Зураб Аласания: Связали по рукам и ногам. Управляй, как хочешь, еще и Евровидение проведиЗураб Аласания: Связали по рукам и ногам. Управляй, как хочешь, еще и Евровидение проведи

Анастасия Рингис

Гендиректор НТКУ Зураб Аласания написал заявление об увольнении.

Тут же facebook разразился проклятиями в адрес власти, обвинив её в саботаже медиареформы.
Аласания был выдвинут на пост гендиректора медиасообществом сразу после Майдана, в марте 2014-го.

Последние два с половиной года вместе с небольшой командой он занимался реформированием государственного телевизионного монстра, пытаясь превратить его в канал Общественного вещания.
Первого ноября 2016 года он решил громко хлопнуть дверью.

Причина? «Денег нет, но вы держитесь там», – примерно так звучит рекомендация Зурабу Аласании от Минфина, который пытается уместить бюджет «Евровидения» в бюджет Общественного вещателя.
«Из 1,2 миллиардов гривен, предусмотренных законом для развития Общественного вещателя в 2017 году, государство отбирает 450 миллионов гривен расходов на Евровидение, 250 миллионов – в виде платы за трансляцию, 149 миллионов гривен – расходами, и 46 миллионов коммунальными платежами забирает город. Еще 112 миллионов гривен идут на международную деятельность: Олимпиады, чемпионаты мира и так далее», – возмущается Аласания.

После всех отчислений на производство собственного контента у канала остается всего 3% от суммы. А это ничтожно мало для того, чтобы реформа состоялась.

По примеру других европейских стран, «UA: Перший» должен был стать своеобразным украинским ВВС – каналом, независимым от влияния политиков и бизнеса.

Но, кажется, время еще не наступило.

Денег на подготовку «Евровидения», которое состоится в мае-2017, почти нет. Это основная, но не единственная причина, по которой гендиректор Аласания решил уйти.

– Зураб, не об увольнении – о деньгах. Мне рассказывали, что вам неоднократно намекали: мол, если нет денег, надо учиться их зарабатывать. Это так?

– Если премьер-министр звонит и говорит: «Быстро пойди и укради, и дай мне долю», – ты встаешь на дыбы и говоришь: «Он вор, вот так-то и так-то».

А когда на тебя давит общественность: «Покажи нам украинских спортсменов на Олимпиаде», а я им отвечаю: «У меня нет денег туда лететь», – они мне скажут: «А нам плевать, где ты их возьмешь, пойди и укради, но покажи».

Что такое «укради» на НТКУ? Это, допустим, рекламу, которая стоит 3-4 тысячи гривен, продай за 500, а остальное укради. И на это потом купи ребятам билеты в Рио. А мы сделаем вид, что мы не знаем. Это косвенно говорит власть. Но то же самое говорят и сотрудники. Сколько ты из этих денег положишь в свой карман – это твои проблемы. Главное – обеспечь нам наши премии, всякого рода добавки. И это тоже из тех украденных денег.

– 2,5 года назад система управления на канале была такой же?

– Была белая бухгалтерия, а была черная. Следствием разрыва всех этих частей и стали заявления профсоюза, которые перестали получать свои «подарки».

Я ничего против них не имею, они простые люди, им нужна эта копеечка, она им капала. Поэтому мы потом такие декларации и видим.

– Когда вы пришли на канал, вас довольно быстро профсоюз начал бить. За что?

– Потому что первое, что я сделал, – разобрался с производством программ. Тут было много такого, что подавалось как экономические новости, а на самом деле шла продажа рекламы по полной.
И потом через разных персонажей, которые оккупировали канал, как Поплавский, проходило невероятное количество рекламы, а доказать ничего было нельзя.

Это был базар, где каждый торговал, чем хотел, и имел свою маленькую собственность – кусочек эфира, кто-то имел кусочек аренды. Я был взбешен, когда не обнаружил здесь никакой техники. Спрашиваю: «Где техника?» – а мне: «А мы ее всегда арендовали». Слушайте, такой огромный канал, где ваша техника? Там тоже огромные деньги на этой аренде.

– Когда вы пришли на канал, вы проводили финансовый аудит?

– Да, своими силами. За аудиторов из «большой четверки» надо много платить. Хотя представители PwC пытались что-то сделать, но не смогли.

Сейчас пытаемся сделать аудит со шведской компанией, формулируем для него техзадание. Это очень непросто, это дорого.

Когда я говорю: «У меня нет НИЧЕГО», – никто недооценивает размеры этого ничего.

Все думают – как ничего, если 1 миллиард 200 миллионов гривен. Но это – сумма, которую закон напрямую приписывает государству в следующем году отдать на развитие Общественного вещания.

– 1 млрд 200 млн, вроде, звучит неплохо? Почему вы не вписываетесь в этот бюджет?

– А потому что его нет, его никогда не давали. Никогда. Это же был один канал, на который выделяли 167 миллионов гривен. Из них 103 миллиона – это зарплатная часть, а 46 миллионов – трансляция.

Но мы же, на самом деле – это 32 компании: 28 региональных филиалов, Национальная теле- и радиокомпании и канал «Культура». И вот на всё это выделяется 1 миллиард 200 миллионов гривен.
Эта богадельня построена таким образом, что она существует ради содержания самой себя. На производство контента остается 3%.

Ребята, вы зачем живете? Чтобы получать зарплаты? И у них средняя зарплата 2500 гривен. И государство не дает мне поднять зарплаты, даже если я хочу.

С января 2017 года НТКУ будет ликвидирована, будет зарегистрировано акционерное предприятие, куда войдут все 32 компании (более 7 тысяч сотрудников).

Но это случится не раньше марта следующего года. И сейчас есть ощущение, что можем не дожить.

И когда в марте Наблюдательный совет выберет нового главу Правления – кем бы он ни был, если он получит вот этот бюджет, никакого Общественного не будет.

Ты никогда не сделаешь Общественное, продолжая им платить 2500 гривен. Потому что Общественное вещание задает тон в обществе, только если оно конкурентное, классное.

– Если бы вам не выпала честь проводить «Евровидение», вам пришлось бы сейчас писать заявление?

– Нет. Я бы занимался реформой. Это было бы медленно и тяжело. Со скандалами и нервотрепкой.
В январе-феврале у нас будет провал, так как нет механизма, который позволит нам платить зарплату, пока идет регистрация нового юридического лица.

Бюджетный паспорт начнет готовиться с того момента, как компания будет зарегистрирована. А это – надо еще пройти восемь министерств. Я еле-еле прошел бюджетный паспорт прошлого года. Все в компании возненавидели.

– Почему бюджет «Евровидения» вписан в бюджет НТКУ на следующий год, а как же подготовка сейчас? Ведь остается 4-5 месяцев.

– Нас сейчас спасает только город Киев. Депутаты провели сессию и одобрили выделение 200 миллионов гривен, из которых 50 миллионов мы получим в этом году.
Эти деньги зайдут через несколько дней. И эти деньги мы как бы можем тратить на подготовку к «Евровидению». Только законных путей все еще нет.

Почему? Потому что я не могу нанять людей. Я не могу закупать товары, я ничего не могу. Я – государственная контора с жесточайшими ограничениями на каждом шагу. И должен на каждом шагу проводить тендер – это 35 дней минимум. А вообще, бывает 2-3 месяца через систему Прозорро.

Мы хотим нанять шоу-продюсера, который стоит 10 тысяч евро в месяц, потому что он эксклюзивный специалист, таких специалистов во всем мире пять человек, и он нам еще снизил цену вполовину.
Фамилию не назову, у меня нет права, пока не заключили контракт. А государство говорит: «10 тысяч? Да ты с ума сошел. Иди на тендер».

– Хорошо, а бюджет «Евровидения» вписывается в эти 400 миллионов гривен, которые будут выделены в следующем году?

– Бюджет «Евровидения» никто не считал. Мы не понимаем масштаба шоу и количества людей, которых мы должны задействовать в процессе.

– Но мы же проводили «Евровидение» 11 лет назад. Тогда это же как-то получилось?

– После прошлого «Евровидения» в 2005 году была проверка КРУ. Было заведено уголовное дело.

– То есть, власть знает, что здесь воровали всегда. И она не заинтересована, чтобы канал управлялся эффективно?

– Только я бы не стал обвинять власть по фамилиям. Потому что это реально – Система.

– Бухгалтерия противоречит логике. Вы за 2,5 года разобрались, как этим добром эффективно управлять?

– Мы не можем позволить на эти деньги почти ничего. Эти 1, 2 млрд – это 32 компании, более 7 тысяч персонала и огромное количество недвижимости. И я ничего не могу сделать. Даже сарай продать ненужный, чтобы пустить на производство.

Государство не дает мне ничего даже в аренду сдать.

– Раньше здесь же сдавались помещения в аренду?

– Они и сейчас сдаются. Только Фонд госимущества это делает. Почему сюда не может попасть переселенный с оккупированной территории Таврический национальный университет? Потому что ФГМ туда его не пускает.

Можно эффективно управлять, только дайте инструменты. Связали руки-ноги, подняли в позе ласточки – и всё, управляй как хочешь. Еще и «Евровидение проведи».

– То есть, система управления строилась таким образом, чтобы гендиректор канала был человеком зависимым?

– Она строилась, чтобы быть подотчетным и подконтрольным. И любой звонок сюда должен был иметь реакцию на экране. Вот за это закрывались глаза на те кусочки частной собственности, которые здесь были.

И то же происходило с филиалами в регионах, которые, по сути, обслуживали интересы облгосадминистраций. И когда я начал их отделять от этой кормушки, местные руководители тоже устроили колоссальное сопротивление. И с ними невозможно ничего сделать.

Из 28 филиалов только один пример: в Сумской области руководитель Николай Чернотицкий. У него в прошлом году еще было 400 тысяч гривен от обладминистрации поддержки, в этом году у него 40 тысяч.

Он отказывается от этой поддержки, потому что понимает, чего это стоит. А все остальные говорят: «А как мы жить будем?»

А обладминистрации выделяют деньги, чтобы иметь влияние на контент. У них даже есть более-менее законный инструмент – «освещение деятельности органов власти».

Более того, в большинстве случаев областные администрации являются владельцами зданий, где расположены областные телекомпании. И сдают им в год за одну гривну. Они на таком вот крючке.

– Как вы это ломали?

– Так это до сих пор не поломано. Мы юридически это делаем.

– НТКУ должен получить в следующем году грант от ЕС на 5 миллионов евро на строительство нового ньюзрума. Может ли это поправить плачевную ситуацию?

– Мы еле-еле уговорили ЕС на этот грант, и этот проект будет длиться 2,5 года. А как жить все то время?

– Зураб, почему вы раньше не делали громких заявлений, и почему сейчас?

– Я все время об этом говорил. Многое зависит от запроса в обществе; есть активная часть, которая нас поддерживает и в курсе всех наших проблем. Другое дело, проблем-то в стране очень много…

Почему возмутились сейчас? Да потому что времени – нет. Общественное мы бы еще строили – я говорил, этот процесс займет годы. Но «Евровидение» все эти сроки сократило, я ничего не успею поменять до мая.

– Когда вы встречали в аэропорту Джамалу, вы уже понимали, чем это грозит?

– Размеры этой «задницы» я стал понимать, участвуя в рабочих группах по «Евровидению», в том числе сегодня, через полчаса ( интервью состоялось 1 ноября – УП), мы опять поедем на Кабмин. И опять будем рассуждать, какие здесь должны быть зарплаты, и они опять будут орать: «Не смейте, наш президент получает меньше, чем ваш шоу-продюсер».

– Но хороший менеджер стоит больших денег… Давайте вернемся к давлению власти. За 2,5 года вы все-таки добились независимости. У вас выходит три самых влиятельных расследовательских программы – «Схемы», «Наші гроші» и «Слідство.інфо». То есть, будучи каналом государственным, вы стали, по сути, каналом оппозиционным. Может, вам мстят? За «оффшоры Порошенко»?

– Я бы так не сказал. Мы не оппозиционный, мы нормальный канал, который говорит всё как есть. Ребята, наша позиция такая: вам дают правду, а дальше вы сами принимаете решения.

Мы не враги власти, мы не друзья власти. Мы просто журналисты, которые делают свое дело. Мне кажется, это большое достижение за 2,5 года.

– Было ли давление со стороны власти, связанное с контентом? Как это происходило?

– Практически все пресс-службы наших политических назначенцев: и депутатов, и министров, и служба президента, и АП. Они все пытались звонить и давить, просить осветить то или иное событие. Но только в одном из 10 случаев это был информационный повод; все остальное – пиар.

