Громкие коррупционные скандалы июляГромкие коррупционные скандалы июля

Светлана Карабань, Евгений Якунов

Нынешнее лето оказалось жарким как для борцов с коррупцией, так и для самих коррупционеров. Почти каждый день из уст правоохранителей мы узнаем о громких задержаниях, имеем возможность созерцать выставленные в интернете фото с разложенными по столам и полам сотнями тысяч долларов, коллекциями часов и другими изъятыми у коррупционеров драгоценностями. Части фигурантов уголовных производств удалось убежать, кто-то нашел миллионы гривен для залога, другие — сидят.

Впрочем, за новыми скандальными разоблачениями не стоит забывать о предыдущих, чтобы победные реляции правоохранителей не оказались пустышкой, а преступники из-за халатности следствия не вышли на свободу.

Дело Александра Онищенко и «Укргазвидобування»

Если прокуратуре удастся привлечь Александра Онищенко к уголовной ответственности – он, по мнению многих экспертов, и будет именно той «крупной рыбой», для ловли которой и была создана разветвленная структура государственных органов по борьбе с коррупцией.

27 июля Юрий Луценко наконец подписал сообщение о подозрении Онищенко, а специализированная антикоррупционная прокуратура передала его адвокатам и родственникам нардепа. Как известно, ранее, 5 июля Верховная Рада дала согласие на привлечение к уголовной ответственности, задержание и арест нардепа Онищенко. Так, за привлечение к ответственности проголосовали 275 нардепов, за разрешение на задержание — 265, за разрешение на арест — 263.Впрочем, сам депутат, не ожидая результатов голосования, бежал из страны.

Онищенко подозревают в организации коррупционной схемы по реализации природного газа по заниженной цене по договорам совместной деятельности с ПАО «Украгазвидобування». По предварительным данным НАБУ, в результате разоблаченной газовой схемы государству был нанесен ущерб на уровне 3 млрд. грн, из которых 1,6 млрд. — это средства, полученные в результате перепродажи газа посредниками и выведенные через фиктивные предприятия. 1,3 млрд. грн — это неуплаченная сумма ренты за пользование недрами.

Эксперты считают, что в орбиту этого дела могут попасть и другие высокопоставленные чиновники и известные политики. В общем, дело расследуется по четырем статьям Уголовного кодекса, а именно: создание преступной организации, совершение преступления преступной организацией, присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением и фиктивное предпринимательство.

Сейчас прокуратура осуществляет предусмотренные УПК процедуры официального вызова нардепа для проведения следственных действий. После этого Онищенко будет объявлен в международный розыск. Сейчас, по информации правоохранительных органов, он скрывается в Российской Федерации. Другие 10 человек, проходящих в «газовом деле», арестованы судом на 60 суток.

«Янтарное» дело

Война с нелегальной добычей янтаря длится уже давно, но никаких результатов принятые меры не давали. Общественность связывала это с коррупцией во властных кабинетах и правоохранительных органах. Эта версия была подтверждена в ходе спецоперации, которую 4 июля провели ГПУ вместе с СБУ и Нацполиуией. В результате было задержано пять членов преступной организации, которая, по данным правоохранителей, занималась незаконными сделками по добыче янтаря.

По версии Генпрокуратуры, возглавляли в преступную схему заместитель прокурора Ривненской области Андрей Боровик и подполковник контрразведки местного управления СБУ Вадим Федорук. В целом преступная организация, в которую также входили работники правоохранительных органов региона, главы райгосадминистраций, руководители районных прокуратур, руководители лесхозов, а также представители криминалитета, по версии следствия, насчитывает 32 человека.

6 июля Голосеевский районный суд г. Киева удовлетворил ходатайство Главной военной прокуратуры Генеральной прокуратуры Украины и избрал организаторам и руководителям преступной организации следующие меры предосторожности: Федоруку — в виде содержания под стражей, с альтернативой внесения залога в размере 5 млн. 200 тыс. грн, а Боровику — содержание под стражей, с альтернативой внесения залога в размере 9 млн. 646 тыс. грн. Кроме того, бывшим сотрудникам райотделов Национальной полиции суд принял меры в виде содержания под стражей, с альтернативой внесения залога в размере 2 млн. 700 тыс. грн и 5 млн. грн. Воспользовались ли подозреваемые правом внесения залога, пока неизвестно.

Экс-заместитель Министра Здравоохранения Роман Василишин

Василишина задержали ночью 8 июля при попытке получения взятки. В прокуратуре сообщили, что чиновник систематически получал деньги от руководства урологического центра, расположенного в Александровской больнице в Киеве. Он лично координировал схему оплаты услуг пациентами наличными, без отражения в официальной отчетности. Сотрудники СБУ задокументировали, что чиновник еженедельно получал от 50 до 100 тысяч гривен, в зависимости от количества проведенных центром операций.

Одновременно был задержан и один из руководителей центра. Во время обысков у злоумышленников было изъято более 50 тыс. долл. США, 320 тыс. грн и 2,5 тыс. евро.

В этот же день Василишина отстранили от занимаемой должности в Минздраве, которую он занимал с ноября 2015 года.

Днепровский райсуд столицы избрал ему меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на 60 дней с возможностью внесения залога в сумме 2 млн. 856 гривен, 11 июля залог был внесен. Василишин до суда вышел на свободу.

Экс-чиновники НБУ

Экс-заместитель главы Нацбанка Алексей Ткаченко и бывший директор Генерального департамента банковского надзора Роман Яковлев были задержаны 13 июля. Обоим экс-чиновникам инкриминируется хищение путем злоупотребления служебным положением на сумму 787 млн. 396 тыс. 148 гривен. Есть и более тяжелые обвинения — обоим инкриминируют государственную измену.

14 июля Голосеевским судом Киева избрана мера пресечения Алексею Ткаченко присудили 60 суток заключения или 20 млн. гривен залога, а Роману Яковлеву — 60 суток заключения или 10 млн. гривен залога. При том, что обвинение требовало залога по 400 млн. грн.

Внесены ли залоги, пока неизвестно.

Дело застройщика Анатолия Войцеховского

Войцеховский был задержан 15 июля. Генпрокуратура открыла против него несколько уголовных дел по фактам организации и руководства организованной группой для самовольного захвата земельных участков в городе Киеве, использование их в 2004-2016 годах для незаконного строительства жилых и офисных комплексов, присвоение средств инвесторов в строительство и уклонении от уплаты налогов.

Войцеховского называют связующим звеном между 63 компаниями, которые входят в так называемую «Укогруп». Она строила в столице около 40 жилищных комплексов на самовольно занятых земельных участках. Сама группа имела признаки финансовой пирамиды и просуществовала почти 10 лет. По мнению экспертов, расследование этого дела может привести к высоким властным кабинетам, где крышевали застройщиков-махинаторов.

По данным КГГА, количество инвесторов, которые так и не смогут стать законными собственниками квартир — около десяти тысяч человек, что в 6 раз превышает количество обманутых в афере «Элита-Центр».

В ночь на 17 июля Печерский суд Киева назначил застройщику меру пресечения в виде двух месяцев тюрьмы с возможностью выйти под залог в 14 млн. грн. Прокуратура потребовала 50 миллионов залога.

26 июля Апелляционный суд должен был рассмотреть жалобу Войцеховского на арест. Однако заседание перенесли на 4 августа. Адвокат застройщика Юлиан Волошин утверждал, что подзащитный не имеет средств, необходимых для залога.

27 июля, за Анатолия Войцеховского таки внесли залог.

Мэры Бучи и Ирпеня

Скандал с незаконной распродажей рекреационных земель в двух курортных городах Киевской области назревал. Детонатором, в определенной степени, стали разборки в поселковом совете Коцюбинского.

21 июля ГПУ провела обыски у мэра Бучи Анатолия Федорука и мэра Ирпеня Владимира Карплюка по подозрению в незаконном выводе из лесного фонда участков площадью 890 га вблизи г. Буча, изменения их целевого назначения и дальнейшего перевода в земли жилой и общественной застройки. Во время обысков изъято значительное количество документов, которые указывают, что эти земли изначально незаконно выводились из лесного фонда, затем выдавались подставным лицам, после чего передавались в собственность и пользование родственникам должностных лиц бучанского и ирпенского горсовета.

За счет указанных выше земель лесохозяйственного назначения Бучанским городским советом в течение 2006-2012 годов незаконно отведены в собственность земельные участки ряде физических, в том числе подставных, лиц. Громкости скандалу добавил тот факт, что среди бенефициаров аферы всплыла фамилия бывшего первого заместителя председателя Верховной Рады Калетника, которому в результате сделки перепало 14 га земель лесного фонда.

Бучанский мэр Анатолий Федорук был задержан, с ним проводились следственные действия. Однако уже 22 июля он вышел на работу.

Зато мэр Ирпеня Владимир Карплюк, по информации СМИ, вместе со своей семьей бежал из страны. Сейчас он на связи, но не сообщает где находится «ради собственной безопасности», и не считает себя беглецом.

Дело «Охматдета»

И еще одна афера, о которой долгое время не уставала говорить общественность. 21 июля СБУ сообщила, что разоблачила разворовывание чиновниками и предпринимателями более девяти миллионов гривен на киевской детской больнице «Охматдет».

По материалам следствия, в течение 2012-2014 годов государственное предприятие «Укрмедпроектбуд» получило из бюджета средства на закупку медицинского оборудования и достройку детской больницы. На эти деньги чиновники заключили договор с коммерческой структурой ООО «Укрпрофмед». Сотрудники спецслужбы установили, что по предварительному сговору с должностными лицами бизнесмены искусственно завысили стоимость оборудования и работ на 9,2 миллиона гривен.

Во время обысков в офисах и по местам жительства в шести фигурантов дела правоохранители изъяли документы, печати и другие доказательства, которые доказывают хищение государственных средств, выделенных детской больнице.

В ходе досудебного расследования было установлено, что к совершению преступлений причастны три бывших директора ГП «Укрмедрпроектбуд» и ООО «Укрпрофмед», 27 июля им было объявлено подозрение.

28 июля Печерским районным судом г. Киева двум экс-директорам избрана мера пресечения, одному в виде содержания под стражей с альтернативой внесения залога в размере 3 миллиона 834 тысячи гривен, второму — круглосуточный домашний арест.

Третьему фигуранту дела меру пресечения не избрали — он находится в столичной больнице.

Налоговики-миллионеры

27 июля детективы НАБУ совместно с сотрудниками Департамента защиты экономики Нацполиции задержали двух должностных лиц налоговой инспекции одного из районов г. Киева — следователя и начальника следственного управления финансовых расследований, а также адвоката, который выполнял роль посредника. Им инкриминируют получение неправомерной выгоды — вымогательство 36 тыс. долларов США от предпринимателя города Киева. Чиновники задержаны во время передачи части указанной суммы, а именно 10 тыс. долларов США.

Однако общественный резонанс вызвал не сам факт получения взятки, а сумма средств в иностранной валюте, которую обнаружили при обысках в служебных кабинетах рядовых, казалось бы, налоговиков. У одного из задержанных, например, изъяли около 1,7 млн. грн., 33 тыс. фунтов стерлингов, 112 тыс. евро и 270 тыс. долларов США.

Как сообщили правоохранители, сейчас, сейчас источники происхождения средств проверяются.

УкринформСветлана Карабань, Евгений Якунов

Нынешнее лето оказалось жарким как для борцов с коррупцией, так и для самих коррупционеров. Почти каждый день из уст правоохранителей мы узнаем о громких задержаниях, имеем возможность созерцать выставленные в интернете фото с разложенными по столам и полам сотнями тысяч долларов, коллекциями часов и другими изъятыми у коррупционеров драгоценностями. Части фигурантов уголовных производств удалось убежать, кто-то нашел миллионы гривен для залога, другие — сидят.

Впрочем, за новыми скандальными разоблачениями не стоит забывать о предыдущих, чтобы победные реляции правоохранителей не оказались пустышкой, а преступники из-за халатности следствия не вышли на свободу.

Дело Александра Онищенко и «Укргазвидобування»

Если прокуратуре удастся привлечь Александра Онищенко к уголовной ответственности – он, по мнению многих экспертов, и будет именно той «крупной рыбой», для ловли которой и была создана разветвленная структура государственных органов по борьбе с коррупцией.

27 июля Юрий Луценко наконец подписал сообщение о подозрении Онищенко, а специализированная антикоррупционная прокуратура передала его адвокатам и родственникам нардепа. Как известно, ранее, 5 июля Верховная Рада дала согласие на привлечение к уголовной ответственности, задержание и арест нардепа Онищенко. Так, за привлечение к ответственности проголосовали 275 нардепов, за разрешение на задержание — 265, за разрешение на арест — 263.Впрочем, сам депутат, не ожидая результатов голосования, бежал из страны.

Онищенко подозревают в организации коррупционной схемы по реализации природного газа по заниженной цене по договорам совместной деятельности с ПАО «Украгазвидобування». По предварительным данным НАБУ, в результате разоблаченной газовой схемы государству был нанесен ущерб на уровне 3 млрд. грн, из которых 1,6 млрд. — это средства, полученные в результате перепродажи газа посредниками и выведенные через фиктивные предприятия. 1,3 млрд. грн — это неуплаченная сумма ренты за пользование недрами.

Эксперты считают, что в орбиту этого дела могут попасть и другие высокопоставленные чиновники и известные политики. В общем, дело расследуется по четырем статьям Уголовного кодекса, а именно: создание преступной организации, совершение преступления преступной организацией, присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением и фиктивное предпринимательство.

Сейчас прокуратура осуществляет предусмотренные УПК процедуры официального вызова нардепа для проведения следственных действий. После этого Онищенко будет объявлен в международный розыск. Сейчас, по информации правоохранительных органов, он скрывается в Российской Федерации. Другие 10 человек, проходящих в «газовом деле», арестованы судом на 60 суток.

«Янтарное» дело

Война с нелегальной добычей янтаря длится уже давно, но никаких результатов принятые меры не давали. Общественность связывала это с коррупцией во властных кабинетах и правоохранительных органах. Эта версия была подтверждена в ходе спецоперации, которую 4 июля провели ГПУ вместе с СБУ и Нацполиуией. В результате было задержано пять членов преступной организации, которая, по данным правоохранителей, занималась незаконными сделками по добыче янтаря.

По версии Генпрокуратуры, возглавляли в преступную схему заместитель прокурора Ривненской области Андрей Боровик и подполковник контрразведки местного управления СБУ Вадим Федорук. В целом преступная организация, в которую также входили работники правоохранительных органов региона, главы райгосадминистраций, руководители районных прокуратур, руководители лесхозов, а также представители криминалитета, по версии следствия, насчитывает 32 человека.

6 июля Голосеевский районный суд г. Киева удовлетворил ходатайство Главной военной прокуратуры Генеральной прокуратуры Украины и избрал организаторам и руководителям преступной организации следующие меры предосторожности: Федоруку — в виде содержания под стражей, с альтернативой внесения залога в размере 5 млн. 200 тыс. грн, а Боровику — содержание под стражей, с альтернативой внесения залога в размере 9 млн. 646 тыс. грн. Кроме того, бывшим сотрудникам райотделов Национальной полиции суд принял меры в виде содержания под стражей, с альтернативой внесения залога в размере 2 млн. 700 тыс. грн и 5 млн. грн. Воспользовались ли подозреваемые правом внесения залога, пока неизвестно.

Экс-заместитель Министра Здравоохранения Роман Василишин

Василишина задержали ночью 8 июля при попытке получения взятки. В прокуратуре сообщили, что чиновник систематически получал деньги от руководства урологического центра, расположенного в Александровской больнице в Киеве. Он лично координировал схему оплаты услуг пациентами наличными, без отражения в официальной отчетности. Сотрудники СБУ задокументировали, что чиновник еженедельно получал от 50 до 100 тысяч гривен, в зависимости от количества проведенных центром операций.

Одновременно был задержан и один из руководителей центра. Во время обысков у злоумышленников было изъято более 50 тыс. долл. США, 320 тыс. грн и 2,5 тыс. евро.

В этот же день Василишина отстранили от занимаемой должности в Минздраве, которую он занимал с ноября 2015 года.

Днепровский райсуд столицы избрал ему меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на 60 дней с возможностью внесения залога в сумме 2 млн. 856 гривен, 11 июля залог был внесен. Василишин до суда вышел на свободу.

Экс-чиновники НБУ

Экс-заместитель главы Нацбанка Алексей Ткаченко и бывший директор Генерального департамента банковского надзора Роман Яковлев были задержаны 13 июля. Обоим экс-чиновникам инкриминируется хищение путем злоупотребления служебным положением на сумму 787 млн. 396 тыс. 148 гривен. Есть и более тяжелые обвинения — обоим инкриминируют государственную измену.

14 июля Голосеевским судом Киева избрана мера пресечения Алексею Ткаченко присудили 60 суток заключения или 20 млн. гривен залога, а Роману Яковлеву — 60 суток заключения или 10 млн. гривен залога. При том, что обвинение требовало залога по 400 млн. грн.

Внесены ли залоги, пока неизвестно.

Дело застройщика Анатолия Войцеховского

Войцеховский был задержан 15 июля. Генпрокуратура открыла против него несколько уголовных дел по фактам организации и руководства организованной группой для самовольного захвата земельных участков в городе Киеве, использование их в 2004-2016 годах для незаконного строительства жилых и офисных комплексов, присвоение средств инвесторов в строительство и уклонении от уплаты налогов.

Войцеховского называют связующим звеном между 63 компаниями, которые входят в так называемую «Укогруп». Она строила в столице около 40 жилищных комплексов на самовольно занятых земельных участках. Сама группа имела признаки финансовой пирамиды и просуществовала почти 10 лет. По мнению экспертов, расследование этого дела может привести к высоким властным кабинетам, где крышевали застройщиков-махинаторов.

По данным КГГА, количество инвесторов, которые так и не смогут стать законными собственниками квартир — около десяти тысяч человек, что в 6 раз превышает количество обманутых в афере «Элита-Центр».

В ночь на 17 июля Печерский суд Киева назначил застройщику меру пресечения в виде двух месяцев тюрьмы с возможностью выйти под залог в 14 млн. грн. Прокуратура потребовала 50 миллионов залога.

26 июля Апелляционный суд должен был рассмотреть жалобу Войцеховского на арест. Однако заседание перенесли на 4 августа. Адвокат застройщика Юлиан Волошин утверждал, что подзащитный не имеет средств, необходимых для залога.

27 июля, за Анатолия Войцеховского таки внесли залог.

Мэры Бучи и Ирпеня

Скандал с незаконной распродажей рекреационных земель в двух курортных городах Киевской области назревал. Детонатором, в определенной степени, стали разборки в поселковом совете Коцюбинского.

21 июля ГПУ провела обыски у мэра Бучи Анатолия Федорука и мэра Ирпеня Владимира Карплюка по подозрению в незаконном выводе из лесного фонда участков площадью 890 га вблизи г. Буча, изменения их целевого назначения и дальнейшего перевода в земли жилой и общественной застройки. Во время обысков изъято значительное количество документов, которые указывают, что эти земли изначально незаконно выводились из лесного фонда, затем выдавались подставным лицам, после чего передавались в собственность и пользование родственникам должностных лиц бучанского и ирпенского горсовета.

За счет указанных выше земель лесохозяйственного назначения Бучанским городским советом в течение 2006-2012 годов незаконно отведены в собственность земельные участки ряде физических, в том числе подставных, лиц. Громкости скандалу добавил тот факт, что среди бенефициаров аферы всплыла фамилия бывшего первого заместителя председателя Верховной Рады Калетника, которому в результате сделки перепало 14 га земель лесного фонда.

Бучанский мэр Анатолий Федорук был задержан, с ним проводились следственные действия. Однако уже 22 июля он вышел на работу.

Зато мэр Ирпеня Владимир Карплюк, по информации СМИ, вместе со своей семьей бежал из страны. Сейчас он на связи, но не сообщает где находится «ради собственной безопасности», и не считает себя беглецом.

Дело «Охматдета»

И еще одна афера, о которой долгое время не уставала говорить общественность. 21 июля СБУ сообщила, что разоблачила разворовывание чиновниками и предпринимателями более девяти миллионов гривен на киевской детской больнице «Охматдет».

По материалам следствия, в течение 2012-2014 годов государственное предприятие «Укрмедпроектбуд» получило из бюджета средства на закупку медицинского оборудования и достройку детской больницы. На эти деньги чиновники заключили договор с коммерческой структурой ООО «Укрпрофмед». Сотрудники спецслужбы установили, что по предварительному сговору с должностными лицами бизнесмены искусственно завысили стоимость оборудования и работ на 9,2 миллиона гривен.

Во время обысков в офисах и по местам жительства в шести фигурантов дела правоохранители изъяли документы, печати и другие доказательства, которые доказывают хищение государственных средств, выделенных детской больнице.

В ходе досудебного расследования было установлено, что к совершению преступлений причастны три бывших директора ГП «Укрмедрпроектбуд» и ООО «Укрпрофмед», 27 июля им было объявлено подозрение.

28 июля Печерским районным судом г. Киева двум экс-директорам избрана мера пресечения, одному в виде содержания под стражей с альтернативой внесения залога в размере 3 миллиона 834 тысячи гривен, второму — круглосуточный домашний арест.

Третьему фигуранту дела меру пресечения не избрали — он находится в столичной больнице.

Налоговики-миллионеры

27 июля детективы НАБУ совместно с сотрудниками Департамента защиты экономики Нацполиции задержали двух должностных лиц налоговой инспекции одного из районов г. Киева — следователя и начальника следственного управления финансовых расследований, а также адвоката, который выполнял роль посредника. Им инкриминируют получение неправомерной выгоды — вымогательство 36 тыс. долларов США от предпринимателя города Киева. Чиновники задержаны во время передачи части указанной суммы, а именно 10 тыс. долларов США.

Однако общественный резонанс вызвал не сам факт получения взятки, а сумма средств в иностранной валюте, которую обнаружили при обысках в служебных кабинетах рядовых, казалось бы, налоговиков. У одного из задержанных, например, изъяли около 1,7 млн. грн., 33 тыс. фунтов стерлингов, 112 тыс. евро и 270 тыс. долларов США.

Как сообщили правоохранители, сейчас, сейчас источники происхождения средств проверяются.

Укринформ

О чем писал и о чем думал Павел Шеремет…О чем писал и о чем думал Павел Шеремет…

Евгений Якунов, Светлана Карабань, Валентина Сямро

Один из последних постов известного журналиста, погибшего 20 июля от рук убийц, был посвящен украинскому языку

…Он не вписывался в дискурс современной украинской журналистики. Он не вещал о зраде, но и не подлизывался к власти. Он старался быть над схваткой и даже пытался учить украинцев жизни. И это многим очень не нравилось, потому, что не был гражданином Украины и долгие годы работы в российских масс-медиа давали о себе знать. Его обвиняли в снобизме и даже называли агентом ФСБ….

Впрочем, какое все это сегодня имеет значение? Наш коллега погиб, как погибает солдат. И каждая фраза, слово, пост в ФБ, написанные и сказанные им в последние годы, месяцы и дни, воспринимаются как завещание, хотим мы того или нет.

О чем писал, думал, мечтал Павел Шеремет, чему радовался, от чего негодовал? Мы отобрали и приводим ниже несколько его мыслей и суждений , сказанных в разное время и по разному поводу, но показавшихся нам важными.

1.«Два года прошло после Майдана, и сейчас идет тихая, но подлая война против независимых журналистов, потому что новые хозяева жизни также нетерпимы к правде, как и прошлые.

Ну а мы просто продолжаем делать свою работу. Я счастлив, что судьба привела меня в Киев. Украина — это проект свободы. Я благодарен судьбе, что она дала мне возможность жить в Украине в это время очень тяжелое и фантастически интересное время».

2.«Я на самом деле благодарен многим очень украинцам за то, что они все еще проводят разделение между Путиным и россиянами, между Путиным, Россией и русскими. Есть ненависть к Путину, есть ненависть к России как к государству, но нет такой же ненависти по отношению к русским людям. Дальше такое разделение украинцам будет делать все сложнее и сложнее, если не будет мира, мы должны это понимать. Россия теряет каждый день своего дружественного соседа, пропасть становится огромной. Уйдут потом десятилетия на то, чтобы восстановить нормальные отношения».

3.«Здесь в Москве вот эти воинствующие мракобесы должны понимать: они могут откусить от Украины какую-то еще часть, они могут еще откусить Донбасс, Харьковскую область, еще что-то откусить, привести к гибели десятков тысяч людей. Но Украину на колени они уже не поставят. Всей Украиной эти воинствующие мракобесы подавятся».

