Новый угольный король. Кононенко создает энергетический противовес АхметовуНовый угольный король. Кононенко создает энергетический противовес Ахметову

Дмитрий Рясной

В конце августа произошли важные «кадровые перестановки» в украинской энергетике. Свои полномочия «смотрящего» за отраслью сложил одиозный нардеп «БПП» Сергей Тригубенко.

Претендентам на эту вакансию можно не суетиться. С недавних пор обладатель почетной неофициальной должности экс-депутат Донецкого областного совета, бизнесмен из Тореза, который владеет крупными угольными логистическими компаниями — Виталий Кропачев.

Новый «смотрящий» — креатура вездесущего Игоря Кононенко, который продолжает оставаться «государевым оком» президента в энергетике.

Кропачев уже приступил к обязанностям и начал вводить своих людей на ключевые предприятия угольно-энергетического сектора, включая последнюю государственную генерирующую компанию страны — «Центрэнерго».

Кроме того, из новоиспеченного «угольного» короля планируют сделать владельца новой топливно-энергетической группы. Достижение поставленной цели начнется с выкупа трех крупных угольных активов у Александра Януковича.

С этой покупки должно стартовать создание клона и конкурента вертикально-интегрированного холдинга ДТЭК Рината Ахметова.

ЭП разбиралась, с чем связаны такие перестановки, чьей поддержкой заручился новый «надсмотрщик» и есть ли у него шансы закрепиться.

Из зерна в уголь и обратно

Как стало известно ЭП, предшественник Кропачева — нардеп из «Блока Петра Порошенка» Сергей Тригубенко — получил статус смотрящего за угольной сферой где-то летом 2015 года, через месяц после того как его потерял Юрий Зюков, уволенный в мае 2015 года с должности замглавы Министерства энергетики.

Зюков — чиновник со стажем. В 2006-2007 годах он работал заместителем министра угольной промышленности. В 2014 — заместитель главы Минэнерго в правительстве Яценюка.
Если Зюкова на рынке связывали с Юлией Тимошенко, то Тригубенко — исключительно с Кононенко.

«Он стал «смотрящим» за угольной промышленностью Украины. Над ним есть более высокий «смотрящий» — господин Кононенко», — заявлял раньше в сюжете «Наші гроші» глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

О том, что депутат «БПП» является куратором угольной отрасли и подконтролен Кононенку, в кулуарах парламента говорили уже давно. В свою очередь, Тригубенко это отрицал. Мол, слухи такие распространяются из-за его непубличности.

По словам собеседников из Минэнерго, Тригубенко сосредоточился на построении вертикальных коммерческих связей по линии «шахта — государственный посредник — энергогенерация».

«Самые интересные заработки в этих отношениях — на «пирожках»: смесь пустой породы и угля, которая под видом чистого угля поставлялась на ТЭС. Именно эти операции закрепили за командой Тригубенко имидж одиозной группы», — говорит один из источников в министерстве.

Ранее СМИ уже сообщали, что в конце 2015 году компания «Торгівельний Дім – Ресурс», связанная на то время с помощником нардепа Тригубенко Игорем Тупиковым, без тендера получила заказ от госкомпании «Центрэнерго» на полмиллиарда гривен. Тупиков числился среди основателей фирмы.

Тогда никому неизвестная харьковская компания покупала уголь для «Центрэнерго» у государственной шахты «Краснолиманская», и у многих на рынке это вызывало вопросы.

Тригубенко, несмотря на выданный ему карт-бланш, не стремился к формированию гегемонии, давая заработать другим, говорит собеседник.

«Например, вполне комфортно чувствовал себя бывший глава Минэнерго Демчишин. Его личным советником по угольным вопросам был Андрей Венгрин, который при всей тогдашней влиятельности Тригубенко неофициально управлял группой угледобывающих госпредприятий, среди которых — «Львовуголь», «Волыньуголь» и «Селидовуголь», — объясняет он.

Но правила игры поменялись: Тригубенко был лишен статуса «смотрящего».

По одной из версий, этот вердикт был вынесен после того, как о статусе Тригубенко стало известно широкой общественности. По другой версии — отставник не оправдал надежд куратора. Есть и третий вариант.

«Угольная отрасль — чужая ниша для Сергея Николаевича, поэтому его решили перевести на направление, в котором он будет максимально эффективным — на агросектор», — утверждает источник ЭП в Кабмине.

Тем более, что аграрный сектор он знает не понаслышке. До 2011 года Тригубенко был заместителем министра Николая Присяжнюка.

Представители аграрного бизнеса называли его главным «кассиром» министерства, так как именно он следил в то время за наполнением «теневой» кассы, и распределял ее доходы между министром, Юрием Иванющенко, которому дали на откуп аграрное направление, и президентом Виктором Януковичем. По сути же он следил за тем, чтобы «партнеры» не обделили гаранта, говорят собеседники.

«На кассе» министерства он был недолго: Тригубенко с треском вылетел из Минагрополитики, крупно поссорившись с Присяжнюком. Вскоре он возглавил — один из наиболее успешных проектов «Семьи» — Госсельхозинспекцию, у нее были две основные функции — запугивать аграриев, и собирать с них «подать».

Один из бывших чиновников Минагрполитики подтвердил ЭП, что до революции Тригубенко продолжал контролировать эту структуру через советников главы, хотя ушел оттуда еще в 2012 году.

«Темная лошадка» из Тореза

Освобожденное Тригубенко место занял Виталий Кропачев.

«Первую попытку взять под контроль отрасль Кропачев предпринимал больше года назад. В феврале 2015 года в Верховной Раде была встреча Игоря Кононенко и Антона Геращенко, на которой последний просил уделить внимание Кропачеву», — утверждает один из собеседников ЭП.

По его словам, с тех пор между Кропачевым и Кононенко стали складываться отношения, которые сейчас трансформировались в решение сделать его неофициальным главой угольной промышленности.

На встрече с автором этих строк Кропачев признал, что знаком и с Антоном Геращенко, и главой МВД Арсеном Аваковым, и с Игорем Кононенко. Однако, по его словам, ни от одного из них он не зависит.

У участников рынка по поводу Кропачева неоднозначное мнение. Одни называют его самым богатым бизнесменом Тореза, в собственности которого — крупные угольные компании-логисты «Снежноепогрузтранс» и «Торезпогрузтранс», а также Торезский завод наплавочных твердых сплавов.

Другие констатируют, что все эти активы давно отобраны у него представителями «русского мира». Возможно, именно это и определило дальнейшую линию поведения Кропачева: в регионе он известен как создатель добровольческих батальонов «Украина» — впоследствии «Шахтерск» — и «Торнадо».
Кроме того, Кропачев — человек, который первым организовал передачу в Киев видео о трагическом крушении пассажирского Boeing-777 Malaysia Airlines.

В Министерстве энергетики к этим заслугам относятся без особого пиетета. «Сейчас в приемной министра Игоря Насалыка куча людей с жалобами на Кропачева», — так источник ЭП в ведомстве прокомментировал начатую Кропачевым кампанию по расстановке доверенных лиц на ключевые предприятия.

Именно поэтому, по словам собеседника, между Кропачевым и Насалыком, которые познакомились лишь пару месяцев назад, сложились тяжелые отношения. Дело в том, что Насалык еще со времен демократичного управления отраслью Тригубенко держит руку на пульсе угольной отрасли через собственного советника — донецкого бизнесмена Евгения Шитилова.

Именно Шитилова, которого в Донецке знают под прозвищем «Малахит», называют человеком, организовавшим Насалыку поездку вместе с Татьяной Бахтеевой в так называемую ДНР, в ходе которой он якобы договаривался о поставках угля.

«Сейчас людей Шитилова из госшахт начали активно выдавливать люди Кропачева», — утверждают собеседники ЭП. По их словам, первые кадровые перестановки проведены в «Селидовугле» и «Красноармейскугле», где от Кропачева на высокие должности назначены Степан Евсюков и Игорь Шмыгун.

Новому «смотрящему» уже удалось завести своих представителей на главную точку сбыта угля государственных шахт — ПАО «Центрэнерго».

Так, недавно начальником отдела топливообеспечения и качества «Центрэнерго» стал товарищ Кропачева — Константин Любоженко, а начальником отдела материально-технических поставок — близкий к Кропачеву Владимир Иваровский.

На рынке эти перестановки воспринимаются однозначно. «Как правило, «топливщиков» меняют тогда, когда новая команда собирается заниматься «пирожками» (смесь пустой породы и угля, которая под видом чистого угля поставлялась на ТЭС, ЭП), — так прокомментировал ЭП произошедшее представитель одной из крупных угольных компаний-трейдеров.

О перспективах

Смена угольного фаворита может повлечь глубокие изменения.

Первое. Отстранение Тригубенко влечет за собой сворачивание работы его «угольного бэк-офиса» во главе с Игорем Сало, который до последнего времени был одним из основных поставщиков антрацита из зоны АТО. ЭП раньше уже подробно описывала, как осуществляются поставки угля из зоны АТО, и какая роль в этих операциях отводится Сало.

Второе, перед Кропачевым поставлена задача консолидации ликвидных угольных и энергетических активов.

По данным источников из Минэнерго, скоро структуры Кропачева могут стать собственниками центральных обогатительных фабрик «Украина», «Комсомольская» и «Россия».

Предполагается, что общая сумма сделки составит около 15 млн долл, но представители собственника этих предприятий — ООО «ДРФЦ» Александра Януковича — не уверены в расчете и называют грядущую сделку «отжимом».

«Фабрики берутся в управление с последующей выплатой. Особенного выбора у нас нет: фабрика без ресурса имеет отрицательную стоимость, а поскольку фабрики грузятся углем государственных шахт, создать дефицит ресурса легко», — сообщил ЭП один из сотрудников структуры Януковича.

В разговоре с ЭП Кропачев отрицал эти обвинения, но факт планируемой покупки подтвердил. «Сделка по трем фабрикам не заключена, но она мне интересна. Переговоры по этому поводу — на стадии экономического аудита», — говорит он.

Кропачев также сообщил, что не исключает своего участия в приватизации государственных шахт. При этом нет никаких гарантий, что этим все ограничится: с недавних пор Кропачев — миноритарий «Центрэнерго».

Как известно, еще в апреле суд заблокировал конкурс по выбору руководителя компании «Центрэнерго» из-за иска таинственного миноритария, которого идентифицировать так и не удалось. Тогда Айварас Абромавичус назвал это «чистейшим саботажем».

Тогда же собеседник ЭП в Минэкономразвития сообщил, что за срывом конкурса стоит Кононенко.

Недавно ЭП также сообщала, что заместителем председателя наблюдательного совета ПАО «Центрэнерго» был назначен Александр Визир, который раньше работал помощником Кононенко.

Таким образом, учитывая нынешний авторитетный статус торезского бизнесмена, у него неплохие шансы на участие в конкурсе по приватизации 78% акций энергокомпании, запланированном на 2017 год. На выходе Кропачев может построить мини-копию ДТЭК, тем самым лишив статуса монополиста энергорынка Рината Ахметова.

Это и есть главная задача, поставленная перед новым «смотрящим», хотя он говорит, что пока не готов. «Я не настолько финансово могуч, чтобы участвовать в приватизации «Центрэнерго». Рассматриваю покупку не больше 10% акций компании», — сказал он ЭП.

Экономическая ПравдаДмитрий Рясной

В конце августа произошли важные «кадровые перестановки» в украинской энергетике. Свои полномочия «смотрящего» за отраслью сложил одиозный нардеп «БПП» Сергей Тригубенко.

Претендентам на эту вакансию можно не суетиться. С недавних пор обладатель почетной неофициальной должности экс-депутат Донецкого областного совета, бизнесмен из Тореза, который владеет крупными угольными логистическими компаниями — Виталий Кропачев.

Новый «смотрящий» — креатура вездесущего Игоря Кононенко, который продолжает оставаться «государевым оком» президента в энергетике.

Кропачев уже приступил к обязанностям и начал вводить своих людей на ключевые предприятия угольно-энергетического сектора, включая последнюю государственную генерирующую компанию страны — «Центрэнерго».

Кроме того, из новоиспеченного «угольного» короля планируют сделать владельца новой топливно-энергетической группы. Достижение поставленной цели начнется с выкупа трех крупных угольных активов у Александра Януковича.

С этой покупки должно стартовать создание клона и конкурента вертикально-интегрированного холдинга ДТЭК Рината Ахметова.

ЭП разбиралась, с чем связаны такие перестановки, чьей поддержкой заручился новый «надсмотрщик» и есть ли у него шансы закрепиться.

Из зерна в уголь и обратно

Как стало известно ЭП, предшественник Кропачева — нардеп из «Блока Петра Порошенка» Сергей Тригубенко — получил статус смотрящего за угольной сферой где-то летом 2015 года, через месяц после того как его потерял Юрий Зюков, уволенный в мае 2015 года с должности замглавы Министерства энергетики.

Зюков — чиновник со стажем. В 2006-2007 годах он работал заместителем министра угольной промышленности. В 2014 — заместитель главы Минэнерго в правительстве Яценюка.
Если Зюкова на рынке связывали с Юлией Тимошенко, то Тригубенко — исключительно с Кононенко.