Понятное дело, у них недовольство накапливалось. Мы постоянно отказывались. И сейчас в таких случаях это сказывается.

Я не слышу их, а значит, они не хотят слышать меня. Я плохой коммуникатор с властью.

– Вы считаете, что это позиция осознанная?

– Зачем он будет за меня, если я два года не был за него?

А чтобы он был за меня, ему надо не просто клерку перепоручить решение – клерк всегда защитится, он скажет: «Это нарушение закона», – а самому понять абсурдность ситуации.

Я сейчас прихожу в Кабмин и упираюсь в стену. И эта стена – на уровне среднего менеджмента.

– Возможно, стоит предложить внести ряд постановлений на период проведения «Евровидения», вы об этом не думали?

– Уже существует пять постановлений правительства. Но некоторые вещи не вписываются в рамки постановлений.

Кабмин не может себе позволить расширить эти рамки. У нас сейчас идет через профильный комитет лоббирование закона, который бы временно разрешил нам упростить тендерную процедуру.

Мы не будем воровать, нам надо просто успеть. Иначе мы это не успеем.

– Зураб, как вы планируете бороться?

– Я уже проиграл. Когда ты ребенка в 16 лет застаешь с сигаретой, то ты понимаешь: воспитывать его надо было 15 лет назад. Так и здесь.

Если общество меня не поддерживало раньше, имеет ли смысл сейчас на него надеяться? Я чувствовал себя в этой битве одиноким, и канал чувствовал себя брошенным.

Я считаю, это мое упущение. Я не бегал, не жаловался. Я неправильно поступал. У меня плохая коммуникация с властью. И плохая, судя по всему, с обществом. Теперь никто не поможет.

Я выбрал громкое хлопанье дверью, чтобы обратить внимание на эти проблемы: «Эй, общество, проснись, если тебе нужно общественное, то ты хотя бы сейчас это сделай».

Нам не удалось заразить общество идеей Общественного телевидения.

– Вы считаете это своей личной ошибкой, недоработкой?

– Возможно, это недокоммуникация. Есть огромное количество проблем в стране, есть множество проблем, которые тактически важнее, стратегически важнее этого дурацкого вещания, которое страна просто не оценила.

– Какую судьбу ждет канал и какая судьба у «Евровидения»?

– «Евровидение» страна проведет в любом случае. Возможно, будет назначен новый человек для проведения «Евровидения».

– Так, чтобы не было потом проверок КРУ и уголовных дел, и не пришлось отсиживаться заграницей?

– Не уверен. Потому что страна меняется. А теперь уже не уверен, что так получится.

– Какая самая наглая попытка влиять на канал?

– Как-то американскому послу пожаловались, что я якобы беру деньги за программу «Схемы». И американский посол в разговоре со мной упомянул это. Мол, так-то и так-то. Мне пришлось ответить, что деньги беру не я, а вы – господин посол. Потому что эта программа обеспечивается за счет налогов американских налогоплательщиков.

– Заявление на назначение вас на должность подписывал Яценюк. Вас считают его ставленником. Тогда, когда подписывалось это назначение, какие были договоренности с вами?

– Меня выдвинуло профессиональное сообщество на волне Майдана. Тогда был разговор такой: иди, работай, ты же знаешь наши интересы.

А когда пришло, как они посчитали, время их интересов, – на канале их никто не отражал. Они сердились, потому что их обвиняла другая политическая сила, что канал работает на них. Но когда здесь появилось расследование про «рюкзаки Авакова» – они вообще удивились.

Так что предыдущий премьер тоже крепко обижен. Они все думают так: либо ты с ними, либо ты – враг.

– Если сравнить рейтинг канала до вашего прихода с тем, что есть сейчас, какой он? Может ли рейтинг быть показателем эффективности?

– Категорически не согласен. До нас было 3%, руководителем был Егор Бенкендорф, эти проценты ему делал Шустер. Да мне хоть 100% с Шустером, я не буду этого делать.

Потому что Шустер – это часть той отравы, причем самая опасная, потому что умная и грамотно сконструированная. Сейчас с 3% опустилось до 1% – я вам скажу, это в пределах статистической погрешности.

Как сформулировал Евгений Глибовицкий, член Наблюдательного совета: «Это не мы должны равняться на коммерческие каналы, это они должны равняться на наши критерии Общественного вещания». Но до этого еще не скоро. А сейчас эта история может и вовсе не случиться.

– То есть, «украинского ВВС» может не быть только потому, что у зрителя не такого запроса на качественную информацию, ну и денег тоже.

– Похоже, что да. Но я верю, что он обязательно появится.

Анастасия Рингис, УП

P.S. Уже после того, как интервью было опубликовано, стало известно о том, что Кабмин разрешил Госкомитету по вопросам телевидения и радиовещания уволить главу НТКУ Зураба Аласанию.

Украинская ПравдаАнастасия Рингис

Гендиректор НТКУ Зураб Аласания написал заявление об увольнении.

Тут же facebook разразился проклятиями в адрес власти, обвинив её в саботаже медиареформы.
Аласания был выдвинут на пост гендиректора медиасообществом сразу после Майдана, в марте 2014-го.

Последние два с половиной года вместе с небольшой командой он занимался реформированием государственного телевизионного монстра, пытаясь превратить его в канал Общественного вещания.
Первого ноября 2016 года он решил громко хлопнуть дверью.

Причина? «Денег нет, но вы держитесь там», – примерно так звучит рекомендация Зурабу Аласании от Минфина, который пытается уместить бюджет «Евровидения» в бюджет Общественного вещателя.
«Из 1,2 миллиардов гривен, предусмотренных законом для развития Общественного вещателя в 2017 году, государство отбирает 450 миллионов гривен расходов на Евровидение, 250 миллионов – в виде платы за трансляцию, 149 миллионов гривен – расходами, и 46 миллионов коммунальными платежами забирает город. Еще 112 миллионов гривен идут на международную деятельность: Олимпиады, чемпионаты мира и так далее», – возмущается Аласания.

После всех отчислений на производство собственного контента у канала остается всего 3% от суммы. А это ничтожно мало для того, чтобы реформа состоялась.

По примеру других европейских стран, «UA: Перший» должен был стать своеобразным украинским ВВС – каналом, независимым от влияния политиков и бизнеса.

Но, кажется, время еще не наступило.

Денег на подготовку «Евровидения», которое состоится в мае-2017, почти нет. Это основная, но не единственная причина, по которой гендиректор Аласания решил уйти.

– Зураб, не об увольнении – о деньгах. Мне рассказывали, что вам неоднократно намекали: мол, если нет денег, надо учиться их зарабатывать. Это так?

– Если премьер-министр звонит и говорит: «Быстро пойди и укради, и дай мне долю», – ты встаешь на дыбы и говоришь: «Он вор, вот так-то и так-то».

А когда на тебя давит общественность: «Покажи нам украинских спортсменов на Олимпиаде», а я им отвечаю: «У меня нет денег туда лететь», – они мне скажут: «А нам плевать, где ты их возьмешь, пойди и укради, но покажи».

Что такое «укради» на НТКУ? Это, допустим, рекламу, которая стоит 3-4 тысячи гривен, продай за 500, а остальное укради. И на это потом купи ребятам билеты в Рио. А мы сделаем вид, что мы не знаем. Это косвенно говорит власть. Но то же самое говорят и сотрудники. Сколько ты из этих денег положишь в свой карман – это твои проблемы. Главное – обеспечь нам наши премии, всякого рода добавки. И это тоже из тех украденных денег.

– 2,5 года назад система управления на канале была такой же?

– Была белая бухгалтерия, а была черная. Следствием разрыва всех этих частей и стали заявления профсоюза, которые перестали получать свои «подарки».

Я ничего против них не имею, они простые люди, им нужна эта копеечка, она им капала. Поэтому мы потом такие декларации и видим.

– Когда вы пришли на канал, вас довольно быстро профсоюз начал бить. За что?

– Потому что первое, что я сделал, – разобрался с производством программ. Тут было много такого, что подавалось как экономические новости, а на самом деле шла продажа рекламы по полной.
И потом через разных персонажей, которые оккупировали канал, как Поплавский, проходило невероятное количество рекламы, а доказать ничего было нельзя.

Это был базар, где каждый торговал, чем хотел, и имел свою маленькую собственность – кусочек эфира, кто-то имел кусочек аренды. Я был взбешен, когда не обнаружил здесь никакой техники. Спрашиваю: «Где техника?» – а мне: «А мы ее всегда арендовали». Слушайте, такой огромный канал, где ваша техника? Там тоже огромные деньги на этой аренде.

– Когда вы пришли на канал, вы проводили финансовый аудит?

– Да, своими силами. За аудиторов из «большой четверки» надо много платить. Хотя представители PwC пытались что-то сделать, но не смогли.

Сейчас пытаемся сделать аудит со шведской компанией, формулируем для него техзадание. Это очень непросто, это дорого.

Когда я говорю: «У меня нет НИЧЕГО», – никто недооценивает размеры этого ничего.

Все думают – как ничего, если 1 миллиард 200 миллионов гривен. Но это – сумма, которую закон напрямую приписывает государству в следующем году отдать на развитие Общественного вещания.

– 1 млрд 200 млн, вроде, звучит неплохо? Почему вы не вписываетесь в этот бюджет?

– А потому что его нет, его никогда не давали. Никогда. Это же был один канал, на который выделяли 167 миллионов гривен. Из них 103 миллиона – это зарплатная часть, а 46 миллионов – трансляция.

Но мы же, на самом деле – это 32 компании: 28 региональных филиалов, Национальная теле- и радиокомпании и канал «Культура». И вот на всё это выделяется 1 миллиард 200 миллионов гривен.
Эта богадельня построена таким образом, что она существует ради содержания самой себя. На производство контента остается 3%.

Ребята, вы зачем живете? Чтобы получать зарплаты? И у них средняя зарплата 2500 гривен. И государство не дает мне поднять зарплаты, даже если я хочу.

С января 2017 года НТКУ будет ликвидирована, будет зарегистрировано акционерное предприятие, куда войдут все 32 компании (более 7 тысяч сотрудников).

Но это случится не раньше марта следующего года. И сейчас есть ощущение, что можем не дожить.

И когда в марте Наблюдательный совет выберет нового главу Правления – кем бы он ни был, если он получит вот этот бюджет, никакого Общественного не будет.

Ты никогда не сделаешь Общественное, продолжая им платить 2500 гривен. Потому что Общественное вещание задает тон в обществе, только если оно конкурентное, классное.

– Если бы вам не выпала честь проводить «Евровидение», вам пришлось бы сейчас писать заявление?

– Нет. Я бы занимался реформой. Это было бы медленно и тяжело. Со скандалами и нервотрепкой.
В январе-феврале у нас будет провал, так как нет механизма, который позволит нам платить зарплату, пока идет регистрация нового юридического лица.

Бюджетный паспорт начнет готовиться с того момента, как компания будет зарегистрирована. А это – надо еще пройти восемь министерств. Я еле-еле прошел бюджетный паспорт прошлого года. Все в компании возненавидели.

– Почему бюджет «Евровидения» вписан в бюджет НТКУ на следующий год, а как же подготовка сейчас? Ведь остается 4-5 месяцев.

– Нас сейчас спасает только город Киев. Депутаты провели сессию и одобрили выделение 200 миллионов гривен, из которых 50 миллионов мы получим в этом году.
Эти деньги зайдут через несколько дней. И эти деньги мы как бы можем тратить на подготовку к «Евровидению». Только законных путей все еще нет.

Почему? Потому что я не могу нанять людей. Я не могу закупать товары, я ничего не могу. Я – государственная контора с жесточайшими ограничениями на каждом шагу. И должен на каждом шагу проводить тендер – это 35 дней минимум. А вообще, бывает 2-3 месяца через систему Прозорро.

Мы хотим нанять шоу-продюсера, который стоит 10 тысяч евро в месяц, потому что он эксклюзивный специалист, таких специалистов во всем мире пять человек, и он нам еще снизил цену вполовину.
Фамилию не назову, у меня нет права, пока не заключили контракт. А государство говорит: «10 тысяч? Да ты с ума сошел. Иди на тендер».

– Хорошо, а бюджет «Евровидения» вписывается в эти 400 миллионов гривен, которые будут выделены в следующем году?

– Бюджет «Евровидения» никто не считал. Мы не понимаем масштаба шоу и количества людей, которых мы должны задействовать в процессе.

– Но мы же проводили «Евровидение» 11 лет назад. Тогда это же как-то получилось?

– После прошлого «Евровидения» в 2005 году была проверка КРУ. Было заведено уголовное дело.

– То есть, власть знает, что здесь воровали всегда. И она не заинтересована, чтобы канал управлялся эффективно?