4.«Российские пропагандисты не только позорят, но и уничтожают саму Россию, потому что создают выдуманный мир и убеждают россиян и высшее руководство в его реальности. На основе этих сказок принимаются важные решения, что потом приводит к скандалам, разочарованиям и трагедиям».

5.«Убийство Бориса Немцова означает объявление войны. Российская власть объявила войну российской оппозиции, отказавшись от своих традиционных методов противодействия: пропаганды, подкупа и шантажа. Она перешла к силовым акциям, к подавлению. Убийство Немцова показательно. Ведь это был человек, который придерживался исключительно политических методов борьбы. Он был открытым политиком, не устраивал никаких заговоров, не призывал к революциям, всегда был против насилия и каких-то партизанских методов борьбы за власть.»

6.«Белорусы, которые воюют за территориальную целостность Украины, хоть и не любят Лукашенко, но рассматривают Беларусь как независимое государство, которое тоже они будут защищать. Но белорусы, которые воюют на стороне ДНР/ЛНР, не считают Беларусь самодостаточным государством. Они воюют за «русский мир», за Путина, и рассматривают Беларусь как случайное государство, а сами хотят жить в большой империи»

7.«…В украинском обществе есть здоровый стержень и обостренное чувство справедливости и решительности. И общество ждет прямых и честных, а не коварных и рассудительных».

8.«Стоило Билецкому бросить клич, и в центре Киева собралась бы толпа молодых людей, готовых рвать врагов Украины, агентов ФСБ и олигархов. Все были шумели про зраду, про третий Майдан, про силовиков, которые крышуют криминал на Донбассе и зажимают настоящих патриотов. Но он поступил как ответственный человек и командир. И на таких добровольцев, как «Азов» Билецкого или «Миротворец Тетерука надо ориентироваться, а не на тех странных людей в камуфляже, которые в эти минуты блокируют работу антикоррупционных прокуроров под Соломенский районным судом Киева».

9.«Старики не пропускают молодежь вперед, пытаются сохранить прежнюю систему коррумпированной власти. А страна изменилась и будет меняться дальше. Пока старики украинской политики посмеиваются и относятся к молодым политикам снисходительно. Скоро они поймут, как ошибались и начнут с этими»детьми» бороться. Их уже атакуют тролли и боты… Но это олигархам и старикам не поможет, изменилось время, меняется ядро украинской элиты. Я очень хочу, чтобы у этих ребят все получилось. Главное, чтобы они не погрязли в мелких дрязгах из-за денег и личных амбиций».

10.«События в Мукачево ускорят процесс обновления украинского государства и его очищения от воров, предателей и идиотов. …если не мобилизовать в спецслужбы отчаянных и честных, то болото коррупции и импотенции засосет всю нынешнюю власть».

11.«Украина — удивительная страна. При всем разгильдяйстве, коррупции и бездорожье обязательно наткнешься на необычные рукотворные места — интересный музей, парк, хорошую гостиницу или необычный ресторан. И я всегда стараюсь поделиться с друзьями своими неожиданными и приятными открытиями».

12.«Одесщина — уникальные земли, виноград здесь не гниет. Но местные чинуши из Белгород-Днестровска, воры и рвачи пытаются уничтожить виноградники и на берегу лимана построить котеджные поселки. Они подсылают негодяев, которые жгут виноградники, и делают прочие гадости. Но пока виноделы не сдаются».

13.«Femen — отличные девушки. До встречи с ними я тоже, как и многие, позволял себе высокомерные и сексисткие высказывания в их адрес, типа бабы-дуры. Но они хорошие и добрые. Они напоминают мне мою дочь-подростка. такие же радикальные и колючие».

И одно из последних его откровений:

14.«Жизнь в Украине изменила мое отношение к родному языку. Я все чаще перехожу на украинский, пусть он и звучит у меня коряво, но я живу в украиноговорящей среде. Сначала вы говорите на украинском из-за уважения к тем людям, кто рядом с вами. Потом это становится чем-то естественным.

…Я живу в Киеве уже пятый год. Я не собираюсь менять гражданство и не изображаю из себя украинца. Этого никто и не требует. Но я вижу, как много людей бережно относится к своему родному, украинскому языку, что начинаю и сам переходить на украинский».

* * *

Павел Шеремет родился в 1971 году в Минске.

В журналистику пришел в начале 90-х годов — начал работать на Белорусском телевидении, и уже вскоре был назван лучшим тележурналистом Беларуси.

С 1996 года Шеремет переходит на «Общественное российское телевидение», становится заведующим белорусским бюро, впоследствии собственным корреспондентом ОРТ в Беларуси.

Широкой общественности Павел Шеремет стал известным после скандала, разгоревшегося по поводу его ареста белорусскими спецслужбами. В июле 1997 года, когда Шеремет вместе с оператором ОРТ Дмитрием Завадским снимали репортаж о ситуации на белорусско-литовской границе, их арестовали по обвинению в незаконном пересечении государственной границы Беларуси. Кроме того, Шеремету инкриминировали получение денег от зарубежных спецслужб и незаконную журналистскую деятельность. По мнению журналиста, дело было инициировано президентом Беларуси Александром Лукашенко. В защиту Шеремета даже выступил тогдашний президент России Борис Ельцин. В результате журналист был приговорен к двум годам лишения свободы условно и к одному году испытательного срока. В общем Шеремет провел в тюрьме три месяца.

С 1998 года начал работать в Москве на ОРТ — специальным корреспондентом программ «Новости» и «Время», а в январе 1999 года занял пост шеф-редактора российской и зарубежной корреспондентской сети ОРТ. Некоторое время был ведущим аналитической программы «Время» и авторской воскресной «Информационной программы с Павлом Шереметом» на канале ОРТ. Интересно, что за две недели до президентских выборов в России в 2000 году он оставил программу, объяснив это давлением, которое оказывало на него руководство канала.

С весны 2000 Павел Шеремет работал в отделе специальных проектов ОРТ, который занимался производством фильмов и программ в жанре документалистики и журналистского расследования.

Шеремет часто фигурировал в СМИ как представитель оппозиции режиму белорусского президента Лукашенко. В 2005 году журналист был инициатором создания информационно-аналитического сайта «Белорусский партизан».

Во второй половине 2000-х годов Шеремет также упоминался в прессе в качестве руководителя издательства «Партизан», которое, кроме его собственных книг, выпустило, в частности, одну из книг российского оппозиционного политика Бориса Немцова. Одновременно Шеремет являлся политическим обозревателем журнала «Огонек».

В 2010 году Павла Шеремета лишили гражданства Беларуси. В качестве официальной причины в документах указывалась наличие у журналиста гражданства РФ, хотя, как отмечалось в прессе, белорусские законы не запрещали второе гражданство Шеремета.

С 2012 года журналист жил в Украине. Сотрудничал с «Украинской правдой», а в последнее время и с Радио «Вести».

УкринформЕвгений Якунов, Светлана Карабань, Валентина Сямро

Один из последних постов известного журналиста, погибшего 20 июля от рук убийц, был посвящен украинскому языку

…Он не вписывался в дискурс современной украинской журналистики. Он не вещал о зраде, но и не подлизывался к власти. Он старался быть над схваткой и даже пытался учить украинцев жизни. И это многим очень не нравилось, потому, что не был гражданином Украины и долгие годы работы в российских масс-медиа давали о себе знать. Его обвиняли в снобизме и даже называли агентом ФСБ….

Впрочем, какое все это сегодня имеет значение? Наш коллега погиб, как погибает солдат. И каждая фраза, слово, пост в ФБ, написанные и сказанные им в последние годы, месяцы и дни, воспринимаются как завещание, хотим мы того или нет.

О чем писал, думал, мечтал Павел Шеремет, чему радовался, от чего негодовал? Мы отобрали и приводим ниже несколько его мыслей и суждений , сказанных в разное время и по разному поводу, но показавшихся нам важными.

1.«Два года прошло после Майдана, и сейчас идет тихая, но подлая война против независимых журналистов, потому что новые хозяева жизни также нетерпимы к правде, как и прошлые.

Ну а мы просто продолжаем делать свою работу. Я счастлив, что судьба привела меня в Киев. Украина — это проект свободы. Я благодарен судьбе, что она дала мне возможность жить в Украине в это время очень тяжелое и фантастически интересное время».

2.«Я на самом деле благодарен многим очень украинцам за то, что они все еще проводят разделение между Путиным и россиянами, между Путиным, Россией и русскими. Есть ненависть к Путину, есть ненависть к России как к государству, но нет такой же ненависти по отношению к русским людям. Дальше такое разделение украинцам будет делать все сложнее и сложнее, если не будет мира, мы должны это понимать. Россия теряет каждый день своего дружественного соседа, пропасть становится огромной. Уйдут потом десятилетия на то, чтобы восстановить нормальные отношения».

3.«Здесь в Москве вот эти воинствующие мракобесы должны понимать: они могут откусить от Украины какую-то еще часть, они могут еще откусить Донбасс, Харьковскую область, еще что-то откусить, привести к гибели десятков тысяч людей. Но Украину на колени они уже не поставят. Всей Украиной эти воинствующие мракобесы подавятся».

4.«Российские пропагандисты не только позорят, но и уничтожают саму Россию, потому что создают выдуманный мир и убеждают россиян и высшее руководство в его реальности. На основе этих сказок принимаются важные решения, что потом приводит к скандалам, разочарованиям и трагедиям».

5.«Убийство Бориса Немцова означает объявление войны. Российская власть объявила войну российской оппозиции, отказавшись от своих традиционных методов противодействия: пропаганды, подкупа и шантажа. Она перешла к силовым акциям, к подавлению. Убийство Немцова показательно. Ведь это был человек, который придерживался исключительно политических методов борьбы. Он был открытым политиком, не устраивал никаких заговоров, не призывал к революциям, всегда был против насилия и каких-то партизанских методов борьбы за власть.»

6.«Белорусы, которые воюют за территориальную целостность Украины, хоть и не любят Лукашенко, но рассматривают Беларусь как независимое государство, которое тоже они будут защищать. Но белорусы, которые воюют на стороне ДНР/ЛНР, не считают Беларусь самодостаточным государством. Они воюют за «русский мир», за Путина, и рассматривают Беларусь как случайное государство, а сами хотят жить в большой империи»

7.«…В украинском обществе есть здоровый стержень и обостренное чувство справедливости и решительности. И общество ждет прямых и честных, а не коварных и рассудительных».

8.«Стоило Билецкому бросить клич, и в центре Киева собралась бы толпа молодых людей, готовых рвать врагов Украины, агентов ФСБ и олигархов. Все были шумели про зраду, про третий Майдан, про силовиков, которые крышуют криминал на Донбассе и зажимают настоящих патриотов. Но он поступил как ответственный человек и командир. И на таких добровольцев, как «Азов» Билецкого или «Миротворец Тетерука надо ориентироваться, а не на тех странных людей в камуфляже, которые в эти минуты блокируют работу антикоррупционных прокуроров под Соломенский районным судом Киева».

9.«Старики не пропускают молодежь вперед, пытаются сохранить прежнюю систему коррумпированной власти. А страна изменилась и будет меняться дальше. Пока старики украинской политики посмеиваются и относятся к молодым политикам снисходительно. Скоро они поймут, как ошибались и начнут с этими»детьми» бороться. Их уже атакуют тролли и боты… Но это олигархам и старикам не поможет, изменилось время, меняется ядро украинской элиты. Я очень хочу, чтобы у этих ребят все получилось. Главное, чтобы они не погрязли в мелких дрязгах из-за денег и личных амбиций».

10.«События в Мукачево ускорят процесс обновления украинского государства и его очищения от воров, предателей и идиотов. …если не мобилизовать в спецслужбы отчаянных и честных, то болото коррупции и импотенции засосет всю нынешнюю власть».

11.«Украина — удивительная страна. При всем разгильдяйстве, коррупции и бездорожье обязательно наткнешься на необычные рукотворные места — интересный музей, парк, хорошую гостиницу или необычный ресторан. И я всегда стараюсь поделиться с друзьями своими неожиданными и приятными открытиями».

12.«Одесщина — уникальные земли, виноград здесь не гниет. Но местные чинуши из Белгород-Днестровска, воры и рвачи пытаются уничтожить виноградники и на берегу лимана построить котеджные поселки. Они подсылают негодяев, которые жгут виноградники, и делают прочие гадости. Но пока виноделы не сдаются».

13.«Femen — отличные девушки. До встречи с ними я тоже, как и многие, позволял себе высокомерные и сексисткие высказывания в их адрес, типа бабы-дуры. Но они хорошие и добрые. Они напоминают мне мою дочь-подростка. такие же радикальные и колючие».

И одно из последних его откровений:

14.«Жизнь в Украине изменила мое отношение к родному языку. Я все чаще перехожу на украинский, пусть он и звучит у меня коряво, но я живу в украиноговорящей среде. Сначала вы говорите на украинском из-за уважения к тем людям, кто рядом с вами. Потом это становится чем-то естественным.

…Я живу в Киеве уже пятый год. Я не собираюсь менять гражданство и не изображаю из себя украинца. Этого никто и не требует. Но я вижу, как много людей бережно относится к своему родному, украинскому языку, что начинаю и сам переходить на украинский».

* * *

Павел Шеремет родился в 1971 году в Минске.

В журналистику пришел в начале 90-х годов — начал работать на Белорусском телевидении, и уже вскоре был назван лучшим тележурналистом Беларуси.

С 1996 года Шеремет переходит на «Общественное российское телевидение», становится заведующим белорусским бюро, впоследствии собственным корреспондентом ОРТ в Беларуси.

Широкой общественности Павел Шеремет стал известным после скандала, разгоревшегося по поводу его ареста белорусскими спецслужбами. В июле 1997 года, когда Шеремет вместе с оператором ОРТ Дмитрием Завадским снимали репортаж о ситуации на белорусско-литовской границе, их арестовали по обвинению в незаконном пересечении государственной границы Беларуси. Кроме того, Шеремету инкриминировали получение денег от зарубежных спецслужб и незаконную журналистскую деятельность. По мнению журналиста, дело было инициировано президентом Беларуси Александром Лукашенко. В защиту Шеремета даже выступил тогдашний президент России Борис Ельцин. В результате журналист был приговорен к двум годам лишения свободы условно и к одному году испытательного срока. В общем Шеремет провел в тюрьме три месяца.

С 1998 года начал работать в Москве на ОРТ — специальным корреспондентом программ «Новости» и «Время», а в январе 1999 года занял пост шеф-редактора российской и зарубежной корреспондентской сети ОРТ. Некоторое время был ведущим аналитической программы «Время» и авторской воскресной «Информационной программы с Павлом Шереметом» на канале ОРТ. Интересно, что за две недели до президентских выборов в России в 2000 году он оставил программу, объяснив это давлением, которое оказывало на него руководство канала.

С весны 2000 Павел Шеремет работал в отделе специальных проектов ОРТ, который занимался производством фильмов и программ в жанре документалистики и журналистского расследования.

Шеремет часто фигурировал в СМИ как представитель оппозиции режиму белорусского президента Лукашенко. В 2005 году журналист был инициатором создания информационно-аналитического сайта «Белорусский партизан».

Во второй половине 2000-х годов Шеремет также упоминался в прессе в качестве руководителя издательства «Партизан», которое, кроме его собственных книг, выпустило, в частности, одну из книг российского оппозиционного политика Бориса Немцова. Одновременно Шеремет являлся политическим обозревателем журнала «Огонек».

В 2010 году Павла Шеремета лишили гражданства Беларуси. В качестве официальной причины в документах указывалась наличие у журналиста гражданства РФ, хотя, как отмечалось в прессе, белорусские законы не запрещали второе гражданство Шеремета.

С 2012 года журналист жил в Украине. Сотрудничал с «Украинской правдой», а в последнее время и с Радио «Вести».

Укринформ

Второй год у власти. 12 вызовов для ПорошенкоВторой год у власти. 12 вызовов для Порошенко

Евгений Якунов

Вызов для страны — это всегда личный вызов и для ее лидера. Требующий продуманного ответа, решительных действий, быстрой реакции

25 мая завершается второй год президентства Петра Порошенко. И если первый год каденции — запомнился как год войны, поражений под Иловайском и Дебальцево, отчаянных попыток вернуть стране стабильность и не потерять дух демократии, то второй — он был как бы мирным (если считать миром постоянные сводки об убитых и раненных в зоне АТО). Но он оказался нервным, драматичным и так плотно насыщенным вызовами, что подобное давление времени, наверное, не испытывал на себе ни один из предшественников нынешнего Президента.

Вызовы были разные — большинство из них с полным правом можно отнести к вызовам для всей страны, или для правительства, гражданского общества. Но для человека на таком посту вызов для страны — это всегда личный вызов, который требует продуманного ответа, решительных действий, быстрой реакции. Были и вызовы более узкого и даже личностного характера, с которыми сталкивается каждый политик, взошедший на вершину власти. Были и вызовы, вставшие перед другими людьми, но теми, кого привел во власть Президент, а, значит, и на них нужно было реагировать.

1. Майдан-3.0. Когда в Кремле поняли, что извне Украину разрушить непросто, то взялись за внутреннюю дестабилизацию. Усилия агентов Москвы совпали с растущим недовольством активной части общественности из-за медленного продвижения реформ и невыполнения обещаний, данных на Майдане. Стала будоражить тема «Третьего майдана», главную движущую силу которого видели в добровольческих батальонах. Апогей кризиса пришелся на июльский съезд «Правого сектора», собравший на Майдане около 5 тысяч людей в камуфляже, и на августовский взрыв гранаты около ВР, унесший жизни 4 человек. Президенту удалось найти аргументы для урегулирования ситуации: батальоны вскоре влились в регулярные части армии и Нацгвардии, Ярош отказался от идеи вооруженной борьбы с властью, за чем последовал раскол «Правого сектора», а долгое время анонсированный российскими СМИ «Третий майдан» обернулся (не без усилий отечественных спецслужб) маргинальной клоунадой. Можно сказать, что Порошенко тот раунд выиграл.

2. Угроза дефолта. Весь позапрошлый и половину прошлого года над страной, страдающей от агрессии, витал призрак дефолта. Наконец, в октябре 2015 года, после полугодичных переговоров со Специальным комитетом кредиторов, Украина получила согласие на реструктуризацию почти 23 млрд долл. долга. Около 20% — 3,6 млрд долл. — кредиторы согласились списать. Это позволило более жестко говорить с российскими кредиторами, финансировавшими в свое время Януковича. Конечно, львиную долю работы тут проделала министр финансов Наталия Яресько. Но, с одной стороны, Яресько — выдвиженка Президента, а с другой — возможно, именно его гарантии (как, впрочем, и бывшего тогда премьером Яценюка) стали залогом доверия зарубежных партнеров.

3. Минск-2. Соглашение в Минске было воспринято нацией как желанная отсрочка в войне. Но осенью 2015-го наступило время платить по счетам. Попытка ввести договоренности об Особом статусе оккупированного Донбасса в конституционное поле вызвали серьезный кризис в обществе. Именно он привел сначала к кровавым событиям у Верховной Рады, а потом к угрозе провала голосования по поправкам в Конституцию зимой 2016 года. Негативный результат голосования в парламенте мог стать поводом для обвинения Украины в срыве Минского процесса и снятия санкций с России. Президент и его команда ответили на вызов, можно сказать, ассиметрично: через Конституционный суд был проведен вердикт, отодвигающий окончательное решение вопроса на бесконечно отдаленное время.

4. Судебная реформа. Год назад успех ее казался предсказуемым. 21 мая 2015-го Порошенко указом утвердил стратегию реформирования судоустройства. Механизм был запущен, однако, весь год, несмотря на ощутимое давление на ВР со стороны президентской ветви власти, пробуксовывал. Изменения в Конституцию уже одобрены КС, приняты в первом чтении и требуют конституционного большинства. Мешают разные взгляды на то, кто должен больше влиять на назначение судей: президент или парламент. На протяжении всей весны Порошенко несколько раз призывал депутатов вернуться к реформе, но пока неизвестно, найдется ли 300 необходимых для этого голосов. Неожиданную отсрочку старая судейская гвардия использовала для сплочения: опротестовываются результаты люстрации, возвращаются на свои места судьи, чинившие расправу над Майданом. Запад не склонен ждать: на днях промедление с судебной реформой там расценили как невыполнение одного из условий соглашения об Ассоциации. Можно ли сказать, что на этот вызов Порошенко пока не сумел ответить? Как минимум, ответ переносится на третий год каденции…

5. Безвизовые законы. Безвизовый режим с Евросоюзом, как и соглашение об Ассоциации, Порошенко, как человек, всецело отвечающий за внешнеполитический вектор страны, мог вполне законно поставить себе в заслугу. Но и тут столкнулся с упорством депутатов. В том числе и из «собственной» фракции Верховной Рады. Так называемые «безвизовые законы», касающиеся заочного судопроизводства, ареста нажитого коррупционным путем имущества, создания Нацагентства по розыску криминальных активов, электронного декларирования — вроде бы и принимались, но с маленькими поправками, полностью нивелирующими смысл документа. Это расценивалось в Европе как прямой обман и привело власть на грань конфликта с европейскими друзьями Украины. В вопросе либерализации визового режима Украина уже выпала из «пула» стран-кандидатов, и решение по ней отодвигалось в далекое будущее. И лишь многократным возвращением законов в парламент, давлением на собственную фракцию и уговорами союзников почти загубленное дело удалось спасти.

6. Правительственный кризис. Сформированное в 2014-м году (не без активного участия Порошенко), так называемое «правительство технократов» к осени 2015-го года стало вызывать все большее недовольство у парламентариев. Началась мощная кампания за отставку Яценюка и возглавляемого им Кабинета. Силой продавленный в конце года Бюджет только подлил масла в огонь. А после демарша ряда министров и призыва Яценюка не поддаваться влиянию депутатов, противоречие стало непримиримым. Хитрость с отчетом правительства, «неудом», но без последующей отставки, казалось, дала передышку до осени. Но выход из большинства сразу трех фракций поставил под грозу не только коалицию, но и стабильность в стране. Порошенко смог «уговорить» Яценюка, но не смог продвинуть Яресько, как креатуру Запада, способную быстро сдвинуть реформы, а потому остановился на более устойчивом варианте с Гройсманом.

7. Угроза досрочных выборов. Удачно проведенная комбинация со сменой премьера укрепила позиции Президента и консолидировала власть, сняв как минимум на полгода с повестки дня проведение досрочных выборов. Хотя в разгар кризиса казалось, что Порошенко уже готов распустить парламент. Во всяком случае, этим он пригрозил и своей партии, и «Народному фронту», если они не договорятся. Запах крови раззадорил вероятных лидеров будущей предвыборной гонки, новоявленных оппозиционеров из Батькивщины, Самопомочи и Радикальной партии. Но возможный приход к власти популистов и угроза реванша бывших соратников Януковича заставили власть искать нетрадиционные пути. Большинство, по всем математическим подсчетам казавшееся невозможным, было собрано, выборы отсрочены. Очевидно, надолго. Тактическая, но очень важная победа Президента.

8. Саакашвили. Отсрочка выборов, позволила, к удивлению многих, решить еще одну проблему — неумеренную активность на политическом поле Михэила Саакашвили. Назначение бывшего президента Грузии и большого друга Украины на должность главы Одесской ОГА сам Порошенко, очевидно, расценивал как сильный ход. Это и был сильный ход, но человек, поруководивший в свое время страной, безусловно, не мог удержаться в рамках отведенных ему полномочий. Конфликты с правительством и влиятельными депутатами из президентской фракции, принятый народом на «ура» «Антикоррупционный форум», спешное формирование собственной политической силы с участием внутренних оппозиционеров из президентской фракции — это был вызов. Правда, надо отметить, что Саакашвили никогда не переступал границу в критике Порошенко, и Петр Алексеевич отвечал тем же, терпеливо снося риторику Михэила. После просьбы о помощи накануне майских событий в Одессе и быстрой реакции на нее Президента, оппозиционность Саакашвили, как и его общественного движения практически сошла на нет.

9. Коломойский. Борьба с олигархом началась еще в 2014 году, когда, снискав лавры борца-патриота, Игорь Валериевич решил не останавливаться. Свою отставку с должности губернатора Днепропетровщины и отстранение от потоков своих людей он воспринял болезненно. Подконтрольные Коломойскому СМИ начали бить ниже пояса. Апофеозом войны стали выборы в Чернигове и Днепропетровске, мобилизация партии «УКРОП» и арест Корбана. Какие рычаги привел в действие Президент, можно только догадываться, но судя по тому, что война в СМИ была свернута, дело Корбана ушло из новостных лент, а «УКРОП» перестал говорить о своей оппозиционности, решение было найдено.