«Он стал «смотрящим» за угольной промышленностью Украины. Над ним есть более высокий «смотрящий» — господин Кононенко», — заявлял раньше в сюжете «Наші гроші» глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

О том, что депутат «БПП» является куратором угольной отрасли и подконтролен Кононенку, в кулуарах парламента говорили уже давно. В свою очередь, Тригубенко это отрицал. Мол, слухи такие распространяются из-за его непубличности.

По словам собеседников из Минэнерго, Тригубенко сосредоточился на построении вертикальных коммерческих связей по линии «шахта — государственный посредник — энергогенерация».

«Самые интересные заработки в этих отношениях — на «пирожках»: смесь пустой породы и угля, которая под видом чистого угля поставлялась на ТЭС. Именно эти операции закрепили за командой Тригубенко имидж одиозной группы», — говорит один из источников в министерстве.

Ранее СМИ уже сообщали, что в конце 2015 году компания «Торгівельний Дім – Ресурс», связанная на то время с помощником нардепа Тригубенко Игорем Тупиковым, без тендера получила заказ от госкомпании «Центрэнерго» на полмиллиарда гривен. Тупиков числился среди основателей фирмы.

Тогда никому неизвестная харьковская компания покупала уголь для «Центрэнерго» у государственной шахты «Краснолиманская», и у многих на рынке это вызывало вопросы.

Тригубенко, несмотря на выданный ему карт-бланш, не стремился к формированию гегемонии, давая заработать другим, говорит собеседник.

«Например, вполне комфортно чувствовал себя бывший глава Минэнерго Демчишин. Его личным советником по угольным вопросам был Андрей Венгрин, который при всей тогдашней влиятельности Тригубенко неофициально управлял группой угледобывающих госпредприятий, среди которых — «Львовуголь», «Волыньуголь» и «Селидовуголь», — объясняет он.

Но правила игры поменялись: Тригубенко был лишен статуса «смотрящего».

По одной из версий, этот вердикт был вынесен после того, как о статусе Тригубенко стало известно широкой общественности. По другой версии — отставник не оправдал надежд куратора. Есть и третий вариант.

«Угольная отрасль — чужая ниша для Сергея Николаевича, поэтому его решили перевести на направление, в котором он будет максимально эффективным — на агросектор», — утверждает источник ЭП в Кабмине.

Тем более, что аграрный сектор он знает не понаслышке. До 2011 года Тригубенко был заместителем министра Николая Присяжнюка.

Представители аграрного бизнеса называли его главным «кассиром» министерства, так как именно он следил в то время за наполнением «теневой» кассы, и распределял ее доходы между министром, Юрием Иванющенко, которому дали на откуп аграрное направление, и президентом Виктором Януковичем. По сути же он следил за тем, чтобы «партнеры» не обделили гаранта, говорят собеседники.

«На кассе» министерства он был недолго: Тригубенко с треском вылетел из Минагрополитики, крупно поссорившись с Присяжнюком. Вскоре он возглавил — один из наиболее успешных проектов «Семьи» — Госсельхозинспекцию, у нее были две основные функции — запугивать аграриев, и собирать с них «подать».

Один из бывших чиновников Минагрполитики подтвердил ЭП, что до революции Тригубенко продолжал контролировать эту структуру через советников главы, хотя ушел оттуда еще в 2012 году.

«Темная лошадка» из Тореза

Освобожденное Тригубенко место занял Виталий Кропачев.

«Первую попытку взять под контроль отрасль Кропачев предпринимал больше года назад. В феврале 2015 года в Верховной Раде была встреча Игоря Кононенко и Антона Геращенко, на которой последний просил уделить внимание Кропачеву», — утверждает один из собеседников ЭП.

По его словам, с тех пор между Кропачевым и Кононенко стали складываться отношения, которые сейчас трансформировались в решение сделать его неофициальным главой угольной промышленности.

На встрече с автором этих строк Кропачев признал, что знаком и с Антоном Геращенко, и главой МВД Арсеном Аваковым, и с Игорем Кононенко. Однако, по его словам, ни от одного из них он не зависит.

У участников рынка по поводу Кропачева неоднозначное мнение. Одни называют его самым богатым бизнесменом Тореза, в собственности которого — крупные угольные компании-логисты «Снежноепогрузтранс» и «Торезпогрузтранс», а также Торезский завод наплавочных твердых сплавов.

Другие констатируют, что все эти активы давно отобраны у него представителями «русского мира». Возможно, именно это и определило дальнейшую линию поведения Кропачева: в регионе он известен как создатель добровольческих батальонов «Украина» — впоследствии «Шахтерск» — и «Торнадо».
Кроме того, Кропачев — человек, который первым организовал передачу в Киев видео о трагическом крушении пассажирского Boeing-777 Malaysia Airlines.

В Министерстве энергетики к этим заслугам относятся без особого пиетета. «Сейчас в приемной министра Игоря Насалыка куча людей с жалобами на Кропачева», — так источник ЭП в ведомстве прокомментировал начатую Кропачевым кампанию по расстановке доверенных лиц на ключевые предприятия.

Именно поэтому, по словам собеседника, между Кропачевым и Насалыком, которые познакомились лишь пару месяцев назад, сложились тяжелые отношения. Дело в том, что Насалык еще со времен демократичного управления отраслью Тригубенко держит руку на пульсе угольной отрасли через собственного советника — донецкого бизнесмена Евгения Шитилова.

Именно Шитилова, которого в Донецке знают под прозвищем «Малахит», называют человеком, организовавшим Насалыку поездку вместе с Татьяной Бахтеевой в так называемую ДНР, в ходе которой он якобы договаривался о поставках угля.

«Сейчас людей Шитилова из госшахт начали активно выдавливать люди Кропачева», — утверждают собеседники ЭП. По их словам, первые кадровые перестановки проведены в «Селидовугле» и «Красноармейскугле», где от Кропачева на высокие должности назначены Степан Евсюков и Игорь Шмыгун.

Новому «смотрящему» уже удалось завести своих представителей на главную точку сбыта угля государственных шахт — ПАО «Центрэнерго».

Так, недавно начальником отдела топливообеспечения и качества «Центрэнерго» стал товарищ Кропачева — Константин Любоженко, а начальником отдела материально-технических поставок — близкий к Кропачеву Владимир Иваровский.

На рынке эти перестановки воспринимаются однозначно. «Как правило, «топливщиков» меняют тогда, когда новая команда собирается заниматься «пирожками» (смесь пустой породы и угля, которая под видом чистого угля поставлялась на ТЭС, ЭП), — так прокомментировал ЭП произошедшее представитель одной из крупных угольных компаний-трейдеров.

О перспективах

Смена угольного фаворита может повлечь глубокие изменения.

Первое. Отстранение Тригубенко влечет за собой сворачивание работы его «угольного бэк-офиса» во главе с Игорем Сало, который до последнего времени был одним из основных поставщиков антрацита из зоны АТО. ЭП раньше уже подробно описывала, как осуществляются поставки угля из зоны АТО, и какая роль в этих операциях отводится Сало.

Второе, перед Кропачевым поставлена задача консолидации ликвидных угольных и энергетических активов.

По данным источников из Минэнерго, скоро структуры Кропачева могут стать собственниками центральных обогатительных фабрик «Украина», «Комсомольская» и «Россия».

Предполагается, что общая сумма сделки составит около 15 млн долл, но представители собственника этих предприятий — ООО «ДРФЦ» Александра Януковича — не уверены в расчете и называют грядущую сделку «отжимом».

«Фабрики берутся в управление с последующей выплатой. Особенного выбора у нас нет: фабрика без ресурса имеет отрицательную стоимость, а поскольку фабрики грузятся углем государственных шахт, создать дефицит ресурса легко», — сообщил ЭП один из сотрудников структуры Януковича.

В разговоре с ЭП Кропачев отрицал эти обвинения, но факт планируемой покупки подтвердил. «Сделка по трем фабрикам не заключена, но она мне интересна. Переговоры по этому поводу — на стадии экономического аудита», — говорит он.

Кропачев также сообщил, что не исключает своего участия в приватизации государственных шахт. При этом нет никаких гарантий, что этим все ограничится: с недавних пор Кропачев — миноритарий «Центрэнерго».

Как известно, еще в апреле суд заблокировал конкурс по выбору руководителя компании «Центрэнерго» из-за иска таинственного миноритария, которого идентифицировать так и не удалось. Тогда Айварас Абромавичус назвал это «чистейшим саботажем».

Тогда же собеседник ЭП в Минэкономразвития сообщил, что за срывом конкурса стоит Кононенко.

Недавно ЭП также сообщала, что заместителем председателя наблюдательного совета ПАО «Центрэнерго» был назначен Александр Визир, который раньше работал помощником Кононенко.

Таким образом, учитывая нынешний авторитетный статус торезского бизнесмена, у него неплохие шансы на участие в конкурсе по приватизации 78% акций энергокомпании, запланированном на 2017 год. На выходе Кропачев может построить мини-копию ДТЭК, тем самым лишив статуса монополиста энергорынка Рината Ахметова.

Это и есть главная задача, поставленная перед новым «смотрящим», хотя он говорит, что пока не готов. «Я не настолько финансово могуч, чтобы участвовать в приватизации «Центрэнерго». Рассматриваю покупку не больше 10% акций компании», — сказал он ЭП.

Экономическая Правда

Винницкий клан Порошенко взялся за передел нефтегазовых месторожденийВинницкий клан Порошенко взялся за передел нефтегазовых месторождений

Дмитрий Рясной

После трехлетнего перерыва Украина возобновила процесс привлечения инвесторов к разработке полезных ископаемых.

Пионером стала Юзовская газоносная площадь, оператором которой в конце июля 2016 года была компания с таинственными голландскими инвесторами Yuzgas B.V.

О ее реальных собственниках и настоящем финансовом потенциале неизвестно ничего. По этой причине счастливчика, которому досталась одна из самых привлекательных нефтегазоносных площадок в стране, сразу же начали связывать с представителями украинской власти.

Эта теория даже начала обрастать фактами, указывающими на косвенную связь Yuzgas B.V. с ближайшим окружением президента Украины во главе с его армейским товарищем Игорем Кононенко.

Впрочем, обвинять энергетического фронтера Петра Порошенко в зацикленности на одном проекте неправильно.

Как удалось выяснить «Экономической правде», команда заместителя главы фракции БПП готовится к кардинальному изменению правил игры в сфере выдачи специальных разрешений на пользование недрами.

На кону — десятки газоносных площадей государственной «Укргазвидобування», но претендовать на их раздел никто не стесняется.

В команде Порошенко убеждены, что если не пойти по их плану, газоносные недра станут площадкой для миллиардных заработков основателя группы EastOne Виктора Пинчука, которого там считают негласным куратором «Укргазвидобування».

* * *

Что известно о голландской компании Yuzgas B.V., которая получила право начать разведку одного из самых перспективных, по оценкам Минэкологии, украинских месторождений?

Чтобы описать ее опыт и инвестиционный потенциал, достаточно назвать всего две цифры: 14 июня 2016 года — дата ее основания, 1 тыс евро — размер уставного фонда.

Как компания с такой заявкой могла стать победителем инвестиционного конкурса? Ответ можно найти, если внимательно изучить состав комитета, который и определял самого «перспективного инвестора».

Пять из восьми его членов прямо или косвенно относятся к команде Петра Порошенко: министр Игорь Насалык, его сотрудник Олег Жижко, замминистра экологического развития Юрий Бровченко, депутаты Анатолий Матвиенко и Андрей Лопушанский. Чиновники были назначены в министерстве по квоте БПП, депутаты — входят в состав президентской фракции.

Делая выбор в пользу Yuzgas B.V., члены комитета основывались на сухом расчете.

Предложения этой компании были самыми выгодными среди конкурентов. Ее минимальным рабочим обязательством стало бурение (восстановление) 15 скважин, тогда как у других участников — трех-пяти скважин. При этом победитель конкурса пообещал вложить в геологоразведку на первом пятилетнем этапе 200 млн долл. Его соперники заявили вдвое меньшие суммы.

Правда, это все равно не отменяет того факта, что нидерландская компания создавалась специально для конкурса, на котором отбирался победитель разработки Юзовской площади.

Впрочем, даже если принять за основу версию зарубежных инвесторов Yuzgas B.V., озвученную спикером этой компании Ярославом Кинахом, бывшим главой украинского офиса ЕБРР, она не снимает главную проблему.

Дело в том, что вкладываться в разработку «Юзовки» в ближайшей перспективе вряд ли кто-то будет.
Нижние границы Юзовской площади, растянувшейся с юга Харьковской области до центра Донецкой, проходят в считанных километрах от границ зоны АТО, которая в любой момент может превратиться в линию фронта.

У инвесторов при памяти такие перспективы вызывают только одно желание — выйти из рискового проекта.

Собственно, именно это в 2015 году и сделал первый инвестор Юзовской площади — нидерландская Shell, воспользовавшись правом на форс-мажор.