– Только я бы не стал обвинять власть по фамилиям. Потому что это реально – Система.

– Бухгалтерия противоречит логике. Вы за 2,5 года разобрались, как этим добром эффективно управлять?

– Мы не можем позволить на эти деньги почти ничего. Эти 1, 2 млрд – это 32 компании, более 7 тысяч персонала и огромное количество недвижимости. И я ничего не могу сделать. Даже сарай продать ненужный, чтобы пустить на производство.

Государство не дает мне ничего даже в аренду сдать.

– Раньше здесь же сдавались помещения в аренду?

– Они и сейчас сдаются. Только Фонд госимущества это делает. Почему сюда не может попасть переселенный с оккупированной территории Таврический национальный университет? Потому что ФГМ туда его не пускает.

Можно эффективно управлять, только дайте инструменты. Связали руки-ноги, подняли в позе ласточки – и всё, управляй как хочешь. Еще и «Евровидение проведи».

– То есть, система управления строилась таким образом, чтобы гендиректор канала был человеком зависимым?

– Она строилась, чтобы быть подотчетным и подконтрольным. И любой звонок сюда должен был иметь реакцию на экране. Вот за это закрывались глаза на те кусочки частной собственности, которые здесь были.

И то же происходило с филиалами в регионах, которые, по сути, обслуживали интересы облгосадминистраций. И когда я начал их отделять от этой кормушки, местные руководители тоже устроили колоссальное сопротивление. И с ними невозможно ничего сделать.

Из 28 филиалов только один пример: в Сумской области руководитель Николай Чернотицкий. У него в прошлом году еще было 400 тысяч гривен от обладминистрации поддержки, в этом году у него 40 тысяч.

Он отказывается от этой поддержки, потому что понимает, чего это стоит. А все остальные говорят: «А как мы жить будем?»

А обладминистрации выделяют деньги, чтобы иметь влияние на контент. У них даже есть более-менее законный инструмент – «освещение деятельности органов власти».

Более того, в большинстве случаев областные администрации являются владельцами зданий, где расположены областные телекомпании. И сдают им в год за одну гривну. Они на таком вот крючке.

– Как вы это ломали?

– Так это до сих пор не поломано. Мы юридически это делаем.

– НТКУ должен получить в следующем году грант от ЕС на 5 миллионов евро на строительство нового ньюзрума. Может ли это поправить плачевную ситуацию?

– Мы еле-еле уговорили ЕС на этот грант, и этот проект будет длиться 2,5 года. А как жить все то время?

– Зураб, почему вы раньше не делали громких заявлений, и почему сейчас?

– Я все время об этом говорил. Многое зависит от запроса в обществе; есть активная часть, которая нас поддерживает и в курсе всех наших проблем. Другое дело, проблем-то в стране очень много…

Почему возмутились сейчас? Да потому что времени – нет. Общественное мы бы еще строили – я говорил, этот процесс займет годы. Но «Евровидение» все эти сроки сократило, я ничего не успею поменять до мая.

– Когда вы встречали в аэропорту Джамалу, вы уже понимали, чем это грозит?

– Размеры этой «задницы» я стал понимать, участвуя в рабочих группах по «Евровидению», в том числе сегодня, через полчаса ( интервью состоялось 1 ноября – УП), мы опять поедем на Кабмин. И опять будем рассуждать, какие здесь должны быть зарплаты, и они опять будут орать: «Не смейте, наш президент получает меньше, чем ваш шоу-продюсер».

– Но хороший менеджер стоит больших денег… Давайте вернемся к давлению власти. За 2,5 года вы все-таки добились независимости. У вас выходит три самых влиятельных расследовательских программы – «Схемы», «Наші гроші» и «Слідство.інфо». То есть, будучи каналом государственным, вы стали, по сути, каналом оппозиционным. Может, вам мстят? За «оффшоры Порошенко»?

– Я бы так не сказал. Мы не оппозиционный, мы нормальный канал, который говорит всё как есть. Ребята, наша позиция такая: вам дают правду, а дальше вы сами принимаете решения.

Мы не враги власти, мы не друзья власти. Мы просто журналисты, которые делают свое дело. Мне кажется, это большое достижение за 2,5 года.

– Было ли давление со стороны власти, связанное с контентом? Как это происходило?

– Практически все пресс-службы наших политических назначенцев: и депутатов, и министров, и служба президента, и АП. Они все пытались звонить и давить, просить осветить то или иное событие. Но только в одном из 10 случаев это был информационный повод; все остальное – пиар.

Понятное дело, у них недовольство накапливалось. Мы постоянно отказывались. И сейчас в таких случаях это сказывается.

Я не слышу их, а значит, они не хотят слышать меня. Я плохой коммуникатор с властью.

– Вы считаете, что это позиция осознанная?

– Зачем он будет за меня, если я два года не был за него?

А чтобы он был за меня, ему надо не просто клерку перепоручить решение – клерк всегда защитится, он скажет: «Это нарушение закона», – а самому понять абсурдность ситуации.

Я сейчас прихожу в Кабмин и упираюсь в стену. И эта стена – на уровне среднего менеджмента.

– Возможно, стоит предложить внести ряд постановлений на период проведения «Евровидения», вы об этом не думали?

– Уже существует пять постановлений правительства. Но некоторые вещи не вписываются в рамки постановлений.

Кабмин не может себе позволить расширить эти рамки. У нас сейчас идет через профильный комитет лоббирование закона, который бы временно разрешил нам упростить тендерную процедуру.

Мы не будем воровать, нам надо просто успеть. Иначе мы это не успеем.

– Зураб, как вы планируете бороться?

– Я уже проиграл. Когда ты ребенка в 16 лет застаешь с сигаретой, то ты понимаешь: воспитывать его надо было 15 лет назад. Так и здесь.

Если общество меня не поддерживало раньше, имеет ли смысл сейчас на него надеяться? Я чувствовал себя в этой битве одиноким, и канал чувствовал себя брошенным.

Я считаю, это мое упущение. Я не бегал, не жаловался. Я неправильно поступал. У меня плохая коммуникация с властью. И плохая, судя по всему, с обществом. Теперь никто не поможет.

Я выбрал громкое хлопанье дверью, чтобы обратить внимание на эти проблемы: «Эй, общество, проснись, если тебе нужно общественное, то ты хотя бы сейчас это сделай».

Нам не удалось заразить общество идеей Общественного телевидения.

– Вы считаете это своей личной ошибкой, недоработкой?

– Возможно, это недокоммуникация. Есть огромное количество проблем в стране, есть множество проблем, которые тактически важнее, стратегически важнее этого дурацкого вещания, которое страна просто не оценила.

– Какую судьбу ждет канал и какая судьба у «Евровидения»?

– «Евровидение» страна проведет в любом случае. Возможно, будет назначен новый человек для проведения «Евровидения».

– Так, чтобы не было потом проверок КРУ и уголовных дел, и не пришлось отсиживаться заграницей?

– Не уверен. Потому что страна меняется. А теперь уже не уверен, что так получится.

– Какая самая наглая попытка влиять на канал?

– Как-то американскому послу пожаловались, что я якобы беру деньги за программу «Схемы». И американский посол в разговоре со мной упомянул это. Мол, так-то и так-то. Мне пришлось ответить, что деньги беру не я, а вы – господин посол. Потому что эта программа обеспечивается за счет налогов американских налогоплательщиков.

– Заявление на назначение вас на должность подписывал Яценюк. Вас считают его ставленником. Тогда, когда подписывалось это назначение, какие были договоренности с вами?

– Меня выдвинуло профессиональное сообщество на волне Майдана. Тогда был разговор такой: иди, работай, ты же знаешь наши интересы.

А когда пришло, как они посчитали, время их интересов, – на канале их никто не отражал. Они сердились, потому что их обвиняла другая политическая сила, что канал работает на них. Но когда здесь появилось расследование про «рюкзаки Авакова» – они вообще удивились.

Так что предыдущий премьер тоже крепко обижен. Они все думают так: либо ты с ними, либо ты – враг.

– Если сравнить рейтинг канала до вашего прихода с тем, что есть сейчас, какой он? Может ли рейтинг быть показателем эффективности?

– Категорически не согласен. До нас было 3%, руководителем был Егор Бенкендорф, эти проценты ему делал Шустер. Да мне хоть 100% с Шустером, я не буду этого делать.

Потому что Шустер – это часть той отравы, причем самая опасная, потому что умная и грамотно сконструированная. Сейчас с 3% опустилось до 1% – я вам скажу, это в пределах статистической погрешности.

Как сформулировал Евгений Глибовицкий, член Наблюдательного совета: «Это не мы должны равняться на коммерческие каналы, это они должны равняться на наши критерии Общественного вещания». Но до этого еще не скоро. А сейчас эта история может и вовсе не случиться.

– То есть, «украинского ВВС» может не быть только потому, что у зрителя не такого запроса на качественную информацию, ну и денег тоже.

– Похоже, что да. Но я верю, что он обязательно появится.

Анастасия Рингис, УП

P.S. Уже после того, как интервью было опубликовано, стало известно о том, что Кабмин разрешил Госкомитету по вопросам телевидения и радиовещания уволить главу НТКУ Зураба Аласанию.

Украинская Правда

Город для пения: почему Киев будет принимать ЕвровидениеГород для пения: почему Киев будет принимать Евровидение

Надежда Андрикевич

После двух месяцев споров, наконец, определено, какой город будет принимать Евровидение-2017. Песенный форум пройдет в Киеве. Это не стало особой неожиданностью, ведь еще в конце августа вице-премьер — Вячеслав Кириленко — отметил, что у Киева, по сравнению с Одессой и Днепром, больше шансов победить. Почему Одесса и Днепр проиграли, и чем порадует гостей и жителей столицы на Евровидении-2017 Киев, разбиралась Надежда Андрикевич.

Города подали голос

Украина получила право на проведение следующего конкурса у себя в мае, после победы крымской татарки — Джамалы — на Евровидении-2016. Следовательно, правительство объявило конкурс на отбор города-хозяина, который будет принимать песенный конкурс. Между собой конкурировали шесть городов: Киев, Днепр, Львов, Одесса, Харьков и Херсон. В финал должны были выйти только два города, однако в итоге вместе с Киевом и Одессой право побороться за славу и европейских туристов дали и Днепру.

Объявление победителя переносилось как минимум дважды, а его опредиление затянулось почти на два месяца. В правительстве это объясняли проблемами финансового характера. Европейский вещательный союз, который является основателем песенного конкурса, требовал от Украины финансовых гарантий, что конкурс все-таки состоится, и на него будет потрачено не менее 15 миллионов евро. Правительство, в свою очередь, пыталось переложить соответствующий груз на города и их местные бюджеты. Следовательно, победителя, которого должны были объявить еще 27 июля, так и не определили, а объявление результатов перенеслось на неопределенный срок. Однако правительство, чтобы успокоить своих европейских партнеров, приняло решение о выделении на Евровидение 450 миллионов гривен финансовых гарантий, которые по завершению конкурса Европейский вещательный союз вернет Украине.

В конце августа стало известно, что Днепр уже не конкурирует, а главными фаворитами остаются Одесса и Киев. В Министерстве культуры затягивание процесса тогда объясняли необходимостью изучения и сравнения инфраструктурных преимуществ городов и арен, которые должны быть крытыми и содержать не менее семи тысяч зрителей, а также необходимостью выделения городами финансовых гарантий на проведение конкурса, чтобы в последний момент не случилось так, что город-победитель перебросит все или большинство финансовых расходов на правительство.

Однако один из членов организационного комитета по подготовке песенного конкурса пояснил РБК-Украина, что, на самом деле, 25 августа объявления города-победителя сорвалось из-за того, что на заседание оргкомитета, который должен был принять окончательное решение, просто не появились ни премьер, ни министры, которые входят в его состав (13 министров, — ред.), за исключением министра культуры Евгения Нищука.

В СМИ генеральный директор Национальной телекомпании Украины — Зураб Аласания, — который не скрывал свою поддержку Одессы, комментировал, что на самом деле вопрос определения победителя является политическим, и, как будто, президент и премьер — это те два человека, которые решают, где Евровидение-2017 будет проходить.

«Мне вообще трудно на этого человека (генеральный директор НТКУ Зураб Аласания, — ред.) рефлексировать потому, что он не был ни на заседаниях оргкомитета, не принимал участие в никаких консультациях, ни заседаниях Кабмина, и, когда он открыто вылез и начал лоббировать Одессу, это выглядело просто не красиво», — возмущенно заявлял журналистам в кулуарах Верховной Рады мэр Днепра — Борис Филатов, который в преддверие объявления результатов конкурса приехал в Киев. Очевидно, что Филатов не приезжал в Киев, чтобы в последний раз уговаривать оргкомитет провести Евровидение в Днепре. Ведь, как рассказал министр культуры Евгений Нищук РБК-Украина, никаких встреч с городскими головами Киева, Одессы и Днепра в последние дни до объявления результатов не было.

