Е-ДЕКЛАРАЦИИ ПОД КУПОЛОМ РАДЫ: ОДНИ БОЯТСЯ, ДРУГИЕ СМЕЮТСЯЕ-ДЕКЛАРАЦИИ ПОД КУПОЛОМ РАДЫ: ОДНИ БОЯТСЯ, ДРУГИЕ СМЕЮТСЯ

Евгений Кузьменко

Бабки и шмотки, квартиры и картины, святые мощи и оружие – чего только нет в депутатских декларациях! Репортаж из кулуаров парламента.

***

-…В общем, государства вы не боитесь, журналистов тоже, вас насчет публичных деклараций только криминал напрягает?

— Еще как напрягает. И не только меня. Как-то не хочется проснуться — а у тебя во рту кляп, и тебе чего-то начинают прижигать…

— Что прижигать?

— То, без чего никакие, *** дь, деньги не в радость.

Разговор этот состоялся под куполом Верховной Рады в минувший вторник. Собеседником «Цензор.НЕТ» был вполне стандартный народный депутат: средних лет, умеренных взглядов; небезгрешный, но, по нынешним временам, вполне адекватный. И, поскольку беседовали мы в неофициальном режиме, человек этот не стал скрывать свою тревогу относительно пункта №1 в его списке потенциальных угроз e-декларирования.

БОГ ИЗ ДЕКЛАРАЦИИ

Впрочем, журналистов в этот сессионный день депутаты опасались не меньше. Не все, конечно, а те из них, кто по каким-то причинам успел засветиться в новостных лентах. К примеру, задекларировавший 350 миллионов гривен Вячеслав Константиновский (известный как «продал Роллс-Ройс, ушел на фронт»). Или Анатолий Матвиенко, снова и снова вынужденный объяснять, с какой стати он задекларировал храм в селе Бырловка Винницкой области.

— Да чего все ко мне прицепились? – устало возмущался нардеп из фракции БПП. – Только про это и спрашивают!

— Ну, а вы для нас объясните еще разок, — требовала журналистка. – Всем ведь интересно!

Это была уже как минимум третья съемочная группа, выследившая г-на Матвиенко на пути в буфет…

Досталось «по вере его» и Андрею Лозовому. Этот господин задекларировал крест-энколпион со Святыми мощами XIII века. Неудивительно, что и давление на депутата от Радикальной партии было мощным, неослабевающим.

— Мне их передавал дед. Так это нормально… Оно же в руку помещается…- объяснял Лозовой.

Оказалось, крест – это семейная реликвия, которая передается из поколения в поколение. Впрочем, это уже и неважно. За какие-то пару дней пресса так затюкала г-на Лозового, что он решил от реликвии избавиться.

«Сегодня перед заседанием ВР был в Свято-Феодосиевском монастыре Украинской Православной церкви Киевского Патриархата, — написал депутат в Фейсбуке. – Накануне, посоветовавшись с семьей, решили подарить святыню этому прекрасному храму, очень дорогому моему сердцу».

КАРТИНА, КОРЗИНА, КАРТОНКА…

…А вот сердцу лидера фракции БПП Игоря Грынива очень, надо полагать, дороги раритетные издания «Апостола» Ивана Федорова 1574 года и фрагмента «Острожской Библии», датированного 1581 годом. Их он внес в декларацию и крайне близко к сердцу воспринял посыпавшиеся в прессе и соцсетях обвинения в воровстве (в мае пропажу другого экземпляра «Апостола» обнаружили в библиотеке им.Вернадского). Вчера на заседании фракции БПП г-н Грынив объяснял свою позицию депутатам.

— Довели человека до депрессии, ну что это такое, он же серьезно переживает! – рассказывал нам источник во фракции.

И в самом деле: корреспондент «Цензор.НЕТ» стал свидетелем того, сколь энергично Игорь Алексеевич пытался протиснуться в сессионный зал сквозь возникший на входе небольшой затор. По следам депутата уже шла раскрасневшаяся от преследовательского азарта группка журналистов…

Легко возбудимого главу фракции БПП можно понять. Непонятно только, как с такими нервами он столько лет работал политтехнологом, с легкостью манипулируя людьми и обстоятельствами. Кстати, разве не г-н Грынив не так давно предлагал запретить обнародование в декларациях чиновников данных о стоимости и размере полученных ими подарков, а также данных о наличных средствах? И разве не он, когда общественность подняла вой, и Президент Порошенко пошел на попятную, заявил про «штампы, которыми пользовались журналисты и общественные деятели и которые приводят к дезориентации людей»?

Впрочем, предметы антиквариата и роскоши, произведения искусства задекларировали многие. Все помнят ироничный пост на эту тему министра внутренних дел Арсена Авакова. Но были случаи и более штучные, с профессиональным уклоном. Скажем, депутат (и заслуженный юрист Украины) Валерий Карпунцов из фракции БПП задекларировал коллекцию старинных печатей различных учреждений.

— Что в декларациях коллег поразило вас больше всего? – вопрос Карпунцову.

— Если честно, то лично я не понимаю, зачем человеку по 10-20 дорогих часов.

— Ну, это такая популярная в высших кругах форма подношения и подарка…

— Все равно я этого не понимаю. Глупость какая-то. В качестве подарка можно всегда и придумать что-то поинтереснее, и сделать так, чтобы это нормально воспринималось.

О, ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО «КОМПЕНСАЦИЯ»…

«Поинтереснее» — это не про наших народных избранников. Нет, неожиданности, вроде задекларированных печатей, церквей, мощей, арсенала оружия (Михаил Добкин) и эстрадных песен (Ольга Богомолец), – случаются. Но в целом фигурируют вещи вполне банальные. Скажем, дарить любят деньги – как, например, в декларациях оппоблоковца Игоря Шурмы (82 и 141 тысячи гривен в подарок от сына) и лидера фракции «Самопоміч » Олега Березюка (полученные его супругой от матери 577 тысяч).

При этом ряд депутатов, будучи явно не бедными людьми, не стали отказываться от компенсации от государства за аренду жилья. Скажем, нардеп Скорик («Оппоблок»). Или бывший «регионал» Евгений Геллер. Или бывший «регионал», а ныне внефракционный депутат, Евгений Мураев.

Мотивировали они все это по-разному. Скажем, Мураев объяснил, что полученную компенсацию передает на свой округ. А с Андреем Вадатурским из фракции БПП у нас состоялся предельно прямой и предметный разговор.

— У вас в декларации записано, что вы поучили от своего предприятия премию в 2,6 миллиона. При этом в Киеве вы живете в небольшом гостиничном номере не отказались от бюджетной компенсации за аренду этого номера и проезд. С чем это связано? Жадность, аскетизм или такая форма самопиара? Либо же просто недосуг купить жилье?

— Жадность относительно чего? С чем проблема – с тем, что я получил премию? С тем, что живу в гостинице?

— С тем, что вы не отказались от компенсации.

— А нужно было отказаться? – хмуро переспросил г-н Вадатурский.

— Возможно.

— Возможно… — задумчиво повторил г-н Вадатурский. – Скажите, а я нарушаю закон?

— Нет, не нарушаете.

— Вот, знаете, я думаю, что мы изменим нашу жизнь кардинальным образом после того, как начнем расставлять акценты, задавая вопрос законно либо незаконно? А то мы считаем, что законно, но по каким-то моральным принципам это не очень хорошо. Знаете, меня это большего всего добивает: когда ты приходишь в Генпрокуратуру, правоохранительные органы – и никто не рассуждает в плане законности. Все говорят: «плохая компания», «плохой человек, его нужно наказать». А давайте мы будем жить по закону!

— Да, но…

— Давайте копнем поглубже, — предложил г-н Вадатурский. — Вот, я получил премию за то, что работал в компании (еще в 2013-14 годах). Такова структура премии, они выплачиваются не сразу, не в первый же день. Вот интересно, никто из журналистов не задал вопрос: а сколько с этой премии было уплачено налогов? Но почему-то считается аморальным получить эту компенсацию. А ведь если вы посчитаете, то увидите, что налогов с премии было уплачено порядка 600 тысяч гривен.

— Прекрасно.

— А дотации за год – 140 тысяч в год. То есть я, в принципе, это компенсирую. Я не завишу от государства; наоборот; я, можно сказать, доплачиваю государству за свою деятельность. Это во-первых. А во-вторых, если что-то не нравится – давайте менять закон. Если я живу в гостинице…вы считаете, мне нравится в ней жить?

— Я ничего не считаю. Просто хочется услышать ваше мнение.

— Итак, я получил премию, заплатил налоги; я живу по закону. И посмотрите, пожалуйста, мои отчеты на округе. Я отчитываюсь раз в 3 месяца, в полгода. Отчитывался и за 2015 год. Я оказал материальной помощи на полтора миллиона гривен. Это в 10 раз больше полученного мною за этот номер. И вот теперь меня просят съехать из этой гостиницы; просят не брать эти деньги: дескать, это аморально. И никто не считает нужным упомянуть, что я эти деньги передаю на округ, на разные благотворительные программы. Это, к сожалению, никому не интересно.

Тронутый педантичным благородством г-на Вадатурского, недоверчивый корреспондент «Цензор.НЕТ» все же не мог напоследок не задать еще один вопрос.

— Вы же обеспеченный человек, почему до сих пор живете в гостиничном номере? Вас устраивает это жилье?

— Во-первых, я не хочу переезжать в Киев – это раз. Во-вторых, моя семья живет в Николаеве – это два. Я обещал своим избирателям на округе, что не буду переезжать в Киев и получать тут жилье. Это три. Мои дети в Николаеве ходят в обычную школу. В Николаеве живут мои родители. И из Николаева я никуда не собираюсь переезжать. А здесь – да, живу в гостинице. Не очень удобно, зато близко. Не трачу время на дорогу, логистику…

МИЛЛИОН ТУДА, МИЛЛИОН СЮДА…

Если с Андреем Вадатурским все более-менее ясно – сын миллионера, и сам небесталанный человек, — то обнаружить завидные суммы в декларациях радикалов для стороннего (и в меру наивного) наблюдателя было делом не вполне ожидаемым. Как же так – такие неподкупные люди, такие пламенные борцы за справедливость для украинского села…

Скажем, Олег Ляшко задекларировал наличными около миллиона долларов, в связи с чем возбудился уже глава парламентского антикоррупционного комитета Егор Соболев. А у зама вождя РПЛ – нардепа Андрея Лозового – в декларации оказалось налички общей сложностью порядка 6 миллионов 250 тысяч гривен…

В соцсетях эта неожиданность вызвала бурную реакцию. «Так ведь нигде же не работал, откуда такие деньги?!» — писали одни. «От же ж падлюка, на вила его!» — восклицали другие.

Будучи спрошенным об этом в кулуарах, г-н Лозовой сначала разнервничался (даже пот на лбу выступил), но затем успокоился и поведал о своей трудовой карьере практически цыганского размаха.

«Я чем только в жизни не занимался… Это часть наследства, частично то, что родители продали имущество. У меня от прадеда был дом в селе Новоукраинка — я продал его. Я честно все написал, понимая, что будет… Я, как и многие люди в этой стране, официально не оформлялся и никогда по этому поводу не парился. Первые деньги свои помню. Мне было 13 лет. У меня должен был жениться мой старший брат, и меня попросил его тесть тогдашний постоять на базаре, продавать елки перед Новым годом. Это было в Ривном, на диком базаре. Я «загонялся» — кричал, что это елки с дачи Кучмы. Кучма тогда был президентом. Очень много все было разного. И каким-то бизнесам помогал, и курьером работал, и писал, и помогал избирательным кампаниям…»

Слушая Лозового, корреспондент «Цензор.НЕТ» отчего-то вспомнил отрывок из «Похождений бравого солдата Швейка».

«— Самое лучшее,— сказал Швейк,— выдавать себя за идиота. Когда я сидел в гарнизонной тюрьме, с нами там был очень умный, образованный человек, преподаватель торговой школы. Он дезертировал с поля сражения, из-за этого даже хотели устроить громкий процесс и на страх другим осудить его и повесить. А он вывернулся очень просто: начал корчить душевнобольного с тяжелой наследственностью и на освидетельствовании заявил штабному врачу, что он вовсе не дезертировал, а просто с юных лет любит странствовать, его всегда тянет куда-то далеко; раз как-то он проснулся в Гамбурге, а другой раз в Лондоне, сам не зная, как туда попал. Отец его был алкоголик и кончил жизнь самоубийством незадолго до его рождения; мать была проституткой, вечно пьяная, и умерла от белой горячки, младшая сестра утопилась, старшая бросилась под поезд, брат бросился с вышеградского железнодорожного моста. Дедушка убил свою жену, облил себя керосином и сгорел; другая бабушка шаталась с цыганами и отравилась в тюрьме спичками; двоюродный брат несколько раз судился за поджог и в Картоузах перерезал себе куском стекла сонную артерию; двоюродная сестра с отцовской стороны бросилась в Вене с шестого этажа. За его воспитанием никто не следил, и до десяти лет он не умел говорить, так как однажды, когда ему было шесть месяцев и его пеленали на столе, все из комнаты куда-то отлучились, а кошка стащила его со стола, и он, падая, ударился головой. Периодически у него бывают сильные головные боли, в эти моменты он не сознает, что делает, именно в таком-то состоянии он и ушел с фронта в Прагу, и только позднее, когда его арестовала «У Флеков» военная полиция, пришел в себя…»
Конец цитаты.