10. Генпрокурор. Вечная головная боль Президента. Попытка заставить монстра Генеральной прокуратуры работать на демократию так и не увенчалась успехом. Ни один из двух прежних прокуроров, предложенных парламенту лично Петром Алексеевичем, не стал реформатором. Долгие месяцы безвластия, попытка обезглавленного спрута сформировать «прокурорское самоуправление» и полностью выйти из-под контроля общества заставили Президента действовать в стиле «блицкрига». Мало кто ожидал, что закон, разрешающий Юрию Луценко стать генпрокурором, наберет нужное количество голосов, и что уже через несколько часов после его принятия Генпрокуратура получит нового руководителя. Впрочем, это пока еще не ответ на вызов, это выбор инструмента для такого ответа. Станет ли удачной третья президентская попытка? «По плодам их и узнаете их», — сказано в одной мудрой книге.

11. Офшоры. Утечка документов панамской юридической компании о пользователях офшорами, среди которых всплыл и «Рошен», стала болезненным и неожиданным вызовом для Порошенко. Проблема с президентским бизнесом, и до того будоражившая общество, крайне обострилась. Предложения Петра Порошенко о шагах по деофшоризации страны в целом, о присоединении Украины к международной межведомственной конвенции по обеспечению доступа к счетам нерезидентов, сняли часть вопросов, но в целом отнюдь не «закрыли тему». Многочисленная оппозиция сосредоточилась на создании спецкомиссии по расследованию офшорного скандала и вернула в информационное пространство тему импичмента. Защищаясь, Президент сумел доказать юридически, что не нарушал закон, и офшоры были использованы не для ухода от налогообложения, а исключительно для продажи «Рошена». Тем не менее, этот вызов все еще остается в повестке дня.

12. Савченко. Нет сомнений, что на протяжении года Порошенко вел не одни переговоры с самыми разными людьми об освобождении Надежды Савченко. И все же, когда накануне оглашения приговора она объявила сухую голодовку и находилась на краю смерти, общество обратило взгляды к Президенту. Была развернута целая кампания, возлагавшая ответственность за возможную смерть героической украинской летчицы лично на Петра Порошенко — его обвиняли в медлительности, нерешительности, в том, что «не отправился лично к Путину просить за Надю», и напротив — в том, что международным резонансом непомерно взвинтил цену возможного обмена. Президент отреагировал быстро — был разговор с Надеждой по телефону (срочно доставленному в место ее заключения) с уговорами прекратить голодовку, было несколько звонков Путину, было официальное предложение по обмену Савченко на двух российских спецназовцев. Но процесс идет далеко не так быстро, как того требовала бы его острота.

Пожалуй, в моральном плане это самый ощутимый вызов, стоящий и ныне перед Порошенко, как лидером страны, обязанным защищать ее граждан. Но и самый трудный для адекватного ответа, ведь ключи к решению проблемы лежат не в Киеве, а в Москве.

УкринформЕвгений Якунов

Вызов для страны — это всегда личный вызов и для ее лидера. Требующий продуманного ответа, решительных действий, быстрой реакции

25 мая завершается второй год президентства Петра Порошенко. И если первый год каденции — запомнился как год войны, поражений под Иловайском и Дебальцево, отчаянных попыток вернуть стране стабильность и не потерять дух демократии, то второй — он был как бы мирным (если считать миром постоянные сводки об убитых и раненных в зоне АТО). Но он оказался нервным, драматичным и так плотно насыщенным вызовами, что подобное давление времени, наверное, не испытывал на себе ни один из предшественников нынешнего Президента.

Вызовы были разные — большинство из них с полным правом можно отнести к вызовам для всей страны, или для правительства, гражданского общества. Но для человека на таком посту вызов для страны — это всегда личный вызов, который требует продуманного ответа, решительных действий, быстрой реакции. Были и вызовы более узкого и даже личностного характера, с которыми сталкивается каждый политик, взошедший на вершину власти. Были и вызовы, вставшие перед другими людьми, но теми, кого привел во власть Президент, а, значит, и на них нужно было реагировать.

1. Майдан-3.0. Когда в Кремле поняли, что извне Украину разрушить непросто, то взялись за внутреннюю дестабилизацию. Усилия агентов Москвы совпали с растущим недовольством активной части общественности из-за медленного продвижения реформ и невыполнения обещаний, данных на Майдане. Стала будоражить тема «Третьего майдана», главную движущую силу которого видели в добровольческих батальонах. Апогей кризиса пришелся на июльский съезд «Правого сектора», собравший на Майдане около 5 тысяч людей в камуфляже, и на августовский взрыв гранаты около ВР, унесший жизни 4 человек. Президенту удалось найти аргументы для урегулирования ситуации: батальоны вскоре влились в регулярные части армии и Нацгвардии, Ярош отказался от идеи вооруженной борьбы с властью, за чем последовал раскол «Правого сектора», а долгое время анонсированный российскими СМИ «Третий майдан» обернулся (не без усилий отечественных спецслужб) маргинальной клоунадой. Можно сказать, что Порошенко тот раунд выиграл.

2. Угроза дефолта. Весь позапрошлый и половину прошлого года над страной, страдающей от агрессии, витал призрак дефолта. Наконец, в октябре 2015 года, после полугодичных переговоров со Специальным комитетом кредиторов, Украина получила согласие на реструктуризацию почти 23 млрд долл. долга. Около 20% — 3,6 млрд долл. — кредиторы согласились списать. Это позволило более жестко говорить с российскими кредиторами, финансировавшими в свое время Януковича. Конечно, львиную долю работы тут проделала министр финансов Наталия Яресько. Но, с одной стороны, Яресько — выдвиженка Президента, а с другой — возможно, именно его гарантии (как, впрочем, и бывшего тогда премьером Яценюка) стали залогом доверия зарубежных партнеров.

3. Минск-2. Соглашение в Минске было воспринято нацией как желанная отсрочка в войне. Но осенью 2015-го наступило время платить по счетам. Попытка ввести договоренности об Особом статусе оккупированного Донбасса в конституционное поле вызвали серьезный кризис в обществе. Именно он привел сначала к кровавым событиям у Верховной Рады, а потом к угрозе провала голосования по поправкам в Конституцию зимой 2016 года. Негативный результат голосования в парламенте мог стать поводом для обвинения Украины в срыве Минского процесса и снятия санкций с России. Президент и его команда ответили на вызов, можно сказать, ассиметрично: через Конституционный суд был проведен вердикт, отодвигающий окончательное решение вопроса на бесконечно отдаленное время.

4. Судебная реформа. Год назад успех ее казался предсказуемым. 21 мая 2015-го Порошенко указом утвердил стратегию реформирования судоустройства. Механизм был запущен, однако, весь год, несмотря на ощутимое давление на ВР со стороны президентской ветви власти, пробуксовывал. Изменения в Конституцию уже одобрены КС, приняты в первом чтении и требуют конституционного большинства. Мешают разные взгляды на то, кто должен больше влиять на назначение судей: президент или парламент. На протяжении всей весны Порошенко несколько раз призывал депутатов вернуться к реформе, но пока неизвестно, найдется ли 300 необходимых для этого голосов. Неожиданную отсрочку старая судейская гвардия использовала для сплочения: опротестовываются результаты люстрации, возвращаются на свои места судьи, чинившие расправу над Майданом. Запад не склонен ждать: на днях промедление с судебной реформой там расценили как невыполнение одного из условий соглашения об Ассоциации. Можно ли сказать, что на этот вызов Порошенко пока не сумел ответить? Как минимум, ответ переносится на третий год каденции…

5. Безвизовые законы. Безвизовый режим с Евросоюзом, как и соглашение об Ассоциации, Порошенко, как человек, всецело отвечающий за внешнеполитический вектор страны, мог вполне законно поставить себе в заслугу. Но и тут столкнулся с упорством депутатов. В том числе и из «собственной» фракции Верховной Рады. Так называемые «безвизовые законы», касающиеся заочного судопроизводства, ареста нажитого коррупционным путем имущества, создания Нацагентства по розыску криминальных активов, электронного декларирования — вроде бы и принимались, но с маленькими поправками, полностью нивелирующими смысл документа. Это расценивалось в Европе как прямой обман и привело власть на грань конфликта с европейскими друзьями Украины. В вопросе либерализации визового режима Украина уже выпала из «пула» стран-кандидатов, и решение по ней отодвигалось в далекое будущее. И лишь многократным возвращением законов в парламент, давлением на собственную фракцию и уговорами союзников почти загубленное дело удалось спасти.

6. Правительственный кризис. Сформированное в 2014-м году (не без активного участия Порошенко), так называемое «правительство технократов» к осени 2015-го года стало вызывать все большее недовольство у парламентариев. Началась мощная кампания за отставку Яценюка и возглавляемого им Кабинета. Силой продавленный в конце года Бюджет только подлил масла в огонь. А после демарша ряда министров и призыва Яценюка не поддаваться влиянию депутатов, противоречие стало непримиримым. Хитрость с отчетом правительства, «неудом», но без последующей отставки, казалось, дала передышку до осени. Но выход из большинства сразу трех фракций поставил под грозу не только коалицию, но и стабильность в стране. Порошенко смог «уговорить» Яценюка, но не смог продвинуть Яресько, как креатуру Запада, способную быстро сдвинуть реформы, а потому остановился на более устойчивом варианте с Гройсманом.

7. Угроза досрочных выборов. Удачно проведенная комбинация со сменой премьера укрепила позиции Президента и консолидировала власть, сняв как минимум на полгода с повестки дня проведение досрочных выборов. Хотя в разгар кризиса казалось, что Порошенко уже готов распустить парламент. Во всяком случае, этим он пригрозил и своей партии, и «Народному фронту», если они не договорятся. Запах крови раззадорил вероятных лидеров будущей предвыборной гонки, новоявленных оппозиционеров из Батькивщины, Самопомочи и Радикальной партии. Но возможный приход к власти популистов и угроза реванша бывших соратников Януковича заставили власть искать нетрадиционные пути. Большинство, по всем математическим подсчетам казавшееся невозможным, было собрано, выборы отсрочены. Очевидно, надолго. Тактическая, но очень важная победа Президента.

8. Саакашвили. Отсрочка выборов, позволила, к удивлению многих, решить еще одну проблему — неумеренную активность на политическом поле Михэила Саакашвили. Назначение бывшего президента Грузии и большого друга Украины на должность главы Одесской ОГА сам Порошенко, очевидно, расценивал как сильный ход. Это и был сильный ход, но человек, поруководивший в свое время страной, безусловно, не мог удержаться в рамках отведенных ему полномочий. Конфликты с правительством и влиятельными депутатами из президентской фракции, принятый народом на «ура» «Антикоррупционный форум», спешное формирование собственной политической силы с участием внутренних оппозиционеров из президентской фракции — это был вызов. Правда, надо отметить, что Саакашвили никогда не переступал границу в критике Порошенко, и Петр Алексеевич отвечал тем же, терпеливо снося риторику Михэила. После просьбы о помощи накануне майских событий в Одессе и быстрой реакции на нее Президента, оппозиционность Саакашвили, как и его общественного движения практически сошла на нет.

9. Коломойский. Борьба с олигархом началась еще в 2014 году, когда, снискав лавры борца-патриота, Игорь Валериевич решил не останавливаться. Свою отставку с должности губернатора Днепропетровщины и отстранение от потоков своих людей он воспринял болезненно. Подконтрольные Коломойскому СМИ начали бить ниже пояса. Апофеозом войны стали выборы в Чернигове и Днепропетровске, мобилизация партии «УКРОП» и арест Корбана. Какие рычаги привел в действие Президент, можно только догадываться, но судя по тому, что война в СМИ была свернута, дело Корбана ушло из новостных лент, а «УКРОП» перестал говорить о своей оппозиционности, решение было найдено.

10. Генпрокурор. Вечная головная боль Президента. Попытка заставить монстра Генеральной прокуратуры работать на демократию так и не увенчалась успехом. Ни один из двух прежних прокуроров, предложенных парламенту лично Петром Алексеевичем, не стал реформатором. Долгие месяцы безвластия, попытка обезглавленного спрута сформировать «прокурорское самоуправление» и полностью выйти из-под контроля общества заставили Президента действовать в стиле «блицкрига». Мало кто ожидал, что закон, разрешающий Юрию Луценко стать генпрокурором, наберет нужное количество голосов, и что уже через несколько часов после его принятия Генпрокуратура получит нового руководителя. Впрочем, это пока еще не ответ на вызов, это выбор инструмента для такого ответа. Станет ли удачной третья президентская попытка? «По плодам их и узнаете их», — сказано в одной мудрой книге.

11. Офшоры. Утечка документов панамской юридической компании о пользователях офшорами, среди которых всплыл и «Рошен», стала болезненным и неожиданным вызовом для Порошенко. Проблема с президентским бизнесом, и до того будоражившая общество, крайне обострилась. Предложения Петра Порошенко о шагах по деофшоризации страны в целом, о присоединении Украины к международной межведомственной конвенции по обеспечению доступа к счетам нерезидентов, сняли часть вопросов, но в целом отнюдь не «закрыли тему». Многочисленная оппозиция сосредоточилась на создании спецкомиссии по расследованию офшорного скандала и вернула в информационное пространство тему импичмента. Защищаясь, Президент сумел доказать юридически, что не нарушал закон, и офшоры были использованы не для ухода от налогообложения, а исключительно для продажи «Рошена». Тем не менее, этот вызов все еще остается в повестке дня.

12. Савченко. Нет сомнений, что на протяжении года Порошенко вел не одни переговоры с самыми разными людьми об освобождении Надежды Савченко. И все же, когда накануне оглашения приговора она объявила сухую голодовку и находилась на краю смерти, общество обратило взгляды к Президенту. Была развернута целая кампания, возлагавшая ответственность за возможную смерть героической украинской летчицы лично на Петра Порошенко — его обвиняли в медлительности, нерешительности, в том, что «не отправился лично к Путину просить за Надю», и напротив — в том, что международным резонансом непомерно взвинтил цену возможного обмена. Президент отреагировал быстро — был разговор с Надеждой по телефону (срочно доставленному в место ее заключения) с уговорами прекратить голодовку, было несколько звонков Путину, было официальное предложение по обмену Савченко на двух российских спецназовцев. Но процесс идет далеко не так быстро, как того требовала бы его острота.

Пожалуй, в моральном плане это самый ощутимый вызов, стоящий и ныне перед Порошенко, как лидером страны, обязанным защищать ее граждан. Но и самый трудный для адекватного ответа, ведь ключи к решению проблемы лежат не в Киеве, а в Москве.

Укринформ

Реформа Рады. Попытка Парубия и иллюзии КоксаРеформа Рады. Попытка Парубия и иллюзии Кокса

Евгений Якунов, Валентина Сямро

В четверг обещана парламентская дискуссия о реформе Верховной Рады

Оказывается, если наших депутатов напугать, подкупить и шарахнуть по мозгам тяжелой артиллерией присутствия Президента, они могут невероятно быстро принимать решения. Правда, скорость политологи объясняют не срочностью задачи, а тем, что испуг быстро проходит, обещания преференций начинают вызывать сомнения, а Президента на всю его каденцию в зал ВР не посадишь.

Окончание прошлой пленарной недели возвратило все на круги своя — когда на утреннем заседании в практически пустом зале кипела нешуточная потасовка, вынудившая Ирину Геращенко закрыть заседание. И это в отсутствие телекамер и при рутинном обсуждении в рубрике «разное»… Просто захотелось потаскать друг друга за грудки?

Впрочем, мы к этому давно привыкли. Свобода от соблюдения законов и элементарных правил этики – это ли не фишка нашего парламентаризма? Как написано европарламентариями под руководством Пэта Кокса в преамбуле к рекомендациям по реформе ВРУ: нет другой такой страны в Европе, где так много писаных правил, и где их так уничижительно игнорируют, как в Украине. В отчете это сказано немного дипломатичнее, но смысл именно этот.

Европейцев, изучавших практику нашего законодательного органа, слишком многое удивило. Слишком много мифов им пришлось развенчивать, слишком много страхов рассеивать. И это оказалось непросто: некоторые изменения, предложенные Европой, слишком революционны, слишком радикальны для наших политиков. Хотя мы, те, кто вне политики, кто всего лишь электорат, считаем их необходимыми и более, чем своевременными. Все – из 52-х предложенных. В полном объеме.

Пройдут ли они мелкое сито нашего парламента? Судя по сомнениям, звучащим в последних интервью Андрея Парубия, вряд ли. Особенно те, которые требуют изменений в Конституцию. Во вторник законопроект, где выписана дорожная карта реформы, должен был появиться в ВРУ, в четверг спикер обещал начать по нему серьезную дискуссию. И надо ожидать от народных избранников очень много негатива в отношении советов от европейцев, «плохо разбирающихся в наших реалиях».

1. БОЛЬШИНСТВО КАК МЕНЬШИНСТВО

Самой непроходной, скорее всего, станет такая идея — часть законов принимать большинством не от списочного состава депутатов, а от присутствующих в зале. Это, кстати, принято во многих европейских странах.

У нас же этого боятся. И страх держится еще со времен первого, независимого парламента. Тогда бывшие диссиденты, попавшие в ВР, боялись, что власть обманом или силой не допустит их к голосованию по важным законам.(Впрочем, в 2000 году существующий предохранитель не помешал собрать «антиконституционную» сессию за пределами ВР, в Украинском доме, и на ней сместить прежнее руководство парламента).

А еще противников нововведения пугают «коррупционные риски», возможный расцвет политического взяточничества, когда депутаты от «демократических фракций» за определенную мзду будут отсутствовать на сессиях, развязывая руки олигархам и власти.

Можно подумать, сейчас «неподкупные» не продаются…

Причина, вполне возможно, в обратном: голосование большинством от присутствующих открывает меньше возможностей для шантажа, ситуативных договоренностей по обеспечению нужных 226 голосов. А это значит, упадет цена депутатского голоса, развеется миф о незаменимости карликовых фракций. Потеряет ценность и такой инструмент, как демонстративное неучастие в работе ВР. Оппозиция не сможет проваливать «антинародные» законы, отдыхая на Канарах, для этого нужно будет срочно возвращаться на работу. И каждый депутат отныне будет отвечать не только за отданный голос, но и за присутствие в зале в момент голосования.

Конечно, тут не обойтись без «ремней безопасности» — перечня законов, которые можно принимать только абсолютным большинством, придания сессионному залу ВР статуса единственно возможного места принятия законов (чтобы не повторился Украинский дом) и т.д.

При нашем парламенте, где оппозиция чаще бывает многочисленнее, чем коалиция, где часть регионов, вообще, никем не представлена, а депутаты-мажоритарщики предоставлены самим себе, предложение Пэта Кокса может стать спасительным кругом.

Можно было бы пойти еще дальше, и большую часть документов принимать Радой «по умолчанию» — постановление считается автоматически принятым, если никто не настаивает на его обсуждении (так принимались резолюции Сената США по Украине). Захотят ли этого депутаты? Нет. Почему? А покрасоваться?!

2. ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ ГРАФОМАНСТВО

Мы традиционно считаем, что написание «хороших» законов – главная задача депутата. Будет хороший закон – сразу все сдвинется: и реформы, и уровень жизни, и демократия. Но, как следует из отчета Кокса, это не совсем правильное мнение: «Законодательный процесс занимает центральное место в работе ВРУ как учреждения в отличие от многих парламентов Европы».

Не в последнюю очередь благодаря журналистам и общественным организациям мы стали оценивать работу депутатов по количеству поданных ими законопроектов. А это породило «законодательный спам». У Кокса сказано почище – «законодательное цунами».

Дурной работой в лучших традициях Кафки занята целая армия канцелярских работников и экспертов, вынужденных оценивать исторический вес закона «о переименовании России в Московию» или поправок, устанавливающих различие между «гадалками» и «знахарками», «пророками» и «ясновидящими». И теперь каждый героический сотник с Майдана может наизусть назвать количество поданных «им лично» законопроектов и даже заучено процитирует их названия… Но (как это случилось на одном из телеканалов) вряд ли вспомнит хоть одну статью из их текстов.

В цивилизованном мире подавляющее большинство законов принимаются по проектам, внесенным правительством. Исключения – единичны. У нас же от депутатов каждый раз слышишь: «законопроект Кабмина безграмотен, нам пришлось его переписать». Отчет Кокса развенчивает миф о «несовершенстве» правительственных законопроектов, а вот поправки от депутатов, наоборот, часто говорят о невежестве и популизме.

Идея «белой книги» с концептуальными наработками к грядущим законам, вокруг которых и должны разворачиваться дискуссии – интересна. Сокращение количества законопроектов до 20 в месяц — ускорит и удешевит процесс. Не будет полутора тысяч поправок к тексту в день голосования, не поступит десятков альтернативных законопроектов, не завалит прочая волокита с соблюдением каждой закорючки регламента, служащие одной цели –похоронить неугодный законопроект.

И если не будет популистских законопроектов с «грабительской рентой» и «антинародными тарифами», заведомо провальных, но дающих повод позаламывать руки в прямом эфире – то как будут выживать наши партии?

3. КОМИТЕТСКАЯ СИНЕКУРА

В ВР есть депутаты, а есть — старшие депутаты. Или главные. Это те, кто возглавляет парламентские комитеты, а также их заместители и главы подкомитетов. Должность дает статусность, государственный ранг, повышенную в будущем пенсию и хорошие возможности для зарубежных визитов. Сколько нужно комитетов, толком никто не знают: плодят их по мере необходимости, чтобы удовлетворить аппетиты всех, с кем нужно договориться об участии в коалиции или голосовании.

Есть такие, которые ни разу не собирались, или собирались, но без кворума. Да мнение их не всегда и принимается в расчет при голосовании в сессионном зале.

Другие – наоборот, развивают слишком бурную деятельность, и, как дипломатично сказано в отчете Кокса, вместо того, чтобы помочь исполнительной власти, обеспечить прозрачность в работе министерств, практически мешают ей. Все мы помним пример с комитетом Богомолец и Мусия, где вызванному «на беседу» бывшему министру здравоохранения Квиташвили даже не дали слова. «Нам министр не нужен, — сказал позже Мусий, — мы будем делать реформы сами». Вот министра и нет до сих пор…

Притчей во языцех стал конфликт по поводу стратегии реформ между бывшим министром финансов Яресько и главой профильного комитета Южаниной. В результате нет ни стратегии, ни реформ.

Сократить число, запретить ставить палки в колеса правительству, сосредоточить внимание на контрольных функциях – согласятся ли депутатми с таким рецептом? Да, если каждый решит, что сокращение его лично не коснется.

4. НАРОДНЫЕ КОНТРОЛЕРЫ

Кстати, о парламентском контроле. Это, как можно понять из рекомендаций европейцев, и должно быть едва ли не основной задачей депутатов. Ведь при том, что наши избранники пытаются контролировать все и вся, реальных результатов их «контроля» почти не видно. Вопрос о «специальных следственных комиссиях» возникает только при разных ЧП и с одной целью: отправить в отставку правительство ( отдельных министров) , либо сразу – импичмент.

Сами депутаты, по большей части, ничего не расследуют. Заслушивание силовиков и инспекторов КРУ нужно им для одного — слить инсайдерскую информацию в сеть.

Контроль, пишет группа Кокса, необходим, но только со стороны так называемой «лояльной оппозиции» (лояльной к государству и ее институциям), а не врагов любого порядка. Форм такого контроля Запад выработал немало: это комиссары и омбудсмены по самым разным вопросам – экологическим, правам человека, по наполнению и распределению бюджета. Это и участие в работе Счетной палаты, которая, кстати, должна контролировать и расходы самих народных избранников (например, командировочные). До недавнего времени без санкции самых проверяемых это было запрещено. Новый закон – разрешает, и европейцы уже ждут первых результатов.

Есть еще депутатские запросы и обращения. По идее, они должны быть средством контроля, а на самом деле, как заявила недавно свежеиспеченный вице-спикер Ирина Геращенко, служат для лоббирования бизнес-интересов. А точнее — решения корпоративных споров (чаще всего под видом защиты «интересов трудовых коллективов» или избирателей округа). Предложение Кокса – внедрить такую европейскую практику, когда депутатские запросы касаются исключительно политических тем и не должны быть никоим образом связаны ни с экономической деятельностью, ни с защитой интересов конкретных лиц.

Отличная идея! Но, наряду с лоббистскими законопроектами, запросы – серьезная статья доходов как небольших парламентских партий, так и отдельных «независимых» депутатов, влачащих существование на скудную зарплату. Попытка Гройсмана перед уходом в правительство облегчить тяжелую жизнь избранников повышением зарплаты навряд ли снизит спрос на запросы.

5. НУЖЕН ЛИ ЗАКОН ОБ ОППОЗИЦИИ ЕЙ САМОЙ?

Справедливо было бы контрольные органы и должности в ВР передать оппозиции. Об этом много говорилось в разное время. Но каждая политическая сила, приходя во власть, тут же забывала о сказанном. Как и о специальном законе «Об оппозиции».