Любое влияние президента и премьера на результаты конкурса министр Нищук опровергает. Объясняет, президент и премьер только интересовались, кого рекомендует оргкомитет.

Опроверг существование влияния верхушки государства во время озвучивания города-победителя и генеральный директор НТКУ Зураб Аласания: «Ни разу я не говорил, что президент или премьер решают город, в котором будет проводиться Евровидение. Я сказал, что это от них зависит».

Почему Киев

Объявление победителя состоялось в Кабинете министров. Эта миссия была возложена на Нищука и Аласанию. «Буквально уже в последнее время начался чуть ли не боксерский поединок между Одессой и Киевом. Это очень сложное решение для меня, Зураба, всего оргкомитета — ставить эту точку. Ибо за теми, или теми можно жалеть. Я буду даже ночь не спать, думать, возможно, так или не так», — объясняет Нищук журналистам, как тяжело давалось решение о выборе победителя, и добавляет, что важным условием достижения победы стали финансовые обязательства относительно проведения Евровидения Киевом и инфраструктурная подготовленность столицы.

В частности, важным преимуществом Киева стало наличие готового места проведения самого конкурса — Международный выставочный центр. В то время, когда Одесса требовала значительной суммы средств, чтобы построить накрытие над местным стадионом «Черноморец». «Инфраструктура в Киеве чуть ли не самая подготовленная, не требует значительного времени. Есть аэропорт, достаточное количество отелей, много вещей, на которые все другие (города, — ред.) возлагали бы дольше времени», — объясняет министр. Также условием правительства к победителю конкурса было полностью переложить все необходимые расходы по подготовке на город, который будет принимать Евровидение.

Сначала столичная власть предлагала два места проведения конкурса: Дворец спорта и Международный выставочный центр. Идею по использованию стадиона «Олимпийский» отвергли из-за отсутствия необходимого накрытия. Впоследствии был отвергнут и вариант относительно Дворца спорта, ведь тот нуждается в значительной реконструкции. К тому же, из-за Евровидения Киев мог потерять право на проведение Чемпионата мира по хоккею, который запланирован во Дворце спорта. Соответственно, киевская городская власть и Министерство культуры остановились на Международном выставочном центре (МВЦ), как наиболее способному провести конкурс, да, и как арена, на завершение подготовки которой требуется меньше всего средств. К тому же, в МВЦ ранее уже проводилось заседание Совета министров ОБСЕ (присутствовали более трех тысяч человек), концерты групп Rammstein, Sensation (посетили более 10 тысяч человек). Рассчитывается, что арена МВЦ может вмещать 12-14 тысяч человек.

Гарантирует Киев и безопасность на время проведения песенного конкурса. Ради безопасности жителей и гостей столицы столичные власти утвердили городскую целевую программу «Безопасная столица», которой предусмотрено наружное видеонаблюдение, горячую телефонную линию, юридическую поддержку туристов. К конкурсу в Киеве планируют создать коммунальное предприятие «Муниципальная охрана». Есть в планах столичной власти усовершенствовать и инфраструктуру города к Евровидению, и запустить «речные трамваи», которые смогут разгрузить мост «Днепр» и обеспечить сообщение между правым и левым берегами Киева.

По словам Нищука, киевская власть собирается выделить на проведение конкурса 1,2 миллиарда гривен. Так, Киев предоставил гарантии, что на само шоу он готов потратить не менее 200 миллионов гривен, на подготовку арены, ландшафтов, всех локаций и инфраструктуры — 1 миллиард гривен.

Почему не Одесса или Днепр

Возможности Одессы были чуть лучше. Там городская власть гарантировала выделить из городского бюджета на проведение конкурса более 1,4 миллиарда гривен: из них — 300 миллионов гривен на строительство конструкции крыши над стадионом «Черноморец», а 150 миллионов гривен — на организацию самого Евровидения, 1 миллиард гривен — на инфраструктуру города. Однако, было решено, что нерационально тратить 300 миллионов гривен на строительство крыши над стадионом в Одессе, где больше не будут проводиться конкурсы такого уровня. «С самого начала и я лично, и многие довольно скептически отнеслись (к строительству накрытия, — ред..), потому что — это дорогостоящая история. А у меня был вопрос: «Для чего тратить такие средства, если в дальнейшем на арене этого покрытия не нужно для футбола?», — пояснил министр культуры.

Также насторожила оргкомитет и ситуация относительно Одесского аэропорта. Одной из причин отказа стало то, что там до сих пор не завершено строительство нового терминала, который Одесса обещала открыть только в марте 2017 года. Новый терминал увеличил бы способность Одесского аэропорта принимать до 3,5 миллионов пассажиров в год и позволил бы запустить новые регулярные рейсы по направлениям Падерборн, Германия; Барселона, Испания; Рига, Латвия; Бухарест, Румыния, а также новые рейсы в несколько городов в Польше.

Причиной отказа Днепру стала необходимость проведения полной реконструкции местной арены. Кстати, последнюю нужно было начать еще месяц назад. И проблемы с отелями. Не менее важную роль сыграла в отказе Одессе и Днепру и ситуация безопасности. «Безопасность через Приднестровье и другие пункты накладывалась на Одессу. Так же, как и на Днепр: из-за близости к линии соприкосновения», — рассказал Нищук.

Позже один из членов оргкомитета по подготовке Евровидения рассказал РБК-Украина, что Европейский вещательный союз прямо рекомендовал Украине не проводить конкурс в Днепре из-за опасения европейской стороны, что Днепр находится ближе всего к зоне боевых действий, чем другие города, которые потребовали провести песенный конкурс. «Они спрашивали у нас, а сколько километров от Днепра до линии соприкосновения?», — делится собеседник РБК-Украина.

На самом деле, почему вопрос выбора города затянулсяь на несколько месяцев, ни Нищук, ни Аласания так и не объяснили, и отделались привычными отговорками, будто процесс был действительно тяжелый и нуждался анализа большого количества информации. «Чего было сразу не сказать: «Киев»? На самом деле, это была, действительно, неформальная история. Более того, Киев действительно почувствовал серьезную конкуренцию. Было много дискуссий, кому отдать предпочтение. В Германии, когда выбирали город, уже на втором круге Дюссельдорф выиграл 12 октября. Они четыре месяца решали, или больше», — пояснил министр.

Теперь, когда город определен, перед организаторами встают другие вопросы. Например, будут ли принимать в конкурсе участие российские участники. В правительстве заверили, что не допустят к участию только те лица, которые попадают под введенные Украиной санкции. Точно на Евровидение не попадет, скажем, Иосиф Кобзон. «Могу утвердительно сказать — никаких компромиссов не будет. Иосиф Кобзон не будет допущен Украиной на Евровидение 2017», — подытожил Нищук.

РБК-УкраинаНадежда Андрикевич

После двух месяцев споров, наконец, определено, какой город будет принимать Евровидение-2017. Песенный форум пройдет в Киеве. Это не стало особой неожиданностью, ведь еще в конце августа вице-премьер — Вячеслав Кириленко — отметил, что у Киева, по сравнению с Одессой и Днепром, больше шансов победить. Почему Одесса и Днепр проиграли, и чем порадует гостей и жителей столицы на Евровидении-2017 Киев, разбиралась Надежда Андрикевич.

Города подали голос

Украина получила право на проведение следующего конкурса у себя в мае, после победы крымской татарки — Джамалы — на Евровидении-2016. Следовательно, правительство объявило конкурс на отбор города-хозяина, который будет принимать песенный конкурс. Между собой конкурировали шесть городов: Киев, Днепр, Львов, Одесса, Харьков и Херсон. В финал должны были выйти только два города, однако в итоге вместе с Киевом и Одессой право побороться за славу и европейских туристов дали и Днепру.

Объявление победителя переносилось как минимум дважды, а его опредиление затянулось почти на два месяца. В правительстве это объясняли проблемами финансового характера. Европейский вещательный союз, который является основателем песенного конкурса, требовал от Украины финансовых гарантий, что конкурс все-таки состоится, и на него будет потрачено не менее 15 миллионов евро. Правительство, в свою очередь, пыталось переложить соответствующий груз на города и их местные бюджеты. Следовательно, победителя, которого должны были объявить еще 27 июля, так и не определили, а объявление результатов перенеслось на неопределенный срок. Однако правительство, чтобы успокоить своих европейских партнеров, приняло решение о выделении на Евровидение 450 миллионов гривен финансовых гарантий, которые по завершению конкурса Европейский вещательный союз вернет Украине.

В конце августа стало известно, что Днепр уже не конкурирует, а главными фаворитами остаются Одесса и Киев. В Министерстве культуры затягивание процесса тогда объясняли необходимостью изучения и сравнения инфраструктурных преимуществ городов и арен, которые должны быть крытыми и содержать не менее семи тысяч зрителей, а также необходимостью выделения городами финансовых гарантий на проведение конкурса, чтобы в последний момент не случилось так, что город-победитель перебросит все или большинство финансовых расходов на правительство.

Однако один из членов организационного комитета по подготовке песенного конкурса пояснил РБК-Украина, что, на самом деле, 25 августа объявления города-победителя сорвалось из-за того, что на заседание оргкомитета, который должен был принять окончательное решение, просто не появились ни премьер, ни министры, которые входят в его состав (13 министров, — ред.), за исключением министра культуры Евгения Нищука.

В СМИ генеральный директор Национальной телекомпании Украины — Зураб Аласания, — который не скрывал свою поддержку Одессы, комментировал, что на самом деле вопрос определения победителя является политическим, и, как будто, президент и премьер — это те два человека, которые решают, где Евровидение-2017 будет проходить.

«Мне вообще трудно на этого человека (генеральный директор НТКУ Зураб Аласания, — ред.) рефлексировать потому, что он не был ни на заседаниях оргкомитета, не принимал участие в никаких консультациях, ни заседаниях Кабмина, и, когда он открыто вылез и начал лоббировать Одессу, это выглядело просто не красиво», — возмущенно заявлял журналистам в кулуарах Верховной Рады мэр Днепра — Борис Филатов, который в преддверие объявления результатов конкурса приехал в Киев. Очевидно, что Филатов не приезжал в Киев, чтобы в последний раз уговаривать оргкомитет провести Евровидение в Днепре. Ведь, как рассказал министр культуры Евгений Нищук РБК-Украина, никаких встреч с городскими головами Киева, Одессы и Днепра в последние дни до объявления результатов не было.

Любое влияние президента и премьера на результаты конкурса министр Нищук опровергает. Объясняет, президент и премьер только интересовались, кого рекомендует оргкомитет.

Опроверг существование влияния верхушки государства во время озвучивания города-победителя и генеральный директор НТКУ Зураб Аласания: «Ни разу я не говорил, что президент или премьер решают город, в котором будет проводиться Евровидение. Я сказал, что это от них зависит».

Почему Киев

Объявление победителя состоялось в Кабинете министров. Эта миссия была возложена на Нищука и Аласанию. «Буквально уже в последнее время начался чуть ли не боксерский поединок между Одессой и Киевом. Это очень сложное решение для меня, Зураба, всего оргкомитета — ставить эту точку. Ибо за теми, или теми можно жалеть. Я буду даже ночь не спать, думать, возможно, так или не так», — объясняет Нищук журналистам, как тяжело давалось решение о выборе победителя, и добавляет, что важным условием достижения победы стали финансовые обязательства относительно проведения Евровидения Киевом и инфраструктурная подготовленность столицы.

В частности, важным преимуществом Киева стало наличие готового места проведения самого конкурса — Международный выставочный центр. В то время, когда Одесса требовала значительной суммы средств, чтобы построить накрытие над местным стадионом «Черноморец». «Инфраструктура в Киеве чуть ли не самая подготовленная, не требует значительного времени. Есть аэропорт, достаточное количество отелей, много вещей, на которые все другие (города, — ред.) возлагали бы дольше времени», — объясняет министр. Также условием правительства к победителю конкурса было полностью переложить все необходимые расходы по подготовке на город, который будет принимать Евровидение.