Тогда международную группу не смогли удержать ни право на беспошлинный ввоз оборудования, ни беспрецедентно низкие индивидуальные условия налогообложения (1,25% ренты), предусмотренные в подписанном ею с Украиной соглашении о распределении продукции — СРП.

Почему Yuzgas B.V., созданная за месяц до проведения конкурса, чувствует себя увереннее Shell, которая скоро будет праздновать столетний юбилей со дня первой пробуренной скважины?

Возможно, потому, что в приоритете у бенефициаров Yuzgas B.V. — максимальная концентрация в своих руках перспективных площадок, которые потом, в удачный момент, можно будет продать реальным международным инвесторам.

Если это так, адвокатам экс-президента Виктора Януковича уже можно подавать в суд на команду Петра Порошенко за плагиат.

Во-первых, модель оформления участников СРП на подставных лиц была запатентована еще при беглом президенте.

В «старое» СРП по Юзовской площади с участием Shell под видом третьего участника соглашения была «вмонтирована» доля «семьи» в виде ООО «СПК-геосервис». Формально эту компанию оформили на геологов Сергея Стовбу и Игоря Попадюка, которые тогда (как сейчас Ярослав Кинах из Yuzgas B.V.) в общении со СМИ активно вживались в роль кураторов предприятия.

Во-вторых, идея консолидации под одной крышей неосвоенных участков — это результат умственного труда команды Януковича, при котором на близкое его окружению ООО «Голден деррик» было оформлено три десятка нефтегазоносных участков, занимающих в общей сложности 30 тыс кв км Полтавской области.

Это как территория Бельгии, на одну только геологоразведку которой нужно 2 млрд долл. Вложения в исследование Юзовской площади в разы скромнее — около 500 млн долл, но все равно чувствительны.

Труд освобождает

Возможно, именно по этой причине команда Петра Порошенко решила особо не зацикливаться на долгоиграющих вложениях в Юзовскую площадь, а заняться окучиванием месторождений, уже сегодня генерирующих деньги.

Первой под горячую руку попала государственная компания «Укргазвыдобування», крупнейший в стране добытчик природного газа.

6 июня глава областной организации президентской партии, по совместительству и. о. главы Полтавской облгосадминистрации Андрей Писоцкий, подписал официальное письмо. В нем он просил премьер-министра Владимира Гройсмана поддержать инициативу перепрофилирования спецразрешений на пользование недрами, которые находятся на балансе «Укргазвыдобування», в СРП. То есть фактически предложил привлечь в газодобычу частных инвесторов.

Гройсман переадресовал это обращение Насалыку, который уже через неделю, 21 июня, сформулировал ответ: вынести вопрос на рассмотрение «Межведомственной комиссии по организации проведения и выполнения СРП».

На ее заседании 24 июня было решено создать рабочую группу, которая должна с экономической точки зрения оценить целесообразность идеи передачи спецразрешений «Укргазвыдобування» в СРП. На выполнение задачи отвели полтора месяца, которые истекли 8 августа.

Почему не получилось уложиться в отведенные сроки? Все просто: упомянутую рабочую группу возглавляют представители двух конфликтующих лагерей: Игорь Насалык, возглавляющий Минэнерго по квоте БПП, и глава «Укргазвыдобування» Олег Прохоренко.

Де-факто он входит в ближайшее окружение главы НАК «Нафтогаз Украины» Андрея Коболева, ассоциируемого с лагерем Арсения Яценюка. Однако у Порошенко с недавних пор настаивают на другой управленческой конструкции.

По словам представителей президентской команды, сейчас «Укргазвыдобування» де-факто управляют бывшие менеджеры Виктора Пинчука.

«В компании он представлен первым замом Александром Романюком и депутатом Ольгой Бельковой, которая «упаковывает» инициативы Романюка в законодательное русло», — утверждает собеседник ЭП в Минэнергоугля.

Спорить с этой взаимосвязью сложно. Особенно в случае с Романюком, который ранее был руководителем совместной деятельности между предприятием «Укргазвыдобування» и компанией «Дион», входящей в сферу влияния Виктора Пинчука.

Кстати, «Дион» — единственное предприятие, которому удалось найти общий язык с нынешним руководством «Укргазвыдобування», убедив его не инициировать расторжение договора.

«Поначалу мы думали, что планы Пинчука — прирастить совместную деятельность «Диона» и УГВ еще несколькими лицензиями. Сейчас видим, что они хотят создать механизм по освоению денег госкомпании. Карты вскрылись после инициативы провести сразу сто гидроразрывов в Полтавской области.

Для этих работ будут выделяться миллиарды. Закупка труб у «Интерпайпа» на 565 млн грн — только начало», — так в команде Порошенко воспринимают «Концепцию развития газодобывающей отрасли», которую на прошлой неделе утвердил Кабмин, тем самым сделав обязательным к исполнению план проведения компанией «Укргазвидобування» 250 гидроразрывов в течение ближайших пяти лет.

Активный балласт

Если команде Петра Порошенко действительно противостоит группа Виктора Пинчука, это резко повышает степень важности происходящего.

У «Укргаздобычи» нет шансов уцелеть: если победят первые, госкомпания останется без самых ликвидных месторождений, а если вторые — без денег.

Пока шансов больше у команды БПП. Там заняты разработкой новых условий СРП, на которых будет привлекаться частный партнер «Укргазвыдобування».

Основой нормативной базы подписания соглашений о распределении продукции станет проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты о содействии поиску и добыче нефти и газа в Украине».

Источники ЭП утверждают, что на рассмотрение парламента этот документ планируется вынести уже осенью. Если депутаты скажут «да», от ренессанса газодобывающей сферы Украине не уйти. Хотя бы потому, что в законопроекте нет условий об обязательном отборе компании-участницы СРП на конкурсе.

Соответственно, чтобы стать участницей СРП, любой фирме хватит получить согласие Межведомственной комиссии по организации проведения и выполнения СРП, которую возглавляет Геннадий Зубко — министр регионального развития по квоте БПП.

Несколько лет назад по такой формуле партнерами «Укргазвыдобування» стали компании из окружения Дмитрия Фирташа, Александра Онищенко, Николая Мартыненко, Владимира Кацубы и Виктора Пинчука.
Правда, есть одно отличие: тогда бизнесменам отдавали отдельные скважины, сейчас — полноценные месторождения.

Синхронисты, ватерполисты и ныряльщики

Со стороны выглядит так, будто темой СРП в БПП занимаются все, кому не лень. Это не совсем так.
Собеседники ЭП утверждают, что авторы этой темы — первый замглавы президентской фракции в Верховной Раде Игорь Кононенко и экс-глава Минэкологии Николай Злочевский.

Их аргументы — в четырех простых пунктах.

1. Ответственным за сферу СРП в Министерстве энергетики является Владимир Игнащенко. Сейчас его должность — внештатный советник Насалыка, но участникам рынка больше запомнилась другая. В 2010 году Игнащенко был советником министра экологии и природных ресурсов Николая Злочевского.

2. Игнащенко является автором «Порядка проведения и условий конкурса», на основании которого была разыграна Юзовская площадь, а ее оператором признана компания Yuzgas B.V.

3. Основным конкурентом Yuzgas B.V. на конкурсе был кипрский оффшор Burisma Holdings Limited Николая Злочевского.

4. Упомянутый законопроект №3849 был презентован в марте 2016 года на заседании парламентского комитета по ТЭК его тогдашним членом Игорем Насалыком и поддержан присутствовавшим на этом заседании Кононенко, с подачи которого впоследствии Насалык возглавил Минэнерго.

В разговоре с УП Игнащенко категорически отверг причастность к команде Злочевского. Также он отмел отношение Злочевского к своей нынешней деятельности в Министерстве энергетики.

Даже если это и так, опровергнуть связь Кононенко со Злочевским нечем. Кроме стиля прически, их объединяет фантастический опыт команды Злочевского в распределении месторождений.

Собеседник из Минэнергоугля отмечает, что Злочевский еще в 2015 году советовал Кононенко взять под оперативный контроль Государственную службу геологии и недр — единственный орган в Украине, ведающий выдачей спецразрешений на пользование недрами.

В начале 2000 года за счет Геослужбы, которой Злочевский тогда руководил, месторождениями обросли газодобывающие фирмы из его Burisma Holdings — «Пари», «Эско-пивнич», «Первая украинская газонефтяная компания».

Взять Госгеослужбу под контроль соратникам Кононенко не удалось, поэтому 28 мая 2015 года Петр Порошенко подписал указ, которым ввел в действие решение СНБО, подразумевающее «передачу функций выдачи спецразрешений на добычу углеводородов» от Госгеослужбы к подконтрольному Кононенко Минэнергетики.

Получить комментарий Игоря Кононенко по этому поводу не удалось. Впрочем, о его причастности к происходящему можно судить по поведению оппонентов, действующих «от обратного».

Взять, к примеру, Андрея Коболева. В чем его план? В блокировании любых действий с активами предприятий системы НАК через набсовет «Нафтогаза», которому подчиняются все предприятия из его группы, включая «Укргазвыдобування».

Добиться этого Коболев рассчитывает через главу набсовета НАК Юлию Ковалив, которая по протекции бывшего главы АП Бориса Ложкина занимает пост первого замглавы Минэкономики.

Правда, тут главу «Нафтогаза» ждет неприятный сюрприз. Его оппоненты уже начали информационную обработку еще более важного звена в набсовете НАК — трех независимых членов органа: Маркуса Ричардса, Пола Уорвика и Чарлза Проктора.

С одной стороны, их «окучивание» ведет команда Злочевского, использующая для этого связи члена совета директоров Burisma Holdings — сына вице-президента США Джозефа Байдена Роберта Хантера. С другой стороны, просветительской работой занят Насалык.

По данным источников УП, недавно от его имени членам Набсовета НАК стали рассылаться письма, в которых говорится о тяжелом финансовом состоянии «Укргазвыдобування», из-за чего она не может самостоятельно вести разработку своих месторождений.

Это утверждение сложно примирить с недавним решением Кабмина о резком повышении цен на газ для населения, после которого доходы «Укргазвыдобування» выросли в два раза до 60 млрд грн в год.
Возможно, именно из-за этой несостыковки Насалык не подписался под этим письмом. Но даже если это обращение — фейк, не обращать на него внимание сложно. Это качественный перевод на английский упомянутого выше письма Полтавского облсовета Владимиру Гройсману.

Его главный месседж — «Укргазвыдобування» неспособна самостоятельно обеспечить интенсивный прирост добычи газа. Следовательно, спасти ее должен частный инвестор. Срочно.

Экономическая правдаДмитрий Рясной

После трехлетнего перерыва Украина возобновила процесс привлечения инвесторов к разработке полезных ископаемых.

Пионером стала Юзовская газоносная площадь, оператором которой в конце июля 2016 года была компания с таинственными голландскими инвесторами Yuzgas B.V.

О ее реальных собственниках и настоящем финансовом потенциале неизвестно ничего. По этой причине счастливчика, которому досталась одна из самых привлекательных нефтегазоносных площадок в стране, сразу же начали связывать с представителями украинской власти.

Эта теория даже начала обрастать фактами, указывающими на косвенную связь Yuzgas B.V. с ближайшим окружением президента Украины во главе с его армейским товарищем Игорем Кононенко.

Впрочем, обвинять энергетического фронтера Петра Порошенко в зацикленности на одном проекте неправильно.

Как удалось выяснить «Экономической правде», команда заместителя главы фракции БПП готовится к кардинальному изменению правил игры в сфере выдачи специальных разрешений на пользование недрами.

На кону — десятки газоносных площадей государственной «Укргазвидобування», но претендовать на их раздел никто не стесняется.

В команде Порошенко убеждены, что если не пойти по их плану, газоносные недра станут площадкой для миллиардных заработков основателя группы EastOne Виктора Пинчука, которого там считают негласным куратором «Укргазвидобування».

* * *

Что известно о голландской компании Yuzgas B.V., которая получила право начать разведку одного из самых перспективных, по оценкам Минэкологии, украинских месторождений?

Чтобы описать ее опыт и инвестиционный потенциал, достаточно назвать всего две цифры: 14 июня 2016 года — дата ее основания, 1 тыс евро — размер уставного фонда.

Как компания с такой заявкой могла стать победителем инвестиционного конкурса? Ответ можно найти, если внимательно изучить состав комитета, который и определял самого «перспективного инвестора».

Пять из восьми его членов прямо или косвенно относятся к команде Петра Порошенко: министр Игорь Насалык, его сотрудник Олег Жижко, замминистра экологического развития Юрий Бровченко, депутаты Анатолий Матвиенко и Андрей Лопушанский. Чиновники были назначены в министерстве по квоте БПП, депутаты — входят в состав президентской фракции.

Делая выбор в пользу Yuzgas B.V., члены комитета основывались на сухом расчете.

Предложения этой компании были самыми выгодными среди конкурентов. Ее минимальным рабочим обязательством стало бурение (восстановление) 15 скважин, тогда как у других участников — трех-пяти скважин. При этом победитель конкурса пообещал вложить в геологоразведку на первом пятилетнем этапе 200 млн долл. Его соперники заявили вдвое меньшие суммы.

Правда, это все равно не отменяет того факта, что нидерландская компания создавалась специально для конкурса, на котором отбирался победитель разработки Юзовской площади.