А вот двукратный премьер-министр Украины, многолетний лидер одной из крупнейших политических партий нашей страны Юлия Тимошенко снова тронула сердца «і мертвих, і живих, і ненароджених». Вот уже который год она живет на сбережения мужа. Муж далеко, зато сбережения рядом. Вот и теперь, слушая Юлию Владимировну, хотелось снять с себя последний «Луи Виттон» и переслать в роскошный партийный офис на улице Туровской.

«…У меня в декларации есть все – горестно призналась Юлия Владимировна. — Есть бизнес-доходы моего мужа, они достаточны для жизни. У нас есть сбережения, они показаны. И нам хватает, чтобы нормально жить… Я, по сути, единственный политик, который, сделав шаг в политику, полностью оставил бизнес. В 1997 году я стала депутатом, и с того момента я отказалась от всего бизнеса. Я дала тогдашней власти его уничтожить, потому что считала, что не может в сердце одного человека биться два сердца — политика и бизнесмена».

Думается, не у одного человека привычно сжалось сердце, когда он в очередной раз слушал эту пронзительную исповедь трепетной души…

ЧТОБ НАД ВАМИ ВСЮ ЖИЗНЬ ТАК ШУТИЛИ!

Еще одна изюминка истории с e -декларациями – склонность некоторых декларантов к идиотским шуткам.

К примеру, экс-комбат «Айдара» нардеп Мельничук зарегистрировал один триллион гривен. Якобы для того, чтобы привлечь внимание к непродуманной процедуре е-декларирования, которая кроме как выявления доходов, должна еще и привести к наказанию коррупционеров.

Долгое и цветастое объяснение г-на Мельничука можно прочесть ЗДЕСЬ. Пока же отметим, что Генпрокурору Юрию Луценко шутка не понравилась, и он пригрозил Мельничуку уголовным делом и долгим тюремным сроком.

Веселый и технологичный Олег Ляшко задекларировал вилы – видимо, для того, чтобы читатели его декларации могли мысленно воткнуть их ему кто куда пожелает.

А внефракционный нардеп Владимир Парасюк в своей декларации указал в качестве дарителя часов Samsung Gear s2 (стоимость 7999грн.)… Святого Николая.

— Владимир, — спросил Парасюка «Цензор.НЕТ» — можете объяснить: вот для чего вы это сделали?

— Объясняю: чтобы пояснить разумному обществу, что я легко отношусь к электронному декларированию. И что это для меня не страшилка. Я показал, что все это заполнил быстро и сильно не «парился».

— Может, следовало показать не легкость, а серьезность отношения к декларации?

— Нет, я серьезно отнесся, поскольку подал все так, как есть. Ну, и минимально пошутил. Хотя это все правда.

— В каком смысле правда?

— Ну, на Николая ж дарят подарки. Вот, мне сестра и подарила. Может, я немного не такую форму подобрал…но скажу вам еще раз: никакого злого посыла я не хотел. Только по-доброму пошутил!

— Выходит, Святой Николай – это ваша сестра?

— Нет, — засмеялся Парасюк – Святой Николай – это Святой Николай. А сестра мне в этот день подарила эти часы…

Позднее Парасюк принес извинения за свой поступок на свой странице в Фейсбуке.

Что ж, как говаривала Людмила Янукович: отакое от.

— С чем, по-вашему, связаны все эти шуточки в декларациях? – вопрос нардепу Валерию Карпунцову из фракции БПП.

— С безответственностью, с чем же еще? Для чего это неуважение? К себе, к процессу декларирования? Если нет уважения, не надо было этим и заниматься…

Не успел я отойти от Карпунцова, как мимо пронеслась съемочная группа одного из телеканалов. Не сбавляя ход, ребята спросили:

— Хомутынника не видели?

— Нет, а что?

— Да только что был – а теперь исчез. А у нас к нему новый вопрос по декларации!

И девушка-журналист скачками умчалась прочь. За ней волок камеру плечистый оператор.

«Ничего, — подумал корреспондент «Цензор.НЕТ», — пускай шутят. Через год будет не до шуток…».

Цензор.НетЕвгений Кузьменко

Бабки и шмотки, квартиры и картины, святые мощи и оружие – чего только нет в депутатских декларациях! Репортаж из кулуаров парламента.

***

-…В общем, государства вы не боитесь, журналистов тоже, вас насчет публичных деклараций только криминал напрягает?

— Еще как напрягает. И не только меня. Как-то не хочется проснуться — а у тебя во рту кляп, и тебе чего-то начинают прижигать…

— Что прижигать?

— То, без чего никакие, *** дь, деньги не в радость.

Разговор этот состоялся под куполом Верховной Рады в минувший вторник. Собеседником «Цензор.НЕТ» был вполне стандартный народный депутат: средних лет, умеренных взглядов; небезгрешный, но, по нынешним временам, вполне адекватный. И, поскольку беседовали мы в неофициальном режиме, человек этот не стал скрывать свою тревогу относительно пункта №1 в его списке потенциальных угроз e-декларирования.

БОГ ИЗ ДЕКЛАРАЦИИ

Впрочем, журналистов в этот сессионный день депутаты опасались не меньше. Не все, конечно, а те из них, кто по каким-то причинам успел засветиться в новостных лентах. К примеру, задекларировавший 350 миллионов гривен Вячеслав Константиновский (известный как «продал Роллс-Ройс, ушел на фронт»). Или Анатолий Матвиенко, снова и снова вынужденный объяснять, с какой стати он задекларировал храм в селе Бырловка Винницкой области.

— Да чего все ко мне прицепились? – устало возмущался нардеп из фракции БПП. – Только про это и спрашивают!

— Ну, а вы для нас объясните еще разок, — требовала журналистка. – Всем ведь интересно!

Это была уже как минимум третья съемочная группа, выследившая г-на Матвиенко на пути в буфет…

Досталось «по вере его» и Андрею Лозовому. Этот господин задекларировал крест-энколпион со Святыми мощами XIII века. Неудивительно, что и давление на депутата от Радикальной партии было мощным, неослабевающим.

— Мне их передавал дед. Так это нормально… Оно же в руку помещается…- объяснял Лозовой.

Оказалось, крест – это семейная реликвия, которая передается из поколения в поколение. Впрочем, это уже и неважно. За какие-то пару дней пресса так затюкала г-на Лозового, что он решил от реликвии избавиться.

«Сегодня перед заседанием ВР был в Свято-Феодосиевском монастыре Украинской Православной церкви Киевского Патриархата, — написал депутат в Фейсбуке. – Накануне, посоветовавшись с семьей, решили подарить святыню этому прекрасному храму, очень дорогому моему сердцу».

КАРТИНА, КОРЗИНА, КАРТОНКА…

…А вот сердцу лидера фракции БПП Игоря Грынива очень, надо полагать, дороги раритетные издания «Апостола» Ивана Федорова 1574 года и фрагмента «Острожской Библии», датированного 1581 годом. Их он внес в декларацию и крайне близко к сердцу воспринял посыпавшиеся в прессе и соцсетях обвинения в воровстве (в мае пропажу другого экземпляра «Апостола» обнаружили в библиотеке им.Вернадского). Вчера на заседании фракции БПП г-н Грынив объяснял свою позицию депутатам.

— Довели человека до депрессии, ну что это такое, он же серьезно переживает! – рассказывал нам источник во фракции.

И в самом деле: корреспондент «Цензор.НЕТ» стал свидетелем того, сколь энергично Игорь Алексеевич пытался протиснуться в сессионный зал сквозь возникший на входе небольшой затор. По следам депутата уже шла раскрасневшаяся от преследовательского азарта группка журналистов…

Легко возбудимого главу фракции БПП можно понять. Непонятно только, как с такими нервами он столько лет работал политтехнологом, с легкостью манипулируя людьми и обстоятельствами. Кстати, разве не г-н Грынив не так давно предлагал запретить обнародование в декларациях чиновников данных о стоимости и размере полученных ими подарков, а также данных о наличных средствах? И разве не он, когда общественность подняла вой, и Президент Порошенко пошел на попятную, заявил про «штампы, которыми пользовались журналисты и общественные деятели и которые приводят к дезориентации людей»?

Впрочем, предметы антиквариата и роскоши, произведения искусства задекларировали многие. Все помнят ироничный пост на эту тему министра внутренних дел Арсена Авакова. Но были случаи и более штучные, с профессиональным уклоном. Скажем, депутат (и заслуженный юрист Украины) Валерий Карпунцов из фракции БПП задекларировал коллекцию старинных печатей различных учреждений.

— Что в декларациях коллег поразило вас больше всего? – вопрос Карпунцову.

— Если честно, то лично я не понимаю, зачем человеку по 10-20 дорогих часов.

— Ну, это такая популярная в высших кругах форма подношения и подарка…

— Все равно я этого не понимаю. Глупость какая-то. В качестве подарка можно всегда и придумать что-то поинтереснее, и сделать так, чтобы это нормально воспринималось.

О, ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО «КОМПЕНСАЦИЯ»…

«Поинтереснее» — это не про наших народных избранников. Нет, неожиданности, вроде задекларированных печатей, церквей, мощей, арсенала оружия (Михаил Добкин) и эстрадных песен (Ольга Богомолец), – случаются. Но в целом фигурируют вещи вполне банальные. Скажем, дарить любят деньги – как, например, в декларациях оппоблоковца Игоря Шурмы (82 и 141 тысячи гривен в подарок от сына) и лидера фракции «Самопоміч » Олега Березюка (полученные его супругой от матери 577 тысяч).

При этом ряд депутатов, будучи явно не бедными людьми, не стали отказываться от компенсации от государства за аренду жилья. Скажем, нардеп Скорик («Оппоблок»). Или бывший «регионал» Евгений Геллер. Или бывший «регионал», а ныне внефракционный депутат, Евгений Мураев.

Мотивировали они все это по-разному. Скажем, Мураев объяснил, что полученную компенсацию передает на свой округ. А с Андреем Вадатурским из фракции БПП у нас состоялся предельно прямой и предметный разговор.

— У вас в декларации записано, что вы поучили от своего предприятия премию в 2,6 миллиона. При этом в Киеве вы живете в небольшом гостиничном номере не отказались от бюджетной компенсации за аренду этого номера и проезд. С чем это связано? Жадность, аскетизм или такая форма самопиара? Либо же просто недосуг купить жилье?

— Жадность относительно чего? С чем проблема – с тем, что я получил премию? С тем, что живу в гостинице?

— С тем, что вы не отказались от компенсации.

— А нужно было отказаться? – хмуро переспросил г-н Вадатурский.

— Возможно.

— Возможно… — задумчиво повторил г-н Вадатурский. – Скажите, а я нарушаю закон?

— Нет, не нарушаете.

— Вот, знаете, я думаю, что мы изменим нашу жизнь кардинальным образом после того, как начнем расставлять акценты, задавая вопрос законно либо незаконно? А то мы считаем, что законно, но по каким-то моральным принципам это не очень хорошо. Знаете, меня это большего всего добивает: когда ты приходишь в Генпрокуратуру, правоохранительные органы – и никто не рассуждает в плане законности. Все говорят: «плохая компания», «плохой человек, его нужно наказать». А давайте мы будем жить по закону!

— Да, но…

— Давайте копнем поглубже, — предложил г-н Вадатурский. — Вот, я получил премию за то, что работал в компании (еще в 2013-14 годах). Такова структура премии, они выплачиваются не сразу, не в первый же день. Вот интересно, никто из журналистов не задал вопрос: а сколько с этой премии было уплачено налогов? Но почему-то считается аморальным получить эту компенсацию. А ведь если вы посчитаете, то увидите, что налогов с премии было уплачено порядка 600 тысяч гривен.

— Прекрасно.

— А дотации за год – 140 тысяч в год. То есть я, в принципе, это компенсирую. Я не завишу от государства; наоборот; я, можно сказать, доплачиваю государству за свою деятельность. Это во-первых. А во-вторых, если что-то не нравится – давайте менять закон. Если я живу в гостинице…вы считаете, мне нравится в ней жить?

— Я ничего не считаю. Просто хочется услышать ваше мнение.

— Итак, я получил премию, заплатил налоги; я живу по закону. И посмотрите, пожалуйста, мои отчеты на округе. Я отчитываюсь раз в 3 месяца, в полгода. Отчитывался и за 2015 год. Я оказал материальной помощи на полтора миллиона гривен. Это в 10 раз больше полученного мною за этот номер. И вот теперь меня просят съехать из этой гостиницы; просят не брать эти деньги: дескать, это аморально. И никто не считает нужным упомянуть, что я эти деньги передаю на округ, на разные благотворительные программы. Это, к сожалению, никому не интересно.

Тронутый педантичным благородством г-на Вадатурского, недоверчивый корреспондент «Цензор.НЕТ» все же не мог напоследок не задать еще один вопрос.

— Вы же обеспеченный человек, почему до сих пор живете в гостиничном номере? Вас устраивает это жилье?

