Первое чтение комом. Депутаты умерили «хотелки», но повысили себе зарплатыПервое чтение комом. Депутаты умерили «хотелки», но повысили себе зарплаты

Галина Калачова

Парламент принял проект бюджета на 2017 год в первом чтении. Главное условие — Кабмин должен рассмотреть более 400 поправок депутатов ко второму чтению. Попутно депутаты повысили свои оклады в два раза.

Верховная Рада приняла проект бюджета на 2017 год в первом чтении.

Обсуждение длилось чуть больше двух часов.

Презентовал бюджет глава подкомитета по расходам бюджетного комитета Александр Горбунов.

Со стороны правительства на вопросы депутатов отвечал министр финансов Александр Данылюк и премьер-министр Владимир Гройсман. Последний был проводником бюджета: на пиках дискуссий слово брал Гройсман и «гасил» накал страстей.

До рассмотрения в парламенте проект сметы рассматривался в комитете по вопросам бюджета.
Именно на этом этапе заключаются политические договоренности о прохождении документа в парламенте и удовлетворяются или игнорируются депутатские «хотелки».

За время пребывания в комитете с проектом бюджета-2017 произошло много интересного.

Парламентарии подали к нему 1 167 поправок. Их полное принятие означало бы увеличение расходов более чем на триллион гривень.

По итогам рассмотрения депутатских пожеланий комитет учел всего 445 поправок. При этом часть из них офомлена в отдельное «поручение правительству», которое Кабмин еще будет рассматривать.
Поскольку во время обсуждения в комитете Минфин много поправок не поддерживал, но охотно выступал за их включение в поручение, то последнее можно расценивать как вежливый фильтр «хотелок».

В два раза

В среду на финальном заседании комитета, посвященном подготовке бюджета-2017, в присутствии министра финансов и его заместителей Оксаны Маркаровой и Сергея Марченко депутаты обсудили возможность повышения себе зарплат.

Цена вопроса — около 1 млрд грн. Изменения вступают в силу с 1 ноября 2016 года.

В основном представители министерства выражали свое несогласие с некоторыми поправками, чаще всего ссылаясь на дисбаланс бюджета или же некорректность увеличения одних расходов за счет сокращения других. Однако в вопросе повышения зарплат депутатам позиция министерства оказалась более гибкой.

«Зарплаты нужно поднимать. Но ситуация такова, что сейчас под любое повышение нужно оптимизировать расходы где-то в другом месте. Сократят — пожалуйста, будут более высокие зарплаты. Это их решение», — прокомментировал решение депутатов министр финансов Александр Данылюк.

Есть такое мнение: слабое сопротивление повышению зарплат депутатам со стороны правительства стало авансом за консолидацию народных избранников в голосовании за бюджет.

Вторая версия — повышение зарплат протянули «под шумок». «Просто на фоне бюджета это не так заметно», — сказал собеседник ЭП в Минфине. Сначала цена вопроса была не просчитана, а потом, когда просчитали, было уже поздно что-либо менять.

В министерстве признают: повышение зарплат народным избранникам — это решение, которое вряд ли получится отмотать обратно.

Бой «хотелок»

Следующим тестом на лояльность к депутатским «хотелкам» для правительства станет рассмотрение поддержанных комитетом свыше четырехсот поправок на этапе подготовки бюджета ко второму чтению.

Среди них — поправки об увеличении расходов на города и области, по округам которых избирались депутаты. Отклонить их одним махом правительство не может. В таком случае в парламенте может не найтись нужного количества голосов.

По традиции отбор региональных поправок происходит так: во внимание принимаются предложения самых влиятельных депутатов или же депутатов тех политических сил, с которыми предстоит договариваться. Предложения оппозиции в основном игнорируются.

ЭП проанализировала предложения депутатов об увеличении расходов на отдельные регионы и выбрала десять самых больших «хотелок».

Суть поправки Инициаторы

— Предусмотреть новую субвенцию из общего фонда госбюджета на строительство Подольского моста через Днепр в Киеве на сумму 1,135 млрд грн Дмитрий Белоцерковец, Оксана Продан, оба БПП
— Выделить 958,77 млн грн на строительство, капитальный и текущий ремонт дорог в Ивано-Франковской области Виктор Шевченко, внефракционный
— Предусмотреть субвенцию областному бюджету Николаевской области на реконструкцию и строительство мостов через реки Южный Буг и Ингул в объеме 600 млн грн Виктор Кривенко, баллотировался от «Самопомощи», но перешел в БПП
— Предусмотреть Харькову 450 млн грн на финансирование льгот на связь, санаторно-курортное лечение, ремонт жилых домов и квартир Валерий Писаренко, «Відродження»
— Предусмотреть субвенцию областному бюджету Одесской области на льготы на связь, льготный проезд в размере 354,2 млн грн Василий Гуляев, «Відродження»
— Дополнить дополнение 7 бюджета новой дотацией на повышение качества предоставления общественных услуг в Донецкой области, предусмотрев соответсвущим районным и городским бюджетам 301,8 млн грн Максим Ефимов, БПП
— Предусмотреть субвенцию областному бюджету Житомирской области на льготы на связь, льготный проезд в размере 220 млн грн Александр Ревега, Владимир Арешонков, оба БПП
— Предусмотреть 208 млн грн на строительство участка метро в Харькове Валерий Писаренко, «Відродження»
— Выделить дополнительно 200 млн грн на завершение строительства хирургического лечебного корпуса Сумской областной клиники Олег Медуница, «Народный фронт»
— Предусмотреть 175 млн грн субвенции городу Кропивницкий на строительство хирургического комплекса Кировоградской больницы, реконструкцию набережной, обсустройство исторического музея крепости Святой Елизаветы и некоторых других объектов Константин Ярынич, БПП

Это поправки, которые комитет по вопросам бюджета не отклонил, а принял полностью или частично. У них есть шанс на принятие в будущем.

Здесь не учтены поправки, поданные парламентскими комитетами, и предложения о выделении новых или увеличении существующих субвенций и дотаций для всех регионов Украины.

В течение двух недель правительство должно доработать проект бюджета с учетом депутатских пожеланий и подать его на рассмотрение Верховной Рады во втором чтении.

Экономическая ПравдаГалина Калачова

Парламент принял проект бюджета на 2017 год в первом чтении. Главное условие — Кабмин должен рассмотреть более 400 поправок депутатов ко второму чтению. Попутно депутаты повысили свои оклады в два раза.

Верховная Рада приняла проект бюджета на 2017 год в первом чтении.

Обсуждение длилось чуть больше двух часов.

Презентовал бюджет глава подкомитета по расходам бюджетного комитета Александр Горбунов.

Со стороны правительства на вопросы депутатов отвечал министр финансов Александр Данылюк и премьер-министр Владимир Гройсман. Последний был проводником бюджета: на пиках дискуссий слово брал Гройсман и «гасил» накал страстей.

До рассмотрения в парламенте проект сметы рассматривался в комитете по вопросам бюджета.
Именно на этом этапе заключаются политические договоренности о прохождении документа в парламенте и удовлетворяются или игнорируются депутатские «хотелки».

За время пребывания в комитете с проектом бюджета-2017 произошло много интересного.

Парламентарии подали к нему 1 167 поправок. Их полное принятие означало бы увеличение расходов более чем на триллион гривень.

По итогам рассмотрения депутатских пожеланий комитет учел всего 445 поправок. При этом часть из них офомлена в отдельное «поручение правительству», которое Кабмин еще будет рассматривать.
Поскольку во время обсуждения в комитете Минфин много поправок не поддерживал, но охотно выступал за их включение в поручение, то последнее можно расценивать как вежливый фильтр «хотелок».

В два раза

В среду на финальном заседании комитета, посвященном подготовке бюджета-2017, в присутствии министра финансов и его заместителей Оксаны Маркаровой и Сергея Марченко депутаты обсудили возможность повышения себе зарплат.

Цена вопроса — около 1 млрд грн. Изменения вступают в силу с 1 ноября 2016 года.

В основном представители министерства выражали свое несогласие с некоторыми поправками, чаще всего ссылаясь на дисбаланс бюджета или же некорректность увеличения одних расходов за счет сокращения других. Однако в вопросе повышения зарплат депутатам позиция министерства оказалась более гибкой.

«Зарплаты нужно поднимать. Но ситуация такова, что сейчас под любое повышение нужно оптимизировать расходы где-то в другом месте. Сократят — пожалуйста, будут более высокие зарплаты. Это их решение», — прокомментировал решение депутатов министр финансов Александр Данылюк.

Есть такое мнение: слабое сопротивление повышению зарплат депутатам со стороны правительства стало авансом за консолидацию народных избранников в голосовании за бюджет.

Вторая версия — повышение зарплат протянули «под шумок». «Просто на фоне бюджета это не так заметно», — сказал собеседник ЭП в Минфине. Сначала цена вопроса была не просчитана, а потом, когда просчитали, было уже поздно что-либо менять.

В министерстве признают: повышение зарплат народным избранникам — это решение, которое вряд ли получится отмотать обратно.

Бой «хотелок»

Следующим тестом на лояльность к депутатским «хотелкам» для правительства станет рассмотрение поддержанных комитетом свыше четырехсот поправок на этапе подготовки бюджета ко второму чтению.

Среди них — поправки об увеличении расходов на города и области, по округам которых избирались депутаты. Отклонить их одним махом правительство не может. В таком случае в парламенте может не найтись нужного количества голосов.

По традиции отбор региональных поправок происходит так: во внимание принимаются предложения самых влиятельных депутатов или же депутатов тех политических сил, с которыми предстоит договариваться. Предложения оппозиции в основном игнорируются.

ЭП проанализировала предложения депутатов об увеличении расходов на отдельные регионы и выбрала десять самых больших «хотелок».

Суть поправки Инициаторы

— Предусмотреть новую субвенцию из общего фонда госбюджета на строительство Подольского моста через Днепр в Киеве на сумму 1,135 млрд грн Дмитрий Белоцерковец, Оксана Продан, оба БПП
— Выделить 958,77 млн грн на строительство, капитальный и текущий ремонт дорог в Ивано-Франковской области Виктор Шевченко, внефракционный
— Предусмотреть субвенцию областному бюджету Николаевской области на реконструкцию и строительство мостов через реки Южный Буг и Ингул в объеме 600 млн грн Виктор Кривенко, баллотировался от «Самопомощи», но перешел в БПП
— Предусмотреть Харькову 450 млн грн на финансирование льгот на связь, санаторно-курортное лечение, ремонт жилых домов и квартир Валерий Писаренко, «Відродження»
— Предусмотреть субвенцию областному бюджету Одесской области на льготы на связь, льготный проезд в размере 354,2 млн грн Василий Гуляев, «Відродження»
— Дополнить дополнение 7 бюджета новой дотацией на повышение качества предоставления общественных услуг в Донецкой области, предусмотрев соответсвущим районным и городским бюджетам 301,8 млн грн Максим Ефимов, БПП
— Предусмотреть субвенцию областному бюджету Житомирской области на льготы на связь, льготный проезд в размере 220 млн грн Александр Ревега, Владимир Арешонков, оба БПП
— Предусмотреть 208 млн грн на строительство участка метро в Харькове Валерий Писаренко, «Відродження»
— Выделить дополнительно 200 млн грн на завершение строительства хирургического лечебного корпуса Сумской областной клиники Олег Медуница, «Народный фронт»
— Предусмотреть 175 млн грн субвенции городу Кропивницкий на строительство хирургического комплекса Кировоградской больницы, реконструкцию набережной, обсустройство исторического музея крепости Святой Елизаветы и некоторых других объектов Константин Ярынич, БПП

Это поправки, которые комитет по вопросам бюджета не отклонил, а принял полностью или частично. У них есть шанс на принятие в будущем.

Здесь не учтены поправки, поданные парламентскими комитетами, и предложения о выделении новых или увеличении существующих субвенций и дотаций для всех регионов Украины.

В течение двух недель правительство должно доработать проект бюджета с учетом депутатских пожеланий и подать его на рассмотрение Верховной Рады во втором чтении.

Экономическая Правда

Операция «на выход». Чем Минфин заменит налоговую милициюОперация «на выход». Чем Минфин заменит налоговую милицию

Галина Калачова

Спустя неделю после своего назначения министром финансов Александр Данылюк заявил: «Налоговая милиция выполняет функции не в интересах государства. Я считаю, что этот орган должен быть ликвидирован».

Это было одно из самых громких его заявлений на старте министерской карьеры.

Позже было сказано, что ликвидировать налоговую милицию планируется в течение «нескольких месяцев».

Прошло немало времени, пока Минфин разработал проект закона, который предполагает появление вместо налоговой милиции финансовой полиции.

Согласно документу, новый орган должен появиться через восемь месяцев после вступления закона в силу. То есть при условии, что законопроект будет принят прямо сейчас, новый орган сможет заработать только во второй половине 2017 года.

Ранее в разговорах с ЭП глава фискальной службы Роман Насиров отмечал, что ликвидация налоговой милиции — дело небыстрое. В первую очередь потому, что нельзя просто взять и упразднить налогового ревизора, когда в тени находится 40% экономики.

Вторая причина, по которой ГФС не воспринимает идею Минфина, связана с разными взглядами на то, какой должна быть новая модель работы налоговой милиции. ГФС согласна с идеей объединения функций по борьбе с экономической преступностью в одном ведомстве, но предлагает оставить это ведомство в структуре ГФС.

Минфин же выступает за то, чтобы подчинить финполицию себе. Это вписывается в попытки Александра Данылюка размыть управленческие полномочия Насирова и максимально взять под свой контроль ГФС.

По информации источников ЭП, в ГФС не верят в прохождение законопроекта Минфина в парламенте.

Впрочем, проект закона во многом совпадает с депутатским законопроектом №4228, под которым подписались представители БПП, «Самопомощи», «Народного фронта», Радикальной партии. Шансы на принятие у него высокие.

Каков мотив

Новый законопроект о финполиции совпадает с планами Минфина превратить ГФС исключительно в «сервисную службу», а ее правоохранительные функции сосредоточить в подчиненной Минфину финансовой полиции.

Причин для подобной трансформации, по мнению Минфина, несколько.

