Кто сорвал электронное декларирование имущества: хронология и документыКто сорвал электронное декларирование имущества: хронология и документы

Сергей Сидоренко

Выходные, которые принесли в Киев похолодание, для многих оказались на удивление горячими. В последние несколько дней велась и до сих пор продолжается борьба за и против запуска системы электронных деклараций.

Украина еще несколько месяцев назад обещала, что е-декларации заработают 15 августа в 00:00. Мы привыкли делать все в последний момент, поэтому казалось, что успеем и сейчас.

Ведь стимул есть. На кону серьезные средства – $3 млрд от МВФ, 1.2 млрд евро макрофинпомощи от Евросоюза, а также значительное финансирование от Всемирного банка и других международных институтов.

И в дополнение, о чем писалось и говорилось много раз, запуск декларирования 15 августа – последнее обязательство Киева для внедрения безвизового режима

Cейчас можно уверенно говорить: график сорван. Система не заработает в срок.

И сейчас мы – на распутье. У Киева есть два пути: плохой и худший. Плохой путь – это срыв дедлайна и нарушение обязательств перед Западом.

Еще хуже – если в ночь на 15 августа Украина запустит в работу несертифицированную систему. Нам скажут, что Киев все выполнил. А на самом деле – этот шаг выведет из-под уголовной ответственности высоких чиновников.

Вероятность второго пути – достаточно высокая. И возникает вопрос, не является ли нынешнее обострение лишь ширмой для того, чтобы привести систему к «фиктивному запуску». Тем более, что некоторые источники в этом полностью убеждены.

Поэтому за вопросом о том, «что делать?», не стоит пропустить и другой – «кто виноват?».

У «Европейской правды» есть достаточно документальных доказательств того, что
Госспецсвязь умышленно сорвала запуск системы, изначально имея такую задачу.

Никаких сомнений, что ведомство, тесно связанное с секретарем СНБО Александром Турчиновым, сделало это сознательно. И вполне возможно, что противостояние вокруг е-декларирования выльется в серьезные кадровые изменения в стране.

Часть документов, подтверждающие обвинения в адрес Госспецсвязи, «Европейская правда» готова обнародовать. Об этом и другом подробнее – далее в статье.

Как врала Госспецсвязь

Круговорот выходных запустила новость пятничного вечера. Звучала она довольно обыденно и неинтересно – орган со сложным названием ГССЗЗИ (Государственная служба специальной связи и защиты информации, или Госспецсвязь) заявил о неготовности аппаратно-программного комплекса сбора и хранения электронных деклараций и отказался его аттестовать.

Но на самом деле такая сложная формулировка означает срыв процесса электронного декларирования.

Большой неожиданностью это не стало. О том, что электронное декларирование под угрозой срыва из-за проблем с аттестацией системы, знали все причастные. Ведь еще в начале августа ГССЗЗИ сорвала первые сроки и именно тогда конфликт стал публичным.

Действительно обидно, что приходится оперировать такими терминами как «ложь», «служебный подлог» или «преднамеренный срыв», но последние действия Госспецсвязи не оставляют сомнений – речь идет именно о лжи, сознательном срыве электронного декларирования и о фальсификации доказательств. К тому же, публичную фальсификацию – недавно ГССЗЗИ включился в борьбу в медийном пространстве – на официальной странице в Facebook.

Стоит проанализировать их главные тезисы. Предупреждаем: этот блок сложный и технический, но важный, ведь это – наглядная иллюстрация лжи со стороны госоргана. Дальше будет живее.

Ложь 1: Система е-деклараций готова на 60%, ее принять невозможно

Этот аргумент сейчас постоянно звучит от Госспецсвязи, повторяется в пресс-релизах и выступлениях.

«Разработано программное обеспечение в объеме только трех результатов из пяти, определенных договором. Это ориентировочно 60% предусмотренного объема работ, которые должны были завершиться в полном объеме еще 30 июня», — говорит ГССЗЗИ.

Как обычно в пропаганде, речь идет о полуправде.

Откровенной ложью является тезис о «60% предусмотренного объема». Еще в прошлом году планировалось, что система электронных деклараций будет запущена именно в нынешнем объеме, с тремя компонентами – заполнение деклараций, их защищенное хранение и публикация. Все, точка!

Второй этап – обработка и анализ деклараций – должен был подключиться позже.

«С самого начала техническое задание говорило о том, что программный комплекс создается поэтапно», — утверждает руководитель программы ПРООН Иван Пресняков (именно Программа развития ООН выделила Украине средства на создание системы е-деклараций).

Первый документ — акт приема-передачи комплекса (pdf, 4 страницы), в котором ПРООН показывает, что не имеет претензий к первой части.

Более того, Госспецсвязь прекрасно знала об этапности разработки. Нынешние заявления руководителя органа о том, что это стало для них сюрпризом, также являются ложью. Вашему вниманию – сканкопия заключения межведомственной группы, которая также показала готовность системы к эксплуатации (pdf, 17 страниц). В составе группы были представители ГССЗЗИ.

И, наконец, еще один важный момент, который мы не можем подтвердить сканом, но знаем из нескольких источников, что такой документ существует. 3 августа ДССЗЗИ утвердила техзадание на КСЗИ именно на первый этап, то есть на 3 из 5 компонентов, согласовав тем самым достаточность данного этапа. Это также означает, что в своих оценках эксперты службы должны были бы оставаться в рамках этого ТЗ. Однако в спецсвязи избрали другую тактику.

Упоминание же о 30 июня является полуправдой. Действительно, в начале процесса, когда ПРООН заказывала разработку программного обеспечения, завершение работ было предусмотрено на 30 июня. Но тогда были ожидания, что первый этап системы сертифицируют еще весной.

Ключевая причина того, что работа над вторым этапом затянулась – вообще детективная история.

Другие государственные органы не имеют права предоставлять НАПК доступ к своим базам (иначе будут санкции ГССЗЗИ) до тех пор, пока эта служба не аттестует комплекс НАПК. А теперь ГССЗЗИ говорит, что не даст аттестат до тех пор, пока комплекс не будет иметь доступа к базам других государственных органов.

Заколдованный круг…

Ложь 2. Но работы затянулись. А теперь Госспецсвязь заставляют за два дня провести аттестацию, на которую нужно два месяца.

Тезис про «два месяца» прозвучала от главы ГССЗЗИ Леонида Евдоченко на заседании НАПК только в субботу и крайне удивил присутствующих.

Евдоченко, видимо, не думал, что в прессу попадет документ, который он лично согласовал более месяца назад. 5 июля руководитель ГССЗЗИ направил в НАПК письмо, где говорится, что служба «согласовывает без замечаний график построения комплексной системы защиты информации». Согласно этому документу, сертификация должна состояться между 5 и 12 августа.

Так когда Евдоченко врал – месяц назад в официальном документе, или же сейчас, в официальных заявлениях? Надо определиться.

А дальше ГССЗЗИ дополнительно сократил себе время для анализа системы , чтобы дать себе повод для новых претензий о «нехватке времени». В начале августа (то есть в период цейтнота, а не раньше, когда оставалось вдоволь времени) в службе инициировали смену подрядчика, который должен был проводить экспертизу защищенности продукта. ГССЗЗИ заставила НАПК отказаться от услуг независимых экспертов и передать работу своему дочернему предприятию.

Это вызвало удивление и со стороны ПРООН, и со стороны Евросоюза, но шансы успеть до 15 августа еще оставались.

И в ДССЗЗИ на этом не остановились. Следующий шаг – воспользовавшись тем, что смена подрядчика заняла несколько дней на подписание документов, в службе отказались брать у разработчика для анализа техническую документацию до тех пор, пока бюрократический процесс не завершится. Вроде все правильно, но времени на анализ осталось совсем мало.

Есть и другие обвинения в затягивании процесса, не подтвержденные документально. В частности, члены НАЗК на открытом заседании сообщили, что пять (!) раз присылали к ГССЗЗИ флешку с кодом, но она «где-то терялась» в ведомстве. Евдоченко этот момент не стал отрицать. Но в пресс-релизе его ведомство не упустило возможности пожаловаться на нехватку времени для работы с системой.

Ложь 3: Разработчик не проводил независимое тестирование системы и не предоставил необходимых документов.

Этот миф – самый интересный.

Еще в субботу поводом для шуток стало официальное заявление ГССЗЗИ о том, что среди предоставленных документов «отсутствуют акты завершения опытной эксплуатации, завершения работ по созданию КССИ, протокол ее предварительных испытаний».

Компания разработчик в ответ просто опубликовала три фото – стопка папок, переданных в ГССЗЗИ, титульные листы двух папок, якобы «отсутствующих» в пакете документов.

В следующих сообщениях Госспецсвязь уже не жаловалась на отсутствие документов – видимо, нашла их.

Но еще интереснее тезис об отсутствии посторонних тестирований. Как выяснилось, в распоряжении ГССЗЗИ еще в июле были данные тестирования, проведенного PricewaterhouseCoopers и авторитетной тестувальної компании TestLab2.

Глава ГССЗЗИ лично видел и согласовывал положительные выводы этих компаний, ведь они легли в основу межведомственного заключения (при участии этой службы) о полной готовности комплекса. Мы уже давали линк на это 17-страничное заключение, а теперь вашему вниманию два фрагмента из него.

Не наша задача – выбирать авторитетные организации, но можем предположить, что для многих читателей слово ГССЗЗИ кажется менее авторитетным, чем слово, скажем, PricewaterhouseCoopers. И хотя здесь они анализировали различные аспекты работы системы, само по себе обвинение ГССЗЗИ об отсутствии независимых тестирований системы выдается абсурдным.

И, как уже стало привычным для этого органа – лживым.

Ложь 4: ГССЗЗИ нашла массу проблем в комплексной системе защиты комплекса.

После открытого заседания НАПК, где руководителя службы постоянно ловили на лжи, а также на незнании особенностей работы собственного ведомства, глава Госспецсвязи вряд ли будет стремиться к публичности, это было очевидно.

