех политиков, которых я называю несистемными», — заявляет Грынив.

Надо полагать, что социологи берут во внимание тот факт, что украинское общество демонстрирует разочарование в известных политиках. Напомним, опрос избирателей, который в июне провел Киевский международный институт социологии, показал довольно низкие рейтинги действующего главы государства (7,9% голосов респондентов), лидера Батькивщины Юлии Тимошенко (13,7%), руководителя Самопомощи, мэра Львова Андрея Садового (7,3%), лидера Радикальной партии Олега Ляшко (7,1%). При этом более 40% избирателей либо не определились с поддержкой, либо настроены против всех, либо вообще не хотят идти на выборы, случись таковые в ближайшее время. Похожие настроения и процентный расклад показывают респонденты КМИС и относительно партий.

Такая ситуация определенно благоволит новичкам в политике. «Падает доверие к, так сказать, старым политикам, есть запрос на новые лица. В такой ситуации у последних больше шансов пробиться», — сказал «Стране» генеральный директор КМИС Владимир Паниотто. Он допускает, что в сложившихся обстоятельствах общество может обратить внимание даже на тех, кто никогда всерьез не занимался политикой, как артист Зеленский, или кто после неудачной попытки в прошлом решил в нее вернуться, как музыкант Вакарчук, который был народным депутатом шестого созыва. Эту точку зрения разделяет директор социологической группы «Рейтинг» Алексей Антипович, уточняя, что общество не будет делать скидок выходцам из шоу-бизнеса ли, спорта, надумавшим строить политическую карьеру.

Больше неприятных сюпризов

Соберись популярные певцы-спортсмены в политику, известность им поможет лишь до известной степени. «Тот же Вакарчук воспринимается обществом как известный музыкант, моральный авторитет. К нему, конечно же, прислушиваются, но, скорее, эмоциональное восприятие. Если он пойдет в политику, у людей включится рациональный уровень поддержки. Они будут смотреть, что он может предложить, как политик. Песни Вакарчука отойдут на второй план», — полагает эксперт Антипович, настаивая, что такой подход будет ко всем начинающим политикам вне зависимости от их бэкгаунда. Такого же мнения придерживается генеральный директор Комитета избирателей Украины Алексей Кошель: «Избиратели, оценивая политика или кандидата на любых выборах, берут во внимание не столько его узнаваемость, сколько его способность решать вопросы на национальном или местном уровне. Они будут смотреть, скажем, на уровень экономических знаний, опыт работы в разных сферах и так далее».

Эксперт Паниотто называет еще несколько проблем, с которыми могут столкнуться политические новички. Раскрутка даже известного в других областях человека требует серьезных денег. Если у новоиспеченного политика нет собственных значительных ресурсов или поддержки финансово-промышленных групп, то он рискует остаться ни с чем. «Люди по-прежнему ориентируются на телевидение, а это дорогостоящий ресурс. Мы заметили по ответам в фокус-группах, что люди, прочитав новости в интернете, ждут пока о том же сообщат по телевизору. Это будет для них уже официальная информация, а в этих «интернетах» мало ли чего напишут…», — говорит Паниотто.

Доступ к телеканалам тем ценнее, что в активной политической борьбе новички могут столкнуться с использованием против себя компромата. «Вакарчук или Савченко — гордость Украины, конечно, но до тех пор, пока они не становятся конкурентами. Тогда с ними начинают бороться, например, с помощью компрометирующих материалов», — отмечает гендиректор КМИС.

Придут священники и ветераны АТО

Президентские перспективы «неполитиков», даже несмотря на мнение Грынива, предсказать сложно. Генеральный директор КИУ Кошель подчеркивает: на высший пост в стране обычно претендуют люди, которые прошли свой путь в политике, состоялись в ней или хотя бы в бизнесе. «Но граждане выбирают прежде всего тех, кто имеет опыт работы премьер-министром или просто главой министерства, или руководителем Национального банка. Порошенко до избрания поработал на министерских постах, в СНБО. Избиратель делает в выбор в пользу менеджера, который имеет опыт управления на национальном уровне», — настаивает Кошель, считая, что действительно существующее «тотальное недоверие» общества к нынешним политикам тут не сработает.

Разочарование граждан, как ожидает Кошель, скорее, запустит обновление правящего класса, если внеочередные парламентские выборы все же будут объявлены. Партиям придется учитывать последствия громких антикоррупционных скандалов, разоблачений вроде обнародования материалов тайной бухгалтерии Партии регионов. «Политическим силам придется переформатировать свои ряды, как в 2014 году. И мы снова увидим внесистемных людей в списках, например, участников АТО, священников, борцов с коррупцией, журналистов. Армия и церковь пользуются наибольшим и почти одинаковым доверием в обществе, которое также требует более жесткой антикоррупционной борьбы», — считает Кошель.