Впрочем, даже если принять за основу версию зарубежных инвесторов Yuzgas B.V., озвученную спикером этой компании Ярославом Кинахом, бывшим главой украинского офиса ЕБРР, она не снимает главную проблему.

Дело в том, что вкладываться в разработку «Юзовки» в ближайшей перспективе вряд ли кто-то будет.
Нижние границы Юзовской площади, растянувшейся с юга Харьковской области до центра Донецкой, проходят в считанных километрах от границ зоны АТО, которая в любой момент может превратиться в линию фронта.

У инвесторов при памяти такие перспективы вызывают только одно желание — выйти из рискового проекта.

Собственно, именно это в 2015 году и сделал первый инвестор Юзовской площади — нидерландская Shell, воспользовавшись правом на форс-мажор.

Тогда международную группу не смогли удержать ни право на беспошлинный ввоз оборудования, ни беспрецедентно низкие индивидуальные условия налогообложения (1,25% ренты), предусмотренные в подписанном ею с Украиной соглашении о распределении продукции — СРП.

Почему Yuzgas B.V., созданная за месяц до проведения конкурса, чувствует себя увереннее Shell, которая скоро будет праздновать столетний юбилей со дня первой пробуренной скважины?

Возможно, потому, что в приоритете у бенефициаров Yuzgas B.V. — максимальная концентрация в своих руках перспективных площадок, которые потом, в удачный момент, можно будет продать реальным международным инвесторам.

Если это так, адвокатам экс-президента Виктора Януковича уже можно подавать в суд на команду Петра Порошенко за плагиат.

Во-первых, модель оформления участников СРП на подставных лиц была запатентована еще при беглом президенте.

В «старое» СРП по Юзовской площади с участием Shell под видом третьего участника соглашения была «вмонтирована» доля «семьи» в виде ООО «СПК-геосервис». Формально эту компанию оформили на геологов Сергея Стовбу и Игоря Попадюка, которые тогда (как сейчас Ярослав Кинах из Yuzgas B.V.) в общении со СМИ активно вживались в роль кураторов предприятия.

Во-вторых, идея консолидации под одной крышей неосвоенных участков — это результат умственного труда команды Януковича, при котором на близкое его окружению ООО «Голден деррик» было оформлено три десятка нефтегазоносных участков, занимающих в общей сложности 30 тыс кв км Полтавской области.

Это как территория Бельгии, на одну только геологоразведку которой нужно 2 млрд долл. Вложения в исследование Юзовской площади в разы скромнее — около 500 млн долл, но все равно чувствительны.

Труд освобождает

Возможно, именно по этой причине команда Петра Порошенко решила особо не зацикливаться на долгоиграющих вложениях в Юзовскую площадь, а заняться окучиванием месторождений, уже сегодня генерирующих деньги.

Первой под горячую руку попала государственная компания «Укргазвыдобування», крупнейший в стране добытчик природного газа.

6 июня глава областной организации президентской партии, по совместительству и. о. главы Полтавской облгосадминистрации Андрей Писоцкий, подписал официальное письмо. В нем он просил премьер-министра Владимира Гройсмана поддержать инициативу перепрофилирования спецразрешений на пользование недрами, которые находятся на балансе «Укргазвыдобування», в СРП. То есть фактически предложил привлечь в газодобычу частных инвесторов.

Гройсман переадресовал это обращение Насалыку, который уже через неделю, 21 июня, сформулировал ответ: вынести вопрос на рассмотрение «Межведомственной комиссии по организации проведения и выполнения СРП».

На ее заседании 24 июня было решено создать рабочую группу, которая должна с экономической точки зрения оценить целесообразность идеи передачи спецразрешений «Укргазвыдобування» в СРП. На выполнение задачи отвели полтора месяца, которые истекли 8 августа.

Почему не получилось уложиться в отведенные сроки? Все просто: упомянутую рабочую группу возглавляют представители двух конфликтующих лагерей: Игорь Насалык, возглавляющий Минэнерго по квоте БПП, и глава «Укргазвыдобування» Олег Прохоренко.

Де-факто он входит в ближайшее окружение главы НАК «Нафтогаз Украины» Андрея Коболева, ассоциируемого с лагерем Арсения Яценюка. Однако у Порошенко с недавних пор настаивают на другой управленческой конструкции.

По словам представителей президентской команды, сейчас «Укргазвыдобування» де-факто управляют бывшие менеджеры Виктора Пинчука.

«В компании он представлен первым замом Александром Романюком и депутатом Ольгой Бельковой, которая «упаковывает» инициативы Романюка в законодательное русло», — утверждает собеседник ЭП в Минэнергоугля.

Спорить с этой взаимосвязью сложно. Особенно в случае с Романюком, который ранее был руководителем совместной деятельности между предприятием «Укргазвыдобування» и компанией «Дион», входящей в сферу влияния Виктора Пинчука.

Кстати, «Дион» — единственное предприятие, которому удалось найти общий язык с нынешним руководством «Укргазвыдобування», убедив его не инициировать расторжение договора.

«Поначалу мы думали, что планы Пинчука — прирастить совместную деятельность «Диона» и УГВ еще несколькими лицензиями. Сейчас видим, что они хотят создать механизм по освоению денег госкомпании. Карты вскрылись после инициативы провести сразу сто гидроразрывов в Полтавской области.

Для этих работ будут выделяться миллиарды. Закупка труб у «Интерпайпа» на 565 млн грн — только начало», — так в команде Порошенко воспринимают «Концепцию развития газодобывающей отрасли», которую на прошлой неделе утвердил Кабмин, тем самым сделав обязательным к исполнению план проведения компанией «Укргазвидобування» 250 гидроразрывов в течение ближайших пяти лет.

Активный балласт

Если команде Петра Порошенко действительно противостоит группа Виктора Пинчука, это резко повышает степень важности происходящего.

У «Укргаздобычи» нет шансов уцелеть: если победят первые, госкомпания останется без самых ликвидных месторождений, а если вторые — без денег.

Пока шансов больше у команды БПП. Там заняты разработкой новых условий СРП, на которых будет привлекаться частный партнер «Укргазвыдобування».

Основой нормативной базы подписания соглашений о распределении продукции станет проект закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты о содействии поиску и добыче нефти и газа в Украине».

Источники ЭП утверждают, что на рассмотрение парламента этот документ планируется вынести уже осенью. Если депутаты скажут «да», от ренессанса газодобывающей сферы Украине не уйти. Хотя бы потому, что в законопроекте нет условий об обязательном отборе компании-участницы СРП на конкурсе.

Соответственно, чтобы стать участницей СРП, любой фирме хватит получить согласие Межведомственной комиссии по организации проведения и выполнения СРП, которую возглавляет Геннадий Зубко — министр регионального развития по квоте БПП.

Несколько лет назад по такой формуле партнерами «Укргазвыдобування» стали компании из окружения Дмитрия Фирташа, Александра Онищенко, Николая Мартыненко, Владимира Кацубы и Виктора Пинчука.
Правда, есть одно отличие: тогда бизнесменам отдавали отдельные скважины, сейчас — полноценные месторождения.

Синхронисты, ватерполисты и ныряльщики

Со стороны выглядит так, будто темой СРП в БПП занимаются все, кому не лень. Это не совсем так.
Собеседники ЭП утверждают, что авторы этой темы — первый замглавы президентской фракции в Верховной Раде Игорь Кононенко и экс-глава Минэкологии Николай Злочевский.

Их аргументы — в четырех простых пунктах.

1. Ответственным за сферу СРП в Министерстве энергетики является Владимир Игнащенко. Сейчас его должность — внештатный советник Насалыка, но участникам рынка больше запомнилась другая. В 2010 году Игнащенко был советником министра экологии и природных ресурсов Николая Злочевского.

2. Игнащенко является автором «Порядка проведения и условий конкурса», на основании которого была разыграна Юзовская площадь, а ее оператором признана компания Yuzgas B.V.

3. Основным конкурентом Yuzgas B.V. на конкурсе был кипрский оффшор Burisma Holdings Limited Николая Злочевского.

4. Упомянутый законопроект №3849 был презентован в марте 2016 года на заседании парламентского комитета по ТЭК его тогдашним членом Игорем Насалыком и поддержан присутствовавшим на этом заседании Кононенко, с подачи которого впоследствии Насалык возглавил Минэнерго.

В разговоре с УП Игнащенко категорически отверг причастность к команде Злочевского. Также он отмел отношение Злочевского к своей нынешней деятельности в Министерстве энергетики.

Даже если это и так, опровергнуть связь Кононенко со Злочевским нечем. Кроме стиля прически, их объединяет фантастический опыт команды Злочевского в распределении месторождений.

Собеседник из Минэнергоугля отмечает, что Злочевский еще в 2015 году советовал Кононенко взять под оперативный контроль Государственную службу геологии и недр — единственный орган в Украине, ведающий выдачей спецразрешений на пользование недрами.

В начале 2000 года за счет Геослужбы, которой Злочевский тогда руководил, месторождениями обросли газодобывающие фирмы из его Burisma Holdings — «Пари», «Эско-пивнич», «Первая украинская газонефтяная компания».

Взять Госгеослужбу под контроль соратникам Кононенко не удалось, поэтому 28 мая 2015 года Петр Порошенко подписал указ, которым ввел в действие решение СНБО, подразумевающее «передачу функций выдачи спецразрешений на добычу углеводородов» от Госгеослужбы к подконтрольному Кононенко Минэнергетики.

Получить комментарий Игоря Кононенко по этому поводу не удалось. Впрочем, о его причастности к происходящему можно судить по поведению оппонентов, действующих «от обратного».

Взять, к примеру, Андрея Коболева. В чем его план? В блокировании любых действий с активами предприятий системы НАК через набсовет «Нафтогаза», которому подчиняются все предприятия из его группы, включая «Укргазвыдобування».

Добиться этого Коболев рассчитывает через главу набсовета НАК Юлию Ковалив, которая по протекции бывшего главы АП Бориса Ложкина занимает пост первого замглавы Минэкономики.

Правда, тут главу «Нафтогаза» ждет неприятный сюрприз. Его оппоненты уже начали информационную обработку еще более важного звена в набсовете НАК — трех независимых членов органа: Маркуса Ричардса, Пола Уорвика и Чарлза Проктора.

С одной стороны, их «окучивание» ведет команда Злочевского, использующая для этого связи члена совета директоров Burisma Holdings — сына вице-президента США Джозефа Байдена Роберта Хантера. С другой стороны, просветительской работой занят Насалык.

По данным источников УП, недавно от его имени членам Набсовета НАК стали рассылаться письма, в которых говорится о тяжелом финансовом состоянии «Укргазвыдобування», из-за чего она не может самостоятельно вести разработку своих месторождений.

Это утверждение сложно примирить с недавним решением Кабмина о резком повышении цен на газ для населения, после которого доходы «Укргазвыдобування» выросли в два раза до 60 млрд грн в год.
Возможно, именно из-за этой несостыковки Насалык не подписался под этим письмом. Но даже если это обращение — фейк, не обращать на него внимание сложно. Это качественный перевод на английский упомянутого выше письма Полтавского облсовета Владимиру Гройсману.

Его главный месседж — «Укргазвыдобування» неспособна самостоятельно обеспечить интенсивный прирост добычи газа. Следовательно, спасти ее должен частный инвестор. Срочно.

Экономическая правда

Естественный отбор: Порошенко выдавливает Яценюка из «Укртрансгаза»Естественный отбор: Порошенко выдавливает Яценюка из «Укртрансгаза»

Дмитрий Рясной

Оператор газотранспортной системы страны – «Укртрансгаз» – запустил процедуру смены оператора своих банковских счетов.

Вместо Диамантбанка госпредприятие теперь будет обслуживать Укргазбанк. Как известно, Диамантбанк относится к сфере интересов Давида Жвании и Николая Мартыненко. Последний — соратник Арсения Яценюка.

Это будет уже минимум второй удар по позициям группы Арсения Яценюка после нейтрализации Сергея Переломы, который также является бизнес-партнером Жвании и Мартыненко.

Чтобы сохранить хоть какое-то влияние на госкомпанию, команде отставного премьер-министра остается рассчитывать на личные отношения с главой «Укртрансгаза» Владимиром Прокопивым.

Но сейчас эта связка может не сработать: инстинкт самосохранения может подтолкнуть СЕО к переходу на сторону «вражеского лагеря» — группы Петра Порошенко, с которой у Прокопива есть минимум одна авторитетная линия связи – Дмитрий Фирташ.

Война за ОПЗ

Последние пару недель среди госслужащих первого ранга стало модно работать удаленно — из дому. А в особенных случаях — из внеплановой командировки из-за границы.

Тренд подсказала Антикоррупционная прокуратура, арестовавшая 14 июля на своем рабочем месте первого замглавы НАК «Нафтогаз Украины» Сергея Перелому.

Причина его задержания — уголовное производство по факту растраты средств государственного Одесского припортового завода, в котором Перелома по совместительству занимает должность главы набсовета.