И такого развития событий не предполагал никто.

В субботу, после завершения скандального заседания НАПК, глава Госспецсвязи снова нарушил свое обещание.

Утром того дня, на открытом заседании, перед телекамерами, он сообщил, что вывод об отказе в аттестации готов (а как иначе, ведь вчера о нем было сообщено!) и гарантировал, что через час, в 12.30 документ будет в НАПК – только поедет в офис и привезет его.

Тогда представители НАПК предложили «для гарантии» увеличить срок до двух часов. Также Евдоченко публично пообещал, что специалисты Госспецсвязи лично приедут в помещение НАПК или в офиса компании разработчика ПО, чтобы вместе с программистами сесть за работу и оперативно исправить «10 критических уязвимостей программного кода системы.

Время шло. Ни в 13.30, ни в 15:00 вывод так и не приехал.

Похоже что готового документа на тот момент просто не было, и это – служебный подлог, уголовно наказуемое деяние.

Однако в ГССЗЗИ и после этого смогли поразить. Когда в 17 часов документ наконец привезли в НАПК, оказалось, что служба спецсвязи… запретила передавать его разработчикам, наложив на него гриф «для служебного пользования».

Зачем нужен гриф ограниченного доступа в заключении относительно документов, которые не имеют грифа – вопрос открытый. Два источника ЕП, причастные к работе Госспецсвязи, говорят что ГССЗЗИ всегда ставит гриф на свои заключения.

Но в этом случае возникает вопрос к Евдоченко, почему он публично давал противоположные обещания на заседании НАПК? Что это – вопиющая некомпетентность, или опять попытка затянуть процесс?

И главное даже не то, что ГССЗЗИ прячет свои выводы. Главное – их содержание.

Сначала над претензиями службы, на основании которых и отказали в аттестате, смеялись в НАПК, отмечая, что не могут сообщить все детали – ведь документ секретный. Поздно ночью текст наконец увидела компания-разработчик, «Миранда».

Выяснилось, что ГССЗЗИ вообще не проводила анализ программного кода. Громкие заявления Евдоченко о том, что «написанный код десятилетней давности, его пальцем можно проткнуть», похоже, снова оказались ложью.

«Во-первых, сам экспертный вывод ни содержит НИ ОДНОГО ЗАМЕЧАНИЯ к программному обеспечению реестра. Все письменные замечания касаются сопроводительной документации. Некоторые из них можно считать не лишенными смысла, получили бы мы этот вывод в 14.00 субботы, как и было обещано — документация уже была бы поправлена», — написал в четверть четвертого ночи директор «Миранды» Юрий Новиков

Но в ГССЗЗИ избрали тактику затягивания процесса.

И когда в воскресенье в 11 утра «Миранда» пришла в ГССЗЗИ, в службе их в течение часа не пускали внутрь, а впоследствии – пустили, но не дали на ознакомление документы.

«Кто виноват?» и «Что делать?»

Срыв сроков запуска электронного декларирования – дело несомненное. Успеть до утра или даже до ночи 15 августа невозможно чисто технически. Да и развитие событий воскресенья свидетельствует, что ГССЗЗИ твердо настроена не аттестовать систему.

Руководитель ГССЗЗИ Леонид Евдоченко – особа настолько скомпрометированная, что обсуждать его вину просто нет смысла. Дискутировать можно разве что о том, окажется ли этот чиновник за решеткой.

Ведь даже если не брать во внимание его устные заявления, которые сложно «подшить к делу», господин Евдоченко оставил слишком много документальных доказательств.

Его увольнение в настоящее время является, по сути, неизбежным. Как минимум, власть должна принести в жертву стрелочника. Тем более, что служба – если исходить из вопиющего непрофессионализма руководителя – ничего не потеряет. Премьер Гройсман уже объявил о начале служебного расследования относительно его работы на этой должности.

И дальнейшие действия будут индикатором.

Вряд ли кто-то верит, что Евдоченко решился на блокирование транша МВФ и на срыв «безвиза» исключительно по своей инициативе, без указания кого-то из первых лиц государства.

Поэтому если правительство просто уволит без громких последствий, это будет означать именно «вариант стрелочника».

События ближайших суток, и даже ближайших часов дадут возможность определить, кто блокирует е-декларирование «наверху»

Есть две опции. 1) Это действия Александра Турчинова и близких к нему людей и 2) За срывом стоит Турчинов вместе с Петром Порошенко.

У нас пока нет ответа, какой из этих вариантов является правильным.

На первый взгляд это может показаться странным, ведь формально – если исходить из законодательной базы – секретарь Совбеза здесь ни причем.

Однако все без исключения собеседники ЕП «из системы» утверждают, что Евдоченко является человеком Турчинова, а ГССЗЗИ по неофициальным распределениям полномочий входит в сферу влияния аппарата Совбеза.

45-летний генерал-майор спецсвязи Леонид Евдоченко работал в структурах СБУ до периода «раннего Януковича». Дальше был уволен, а весной 2014 года – восстановился в должности директора НИИ спецтехники и судебных экспертиз СБУ. В тот период СБУ была в сфере влияния и.о. президента Турчинова.

1 июля 2015 года Кабмин по представлению премьера Яценюка назначил Евдоченко руководителем ГССЗЗИ. В окружении Яценюка ЕП убеждают, что «здесь не было единоличного решения».

Интересная деталь: представлять нового руководителя в Госспецсвязи поехал именно Турчинов, хотя положение этой службы не содержит никаких упоминаний об отношениях Госспецсвязи и аппарата Совбеза (а кулуарное распределение сфер влияния в документах не прописано).

Юридически ГССЗЗИ подчиняется правительству.

Яценюк за время своего премьерства был политическим партнером Турчинова, а вот про Гройсмана этого не скажешь. Сейчас, по крайней мере публично, премьер больше похож на врага Евдоченко, а в начале острой стадии конфликта даже прямо угрожал ему отставкой.

Еще одним косвенным доказательством того, что Евдоченко является членом команды Турчинова, являются действия главы НАПК Натальи Корчак, которая также представляет в агентстве политическую группу Турчинова.

В большинстве случаев – и на заседаниях, и в публичных комментариях Корчак становится в защиту позиции ГССЗЗИ, даже если ее мнение противоречит аргументам профильных специалистов агентства.

Отдельного внимания заслуживает роль Порошенко.

Соцсети убеждены: за срывом е-деклараций стоит президент. У ЕП пока нет данных ни в подтверждение, ни для опровержения этой версии.

В субботу на скандальном заседании НАПК все представители группы Порошенко были, похоже, искренне возмущены тем, что происходит.

Ни один не поддержал Евдоченко. Министр финансов Александр Данилюк предупредил всех, что они близки к срыву транша МВФ. Член НАПК по «президентской квоте» Руслан Радецкий также был среди критиков ГССЗЗИ.

И точный ответ на вопрос о том, какова роль Порошенко мы узнаем скоро – когда НАЗК будет голосовать по том, как выходить из кризиса. Именно тогда придется выбирать один из двух путей – плохая и еще хуже.

И именно тогда выяснится, что имел в виду президент в своем обращении в четверг, когда требовал что-запустить электронное декларирование в ночь на понедельник.

Дальнейшие варианты

Сейчас действует решение решении НАПК о том, что программный комплекс электронного декларирования будет запущен в полночь 15 августа. Агентство приняло это решение, когда еще не было известно, что аттестация системы будет сорвана.

Сегодня это решение не отменят. На это просто не хватит голосов. Против выступает Наталья Корчак, да и другой член НАПК по «квоте Турчинова», Александр Скопич, не пойдет против «политики партии».

И если не будет найден какой-то альтернативный вариант – допустим, деактивация формы ведения деклараций, мы будем близки к катастрофе.

Эксперты уже предупреждали: запуск е-декларирования без сертификата будет означать, что агентство дает разрешение на безнаказанность высшим должностным лицам страны.

Пока все идет по худшему сценарию.

Наталья Корчак, которая еще вчера говорила, что не активирует форму заполнения деклараций, в воскресенье «неожиданно» изменила мнение на противоположное и теперь отстаивает худшую опцию: «запуск системы в режиме опытной эксплуатации».

Что это означает на деле и как это позволит чиновникам избежать уголовного наказания, лучше всего описал исполнительный директор Transparency International Ярослав Юрчишин.

«Поймают (чиновника) на горячем — апартаменты в Лондоне не задекларировал и не может объяснить откуда деньги на них. Сидел бы он года два, но он идет в суд и говорит: система в опытной эксплуатации, привлечь меня по закону не можете. Потому что у вас система не настоящая. И вносить еще раз я не буду, ибо закон я выполнил», — описывает эксперт схему избежания уголовного наказания.

Возможно, это и было целью тех, кто добился срыва полноценного запуска системы?

Обновлено: В воскресенье вечером глава НАПК Наталья Корчак подтвердила опасения ЕП и избрала худший для страны путь: окончательно отказалась от своих слов о запуске системы без пользовательского ввода персональных данных и одобрила запуск системы декларирования без аттестации системы защиты.

На пресс-конференции она признала: это означает невозможность привлечь чиновников к ответственности за ложь в декларациях. Мотивы запуска системы в таком виде госпожа Корчак не объяснила.

За решение о том, чтобы возложить ответственность за срыв декларирования на «Миранду», проголосовали трое членов НАЗК — все, назначенные по квотам Турчинова и Порошенко. Ни один из них также не возразил против запуска системы без сертификата.

PS: в пресс-службе Арсения Яценюка прокомментировали его позицию относительно конфликтного вопроса.

«Мы убеждены, что программа электронного декларирования должна быть запущена с 15 августа, как предусмотрено законом. Если соответствующее программное обеспечение имеет недостатки – необходимо публично продемонстрировать это и назвать сроки, в которые эти недостатки будут устранены.»