Во-первых, большое количество случаев внесения данных в реестр досудебных расследований об уголовных нарушениях с минимальным результатом. Так, в 2015 году на учете у налоговой милиции было 1 717 уголовных производств относительно умышленного уклонения от уплаты налогов, а в суд дошло всего 50.

Во-вторых, эффект от деятельности налоговой милиции в министерстве считают «неудовлетворительным», и в качестве доказательства приводят малые объемы взысканных в бюджет средств.

В-третьих, говорится в сопроводительных документах к законопроекту, есть случаи, когда уголовные производства долго не закрываются без аргументированных поводов, что является инструментом для давления на бизнес.

При этом принятие законопроекта потребует корректировки бюджета на 2016 год. Речь о перераспределении средств, предназначенных на финансирование ГФС, Нацполиции и СБУ. В министерстве рассчитали, что на первый год работы финполиции при начальном штате 500 человек может потребоваться около 500 млн грн.

Что на что меняют

Финансовая полиция заменит налоговую милицию. Координироваться она будет Кабинетом министром через министра финансов. Подобная модель работает в Италии, Турции, Исландии, Греции.

Сейчас налоговая милиция входит в структуру ГФС. Полномочия налоговой милиции прописаны в Налоговом кодексе.

Многие функции финансовой полиции останутся такими же, как у налоговой милиции.

Как и налоговая милиция, она будет принимать и регистрировать заявления об уголовных нарушениях, анализировать информацию о преступлениях, заниматься оперативно-розыскной деятельностью.

Детективы финполиции смогут беспрепятственно входить в госорганы и органы местного самоуправления, а по распоряжению руководителя территориального управления — проходить в зону таможенного контроля.

В рамках аналитической работы финполиция будет вправе создавать собственные базы данных, сотрудничать по части обмена информацией с Государственным бюро расследований, Национальным антикоррупционным бюро, СБУ, Нацполицией.

Финполиция будет иметь прямой доступ к базам данных госорганов и органов местного самоуправления. Должностные лица финполиции смогут привлекать к своей работе иностранных советников и консультантов.

Руководитель финполиции, его заместители и руководитель главного подразделения внутреннего контроля будут выбираться на конкурсной основе.

Законом допускается перевод в новый орган по итогам конкурса до 25% работников налоговой милиции, Национальной полиции и СБУ. Сотрудники специального подразделения налоговой милиции «Фантом» переводятся на службу в полицию особого назначения.

ГФС видит риски

В ГФС говорят, что этот законопроект не был согласован с госслужбой. Собеседники ЭП в фискальном ведомстве отмечают: ГФС внесла свои предложения к законопроекту, но с ответом со стороны Минфина не сложилось.

Первый замглавы ГФС, куратор налоговой милиции Сергей Билан в разговоре с ЭП признает: необходимость реорганизации налоговой милиций давно назрела.

«Это нелогично, когда предприниматель приходит по одному и тому же преступлению в налоговою милицию, департамет контрразведывательной защиты экономики государства СБУ, департамент по борьбе с экономическими преступлениями МВД. Но идти по принципу «сначала ликвидируем, а потом посмотрим» — неправильно. Новый орган должен появиться сразу же», — считает он. В противном случае это негативно отразится на поступлениях в госбюджет.

Обсуждались различные варианты реформирования налоговой милиции. Предлагали создать ее в структуре ГФС, подчинить Кабмину, расформировать и частично воссоздать в виде отдельного департамента при Минфине, который бы передавал информацию в МВД.

Однако, обращает внимание Билан, нужно понимать, что стоит за каждым из этих решений. «Как бы не получилось так, что будет принято решение о ликвидации без создания нового органа. Это будет крайне сильным ударом по сборам в госбюджет», — говорит он.

Последствия не заставят себя долго ждать: если бизнес почувствует, что исчез сильный механизм контроля и есть возможность не платить налоги, он не будет их платить.

Есть еще один момент. Сейчас профильные подразделения МВД, СБУ и ГФС — это 12,5 тыс человек. Из них налоговой милиции — 4 тыс человек. Минфин предлагает утвердить общий штат новой структуры в количестве 2,5 тыс человек.

«Это приблизительно по три человека на город. Вы представляете себе эту эффективность? Они на самом старте захлебнутся в бумажной работе. Такого количества недостаточно, нужно минимум 8 тыс человек от всех ведомств», — считает замглавы ГФС.

Кроме этого, следует понимать, как именно финансовая полиция будет бороться с налоговыми преступлениями отдельно от ГФС.

«В отрыве от ГФС делать это будет сложнее. Мы работаем в режиме онлайн с департаментом борьбы с отмыванием доходов, полученных преступным путем, департаментом по работе с юрлицами, департаментами аудита и мониторинга доходов. А с финполицией как будет? Финполиция напишет письмо в ГФС и будет ждать ответа?» — спрашивает Билан.

По его словам, возможность оперативного взаимодействия с фискальной службой была одной из причин, по которой СФР предлагалось создать именно в структуре фискальной службы.

Обвинения, что работа налоговой милиции неэффективна, потому что мало производств заканчивается судом, Билан называет «спекуляциями». Взысканные в бюджет деньги по приговору суда — лишь один из аспектов работы налоговой милиции.

«Много случаев, когда пойманные на уклонении от налогообложения предприятия добровольно платят налоги, штрафы. Почему это не учитывается? Также деньги в бюджет поступают от продажи конфискованных товаров. Свою лепту в общий эффект от действий налоговой милиции вносит также профилактически-превентивная работа», — уверяет он.

Будет ли монстр

В свое время идеологом того, чтобы сосредоточить все полномочия по борьбе с экономическими преступлениями в одной структуре, был Владимир Хоменко, первый заместитель экс-главы ГФС Игоря Билоуса.

Тогда весь бизнес воспротивился идее создания СФР, объясняя это тем, что новое ведомство станет сильнейшим инструментом давления на предприятия.

«Сейчас же смысл в том, чтобы создать единый центр противодействия экономическим преступлениям с акцентом на аналитическую работу. В его необходимости никто не сомневается: ни Минфин, ни депутаты, ни ГФС», — отмечает эксперт РПР Илья Несходовский.

Сегодня, по его словам, налоговой милиции ничего не мешает превышать свои полномочия и быть «монстром» для бизнеса.

«В новом органе акцент сделан на расследование и обработку рискованных операций. Появляется новый функционал относительно мониторинга кодов КВЭД, который упростит выявление «скруток» (схема ухода от уплаты НДС на таможне через подмену номенклатуры при декларировании. — ЭП), — говорит эксперт.

«Бизнес очень негативно воспринял идею Хоменко, потому что там действительно создавался монстр. В нашем случае не так. С одной стороны, мы объединяем функции по борьбе с экономическими преступлениями всех ведомств в одной структуре. С другой — законопроект выписан по тем же принципам, по которым создавалось НАБУ: отбор новых кадров на конкурсной основе, ограничения по штату. Численность финансовой полиции будет не более трех тысяч», — отмечает в разговоре с ЭП первый замглавы парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Андрей Журжий, фракция «Самопомощь».

Подобный кадровый подход с акцентом на аналитические функции призван умерить «монстристость» нового ведомства. Как будет на практике — покажет время.

У сотрудников финполиции будут высокие оклады. У руководителя — 40 минимальных зарплат (64 тыс грн при минимальной зарплате 1 600 грн с января 2017 года), его первого заместителя — 35 минимальных зарплат (56 тыс грн).

Оклад детектива финансовой полиции составит 20 минимальных зрплат — 32 тыс грн. Это в разы больше, чем сейчас официально получают налоговые милиционеры: 3,5-4 тыс грн.

По словам Журжия, на создание нового органа потребуется восемь месяцев, однако ситуации, когда налоговая милиция исчезнет, а вместо нее ничего не появится, не будет. «Вакуум не возникнет. До момента полноценного запуска нового органа налоговая милиция будет выполнять свои функции», — говорит народный депутат.

В ГФС же, в свою очередь, обращают внимание на возможный отток кадров. Перспектива того, что спустя восемь месяцев львиная доля налоговиков останется без работы, после принятия законопроекта может дезорганизовать систему, нежели подстегнуть фискалов к «белой и пушистой» работе с бизнесом, считают в ведомстве.

«Мы рассчитываем, что на следующей неделе правительство рассмотрит проект закона о финполиции на своем заседании, а после — внесет в парламент. На протяжении двух месяцев Верховная Рада должна будет их принять, чтобы во второй половине 2017 года уже был сформирован новый орган», — подытожил Журжий.

Законопроект Минфина во многом аналогичен депутатскому законопроекту №4228 о финансовой полиции, зарегистрированному в Верховной Раде в марте 2016 года. Когда Минфин внесет свой документ, депутаты готовы отозвать свою законодательную инициативу.

Экономическая ПравдаГалина Калачова

Спустя неделю после своего назначения министром финансов Александр Данылюк заявил: «Налоговая милиция выполняет функции не в интересах государства. Я считаю, что этот орган должен быть ликвидирован».

Это было одно из самых громких его заявлений на старте министерской карьеры.

Позже было сказано, что ликвидировать налоговую милицию планируется в течение «нескольких месяцев».

Прошло немало времени, пока Минфин разработал проект закона, который предполагает появление вместо налоговой милиции финансовой полиции.

Согласно документу, новый орган должен появиться через восемь месяцев после вступления закона в силу. То есть при условии, что законопроект будет принят прямо сейчас, новый орган сможет заработать только во второй половине 2017 года.

Ранее в разговорах с ЭП глава фискальной службы Роман Насиров отмечал, что ликвидация налоговой милиции — дело небыстрое. В первую очередь потому, что нельзя просто взять и упразднить налогового ревизора, когда в тени находится 40% экономики.

Вторая причина, по которой ГФС не воспринимает идею Минфина, связана с разными взглядами на то, какой должна быть новая модель работы налоговой милиции. ГФС согласна с идеей объединения функций по борьбе с экономической преступностью в одном ведомстве, но предлагает оставить это ведомство в структуре ГФС.

Минфин же выступает за то, чтобы подчинить финполицию себе. Это вписывается в попытки Александра Данылюка размыть управленческие полномочия Насирова и максимально взять под свой контроль ГФС.

По информации источников ЭП, в ГФС не верят в прохождение законопроекта Минфина в парламенте.

Впрочем, проект закона во многом совпадает с депутатским законопроектом №4228, под которым подписались представители БПП, «Самопомощи», «Народного фронта», Радикальной партии. Шансы на принятие у него высокие.

Каков мотив

Новый законопроект о финполиции совпадает с планами Минфина превратить ГФС исключительно в «сервисную службу», а ее правоохранительные функции сосредоточить в подчиненной Минфину финансовой полиции.

Причин для подобной трансформации, по мнению Минфина, несколько.

Во-первых, большое количество случаев внесения данных в реестр досудебных расследований об уголовных нарушениях с минимальным результатом. Так, в 2015 году на учете у налоговой милиции было 1 717 уголовных производств относительно умышленного уклонения от уплаты налогов, а в суд дошло всего 50.

Во-вторых, эффект от деятельности налоговой милиции в министерстве считают «неудовлетворительным», и в качестве доказательства приводят малые объемы взысканных в бюджет средств.

В-третьих, говорится в сопроводительных документах к законопроекту, есть случаи, когда уголовные производства долго не закрываются без аргументированных поводов, что является инструментом для давления на бизнес.

При этом принятие законопроекта потребует корректировки бюджета на 2016 год. Речь о перераспределении средств, предназначенных на финансирование ГФС, Нацполиции и СБУ. В министерстве рассчитали, что на первый год работы финполиции при начальном штате 500 человек может потребоваться около 500 млн грн.

Что на что меняют

Финансовая полиция заменит налоговую милицию. Координироваться она будет Кабинетом министром через министра финансов. Подобная модель работает в Италии, Турции, Исландии, Греции.

Сейчас налоговая милиция входит в структуру ГФС. Полномочия налоговой милиции прописаны в Налоговом кодексе.

Многие функции финансовой полиции останутся такими же, как у налоговой милиции.

Как и налоговая милиция, она будет принимать и регистрировать заявления об уголовных нарушениях, анализировать информацию о преступлениях, заниматься оперативно-розыскной деятельностью.

Детективы финполиции смогут беспрепятственно входить в госорганы и органы местного самоуправления, а по распоряжению руководителя территориального управления — проходить в зону таможенного контроля.

В рамках аналитической работы финполиция будет вправе создавать собственные базы данных, сотрудничать по части обмена информацией с Государственным бюро расследований, Национальным антикоррупционным бюро, СБУ, Нацполицией.

Финполиция будет иметь прямой доступ к базам данных госорганов и органов местного самоуправления. Должностные лица финполиции смогут привлекать к своей работе иностранных советников и консультантов.

Руководитель финполиции, его заместители и руководитель главного подразделения внутреннего контроля будут выбираться на конкурсной основе.

Законом допускается перевод в новый орган по итогам конкурса до 25% работников налоговой милиции, Национальной полиции и СБУ. Сотрудники специального подразделения налоговой милиции «Фантом» переводятся на службу в полицию особого назначения.

ГФС видит риски

В ГФС говорят, что этот законопроект не был согласован с госслужбой. Собеседники ЭП в фискальном ведомстве отмечают: ГФС внесла свои предложения к законопроекту, но с ответом со стороны Минфина не сложилось.

Первый замглавы ГФС, куратор налоговой милиции Сергей Билан в разговоре с ЭП признает: необходимость реорганизации налоговой милиций давно назрела.

«Это нелогично, когда предприниматель приходит по одному и тому же преступлению в налоговою милицию, департамет контрразведывательной защиты экономики государства СБУ, департамент по борьбе с экономическими преступлениями МВД. Но идти по принципу «сначала ликвидируем, а потом посмотрим» — неправильно. Новый орган должен появиться сразу же», — считает он. В противном случае это негативно отразится на поступлениях в госбюджет.

Обсуждались различные варианты реформирования налоговой милиции. Предлагали создать ее в структуре ГФС, подчинить Кабмину, расформировать и частично воссоздать в виде отдельного департамента при Минфине, который бы передавал информацию в МВД.

Однако, обращает внимание Билан, нужно понимать, что стоит за каждым из этих решений. «Как бы не получилось так, что будет принято решение о ликвидации без создания нового органа. Это будет крайне сильным ударом по сборам в госбюджет», — говорит он.