«Была осуществлена закупка природного газа на сумму 250 млн грн через компанию «Энергоальянс» по необоснованно завышенным ценам, относительно среднерыночных, из которых 3% от общей суммы закупки, должны были остаться на счетах указанного частного предприятия, а другие с остатком избыточно перечисленных средств должны поступить на счета ПАО «Укрнафта», — так объяснил действия прокуратуры ее глава Назар Холодницкий.

С его слов, эту операцию подозреваемый провел в сговоре с первым замглавы ОПЗ Николаем Щуриковым.

В начале недели защита все-таки смогла найти ошибки в позиции обвинителей, благодаря чему Апелляционный суд Киева 1 августа распорядился отпустить Перелому под домашний арест.

Впрочем, в возобновление его профессиональной карьеры почти никто не верит. Включая главу «Нафтогаза» Адрея Коболева, с подачи которого основные функции Переломы уже перераспределены между уцелевшими СЕО компании.

Для оптимистов вытеснение Сергея Переломы из НАК и ОПЗ – символ справедливого возмездия. Правда, оно получилось немного избирательным.

Хотя бы потому что ничего не слышно об аресте члена правления Одесского припортового Ольги Ткаченко, о котором еще в прошлом году ходатайствовало Национальное антикоррупционное бюро.

В прошлом году во время обыска сотрудниками НАБУ у нее был изъят личный телефон, в котором была обнаружена переписка, доказывающая ее связь с Newscope Estates Limited — оффшором, купившим у госпредприятия 30 партий карбамида на 1,6 млрд грн с безосновательной 5%-ной «скидкой».

Кроме гендерной, между эпизодами Переломы и Ткаченко есть еще минимум одна разница: Перелома входит в группу Арсения Яценюка (через Николая Мартыненко, у которого он был управляющим его холдинга «Бринкфорд»). А Ткаченко относится к лагерю Петра Порошенко (через депутата от БПП Александра Грановского, у которого она была помощником).

В Специализированной антикоррупционной прокуратуре называют другую причину.

«Перелома — должностное лицо, а Ольга Ткаченко — член правления, и она не подписывала документы, а только голосовала. При этом она проходит в нескольких эпизодах, но пока нет всей собранной доказательной базы», — заявил источник в САП.

Даже если первая причина не является основной, конечный результат произошедшего останется неизменным: сейчас ОПЗ фактически оказался зачищен от команды отставного премьер-министра, тем самым усилив позиции «квотников» гаранта Конституции.

Автору этой схемы должно быть приятно вдвойне. Хотя бы потому, что его план воплощен в жизнь чужими руками. Руками НАБУ и Антикоррупционной прокуратуры, которые по-честному пытаются выполнять свою работу, но у них не получается из-за того, что их движения регулирует «специальный светофор» — судебная система.

Иногда она включает зеленый сигнал, как это произошло сейчас с Переломой. А иногда – красный, как это произошло полгода назад с Ткаченко, когда суд запретил НАБУ использовать ее переписку как доказательство в уголовном производстве.

Восьмибитная игра

Но не ОПЗ единым. У группы лагеря бывшего премьера и президента случился новый бой. И в этот раз борьба шла вокруг новой высоты — финансовой и управленческой гегемонии над оператором газотранспортной системы Украины — ПАО «Укртрансгаз».

Этот процесс уже стартовал. По данным ЭП, недавно сотрудникам «Укртрансгаза» начали выдавать зарплатные карты от «Укргазбанка», который таким образом займет место «Диамантбанка», близкого упомянутому Николаю Мартыненко.

Команда Арсения Яценюка сопротивляется этому как умеет. На днях отдел принудительного исполнения решений департамента государственной исполнительной службы Минюста, возглавляемого одноклассником Яценюка Павлом Петренко, арестовал счета «Укргазбанка», использовав для этого соответствующее судебное решение.

То есть, признаки новой войны между группами Яценюка и Порошенко уже на лицо, но в «Нафтогазе» продолжают транслировать балет по телевизору во время путча.

По данным госкомпании, решение о замене обслуживающего банка в «Укртрансгазе» не связано с конфликтом интересов двух политических групп, а является результатом давно выстаиваемой на предприятиях НАК «единой вертикали ведения бизнеса».

Погашение и вуалирование конфликтов — одна из сильных сторон Андрея Коболева, но «Укртрансгаз» явно не подходит под эту манеру менеджирования. Об свидетельствует эпизод с недавним тихим увольнением исполнительного директора ПАО Михаила Близнюка, место которого пару недель занял Андрей Баранов.

До этого Баранов занимал должность директора департамента обеспечения производства «Укртрансгаза»

В отставке Близнюка Коболев сыграл не последнюю роль. По словам собеседников ЭП, свою позицию глава НАКа якобы мотивировал тем, что Близнюк является фигурантом уголовного производства Генпрокуратуры, возбужденного весной 2016 года по факту проведения госзакупок по завышенным ценам.

Речь шла о взаимоотношениях филиалов «Укртрансгаза» — «Черкассытрансгаза», «Киевтрансгаза» и «Прикарпаттрансгаза» — с ООО «Гленц». В прошлом году они заказали у этой фирмы одну и ту же работу (ремонт пунктов измерения газа на ГРС), заплатив разные суммы — от 2,3 млн грн/ед до 7,3 млн грн/ед.

Дыхание реконкисты

Об этих махинациях Коболев явно знал раньше ГПУ, потому что до нее по инициативе НАК в «Укртрансгазе» был проведен внутренний аудит, поднявший на поверхность все нарушения.

Соответственно, если бы Михаил Близнюк был уволен раньше, возможно, ему не удалось бы написать одну из самых ярких страниц в истории «Укртрансгаза»: организовать несколько десятков тендеров на сумму свыше 2 млрд грн., которые были проведены в конце марта этого года – за считанные дни до вступления в силу изменений к Закону «О государственных закупках», обязывающих «Укртрансгаз» перейти на систему Prozorro.

Кстати, пятая часть этой суммы была освоена одной компанией – ООО «Агентство инвестиционного менеджмента».

На рынке она известна, в первую очередь, как импортер сжиженного газа, чьими основными контрагентами в Украине являются предприятия Дмитрия Фирташа — «Криворожгаз», «Харьковгаз», «Житомиргаз» и т.д.

Для кого-то такой расклад — несуразица. Ведь тендерные процедуры в «Укртрансгазе» контролируются президентом компании Игорем Прокопивым, который связан 10-летней дружбой с Яценюком — давним оппонентом Фирташа.

Тут работает простая кооперация: по квотному принципу разделения сфер влияния. «Укртрансгаз» еще в 2014 года был отнесен к «Народному фронту», но так как в этой команде не нашлось людей с профессиональными интересами в газовой сфере, госкомпанию вполне логично решили сдавать «в лизинг».

Чаще всего в этом контексте на рынке озвучивается сумма «аренды» на уровне 15-20 млн дол в месяц.

Платить такие деньги у Дмитрия Фирташа явно есть резон. Кто-то видит его выгоду в том, что у него есть своя история взаимоотношений с Прокопивым, который несколько лет работал главой «Ивано-Франковскгаза», контролируемого Фирташем. Но важнее то, что в «Укртрансгазе» осталась практически нетронутой команда, собранная еще до перезагрузки центральной власти в 2014 году.

Взять хотя бы юридический отдел госкомпании. До весны 2016 года им руководил Георгий Дзюбенко — экс-член набсовета «Крымсоды» Дмитрия Фирташа. Сейчас на месте Дзюбенко — Алексей Лань. В 2010-2012 годах он был начальником юридического департамента ДК «Газ Украины», которым тогда руководил член команды близкого Фирташу Юрия Бойко Эдуард Швыдкый.

В этом же контексте к лагерю Дмитрия Фирташа часть игроков рынка спешит записать и первого вице-президента «Укртрансгаза» Мирослава Химко. Но эта связь ошибочна.

Знающие люди воспринимают Химко как самодостаточного игрока, за плечами которого — около 30 лет работы в «Укртрансгазе».

Правда, у этой должности есть своя специфика: она заставляет контролировать вопросы «разбалансового» газа, который образовывается в результате разницы между его фактическим и документарным объемами потребления населением, либо в результате искусственного завышения потерь газа в сетях.

При этом продавать «разбалансовый» газ можно только при согласованных действиях «Укртрансгаза» с «облгазами», 65% из которых контролирует Дмитрий Фирташ.

Экономическая ПравдаДмитрий Рясной

Оператор газотранспортной системы страны – «Укртрансгаз» – запустил процедуру смены оператора своих банковских счетов.

Вместо Диамантбанка госпредприятие теперь будет обслуживать Укргазбанк. Как известно, Диамантбанк относится к сфере интересов Давида Жвании и Николая Мартыненко. Последний — соратник Арсения Яценюка.

Это будет уже минимум второй удар по позициям группы Арсения Яценюка после нейтрализации Сергея Переломы, который также является бизнес-партнером Жвании и Мартыненко.

Чтобы сохранить хоть какое-то влияние на госкомпанию, команде отставного премьер-министра остается рассчитывать на личные отношения с главой «Укртрансгаза» Владимиром Прокопивым.

Но сейчас эта связка может не сработать: инстинкт самосохранения может подтолкнуть СЕО к переходу на сторону «вражеского лагеря» — группы Петра Порошенко, с которой у Прокопива есть минимум одна авторитетная линия связи – Дмитрий Фирташ.

Война за ОПЗ

Последние пару недель среди госслужащих первого ранга стало модно работать удаленно — из дому. А в особенных случаях — из внеплановой командировки из-за границы.

Тренд подсказала Антикоррупционная прокуратура, арестовавшая 14 июля на своем рабочем месте первого замглавы НАК «Нафтогаз Украины» Сергея Перелому.

Причина его задержания — уголовное производство по факту растраты средств государственного Одесского припортового завода, в котором Перелома по совместительству занимает должность главы набсовета.

«Была осуществлена закупка природного газа на сумму 250 млн грн через компанию «Энергоальянс» по необоснованно завышенным ценам, относительно среднерыночных, из которых 3% от общей суммы закупки, должны были остаться на счетах указанного частного предприятия, а другие с остатком избыточно перечисленных средств должны поступить на счета ПАО «Укрнафта», — так объяснил действия прокуратуры ее глава Назар Холодницкий.

С его слов, эту операцию подозреваемый провел в сговоре с первым замглавы ОПЗ Николаем Щуриковым.

В начале недели защита все-таки смогла найти ошибки в позиции обвинителей, благодаря чему Апелляционный суд Киева 1 августа распорядился отпустить Перелому под домашний арест.

Впрочем, в возобновление его профессиональной карьеры почти никто не верит. Включая главу «Нафтогаза» Адрея Коболева, с подачи которого основные функции Переломы уже перераспределены между уцелевшими СЕО компании.

Для оптимистов вытеснение Сергея Переломы из НАК и ОПЗ – символ справедливого возмездия. Правда, оно получилось немного избирательным.

Хотя бы потому что ничего не слышно об аресте члена правления Одесского припортового Ольги Ткаченко, о котором еще в прошлом году ходатайствовало Национальное антикоррупционное бюро.

В прошлом году во время обыска сотрудниками НАБУ у нее был изъят личный телефон, в котором была обнаружена переписка, доказывающая ее связь с Newscope Estates Limited — оффшором, купившим у госпредприятия 30 партий карбамида на 1,6 млрд грн с безосновательной 5%-ной «скидкой».

Кроме гендерной, между эпизодами Переломы и Ткаченко есть еще минимум одна разница: Перелома входит в группу Арсения Яценюка (через Николая Мартыненко, у которого он был управляющим его холдинга «Бринкфорд»). А Ткаченко относится к лагерю Петра Порошенко (через депутата от БПП Александра Грановского, у которого она была помощником).

В Специализированной антикоррупционной прокуратуре называют другую причину.

«Перелома — должностное лицо, а Ольга Ткаченко — член правления, и она не подписывала документы, а только голосовала. При этом она проходит в нескольких эпизодах, но пока нет всей собранной доказательной базы», — заявил источник в САП.

Даже если первая причина не является основной, конечный результат произошедшего останется неизменным: сейчас ОПЗ фактически оказался зачищен от команды отставного премьер-министра, тем самым усилив позиции «квотников» гаранта Конституции.

Автору этой схемы должно быть приятно вдвойне. Хотя бы потому, что его план воплощен в жизнь чужими руками. Руками НАБУ и Антикоррупционной прокуратуры, которые по-честному пытаются выполнять свою работу, но у них не получается из-за того, что их движения регулирует «специальный светофор» — судебная система.

Иногда она включает зеленый сигнал, как это произошло сейчас с Переломой. А иногда – красный, как это произошло полгода назад с Ткаченко, когда суд запретил НАБУ использовать ее переписку как доказательство в уголовном производстве.

Восьмибитная игра

Но не ОПЗ единым. У группы лагеря бывшего премьера и президента случился новый бой. И в этот раз борьба шла вокруг новой высоты — финансовой и управленческой гегемонии над оператором газотранспортной системы Украины — ПАО «Укртрансгаз».

Этот процесс уже стартовал. По данным ЭП, недавно сотрудникам «Укртрансгаза» начали выдавать зарплатные карты от «Укргазбанка», который таким образом займет место «Диамантбанка», близкого упомянутому Николаю Мартыненко.