На уточняющий вопрос о том, поддерживает ли он запуск систему в «исследовательском режиме», который позволит избежать уголовной ответственности, пресс-служба Яценюка не ответила.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Выходные, которые принесли в Киев похолодание, для многих оказались на удивление горячими. В последние несколько дней велась и до сих пор продолжается борьба за и против запуска системы электронных деклараций.

Украина еще несколько месяцев назад обещала, что е-декларации заработают 15 августа в 00:00. Мы привыкли делать все в последний момент, поэтому казалось, что успеем и сейчас.

Ведь стимул есть. На кону серьезные средства – $3 млрд от МВФ, 1.2 млрд евро макрофинпомощи от Евросоюза, а также значительное финансирование от Всемирного банка и других международных институтов.

И в дополнение, о чем писалось и говорилось много раз, запуск декларирования 15 августа – последнее обязательство Киева для внедрения безвизового режима

Cейчас можно уверенно говорить: график сорван. Система не заработает в срок.

И сейчас мы – на распутье. У Киева есть два пути: плохой и худший. Плохой путь – это срыв дедлайна и нарушение обязательств перед Западом.

Еще хуже – если в ночь на 15 августа Украина запустит в работу несертифицированную систему. Нам скажут, что Киев все выполнил. А на самом деле – этот шаг выведет из-под уголовной ответственности высоких чиновников.

Вероятность второго пути – достаточно высокая. И возникает вопрос, не является ли нынешнее обострение лишь ширмой для того, чтобы привести систему к «фиктивному запуску». Тем более, что некоторые источники в этом полностью убеждены.

Поэтому за вопросом о том, «что делать?», не стоит пропустить и другой – «кто виноват?».

У «Европейской правды» есть достаточно документальных доказательств того, что
Госспецсвязь умышленно сорвала запуск системы, изначально имея такую задачу.

Никаких сомнений, что ведомство, тесно связанное с секретарем СНБО Александром Турчиновым, сделало это сознательно. И вполне возможно, что противостояние вокруг е-декларирования выльется в серьезные кадровые изменения в стране.

Часть документов, подтверждающие обвинения в адрес Госспецсвязи, «Европейская правда» готова обнародовать. Об этом и другом подробнее – далее в статье.

Как врала Госспецсвязь

Круговорот выходных запустила новость пятничного вечера. Звучала она довольно обыденно и неинтересно – орган со сложным названием ГССЗЗИ (Государственная служба специальной связи и защиты информации, или Госспецсвязь) заявил о неготовности аппаратно-программного комплекса сбора и хранения электронных деклараций и отказался его аттестовать.

Но на самом деле такая сложная формулировка означает срыв процесса электронного декларирования.

Большой неожиданностью это не стало. О том, что электронное декларирование под угрозой срыва из-за проблем с аттестацией системы, знали все причастные. Ведь еще в начале августа ГССЗЗИ сорвала первые сроки и именно тогда конфликт стал публичным.

Действительно обидно, что приходится оперировать такими терминами как «ложь», «служебный подлог» или «преднамеренный срыв», но последние действия Госспецсвязи не оставляют сомнений – речь идет именно о лжи, сознательном срыве электронного декларирования и о фальсификации доказательств. К тому же, публичную фальсификацию – недавно ГССЗЗИ включился в борьбу в медийном пространстве – на официальной странице в Facebook.

Стоит проанализировать их главные тезисы. Предупреждаем: этот блок сложный и технический, но важный, ведь это – наглядная иллюстрация лжи со стороны госоргана. Дальше будет живее.

Ложь 1: Система е-деклараций готова на 60%, ее принять невозможно

Этот аргумент сейчас постоянно звучит от Госспецсвязи, повторяется в пресс-релизах и выступлениях.

«Разработано программное обеспечение в объеме только трех результатов из пяти, определенных договором. Это ориентировочно 60% предусмотренного объема работ, которые должны были завершиться в полном объеме еще 30 июня», — говорит ГССЗЗИ.

Как обычно в пропаганде, речь идет о полуправде.

Откровенной ложью является тезис о «60% предусмотренного объема». Еще в прошлом году планировалось, что система электронных деклараций будет запущена именно в нынешнем объеме, с тремя компонентами – заполнение деклараций, их защищенное хранение и публикация. Все, точка!

Второй этап – обработка и анализ деклараций – должен был подключиться позже.

«С самого начала техническое задание говорило о том, что программный комплекс создается поэтапно», — утверждает руководитель программы ПРООН Иван Пресняков (именно Программа развития ООН выделила Украине средства на создание системы е-деклараций).

Первый документ — акт приема-передачи комплекса (pdf, 4 страницы), в котором ПРООН показывает, что не имеет претензий к первой части.

Более того, Госспецсвязь прекрасно знала об этапности разработки. Нынешние заявления руководителя органа о том, что это стало для них сюрпризом, также являются ложью. Вашему вниманию – сканкопия заключения межведомственной группы, которая также показала готовность системы к эксплуатации (pdf, 17 страниц). В составе группы были представители ГССЗЗИ.

И, наконец, еще один важный момент, который мы не можем подтвердить сканом, но знаем из нескольких источников, что такой документ существует. 3 августа ДССЗЗИ утвердила техзадание на КСЗИ именно на первый этап, то есть на 3 из 5 компонентов, согласовав тем самым достаточность данного этапа. Это также означает, что в своих оценках эксперты службы должны были бы оставаться в рамках этого ТЗ. Однако в спецсвязи избрали другую тактику.

Упоминание же о 30 июня является полуправдой. Действительно, в начале процесса, когда ПРООН заказывала разработку программного обеспечения, завершение работ было предусмотрено на 30 июня. Но тогда были ожидания, что первый этап системы сертифицируют еще весной.

Ключевая причина того, что работа над вторым этапом затянулась – вообще детективная история.

Другие государственные органы не имеют права предоставлять НАПК доступ к своим базам (иначе будут санкции ГССЗЗИ) до тех пор, пока эта служба не аттестует комплекс НАПК. А теперь ГССЗЗИ говорит, что не даст аттестат до тех пор, пока комплекс не будет иметь доступа к базам других государственных органов.

Заколдованный круг…

Ложь 2. Но работы затянулись. А теперь Госспецсвязь заставляют за два дня провести аттестацию, на которую нужно два месяца.

Тезис про «два месяца» прозвучала от главы ГССЗЗИ Леонида Евдоченко на заседании НАПК только в субботу и крайне удивил присутствующих.

Евдоченко, видимо, не думал, что в прессу попадет документ, который он лично согласовал более месяца назад. 5 июля руководитель ГССЗЗИ направил в НАПК письмо, где говорится, что служба «согласовывает без замечаний график построения комплексной системы защиты информации». Согласно этому документу, сертификация должна состояться между 5 и 12 августа.

Так когда Евдоченко врал – месяц назад в официальном документе, или же сейчас, в официальных заявлениях? Надо определиться.

А дальше ГССЗЗИ дополнительно сократил себе время для анализа системы , чтобы дать себе повод для новых претензий о «нехватке времени». В начале августа (то есть в период цейтнота, а не раньше, когда оставалось вдоволь времени) в службе инициировали смену подрядчика, который должен был проводить экспертизу защищенности продукта. ГССЗЗИ заставила НАПК отказаться от услуг независимых экспертов и передать работу своему дочернему предприятию.

Это вызвало удивление и со стороны ПРООН, и со стороны Евросоюза, но шансы успеть до 15 августа еще оставались.

И в ДССЗЗИ на этом не остановились. Следующий шаг – воспользовавшись тем, что смена подрядчика заняла несколько дней на подписание документов, в службе отказались брать у разработчика для анализа техническую документацию до тех пор, пока бюрократический процесс не завершится. Вроде все правильно, но времени на анализ осталось совсем мало.

Есть и другие обвинения в затягивании процесса, не подтвержденные документально. В частности, члены НАЗК на открытом заседании сообщили, что пять (!) раз присылали к ГССЗЗИ флешку с кодом, но она «где-то терялась» в ведомстве. Евдоченко этот момент не стал отрицать. Но в пресс-релизе его ведомство не упустило возможности пожаловаться на нехватку времени для работы с системой.

Ложь 3: Разработчик не проводил независимое тестирование системы и не предоставил необходимых документов.

Этот миф – самый интересный.

Еще в субботу поводом для шуток стало официальное заявление ГССЗЗИ о том, что среди предоставленных документов «отсутствуют акты завершения опытной эксплуатации, завершения работ по созданию КССИ, протокол ее предварительных испытаний».

Компания разработчик в ответ просто опубликовала три фото – стопка папок, переданных в ГССЗЗИ, титульные листы двух папок, якобы «отсутствующих» в пакете документов.

В следующих сообщениях Госспецсвязь уже не жаловалась на отсутствие документов – видимо, нашла их.

Но еще интереснее тезис об отсутствии посторонних тестирований. Как выяснилось, в распоряжении ГССЗЗИ еще в июле были данные тестирования, проведенного PricewaterhouseCoopers и авторитетной тестувальної компании TestLab2.

Глава ГССЗЗИ лично видел и согласовывал положительные выводы этих компаний, ведь они легли в основу межведомственного заключения (при участии этой службы) о полной готовности комплекса. Мы уже давали линк на это 17-страничное заключение, а теперь вашему вниманию два фрагмента из него.

Не наша задача – выбирать авторитетные организации, но можем предположить, что для многих читателей слово ГССЗЗИ кажется менее авторитетным, чем слово, скажем, PricewaterhouseCoopers. И хотя здесь они анализировали различные аспекты работы системы, само по себе обвинение ГССЗЗИ об отсутствии независимых тестирований системы выдается абсурдным.

И, как уже стало привычным для этого органа – лживым.

Ложь 4: ГССЗЗИ нашла массу проблем в комплексной системе защиты комплекса.

После открытого заседания НАПК, где руководителя службы постоянно ловили на лжи, а также на незнании особенностей работы собственного ведомства, глава Госспецсвязи вряд ли будет стремиться к публичности, это было очевидно.

И такого развития событий не предполагал никто.