— Во-первых, я не хочу переезжать в Киев – это раз. Во-вторых, моя семья живет в Николаеве – это два. Я обещал своим избирателям на округе, что не буду переезжать в Киев и получать тут жилье. Это три. Мои дети в Николаеве ходят в обычную школу. В Николаеве живут мои родители. И из Николаева я никуда не собираюсь переезжать. А здесь – да, живу в гостинице. Не очень удобно, зато близко. Не трачу время на дорогу, логистику…

МИЛЛИОН ТУДА, МИЛЛИОН СЮДА…

Если с Андреем Вадатурским все более-менее ясно – сын миллионера, и сам небесталанный человек, — то обнаружить завидные суммы в декларациях радикалов для стороннего (и в меру наивного) наблюдателя было делом не вполне ожидаемым. Как же так – такие неподкупные люди, такие пламенные борцы за справедливость для украинского села…

Скажем, Олег Ляшко задекларировал наличными около миллиона долларов, в связи с чем возбудился уже глава парламентского антикоррупционного комитета Егор Соболев. А у зама вождя РПЛ – нардепа Андрея Лозового – в декларации оказалось налички общей сложностью порядка 6 миллионов 250 тысяч гривен…

В соцсетях эта неожиданность вызвала бурную реакцию. «Так ведь нигде же не работал, откуда такие деньги?!» — писали одни. «От же ж падлюка, на вила его!» — восклицали другие.

Будучи спрошенным об этом в кулуарах, г-н Лозовой сначала разнервничался (даже пот на лбу выступил), но затем успокоился и поведал о своей трудовой карьере практически цыганского размаха.

«Я чем только в жизни не занимался… Это часть наследства, частично то, что родители продали имущество. У меня от прадеда был дом в селе Новоукраинка — я продал его. Я честно все написал, понимая, что будет… Я, как и многие люди в этой стране, официально не оформлялся и никогда по этому поводу не парился. Первые деньги свои помню. Мне было 13 лет. У меня должен был жениться мой старший брат, и меня попросил его тесть тогдашний постоять на базаре, продавать елки перед Новым годом. Это было в Ривном, на диком базаре. Я «загонялся» — кричал, что это елки с дачи Кучмы. Кучма тогда был президентом. Очень много все было разного. И каким-то бизнесам помогал, и курьером работал, и писал, и помогал избирательным кампаниям…»

Слушая Лозового, корреспондент «Цензор.НЕТ» отчего-то вспомнил отрывок из «Похождений бравого солдата Швейка».

«— Самое лучшее,— сказал Швейк,— выдавать себя за идиота. Когда я сидел в гарнизонной тюрьме, с нами там был очень умный, образованный человек, преподаватель торговой школы. Он дезертировал с поля сражения, из-за этого даже хотели устроить громкий процесс и на страх другим осудить его и повесить. А он вывернулся очень просто: начал корчить душевнобольного с тяжелой наследственностью и на освидетельствовании заявил штабному врачу, что он вовсе не дезертировал, а просто с юных лет любит странствовать, его всегда тянет куда-то далеко; раз как-то он проснулся в Гамбурге, а другой раз в Лондоне, сам не зная, как туда попал. Отец его был алкоголик и кончил жизнь самоубийством незадолго до его рождения; мать была проституткой, вечно пьяная, и умерла от белой горячки, младшая сестра утопилась, старшая бросилась под поезд, брат бросился с вышеградского железнодорожного моста. Дедушка убил свою жену, облил себя керосином и сгорел; другая бабушка шаталась с цыганами и отравилась в тюрьме спичками; двоюродный брат несколько раз судился за поджог и в Картоузах перерезал себе куском стекла сонную артерию; двоюродная сестра с отцовской стороны бросилась в Вене с шестого этажа. За его воспитанием никто не следил, и до десяти лет он не умел говорить, так как однажды, когда ему было шесть месяцев и его пеленали на столе, все из комнаты куда-то отлучились, а кошка стащила его со стола, и он, падая, ударился головой. Периодически у него бывают сильные головные боли, в эти моменты он не сознает, что делает, именно в таком-то состоянии он и ушел с фронта в Прагу, и только позднее, когда его арестовала «У Флеков» военная полиция, пришел в себя…»
Конец цитаты.

А вот двукратный премьер-министр Украины, многолетний лидер одной из крупнейших политических партий нашей страны Юлия Тимошенко снова тронула сердца «і мертвих, і живих, і ненароджених». Вот уже который год она живет на сбережения мужа. Муж далеко, зато сбережения рядом. Вот и теперь, слушая Юлию Владимировну, хотелось снять с себя последний «Луи Виттон» и переслать в роскошный партийный офис на улице Туровской.

«…У меня в декларации есть все – горестно призналась Юлия Владимировна. — Есть бизнес-доходы моего мужа, они достаточны для жизни. У нас есть сбережения, они показаны. И нам хватает, чтобы нормально жить… Я, по сути, единственный политик, который, сделав шаг в политику, полностью оставил бизнес. В 1997 году я стала депутатом, и с того момента я отказалась от всего бизнеса. Я дала тогдашней власти его уничтожить, потому что считала, что не может в сердце одного человека биться два сердца — политика и бизнесмена».

Думается, не у одного человека привычно сжалось сердце, когда он в очередной раз слушал эту пронзительную исповедь трепетной души…

ЧТОБ НАД ВАМИ ВСЮ ЖИЗНЬ ТАК ШУТИЛИ!

Еще одна изюминка истории с e -декларациями – склонность некоторых декларантов к идиотским шуткам.

К примеру, экс-комбат «Айдара» нардеп Мельничук зарегистрировал один триллион гривен. Якобы для того, чтобы привлечь внимание к непродуманной процедуре е-декларирования, которая кроме как выявления доходов, должна еще и привести к наказанию коррупционеров.

Долгое и цветастое объяснение г-на Мельничука можно прочесть ЗДЕСЬ. Пока же отметим, что Генпрокурору Юрию Луценко шутка не понравилась, и он пригрозил Мельничуку уголовным делом и долгим тюремным сроком.

Веселый и технологичный Олег Ляшко задекларировал вилы – видимо, для того, чтобы читатели его декларации могли мысленно воткнуть их ему кто куда пожелает.

А внефракционный нардеп Владимир Парасюк в своей декларации указал в качестве дарителя часов Samsung Gear s2 (стоимость 7999грн.)… Святого Николая.

— Владимир, — спросил Парасюка «Цензор.НЕТ» — можете объяснить: вот для чего вы это сделали?

— Объясняю: чтобы пояснить разумному обществу, что я легко отношусь к электронному декларированию. И что это для меня не страшилка. Я показал, что все это заполнил быстро и сильно не «парился».

— Может, следовало показать не легкость, а серьезность отношения к декларации?

— Нет, я серьезно отнесся, поскольку подал все так, как есть. Ну, и минимально пошутил. Хотя это все правда.

— В каком смысле правда?

— Ну, на Николая ж дарят подарки. Вот, мне сестра и подарила. Может, я немного не такую форму подобрал…но скажу вам еще раз: никакого злого посыла я не хотел. Только по-доброму пошутил!

— Выходит, Святой Николай – это ваша сестра?

— Нет, — засмеялся Парасюк – Святой Николай – это Святой Николай. А сестра мне в этот день подарила эти часы…

Позднее Парасюк принес извинения за свой поступок на свой странице в Фейсбуке.

Что ж, как говаривала Людмила Янукович: отакое от.

— С чем, по-вашему, связаны все эти шуточки в декларациях? – вопрос нардепу Валерию Карпунцову из фракции БПП.

— С безответственностью, с чем же еще? Для чего это неуважение? К себе, к процессу декларирования? Если нет уважения, не надо было этим и заниматься…

Не успел я отойти от Карпунцова, как мимо пронеслась съемочная группа одного из телеканалов. Не сбавляя ход, ребята спросили:

— Хомутынника не видели?

— Нет, а что?

— Да только что был – а теперь исчез. А у нас к нему новый вопрос по декларации!

И девушка-журналист скачками умчалась прочь. За ней волок камеру плечистый оператор.

«Ничего, — подумал корреспондент «Цензор.НЕТ», — пускай шутят. Через год будет не до шуток…».

Цензор.Нет

Передел денежных потоков при Порошенко: история одного переворота в ГПУ (видео)Передел денежных потоков при Порошенко: история одного переворота в ГПУ (видео)

Песочные барханы уже утащили за собой 1-го зама генпрокурора Владимира Гузыря, 1-го замначальника следственного управления ГПУ Владимира Шапакина, зама Киевского облпрокурора Александра Корнийца, а ранее — бывшего прокурора Киевщины Виктора Безкоровайного. На очереди — Виктор Шокин.

Изначально сообщим читателям, которые в «бриллиантово-песочном деле» предпочли занять позицию любой из сторон конфликта, что незаконная добыча песка на Киевщине — это константа, которая присутствовала во все годы независимости. Сменялись официальные власти, «крыши», смотрящие, а нелегальный бизнес в районе села Погребы в Броварском районе продолжал цвести и пахнуть. Да так, что в 2012 году местные экологи констатировали — вследствие вмешательства «песочных дел мастеров» речка Десна смыла 60 гектаров прибрежной зоны. Законностью тут и не пахло.

Впрочем, организаторам и рядовым участникам этой незаконной схемы, которую в период президентства Виктора Януковича пытался подмять под себя на региональном уровне тогдашний губернатор Киевщины Анатолий Присяжнюк (и часть чиновников пониже рангом а-ля тогдашний облпрокурор Михаил Витязь и замглавы областного совета Юрий Павлов), было глубоко наплевать на закон, потенциальные риски экосреды и даже угрозу наводнения. Разумную грань дозволенного застилали упаковки вечнозеленых банкнот, которые они поднимали на этом деле…

Сейчас уже трудно сказать, в какой конкретно период времени участок под Погребами застолбили за собой ООО «Гидроэкоресурс» и ООО «Чистый грунт» (имеется информация, что ребята хозяйничают там уже два года после того, как оттуда выбросили еще одних старателей — фирму «Криейт»), и какую зарплату за организацию нелегальной добычи получали от известного в криминальных кругах 90-х годов (а ныне «героя АТО» и нардепа) Вячеслава Константиновского оформленные владельцем и директором «Гидроэкоресурса» Александр Анаприенко и вписанные «собственниками» «Чистого грунта» Николай Морозов и Олег Теслер. Однозначно лишь, что песок добывался без каких-либо разрешительных документов: у старателей не было как разрешения от Госводагентства на дноуглубительные работы земель водного фонда, так и права на добычу полезных ископаемых. Поговаривают, что в карманы региональных руководителей налоговой, прокуратуры и милиции Киевщины капало по 3 гривны за каждый незаконно добытый и проданный куб песка. Другой источник говорит, что эти цифры были актуальны в конце 2013 года, ведь Евромайдан, АТО и «реформы» новой власти девальвировали гривну почти втрое, привнеся в этот бизнес новые расценки, естественно, в сторону увеличения.

В деле «Толя-Супермаркет»

Зафиксируем также, что смена режима прошла безболезненно для бизнеса «Карамазова»: летом 2014 года объект начал расширяться, а тогдашний прокурор Киевщины Виктор Безкоровайный, а также назначенный уже осенью главным милиционером области Виктор Троян с радостью «революционеров достоинства» вошли в долю и в накладе не оказались. Задача, которая стояла перед этими блюстителями порядка, была проста как день — оберегать участок нелегальной добычи от пытливых глаз других охотников нажиться на песке из среды правоохранителей.

Однако столь амбициозным планам снимать сливки с песка попытался помешать заместитель тогдашнего генпрокурора Виталия Яремы Анатолий Даниленко, который лелеял надежду загнать все незаконные точки добычи песка, как минимум на Киевщине, под свою крышу.

Посыпались проверки, на объект стали захаживать не подчиняющиеся Безкоровайному прокуроры, налоговики, и даже столичные ОГСБЭПовцы (невзирая на то, что песочный карьер находится за пределами Киева), которые клали с прибором на Трояна и даже всесильного на тот момент замминистра МВД Сергея Чеботаря.

В конце декабря 2014 года ситуация обострилась, и «Карамазову» выдали последнее китайское предупреждение: в ходе очередного рейда правоохранителей старателей разогнали, но технику изымать не стали. Оценить масштабы незаконного песочного промысла можно на этом видео:

Константиновский активно сопротивлялся, и отказывался идти под крышу Даниленко. Собственно потому в разгар кампании по сливу Виталия Яремы он оказался одним из немногих членов фракции «Народного фронта», который 15 января 2015 года поставил свой автограф под проектом постановления о вынесении недоверия генпрокурору. Параллельно парламентарий пытался получить защиту от коллег по фракции (в лице секретаря СНБО Александра Турчинова и главы МВД Арсена Авакова), и требовал обуздать зама генпрокурора. В конечном итоге Даниленко, а следом за ним и Ярема покинули ГПУ, и на два месяца все забыли о Погребах.

Глупый Гузырь робко прячет, умный — гордо достает

Впрочем, виктория Константиновского оказалась пирровой, ведь когда зашедшая на Резницкую новая-старая команда в лице Виктора Шокина и Владимира Гузыря чуток обжилась и вошла в курс дел, все началось сначала. 1-й зам главы ГПУ оценил креативную идею Даниленко, и принялся загонять нелегальных старателей в стойло, только под свою крышу. За дело взялись рьяно: стоявший на пути реализации «новой схемы» Виктор Безкоровайный был люстрирован, а контроль за песочными темами на Киевщине Гузырь доверил заму облпрокурора — своему (да и Шокина) давнему товарищу Александру Корнийцу. Последний решает поднять дело выше по инстанции, чтобы не оставить «Карамазову» выбора и убедить того слиться, не дав ни единого шанса решить проблему «на земле».