Сначала столичная власть предлагала два места проведения конкурса: Дворец спорта и Международный выставочный центр. Идею по использованию стадиона «Олимпийский» отвергли из-за отсутствия необходимого накрытия. Впоследствии был отвергнут и вариант относительно Дворца спорта, ведь тот нуждается в значительной реконструкции. К тому же, из-за Евровидения Киев мог потерять право на проведение Чемпионата мира по хоккею, который запланирован во Дворце спорта. Соответственно, киевская городская власть и Министерство культуры остановились на Международном выставочном центре (МВЦ), как наиболее способному провести конкурс, да, и как арена, на завершение подготовки которой требуется меньше всего средств. К тому же, в МВЦ ранее уже проводилось заседание Совета министров ОБСЕ (присутствовали более трех тысяч человек), концерты групп Rammstein, Sensation (посетили более 10 тысяч человек). Рассчитывается, что арена МВЦ может вмещать 12-14 тысяч человек.

Гарантирует Киев и безопасность на время проведения песенного конкурса. Ради безопасности жителей и гостей столицы столичные власти утвердили городскую целевую программу «Безопасная столица», которой предусмотрено наружное видеонаблюдение, горячую телефонную линию, юридическую поддержку туристов. К конкурсу в Киеве планируют создать коммунальное предприятие «Муниципальная охрана». Есть в планах столичной власти усовершенствовать и инфраструктуру города к Евровидению, и запустить «речные трамваи», которые смогут разгрузить мост «Днепр» и обеспечить сообщение между правым и левым берегами Киева.

По словам Нищука, киевская власть собирается выделить на проведение конкурса 1,2 миллиарда гривен. Так, Киев предоставил гарантии, что на само шоу он готов потратить не менее 200 миллионов гривен, на подготовку арены, ландшафтов, всех локаций и инфраструктуры — 1 миллиард гривен.

Почему не Одесса или Днепр

Возможности Одессы были чуть лучше. Там городская власть гарантировала выделить из городского бюджета на проведение конкурса более 1,4 миллиарда гривен: из них — 300 миллионов гривен на строительство конструкции крыши над стадионом «Черноморец», а 150 миллионов гривен — на организацию самого Евровидения, 1 миллиард гривен — на инфраструктуру города. Однако, было решено, что нерационально тратить 300 миллионов гривен на строительство крыши над стадионом в Одессе, где больше не будут проводиться конкурсы такого уровня. «С самого начала и я лично, и многие довольно скептически отнеслись (к строительству накрытия, — ред..), потому что — это дорогостоящая история. А у меня был вопрос: «Для чего тратить такие средства, если в дальнейшем на арене этого покрытия не нужно для футбола?», — пояснил министр культуры.

Также насторожила оргкомитет и ситуация относительно Одесского аэропорта. Одной из причин отказа стало то, что там до сих пор не завершено строительство нового терминала, который Одесса обещала открыть только в марте 2017 года. Новый терминал увеличил бы способность Одесского аэропорта принимать до 3,5 миллионов пассажиров в год и позволил бы запустить новые регулярные рейсы по направлениям Падерборн, Германия; Барселона, Испания; Рига, Латвия; Бухарест, Румыния, а также новые рейсы в несколько городов в Польше.

Причиной отказа Днепру стала необходимость проведения полной реконструкции местной арены. Кстати, последнюю нужно было начать еще месяц назад. И проблемы с отелями. Не менее важную роль сыграла в отказе Одессе и Днепру и ситуация безопасности. «Безопасность через Приднестровье и другие пункты накладывалась на Одессу. Так же, как и на Днепр: из-за близости к линии соприкосновения», — рассказал Нищук.

Позже один из членов оргкомитета по подготовке Евровидения рассказал РБК-Украина, что Европейский вещательный союз прямо рекомендовал Украине не проводить конкурс в Днепре из-за опасения европейской стороны, что Днепр находится ближе всего к зоне боевых действий, чем другие города, которые потребовали провести песенный конкурс. «Они спрашивали у нас, а сколько километров от Днепра до линии соприкосновения?», — делится собеседник РБК-Украина.

На самом деле, почему вопрос выбора города затянулсяь на несколько месяцев, ни Нищук, ни Аласания так и не объяснили, и отделались привычными отговорками, будто процесс был действительно тяжелый и нуждался анализа большого количества информации. «Чего было сразу не сказать: «Киев»? На самом деле, это была, действительно, неформальная история. Более того, Киев действительно почувствовал серьезную конкуренцию. Было много дискуссий, кому отдать предпочтение. В Германии, когда выбирали город, уже на втором круге Дюссельдорф выиграл 12 октября. Они четыре месяца решали, или больше», — пояснил министр.

Теперь, когда город определен, перед организаторами встают другие вопросы. Например, будут ли принимать в конкурсе участие российские участники. В правительстве заверили, что не допустят к участию только те лица, которые попадают под введенные Украиной санкции. Точно на Евровидение не попадет, скажем, Иосиф Кобзон. «Могу утвердительно сказать — никаких компромиссов не будет. Иосиф Кобзон не будет допущен Украиной на Евровидение 2017», — подытожил Нищук.

РБК-Украина

Евровидение-2017: Киев – надежно, а Одесса – оригинальноЕвровидение-2017: Киев – надежно, а Одесса – оригинально

Юлия Горбань

Почему Евровидение, как глоток свежего воздуха, нужно именно Одессе?

Интрига вокруг определения хозяина Евровидения-2017 затянулась. Кабмин уже принял распоряжение, согласно которому на проведение песенного конкурса выделят не менее 15 миллионов евро. А вот какой город станет хозяином и будет распоряжаться этими деньгами – организационный комитет по подготовке Евровидения до сих пор не может определить.

Руководители городов-финалистов недовольны

Городской голова Днипра Борис Филатов призвал оргкомитет поторопиться с определением города-победителя, ведь промедление ставит под сомнение своевременную подготовку объектов к проведению песенного конкурса.

Глава Одесской ОГА Михеил Саакашвили считает, что после выхода Одессы в финал конкурса на право принимать песенный конкурс Евровидение-2017 против города началась «безумная пропаганда».

Тем временем мэр Киева Виталий Кличко отметил, что затягивание с определением города, который будет проводить Евровидение, только вредит репутации страны, а также добавил, что такое затягивание – пропаганда именно против Киева как хозяина песенного конкурса.

К огорчению Днипра, фаворитами называют Одессу и Киев, а вице-премьер-министр Украины Вячеслав Кириленко отметил, что наилучшие стартовые позиции у Киева. Это и так понятно, ведь Киев раньше проводил Евровидение и, соответственно, владеет опытом и инфраструктурой. Но стоит проявить оригинальность и дать Европе увидеть Украину еще и с другой стороны. Тем более, возможно, Одессе это сейчас необходимо все же больше, нежели Киеву. Укринформ попытался убедиться в этом.

Не провести в Одессе Евровидение было бы преступлением

Михеил Саакашвили искренне убеждает, что Одессе нужен новый рывок, и именно им может стать Евровидение: «Киев – столица, независимо от того, состоится там Евровидение или нет, там всегда будут крупнейшие концерты, туда гарантированно приедут выступать известные артисты, так или иначе – Киев будет развиваться. Одесса же – курортный город, в Одессе все устроено немного иначе. В последние несколько лет Одесса застопорилась, это вам скажет любой одессит. Вроде восстановился и увеличился поток туристов, вроде многократно вырос местный бюджет, а город переминается с ноги на ногу, нет рывка вперед. Именно такой рывок сможет обеспечить нашему региону проведение Евровидения. Во времена оккупированного Крыма, когда Одесса стала центральным морским курортом для всей Украины, не отдать ей такую возможность было бы преступлением. Получив Евровидение, Одесса преобразится, засияет с новой силой, поэтому и киевляне, и днипровцы, которые приедут сюда еще не раз, получат сервис нового, более высокого уровня и совершенно точно не пожалеют о том, что их родные города уступили это почетное право Одессе. В конце концов Одесса же мама, а маме нужно уступать!»

Городской голова Одессы Геннадий Труханов аргументировал, что Одесса опережает другие города практически по всем позициям: «Наличие площадки, развитая инфраструктура, миллионы туристов, статус культурной и туристической столицы – все это говорит о том, что Евровидение-2017 должно проходить только в Одессе!»

Украинские звезды тоже не остались равнодушными и устроили флешмоб с видео, в которых поддержали Одессу. В Facebook и Instagram опубликовали свои посты и видео Ирина Билык, Антон Лирник, Ольга Полякова, Анна Завальская, Коля Серга и другие. Коля Серга даже написал небольшое стихотворение:

«Вы думаете, чего Утесов ждет,

Там, в ГорСаду, скучая на скамейке?

Пока до принимающих дойдет,

Что хватит теребить свои линейки.

Что хватит через сито воду лить,

Ломаясь, как на воздухе кефаль.

Давайте вместе соизволим пригласить

В Одессу европейский фестиваль!»

Основные требования к организатору конкурса:

— Обеспечение безопасности всем участникам, членам делегаций и гостям Евровидения-2017.
— Крытая арена для проведения конкурса, которая будет вмещать не менее 7000–10000 зрителей.
— Минимум 1000 комнат в рядом расположенных гостиницах для всех делегаций участников на протяжении всего периода проведения Евровидения. Примерно столько же номеров для аккредитованной прессы и фанатов события.
— Функционирования международного пресс-центра для работы не менее 1550 журналистов во время конкурса.
— Важная современная транспортная инфраструктура: международный аэропорт, наличие регулярного транспортного сообщения между аэропортом и городом, удобное транспортное сообщение в черте города.

Справится Одесса, если победит?

Говорят, что большое желание чего-то достичь – это уже 50% успеха. Этого у Одессы хоть отбавляй. И, как отмечает оргкомитет, главное – соответствовать всем критериям проведения мероприятия такого уровня как Евровидение. Что же имеем на практике?

Относительно первого требования – здесь кажется у Одессы проблем не будет. Саакашвили на совместном брифинге с Трухановым заверил, что гостям в Одессе будет спокойнее: «Говорят, что в Одессе опасно, а в Киеве – безопасно. Это при том, что за последнее время в Киеве произошло несколько громких убийств и терактов, таких как убийство Павла Шеремета. Меня не радует, что в Киеве опасно, но там реально намного опаснее, чем в Одессе», – сказал Саакашвили.

А вот над сооружением крытой арены Одессе придется поработать. Проводить Евровидение в Одессе предлагают на футбольном стадионе «Черноморец», который был открыт еще в 1936 году, а в 2011 – реконструирован. Его придется модернизировать и достроить временную крышу. Ответственным за строительство назначили молодого вице-мэра Павла Вугельмана. На презентации одесского проекта в Киеве он рассказал, что совершенствовать Черноморец будет швейцарская компания Nssli с 75-летним опытом работы, которая строила спортивные объекты на пяти Олимпийских играх и трижды принимала участие в подготовке к Евровидению. Кроме швейцарских специалистов Одесса обещает привлечь также и немецких – из компании Neumann&Mller, которые готовы обеспечить Евровидение концертным оборудованием.

Официальный сайт стадиона «Черноморец» представил такие актуальные данные:

34164 – вместимость стадиона;

493 места для прессы;

98 мест для людей с ограниченными возможностями (в том числе и для тех, кто их сопровождает – 48);

60 корпоративных лож (1602 места);

558 мест на VIP трибуне для почетный гостей;

на 68 представителей СМИ рассчитан конференц-зал стадиона;

1020 – количество посадочных мест в ресторанах, барах и кафе стадиона;

449 паркомест в подземном паркинге.

Следующее требование – достаточное количество мест для делегаций, гостей и прессы – тоже, наверное, не станет препятствием для Одессы, которая привыкла к туристам. Согласно данным Агентства по вопросам инвестиций и развития Одесской ОГА, по состоянию на сентябрь 2015 года в Одессе насчитывается 276 гостиниц с номерным фондом 7 тысяч номеров на 16,5 тысяч мест. В области – еще 489 отелей с номерным фондом более 12 тысяч номеров на более, чем 28 тысяч мест.

Одесские руководители отмечают, что по инфраструктуре Одесса не уступает другим претендентам. «Сейчас одесский аэропорт приближается к уровню аэропорта «Борисполь». Кроме того, мы ведем переговоры с рядом лоукостеров. Будут субсидироваться чартерные рейсы, поэтому цены на билеты будут низкими. Мы получили гарантию, что в марте следующего года откроется новый авиа-терминал», – заверил Михеил Саакашвили.

Павел Вугельман считает, что зоной для гостей станет знаменитый Приморский бульвар и склоны под ним, а также парк Шевченко, в котором, собственно, расположен и стадион «Черноморец». К тому же не следует забывать и об Одесском морском вокзале, где смогут одновременно пришвартоваться 5 морских лайнеров, а это еще 15 тысяч мест для гостей Евровидения.