В субботу, после завершения скандального заседания НАПК, глава Госспецсвязи снова нарушил свое обещание.

Утром того дня, на открытом заседании, перед телекамерами, он сообщил, что вывод об отказе в аттестации готов (а как иначе, ведь вчера о нем было сообщено!) и гарантировал, что через час, в 12.30 документ будет в НАПК – только поедет в офис и привезет его.

Тогда представители НАПК предложили «для гарантии» увеличить срок до двух часов. Также Евдоченко публично пообещал, что специалисты Госспецсвязи лично приедут в помещение НАПК или в офиса компании разработчика ПО, чтобы вместе с программистами сесть за работу и оперативно исправить «10 критических уязвимостей программного кода системы.

Время шло. Ни в 13.30, ни в 15:00 вывод так и не приехал.

Похоже что готового документа на тот момент просто не было, и это – служебный подлог, уголовно наказуемое деяние.

Однако в ГССЗЗИ и после этого смогли поразить. Когда в 17 часов документ наконец привезли в НАПК, оказалось, что служба спецсвязи… запретила передавать его разработчикам, наложив на него гриф «для служебного пользования».

Зачем нужен гриф ограниченного доступа в заключении относительно документов, которые не имеют грифа – вопрос открытый. Два источника ЕП, причастные к работе Госспецсвязи, говорят что ГССЗЗИ всегда ставит гриф на свои заключения.

Но в этом случае возникает вопрос к Евдоченко, почему он публично давал противоположные обещания на заседании НАПК? Что это – вопиющая некомпетентность, или опять попытка затянуть процесс?

И главное даже не то, что ГССЗЗИ прячет свои выводы. Главное – их содержание.

Сначала над претензиями службы, на основании которых и отказали в аттестате, смеялись в НАПК, отмечая, что не могут сообщить все детали – ведь документ секретный. Поздно ночью текст наконец увидела компания-разработчик, «Миранда».

Выяснилось, что ГССЗЗИ вообще не проводила анализ программного кода. Громкие заявления Евдоченко о том, что «написанный код десятилетней давности, его пальцем можно проткнуть», похоже, снова оказались ложью.

«Во-первых, сам экспертный вывод ни содержит НИ ОДНОГО ЗАМЕЧАНИЯ к программному обеспечению реестра. Все письменные замечания касаются сопроводительной документации. Некоторые из них можно считать не лишенными смысла, получили бы мы этот вывод в 14.00 субботы, как и было обещано — документация уже была бы поправлена», — написал в четверть четвертого ночи директор «Миранды» Юрий Новиков

Но в ГССЗЗИ избрали тактику затягивания процесса.

И когда в воскресенье в 11 утра «Миранда» пришла в ГССЗЗИ, в службе их в течение часа не пускали внутрь, а впоследствии – пустили, но не дали на ознакомление документы.

«Кто виноват?» и «Что делать?»

Срыв сроков запуска электронного декларирования – дело несомненное. Успеть до утра или даже до ночи 15 августа невозможно чисто технически. Да и развитие событий воскресенья свидетельствует, что ГССЗЗИ твердо настроена не аттестовать систему.

Руководитель ГССЗЗИ Леонид Евдоченко – особа настолько скомпрометированная, что обсуждать его вину просто нет смысла. Дискутировать можно разве что о том, окажется ли этот чиновник за решеткой.

Ведь даже если не брать во внимание его устные заявления, которые сложно «подшить к делу», господин Евдоченко оставил слишком много документальных доказательств.

Его увольнение в настоящее время является, по сути, неизбежным. Как минимум, власть должна принести в жертву стрелочника. Тем более, что служба – если исходить из вопиющего непрофессионализма руководителя – ничего не потеряет. Премьер Гройсман уже объявил о начале служебного расследования относительно его работы на этой должности.

И дальнейшие действия будут индикатором.

Вряд ли кто-то верит, что Евдоченко решился на блокирование транша МВФ и на срыв «безвиза» исключительно по своей инициативе, без указания кого-то из первых лиц государства.

Поэтому если правительство просто уволит без громких последствий, это будет означать именно «вариант стрелочника».

События ближайших суток, и даже ближайших часов дадут возможность определить, кто блокирует е-декларирование «наверху»

Есть две опции. 1) Это действия Александра Турчинова и близких к нему людей и 2) За срывом стоит Турчинов вместе с Петром Порошенко.

У нас пока нет ответа, какой из этих вариантов является правильным.

На первый взгляд это может показаться странным, ведь формально – если исходить из законодательной базы – секретарь Совбеза здесь ни причем.

Однако все без исключения собеседники ЕП «из системы» утверждают, что Евдоченко является человеком Турчинова, а ГССЗЗИ по неофициальным распределениям полномочий входит в сферу влияния аппарата Совбеза.

45-летний генерал-майор спецсвязи Леонид Евдоченко работал в структурах СБУ до периода «раннего Януковича». Дальше был уволен, а весной 2014 года – восстановился в должности директора НИИ спецтехники и судебных экспертиз СБУ. В тот период СБУ была в сфере влияния и.о. президента Турчинова.

1 июля 2015 года Кабмин по представлению премьера Яценюка назначил Евдоченко руководителем ГССЗЗИ. В окружении Яценюка ЕП убеждают, что «здесь не было единоличного решения».

Интересная деталь: представлять нового руководителя в Госспецсвязи поехал именно Турчинов, хотя положение этой службы не содержит никаких упоминаний об отношениях Госспецсвязи и аппарата Совбеза (а кулуарное распределение сфер влияния в документах не прописано).

Юридически ГССЗЗИ подчиняется правительству.

Яценюк за время своего премьерства был политическим партнером Турчинова, а вот про Гройсмана этого не скажешь. Сейчас, по крайней мере публично, премьер больше похож на врага Евдоченко, а в начале острой стадии конфликта даже прямо угрожал ему отставкой.

Еще одним косвенным доказательством того, что Евдоченко является членом команды Турчинова, являются действия главы НАПК Натальи Корчак, которая также представляет в агентстве политическую группу Турчинова.

В большинстве случаев – и на заседаниях, и в публичных комментариях Корчак становится в защиту позиции ГССЗЗИ, даже если ее мнение противоречит аргументам профильных специалистов агентства.

Отдельного внимания заслуживает роль Порошенко.

Соцсети убеждены: за срывом е-деклараций стоит президент. У ЕП пока нет данных ни в подтверждение, ни для опровержения этой версии.

В субботу на скандальном заседании НАПК все представители группы Порошенко были, похоже, искренне возмущены тем, что происходит.

Ни один не поддержал Евдоченко. Министр финансов Александр Данилюк предупредил всех, что они близки к срыву транша МВФ. Член НАПК по «президентской квоте» Руслан Радецкий также был среди критиков ГССЗЗИ.

И точный ответ на вопрос о том, какова роль Порошенко мы узнаем скоро – когда НАЗК будет голосовать по том, как выходить из кризиса. Именно тогда придется выбирать один из двух путей – плохая и еще хуже.

И именно тогда выяснится, что имел в виду президент в своем обращении в четверг, когда требовал что-запустить электронное декларирование в ночь на понедельник.

Дальнейшие варианты

Сейчас действует решение решении НАПК о том, что программный комплекс электронного декларирования будет запущен в полночь 15 августа. Агентство приняло это решение, когда еще не было известно, что аттестация системы будет сорвана.

Сегодня это решение не отменят. На это просто не хватит голосов. Против выступает Наталья Корчак, да и другой член НАПК по «квоте Турчинова», Александр Скопич, не пойдет против «политики партии».

И если не будет найден какой-то альтернативный вариант – допустим, деактивация формы ведения деклараций, мы будем близки к катастрофе.

Эксперты уже предупреждали: запуск е-декларирования без сертификата будет означать, что агентство дает разрешение на безнаказанность высшим должностным лицам страны.

Пока все идет по худшему сценарию.

Наталья Корчак, которая еще вчера говорила, что не активирует форму заполнения деклараций, в воскресенье «неожиданно» изменила мнение на противоположное и теперь отстаивает худшую опцию: «запуск системы в режиме опытной эксплуатации».

Что это означает на деле и как это позволит чиновникам избежать уголовного наказания, лучше всего описал исполнительный директор Transparency International Ярослав Юрчишин.

«Поймают (чиновника) на горячем — апартаменты в Лондоне не задекларировал и не может объяснить откуда деньги на них. Сидел бы он года два, но он идет в суд и говорит: система в опытной эксплуатации, привлечь меня по закону не можете. Потому что у вас система не настоящая. И вносить еще раз я не буду, ибо закон я выполнил», — описывает эксперт схему избежания уголовного наказания.

Возможно, это и было целью тех, кто добился срыва полноценного запуска системы?

Обновлено: В воскресенье вечером глава НАПК Наталья Корчак подтвердила опасения ЕП и избрала худший для страны путь: окончательно отказалась от своих слов о запуске системы без пользовательского ввода персональных данных и одобрила запуск системы декларирования без аттестации системы защиты.

На пресс-конференции она признала: это означает невозможность привлечь чиновников к ответственности за ложь в декларациях. Мотивы запуска системы в таком виде госпожа Корчак не объяснила.

За решение о том, чтобы возложить ответственность за срыв декларирования на «Миранду», проголосовали трое членов НАЗК — все, назначенные по квотам Турчинова и Порошенко. Ни один из них также не возразил против запуска системы без сертификата.

PS: в пресс-службе Арсения Яценюка прокомментировали его позицию относительно конфликтного вопроса.

«Мы убеждены, что программа электронного декларирования должна быть запущена с 15 августа, как предусмотрено законом. Если соответствующее программное обеспечение имеет недостатки – необходимо публично продемонстрировать это и назвать сроки, в которые эти недостатки будут устранены.»

На уточняющий вопрос о том, поддерживает ли он запуск систему в «исследовательском режиме», который позволит избежать уголовной ответственности, пресс-служба Яценюка не ответила.

