Победа Трампа. Психология против BigDataПобеда Трампа. Психология против BigData

Александр Смирнов

Во время Каннских львов я попал на лекцию Burson-Marsteller. Они говорили о президентских кампаниях, и эти ребят было очень интересно послушать. Они рассказывали, что стратегия Трампа основана на твиттере как канале коммуникации, а пресс-стратегия привязана к биг-дата, основанному на анализе reddit в режиме реального времени.

Они назвали это «политика реального времени». Хиллари действовала по классической схеме: 3-4 фандрейзинговых мероприятия в день, в то время как Трамп был просто «cool and spontaneous». Он брендировал собой все, даже самолеты, и был все время в эфире. На конец июня Burson-Marsteller оценивали earned media Трампа в 3.3 миллиарда долларов, в то время как его затраты составили всего 20 миллионов. Для сравнения затраты Хиллари составили 160 миллионов. На вопрос «кто тебя консультирует?» Трамп отвечает — «я сам, говорю с собой».

Также Burson-Marsteller обратили внимание на феномен «Эго президента». К примеру, ценности Хиллари — это цветные и женщины, ценности Трампа — это американский образ жизни. Месседж Трампа всегда: я за/против чего-то, как и вы. Вот и сравним эти два эго.

Хиллари при этом тоже активно пользовалась биг-дата, таргетируя пиар против Трампа по штатам, создавая региональные ролики.

Штат Хиллари составлял 700 человек, а Трампа — всего 50.

Немаловажным фактором они считали банальное знание кандидата. С той же риторикой, что и Трамп, провалилась ранее кампания Сары Пейлин. Но знание Трампа строилось 30 лет, а Сару мало кто знал. Так что есть свои нюансы, которые не корректируются даже биг-датой. Это то, что я запомнил из лекции.

Теперь, могу поделиться своими простыми выводами о выборах в Штатах. Они строятся на следующих вводных:

1. Есть вещи, насаженные: как толерантность, культура, правила и прочее. но они, как приобретенный рефлекс, могут заставить улыбаться «понаехавшему» коллеге по работе, но ненавидеть его в глубине души.

2. Есть огромная разница даже между американским городом и глубинкой.

3. Есть разница между тем, что мы декларируем , и что думаем.

Так вот, Трамп сделал основой своей кампании мысли американской глубинки, которая не про голливудских интеллектуалов и лощеных политиков, а про то, что WASP, даже если он реднек, не любит иммигрантов, велфер и умников. Трамп расширил окно Овертона, подняв темы, которые политикам типа Клинтона и Обамы могли бы стоить карьеры, сделал это бесстрашно и смог на выборы привести именно своего избирателя.

Так и победил. Психологией от сохи.

Но что американцы используют все супервозможности социологии, аналитики, продвинутых систем бигдаты, типа Кримсон Гексагона, Нуви и пр- это факт.

Как и то, что победу Трампа по опросам предсказала только Лос-Анжелес Таймс и Yaroslav Yaros, а все остальные социологи самой продвинутой страны мира, также использующие те же данные, — лоханулись.

ФБАлександр Смирнов

Во время Каннских львов я попал на лекцию Burson-Marsteller. Они говорили о президентских кампаниях, и эти ребят было очень интересно послушать. Они рассказывали, что стратегия Трампа основана на твиттере как канале коммуникации, а пресс-стратегия привязана к биг-дата, основанному на анализе reddit в режиме реального времени.

Они назвали это «политика реального времени». Хиллари действовала по классической схеме: 3-4 фандрейзинговых мероприятия в день, в то время как Трамп был просто «cool and spontaneous». Он брендировал собой все, даже самолеты, и был все время в эфире. На конец июня Burson-Marsteller оценивали earned media Трампа в 3.3 миллиарда долларов, в то время как его затраты составили всего 20 миллионов. Для сравнения затраты Хиллари составили 160 миллионов. На вопрос «кто тебя консультирует?» Трамп отвечает — «я сам, говорю с собой».

Также Burson-Marsteller обратили внимание на феномен «Эго президента». К примеру, ценности Хиллари — это цветные и женщины, ценности Трампа — это американский образ жизни. Месседж Трампа всегда: я за/против чего-то, как и вы. Вот и сравним эти два эго.

Хиллари при этом тоже активно пользовалась биг-дата, таргетируя пиар против Трампа по штатам, создавая региональные ролики.

Штат Хиллари составлял 700 человек, а Трампа — всего 50.

Немаловажным фактором они считали банальное знание кандидата. С той же риторикой, что и Трамп, провалилась ранее кампания Сары Пейлин. Но знание Трампа строилось 30 лет, а Сару мало кто знал. Так что есть свои нюансы, которые не корректируются даже биг-датой. Это то, что я запомнил из лекции.

