Почему США и НАТО помогают Украине по-разномуПочему США и НАТО помогают Украине по-разному

Денис Попович

Верхняя палата Конгресса США в четверг, 8 декабря, приняла решение о предоставлении Украине военной поддержки для борьбы против российской военной агрессии. При этом в военный бюджет США в 2017 году планируется заложить $350 млн для оказания военной помощи нашей стране. Впрочем, на сегодняшний день США — это, пожалуй, единственная страна НАТО, которая заявляет о необходимости оказывать Украине прямую военную помощь. В самом же Альянсе, как показали результаты заседания Комиссии Украина — НАТО на уровне министров иностранных дел, так далеко заходить не собираются. По мнению экспертов, несмотря на взаимные заверения в дружбе и сотрудничестве, в отношениях между Украиной и НАТО есть дефицит доверия. Он связан с тем, что среди членов Альянса нет уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма.

В среду, 7 декабря, в Брюсселе состоялось заседание Комиссии Украина — НАТО с участием министра иностранных дел нашей страны Павла Климкина. Заседание комиссии было посвящено выполнению решений, принятых в отношении Украины на Варшавском саммите НАТО в июле 2014 года. Тогда, напомним, был принят комплексный пакет поддержки Украины, состоящий из 40 различных предложений, касающихся в том числе сектора безопасности, киберзащиты и реабилитации раненых.

Как сообщил по итогам заседания Комиссии 7 декабря генсек НАТО Йенс Столтенберг, мероприятия, предусмотренные комплексным пакетом поддержки Украины, в настоящее время осуществляются через ряд трастовых фондов, учрежденных специально для этих целей. «Наши целевые фонды помогают Украине в реформировании оборонного сектора. Мы также создаем специальный центр по расследованию киберинцидентов и занимаемся реабилитацией украинских военных, которые получили ранения. Эта программа помогла уже 150 военнослужащим», — отметил Столтенберг. По его словам, в рамках программы по военному образованию были подготовлены 770 сержантов и инструкторов.

Всего для помощи Украине учреждены шесть трастовых фондов. Пять из них Альянс основал в 2014 году, по результатам саммита в Уэльсе, а еще один — по сбору средств на обезвреживание мин и других взрывоопасных предметов — был сформирован в июне 2015. Однако сейчас эти фонды наполняются не слишком хорошо. В частности, на 100% обеспечены финансами лишь два целевых фонда, один из которых связан с вопросами кибербезопасности, а второй — с переподготовкой и социальной адаптацией военнослужащих. Хуже всего наполняются трастовые фонды, направленные на реформирование систем логистики и стандартизации, а также на медицинскую реабилитацию военнослужащих. В первом случае вместо запланированных 4,1 млн евро пришло только 1 млн 235 тыс. евро, а во втором случае вместо 2,2 млн евро получены только 317 тысяч, и еще 460 тысяч евро страны Альянса уже пообещали внести.

Впрочем, после заседания министр иностранных дел Украины Павел Климкин сообщил, что союзники в ближайшее время готовы сделать взносы в трастовые фонды, в том числе те, которые не финансируются должным образом. Господин Климкин также сообщил, что Украина останется в приоритете НАТО.

О том, что Альянс будет продолжать оказывать всеобъемлющую политическую и практическую поддержку Украине, заявлял и генсек Йенс Столтенберг. Он также заверил, что Альянс «никогда не признает аннексию Крыма», и считает, что именно Россия несет главную ответственность за урегулирование конфликта в Украине.

О том, что аннексия Крыма никогда не будет признана, заявил и госсекретарь США Джон Керри, выступая перед журналистами накануне заседания Комиссии. По его словам, после того как новый президент США Дональд Трамп вступит в должность, политика Штатов в отношении своих союзников не изменится. «Мир поддерживается только благодаря силе и единству», — заявил, в частности, Керри, ссылаясь на исторический опыт прошлых лет.

Как бы в подтверждение этих слов 8 декабря верхняя палата Конгресса США приняла решение оказать Украине военную поддержку для борьбы против агрессии России. Документ, который подал на рассмотрение сенатор Джон Маккейн (один из главных друзей Украины), теперь направлен для одобрения еще действующему президенту Бараку Обаме. Ранее Джон Маккейн предложил предусмотреть в бюджете Пентагона на 2017 год $350 млн для помощи Украине, на 50 млн больше, чем в 2016 году.

Действия американских конгрессменов и заявления представителей НАТО позволяют сделать вывод, что на данный момент США остаются единственной страной-членом Альянса, которая громко заявляет о необходимости оказания прямой военной помощи Украине. В масштабах же всего НАТО ситуация несколько иная: помогая Украине политическими методами, там оглядываются на Россию. По мнению директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентина Бадрака, в целом в отношениях между Украиной и НАТО наметились признаки, вызывающие озабоченность у экспертов. «С одной стороны, мы имеем ситуацию, когда все члены НАТО высказались за то, чтобы против Украины была прекращена вооруженная агрессия. Но что касается военно-технического сотрудничества, поставок вооружений и совместных разработок, то здесь государства-члены НАТО ведут себя более сдержанно. Проблема носит двухсторонний характер. С одной стороны, до сих пор существует дефицит доверия. Он связан с тем, что в НАТО нет полной уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма. С другой стороны, члены Альянса — Италия, Франция, а также частично Германия имеют хорошие проекты с Россией и не желают их прерывать», — пояснил Бадрак.

АпострофДенис Попович

Верхняя палата Конгресса США в четверг, 8 декабря, приняла решение о предоставлении Украине военной поддержки для борьбы против российской военной агрессии. При этом в военный бюджет США в 2017 году планируется заложить $350 млн для оказания военной помощи нашей стране. Впрочем, на сегодняшний день США — это, пожалуй, единственная страна НАТО, которая заявляет о необходимости оказывать Украине прямую военную помощь. В самом же Альянсе, как показали результаты заседания Комиссии Украина — НАТО на уровне министров иностранных дел, так далеко заходить не собираются. По мнению экспертов, несмотря на взаимные заверения в дружбе и сотрудничестве, в отношениях между Украиной и НАТО есть дефицит доверия. Он связан с тем, что среди членов Альянса нет уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма.

В среду, 7 декабря, в Брюсселе состоялось заседание Комиссии Украина — НАТО с участием министра иностранных дел нашей страны Павла Климкина. Заседание комиссии было посвящено выполнению решений, принятых в отношении Украины на Варшавском саммите НАТО в июле 2014 года. Тогда, напомним, был принят комплексный пакет поддержки Украины, состоящий из 40 различных предложений, касающихся в том числе сектора безопасности, киберзащиты и реабилитации раненых.

Как сообщил по итогам заседания Комиссии 7 декабря генсек НАТО Йенс Столтенберг, мероприятия, предусмотренные комплексным пакетом поддержки Украины, в настоящее время осуществляются через ряд трастовых фондов, учрежденных специально для этих целей. «Наши целевые фонды помогают Украине в реформировании оборонного сектора. Мы также создаем специальный центр по расследованию киберинцидентов и занимаемся реабилитацией украинских военных, которые получили ранения. Эта программа помогла уже 150 военнослужащим», — отметил Столтенберг. По его словам, в рамках программы по военному образованию были подготовлены 770 сержантов и инструкторов.

Всего для помощи Украине учреждены шесть трастовых фондов. Пять из них Альянс основал в 2014 году, по результатам саммита в Уэльсе, а еще один — по сбору средств на обезвреживание мин и других взрывоопасных предметов — был сформирован в июне 2015. Однако сейчас эти фонды наполняются не слишком хорошо. В частности, на 100% обеспечены финансами лишь два целевых фонда, один из которых связан с вопросами кибербезопасности, а второй — с переподготовкой и социальной адаптацией военнослужащих. Хуже всего наполняются трастовые фонды, направленные на реформирование систем логистики и стандартизации, а также на медицинскую реабилитацию военнослужащих. В первом случае вместо запланированных 4,1 млн евро пришло только 1 млн 235 тыс. евро, а во втором случае вместо 2,2 млн евро получены только 317 тысяч, и еще 460 тысяч евро страны Альянса уже пообещали внести.

Впрочем, после заседания министр иностранных дел Украины Павел Климкин сообщил, что союзники в ближайшее время готовы сделать взносы в трастовые фонды, в том числе те, которые не финансируются должным образом. Господин Климкин также сообщил, что Украина останется в приоритете НАТО.

О том, что Альянс будет продолжать оказывать всеобъемлющую политическую и практическую поддержку Украине, заявлял и генсек Йенс Столтенберг. Он также заверил, что Альянс «никогда не признает аннексию Крыма», и считает, что именно Россия несет главную ответственность за урегулирование конфликта в Украине.

О том, что аннексия Крыма никогда не будет признана, заявил и госсекретарь США Джон Керри, выступая перед журналистами накануне заседания Комиссии. По его словам, после того как новый президент США Дональд Трамп вступит в должность, политика Штатов в отношении своих союзников не изменится. «Мир поддерживается только благодаря силе и единству», — заявил, в частности, Керри, ссылаясь на исторический опыт прошлых лет.

Как бы в подтверждение этих слов 8 декабря верхняя палата Конгресса США приняла решение оказать Украине военную поддержку для борьбы против агрессии России. Документ, который подал на рассмотрение сенатор Джон Маккейн (один из главных друзей Украины), теперь направлен для одобрения еще действующему президенту Бараку Обаме. Ранее Джон Маккейн предложил предусмотреть в бюджете Пентагона на 2017 год $350 млн для помощи Украине, на 50 млн больше, чем в 2016 году.

Действия американских конгрессменов и заявления представителей НАТО позволяют сделать вывод, что на данный момент США остаются единственной страной-членом Альянса, которая громко заявляет о необходимости оказания прямой военной помощи Украине. В масштабах же всего НАТО ситуация несколько иная: помогая Украине политическими методами, там оглядываются на Россию. По мнению директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения Валентина Бадрака, в целом в отношениях между Украиной и НАТО наметились признаки, вызывающие озабоченность у экспертов. «С одной стороны, мы имеем ситуацию, когда все члены НАТО высказались за то, чтобы против Украины была прекращена вооруженная агрессия. Но что касается военно-технического сотрудничества, поставок вооружений и совместных разработок, то здесь государства-члены НАТО ведут себя более сдержанно. Проблема носит двухсторонний характер. С одной стороны, до сих пор существует дефицит доверия. Он связан с тем, что в НАТО нет полной уверенности в том, что Украина избавлена от рисков реваншизма. С другой стороны, члены Альянса — Италия, Франция, а также частично Германия имеют хорошие проекты с Россией и не желают их прерывать», — пояснил Бадрак.

Апостроф

В Stratfor считают, что из-за внутренних раздоров в 2017 году Запад может пойти на уступки МосквеВ Stratfor считают, что из-за внутренних раздоров в 2017 году Запад может пойти на уступки Москве

Денис Попович

Британский Brexit и раздоры в Европейском Союзе подарили Москве надежду на подрыв единства блока по поводу антироссийских санкций. А победа Дональда Трампа на президентских выборах в США открыла потенциальный путь к потеплению отношений с Россией и, возможно, даже к прекращению санкций Вашингтона в отношении Москвы. Политические изменения в Брюсселе и Вашингтоне могут позволить Кремлю усилить свое влияние на территории бывшего Советского Союза, полагают аналитики частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor. По их мнению, в этой связи Украине, возможно, придется пойти на уступки в вопросе реализации Минских соглашений.

Многие из последних неудач России начались в 2014 году, когда Москва аннексировала Крым и поддержала сепаратистский мятеж на востоке Украины. В ответ на это Европейский Союз и США ввели санкции в отношении России. Через несколько месяцев мировые цены на нефть начали резкое снижение и к концу 2014 года упали почти в два раза. Сочетание низких цен на нефть и санкций погрузили Россию в рецессию и создали предпосылки для конфликта с Западом. В то же время такие страны, как Украина, Молдова и Грузия, работают над укреплением своих связей с ЕС и НАТО.

Но теперь положение России может измениться, полагают аналитики Stratfor. Страны бывшего СССР, учитывая политические изменения, произошедшие в Европе и США, вероятно, пересмотрят свои позиции в отношениях с Западом. Так, на президентских выборах, которые прошли 13 ноября в Молдове, победу одержал лидер пророссийской Социалистической партии страны Игорь Додон. И хотя парламент Молдовы и премьер-министр по-прежнему выступают за европейскую интеграцию, Игорь Додон очевидно будет стараться углублять экономические и политические связи с Россией. Грузия также начала смягчать свою позицию в отношении непризнанных республик Абхазии и Южной Осетии, из-за которых Грузии даже пришлось воевать с Россией в 2008 году.

Украина опирается на экономическую и политическую поддержку Запада, который ввел против России санкции за аннексию Крыма и разжигание конфликта на Донбассе. Тем не менее правительство в Киеве не может быть уверено в том, что санкционное давление будет продолжаться, считают в Stratfor. Учитывая продолжающуюся войну на Востоке, в Украине вряд ли будет избран пророссийский лидер, но меняющиеся политические обстоятельства в Европе и США могут заставить Киев пересмотреть свою позицию в отношении Минских соглашений и принять более примирительный подход к переговорам с Россией по поводу ситуации на Донбассе. В то же время Киев может попытаться усилить военное сотрудничество с Польшей и странами Балтии, если члены НАТО, в частности США, сократят свое присутствие в Центральной и Восточной Европе.