Европейская Правда

Об электронном декларировании чиновников: опровергаем мифыОб электронном декларировании чиновников: опровергаем мифы

Дмитрий Котляр, Иван Пресняков, София Ковач

Об электронных декларациях чиновников СМИ рассказывают украинцам две вещи. Первая — Украине нужны новая система и рабочее Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции для получения безвизового режима с ЕС. Вторая — всем чиновникам следует волноваться, поскольку за малейшие ошибки при заполнении этих деклараций их переселят из властных кресел в пенитенциарные учреждения.

Оба тезиса, которые в разных интерпретациях много раз обсуждались журналистами и обществом, можно и нужно опровергнуть.

Система электронного декларирования имущества чиновников: не для ЕС, а для нас

Внедрение е-декларирования действительно является условием для получения безвизового режима с государствами шенгенской зоны. Однако истинная цель новой системы — внедрение действенного инструмента предотвращения коррупции. Чиновник получает заработную плату за счет налогоплательщиков и осуществляет функции и полномочия государства. Вполне справедливо, что общество имеет право знать об уровне его добропорядочности и убедиться, что источники его доходов — законные, а имущество приобретено за честно заработанные средства. Кроме того, сам факт прозрачности доходов и имущества служащего, а также публичности любых значительных изменений в его достатках станут мощным предохранителем, который должен сдерживать потенциальных коррупционеров.

Новая система декларирования, по замыслу, должна быть максимально необременительна для порядочных чиновников и вместе с тем делать невозможным пребывание на государственной службе непорядочных. Однако еще до внедрения системы ее противники активно распространяют искаженные сведения о том, как декларирование будет работать на самом деле, чтобы саботировать его внедрение. Гневные вопросы о необходимости декларирования «книг и трусов» — лишь часть арсенала полуправды, используемого для дискредитации системы.

«Эту декларацию на 40 страниц невозможно заполнить без ошибок»

Действительно, декларацию на 40 страниц заполнять невесело, и шанс ошибиться весьма велик. Хорошая новость в том, что 40 страниц нет. Тестовая электронная декларация, которую заполнил на официальной презентации электронной системы декларирования глава антикоррупционного комитета парламента Егор Соболев (ссылка доступна на Фейсбуке), в распечатанном виде занимает всего шесть страниц. Для сравнения: бумажная декларация, которую подавал каждый чиновник по старой системе, содержала девять страниц.

Электронная декларация нового образца состоит из 16 блоков, каждый из которых чиновник сможет заполнить и сохранить автоматически. Причем добрая половина этих блоков подавляющего большинства чиновников просто не будет касаться, потому в разделах, в которых речь идет о незавершенном строительстве, бенефициарной собственности или участии в общественных организациях, надо будет просто отметить, что здесь декларанту нечего декларировать.

Посвятить два-три часа цифрам и данным, а заодно и упорядочить свои документы, нужно будет только перед первой подачей декларации. Вся эта информация в дальнейшем будет храниться в системе, и во время каждого создания следующей декларации ее поля будут автоматически заполнены, а чиновник сможет просто и быстро отредактировать их, чтобы отразить изменения, произошедшие в его имущественном статусе за отчетный период. Более того, на каждой странице системы есть подсказки (в частности и видео) о том, что и как декларировать. Эти объяснения намного проще и понятнее, чем сухой текст закона «О предотвращении коррупции».

Техническую ошибку сделать тоже почти невозможно, — система просит ровно столько цифр, сколько вы должны вписать, не позволит вписать буквы вместо цифр, проверит, заполнили ли вы все обязательные поля, проведет логические проверки и подскажет, увидев где-то ошибку, которую нужно исправить. Новая система, в частности благодаря тому, что она электронная, позволит максимально облегчить процесс заполнения декларации и создать удобную систему подсказок, дабы помочь каждому чиновнику.

Более того, в течение семи дней после подачи декларации субъект декларирования имеет право предоставить исправленную декларацию в случае обнаружения ошибок.

«Все будут знать, где я живу!»

Паника относительно создания публично доступного реестра деклараций тоже необоснованная. Указанные в декларации налоговый номер, серия и номер паспорта, местожительство, дата рождения, местонахождение недвижимости (кроме области, района, населенного пункта, где находится объект) является информацией с ограниченным доступом и в экземпляре декларации, генерируемом для публичного реестра, просто не содержится. Все чиновники и политики могут чувствовать себя в безопасности, поскольку их конфиденциальные персональные данные надежным образом защищены (не хуже, чем во всех других государственных базах данных), а безопасность системы протестирована авторитетной международной компанией. К тому же не следует забывать, что, по закону 2011 г., все без исключения декларации были доступны для общественности (закон давал право получить их по запросу), а декларации высших должностных лиц еще и должны были быть обнародованы на веб-сайтах. Изменится то, что теперь декларации (с указанными исключениями) будут обнародоваться автоматически на едином веб-сайте, что значительно упростит общественный контроль.

Неужели сельский голова тоже должен заполнять такую декларацию?

Да, сельский голова тоже находится в обширном перечне чиновников и должностных лиц местного самоуправления, на которых распространяются нормы о финансовом контроле. В этот перечень входят также все политики (народные депутаты, депутаты местных рад, сельские, поселковые, городские головы), министры и другие руководители центральных органов исполнительной власти, государственные служащие и должностные лица местного самоуправления, судьи, прокуроры, следователи, должностные и служебные лица Службы безопасности Украины, Государственного бюро расследований, Национального антикоррупционного бюро Украины, члены Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, члены Центральной избирательной комиссии и даже полицейские. При этом все эти и другие лица, которые должны подавать декларации в электронной форме, уже несколько лет делают это по «старому» закону о принципах предотвращения и противодействия коррупции (только в бумажной форме). То есть перечень субъектов декларирования не расширяется.

Но большая часть чиновников и должностных лиц в 2016 г. по новой системе свое имущество и доходы не будут декларировать. Под давлением наших международных партнеров народные депутаты в этот раз решили, что начинать изменения необходимо с себя. Посему в этом году новую систему первыми начнут применять только высокие должностные лица, которые должны подать декларации за 2015 г. Когда система начнет работать для остальных декларантов и типов деклараций, определит НАПК. Поэтому у большинства чиновников еще есть достаточно времени, чтобы выучить все особенности нового законодательства, дождаться всех необходимых разъяснений и учебных курсов и подготовиться к новой системе деклараций.

Кому декларировать имущество и доходы в 2016-м? И что делать тем, кто уже подал декларацию «на бумаге»?

Когда и для каких служащих ввести в действие новую систему декларирования, решает НАПК, исходя из технической готовности. При этом в 2016 г. должностные лица, которые на день начала работы электронной системы занимают ответственное и особо ответственное положение, обязаны подать ежегодные декларации за минувший год по новой форме. На это у них будет 60 дней от даты, определенной НАПК своим решением.

Решение о начале работы новой системы декларирования примет Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, четыре из пяти членов которого уже избраны, и которое пока лишь начинает свою работу. Итак, ожидаем, что решение будет принято приблизительно в апреле-мае, а значит к августу-сентябрю все высокие должностные лица должны будут подать декларации за 2015 г. по новой системе. Однако это будут только президент Украины, народные депутаты Украины, премьер-министр Украины, члены Кабинета министров Украины, все судьи, прокуроры, следователи, государственные служащие 1-3 категорий, должностные лица местного самоуправления 1-3 категорий, руководители национальных государственных органов, руководители их аппаратов и структурных подразделений, руководители некоторых территориальных государственных органов.

Именно этим лицам придется первым изучить новое антикоррупционное законодательство. Причем их не спасет даже то, что они уже успели подать до 1 апреля свои финансовые декларации (согласно действующему ранее закону) в бумажном виде по месту работы. Этим лицам в нынешнем году придется подать ежегодную декларацию еще и в новой, электронной форме. Умышленное непредоставление ими электронной декларации будет считаться преступлением по ст. 366-1 Уголовного кодекса Украины, а несвоевременная подача без уважительных причин — административным правонарушением.

Служащим, которые не охвачены первой волной декларирования и подали свои декларации за 2015 г. в бумажной форме, подавать ежегодную декларацию в этом году уже не нужно. Необходимо лишь следить за сообщениями НАПК, которое решит, когда будут введены в действие другие составляющие новой системы (например, с какого момента в электронной форме надо будет подавать декларации при увольнении с работы).

Требование к субъектам декларирования следующего после прекращения госслужбы или политической деятельности года подавать декларацию за прошлый год по новому законодательству остается неизменным. Так, если госслужащий или политик ушел с должности в 2015-м, то в 2016-м — до 1 апреля — ему надлежит подать декларацию за 2015-й. При этом дату, с которой такие декларации нужно будет подавать в электронной форме в новую систему, определит НАПК. К тому же такие декларации подаются по старой системе в бумажной форме по месту предыдущей работы.

Что декларируем? И надо ли оценивать имущество перед его декларированием?

Все чаще можно услышать, что новая система окончательно разрушит государственную службу из-за суровых требований декларировать все до мелочей. К распространению этого мифа приложили старания многие политики и должностные лица. Какова же ситуация на самом деле?

Во-первых, декларированию по новой системе будут подлежать объекты недвижимости (в том числе — впервые — объекты незавершенного строительства). При этом в новой декларации необходимо будет указать стоимость недвижимости на дату обретения права и ее стоимость по последней денежной оценке. Оба поля обязательны для заполнения, но можно будет указать, что информация неизвестна. Если же такая оценка не проводилась, то специально с целью заполнения декларации проводить ее не нужно, надо будет только отметить, что это поле неприменимо. Вместе с тем не следует забывать: декларации со многими «неизвестными» будут сигналом для НАПК обратить на них дополнительное внимание.

Во-вторых, декларированию подлежит ценное движимое имущество (например ювелирные изделия, персональные или домашние электронные устройства, одежда, ценные подарки и т.п.), если его стоимость — для деклараций за 2015 г. — превышает 121,8 тыс. грн (100 минимальных заработных плат, МЗП). При этом сведения о транспортных средствах отмечаются независимо от их стоимости, а сведения о подарке указываются лишь в случае, если его стоимость превышает 6090 грн (пять МЗП).