Последствия не заставят себя долго ждать: если бизнес почувствует, что исчез сильный механизм контроля и есть возможность не платить налоги, он не будет их платить.

Есть еще один момент. Сейчас профильные подразделения МВД, СБУ и ГФС — это 12,5 тыс человек. Из них налоговой милиции — 4 тыс человек. Минфин предлагает утвердить общий штат новой структуры в количестве 2,5 тыс человек.

«Это приблизительно по три человека на город. Вы представляете себе эту эффективность? Они на самом старте захлебнутся в бумажной работе. Такого количества недостаточно, нужно минимум 8 тыс человек от всех ведомств», — считает замглавы ГФС.

Кроме этого, следует понимать, как именно финансовая полиция будет бороться с налоговыми преступлениями отдельно от ГФС.

«В отрыве от ГФС делать это будет сложнее. Мы работаем в режиме онлайн с департаментом борьбы с отмыванием доходов, полученных преступным путем, департаментом по работе с юрлицами, департаментами аудита и мониторинга доходов. А с финполицией как будет? Финполиция напишет письмо в ГФС и будет ждать ответа?» — спрашивает Билан.

По его словам, возможность оперативного взаимодействия с фискальной службой была одной из причин, по которой СФР предлагалось создать именно в структуре фискальной службы.

Обвинения, что работа налоговой милиции неэффективна, потому что мало производств заканчивается судом, Билан называет «спекуляциями». Взысканные в бюджет деньги по приговору суда — лишь один из аспектов работы налоговой милиции.

«Много случаев, когда пойманные на уклонении от налогообложения предприятия добровольно платят налоги, штрафы. Почему это не учитывается? Также деньги в бюджет поступают от продажи конфискованных товаров. Свою лепту в общий эффект от действий налоговой милиции вносит также профилактически-превентивная работа», — уверяет он.

Будет ли монстр

В свое время идеологом того, чтобы сосредоточить все полномочия по борьбе с экономическими преступлениями в одной структуре, был Владимир Хоменко, первый заместитель экс-главы ГФС Игоря Билоуса.

Тогда весь бизнес воспротивился идее создания СФР, объясняя это тем, что новое ведомство станет сильнейшим инструментом давления на предприятия.

«Сейчас же смысл в том, чтобы создать единый центр противодействия экономическим преступлениям с акцентом на аналитическую работу. В его необходимости никто не сомневается: ни Минфин, ни депутаты, ни ГФС», — отмечает эксперт РПР Илья Несходовский.

Сегодня, по его словам, налоговой милиции ничего не мешает превышать свои полномочия и быть «монстром» для бизнеса.

«В новом органе акцент сделан на расследование и обработку рискованных операций. Появляется новый функционал относительно мониторинга кодов КВЭД, который упростит выявление «скруток» (схема ухода от уплаты НДС на таможне через подмену номенклатуры при декларировании. — ЭП), — говорит эксперт.

«Бизнес очень негативно воспринял идею Хоменко, потому что там действительно создавался монстр. В нашем случае не так. С одной стороны, мы объединяем функции по борьбе с экономическими преступлениями всех ведомств в одной структуре. С другой — законопроект выписан по тем же принципам, по которым создавалось НАБУ: отбор новых кадров на конкурсной основе, ограничения по штату. Численность финансовой полиции будет не более трех тысяч», — отмечает в разговоре с ЭП первый замглавы парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Андрей Журжий, фракция «Самопомощь».

Подобный кадровый подход с акцентом на аналитические функции призван умерить «монстристость» нового ведомства. Как будет на практике — покажет время.

У сотрудников финполиции будут высокие оклады. У руководителя — 40 минимальных зарплат (64 тыс грн при минимальной зарплате 1 600 грн с января 2017 года), его первого заместителя — 35 минимальных зарплат (56 тыс грн).

Оклад детектива финансовой полиции составит 20 минимальных зрплат — 32 тыс грн. Это в разы больше, чем сейчас официально получают налоговые милиционеры: 3,5-4 тыс грн.

По словам Журжия, на создание нового органа потребуется восемь месяцев, однако ситуации, когда налоговая милиция исчезнет, а вместо нее ничего не появится, не будет. «Вакуум не возникнет. До момента полноценного запуска нового органа налоговая милиция будет выполнять свои функции», — говорит народный депутат.

В ГФС же, в свою очередь, обращают внимание на возможный отток кадров. Перспектива того, что спустя восемь месяцев львиная доля налоговиков останется без работы, после принятия законопроекта может дезорганизовать систему, нежели подстегнуть фискалов к «белой и пушистой» работе с бизнесом, считают в ведомстве.

«Мы рассчитываем, что на следующей неделе правительство рассмотрит проект закона о финполиции на своем заседании, а после — внесет в парламент. На протяжении двух месяцев Верховная Рада должна будет их принять, чтобы во второй половине 2017 года уже был сформирован новый орган», — подытожил Журжий.

Законопроект Минфина во многом аналогичен депутатскому законопроекту №4228 о финансовой полиции, зарегистрированному в Верховной Раде в марте 2016 года. Когда Минфин внесет свой документ, депутаты готовы отозвать свою законодательную инициативу.

Экономическая Правда

Цена войны: Цифры измеряются десятками миллиардов…Цена войны: Цифры измеряются десятками миллиардов…

Галина Калачова

14 апреля 2014 года секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов ввел в действие решение СНБО о проведении в Украине антитеррористической операции.

В тот же день Кабмин приступил к поиску ответа на, пожалуй, один из самых сложных в истории Украины вопрос: как выстроить взаимоотношения с мятежной территорией и минимизировать негативные последствия для экономики.

Поиск занял много времени. Нужные законы писались долго, с ориентировкой на политические договоренности. В первые месяцы проведения АТО правительство «гасило пожары» — регулировало межбюджетные отношения в точечном порядке.

Позже в принятые нормативные акты вносились многочисленные правки.

Расходы на оборону росли, ВВП падал. В 2014 году темпы развития украинской экономики сократились на 6,8%, в 2015 году — на 9,9%.

Впрочем, оборонный комплекс — это только часть затрат. Есть еще такие статьи расходов как восстановление инфраструктуры или выплаты переселенцам. Также госказна потеряла колоссальные средства из-за налоговых недопоступлений.

В распоряжении ЭП оказались документы, которые демонстрируют это.

Дорогие переселенцы

С началом АТО изменилась палитра социальных расходов. Появились новые виды льгот и выплат военным и переселенцам. Выплаты переселенцам — одна из самых проблемных строк расходов бюджета в социальной сфере.

В 2014 году на эти цели было направлено 360 млн. грн, в 2015 году — 3,3 млрд. грн. План на 2016 год — 2,8 млрд. грн, из которых в январе-июне выделено 1,64 млрд. грн.

Итого — 5,3 млрд. грн расходов, которых в мирное время бюджет бы не понес.

В 2016 году Минфин планировал завершить финансирование переселенцев и перевести их на общую систему социального обеспечения.

Минфин ратовал за то, чтобы ограничить срок действия справки о статусе переселенца. Он бы постепенно истекал, а количество переселенцев сокращалось — они бы растворялись в других категориях льготников.

Расчет был на то, что таким образом получится сократить сумму выплат. В понимании Минфина переселенцы — одна из самых проблемных категорий населения. Упрощенный порядок получения выплат — благодатное поле для различных махинаций с ними и подтасовки реципиентов.

По мнению Минфина, официальный переход переселенцев в другие группы льготников послужил бы фильтром и, возможно, отсеял злоумышленников.

Пока этим планам не суждено сбыться. Кабмин сделал бессрочной справку внутренних перемещенных лиц. Таким образом, сократить количество переселенцев в 2016 году вряд ли удастся.

Этой категории граждан также выплачиваются средства на трудоустройство. В 2016 году они составили 8,76 млрд. грн. Деньги идут из Фонда общегосударственного социального страхования на случай безработицы.

При этом Украина продолжала выплачивать пенсии. С августа 2014 года по июнь 2016 года, по данным Минфина, на пенсии жителям, которые проживали на неподконтрольных территориях, было потрачено 39,8 млрд. грн.

Тем временем доходы бюджета от оккупированных регионов сокращались. С начала АТО до 1 апреля 2016 года казна не получила минимум 50 млрд. грн налогов. Сейчас эта цифра наверняка на пару-тройку миллиардов больше.

Что мы теряли

Два года тому назад работающим в зоне АТО предприятиям пришлось переносить свои производства на подконтрольные Украине территории. Многие из них по объективным причинам сократили налоговые отчисления в бюджет. Некоторые, такие как «Стирол», остановились и прекратили платить налоги.

В распоряжении ЭП оказались официальные данные о том, сколько налогов не получил госбюджет с момента начала АТО, а также какими были динамика налогового долга и темпы переезда предприятий из зоны военных действий.

Данные по налогам охватывают период с 1 июля 2014 года по 1 апреля 2016 года. Анализировала сведения ГФС. Она высчитывала недобор путем сопоставления цифр за предыдущие аналогичные периоды. По данным службы, общая сумма налогового недобора — 49,8 млрд. грн. ГФС определила потери трех видов.

— Первый — потери от предприятий, зарегистрированных на неконтролируемой территории Донецкой и Луганской областей. Они прекратили платить налоги в начале 2014 года.
— Второй — недопоступления от предприятий, которые зарегистрированы на неподконтрольной территории и продолжают платить налоги в бюджет Украины.
— Третий — от единого социального взноса, основного источника пополнения Пенсионного фонда.
Структура недопоступлений выглядит так.

Переехали не все

За время АТО на подконтрольных Украине территориях перерегистрировалось гораздо меньше предприятий, нежели тех, кто решил остаться.

В основном переезжали физлица. Если 1 июля 2014 года в зоне АТО их было 201 511, то в апреле 2016 года — 129 304. Количество юрлиц менялось медленнее: в июле 2014 года их было 76 тыс., сейчас — 71,7 тыс. За время АТО в мятежном регионе было ликвидировано около сотни юрлиц и свыше 1,1 тыс. физлиц.

Долг у предприятий имеется практически по всем основным налогам: НДС, налогу на прибыль, НДФЛ, единому взносу, налогу на землю.

Спустя два года проблемы между центром и бизнесом из оккупированных территорий остались те же. Для Минфина проблема в том, что проконтролировать корректность заявленных к уплате сумм практически невозможно.

«Предприятия могут занижать суммы, но есть и те, которые не платят вообще. Нам они сказали, что базируются там, и все пропало. Сложно понять, как на самом деле», — объясняет в разговоре с ЭП собеседник из правительства.

Долгая дорога к льготам

С самого начала АТО бизнес из Луганщины и Донеччины просил центр о налоговых льготах и налоговых каникулах. В парламент были внесены соответствующие законопроекты, однако они не были приняты.

Киев шел на уступки неохотно: в сентябре 2014 года вступил в силу закон, который ввел мораторий на начисление штрафов по кредитам для физлиц, ограничил проведение проверок и упростил ряд разрешительных процедур.

Спустя два года Минфин подготовил новую порцию изменений. Соответствующий законопроект содержит ряд поправок в Налоговый кодекс. В частности, предлагается освободить компании из оккупированных территорий от уплаты местных налогов и запретить начисление некоторых штрафов.

Вместе с тем, предприятия из зоны АТО не смогут претендовать на возмещение НДС. Главная проблема таких компаний — достучаться до центра.

«Из-за разрушенной логистики бизнес несет дополнительные расходы. Нужен ремонт дороги на Харьков. Луганскую область отключили от общей энергосистемы, производства не запускаются», — сказал председатель организации работодателей в Луганской области Борис Макаревич.

По его словам, бизнесу из оккупированных территорий нужны понятные и унифицированные правила сотрудничества с центральными органами власти.

Европейская ПравдаГалина Калачова

14 апреля 2014 года секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов ввел в действие решение СНБО о проведении в Украине антитеррористической операции.

В тот же день Кабмин приступил к поиску ответа на, пожалуй, один из самых сложных в истории Украины вопрос: как выстроить взаимоотношения с мятежной территорией и минимизировать негативные последствия для экономики.

Поиск занял много времени. Нужные законы писались долго, с ориентировкой на политические договоренности. В первые месяцы проведения АТО правительство «гасило пожары» — регулировало межбюджетные отношения в точечном порядке.

Позже в принятые нормативные акты вносились многочисленные правки.

Расходы на оборону росли, ВВП падал. В 2014 году темпы развития украинской экономики сократились на 6,8%, в 2015 году — на 9,9%.

Впрочем, оборонный комплекс — это только часть затрат. Есть еще такие статьи расходов как восстановление инфраструктуры или выплаты переселенцам. Также госказна потеряла колоссальные средства из-за налоговых недопоступлений.

В распоряжении ЭП оказались документы, которые демонстрируют это.

Дорогие переселенцы

С началом АТО изменилась палитра социальных расходов. Появились новые виды льгот и выплат военным и переселенцам. Выплаты переселенцам — одна из самых проблемных строк расходов бюджета в социальной сфере.

В 2014 году на эти цели было направлено 360 млн. грн, в 2015 году — 3,3 млрд. грн. План на 2016 год — 2,8 млрд. грн, из которых в январе-июне выделено 1,64 млрд. грн.

Итого — 5,3 млрд. грн расходов, которых в мирное время бюджет бы не понес.

В 2016 году Минфин планировал завершить финансирование переселенцев и перевести их на общую систему социального обеспечения.

Минфин ратовал за то, чтобы ограничить срок действия справки о статусе переселенца. Он бы постепенно истекал, а количество переселенцев сокращалось — они бы растворялись в других категориях льготников.

Расчет был на то, что таким образом получится сократить сумму выплат. В понимании Минфина переселенцы — одна из самых проблемных категорий населения. Упрощенный порядок получения выплат — благодатное поле для различных махинаций с ними и подтасовки реципиентов.

По мнению Минфина, официальный переход переселенцев в другие группы льготников послужил бы фильтром и, возможно, отсеял злоумышленников.

Пока этим планам не суждено сбыться. Кабмин сделал бессрочной справку внутренних перемещенных лиц. Таким образом, сократить количество переселенцев в 2016 году вряд ли удастся.

Этой категории граждан также выплачиваются средства на трудоустройство. В 2016 году они составили 8,76 млрд. грн. Деньги идут из Фонда общегосударственного социального страхования на случай безработицы.