В течение следующего года, пока администрация нового президента США будет знакомиться с делами, а раскол в Европейском Союзе продолжит расширяться, Россия может попробовать вернуть себе влияние во многих периферийных государствах бывшего СССР. Правда, вряд ли это влияние будет таким же сильным, как в середине 2000 годов, когда экономика России процветала и ее политическая система не испытывала потрясений. Даже если в 2017 году Запад ослабит свои санкции против Москвы, Соединенные Штаты и НАТО вряд ли откажутся от своих союзников по периферии России.

АпострофДенис Попович

Британский Brexit и раздоры в Европейском Союзе подарили Москве надежду на подрыв единства блока по поводу антироссийских санкций. А победа Дональда Трампа на президентских выборах в США открыла потенциальный путь к потеплению отношений с Россией и, возможно, даже к прекращению санкций Вашингтона в отношении Москвы. Политические изменения в Брюсселе и Вашингтоне могут позволить Кремлю усилить свое влияние на территории бывшего Советского Союза, полагают аналитики частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor. По их мнению, в этой связи Украине, возможно, придется пойти на уступки в вопросе реализации Минских соглашений.

Многие из последних неудач России начались в 2014 году, когда Москва аннексировала Крым и поддержала сепаратистский мятеж на востоке Украины. В ответ на это Европейский Союз и США ввели санкции в отношении России. Через несколько месяцев мировые цены на нефть начали резкое снижение и к концу 2014 года упали почти в два раза. Сочетание низких цен на нефть и санкций погрузили Россию в рецессию и создали предпосылки для конфликта с Западом. В то же время такие страны, как Украина, Молдова и Грузия, работают над укреплением своих связей с ЕС и НАТО.

Но теперь положение России может измениться, полагают аналитики Stratfor. Страны бывшего СССР, учитывая политические изменения, произошедшие в Европе и США, вероятно, пересмотрят свои позиции в отношениях с Западом. Так, на президентских выборах, которые прошли 13 ноября в Молдове, победу одержал лидер пророссийской Социалистической партии страны Игорь Додон. И хотя парламент Молдовы и премьер-министр по-прежнему выступают за европейскую интеграцию, Игорь Додон очевидно будет стараться углублять экономические и политические связи с Россией. Грузия также начала смягчать свою позицию в отношении непризнанных республик Абхазии и Южной Осетии, из-за которых Грузии даже пришлось воевать с Россией в 2008 году.

Украина опирается на экономическую и политическую поддержку Запада, который ввел против России санкции за аннексию Крыма и разжигание конфликта на Донбассе. Тем не менее правительство в Киеве не может быть уверено в том, что санкционное давление будет продолжаться, считают в Stratfor. Учитывая продолжающуюся войну на Востоке, в Украине вряд ли будет избран пророссийский лидер, но меняющиеся политические обстоятельства в Европе и США могут заставить Киев пересмотреть свою позицию в отношении Минских соглашений и принять более примирительный подход к переговорам с Россией по поводу ситуации на Донбассе. В то же время Киев может попытаться усилить военное сотрудничество с Польшей и странами Балтии, если члены НАТО, в частности США, сократят свое присутствие в Центральной и Восточной Европе.

В течение следующего года, пока администрация нового президента США будет знакомиться с делами, а раскол в Европейском Союзе продолжит расширяться, Россия может попробовать вернуть себе влияние во многих периферийных государствах бывшего СССР. Правда, вряд ли это влияние будет таким же сильным, как в середине 2000 годов, когда экономика России процветала и ее политическая система не испытывала потрясений. Даже если в 2017 году Запад ослабит свои санкции против Москвы, Соединенные Штаты и НАТО вряд ли откажутся от своих союзников по периферии России.

Апостроф

Крымский ракетный кризис: Россия и Украина близки к обмену ударамиКрымский ракетный кризис: Россия и Украина близки к обмену ударами

Денис Попович

Между Россией и Украиной растет напряженность в связи с намерением украинской стороны провести ракетные стрельбы над Черным морем с захватом воздушного пространства над оккупированным Крымом, которое Россия считает своим. Стрельбы планируются в период с 1 по 2 декабря. В связи с этим Минобороны РФ пригрозило украинской стороне нанести ракетный удар по пусковым установкам, с которых будут осуществляться стрельбы. Также российские военные начали переброску в район Керчи зенитно-ракетных комплексов С-300 ВМ. В Минобороны Украины не исключают, что Россия может реализовать свою угрозу, но стрельбы отменять не собираются.

О том, что Вооруженные силы Украины намерены в период с 1 по 2 декабря провести ракетные стрельбы, стало известно из российских источников. В частности, Федеральное агентство воздушного транспорта РФ в пятницу, 25 октября, опубликовало на своем официальном сайте сообщение. В нем говорилось о том, что днем ранее Украина издала НОТАМ (авиационное уведомление) об активировании опасных зон в воздушном пространстве в связи с планируемыми 1 и 2 декабря 2016 года ракетными стрельбами: «Первая опасная зона устанавливается 1 и 2 декабря 2016 года с 09:00 до 19:00 мск на всех высотах с захватом воздушного пространства над открытым морем в зоне ответственности Российской Федерации (Симферопольский районный центр). Вторая опасная зона устанавливается 1 декабря 2016 года с 12:30 до 14:30 мск и 2 декабря 2016 года с 11:00 до 15:00 мск на всех высотах с захватом воздушного пространства над открытым морем в зоне ответственности Российской Федерации (Симферопольский районный центр), а также с заходом в воздушное пространство над территориальными водами Российской Федерации с максимальным углублением на 12 км».

В Федеральном агентстве также подчеркнули, что действия украинской стороны были предприняты без консультаций с «компетентными российскими органами» и представляют угрозу для международной аэронавигации. «Росавиация требует от украинской стороны незамедлительной отмены выпущенных уведомлений, считает недопустимыми попытки установления запретных зон в суверенном воздушном пространстве Российской Федерации», — отмечается в пресс-релизе.

В тот же день секретарь СНБО Украины Александр Турчинов назвал заявление Федерального агентства воздушного транспорта РФ «истерикой, лишенной здравого смысла». По его словам, суверенное воздушное пространство РФ в Черном море заканчивается посередине Керченского пролива. «В этом районе Украина не планирует осуществлять ракетные испытания. Вся остальная территория на запад от Керченского пролива является суверенным воздушным пространством Украины», — пояснил Турчинов, добавив, что испытания Украина осуществляет в рамках всех международных обязательств и договоров.

Суть конфликта состоит в том, что Россия считает оккупированный Крым своей территорией, хотя по всем юридическим и международным нормам полуостров по-прежнему принадлежит Украине. Напряженность начала нарастать по мере приближения заявленной даты стрельб. В частности, 30 ноября российская сторона начала переброску в район Керчи зенитно-ракетных комплексов С-300 ВМ, предназначенных для уничтожения баллистических ракет средней дальности, а также тактических и крылатых ракет. По сообщениям блогеров, перемещение военной техники чрезвычайно встревожило крымчан.

Кроме того, по данным украинских СМИ, Минобороны РФ направило военному атташату посольства Украины в РФ письмо, в котором пригрозило, что российская сторона будет сбивать украинские ракеты и нанесет удар по пусковым установкам. При этом заместитель министра обороны Александр Дублян не исключил, что Россия может реализовать свою угрозу. «Исходя из действий России за эти годы, от них можно ожидать много чего плохого и негативного», — пояснил журналистам Дублян.

Тем не менее украинская сторона не собирается отказываться от своих намерений. Как сообщили «Апострофу» в Минобороны, стрельбы — «абсолютно реальное мероприятие, которое проводится в соответствии с программой боевой подготовки». «Заранее было сделано предупреждение о закрытии воздушного пространства в период с 1 по 2 декабря. Украина не нарушает ни одного международного договора, потому что стрельбы проводятся на ее территории», — подчеркнули в военном ведомстве. Переброску российских ЗРК С-300 в район Керчи собеседник издания назвал провокацией. «Главное, чтобы они какой-нибудь свой самолет не сбили, а потом не обвинили в этом Украину», — заявил источник.

Спикер Администрации президента по вопросам АТО Андрей Лысенко отметил, что стрельбы направлены на повышение боеспособности украинской армии. «Лишь Россия не заинтересована в повышении нашей боеспособности. Это их пугает, поэтому они и подняли истерику», — пояснил «Апострофу» Андрей Лысенко. Он также отметил, что стрельбы проводятся в территориальной зоне Украины.

Директор информационно-консалтинговой компании Defence Express Сергей Згурец поясняет резкую реакцию российской стороны недовольством самим фактом проведения учений, а также «поиском путей легитимизации аннексии Крыма». «Находясь на территории Крыма, они не имеют права что-то нам диктовать, потому что эта территория им не принадлежит. Мы же можем проводить там испытание военной техники, исходя из потребностей национальной безопасности, ведь это наше пространство и наши воды», — заявил «Апострофу» Згурец.

По состоянию на 30 ноября пока никто не может прогнозировать, какие действия предпримут ВС РФ, если Украина все же начнет проводить ракетные стрельбы. Один из собеседников «Апострофа» предположил, что ответный удар все же состоится, поэтому Украина наверняка откажется от своих намерений. История же со стрельбами придумана украинской стороной для того, чтобы напомнить мировому сообществу и самим жителям полуострова, кому на самом деле принадлежит Крым. В самой же России действия Киева считают разумным ходом. «С точки зрения России эти учения нарушают ее суверенитет, так как траектория возможных пусков украинских ракет будет угрожать ее воздушному пространству. Проблема в том, что неурегулированный статус Крыма, с точки зрения международного законодательства, полностью позволяет Украине заявлять о своем сугубо внутреннем мероприятии. В случае, если Россия молча проглотит учения и допустит пролет ракет над своей территорией — она в очередной раз потеряет лицо… Если же наши военные будут сбивать украинские ракеты — это будет серьезный военный инцидент и неприкрытая агрессия», — заявил известный российский блогер Анатолий Несмиян (el-murid), поддерживающий аннексию Крыма и войну на Донбассе.

Пока же Украина не собирается менять свои планы. «Если против нас будут предприняты атакующие действия — они будут адекватно восприняты», — заявил, в частности, Андрей Лысенко.

АпострофДенис Попович

Между Россией и Украиной растет напряженность в связи с намерением украинской стороны провести ракетные стрельбы над Черным морем с захватом воздушного пространства над оккупированным Крымом, которое Россия считает своим. Стрельбы планируются в период с 1 по 2 декабря. В связи с этим Минобороны РФ пригрозило украинской стороне нанести ракетный удар по пусковым установкам, с которых будут осуществляться стрельбы. Также российские военные начали переброску в район Керчи зенитно-ракетных комплексов С-300 ВМ. В Минобороны Украины не исключают, что Россия может реализовать свою угрозу, но стрельбы отменять не собираются.

О том, что Вооруженные силы Украины намерены в период с 1 по 2 декабря провести ракетные стрельбы, стало известно из российских источников. В частности, Федеральное агентство воздушного транспорта РФ в пятницу, 25 октября, опубликовало на своем официальном сайте сообщение. В нем говорилось о том, что днем ранее Украина издала НОТАМ (авиационное уведомление) об активировании опасных зон в воздушном пространстве в связи с планируемыми 1 и 2 декабря 2016 года ракетными стрельбами: «Первая опасная зона устанавливается 1 и 2 декабря 2016 года с 09:00 до 19:00 мск на всех высотах с захватом воздушного пространства над открытым морем в зоне ответственности Российской Федерации (Симферопольский районный центр). Вторая опасная зона устанавливается 1 декабря 2016 года с 12:30 до 14:30 мск и 2 декабря 2016 года с 11:00 до 15:00 мск на всех высотах с захватом воздушного пространства над открытым морем в зоне ответственности Российской Федерации (Симферопольский районный центр), а также с заходом в воздушное пространство над территориальными водами Российской Федерации с максимальным углублением на 12 км».

В Федеральном агентстве также подчеркнули, что действия украинской стороны были предприняты без консультаций с «компетентными российскими органами» и представляют угрозу для международной аэронавигации. «Росавиация требует от украинской стороны незамедлительной отмены выпущенных уведомлений, считает недопустимыми попытки установления запретных зон в суверенном воздушном пространстве Российской Федерации», — отмечается в пресс-релизе.

В тот же день секретарь СНБО Украины Александр Турчинов назвал заявление Федерального агентства воздушного транспорта РФ «истерикой, лишенной здравого смысла». По его словам, суверенное воздушное пространство РФ в Черном море заканчивается посередине Керченского пролива. «В этом районе Украина не планирует осуществлять ракетные испытания. Вся остальная территория на запад от Керченского пролива является суверенным воздушным пространством Украины», — пояснил Турчинов, добавив, что испытания Украина осуществляет в рамках всех международных обязательств и договоров.

Суть конфликта состоит в том, что Россия считает оккупированный Крым своей территорией, хотя по всем юридическим и международным нормам полуостров по-прежнему принадлежит Украине. Напряженность начала нарастать по мере приближения заявленной даты стрельб. В частности, 30 ноября российская сторона начала переброску в район Керчи зенитно-ракетных комплексов С-300 ВМ, предназначенных для уничтожения баллистических ракет средней дальности, а также тактических и крылатых ракет. По сообщениям блогеров, перемещение военной техники чрезвычайно встревожило крымчан.