Нижний порог стоимости ценного имущества в почти 122 тыс. грн гарантирует, что перепись мебели каждому чиновнику проводить не нужно. Очевидно, для обычного человека за этот порог может зайти, максимум, один-два предмета. И то не всегда.

Еще одно облегчение заключается в том, что все ценное движимое имущество (кроме транспортных средств), приобретенное до подачи декларантом его первой декларации в новую систему, может декларироваться без указания его стоимости и даты обретения. Следовательно, вопрос оценки имущества исключительно ради его декларирования полностью снимается. После подачи первой декларации по новой системе чиновникам, конечно, придется следить за обретением в собственность, владение или пользование ценного имущества и учитывать его стоимость, хотя понятно, что 121,8 тыс. грн — не та сумма, которую можно потратить не заметив. За подарками также придется следить и указывать их стоимость, хотя право декларанта указать, что стоимость неизвестна, сохраняется.

Другие объекты декларирования также довольно необычные: корпоративные права, в том числе ценные бумаги; юридические лица, бенефициарным владельцем (контролером) которых является субъект декларирования или члены его семьи; имущество, владельцем которого является третье лицо, но контролирует и распоряжается которым декларант или член его семьи; имеющиеся денежные активы, в том числе денежная наличность и деньги на счетах, декларируются, если они превышают сумму 60,9 тыс. грн (50 МЗП); полученные доходы, в том числе денежные подарки, если они превышают 6090 грн в год от одного источника; финансовые обязательства (займы, ипотеки и т.п.); расходы декларируются, если одноразовый расход превышает 60,9 тыс. грн (50 МЗП); нематериальные активы, в том числе объекты интеллектуальной собственности, если они могут быть оценены в деньгах; должности или работа, которая выполняется или выполнялась по совместительству, и вхождение субъекта декларирования в руководящие, ревизионные или надзорные органы организаций.

Как видим, миф о необходимости оценки имущества ради декларирования можно забыть. Каждую шоколадку, одежду, личные вещи также декларировать не нужно, разве что декларанту понадобится очень много, скажем, шоколада, и выкупил он его оптом на сумму, которая в 2015-м превышала 60,9 тыс. грн.

Добропорядочным чиновникам, которым заинтересованные лица не дарят подарков заоблачной стоимости, переживать не стоит, как и просить на время службы подарки исключительно с чеками. Если же к власти приходит бизнесмен из списка журнала «Форбс», его собственностью и так занимается отдельная команда юристов, которая, очевидно, поможет своему патрону заполнить все правильно. Ведь собственность, так сказать, обязывает.

Штрафы и уголовная ответственность: посадят всех?

За ошибки в декларациях предусмотрена административная и уголовная ответственность. Но для наступления хоть какой-то ответственности чиновнику придется ошибиться хотя бы на 137,8 тыс. грн (100 МЗП в 2016 г.).

Более того, если недостоверные сведения в декларации отличаются от достоверных на сумму от 137,8 тыс. грн до 344,5 тыс. грн (от 100 до 250 МЗП) — за это наступает только административная ответственность, т.е. штраф, который составит от 17 тыс. до 42,5 тыс. грн. Если же сведения отличаются от достоверных на сумму свыше 344,5 тыс. грн, при доказательстве умысла, преступник наказывается штрафом от 42,5 тыс. грн до 51 тыс. грн, или общественными работами на срок от 150 до 240 часов, или лишением свободы на срок до двух лет, с обязательным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Если неправильно указать копейки после запятой в декларации, никто не будет подпадать даже под административную ответственность. А 137,8 тыс. грн — это совсем не копейки, ошибиться на такую сумму не так уж и просто. Тем более что у подавляющего большинства декларантов просто не будет таких доходов (к сожалению).

Во всяком случае, ни административная, ни уголовная ответственность не наступает автоматически. Нужно будет доказать факт такого несоответствия и умысел декларанта на внесение заведомо неправдивых данных.

Несвоевременность же подачи декларации без уважительных причин наказывается наложением небольшого штрафа в размере от 850 до 1700 грн.

«Ни президент Франции Франсуа Олланд, ни немецкий канцлер Ангела Меркель не декларируют собственность и доходы детей или родителей», «уголовная ответственность за ошибки — это слишком»…

За последние полгода только и слышно отовсюду, что Украина слепо выполняет указания европейских экспертов, что законы у нас некачественные, и что уголовной ответственности за ложь в декларациях нет во многих европейских странах, а у нас почему-то есть. Такие комментарии в основном появляются из-за отсутствия глубокого анализа как украинской системы и национального контекста, так и международного опыта.

Да, ни французы, ни немцы не декларируют имущество детей и родителей, однако чиновники ни во Франции, ни в Германии не переписывают массово имущество на родственников и даже соседей. Позвольте также напомнить, что, по данным индекса коррупции CPI-2015 Transparency International, Германия занимает 10-е место, Франция — 23-е, а Украина — 130-е. (Низкий рейтинг страны свидетельствует о ее коррумпированности). При этом наша соседка Польша, в которой, кстати, чиновники декларируют имущество и в случае нарушения привлекаются к уголовной ответственности, на 100 (!) позиций впереди Украины и занимает 30-е место рядом с успешными государствами. Уголовную ответственность за недостоверное декларирование ввели также большинство Балканских стран, которые уже вступили или готовятся ко вступлению в ЕС, Латвия, Литва, Грузия, Великобритания, США, Румыния и Италия. При этом пороги декларирования в этих странах часто ниже, чем установленные в Украине, хотя уровень жизни там выше.

Что касается декларирования имущества родственников, то здесь тоже «угроза» преувеличена. Декларировать нужно свое имущество, а также детей, родителей и других родственников и лиц, но только тех, с которыми декларант связан общим бытом, имеет взаимные права и обязанности и совместно проживает (все признаки одновременно). То есть не надо декларировать имущество и доходы совершеннолетнего ребенка, брата, сестры, родителей и т.д., если они не живут с декларантом. Только для жены и мужа сделано исключение: если брак не расторгнут, имущество таких супругов должно декларироваться независимо от общего или отдельного проживания.

Конечно, член семьи субъекта декларирования может отказаться предоставлять какие-либо сведения для заполнения декларации, и он не будет нести за это никакой ответственности, поскольку декларирование — обязанность служащего. Это субъект декларирования обязан отметить в декларации, которую в таком случае НАПК должен обязательно проверить. И ответственность декларанта возможна в этом случае лишь тогда, когда будет доказано, что он умышленно скрыл известные ему данные.

НАПК — монстр, который все будет контролировать?

Еще один миф касается полномочий антикоррупционного агентства проводить выборочный мониторинг стиля жизни чиновников. Дескать, «все, наши дома обставят жучками и камерами, и мы потеряем любое право на личную жизнь».

На самом же деле НАПК не является правоохранительным органом, и ему не предоставляются какие-либо исключительные полномочия проводить оперативно-розыскную деятельность или досудебное расследование. Поэтому такой мониторинг будет осуществляться с соблюдением законодательства о защите персональных данных и не сможет привести к чрезмерному вмешательству в право на неприкосновенность личной жизни. Никаких жучков и камер не будет. Тем более в отношении декларантов, чей уровень жизни не отвечает доходам, камеры и не нужны. Когда у чиновника автопарк из BMW X5, Toyota Prada и Mercedes класса S при доходе 50 тыс. грн в год, вполне логично, что общество будет ставить под сомнение его добропорядочность. А узнать о таком несоответствии можно просто мониторингом публично доступной информации (того же Фейсбука) или из журналистских расследований. Однако даже в случае установления такого несоответствия у лица будет 10 дней для объяснения ситуации. Обнаружив по результатам мониторинга образа жизни признаки преступлений (например незаконного обогащения), Национальное агентство информирует о них правоохранительные органы, которые их расследуют, — Национальное антикоррупционное бюро и Государственное бюро расследований, в зависимости от подследственности.

В целом новая система декларирования — это действительно очень мощное превентивное антикоррупционное новшество, для внедрения которого необходимо построить с нуля отдельное антикоррупционное агентство. Изменений в системе декларирования будет много, и это пугает тех, кто не владеет полной информацией о таких изменениях. Однако весь дизайн новой системы спроектирован таким образом, чтобы она была как можно менее отягощающей и более удобной для порядочных чиновников и должностных лиц. Да, кому-то придется получить навыки работы за компьютером (целый год впереди). На самом деле, чтобы задекларировать свое имущество, придется сначала привести в порядок документы на него (хотя, в принципе, они должны были быть в порядке и для действующей системы декларирования). Но электронное декларирование, хотя и более полное и целостное, после первой заполненной декларации на самом деле будет намного более легким и менее отягощающим опытом для добропорядочных чиновников, по сравнению с нынешней бумажной системой.

Логика создания новой системы декларирования проста. Она ничем не угрожает порядочным чиновникам. Наоборот — позволяет отчитаться перед обществом за свою работу и доходы и свидетельствует о появлении нового поколения чиновников в Украине. Подавляющее большинство чиновников легко справятся с декларированием своего состояния самостоятельно и не заметят особой разницы между способами, которыми это делали и делают. Ведь минимальные пороги декларирования для них будут весьма высокими, и большинство разделов новой декларации их просто не будут касаться. Честные представители крупного бизнеса во власти смогут справиться с декларированием всего своего состояния с помощью юристов. Нечестных чиновников система будет выявлять, максимально усложнять им жизнь и закрывать путь на государственную службу. Они теперь не смогут спрятаться за тем, что их усадьбы имеют статус «незавершенного строительства». Им придется публично декларировать имеющуюся дома денежную наличность, и потому, покупая очередной Мерседес, они не смогут объяснить его происхождение «матрасными» сбережениями. Они не смогут списывать дорогие часы на «подарки друзей». Так что честным чиновникам новой системы декларирования бояться не следует.