Послушаем на этот счет бывшего главу Консультативного совета при ГПУ и наиболее авторитетного журналиста в прокурорской тематике в Украине Владимира Бойко: «С целью загнать Константиновского под прокурорскую крышу Корниец, пользуясь своей дружбой с Гузырем и Шокиным, организовал открытие уголовного производства в главном следственном управлении ГПУ (отсюда в деле и появился 1-й заместитель начальника ГСУ ГПУ Владимир Шапакин, еще один «давний товарищ» верхушки генпрокуратуры — прим. ред.), по результатам которого Шокин должен был внести представление в Верховную Раду о снятии с Константиновского неприкосновенности».

Кто такие Корниец и Шапакин?

Еще полтора месяца назад о этих «выдающихся» прокурорах в СМИ были единичные упоминания, а сегодня их дело обсуждают во всей стране. Откуда же взялись эти законники в прокуратуре Украины Революции Достоинства? Ответ очевиден — какая революция, такие и прокуроры… О Шапакине скажем буквально одним абзацем — это переживший немало вместе с Шокиным и его людьми в ГПУ, человек крайне непубличный.

Отец четверых детей Александр Корниец был назначен на должность зама Киевского облпрокурора осенью 2014 года, когда кадровыми вопросами в ГПУ ведали не менее выдающиеся законники — Анатолий Даниленко и Игорь Билецкий. Однако, мазу за будущего бриллиантового прокурора тогда тянули не они, а нынешний глава ведомства Виктор Шокин. Ну и увесистая сумка с банкнотами мертвых американских президентов…

Уже при генпрокурорстве Шокина, Корниец подавался как кандидат на самые разные должности — то в столицу, то в Одессу, в конечном итоге прокурору была обещана Киевская область. А ведь еще несколько лет назад этот прокурор, начинавший свою карьеру в ведомстве водителем, вляпался в коррупционный скандал и едва избежал уголовного преследования. Революция Достоинства вернула законника на «его место», куда он с радостью пристроил свою супругу Светлану (о ней речь пойдет ниже). Вот такие ребята решили пободаться с Константиновским…

Грузино-американские следы на песке

Нардеп также не сидит без дела, и активно пытается заручиться покровительством сильной руки в противовес ОПГ Гузыря-Корнийца. Но «старые друзья» из «Народного фронта» подсобили только информационно — выдается слив о том, что «песочные схемы» на Киевщине пытается подмять под себя Гузырь и и.о. облпрокурора Игорь Грабец. Понимая, что этого окажется недостаточно для борьбы до победного конца, парламентарий активно ищет более серьезных покровителей во власти… И как показали дальнейшие события, находит. Пригодились «американские» связи в рядах тамошних правоохранителей, которые в свое время подвесили Константиновских на крючок, но «великодушно» позволили обоим братьям Карамазовым, несмотря на обвинения в нескольких покушениях на убийство и устойчивой репутации киллеров, вернуться в Восточную Европу.

9 апреля ситуация накаляется — на место нелегальной добычи в Погребах приезжают правоохранители с обыском (санкцию дал Шевченковский суд Киева): прокуроры, ОГСБЭПовцы, милиционеры, а также компания титушек и «активистов-журналистов» для силового и медийного прикрытия. Охране объекта дали пинка под зад, в «офисе» «Чистого грунта» и «Гидроэкоресурса» начинаются следственные действия. Все по классике — изымается бухгалтерская документация, компьютеры, печати, штампы, а самое главное — техника для намыва песка. Осознавая, что его уютный незаконный бизнес вот-вот пустят ко дну, на место событий прибывает Константиновский и пытается разрулить ситуацию. Вот так выглядели эти события глазами видеокамеры «Карамазова»:

Для полноты картины и понимания того, что обе стороны конфликта «достойны» друг друга, рекомендуем просмотреть также версию событий и с другой стороны.

Важный момент — сегодня опальный Корниец утверждает, что перед тем как уехать Константиновский созванивался с грузинским заместителем генпрокурора Давидом Сакварелидзе. Почему он становится покровителем Карамазова в этом деле, станет понятно чуть позже, когда начнут раскручивать дело «бриллиантовых прокуроров» и на арену выйдут люди из Администрации президента и даже представители США. Для затравки вставим лишь одну ремарку, чтобы внимательный читатель осознал кем, как, на каком уровне и когда начала готовиться скандальная история: еще за полтора месяца до начала «бриллиантового дела», на встрече с американским послом Виктора Шокина настойчиво попросили «остудить пыл» своего зама Гузыря в одном щепетильном «песочном» деле и прислушаться к доводам другого зама Сакварелидзе, который-де знает, что делает и в конфликтном вопросе занимает «правильную сторону». Аккурат тогда же в прокуратуру Киевской области поступило обращение Константиновского с сопроводительным письмом Сакварелидзе о необходимости прекращения следственных действий по делу о намыве песка, а сам Корниец формально был отстранен от дела…

А вот мотивы второго «ангела-хранителя» нардепа — Службы безопасности Украины, изначально были ясны: чекисты намеревались выполнить свою работу, то бишь срубить денег и решить конфликт в пользу того, кто больше заплатит. Получив финансирование от Константиновского, СБУшники через посредника быстро вышли на контакт с ОПГ Гузыря-Корнийца.

Стрелка прокуроров и СБУшников

«Решала» с прокурорской стороны (им стал Валерий Гибаленко) озвучил сумму, которую должен отлистать Константиновский для того, чтобы продолжать нелегальную добычу песка в Погребах — 200 тысяч долларов. Сам парламентарий всем видом показывает, что сдался — 17 июня публично порывает с Аваковым и Турчиновым, и выходит из рядов «Народного фронта». Гузырь, Корниец и Шапакин потирают руки в предвкушении поступления нала, ведь над Карамазовым висит дамоклов меч — уже два месяца как в столе Шокина пылится представление о снятии неприкосновенности с Константиновского.

Как происходили события далее, зафиксировано в материалах суда, которые опубликовал Главком. Если следовать им, то около 10 вечера 26 июня посредник с прокурорской стороны Гибаленко получает 50 тысяч долларов от представителя «Чистого грунта» и «Гидроэкоресурса», но еще не знает, что его «ведут»: в СБУ Киевской области уже было открыто уголовное производство №42015000000001288 о вымогательстве взятки в обмен на закрытие дела в отношении компаний Константиновского и возвращение техники для намыва песка.

Через неделю (3 июля) человек Карамазова передает Валерию Гибаленко вторую часть суммы — на этот раз 100 тысяч долларов. Тогда же, пользуясь тем, что с 30 июня и до 10 июля отсутствует генпрокурор Виктор Шокин, а его замещает Гузырь (след которого в песочном деле уже становится очевидным), начинается реализация удивительно тонкой и грамотной комбинации по осуществлению «подковерного» переворота в верхах ГПУ.

Восстановим хронологию событий

День первый

В воскресное утро 5 июля появляется резонансная информация о том, что в помещении прокуратуры Киевской области ведется обыск по подозрению в получении взятки двух высокопоставленных законников. Подробности становятся известны только вечером, когда экс-глава Консультативного совета при ГПУ, журналист Владимир Бойко в своем Fb публикует пост о том, что около 17:00 бойцы спецподразделения «Альфа» в сопровождении заместителя генерального прокурора Давида Сакварелидзе выломали двери в здании Главного следственного управления ГПУ по улице Борисоглебской, положили «мордой в пол» сотрудников госохраны, и устроили обыск.

Бойко сообщает, что шмон был проведен в нарушение процессуальных норм — без санкции суда, уведомления о проводимых следственных действиях и.о. генпрокурора Владимира Гузыря. Взятка в 200 тысяч долларов, в получении которой подозреваются 1-й замглавы следственного управления ГПУ Владимир Шапакин и заместитель Киевского облпрокурора Александр Корниец, в здании ни ГСУ, ни региональной прокуратуры обнаружена не была. Согласно иной версии, часть денег действительно нашли у Шапакина в кабинете, и это якобы могла быть как раз доля Гузыря за закрытие дела против Константиновского. Сам же и.о. генпрокурора просто рвал и метал вне себя от бешенства — воскресным днем он спустя полчаса после начала обыска на Борисоглебской прибыл туда, при всех порвал удостоверение следователя, который проводил обыск и пообещал того уволить.

Кроме того, и.о. генпрокурора распорядился внести в ЕРДР уголовное производство в отношении Сакварелидзе по признакам ст. 341 УК Украины (захват государственных или общественных зданий и сооружений). После публикации поста в комментарии к Бойко активно начали приходить так называемые «грузинские боты» (особенно рьяно и со «знанием» сути произошедшего ему оппонировал числившийся ранее советником при АП Давид Кизирия, верный сподвижник «грузинских реформаторов»), которые обвиняли журналиста в искажении информации и уверяли, что прокуроров действительно задержали. Откуда у них взялась такая информация, естественно, не уточняли…

Позже выяснится, что параллельно с проведением обысков в прокурорских кабинетах, СБУшники нагрянули и домой к Корнийцу и Шапакину (маски-шоу были в столице и Конотопе, причем имение 1-го зама начальника следственного управления ГПУ шмонали, когда у него гостил Гибаленко). Именно там были обнаружены многотысячные сбережения, затем эти финансы перевезли в Киев и устроили фотосессию в помещениях прокуратуры якобы в подтверждение того, что законник хранил полученные взятки прямо по месту работы.

Вечером же 5 июля, получив «по рогам» от Гузыря, Сакварелидзе обратился с жалобой к своему грузинскому патрону Михаилу Саакашвили, а тот — в посольство США в Украине. В конечном счете из посольства последовал звонок в Администрацию президента, и в результате на утро на Банковую для разбора полетов были вызваны и.о. генпрокурора, глава СБУ Василий Грицак и «грузинский реформатор».

День второй

В результате дело приняло совершенно новый оборот, уже в той трактовке, которая усиленно раскручивается в СМИ последний месяц. «Терки» и распределение ролей участников дальнейшего разоблачения прокуроров в высоких кабинетах шли с самого утра 6 июля. Да так рьяно, что помощники Сакварелидзе дважды объявляли, а затем отменяли пресс-конференцию! Но ближе к обеду высокие стороны таки сошлись во мнении, и около 13:00 начался массовый вброс информации по делу.

Итак, 6 июля торжествующий Константиновский в своем Fb, намного раньше официального сайта СБУ, публикует фото «ковров из долларов», драгоценностей и прочих атрибутов жизни, найденных у Шапакина и Корнийца (позднее нардеп удалит эти снимки, так и не ответив откуда у него взялись материалы под грифом ДСП; впрочем не будут заморачиваться над этим и все остальные «разоблачители»). Как утверждают источники в ведомстве, «фотоотчет» был предоставлен в виде доказательства «успешно выполненного заказа» верхами СБУ.

Дабы восстановить все подробности дела, также напомним базовую версию СБУ: у 1-го зама начальника следственного управления ГПУ Шапакина в ходе обыска нашли 400 тысяч долларов, а у зама Киевского облпрокурора Александра Корнийца — 65 бриллиантов, «калаш» и ювелирные изделия. Вслед за экстазом Константиновского и радостным рапортом Грицака в ход пошла тяжелая артиллерия в виде «нардепо-журналистов» Мустафы Найема и Сергея Лещенко, а также грузин — главы Одесской ОГА Миахила Саакашвили и зама Шокина Давида Сакварелидзе.

Благодаря всей этой честной компании украинская общественность застолбила в своей памяти информацию, что у Шапакина нашли 130 тысяч долларов в кабинете, 30 тысяч долларов и 22 тысячи евро в доме в Конотопе; в столичной квартире — 170 тысяч гривен и 500 тысяч гривен соответственно, а также документы на депозитные вложения на сумму около 800 тысяч гривен. Дополняли этот комплект незарегистрированное огнестрельное оружие и боеприпасы, а также дневник Шапакина, где он вписывал данные о своей бухгалтерии. Улов у Корнийца, по заверениям Найема — 35 пакетов с бриллиантами с общим количеством 65 камней.

«Бородатая женщина» же зашел с тылу, и принялся внедрять в общественное сознание образ обиженного борца за справедливость — батоноСакварелидзе. Ну и не забыл «кинуть леща» гаранту Конституции. «Еще утром Гузырь рвал и метал с угрозами в адрес участников задержания Шапакина, но после доклада Порошенко притих», — описывал скандал Лещенко. Вторил ему и давний партнер по фракции БПП Найем, который еще более сгустил краски: «С утра следователей, которые вели уголовное дело в отношении задержанных Корнийца и Шапакина, вызывали на личные разговоры и угрожали увольнением. Насколько я понимаю, когда эта информация стала просачиваться, в дело вмешался президент, вызвав к себе сначала Владимира Гузыря и Василия Грицака, а потом и Давида Сакварелидзе». Маятник качнулся, а гнев обличителей не знал предела…

Впрочем, устроителям скандала и этого оказалось мало, и дабы окончательно добить Гузыря, его отправляют… на срочную пресс-конференцию. Где на «голубом глазу» он втупую врал о том, что никакого дела в отношении Сакварелидзе нет и не могло быть.

«Я в это время был за пределами города, однако, мне хватило 20 минут, чтобы приехать в здание ГПУ, и в итоге я позволил следователю подняться туда, куда он хотел, и изъять то, что он хотел», — говорил и.о. генпрокурора.