Как видим, у нас не будет причин волноваться за престиж Украины как хозяина Евровидения в любом случае. Вопрос сейчас стоит немного иначе – для кого это сейчас важнее? И он, очевидно, риторический. У нас временно забрали Крым и это стало толчком для еще большего расцвета Одессы и ее патриотической сплоченности. А Евровидение-2017 поднимет нашу «жемчужную у моря» уже на высший уровень – как ни как, а нашелся повод выделить деньги на улучшение инфраструктуры и проконтролировать их. Конечно, атмосфера Одессы уже стала брендом у нас и наших соседей, однако хочется, чтобы она стала брендом также и для всей Европы.

Юлия Горбань, Киев

ХвыляЮлия Горбань

Почему Евровидение, как глоток свежего воздуха, нужно именно Одессе?

Интрига вокруг определения хозяина Евровидения-2017 затянулась. Кабмин уже принял распоряжение, согласно которому на проведение песенного конкурса выделят не менее 15 миллионов евро. А вот какой город станет хозяином и будет распоряжаться этими деньгами – организационный комитет по подготовке Евровидения до сих пор не может определить.

Руководители городов-финалистов недовольны

Городской голова Днипра Борис Филатов призвал оргкомитет поторопиться с определением города-победителя, ведь промедление ставит под сомнение своевременную подготовку объектов к проведению песенного конкурса.

Глава Одесской ОГА Михеил Саакашвили считает, что после выхода Одессы в финал конкурса на право принимать песенный конкурс Евровидение-2017 против города началась «безумная пропаганда».

Тем временем мэр Киева Виталий Кличко отметил, что затягивание с определением города, который будет проводить Евровидение, только вредит репутации страны, а также добавил, что такое затягивание – пропаганда именно против Киева как хозяина песенного конкурса.

К огорчению Днипра, фаворитами называют Одессу и Киев, а вице-премьер-министр Украины Вячеслав Кириленко отметил, что наилучшие стартовые позиции у Киева. Это и так понятно, ведь Киев раньше проводил Евровидение и, соответственно, владеет опытом и инфраструктурой. Но стоит проявить оригинальность и дать Европе увидеть Украину еще и с другой стороны. Тем более, возможно, Одессе это сейчас необходимо все же больше, нежели Киеву. Укринформ попытался убедиться в этом.

Не провести в Одессе Евровидение было бы преступлением

Михеил Саакашвили искренне убеждает, что Одессе нужен новый рывок, и именно им может стать Евровидение: «Киев – столица, независимо от того, состоится там Евровидение или нет, там всегда будут крупнейшие концерты, туда гарантированно приедут выступать известные артисты, так или иначе – Киев будет развиваться. Одесса же – курортный город, в Одессе все устроено немного иначе. В последние несколько лет Одесса застопорилась, это вам скажет любой одессит. Вроде восстановился и увеличился поток туристов, вроде многократно вырос местный бюджет, а город переминается с ноги на ногу, нет рывка вперед. Именно такой рывок сможет обеспечить нашему региону проведение Евровидения. Во времена оккупированного Крыма, когда Одесса стала центральным морским курортом для всей Украины, не отдать ей такую возможность было бы преступлением. Получив Евровидение, Одесса преобразится, засияет с новой силой, поэтому и киевляне, и днипровцы, которые приедут сюда еще не раз, получат сервис нового, более высокого уровня и совершенно точно не пожалеют о том, что их родные города уступили это почетное право Одессе. В конце концов Одесса же мама, а маме нужно уступать!»

Городской голова Одессы Геннадий Труханов аргументировал, что Одесса опережает другие города практически по всем позициям: «Наличие площадки, развитая инфраструктура, миллионы туристов, статус культурной и туристической столицы – все это говорит о том, что Евровидение-2017 должно проходить только в Одессе!»

Украинские звезды тоже не остались равнодушными и устроили флешмоб с видео, в которых поддержали Одессу. В Facebook и Instagram опубликовали свои посты и видео Ирина Билык, Антон Лирник, Ольга Полякова, Анна Завальская, Коля Серга и другие. Коля Серга даже написал небольшое стихотворение:

«Вы думаете, чего Утесов ждет,

Там, в ГорСаду, скучая на скамейке?

Пока до принимающих дойдет,

Что хватит теребить свои линейки.

Что хватит через сито воду лить,

Ломаясь, как на воздухе кефаль.

Давайте вместе соизволим пригласить

В Одессу европейский фестиваль!»

Основные требования к организатору конкурса:

— Обеспечение безопасности всем участникам, членам делегаций и гостям Евровидения-2017.
— Крытая арена для проведения конкурса, которая будет вмещать не менее 7000–10000 зрителей.
— Минимум 1000 комнат в рядом расположенных гостиницах для всех делегаций участников на протяжении всего периода проведения Евровидения. Примерно столько же номеров для аккредитованной прессы и фанатов события.
— Функционирования международного пресс-центра для работы не менее 1550 журналистов во время конкурса.
— Важная современная транспортная инфраструктура: международный аэропорт, наличие регулярного транспортного сообщения между аэропортом и городом, удобное транспортное сообщение в черте города.

Справится Одесса, если победит?

Говорят, что большое желание чего-то достичь – это уже 50% успеха. Этого у Одессы хоть отбавляй. И, как отмечает оргкомитет, главное – соответствовать всем критериям проведения мероприятия такого уровня как Евровидение. Что же имеем на практике?

Относительно первого требования – здесь кажется у Одессы проблем не будет. Саакашвили на совместном брифинге с Трухановым заверил, что гостям в Одессе будет спокойнее: «Говорят, что в Одессе опасно, а в Киеве – безопасно. Это при том, что за последнее время в Киеве произошло несколько громких убийств и терактов, таких как убийство Павла Шеремета. Меня не радует, что в Киеве опасно, но там реально намного опаснее, чем в Одессе», – сказал Саакашвили.

А вот над сооружением крытой арены Одессе придется поработать. Проводить Евровидение в Одессе предлагают на футбольном стадионе «Черноморец», который был открыт еще в 1936 году, а в 2011 – реконструирован. Его придется модернизировать и достроить временную крышу. Ответственным за строительство назначили молодого вице-мэра Павла Вугельмана. На презентации одесского проекта в Киеве он рассказал, что совершенствовать Черноморец будет швейцарская компания Nssli с 75-летним опытом работы, которая строила спортивные объекты на пяти Олимпийских играх и трижды принимала участие в подготовке к Евровидению. Кроме швейцарских специалистов Одесса обещает привлечь также и немецких – из компании Neumann&Mller, которые готовы обеспечить Евровидение концертным оборудованием.

Официальный сайт стадиона «Черноморец» представил такие актуальные данные:

34164 – вместимость стадиона;

493 места для прессы;

98 мест для людей с ограниченными возможностями (в том числе и для тех, кто их сопровождает – 48);

60 корпоративных лож (1602 места);

558 мест на VIP трибуне для почетный гостей;

на 68 представителей СМИ рассчитан конференц-зал стадиона;

1020 – количество посадочных мест в ресторанах, барах и кафе стадиона;

449 паркомест в подземном паркинге.

Следующее требование – достаточное количество мест для делегаций, гостей и прессы – тоже, наверное, не станет препятствием для Одессы, которая привыкла к туристам. Согласно данным Агентства по вопросам инвестиций и развития Одесской ОГА, по состоянию на сентябрь 2015 года в Одессе насчитывается 276 гостиниц с номерным фондом 7 тысяч номеров на 16,5 тысяч мест. В области – еще 489 отелей с номерным фондом более 12 тысяч номеров на более, чем 28 тысяч мест.

Одесские руководители отмечают, что по инфраструктуре Одесса не уступает другим претендентам. «Сейчас одесский аэропорт приближается к уровню аэропорта «Борисполь». Кроме того, мы ведем переговоры с рядом лоукостеров. Будут субсидироваться чартерные рейсы, поэтому цены на билеты будут низкими. Мы получили гарантию, что в марте следующего года откроется новый авиа-терминал», – заверил Михеил Саакашвили.

Павел Вугельман считает, что зоной для гостей станет знаменитый Приморский бульвар и склоны под ним, а также парк Шевченко, в котором, собственно, расположен и стадион «Черноморец». К тому же не следует забывать и об Одесском морском вокзале, где смогут одновременно пришвартоваться 5 морских лайнеров, а это еще 15 тысяч мест для гостей Евровидения.

Как видим, у нас не будет причин волноваться за престиж Украины как хозяина Евровидения в любом случае. Вопрос сейчас стоит немного иначе – для кого это сейчас важнее? И он, очевидно, риторический. У нас временно забрали Крым и это стало толчком для еще большего расцвета Одессы и ее патриотической сплоченности. А Евровидение-2017 поднимет нашу «жемчужную у моря» уже на высший уровень – как ни как, а нашелся повод выделить деньги на улучшение инфраструктуры и проконтролировать их. Конечно, атмосфера Одессы уже стала брендом у нас и наших соседей, однако хочется, чтобы она стала брендом также и для всей Европы.

Юлия Горбань, Киев

Хвыля

Евровидение: Плюсы и минусы Киева, Днепра и ОдессыЕвровидение: Плюсы и минусы Киева, Днепра и Одессы

Юлиана Скибицкая

В среду, 27 июля, в Украине окончательно определят город, где будет проходить Евровидение-2017. В полуфинал вышли три города — Киев, Днепр и Одесса. Конкурсный отбор будет проходить в четыре этапа: первый этап предполагает подачу заявок всеми городами-претендентами, второй — предварительный анализ заявок организаторами конкурса. Во время третьего этапа города-претенденты представят свои заявки, а с 22 июля по 1 августа (четвертый этап) члены оргкомитета и Европейского вещательного союза проведут инспекцию городов.

strana.ua решила проанализировать плюсы и минусы полуфиналистов.

Днепр

Плюсы: в первую очередь, в Днепре уже есть готовая арена для проведения конкурса. Это дворец спорта «Метеор», который может вместить 9,5 тыс. зрителей. Его нужно реконструировать, но после он будет полностью отвечать требованиям Евровидения.

Вторым аргументом за можно считать то, что Днепр готов софинансировать подготовку к конкурсу. На развитие городской инфраструктуры есть возможность потратить 500 млн грн. По словам мэра города Бориса Филатова, эту сумму можно будет снять с банковских счетов, на которые ранее были положены свободные средства муниципального бюджета.

Третий плюс города — инфраструктура. Здесь ключевой является набережная Днепра — самая длинная в Европе. Здесь планируют разместить фан-зону. Также в Днепре нет недостатка в гостиницах.

Минусы: аэропорт. Он, безусловно, не дотягивает до европейского уровня. Власти планируют его реконструировать, а также заручиться поддержкой запорожского аэропорта, который всего в 80 км от Днепра. Но и запорожский аэропорт находится в очень плачевном состоянии.

Близость к зоне АТО. Пожалуй, один из главных минусов Днепра. Хотя в своем презентационном ролике, Днепр делал акцент как раз на то, что в 2014 году именно его жители не пустили дальше сепаратистов. Но это вряд ли даст бонусов в глазах европейцев. А близость к зоне АТО наоборот, может их отпугнуть.

Одесса

Плюсы: развитая инфраструктура. Поскольку Одесса туристический город, здесь нет проблем с гостиницами. Разместить всех желающих побывать на Евровидении, Одесса явно сможет.

Курортный город на берегу моря. Это, безусловно, плюс Одессы. Здесь не проблема развлечь гостей, да и море тоже понравится европейцам. Тем более, Одесса — один из самых красивых городов Украины.

Хороший аэропорт и ж/д вокзал. В этом плане, Одесса уступает только Киеву.

Еще одним плюсом в копилку Одессы можно считать опыт в экранизации конкурса. «Это один из самых несложных вопросов — вести трансляцию в Одессе сразу в нескольких местах», — считает продюсер Эдуард Остапчук. И правда, в Одессе уже есть опыт «экранизации» Потёмкинской и Ланжероновской лестниц, не должно составить труда установить экраны на площадях жилмассивов Таирова и посёлка Котовского.

Ну и наконец, за Одессу вступилась Джамала. Это, конечно, не самый главный плюс, но, тем не менее, еще один небольшой бонус.

Минусы: отсутствие площадки. Дворец спорта в Одессе может вместить не более пяти тысяч человек, а по правилам конкурса, холл должен вмещать не меньше десяти тысяч. Есть стадион «Черноморец», который вмещает 35 тысяч людей, но это открытая площадка. А потому, вариантов два — или над стадионом возведут временную крышу, или же будут строить новую площадку.