Команда Арсения Яценюка сопротивляется этому как умеет. На днях отдел принудительного исполнения решений департамента государственной исполнительной службы Минюста, возглавляемого одноклассником Яценюка Павлом Петренко, арестовал счета «Укргазбанка», использовав для этого соответствующее судебное решение.

То есть, признаки новой войны между группами Яценюка и Порошенко уже на лицо, но в «Нафтогазе» продолжают транслировать балет по телевизору во время путча.

По данным госкомпании, решение о замене обслуживающего банка в «Укртрансгазе» не связано с конфликтом интересов двух политических групп, а является результатом давно выстаиваемой на предприятиях НАК «единой вертикали ведения бизнеса».

Погашение и вуалирование конфликтов — одна из сильных сторон Андрея Коболева, но «Укртрансгаз» явно не подходит под эту манеру менеджирования. Об свидетельствует эпизод с недавним тихим увольнением исполнительного директора ПАО Михаила Близнюка, место которого пару недель занял Андрей Баранов.

До этого Баранов занимал должность директора департамента обеспечения производства «Укртрансгаза»

В отставке Близнюка Коболев сыграл не последнюю роль. По словам собеседников ЭП, свою позицию глава НАКа якобы мотивировал тем, что Близнюк является фигурантом уголовного производства Генпрокуратуры, возбужденного весной 2016 года по факту проведения госзакупок по завышенным ценам.

Речь шла о взаимоотношениях филиалов «Укртрансгаза» — «Черкассытрансгаза», «Киевтрансгаза» и «Прикарпаттрансгаза» — с ООО «Гленц». В прошлом году они заказали у этой фирмы одну и ту же работу (ремонт пунктов измерения газа на ГРС), заплатив разные суммы — от 2,3 млн грн/ед до 7,3 млн грн/ед.

Дыхание реконкисты

Об этих махинациях Коболев явно знал раньше ГПУ, потому что до нее по инициативе НАК в «Укртрансгазе» был проведен внутренний аудит, поднявший на поверхность все нарушения.

Соответственно, если бы Михаил Близнюк был уволен раньше, возможно, ему не удалось бы написать одну из самых ярких страниц в истории «Укртрансгаза»: организовать несколько десятков тендеров на сумму свыше 2 млрд грн., которые были проведены в конце марта этого года – за считанные дни до вступления в силу изменений к Закону «О государственных закупках», обязывающих «Укртрансгаз» перейти на систему Prozorro.

Кстати, пятая часть этой суммы была освоена одной компанией – ООО «Агентство инвестиционного менеджмента».

На рынке она известна, в первую очередь, как импортер сжиженного газа, чьими основными контрагентами в Украине являются предприятия Дмитрия Фирташа — «Криворожгаз», «Харьковгаз», «Житомиргаз» и т.д.

Для кого-то такой расклад — несуразица. Ведь тендерные процедуры в «Укртрансгазе» контролируются президентом компании Игорем Прокопивым, который связан 10-летней дружбой с Яценюком — давним оппонентом Фирташа.

Тут работает простая кооперация: по квотному принципу разделения сфер влияния. «Укртрансгаз» еще в 2014 года был отнесен к «Народному фронту», но так как в этой команде не нашлось людей с профессиональными интересами в газовой сфере, госкомпанию вполне логично решили сдавать «в лизинг».

Чаще всего в этом контексте на рынке озвучивается сумма «аренды» на уровне 15-20 млн дол в месяц.

Платить такие деньги у Дмитрия Фирташа явно есть резон. Кто-то видит его выгоду в том, что у него есть своя история взаимоотношений с Прокопивым, который несколько лет работал главой «Ивано-Франковскгаза», контролируемого Фирташем. Но важнее то, что в «Укртрансгазе» осталась практически нетронутой команда, собранная еще до перезагрузки центральной власти в 2014 году.

Взять хотя бы юридический отдел госкомпании. До весны 2016 года им руководил Георгий Дзюбенко — экс-член набсовета «Крымсоды» Дмитрия Фирташа. Сейчас на месте Дзюбенко — Алексей Лань. В 2010-2012 годах он был начальником юридического департамента ДК «Газ Украины», которым тогда руководил член команды близкого Фирташу Юрия Бойко Эдуард Швыдкый.

В этом же контексте к лагерю Дмитрия Фирташа часть игроков рынка спешит записать и первого вице-президента «Укртрансгаза» Мирослава Химко. Но эта связь ошибочна.

Знающие люди воспринимают Химко как самодостаточного игрока, за плечами которого — около 30 лет работы в «Укртрансгазе».

Правда, у этой должности есть своя специфика: она заставляет контролировать вопросы «разбалансового» газа, который образовывается в результате разницы между его фактическим и документарным объемами потребления населением, либо в результате искусственного завышения потерь газа в сетях.

При этом продавать «разбалансовый» газ можно только при согласованных действиях «Укртрансгаза» с «облгазами», 65% из которых контролирует Дмитрий Фирташ.

Экономическая Правда

Под звездой президента: как Коломойский, Григоришин и Суркисы делят энергетику Под звездой президента: как Коломойский, Григоришин и Суркисы делят энергетику

Дмитрий Рясной

Коллекционеры исторических сделок в сфере M&A могут сдувать пыль со своих блокнотов: группы «Приват» и «Энергетический стандарт» начали раздел совместного энергетического бизнеса.

Скоро будут переделены «Полтаваоблэнерго», «Черниговоблэнерго» и «Сумыоблэнерго». Процесс уже стартовал.

Оформив развод, Игорь Коломойский и Константин Григоришин получат долгожданную взаимную свободу действий на грядущих приватизационных конкурсах, где государство планирует продать всю ликвидную энергетику.

Правда, эта заявка не гарантирует ни одному из бизнесменов победу: сейчас все ключевые государственные облэнерго контролируют братья Григорий и Игорь Суркисы, которых уже почти не отделяют от команды Петра Порошенко.

Uncle Ben’s

Официальные партнерские отношения в энергетике Коломойский и Григоришин оформили в начале 2010 года, подписав соглашение о перераспределении долей с Григорием и Игорем Суркисами.

По результатам той договоренности «Приват» и «Энергетический стандарт» передали братьям свои доли во «Львовоблэнерго» и «Прикарпатьеоблэнерго». Взамен Суркисы отступили Коломойскому и Григоришину свои пакеты в «Полтаваоблэнерго», «Черниговоблэнерго» и «Сумыоблэнерго».

Для энергорынка эта сделка значила больше, чем простой акционерный передел. Она позволила поставить точку в бесконечных захватах зданий облэнерго, неофициальными организаторами которых называли «друзей» Григоришина.

До подписания упомянутого акционерного соглашения все перечисленные энергокомпании через менеджмент контролировала семья Суркисов, хотя у каждого из участников олигархической триады на тот момент были примерно равные пакеты акций в этих компаниях — от 20% до 30%.

Решение выделить энергетический бизнес Суркисов в отдельную ячейку оказалось удачным. Правда, родившийся в результате ситуативный союз Коломойского и Григоришина начал «генерировать» проблемы: в энергокомпаниях, которыми они совместно владели, стали возникать внутренние конфликты.

Поначалу они были мелкими и касались в основном технической части управления. Однако в последние месяцы правлению и наблюдательным советам «Полтаваоблэнерго», «Сумыоблэнерго» и «Черниговоблэнерго» становилось все сложнее принимать важные финансовые и организационные решения.

Формально в этом виновата «сэндвич-технология», по принципу которой были построены управляющие и контролирующие органы компаний. Она подразумевает, что на каждого топ-менеджера Коломойского Григоришин назначал свое дублирующее лицо и наоборот.

Получилось, что под любым важным документом нужна была подпись управленцев двух разнородных бизнес-групп. Такой дуализм порождал множество конфликтов. Самый жесткий из них произошел чуть больше года назад.

Тогда «приватовская» команда обвинила «Энергостандарт» в неуклюжем управлении Кременчугской ТЭЦ, которую арендует «Полтаваоблэнерго».

Речь шла о том, что теплоцентраль не уладила вопрос долгов и, оказавшись под угрозой остановки из-за прекращения поставок топлива от «Нафтогаза», чуть не парализовала Кременчугский НПЗ, который она снабжает паром.

О том, насколько это было неприятно и важно для Коломойского, можно судить по короткому аудиоролику из интернета, где он по телефону эмоционально требует от председателя «Нафтогаза» Андрея Коболева восстановить газоснабжение ТЭЦ.

https://www.youtube.com/watch?v=0IRW-1xksrE

«Нафтогаз» не подвел, но осадок остался: спор Коломойского и Григоришина вокруг Кременчугской ТЭЦ дошел до того, что они не смогли принимать дальнейшие решения. Из-за этого в конце 2015 года «Полтаваоблэнерго» подошла к черте остановки операционной деятельности.

Выход из тупика был найден только весной, когда Коломойский и Григоришин решили разделить энергетический бизнес.

Соединение прервано

Разделение произойдет в стиле 2009 года, когда оформлялся развод с Суркисами. По условиям нынешнего договора, отныне «Полтаваоблэнерго» будет единолично контролироваться группой «Приват». А «Сумыоблэнерго» и «Черниговоблэнерго» станут территорией гегемонии «Энергетического стандарта».

Организационная часть отделения уже выполнена. На основании соответствующих решений наблюдательных советов менеджеры Григоришина выведены из правления полтавской компании, а подчиненные Коломойского лишились аналогичных должностей в сумском и черниговском предприятиях.

Эти кадровые ротации были начаты в апреле 2016 года, а завершены 1 июня, когда правление многострадальной «Полтаваоблэнерго» удалось укомплектовать «приватовцами» Русланом Стройным и Владиславом Стриковым.

Подведенная черта под двойным управлением создала идеальную почву для того, чтобы Коломойский и Григоришин переключились на процесс корпоративного развода. Единой позиции в группах по этому поводу нет.

«Судя по всему, все к тому идет», — сообщил ЭП один из членов правления полтавского облэнерго из «приватовской» команды.

«Будет ли корпоративный развод, пока неизвестно», — это неофициальный ответ представителя «Энергостандарта».

С формальной точки зрения говорить о планируемых акционерных изменениях в энергокомпаниях пока нельзя. Однако есть как минимум две причины, толкающие Коломойского и Григоришина к оперативному акционерному разделению.

Первая — группы спешат исправить нарушения уставов, допущенные при утверждении упомянутых менеджеров. Эти кадровые перестановки утверждали наблюдательные советы, которые не имели на это права.

Значит, «Привату» и «Энергостандарту» нужно как можно скорее самостоятельно провести собрания акционеров и избавить новые фигуры от приставок «врио».

Вторая — корпоративный «развод» избавит группы от одного из самых тяжелых условий упомянутого акционерного соглашения-2010: взаимного обязательства о наращивании долей в совместных компаниях только с согласия партнера.

Эта свобода действий им как нельзя кстати: в 2016 году ФГИ планирует продать созвездие облэнерго, в котором у «Привата» и «Энергостандарта» есть минимум две совместных компании — запорожское и тернопольское облэнерго.

Однако у соискателей есть одна общая проблема: сейчас все эти госкомпании менеджируются представителями сразу двух лагерей вездесущих Суркисов.

Первый — управляющая компания «Укрэнергоконсалтинг» Александра Сагуры, услугами которой братья пользуются уже около 20 лет.

Второй — группа компаний «Энергомережа» Дмитрия Крючкова, которая была привлечена Суркисами только в 2015 году.

Хотя Сагура и Крючков подчиняются напрямую владельцам ФК «Динамо» (Киев), между ними существует острый конфликт. Одни объясняют это банальной конкуренцией, другие — кардинально разными подходами к управлению.

За полтора года работы «Энергомережа» с помощью жонглирования переуступкой дебиторской задолженности «Запорожьеоблэнерго», «Харьковоблэнерго» и «Черкассыоблэнерго» вывела из этих предприятий 1,5 млрд грн.

Активность менеджеров Крючкова стала столь высокой, что привлекла внимание НАБУ. Под давлением этого обстоятельства были проведены перестановки топ-менеджеров облэнерго. Весной 2016 года запорожская энергокомпания уволила главу Игоря Корниленкова и восстановила в должности Юрия Лисняка.

Хрупкое! Не бросать

По данным источников ЭП, сейчас усилия братьев Суркисов сосредоточены на подготовке государственных энергокомпаний к приватизации.

Перед ними стоит одна ключевая задача: содействовать тому, чтобы ФГИ продал «облэнерго» до введения RAB-регулирования — системы тарифообразования, при которой резко возрастает ликвидность, а вместе с ней и стоимость предприятия.

Для этого государственные облэнерго начали срывать расчеты за электроэнергию и полное выполнение инвестпрограмм, создавая формальный повод для НКРЭКУ откладывать их перевод на RAB-тарифы.

Собеседники издания допускают, что Суркисы могут стараться не только для себя. По данным источников, «динамовцев» интересует выкуп госдолей только в «Запорожьеоблэнерго» и «Тернопольоблэнерго».