Теперь, могу поделиться своими простыми выводами о выборах в Штатах. Они строятся на следующих вводных:

1. Есть вещи, насаженные: как толерантность, культура, правила и прочее. но они, как приобретенный рефлекс, могут заставить улыбаться «понаехавшему» коллеге по работе, но ненавидеть его в глубине души.

2. Есть огромная разница даже между американским городом и глубинкой.

3. Есть разница между тем, что мы декларируем , и что думаем.

Так вот, Трамп сделал основой своей кампании мысли американской глубинки, которая не про голливудских интеллектуалов и лощеных политиков, а про то, что WASP, даже если он реднек, не любит иммигрантов, велфер и умников. Трамп расширил окно Овертона, подняв темы, которые политикам типа Клинтона и Обамы могли бы стоить карьеры, сделал это бесстрашно и смог на выборы привести именно своего избирателя.

Так и победил. Психологией от сохи.

Но что американцы используют все супервозможности социологии, аналитики, продвинутых систем бигдаты, типа Кримсон Гексагона, Нуви и пр- это факт.

Как и то, что победу Трампа по опросам предсказала только Лос-Анжелес Таймс и Yaroslav Yaros, а все остальные социологи самой продвинутой страны мира, также использующие те же данные, — лоханулись.

ФБ

Я должен покаятьсяЯ должен покаяться

Евгений Киселёв

Три недели назад в очередном комментарии для программы «Ганапольское» я имел неосторожность сделать категорический прогноз: «Хиллари Клинтон – следующий американский президент». И повторил его в начале ноября в статье для украинского политического еженедельника «Новое время».

Я ошибся.

Президентом США избран Дональд Трамп.

Меня утешает только одно: с прогнозом ошиблись практически все – маститые комментаторы, специалисты по интерпретации результатов предвыборных опросов, ученые-псефологи (оказывается, есть целая наука псефология, от греческого слова «псефос», то есть «галька», которую древние греки опускали в урны для голосования; эта наука изучает поведение людей в ходе предвыборных кампаний).

Ошиблись авторитетнейшие американские СМИ.

«Нью-Йорк таймс» оценивала вероятность победы Клинтон в 85% против 15% у Трампа – этот прогноз был последний раз обновлен на сайте газеты вечером 8-го ноября, в 22:20, когда уже поступили первые результаты подсчета голосов, предвещавшие, что назревает сенсация.

Профессор Чикагского университета Константин Сонин, ученый, которого я безмерно уважаю, достаточно уверенно предсказывал победу Хиллари Клинтон в заметке, опубликованной здесь же, на сайта «Эха» 31 октября. Но Константин Сонин, надо отдать ему должное, сделал важную оговорку: есть один — маловероятный — сценарий, который может принести Трампу победу.

Константин Сонин, кстати, совершенно справедливо вспомнил, что за последние 70 лет ни один кандидат, который имел такое преимущество за 8 дней до выборов, как Хиллари Клинтон, не проигрывал.

На этом стоит остановиться подробнее. Действительно, последний раз такое случилось в 1948 году, и нынешний случай удивительно похож на тот. Тогда все тоже были уверены, что нью-йоркский губернатор-республиканец Томас Дьюи возьмет верх над действующим президентом-демократом Гарри Трумэном. Шансы их оценивались в соотношении 15:1 в пользу Дьюи.

Вечером в день выборов, 2 ноября 1948 года, одна из крупнейших американских газет «Чикаго Дейли Трибюн», торопясь сдать в печать номер, который должен был выйти на следующее утро, рискнула напечатать на первой полосе заголовок «Дьюи побеждает Трумэна». На следующий день, 3 ноября 1948 года, весь мир обошла фотография улыбающегося победителя — Трумэна с этим самым номером газеты в руках.

Что же тогда произошло? Примерно то же, что и в 2016 году: СМИ оказались в плену результатов опросов, суливших победу Томасу Дьюи, и стали говорить и писать об этом, как о свершившемся факте.

«Лайф», в ту пору — самый популярный в ту пору иллюстрированный журнал в США — опубликовал большую фотографию Дьюи с подписью: «Наш следующий президент плывет на пароме через залив Сан-Франциско».

Влиятельный журнал «Ньюсуик» опросил 50 авторитетных экспертов – все 50 предсказали, что президентом изберут Дьюи. Знаменитые в то время американские колумнисты Дрю Пирсон и Джозеф Олсоп написали статьи о том, кто займет ключевые посты в администрации нового президента. Еще один прославленный журналист Алистер Кук в день выборов опубликовал в британской «Манчестер гардиан» пространную статью «Гарри Трумэн: история неудачи», в которой подробно объяснял, почему карьера действующего президента закончилась провалом.

Один из основателей профессии предвыборного социолога Элмо Роупер был настолько уверен в предстоящей победе Дьюи, что еще в сентябре, почти за два месяца до выборов, просто прекратил проводить опросы и возобновил их лишь под занавес предвыборной кампании. При этом все проигнорировали тот факт, что на финишной прямой разрыв между Дьюи и Трумэном, оставаясь внушительным, все же сократился почти вдвое.