Нужен ли такой закон самой оппозиции? Ответ на этот вопрос непрост. У нас в Раде, в отличии от большинства, «меньшинств» несколько – оппозицией себя считает (по определению) Оппоблок, а кроме него еще три партии из бывшей коалиции –причем каждая считает истинной только себя. Кому отдавать в случае чего Счетную палату – Тимошенко, Ляшко, Садовому или «внефракционным оппозиционерам» вроде Борислава Березы?

Многооппозиционность украинского парламента – наша национальная традиция. Причем политтехнологи наперебой спешат доказать, что оппозиция по размерам даже больше, чем большинство. Пока Закона об оппозиции нет, последняя лишена ряда прав и должностей, но зато обладает достаточной свободой делать то, что ей взбредет в голову.

Закон предоставит права, но и обяжет, формализовав как часть власти, дав государственные поручения, определив механизм спроса за них. Функции «лояльной у к государству и ее институциям» оппозиции уже не будут ограничиваться хождением по эфирам Саввика Шустера, блокированием трибуны и созывом очередного майдана.

Жаждет ли этого наша оппозиция?

6. КОГО ПРИСТАВИТЬ К ДРАЧУНАМ?

Глава парламента сомневается, что высказанная в отчете европейцев идея с парламентским приставом приживется в нашей ВР. Мол, это не в наших культурных традициях. Депутатов за драки в здании парламента надо воспитывать, а еще наказывать. Но как? Остановит ли отлучение от нескольких пленарных заседаний или снятие премии условного Парасюка? Или условного Барну, который, обнеся ошарашенного Яценюка вокруг трибуны, мгновенно стал звездой телевизора. Для людей недалеких, но лишенных комплексов толкотня в паламенте – это единственная возможность в жизни показать свое я. Что там премия!

Да и правозащитники сомневаются: а если блокирование трибуны, потасовка и порча госимущества – единственый способ «урезонить власть» и «сохранить баланс в Раде»? Запретишь это, поставишь надсмотрщика и придет диктатура!

«Культура съедает на завтрак стратегию», приводит Пэт Кокс слова одного теоретика менеджмента. Это — о нашем парламентском рукоприкладстве, друзья. Какая стратегия, какие тарифы, когда публика делает ставки на победителя в кулачной драке Соболева и Ивченко.

Да и как можно назначать парламентского пристава, если депутат- лицо неприкосновенное? Он может бить, а его нельзя. Разве, что набрать приставу спецназ из числа самих депутатов…

Вот идея Кокса насчет принятия некоего «этического кодекса депутата» — примется. Более того, пройдет на «ура!». У нас любят всяческий гламур. Вот только соблюдать этот кодекс, скорее всего, никто не будет (см. третий абзац).

7. МЕЧТА ПОПУЛИСТА

Обоснованный протест вызовет попытка «засекретить» от СМИ согласительный совет фракций. Только, мол, открыли Раду для народа, а предлагают снова закрыть. А вдруг, считает общественность, там, за закрытыми дверьми продают Родину. Вдруг там наши патриоты торгуются с врагами?

Но вспомним: для каких таких целей возник так называемый «согласительный совет»? Чтобы договориться о повестке дня, о законопроектах, выяснить позиции сторон: кто будет голосовать, кто нет. Ну и поторговаться, наконец – какой же согласительный совет и без торга?

Почему это все нельзя делать прямо в сессионном зале? Раньше так и было. Но потом оказалось: прямой эфир плохо влияет на компромисы и консенсусы.

К чему приводит открытие «закрытых» переговоров? Об этом хорошо сказал Сирилл Паркинсон, автор «Законов Паркинсона»: если комитет, где вырабатываются и принимаются решения, становится излишне публичен, он превращается в трибуну для соревнования ораторов. А процесс принятия решений переносится в другое место.

Нужна ли нам еще одна площадка для ток-шоу? Кому как – государству, наверное, нет, а народу –нравится.

8. НЕВЫЕЗДНЫЕ КНОПКОДАВЫ

Самый главный дракон украинского парламентаризма – кнопкодавство. Авторы рекомендаций считают, что с принятием норм о голосовании большинством от присутствующих, снимется вопрос нехватки голосов, а значит и фальсификации рассосутся сами собой.

Это, если исходить из логики законотворчества. А если следовать традицям «договорняков» и «взаимозачетов», которыми так богата наша депутатская традиция, то кнопкодавы неубиенны яко гидра. Парубий предлагает публиковать фото злодеев, лишать их участия в зарубежных делегациях, изгонять из зала…

Мелкая месть! Настоящий депутат воспринимает кнопкодавство как самопожертвование ради высокой цели, такое себе восхождение на голгофу. Попробуй такого наказать – он еще больше возгордится. Да и как накажешь – если неприкосновенен, как небожитель.

Единственный выход – открывать по факту подтасовки результатов голосования не административное, а уголовное производство. И чтобы с подачи прокурора Рада неприкосновенность с нарушителя снимала. Правда, после того, как жена нынешнего генпрокурора сама грешила кнопкодавством, на это надеяться не приходится.

Есть и вовсе легкий путь – задействовать давно готовую систему персонального голосования по отпечаткам пальцев (если она за столько лет безработицы не проржавела). Она просто обязана победить кнопкодавство – не будут же депутаты, в самом деле, по примеру Тома Круза срезать кожу с пальцев своих однопартийцев…

Хотя, кто его знает!

9. ТОРМОЗНОЙ ПУТЬ

Кокс и его команда, кажется, искренне верят, что мы хотим построить идеальную парламентскую модель. И, реализуй мы ее, решать вопросы государственной важности станет намного легче. Но кто сказал, что именно это на уме у народных избранников? Для многих из них есть темы поважнее государственных, и организм, в который мутировала наша Верховная Рада за последние два десятилетия, позволяет быстро и эффективно эти темы «перетирать». А потому сопротивление реформе будет невероятным. И остается лишь верить, что путь, который она пройдет на этом пути, не окажется тормозным…

УкринформЕвгений Якунов, Валентина Сямро

В четверг обещана парламентская дискуссия о реформе Верховной Рады

Оказывается, если наших депутатов напугать, подкупить и шарахнуть по мозгам тяжелой артиллерией присутствия Президента, они могут невероятно быстро принимать решения. Правда, скорость политологи объясняют не срочностью задачи, а тем, что испуг быстро проходит, обещания преференций начинают вызывать сомнения, а Президента на всю его каденцию в зал ВР не посадишь.

Окончание прошлой пленарной недели возвратило все на круги своя — когда на утреннем заседании в практически пустом зале кипела нешуточная потасовка, вынудившая Ирину Геращенко закрыть заседание. И это в отсутствие телекамер и при рутинном обсуждении в рубрике «разное»… Просто захотелось потаскать друг друга за грудки?

Впрочем, мы к этому давно привыкли. Свобода от соблюдения законов и элементарных правил этики – это ли не фишка нашего парламентаризма? Как написано европарламентариями под руководством Пэта Кокса в преамбуле к рекомендациям по реформе ВРУ: нет другой такой страны в Европе, где так много писаных правил, и где их так уничижительно игнорируют, как в Украине. В отчете это сказано немного дипломатичнее, но смысл именно этот.

Европейцев, изучавших практику нашего законодательного органа, слишком многое удивило. Слишком много мифов им пришлось развенчивать, слишком много страхов рассеивать. И это оказалось непросто: некоторые изменения, предложенные Европой, слишком революционны, слишком радикальны для наших политиков. Хотя мы, те, кто вне политики, кто всего лишь электорат, считаем их необходимыми и более, чем своевременными. Все – из 52-х предложенных. В полном объеме.

Пройдут ли они мелкое сито нашего парламента? Судя по сомнениям, звучащим в последних интервью Андрея Парубия, вряд ли. Особенно те, которые требуют изменений в Конституцию. Во вторник законопроект, где выписана дорожная карта реформы, должен был появиться в ВРУ, в четверг спикер обещал начать по нему серьезную дискуссию. И надо ожидать от народных избранников очень много негатива в отношении советов от европейцев, «плохо разбирающихся в наших реалиях».

1. БОЛЬШИНСТВО КАК МЕНЬШИНСТВО

Самой непроходной, скорее всего, станет такая идея — часть законов принимать большинством не от списочного состава депутатов, а от присутствующих в зале. Это, кстати, принято во многих европейских странах.

У нас же этого боятся. И страх держится еще со времен первого, независимого парламента. Тогда бывшие диссиденты, попавшие в ВР, боялись, что власть обманом или силой не допустит их к голосованию по важным законам.(Впрочем, в 2000 году существующий предохранитель не помешал собрать «антиконституционную» сессию за пределами ВР, в Украинском доме, и на ней сместить прежнее руководство парламента).

А еще противников нововведения пугают «коррупционные риски», возможный расцвет политического взяточничества, когда депутаты от «демократических фракций» за определенную мзду будут отсутствовать на сессиях, развязывая руки олигархам и власти.

Можно подумать, сейчас «неподкупные» не продаются…

Причина, вполне возможно, в обратном: голосование большинством от присутствующих открывает меньше возможностей для шантажа, ситуативных договоренностей по обеспечению нужных 226 голосов. А это значит, упадет цена депутатского голоса, развеется миф о незаменимости карликовых фракций. Потеряет ценность и такой инструмент, как демонстративное неучастие в работе ВР. Оппозиция не сможет проваливать «антинародные» законы, отдыхая на Канарах, для этого нужно будет срочно возвращаться на работу. И каждый депутат отныне будет отвечать не только за отданный голос, но и за присутствие в зале в момент голосования.

Конечно, тут не обойтись без «ремней безопасности» — перечня законов, которые можно принимать только абсолютным большинством, придания сессионному залу ВР статуса единственно возможного места принятия законов (чтобы не повторился Украинский дом) и т.д.

При нашем парламенте, где оппозиция чаще бывает многочисленнее, чем коалиция, где часть регионов, вообще, никем не представлена, а депутаты-мажоритарщики предоставлены самим себе, предложение Пэта Кокса может стать спасительным кругом.

Можно было бы пойти еще дальше, и большую часть документов принимать Радой «по умолчанию» — постановление считается автоматически принятым, если никто не настаивает на его обсуждении (так принимались резолюции Сената США по Украине). Захотят ли этого депутаты? Нет. Почему? А покрасоваться?!

2. ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ ГРАФОМАНСТВО

Мы традиционно считаем, что написание «хороших» законов – главная задача депутата. Будет хороший закон – сразу все сдвинется: и реформы, и уровень жизни, и демократия. Но, как следует из отчета Кокса, это не совсем правильное мнение: «Законодательный процесс занимает центральное место в работе ВРУ как учреждения в отличие от многих парламентов Европы».

Не в последнюю очередь благодаря журналистам и общественным организациям мы стали оценивать работу депутатов по количеству поданных ими законопроектов. А это породило «законодательный спам». У Кокса сказано почище – «законодательное цунами».

Дурной работой в лучших традициях Кафки занята целая армия канцелярских работников и экспертов, вынужденных оценивать исторический вес закона «о переименовании России в Московию» или поправок, устанавливающих различие между «гадалками» и «знахарками», «пророками» и «ясновидящими». И теперь каждый героический сотник с Майдана может наизусть назвать количество поданных «им лично» законопроектов и даже заучено процитирует их названия… Но (как это случилось на одном из телеканалов) вряд ли вспомнит хоть одну статью из их текстов.

В цивилизованном мире подавляющее большинство законов принимаются по проектам, внесенным правительством. Исключения – единичны. У нас же от депутатов каждый раз слышишь: «законопроект Кабмина безграмотен, нам пришлось его переписать». Отчет Кокса развенчивает миф о «несовершенстве» правительственных законопроектов, а вот поправки от депутатов, наоборот, часто говорят о невежестве и популизме.

Идея «белой книги» с концептуальными наработками к грядущим законам, вокруг которых и должны разворачиваться дискуссии – интересна. Сокращение количества законопроектов до 20 в месяц — ускорит и удешевит процесс. Не будет полутора тысяч поправок к тексту в день голосования, не поступит десятков альтернативных законопроектов, не завалит прочая волокита с соблюдением каждой закорючки регламента, служащие одной цели –похоронить неугодный законопроект.

И если не будет популистских законопроектов с «грабительской рентой» и «антинародными тарифами», заведомо провальных, но дающих повод позаламывать руки в прямом эфире – то как будут выживать наши партии?

3. КОМИТЕТСКАЯ СИНЕКУРА

В ВР есть депутаты, а есть — старшие депутаты. Или главные. Это те, кто возглавляет парламентские комитеты, а также их заместители и главы подкомитетов. Должность дает статусность, государственный ранг, повышенную в будущем пенсию и хорошие возможности для зарубежных визитов. Сколько нужно комитетов, толком никто не знают: плодят их по мере необходимости, чтобы удовлетворить аппетиты всех, с кем нужно договориться об участии в коалиции или голосовании.

Есть такие, которые ни разу не собирались, или собирались, но без кворума. Да мнение их не всегда и принимается в расчет при голосовании в сессионном зале.

Другие – наоборот, развивают слишком бурную деятельность, и, как дипломатично сказано в отчете Кокса, вместо того, чтобы помочь исполнительной власти, обеспечить прозрачность в работе министерств, практически мешают ей. Все мы помним пример с комитетом Богомолец и Мусия, где вызванному «на беседу» бывшему министру здравоохранения Квиташвили даже не дали слова. «Нам министр не нужен, — сказал позже Мусий, — мы будем делать реформы сами». Вот министра и нет до сих пор…

Притчей во языцех стал конфликт по поводу стратегии реформ между бывшим министром финансов Яресько и главой профильного комитета Южаниной. В результате нет ни стратегии, ни реформ.

Сократить число, запретить ставить палки в колеса правительству, сосредоточить внимание на контрольных функциях – согласятся ли депутатми с таким рецептом? Да, если каждый решит, что сокращение его лично не коснется.

4. НАРОДНЫЕ КОНТРОЛЕРЫ

Кстати, о парламентском контроле. Это, как можно понять из рекомендаций европейцев, и должно быть едва ли не основной задачей депутатов. Ведь при том, что наши избранники пытаются контролировать все и вся, реальных результатов их «контроля» почти не видно. Вопрос о «специальных следственных комиссиях» возникает только при разных ЧП и с одной целью: отправить в отставку правительство ( отдельных министров) , либо сразу – импичмент.

Сами депутаты, по большей части, ничего не расследуют. Заслушивание силовиков и инспекторов КРУ нужно им для одного — слить инсайдерскую информацию в сеть.

Контроль, пишет группа Кокса, необходим, но только со стороны так называемой «лояльной оппозиции» (лояльной к государству и ее институциям), а не врагов любого порядка. Форм такого контроля Запад выработал немало: это комиссары и омбудсмены по самым разным вопросам – экологическим, правам человека, по наполнению и распределению бюджета. Это и участие в работе Счетной палаты, которая, кстати, должна контролировать и расходы самих народных избранников (например, командировочные). До недавнего времени без санкции самых проверяемых это было запрещено. Новый закон – разрешает, и европейцы уже ждут первых результатов.

Есть еще депутатские запросы и обращения. По идее, они должны быть средством контроля, а на самом деле, как заявила недавно свежеиспеченный вице-спикер Ирина Геращенко, служат для лоббирования бизнес-интересов. А точнее — решения корпоративных споров (чаще всего под видом защиты «интересов трудовых коллективов» или избирателей округа). Предложение Кокса – внедрить такую европейскую практику, когда депутатские запросы касаются исключительно политических тем и не должны быть никоим образом связаны ни с экономической деятельностью, ни с защитой интересов конкретных лиц.

Отличная идея! Но, наряду с лоббистскими законопроектами, запросы – серьезная статья доходов как небольших парламентских партий, так и отдельных «независимых» депутатов, влачащих существование на скудную зарплату. Попытка Гройсмана перед уходом в правительство облегчить тяжелую жизнь избранников повышением зарплаты навряд ли снизит спрос на запросы.

5. НУЖЕН ЛИ ЗАКОН ОБ ОППОЗИЦИИ ЕЙ САМОЙ?

Справедливо было бы контрольные органы и должности в ВР передать оппозиции. Об этом много говорилось в разное время. Но каждая политическая сила, приходя во власть, тут же забывала о сказанном. Как и о специальном законе «Об оппозиции».

Нужен ли такой закон самой оппозиции? Ответ на этот вопрос непрост. У нас в Раде, в отличии от большинства, «меньшинств» несколько – оппозицией себя считает (по определению) Оппоблок, а кроме него еще три партии из бывшей коалиции –причем каждая считает истинной только себя. Кому отдавать в случае чего Счетную палату – Тимошенко, Ляшко, Садовому или «внефракционным оппозиционерам» вроде Борислава Березы?

Многооппозиционность украинского парламента – наша национальная традиция. Причем политтехнологи наперебой спешат доказать, что оппозиция по размерам даже больше, чем большинство. Пока Закона об оппозиции нет, последняя лишена ряда прав и должностей, но зато обладает достаточной свободой делать то, что ей взбредет в голову.

Закон предоставит права, но и обяжет, формализовав как часть власти, дав государственные поручения, определив механизм спроса за них. Функции «лояльной у к государству и ее институциям» оппозиции уже не будут ограничиваться хождением по эфирам Саввика Шустера, блокированием трибуны и созывом очередного майдана.

Жаждет ли этого наша оппозиция?

6. КОГО ПРИСТАВИТЬ К ДРАЧУНАМ?

Глава парламента сомневается, что высказанная в отчете европейцев идея с парламентским приставом приживется в нашей ВР. Мол, это не в наших культурных традициях. Депутатов за драки в здании парламента надо воспитывать, а еще наказывать. Но как? Остановит ли отлучение от нескольких пленарных заседаний или снятие премии условного Парасюка? Или условного Барну, который, обнеся ошарашенного Яценюка вокруг трибуны, мгновенно стал звездой телевизора. Для людей недалеких, но лишенных комплексов толкотня в паламенте – это единственная возможность в жизни показать свое я. Что там премия!

Да и правозащитники сомневаются: а если блокирование трибуны, потасовка и порча госимущества – единственый способ «урезонить власть» и «сохранить баланс в Раде»? Запретишь это, поставишь надсмотрщика и придет диктатура!

«Культура съедает на завтрак стратегию», приводит Пэт Кокс слова одного теоретика менеджмента. Это — о нашем парламентском рукоприкладстве, друзья. Какая стратегия, какие тарифы, когда публика делает ставки на победителя в кулачной драке Соболева и Ивченко.

Да и как можно назначать парламентского пристава, если депутат- лицо неприкосновенное? Он может бить, а его нельзя. Разве, что набрать приставу спецназ из числа самих депутатов…

Вот идея Кокса насчет принятия некоего «этического кодекса депутата» — примется. Более того, пройдет на «ура!». У нас любят всяческий гламур. Вот только соблюдать этот кодекс, скорее всего, никто не будет (см. третий абзац).

7. МЕЧТА ПОПУЛИСТА

Обоснованный протест вызовет попытка «засекретить» от СМИ согласительный совет фракций. Только, мол, открыли Раду для народа, а предлагают снова закрыть. А вдруг, считает общественность, там, за закрытыми дверьми продают Родину. Вдруг там наши патриоты торгуются с врагами?

Но вспомним: для каких таких целей возник так называемый «согласительный совет»? Чтобы договориться о повестке дня, о законопроектах, выяснить позиции сторон: кто будет голосовать, кто нет. Ну и поторговаться, наконец – какой же согласительный совет и без торга?

Почему это все нельзя делать прямо в сессионном зале? Раньше так и было. Но потом оказалось: прямой эфир плохо влияет на компромисы и консенсусы.

К чему приводит открытие «закрытых» переговоров? Об этом хорошо сказал Сирилл Паркинсон, автор «Законов Паркинсона»: если комитет, где вырабатываются и принимаются решения, становится излишне публичен, он превращается в трибуну для соревнования ораторов. А процесс принятия решений переносится в другое место.

Нужна ли нам еще одна площадка для ток-шоу? Кому как – государству, наверное, нет, а народу –нравится.

8. НЕВЫЕЗДНЫЕ КНОПКОДАВЫ

Самый главный дракон украинского парламентаризма – кнопкодавство. Авторы рекомендаций считают, что с принятием норм о голосовании большинством от присутствующих, снимется вопрос нехватки голосов, а значит и фальсификации рассосутся сами собой.

Это, если исходить из логики законотворчества. А если следовать традицям «договорняков» и «взаимозачетов», которыми так богата наша депутатская традиция, то кнопкодавы неубиенны яко гидра. Парубий предлагает публиковать фото злодеев, лишать их участия в зарубежных делегациях, изгонять из зала…

Мелкая месть! Настоящий депутат воспринимает кнопкодавство как самопожертвование ради высокой цели, такое себе восхождение на голгофу. Попробуй такого наказать – он еще больше возгордится. Да и как накажешь – если неприкосновенен, как небожитель.

Единственный выход – открывать по факту подтасовки результатов голосования не административное, а уголовное производство. И чтобы с подачи прокурора Рада неприкосновенность с нарушителя снимала. Правда, после того, как жена нынешнего генпрокурора сама грешила кнопкодавством, на это надеяться не приходится.

Есть и вовсе легкий путь – задействовать давно готовую систему персонального голосования по отпечаткам пальцев (если она за столько лет безработицы не проржавела). Она просто обязана победить кнопкодавство – не будут же депутаты, в самом деле, по примеру Тома Круза срезать кожу с пальцев своих однопартийцев…

Хотя, кто его знает!

9. ТОРМОЗНОЙ ПУТЬ

Кокс и его команда, кажется, искренне верят, что мы хотим построить идеальную парламентскую модель. И, реализуй мы ее, решать вопросы государственной важности станет намного легче. Но кто сказал, что именно это на уме у народных избранников? Для многих из них есть темы поважнее государственных, и организм, в который мутировала наша Верховная Рада за последние два десятилетия, позволяет быстро и эффективно эти темы «перетирать». А потому сопротивление реформе будет невероятным. И остается лишь верить, что путь, который она пройдет на этом пути, не окажется тормозным…

Укринформ

Обменять Надежду Савченко? Как это делалось раньшеОбменять Надежду Савченко? Как это делалось раньше

Ольга Кияница, Евгений Якунов

11 самых известных межгосударственных обменов арестованными с СССР и РФ

Спасти Надежду Савченко, и в этом сходятся многие эксперты, возможно лишь организовав ее обмен на российских военных. Президент Украины Петр Порошенко готов на такой шаг, если поступит соответствующее предложение. Об этом он сказал 9 марта в Анкаре: «Если вопрос стоит так: готов ли я принять решение об обмене на кого-то? Я сегодня впервые отмечу: да. Я, как президент Украины, готов воспользоваться своим конституционным правом и обменять Надежду, сделать все возможное, чтобы ее поскорее вернуть домой». Наиболее реальными кандидатами на обмен считаются российские граждане Евгений Ерофеев и Александр Александров, обвиняемые нашей прокуратурой в диверсионной деятельности и убийстве украинского военнослужащего.

Надеяться на успешность такого обмена позволяет долгая история взаимоотношений Западного мира и СССР, когда только таким путем удавалось вызволить из советских (а позже российских застенков) как профессиональных разведчиков, так и политзаключенных коммунистического режима. О том, как происходил подобный обмен, рассказал в 1968 году в советском шпионском боевике «Мертвый сезон» режиссер, выходец из Одессы Савва Кулиш.

Вот 11 наиболее известных случаев обмена.

1. 10 февраля 1962 года произошел обмен советского шпиона Рудольфа Абеля, арестованного ФБР 21 июня 1957 года в Нью-Йорке, на американского летчика Фрэнсиса Гэри Пауэрса, американского студента-экономиста Фредерика Прайора и американского туриста Марвина Макинена, подозреваемых в шпионаже. Разведывательный самолет U-2 Фрэнсиса Пауэрса был сбит над Свердловском 1 мая 1960 года, пилот приговорен к 10 годам заключения. Обмен произошел на границе Западного Берлина с ГДР на мосту Глиникер-брюкке, который впоследствии получил известность как «Мост шпионов». Об этих событиях рассказал Стивен Спилберг в одноименном фильме, номинированном в нынешнем году на Оскара. А британский актер Марк Райлэн получил золотую статуэтку как раз за роль советского шпиона.

2. 11 октября 1963 года арестованный СССР в 1941 году по обвинению в шпионаже и приговоренный к 15 годам исправительных работ американский священник Вальтер Чишек, по взаимной договоренности правительств США и СССР, был обменян на двух советских шпионов — бывшего работника секретариата ООН Ивана Егорова и его жену Александру. Отец Вальтер провел почти 23 года в Советском Союзе, в основном в тюрьмах или сибирских лагерях принудительных работ. Сейчас в Ватикане ведется процесс его беатификации.