Кроме того, по данным украинских СМИ, Минобороны РФ направило военному атташату посольства Украины в РФ письмо, в котором пригрозило, что российская сторона будет сбивать украинские ракеты и нанесет удар по пусковым установкам. При этом заместитель министра обороны Александр Дублян не исключил, что Россия может реализовать свою угрозу. «Исходя из действий России за эти годы, от них можно ожидать много чего плохого и негативного», — пояснил журналистам Дублян.

Тем не менее украинская сторона не собирается отказываться от своих намерений. Как сообщили «Апострофу» в Минобороны, стрельбы — «абсолютно реальное мероприятие, которое проводится в соответствии с программой боевой подготовки». «Заранее было сделано предупреждение о закрытии воздушного пространства в период с 1 по 2 декабря. Украина не нарушает ни одного международного договора, потому что стрельбы проводятся на ее территории», — подчеркнули в военном ведомстве. Переброску российских ЗРК С-300 в район Керчи собеседник издания назвал провокацией. «Главное, чтобы они какой-нибудь свой самолет не сбили, а потом не обвинили в этом Украину», — заявил источник.

Спикер Администрации президента по вопросам АТО Андрей Лысенко отметил, что стрельбы направлены на повышение боеспособности украинской армии. «Лишь Россия не заинтересована в повышении нашей боеспособности. Это их пугает, поэтому они и подняли истерику», — пояснил «Апострофу» Андрей Лысенко. Он также отметил, что стрельбы проводятся в территориальной зоне Украины.

Директор информационно-консалтинговой компании Defence Express Сергей Згурец поясняет резкую реакцию российской стороны недовольством самим фактом проведения учений, а также «поиском путей легитимизации аннексии Крыма». «Находясь на территории Крыма, они не имеют права что-то нам диктовать, потому что эта территория им не принадлежит. Мы же можем проводить там испытание военной техники, исходя из потребностей национальной безопасности, ведь это наше пространство и наши воды», — заявил «Апострофу» Згурец.

По состоянию на 30 ноября пока никто не может прогнозировать, какие действия предпримут ВС РФ, если Украина все же начнет проводить ракетные стрельбы. Один из собеседников «Апострофа» предположил, что ответный удар все же состоится, поэтому Украина наверняка откажется от своих намерений. История же со стрельбами придумана украинской стороной для того, чтобы напомнить мировому сообществу и самим жителям полуострова, кому на самом деле принадлежит Крым. В самой же России действия Киева считают разумным ходом. «С точки зрения России эти учения нарушают ее суверенитет, так как траектория возможных пусков украинских ракет будет угрожать ее воздушному пространству. Проблема в том, что неурегулированный статус Крыма, с точки зрения международного законодательства, полностью позволяет Украине заявлять о своем сугубо внутреннем мероприятии. В случае, если Россия молча проглотит учения и допустит пролет ракет над своей территорией — она в очередной раз потеряет лицо… Если же наши военные будут сбивать украинские ракеты — это будет серьезный военный инцидент и неприкрытая агрессия», — заявил известный российский блогер Анатолий Несмиян (el-murid), поддерживающий аннексию Крыма и войну на Донбассе.

Пока же Украина не собирается менять свои планы. «Если против нас будут предприняты атакующие действия — они будут адекватно восприняты», — заявил, в частности, Андрей Лысенко.

Апостроф

Сделка сорвалась: разведчики из США спрогнозировали ход войны в УкраинеСделка сорвалась: разведчики из США спрогнозировали ход войны в Украине

Денис Попович

Переговоры между Соединенными Штатами и Россией по поводу украинского конфликта по мере того, как президентский срок Барака Обамы подходит к концу, становятся все менее и менее успешными. Обе страны имеют небольшое окно возможностей для достижения понимания, но это окно быстро закрывается. Срок полномочий президента США Барака Обамы завершается в январе 2017 года. До этого времени США и Россия еще могут добиться каких-либо тактических успехов в Сирии или Украине, но существенный стратегический прорыв вряд ли произойдет, считают аналитики американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor.

Администрация президента США Барака Обамы завершает свою работу в январе 2017 года. Это совпадает со сроками принятия решения Европейским союзом по поводу продления санкций в отношении России. Как отмечают специалисты Stratfor, за оставшееся до января время Москва будет предпринимать попытки достичь взаимопонимания по украинской и сирийской проблематике. Если еще месяц назад движение в сторону какой-то сделки казалось возможным, то в конце концов соглашения о прекращении огня были нарушены как в Сирии, так и в Украине. Так, сирийское соглашение развалилось полностью, а переговоры между Соединенными Штатами и Россией по поводу ближневосточного конфликта были приостановлены.

В Украине, несмотря на период относительного затишья, конфликт разгорелся с новой силой. Хотя 21 сентября было достигнуто рамочное соглашение о взаимном отводе сил и средств боевиков и ВСУ в трех «пилотных» районах в Донецкой и Луганской областях (окрестности Петровского, Золотого и Станицы Луганской), нарушения режима прекращения огня являются повседневным явлением вдоль линии соприкосновения в восточной части Украины. Ежедневно фиксируются от 30 до 50 фактов обстрелов. Синхронный отвод сил и средств боевиков и подразделений украинской армии в «пилотных» регионах также имеет противоречивые результаты, отмечают в Stratfor. Так, из-за постоянных обстрелов было отложено разведение войск в районе Станицы Луганской.

В итоге после встречи 5 октября между помощником госсекретаря США Викторией Нуланд и российскими официальными лицами в Москве по украинскому вопросу пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сказал, что у него «нет надежды на прорыв.» Россия и поддерживаемые ею сепаратисты дали понять, что они не будут делать какие-либо существенные уступки на поле боя без политического компромисса на Донбассе. Речь идет о согласии Киева предоставить большую автономию территориям, подконтрольным так называемым ДНР и ЛНР. Тем не менее, недавний опрос общественного мнения, который был проведен независимым Институтом Горшенина, показал, что более 63% украинских законодателей выступают против идеи придания Донбассу особого статуса. Поскольку любая сделка, касающаяся автономии региона, потребует, по крайней мере, двух третей поддержки украинского парламента, шансы на то, что подобная инициатива будет утверждена, крайне невелики. Москва тем временем объявила, что планирует приостановить свою договоренность с Вашингтоном о проведении совместных исследований по урану и ядерной физике — решение Кремля связано с американскими санкциями против России за ее деятельность в Украине.

На данный момент могущественные западные и российские «кураторы» украинских и сепаратистских сил, по всей видимости, не могут или не желают предпринимать какие-либо конкретные шаги в направлении урегулирования, полагают в Stratfor. И хотя время для достижения тактических успехов в Украине все еще остается, получить какие-либо существенные стратегические выгоды вряд ли получится, если в последнюю минуту не произойдет дипломатический прорыв. Вместе с тем, проблемы урегулирования украинского и сирийского конфликтов до завершения президентского срока Барака Обамы наверняка останутся нерешенными.

АпострофДенис Попович

Переговоры между Соединенными Штатами и Россией по поводу украинского конфликта по мере того, как президентский срок Барака Обамы подходит к концу, становятся все менее и менее успешными. Обе страны имеют небольшое окно возможностей для достижения понимания, но это окно быстро закрывается. Срок полномочий президента США Барака Обамы завершается в январе 2017 года. До этого времени США и Россия еще могут добиться каких-либо тактических успехов в Сирии или Украине, но существенный стратегический прорыв вряд ли произойдет, считают аналитики американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor.

Администрация президента США Барака Обамы завершает свою работу в январе 2017 года. Это совпадает со сроками принятия решения Европейским союзом по поводу продления санкций в отношении России. Как отмечают специалисты Stratfor, за оставшееся до января время Москва будет предпринимать попытки достичь взаимопонимания по украинской и сирийской проблематике. Если еще месяц назад движение в сторону какой-то сделки казалось возможным, то в конце концов соглашения о прекращении огня были нарушены как в Сирии, так и в Украине. Так, сирийское соглашение развалилось полностью, а переговоры между Соединенными Штатами и Россией по поводу ближневосточного конфликта были приостановлены.

В Украине, несмотря на период относительного затишья, конфликт разгорелся с новой силой. Хотя 21 сентября было достигнуто рамочное соглашение о взаимном отводе сил и средств боевиков и ВСУ в трех «пилотных» районах в Донецкой и Луганской областях (окрестности Петровского, Золотого и Станицы Луганской), нарушения режима прекращения огня являются повседневным явлением вдоль линии соприкосновения в восточной части Украины. Ежедневно фиксируются от 30 до 50 фактов обстрелов. Синхронный отвод сил и средств боевиков и подразделений украинской армии в «пилотных» регионах также имеет противоречивые результаты, отмечают в Stratfor. Так, из-за постоянных обстрелов было отложено разведение войск в районе Станицы Луганской.

В итоге после встречи 5 октября между помощником госсекретаря США Викторией Нуланд и российскими официальными лицами в Москве по украинскому вопросу пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков сказал, что у него «нет надежды на прорыв.» Россия и поддерживаемые ею сепаратисты дали понять, что они не будут делать какие-либо существенные уступки на поле боя без политического компромисса на Донбассе. Речь идет о согласии Киева предоставить большую автономию территориям, подконтрольным так называемым ДНР и ЛНР. Тем не менее, недавний опрос общественного мнения, который был проведен независимым Институтом Горшенина, показал, что более 63% украинских законодателей выступают против идеи придания Донбассу особого статуса. Поскольку любая сделка, касающаяся автономии региона, потребует, по крайней мере, двух третей поддержки украинского парламента, шансы на то, что подобная инициатива будет утверждена, крайне невелики. Москва тем временем объявила, что планирует приостановить свою договоренность с Вашингтоном о проведении совместных исследований по урану и ядерной физике — решение Кремля связано с американскими санкциями против России за ее деятельность в Украине.

На данный момент могущественные западные и российские «кураторы» украинских и сепаратистских сил, по всей видимости, не могут или не желают предпринимать какие-либо конкретные шаги в направлении урегулирования, полагают в Stratfor. И хотя время для достижения тактических успехов в Украине все еще остается, получить какие-либо существенные стратегические выгоды вряд ли получится, если в последнюю минуту не произойдет дипломатический прорыв. Вместе с тем, проблемы урегулирования украинского и сирийского конфликтов до завершения президентского срока Барака Обамы наверняка останутся нерешенными.

Апостроф

Броня дала трещину: почему боевая машина «Дозор-Б» не попадет в армиюБроня дала трещину: почему боевая машина «Дозор-Б» не попадет в армию

Денис Попович

Поставка в Вооруженные силы Украины тактической боевой машины «Дозор-Б» вновь срывается. Как стало известно «Апострофу», это произошло потому, что в корпусах двух бронетранспортеров, в зоне расположения двигателя, были обнаружены трещины в броне, хотя еще в декабре 2015 года «Дозор-Б» прошел государственные испытания и был рекомендован к принятию на вооружение. Первая партия из 10 машин должна была поступить в войска до конца марта 2016 года, однако теперь этого не произойдет. Отметим, что это уже не первый случай, когда поставки «Дозоров» в войска срываются.

Армия остро нуждается в современной бронетехнике. Наряду с бронетранспортерами БТР-4 и БТР-3 особое место в переоснащении наших войск отводится тактической боевой колесной машине «Дозор-Б». Эта боевая машина с колёсной формулой 4×4 необходима, в частности, для оснащения специальных подразделений Вооружённых сил. По замыслу конструкторов, бронеавтомобиль должен выдерживать попадание бронебойных пуль с расстояния в 30 м и обломков 150-мм осколочно-фугасного снаряда. «Дозор-Б» развивает максимальную скорость до 100 км/ч по шоссе и оснащен боевым модулем, включающим 12,7-мм пулемет с телевизионной и тепловизионной камерой, а также лазерный дальномер.

Первый демонстрационный образец бронемашины «Дозор-Б» был представлен еще на оружейной выставке «Зброя та безпека-2004», но вспомнили об этой разработке Харьковского конструкторского бюро по машиностроению им. А. А. Морозова (ХКБМ) лишь в 2014 году, когда проявилась нехватка исправной бронетехники.

Начали звучать заявления высоких должностных лиц, что машина вот-вот пойдет в серию и будет выпускаться едва ли не по 200 штук в год для Вооруженных сил и Национальной гвардии. «Дозор-Б» успели показать президенту, военным атташе зарубежных стран, свозить на ряд международных выставок и неоднократно уточнить, когда же именно «Дозоры» начнут служить Украине.

К примеру, в начале февраля прошлого года прозвучало заявление пресс-службы Госконцерна (ГК) «Укроборонпром» о том, что в 2015 году 50 «Дозоров» будут поставлены в войска. Обещания не были выполнены, более того, в июне 2015 года стало известно об увольнении с занимаемой должности руководителя ГП «Львовский бронетанковый завод» Александра Остапца из-за задержек в налаживании серийного производства бронемашин «Дозор-Б». Исполняющему обязанности директора Виктору Андрощуку было поручено наверстать упущенное. Дело вроде бы пошло на лад, и в конце ноября 2015 года министр обороны Степан Полторак лично испытал «Дозор-Б», сообщив в своем Facebook, что до конца того же года в армию поступят 10 бронеавтомобилей. Но реальность такова, что к апрелю 2016 года в армию не поступило ни одной машины «Дозор-Б».