Остальные энергокомпании могут перейти под корпоративный контроль их нынешних ситуативных партнеров — группы Петра Порошенко, представленной на энергорынке Игорем Кононенко и управляющим директором ICU (Инвестиционный капитал Украины) Макаром Пасенюком.

В начале 2015 года ICU, которая является финансовым консультантом Порошенко, купила 24,99% акций «Винницаоблэнерго». Для кого? Неизвестно. Если обладатель этого пакета увеличит свою долю до 25%+1 акция, у него будет блокирующий пакет. Тогда он сможет блокировать решения совета директоров.

В ICU заверили, что покупка 24,99% акций «Винницаоблэнерго» является портфельной инвестицией.
«Конечным покупателем 24,99% акций является их закрытый недиверсифицированный паевой инвестиционный фонд «Инвестиционный капитал – Фонд акций», которым управляет КУА «Инвестиционный Капитал Украина», — заявили ЭП в пресс-службе.

Экономическая ПравдаДмитрий Рясной

Коллекционеры исторических сделок в сфере M&A могут сдувать пыль со своих блокнотов: группы «Приват» и «Энергетический стандарт» начали раздел совместного энергетического бизнеса.

Скоро будут переделены «Полтаваоблэнерго», «Черниговоблэнерго» и «Сумыоблэнерго». Процесс уже стартовал.

Оформив развод, Игорь Коломойский и Константин Григоришин получат долгожданную взаимную свободу действий на грядущих приватизационных конкурсах, где государство планирует продать всю ликвидную энергетику.

Правда, эта заявка не гарантирует ни одному из бизнесменов победу: сейчас все ключевые государственные облэнерго контролируют братья Григорий и Игорь Суркисы, которых уже почти не отделяют от команды Петра Порошенко.

Uncle Ben’s

Официальные партнерские отношения в энергетике Коломойский и Григоришин оформили в начале 2010 года, подписав соглашение о перераспределении долей с Григорием и Игорем Суркисами.

По результатам той договоренности «Приват» и «Энергетический стандарт» передали братьям свои доли во «Львовоблэнерго» и «Прикарпатьеоблэнерго». Взамен Суркисы отступили Коломойскому и Григоришину свои пакеты в «Полтаваоблэнерго», «Черниговоблэнерго» и «Сумыоблэнерго».

Для энергорынка эта сделка значила больше, чем простой акционерный передел. Она позволила поставить точку в бесконечных захватах зданий облэнерго, неофициальными организаторами которых называли «друзей» Григоришина.

До подписания упомянутого акционерного соглашения все перечисленные энергокомпании через менеджмент контролировала семья Суркисов, хотя у каждого из участников олигархической триады на тот момент были примерно равные пакеты акций в этих компаниях — от 20% до 30%.

Решение выделить энергетический бизнес Суркисов в отдельную ячейку оказалось удачным. Правда, родившийся в результате ситуативный союз Коломойского и Григоришина начал «генерировать» проблемы: в энергокомпаниях, которыми они совместно владели, стали возникать внутренние конфликты.

Поначалу они были мелкими и касались в основном технической части управления. Однако в последние месяцы правлению и наблюдательным советам «Полтаваоблэнерго», «Сумыоблэнерго» и «Черниговоблэнерго» становилось все сложнее принимать важные финансовые и организационные решения.

Формально в этом виновата «сэндвич-технология», по принципу которой были построены управляющие и контролирующие органы компаний. Она подразумевает, что на каждого топ-менеджера Коломойского Григоришин назначал свое дублирующее лицо и наоборот.

Получилось, что под любым важным документом нужна была подпись управленцев двух разнородных бизнес-групп. Такой дуализм порождал множество конфликтов. Самый жесткий из них произошел чуть больше года назад.

Тогда «приватовская» команда обвинила «Энергостандарт» в неуклюжем управлении Кременчугской ТЭЦ, которую арендует «Полтаваоблэнерго».

Речь шла о том, что теплоцентраль не уладила вопрос долгов и, оказавшись под угрозой остановки из-за прекращения поставок топлива от «Нафтогаза», чуть не парализовала Кременчугский НПЗ, который она снабжает паром.

О том, насколько это было неприятно и важно для Коломойского, можно судить по короткому аудиоролику из интернета, где он по телефону эмоционально требует от председателя «Нафтогаза» Андрея Коболева восстановить газоснабжение ТЭЦ.

https://www.youtube.com/watch?v=0IRW-1xksrE

«Нафтогаз» не подвел, но осадок остался: спор Коломойского и Григоришина вокруг Кременчугской ТЭЦ дошел до того, что они не смогли принимать дальнейшие решения. Из-за этого в конце 2015 года «Полтаваоблэнерго» подошла к черте остановки операционной деятельности.

Выход из тупика был найден только весной, когда Коломойский и Григоришин решили разделить энергетический бизнес.

Соединение прервано

Разделение произойдет в стиле 2009 года, когда оформлялся развод с Суркисами. По условиям нынешнего договора, отныне «Полтаваоблэнерго» будет единолично контролироваться группой «Приват». А «Сумыоблэнерго» и «Черниговоблэнерго» станут территорией гегемонии «Энергетического стандарта».

Организационная часть отделения уже выполнена. На основании соответствующих решений наблюдательных советов менеджеры Григоришина выведены из правления полтавской компании, а подчиненные Коломойского лишились аналогичных должностей в сумском и черниговском предприятиях.

Эти кадровые ротации были начаты в апреле 2016 года, а завершены 1 июня, когда правление многострадальной «Полтаваоблэнерго» удалось укомплектовать «приватовцами» Русланом Стройным и Владиславом Стриковым.

Подведенная черта под двойным управлением создала идеальную почву для того, чтобы Коломойский и Григоришин переключились на процесс корпоративного развода. Единой позиции в группах по этому поводу нет.

«Судя по всему, все к тому идет», — сообщил ЭП один из членов правления полтавского облэнерго из «приватовской» команды.

«Будет ли корпоративный развод, пока неизвестно», — это неофициальный ответ представителя «Энергостандарта».

С формальной точки зрения говорить о планируемых акционерных изменениях в энергокомпаниях пока нельзя. Однако есть как минимум две причины, толкающие Коломойского и Григоришина к оперативному акционерному разделению.

Первая — группы спешат исправить нарушения уставов, допущенные при утверждении упомянутых менеджеров. Эти кадровые перестановки утверждали наблюдательные советы, которые не имели на это права.

Значит, «Привату» и «Энергостандарту» нужно как можно скорее самостоятельно провести собрания акционеров и избавить новые фигуры от приставок «врио».

Вторая — корпоративный «развод» избавит группы от одного из самых тяжелых условий упомянутого акционерного соглашения-2010: взаимного обязательства о наращивании долей в совместных компаниях только с согласия партнера.

Эта свобода действий им как нельзя кстати: в 2016 году ФГИ планирует продать созвездие облэнерго, в котором у «Привата» и «Энергостандарта» есть минимум две совместных компании — запорожское и тернопольское облэнерго.

Однако у соискателей есть одна общая проблема: сейчас все эти госкомпании менеджируются представителями сразу двух лагерей вездесущих Суркисов.

Первый — управляющая компания «Укрэнергоконсалтинг» Александра Сагуры, услугами которой братья пользуются уже около 20 лет.

Второй — группа компаний «Энергомережа» Дмитрия Крючкова, которая была привлечена Суркисами только в 2015 году.

Хотя Сагура и Крючков подчиняются напрямую владельцам ФК «Динамо» (Киев), между ними существует острый конфликт. Одни объясняют это банальной конкуренцией, другие — кардинально разными подходами к управлению.

За полтора года работы «Энергомережа» с помощью жонглирования переуступкой дебиторской задолженности «Запорожьеоблэнерго», «Харьковоблэнерго» и «Черкассыоблэнерго» вывела из этих предприятий 1,5 млрд грн.

Активность менеджеров Крючкова стала столь высокой, что привлекла внимание НАБУ. Под давлением этого обстоятельства были проведены перестановки топ-менеджеров облэнерго. Весной 2016 года запорожская энергокомпания уволила главу Игоря Корниленкова и восстановила в должности Юрия Лисняка.

Хрупкое! Не бросать

По данным источников ЭП, сейчас усилия братьев Суркисов сосредоточены на подготовке государственных энергокомпаний к приватизации.

Перед ними стоит одна ключевая задача: содействовать тому, чтобы ФГИ продал «облэнерго» до введения RAB-регулирования — системы тарифообразования, при которой резко возрастает ликвидность, а вместе с ней и стоимость предприятия.

Для этого государственные облэнерго начали срывать расчеты за электроэнергию и полное выполнение инвестпрограмм, создавая формальный повод для НКРЭКУ откладывать их перевод на RAB-тарифы.

Собеседники издания допускают, что Суркисы могут стараться не только для себя. По данным источников, «динамовцев» интересует выкуп госдолей только в «Запорожьеоблэнерго» и «Тернопольоблэнерго».

Остальные энергокомпании могут перейти под корпоративный контроль их нынешних ситуативных партнеров — группы Петра Порошенко, представленной на энергорынке Игорем Кононенко и управляющим директором ICU (Инвестиционный капитал Украины) Макаром Пасенюком.

В начале 2015 года ICU, которая является финансовым консультантом Порошенко, купила 24,99% акций «Винницаоблэнерго». Для кого? Неизвестно. Если обладатель этого пакета увеличит свою долю до 25%+1 акция, у него будет блокирующий пакет. Тогда он сможет блокировать решения совета директоров.

В ICU заверили, что покупка 24,99% акций «Винницаоблэнерго» является портфельной инвестицией.
«Конечным покупателем 24,99% акций является их закрытый недиверсифицированный паевой инвестиционный фонд «Инвестиционный капитал – Фонд акций», которым управляет КУА «Инвестиционный Капитал Украина», — заявили ЭП в пресс-службе.

Экономическая Правда

Деолигирхизация от Порошенко: смех и грехДеолигирхизация от Порошенко: смех и грех

Как и ожидалось, кампания по деолигирхизации оказалась очередной профанацией. Наоборот, власть все чаще “идет навстречу” собственникам наиболее крупных украинских ФПГ.

Накануне “Украинская правда” уже писала, как новая методика определения оптовой рыночной цены на электроэнергию помогла генерациями “ДТЭК” Рината Ахметова увеличить свои доходы. Теперь они будут продавать электроэнергию в рынок на 15-20% дороже.

По-прежнему продолжает контролировать такие предприятия как “Укрнафта” и “Укртатнафта” группа “Приват”.

Опыт другого “опального” олигарха — Дмитрия Фирташа — по “сотрудничеству” с высшим руководством страны не менее красноречив.

Его Group DF вплотную подошла к решению сразу двух ключевых проблем: списанию миллиардного долга перед “Нафтогазом Украины” и сохранению крупнейшего в стране газового СП с “Укргаздобычей”.

Удачную развязку по обоим эпизодам Дмитрию Фирташу обеспечила его юридическая команда. Правда, это только формально.

Ф — фортуна

“Мы делаем представление на награждение Коболева и руководство НАК “Нафтогаз Украины” за то, что взыскали деньги с компании Фирташа, Арсен Борисович?”, — спросил Арсений Яценюк.

“Да, я вышел с ходатайством…”, — ответил Аваков.

Этот диалог при телевизионных камерах прошел в ходе правительственного заседания всего два месяца назад. С того времени многое изменилось.

Во-первых, награды до сих пор не дошли до героев — соответствующий приказ до сих пор не подписан Петром Порошенко.
Во-вторых, с погашением долга у химического крыла Group DF — предприятий из Ostchem — скоро возникнут серьезные проблемы.

Дело в том, что на момент “наградного диалога” Яценюка и Авакова фактически погашенной была только часть газового долга — 3 млрд грн. черкасского “Азота” и “Ровноазота”. Остальные 2,7 млрд грн., которые числятся за северодонецким объединением “Азот” и горловским “Стиролом”, рассрочены “Нафтогазом” на два года.

Причина отсрочки действительно уважительная — оба химпредприятия находятся в эпицентре российско-украинской войны, из-за которой их основные производственные мощности давно простаивают.

Но сейчас все идет к срыву расчетов. Причина — резкий рост так называемой безнадежной дебиторской задолженности химиков. По данным “ЭП”, у северодонецкого “Азота” она буквально на днях может подскочить на 0,5 млрд. грн., а у “Стирола” — сразу на 1,3 млрд. грн.

Как? Все просто: соответствующие суммы этим заводам должна компания “Лидергаз”, но отдать деньги она не может потому что неделю назад получила иски от Staher Investments Limited на выплату 3 млрд. грн.

С юридической точки зрения в этом клубке претензий все по-честному — каждый иск обоснован невыполненным двухсторонним договоров.

Правда, эта доказательная база не снижает степень родства между участниками процессов. Тот же “Лидергаз” в президентскую декаду Виктора Януковича был основной точкой сбыта газа, импортируемого из России оффшоркой Ostchem Holding Limited. А Staher Investments Limited официально внесено судебной системой США в список резидентов Кипра Group DF.

Близость между компаниями, с одной стороны, гарантирует Дмитрию Фирташу контроль над запущенными ими процессами по принудительному взысканию долгов. С другой — создает для северодонецкого “Азота” и горловского “Стирола” алиби перед “Нафтогазом”.