Вряд ли в этих списках окажутся и Вакарчук с Зеленским — обоим не по статусу быть «запевалами» у действующих политиков. Тем более, что тот же Вакарчук уже имел подобный опыт в 2006 году и он оказался исключительно негативным.

И все же они могут попытаться

В тоже время, в штабе одной из крупных партий «Стране» сказали, что они уже моделируют ситуацию, при которой известные деятели шоу-бизнеса могут пойти в политику.

«Начнем с Зеленского. Он может стать политиком, только в одном случае — если сохранится мажоритарная система и он пройдет в парламент как самовыдвиженец. В Раде не примкнет ни к одной фракции, занимаясь постоянным троллингом, — говорит штабист. — Это будет очень эффективно, красиво и концептуально — политика сращивается с шоу. По Вакарчуку ситуация иная. Его могут начать раскручивать на будущие президентские выборы. Знаю, об этом многие сейчас говорят и думают. На таких как Вакарчук есть спрос — Запад тотально разочаровался в украинских политиках и, теоретически, американцам и европейцам, при определенной сноровке, можно «продать» проект «Вакарчук» как новое евролицо Украины. Слабой стороной Вакарчука является отсутствие у него опыта государственного управления. Поэтому, по уму, прежде необходимо дать Славко некую общественно-важную «дилянку» на которой тот покажет какой-то успех. Например, это может быть гражданская инициатива по решению важной проблемы, в рамках которой он и покажет свой организаторский талант. То есть, нужно, чтобы в общественном сознании музыкант Вакарчук перешел в категорию государственного деятеля. Из других перспективных людей не из политики можно выделить доктора Коморовского. Его взгляды на происходящее в стране, которые он время от времени публично излагает, хорошо коррелируется с настроениями населения юго-востока».

СтранаДенис Рафальский

Социологи отслеживают рейтинги популярных людей в стране, считая их возможными конкурентами профессиональных политиков.

Это реакция на разочарование последними в обществе и запрос на новые лица и силы в политике. Если будут выборы, политический класс ждет серьезное обновление.

У Порошенко опасаются «неполитиков»

Лидер фракции Блока Петра Порошенко, политтехнолог президента Игорь Грынив, которому приписывают контроль над социологической компанией «Социс», признался в интервью «Украинской правде», что проводит замеры политической популярности применительно к известным людям вне политики. В зоне внимания Грынива оказались, в частности, певец Святослав Вакарчук, актер, шоумен Владимир Зеленский, которых он рассматривает как возможных «новых, несистемных политиков», сообщает strana.ua.

Как уверяет Грынив, замеряют их рейтинги и другие социологические службы. Он предупреждает: приход этих людей и им подобных в активную политическую деятельность несет угрозу Украине. В чем она заключается? По мнению Грынива, некий несистемный политик (или, как говорит глава фракции, неполитик) на будущих президентских выборах может стать конкурентом действующему главе государства, который, получается, будет представителем существующей политической системы. «Я считаю неправильным, когда люди начинают искать кандидата среди тех политиков, которых я называю несистемными», — заявляет Грынив.

Надо полагать, что социологи берут во внимание тот факт, что украинское общество демонстрирует разочарование в известных политиках. Напомним, опрос избирателей, который в июне провел Киевский международный институт социологии, показал довольно низкие рейтинги действующего главы государства (7,9% голосов респондентов), лидера Батькивщины Юлии Тимошенко (13,7%), руководителя Самопомощи, мэра Львова Андрея Садового (7,3%), лидера Радикальной партии Олега Ляшко (7,1%). При этом более 40% избирателей либо не определились с поддержкой, либо настроены против всех, либо вообще не хотят идти на выборы, случись таковые в ближайшее время. Похожие настроения и процентный расклад показывают респонденты КМИС и относительно партий.

Такая ситуация определенно благоволит новичкам в политике. «Падает доверие к, так сказать, старым политикам, есть запрос на новые лица. В такой ситуации у последних больше шансов пробиться», — сказал «Стране» генеральный директор КМИС Владимир Паниотто. Он допускает, что в сложившихся обстоятельствах общество может обратить внимание даже на тех, кто никогда всерьез не занимался политикой, как артист Зеленский, или кто после неудачной попытки в прошлом решил в нее вернуться, как музыкант Вакарчук, который был народным депутатом шестого созыва. Эту точку зрения разделяет директор социологической группы «Рейтинг» Алексей Антипович, уточняя, что общество не будет делать скидок выходцам из шоу-бизнеса ли, спорта, надумавшим строить политическую карьеру.