Zn,uaДмитрий Котляр, Иван Пресняков, София Ковач

Об электронных декларациях чиновников СМИ рассказывают украинцам две вещи. Первая — Украине нужны новая система и рабочее Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции для получения безвизового режима с ЕС. Вторая — всем чиновникам следует волноваться, поскольку за малейшие ошибки при заполнении этих деклараций их переселят из властных кресел в пенитенциарные учреждения.

Оба тезиса, которые в разных интерпретациях много раз обсуждались журналистами и обществом, можно и нужно опровергнуть.

Система электронного декларирования имущества чиновников: не для ЕС, а для нас

Внедрение е-декларирования действительно является условием для получения безвизового режима с государствами шенгенской зоны. Однако истинная цель новой системы — внедрение действенного инструмента предотвращения коррупции. Чиновник получает заработную плату за счет налогоплательщиков и осуществляет функции и полномочия государства. Вполне справедливо, что общество имеет право знать об уровне его добропорядочности и убедиться, что источники его доходов — законные, а имущество приобретено за честно заработанные средства. Кроме того, сам факт прозрачности доходов и имущества служащего, а также публичности любых значительных изменений в его достатках станут мощным предохранителем, который должен сдерживать потенциальных коррупционеров.

Новая система декларирования, по замыслу, должна быть максимально необременительна для порядочных чиновников и вместе с тем делать невозможным пребывание на государственной службе непорядочных. Однако еще до внедрения системы ее противники активно распространяют искаженные сведения о том, как декларирование будет работать на самом деле, чтобы саботировать его внедрение. Гневные вопросы о необходимости декларирования «книг и трусов» — лишь часть арсенала полуправды, используемого для дискредитации системы.

«Эту декларацию на 40 страниц невозможно заполнить без ошибок»

Действительно, декларацию на 40 страниц заполнять невесело, и шанс ошибиться весьма велик. Хорошая новость в том, что 40 страниц нет. Тестовая электронная декларация, которую заполнил на официальной презентации электронной системы декларирования глава антикоррупционного комитета парламента Егор Соболев (ссылка доступна на Фейсбуке), в распечатанном виде занимает всего шесть страниц. Для сравнения: бумажная декларация, которую подавал каждый чиновник по старой системе, содержала девять страниц.

Электронная декларация нового образца состоит из 16 блоков, каждый из которых чиновник сможет заполнить и сохранить автоматически. Причем добрая половина этих блоков подавляющего большинства чиновников просто не будет касаться, потому в разделах, в которых речь идет о незавершенном строительстве, бенефициарной собственности или участии в общественных организациях, надо будет просто отметить, что здесь декларанту нечего декларировать.

Посвятить два-три часа цифрам и данным, а заодно и упорядочить свои документы, нужно будет только перед первой подачей декларации. Вся эта информация в дальнейшем будет храниться в системе, и во время каждого создания следующей декларации ее поля будут автоматически заполнены, а чиновник сможет просто и быстро отредактировать их, чтобы отразить изменения, произошедшие в его имущественном статусе за отчетный период. Более того, на каждой странице системы есть подсказки (в частности и видео) о том, что и как декларировать. Эти объяснения намного проще и понятнее, чем сухой текст закона «О предотвращении коррупции».

Техническую ошибку сделать тоже почти невозможно, — система просит ровно столько цифр, сколько вы должны вписать, не позволит вписать буквы вместо цифр, проверит, заполнили ли вы все обязательные поля, проведет логические проверки и подскажет, увидев где-то ошибку, которую нужно исправить. Новая система, в частности благодаря тому, что она электронная, позволит максимально облегчить процесс заполнения декларации и создать удобную систему подсказок, дабы помочь каждому чиновнику.

Более того, в течение семи дней после подачи декларации субъект декларирования имеет право предоставить исправленную декларацию в случае обнаружения ошибок.

«Все будут знать, где я живу!»

Паника относительно создания публично доступного реестра деклараций тоже необоснованная. Указанные в декларации налоговый номер, серия и номер паспорта, местожительство, дата рождения, местонахождение недвижимости (кроме области, района, населенного пункта, где находится объект) является информацией с ограниченным доступом и в экземпляре декларации, генерируемом для публичного реестра, просто не содержится. Все чиновники и политики могут чувствовать себя в безопасности, поскольку их конфиденциальные персональные данные надежным образом защищены (не хуже, чем во всех других государственных базах данных), а безопасность системы протестирована авторитетной международной компанией. К тому же не следует забывать, что, по закону 2011 г., все без исключения декларации были доступны для общественности (закон давал право получить их по запросу), а декларации высших должностных лиц еще и должны были быть обнародованы на веб-сайтах. Изменится то, что теперь декларации (с указанными исключениями) будут обнародоваться автоматически на едином веб-сайте, что значительно упростит общественный контроль.

Неужели сельский голова тоже должен заполнять такую декларацию?

Да, сельский голова тоже находится в обширном перечне чиновников и должностных лиц местного самоуправления, на которых распространяются нормы о финансовом контроле. В этот перечень входят также все политики (народные депутаты, депутаты местных рад, сельские, поселковые, городские головы), министры и другие руководители центральных органов исполнительной власти, государственные служащие и должностные лица местного самоуправления, судьи, прокуроры, следователи, должностные и служебные лица Службы безопасности Украины, Государственного бюро расследований, Национального антикоррупционного бюро Украины, члены Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции, члены Центральной избирательной комиссии и даже полицейские. При этом все эти и другие лица, которые должны подавать декларации в электронной форме, уже несколько лет делают это по «старому» закону о принципах предотвращения и противодействия коррупции (только в бумажной форме). То есть перечень субъектов декларирования не расширяется.

Но большая часть чиновников и должностных лиц в 2016 г. по новой системе свое имущество и доходы не будут декларировать. Под давлением наших международных партнеров народные депутаты в этот раз решили, что начинать изменения необходимо с себя. Посему в этом году новую систему первыми начнут применять только высокие должностные лица, которые должны подать декларации за 2015 г. Когда система начнет работать для остальных декларантов и типов деклараций, определит НАПК. Поэтому у большинства чиновников еще есть достаточно времени, чтобы выучить все особенности нового законодательства, дождаться всех необходимых разъяснений и учебных курсов и подготовиться к новой системе деклараций.

Кому декларировать имущество и доходы в 2016-м? И что делать тем, кто уже подал декларацию «на бумаге»?

Когда и для каких служащих ввести в действие новую систему декларирования, решает НАПК, исходя из технической готовности. При этом в 2016 г. должностные лица, которые на день начала работы электронной системы занимают ответственное и особо ответственное положение, обязаны подать ежегодные декларации за минувший год по новой форме. На это у них будет 60 дней от даты, определенной НАПК своим решением.

Решение о начале работы новой системы декларирования примет Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции, четыре из пяти членов которого уже избраны, и которое пока лишь начинает свою работу. Итак, ожидаем, что решение будет принято приблизительно в апреле-мае, а значит к августу-сентябрю все высокие должностные лица должны будут подать декларации за 2015 г. по новой системе. Однако это будут только президент Украины, народные депутаты Украины, премьер-министр Украины, члены Кабинета министров Украины, все судьи, прокуроры, следователи, государственные служащие 1-3 категорий, должностные лица местного самоуправления 1-3 категорий, руководители национальных государственных органов, руководители их аппаратов и структурных подразделений, руководители некоторых территориальных государственных органов.

Именно этим лицам придется первым изучить новое антикоррупционное законодательство. Причем их не спасет даже то, что они уже успели подать до 1 апреля свои финансовые декларации (согласно действующему ранее закону) в бумажном виде по месту работы. Этим лицам в нынешнем году придется подать ежегодную декларацию еще и в новой, электронной форме. Умышленное непредоставление ими электронной декларации будет считаться преступлением по ст. 366-1 Уголовного кодекса Украины, а несвоевременная подача без уважительных причин — административным правонарушением.

Служащим, которые не охвачены первой волной декларирования и подали свои декларации за 2015 г. в бумажной форме, подавать ежегодную декларацию в этом году уже не нужно. Необходимо лишь следить за сообщениями НАПК, которое решит, когда будут введены в действие другие составляющие новой системы (например, с какого момента в электронной форме надо будет подавать декларации при увольнении с работы).

Требование к субъектам декларирования следующего после прекращения госслужбы или политической деятельности года подавать декларацию за прошлый год по новому законодательству остается неизменным. Так, если госслужащий или политик ушел с должности в 2015-м, то в 2016-м — до 1 апреля — ему надлежит подать декларацию за 2015-й. При этом дату, с которой такие декларации нужно будет подавать в электронной форме в новую систему, определит НАПК. К тому же такие декларации подаются по старой системе в бумажной форме по месту предыдущей работы.

Что декларируем? И надо ли оценивать имущество перед его декларированием?

Все чаще можно услышать, что новая система окончательно разрушит государственную службу из-за суровых требований декларировать все до мелочей. К распространению этого мифа приложили старания многие политики и должностные лица. Какова же ситуация на самом деле?

Во-первых, декларированию по новой системе будут подлежать объекты недвижимости (в том числе — впервые — объекты незавершенного строительства). При этом в новой декларации необходимо будет указать стоимость недвижимости на дату обретения права и ее стоимость по последней денежной оценке. Оба поля обязательны для заполнения, но можно будет указать, что информация неизвестна. Если же такая оценка не проводилась, то специально с целью заполнения декларации проводить ее не нужно, надо будет только отметить, что это поле неприменимо. Вместе с тем не следует забывать: декларации со многими «неизвестными» будут сигналом для НАПК обратить на них дополнительное внимание.

Во-вторых, декларированию подлежит ценное движимое имущество (например ювелирные изделия, персональные или домашние электронные устройства, одежда, ценные подарки и т.п.), если его стоимость — для деклараций за 2015 г. — превышает 121,8 тыс. грн (100 минимальных заработных плат, МЗП). При этом сведения о транспортных средствах отмечаются независимо от их стоимости, а сведения о подарке указываются лишь в случае, если его стоимость превышает 6090 грн (пять МЗП).