По его словам, было начато служебное расследование не в отношении Сакварелидзе, а относительно действий спецназовцев, поскольку те сломали двери в кабинете первого замглавы ГСУ ГПУ, не дождавшись, когда им принесут ключи. «Молодой следователь вместе с представителями СБУ, которые обеспечивали его безопасность, намеревался провести обыск в кабинете одного из руководителей Главного следственного управления ГПУ. Это помещение имеет особый статус, оно является режимным объектом, где сконцентрировано много совершенно секретной информации, и следователь был предупрежден об этом «, — Гузырь как будто на ходу придумывал отмазки.

День третий

7 июля Печерский районный суд Киева избрал меру пресечения в виде содержания под стражей, с альтернативой залога в сумме 3,2 млн грн., Гибаленко, Шапакину и Корнийцу. В принципе, все прошло ожидаемо, за исключением одного: впервые публично было объявлено о существовании третьего фигуранта дела. Стало быть, имеем организованную преступную группу со связями в высшем руководстве Генпрокуратуры!

На этом фоне потерялись аргументы защитников Гибаленко и Корнийца, хотя именно эти доводы в дальнейшей и будут использоваться ими в процессе.

Так, адвокат прокурора Виктор Петруненко заявил, что обнаруженные при обыске ювелирные изделия были не из бриллиантов, а из циркония (дешевый заменитель, часто используемый в качестве подделки под брюллик или алмаз). Кроме того, защитник заявил о том, что никакая экспертиза изъятого у Корнийца не проводилась.

Адвокат Гибаленко Борис Денисенко же заявил: «Деньги, которые так пафосно выкладывает СБУ в качестве вещественных доказательств, эти деньги были подкинуты работниками СБУ в ходе оперативно-следственных действий. По сути, их Гибаленко Валерий не взял. Они просто пришли в офис, и нашли там деньги».

День четвертый

8 июля Гузырь подписывает приказ об отстранении Корнийца и Шапакина от работы, который вываливает в сеть Найем с публичным порицанием.

Параллельно «прогрессивную общественность» подводят к тому, что Гузырь должен как минимум с позором покинуть ГПУ, а Корниец и Шапакин — осуждены по полной. Но как покажут дальнейшие события, и.о. генпрокурора и не думал сдаваться, а просто взял паузу и ждал возвращения из отпуска Шокина.

День пятый

9 июля тихой сапой жена 1-го зама начальника следственного управления ГПУ Владимира Шапакина вносит установленные судом 3,2 миллиона гривен, и прокурор выходит на свободу.

Семейные ценности проявляются и у Корнийца. Содержанец Коломойского и Турчинова главред «Цензора» Юрий Бутусов уверяет, что сын зама Киевского облпрокурора — злостный уклонист от армии, а в ходе обыска у надзорника дома были обнаружены три повестки (последняя из которых извещала, что сына Корнийца объявили в розыск).

Образ злодея дополняет жена Корнийца Светлана, которая «по чистой случайности» успешно делает карьеру рядом с мужем в прокуратуре Киевской области -на должности начальника отдела за соблюдением законов органами, которые ведут борьбу с организованной преступностью, процессуального руководства и поддержки гособвинения. Скрепляли прокурорские узы не только рабочие отношения, а и несколько десятков банковских ячеек (по одним данным — 40, по другим — 80), открытых в разных банках четой, а также поручительство по кредиту, который взял зам прокурора Киевской области на сумму свыше 800 тысяч долларов.

День шестой

Из отпуска возвращается Шокин, и инициаторы подогреваемого скандала ставят ему условие — глава ГПУ перераспределяет полномочия между замами, и отдает «следствие» грузину Сакварелидзе. Ввиду того, что у Виктора Николаевича есть свой фаворит — Юрий Столярчук, генпрокурор отказывается. В это же время «куратор» бриллиантовых прокуроров Владимир Гузырь пытается круто изменить ситуацию в свою пользу.

Он командует внести в ЕРДР уголовное производство о превышении служебных полномочий (ст. 365 УК Украины) со стороны прокуроров и следователей, участвовавших в обысках 5 июля. Номер дела (№42015000000001343) оперативно сливается в сеть оппонентами Гузыря, а Шокин оказывается между молотом и наковальней: с одной стороны верные друзья-товарищи, с другой — масс-медиа, АП и самое главное — американское посольство. Не решаясь идти ва-банк генпрокурор говорит (именно говорит!), что закрывает дело о превышении полномочий. На выходные обе стороны конфликта берут паузу и обдумывают дальнейшие действия.

Часть вторая — возвращение Джедая

Власть ушла, как песок, сквозь пальцы: история одного переворота в ГПУ. Часть вторая — возвращение Джедая

В завершающей части самого громкого скандала за всю эпоху генпрокуратуры — аргументы защиты «бриллиантовых прокуроров», подковерная война за кресло генпрокурора между Матиосом и Сакварелидзе, в которую втянули не только ГПУ, верхушку политических партий, а и даже экс-министра доходов и сборов Александра Клименко.

Что осталось за кадром первой недели бриллиантового дела?

Как обычно, борьба различных группировок за власть.

Во-первых, подписание Петром Порошенко ранее принятых парламентом изменений в закон «О прокуратуре». Таким образом, принятые парламентариями новеллы вступили в силу 15 июля.

Во-вторых, настойчивая просьба, озвученная Виктору Шокину аккурат после возвращения из отпуска: переподчинить «следствие» Давиду Сакварелидзе (на данный момент его курирует Юрий Столярчук).

В третьих, «отдохнувший» Шокин внезапно понял, что его пытаются сделать руководителем без полномочий. Ведь аппетиты «младореформаторов», за которыми маячат американцы и отдельные чиновники из АП, не исчерпываются «грузинскими» просьбами. Команда «молодых реформаторов» намеревалась (и продолжает лелеять эту мысль) замкнуть на себе наиболее денежные направления: кадровое, процессуальное и «следственное». Генпрокурор же отказывался отступать, сдавая позиции и своих людей, а потому — готовил контратаку…

«День взятия Бастилии прошел впустую…»

Обострение произошло 14 июля, за день до вступления в силу закона «О прокуратуре». В этот день выясняется, что в Едином реестре досудебных расследований накануне зарегистрировано дело № 4201500000001453, открытое решением старшего следователя по особо важным делам управления по расследованию особо важных дел Дмитрия Суса (человек обоймы Гузыря). Десять следаков, которые участвовали в разработке Корнийца и Шапакина, обвиняются во внесении недостоверных сведений в дело, возбужденное еще в момент начала проведения ОРД в отношении прокуроров за их терки с песочными старателями.

Начинается цирк: в парламенте нардеп-журналист Найем заявляет о том, что Шокин давит на подчиненных Сакварелидзе и Касько и пытается забрать к себе дело бриллиантовых прокуроров. В это же время, под стены ГПУ спешно собирают радетелей «за все хорошее» — Автомайдан и Центр Противодействия коррупции (таковых собралось не более четырех десятков, журналистов оказалось едва ли не столько же), которые устраивают малочисленный митинг для телекамер с бенефисом обиженных замов главы ГПУ в финале. Оценить массовость акции можно по этому фото:

Найем заявляет, что Столярчук в Печерском суде требует разрешения на доступ к трафику телефонных номеров членов «группировки Касько-Сакварелидзе», а Шокин едет в Апелляционный суд требовать признания обысков 5 июля незаконными. Сами замы главы ГПУ на «голубом глазу» утверждают о колоссальном давлении, оказываемом на них. А вот обратная сторона медали — на самом деле «судейская» атака велась как раз со стороны «реформаторов», которые задним числом выбивали у суда разрешение на уже проведенный ими обыск у Корнийца и Шапакина (что подтверждает его незаконность и в дальнейшем даст основания не рассматривать часть вещдоков в суде)! Почему Шокин пошел на конфликт? Источники в ГПУ утверждают, что все выходные генпрокурор провел за изучением скандального бриллиантового дела и нашел в нем массу нестыковок.

Инициаторы скандала, в свою очередь, не могли допустить прокола на глазах у своих кураторов, а потому организовали форменную истерию. Особенно вопил Касько. Внезапно он вспомнил, что у одного из задержанных прокуроров (впоследствии он будет говорить об обоих) в ходе обысков нашли наркотики…

Верхом же правового нигилизма в этот день является организация трансляции прямо в стенах ГПУ, которую якобы организовали журналисты у кабинета, доступ к которому якобы пытался получить Шокин. Через 5 минут после начала работы камеры стало ясно, что это за СМИ — в монитор камеры напряженно смотрел Давид Кизирия (тот самый, что активно продвигал линию Сакварелидзе-Касько в комментариях у Владимира Бойко 5 июля). Пытаясь пресечь творящийся бедлам, Порошенко вновь собирает у себя генпрокурора (на этот раз уже Шокина, а не его и.о.) и Сакварелидзе. Снова дежурные улыбки, ничего не значащие фразы и… новое обострение.

«Дело чести» Гузыря

Ведь, несмотря ни на что, даже будучи уже уволенными из ГПУ фигуранты бриллиантового дела и их куратор Гузырь, продолжают бороться. 17 июля залог в размере 3,2 миллиона гривен был внесен за Валерия Гибаленко (через 7 дней после этого на свободе, уплатив вдвое большую суму, окажется и Шапакин), а 20 июля рассматривается апелляция Корнийца. Демократические СМИ основной акцент из процесса сделали на том, что прокурор жил в доме стоимостью свыше 5 миллионов гривен и на протяжении последних 5 лет больше 20 раз летал за границу — преимущественно в Лондон.

Гораздо более интересным явилось поведение процессуального прокурора по делу Виктора Опанасенко (на него, в частности, ополчился Шокин, Гузырь и прочая «старая братия»). Причину этого раскрыла адвокат Корнийца Людмила Иванчик, которая предоставила документы, подтверждающие фальсификацию заключения Государственного геммологического центра о результате экспертизы. Речь идет о стоимости тех самых бриллиантов, что были найдены у зама прокурора Киевской области.

Дело в том, что в представленном прокурором Опанасенко документе «просматривается текст, который искусственно удален или завуалирован, и это вместе завуалировано печатью и подписью».

А вот в оригинале вывода Государственного гемологического центра указана стоимость изъятых бриллиантов, которая составляет всего 701 (семьсот один) доллар США, а не миллионы гривен, о чем без устали три недели говорили «младореформаторы».

Такой «прокол» тут же пытаются нивелировать у Касько: зам генпрокурора дает указание открывать на Корнийца и Шапакина новые дела, теперь уже — за хранение кокаина. Человеческим языком ситуация выглядит следующим образом: инициаторы бриллиантового дела понимают, что имеющиеся в их распоряжении доводы и доказательства, несмотря на поддержку СМИ, для суда могут оказаться сомнительными, а потому вешают обвиняемым все новые и новые эпизоды… Давление на пожилого и болезненного главу ГПУ усиливается.

Шокину указали на место

В этот момент не выдерживают нервы у самого генпрокурора, который выходит на пресс-конференцию 21 июля и заявляет, что его готовятся «уничтожить физически». «У меня есть обоснованные основания, что в отношении меня готовятся разного рода провокации, в том числе и с моим здоровьем… У меня есть обоснованные основания считать, что меня хотят уничтожить физически. Об этом я сообщил президенту Украины и СБУ, сообщаю и вам… И, к сожалению, в связи с тем, что я встал на путь, и стоял, и буду стоять на борьбе с коррупцией, по всем направлениям без исключения. Я мешаю многим добывать незаконно янтарь, песок, мешаю другим незаконным сделкам», — сказал Шокин.

Пока общественность посмеивалась над таким заявлением генпрокурора (в приемной на Резнцикой нашли наган, который на 20 лет старше Шокина) и вспоминала гранату, которую ему обещал засунуть в задницу 10 лет назад опальный СБУшник Валентин Крыжановский, в ближнем кругу генпрокурора действительно было не до смеха. Ведь повод для опасений у генпрокурора действительно был. А само его заявление было сделано не столько для журналистов, сколько для «американских друзей», которые уже неоднократно требовали Шокина пустить бриллиантовое дело на самотек, слиться и оставить в покое песочные темы Константиновского, а также прочие вопросы, которые курируют «ребята Пайетта».

22 июля главу ГПУ вновь вызвали на ковер в посольство США, где выдали последнее предупреждение, потребовав уволить Гузыря, а 28 июля это указание было выполнено.

Через день на свободе оказывается Корниец (придумав вообще фантастическую историю о том, что ему срочно требуется госпитализация и залог в размере 3,2 миллиона гривен за него оплатила адвокат), а на прокурора, фальсифицировавшего материалы геммологической экспертизы бриллиантов, заводится дело. Борьба прокурорских бульдогов под ковром продолжается…

С какими же вистами вышли из захватывающей драмы законники на данный момент?

Борьба за кресло генпрокурора. Начало…

16 июля Киевская область получает полноценного прокурора, это первая промежуточная победа «младореформаторов». Они уверены, что Евгений Бондаренко более чутко будет относиться как к просьбам АП, так и иностранных кураторов Украины.

Сам же Шокин, который на текущей неделе в третий раз за полгода своего генпрокурорства исчез с радаров (то ли очередной отпуск, то ли больничный) аккурат в разгар скандала с тестами для кандидатов на замещение вакансий руководителей местных прокуратур , где снова таки столкнулся лбом с «забаганками» Сакварелидзе, наконец понял, заложником какого подковерного переворота он стал за последний месяц.