3. 22 апреля 1964 года произошел обмен советского шпиона Конона Молодого, арестованного в Британии в 1961 году и получившего 25 лет тюрьмы, на сотрудника британской MI-6 Гревилла Вина, арестованного в Будапеште в 1962 году и осужденного на восемь лет (был связным сотрудничавшего с западными спецслужбами полковника ГРУ Олега Пеньковского, который был приговорен к расстрелу). Обмен произошел на границе Западного Берлина с ГДР.

4. В октябре 1969 года СССР и Великобритания обменяли советских шпионов американского происхождения Морриса и Леонтину Терезу Коэн (псевдонимы — Питер и Хелен Крогер) на арестованного в СССР агента британских спецслужб Джералда Брука. Моррис и его супруга были арестованы в Великобритании в 1961 году и приговорены к 25 и 20 годам тюрьмы соответственно. Брук был арестован в СССР в 1965 году и осужден на пять лет.

5. 18 декабря 1976 года — в аэропорту Цюриха состоялся первый в истории обмен политзаключёнными между СССР и Западом — диссидента Владимира Буковского обменяли на лидера Чилийской компартии Луиса Корвалана. В тюрьмах и на принудительном лечении Буковский в общей сложности провёл 12 лет. В дальнейшем Корвалан тяготился жизнью в Москве и, в конце концов, уехал обратно на родину, в Чили. А Буковский из диссидента превратился в респектабельного борца за демократию.

6. В мае 1982 года состоялся обмен советского шпиона Алексея Козлова на 11 человек (10 разведчиков ФРГ и одного офицера армии ЮАР). Арестовала Козлова южноафриканская контрразведка по обвинению в терроризме в июне 1980 года в Йоханнесбурге. Два года он находился в тюрьме в Претории и шесть месяцев сидел в камере смертников, во время чего был инсценирован даже его вывод на казнь. При участии разведслужб ФРГ был произведён обмен Козлова на десятерых разведчиков ФРГ, арестованных в ГДР и в СССР, и одного военнослужащего армии ЮАР, захваченного в плен в Анголе.

7. 12 июня 1985 года на Глиникер-брюкке произошел обмен 23 схваченных в различных странах Восточного блока агентов ЦРУ на четырех советских шпионов (имена обмениваемых не преданы огласке). Это был самый массовый из известных обменов.

8. 11 февраля 1986 года на том же мосту Глиникер-брюкке по договоренности между СССР и США состоялся обмен, в котором участвовали девять человек. В обмен на арестованных в США и ФРГ чехословацких агентов Карла и Ханну Кёхер, советского шпиона Евгения Землякова, польского шпиона Ежи Качмарека и шпиона ГДР Детлефа Шарфенорта — из СССР были отпущены двое граждан ФРГ, один — Чехословакии и осужденный к 13 годам лишения свободы диссидент, правозащитник Натан Щаранский (кстати, родом из Донецка), впоследствии видный политический деятель государства Израиль.

9. Осенью 1986 года состоялся обмен сотрудника представительства СССР в ООН Геннадия Захарова и главы московского корпункта журнала U.S. News and World Report Николаса Данилоффа. 23 августа 1986 года власти США обвинили в шпионаже сотрудника представительства СССР в ООН Геннадия Захарова, не обладавшего дипломатическим иммунитетом. Через неделю в Москве арестовали главу московского корпункта журнала U.S. News and World Report Николаса Данилоффа, которому были предъявлены аналогичные обвинения. Президент США Рональд Рейган назвал действия КГБ местью за арест своего разведчика. В результате переговоров между министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе и госсекретарем США Джорджем Шульцем удалось сойтись на одновременном освобождении обвиняемых из-под стражи под поручительство послов. 28 сентября 1986 года Данилофф получил разрешение покинуть СССР, а Захаров был депортирован из США.

10. 9 июля 2010 года из США в РФ были депортированы десять человек, осужденных за шпионаж в пользу России в обмен на российских граждан, обвиняемых в шпионаже в пользу западных спецслужб. Владимир и Лидия Гурьевы, Михаил Куцик и Наталия Переверзева, Андрей Безруков и Елена Вавилова, Михаил Васенков, Вики Пелаес, Анна Чапман и Михаил Семенко были обменяны на граждан РФ, отбывающих наказание за шпионаж в пользу западных спецслужб, — Александра Запорожского, Геннадия Василенко, Сергея Скрипаля и Игоря Сутягина.

11. 26 сентября 2015 года на пограничном КПП в Псковской области на мосту через р. Пиуза произошел обмен сотрудника эстонской спецслужбы Эстона Кохвера, задержанного 5 сентября 2014 года в Псковской области и приговоренного к 15 годам заключения за шпионаж, на Алексея Дрессена, бывшего офицера департамента полиции безопасности МВД Эстонии, задержанного в феврале 2012 года в аэропорту Таллинна и приговоренного к 16 годам заключения за госизмену и передачу секретных сведений ФСБ России.

УкринформОльга Кияница, Евгений Якунов

11 самых известных межгосударственных обменов арестованными с СССР и РФ

Спасти Надежду Савченко, и в этом сходятся многие эксперты, возможно лишь организовав ее обмен на российских военных. Президент Украины Петр Порошенко готов на такой шаг, если поступит соответствующее предложение. Об этом он сказал 9 марта в Анкаре: «Если вопрос стоит так: готов ли я принять решение об обмене на кого-то? Я сегодня впервые отмечу: да. Я, как президент Украины, готов воспользоваться своим конституционным правом и обменять Надежду, сделать все возможное, чтобы ее поскорее вернуть домой». Наиболее реальными кандидатами на обмен считаются российские граждане Евгений Ерофеев и Александр Александров, обвиняемые нашей прокуратурой в диверсионной деятельности и убийстве украинского военнослужащего.

Надеяться на успешность такого обмена позволяет долгая история взаимоотношений Западного мира и СССР, когда только таким путем удавалось вызволить из советских (а позже российских застенков) как профессиональных разведчиков, так и политзаключенных коммунистического режима. О том, как происходил подобный обмен, рассказал в 1968 году в советском шпионском боевике «Мертвый сезон» режиссер, выходец из Одессы Савва Кулиш.

Вот 11 наиболее известных случаев обмена.

1. 10 февраля 1962 года произошел обмен советского шпиона Рудольфа Абеля, арестованного ФБР 21 июня 1957 года в Нью-Йорке, на американского летчика Фрэнсиса Гэри Пауэрса, американского студента-экономиста Фредерика Прайора и американского туриста Марвина Макинена, подозреваемых в шпионаже. Разведывательный самолет U-2 Фрэнсиса Пауэрса был сбит над Свердловском 1 мая 1960 года, пилот приговорен к 10 годам заключения. Обмен произошел на границе Западного Берлина с ГДР на мосту Глиникер-брюкке, который впоследствии получил известность как «Мост шпионов». Об этих событиях рассказал Стивен Спилберг в одноименном фильме, номинированном в нынешнем году на Оскара. А британский актер Марк Райлэн получил золотую статуэтку как раз за роль советского шпиона.

2. 11 октября 1963 года арестованный СССР в 1941 году по обвинению в шпионаже и приговоренный к 15 годам исправительных работ американский священник Вальтер Чишек, по взаимной договоренности правительств США и СССР, был обменян на двух советских шпионов — бывшего работника секретариата ООН Ивана Егорова и его жену Александру. Отец Вальтер провел почти 23 года в Советском Союзе, в основном в тюрьмах или сибирских лагерях принудительных работ. Сейчас в Ватикане ведется процесс его беатификации.

3. 22 апреля 1964 года произошел обмен советского шпиона Конона Молодого, арестованного в Британии в 1961 году и получившего 25 лет тюрьмы, на сотрудника британской MI-6 Гревилла Вина, арестованного в Будапеште в 1962 году и осужденного на восемь лет (был связным сотрудничавшего с западными спецслужбами полковника ГРУ Олега Пеньковского, который был приговорен к расстрелу). Обмен произошел на границе Западного Берлина с ГДР.

4. В октябре 1969 года СССР и Великобритания обменяли советских шпионов американского происхождения Морриса и Леонтину Терезу Коэн (псевдонимы — Питер и Хелен Крогер) на арестованного в СССР агента британских спецслужб Джералда Брука. Моррис и его супруга были арестованы в Великобритании в 1961 году и приговорены к 25 и 20 годам тюрьмы соответственно. Брук был арестован в СССР в 1965 году и осужден на пять лет.

5. 18 декабря 1976 года — в аэропорту Цюриха состоялся первый в истории обмен политзаключёнными между СССР и Западом — диссидента Владимира Буковского обменяли на лидера Чилийской компартии Луиса Корвалана. В тюрьмах и на принудительном лечении Буковский в общей сложности провёл 12 лет. В дальнейшем Корвалан тяготился жизнью в Москве и, в конце концов, уехал обратно на родину, в Чили. А Буковский из диссидента превратился в респектабельного борца за демократию.

6. В мае 1982 года состоялся обмен советского шпиона Алексея Козлова на 11 человек (10 разведчиков ФРГ и одного офицера армии ЮАР). Арестовала Козлова южноафриканская контрразведка по обвинению в терроризме в июне 1980 года в Йоханнесбурге. Два года он находился в тюрьме в Претории и шесть месяцев сидел в камере смертников, во время чего был инсценирован даже его вывод на казнь. При участии разведслужб ФРГ был произведён обмен Козлова на десятерых разведчиков ФРГ, арестованных в ГДР и в СССР, и одного военнослужащего армии ЮАР, захваченного в плен в Анголе.

7. 12 июня 1985 года на Глиникер-брюкке произошел обмен 23 схваченных в различных странах Восточного блока агентов ЦРУ на четырех советских шпионов (имена обмениваемых не преданы огласке). Это был самый массовый из известных обменов.

8. 11 февраля 1986 года на том же мосту Глиникер-брюкке по договоренности между СССР и США состоялся обмен, в котором участвовали девять человек. В обмен на арестованных в США и ФРГ чехословацких агентов Карла и Ханну Кёхер, советского шпиона Евгения Землякова, польского шпиона Ежи Качмарека и шпиона ГДР Детлефа Шарфенорта — из СССР были отпущены двое граждан ФРГ, один — Чехословакии и осужденный к 13 годам лишения свободы диссидент, правозащитник Натан Щаранский (кстати, родом из Донецка), впоследствии видный политический деятель государства Израиль.

9. Осенью 1986 года состоялся обмен сотрудника представительства СССР в ООН Геннадия Захарова и главы московского корпункта журнала U.S. News and World Report Николаса Данилоффа. 23 августа 1986 года власти США обвинили в шпионаже сотрудника представительства СССР в ООН Геннадия Захарова, не обладавшего дипломатическим иммунитетом. Через неделю в Москве арестовали главу московского корпункта журнала U.S. News and World Report Николаса Данилоффа, которому были предъявлены аналогичные обвинения. Президент США Рональд Рейган назвал действия КГБ местью за арест своего разведчика. В результате переговоров между министром иностранных дел СССР Эдуардом Шеварднадзе и госсекретарем США Джорджем Шульцем удалось сойтись на одновременном освобождении обвиняемых из-под стражи под поручительство послов. 28 сентября 1986 года Данилофф получил разрешение покинуть СССР, а Захаров был депортирован из США.

10. 9 июля 2010 года из США в РФ были депортированы десять человек, осужденных за шпионаж в пользу России в обмен на российских граждан, обвиняемых в шпионаже в пользу западных спецслужб. Владимир и Лидия Гурьевы, Михаил Куцик и Наталия Переверзева, Андрей Безруков и Елена Вавилова, Михаил Васенков, Вики Пелаес, Анна Чапман и Михаил Семенко были обменяны на граждан РФ, отбывающих наказание за шпионаж в пользу западных спецслужб, — Александра Запорожского, Геннадия Василенко, Сергея Скрипаля и Игоря Сутягина.

11. 26 сентября 2015 года на пограничном КПП в Псковской области на мосту через р. Пиуза произошел обмен сотрудника эстонской спецслужбы Эстона Кохвера, задержанного 5 сентября 2014 года в Псковской области и приговоренного к 15 годам заключения за шпионаж, на Алексея Дрессена, бывшего офицера департамента полиции безопасности МВД Эстонии, задержанного в феврале 2012 года в аэропорту Таллинна и приговоренного к 16 годам заключения за госизмену и передачу секретных сведений ФСБ России.

Укринформ

Украинки, которые заставили о себе говорить. Топ-10 Украинки, которые заставили о себе говорить. Топ-10

Евгений Якунов

Отмечать 8 Марта в современной, продвинутой Украине, как говорят, — не комильфо. Старый, совковый праздник с дежурными мимозами и вялыми выгоночными тюльпанами… Но ведь своего-то, украинского аналога пока нет. Дни матери и семьи – не в счет. Мы же не можем всерьез считать, что женщине в нашем обществе определена роль исключительно Берегини, защищающей мужчину-воина? Украинки сегодня воюют покруче иных мужиков. На самых разных фронтах. О таких женщинах и хочется сегодня рассказать.

Надежда Савченко.

Эти дни – переломный и трагический этап в жизни Нади, офицера украинской армии и Героя Украины. Она не сдастся в любом случае. «Я не предмет торга. Я невиновный человек. Потому никаких обменов, никаких торгов я ждать не стану», сказала в суде. Украинцы слушают ее речь, читают и перепощивают ее письмо на волю, как Откровение. И путинские психологи по ней должны бы уже вычислить характер всей современной Украины. Несокрушимый, взрывной, и заряженный на высокие чувства. И уже невозможно определить, то ли Надя почерпнула эти качества у страны, то ли уже Украина у нее. Храни ее, Господи…

Яна Зинкевич.

20-летний командир Госпитальеров — наш символ мужества и терпения. Бог дал ей окрыленность, Бог спас ее жизнь, он же послал на ее долю испытания. Несколько долгих месяцев страна ждала: «Яну увезли в израильскую клинику», «Яне сделали операцию», «Яна может сидеть»,«Яна будет жить». Чтобы она могла ходить, требуется долгое лечение и много денег. Друзья и соратники создали Фонд Яны Зинкевич. Просят помощи.

Джамала.

На позапрошлое Евровидение она собиралась ехать с песенкой об улыбке, сейчас — повезет песню о слезах. Ей говорили, что это не формат — те кто безусловно компетентен: Меладзе и Данилко. Но что такое формат? Победить на этом конкурсе – не проблема, можно быть просто бородатой женщиной. Использовать шанс не для своей карьеры, а для того, чтобы рассказать о боли своего народа – это поступок.

Ирина Геращенко,

единственный из политиков в этом рейтинге. В паре с Романом Бессмертным, пожалуй, единственные, кто вменяемо рассказывают о том, что готовит нам Минск. Это сегодня едва ли не тема номер один в стране. Хотя, возможно, говорят об Ирине вовсе не поэтому, а потому, что вытаскивает наших парней из лугандонских застенков.

Хатия Деканоидзе.

Многие называют ее политическим лицом полиции. Но это не лицо женщины, произносящей зажигательные речи, а той, что озабочена реальными делами. Хатия привносит новые, европейские смыслы, руководя множеством вооруженных мужчин. Ее стилю следуют. Многие ли начальники открыто выступят в защиту своего подчиненного, обвиненного в умышленном убийстве? Ее слова: не допустить «инквизиции для полиции» уже стали крылатыми.

Маша Варфоломеева,

луганская журналистка, патриотка, 14 месяцев находившаяся в заложниках террористов «ЛНР». Машу содержали в отдельной одиночной камере в подвале, без света. Сумевшие увидеть ее говорили: выглядит девушка плохо, весит около 30 кг. За что сидела? За фотографирование в неположенном месте. А еще за снимки в соцсетях, за флаг Украины, за герб. З марта она, наконец, вышла на свободу, боевики ее обменяли на двух наемников-россиян.

Мария Берлинская.

Аэроразведчица, со-координатор проекта «Невидимый батальон», она открыла истину, известную всем. О том, что женщинам, воюющим на передовой, реально — командирами боевых экипажей, разведчицами и снайперами, запрещено занимать армейские должности. Вот и получают они скупые зарплаты кухарок и банщиц. Равноправие женщин, в том числе и на войне, это почти то, ради чего было придумано 8 Марта.

Анастасия Приходько.

Это был «нож в спину России» — певица, участница Евровидения от РФ, с первых дней войны высказалась о россиянах однозначно. Ее слова: «Господа россияне, не буду указывать вам дорогу, вы знаете, куда идти, хотя нет, вы уже там!» шокировали российский бомонд и стали классикой. В отличие от коллег, не брезгующих гонорарами от Останкино, она считает, что петь для оккупантов — предательство. Последние месяцы ездит с концертами в зону АТО, а в страны Балтии привезла программу «Герои не умирают».

Виктория Трофименко.

Ее фильм «Братья» стал открытием украинского кинематографа, побывал на 20 кинофестивалях. В Швеции в ней увидели продолжение «темной стороны» Ингмара Бергмана, в Москве – аллегорию о гибели «двух братских народов», в Украине – горькую истину о наших вечных разногласиях. Сама Трофименко себя называет Муллой Насреддином и украинским «казкарем» в одном флаконе.

Мария Музычук.

Украинская шахматистка в эти дни во Львове ведет борьбу за мировую шахматную корону с первым номером шахматного рейтинга китаянкой Хоу Ифань. Мария — действующая чемпионка мира по шахматам, и мир уже знает: Украина — страна не только самых сильных мужчин, но и самых умных женщин.

* * *

Если кто-то не нашел в рейтинге себя или своих кумиров: не сокрушайтесь. Он субъективен, не полон и не репрезентативен.

Есть украинки, которые вне всяких рейтингов. Лина Костенко, Ада Роговцева, Кира Муратова. Они заставляют о себе говорить уже более полувека. Для них другая табель о рангах – это Великие Украинки.

Есть те, кто занимается благотворительностью: жены наших вождей и просто селфмейд-вумен и бизнес-леди. Их второе имя «скромность» – и они не нуждаются в рейтингах.

Есть дамы от политики, заставившие о себе говорить: кто по-новому распущенной косой, кто свежепрорезанными раскосыми очами и внешностью девочек-подростков. А многие из заводных девчонок-активисток и реформаторш, придя во власть, наоборот, стали гламурными матронами, щеголяющими в раскошных прикидах, с умелым загаром и состоятельными покровителями — по всем ним плачет глянец.

Есть и такие как Лорак и Повалий, и они заставили о себе говорить. Но повторять то, что говорят, не хочется.

А настоящим украинкам нельзя не пожелать свободы и мира, терпения и стойкости, веры и любви!

УкринформЕвгений Якунов

Отмечать 8 Марта в современной, продвинутой Украине, как говорят, — не комильфо. Старый, совковый праздник с дежурными мимозами и вялыми выгоночными тюльпанами… Но ведь своего-то, украинского аналога пока нет. Дни матери и семьи – не в счет. Мы же не можем всерьез считать, что женщине в нашем обществе определена роль исключительно Берегини, защищающей мужчину-воина? Украинки сегодня воюют покруче иных мужиков. На самых разных фронтах. О таких женщинах и хочется сегодня рассказать.

Надежда Савченко.

Эти дни – переломный и трагический этап в жизни Нади, офицера украинской армии и Героя Украины. Она не сдастся в любом случае. «Я не предмет торга. Я невиновный человек. Потому никаких обменов, никаких торгов я ждать не стану», сказала в суде. Украинцы слушают ее речь, читают и перепощивают ее письмо на волю, как Откровение. И путинские психологи по ней должны бы уже вычислить характер всей современной Украины. Несокрушимый, взрывной, и заряженный на высокие чувства. И уже невозможно определить, то ли Надя почерпнула эти качества у страны, то ли уже Украина у нее. Храни ее, Господи…

Яна Зинкевич.

20-летний командир Госпитальеров — наш символ мужества и терпения. Бог дал ей окрыленность, Бог спас ее жизнь, он же послал на ее долю испытания. Несколько долгих месяцев страна ждала: «Яну увезли в израильскую клинику», «Яне сделали операцию», «Яна может сидеть»,«Яна будет жить». Чтобы она могла ходить, требуется долгое лечение и много денег. Друзья и соратники создали Фонд Яны Зинкевич. Просят помощи.

Джамала.

На позапрошлое Евровидение она собиралась ехать с песенкой об улыбке, сейчас — повезет песню о слезах. Ей говорили, что это не формат — те кто безусловно компетентен: Меладзе и Данилко. Но что такое формат? Победить на этом конкурсе – не проблема, можно быть просто бородатой женщиной. Использовать шанс не для своей карьеры, а для того, чтобы рассказать о боли своего народа – это поступок.

Ирина Геращенко,

единственный из политиков в этом рейтинге. В паре с Романом Бессмертным, пожалуй, единственные, кто вменяемо рассказывают о том, что готовит нам Минск. Это сегодня едва ли не тема номер один в стране. Хотя, возможно, говорят об Ирине вовсе не поэтому, а потому, что вытаскивает наших парней из лугандонских застенков.

Хатия Деканоидзе.

Многие называют ее политическим лицом полиции. Но это не лицо женщины, произносящей зажигательные речи, а той, что озабочена реальными делами. Хатия привносит новые, европейские смыслы, руководя множеством вооруженных мужчин. Ее стилю следуют. Многие ли начальники открыто выступят в защиту своего подчиненного, обвиненного в умышленном убийстве? Ее слова: не допустить «инквизиции для полиции» уже стали крылатыми.

Маша Варфоломеева,

луганская журналистка, патриотка, 14 месяцев находившаяся в заложниках террористов «ЛНР». Машу содержали в отдельной одиночной камере в подвале, без света. Сумевшие увидеть ее говорили: выглядит девушка плохо, весит около 30 кг. За что сидела? За фотографирование в неположенном месте. А еще за снимки в соцсетях, за флаг Украины, за герб. З марта она, наконец, вышла на свободу, боевики ее обменяли на двух наемников-россиян.

Мария Берлинская.

Аэроразведчица, со-координатор проекта «Невидимый батальон», она открыла истину, известную всем. О том, что женщинам, воюющим на передовой, реально — командирами боевых экипажей, разведчицами и снайперами, запрещено занимать армейские должности. Вот и получают они скупые зарплаты кухарок и банщиц. Равноправие женщин, в том числе и на войне, это почти то, ради чего было придумано 8 Марта.

Анастасия Приходько.

Это был «нож в спину России» — певица, участница Евровидения от РФ, с первых дней войны высказалась о россиянах однозначно. Ее слова: «Господа россияне, не буду указывать вам дорогу, вы знаете, куда идти, хотя нет, вы уже там!» шокировали российский бомонд и стали классикой. В отличие от коллег, не брезгующих гонорарами от Останкино, она считает, что петь для оккупантов — предательство. Последние месяцы ездит с концертами в зону АТО, а в страны Балтии привезла программу «Герои не умирают».

Виктория Трофименко.

Ее фильм «Братья» стал открытием украинского кинематографа, побывал на 20 кинофестивалях. В Швеции в ней увидели продолжение «темной стороны» Ингмара Бергмана, в Москве – аллегорию о гибели «двух братских народов», в Украине – горькую истину о наших вечных разногласиях. Сама Трофименко себя называет Муллой Насреддином и украинским «казкарем» в одном флаконе.

Мария Музычук.

Украинская шахматистка в эти дни во Львове ведет борьбу за мировую шахматную корону с первым номером шахматного рейтинга китаянкой Хоу Ифань. Мария — действующая чемпионка мира по шахматам, и мир уже знает: Украина — страна не только самых сильных мужчин, но и самых умных женщин.

* * *

Если кто-то не нашел в рейтинге себя или своих кумиров: не сокрушайтесь. Он субъективен, не полон и не репрезентативен.

Есть украинки, которые вне всяких рейтингов. Лина Костенко, Ада Роговцева, Кира Муратова. Они заставляют о себе говорить уже более полувека. Для них другая табель о рангах – это Великие Украинки.

Есть те, кто занимается благотворительностью: жены наших вождей и просто селфмейд-вумен и бизнес-леди. Их второе имя «скромность» – и они не нуждаются в рейтингах.

Есть дамы от политики, заставившие о себе говорить: кто по-новому распущенной косой, кто свежепрорезанными раскосыми очами и внешностью девочек-подростков. А многие из заводных девчонок-активисток и реформаторш, придя во власть, наоборот, стали гламурными матронами, щеголяющими в раскошных прикидах, с умелым загаром и состоятельными покровителями — по всем ним плачет глянец.

Есть и такие как Лорак и Повалий, и они заставили о себе говорить. Но повторять то, что говорят, не хочется.

А настоящим украинкам нельзя не пожелать свободы и мира, терпения и стойкости, веры и любви!