При этом Украина продолжала выплачивать пенсии. С августа 2014 года по июнь 2016 года, по данным Минфина, на пенсии жителям, которые проживали на неподконтрольных территориях, было потрачено 39,8 млрд. грн.

Тем временем доходы бюджета от оккупированных регионов сокращались. С начала АТО до 1 апреля 2016 года казна не получила минимум 50 млрд. грн налогов. Сейчас эта цифра наверняка на пару-тройку миллиардов больше.

Что мы теряли

Два года тому назад работающим в зоне АТО предприятиям пришлось переносить свои производства на подконтрольные Украине территории. Многие из них по объективным причинам сократили налоговые отчисления в бюджет. Некоторые, такие как «Стирол», остановились и прекратили платить налоги.

В распоряжении ЭП оказались официальные данные о том, сколько налогов не получил госбюджет с момента начала АТО, а также какими были динамика налогового долга и темпы переезда предприятий из зоны военных действий.

Данные по налогам охватывают период с 1 июля 2014 года по 1 апреля 2016 года. Анализировала сведения ГФС. Она высчитывала недобор путем сопоставления цифр за предыдущие аналогичные периоды. По данным службы, общая сумма налогового недобора — 49,8 млрд. грн. ГФС определила потери трех видов.

— Первый — потери от предприятий, зарегистрированных на неконтролируемой территории Донецкой и Луганской областей. Они прекратили платить налоги в начале 2014 года.
— Второй — недопоступления от предприятий, которые зарегистрированы на неподконтрольной территории и продолжают платить налоги в бюджет Украины.
— Третий — от единого социального взноса, основного источника пополнения Пенсионного фонда.
Структура недопоступлений выглядит так.

Переехали не все

За время АТО на подконтрольных Украине территориях перерегистрировалось гораздо меньше предприятий, нежели тех, кто решил остаться.

В основном переезжали физлица. Если 1 июля 2014 года в зоне АТО их было 201 511, то в апреле 2016 года — 129 304. Количество юрлиц менялось медленнее: в июле 2014 года их было 76 тыс., сейчас — 71,7 тыс. За время АТО в мятежном регионе было ликвидировано около сотни юрлиц и свыше 1,1 тыс. физлиц.

Долг у предприятий имеется практически по всем основным налогам: НДС, налогу на прибыль, НДФЛ, единому взносу, налогу на землю.

Спустя два года проблемы между центром и бизнесом из оккупированных территорий остались те же. Для Минфина проблема в том, что проконтролировать корректность заявленных к уплате сумм практически невозможно.

«Предприятия могут занижать суммы, но есть и те, которые не платят вообще. Нам они сказали, что базируются там, и все пропало. Сложно понять, как на самом деле», — объясняет в разговоре с ЭП собеседник из правительства.

Долгая дорога к льготам

С самого начала АТО бизнес из Луганщины и Донеччины просил центр о налоговых льготах и налоговых каникулах. В парламент были внесены соответствующие законопроекты, однако они не были приняты.

Киев шел на уступки неохотно: в сентябре 2014 года вступил в силу закон, который ввел мораторий на начисление штрафов по кредитам для физлиц, ограничил проведение проверок и упростил ряд разрешительных процедур.

Спустя два года Минфин подготовил новую порцию изменений. Соответствующий законопроект содержит ряд поправок в Налоговый кодекс. В частности, предлагается освободить компании из оккупированных территорий от уплаты местных налогов и запретить начисление некоторых штрафов.

Вместе с тем, предприятия из зоны АТО не смогут претендовать на возмещение НДС. Главная проблема таких компаний — достучаться до центра.

«Из-за разрушенной логистики бизнес несет дополнительные расходы. Нужен ремонт дороги на Харьков. Луганскую область отключили от общей энергосистемы, производства не запускаются», — сказал председатель организации работодателей в Луганской области Борис Макаревич.

По его словам, бизнесу из оккупированных территорий нужны понятные и унифицированные правила сотрудничества с центральными органами власти.

Европейская Правда

Новий бюджет країни: рента вниз, акцизи вгору, видатки обрізати Бюджет-2017: рента вниз, акцизы вверх, расходы урезать

Галина Калачова

3% ВВП дефицита, окончательная отмена льгот аграриям, снижение ренты на добычу газа и жесткая экономия, в том числе на ремонте дорог.

Таким рискует оказаться проект сметы на следующий год.

Сейчас Минфин над ним работает, а именно собирает бюджетные запросы других ведомств. Пока все традиционно: идет поиск баланса и планы внести свое финансовое детище в парламент к 15 сентября.

Текущий бюджетный процесс отличается от прошлогоднего — нет жесткого противостояния с депутатами на почве налоговой реформы.

К тому же, похоже, что Минфин готов поработать над ошибками и не закладывать в бюджет заведомо нереалистичные доходы — такие как миллиарды от ренты на добычу янтаря, например.

Также в министерстве настроены заложить более реалистичный прогноз по доходам от ренты на нефть.

Министр финансов Александр Данылюк — сторонник среднесрочного планирования. По его мнению, бюджет целесообразно рассчитывать на три года наперед.

Это отображается в текущем бюджетном процессе — ведомства должны подать свои бюджетные запросы на следующий год сразу на 2017-2019 года до 10 августа.

Минфин рассчитывает бюджет на основе первого (оптимистичного) макроэкономического сценария, показатели которого близки к прогнозам МВФ.

Согласно этому сценарию, рост ВВП составит 3%, инфляция — 8,1%. Он предполагает быстрое реформирование экономики при поддержке международного сообщества.

Чем обоснован оптимизм Минфина, трудно понять. На данный момент будущий формат сотрудничества Украины с МВФ не определен. Реформы продвигаются медленно.

Ожидаются недопоступления

Накануне Минфин обозначил основные характеристики доходной части бюджета-2017.

Во-первых, снижение с 1 января 2017 ренты за добычу природного газа с 50% до 29% с глубины залегания залежей в 5000 м. Речь о газе, который используется для обеспечения бытовых потребителей и производителей тепловой энергии.

Это якобы приведет к уменьшению объема поступлений на 9,7 млрд грн.

Во-вторых, бюджет планируется рассчитать исходя из цены на нефть марки Urals почти до 40$ за баррель. Бюджет-2016 рассчитывался исходя из цены в 60 $ за баррель тогда когда она былa уже 40$. Это привело к завышенным показателям по доходам.

Ожидается, что в следующем году поступления по этой статье доходов уменьшатся на 2,8 млрд грн.

В-третьих, поступления ренты с добычи янтаря будут определены без учета легализации добычи янтаря. По факту это исправление прошлогодней ошибки.

Рента на добычу янтаря оказалась ложным компенсатором —предполагалось, что она позволит привлечь 1 млрд грн. Легализовать добычу «солнечного камня» не удалось. По итогам полугодия фактические поступления немногим превысили 0,5 млн грн.

В-четвертых, повышение порога размера пенсий или ежемесячного пожизненного денежного содержания с трех минимальных зарплат (4 800 грн — в 2017 году) до 10 прожиточных минимумов для нетрудоспособных лиц (12 470 грн)

В-пятых, снижение поступлений части чистой прибыли госпредприятий, на 3,8 млрд грн. Причина — Минфин планирует вернуться к меньшей доле отчислений нежели 75% от чистой прибыли, что должно позволить предприятиям аккумулировать капитал для инвестиций в производство.

В-шестых, уменьшение прибыли Национального банка на 7,7 млрд грн от утвержденного на этот год показателя в 38 млрд грн.

Прогноз по объему перечисленной прибыли в бюджет дает Нацбанк и в последние годы эта цифра уменьшается. Так, в бюджете 2015 года она составляла 60,5 млрд грн.

Проблема трех дефицитов

Подход к формированию расходной части бюджета кратко можно описать одним словом — экономить.

В более расширенном варианте это звучит так: «оптимизировать расходы главных распорядителей бюджетных средств путем исключения неприоритетных и неэффективных расходов […]; не допустить финансирования программ, полномочия на проведение которых не определены нормативно-правовыми актами».

Еще один шаг, к которому готовится министерство: передача отдельных расходов на местные бюджеты. Из-месяца в месяц они показывают профицит и замысел в том, чтобы максимально их загрузить.

В частности, на местные бюджеты планируют передать расходы по оплате коммунальных услуг и энергоносителей в коммунальных учреждениях сферы здравоохранения.

Представители Кабмина в разговоре с ЭП отмечают, что по пессимистичному сценарию субвенции местным бюджетам на медицину и образование могут быть урезаны в общей сумме на 16 млрд грн.

Расходы на оборону и безопасность планируется определить в размере 5% ВВП из которых 3% — на оборону.

Расходы на работу Фонда энергоэффективности планируются в размере 800 млн грн.

По информации ЭП, поиск баланса пока сводится именно к оптимизации расходов, а не повышению налоговых ставок. Хотя уже ведутся разговоры о том, что сделать это, не затронув налоги, будет довольно трудно.

Первые претенденты на повышение – акцизы. Уже порядка двух месяцев в правительстве обсуждается законопроект об индексации акцизов на уровень инфляции. Минфин закладывает ее в расчеты проекта сметы и допускает, что одной индексацией дело может не обойтись.

Как объяснил ЭП собеседник в Министерстве финансов, сейчас речь о том, чтобы изыскать средства на перекрытие, условно, трех дефицитов.

Первый — критический — по защищенным статьям бюджета. Речь о социальных расходах, которые должны финансироваться обязательно.

Второй — законодательный — новые законы, например о госслужбе или судебной реформе — недешевое удовольствие.

И, наконец, третий дефицит связан с тем, что задекларированные реформы не совпадают с финансовыми возможностями государства. Например, ведутся дискуссии вокруг того, чтоб выделить 5 млрд грн на поддержку аграрной отрасли, если Рада примет концепцию реформирования ее госсподдержки.

Спорный фонд

Из новшеств расходной части — Минфин настроен на создание Дорожного фонда.

В пояснительной записке говорится, что расходы Укравтодора в размере 14 млрд грн должны перевести из общего фонда госбюджета в спецфонд с целью создания Дорожного фонда.

Раньше Минфин выступал против создания Дорожного фонда, объясняя это тем, что госбюджет должен иметь возможность для маневра и определения приоритетов на год. Предполагалось, что спецфонд сможет работать только за счет инвестиционных средств и кредитов.

Сейчас Минфин тоже против. «Мы против каких-либо фондов, которые привязывают доходы к конкретным расходам. Мининфраструктуры никакого отношения к администрированию акциза с топлива не имеет, но почему-то считает, что может лишить бюджет возможности направлять эти деньги на приоритетные статьи расходов», — говорит представитель министерства.

Сломить позицию Минфина позволило наличие политической воли — в мае премьер-министр Владимир Гройсман заявил о том, что «Кабинет Министров работает над созданием отдельного дорожного фонда в составе госбюджета».

На ремонт дорог из бюджета на самом деле пойдет не все — 7 млрд грн из этой суммы планируется потратить на возврат долгов.

К тому же, это меньше 18,7 млрд грн, предусмотренных в 2016 году. И это не совсем согласовывается с планами министра инфраструктуры Владимира Омеляна выделить на дороги в 2017 вдвое больше средств.

На практике идея с Дорожный фондом может оказаться сомнительной победой с точки зрения цены вопроса.

В качестве источников его пополнения называют акцизный налог с топлива, ввозную пошлину на нефтепродукты, плату за проезд автомобильными дорогами. Но не все эти источники сейчас работают.

Например, платных дорог в Украине нет. Их появление возможно только при наличии альтернативных бесплатных и, как объяснил в интервью ЭП министр инфраструктуры Владимир Омелян, в случае принятия новых дорожных законов, в том числе законов о дорожном фонде и концессии.

До тех пор плата с дорог будет источником наполнения дорожного фонда исключительно на бумаге.
В Мининфраструктуры это понимают.

«Пока все цифры по бюджету в переговорном процессе, но есть два момента в отношении Дорожного Фонда. Важно понимать, что реально решает его создание», — отмечает собеседник издания в министерстве.

По его словам, дорожный фонд следует запускать тогда, когда будут аккумулированы все необходимые ресурсы и понятен их объем. Собеседник утверждает, что можно и сейчас принять закон о дорожном фонде с его вступлением в силу в 2019 году.

Переходной период в два года, считает представитель министерства, можно было бы потратить именно на капремонт, в том числе мостов, 80% которых сейчас в аварийном состоянии.

«Сегодня мы имеем четвертый год подряд «нули» по капитальным расходам. Все, что сейчас делается, это текущий средний ремонт. Как по мне, пускай было бы миллиардов девять из общего фонда госбюджета, из них 2 млрд — на капремонт, а остальное — на развитие сети и эксплуатацию. Это даже лучше, чем 6,5 млрд грн, но из Дорожного фонда», — подытожил чиновник.

Минсоц определил проблемы

Финансирование дорожной отрасли – не единственный проблемный вопрос бюджета-2017. Взгляды Минфина и Минсоцполитики на социальную политику в следующем году также совпадают не полностью.
В распоряжении ЭП оказалось письмо Минсоца на имя министра финансов Александра Данылюка, в котором министерство очертило свой круг проблемных вопросов.

Объем доходной части проекта бюджета Пенсионного фонда Украины на 2017 год определен в сумме 300,2 млрд грн и учитывает поддержку из госбюджета в сумме 184,7 млрд грн.

Продление ограничений по выплатам пенсий работающим пенсионерам (сейчас они получают 85% пенсии) и нормы о прекращении выплаты пенсий прокурорам, позволит сэкономить в следующем году 2,7 млрд грн.

У Минфина другие расчеты: расходы на Пенсионный фонд прогнозируются в размере 154,6 млрд. грн.

Второй спорный вопрос касается повышения зарплат.

Как следует из письма, министерство настаивает на том, чтобы бюджет был рассчитан с учетом разработанных Минсоцом поправок относительно минимальных размеров оплаты труда.

Согласно им, «минималка» должна быть повышена в полтора раза. Пока это требование Минфином не учтено. С одной стороны, это логично: Минфин не может рассчитывать проект сметы только на базе действующего законодательства.

С другой стороны, есть нестыковка — индексацию акцизов, которая также еще не утверждена, Минфин в проекте бюджета уже учитывает.