Генпрокурор фактически лишился монополии на двух важнейших участках работы, функции которых вовсю принялись дублировать поддерживаемые из АП «младопрокуроры». Следствие генеральной инспекции, возглавляемое грузином, перехватило на себя обязанности Управления внутренней безопасности, а функционал стандартного следственного управления перехватывало процессуальное управление Касько. А с учетом того, что облпрокуроров (вотчину Шокина) согласно новым порядкам отодвигали от прямого управления руководителями местных прокуратур, перспективы Виктора Николаевича стали выглядеть еще более пессимистично.

Главе ГПУ указывают не рыпаться и ждать осени, когда его сменит новый генпрокурор (в пакете с переформатирование Кабмина). Параллельно начинается кастинг кандидатов на должность нового главы ГПУ: основные фамилии претендентов у всех на слуху — Сакварелидзе и Матиос.

Проделки Матиоса

Грузина сразу же пытаются оттеснить от гонки уже на низком старте: в сеть вбрасывается фейковое интервью экс-министра доходов и сборов Александра Клименко, в котором тот рассыпается… в комплиментах в адрес Сакварелидзе. Очевидная подстава, но она дает эффект…

Понимая, что такой вал негатива может сбить реформаторский налет и пиар, куратор грузинского зама главы ГПУ Михаил Саакашвили в этой ситуации ориентируется быстрее всех и дает «шуточный отбой». В ходе своей пресс-конференции в Кабмине губернатор Одесской области отшучивается, что Сакварелидзе еще рано думать о главном кресле на Резницкой, ведь «кандидат» пока еще не женат…

Кто был автором вбросафейкового интервью Клименко — и к гадалке не ходи…Особенно в свете того, что экс-министру приписывают восхищение двумя главными оппонентами Матиоса — Сакварелидзе и 1-м замом главного военного прокурора Виктором Жербицким. Источники в ГПУ утверждают, что своих денег Матиос за размещение целой волны публикаций липового интервью Клименко не клал, а раскрутил на это представителей рейдерской группировки во главе с Геннадием Корбаном. Интерес последнего также ясен — будущий кандидат в мэры Киева через своих доверенных лиц (ОПГ во главе с Сергеем Касьяновым и Василием Астионом) хоть и сумел купить в суде «нужное решение за 50 тысяч долларов, но понимает слабость своих аргументов в продолжающейся борьбе за сельхозпредприятие «Чумаки», а потому всячески пытается блокировать решение этого дела по справедливости, и заранее пытается «связать» грузинского зама главы ГПУ с Клименко. Впрочем, мы немного отвлеклись от главного…

Взгляд в будущее

В ситуации с подвешенным состоянием главы ГПУ, подлил масла в огонь и глава фракции БПП в парламенте Юрий Луценко. Тешащий себя надеждой вернуться в кресло главы МВД (а при случае — отхватить даже вице-премьерство с кураторством силового блока) он заявил, что у Шокина есть время до сентября, чтобы направить в суд обвинения против экс-президента. Те, кто знакомы с материалами «дела Януковича» утверждают, что условие, мягко говоря, не совсем реалистичное.

Уже ни для кого не секрет, что в ГПУ на сегодня имеется два противоборствующих лагеря. На одной стороне — Шокин со своими людьми (Столярчук, Севрук) и «скелетами в шкафу» (Гузырь, Корниец, Шапакин) , с другой — Сакварелидзе в союзе с Касько. Последнему обещана должность 1-го зама, если грузинский реформатор станет главой ГПУ. В Администрации президента, где были крайне недовольны существующей схемой распределения черного нала в ГПУ людьми Шокина (бытует версия, что на Банковой захотели полностью замкнуть на себя этот щепетильный процесс), такой вариант на данный момент видится удобоваримым. Не говоря уже о «американских друзьях» и кураторах младореформаторов.

Вряд ли Виктор Николаевич думал, что так обернется попытка его верного Гузыря «подмять» под себя песочные схемы Вячеслава Константиновского, но история не терпит сослагательного наклонения…

По информации Інформаційного порталу Україна без корупції. www.coruption.netПесочные барханы уже утащили за собой 1-го зама генпрокурора Владимира Гузыря, 1-го замначальника следственного управления ГПУ Владимира Шапакина, зама Киевского облпрокурора Александра Корнийца, а ранее — бывшего прокурора Киевщины Виктора Безкоровайного. На очереди — Виктор Шокин.

Изначально сообщим читателям, которые в «бриллиантово-песочном деле» предпочли занять позицию любой из сторон конфликта, что незаконная добыча песка на Киевщине — это константа, которая присутствовала во все годы независимости. Сменялись официальные власти, «крыши», смотрящие, а нелегальный бизнес в районе села Погребы в Броварском районе продолжал цвести и пахнуть. Да так, что в 2012 году местные экологи констатировали — вследствие вмешательства «песочных дел мастеров» речка Десна смыла 60 гектаров прибрежной зоны. Законностью тут и не пахло.

Впрочем, организаторам и рядовым участникам этой незаконной схемы, которую в период президентства Виктора Януковича пытался подмять под себя на региональном уровне тогдашний губернатор Киевщины Анатолий Присяжнюк (и часть чиновников пониже рангом а-ля тогдашний облпрокурор Михаил Витязь и замглавы областного совета Юрий Павлов), было глубоко наплевать на закон, потенциальные риски экосреды и даже угрозу наводнения. Разумную грань дозволенного застилали упаковки вечнозеленых банкнот, которые они поднимали на этом деле…

Сейчас уже трудно сказать, в какой конкретно период времени участок под Погребами застолбили за собой ООО «Гидроэкоресурс» и ООО «Чистый грунт» (имеется информация, что ребята хозяйничают там уже два года после того, как оттуда выбросили еще одних старателей — фирму «Криейт»), и какую зарплату за организацию нелегальной добычи получали от известного в криминальных кругах 90-х годов (а ныне «героя АТО» и нардепа) Вячеслава Константиновского оформленные владельцем и директором «Гидроэкоресурса» Александр Анаприенко и вписанные «собственниками» «Чистого грунта» Николай Морозов и Олег Теслер. Однозначно лишь, что песок добывался без каких-либо разрешительных документов: у старателей не было как разрешения от Госводагентства на дноуглубительные работы земель водного фонда, так и права на добычу полезных ископаемых. Поговаривают, что в карманы региональных руководителей налоговой, прокуратуры и милиции Киевщины капало по 3 гривны за каждый незаконно добытый и проданный куб песка. Другой источник говорит, что эти цифры были актуальны в конце 2013 года, ведь Евромайдан, АТО и «реформы» новой власти девальвировали гривну почти втрое, привнеся в этот бизнес новые расценки, естественно, в сторону увеличения.

В деле «Толя-Супермаркет»

Зафиксируем также, что смена режима прошла безболезненно для бизнеса «Карамазова»: летом 2014 года объект начал расширяться, а тогдашний прокурор Киевщины Виктор Безкоровайный, а также назначенный уже осенью главным милиционером области Виктор Троян с радостью «революционеров достоинства» вошли в долю и в накладе не оказались. Задача, которая стояла перед этими блюстителями порядка, была проста как день — оберегать участок нелегальной добычи от пытливых глаз других охотников нажиться на песке из среды правоохранителей.

Однако столь амбициозным планам снимать сливки с песка попытался помешать заместитель тогдашнего генпрокурора Виталия Яремы Анатолий Даниленко, который лелеял надежду загнать все незаконные точки добычи песка, как минимум на Киевщине, под свою крышу.

Посыпались проверки, на объект стали захаживать не подчиняющиеся Безкоровайному прокуроры, налоговики, и даже столичные ОГСБЭПовцы (невзирая на то, что песочный карьер находится за пределами Киева), которые клали с прибором на Трояна и даже всесильного на тот момент замминистра МВД Сергея Чеботаря.

В конце декабря 2014 года ситуация обострилась, и «Карамазову» выдали последнее китайское предупреждение: в ходе очередного рейда правоохранителей старателей разогнали, но технику изымать не стали. Оценить масштабы незаконного песочного промысла можно на этом видео:

Константиновский активно сопротивлялся, и отказывался идти под крышу Даниленко. Собственно потому в разгар кампании по сливу Виталия Яремы он оказался одним из немногих членов фракции «Народного фронта», который 15 января 2015 года поставил свой автограф под проектом постановления о вынесении недоверия генпрокурору. Параллельно парламентарий пытался получить защиту от коллег по фракции (в лице секретаря СНБО Александра Турчинова и главы МВД Арсена Авакова), и требовал обуздать зама генпрокурора. В конечном итоге Даниленко, а следом за ним и Ярема покинули ГПУ, и на два месяца все забыли о Погребах.

Глупый Гузырь робко прячет, умный — гордо достает

Впрочем, виктория Константиновского оказалась пирровой, ведь когда зашедшая на Резницкую новая-старая команда в лице Виктора Шокина и Владимира Гузыря чуток обжилась и вошла в курс дел, все началось сначала. 1-й зам главы ГПУ оценил креативную идею Даниленко, и принялся загонять нелегальных старателей в стойло, только под свою крышу. За дело взялись рьяно: стоявший на пути реализации «новой схемы» Виктор Безкоровайный был люстрирован, а контроль за песочными темами на Киевщине Гузырь доверил заму облпрокурора — своему (да и Шокина) давнему товарищу Александру Корнийцу. Последний решает поднять дело выше по инстанции, чтобы не оставить «Карамазову» выбора и убедить того слиться, не дав ни единого шанса решить проблему «на земле».

Послушаем на этот счет бывшего главу Консультативного совета при ГПУ и наиболее авторитетного журналиста в прокурорской тематике в Украине Владимира Бойко: «С целью загнать Константиновского под прокурорскую крышу Корниец, пользуясь своей дружбой с Гузырем и Шокиным, организовал открытие уголовного производства в главном следственном управлении ГПУ (отсюда в деле и появился 1-й заместитель начальника ГСУ ГПУ Владимир Шапакин, еще один «давний товарищ» верхушки генпрокуратуры — прим. ред.), по результатам которого Шокин должен был внести представление в Верховную Раду о снятии с Константиновского неприкосновенности».

Кто такие Корниец и Шапакин?

Еще полтора месяца назад о этих «выдающихся» прокурорах в СМИ были единичные упоминания, а сегодня их дело обсуждают во всей стране. Откуда же взялись эти законники в прокуратуре Украины Революции Достоинства? Ответ очевиден — какая революция, такие и прокуроры… О Шапакине скажем буквально одним абзацем — это переживший немало вместе с Шокиным и его людьми в ГПУ, человек крайне непубличный.

Отец четверых детей Александр Корниец был назначен на должность зама Киевского облпрокурора осенью 2014 года, когда кадровыми вопросами в ГПУ ведали не менее выдающиеся законники — Анатолий Даниленко и Игорь Билецкий. Однако, мазу за будущего бриллиантового прокурора тогда тянули не они, а нынешний глава ведомства Виктор Шокин. Ну и увесистая сумка с банкнотами мертвых американских президентов…

Уже при генпрокурорстве Шокина, Корниец подавался как кандидат на самые разные должности — то в столицу, то в Одессу, в конечном итоге прокурору была обещана Киевская область. А ведь еще несколько лет назад этот прокурор, начинавший свою карьеру в ведомстве водителем, вляпался в коррупционный скандал и едва избежал уголовного преследования. Революция Достоинства вернула законника на «его место», куда он с радостью пристроил свою супругу Светлану (о ней речь пойдет ниже). Вот такие ребята решили пободаться с Константиновским…

Грузино-американские следы на песке

Нардеп также не сидит без дела, и активно пытается заручиться покровительством сильной руки в противовес ОПГ Гузыря-Корнийца. Но «старые друзья» из «Народного фронта» подсобили только информационно — выдается слив о том, что «песочные схемы» на Киевщине пытается подмять под себя Гузырь и и.о. облпрокурора Игорь Грабец. Понимая, что этого окажется недостаточно для борьбы до победного конца, парламентарий активно ищет более серьезных покровителей во власти… И как показали дальнейшие события, находит. Пригодились «американские» связи в рядах тамошних правоохранителей, которые в свое время подвесили Константиновских на крючок, но «великодушно» позволили обоим братьям Карамазовым, несмотря на обвинения в нескольких покушениях на убийство и устойчивой репутации киллеров, вернуться в Восточную Европу.

9 апреля ситуация накаляется — на место нелегальной добычи в Погребах приезжают правоохранители с обыском (санкцию дал Шевченковский суд Киева): прокуроры, ОГСБЭПовцы, милиционеры, а также компания титушек и «активистов-журналистов» для силового и медийного прикрытия. Охране объекта дали пинка под зад, в «офисе» «Чистого грунта» и «Гидроэкоресурса» начинаются следственные действия. Все по классике — изымается бухгалтерская документация, компьютеры, печати, штампы, а самое главное — техника для намыва песка. Осознавая, что его уютный незаконный бизнес вот-вот пустят ко дну, на место событий прибывает Константиновский и пытается разрулить ситуацию. Вот так выглядели эти события глазами видеокамеры «Карамазова»:

Для полноты картины и понимания того, что обе стороны конфликта «достойны» друг друга, рекомендуем просмотреть также версию событий и с другой стороны.