Укринформ

Война на три фронта. Ватники, вышиватники и либерастыВойна на три фронта. Ватники, вышиватники и либерасты

Евгений Якунов, Виктор Мишковский.

«Либерасты»: жителей Донбасса можно «перевоспитать». «Вышиватники»: Донбасс нужно вернуть силой. «Ватники»: с Донецком надо объединяться на условиях Кремля

На выставке Ивана Марчука в Мыстецьком арсенале рядом с картинами мэтра можно прочесть его мысли о жизни, стране, вере. Есть там и такие слова: «В Украине никто никого не любит. Все со всеми воюют. Она в состоянии гражданской войны уже десятки столетий».

На слова «гражданская война» у нас сегодня наложено табу. У нас не гражданская война, а агрессия России. Но Марчуком сказано это было давно. И речь не о дне сегодняшнем, а о непрерывной войне, «которой десятки столетий». Конечно, и российской агрессии против Украины уже немало веков. Но эта агрессия была успешной, не в последнюю очередь, из-за внутренних раздоров.

Мы чувствуем дыхание этой войны ежечасно. В троллейбусах и очередях в поликлинике, на посиделках у Шустера и антикоррупционных форумах Саакашвили. Она ощущается в факельных шествиях «Свободы» и пикетах возле судов, где судят воинов АТО. Она — в привычных публичных разоблачениях «чужих» среди «своих», и в подковерных договоренностях со «своими» среди «чужих».

«Все воюют со всеми» — говорил художник. Это не совсем так, но ощущение стойкое. А все потому, что каждый раз нельзя четко определить стороны, воюющие друг с другом. И чувствуется — этих сторон больше, чем две. В сутолоке мнений, обвинений и истерик всплывают очертания временных союзов, липовых героев и потешных противостояний. Подвоха ожидаешь от всех. Как определить: кто, с кем и за что все это время сражается?

Отставим в сторону меркантильные интересы, войну за финансы и собственность. Это — отдельная тема. Поговорим о мировоззренческих различиях. Не между западом и востоком, не между Россией и Украиной, а между украинцами и украинцами.

КОЛОНИСТЫ, АБОРИГЕНЫ, КРЕОЛЫ

Несколько лет назад о борьбе и противоречиях трех мировоззрений в Украине нам рассказал публицист Мыкола Рябчук. Речь идет о так называемой «теории креолов». Суть ее в том, что, помимо главных участников противостояния в стране, борющейся за независимость — «колонистов» (имперских подданных, воспринимающих Украину как колонию) и «аборигенов» (коренное население, мечтающее о национальном и даже этническом государстве), — существует третья составная. Это те, кто не воспринимает идеи национального государства по лекалам аборигенов, хотя и сочувствует ей, но видит независимую Украину как осколок империи, империи не принадлежащий. Носители этого мировоззрения — обычно, выходцы из среды народа-колонизатора или те, кто родился в Украине, но впитал культуру и нравы метрополии. Это что-то вроде голландцев в Африке, ставших бурами и воевавших потом против англичан за независимость. Но не независимость каких-то там зулусов, а за свою собственную.

Кого называть «креолами» в Украине — на сей счет были разные мнения. Для кого-то это Владимир Гринев, известный в начале 90-х харьковский демократ, представлявший Народную раду в президиуме парламента, или врач-диссидент Семен Глузман. Другие видели черты «креолов» в Кучме, Тимошенко и даже Януковиче. В 2011-м (в период правления последнего) Рябчук предлагал во имя сохранения независимости заключить мир между «креолами» и «аборигенами». И вот на каких условиях. Первые признают, что Украина была колонией, а Россия — колонизаторами, а значит — допускают государственный протекционизм для преодоления последствий колониального прошлого. Вторые — соглашаются с политической, а не этнической формулой украинской нации, с ее двуязычием и, по сути, двухэтничностью и трактуют русскоязычных граждан как полноценную общность «политических украинцев», а не «блудных сыновей».

Эту теорию развивали, подкрепляя примерами из истории Латинской Америки (Мексики, в частности), где союз «аборигенов» и «креолов» позволил обрести независимость, а противостояние давало шанс империи и оборачивалось кровопролитными гражданскими войнами и интервенциями.

Идею Рябчука разносили в пух и прах. В ней увидели очередное деление народа на «три сорта», а значит, неизбежность столкновения двух проектов Украины. «Я ни в коем случае не утверждаю, что мы обречены на «холодную» или, еще хуже, горячую гражданскую войну»,- оправдывался Рябчук.

И… ошибся.

Гражданская война случилась. Не на Донбассе, и не в Крыму. Гражданская война была на Майдане, и объявил ее Янукович. Никакой он оказался не «креол», хоть и научился нескольким десяткам фраз на украинском языке, и вышиванку да соломенный брыль примерял на Сорочинской ярмарке. «Креолы» с национальным колоритом Лавринович, Герман, В.Олийнык вдруг оказались в одной лодке с самыми упоротыми имперцами и слугами колонизаторов.

Теория рухнула?

НАЛОГОВЫЙ, «МОВНЫЙ», ЕВРОПЕЙСКИЙ

То, что произошло с народом на Майдане, и самое главное — в те несколько месяцев, что предшествовали ему, — еще должны пристально изучить социлоги. Ведь что-то произошло! Державшаяся 20 лет структура общества внезапно изменилась. Если «налоговый майдан» был денационален, а «мовный» — сверхнационален, то Евромайдан под флагами Европы объединил всех. Под стелой Независимости удар «Беркута» приняла на себя совершенно новая общность — юные украинские европейцы! Это именно они собрались днем позже на Михайловской и готовились к миллионному походу по Крещатику. А нарождающийся за спиной княгини Ольги «правый сектор» готовился к другому — к уличным боям.

Чем дольше стоял Евромайдан, тем пристальнее стоящие присматривались к национал-радикалам, как движителю последующих событий. Так и произошло. Именно националисты обострили ситуацию, и Революция Достоинства пришла к победе, хоть и тяжелой ценой.

В самый сложный момент на арену вышла еще одна сила — «афганцы», те самые, кто со времен выходки Червонопиского на съезде советов (с оскорблениями Андрея Сахарова) считались опорой империи. Стереотипы были разрушены.

Все смешалось. «Имперцев-колонистов» разгромили и вытеснили на околицу ментального пространства Украины, влиятельные «креолы» потеряли остатки аристократического шарма. Народ стал монолитен?

Весь 2014-й и половину 2015-го года мы были вместе. А потом начались раздоры. Движок снизил обороты. Распутье встретило вопросом: а куда собственно двигаться? И это было странным, потому что главный раздражитель гражданской войны в умах — «колонисты-имперцы» забаррикадировались где-то в Крыму и на Донбассе, или удрали в Ростов. Оставшиеся наедине сами с собой победившие «аборигены» и примкнувшие к ним «креолы» перемешались и… разделились на новые группы. И каждая из них выложила свои козыри на стол.

ЛИБЕРАЛЫ, МОДЕРНИСТЫ, КОНСЕРВАТОРЫ

Тему этих заметок навеяло эссе поэтессы и культуролога Евгении Бильченко. Она проштудировала труды Умберто Эко, Мартина Бубера и Жана Бодрийяра и пришла к выводу: в Украине сейчас существуют три основных мировоззренческие группы — соответствующие либеральной, модернистской и консервативной идентичностям.

Чтобы было понятней народу, условно назовем их «либерастами», «ватниками» и «вышиватниками». Именно такие ярлыки приклеили им враги. А враги — они наблюдательны.

Кто такие «либерасты» (они же «толерасты», «гейропейцы»), хорошо знают националисты Западной Украины. Это последовательные, без оговорок сторонники европейского выбора и западных ценностей — свободы, прав человека, толерантности. Они не приемлют насилия, малейших признаков тоталитаризма и авторитаризма. А ругают их националисты-«вышиватники» за такие грехи как пацифизм, лояльность к ЛГБТ, мультикультуризм.

Сами «вышиватники» («нацики», «свидомиты») — приверженцы традиционной мифологии украинского общества как общества исторической травмы, сторонники права на национальное самоопределение, воинственные националисты. «Либерасты» в ужасе от их склонности во всех бедах винить инородцев, а сегодня — и в привычке решать проблемы стрельбой с гранатометанием.

Теперь о «ватниках» (они же «совки»). Договоримся называть таким именем не россиян-путинистов, не бандитов, воюющих на стороне Плотницкого и Захарченко, те — «сепары», предатели и наемники. Речь о других — кто за целостную Украину, но видит ее будущее по-своему. Бильченко привязала их к «модерной идентичности».

Где, казалось бы, «ватники», а где — «модерн»? Тут нужно уяснить две вещи. Во-первых, давайте перестанем считать всех тех, кто голосовал, скажем, за Кернеса, тупыми, безмозглыми рабами «русского мира». Харьков всегда слыл одним из центров украинской науки, городом интеллектуалов. И не только Харьков. Ученые, технари, врачи, вынужденные бежать из Лугандона в другие города Украины, показали высочайший уровень профессиональных знаний и квалификации. Это первое. А, во-вторых, этот высокий уровень эрудиции и навыков вовсе не означает автоматического приятия нашего мировоззрения.

Сэмюэл Хантингтон, автор «Столкновения цивилизаций», называл два возможных направления инновационного развития общества. Первый — это «вестернизация», когда, усваивая научно-техническе достижения Запада, общество принимает и его философию, законы и правила жизни; второй — «модернизация», когда эти достижения пытаются привить на подвое традиционных, часто неразвитых, феодальных и даже племенных общественных отношений.

Типичный пример — Саудовская Аравия, страна самых передовых технологий и самых зажиточных граждан. В ФБ ходит занимательный пост о том, какой там рай для жизни: «Зарплата медсестры — 10 000 $. За каждого новорожденного выплачивается 70 000 $. Новобрачным дарится 64 000 $ на покупку квартиры….» Вспомнили? А ведь, согласно Википедии, это страна, которая занимает 130-е место в мире из 134-х по ущемлению прав женщин. Это единственная страна в мире, где женщинам запрещено водить машину. Тут царят дикие в нашем понимании нравы, когда девочек выдают замуж в любом(!) возрасте. И проч., и проч.

«Модернизированный ватник» искренне верит в то, что бывшая советская, а ныне российская система производственных и общественных отношений позволяет достичь американского уровня благосостояния. И в этом его отличие от «вышиватника» и «либераста». «Ватники» — согласны жить в независимой, процветающей Украине, но никогда не положат за нее свою жизнь.

МИРИТЬСЯ, ДРАТЬСЯ, РАСПЛЕВАТЬСЯ

У этих трех групп разные, а зачастую радикально противоположные взгляды на украинские проблемы. Например, на то, как быть с «особым статусом» Донбасса?

«Либерасты» искренне верят, что жителей Донбасса можно «перевоспитать» в европейцев (надо только «просветить»), а если не получится — отдать России, как лишний при продвижении в Европу балласт. «Вышиватники» считают, что Донбасс нужно вернуть силой, а если не удастся, окружить колючей проволокой и «пусть загибается». «Ватники» уверены — с Донецком надо объединяться на условиях Кремля, а если не удастся, сменить власть, чтобы вновь пришедшая смогла договориться.

«Либерасты» хотят либеральной экономики, «вышиватники» — государственного протекционизма, «ватники» — госкапитализма, монополии «красных директоров».

«Либерасты» ругают власть за медленное продвижение в Европу и срыв реформ, «вышиватники» — за засилье в ней иностранцев и работу «на Путина», «ватники» — за «тарифный геноцид» и обнищание населения в угоду МВФ.

«Либерасты» хотят видеть лидером условного Саакашвили, «вышиватники» — условного Яроша, «ватники» — условного Кучму.

Конечно, все эти взгляды ярко выражены только в крайних проявлениях — Кернесе с Ахметовым, «пламенной» Фарион да организаторах «гей-парадов» в Киеве. В центре этой триады все покрыто туманом. Крупные политические партии, чтобы собрать электоральный урожай, пытаются угодить и вашим, и нашим. А потому замешивают из несовместимых продуктов такое варево в своих программах и кадровой политике, что у нормального общественного организма наступает острое несварение.

Радикал Ляшко «на ура» идет у «вышиватников», но нравится и «ватникам». Тимошенко — удивительный микст «ватников» и «либерастов», «Самопомич» — «либерастов» и «вышиватников». А две главные парламентские партии умудрились набрать разношерстые команды со всем спектром взглядов. Причем, доля «ватников» в них зашкаливает. Отсюда бурление, «тушки», «зрады» и бунт на корабле. Отсюда коалиция — как виннипуховский мед в горшке: он как бы есть, и в то же время — его нет!

Неопределенность подогревается самим обществом, которое очаровывается персонами, не зная и не ведая, куда они общество собираются вести. Непонимание вызывает подозрения, подозрения — ненависть.

Вот тут бы и пора вспомнить о мирном договоре, предложенном в свое время Мыколой Рябчуком. Только не между «аборигенами» и «креолами» — сегодня очертания этих групп стерлись и стали неактуальными. На Майдане был заключен другой договор, хоть и неписаный, между приверженцами национальной идеи и сторонниками Украины как части Европы, «вышиватниками» и «либерастами». Почему бы его формально не закрепить?

Этот союз очень не нравится Кремлю, потому что он отрывает Украину от «русского мира» навсегда. Россия все делает для того, чтобы его разрушить. Путина устроит любой другой вариант. Почему бы, например, «ватникам» не объединиться с «вышиватниками» на почве ненависти к геям, мусульманам и евреям или в ожидании «сильной руки»? Или «либерастам» — с «ватниками» против общего врага — радикального национализма, с его экстремистскими методами? Не важно, кто с кем: главное расколоть существующий союз!

Отсюда и две главных темы, которыми озабочено российское ФСБ-ТВ: «третий майдан» и гей-парады.

ХИЩНИКИ, ЧУЖИЕ, ИНЫЕ

Нам кажется, что такой раскол невозможен. Но с каждым шагом в сторону Европы разница мировоззрений будет ощущаться все явственней. Либералы, оторвавшись от России, все чаще будут видеть в национальном тормоз на пути объединения в европейской семье, националисты — неминуемо пополнят ряды евроскептиков. И все равно этот союз надо пронести по жизни нерушимым. А для этого — снизить градус противостояния.

Как?

Во-первых, нужна определенность. Когда политические силы научаться публично артикулировать свою принадлежность к конкретному мировоззрению и перестанут говорить об абстрактном благе, когда их приверженцы определят свою идентичность — либерасты они, ватники или вышиватники, тогда они перестанут чувствовать себя обманутыми.

И, во-вторых, нам надо вывести борьбу мировоззрений из паттерна войны, придуманного в свое время Лениным и отшлифованного Сталиным. Идейно иной должен перестать быть «идейно чуждым».

И речь не только о прекращении войны между «либерастами» и «вышиватниками». Надо сделать так, чтобы «ватники» перестали воспринимать происходящее как свой «последний смертный бой».

Слово «чужой» нам вообще надо забыть, поскольку в нашей стране оно буквально пропитано сакральным страхом и ненавистью. В известных блокбастерах — «Хищники» определенно симпатичнее нам, нежели «Чужие». И это при том, что вторые убивают людей, дабы прокормить потомство, а первые — исключительно для развлечения. Просто мы и сами хищники. А от чужого не понятно чего ждать, и древний инстинкт подсказывает: избавься от него.

Мы выберемся из этой трясины, когда уйдем в оценке взглядов друг друга от сакрального — к рациональному. Нам нельзя оставаться «чужими». И полное понимание тут не обязательно, важно принять возможность «инаковости».

Нормальный западный человек, как бы ему не было горько и сложно, не видит в тех, кто на него не похож, скажем, в сирийских беженцах, чужих. Для него все земляне — «свои» по определению. А может быть и все жители вселенной.

Они лишь чуть-чуть иные.

УкринформЕвгений Якунов, Виктор Мишковский.

«Либерасты»: жителей Донбасса можно «перевоспитать». «Вышиватники»: Донбасс нужно вернуть силой. «Ватники»: с Донецком надо объединяться на условиях Кремля

На выставке Ивана Марчука в Мыстецьком арсенале рядом с картинами мэтра можно прочесть его мысли о жизни, стране, вере. Есть там и такие слова: «В Украине никто никого не любит. Все со всеми воюют. Она в состоянии гражданской войны уже десятки столетий».

На слова «гражданская война» у нас сегодня наложено табу. У нас не гражданская война, а агрессия России. Но Марчуком сказано это было давно. И речь не о дне сегодняшнем, а о непрерывной войне, «которой десятки столетий». Конечно, и российской агрессии против Украины уже немало веков. Но эта агрессия была успешной, не в последнюю очередь, из-за внутренних раздоров.

Мы чувствуем дыхание этой войны ежечасно. В троллейбусах и очередях в поликлинике, на посиделках у Шустера и антикоррупционных форумах Саакашвили. Она ощущается в факельных шествиях «Свободы» и пикетах возле судов, где судят воинов АТО. Она — в привычных публичных разоблачениях «чужих» среди «своих», и в подковерных договоренностях со «своими» среди «чужих».

«Все воюют со всеми» — говорил художник. Это не совсем так, но ощущение стойкое. А все потому, что каждый раз нельзя четко определить стороны, воюющие друг с другом. И чувствуется — этих сторон больше, чем две. В сутолоке мнений, обвинений и истерик всплывают очертания временных союзов, липовых героев и потешных противостояний. Подвоха ожидаешь от всех. Как определить: кто, с кем и за что все это время сражается?

Отставим в сторону меркантильные интересы, войну за финансы и собственность. Это — отдельная тема. Поговорим о мировоззренческих различиях. Не между западом и востоком, не между Россией и Украиной, а между украинцами и украинцами.

КОЛОНИСТЫ, АБОРИГЕНЫ, КРЕОЛЫ

Несколько лет назад о борьбе и противоречиях трех мировоззрений в Украине нам рассказал публицист Мыкола Рябчук. Речь идет о так называемой «теории креолов». Суть ее в том, что, помимо главных участников противостояния в стране, борющейся за независимость — «колонистов» (имперских подданных, воспринимающих Украину как колонию) и «аборигенов» (коренное население, мечтающее о национальном и даже этническом государстве), — существует третья составная. Это те, кто не воспринимает идеи национального государства по лекалам аборигенов, хотя и сочувствует ей, но видит независимую Украину как осколок империи, империи не принадлежащий. Носители этого мировоззрения — обычно, выходцы из среды народа-колонизатора или те, кто родился в Украине, но впитал культуру и нравы метрополии. Это что-то вроде голландцев в Африке, ставших бурами и воевавших потом против англичан за независимость. Но не независимость каких-то там зулусов, а за свою собственную.

Кого называть «креолами» в Украине — на сей счет были разные мнения. Для кого-то это Владимир Гринев, известный в начале 90-х харьковский демократ, представлявший Народную раду в президиуме парламента, или врач-диссидент Семен Глузман. Другие видели черты «креолов» в Кучме, Тимошенко и даже Януковиче. В 2011-м (в период правления последнего) Рябчук предлагал во имя сохранения независимости заключить мир между «креолами» и «аборигенами». И вот на каких условиях. Первые признают, что Украина была колонией, а Россия — колонизаторами, а значит — допускают государственный протекционизм для преодоления последствий колониального прошлого. Вторые — соглашаются с политической, а не этнической формулой украинской нации, с ее двуязычием и, по сути, двухэтничностью и трактуют русскоязычных граждан как полноценную общность «политических украинцев», а не «блудных сыновей».

Эту теорию развивали, подкрепляя примерами из истории Латинской Америки (Мексики, в частности), где союз «аборигенов» и «креолов» позволил обрести независимость, а противостояние давало шанс империи и оборачивалось кровопролитными гражданскими войнами и интервенциями.

Идею Рябчука разносили в пух и прах. В ней увидели очередное деление народа на «три сорта», а значит, неизбежность столкновения двух проектов Украины. «Я ни в коем случае не утверждаю, что мы обречены на «холодную» или, еще хуже, горячую гражданскую войну»,- оправдывался Рябчук.

И… ошибся.

Гражданская война случилась. Не на Донбассе, и не в Крыму. Гражданская война была на Майдане, и объявил ее Янукович. Никакой он оказался не «креол», хоть и научился нескольким десяткам фраз на украинском языке, и вышиванку да соломенный брыль примерял на Сорочинской ярмарке. «Креолы» с национальным колоритом Лавринович, Герман, В.Олийнык вдруг оказались в одной лодке с самыми упоротыми имперцами и слугами колонизаторов.

Теория рухнула?

НАЛОГОВЫЙ, «МОВНЫЙ», ЕВРОПЕЙСКИЙ

То, что произошло с народом на Майдане, и самое главное — в те несколько месяцев, что предшествовали ему, — еще должны пристально изучить социлоги. Ведь что-то произошло! Державшаяся 20 лет структура общества внезапно изменилась. Если «налоговый майдан» был денационален, а «мовный» — сверхнационален, то Евромайдан под флагами Европы объединил всех. Под стелой Независимости удар «Беркута» приняла на себя совершенно новая общность — юные украинские европейцы! Это именно они собрались днем позже на Михайловской и готовились к миллионному походу по Крещатику. А нарождающийся за спиной княгини Ольги «правый сектор» готовился к другому — к уличным боям.

Чем дольше стоял Евромайдан, тем пристальнее стоящие присматривались к национал-радикалам, как движителю последующих событий. Так и произошло. Именно националисты обострили ситуацию, и Революция Достоинства пришла к победе, хоть и тяжелой ценой.

В самый сложный момент на арену вышла еще одна сила — «афганцы», те самые, кто со времен выходки Червонопиского на съезде советов (с оскорблениями Андрея Сахарова) считались опорой империи. Стереотипы были разрушены.

Все смешалось. «Имперцев-колонистов» разгромили и вытеснили на околицу ментального пространства Украины, влиятельные «креолы» потеряли остатки аристократического шарма. Народ стал монолитен?

Весь 2014-й и половину 2015-го года мы были вместе. А потом начались раздоры. Движок снизил обороты. Распутье встретило вопросом: а куда собственно двигаться? И это было странным, потому что главный раздражитель гражданской войны в умах — «колонисты-имперцы» забаррикадировались где-то в Крыму и на Донбассе, или удрали в Ростов. Оставшиеся наедине сами с собой победившие «аборигены» и примкнувшие к ним «креолы» перемешались и… разделились на новые группы. И каждая из них выложила свои козыри на стол.

ЛИБЕРАЛЫ, МОДЕРНИСТЫ, КОНСЕРВАТОРЫ

Тему этих заметок навеяло эссе поэтессы и культуролога Евгении Бильченко. Она проштудировала труды Умберто Эко, Мартина Бубера и Жана Бодрийяра и пришла к выводу: в Украине сейчас существуют три основных мировоззренческие группы — соответствующие либеральной, модернистской и консервативной идентичностям.

Чтобы было понятней народу, условно назовем их «либерастами», «ватниками» и «вышиватниками». Именно такие ярлыки приклеили им враги. А враги — они наблюдательны.

Кто такие «либерасты» (они же «толерасты», «гейропейцы»), хорошо знают националисты Западной Украины. Это последовательные, без оговорок сторонники европейского выбора и западных ценностей — свободы, прав человека, толерантности. Они не приемлют насилия, малейших признаков тоталитаризма и авторитаризма. А ругают их националисты-«вышиватники» за такие грехи как пацифизм, лояльность к ЛГБТ, мультикультуризм.

Сами «вышиватники» («нацики», «свидомиты») — приверженцы традиционной мифологии украинского общества как общества исторической травмы, сторонники права на национальное самоопределение, воинственные националисты. «Либерасты» в ужасе от их склонности во всех бедах винить инородцев, а сегодня — и в привычке решать проблемы стрельбой с гранатометанием.

Теперь о «ватниках» (они же «совки»). Договоримся называть таким именем не россиян-путинистов, не бандитов, воюющих на стороне Плотницкого и Захарченко, те — «сепары», предатели и наемники. Речь о других — кто за целостную Украину, но видит ее будущее по-своему. Бильченко привязала их к «модерной идентичности».

Где, казалось бы, «ватники», а где — «модерн»? Тут нужно уяснить две вещи. Во-первых, давайте перестанем считать всех тех, кто голосовал, скажем, за Кернеса, тупыми, безмозглыми рабами «русского мира». Харьков всегда слыл одним из центров украинской науки, городом интеллектуалов. И не только Харьков. Ученые, технари, врачи, вынужденные бежать из Лугандона в другие города Украины, показали высочайший уровень профессиональных знаний и квалификации. Это первое. А, во-вторых, этот высокий уровень эрудиции и навыков вовсе не означает автоматического приятия нашего мировоззрения.