Повышать соцстандарты в следующем году планируется на уровень инфляции+2%.

Еще один проблемный момент — монетизация льгот, но не всех, а только некоторых. Например, льготы на проезд, телефонная связь, зубопротезирование и некоторые другие. По информации ЭП, ориентировочная цена вопроса монетизации — 27-33 млрд грн.

Монетизация льгот на оплату коммунальных услуг не поддерживается в связи с необходимостью одновременной монетизации субсидий.

«Учитывая прогнозную численность получателей субсидий — до 9 млн cемей — и значительный финансовый ресурс на предоставление субсидий, возникает беспокойство в способности своевременного и полного финансирования наличных выплат льгот и субсидий населению», — пишет Минсоц.

По информации ЭП, Минфин готовится к расходам на субсидии в следующем году в пределах 60 млрд, хотя Минсоц говорит о большей цифре — 65 млрд грн.

Несовпадение во взглядах по поводу расходов на те или иные нужды — обычное дело в отношениях Минфина и распорядителей бюджетных средств. Последние традиционно требуют больше, чем бюджет может себе позволить, тогда как Минфин отталкивается в основном от будущих доходов казны.

В этом вопросе пока все туманно. Немаловажный момент — ее нужно согласовать с государственной фискальной службой. «Насиров (глава ГФС, ЭП) пока не согласен с прогнозами Минфина по доходам. Он ожидает, что их будет меньше», — говорит собеседник ЭП в министерстве.

Экономическая ПравдаГалина Калачова

3% ВВП дефицита, окончательная отмена льгот аграриям, снижение ренты на добычу газа и жесткая экономия, в том числе на ремонте дорог.

Таким рискует оказаться проект сметы на следующий год.

Сейчас Минфин над ним работает, а именно собирает бюджетные запросы других ведомств. Пока все традиционно: идет поиск баланса и планы внести свое финансовое детище в парламент к 15 сентября.

Текущий бюджетный процесс отличается от прошлогоднего — нет жесткого противостояния с депутатами на почве налоговой реформы.

К тому же, похоже, что Минфин готов поработать над ошибками и не закладывать в бюджет заведомо нереалистичные доходы — такие как миллиарды от ренты на добычу янтаря, например.

Также в министерстве настроены заложить более реалистичный прогноз по доходам от ренты на нефть.

Министр финансов Александр Данылюк — сторонник среднесрочного планирования. По его мнению, бюджет целесообразно рассчитывать на три года наперед.

Это отображается в текущем бюджетном процессе — ведомства должны подать свои бюджетные запросы на следующий год сразу на 2017-2019 года до 10 августа.

Минфин рассчитывает бюджет на основе первого (оптимистичного) макроэкономического сценария, показатели которого близки к прогнозам МВФ.

Согласно этому сценарию, рост ВВП составит 3%, инфляция — 8,1%. Он предполагает быстрое реформирование экономики при поддержке международного сообщества.

Чем обоснован оптимизм Минфина, трудно понять. На данный момент будущий формат сотрудничества Украины с МВФ не определен. Реформы продвигаются медленно.

Ожидаются недопоступления

Накануне Минфин обозначил основные характеристики доходной части бюджета-2017.

Во-первых, снижение с 1 января 2017 ренты за добычу природного газа с 50% до 29% с глубины залегания залежей в 5000 м. Речь о газе, который используется для обеспечения бытовых потребителей и производителей тепловой энергии.

Это якобы приведет к уменьшению объема поступлений на 9,7 млрд грн.

Во-вторых, бюджет планируется рассчитать исходя из цены на нефть марки Urals почти до 40$ за баррель. Бюджет-2016 рассчитывался исходя из цены в 60 $ за баррель тогда когда она былa уже 40$. Это привело к завышенным показателям по доходам.

Ожидается, что в следующем году поступления по этой статье доходов уменьшатся на 2,8 млрд грн.

В-третьих, поступления ренты с добычи янтаря будут определены без учета легализации добычи янтаря. По факту это исправление прошлогодней ошибки.

Рента на добычу янтаря оказалась ложным компенсатором —предполагалось, что она позволит привлечь 1 млрд грн. Легализовать добычу «солнечного камня» не удалось. По итогам полугодия фактические поступления немногим превысили 0,5 млн грн.

В-четвертых, повышение порога размера пенсий или ежемесячного пожизненного денежного содержания с трех минимальных зарплат (4 800 грн — в 2017 году) до 10 прожиточных минимумов для нетрудоспособных лиц (12 470 грн)

В-пятых, снижение поступлений части чистой прибыли госпредприятий, на 3,8 млрд грн. Причина — Минфин планирует вернуться к меньшей доле отчислений нежели 75% от чистой прибыли, что должно позволить предприятиям аккумулировать капитал для инвестиций в производство.

В-шестых, уменьшение прибыли Национального банка на 7,7 млрд грн от утвержденного на этот год показателя в 38 млрд грн.

Прогноз по объему перечисленной прибыли в бюджет дает Нацбанк и в последние годы эта цифра уменьшается. Так, в бюджете 2015 года она составляла 60,5 млрд грн.

Проблема трех дефицитов

Подход к формированию расходной части бюджета кратко можно описать одним словом — экономить.

В более расширенном варианте это звучит так: «оптимизировать расходы главных распорядителей бюджетных средств путем исключения неприоритетных и неэффективных расходов […]; не допустить финансирования программ, полномочия на проведение которых не определены нормативно-правовыми актами».

Еще один шаг, к которому готовится министерство: передача отдельных расходов на местные бюджеты. Из-месяца в месяц они показывают профицит и замысел в том, чтобы максимально их загрузить.

В частности, на местные бюджеты планируют передать расходы по оплате коммунальных услуг и энергоносителей в коммунальных учреждениях сферы здравоохранения.

Представители Кабмина в разговоре с ЭП отмечают, что по пессимистичному сценарию субвенции местным бюджетам на медицину и образование могут быть урезаны в общей сумме на 16 млрд грн.

Расходы на оборону и безопасность планируется определить в размере 5% ВВП из которых 3% — на оборону.

Расходы на работу Фонда энергоэффективности планируются в размере 800 млн грн.

По информации ЭП, поиск баланса пока сводится именно к оптимизации расходов, а не повышению налоговых ставок. Хотя уже ведутся разговоры о том, что сделать это, не затронув налоги, будет довольно трудно.

Первые претенденты на повышение – акцизы. Уже порядка двух месяцев в правительстве обсуждается законопроект об индексации акцизов на уровень инфляции. Минфин закладывает ее в расчеты проекта сметы и допускает, что одной индексацией дело может не обойтись.

Как объяснил ЭП собеседник в Министерстве финансов, сейчас речь о том, чтобы изыскать средства на перекрытие, условно, трех дефицитов.

Первый — критический — по защищенным статьям бюджета. Речь о социальных расходах, которые должны финансироваться обязательно.

Второй — законодательный — новые законы, например о госслужбе или судебной реформе — недешевое удовольствие.

И, наконец, третий дефицит связан с тем, что задекларированные реформы не совпадают с финансовыми возможностями государства. Например, ведутся дискуссии вокруг того, чтоб выделить 5 млрд грн на поддержку аграрной отрасли, если Рада примет концепцию реформирования ее госсподдержки.

Спорный фонд

Из новшеств расходной части — Минфин настроен на создание Дорожного фонда.

В пояснительной записке говорится, что расходы Укравтодора в размере 14 млрд грн должны перевести из общего фонда госбюджета в спецфонд с целью создания Дорожного фонда.

Раньше Минфин выступал против создания Дорожного фонда, объясняя это тем, что госбюджет должен иметь возможность для маневра и определения приоритетов на год. Предполагалось, что спецфонд сможет работать только за счет инвестиционных средств и кредитов.

Сейчас Минфин тоже против. «Мы против каких-либо фондов, которые привязывают доходы к конкретным расходам. Мининфраструктуры никакого отношения к администрированию акциза с топлива не имеет, но почему-то считает, что может лишить бюджет возможности направлять эти деньги на приоритетные статьи расходов», — говорит представитель министерства.

Сломить позицию Минфина позволило наличие политической воли — в мае премьер-министр Владимир Гройсман заявил о том, что «Кабинет Министров работает над созданием отдельного дорожного фонда в составе госбюджета».

На ремонт дорог из бюджета на самом деле пойдет не все — 7 млрд грн из этой суммы планируется потратить на возврат долгов.

К тому же, это меньше 18,7 млрд грн, предусмотренных в 2016 году. И это не совсем согласовывается с планами министра инфраструктуры Владимира Омеляна выделить на дороги в 2017 вдвое больше средств.

На практике идея с Дорожный фондом может оказаться сомнительной победой с точки зрения цены вопроса.

В качестве источников его пополнения называют акцизный налог с топлива, ввозную пошлину на нефтепродукты, плату за проезд автомобильными дорогами. Но не все эти источники сейчас работают.

Например, платных дорог в Украине нет. Их появление возможно только при наличии альтернативных бесплатных и, как объяснил в интервью ЭП министр инфраструктуры Владимир Омелян, в случае принятия новых дорожных законов, в том числе законов о дорожном фонде и концессии.

До тех пор плата с дорог будет источником наполнения дорожного фонда исключительно на бумаге.
В Мининфраструктуры это понимают.

«Пока все цифры по бюджету в переговорном процессе, но есть два момента в отношении Дорожного Фонда. Важно понимать, что реально решает его создание», — отмечает собеседник издания в министерстве.

По его словам, дорожный фонд следует запускать тогда, когда будут аккумулированы все необходимые ресурсы и понятен их объем. Собеседник утверждает, что можно и сейчас принять закон о дорожном фонде с его вступлением в силу в 2019 году.

Переходной период в два года, считает представитель министерства, можно было бы потратить именно на капремонт, в том числе мостов, 80% которых сейчас в аварийном состоянии.

«Сегодня мы имеем четвертый год подряд «нули» по капитальным расходам. Все, что сейчас делается, это текущий средний ремонт. Как по мне, пускай было бы миллиардов девять из общего фонда госбюджета, из них 2 млрд — на капремонт, а остальное — на развитие сети и эксплуатацию. Это даже лучше, чем 6,5 млрд грн, но из Дорожного фонда», — подытожил чиновник.

Минсоц определил проблемы

Финансирование дорожной отрасли – не единственный проблемный вопрос бюджета-2017. Взгляды Минфина и Минсоцполитики на социальную политику в следующем году также совпадают не полностью.
В распоряжении ЭП оказалось письмо Минсоца на имя министра финансов Александра Данылюка, в котором министерство очертило свой круг проблемных вопросов.

Объем доходной части проекта бюджета Пенсионного фонда Украины на 2017 год определен в сумме 300,2 млрд грн и учитывает поддержку из госбюджета в сумме 184,7 млрд грн.

Продление ограничений по выплатам пенсий работающим пенсионерам (сейчас они получают 85% пенсии) и нормы о прекращении выплаты пенсий прокурорам, позволит сэкономить в следующем году 2,7 млрд грн.

У Минфина другие расчеты: расходы на Пенсионный фонд прогнозируются в размере 154,6 млрд. грн.

Второй спорный вопрос касается повышения зарплат.

Как следует из письма, министерство настаивает на том, чтобы бюджет был рассчитан с учетом разработанных Минсоцом поправок относительно минимальных размеров оплаты труда.

Согласно им, «минималка» должна быть повышена в полтора раза. Пока это требование Минфином не учтено. С одной стороны, это логично: Минфин не может рассчитывать проект сметы только на базе действующего законодательства.

С другой стороны, есть нестыковка — индексацию акцизов, которая также еще не утверждена, Минфин в проекте бюджета уже учитывает.

Повышать соцстандарты в следующем году планируется на уровень инфляции+2%.

Еще один проблемный момент — монетизация льгот, но не всех, а только некоторых. Например, льготы на проезд, телефонная связь, зубопротезирование и некоторые другие. По информации ЭП, ориентировочная цена вопроса монетизации — 27-33 млрд грн.

Монетизация льгот на оплату коммунальных услуг не поддерживается в связи с необходимостью одновременной монетизации субсидий.

«Учитывая прогнозную численность получателей субсидий — до 9 млн cемей — и значительный финансовый ресурс на предоставление субсидий, возникает беспокойство в способности своевременного и полного финансирования наличных выплат льгот и субсидий населению», — пишет Минсоц.

По информации ЭП, Минфин готовится к расходам на субсидии в следующем году в пределах 60 млрд, хотя Минсоц говорит о большей цифре — 65 млрд грн.

Несовпадение во взглядах по поводу расходов на те или иные нужды — обычное дело в отношениях Минфина и распорядителей бюджетных средств. Последние традиционно требуют больше, чем бюджет может себе позволить, тогда как Минфин отталкивается в основном от будущих доходов казны.

В этом вопросе пока все туманно. Немаловажный момент — ее нужно согласовать с государственной фискальной службой. «Насиров (глава ГФС, ЭП) пока не согласен с прогнозами Минфина по доходам. Он ожидает, что их будет меньше», — говорит собеседник ЭП в министерстве.

Экономическая Правда

Что стоит на пути получения Украиной транша МВФЧто стоит на пути получения Украиной транша МВФ

Галина Калачова

Украина уже точно не получит третий транш МВФ в июле и, вероятно, даже не этим летом, а может и не в этом году.

Накануне стало известно, что МВФ не внес Украину в график своих заседаний, распланированный до 29 июля.

Министр финансов Александр Данылюк до последнего не исключал, что совет директоров таки состоится в этом месяце и Украина получит транш уже в начале августа.

В пресс-службе министерства ЭП заверили, что ожидания и задачи все те же — до конца года получить три транша на общую сумму 4,3 млрд долларов.

Насколько это реально?

В лучшем случае третий транш – при этом непонятно в каком объеме — поступит в конце августа-начале сентября – после того как Фонд выйдет с каникул.

В худшем – Украине нужно готовиться к проживанию осени без транша и начинать максимально сокращать расходы госбюджета.

Риск в том, что «конец августа» — это максимально близко к началу сентября, когда правительство должно внести в парламент проект бюджета на 2017 год. Сбалансированность проекта сметы, бесспорно, окажется в центре внимания кредитора.