Важный момент — сегодня опальный Корниец утверждает, что перед тем как уехать Константиновский созванивался с грузинским заместителем генпрокурора Давидом Сакварелидзе. Почему он становится покровителем Карамазова в этом деле, станет понятно чуть позже, когда начнут раскручивать дело «бриллиантовых прокуроров» и на арену выйдут люди из Администрации президента и даже представители США. Для затравки вставим лишь одну ремарку, чтобы внимательный читатель осознал кем, как, на каком уровне и когда начала готовиться скандальная история: еще за полтора месяца до начала «бриллиантового дела», на встрече с американским послом Виктора Шокина настойчиво попросили «остудить пыл» своего зама Гузыря в одном щепетильном «песочном» деле и прислушаться к доводам другого зама Сакварелидзе, который-де знает, что делает и в конфликтном вопросе занимает «правильную сторону». Аккурат тогда же в прокуратуру Киевской области поступило обращение Константиновского с сопроводительным письмом Сакварелидзе о необходимости прекращения следственных действий по делу о намыве песка, а сам Корниец формально был отстранен от дела…

А вот мотивы второго «ангела-хранителя» нардепа — Службы безопасности Украины, изначально были ясны: чекисты намеревались выполнить свою работу, то бишь срубить денег и решить конфликт в пользу того, кто больше заплатит. Получив финансирование от Константиновского, СБУшники через посредника быстро вышли на контакт с ОПГ Гузыря-Корнийца.

Стрелка прокуроров и СБУшников

«Решала» с прокурорской стороны (им стал Валерий Гибаленко) озвучил сумму, которую должен отлистать Константиновский для того, чтобы продолжать нелегальную добычу песка в Погребах — 200 тысяч долларов. Сам парламентарий всем видом показывает, что сдался — 17 июня публично порывает с Аваковым и Турчиновым, и выходит из рядов «Народного фронта». Гузырь, Корниец и Шапакин потирают руки в предвкушении поступления нала, ведь над Карамазовым висит дамоклов меч — уже два месяца как в столе Шокина пылится представление о снятии неприкосновенности с Константиновского.

Как происходили события далее, зафиксировано в материалах суда, которые опубликовал Главком. Если следовать им, то около 10 вечера 26 июня посредник с прокурорской стороны Гибаленко получает 50 тысяч долларов от представителя «Чистого грунта» и «Гидроэкоресурса», но еще не знает, что его «ведут»: в СБУ Киевской области уже было открыто уголовное производство №42015000000001288 о вымогательстве взятки в обмен на закрытие дела в отношении компаний Константиновского и возвращение техники для намыва песка.

Через неделю (3 июля) человек Карамазова передает Валерию Гибаленко вторую часть суммы — на этот раз 100 тысяч долларов. Тогда же, пользуясь тем, что с 30 июня и до 10 июля отсутствует генпрокурор Виктор Шокин, а его замещает Гузырь (след которого в песочном деле уже становится очевидным), начинается реализация удивительно тонкой и грамотной комбинации по осуществлению «подковерного» переворота в верхах ГПУ.

Восстановим хронологию событий

День первый

В воскресное утро 5 июля появляется резонансная информация о том, что в помещении прокуратуры Киевской области ведется обыск по подозрению в получении взятки двух высокопоставленных законников. Подробности становятся известны только вечером, когда экс-глава Консультативного совета при ГПУ, журналист Владимир Бойко в своем Fb публикует пост о том, что около 17:00 бойцы спецподразделения «Альфа» в сопровождении заместителя генерального прокурора Давида Сакварелидзе выломали двери в здании Главного следственного управления ГПУ по улице Борисоглебской, положили «мордой в пол» сотрудников госохраны, и устроили обыск.

Бойко сообщает, что шмон был проведен в нарушение процессуальных норм — без санкции суда, уведомления о проводимых следственных действиях и.о. генпрокурора Владимира Гузыря. Взятка в 200 тысяч долларов, в получении которой подозреваются 1-й замглавы следственного управления ГПУ Владимир Шапакин и заместитель Киевского облпрокурора Александр Корниец, в здании ни ГСУ, ни региональной прокуратуры обнаружена не была. Согласно иной версии, часть денег действительно нашли у Шапакина в кабинете, и это якобы могла быть как раз доля Гузыря за закрытие дела против Константиновского. Сам же и.о. генпрокурора просто рвал и метал вне себя от бешенства — воскресным днем он спустя полчаса после начала обыска на Борисоглебской прибыл туда, при всех порвал удостоверение следователя, который проводил обыск и пообещал того уволить.

Кроме того, и.о. генпрокурора распорядился внести в ЕРДР уголовное производство в отношении Сакварелидзе по признакам ст. 341 УК Украины (захват государственных или общественных зданий и сооружений). После публикации поста в комментарии к Бойко активно начали приходить так называемые «грузинские боты» (особенно рьяно и со «знанием» сути произошедшего ему оппонировал числившийся ранее советником при АП Давид Кизирия, верный сподвижник «грузинских реформаторов»), которые обвиняли журналиста в искажении информации и уверяли, что прокуроров действительно задержали. Откуда у них взялась такая информация, естественно, не уточняли…

Позже выяснится, что параллельно с проведением обысков в прокурорских кабинетах, СБУшники нагрянули и домой к Корнийцу и Шапакину (маски-шоу были в столице и Конотопе, причем имение 1-го зама начальника следственного управления ГПУ шмонали, когда у него гостил Гибаленко). Именно там были обнаружены многотысячные сбережения, затем эти финансы перевезли в Киев и устроили фотосессию в помещениях прокуратуры якобы в подтверждение того, что законник хранил полученные взятки прямо по месту работы.

Вечером же 5 июля, получив «по рогам» от Гузыря, Сакварелидзе обратился с жалобой к своему грузинскому патрону Михаилу Саакашвили, а тот — в посольство США в Украине. В конечном счете из посольства последовал звонок в Администрацию президента, и в результате на утро на Банковую для разбора полетов были вызваны и.о. генпрокурора, глава СБУ Василий Грицак и «грузинский реформатор».

День второй

В результате дело приняло совершенно новый оборот, уже в той трактовке, которая усиленно раскручивается в СМИ последний месяц. «Терки» и распределение ролей участников дальнейшего разоблачения прокуроров в высоких кабинетах шли с самого утра 6 июля. Да так рьяно, что помощники Сакварелидзе дважды объявляли, а затем отменяли пресс-конференцию! Но ближе к обеду высокие стороны таки сошлись во мнении, и около 13:00 начался массовый вброс информации по делу.

Итак, 6 июля торжествующий Константиновский в своем Fb, намного раньше официального сайта СБУ, публикует фото «ковров из долларов», драгоценностей и прочих атрибутов жизни, найденных у Шапакина и Корнийца (позднее нардеп удалит эти снимки, так и не ответив откуда у него взялись материалы под грифом ДСП; впрочем не будут заморачиваться над этим и все остальные «разоблачители»). Как утверждают источники в ведомстве, «фотоотчет» был предоставлен в виде доказательства «успешно выполненного заказа» верхами СБУ.

Дабы восстановить все подробности дела, также напомним базовую версию СБУ: у 1-го зама начальника следственного управления ГПУ Шапакина в ходе обыска нашли 400 тысяч долларов, а у зама Киевского облпрокурора Александра Корнийца — 65 бриллиантов, «калаш» и ювелирные изделия. Вслед за экстазом Константиновского и радостным рапортом Грицака в ход пошла тяжелая артиллерия в виде «нардепо-журналистов» Мустафы Найема и Сергея Лещенко, а также грузин — главы Одесской ОГА Миахила Саакашвили и зама Шокина Давида Сакварелидзе.

Благодаря всей этой честной компании украинская общественность застолбила в своей памяти информацию, что у Шапакина нашли 130 тысяч долларов в кабинете, 30 тысяч долларов и 22 тысячи евро в доме в Конотопе; в столичной квартире — 170 тысяч гривен и 500 тысяч гривен соответственно, а также документы на депозитные вложения на сумму около 800 тысяч гривен. Дополняли этот комплект незарегистрированное огнестрельное оружие и боеприпасы, а также дневник Шапакина, где он вписывал данные о своей бухгалтерии. Улов у Корнийца, по заверениям Найема — 35 пакетов с бриллиантами с общим количеством 65 камней.

«Бородатая женщина» же зашел с тылу, и принялся внедрять в общественное сознание образ обиженного борца за справедливость — батоноСакварелидзе. Ну и не забыл «кинуть леща» гаранту Конституции. «Еще утром Гузырь рвал и метал с угрозами в адрес участников задержания Шапакина, но после доклада Порошенко притих», — описывал скандал Лещенко. Вторил ему и давний партнер по фракции БПП Найем, который еще более сгустил краски: «С утра следователей, которые вели уголовное дело в отношении задержанных Корнийца и Шапакина, вызывали на личные разговоры и угрожали увольнением. Насколько я понимаю, когда эта информация стала просачиваться, в дело вмешался президент, вызвав к себе сначала Владимира Гузыря и Василия Грицака, а потом и Давида Сакварелидзе». Маятник качнулся, а гнев обличителей не знал предела…

Впрочем, устроителям скандала и этого оказалось мало, и дабы окончательно добить Гузыря, его отправляют… на срочную пресс-конференцию. Где на «голубом глазу» он втупую врал о том, что никакого дела в отношении Сакварелидзе нет и не могло быть.

«Я в это время был за пределами города, однако, мне хватило 20 минут, чтобы приехать в здание ГПУ, и в итоге я позволил следователю подняться туда, куда он хотел, и изъять то, что он хотел», — говорил и.о. генпрокурора.

По его словам, было начато служебное расследование не в отношении Сакварелидзе, а относительно действий спецназовцев, поскольку те сломали двери в кабинете первого замглавы ГСУ ГПУ, не дождавшись, когда им принесут ключи. «Молодой следователь вместе с представителями СБУ, которые обеспечивали его безопасность, намеревался провести обыск в кабинете одного из руководителей Главного следственного управления ГПУ. Это помещение имеет особый статус, оно является режимным объектом, где сконцентрировано много совершенно секретной информации, и следователь был предупрежден об этом «, — Гузырь как будто на ходу придумывал отмазки.

День третий

7 июля Печерский районный суд Киева избрал меру пресечения в виде содержания под стражей, с альтернативой залога в сумме 3,2 млн грн., Гибаленко, Шапакину и Корнийцу. В принципе, все прошло ожидаемо, за исключением одного: впервые публично было объявлено о существовании третьего фигуранта дела. Стало быть, имеем организованную преступную группу со связями в высшем руководстве Генпрокуратуры!

На этом фоне потерялись аргументы защитников Гибаленко и Корнийца, хотя именно эти доводы в дальнейшей и будут использоваться ими в процессе.

Так, адвокат прокурора Виктор Петруненко заявил, что обнаруженные при обыске ювелирные изделия были не из бриллиантов, а из циркония (дешевый заменитель, часто используемый в качестве подделки под брюллик или алмаз). Кроме того, защитник заявил о том, что никакая экспертиза изъятого у Корнийца не проводилась.

Адвокат Гибаленко Борис Денисенко же заявил: «Деньги, которые так пафосно выкладывает СБУ в качестве вещественных доказательств, эти деньги были подкинуты работниками СБУ в ходе оперативно-следственных действий. По сути, их Гибаленко Валерий не взял. Они просто пришли в офис, и нашли там деньги».

День четвертый

8 июля Гузырь подписывает приказ об отстранении Корнийца и Шапакина от работы, который вываливает в сеть Найем с публичным порицанием.

Параллельно «прогрессивную общественность» подводят к тому, что Гузырь должен как минимум с позором покинуть ГПУ, а Корниец и Шапакин — осуждены по полной. Но как покажут дальнейшие события, и.о. генпрокурора и не думал сдаваться, а просто взял паузу и ждал возвращения из отпуска Шокина.

День пятый

9 июля тихой сапой жена 1-го зама начальника следственного управления ГПУ Владимира Шапакина вносит установленные судом 3,2 миллиона гривен, и прокурор выходит на свободу.

Семейные ценности проявляются и у Корнийца. Содержанец Коломойского и Турчинова главред «Цензора» Юрий Бутусов уверяет, что сын зама Киевского облпрокурора — злостный уклонист от армии, а в ходе обыска у надзорника дома были обнаружены три повестки (последняя из которых извещала, что сына Корнийца объявили в розыск).

Образ злодея дополняет жена Корнийца Светлана, которая «по чистой случайности» успешно делает карьеру рядом с мужем в прокуратуре Киевской области -на должности начальника отдела за соблюдением законов органами, которые ведут борьбу с организованной преступностью, процессуального руководства и поддержки гособвинения. Скрепляли прокурорские узы не только рабочие отношения, а и несколько десятков банковских ячеек (по одним данным — 40, по другим — 80), открытых в разных банках четой, а также поручительство по кредиту, который взял зам прокурора Киевской области на сумму свыше 800 тысяч долларов.

День шестой

Из отпуска возвращается Шокин, и инициаторы подогреваемого скандала ставят ему условие — глава ГПУ перераспределяет полномочия между замами, и отдает «следствие» грузину Сакварелидзе. Ввиду того, что у Виктора Николаевича есть свой фаворит — Юрий Столярчук, генпрокурор отказывается. В это же время «куратор» бриллиантовых прокуроров Владимир Гузырь пытается круто изменить ситуацию в свою пользу.