Что же произошло? В конце прошлого года государственные испытания «Дозор-Б» завершились. Опытный образец машины «Дозор-Б», представленный для испытаний, был изготовлен Львовским бронетанковым заводом. Вместе с тем, 28 ноября 2015 года заместитель министра обороны Украины генерал-лейтенант Игорь Павловский сообщил в интервью, что государственные испытания выявили 49 недостатков. После этого было подписано совместное решение между Минобороны и «Укробонпромом», в котором значилось, что машина будет принята на вооружение, но лишь после устранения выявленных проблем и подготовки необходимой документации для изготовления установочной партии из 10 машин. Очевидно, на этом и основывались обещания министра обороны, что армия получит 10 машин до конца 2015 года (о том, что Полторак прокатился на «Дозоре» стало известно 20 ноября 2015 года).

Однако уже 2 декабря 2015 года директор ХКБМ Яков Мормило пообещал, что выявленные недостатки будут устранены до конца января 2016 года и сообщил, что на Львовском бронетанковом заводе под надзором сотрудников ХКБМ уже заложены на стапелях 10 бронемашин «Дозор-Б», которые должны поступить в войска в 2016 году.

В свою очередь, 6 декабря 2015 года пресс-служба «Укроборонпрома» проинформировала о том, что «Дозор-Б» прошёл государственные испытания и рекомендован к принятию на вооружение ВСУ, а 15 декабря 2015 года — уже о том, что Минобороны заключило контракт с Львовским бронетанковым заводом на производство бронемашин «Дозор-Б» для ВСУ.

Изначально для изготовления доработанных машин отводился срок до конца января 2016 года, потом, правда, эту дату перенесли на 31 марта. Однако, как стало известно «Апострофу», при проверке готовности этой партии обнаружились новые сюрпризы, во время испытаний не выявленные, а именно — в корпусах двух бронетранспортеров на днищах появились сквозные трещины длиной около 40-50 см в зоне расположения двигателя, при этом машины, на которых были обнаружены трещины, прошли чуть более 400 и 100 км.

Отметим, что бронированный корпус «Дозор-Б» изготовлен из стали марки Armstal 500 польского производства. По требованиям конструкторской документации, изначально предполагалось использовать отечественную сталь марки «71», но, как оказалось, производство стали требуемых толщин усложнено, поэтому выбрали польскую. Изменение было одобрено разработчиком. Броня поставлялась со всеми необходимыми сертификатами качества, но одно дело — бронестойкость, а другое — конструкционные нагрузки, требующие необходимого расчета прочности. Причину возникновения дефекта надо выяснять, тем более, что предпосылки для образования трещин есть уже и на третьем образце.

По данным «Апострофа», Минобороны настаивает на создании комиссии для выявления причин возникновения трещин на корпусе бронемашины, с проведением анализа качества бронестали и проверки расчетов прочности и жесткости конструкций деталей всего корпуса. Ведь нужно точно знать, нет ли риска «растрескивания» всей установочной партии «Дозоров». Каким будет решение «Укроборонпрома», станет известно в ближайшее время. Но уже совершенно очевидно, что изготовление и поставка в войска тактической боевой колесной машины «Дозор-Б» снова откладывается.

В середине апреля президент Петр Порошенко собирается во Львовскую область, где, среди прочего, ему намерены продемонстрировать ряд новинок от «Укроборонпрома». Высока вероятность, что в этом перечне будет и БМ «Дозор». Это означает, что промышленникам и военным нужно будет приложить максимум усилий для того, чтобы в очередной раз не ограничиться показухой для Верховного главнокомандующего.

АпострофДенис Попович

Поставка в Вооруженные силы Украины тактической боевой машины «Дозор-Б» вновь срывается. Как стало известно «Апострофу», это произошло потому, что в корпусах двух бронетранспортеров, в зоне расположения двигателя, были обнаружены трещины в броне, хотя еще в декабре 2015 года «Дозор-Б» прошел государственные испытания и был рекомендован к принятию на вооружение. Первая партия из 10 машин должна была поступить в войска до конца марта 2016 года, однако теперь этого не произойдет. Отметим, что это уже не первый случай, когда поставки «Дозоров» в войска срываются.

Армия остро нуждается в современной бронетехнике. Наряду с бронетранспортерами БТР-4 и БТР-3 особое место в переоснащении наших войск отводится тактической боевой колесной машине «Дозор-Б». Эта боевая машина с колёсной формулой 4×4 необходима, в частности, для оснащения специальных подразделений Вооружённых сил. По замыслу конструкторов, бронеавтомобиль должен выдерживать попадание бронебойных пуль с расстояния в 30 м и обломков 150-мм осколочно-фугасного снаряда. «Дозор-Б» развивает максимальную скорость до 100 км/ч по шоссе и оснащен боевым модулем, включающим 12,7-мм пулемет с телевизионной и тепловизионной камерой, а также лазерный дальномер.

Первый демонстрационный образец бронемашины «Дозор-Б» был представлен еще на оружейной выставке «Зброя та безпека-2004», но вспомнили об этой разработке Харьковского конструкторского бюро по машиностроению им. А. А. Морозова (ХКБМ) лишь в 2014 году, когда проявилась нехватка исправной бронетехники.

Начали звучать заявления высоких должностных лиц, что машина вот-вот пойдет в серию и будет выпускаться едва ли не по 200 штук в год для Вооруженных сил и Национальной гвардии. «Дозор-Б» успели показать президенту, военным атташе зарубежных стран, свозить на ряд международных выставок и неоднократно уточнить, когда же именно «Дозоры» начнут служить Украине.

К примеру, в начале февраля прошлого года прозвучало заявление пресс-службы Госконцерна (ГК) «Укроборонпром» о том, что в 2015 году 50 «Дозоров» будут поставлены в войска. Обещания не были выполнены, более того, в июне 2015 года стало известно об увольнении с занимаемой должности руководителя ГП «Львовский бронетанковый завод» Александра Остапца из-за задержек в налаживании серийного производства бронемашин «Дозор-Б». Исполняющему обязанности директора Виктору Андрощуку было поручено наверстать упущенное. Дело вроде бы пошло на лад, и в конце ноября 2015 года министр обороны Степан Полторак лично испытал «Дозор-Б», сообщив в своем Facebook, что до конца того же года в армию поступят 10 бронеавтомобилей. Но реальность такова, что к апрелю 2016 года в армию не поступило ни одной машины «Дозор-Б».

Что же произошло? В конце прошлого года государственные испытания «Дозор-Б» завершились. Опытный образец машины «Дозор-Б», представленный для испытаний, был изготовлен Львовским бронетанковым заводом. Вместе с тем, 28 ноября 2015 года заместитель министра обороны Украины генерал-лейтенант Игорь Павловский сообщил в интервью, что государственные испытания выявили 49 недостатков. После этого было подписано совместное решение между Минобороны и «Укробонпромом», в котором значилось, что машина будет принята на вооружение, но лишь после устранения выявленных проблем и подготовки необходимой документации для изготовления установочной партии из 10 машин. Очевидно, на этом и основывались обещания министра обороны, что армия получит 10 машин до конца 2015 года (о том, что Полторак прокатился на «Дозоре» стало известно 20 ноября 2015 года).

Однако уже 2 декабря 2015 года директор ХКБМ Яков Мормило пообещал, что выявленные недостатки будут устранены до конца января 2016 года и сообщил, что на Львовском бронетанковом заводе под надзором сотрудников ХКБМ уже заложены на стапелях 10 бронемашин «Дозор-Б», которые должны поступить в войска в 2016 году.

В свою очередь, 6 декабря 2015 года пресс-служба «Укроборонпрома» проинформировала о том, что «Дозор-Б» прошёл государственные испытания и рекомендован к принятию на вооружение ВСУ, а 15 декабря 2015 года — уже о том, что Минобороны заключило контракт с Львовским бронетанковым заводом на производство бронемашин «Дозор-Б» для ВСУ.

Изначально для изготовления доработанных машин отводился срок до конца января 2016 года, потом, правда, эту дату перенесли на 31 марта. Однако, как стало известно «Апострофу», при проверке готовности этой партии обнаружились новые сюрпризы, во время испытаний не выявленные, а именно — в корпусах двух бронетранспортеров на днищах появились сквозные трещины длиной около 40-50 см в зоне расположения двигателя, при этом машины, на которых были обнаружены трещины, прошли чуть более 400 и 100 км.

Отметим, что бронированный корпус «Дозор-Б» изготовлен из стали марки Armstal 500 польского производства. По требованиям конструкторской документации, изначально предполагалось использовать отечественную сталь марки «71», но, как оказалось, производство стали требуемых толщин усложнено, поэтому выбрали польскую. Изменение было одобрено разработчиком. Броня поставлялась со всеми необходимыми сертификатами качества, но одно дело — бронестойкость, а другое — конструкционные нагрузки, требующие необходимого расчета прочности. Причину возникновения дефекта надо выяснять, тем более, что предпосылки для образования трещин есть уже и на третьем образце.

По данным «Апострофа», Минобороны настаивает на создании комиссии для выявления причин возникновения трещин на корпусе бронемашины, с проведением анализа качества бронестали и проверки расчетов прочности и жесткости конструкций деталей всего корпуса. Ведь нужно точно знать, нет ли риска «растрескивания» всей установочной партии «Дозоров». Каким будет решение «Укроборонпрома», станет известно в ближайшее время. Но уже совершенно очевидно, что изготовление и поставка в войска тактической боевой колесной машины «Дозор-Б» снова откладывается.

В середине апреля президент Петр Порошенко собирается во Львовскую область, где, среди прочего, ему намерены продемонстрировать ряд новинок от «Укроборонпрома». Высока вероятность, что в этом перечне будет и БМ «Дозор». Это означает, что промышленникам и военным нужно будет приложить максимум усилий для того, чтобы в очередной раз не ограничиться показухой для Верховного главнокомандующего.

Апостроф

Новые манипуляции фактами от Луценко. Любитель пиара и шоуНовые манипуляции фактами от Луценко. Любитель пиара и шоу

Денис Попович

В пятницу, 2 сентября, генеральный прокурор Юрий Луценко рассказал об уровне хищений в украинской армии в период с 2005 по 2015 год. По словам господина Луценко, в этот период было распродано военного имущества на сумму в 1,8 млрд грн. В том числе, украинская армия лишилась 832 танка, 232 вертолета, 202 летательных аппарата, 714 боевых бронированных машин. Хищения в Вооруженных силах Юрий Луценко назвал одной из причин поражения под Иловайском. Позже пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган обнародовала у себя на Facebook инфографику, из которой следовало, что наиболее активно распродажа велась, когда министром обороны являлся Анатолий Гриценко. Это вызвало шквал негодования в соцсетях: экс-министру припомнили многочисленные публичные выступления, в которых он позиционировал себя как активный борец с коррупцией. Тем не менее, если разобраться в структуре оборонных бюджетов всего довоенного периода, то напрашивается вывод о манипулятивности данных ГПУ, поскольку тогда у Минобороны просто не было другого выхода, кроме как массово распродавать свое имущество.

Шокирующие данные об уровне хищений в структуре Минобороны в 2005-2014 годах генеральный прокурор Юрий Луценко обнародовал 2 сентября на заседании комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны. По словам господина Луценко, за этот период было продано 832 танка, 232 вертолета, 202 самолета и беспилотника, 714 БМП и БТР, 4930 автомобилей, 2355 единиц различного ракетного вооружения, 1 млн 824 единицы стрелкового оружия, а также боеприпасов на общую стоимость в 560 млн грн. Всего, по информации генпрокурора, было распродано имущества на сумму более 1,8 млрд грн. «ГПУ по данному факту открыло ряд уголовных производств о хищении военного имущества», — заявил Юрий Луценко. По его словам, эти хищения привели к критическому падению боеспособности армии и, как следствие, стали одной из причин поражения под Иловайском в 2014 году.

Позднее пресс-секретарь генерального прокурора Лариса Сарган разместила у себя в Facebook инфографику, показывающую, сколько военного имущества было продано при том или ином министре обороны. Выходило, что наиболее активно распродажа велась, когда министром обороны в 2005-2007 годах являлся Анатолий Гриценко (на общую сумму свыше 1,3 млрд грн). При этом, судя по данным госпожи Сарган, общая стоимость распроданной техники с 2005 по 2014 год на добрый миллиард превышала сумму, названную Юрием Луценко. Это вызвало возмущение блогеров, которые припомнили господину Гриценко многочисленные публичные выступления, в которых он позиционировал себя в качестве борца с коррупцией в военном ведомстве.

Впрочем, если разобраться в структуре финансирования деятельности Минобороны в «довоенный» и «постмайданный» период, то напрашивается вывод о том, что ГПУ транслирует полуправду. По большому счету, цифры, свидетельствующие о массовых распродажах военного имущества, сами по себе не могут служить поводом для обвинений ни в адрес Анатолия Гриценко, ни в адрес любого другого министра обороны, включая даже тех, кто работал во время президентства Виктора Януковича. Дело в том, что с 2005 по 2014 год одной из статей наполнения госбюджета Минобороны являлся так называемый спецфонд. Он наполнялся за счет средств, которые военное ведомство зарабатывало, осуществляя собственную хозяйственную деятельность. В том числе, и за счет распродажи излишнего военного имущества, например, боевой техники.

К примеру, в Белой книге-2005 (ежегодное официальное издание, рассказывающее о деятельности вооруженных сил) указывается, что бюджетом 2006 года на нужды Минобороны выделено 8,9 млрд грн, из которых 2 млрд должно поступить из спецфонда. К слову, спецфонд, несмотря на все попытки его отменить, просуществовал вплоть до начала войны. Например, в Белой книге-2013 говорится о том, что из 15,3 млрд грн, выделенных госбюджетом, 981 млн должен поступить из спецфонда.