Каверзные «моменты»

Украина уже не первый месяц заявляет, что проект меморандума «почти готов», и осталось согласовать лишь «технические моменты».

«Мы провели необходимые реформы, которые были согласованы с МВФ. Переговоры фактически закончены, и меморандум с фондом готов к подписанию. Осталось только финализировать технические моменты», — сообщили ЭП в пресс-службе Минфина.

Сразу после этого украинская сторона рассчитывает, что Совет директоров МВФ примет решение по новому траншу. МВФ придерживается той же риторики. При этом обе стороны принципиально отказываются называть, в чем заключаются эти самые «моменты».

«Есть несколько нерешенных технических вопросов в рамках принятых Украиной обязательств. Их необходимо решить, поскольку мы не можем иметь наполовину выполненную программу и надеяться, что она будет работать», — заявила директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард.

По ее словам, работа должна быть завершена. Лагард надеется, что Петр Порошенко и Владимир Гройсман прислушаются к этому.

Она отметила, что Украина очень близка к завершению второго пересмотра программы EFF, и большинство изменений, которые нужно было провести властям страны, уже реализованы.

Как уже писала ЭП, один из факторов, который влияет на получение траншей, — непринятые Верховной Радой законы. Шансы, что они будут приняты сразу же после выхода парламента с каникул, невысоки.

Как сообщил ЭП народный депутат от БПП Богдан Дубневич, до ухода Верховной Рады на каникулы никаких разговоров по части принятия законопроектов, необходимых для исполнения требований МВФ в приоритетном порядке или на внеочередном заседании, не было.

Проведение последнего, правда, допустил, спикер Андрей Парубий, но не ради МВФ, а в случае активизации военных действий на востоке.

Загвоздка в том, что в правительстве утверждают: эти законы не являются приоритетным требованием МВФ. Фонд якобы и без них может выделить транш. Тем не менее — не выделяет.

Помимо непринятых законов, в списке причин, по которым Фонд заморозил финансирование — дефицит Пенсионного фонда и запоздалый запуск электронного декларирования.

Выделение транша связывают также с будущим Приватбанка. Идея национализации финансового гиганта обсуждается с осени 2015 года. По информации источников, у НБУ и Минфина нет единого мнения относительно того, что делать с банком.

Ликвидация – не вариант. Для бюджета это слишком дорого. Как сообщили ЭП в правительстве, из 147 млрд грн вкладов физлиц под покрытие фондом гарантирования вкладов физлиц попадает только порядка 70% — 103 млрд грн.

Официально стороны утверждают, что у банка нет проблем с выходом на заложенные в программе показатели по объемам кредитования между связанными лицами и коэффициенты адекватности капитала.

Неофициально признаются: время от времени чиновники обсуждают «тему «Привата». Упирается все в цену вопроса для бюджета.

Есть такая версия: с выходом на заявленные показатели не все гладко. НБУ не исключает национализации путем выкупа уставного капитала банка. Минфину эта идея не нравится, поскольку расходы на это не предусмотрены в бюджете на 2016 год и требуют корректировки сметы.

То есть решение о национализации Приватбанка придется проводить через парламент. Гарантий того, что эта затея увенчается успехом, нет. Зато она обернется скандалом и протестами на улицах.

Еще один вопрос в отношении Приватбанка — сможет ли государство управлять им в случае национализации и поддерживать высокий уровень технологичности учреждения.

На днях Украина провалила выполнение еще одного пункта программы — приватизации ОПЗ. Конкурс по продаже актива не состоялся из-за отсутствия заявок. ФГИ обещает повторный конкурс в сентябре.

В данном случае перед кредитором можно оправдаться: Украина старалась и сделала все для продажи завода.

Однако ситуация, которая сложилась с ОПЗ, еще раз доказывает: заявления правительства о готовности иностранных компаний инвестировать в Украину не соответствуют действительности.
Жизнь без транша

Затягивание с получением транша будет иметь несколько последствий.

Во-первых, начнутся проблемы с бюджетом. Отсутствие транша означает отсутствие макрофинансовой помощи от ЕС. Договоренность о получении 1 млрд долл гарантий США также остается на бумаге.

«Нужно будет решать, что делать: либо сокращать расходы, либо искать альтернативные источники финансирования дефицита бюджета», — говорит эксперт Concorde Capital Александр Паращий.

По словам эксперта, котировки украинских облигаций позволяют выйти с размещением на внешние рынки. «Реализациях этих планов возможна при условии, что Украина остается в программе МВФ. В противном случае доходность облигаций снизится», — отмечает Паращий.

Во-вторых, отсутствие транша не позволит к концу 2016 года выйти на заявленный объем золотовалютных резервов. Ранее глава НБУ Валерия Гонтарева заявляла о планах регулятора закончить год с резервами 18,7 млрд долл. Сейчас они составляют 13,6 млрд долл.

Все это, признают в правительстве, окажет давление на гривню и приведет к очередным колебаниям курса.

В-третьих, приостановка сотрудничества с фондом чревата замедлением экономических реформ и ухудшением инвестклимата.

Экономическая ПравдаГалина Калачова

Украина уже точно не получит третий транш МВФ в июле и, вероятно, даже не этим летом, а может и не в этом году.

Накануне стало известно, что МВФ не внес Украину в график своих заседаний, распланированный до 29 июля.

Министр финансов Александр Данылюк до последнего не исключал, что совет директоров таки состоится в этом месяце и Украина получит транш уже в начале августа.

В пресс-службе министерства ЭП заверили, что ожидания и задачи все те же — до конца года получить три транша на общую сумму 4,3 млрд долларов.

Насколько это реально?

В лучшем случае третий транш – при этом непонятно в каком объеме — поступит в конце августа-начале сентября – после того как Фонд выйдет с каникул.

В худшем – Украине нужно готовиться к проживанию осени без транша и начинать максимально сокращать расходы госбюджета.

Риск в том, что «конец августа» — это максимально близко к началу сентября, когда правительство должно внести в парламент проект бюджета на 2017 год. Сбалансированность проекта сметы, бесспорно, окажется в центре внимания кредитора.

Каверзные «моменты»

Украина уже не первый месяц заявляет, что проект меморандума «почти готов», и осталось согласовать лишь «технические моменты».

«Мы провели необходимые реформы, которые были согласованы с МВФ. Переговоры фактически закончены, и меморандум с фондом готов к подписанию. Осталось только финализировать технические моменты», — сообщили ЭП в пресс-службе Минфина.

Сразу после этого украинская сторона рассчитывает, что Совет директоров МВФ примет решение по новому траншу. МВФ придерживается той же риторики. При этом обе стороны принципиально отказываются называть, в чем заключаются эти самые «моменты».

«Есть несколько нерешенных технических вопросов в рамках принятых Украиной обязательств. Их необходимо решить, поскольку мы не можем иметь наполовину выполненную программу и надеяться, что она будет работать», — заявила директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард.

По ее словам, работа должна быть завершена. Лагард надеется, что Петр Порошенко и Владимир Гройсман прислушаются к этому.

Она отметила, что Украина очень близка к завершению второго пересмотра программы EFF, и большинство изменений, которые нужно было провести властям страны, уже реализованы.

Как уже писала ЭП, один из факторов, который влияет на получение траншей, — непринятые Верховной Радой законы. Шансы, что они будут приняты сразу же после выхода парламента с каникул, невысоки.

Как сообщил ЭП народный депутат от БПП Богдан Дубневич, до ухода Верховной Рады на каникулы никаких разговоров по части принятия законопроектов, необходимых для исполнения требований МВФ в приоритетном порядке или на внеочередном заседании, не было.

Проведение последнего, правда, допустил, спикер Андрей Парубий, но не ради МВФ, а в случае активизации военных действий на востоке.

Загвоздка в том, что в правительстве утверждают: эти законы не являются приоритетным требованием МВФ. Фонд якобы и без них может выделить транш. Тем не менее — не выделяет.

Помимо непринятых законов, в списке причин, по которым Фонд заморозил финансирование — дефицит Пенсионного фонда и запоздалый запуск электронного декларирования.

Выделение транша связывают также с будущим Приватбанка. Идея национализации финансового гиганта обсуждается с осени 2015 года. По информации источников, у НБУ и Минфина нет единого мнения относительно того, что делать с банком.

Ликвидация – не вариант. Для бюджета это слишком дорого. Как сообщили ЭП в правительстве, из 147 млрд грн вкладов физлиц под покрытие фондом гарантирования вкладов физлиц попадает только порядка 70% — 103 млрд грн.

Официально стороны утверждают, что у банка нет проблем с выходом на заложенные в программе показатели по объемам кредитования между связанными лицами и коэффициенты адекватности капитала.

Неофициально признаются: время от времени чиновники обсуждают «тему «Привата». Упирается все в цену вопроса для бюджета.

Есть такая версия: с выходом на заявленные показатели не все гладко. НБУ не исключает национализации путем выкупа уставного капитала банка. Минфину эта идея не нравится, поскольку расходы на это не предусмотрены в бюджете на 2016 год и требуют корректировки сметы.

То есть решение о национализации Приватбанка придется проводить через парламент. Гарантий того, что эта затея увенчается успехом, нет. Зато она обернется скандалом и протестами на улицах.

Еще один вопрос в отношении Приватбанка — сможет ли государство управлять им в случае национализации и поддерживать высокий уровень технологичности учреждения.

На днях Украина провалила выполнение еще одного пункта программы — приватизации ОПЗ. Конкурс по продаже актива не состоялся из-за отсутствия заявок. ФГИ обещает повторный конкурс в сентябре.

В данном случае перед кредитором можно оправдаться: Украина старалась и сделала все для продажи завода.

Однако ситуация, которая сложилась с ОПЗ, еще раз доказывает: заявления правительства о готовности иностранных компаний инвестировать в Украину не соответствуют действительности.
Жизнь без транша

Затягивание с получением транша будет иметь несколько последствий.

Во-первых, начнутся проблемы с бюджетом. Отсутствие транша означает отсутствие макрофинансовой помощи от ЕС. Договоренность о получении 1 млрд долл гарантий США также остается на бумаге.

«Нужно будет решать, что делать: либо сокращать расходы, либо искать альтернативные источники финансирования дефицита бюджета», — говорит эксперт Concorde Capital Александр Паращий.

По словам эксперта, котировки украинских облигаций позволяют выйти с размещением на внешние рынки. «Реализациях этих планов возможна при условии, что Украина остается в программе МВФ. В противном случае доходность облигаций снизится», — отмечает Паращий.

Во-вторых, отсутствие транша не позволит к концу 2016 года выйти на заявленный объем золотовалютных резервов. Ранее глава НБУ Валерия Гонтарева заявляла о планах регулятора закончить год с резервами 18,7 млрд долл. Сейчас они составляют 13,6 млрд долл.

Все это, признают в правительстве, окажет давление на гривню и приведет к очередным колебаниям курса.

В-третьих, приостановка сотрудничества с фондом чревата замедлением экономических реформ и ухудшением инвестклимата.

Экономическая Правда

Утерянная репутация Украины. Кто стопорит проекты международных кредиторовУтерянная репутация Украины. Кто стопорит проекты международных кредиторов

Галина Калачова

«Экономической правде» стали известны предварительные выводы Счетной палаты о состоянии проектов, которые реализовываются на займы от международных кредиторов.

Выводы сделаны по итогам проверки Министерства регионального развития, строительства и ЖКХ.

Дальнейшая их судьба — оформление в официальный акт Счетной палаты — СП. К этому моменту они могут измениться.
Проверка была плановой, но показательной. Она подтвердила информацию источников ЭП о том, что с реализацией проектов не все гладко и радужно.

Медленно, сложно и с нарушениями сроков — так осваиваются деньги не только Мирового банка, но и других международных финансовых организаций — МФО.

В выводах СП нет информации о растратах или случаях коррупции. Зато они пестрят ремарками о том, что многие документы не были предоставлены без объяснения причин. Во многих случаях речь идет о тендерной документации.

Зачем проверяли министерство

В кулуарах правительства Минрегионстрой называют одним из самых проблемных министерств по части реализации проектов на средства МФО.

Ранее в интервью ЭП вице-премьер Геннадий Зубко отрицал наличие каких-либо сложностей в отношениях с кредиторами. Не исключено, что он прав, а слухи о нарушениях при работе с проектами МФО множат злые языки.

Вначале года кулуарами Кабмина поползли разговоры о том, что Мировой банк может инициировать внутреннее расследование на тему нецелевого использования средств министерством.

Якобы информация об этой незавидной перспективе тщательно скрывалась, а премьер-министр Арсений Яценюк и министр финансов Наталья Яресько пытались всячески «задобрить» кредитора и не допустить скандала.

Проверка проводилась с 1 декабря 2015 года по 6 января 2016 года с ведома замминистра по вопросам европейской интеграции Романа Чуприненко и директора департамента международного сотрудничества и взаимодействия с МФО Минрегионстроя Демьяна Пастухи.

Как сообщили ЭП в пресс-службе министерства, проверка проводилась в рамках плана работы СП согласно Конституции и закону «О Счетной палате». Цель проверки — определить положение дел по проектам, которые курирует ведомство.
Речь идет о проектах «Повышение энергоэффективности в централизованном теплоснабжении», «Развитие системы водоотвода и водоснабжения в Николаеве», «Чрезвычайная кредитная программа возобновления Украины», «Программа развития муниципальной инфраструктуры Украины».

Все эти проекты реализовываются на средства МБРР и ЕИБ.

Судя из выводов, проблемы с реализацией проектов были. В 2015 году МФО давали понять: они не только обеспокоены медленными темпами реализации проектов, но и настоятельно просят украинскую сторону ускориться.

Кредиторы все помнят

Больше всего шишек Мировой банк набил на первом и втором проектах развития городской инфраструктуры, а также на проекте в сфере теплоснабжения.

Первый проект по развитию инфраструктуры завершен, но сложностей с его реализацией было много.

В отношении второго проекта развития инфраструктуры в июле 2015 года директор МБ по делам Беларуси, Молдовы и Украины Чимяо Фан писал вице-премьеру — министру регионального развития, строительства и ЖКХ Геннадию Зубко, что использование средств находится на низком уровне — 0,75 млн долл.

Согласно плану закупок выборка средств должна увеличиться только с начала 2016 года. В декабре Фан выразил надежду, что «будут мобилизированы все усилия для ускорения темпов реализации проекта».