Плохое транспортное сообщение. В Одессе нет метро, троллейбусный парк достаточно изношен, а по городу ездят спринтеры, которые вряд ли порадуют иностранцев. В мэрии планируют уже в 2016-м году запустить первую очередь скоростного трамвая, который соединит северные и южные части города. Но, как пишут местные издания, вряд ли это сильно разрядит транспортную напряженность.

Отсутствие опыта таких мероприятий. В отличие от Киева и Днепра, в Одессе не проходило то же Евро-2012. Город еще не сталкивался с такими масштабными мероприятиями, и ему могут просто не доверить конкурс.

Киев

Плюсы: статус столицы. За счет этого, Киев во многом выигрывает. Здесь два современных аэропорта — Борисполь и Киев; много гостиниц, развито транспортное сообщение — метро, общественный транспорт, городская электричка. К плюсам можно еще отнести запуск Uber — европейцам этот сервис такси хорошо знаком и пользуется популярностью. Да и вообще, традиционно конкурс всегда проходит в столице — хоть это и не прописано в правилах.

Опыт проведения Евровидения и Евро. Из всех финалистов, Киев самый опытный в плане таких мероприятий. В 2005 году, после победы Русланы, Евровидение принимал Киев, да и с Евро-2012 город справился.

Минусы: отсутствие площадки. Дворец спорта не подходит — как раз в мае в Киеве будет проходить чемпионат мира по хоккею. НСК Олимпийский подходит по всем параметрам, но накрывать крышей стадион — дорого.

Чемпионат мира по хоккею. Он будет проходить в Киеве в примерно те же временные рамки, что и Евровидение. И это создает дополнительные проблемы. Встал вопрос об отказе принимать чемпионат по хоккею. Впрочем, в Минспорте — против такого решения. Министр молодежи и спорта Украины Игорь Жданов уже поднял этот вопрос на правительственном комитете. Он рассказал об отсутствии другого места для проведения чемпионата мира, об имиджевых и материальных потерях, которые понесет Украина в случае отказа от организации соревнования.

Криминогенная ситуация. Как говорит глава Нацполиции Хатия Деканоидзе ситуация в Киеве не улучшилась с приходом новой полиции. Растет количество краж, нападений на улице и даже убийств. А после того, как в Киеве в самом центре взорвали Павла Шеремета, имидж Украины и столицы в мире, уже подпортился.

СтранаЮлиана Скибицкая

В среду, 27 июля, в Украине окончательно определят город, где будет проходить Евровидение-2017. В полуфинал вышли три города — Киев, Днепр и Одесса. Конкурсный отбор будет проходить в четыре этапа: первый этап предполагает подачу заявок всеми городами-претендентами, второй — предварительный анализ заявок организаторами конкурса. Во время третьего этапа города-претенденты представят свои заявки, а с 22 июля по 1 августа (четвертый этап) члены оргкомитета и Европейского вещательного союза проведут инспекцию городов.

strana.ua решила проанализировать плюсы и минусы полуфиналистов.

Днепр

Плюсы: в первую очередь, в Днепре уже есть готовая арена для проведения конкурса. Это дворец спорта «Метеор», который может вместить 9,5 тыс. зрителей. Его нужно реконструировать, но после он будет полностью отвечать требованиям Евровидения.

Вторым аргументом за можно считать то, что Днепр готов софинансировать подготовку к конкурсу. На развитие городской инфраструктуры есть возможность потратить 500 млн грн. По словам мэра города Бориса Филатова, эту сумму можно будет снять с банковских счетов, на которые ранее были положены свободные средства муниципального бюджета.

Третий плюс города — инфраструктура. Здесь ключевой является набережная Днепра — самая длинная в Европе. Здесь планируют разместить фан-зону. Также в Днепре нет недостатка в гостиницах.

Минусы: аэропорт. Он, безусловно, не дотягивает до европейского уровня. Власти планируют его реконструировать, а также заручиться поддержкой запорожского аэропорта, который всего в 80 км от Днепра. Но и запорожский аэропорт находится в очень плачевном состоянии.

Близость к зоне АТО. Пожалуй, один из главных минусов Днепра. Хотя в своем презентационном ролике, Днепр делал акцент как раз на то, что в 2014 году именно его жители не пустили дальше сепаратистов. Но это вряд ли даст бонусов в глазах европейцев. А близость к зоне АТО наоборот, может их отпугнуть.

Одесса

Плюсы: развитая инфраструктура. Поскольку Одесса туристический город, здесь нет проблем с гостиницами. Разместить всех желающих побывать на Евровидении, Одесса явно сможет.

Курортный город на берегу моря. Это, безусловно, плюс Одессы. Здесь не проблема развлечь гостей, да и море тоже понравится европейцам. Тем более, Одесса — один из самых красивых городов Украины.

Хороший аэропорт и ж/д вокзал. В этом плане, Одесса уступает только Киеву.

Еще одним плюсом в копилку Одессы можно считать опыт в экранизации конкурса. «Это один из самых несложных вопросов — вести трансляцию в Одессе сразу в нескольких местах», — считает продюсер Эдуард Остапчук. И правда, в Одессе уже есть опыт «экранизации» Потёмкинской и Ланжероновской лестниц, не должно составить труда установить экраны на площадях жилмассивов Таирова и посёлка Котовского.

Ну и наконец, за Одессу вступилась Джамала. Это, конечно, не самый главный плюс, но, тем не менее, еще один небольшой бонус.

Минусы: отсутствие площадки. Дворец спорта в Одессе может вместить не более пяти тысяч человек, а по правилам конкурса, холл должен вмещать не меньше десяти тысяч. Есть стадион «Черноморец», который вмещает 35 тысяч людей, но это открытая площадка. А потому, вариантов два — или над стадионом возведут временную крышу, или же будут строить новую площадку.

Плохое транспортное сообщение. В Одессе нет метро, троллейбусный парк достаточно изношен, а по городу ездят спринтеры, которые вряд ли порадуют иностранцев. В мэрии планируют уже в 2016-м году запустить первую очередь скоростного трамвая, который соединит северные и южные части города. Но, как пишут местные издания, вряд ли это сильно разрядит транспортную напряженность.

Отсутствие опыта таких мероприятий. В отличие от Киева и Днепра, в Одессе не проходило то же Евро-2012. Город еще не сталкивался с такими масштабными мероприятиями, и ему могут просто не доверить конкурс.

Киев

Плюсы: статус столицы. За счет этого, Киев во многом выигрывает. Здесь два современных аэропорта — Борисполь и Киев; много гостиниц, развито транспортное сообщение — метро, общественный транспорт, городская электричка. К плюсам можно еще отнести запуск Uber — европейцам этот сервис такси хорошо знаком и пользуется популярностью. Да и вообще, традиционно конкурс всегда проходит в столице — хоть это и не прописано в правилах.

Опыт проведения Евровидения и Евро. Из всех финалистов, Киев самый опытный в плане таких мероприятий. В 2005 году, после победы Русланы, Евровидение принимал Киев, да и с Евро-2012 город справился.

Минусы: отсутствие площадки. Дворец спорта не подходит — как раз в мае в Киеве будет проходить чемпионат мира по хоккею. НСК Олимпийский подходит по всем параметрам, но накрывать крышей стадион — дорого.

Чемпионат мира по хоккею. Он будет проходить в Киеве в примерно те же временные рамки, что и Евровидение. И это создает дополнительные проблемы. Встал вопрос об отказе принимать чемпионат по хоккею. Впрочем, в Минспорте — против такого решения. Министр молодежи и спорта Украины Игорь Жданов уже поднял этот вопрос на правительственном комитете. Он рассказал об отсутствии другого места для проведения чемпионата мира, об имиджевых и материальных потерях, которые понесет Украина в случае отказа от организации соревнования.

Криминогенная ситуация. Как говорит глава Нацполиции Хатия Деканоидзе ситуация в Киеве не улучшилась с приходом новой полиции. Растет количество краж, нападений на улице и даже убийств. А после того, как в Киеве в самом центре взорвали Павла Шеремета, имидж Украины и столицы в мире, уже подпортился.

Страна

Евровидение-2017 в Украине: основные вопросы и проблемы по организации конкурсаЕвровидение-2017 в Украине: основные вопросы и проблемы по организации конкурса

Юлиана Скибицкая

Победа Джамалы на Евровидении принесла Украине право уже второй раз проводить у себя европейский конкурс. Подготовка к конкурсу уже стартовала. Пока, правда, в основном на уровне разговоров. strana.ua проанализировала, как стартовал процесс в Украине и какие проблемы нам необходимо решить.

1. Какой город выбрать?

Дискуссия, где должно проходить Евровидение-2017, возникла на ровном месте. В 2005 году такой проблемы не было — изначально было понятно, что конкурс пройдет в столице. Сразу после победы Джамалы, в украинском Facebook появилась идея провести конкурс на родине певицы — в Крыму. Впрочем, понятно, что это скорей элемент «троллинга» россиян.

Но теперь за право провести главный музыкальный конкурс Европы, борются несколько городов. Мэр Днепропетровска Борис Филатов предлагает провести Евровидение на своей вотчине — ведь, по его словам, это «русскоязычный город, остановивший «русский мир», «южная столица» Российской империи, заколотившая в гроб «Новороссию».

Мэр и губернатор Херсона в унисон заявили, что проведение Евровидения станет отличным стимулом для приграничного города и докажет, что Херсон — это Европа. Тоже готовят обращение к президенту. Мэр Одессы Геннадий Труханов предлагает провести конкурс у него в городе. Ну а сама Джамала высказалась за три города — Киев, Львов и Одессу.

Почему города так активно выступают за проведение Евровидения — понятно. Большую часть расходов за проведение конкурса на себя берет Европейский вещательный союз. А поскольку речь идет о больших деньгах, естественно, каждый мэр хотел бы их освоить. Плюс — это повысит туристическую привлекательность города.

Традиционно, конкурс проводится в столицах — но в правилах Евровидения это не прописано. Поэтому теоретически, шансы есть даже у Херсона. Впрочем, мэр Киева Виталий Кличко уверен, что конкурс пройдет в Киеве. Так же думают и в комитете Верховной Рады по вопросам культуры. «Насколько мне известно, финал всегда проходит в столице. Хотя понятно, что многие города хотели бы принять конкурс», — сказал «Стране» замглавы комитета Виктор Еленский.

2. Где взять деньги?

Существенную часть трат на проведение конкурса традиционно берёт на себя «Большая пятёрка» — Великобритания, Франция, Испания, Германия и Италия (членские взносы рассчитываются индивидуально, в зависимости от уровня развития экономики в стране, численности населения и других факторов). Им автоматически гарантируется выход в финал Евровидения. Считается, что эти страны оплачивают 30—50% ежегодных расходов на проведение конкурса.

По экспертным оценкам, городам-организаторам проведение конкурса обходится в десятки миллионов евро. Самыми дорогими конкурсами «Евровидения» считаются шоу в Копенгагене в 2014 году ($60 млн), Баку в 2012-м ($46 млн), Москве в 2009-м ($44 млн).

«В среду у нас будет заседание комитета, где мы будем понимать вопросы финансирования. Часть возьмет на себя государство, часть, мы надеемся, что спонсоры», — говорит Еленский.

В 2005 году Украина потратила на проведение Евровидения 17 млн долларов. Организаторы вложили в конкурс около 10 млн долларов. А после окончания конкурса госфининспекция не досчиталась еще 36 млн грн.

По мнению Яники Мерило, советницы министра инфраструктуры, затраты Украины могут составить от 8 до 15 млн. евро. Она уверена, что прибыль от продажи билетов может покрыть примерно 75% из расходов.

В мэрии Киева пока не знают, сколько денег будет потрачено на мероприятие. Директор «Первого национального» Зураб Аласания уверяет, что Украина потратит меньше, чем Швеция в этом году — то есть, меньше 20 млн. евро.

При этом Евровидение сложно назвать прибыльным конкурсом. Некоторые страны даже периодически отказываются там участвовать, потому что не могут найти средства на организацию «Евровидения» в случае победы их участника. Так, к примеру, решили поступить Сербия, Болгария, Хорватия и Кипр. В этом году от участия в конкурсе «по финансовым причинам» отказалась Португалия.

3. Где провести дешевле?

Львиная доля растрат, которую предстоит взять на себя Украине, придется на развитие инфраструктуры. Еще и поэтому за право проводить у себя конкурс борются несколько городов. О европейской инфраструктуре заявил, в частности Филатов. В Херсоне вообще высказались очень прямо. «Нам нужен развитый аэропорт, современные дороги, европейская инфраструктура для приглашения гостей», — заявил губернатор области Андрей Гордеев.

Киев в этом плане более рентабелен. «Уверен, что то задание, которое есть, — организация конкурса, обеспечения правопорядка, инфраструктуры, транспортного сообщения для гостей, — мы выполним на 100%», — написал в Facebook мэр Киева Виталий Кличко.