Сэмюэл Хантингтон, автор «Столкновения цивилизаций», называл два возможных направления инновационного развития общества. Первый — это «вестернизация», когда, усваивая научно-техническе достижения Запада, общество принимает и его философию, законы и правила жизни; второй — «модернизация», когда эти достижения пытаются привить на подвое традиционных, часто неразвитых, феодальных и даже племенных общественных отношений.

Типичный пример — Саудовская Аравия, страна самых передовых технологий и самых зажиточных граждан. В ФБ ходит занимательный пост о том, какой там рай для жизни: «Зарплата медсестры — 10 000 $. За каждого новорожденного выплачивается 70 000 $. Новобрачным дарится 64 000 $ на покупку квартиры….» Вспомнили? А ведь, согласно Википедии, это страна, которая занимает 130-е место в мире из 134-х по ущемлению прав женщин. Это единственная страна в мире, где женщинам запрещено водить машину. Тут царят дикие в нашем понимании нравы, когда девочек выдают замуж в любом(!) возрасте. И проч., и проч.

«Модернизированный ватник» искренне верит в то, что бывшая советская, а ныне российская система производственных и общественных отношений позволяет достичь американского уровня благосостояния. И в этом его отличие от «вышиватника» и «либераста». «Ватники» — согласны жить в независимой, процветающей Украине, но никогда не положат за нее свою жизнь.

МИРИТЬСЯ, ДРАТЬСЯ, РАСПЛЕВАТЬСЯ

У этих трех групп разные, а зачастую радикально противоположные взгляды на украинские проблемы. Например, на то, как быть с «особым статусом» Донбасса?

«Либерасты» искренне верят, что жителей Донбасса можно «перевоспитать» в европейцев (надо только «просветить»), а если не получится — отдать России, как лишний при продвижении в Европу балласт. «Вышиватники» считают, что Донбасс нужно вернуть силой, а если не удастся, окружить колючей проволокой и «пусть загибается». «Ватники» уверены — с Донецком надо объединяться на условиях Кремля, а если не удастся, сменить власть, чтобы вновь пришедшая смогла договориться.

«Либерасты» хотят либеральной экономики, «вышиватники» — государственного протекционизма, «ватники» — госкапитализма, монополии «красных директоров».

«Либерасты» ругают власть за медленное продвижение в Европу и срыв реформ, «вышиватники» — за засилье в ней иностранцев и работу «на Путина», «ватники» — за «тарифный геноцид» и обнищание населения в угоду МВФ.

«Либерасты» хотят видеть лидером условного Саакашвили, «вышиватники» — условного Яроша, «ватники» — условного Кучму.

Конечно, все эти взгляды ярко выражены только в крайних проявлениях — Кернесе с Ахметовым, «пламенной» Фарион да организаторах «гей-парадов» в Киеве. В центре этой триады все покрыто туманом. Крупные политические партии, чтобы собрать электоральный урожай, пытаются угодить и вашим, и нашим. А потому замешивают из несовместимых продуктов такое варево в своих программах и кадровой политике, что у нормального общественного организма наступает острое несварение.

Радикал Ляшко «на ура» идет у «вышиватников», но нравится и «ватникам». Тимошенко — удивительный микст «ватников» и «либерастов», «Самопомич» — «либерастов» и «вышиватников». А две главные парламентские партии умудрились набрать разношерстые команды со всем спектром взглядов. Причем, доля «ватников» в них зашкаливает. Отсюда бурление, «тушки», «зрады» и бунт на корабле. Отсюда коалиция — как виннипуховский мед в горшке: он как бы есть, и в то же время — его нет!

Неопределенность подогревается самим обществом, которое очаровывается персонами, не зная и не ведая, куда они общество собираются вести. Непонимание вызывает подозрения, подозрения — ненависть.

Вот тут бы и пора вспомнить о мирном договоре, предложенном в свое время Мыколой Рябчуком. Только не между «аборигенами» и «креолами» — сегодня очертания этих групп стерлись и стали неактуальными. На Майдане был заключен другой договор, хоть и неписаный, между приверженцами национальной идеи и сторонниками Украины как части Европы, «вышиватниками» и «либерастами». Почему бы его формально не закрепить?

Этот союз очень не нравится Кремлю, потому что он отрывает Украину от «русского мира» навсегда. Россия все делает для того, чтобы его разрушить. Путина устроит любой другой вариант. Почему бы, например, «ватникам» не объединиться с «вышиватниками» на почве ненависти к геям, мусульманам и евреям или в ожидании «сильной руки»? Или «либерастам» — с «ватниками» против общего врага — радикального национализма, с его экстремистскими методами? Не важно, кто с кем: главное расколоть существующий союз!

Отсюда и две главных темы, которыми озабочено российское ФСБ-ТВ: «третий майдан» и гей-парады.

ХИЩНИКИ, ЧУЖИЕ, ИНЫЕ

Нам кажется, что такой раскол невозможен. Но с каждым шагом в сторону Европы разница мировоззрений будет ощущаться все явственней. Либералы, оторвавшись от России, все чаще будут видеть в национальном тормоз на пути объединения в европейской семье, националисты — неминуемо пополнят ряды евроскептиков. И все равно этот союз надо пронести по жизни нерушимым. А для этого — снизить градус противостояния.

Как?

Во-первых, нужна определенность. Когда политические силы научаться публично артикулировать свою принадлежность к конкретному мировоззрению и перестанут говорить об абстрактном благе, когда их приверженцы определят свою идентичность — либерасты они, ватники или вышиватники, тогда они перестанут чувствовать себя обманутыми.

И, во-вторых, нам надо вывести борьбу мировоззрений из паттерна войны, придуманного в свое время Лениным и отшлифованного Сталиным. Идейно иной должен перестать быть «идейно чуждым».

И речь не только о прекращении войны между «либерастами» и «вышиватниками». Надо сделать так, чтобы «ватники» перестали воспринимать происходящее как свой «последний смертный бой».

Слово «чужой» нам вообще надо забыть, поскольку в нашей стране оно буквально пропитано сакральным страхом и ненавистью. В известных блокбастерах — «Хищники» определенно симпатичнее нам, нежели «Чужие». И это при том, что вторые убивают людей, дабы прокормить потомство, а первые — исключительно для развлечения. Просто мы и сами хищники. А от чужого не понятно чего ждать, и древний инстинкт подсказывает: избавься от него.

Мы выберемся из этой трясины, когда уйдем в оценке взглядов друг друга от сакрального — к рациональному. Нам нельзя оставаться «чужими». И полное понимание тут не обязательно, важно принять возможность «инаковости».

Нормальный западный человек, как бы ему не было горько и сложно, не видит в тех, кто на него не похож, скажем, в сирийских беженцах, чужих. Для него все земляне — «свои» по определению. А может быть и все жители вселенной.

Они лишь чуть-чуть иные.

Укринформ

Омельченко и ДТП. В плену неловкостиОмельченко и ДТП. В плену неловкости

Евгений Якунов, Виктор Мишковский. Киев.

И опять — все всё понимают. Такая она — наша мораль и наша жалость

…«Машина экс-мэра Киева Омельченко сбила женщину и скрылась с места ДТП» — заголовки первых заметок о резонансном происшествии звучали именно так. Заметили? Машина тут как-бы живое существо, сама по себе. Сбила — и скрылась. Никем не управляемая, что ли? Да возможно ли это?

В нашей стране возможно.

Впрочем, водитель машины в конце-концов нашелся. «Скрылся с места ДТП», а через полчаса вернулся. От произошедшего ему, диабетику, стало плохо, поехал сделать укол инсулина, а потом вернулся — узнать как там потерпевшая. Все вроде бы честно: вернулся, осознает…

Но червь сомнения не гложет ли? По собственному признанию, «вернувшийся» водитель возит экс-мэра уже 20 лет. Как шофер с таким стажем, в полном здравии и не пребывая в состоянии алкогольного опьянения мог сбить женщину на пешеходном переходе да еще так, что она, по словам свидетелей, пролетела метров 20?

Уж очень это похоже на всем известный трюк, когда убегает с места преступления один, а возвращается с повинной — другой, не такой солидный по должности. Свидетели дорожно-транспортных происшествий, с участием «взбесившихся» и отбившихся от рук машин ВИП-персон, часто наблюдают подобное.

Такая она работа у элитных водителей: если что, подставляться под удар, выгораживая шефа.

Вот и в данном случае: один из свидетелей — водитель фуры вроде бы совсем другого человека, а не того, который вернулся, за рулем видел.

Не хочется бросать тень на уважаемого человека, столько лет отдавшего Киеву, а ныне депутата Киевсовета, лидера партии «Єдність». И вполне возможно — и даже очевидно — что никакого отношения к инциденту не имеющего.

Но пойди убеди в этом народ, если в 2009 году «автомобиль Омельченко» уже унес одну жизнь — 48-летнего Александра Карпинского. А, как пишет «Украинская правда», был и еще один таинственный инцидент с жертвой в 2011 году (мы, правда имени потерпевшего не нашли, и вполне возможно, что информация об этом — лишь эхо все того же 2009- го). А еще был 2013 год, когда джип экс-мера Киева около станции метро «Арсенальная» вылетел на встречную полосу и врезался в ограждение. Тогда милиция, пообщавшись с Омельченко, его отпустила.

Те, кто давно знаком с Александром Омельченко, знают, что он человек рисковый и любит скорость. Так что уж очень все одно к одному складывается…

Шесть лет назад, в 2009-м, Омельченко признался, что был за рулем: свидетелей тому оказалось немало. Они подтвердили, что участок дороги был хорошо освещен, пострадавший Александр Карпинский переходил дорогу по переходу, и виноват, скорее всего, водитель. Омельченко в ту пору был народным депутатом, и после ДТП перестал ходить в ВР, слег с гипертоническим кризом, все дела в парламенте вел за него помощник. Да и мало было желающих тогда с ним общаться: ведь все все прекрасно понимали.

Разбирательство шло долго. О ходе его народу сообщал лично министр внутренних дел Юрий Луценко. Он отвергал обвинения в том, что Омельченко пребывал за рулем в состоянии алкогольного опьянения, доказывал, что скорость омельченковского авто не превышала 70 км в час. Вопреки показаниям свидетелей, столичная милиция выяснила, что пострадавший в момент ДТП был вовсе не на зебре, а «шел наискосок». Да и свидетель у нардепа оказался надежный: его собственный помощник. Злые языки, правда, утверждали, что видеокамера его в салоне машины не обнаружила, но это он просто «побежал за помощью».

Сам Сан Саныч тоже всячески проявлял свои человеческие качества: дал 5 тыс. на погребальный костюм покойника,14 тыс. гривен на похороны, был на поминках и выплатил по 10 тыс. гривен компенсации родственникам погибшего. А еще, как писала газета «Сегодня», нардеп купил сыну и сводному брату погибшего двухэтажный дом в Киевской области за $25 тыс., новый автомобиль «ВАЗ». «Мы сомневаемся, что этот человек (Омельченко — ред.) мог такое сделать, это нелепая случайность, так считает вся семья», — цитировала пресса слова сводного брата погибшего.

В июне 2010 года, когда о случае почти забыли, следователи столичной милиции заявили, что не обнаружили состава преступления в действиях Омельченко, и дело против него закрыли.

В народе не сильно протестовали. С одной стороны — Омельченко человек заслуженный, не разреши он ставить палатки на Майдане в 2004-м, может быть и тогда уже жертвы были бы. Патриот, словом, как такого обидеть?

Да и родственники не сильно настаивали на пересмотре результатов следствия. И народ их очень хорошо в этом понимал. В таких случаях народная мудрость гласит: ну добились бы наказания для виновника, посадили бы хорошего человека в тюрьму, разве это мертвого оживило бы? А так: дети и внуки покойного будут знать, что глава семьи смертью своей улучшил условия их жизни. А значит, гибель его не была бессмысленной и напрасной, и будут вспоминать о нем с благодарностью. И о человечности того, кто деньги пожертвовал, тоже.

Народ наш бедный и так понимает: справедливостью сыт не будешь. А достигнешь согласия, глядишь, у богатых что-то и выторговать можно. Опять же, совесть чиста, что человека в тюрьму не засадил.

Да и разве он, который виновен, уже тем не наказан, что совестью своей мается?

Смертельных случаев и травм с участием ВИП-водителей и их машин за нашу историю случалось немало. И заканчивались они обычно одинаково. ДТП — это такая штука, что многое зависит от мелочей, которые не всегда и заметишь, от вывода следствия: а мог ли водитель предотвратить столкновение. И как-то так выходит, что всегда виноват пешеход, не имеющий денег на авто или владелец какого-нибудь старого Запорожца. Вот такая она — правда жизни. И нам от нее очень неловко. Как неловко от родственников, которые берут подарками за молчание. От общества, которое мирится с этим всем.

Такая она — наша мораль и наша жалость.

Много было случаев, от которых до сих пор неспокойно на душе. Почему-то вспомнился один, совсем давний, 2002 года. Это было ДТП с участием будущего спикера ВР Владимира Литвина, а тогда главы администрации президента Кучмы. Автомобиль высокопоставленного чиновника на Обуховской трассе лоб в лоб столкнулся со старенькими Жигулями, за рулем которого был ни кому не известный пенсионер. Пенсионер погиб.

И всем тогда было очень неловко от того, что и телевидение, и газеты наперебой трубили все больше о сотрясении мозга у Литвина, а не о том, кем был погибший пенсионер. Пенсионер был мертв, и потому милиция могла со спокойным сердцем строить версии о том, что именно заставило покойного совершить ДТП, от которого пострадал глава АП. И ни у кого не должно было возникнуть подозрения, что виновен кто-то другой.

Поговаривали, что Литвин тогда крупно помог семье погибшего. А дело закрыли по причине того, что судить стало некого — виновник ДТП мертв. И все все понимали. И всем было очень неловко.

Женщина 36 лет, сбитая вчера «машиной Омельченко», сейчас в коме, имя ее неизвестно, документов не нашли. Вполне возможно, она переходила проезжую часть в неположенном месте — «наискосок», а у пребывающего за рулем «водителя Омельченко» не было возможности предотвратить столкновение. Будем, считать, что все это, как и во многих других случаях, роковая случайность. И главным наказанием для виновника будут муки совести.

Вот только у машин совести нет. Они — железные. И продолжают «сбивать», а потом «скрываться с места ДТП». И будут, пока мы продолжаем жить в ощущении неловкости.

Евгений Якунов, Виктор Мишковский. КиевЕвгений Якунов, Виктор Мишковский. Киев.

И опять — все всё понимают. Такая она — наша мораль и наша жалость

…«Машина экс-мэра Киева Омельченко сбила женщину и скрылась с места ДТП» — заголовки первых заметок о резонансном происшествии звучали именно так. Заметили? Машина тут как-бы живое существо, сама по себе. Сбила — и скрылась. Никем не управляемая, что ли? Да возможно ли это?

В нашей стране возможно.

Впрочем, водитель машины в конце-концов нашелся. «Скрылся с места ДТП», а через полчаса вернулся. От произошедшего ему, диабетику, стало плохо, поехал сделать укол инсулина, а потом вернулся — узнать как там потерпевшая. Все вроде бы честно: вернулся, осознает…

Но червь сомнения не гложет ли? По собственному признанию, «вернувшийся» водитель возит экс-мэра уже 20 лет. Как шофер с таким стажем, в полном здравии и не пребывая в состоянии алкогольного опьянения мог сбить женщину на пешеходном переходе да еще так, что она, по словам свидетелей, пролетела метров 20?

Уж очень это похоже на всем известный трюк, когда убегает с места преступления один, а возвращается с повинной — другой, не такой солидный по должности. Свидетели дорожно-транспортных происшествий, с участием «взбесившихся» и отбившихся от рук машин ВИП-персон, часто наблюдают подобное.

Такая она работа у элитных водителей: если что, подставляться под удар, выгораживая шефа.

Вот и в данном случае: один из свидетелей — водитель фуры вроде бы совсем другого человека, а не того, который вернулся, за рулем видел.

Не хочется бросать тень на уважаемого человека, столько лет отдавшего Киеву, а ныне депутата Киевсовета, лидера партии «Єдність». И вполне возможно — и даже очевидно — что никакого отношения к инциденту не имеющего.

Но пойди убеди в этом народ, если в 2009 году «автомобиль Омельченко» уже унес одну жизнь — 48-летнего Александра Карпинского. А, как пишет «Украинская правда», был и еще один таинственный инцидент с жертвой в 2011 году (мы, правда имени потерпевшего не нашли, и вполне возможно, что информация об этом — лишь эхо все того же 2009- го). А еще был 2013 год, когда джип экс-мера Киева около станции метро «Арсенальная» вылетел на встречную полосу и врезался в ограждение. Тогда милиция, пообщавшись с Омельченко, его отпустила.

Те, кто давно знаком с Александром Омельченко, знают, что он человек рисковый и любит скорость. Так что уж очень все одно к одному складывается…

Шесть лет назад, в 2009-м, Омельченко признался, что был за рулем: свидетелей тому оказалось немало. Они подтвердили, что участок дороги был хорошо освещен, пострадавший Александр Карпинский переходил дорогу по переходу, и виноват, скорее всего, водитель. Омельченко в ту пору был народным депутатом, и после ДТП перестал ходить в ВР, слег с гипертоническим кризом, все дела в парламенте вел за него помощник. Да и мало было желающих тогда с ним общаться: ведь все все прекрасно понимали.

Разбирательство шло долго. О ходе его народу сообщал лично министр внутренних дел Юрий Луценко. Он отвергал обвинения в том, что Омельченко пребывал за рулем в состоянии алкогольного опьянения, доказывал, что скорость омельченковского авто не превышала 70 км в час. Вопреки показаниям свидетелей, столичная милиция выяснила, что пострадавший в момент ДТП был вовсе не на зебре, а «шел наискосок». Да и свидетель у нардепа оказался надежный: его собственный помощник. Злые языки, правда, утверждали, что видеокамера его в салоне машины не обнаружила, но это он просто «побежал за помощью».

Сам Сан Саныч тоже всячески проявлял свои человеческие качества: дал 5 тыс. на погребальный костюм покойника,14 тыс. гривен на похороны, был на поминках и выплатил по 10 тыс. гривен компенсации родственникам погибшего. А еще, как писала газета «Сегодня», нардеп купил сыну и сводному брату погибшего двухэтажный дом в Киевской области за $25 тыс., новый автомобиль «ВАЗ». «Мы сомневаемся, что этот человек (Омельченко — ред.) мог такое сделать, это нелепая случайность, так считает вся семья», — цитировала пресса слова сводного брата погибшего.

В июне 2010 года, когда о случае почти забыли, следователи столичной милиции заявили, что не обнаружили состава преступления в действиях Омельченко, и дело против него закрыли.

В народе не сильно протестовали. С одной стороны — Омельченко человек заслуженный, не разреши он ставить палатки на Майдане в 2004-м, может быть и тогда уже жертвы были бы. Патриот, словом, как такого обидеть?

Да и родственники не сильно настаивали на пересмотре результатов следствия. И народ их очень хорошо в этом понимал. В таких случаях народная мудрость гласит: ну добились бы наказания для виновника, посадили бы хорошего человека в тюрьму, разве это мертвого оживило бы? А так: дети и внуки покойного будут знать, что глава семьи смертью своей улучшил условия их жизни. А значит, гибель его не была бессмысленной и напрасной, и будут вспоминать о нем с благодарностью. И о человечности того, кто деньги пожертвовал, тоже.

Народ наш бедный и так понимает: справедливостью сыт не будешь. А достигнешь согласия, глядишь, у богатых что-то и выторговать можно. Опять же, совесть чиста, что человека в тюрьму не засадил.

Да и разве он, который виновен, уже тем не наказан, что совестью своей мается?

Смертельных случаев и травм с участием ВИП-водителей и их машин за нашу историю случалось немало. И заканчивались они обычно одинаково. ДТП — это такая штука, что многое зависит от мелочей, которые не всегда и заметишь, от вывода следствия: а мог ли водитель предотвратить столкновение. И как-то так выходит, что всегда виноват пешеход, не имеющий денег на авто или владелец какого-нибудь старого Запорожца. Вот такая она — правда жизни. И нам от нее очень неловко. Как неловко от родственников, которые берут подарками за молчание. От общества, которое мирится с этим всем.

Такая она — наша мораль и наша жалость.

Много было случаев, от которых до сих пор неспокойно на душе. Почему-то вспомнился один, совсем давний, 2002 года. Это было ДТП с участием будущего спикера ВР Владимира Литвина, а тогда главы администрации президента Кучмы. Автомобиль высокопоставленного чиновника на Обуховской трассе лоб в лоб столкнулся со старенькими Жигулями, за рулем которого был ни кому не известный пенсионер. Пенсионер погиб.

И всем тогда было очень неловко от того, что и телевидение, и газеты наперебой трубили все больше о сотрясении мозга у Литвина, а не о том, кем был погибший пенсионер. Пенсионер был мертв, и потому милиция могла со спокойным сердцем строить версии о том, что именно заставило покойного совершить ДТП, от которого пострадал глава АП. И ни у кого не должно было возникнуть подозрения, что виновен кто-то другой.

Поговаривали, что Литвин тогда крупно помог семье погибшего. А дело закрыли по причине того, что судить стало некого — виновник ДТП мертв. И все все понимали. И всем было очень неловко.

Женщина 36 лет, сбитая вчера «машиной Омельченко», сейчас в коме, имя ее неизвестно, документов не нашли. Вполне возможно, она переходила проезжую часть в неположенном месте — «наискосок», а у пребывающего за рулем «водителя Омельченко» не было возможности предотвратить столкновение. Будем, считать, что все это, как и во многих других случаях, роковая случайность. И главным наказанием для виновника будут муки совести.

Вот только у машин совести нет. Они — железные. И продолжают «сбивать», а потом «скрываться с места ДТП». И будут, пока мы продолжаем жить в ощущении неловкости.

Евгений Якунов, Виктор Мишковский. Киев

Адреналин нацииАдреналин нации

Евгений Якунов, Виктор Мишковский. Киев.

Это они требуют немедленных референдумов по НАТО, языку и особому статусу Лугандона, хотят, чтобы Крым вернулся уже сегодня, а перевыборы парламента и президента наступили завтра

Есть люди, которые не умеют ждать. Им обязательно надо побыстрее. Они не оставляют на завтра то, что можно сделать в стране сегодня, они куют железо пока горячо. Они — головная боль для всех ветвей власти.

Это они бузят в Кривом Роге, несмотря на то, что по Юрию Вилкулу все было давным-давно оговорено. И продано всеми, кто мог. Они могли бы гордиться, что почти победили. Они могли бы сказать: это хорошее начало, на следующих выборах мы разовьем успех. Но они не хотят пять лет ждать следующих выборов. Они хотят их сейчас. Они хотят всего и сразу. И за это «сразу» готовы стоять майданом, не давать покоя власти и избиркому, и, если надо, жечь шины.

Таких утихомиривают: «Чуть помедленне, братцы, чуть помедленнее!» Им говорят: все в конце концов решится, надо только потерпеть. И во времена Большого Майдана тоже так говорили, но однажды количество нетерпеливых переросло в качество, и само время пошло быстрее.

Они рушат лениных по всей стране, не ожидая решения горсоветов. И не хотят слышать, что народ не готов к декоммунизации. Тот «народ», который все еще празднует совок, успокоишь только силой и дерзостью.

Это они требуют немедленных референдумов по НАТО, языку и особому статусу Лугандона.

Это они желают, чтобы Крым вернулся уже сегодня. А перевыборы парламента и президента – наступили завтра.

Это они — вечно спешащие — не могут удовлетвориться «огромным прогрессом» в деле борьбы с коррупцией: назначением главы НАБ и спецпрокурора. Им крайне необходимо, чтобы Сытник и Холодницкий уже в ближайший понедельник посадили главных коррупционеров. В понедельник, и никак не во вторник! И не дай Бог начать с мелкой плотвы… Придут, ведь, под двери НАБ.

Они не могут ждать целый год, пока сменят Шокина, потому что еще год реформирования того, что невозможно отреформировать – это конец всем надеждам. Они торопят следствие о расстреле Майдана, они хотят, чтобы как ночные страхи побыстрее ушли в небытие Центризбирком и Конституционный суд – в своем нынешнем составе.

Зачем долго и нудно переписывать законы, обвешивая их скворечниками поправок, потрафляя каждому олигарху и чиновнику?

Они страстно жаждут, чтобы судья Царевич не ходила больше на работу, а только на допросы. Чтобы воров и сепаратистов в судейских мантиях лишали неприкосновенности не месяцами волокиты, а в считанные часы. Они не понимают, почему нельзя разом уволить все 8 тысяч судей и тотчас же набрать новых. Рухнет вся судебная система? А она у нас есть?