Специалисты банка определили вопросы, требующие немедленного внимания: слабая координация между министерством и коммунальными предприятиями, а также медленное осуществление закупок.

В июне 2015 года МБ зафиксировал медленную реализацию проекта в сфере теплоснабжения и сменил его общий рейтинг с «удовлетворительного» на «умеренно неудовлетворительный». Из-за медленной реализации проекта кредитор и Минрегионстрой договорились о реструктуризации проекта и аннулировании части займа на сумму минимум 66 млн долл.
Банк сообщил, что спустя 11 месяцев после деклараций о повышении эффективности коэффициент расходования средств составляет 0,3%.

По данным банка, обязательства по проекту значительно ниже согласованных кредитных сумм, и только пять компаний — «Николаевоблтеплоэнерго», «Гортепловодэнергия» (Каменец-Подольский), «Херсонтеплоэнерго», «Винницагортеплоэнерго» и «Харьковские тепловые сети» достигли прогресса.

На эти компании приходится 209 млн долл.

«Днепротеплоенерго» и «Черниговская ТЭЦ» достигли минимального прогресса. Из-за медленного внедрения проекта и большой суммы нераспределенных кредитных средств общий рейтинг продвижения проекта по теплоснабжению в понимании МБ оставался «умеренно неудовлетворительным».

ЭП составила краткое резюме о ходе выполнения проектов на основании выводов СП и открытых источников информации.

Факторы торможения

Собеседники ЭП из Кабмина называют несколько причин, по которым тормозится освоение средств от МФО. Среди них — сложные процедуры оформления займов и нехватка специалистов для качественного сопровождения проектов.

«Еще один фактор — девальвация. В связи с падением курса гривни в 2015 году многие коммунальные предприятия осознанно притормозили освоение иностранных кредитов», — отмечает собеседник издания из правительства.

Первая проблема во взаимоотношениях с МФО, считает старший советник Альфа-банка в Украине Роман Шпек, — институциональная слабость. «Если МВФ у нас занимаются все министерства на уровне первых лиц правительства, то по МБ и другим кредиторам — другой уровень представительства», — отмечает он.

Вторая проблема — в Украине «неприлично длительный срок подготовки проектов».

Как происходит их реализация? Один представитель власти инициирует проект исходя из своего видения, политических или региональных соображений. Пока проект готовится, приходит другой представитель с другим видением и соображениями. Проект стопорится или корректируется.

Третья проблема кроется в сложных и строгих процедурах МБ.

«Как показывает практика, многие украинские чиновники предпочитают работать с бюджетными средствами — их проще «осваивать». Необходимость прозрачно использовать ресурсы внешних кредиторов охлаждает интерес к реализации проектов», — делится наблюдениями Шпек.

По его мнению, зачастую невозможность сделать что-либо со средствами МФО «на выходе» приводит к попытками сделать с ними что-либо «на входе». «На уровне министерств появляются группы по интересам, которые используют свое право рекомендовать советников в своих интересах», — резюмирует он.

Репутация и деньги: мы их теряем

Ранее Фан отмечал, что из кредитного пакета на 2,8 млрд долл Украина в 2015 году использовала около 100 млн долл.
«4% — чрезвычайно низкий показатель. Что-то не в порядке с программами с точки зрения их соответствия стандартам МБ или же пониманием украинской стороной содержания проектов, запланированных в их рамках», — отмечает директор программы USAID «Лидерство в экономическом управлении» Тамара Солянык.

Когда заходит речь о выделении средств МФО, отмечает она, это означает, что к моменту принятия решения у Украины уже подготовлены программы, планы реализации, сформированы рабочие группы и намечены планы закупок.

«Украина же зачастую идет от обратного: сначала принимаем решение о привлечении займа, а потом вспоминаем, что у нас нет одного, второго, третьего. Сначала подписываем документы о привлечении кредита, а потом начинаем разработку того, что нужно для реализации проекта», — объясняет Солянык.

Есть еще один нюанс. Неиспользование денег по утвержденным проектам чревато далеко не абстрактными проблемами. Когда принимается решение о выделении средств, происходит их резервирование на финансовых рынках. Украина как будущий получатель этих денег платит за это.

«Низкий уровень выборки находится в фокусе руководства МБ. Если он не более 4%, это означает, что любые новые запросы не находят должной поддержки. Более того, он показывает населению и другим кредиторам, что правительство безответственно относится к привлекаемым средствам», — отмечает Солянык.

По ее мнению, это говорит о том, что Украина не полностью использует возможности экономического развития, которые ей предоставляет членство в МБ. Остальные кредиторы видят это и понимают: Украина — нерадивая хозяйка.

Экономическая ПравдаГалина Калачова

«Экономической правде» стали известны предварительные выводы Счетной палаты о состоянии проектов, которые реализовываются на займы от международных кредиторов.

Выводы сделаны по итогам проверки Министерства регионального развития, строительства и ЖКХ.

Дальнейшая их судьба — оформление в официальный акт Счетной палаты — СП. К этому моменту они могут измениться.
Проверка была плановой, но показательной. Она подтвердила информацию источников ЭП о том, что с реализацией проектов не все гладко и радужно.

Медленно, сложно и с нарушениями сроков — так осваиваются деньги не только Мирового банка, но и других международных финансовых организаций — МФО.

В выводах СП нет информации о растратах или случаях коррупции. Зато они пестрят ремарками о том, что многие документы не были предоставлены без объяснения причин. Во многих случаях речь идет о тендерной документации.

Зачем проверяли министерство

В кулуарах правительства Минрегионстрой называют одним из самых проблемных министерств по части реализации проектов на средства МФО.

Ранее в интервью ЭП вице-премьер Геннадий Зубко отрицал наличие каких-либо сложностей в отношениях с кредиторами. Не исключено, что он прав, а слухи о нарушениях при работе с проектами МФО множат злые языки.

Вначале года кулуарами Кабмина поползли разговоры о том, что Мировой банк может инициировать внутреннее расследование на тему нецелевого использования средств министерством.

Якобы информация об этой незавидной перспективе тщательно скрывалась, а премьер-министр Арсений Яценюк и министр финансов Наталья Яресько пытались всячески «задобрить» кредитора и не допустить скандала.

Проверка проводилась с 1 декабря 2015 года по 6 января 2016 года с ведома замминистра по вопросам европейской интеграции Романа Чуприненко и директора департамента международного сотрудничества и взаимодействия с МФО Минрегионстроя Демьяна Пастухи.

Как сообщили ЭП в пресс-службе министерства, проверка проводилась в рамках плана работы СП согласно Конституции и закону «О Счетной палате». Цель проверки — определить положение дел по проектам, которые курирует ведомство.
Речь идет о проектах «Повышение энергоэффективности в централизованном теплоснабжении», «Развитие системы водоотвода и водоснабжения в Николаеве», «Чрезвычайная кредитная программа возобновления Украины», «Программа развития муниципальной инфраструктуры Украины».

Все эти проекты реализовываются на средства МБРР и ЕИБ.

Судя из выводов, проблемы с реализацией проектов были. В 2015 году МФО давали понять: они не только обеспокоены медленными темпами реализации проектов, но и настоятельно просят украинскую сторону ускориться.

Кредиторы все помнят

Больше всего шишек Мировой банк набил на первом и втором проектах развития городской инфраструктуры, а также на проекте в сфере теплоснабжения.

Первый проект по развитию инфраструктуры завершен, но сложностей с его реализацией было много.

В отношении второго проекта развития инфраструктуры в июле 2015 года директор МБ по делам Беларуси, Молдовы и Украины Чимяо Фан писал вице-премьеру — министру регионального развития, строительства и ЖКХ Геннадию Зубко, что использование средств находится на низком уровне — 0,75 млн долл.

Согласно плану закупок выборка средств должна увеличиться только с начала 2016 года. В декабре Фан выразил надежду, что «будут мобилизированы все усилия для ускорения темпов реализации проекта».

Специалисты банка определили вопросы, требующие немедленного внимания: слабая координация между министерством и коммунальными предприятиями, а также медленное осуществление закупок.

В июне 2015 года МБ зафиксировал медленную реализацию проекта в сфере теплоснабжения и сменил его общий рейтинг с «удовлетворительного» на «умеренно неудовлетворительный». Из-за медленной реализации проекта кредитор и Минрегионстрой договорились о реструктуризации проекта и аннулировании части займа на сумму минимум 66 млн долл.
Банк сообщил, что спустя 11 месяцев после деклараций о повышении эффективности коэффициент расходования средств составляет 0,3%.

По данным банка, обязательства по проекту значительно ниже согласованных кредитных сумм, и только пять компаний — «Николаевоблтеплоэнерго», «Гортепловодэнергия» (Каменец-Подольский), «Херсонтеплоэнерго», «Винницагортеплоэнерго» и «Харьковские тепловые сети» достигли прогресса.

На эти компании приходится 209 млн долл.

«Днепротеплоенерго» и «Черниговская ТЭЦ» достигли минимального прогресса. Из-за медленного внедрения проекта и большой суммы нераспределенных кредитных средств общий рейтинг продвижения проекта по теплоснабжению в понимании МБ оставался «умеренно неудовлетворительным».

ЭП составила краткое резюме о ходе выполнения проектов на основании выводов СП и открытых источников информации.

Факторы торможения

Собеседники ЭП из Кабмина называют несколько причин, по которым тормозится освоение средств от МФО. Среди них — сложные процедуры оформления займов и нехватка специалистов для качественного сопровождения проектов.

«Еще один фактор — девальвация. В связи с падением курса гривни в 2015 году многие коммунальные предприятия осознанно притормозили освоение иностранных кредитов», — отмечает собеседник издания из правительства.

Первая проблема во взаимоотношениях с МФО, считает старший советник Альфа-банка в Украине Роман Шпек, — институциональная слабость. «Если МВФ у нас занимаются все министерства на уровне первых лиц правительства, то по МБ и другим кредиторам — другой уровень представительства», — отмечает он.

Вторая проблема — в Украине «неприлично длительный срок подготовки проектов».

Как происходит их реализация? Один представитель власти инициирует проект исходя из своего видения, политических или региональных соображений. Пока проект готовится, приходит другой представитель с другим видением и соображениями. Проект стопорится или корректируется.

Третья проблема кроется в сложных и строгих процедурах МБ.

«Как показывает практика, многие украинские чиновники предпочитают работать с бюджетными средствами — их проще «осваивать». Необходимость прозрачно использовать ресурсы внешних кредиторов охлаждает интерес к реализации проектов», — делится наблюдениями Шпек.

По его мнению, зачастую невозможность сделать что-либо со средствами МФО «на выходе» приводит к попытками сделать с ними что-либо «на входе». «На уровне министерств появляются группы по интересам, которые используют свое право рекомендовать советников в своих интересах», — резюмирует он.

Репутация и деньги: мы их теряем

Ранее Фан отмечал, что из кредитного пакета на 2,8 млрд долл Украина в 2015 году использовала около 100 млн долл.
«4% — чрезвычайно низкий показатель. Что-то не в порядке с программами с точки зрения их соответствия стандартам МБ или же пониманием украинской стороной содержания проектов, запланированных в их рамках», — отмечает директор программы USAID «Лидерство в экономическом управлении» Тамара Солянык.

Когда заходит речь о выделении средств МФО, отмечает она, это означает, что к моменту принятия решения у Украины уже подготовлены программы, планы реализации, сформированы рабочие группы и намечены планы закупок.

«Украина же зачастую идет от обратного: сначала принимаем решение о привлечении займа, а потом вспоминаем, что у нас нет одного, второго, третьего. Сначала подписываем документы о привлечении кредита, а потом начинаем разработку того, что нужно для реализации проекта», — объясняет Солянык.

Есть еще один нюанс. Неиспользование денег по утвержденным проектам чревато далеко не абстрактными проблемами. Когда принимается решение о выделении средств, происходит их резервирование на финансовых рынках. Украина как будущий получатель этих денег платит за это.

«Низкий уровень выборки находится в фокусе руководства МБ. Если он не более 4%, это означает, что любые новые запросы не находят должной поддержки. Более того, он показывает населению и другим кредиторам, что правительство безответственно относится к привлекаемым средствам», — отмечает Солянык.

По ее мнению, это говорит о том, что Украина не полностью использует возможности экономического развития, которые ей предоставляет членство в МБ. Остальные кредиторы видят это и понимают: Украина — нерадивая хозяйка.

Экономическая Правда

Контрабанда в «серой» зоне: что угодно, лишь бы существовалаКонтрабанда в «серой» зоне: что угодно, лишь бы существовала

Галина Калачова.
За неделю до увольнения главы Донецкой военно-гражданской администрации Александра Кихтенко произошла любопытная история.
Она так и не стала достоянием гласности. До недавних пор знал о ней совсем ограниченный круг лиц. Хронология этой истории такова.
27 мая Кабмин планировал рассмотреть итоги проверки финансово-экономической деятельности Донецкой ОВГА.
На заседании должен был присутствовать тогдашний ее глава Александр Кихтенко. Он не приехал. Вопрос не рассматривался.
Заседание было в обед, а еще до его начала в распоряжении ЭП оказался любопытный документ: протокол с выводами по итогам рассмотрения вопроса.
В нем было шесть пунктов. Первый — поручение секретариату Кабмина подготовить и внести президенту представление об увольнении Кихтенко. Последний — проверить информацию о коррупции на уровне должностных лиц, ответственных за выдачу пропусков через линию разграничения.
Получается, вердикт был готов до рассмотрения вопроса.

Спустя десять дней Кабмин официально сообщил о подаче представления и единогласном «за» в вопросе увольнения Кихтенко. Основная причина — ненадлежащее строительство фортификаций.
Правда, что на самом деле скрывалось за результатами проверки, и была ли она действительно проведена — для общественности осталось тайной.
11 июня президент объявил о назначении главой Донецкой ОВГА Павла Жебривского. C тех пор Жебривский сделал несколько заявлений о готовности фортификационных сооружений и намерениях бороться с коррупцией. Пока все.
Эта история напоминает фарс, который сопровождается сокрытием информации о реальном положении финансово-экономических дел в мятежном регионе. Смена руководителя не решила одну из ключевых экономических проблем региона — коррупции на линии разграничения и перемещения товаров в обход закона.
Недавний запуск электронной выдачи пропусков вместо бумажной напоминает удачную шутку в неподходящей ситуации. А предложение президента уничтожать алкоголь и сигареты на месте — шутку неудачную и неуместную.
Преступники становятся организованными
Как и прежде, основные потоки нелегальных товаров идут через Донеччину.
«Жебривский пока ничего не сделал в этом направлении. Скажу больше: сейчас эти потоки приобретают форму мафиозной структуры. В лесопосадках есть отстойники, где колонны фур могут ждать появления свободного коридора для прохождения», — рассказывает источник ЭП в правительстве.