Больше неприятных сюпризов

Соберись популярные певцы-спортсмены в политику, известность им поможет лишь до известной степени. «Тот же Вакарчук воспринимается обществом как известный музыкант, моральный авторитет. К нему, конечно же, прислушиваются, но, скорее, эмоциональное восприятие. Если он пойдет в политику, у людей включится рациональный уровень поддержки. Они будут смотреть, что он может предложить, как политик. Песни Вакарчука отойдут на второй план», — полагает эксперт Антипович, настаивая, что такой подход будет ко всем начинающим политикам вне зависимости от их бэкгаунда. Такого же мнения придерживается генеральный директор Комитета избирателей Украины Алексей Кошель: «Избиратели, оценивая политика или кандидата на любых выборах, берут во внимание не столько его узнаваемость, сколько его способность решать вопросы на национальном или местном уровне. Они будут смотреть, скажем, на уровень экономических знаний, опыт работы в разных сферах и так далее».

Эксперт Паниотто называет еще несколько проблем, с которыми могут столкнуться политические новички. Раскрутка даже известного в других областях человека требует серьезных денег. Если у новоиспеченного политика нет собственных значительных ресурсов или поддержки финансово-промышленных групп, то он рискует остаться ни с чем. «Люди по-прежнему ориентируются на телевидение, а это дорогостоящий ресурс. Мы заметили по ответам в фокус-группах, что люди, прочитав новости в интернете, ждут пока о том же сообщат по телевизору. Это будет для них уже официальная информация, а в этих «интернетах» мало ли чего напишут…», — говорит Паниотто.

Доступ к телеканалам тем ценнее, что в активной политической борьбе новички могут столкнуться с использованием против себя компромата. «Вакарчук или Савченко — гордость Украины, конечно, но до тех пор, пока они не становятся конкурентами. Тогда с ними начинают бороться, например, с помощью компрометирующих материалов», — отмечает гендиректор КМИС.

Придут священники и ветераны АТО

Президентские перспективы «неполитиков», даже несмотря на мнение Грынива, предсказать сложно. Генеральный директор КИУ Кошель подчеркивает: на высший пост в стране обычно претендуют люди, которые прошли свой путь в политике, состоялись в ней или хотя бы в бизнесе. «Но граждане выбирают прежде всего тех, кто имеет опыт работы премьер-министром или просто главой министерства, или руководителем Национального банка. Порошенко до избрания поработал на министерских постах, в СНБО. Избиратель делает в выбор в пользу менеджера, который имеет опыт управления на национальном уровне», — настаивает Кошель, считая, что действительно существующее «тотальное недоверие» общества к нынешним политикам тут не сработает.

Разочарование граждан, как ожидает Кошель, скорее, запустит обновление правящего класса, если внеочередные парламентские выборы все же будут объявлены. Партиям придется учитывать последствия громких антикоррупционных скандалов, разоблачений вроде обнародования материалов тайной бухгалтерии Партии регионов. «Политическим силам придется переформатировать свои ряды, как в 2014 году. И мы снова увидим внесистемных людей в списках, например, участников АТО, священников, борцов с коррупцией, журналистов. Армия и церковь пользуются наибольшим и почти одинаковым доверием в обществе, которое также требует более жесткой антикоррупционной борьбы», — считает Кошель.

Вряд ли в этих списках окажутся и Вакарчук с Зеленским — обоим не по статусу быть «запевалами» у действующих политиков. Тем более, что тот же Вакарчук уже имел подобный опыт в 2006 году и он оказался исключительно негативным.

И все же они могут попытаться

В тоже время, в штабе одной из крупных партий «Стране» сказали, что они уже моделируют ситуацию, при которой известные деятели шоу-бизнеса могут пойти в политику.

«Начнем с Зеленского. Он может стать политиком, только в одном случае — если сохранится мажоритарная система и он пройдет в парламент как самовыдвиженец. В Раде не примкнет ни к одной фракции, занимаясь постоянным троллингом, — говорит штабист. — Это будет очень эффективно, красиво и концептуально — политика сращивается с шоу. По Вакарчуку ситуация иная. Его могут начать раскручивать на будущие президентские выборы. Знаю, об этом многие сейчас говорят и думают. На таких как Вакарчук есть спрос — Запад тотально разочаровался в украинских политиках и, теоретически, американцам и европейцам, при определенной сноровке, можно «продать» проект «Вакарчук» как новое евролицо Украины. Слабой стороной Вакарчука является отсутствие у него опыта государственного управления. Поэтому, по уму, прежде необходимо дать Славко некую общественно-важную «дилянку» на которой тот покажет какой-то успех. Например, это может быть гражданская инициатива по решению важной проблемы, в рамках которой он и покажет свой организаторский талант. То есть, нужно, чтобы в общественном сознании музыкант Вакарчук перешел в категорию государственного деятеля. Из других перспективных людей не из политики можно выделить доктора Коморовского. Его взгляды на происходящее в стране, которые он время от времени публично излагает, хорошо коррелируется с настроениями населения юго-востока».

Страна