Они не понимают, зачем так долго и нудно переписывать законы, обвешивая их скворечниками поправок, потрафляя каждому олигарху и каждому чиновнику. Тем более, что после всего этого законы лучше не становятся. Что толку от тех 2 тысяч законопроектов, что долгие месяцы и годы собирают пыль в стенах комитетов и секретариата Рады? Зачем они все? Законы должны создаваться быстро. Поэты и композиторы знают: лучшие произведения рождаются за одну ночь.

Они ненавидят тех, кто, пуская слюни, апплодирует Байдену, и в тот же день валит реформаторские законы. Кто «на благо страны» занимается в Раде злостным кнопкодавством.

Они кипятятся, не в силах уразуметь, что в нашей стране чиновники живут строго по Френсису Фукуяме — каждый считает себя «последним сущим на земле человеком», и с его приходом во власть наступает «конец истории».

Они не готовы строить страну «медленным шагом, робким зигзагом»
Они – это бывшие АТО-шники, избранные мэрами и депутатами местных советов. Не в силах ждать, они через час после оглашения результатов, закатав рукава, берутся… ломать дрова. И наломают, и нарвутся на саботаж, но на ошибках учаться, а это лучше, чем безошибочно ждать у моря штиля.

Поспешишь, говорят в народе, людей насмешишь. Но если промедлишь, сам наплачешься.

Они не готовы строить страну «медленным шагом, робким зигзагом». Государственный долгострой плесневеет и покрывается мхом, а в замшелых колоннах трудно уловить движение свежего ветра.

Социальные психологи называют их неадекватами, мифотворцами и менторски советуют: надо просто жить, а все устроится само, и эволюция гуманней революции. Они рассмеются советчикам в глаза, потому что знают: эволюция беспощадна к тем, кто не способен к быстрым изменениям.

Они — адреналин нации, ускоряющий метаболизм общественных процессов.

Они проталкивают тромбы в зашлакованной ленью и коррупцией кровеносной системе страны. Партии включили их в списки в качестве легкого макияжа, а они жгут скипидаром державные седалища.

Они живут на разломе истории, какой тут может быть покой?

На них навесили всех в мире собак, они задыхаются под горой компромата, они затравлены ботами и фейками, высмеяны фотожабами. Те, Кто Никуда Не Спешит, к ним жестоки. А они плачут от злости и от одиночества, но тащат всех нас за собой, и не снижают темпа.

Не теоретики делают наш день, не законотворцы и концепциеписцы, а люди Судьбы, говорил философ. Идеи и теории нужны лишь для того, чтобы народ мог обосновать уже сделанный по наитию выбор. Прецедент бьет стройную теорию. Надо сначала ввязаться в драку, писал другой философ, и уже в ней оттачивать приемы и тактику. Разве блокада Крыма нам этого не подсказала? А Кривой Рог?

В Литве собрали целый призыв добровольцев из молодежи, вдохновленных примером украинских волонтеров

Мы порой не понимаем, каким богатством владеем! Как зажигателен их огонь! Небезызвестный Олег Рыбачук рассказал, как поветрие с Украины донеслось до Литвы. И там собрали целый призыв добровольцев из молодежи, которую раньше в армию лишь деньгами могли заманить, и которую вдохновил пример украинских волонтеров. Даже у Байдена, второго человека в первой стране, повидавшего виды, и скептичного в отношении к Украине, проскочило восхищение неисчерпаемым зарядом Майдана, вечной батарейкой народной энергии, дарящей свет надежды.

Ну, а вдруг не совладаем? Вдруг, перегорят предохранители? Ведь народ наш «незрел» и «неоевропеен», ослаблен Голодомором и столетиями российского рабства…

А если слаб, то зачем он нужен истории? Чтобы влачить существование, выедая последние неразграбленные ресурсы, и тихо умирать в скорби по золотым векам козачества? Жить в неспешной безнадежности и раствориться в вечности, не оставив следа?

Слабых в древней Греции сбрасывали со скал. Чтобы освободить землю для других…

Давайте, поспешим, друзья. У страны не так много времени впереди. Поезд, уходящий в будущее, на нашем Богом забытом полустанке остановился не на долго. Он ждать не будет.

УкринформЕвгений Якунов, Виктор Мишковский. Киев.

Это они требуют немедленных референдумов по НАТО, языку и особому статусу Лугандона, хотят, чтобы Крым вернулся уже сегодня, а перевыборы парламента и президента наступили завтра

Есть люди, которые не умеют ждать. Им обязательно надо побыстрее. Они не оставляют на завтра то, что можно сделать в стране сегодня, они куют железо пока горячо. Они — головная боль для всех ветвей власти.

Это они бузят в Кривом Роге, несмотря на то, что по Юрию Вилкулу все было давным-давно оговорено. И продано всеми, кто мог. Они могли бы гордиться, что почти победили. Они могли бы сказать: это хорошее начало, на следующих выборах мы разовьем успех. Но они не хотят пять лет ждать следующих выборов. Они хотят их сейчас. Они хотят всего и сразу. И за это «сразу» готовы стоять майданом, не давать покоя власти и избиркому, и, если надо, жечь шины.

Таких утихомиривают: «Чуть помедленне, братцы, чуть помедленнее!» Им говорят: все в конце концов решится, надо только потерпеть. И во времена Большого Майдана тоже так говорили, но однажды количество нетерпеливых переросло в качество, и само время пошло быстрее.

Они рушат лениных по всей стране, не ожидая решения горсоветов. И не хотят слышать, что народ не готов к декоммунизации. Тот «народ», который все еще празднует совок, успокоишь только силой и дерзостью.

Это они требуют немедленных референдумов по НАТО, языку и особому статусу Лугандона.

Это они желают, чтобы Крым вернулся уже сегодня. А перевыборы парламента и президента – наступили завтра.

Это они — вечно спешащие — не могут удовлетвориться «огромным прогрессом» в деле борьбы с коррупцией: назначением главы НАБ и спецпрокурора. Им крайне необходимо, чтобы Сытник и Холодницкий уже в ближайший понедельник посадили главных коррупционеров. В понедельник, и никак не во вторник! И не дай Бог начать с мелкой плотвы… Придут, ведь, под двери НАБ.

Они не могут ждать целый год, пока сменят Шокина, потому что еще год реформирования того, что невозможно отреформировать – это конец всем надеждам. Они торопят следствие о расстреле Майдана, они хотят, чтобы как ночные страхи побыстрее ушли в небытие Центризбирком и Конституционный суд – в своем нынешнем составе.

Зачем долго и нудно переписывать законы, обвешивая их скворечниками поправок, потрафляя каждому олигарху и чиновнику?

Они страстно жаждут, чтобы судья Царевич не ходила больше на работу, а только на допросы. Чтобы воров и сепаратистов в судейских мантиях лишали неприкосновенности не месяцами волокиты, а в считанные часы. Они не понимают, почему нельзя разом уволить все 8 тысяч судей и тотчас же набрать новых. Рухнет вся судебная система? А она у нас есть?

Они не понимают, зачем так долго и нудно переписывать законы, обвешивая их скворечниками поправок, потрафляя каждому олигарху и каждому чиновнику. Тем более, что после всего этого законы лучше не становятся. Что толку от тех 2 тысяч законопроектов, что долгие месяцы и годы собирают пыль в стенах комитетов и секретариата Рады? Зачем они все? Законы должны создаваться быстро. Поэты и композиторы знают: лучшие произведения рождаются за одну ночь.

Они ненавидят тех, кто, пуская слюни, апплодирует Байдену, и в тот же день валит реформаторские законы. Кто «на благо страны» занимается в Раде злостным кнопкодавством.

Они кипятятся, не в силах уразуметь, что в нашей стране чиновники живут строго по Френсису Фукуяме — каждый считает себя «последним сущим на земле человеком», и с его приходом во власть наступает «конец истории».

Они не готовы строить страну «медленным шагом, робким зигзагом»
Они – это бывшие АТО-шники, избранные мэрами и депутатами местных советов. Не в силах ждать, они через час после оглашения результатов, закатав рукава, берутся… ломать дрова. И наломают, и нарвутся на саботаж, но на ошибках учаться, а это лучше, чем безошибочно ждать у моря штиля.

Поспешишь, говорят в народе, людей насмешишь. Но если промедлишь, сам наплачешься.

Они не готовы строить страну «медленным шагом, робким зигзагом». Государственный долгострой плесневеет и покрывается мхом, а в замшелых колоннах трудно уловить движение свежего ветра.

Социальные психологи называют их неадекватами, мифотворцами и менторски советуют: надо просто жить, а все устроится само, и эволюция гуманней революции. Они рассмеются советчикам в глаза, потому что знают: эволюция беспощадна к тем, кто не способен к быстрым изменениям.

Они — адреналин нации, ускоряющий метаболизм общественных процессов.

Они проталкивают тромбы в зашлакованной ленью и коррупцией кровеносной системе страны. Партии включили их в списки в качестве легкого макияжа, а они жгут скипидаром державные седалища.

Они живут на разломе истории, какой тут может быть покой?

На них навесили всех в мире собак, они задыхаются под горой компромата, они затравлены ботами и фейками, высмеяны фотожабами. Те, Кто Никуда Не Спешит, к ним жестоки. А они плачут от злости и от одиночества, но тащат всех нас за собой, и не снижают темпа.

Не теоретики делают наш день, не законотворцы и концепциеписцы, а люди Судьбы, говорил философ. Идеи и теории нужны лишь для того, чтобы народ мог обосновать уже сделанный по наитию выбор. Прецедент бьет стройную теорию. Надо сначала ввязаться в драку, писал другой философ, и уже в ней оттачивать приемы и тактику. Разве блокада Крыма нам этого не подсказала? А Кривой Рог?

В Литве собрали целый призыв добровольцев из молодежи, вдохновленных примером украинских волонтеров

Мы порой не понимаем, каким богатством владеем! Как зажигателен их огонь! Небезызвестный Олег Рыбачук рассказал, как поветрие с Украины донеслось до Литвы. И там собрали целый призыв добровольцев из молодежи, которую раньше в армию лишь деньгами могли заманить, и которую вдохновил пример украинских волонтеров. Даже у Байдена, второго человека в первой стране, повидавшего виды, и скептичного в отношении к Украине, проскочило восхищение неисчерпаемым зарядом Майдана, вечной батарейкой народной энергии, дарящей свет надежды.

Ну, а вдруг не совладаем? Вдруг, перегорят предохранители? Ведь народ наш «незрел» и «неоевропеен», ослаблен Голодомором и столетиями российского рабства…

А если слаб, то зачем он нужен истории? Чтобы влачить существование, выедая последние неразграбленные ресурсы, и тихо умирать в скорби по золотым векам козачества? Жить в неспешной безнадежности и раствориться в вечности, не оставив следа?

Слабых в древней Греции сбрасывали со скал. Чтобы освободить землю для других…

Давайте, поспешим, друзья. У страны не так много времени впереди. Поезд, уходящий в будущее, на нашем Богом забытом полустанке остановился не на долго. Он ждать не будет.

Укринформ

10 украинцев, которые нас удивили в 2015 году10 украинцев, которые нас удивили в 2015 году

Евгений Якунов, Виктор Мишковский

Уходящий год был невероятен по количеству открытий – новых смыслов, новых людей, новых веяний. Сколько событий, которые мы и представить себе не могли, сколько поступков людей, от которых мы этого не ожидали! Как много наших соотечественников нас удивили в самом хорошем смысле этого слова. Выделить из них нескольких было очень трудно. Но все же попробуем.

Надежда Савченко

Наша боль и наша любовь. Она не переставала нас удивлять и своим мужеством в суде, и во время объявленной голодовки, и своей улыбкой, и своей женственностью – потому что умеет оставаться красивой, несмотря ни на что – и куклами, которые делает своими ируками и отсылает из тюремной камеры как весточки в мир. И преданностью Родине – в надписи на самодельном плакатике в зале суда: «Люблю Украину. Сильно, сильно!». Слезы наворачиваются на глаза. И понимаешь: это не мы поддерживаем Надю, а она нас.

Мустафа Джемилев

Лидеры крымскотатарского народа заставили о себе говорить, решившись на блокаду полуострова. Решительность и бескомпромисность — после полутора лет, казалось бы, смирения с судьбой, удивила своей внезапностью. Быть отмеченными заслужили и Рефат Чубаров, и Ленур Ислямов, и весь не сдающийся крымскотатарский народ. Но без решения Джемилева, наверное, ничего бы этого не было. Немолодой, натерпевшийся в жизни и, казалось, уставший от нее человек. Но его невероятная прочность на излом заставила многих сказать себе: «Вот бы нам такого президента». Он один из немногих современников, получивших право повторить за пророком: «Let My peоple go».

Олег Сенцов

Если Надежда Савченко — это пример несгибаемого воина, то режиссер Олег Сенцов, приговоренный к 20 годам российской тюрьмы, — пример настоящего интеллигента. Мы долго жили под впечатлением от его последнего слова, сказанного на неправедном суде: «Большое предательство начинается с маленькой трусости», сказал он, обращаясь к российскому народу. И еще: «Я не хочу, чтобы вами правили преступники. Я хочу пожелать россиянам научиться не бояться».

Михеил Саакашвили

Он удивлял постоянно. С того самого времени, как согласился возглавить Одесскую ОГА. Сообщение об этом поначалу даже посчитали фейком: настолько невероятным выглядело решение бывшего президента одной из прогрессивных европейских стран пойти «на область». А потом были его головокружительные кадровые решения, поездки на велосипеде и в автобусе, расчистка морского побережья от коррупционерских особняков, победа в конфликте с авиационным начальством. Проигрыш на городских выборах одесский обыватель злорадно комментировал: «Одесса какому-то грузину не сдастся». И это тоже удивило.

Рахман (Андрей Гречанов)

Без него, только днями освобожденного из неволи, этот рейтинг никак не мог состояться. Хотя, и слово «удивил» тут не к месту. От легендарного «киборга №1» народ другого и не ожидал. Удивительны лишь две вещи. Судьба, приготовившая Рахману такие тяжкие испытания и, вместе с тем, благоволившая к нему, оставившая живым. И скромность человека, который прошел ад Донецкого аэропорта и которому плоскогубцами ломали пальцы в плену: «Со мной были ребята поярче…», оценивает он свой подвиг. Может быть, и впрямь, героизм и скромность неразделимы?

Давид Сакварелидзе

Замгенпрокурора удивил одним поступком. Но каким! Взять с поличным в стенах генпрокуратуры таких матерых чиновников — подобного мы себе раньше даже представить не могли. Такая бескомпромисность в борьбе с коррупцией впечатлила. Правда, потом пошел откат, «бриллиантовых прокуроров» пытаются увести от ответственности, а наказать самого Сакварелидзе. Но это-то как раз и не удивительно. Ничуть!

Георгий Тука

Назначение волонтера и участника Евромайдана на должность главы Луганской военно-гражданской администрации было сюрпризом. Удивило и решение Порошенко, но не менее того — согласие самого Туки. Волонтерство и резкость критики – это одно, а руководство полуразрушенным, нашпигованным сепаратистами регионом – другое. Тука эпатировал еще не раз. Обвинением бойцов 92-й бригады в пособничестве контрабандистам и убийствах военнослужащих, словами «бандиты» в адрес «айдаровцев», своим хмурым пессимизмом. Но, со временем стал мудрее. Похоже, эксперимент удался.

Руслан Кошулинский

Участник Евромайдана, вице-спикер революционной Верховной Рады, взявшей на себя в трудное время управление страной, он удивил тем, что после сложения депутатских полномочий, в феврале уходящего года ушел по повестке служить в ВСУ. Танкистом. Сержантом. Кто-то посчитал это пиаром, кто-то требует доказательств: «где именно в АТО служил господин Кошулинский». Но факт остается фактом: случай, когда чиновник (хоть и в отставке, но высокого ранга), без сомнений идет исполнять воинский долг наравне с простыми гражданами, не ища привелегий, а, в соотвтествии со своим воинским званием и военной специальностью, – это едва ли не исключение. Оговорка «едва ли» – на тот случай, если кто-то назовет другие подобные случаи.

Мишель Терещенко

Удивительно не то, что за него как за мэра проголосовало большинство жителей Глухова. Это понятно: потомок известнейшей династии украинских промышленников и меценатов – он дарит надежду на грядущее процветание города. Изумляет то, что уроженец Парижа, успешный бизнесмен рискнул попытаться построить Европу в этом террариуме регионалов. Несмотря на волну грязи, вылитую на него бывшими хозяевами города, на четыре уголовных дела, заведенных на его фирму. Впрочем, Мишелю Терещенко отступать некуда. Ведь для настоящего аристократа, как писал Шпенглер, судьба земли его предков дороже, чем собственная жизнь.

Юрий Милобог

Местные выборы открыли много новых имен. Кандидат биологических наук, эколог Юрий Милобог – один из них. Удивил тем, что, безнадежно проигрывая в первом туре выборов в вотчине соратников Януковича — Кривом Роге, смог во втором наверстать оставание в 35% от старшего Вилкула и почти победить. Ему не хватило нескольких сотен голосов, а может быть – парочки честных членов участковых комиссий. Чем бы все не закончилось – за Милобогом будущее. Ведь город, в котором мэром будет человек с такой фамилией, никогда не останется забытым Богом.

* * *

Год назад мы уже составляли подобный список. Никто из него не удивил нас снова. По многим причинам. В отношении одних, неординарность их поступков стала настолько привычной, что уже не удивляет. Другие просто оказались на своем месте и без лишнего ажиотажа занимаются тяжелой обыденной работой по защите Родины и продвижению реформ. Кто-то просто разочаровал. Кто-то — из кожи вон лез, чтобы нас удивить, но так и не смог.

Чего ожидать от нынешней десятки? Хотелось бы удивиться быстрому освобождению узников совести, возвращению солдат с фронта, Крыма в Украину, успехам тех, кто послужил примером и стал новым лицом власти на местах.

Люди, способные удивлять, не переведутся. Главное — чтобы мы сами не устали удивляться.

Укринформ
Евгений Якунов, Виктор Мишковский

Уходящий год был невероятен по количеству открытий – новых смыслов, новых людей, новых веяний. Сколько событий, которые мы и представить себе не могли, сколько поступков людей, от которых мы этого не ожидали! Как много наших соотечественников нас удивили в самом хорошем смысле этого слова. Выделить из них нескольких было очень трудно. Но все же попробуем.

Надежда Савченко

Наша боль и наша любовь. Она не переставала нас удивлять и своим мужеством в суде, и во время объявленной голодовки, и своей улыбкой, и своей женственностью – потому что умеет оставаться красивой, несмотря ни на что – и куклами, которые делает своими ируками и отсылает из тюремной камеры как весточки в мир. И преданностью Родине – в надписи на самодельном плакатике в зале суда: «Люблю Украину. Сильно, сильно!». Слезы наворачиваются на глаза. И понимаешь: это не мы поддерживаем Надю, а она нас.

Мустафа Джемилев

Лидеры крымскотатарского народа заставили о себе говорить, решившись на блокаду полуострова. Решительность и бескомпромисность — после полутора лет, казалось бы, смирения с судьбой, удивила своей внезапностью. Быть отмеченными заслужили и Рефат Чубаров, и Ленур Ислямов, и весь не сдающийся крымскотатарский народ. Но без решения Джемилева, наверное, ничего бы этого не было. Немолодой, натерпевшийся в жизни и, казалось, уставший от нее человек. Но его невероятная прочность на излом заставила многих сказать себе: «Вот бы нам такого президента». Он один из немногих современников, получивших право повторить за пророком: «Let My peоple go».

Олег Сенцов

Если Надежда Савченко — это пример несгибаемого воина, то режиссер Олег Сенцов, приговоренный к 20 годам российской тюрьмы, — пример настоящего интеллигента. Мы долго жили под впечатлением от его последнего слова, сказанного на неправедном суде: «Большое предательство начинается с маленькой трусости», сказал он, обращаясь к российскому народу. И еще: «Я не хочу, чтобы вами правили преступники. Я хочу пожелать россиянам научиться не бояться».

Михеил Саакашвили

Он удивлял постоянно. С того самого времени, как согласился возглавить Одесскую ОГА. Сообщение об этом поначалу даже посчитали фейком: настолько невероятным выглядело решение бывшего президента одной из прогрессивных европейских стран пойти «на область». А потом были его головокружительные кадровые решения, поездки на велосипеде и в автобусе, расчистка морского побережья от коррупционерских особняков, победа в конфликте с авиационным начальством. Проигрыш на городских выборах одесский обыватель злорадно комментировал: «Одесса какому-то грузину не сдастся». И это тоже удивило.

Рахман (Андрей Гречанов)

Без него, только днями освобожденного из неволи, этот рейтинг никак не мог состояться. Хотя, и слово «удивил» тут не к месту. От легендарного «киборга №1» народ другого и не ожидал. Удивительны лишь две вещи. Судьба, приготовившая Рахману такие тяжкие испытания и, вместе с тем, благоволившая к нему, оставившая живым. И скромность человека, который прошел ад Донецкого аэропорта и которому плоскогубцами ломали пальцы в плену: «Со мной были ребята поярче…», оценивает он свой подвиг. Может быть, и впрямь, героизм и скромность неразделимы?

Давид Сакварелидзе

Замгенпрокурора удивил одним поступком. Но каким! Взять с поличным в стенах генпрокуратуры таких матерых чиновников — подобного мы себе раньше даже представить не могли. Такая бескомпромисность в борьбе с коррупцией впечатлила. Правда, потом пошел откат, «бриллиантовых прокуроров» пытаются увести от ответственности, а наказать самого Сакварелидзе. Но это-то как раз и не удивительно. Ничуть!

Георгий Тука

Назначение волонтера и участника Евромайдана на должность главы Луганской военно-гражданской администрации было сюрпризом. Удивило и решение Порошенко, но не менее того — согласие самого Туки. Волонтерство и резкость критики – это одно, а руководство полуразрушенным, нашпигованным сепаратистами регионом – другое. Тука эпатировал еще не раз. Обвинением бойцов 92-й бригады в пособничестве контрабандистам и убийствах военнослужащих, словами «бандиты» в адрес «айдаровцев», своим хмурым пессимизмом. Но, со временем стал мудрее. Похоже, эксперимент удался.

Руслан Кошулинский

Участник Евромайдана, вице-спикер революционной Верховной Рады, взявшей на себя в трудное время управление страной, он удивил тем, что после сложения депутатских полномочий, в феврале уходящего года ушел по повестке служить в ВСУ. Танкистом. Сержантом. Кто-то посчитал это пиаром, кто-то требует доказательств: «где именно в АТО служил господин Кошулинский». Но факт остается фактом: случай, когда чиновник (хоть и в отставке, но высокого ранга), без сомнений идет исполнять воинский долг наравне с простыми гражданами, не ища привелегий, а, в соотвтествии со своим воинским званием и военной специальностью, – это едва ли не исключение. Оговорка «едва ли» – на тот случай, если кто-то назовет другие подобные случаи.

Мишель Терещенко

Удивительно не то, что за него как за мэра проголосовало большинство жителей Глухова. Это понятно: потомок известнейшей династии украинских промышленников и меценатов – он дарит надежду на грядущее процветание города. Изумляет то, что уроженец Парижа, успешный бизнесмен рискнул попытаться построить Европу в этом террариуме регионалов. Несмотря на волну грязи, вылитую на него бывшими хозяевами города, на четыре уголовных дела, заведенных на его фирму. Впрочем, Мишелю Терещенко отступать некуда. Ведь для настоящего аристократа, как писал Шпенглер, судьба земли его предков дороже, чем собственная жизнь.

Юрий Милобог

Местные выборы открыли много новых имен. Кандидат биологических наук, эколог Юрий Милобог – один из них. Удивил тем, что, безнадежно проигрывая в первом туре выборов в вотчине соратников Януковича — Кривом Роге, смог во втором наверстать оставание в 35% от старшего Вилкула и почти победить. Ему не хватило нескольких сотен голосов, а может быть – парочки честных членов участковых комиссий. Чем бы все не закончилось – за Милобогом будущее. Ведь город, в котором мэром будет человек с такой фамилией, никогда не останется забытым Богом.

* * *

Год назад мы уже составляли подобный список. Никто из него не удивил нас снова. По многим причинам. В отношении одних, неординарность их поступков стала настолько привычной, что уже не удивляет. Другие просто оказались на своем месте и без лишнего ажиотажа занимаются тяжелой обыденной работой по защите Родины и продвижению реформ. Кто-то просто разочаровал. Кто-то — из кожи вон лез, чтобы нас удивить, но так и не смог.

Чего ожидать от нынешней десятки? Хотелось бы удивиться быстрому освобождению узников совести, возвращению солдат с фронта, Крыма в Украину, успехам тех, кто послужил примером и стал новым лицом власти на местах.

Люди, способные удивлять, не переведутся. Главное — чтобы мы сами не устали удивляться.

Укринформ