По его словам, формируется наружное наблюдение за украинскими военными и сотрудниками ГФС, отслеживаются их передвижения и пересменки. Местные из ДНР за плату проводят автомобильные караваны в обход пропускных пунктов.
Новый руководитель Донецкой ОВГА пока ведет себя, как Кихтенко: не занимает жесткой позиции в отношении неподконтрольной Киеву территории.
«Контрабанда — это коррупция, и последние полгода я занимался этим вопросом. Думаю, мне хватит знаний и сил повлиять на ситуацию: если не ликвидировать ее полностью, то минимизировать, насколько это возможно», — сказал он.
По словам чиновника, все поставки должны быть официальными. «Согласно решению Кабмина. Если решения нет, то и поставок не может быть», — заявил он.
Как ранее писала ЭП, руководитель Луганщины Геннадий Москаль принял ряд решений о запрете перемещения грузов через линию разграничения.
«Да, его деятельность не лишена пиара, но это работает. Полностью пресечь нелегальное перемещение сложно. Разве что если всю эту линию заминировать к черту», — отмечает собеседник ЭП из правительства.
Правительство вводит ответственность
Кабмин пошел менее радикальным путем. Он подготовил документ о специальном пропускном режиме. Документ оказался в распоряжении ЭП.
Правительство предлагает запретить перевозки грузовиками весом cвыше 3,5 тонн, кроме гуманитарных грузов, а также ввести уголовную и административную ответственность за нарушение этих правил.
Размер штрафа составляет 100-300 необлагаемых налогом минимумов — 1700-5100 грн. Возможен также административный арест на срок до 15 суток с конфискацией транспортного средства.
Если мотив нарушения — нанесение ущерба государственным интересам, наказание будет посерьезней: лишение свободы на срок до трех лет с конфискацией автомобиля. За повторное нарушение Кабмин предлагает установить уголовную ответственность: от трех до пяти лет.
Если закон нарушила группа злоумышленников, им грозит срок от пяти до восьми лет. Закон будет действовать до завершения АТО. Предполагается, что он позволит пресечь потоки нелегальных поставок в зону АТО.
Документ пока не принят из-за позиции премьер-министра. Арсений Яценюк отправил его на доработку, а параллельно ГФС нарабатывает поправки в Налоговый кодекс, созвучные с инициативой МЭРТ в части конфискации транспортных средств.
Железнодорожные риски
Сейчас грузоперевозки с регионом регулируются временным порядком контроля за перемещением лиц, транспорта и грузов через линию разграничения.
«Лица, которые участвуют в незаконном перемещении товаров, не несут никакой ответственности», — отмечает в разговоре с ЭП первый замглавы ГФС, куратор налоговой милиции Сергей Билан. По его словам, ситуацию усугубляет отсутствие четких правил о том, как правоохранители должны поступать.
«Например, мы задерживаем автомобиль. Хорошо, если там подакцизные или бытовые товары. Мы их отправляем на склады. А если там скоропортящиеся продукты питания? Что нам с ними делать? Что нам делать с задержанным транспортным средством? У нас нет права его конфисковать, и через несколько часов мы опять ловим эту машину, повторно груженную», — рассказывает Билан.
По его словам, ведомство заинтересовано в наличии ответственности: уголовной или административной, но с конфискацией. Конфискация автомобиля нужна обязательно. Такие меры, уверен чиновник, позволят усилить контроль.
Однако законопроект не решает проблемы железнодорожных поставок. В нем сказано, что «железнодорожные грузоперевозки осуществляются в порядке, определенном Кабинетом министров».
Контроль над железной дорогой — чувствительный момент. Полностью запрещать товарооборот нельзя. Это заблокирует поставки угля на ТЕС.
«Железнодорожная инфраструктура в зоне АТО сильно повреждена. Есть три действующих перехода: Ясиноватая — Скотоватая, Северск — Родаково и Кондрашевская — Огородный. Их пропускная способность ниже потребности.
Это затрудняет поставки угля и товаров, необходимых для обеспечения работы шахт, обогатительных фабрик, генерирующих и энергопоставляющих предприятий», — сообщили ЭП в пресс-службе компании «ДТЭК энерго».
Одним из возможных решений, считают в компании, могло бы стать открытие дополнительных переходов: Ясиноватая — Авдеевка, Волноваха — Еленовка, Никитовка — Константиновка, Никитовка — Артемовск.
«Есть опасения, что изменение порядка грузоперевозок приведет к перебоям с поставками угля, столь необходимого в период подготовки к зиме», — отметили в пресс-службе компании.
В целом, законопроект не решает проблему контрабанды.
Во-первых, есть риск, что из-за запрета на перемещение автотранспортом часть нелегальных потоков «пересядет» на поезда. В качестве контрмеры, говорит Билан, можно распространить на железнодорожные перевозки административную ответственность и сделать исключения для отдельных товаров.

«Уголь мы не запретим. Кокс для металлургических предприятий — тоже. Вопрос номенклатуры сложный», — говорит он.
Вот один из примеров. В «серой» зоне — между постами ВСУ и сепаратистов — в районе Бахматки есть свинокомплекс на 10 тыс голов. Каждый день из него в «ДНР» выезжают две фуры мяса. В это же время заезжают три машины с комбикормом с территории, подконтрольной украинской власти.
«Что делать? Останавливать? Там работает тысяча человек с близлежащих сел. Если остановить производство, будет бунт. Они перейдут на сторону «ДНР», возьмут автоматы и пойдут стрелять в наших солдат», — отмечает Билан.
Во-вторых, злоумышленники могут сменить крупные автомобили на менее габаритные. Таким образом, нелегальные потоки никуда не исчезнут, просто адаптируются под новые условия.
Источники; http://www.epravda.com.ua/rus/publications/2015/07/9/549754/Галина Калачова.
За неделю до увольнения главы Донецкой военно-гражданской администрации Александра Кихтенко произошла любопытная история.
Она так и не стала достоянием гласности. До недавних пор знал о ней совсем ограниченный круг лиц. Хронология этой истории такова.
27 мая Кабмин планировал рассмотреть итоги проверки финансово-экономической деятельности Донецкой ОВГА.
На заседании должен был присутствовать тогдашний ее глава Александр Кихтенко. Он не приехал. Вопрос не рассматривался.
Заседание было в обед, а еще до его начала в распоряжении ЭП оказался любопытный документ: протокол с выводами по итогам рассмотрения вопроса.
В нем было шесть пунктов. Первый — поручение секретариату Кабмина подготовить и внести президенту представление об увольнении Кихтенко. Последний — проверить информацию о коррупции на уровне должностных лиц, ответственных за выдачу пропусков через линию разграничения.
Получается, вердикт был готов до рассмотрения вопроса.

Спустя десять дней Кабмин официально сообщил о подаче представления и единогласном «за» в вопросе увольнения Кихтенко. Основная причина — ненадлежащее строительство фортификаций.
Правда, что на самом деле скрывалось за результатами проверки, и была ли она действительно проведена — для общественности осталось тайной.
11 июня президент объявил о назначении главой Донецкой ОВГА Павла Жебривского. C тех пор Жебривский сделал несколько заявлений о готовности фортификационных сооружений и намерениях бороться с коррупцией. Пока все.
Эта история напоминает фарс, который сопровождается сокрытием информации о реальном положении финансово-экономических дел в мятежном регионе. Смена руководителя не решила одну из ключевых экономических проблем региона — коррупции на линии разграничения и перемещения товаров в обход закона.
Недавний запуск электронной выдачи пропусков вместо бумажной напоминает удачную шутку в неподходящей ситуации. А предложение президента уничтожать алкоголь и сигареты на месте — шутку неудачную и неуместную.
Преступники становятся организованными
Как и прежде, основные потоки нелегальных товаров идут через Донеччину.
«Жебривский пока ничего не сделал в этом направлении. Скажу больше: сейчас эти потоки приобретают форму мафиозной структуры. В лесопосадках есть отстойники, где колонны фур могут ждать появления свободного коридора для прохождения», — рассказывает источник ЭП в правительстве.

По его словам, формируется наружное наблюдение за украинскими военными и сотрудниками ГФС, отслеживаются их передвижения и пересменки. Местные из ДНР за плату проводят автомобильные караваны в обход пропускных пунктов.
Новый руководитель Донецкой ОВГА пока ведет себя, как Кихтенко: не занимает жесткой позиции в отношении неподконтрольной Киеву территории.
«Контрабанда — это коррупция, и последние полгода я занимался этим вопросом. Думаю, мне хватит знаний и сил повлиять на ситуацию: если не ликвидировать ее полностью, то минимизировать, насколько это возможно», — сказал он.
По словам чиновника, все поставки должны быть официальными. «Согласно решению Кабмина. Если решения нет, то и поставок не может быть», — заявил он.
Как ранее писала ЭП, руководитель Луганщины Геннадий Москаль принял ряд решений о запрете перемещения грузов через линию разграничения.
«Да, его деятельность не лишена пиара, но это работает. Полностью пресечь нелегальное перемещение сложно. Разве что если всю эту линию заминировать к черту», — отмечает собеседник ЭП из правительства.
Правительство вводит ответственность
Кабмин пошел менее радикальным путем. Он подготовил документ о специальном пропускном режиме. Документ оказался в распоряжении ЭП.
Правительство предлагает запретить перевозки грузовиками весом cвыше 3,5 тонн, кроме гуманитарных грузов, а также ввести уголовную и административную ответственность за нарушение этих правил.
Размер штрафа составляет 100-300 необлагаемых налогом минимумов — 1700-5100 грн. Возможен также административный арест на срок до 15 суток с конфискацией транспортного средства.
Если мотив нарушения — нанесение ущерба государственным интересам, наказание будет посерьезней: лишение свободы на срок до трех лет с конфискацией автомобиля. За повторное нарушение Кабмин предлагает установить уголовную ответственность: от трех до пяти лет.
Если закон нарушила группа злоумышленников, им грозит срок от пяти до восьми лет. Закон будет действовать до завершения АТО. Предполагается, что он позволит пресечь потоки нелегальных поставок в зону АТО.
Документ пока не принят из-за позиции премьер-министра. Арсений Яценюк отправил его на доработку, а параллельно ГФС нарабатывает поправки в Налоговый кодекс, созвучные с инициативой МЭРТ в части конфискации транспортных средств.
Железнодорожные риски
Сейчас грузоперевозки с регионом регулируются временным порядком контроля за перемещением лиц, транспорта и грузов через линию разграничения.
«Лица, которые участвуют в незаконном перемещении товаров, не несут никакой ответственности», — отмечает в разговоре с ЭП первый замглавы ГФС, куратор налоговой милиции Сергей Билан. По его словам, ситуацию усугубляет отсутствие четких правил о том, как правоохранители должны поступать.
«Например, мы задерживаем автомобиль. Хорошо, если там подакцизные или бытовые товары. Мы их отправляем на склады. А если там скоропортящиеся продукты питания? Что нам с ними делать? Что нам делать с задержанным транспортным средством? У нас нет права его конфисковать, и через несколько часов мы опять ловим эту машину, повторно груженную», — рассказывает Билан.
По его словам, ведомство заинтересовано в наличии ответственности: уголовной или административной, но с конфискацией. Конфискация автомобиля нужна обязательно. Такие меры, уверен чиновник, позволят усилить контроль.
Однако законопроект не решает проблемы железнодорожных поставок. В нем сказано, что «железнодорожные грузоперевозки осуществляются в порядке, определенном Кабинетом министров».
Контроль над железной дорогой — чувствительный момент. Полностью запрещать товарооборот нельзя. Это заблокирует поставки угля на ТЕС.
«Железнодорожная инфраструктура в зоне АТО сильно повреждена. Есть три действующих перехода: Ясиноватая — Скотоватая, Северск — Родаково и Кондрашевская — Огородный. Их пропускная способность ниже потребности.
Это затрудняет поставки угля и товаров, необходимых для обеспечения работы шахт, обогатительных фабрик, генерирующих и энергопоставляющих предприятий», — сообщили ЭП в пресс-службе компании «ДТЭК энерго».
Одним из возможных решений, считают в компании, могло бы стать открытие дополнительных переходов: Ясиноватая — Авдеевка, Волноваха — Еленовка, Никитовка — Константиновка, Никитовка — Артемовск.
«Есть опасения, что изменение порядка грузоперевозок приведет к перебоям с поставками угля, столь необходимого в период подготовки к зиме», — отметили в пресс-службе компании.
В целом, законопроект не решает проблему контрабанды.
Во-первых, есть риск, что из-за запрета на перемещение автотранспортом часть нелегальных потоков «пересядет» на поезда. В качестве контрмеры, говорит Билан, можно распространить на железнодорожные перевозки административную ответственность и сделать исключения для отдельных товаров.

«Уголь мы не запретим. Кокс для металлургических предприятий — тоже. Вопрос номенклатуры сложный», — говорит он.
Вот один из примеров. В «серой» зоне — между постами ВСУ и сепаратистов — в районе Бахматки есть свинокомплекс на 10 тыс голов. Каждый день из него в «ДНР» выезжают две фуры мяса. В это же время заезжают три машины с комбикормом с территории, подконтрольной украинской власти.
«Что делать? Останавливать? Там работает тысяча человек с близлежащих сел. Если остановить производство, будет бунт. Они перейдут на сторону «ДНР», возьмут автоматы и пойдут стрелять в наших солдат», — отмечает Билан.
Во-вторых, злоумышленники могут сменить крупные автомобили на менее габаритные. Таким образом, нелегальные потоки никуда не исчезнут, просто адаптируются под новые условия.
Источники; http://www.epravda.com.ua/rus/publications/2015/07/9/549754/