Стоит отметить еще несколько важных обстоятельств. Во-первых, в 2005-2014 годах специальный фонд наполнялся в среднем на 7-10%, поэтому его даже не учитывали как серьезную статью дохода. Основные надежды всегда возлагались на прямые поступления из бюджета. А они никогда не перекрывали даже минимальных потребностей армии. К примеру, в 2009 году тогдашний министр обороны Юрий Ехануров отмечал, что ВСУ, чтобы развиваться, необходимо хотя бы 17,5 млрд грн в год, а для того, чтобы выполнять все программы, — 32 млрд. При этом 2009 год из-за поразившего страну финансового кризиса получился довольно скудным и в плане обеспечения армии: согласно Белой книге-2009, напрямую из бюджета поступило 8,3 млрд грн, а спецфонд, объемы которого в тот год предусматривали 4,2 млрд грн, был наполен всего на 7%.

Во-вторых, Министерство обороны не формирует бюджет — оно может назвать лишь желаемые цифры. Окончательное решение всегда принимает Верховная Рада, утверждая закон о государственном бюджете. И если ни один из бюджетов не перекрывал даже минимальных потребностей армии, то причину критического падения боеспособности стоит искать не в деятельности отдельных министров, а в общегосударственном отношении к вооруженным силам. В довоенный период они пережили три неудачные программы реформирования, которые были утверждены на высшем уровне и, как видим, всегда финансировались по остаточному принципу. Это, собственно говоря, и привело к неспособности ВСУ отразить российскую агрессию в 2014 году.

И, наконец, в-третьих, уже во времена Анатолия Гриценко Министерство обороны лишилось права напрямую торговать оружием. Эта функция была возложена на госкомпанию «Укрспецэкспорт», а вырученные от сделок деньги направлялись в госбюджет. Сама логика финансирования ВСУ в 2005-2014 годах вынуждала Министерство обороны расставаться со своим имуществом. Причем в максимально массовых масштабах, как того требовали законы о государственном бюджете, принимаемые Верховной Радой.

Не являются сенсационными и данные Юрия Луценко о количестве распроданной техники. Их легко можно найти в открытых источниках, причем международного уровня. К примеру, в 1991 году Генеральная Ассамблея ООН постановила создать Регистр обычных вооружений, куда правительства различных стран на добровольной основе вносили данные об экспорте и импорте основных систем вооружения — военных кораблей, включая подводные лодки; боевых танков; боевых бронированных машин; самолетов, вертолетов; артиллерийских систем большого калибра; ракет и ракетных пусковых установок, включая переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК). Украина начала поставлять информацию о своем оружейном экспорте в Регистр с 1994 года и делала это почти ежегодно, вплоть до 2012 года (нет данных лишь по 2011 году). Если открыть эти отчеты и сложить общее количество техники, которую Украина продала за рубеж в с 2005 по 2014 годы, то даже без учета 2011 и 2013 годов получаются цифры более или менее приближенные к данным Юрия Луценко. В частности, наша страна реализовала 640 танков, 875 боевых бронированных машин, 352 артсистемы крупного калибра, 235 различных самолетов, 40 вертолетов и 1821 единицу ракет, различных ракетных установок и ПЗРК. Основными покупателями украинского оборудования в разное время являлись Грузия и Азербайджан, страны Африки — Нигерия, Кения и Конго, а также Великобритания, США и Российская Федерация. В частности, в Россию в 2007 году мы продали 100 высокоточных авиационных ракет Х-59 класса «воздух-земля», а США и Великобритания интересовались различными номенклатурами украинского вооружения, начиная от ПЗРК в больших количествах и заканчивая самолетами, оперативно-тактическими ракетными комплексами и бронетехникой. Этот интерес поясняется довольно просто — страны НАТО участвовали в целевой программе утилизации украинских ПЗРК, противопехотных мин и стрелкового вооружения, а единичные закупки других средств вооружений могут быть связаны со стремлением американцев изучить советскую военную технику для создания собственных, более совершенных систем.

АпострофДенис Попович

В пятницу, 2 сентября, генеральный прокурор Юрий Луценко рассказал об уровне хищений в украинской армии в период с 2005 по 2015 год. По словам господина Луценко, в этот период было распродано военного имущества на сумму в 1,8 млрд грн. В том числе, украинская армия лишилась 832 танка, 232 вертолета, 202 летательных аппарата, 714 боевых бронированных машин. Хищения в Вооруженных силах Юрий Луценко назвал одной из причин поражения под Иловайском. Позже пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган обнародовала у себя на Facebook инфографику, из которой следовало, что наиболее активно распродажа велась, когда министром обороны являлся Анатолий Гриценко. Это вызвало шквал негодования в соцсетях: экс-министру припомнили многочисленные публичные выступления, в которых он позиционировал себя как активный борец с коррупцией. Тем не менее, если разобраться в структуре оборонных бюджетов всего довоенного периода, то напрашивается вывод о манипулятивности данных ГПУ, поскольку тогда у Минобороны просто не было другого выхода, кроме как массово распродавать свое имущество.

Шокирующие данные об уровне хищений в структуре Минобороны в 2005-2014 годах генеральный прокурор Юрий Луценко обнародовал 2 сентября на заседании комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны. По словам господина Луценко, за этот период было продано 832 танка, 232 вертолета, 202 самолета и беспилотника, 714 БМП и БТР, 4930 автомобилей, 2355 единиц различного ракетного вооружения, 1 млн 824 единицы стрелкового оружия, а также боеприпасов на общую стоимость в 560 млн грн. Всего, по информации генпрокурора, было распродано имущества на сумму более 1,8 млрд грн. «ГПУ по данному факту открыло ряд уголовных производств о хищении военного имущества», — заявил Юрий Луценко. По его словам, эти хищения привели к критическому падению боеспособности армии и, как следствие, стали одной из причин поражения под Иловайском в 2014 году.

Позднее пресс-секретарь генерального прокурора Лариса Сарган разместила у себя в Facebook инфографику, показывающую, сколько военного имущества было продано при том или ином министре обороны. Выходило, что наиболее активно распродажа велась, когда министром обороны в 2005-2007 годах являлся Анатолий Гриценко (на общую сумму свыше 1,3 млрд грн). При этом, судя по данным госпожи Сарган, общая стоимость распроданной техники с 2005 по 2014 год на добрый миллиард превышала сумму, названную Юрием Луценко. Это вызвало возмущение блогеров, которые припомнили господину Гриценко многочисленные публичные выступления, в которых он позиционировал себя в качестве борца с коррупцией в военном ведомстве.

Впрочем, если разобраться в структуре финансирования деятельности Минобороны в «довоенный» и «постмайданный» период, то напрашивается вывод о том, что ГПУ транслирует полуправду. По большому счету, цифры, свидетельствующие о массовых распродажах военного имущества, сами по себе не могут служить поводом для обвинений ни в адрес Анатолия Гриценко, ни в адрес любого другого министра обороны, включая даже тех, кто работал во время президентства Виктора Януковича. Дело в том, что с 2005 по 2014 год одной из статей наполнения госбюджета Минобороны являлся так называемый спецфонд. Он наполнялся за счет средств, которые военное ведомство зарабатывало, осуществляя собственную хозяйственную деятельность. В том числе, и за счет распродажи излишнего военного имущества, например, боевой техники.

К примеру, в Белой книге-2005 (ежегодное официальное издание, рассказывающее о деятельности вооруженных сил) указывается, что бюджетом 2006 года на нужды Минобороны выделено 8,9 млрд грн, из которых 2 млрд должно поступить из спецфонда. К слову, спецфонд, несмотря на все попытки его отменить, просуществовал вплоть до начала войны. Например, в Белой книге-2013 говорится о том, что из 15,3 млрд грн, выделенных госбюджетом, 981 млн должен поступить из спецфонда.

Стоит отметить еще несколько важных обстоятельств. Во-первых, в 2005-2014 годах специальный фонд наполнялся в среднем на 7-10%, поэтому его даже не учитывали как серьезную статью дохода. Основные надежды всегда возлагались на прямые поступления из бюджета. А они никогда не перекрывали даже минимальных потребностей армии. К примеру, в 2009 году тогдашний министр обороны Юрий Ехануров отмечал, что ВСУ, чтобы развиваться, необходимо хотя бы 17,5 млрд грн в год, а для того, чтобы выполнять все программы, — 32 млрд. При этом 2009 год из-за поразившего страну финансового кризиса получился довольно скудным и в плане обеспечения армии: согласно Белой книге-2009, напрямую из бюджета поступило 8,3 млрд грн, а спецфонд, объемы которого в тот год предусматривали 4,2 млрд грн, был наполен всего на 7%.

Во-вторых, Министерство обороны не формирует бюджет — оно может назвать лишь желаемые цифры. Окончательное решение всегда принимает Верховная Рада, утверждая закон о государственном бюджете. И если ни один из бюджетов не перекрывал даже минимальных потребностей армии, то причину критического падения боеспособности стоит искать не в деятельности отдельных министров, а в общегосударственном отношении к вооруженным силам. В довоенный период они пережили три неудачные программы реформирования, которые были утверждены на высшем уровне и, как видим, всегда финансировались по остаточному принципу. Это, собственно говоря, и привело к неспособности ВСУ отразить российскую агрессию в 2014 году.

И, наконец, в-третьих, уже во времена Анатолия Гриценко Министерство обороны лишилось права напрямую торговать оружием. Эта функция была возложена на госкомпанию «Укрспецэкспорт», а вырученные от сделок деньги направлялись в госбюджет. Сама логика финансирования ВСУ в 2005-2014 годах вынуждала Министерство обороны расставаться со своим имуществом. Причем в максимально массовых масштабах, как того требовали законы о государственном бюджете, принимаемые Верховной Радой.

Не являются сенсационными и данные Юрия Луценко о количестве распроданной техники. Их легко можно найти в открытых источниках, причем международного уровня. К примеру, в 1991 году Генеральная Ассамблея ООН постановила создать Регистр обычных вооружений, куда правительства различных стран на добровольной основе вносили данные об экспорте и импорте основных систем вооружения — военных кораблей, включая подводные лодки; боевых танков; боевых бронированных машин; самолетов, вертолетов; артиллерийских систем большого калибра; ракет и ракетных пусковых установок, включая переносные зенитно-ракетные комплексы (ПЗРК). Украина начала поставлять информацию о своем оружейном экспорте в Регистр с 1994 года и делала это почти ежегодно, вплоть до 2012 года (нет данных лишь по 2011 году). Если открыть эти отчеты и сложить общее количество техники, которую Украина продала за рубеж в с 2005 по 2014 годы, то даже без учета 2011 и 2013 годов получаются цифры более или менее приближенные к данным Юрия Луценко. В частности, наша страна реализовала 640 танков, 875 боевых бронированных машин, 352 артсистемы крупного калибра, 235 различных самолетов, 40 вертолетов и 1821 единицу ракет, различных ракетных установок и ПЗРК. Основными покупателями украинского оборудования в разное время являлись Грузия и Азербайджан, страны Африки — Нигерия, Кения и Конго, а также Великобритания, США и Российская Федерация. В частности, в Россию в 2007 году мы продали 100 высокоточных авиационных ракет Х-59 класса «воздух-земля», а США и Великобритания интересовались различными номенклатурами украинского вооружения, начиная от ПЗРК в больших количествах и заканчивая самолетами, оперативно-тактическими ракетными комплексами и бронетехникой. Этот интерес поясняется довольно просто — страны НАТО участвовали в целевой программе утилизации украинских ПЗРК, противопехотных мин и стрелкового вооружения, а единичные закупки других средств вооружений могут быть связаны со стремлением американцев изучить советскую военную технику для создания собственных, более совершенных систем.

Апостроф

Война на Донбассе: какие страны Запада помогали УкраинеВойна на Донбассе: какие страны Запада помогали Украине

Денис Попович, Владислав Кудрик

С начала 2014 года 18 государств мира оказывали Вооруженным силам Украины материально-техническую и гуманитарную помощь. Общая стоимость различного оборудования, переданного этими странами в распоряжение ВСУ, превысила $164,1 млн. Об этом в Минобороны сообщили в ответ на информационный запрос «Апострофа». Вся техническая помощь носит «нелетальный» характер. Наиболее масштабную поддержку оказали США, передав различного имущества на сумму свыше $117,5 млн. Впрочем, по мнению экспертов, иностранная помощь была важна лишь на первых этапах вооруженного конфликта на территории Украины. В дальнейшем она лишь показала необходимость расширять возможности собственной «оборонки».

Как сообщили «Апострофу» в управлении по связям с общественностью Минобороны, с 1 января 2014 года и до 15 июля 2016 года 18 государств мира оказали Украине различную материально-техническую и гуманитарную помощь. Это США, Канада, Польша, Великобритания, Австралия, Китай, Турция, Словакия, Норвегия, Франция, Нидерланды, Испания, Чехия, Албания, Литва, Швейцария, Латвия и Дания. Общая стоимость оборудования, переданного этими странами в распоряжение ВСУ за указанный период, превысила $164,1 млн.