В качестве площадки для проведения шоу рассматривается НСК «Олимпийский» — в этом случае, Украина побьет рекорд по количеству зрителей («Олимпийский» вмещает 50 тысяч человек). Но успеет ли Украина подготовить стадион — вопрос. Поэтому возможен и Дворец Спорта, в котором проходил конкурс в 2005 году (он вмещает 12 тысяч людей). Открытые площадки типа Майдана Независимости (его предлагали пользователи соцсетей) сходу не рассматриваются — по правилам конкурса, площадка должна быть крытой. Над «Олимпийским», в таком случае, могут натянуть временную крышу.

Замглавы киевской горадминистрации Анна Старостенко рассказала «Стране», что в мэрии уже задумались о проведении конкурса. «У нашего города уже сформировалась серьезная инфраструктурная база для организации подобных мероприятий международного уровня с привлечением большого количества туристов — гостиницы, прямые авиасообщения со многими городами Европы и так далее», — говорит Старостенко.

Впрочем, она признает, что проблем в столице хватает. «Впереди еще много работы», — коротко резюмирует она. В мэрии обещают, что в приоритете безопасность, усовершенствование инфраструктуры, транспортной системы и разработка новых туристических маршрутов.

Помимо этого, необходимо наладить ситуации с дорогами, запустить новые автобусы на маршруты, и, возможно, увеличить их число. Также в Киеве острая проблема с парковками и велодорожками. Ну и в целом, важно подтянуть визуальный вид Киева. Европейцам вряд ли понравится мусор, разбитые тротуары, провокационные надписи на стенах и обилие рекламы.

4. Как быть с безопасностью?

Безопасность — это один из ключевых вопросов, который беспокоит европейцев. Не случайно организаторы подчеркнули этот момент сразу после победы Джамалы. Хоть они и выразили уверенность, что Украина обеспечит безопасность Евровидения 2017, очевидно, что этот вопрос волнует организаторов конкурса.

Особенно вызывает беспокойство ухудшающаяся криминогенная обстановка в стране. Даже глава Нацполиции Хатия Деканоидзе признает, что ситуация в Киеве не улучшилась с приходом новой полиции. Растет количество краж, нападений на улице и даже убийств. Все это может серьезно подпортить имидж Украины и Киева.

5. Как быть с Россией

Несмотря на то, что Евровидение четко показало, что жители России и Украины не чувствуют друг к другу взаимной ненависти, на уровне политиков все противоположно. Еще до победы Джамалы, в Украине заявили, что откажутся от участия в конкурсе, если выиграет россиянин Сергей Лазарев. В России пока отказываться не планируют. Наоборот, строят планы кого послать. Из наиболее оригинальных идей — отправить на конкурс Шнура, которые «если и не выиграет, то всех пошлет». Или Кобзона с песней «1945». Или, например, какого-то певца с песней «1943», посвященной волынской резне, которую устроила ОУН-УПА против поляков.

Народный депутат Антон Геращенко заявил, что россиян будут пускать по ответу на вопрос «скажи мне чей Крым». Въезд в Украину разрешат только тем, кто признает факт аннексии Крыма и оккупации Донбасса. Не совсем понятно, как Геращенко планирует это проверять, впрочем, далеко не всегда его инициативы продвигались дальше слов.

Но вот черный список российских артистов остается актуальным, а потому непонятно, как будет действовать Украина. Ведь что делать, например, с Филиппом Киркоровым, постоянным наставников российских участников, который выступал в аннексированном Крыму? Или с Иосифом Пригожиным и другими запрещенными артистами? В России уже заявили, что это не прерогатива Киева — решать, кого пускать на Евровидение. Правила едины для всех участниц, а потому, Украине возможно придется совсем отменить эти списки. Если на то будет политическая воля.

Ну, и наконец, остается угроза со стороны радикальных кругов. В нынешних реалиях сложно представить людей на улицах Киева, размахивающих российскими флагами и чтоб при этом они не привлекли внимание парней в балаклавах и в камуфляже.

СтранаЮлиана Скибицкая

Победа Джамалы на Евровидении принесла Украине право уже второй раз проводить у себя европейский конкурс. Подготовка к конкурсу уже стартовала. Пока, правда, в основном на уровне разговоров. strana.ua проанализировала, как стартовал процесс в Украине и какие проблемы нам необходимо решить.

1. Какой город выбрать?

Дискуссия, где должно проходить Евровидение-2017, возникла на ровном месте. В 2005 году такой проблемы не было — изначально было понятно, что конкурс пройдет в столице. Сразу после победы Джамалы, в украинском Facebook появилась идея провести конкурс на родине певицы — в Крыму. Впрочем, понятно, что это скорей элемент «троллинга» россиян.

Но теперь за право провести главный музыкальный конкурс Европы, борются несколько городов. Мэр Днепропетровска Борис Филатов предлагает провести Евровидение на своей вотчине — ведь, по его словам, это «русскоязычный город, остановивший «русский мир», «южная столица» Российской империи, заколотившая в гроб «Новороссию».

Мэр и губернатор Херсона в унисон заявили, что проведение Евровидения станет отличным стимулом для приграничного города и докажет, что Херсон — это Европа. Тоже готовят обращение к президенту. Мэр Одессы Геннадий Труханов предлагает провести конкурс у него в городе. Ну а сама Джамала высказалась за три города — Киев, Львов и Одессу.

Почему города так активно выступают за проведение Евровидения — понятно. Большую часть расходов за проведение конкурса на себя берет Европейский вещательный союз. А поскольку речь идет о больших деньгах, естественно, каждый мэр хотел бы их освоить. Плюс — это повысит туристическую привлекательность города.

Традиционно, конкурс проводится в столицах — но в правилах Евровидения это не прописано. Поэтому теоретически, шансы есть даже у Херсона. Впрочем, мэр Киева Виталий Кличко уверен, что конкурс пройдет в Киеве. Так же думают и в комитете Верховной Рады по вопросам культуры. «Насколько мне известно, финал всегда проходит в столице. Хотя понятно, что многие города хотели бы принять конкурс», — сказал «Стране» замглавы комитета Виктор Еленский.

2. Где взять деньги?

Существенную часть трат на проведение конкурса традиционно берёт на себя «Большая пятёрка» — Великобритания, Франция, Испания, Германия и Италия (членские взносы рассчитываются индивидуально, в зависимости от уровня развития экономики в стране, численности населения и других факторов). Им автоматически гарантируется выход в финал Евровидения. Считается, что эти страны оплачивают 30—50% ежегодных расходов на проведение конкурса.

По экспертным оценкам, городам-организаторам проведение конкурса обходится в десятки миллионов евро. Самыми дорогими конкурсами «Евровидения» считаются шоу в Копенгагене в 2014 году ($60 млн), Баку в 2012-м ($46 млн), Москве в 2009-м ($44 млн).

«В среду у нас будет заседание комитета, где мы будем понимать вопросы финансирования. Часть возьмет на себя государство, часть, мы надеемся, что спонсоры», — говорит Еленский.

В 2005 году Украина потратила на проведение Евровидения 17 млн долларов. Организаторы вложили в конкурс около 10 млн долларов. А после окончания конкурса госфининспекция не досчиталась еще 36 млн грн.

По мнению Яники Мерило, советницы министра инфраструктуры, затраты Украины могут составить от 8 до 15 млн. евро. Она уверена, что прибыль от продажи билетов может покрыть примерно 75% из расходов.

В мэрии Киева пока не знают, сколько денег будет потрачено на мероприятие. Директор «Первого национального» Зураб Аласания уверяет, что Украина потратит меньше, чем Швеция в этом году — то есть, меньше 20 млн. евро.

При этом Евровидение сложно назвать прибыльным конкурсом. Некоторые страны даже периодически отказываются там участвовать, потому что не могут найти средства на организацию «Евровидения» в случае победы их участника. Так, к примеру, решили поступить Сербия, Болгария, Хорватия и Кипр. В этом году от участия в конкурсе «по финансовым причинам» отказалась Португалия.

3. Где провести дешевле?

Львиная доля растрат, которую предстоит взять на себя Украине, придется на развитие инфраструктуры. Еще и поэтому за право проводить у себя конкурс борются несколько городов. О европейской инфраструктуре заявил, в частности Филатов. В Херсоне вообще высказались очень прямо. «Нам нужен развитый аэропорт, современные дороги, европейская инфраструктура для приглашения гостей», — заявил губернатор области Андрей Гордеев.

Киев в этом плане более рентабелен. «Уверен, что то задание, которое есть, — организация конкурса, обеспечения правопорядка, инфраструктуры, транспортного сообщения для гостей, — мы выполним на 100%», — написал в Facebook мэр Киева Виталий Кличко.

В качестве площадки для проведения шоу рассматривается НСК «Олимпийский» — в этом случае, Украина побьет рекорд по количеству зрителей («Олимпийский» вмещает 50 тысяч человек). Но успеет ли Украина подготовить стадион — вопрос. Поэтому возможен и Дворец Спорта, в котором проходил конкурс в 2005 году (он вмещает 12 тысяч людей). Открытые площадки типа Майдана Независимости (его предлагали пользователи соцсетей) сходу не рассматриваются — по правилам конкурса, площадка должна быть крытой. Над «Олимпийским», в таком случае, могут натянуть временную крышу.

Замглавы киевской горадминистрации Анна Старостенко рассказала «Стране», что в мэрии уже задумались о проведении конкурса. «У нашего города уже сформировалась серьезная инфраструктурная база для организации подобных мероприятий международного уровня с привлечением большого количества туристов — гостиницы, прямые авиасообщения со многими городами Европы и так далее», — говорит Старостенко.

Впрочем, она признает, что проблем в столице хватает. «Впереди еще много работы», — коротко резюмирует она. В мэрии обещают, что в приоритете безопасность, усовершенствование инфраструктуры, транспортной системы и разработка новых туристических маршрутов.

Помимо этого, необходимо наладить ситуации с дорогами, запустить новые автобусы на маршруты, и, возможно, увеличить их число. Также в Киеве острая проблема с парковками и велодорожками. Ну и в целом, важно подтянуть визуальный вид Киева. Европейцам вряд ли понравится мусор, разбитые тротуары, провокационные надписи на стенах и обилие рекламы.

4. Как быть с безопасностью?

Безопасность — это один из ключевых вопросов, который беспокоит европейцев. Не случайно организаторы подчеркнули этот момент сразу после победы Джамалы. Хоть они и выразили уверенность, что Украина обеспечит безопасность Евровидения 2017, очевидно, что этот вопрос волнует организаторов конкурса.

Особенно вызывает беспокойство ухудшающаяся криминогенная обстановка в стране. Даже глава Нацполиции Хатия Деканоидзе признает, что ситуация в Киеве не улучшилась с приходом новой полиции. Растет количество краж, нападений на улице и даже убийств. Все это может серьезно подпортить имидж Украины и Киева.

5. Как быть с Россией

Несмотря на то, что Евровидение четко показало, что жители России и Украины не чувствуют друг к другу взаимной ненависти, на уровне политиков все противоположно. Еще до победы Джамалы, в Украине заявили, что откажутся от участия в конкурсе, если выиграет россиянин Сергей Лазарев. В России пока отказываться не планируют. Наоборот, строят планы кого послать. Из наиболее оригинальных идей — отправить на конкурс Шнура, которые «если и не выиграет, то всех пошлет». Или Кобзона с песней «1945». Или, например, какого-то певца с песней «1943», посвященной волынской резне, которую устроила ОУН-УПА против поляков.

Народный депутат Антон Геращенко заявил, что россиян будут пускать по ответу на вопрос «скажи мне чей Крым». Въезд в Украину разрешат только тем, кто признает факт аннексии Крыма и оккупации Донбасса. Не совсем понятно, как Геращенко планирует это проверять, впрочем, далеко не всегда его инициативы продвигались дальше слов.

Но вот черный список российских артистов остается актуальным, а потому непонятно, как будет действовать Украина. Ведь что делать, например, с Филиппом Киркоровым, постоянным наставников российских участников, который выступал в аннексированном Крыму? Или с Иосифом Пригожиным и другими запрещенными артистами? В России уже заявили, что это не прерогатива Киева — решать, кого пускать на Евровидение. Правила едины для всех участниц, а потому, Украине возможно придется совсем отменить эти списки. Если на то будет политическая воля.

Ну, и наконец, остается угроза со стороны радикальных кругов. В нынешних реалиях сложно представить людей на улицах Киева, размахивающих российскими флагами и чтоб при этом они не привлекли внимание парней в балаклавах и в камуфляже.

Страна