Нижний порог стоимости ценного имущества в почти 122 тыс. грн гарантирует, что перепись мебели каждому чиновнику проводить не нужно. Очевидно, для обычного человека за этот порог может зайти, максимум, один-два предмета. И то не всегда.

Еще одно облегчение заключается в том, что все ценное движимое имущество (кроме транспортных средств), приобретенное до подачи декларантом его первой декларации в новую систему, может декларироваться без указания его стоимости и даты обретения. Следовательно, вопрос оценки имущества исключительно ради его декларирования полностью снимается. После подачи первой декларации по новой системе чиновникам, конечно, придется следить за обретением в собственность, владение или пользование ценного имущества и учитывать его стоимость, хотя понятно, что 121,8 тыс. грн — не та сумма, которую можно потратить не заметив. За подарками также придется следить и указывать их стоимость, хотя право декларанта указать, что стоимость неизвестна, сохраняется.

Другие объекты декларирования также довольно необычные: корпоративные права, в том числе ценные бумаги; юридические лица, бенефициарным владельцем (контролером) которых является субъект декларирования или члены его семьи; имущество, владельцем которого является третье лицо, но контролирует и распоряжается которым декларант или член его семьи; имеющиеся денежные активы, в том числе денежная наличность и деньги на счетах, декларируются, если они превышают сумму 60,9 тыс. грн (50 МЗП); полученные доходы, в том числе денежные подарки, если они превышают 6090 грн в год от одного источника; финансовые обязательства (займы, ипотеки и т.п.); расходы декларируются, если одноразовый расход превышает 60,9 тыс. грн (50 МЗП); нематериальные активы, в том числе объекты интеллектуальной собственности, если они могут быть оценены в деньгах; должности или работа, которая выполняется или выполнялась по совместительству, и вхождение субъекта декларирования в руководящие, ревизионные или надзорные органы организаций.

Как видим, миф о необходимости оценки имущества ради декларирования можно забыть. Каждую шоколадку, одежду, личные вещи также декларировать не нужно, разве что декларанту понадобится очень много, скажем, шоколада, и выкупил он его оптом на сумму, которая в 2015-м превышала 60,9 тыс. грн.

Добропорядочным чиновникам, которым заинтересованные лица не дарят подарков заоблачной стоимости, переживать не стоит, как и просить на время службы подарки исключительно с чеками. Если же к власти приходит бизнесмен из списка журнала «Форбс», его собственностью и так занимается отдельная команда юристов, которая, очевидно, поможет своему патрону заполнить все правильно. Ведь собственность, так сказать, обязывает.

Штрафы и уголовная ответственность: посадят всех?

За ошибки в декларациях предусмотрена административная и уголовная ответственность. Но для наступления хоть какой-то ответственности чиновнику придется ошибиться хотя бы на 137,8 тыс. грн (100 МЗП в 2016 г.).

Более того, если недостоверные сведения в декларации отличаются от достоверных на сумму от 137,8 тыс. грн до 344,5 тыс. грн (от 100 до 250 МЗП) — за это наступает только административная ответственность, т.е. штраф, который составит от 17 тыс. до 42,5 тыс. грн. Если же сведения отличаются от достоверных на сумму свыше 344,5 тыс. грн, при доказательстве умысла, преступник наказывается штрафом от 42,5 тыс. грн до 51 тыс. грн, или общественными работами на срок от 150 до 240 часов, или лишением свободы на срок до двух лет, с обязательным лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Если неправильно указать копейки после запятой в декларации, никто не будет подпадать даже под административную ответственность. А 137,8 тыс. грн — это совсем не копейки, ошибиться на такую сумму не так уж и просто. Тем более что у подавляющего большинства декларантов просто не будет таких доходов (к сожалению).

Во всяком случае, ни административная, ни уголовная ответственность не наступает автоматически. Нужно будет доказать факт такого несоответствия и умысел декларанта на внесение заведомо неправдивых данных.

Несвоевременность же подачи декларации без уважительных причин наказывается наложением небольшого штрафа в размере от 850 до 1700 грн.

«Ни президент Франции Франсуа Олланд, ни немецкий канцлер Ангела Меркель не декларируют собственность и доходы детей или родителей», «уголовная ответственность за ошибки — это слишком»…

За последние полгода только и слышно отовсюду, что Украина слепо выполняет указания европейских экспертов, что законы у нас некачественные, и что уголовной ответственности за ложь в декларациях нет во многих европейских странах, а у нас почему-то есть. Такие комментарии в основном появляются из-за отсутствия глубокого анализа как украинской системы и национального контекста, так и международного опыта.

Да, ни французы, ни немцы не декларируют имущество детей и родителей, однако чиновники ни во Франции, ни в Германии не переписывают массово имущество на родственников и даже соседей. Позвольте также напомнить, что, по данным индекса коррупции CPI-2015 Transparency International, Германия занимает 10-е место, Франция — 23-е, а Украина — 130-е. (Низкий рейтинг страны свидетельствует о ее коррумпированности). При этом наша соседка Польша, в которой, кстати, чиновники декларируют имущество и в случае нарушения привлекаются к уголовной ответственности, на 100 (!) позиций впереди Украины и занимает 30-е место рядом с успешными государствами. Уголовную ответственность за недостоверное декларирование ввели также большинство Балканских стран, которые уже вступили или готовятся ко вступлению в ЕС, Латвия, Литва, Грузия, Великобритания, США, Румыния и Италия. При этом пороги декларирования в этих странах часто ниже, чем установленные в Украине, хотя уровень жизни там выше.

Что касается декларирования имущества родственников, то здесь тоже «угроза» преувеличена. Декларировать нужно свое имущество, а также детей, родителей и других родственников и лиц, но только тех, с которыми декларант связан общим бытом, имеет взаимные права и обязанности и совместно проживает (все признаки одновременно). То есть не надо декларировать имущество и доходы совершеннолетнего ребенка, брата, сестры, родителей и т.д., если они не живут с декларантом. Только для жены и мужа сделано исключение: если брак не расторгнут, имущество таких супругов должно декларироваться независимо от общего или отдельного проживания.

Конечно, член семьи субъекта декларирования может отказаться предоставлять какие-либо сведения для заполнения декларации, и он не будет нести за это никакой ответственности, поскольку декларирование — обязанность служащего. Это субъект декларирования обязан отметить в декларации, которую в таком случае НАПК должен обязательно проверить. И ответственность декларанта возможна в этом случае лишь тогда, когда будет доказано, что он умышленно скрыл известные ему данные.

НАПК — монстр, который все будет контролировать?

Еще один миф касается полномочий антикоррупционного агентства проводить выборочный мониторинг стиля жизни чиновников. Дескать, «все, наши дома обставят жучками и камерами, и мы потеряем любое право на личную жизнь».

На самом же деле НАПК не является правоохранительным органом, и ему не предоставляются какие-либо исключительные полномочия проводить оперативно-розыскную деятельность или досудебное расследование. Поэтому такой мониторинг будет осуществляться с соблюдением законодательства о защите персональных данных и не сможет привести к чрезмерному вмешательству в право на неприкосновенность личной жизни. Никаких жучков и камер не будет. Тем более в отношении декларантов, чей уровень жизни не отвечает доходам, камеры и не нужны. Когда у чиновника автопарк из BMW X5, Toyota Prada и Mercedes класса S при доходе 50 тыс. грн в год, вполне логично, что общество будет ставить под сомнение его добропорядочность. А узнать о таком несоответствии можно просто мониторингом публично доступной информации (того же Фейсбука) или из журналистских расследований. Однако даже в случае установления такого несоответствия у лица будет 10 дней для объяснения ситуации. Обнаружив по результатам мониторинга образа жизни признаки преступлений (например незаконного обогащения), Национальное агентство информирует о них правоохранительные органы, которые их расследуют, — Национальное антикоррупционное бюро и Государственное бюро расследований, в зависимости от подследственности.

В целом новая система декларирования — это действительно очень мощное превентивное антикоррупционное новшество, для внедрения которого необходимо построить с нуля отдельное антикоррупционное агентство. Изменений в системе декларирования будет много, и это пугает тех, кто не владеет полной информацией о таких изменениях. Однако весь дизайн новой системы спроектирован таким образом, чтобы она была как можно менее отягощающей и более удобной для порядочных чиновников и должностных лиц. Да, кому-то придется получить навыки работы за компьютером (целый год впереди). На самом деле, чтобы задекларировать свое имущество, придется сначала привести в порядок документы на него (хотя, в принципе, они должны были быть в порядке и для действующей системы декларирования). Но электронное декларирование, хотя и более полное и целостное, после первой заполненной декларации на самом деле будет намного более легким и менее отягощающим опытом для добропорядочных чиновников, по сравнению с нынешней бумажной системой.

Логика создания новой системы декларирования проста. Она ничем не угрожает порядочным чиновникам. Наоборот — позволяет отчитаться перед обществом за свою работу и доходы и свидетельствует о появлении нового поколения чиновников в Украине. Подавляющее большинство чиновников легко справятся с декларированием своего состояния самостоятельно и не заметят особой разницы между способами, которыми это делали и делают. Ведь минимальные пороги декларирования для них будут весьма высокими, и большинство разделов новой декларации их просто не будут касаться. Честные представители крупного бизнеса во власти смогут справиться с декларированием всего своего состояния с помощью юристов. Нечестных чиновников система будет выявлять, максимально усложнять им жизнь и закрывать путь на государственную службу. Они теперь не смогут спрятаться за тем, что их усадьбы имеют статус «незавершенного строительства». Им придется публично декларировать имеющуюся дома денежную наличность, и потому, покупая очередной Мерседес, они не смогут объяснить его происхождение «матрасными» сбережениями. Они не смогут списывать дорогие часы на «подарки друзей». Так что честным чиновникам новой системы декларирования бояться не следует.

Zn,ua