По данным Минобороны, наиболее масштабную поддержку оказали США. Они переправили в Украину лазерные системы имитации тактических действий MILES (изделие, предназначенное для тренировки солдат в учебном бою), радиостанции Harris, медицинское оборудование, приборы для разминирования местности, устройства ночного видения и тепловизоры; бронежилеты и кевларовые шлемы, лодки с жестким корпусом WILLARD, а также радары для контрбатарейной борьбы,автомобили повышенной проходимости типа HMMWV, обмундирование и сухие пайки. Общая стоимость оборудования, которое ВСУ получили из США, превышает $117,5 млн.

На втором месте по уровню поддержки находится Канада, откуда поступили радиостанции Harris, устройства для разминирования, бронежилеты и кевларовые шлемы, приборы ночного видения, а также амуниция для солдат. Общая стоимость канадской гуманитарной помощи составила $23,6 млн.

Третье место занимает Польша, поставившая оборудование более чем на $5,4 млн. Это медицинские принадлежности, сухие пайки, индивидуальное снаряжение и обмундирование. С небольшим отставанием от Польши идет Великобритания, оказавшая помощь на $4,975 млн. Кроме средств индивидуальной защиты, медицинского оборудования и приборов ночного видения, британцы направили в Украину GPS-навигаторы и ноутбуки.

Средства для оказания медицинской помощи, обмундирование и бронежилеты передавали в Украину почти все страны, за исключением Латвии, где решили, что украинская армия нуждается в детских вещах и бытовой технике, и Дании, которая ограничилась партией GPS-навигаторов. Объемы гуманитарной помощи из Латвии и Дании в финансовом измерении оказались самыми скромными — $31,1 и $21,3 тыс. соответственно. На 800 долларов щедрее Латвии оказалась Швейцария: из страны часов и сыра в Украину прибыли аптечки медицинской помощи, которые обошлись швейцарской стороне в $31928.

Вся техническая помощь, оказанная Украине иностранными государствами, носит «нелетальный» характер. В управлении по связям с общественностью Минобороны подчеркнули, что большая часть других сведений, интересовавших издание, «носят конфиденциальный характер» и не могут быть разглашены. От себя добавим, что, например, Литва, которая, по данным Минобороны направляла в Украину медицинское оборудование, сухие пайки и обмундирование (стоимостью более $116 тыс.), передавала в нашу страну и оружие. Об этом «Апострофу» сообщал министр обороны Литвы Юозас Олекас.

Как пояснил «Апострофу» директор информационно-консалтинговой компании Defence Express Сергей Згурец, иностранная помощь имела очень большой политический эффект в самом начале российской интервенции, когда казалось, что Украина осталась один на один с ядерной державой. «Однако все страны старались не переходить определенную черту, чтобы не спровоцировать Россию на более жесткие методы ведения боевых действий на Донбассе, — отметил эксперт. — Более того, если до начала войны мы могли спокойно покупать в Европе узлы, агрегаты и комплектующие для ремонта бронетехники, то после ее начала ситуация крайне усложнилась и нам трудно покупать даже обычные артиллерийские боеприпасы».

По мнению Згурца, эти обстоятельства вынудили украинскую сторону сделать ставку на собственные силы. «Реальное повышение потенциала украинской армии базируется на использовании возможностей «Укроборонпрома». Но во многих вещах большого прогресса не произошло. Например, у нас есть аналоги того оборудования, которое поставлялось нам из-за границы. Очень хорошо, что к нам поступают американские контрбатарейные радары, но мы располагаем и собственными контрбатарейными комплексами «Зоопарк-2″. Они способны действовать эффективнее, но почему-то не закупаются и не доводятся до ума», — пояснил Сергей Згурец.

АпострофДенис Попович, Владислав Кудрик

С начала 2014 года 18 государств мира оказывали Вооруженным силам Украины материально-техническую и гуманитарную помощь. Общая стоимость различного оборудования, переданного этими странами в распоряжение ВСУ, превысила $164,1 млн. Об этом в Минобороны сообщили в ответ на информационный запрос «Апострофа». Вся техническая помощь носит «нелетальный» характер. Наиболее масштабную поддержку оказали США, передав различного имущества на сумму свыше $117,5 млн. Впрочем, по мнению экспертов, иностранная помощь была важна лишь на первых этапах вооруженного конфликта на территории Украины. В дальнейшем она лишь показала необходимость расширять возможности собственной «оборонки».

Как сообщили «Апострофу» в управлении по связям с общественностью Минобороны, с 1 января 2014 года и до 15 июля 2016 года 18 государств мира оказали Украине различную материально-техническую и гуманитарную помощь. Это США, Канада, Польша, Великобритания, Австралия, Китай, Турция, Словакия, Норвегия, Франция, Нидерланды, Испания, Чехия, Албания, Литва, Швейцария, Латвия и Дания. Общая стоимость оборудования, переданного этими странами в распоряжение ВСУ за указанный период, превысила $164,1 млн.

По данным Минобороны, наиболее масштабную поддержку оказали США. Они переправили в Украину лазерные системы имитации тактических действий MILES (изделие, предназначенное для тренировки солдат в учебном бою), радиостанции Harris, медицинское оборудование, приборы для разминирования местности, устройства ночного видения и тепловизоры; бронежилеты и кевларовые шлемы, лодки с жестким корпусом WILLARD, а также радары для контрбатарейной борьбы,автомобили повышенной проходимости типа HMMWV, обмундирование и сухие пайки. Общая стоимость оборудования, которое ВСУ получили из США, превышает $117,5 млн.

На втором месте по уровню поддержки находится Канада, откуда поступили радиостанции Harris, устройства для разминирования, бронежилеты и кевларовые шлемы, приборы ночного видения, а также амуниция для солдат. Общая стоимость канадской гуманитарной помощи составила $23,6 млн.

Третье место занимает Польша, поставившая оборудование более чем на $5,4 млн. Это медицинские принадлежности, сухие пайки, индивидуальное снаряжение и обмундирование. С небольшим отставанием от Польши идет Великобритания, оказавшая помощь на $4,975 млн. Кроме средств индивидуальной защиты, медицинского оборудования и приборов ночного видения, британцы направили в Украину GPS-навигаторы и ноутбуки.

Средства для оказания медицинской помощи, обмундирование и бронежилеты передавали в Украину почти все страны, за исключением Латвии, где решили, что украинская армия нуждается в детских вещах и бытовой технике, и Дании, которая ограничилась партией GPS-навигаторов. Объемы гуманитарной помощи из Латвии и Дании в финансовом измерении оказались самыми скромными — $31,1 и $21,3 тыс. соответственно. На 800 долларов щедрее Латвии оказалась Швейцария: из страны часов и сыра в Украину прибыли аптечки медицинской помощи, которые обошлись швейцарской стороне в $31928.

Вся техническая помощь, оказанная Украине иностранными государствами, носит «нелетальный» характер. В управлении по связям с общественностью Минобороны подчеркнули, что большая часть других сведений, интересовавших издание, «носят конфиденциальный характер» и не могут быть разглашены. От себя добавим, что, например, Литва, которая, по данным Минобороны направляла в Украину медицинское оборудование, сухие пайки и обмундирование (стоимостью более $116 тыс.), передавала в нашу страну и оружие. Об этом «Апострофу» сообщал министр обороны Литвы Юозас Олекас.

Как пояснил «Апострофу» директор информационно-консалтинговой компании Defence Express Сергей Згурец, иностранная помощь имела очень большой политический эффект в самом начале российской интервенции, когда казалось, что Украина осталась один на один с ядерной державой. «Однако все страны старались не переходить определенную черту, чтобы не спровоцировать Россию на более жесткие методы ведения боевых действий на Донбассе, — отметил эксперт. — Более того, если до начала войны мы могли спокойно покупать в Европе узлы, агрегаты и комплектующие для ремонта бронетехники, то после ее начала ситуация крайне усложнилась и нам трудно покупать даже обычные артиллерийские боеприпасы».

По мнению Згурца, эти обстоятельства вынудили украинскую сторону сделать ставку на собственные силы. «Реальное повышение потенциала украинской армии базируется на использовании возможностей «Укроборонпрома». Но во многих вещах большого прогресса не произошло. Например, у нас есть аналоги того оборудования, которое поставлялось нам из-за границы. Очень хорошо, что к нам поступают американские контрбатарейные радары, но мы располагаем и собственными контрбатарейными комплексами «Зоопарк-2″. Они способны действовать эффективнее, но почему-то не закупаются и не доводятся до ума», — пояснил Сергей Згурец.

Апостроф

Украина столкнется с проблемами на Донбассе, — частная разведка СШАУкраина столкнется с проблемами на Донбассе, — частная разведка США

Денис Попович

В Stratfor прогнозируют стабильную внутреннеполитическую ситуацию в Украине, однако на востоке будет неспокойно

Политическая ситуация в Украине в третьем квартале, скорее всего, останется устойчивой. Это будет способствовать проведению реформ, что позволит Украине получить доступ к пакету помощи Международного валютного фонда и предоставит Киеву столь необходимую финансовую передышку. Тем не менее Киев столкнется с проблемами в других областях, особенно в отношении войны на Донбассе, говорится в глобальном прогнозе на третий квартал 2016 года, который был выпущен американской разведывательно-аналитической компанией Stratfor.

Очередной прогноз основных геополитических событий является ежеквартальным исследованием Stratfor. По мнению «частного ЦРУ», наиболее актуальной темой июля-сентября будут последствия британского референдума Brexit, результаты которого могут привести к выходу Великобритании из Европейского Союза. Итоги Brexit способны повлиять и на ситуацию в Украине, которая рассматривается в контексте действий Российской Федерации.

Как утверждают в Stratfor, после того, как потрясения в правительстве привели в кресло премьер-министра Украины Владимира Гройсмана, политическая ситуация в третьем квартале для нашей страны, скорее всего, останется стабильной. Это будет способствовать дальнейшим реформам, что позволит Украине получить доступ к пакету помощи Международного валютного фонда, предоставление которого в начале года застопорилось. Это даст Киеву столь необходимую финансовую передышку.

Тем не менее Киев столкнется с проблемами в других областях, особенно касающимися войны на Донбассе. Поскольку Европейский Союз принял решение продлить санкции в отношении России еще на шесть месяцев, Москва имеет меньше стимулов для каких-либо немедленных уступок Украине ради скорейшего разрешения конфликта. С другой стороны, сосредоточившись на проблемах Brexit, Европейский Союз может отодвинуть на второй план проблему кризиса в Украине. Это предоставит Москве больше возможностей для того, чтобы воспользоваться разногласиями по «украинскому вопросу», которые наметились в последнее время между членами ЕС.

В этой связи, как считают в Stratfor, будут продолжаться вялотекущие столкновения между поддерживаемыми Москвой боевиками и украинскими силами безопасности. Они могут привести к эскалации, однако крупные наступательные операции, связанные с захватом новых территорий, вряд ли возможны. В сентябре и октябре в так называемых ДНР и ЛНР планируется провести праймериз для местных выборов. Киев однако не признает это голосование, что лишний раз продемонстрирует факт невыполнения Минских соглашений. Тем не менее Россия и Запад будут продолжать свои переговоры по поводу будущего Украины, хотя вряд ли смогут достичь каких-либо прорывов в третьем квартале.

С другой стороны, в связи с ухудшением экономической ситуации возможны народные протесты и в самой России. С приближением парламентских выборов в сентябре правительство РФ опасается, что экономические протесты могут перерасти в политические, как это уже происходило в ответ на заявления о фальсификации выборов в 2011 и 2012 годах. Чтобы расправиться с демонстрациями, президент России Владимир Путин, возможно, задействует Национальную гвардию, а также увеличит присутствие Федеральной службы безопасности по всей стране. Протестные настроения необходимо будет удерживать на минимуме, чтобы обеспечить четвертое пришествие Путина на пост президента в 2018 году.

Апостроф

Денис Попович

В Stratfor прогнозируют стабильную внутреннеполитическую ситуацию в Украине, однако на востоке будет неспокойно

Политическая ситуация в Украине в третьем квартале, скорее всего, останется устойчивой. Это будет способствовать проведению реформ, что позволит Украине получить доступ к пакету помощи Международного валютного фонда и предоставит Киеву столь необходимую финансовую передышку. Тем не менее Киев столкнется с проблемами в других областях, особенно в отношении войны на Донбассе, говорится в глобальном прогнозе на третий квартал 2016 года, который был выпущен американской разведывательно-аналитической компанией Stratfor.

Очередной прогноз основных геополитических событий является ежеквартальным исследованием Stratfor. По мнению «частного ЦРУ», наиболее актуальной темой июля-сентября будут последствия британского референдума Brexit, результаты которого могут привести к выходу Великобритании из Европейского Союза. Итоги Brexit способны повлиять и на ситуацию в Украине, которая рассматривается в контексте действий Российской Федерации.

Как утверждают в Stratfor, после того, как потрясения в правительстве привели в кресло премьер-министра Украины Владимира Гройсмана, политическая ситуация в третьем квартале для нашей страны, скорее всего, останется стабильной. Это будет способствовать дальнейшим реформам, что позволит Украине получить доступ к пакету помощи Международного валютного фонда, предоставление которого в начале года застопорилось. Это даст Киеву столь необходимую финансовую передышку.

Тем не менее Киев столкнется с проблемами в других областях, особенно касающимися войны на Донбассе. Поскольку Европейский Союз принял решение продлить санкции в отношении России еще на шесть месяцев, Москва имеет меньше стимулов для каких-либо немедленных уступок Украине ради скорейшего разрешения конфликта. С другой стороны, сосредоточившись на проблемах Brexit, Европейский Союз может отодвинуть на второй план проблему кризиса в Украине. Это предоставит Москве больше возможностей для того, чтобы воспользоваться разногласиями по «украинскому вопросу», которые наметились в последнее время между членами ЕС.