Ведь заводы, согласно официальной легенде, планировали рассчитаться с НАК как раз за счет взыскания денег со своих должников, среди которых роль первой скрипки играет как раз увядающий на глазах “Лидергаз”.

Сэндвич технология

Фирташ положил козырь на карту оппонента. Правда, такую схему он использует не в первый раз.

Первопроходец — ООО “Карпатыгаз”, которое является участником самого крупного газового совместного предприятия в стране, основанного вместе с ПАО “Укргаздобыча”.

Фундамент СП был заложен в 2011 году, когда “Укргаздобычей” руководил выходец из Ostсhem Юрий Борисов. Перезагрузка центральной власти в стране в 2014 году привела к кадровым перестановкам и в “Укргаздобыче”, после чего там подняли вопрос о прекращении партнерских отношений с частником.

Зеваки восприняли эту инициативу как возмездие для Фирташа, но в Group DF всегда открещивались от отношения к “Карпатыгазу”. Сейчас это, наверное, уже бесполезно: чуть больше месяца назад эта компания реструктуризировала на льготных условиях около 400 млн. грн. долгов сразу для двух кредиторов из окружения Дмитрия Васильевича.

Первый — ООО “Укристгаз”. Эта компания вместе с ООО “Остхем Украина” раньше арендовала один офис в Киеве на ул. Старокиевская, 14.

Второй — ООО “НПО “Северодонецкий стеклопластик”. В ее наблюдательный совет до последнего времени входил Анатолий Бойко — сын близкого Фирташу главы “Оппозиционного блока” Юрия Бойко.

Собственно, проблема даже не в том, что этим компаниям списаны штрафы и рассрочено погашение основного долга на год. А в том, что “Карпатыгаз” принимал это решение в статусе “оператора совместной деятельности”, тем самым распоряжаясь и деньгами “Укргаздобычи”.

Таким образом, сейчас “в заложниках” у “Карпатыгаза” и родственных ему кредиторов несколько сотен миллионов гривень государственного газодобытчика. А это — весомый аргумент в переговорах с “Укргаздобычей” вокруг дальнейшей судьбы упомянутого СП.

Толковый словарь

Оптимисты считают, что именно поэтому в “Укргаздобыче” недавно беззубо проиграли первый раунд по этой теме.

Но даже если это и так, полученный “Карпатыгазом” финансовый рычаг влияния на государственного партнера, может быть только техническим предлогом для сохранения газового СП, под сукном которого — пакт об игре в поддавки между основателем Group DF и президентской ветвью власти.

Лучшее косвенное доказательство тому — дисфункция Генпрокуратуры, подчиненной Петру Порошенко, в уголовных производствах, открытых против Фирташа и его окружения еще в 2014-2015 годах.

В этом смысле отношения Дмитрия Фирташа с гарантом Конституции — зеркальное отображение условий, на которых Игорь Коломойский и Ринат Ахметов сотрудничали с Арсением Яценюком, когда тот был премьер-министром.

Кстати, об отставниках. В последнее время Арсений Яценюк также пересмотрел свое отношение к Фирташу.

Впервые эту эволюцию можно было видеть на изменении стратегии поведения с газораспределительными сетями. Как уже писала ЭП, вместо того чтобы их отобрать у облгазов Фирташа, как это планировалось еще в прошлом году, недавно было принято решение сдавать это имущество компаниям бизнесмена в аренду.

На этой неделе эта стратегия получила продолжение. Правая рука Арсения Яценюка — Андрей Иванчук заявил, что объявленные на днях ФГИ планы по приватизации Одесского припортового завода — преступление против государства.

“У ОПЗ 5 млрд. грн долгов перед Ostchem. Это фиктивная задолженность, сформированная за счет злоупотреблений должностными лицами режима Януковича. Когда мы сейчас инвестора, покупателя нашего стратегического предприятия обяжем отдать 5 млрд грн Ostchem, государство на эти 5 млрд. грн получит меньше”, — сказал Иванчук в ходе заседания Рады в среду.

“Прошу мое выступление считать депутатским запросом, а соответствующий документ я направлю генеральному прокурору”, — добавил он.

Правда, за два года премьерства Арсения Яценюка для списания этого долга ничего не было сделано.

Поэтому нынешняя позиция Иванчука воспринимается не как попытка решить эту проблему, а как формальный повод приостановить приватизацию припортового, тем самым законсервировав отношения завода с его нынешними контрагентами.

Не последнюю роль среди них играют компании из окружения Арсения Яценюка — взять хотя бы нашумевшую историю с поставками газа на ОПЗ от австрийской компании Antra GmbH Николая Мартыненко.

Впрочем, прямо обвинить лагерь экс-премьер-министра в замораживании коррупционных схем у президента не могут: такую же схему поклонники Петра Порошенко успешно реализовывают с последней крупной теплогенерирующей компанией страны — “Центрэнерго”, приватизация которой откладывается уже два года.

Экономическая ПравдаКак и ожидалось, кампания по деолигирхизации оказалась очередной профанацией. Наоборот, власть все чаще “идет навстречу” собственникам наиболее крупных украинских ФПГ.

Накануне “Украинская правда” уже писала, как новая методика определения оптовой рыночной цены на электроэнергию помогла генерациями “ДТЭК” Рината Ахметова увеличить свои доходы. Теперь они будут продавать электроэнергию в рынок на 15-20% дороже.

По-прежнему продолжает контролировать такие предприятия как “Укрнафта” и “Укртатнафта” группа “Приват”.

Опыт другого “опального” олигарха — Дмитрия Фирташа — по “сотрудничеству” с высшим руководством страны не менее красноречив.

Его Group DF вплотную подошла к решению сразу двух ключевых проблем: списанию миллиардного долга перед “Нафтогазом Украины” и сохранению крупнейшего в стране газового СП с “Укргаздобычей”.

Удачную развязку по обоим эпизодам Дмитрию Фирташу обеспечила его юридическая команда. Правда, это только формально.

Ф — фортуна

“Мы делаем представление на награждение Коболева и руководство НАК “Нафтогаз Украины” за то, что взыскали деньги с компании Фирташа, Арсен Борисович?”, — спросил Арсений Яценюк.

“Да, я вышел с ходатайством…”, — ответил Аваков.

Этот диалог при телевизионных камерах прошел в ходе правительственного заседания всего два месяца назад. С того времени многое изменилось.

Во-первых, награды до сих пор не дошли до героев — соответствующий приказ до сих пор не подписан Петром Порошенко.
Во-вторых, с погашением долга у химического крыла Group DF — предприятий из Ostchem — скоро возникнут серьезные проблемы.

Дело в том, что на момент “наградного диалога” Яценюка и Авакова фактически погашенной была только часть газового долга — 3 млрд грн. черкасского “Азота” и “Ровноазота”. Остальные 2,7 млрд грн., которые числятся за северодонецким объединением “Азот” и горловским “Стиролом”, рассрочены “Нафтогазом” на два года.

Причина отсрочки действительно уважительная — оба химпредприятия находятся в эпицентре российско-украинской войны, из-за которой их основные производственные мощности давно простаивают.

Но сейчас все идет к срыву расчетов. Причина — резкий рост так называемой безнадежной дебиторской задолженности химиков. По данным “ЭП”, у северодонецкого “Азота” она буквально на днях может подскочить на 0,5 млрд. грн., а у “Стирола” — сразу на 1,3 млрд. грн.

Как? Все просто: соответствующие суммы этим заводам должна компания “Лидергаз”, но отдать деньги она не может потому что неделю назад получила иски от Staher Investments Limited на выплату 3 млрд. грн.

С юридической точки зрения в этом клубке претензий все по-честному — каждый иск обоснован невыполненным двухсторонним договоров.

Правда, эта доказательная база не снижает степень родства между участниками процессов. Тот же “Лидергаз” в президентскую декаду Виктора Януковича был основной точкой сбыта газа, импортируемого из России оффшоркой Ostchem Holding Limited. А Staher Investments Limited официально внесено судебной системой США в список резидентов Кипра Group DF.

Близость между компаниями, с одной стороны, гарантирует Дмитрию Фирташу контроль над запущенными ими процессами по принудительному взысканию долгов. С другой — создает для северодонецкого “Азота” и горловского “Стирола” алиби перед “Нафтогазом”.

Ведь заводы, согласно официальной легенде, планировали рассчитаться с НАК как раз за счет взыскания денег со своих должников, среди которых роль первой скрипки играет как раз увядающий на глазах “Лидергаз”.

Сэндвич технология

Фирташ положил козырь на карту оппонента. Правда, такую схему он использует не в первый раз.

Первопроходец — ООО “Карпатыгаз”, которое является участником самого крупного газового совместного предприятия в стране, основанного вместе с ПАО “Укргаздобыча”.

Фундамент СП был заложен в 2011 году, когда “Укргаздобычей” руководил выходец из Ostсhem Юрий Борисов. Перезагрузка центральной власти в стране в 2014 году привела к кадровым перестановкам и в “Укргаздобыче”, после чего там подняли вопрос о прекращении партнерских отношений с частником.

Зеваки восприняли эту инициативу как возмездие для Фирташа, но в Group DF всегда открещивались от отношения к “Карпатыгазу”. Сейчас это, наверное, уже бесполезно: чуть больше месяца назад эта компания реструктуризировала на льготных условиях около 400 млн. грн. долгов сразу для двух кредиторов из окружения Дмитрия Васильевича.

Первый — ООО “Укристгаз”. Эта компания вместе с ООО “Остхем Украина” раньше арендовала один офис в Киеве на ул. Старокиевская, 14.

Второй — ООО “НПО “Северодонецкий стеклопластик”. В ее наблюдательный совет до последнего времени входил Анатолий Бойко — сын близкого Фирташу главы “Оппозиционного блока” Юрия Бойко.

Собственно, проблема даже не в том, что этим компаниям списаны штрафы и рассрочено погашение основного долга на год. А в том, что “Карпатыгаз” принимал это решение в статусе “оператора совместной деятельности”, тем самым распоряжаясь и деньгами “Укргаздобычи”.

Таким образом, сейчас “в заложниках” у “Карпатыгаза” и родственных ему кредиторов несколько сотен миллионов гривень государственного газодобытчика. А это — весомый аргумент в переговорах с “Укргаздобычей” вокруг дальнейшей судьбы упомянутого СП.

Толковый словарь

Оптимисты считают, что именно поэтому в “Укргаздобыче” недавно беззубо проиграли первый раунд по этой теме.

Но даже если это и так, полученный “Карпатыгазом” финансовый рычаг влияния на государственного партнера, может быть только техническим предлогом для сохранения газового СП, под сукном которого — пакт об игре в поддавки между основателем Group DF и президентской ветвью власти.

Лучшее косвенное доказательство тому — дисфункция Генпрокуратуры, подчиненной Петру Порошенко, в уголовных производствах, открытых против Фирташа и его окружения еще в 2014-2015 годах.

В этом смысле отношения Дмитрия Фирташа с гарантом Конституции — зеркальное отображение условий, на которых Игорь Коломойский и Ринат Ахметов сотрудничали с Арсением Яценюком, когда тот был премьер-министром.

Кстати, об отставниках. В последнее время Арсений Яценюк также пересмотрел свое отношение к Фирташу.

Впервые эту эволюцию можно было видеть на изменении стратегии поведения с газораспределительными сетями. Как уже писала ЭП, вместо того чтобы их отобрать у облгазов Фирташа, как это планировалось еще в прошлом году, недавно было принято решение сдавать это имущество компаниям бизнесмена в аренду.

На этой неделе эта стратегия получила продолжение. Правая рука Арсения Яценюка — Андрей Иванчук заявил, что объявленные на днях ФГИ планы по приватизации Одесского припортового завода — преступление против государства.

“У ОПЗ 5 млрд. грн долгов перед Ostchem. Это фиктивная задолженность, сформированная за счет злоупотреблений должностными лицами режима Януковича. Когда мы сейчас инвестора, покупателя нашего стратегического предприятия обяжем отдать 5 млрд грн Ostchem, государство на эти 5 млрд. грн получит меньше”, — сказал Иванчук в ходе заседания Рады в среду.

“Прошу мое выступление считать депутатским запросом, а соответствующий документ я направлю генеральному прокурору”, — добавил он.

Правда, за два года премьерства Арсения Яценюка для списания этого долга ничего не было сделано.

Поэтому нынешняя позиция Иванчука воспринимается не как попытка решить эту проблему, а как формальный повод приостановить приватизацию припортового, тем самым законсервировав отношения завода с его нынешними контрагентами.

Не последнюю роль среди них играют компании из окружения Арсения Яценюка — взять хотя бы нашумевшую историю с поставками газа на ОПЗ от австрийской компании Antra GmbH Николая Мартыненко.

Впрочем, прямо обвинить лагерь экс-премьер-министра в замораживании коррупционных схем у президента не могут: такую же схему поклонники Петра Порошенко успешно реализовывают с последней крупной теплогенерирующей компанией страны — “Центрэнерго”, приватизация которой откладывается уже два года.

Экономическая Правда