Он командует внести в ЕРДР уголовное производство о превышении служебных полномочий (ст. 365 УК Украины) со стороны прокуроров и следователей, участвовавших в обысках 5 июля. Номер дела (№42015000000001343) оперативно сливается в сеть оппонентами Гузыря, а Шокин оказывается между молотом и наковальней: с одной стороны верные друзья-товарищи, с другой — масс-медиа, АП и самое главное — американское посольство. Не решаясь идти ва-банк генпрокурор говорит (именно говорит!), что закрывает дело о превышении полномочий. На выходные обе стороны конфликта берут паузу и обдумывают дальнейшие действия.

Часть вторая — возвращение Джедая

Власть ушла, как песок, сквозь пальцы: история одного переворота в ГПУ. Часть вторая — возвращение Джедая

В завершающей части самого громкого скандала за всю эпоху генпрокуратуры — аргументы защиты «бриллиантовых прокуроров», подковерная война за кресло генпрокурора между Матиосом и Сакварелидзе, в которую втянули не только ГПУ, верхушку политических партий, а и даже экс-министра доходов и сборов Александра Клименко.

Что осталось за кадром первой недели бриллиантового дела?

Как обычно, борьба различных группировок за власть.

Во-первых, подписание Петром Порошенко ранее принятых парламентом изменений в закон «О прокуратуре». Таким образом, принятые парламентариями новеллы вступили в силу 15 июля.

Во-вторых, настойчивая просьба, озвученная Виктору Шокину аккурат после возвращения из отпуска: переподчинить «следствие» Давиду Сакварелидзе (на данный момент его курирует Юрий Столярчук).

В третьих, «отдохнувший» Шокин внезапно понял, что его пытаются сделать руководителем без полномочий. Ведь аппетиты «младореформаторов», за которыми маячат американцы и отдельные чиновники из АП, не исчерпываются «грузинскими» просьбами. Команда «молодых реформаторов» намеревалась (и продолжает лелеять эту мысль) замкнуть на себе наиболее денежные направления: кадровое, процессуальное и «следственное». Генпрокурор же отказывался отступать, сдавая позиции и своих людей, а потому — готовил контратаку…

«День взятия Бастилии прошел впустую…»

Обострение произошло 14 июля, за день до вступления в силу закона «О прокуратуре». В этот день выясняется, что в Едином реестре досудебных расследований накануне зарегистрировано дело № 4201500000001453, открытое решением старшего следователя по особо важным делам управления по расследованию особо важных дел Дмитрия Суса (человек обоймы Гузыря). Десять следаков, которые участвовали в разработке Корнийца и Шапакина, обвиняются во внесении недостоверных сведений в дело, возбужденное еще в момент начала проведения ОРД в отношении прокуроров за их терки с песочными старателями.

Начинается цирк: в парламенте нардеп-журналист Найем заявляет о том, что Шокин давит на подчиненных Сакварелидзе и Касько и пытается забрать к себе дело бриллиантовых прокуроров. В это же время, под стены ГПУ спешно собирают радетелей «за все хорошее» — Автомайдан и Центр Противодействия коррупции (таковых собралось не более четырех десятков, журналистов оказалось едва ли не столько же), которые устраивают малочисленный митинг для телекамер с бенефисом обиженных замов главы ГПУ в финале. Оценить массовость акции можно по этому фото:

Найем заявляет, что Столярчук в Печерском суде требует разрешения на доступ к трафику телефонных номеров членов «группировки Касько-Сакварелидзе», а Шокин едет в Апелляционный суд требовать признания обысков 5 июля незаконными. Сами замы главы ГПУ на «голубом глазу» утверждают о колоссальном давлении, оказываемом на них. А вот обратная сторона медали — на самом деле «судейская» атака велась как раз со стороны «реформаторов», которые задним числом выбивали у суда разрешение на уже проведенный ими обыск у Корнийца и Шапакина (что подтверждает его незаконность и в дальнейшем даст основания не рассматривать часть вещдоков в суде)! Почему Шокин пошел на конфликт? Источники в ГПУ утверждают, что все выходные генпрокурор провел за изучением скандального бриллиантового дела и нашел в нем массу нестыковок.

Инициаторы скандала, в свою очередь, не могли допустить прокола на глазах у своих кураторов, а потому организовали форменную истерию. Особенно вопил Касько. Внезапно он вспомнил, что у одного из задержанных прокуроров (впоследствии он будет говорить об обоих) в ходе обысков нашли наркотики…

Верхом же правового нигилизма в этот день является организация трансляции прямо в стенах ГПУ, которую якобы организовали журналисты у кабинета, доступ к которому якобы пытался получить Шокин. Через 5 минут после начала работы камеры стало ясно, что это за СМИ — в монитор камеры напряженно смотрел Давид Кизирия (тот самый, что активно продвигал линию Сакварелидзе-Касько в комментариях у Владимира Бойко 5 июля). Пытаясь пресечь творящийся бедлам, Порошенко вновь собирает у себя генпрокурора (на этот раз уже Шокина, а не его и.о.) и Сакварелидзе. Снова дежурные улыбки, ничего не значащие фразы и… новое обострение.

«Дело чести» Гузыря

Ведь, несмотря ни на что, даже будучи уже уволенными из ГПУ фигуранты бриллиантового дела и их куратор Гузырь, продолжают бороться. 17 июля залог в размере 3,2 миллиона гривен был внесен за Валерия Гибаленко (через 7 дней после этого на свободе, уплатив вдвое большую суму, окажется и Шапакин), а 20 июля рассматривается апелляция Корнийца. Демократические СМИ основной акцент из процесса сделали на том, что прокурор жил в доме стоимостью свыше 5 миллионов гривен и на протяжении последних 5 лет больше 20 раз летал за границу — преимущественно в Лондон.

Гораздо более интересным явилось поведение процессуального прокурора по делу Виктора Опанасенко (на него, в частности, ополчился Шокин, Гузырь и прочая «старая братия»). Причину этого раскрыла адвокат Корнийца Людмила Иванчик, которая предоставила документы, подтверждающие фальсификацию заключения Государственного геммологического центра о результате экспертизы. Речь идет о стоимости тех самых бриллиантов, что были найдены у зама прокурора Киевской области.

Дело в том, что в представленном прокурором Опанасенко документе «просматривается текст, который искусственно удален или завуалирован, и это вместе завуалировано печатью и подписью».

А вот в оригинале вывода Государственного гемологического центра указана стоимость изъятых бриллиантов, которая составляет всего 701 (семьсот один) доллар США, а не миллионы гривен, о чем без устали три недели говорили «младореформаторы».

Такой «прокол» тут же пытаются нивелировать у Касько: зам генпрокурора дает указание открывать на Корнийца и Шапакина новые дела, теперь уже — за хранение кокаина. Человеческим языком ситуация выглядит следующим образом: инициаторы бриллиантового дела понимают, что имеющиеся в их распоряжении доводы и доказательства, несмотря на поддержку СМИ, для суда могут оказаться сомнительными, а потому вешают обвиняемым все новые и новые эпизоды… Давление на пожилого и болезненного главу ГПУ усиливается.

Шокину указали на место

В этот момент не выдерживают нервы у самого генпрокурора, который выходит на пресс-конференцию 21 июля и заявляет, что его готовятся «уничтожить физически». «У меня есть обоснованные основания, что в отношении меня готовятся разного рода провокации, в том числе и с моим здоровьем… У меня есть обоснованные основания считать, что меня хотят уничтожить физически. Об этом я сообщил президенту Украины и СБУ, сообщаю и вам… И, к сожалению, в связи с тем, что я встал на путь, и стоял, и буду стоять на борьбе с коррупцией, по всем направлениям без исключения. Я мешаю многим добывать незаконно янтарь, песок, мешаю другим незаконным сделкам», — сказал Шокин.

Пока общественность посмеивалась над таким заявлением генпрокурора (в приемной на Резнцикой нашли наган, который на 20 лет старше Шокина) и вспоминала гранату, которую ему обещал засунуть в задницу 10 лет назад опальный СБУшник Валентин Крыжановский, в ближнем кругу генпрокурора действительно было не до смеха. Ведь повод для опасений у генпрокурора действительно был. А само его заявление было сделано не столько для журналистов, сколько для «американских друзей», которые уже неоднократно требовали Шокина пустить бриллиантовое дело на самотек, слиться и оставить в покое песочные темы Константиновского, а также прочие вопросы, которые курируют «ребята Пайетта».

22 июля главу ГПУ вновь вызвали на ковер в посольство США, где выдали последнее предупреждение, потребовав уволить Гузыря, а 28 июля это указание было выполнено.

Через день на свободе оказывается Корниец (придумав вообще фантастическую историю о том, что ему срочно требуется госпитализация и залог в размере 3,2 миллиона гривен за него оплатила адвокат), а на прокурора, фальсифицировавшего материалы геммологической экспертизы бриллиантов, заводится дело. Борьба прокурорских бульдогов под ковром продолжается…

С какими же вистами вышли из захватывающей драмы законники на данный момент?

Борьба за кресло генпрокурора. Начало…

16 июля Киевская область получает полноценного прокурора, это первая промежуточная победа «младореформаторов». Они уверены, что Евгений Бондаренко более чутко будет относиться как к просьбам АП, так и иностранных кураторов Украины.

Сам же Шокин, который на текущей неделе в третий раз за полгода своего генпрокурорства исчез с радаров (то ли очередной отпуск, то ли больничный) аккурат в разгар скандала с тестами для кандидатов на замещение вакансий руководителей местных прокуратур , где снова таки столкнулся лбом с «забаганками» Сакварелидзе, наконец понял, заложником какого подковерного переворота он стал за последний месяц.

Генпрокурор фактически лишился монополии на двух важнейших участках работы, функции которых вовсю принялись дублировать поддерживаемые из АП «младопрокуроры». Следствие генеральной инспекции, возглавляемое грузином, перехватило на себя обязанности Управления внутренней безопасности, а функционал стандартного следственного управления перехватывало процессуальное управление Касько. А с учетом того, что облпрокуроров (вотчину Шокина) согласно новым порядкам отодвигали от прямого управления руководителями местных прокуратур, перспективы Виктора Николаевича стали выглядеть еще более пессимистично.

Главе ГПУ указывают не рыпаться и ждать осени, когда его сменит новый генпрокурор (в пакете с переформатирование Кабмина). Параллельно начинается кастинг кандидатов на должность нового главы ГПУ: основные фамилии претендентов у всех на слуху — Сакварелидзе и Матиос.

Проделки Матиоса

Грузина сразу же пытаются оттеснить от гонки уже на низком старте: в сеть вбрасывается фейковое интервью экс-министра доходов и сборов Александра Клименко, в котором тот рассыпается… в комплиментах в адрес Сакварелидзе. Очевидная подстава, но она дает эффект…

Понимая, что такой вал негатива может сбить реформаторский налет и пиар, куратор грузинского зама главы ГПУ Михаил Саакашвили в этой ситуации ориентируется быстрее всех и дает «шуточный отбой». В ходе своей пресс-конференции в Кабмине губернатор Одесской области отшучивается, что Сакварелидзе еще рано думать о главном кресле на Резницкой, ведь «кандидат» пока еще не женат…

Кто был автором вбросафейкового интервью Клименко — и к гадалке не ходи…Особенно в свете того, что экс-министру приписывают восхищение двумя главными оппонентами Матиоса — Сакварелидзе и 1-м замом главного военного прокурора Виктором Жербицким. Источники в ГПУ утверждают, что своих денег Матиос за размещение целой волны публикаций липового интервью Клименко не клал, а раскрутил на это представителей рейдерской группировки во главе с Геннадием Корбаном. Интерес последнего также ясен — будущий кандидат в мэры Киева через своих доверенных лиц (ОПГ во главе с Сергеем Касьяновым и Василием Астионом) хоть и сумел купить в суде «нужное решение за 50 тысяч долларов, но понимает слабость своих аргументов в продолжающейся борьбе за сельхозпредприятие «Чумаки», а потому всячески пытается блокировать решение этого дела по справедливости, и заранее пытается «связать» грузинского зама главы ГПУ с Клименко. Впрочем, мы немного отвлеклись от главного…

Взгляд в будущее

В ситуации с подвешенным состоянием главы ГПУ, подлил масла в огонь и глава фракции БПП в парламенте Юрий Луценко. Тешащий себя надеждой вернуться в кресло главы МВД (а при случае — отхватить даже вице-премьерство с кураторством силового блока) он заявил, что у Шокина есть время до сентября, чтобы направить в суд обвинения против экс-президента. Те, кто знакомы с материалами «дела Януковича» утверждают, что условие, мягко говоря, не совсем реалистичное.

Уже ни для кого не секрет, что в ГПУ на сегодня имеется два противоборствующих лагеря. На одной стороне — Шокин со своими людьми (Столярчук, Севрук) и «скелетами в шкафу» (Гузырь, Корниец, Шапакин) , с другой — Сакварелидзе в союзе с Касько. Последнему обещана должность 1-го зама, если грузинский реформатор станет главой ГПУ. В Администрации президента, где были крайне недовольны существующей схемой распределения черного нала в ГПУ людьми Шокина (бытует версия, что на Банковой захотели полностью замкнуть на себя этот щепетильный процесс), такой вариант на данный момент видится удобоваримым. Не говоря уже о «американских друзьях» и кураторах младореформаторов.

Вряд ли Виктор Николаевич думал, что так обернется попытка его верного Гузыря «подмять» под себя песочные схемы Вячеслава Константиновского, но история не терпит сослагательного наклонения…

По информации Інформаційного порталу Україна без корупції. www.coruption.net