В этой связи, как считают в Stratfor, будут продолжаться вялотекущие столкновения между поддерживаемыми Москвой боевиками и украинскими силами безопасности. Они могут привести к эскалации, однако крупные наступательные операции, связанные с захватом новых территорий, вряд ли возможны. В сентябре и октябре в так называемых ДНР и ЛНР планируется провести праймериз для местных выборов. Киев однако не признает это голосование, что лишний раз продемонстрирует факт невыполнения Минских соглашений. Тем не менее Россия и Запад будут продолжать свои переговоры по поводу будущего Украины, хотя вряд ли смогут достичь каких-либо прорывов в третьем квартале.

С другой стороны, в связи с ухудшением экономической ситуации возможны народные протесты и в самой России. С приближением парламентских выборов в сентябре правительство РФ опасается, что экономические протесты могут перерасти в политические, как это уже происходило в ответ на заявления о фальсификации выборов в 2011 и 2012 годах. Чтобы расправиться с демонстрациями, президент России Владимир Путин, возможно, задействует Национальную гвардию, а также увеличит присутствие Федеральной службы безопасности по всей стране. Протестные настроения необходимо будет удерживать на минимуме, чтобы обеспечить четвертое пришествие Путина на пост президента в 2018 году.

Апостроф

Война на Донбассе: какие потери понесли армии Украины и РоссииВойна на Донбассе: какие потери понесли армии Украины и России

Денис Попович

Международный институт стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies — IISS) выпустил ежегодный отчет The Military Balance-2016, описывающий боевые возможности и техническое оснащение вооруженных сил различных стран мира. В отношении Украины указывается, что наша страна понесла огромные потери в бронетехнике и артиллерии, которые можно объяснить только ведением боевых действий на Донбассе. По сравнению с «довоенным» The Military Balance-2013 потери украинской армии в вооружении и технике местами составляют около 50% от прежней численности. Заметные потери в технике понесла и российская армия. Это касается, прежде всего, артиллерии и боевых бронированных машин.

Международный институт стратегических исследований основан в 1958 году и базируется в Лондоне. Он специализируется на освещении военно-политических конфликтов и выпускает ежегодные отчеты, посвященные боевым возможностям различных армий мира. Недавно был выпущен один из таких отчетов — The Military Balance-2016. Отдельный раздел этого документа посвящен украинской армии. Эксперты IISS упоминают об аннексии Крыма и отмечают, что мобилизация, которая проводилась для борьбы с сепаратистами на востоке Украины, продемонстрировала, что боевые возможности ВСУ снижены из-за неадекватного уровня подготовки и недостаточного количества ресурсов.

В отчете также указывается, что в 2015 году президент Петр Порошенко подписал закон об увеличении численности ВСУ со 184 до 250 тысяч. В то же время, по данным IISS, вооруженные силы Украины до сих пор «используют старое советское оборудование, а ВПК начал возвращать строй технику, которая раньше находилась на хранении, включая танки Т-80. «США начали снабжать Украину военным оборудованием нелетального действия», — отмечается в отчете.

В настоящее время, по данным IISS, на вооружении ВСУ находятся 788 танков, включая 710 единиц различных модификаций танка Т-64, 70 танков Т-72 и 8 танков Т-80БВ. Кроме того, более 1300 танков находятся на хранении. В их числе — 10 новейших танков Т-84 (БМ «Оплот») и 20 устаревших советских танков Т-55.

Также украинская армия имеет более 1300 единиц боевых бронированных машин (ББМ), включая 210 боевых машин пехоты (БМП-1) и 960 БМП-2, а также свыше 1850 единиц ствольной и реактивной артиллерии. Специалисты IISS насчитали 133 ударных боевых вертолета Ми-24, а также 202 самолета, входящих в состав Воздушных сил Украины. Это истребители, штурмовики, учебная, военно-транспортная и разведывательная авиация. Количеством бронетехники и авиации информация о боевых возможностях ВСУ не исчерпывается — в отчете указывается достаточно точное количество средств ПВО, боевых кораблей, противотанковых средств, различных типов вертолетов, противотанковых ракетных комплексов, бронетранспортеров, боевых разведывательно-дозорных машин, и.т.д.

На первый взгляд сила кажется довольно внушительной, но если сравнить данные 2016 года с тем, что имела Украина до начала войны, то бросается в глаза огромная убыль, прежде всего, в артиллерии и бронетехнике. В обзоре The Military Balance-2013 указывается, что два с половиной года назад Украина имела 1100 различных модификаций танков Т-64 (в хранилищах находились 165 танков Т-80, 600 Т-72, 650 Т-64 и 20 Т-55); свыше 3 тысяч ББМ, включая 994 БМП-1 и 1434 БМП-2, а также 3351 единицу ствольной и реактивной артиллерии. При этом в 2013 году эксперты IISS указывали, что из-за провала оборонной реформы украинская армия способна защищать лишь «ограниченную территорию», а большое количество советского оборудования нуждается в замене.

Простое сравнение обоих документов показывает, что за последние два года украинская армия лишилась более 300 танков, свыше половины ББМ, а также почти 50% артиллерийских систем. Такие потери можно пояснить только боевыми действиями на Донбассе, активная фаза которых происходила летом 2014 и зимой 2015 года, причем велись они исключительно оружием сухопутных войск. Боевая авиация применялась в ограниченных масштабах, поэтому ее убыль исчисляется единицами.

Обращает на себя внимание еще и то, что для восполнения потерь из хранилищ было взято сравнительно немного танков, а вот потери в ББМ и артиллерии, очевидно, оказались невосполнимыми. В то же время, в апреле спикер Минобороны Оксана Гаврилюк сообщила, что с начала проведения АТО, по состоянию на апрель 2016 года, было отремонтировано 46,5 тыс. единиц вооружения и военной техники (в январе эта цифра составляла 34 тыс единицы). Таким образом, если верить украинским официальным лицам, восстановление боевого потенциала ВСУ идет хорошими темпами. Британские специалисты, очевидно, эту точку зрения не разделяют.

Кто же мог нанести украинской армии такие потери? В августе 2015 года Генштаб опубликовал анализ проведения АТО в августе-сентябре 2014 года, в котором указал, что к началу августа в АТО было задействовано около 40 тыс. личного состава, в том числе — 32 тыс. военнослужащих ВСУ и 5,5 тыс. единиц тяжелого вооружения и военной техники. Соотношение сил с боевиками Генштаб оценил как 1 к 1, однако, вероятно, речь идет только о живой силе, потому что противник не располагал сопоставимым с ВСУ количеством артиллерии, бронетехники, а тем более авиации. На это часто жаловались их главари, в частности, Игорь Гиркин (Стрелков). К примеру, прорываясь из Славянска, Гиркин потерял почти всю свою бронетехнику: два танка, две БМП-2 и одну БМД-1. При этом еще два танка «стрелковцы» смогли уберечь и доставить в Донецк.

После поражения под Иловайском и завершения неудачной для украинской армии кампании 2014 года президент Петр Порошенко заявил об огромных потерях, которые понесли ВСУ. «На 60-65% военная техника в частях, стоявших на первых рубежах в зоне конфликта, была уничтожена. Нечем было защищаться», — сообщил глава государства. И эта оценка во многом приближается к выводам специалистов IISS. Отметим, что наибольший ущерб ВСУ понесли, когда пытались взять под контроль участок границы в Донецкой и Луганской области и попали под огонь российской артиллерии, который та безнаказанно вела со своей территории.

Таким образом, данные The Military Balance указывают на то, что украинский ВПК пока не смог восстановить боевой потенциал ВСУ, утраченный во время войны на Донбассе. С другой стороны, такие громадные потери являются еще одним неоспоримым свидетельством вторжения регулярной российской армии на территорию Украины и ее активным участием в боях, потому что иррегулярные формирования ДНР и ЛНР, которые к 20 числа августа 2014 года были практически полностью уничтожены, просто не имели сил и средств для того, чтобы нанести ВСУ такой большой урон.

К слову, российская армия также понесла потери в бронетехнике и артиллерии, которые также можно отследить по отчетам The Military Balance. К примеру, в 2013 году ВС РФ располагали более 2800 танками и еще 18 тысяч единиц находились на хранении. А вот по данным 2016 года, количество танков в составе вооруженных сил России сократилось на 100 единиц, а со складов было взято 500 танков. Правда, в 2016 году в распоряжении ВС РФ появилось 600 модернизированных танков Т-72Б3, которых не было в отчете за 2013 год, поэтому речь, скорее всего, может идти не столько о больших потерях, сколько о техническом переоснащении российской армии.

А вот заметную убыль в артиллерии и парке боевых бронированных машин трудно объяснить только лишь перевооружением и списанием старых образцов. Так, в 2013 году ВС РФ располагали более чем 7360 ББМ, а в 2016 году — уже 5400, причем больше всего было потеряно БМП-1 и БМП-2 — в общей сложности 1500 штук. При этом склады, на которых хранятся 8500 БМП-1 и БМП-2, так и остались нетронутыми. Что же касается ствольной и реактивной артиллерии, то The Military Balance за 2013 год указывает цифру 5436+ единиц, а в 2016 году — уже 4180+. По всей видимости, украинская армия совсем не оставалась в долгу, особенно, что касается артиллерийских дуэлей. Однако, в отличие от украинского, российский ВПК может легко восполнить весь причиненный ущерб, а может, уже и восполнил, если принять во внимание довольно многочисленные факты уничтожения российских танков во время боев на Донбассе.

АпострофДенис Попович

Международный институт стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies — IISS) выпустил ежегодный отчет The Military Balance-2016, описывающий боевые возможности и техническое оснащение вооруженных сил различных стран мира. В отношении Украины указывается, что наша страна понесла огромные потери в бронетехнике и артиллерии, которые можно объяснить только ведением боевых действий на Донбассе. По сравнению с «довоенным» The Military Balance-2013 потери украинской армии в вооружении и технике местами составляют около 50% от прежней численности. Заметные потери в технике понесла и российская армия. Это касается, прежде всего, артиллерии и боевых бронированных машин.

Международный институт стратегических исследований основан в 1958 году и базируется в Лондоне. Он специализируется на освещении военно-политических конфликтов и выпускает ежегодные отчеты, посвященные боевым возможностям различных армий мира. Недавно был выпущен один из таких отчетов — The Military Balance-2016. Отдельный раздел этого документа посвящен украинской армии. Эксперты IISS упоминают об аннексии Крыма и отмечают, что мобилизация, которая проводилась для борьбы с сепаратистами на востоке Украины, продемонстрировала, что боевые возможности ВСУ снижены из-за неадекватного уровня подготовки и недостаточного количества ресурсов.

В отчете также указывается, что в 2015 году президент Петр Порошенко подписал закон об увеличении численности ВСУ со 184 до 250 тысяч. В то же время, по данным IISS, вооруженные силы Украины до сих пор «используют старое советское оборудование, а ВПК начал возвращать строй технику, которая раньше находилась на хранении, включая танки Т-80. «США начали снабжать Украину военным оборудованием нелетального действия», — отмечается в отчете.

В настоящее время, по данным IISS, на вооружении ВСУ находятся 788 танков, включая 710 единиц различных модификаций танка Т-64, 70 танков Т-72 и 8 танков Т-80БВ. Кроме того, более 1300 танков находятся на хранении. В их числе — 10 новейших танков Т-84 (БМ «Оплот») и 20 устаревших советских танков Т-55.

Также украинская армия имеет более 1300 единиц боевых бронированных машин (ББМ), включая 210 боевых машин пехоты (БМП-1) и 960 БМП-2, а также свыше 1850 единиц ствольной и реактивной артиллерии. Специалисты IISS насчитали 133 ударных боевых вертолета Ми-24, а также 202 самолета, входящих в состав Воздушных сил Украины. Это истребители, штурмовики, учебная, военно-транспортная и разведывательная авиация. Количеством бронетехники и авиации информация о боевых возможностях ВСУ не исчерпывается — в отчете указывается достаточно точное количество средств ПВО, боевых кораблей, противотанковых средств, различных типов вертолетов, противотанковых ракетных комплексов, бронетранспортеров, боевых разведывательно-дозорных машин, и.т.д.

На первый взгляд сила кажется довольно внушительной, но если сравнить данные 2016 года с тем, что имела Украина до начала войны, то бросается в глаза огромная убыль, прежде всего, в артиллерии и бронетехнике. В обзоре The Military Balance-2013 указывается, что два с половиной года назад Украина имела 1100 различных модификаций танков Т-64 (в хранилищах находились 165 танков Т-80, 600 Т-72, 650 Т-64 и 20 Т-55); свыше 3 тысяч ББМ, включая 994 БМП-1 и 1434 БМП-2, а также 3351 единицу ствольной и реактивной артиллерии. При этом в 2013 году эксперты IISS указывали, что из-за провала оборонной реформы украинская армия способна защищать лишь «ограниченную территорию», а большое количество советского оборудования нуждается в замене.

Простое сравнение обоих документов показывает, что за последние два года украинская армия лишилась более 300 танков, свыше половины ББМ, а также почти 50% артиллерийских систем. Такие потери можно пояснить только боевыми действиями на Донбассе, активная фаза которых происходила летом 2014 и зимой 2015 года, причем велись они исключительно оружием сухопутных войск. Боевая авиация применялась в ограниченных масштабах, поэтому ее убыль исчисляется единицами.

Обращает на себя внимание еще и то, что для восполнения потерь из хранилищ было взято сравнительно немного танков, а вот потери в ББМ и артиллерии, очевидно, оказались невосполнимыми. В то же время, в апреле спикер Минобороны Оксана Гаврилюк сообщила, что с начала проведения АТО, по состоянию на апрель 2016 года, было отремонтировано 46,5 тыс. единиц вооружения и военной техники (в январе эта цифра составляла 34 тыс единицы). Таким образом, если верить украинским официальным лицам, восстановление боевого потенциала ВСУ идет хорошими темпами. Британские специалисты, очевидно, эту точку зрения не разделяют.

Кто же мог нанести украинской армии такие потери? В августе 2015 года Генштаб опубликовал анализ проведения АТО в августе-сентябре 2014 года, в котором указал, что к началу августа в АТО было задействовано около 40 тыс. личного состава, в том числе — 32 тыс. военнослужащих ВСУ и 5,5 тыс. единиц тяжелого вооружения и военной техники. Соотношение сил с боевиками Генштаб оценил как 1 к 1, однако, вероятно, речь идет только о живой силе, потому что противник не располагал сопоставимым с ВСУ количеством артиллерии, бронетехники, а тем более авиации. На это часто жаловались их главари, в частности, Игорь Гиркин (Стрелков). К примеру, прорываясь из Славянска, Гиркин потерял почти всю свою бронетехнику: два танка, две БМП-2 и одну БМД-1. При этом еще два танка «стрелковцы» смогли уберечь и доставить в Донецк.

После поражения под Иловайском и завершения неудачной для украинской армии кампании 2014 года президент Петр Порошенко заявил об огромных потерях, которые понесли ВСУ. «На 60-65% военная техника в частях, стоявших на первых рубежах в зоне конфликта, была уничтожена. Нечем было защищаться», — сообщил глава государства. И эта оценка во многом приближается к выводам специалистов IISS. Отметим, что наибольший ущерб ВСУ понесли, когда пытались взять под контроль участок границы в Донецкой и Луганской области и попали под огонь российской артиллерии, который та безнаказанно вела со своей территории.

Таким образом, данные The Military Balance указывают на то, что украинский ВПК пока не смог восстановить боевой потенциал ВСУ, утраченный во время войны на Донбассе. С другой стороны, такие громадные потери являются еще одним неоспоримым свидетельством вторжения регулярной российской армии на территорию Украины и ее активным участием в боях, потому что иррегулярные формирования ДНР и ЛНР, которые к 20 числа августа 2014 года были практически полностью уничтожены, просто не имели сил и средств для того, чтобы нанести ВСУ такой большой урон.

К слову, российская армия также понесла потери в бронетехнике и артиллерии, которые также можно отследить по отчетам The Military Balance. К примеру, в 2013 году ВС РФ располагали более 2800 танками и еще 18 тысяч единиц находились на хранении. А вот по данным 2016 года, количество танков в составе вооруженных сил России сократилось на 100 единиц, а со складов было взято 500 танков. Правда, в 2016 году в распоряжении ВС РФ появилось 600 модернизированных танков Т-72Б3, которых не было в отчете за 2013 год, поэтому речь, скорее всего, может идти не столько о больших потерях, сколько о техническом переоснащении российской армии.

А вот заметную убыль в артиллерии и парке боевых бронированных машин трудно объяснить только лишь перевооружением и списанием старых образцов. Так, в 2013 году ВС РФ располагали более чем 7360 ББМ, а в 2016 году — уже 5400, причем больше всего было потеряно БМП-1 и БМП-2 — в общей сложности 1500 штук. При этом склады, на которых хранятся 8500 БМП-1 и БМП-2, так и остались нетронутыми. Что же касается ствольной и реактивной артиллерии, то The Military Balance за 2013 год указывает цифру 5436+ единиц, а в 2016 году — уже 4180+. По всей видимости, украинская армия совсем не оставалась в долгу, особенно, что касается артиллерийских дуэлей. Однако, в отличие от украинского, российский ВПК может легко восполнить весь причиненный ущерб, а может, уже и восполнил, если принять во внимание довольно многочисленные факты уничтожения российских танков во время боев на Донбассе.

Апостроф

Война в Сирии: как Турция может отомстить России за ДонбассВойна в Сирии: как Турция может отомстить России за Донбасс

Денис Попович.

Турецкая армия ведет артиллерийские обстрелы курдского ополчения в районе так называемого «Аазазского коридора» на севере Сирии, а также войск Башара Асада в провинции Латакия. Таким образом, турецкая артиллерия теоретически может угрожать позициям российских войск, которые воюют на стороне режима Асада и базируются в Латакии. При этом российская армия не сможет отвечать, поскольку Турция является членом НАТО и обстрелы ее территории будут расценены Альянсом как акт агрессии против одного из союзников. Это, в свою очередь, запускает механизмы коллективной безопасности Альянса, предусмотренные Североатлантическим договором 1949 года. Таким образом, российская группировка в Сирии может повторить судьбу украинских войск, которые летом 2014 года пытались перекрыть границу на Донбассе, и безнаказанно обстреливались с российской территории.

Артиллерийские обстрелы курдского ополчения на севере Сирии, в районе так называемого «Аазазского коридора», а также войск Башара Асада в северной части провинции Латакия, турки начали в минувшие выходные со своей территории. Как известно, сирийская армия, подконтрольная Асаду, пытается наступать на севере Сирии, а также в районе города Алеппо («Аазазский коридор» находится неподалеку). Наступление развивается при поддержке российской авиации, которая базируется в Латакии.

Посол Сирии в Москве Рияд Хаддад заявил, что Турция начала обстрел сирийской территории, «выражая свой протест» против успехов сирийской армии: «Всякий раз, когда сирийская армия движется вперед, когда она побеждает, это, безусловно, вызывает ярость в Саудовской Аравии и Турции. Вот почему Турция начала обстреливать приграничные сирийские территории. Она продолжает вести эти бомбардировки и с воздуха, и из тяжелой артиллерии», — заявил посол российским журналистам.

Действия турецкой армии вызвали протест также в США и России. В частности, вице-президент США Джо Байден призвал турецкого премьера Ахмета Давутоглу «проявить сдержанность и прекратить обстрелы курдов в Сирии». А российская сторона высказалась еще жестче. «То, что сейчас происходит на турецко-сирийской границе — это абсолютный беспредел. В условиях подписания и принятия мюнхенского заявления Международной группы поддержки Сирии, когда все страны нацелились на прекращение насилия, Турция обстреливает населённые пункты через свою границу, перебрасывает туда деньги, людей, материально-технические средства. Просто потому, что не может пережить, что эти районы освобождаются от террористов, экстремистов — от тех, кого они так долго пестовали и так долго там поддерживали», — заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Турция, впрочем, не собирается прекращать боевые действия. В среду президент Турции Тайип Эрдоган заявил, что Анкара продолжит обстреливать позиции курдских повстанцев в Сирии, поскольку лишь отвечает на огонь, который ведется со стороны курдов. «Пусть никто не подумает, что мы отступим. На каждый выстрел с той стороны (позиций сирийских курдов) мы ответим многократно», — заявил турецкий лидер.

Кроме этого, источники в Анкаре отмечают, что Турция хотела бы провести наземную операцию в Сирии вместе со своими международными союзниками. Желание принять участие в такой операции ранее выражали в Саудовской Аравии и ОАЭ.

Резкая реакция российской стороны на турецкие обстрелы, скорее всего, продиктована не только союзническим долгом перед Башаром Асадом. Дело в том, что российская группировка в Сирии может повторить судьбу частей Вооруженных сил Украины, которые летом 2014 года продвигались вдоль украинско-российской границы в Донецкой и Луганской областях, пытаясь взять ее под контроль. Тогда российская артиллерия, пользуясь тем, что украинские военные не могут ответить, безнаказанно обстреливала бригады ВСУ со своей территории, обеспечив формирование так называемого «южного котла» в июле-августе 2014 года.

Одним из самых трагических результатов таких безнаказанных обстрелов является ракетная атака под Зеленопольем 11 июля 2014 года. Только по официальным данным Минобороны Украины в тот день погибли 19 военнослужащих ВСУ и 93 получили ранения.

И хотя позиции российской армии в Латакии находятся достаточно далеко от сирийской границы (см. карту), но все же не настолько, чтобы турки не смогли устроить россиянам их собственное «Зеленополье». И тогда российские военнослужащие узнают, что такое не иметь возможности адекватно ответить. Ведь Турция является членом НАТО, а значит, любая попытка нанести ответный удар будет расценена как акт агрессии против одного из членов Альянса. Это автоматически приводит в действие механизмы коллективной безопасности, предусмотренные ст. 5. Североатлантического договора, и грозит военным ответом со стороны всего блока НАТО.

АпострофДенис Попович.

Турецкая армия ведет артиллерийские обстрелы курдского ополчения в районе так называемого «Аазазского коридора» на севере Сирии, а также войск Башара Асада в провинции Латакия. Таким образом, турецкая артиллерия теоретически может угрожать позициям российских войск, которые воюют на стороне режима Асада и базируются в Латакии. При этом российская армия не сможет отвечать, поскольку Турция является членом НАТО и обстрелы ее территории будут расценены Альянсом как акт агрессии против одного из союзников. Это, в свою очередь, запускает механизмы коллективной безопасности Альянса, предусмотренные Североатлантическим договором 1949 года. Таким образом, российская группировка в Сирии может повторить судьбу украинских войск, которые летом 2014 года пытались перекрыть границу на Донбассе, и безнаказанно обстреливались с российской территории.

Артиллерийские обстрелы курдского ополчения на севере Сирии, в районе так называемого «Аазазского коридора», а также войск Башара Асада в северной части провинции Латакия, турки начали в минувшие выходные со своей территории. Как известно, сирийская армия, подконтрольная Асаду, пытается наступать на севере Сирии, а также в районе города Алеппо («Аазазский коридор» находится неподалеку). Наступление развивается при поддержке российской авиации, которая базируется в Латакии.

Посол Сирии в Москве Рияд Хаддад заявил, что Турция начала обстрел сирийской территории, «выражая свой протест» против успехов сирийской армии: «Всякий раз, когда сирийская армия движется вперед, когда она побеждает, это, безусловно, вызывает ярость в Саудовской Аравии и Турции. Вот почему Турция начала обстреливать приграничные сирийские территории. Она продолжает вести эти бомбардировки и с воздуха, и из тяжелой артиллерии», — заявил посол российским журналистам.

Действия турецкой армии вызвали протест также в США и России. В частности, вице-президент США Джо Байден призвал турецкого премьера Ахмета Давутоглу «проявить сдержанность и прекратить обстрелы курдов в Сирии». А российская сторона высказалась еще жестче. «То, что сейчас происходит на турецко-сирийской границе — это абсолютный беспредел. В условиях подписания и принятия мюнхенского заявления Международной группы поддержки Сирии, когда все страны нацелились на прекращение насилия, Турция обстреливает населённые пункты через свою границу, перебрасывает туда деньги, людей, материально-технические средства. Просто потому, что не может пережить, что эти районы освобождаются от террористов, экстремистов — от тех, кого они так долго пестовали и так долго там поддерживали», — заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

Турция, впрочем, не собирается прекращать боевые действия. В среду президент Турции Тайип Эрдоган заявил, что Анкара продолжит обстреливать позиции курдских повстанцев в Сирии, поскольку лишь отвечает на огонь, который ведется со стороны курдов. «Пусть никто не подумает, что мы отступим. На каждый выстрел с той стороны (позиций сирийских курдов) мы ответим многократно», — заявил турецкий лидер.

Кроме этого, источники в Анкаре отмечают, что Турция хотела бы провести наземную операцию в Сирии вместе со своими международными союзниками. Желание принять участие в такой операции ранее выражали в Саудовской Аравии и ОАЭ.

Резкая реакция российской стороны на турецкие обстрелы, скорее всего, продиктована не только союзническим долгом перед Башаром Асадом. Дело в том, что российская группировка в Сирии может повторить судьбу частей Вооруженных сил Украины, которые летом 2014 года продвигались вдоль украинско-российской границы в Донецкой и Луганской областях, пытаясь взять ее под контроль. Тогда российская артиллерия, пользуясь тем, что украинские военные не могут ответить, безнаказанно обстреливала бригады ВСУ со своей территории, обеспечив формирование так называемого «южного котла» в июле-августе 2014 года.

Одним из самых трагических результатов таких безнаказанных обстрелов является ракетная атака под Зеленопольем 11 июля 2014 года. Только по официальным данным Минобороны Украины в тот день погибли 19 военнослужащих ВСУ и 93 получили ранения.

И хотя позиции российской армии в Латакии находятся достаточно далеко от сирийской границы (см. карту), но все же не настолько, чтобы турки не смогли устроить россиянам их собственное «Зеленополье». И тогда российские военнослужащие узнают, что такое не иметь возможности адекватно ответить. Ведь Турция является членом НАТО, а значит, любая попытка нанести ответный удар будет расценена как акт агрессии против одного из членов Альянса. Это автоматически приводит в действие механизмы коллективной безопасности, предусмотренные ст. 5. Североатлантического договора, и грозит военным ответом со стороны всего блока НАТО.

Апостроф