В итоге в трех штатах, Огайо, Иллинойсе и Калифорнии, где преимущество Дьюи казалось очевидным, Трумэн в итоге набрал чуть больше голосов, чем его соперник. Всего лишь на десятые доли процента.

В многомиллионном штате Огайо, например, за Трумэна проголосовало всего на 7107 избирателей больше — 0,24%. Но, как известно, американские выборы устроены так, что кандидат, набравший в том или ином штате хотя бы на один голос больше, получает всё.

Три названных штата дали Трумэну решающие 78 голосов выборщиков.

Тут нужно сделать важную оговорку. В 1948 году предвыборная социология была, в общем-то, на заре своего существования. Теперь же социологи, набравшись за 70 лет опыта, трудились, не покладая рук.

Они на самом деле не очень-то ошиблись. Как и 70 лет назад, ошиблись те, кто интерпретировал полученные в результате опросов цифры. Прежде всего обозреватели, комментаторы, колумнисты. И я в том числе.

К примеру, один из главных интернет-ресурсов, прогнозы которого все учитывали, realclearpolitics.com, предупреждал, что все штаты, где разрыв между претендентами меньше 5%, строго говоря, относятся к категории toss-up, то есть «орел или решка».

Но в каждом из этих штатов опросы все давали кому-то — или Трампу, или Клинтон – минимальное преимущество, в пределах возможной погрешности.

Накануне дня решающего голосования, realclearpolitics.com опубликовал электоральную карту США, где эти нюансы были сознательно аннулированы, и штаты из разряда «орел или решка» были отданы либо Клинтон, либо Трампу – даже если речь шла о преимуществе в десятые доли процента. И вот что получилось:

Это был самый сдержанный прогноз в пользу Хиллари Клинтон. Минимальный перевес – 272 голоса выборщиков против 266 — у Трампа. Ему достаточно было победы даже в одном небольшом штате – Нью-Хэмпшире, например, где соперники шли ноздря в ноздрю, чтобы победить на выборах.

Но самое интересное: согласно этому прогнозу, Клинтон могла уступить Трампу во всех трех штатах, вокруг которых было больше всего разговоров – во Флориде, в Северной Каролине и в Огайо. Все три штата на этой карте закрашены красным «республиканским» цветом. И все равно она при этом могла заручиться 272 голосами выборщиков.

Но для этого ей нужно было победить в Пенсильвании, Мичигане и Висконсине.

Все эти три штата имели репутацию стойко продемократических. Висконсин в последний раз поддержал кандидата-республиканца в 1984 году. Пенсильвания и Мичиган – в 1988. С тех пор эти три штата всегда голосовали за кандидата-демократа, не важно, побеждал он в итоге или проигрывал на выборах. На Хиллари Клинтон это традиция оборвалась. Она проиграла во всех трех штатах. Очень немного.

В штате Мичиган – 0,24% (прямо как в 1948 году – Дьюи в Огайо). В штате Висконсин – 0,92%. В штате Пенсильвания – 1,15%. Почему – отдельный вопрос.

Кто-то говорит, что заявление директора ФБР Джеймса Коми о возобновлении расследования, связанного с пресловутым «частным сервером» Хиллари Клинтон, оказалось для нее «черным лебедем». Во всяком случае, Клинтон выступила с заявлением, в котором возложила ответственность за свое поражение именно на него.

Но у социологов нет убедительных данных, подтверждающих эту теорию.

Кто-то говорит, потому что некоторые избиратели кривили душой, говорили социологам, что будут голосовать за Клинтон, а на самом деле собирались голосовать за Трампа. Только стеснялись в этом признаться – настолько он был демонизирован большинством американских СМИ.

Кто-то говорит, что за Трампа в последний момент пришли голосовать простые, малообразованные, крайне консервативные американцы, которые раньше в день выборов оставались дома, потому что прежде не верили лощеным, рафинированным представителям вашингтонского истеблишмента от любой партии, а на этот раз купились на популистскую буффонаду Трампа.

Кто-то говорит, что победу у Клинтон отнял третий, независимый кандидат, либертарианец Гэри Джонсон. Действительно, в Мичигане он получил 3,6% голосов — а Клинтон, повторяю, не хватило 0,24%. В Висконсине Джонсон набрал 3,61% — Клинтон для победы там было достаточно еще одного процента. В Пенсильвании за него проголосовало 2,38% — половина этих голосов решила бы исход в пользу Хиллари.

Я уже не говорю о том, что была еще одна независимая кандидатка – от «зеленых» — Джилл Стейн.
В перечисленных выше штатах, где решилась судьба выборов, она набрала от 0,68 до 1,0 процента голосов.

Ясно, что для избирателей Джонсона и Стейн кандидатура Трампа была категорически неприемлемой. Но вполне вероятно, что и кандидатура Клинтон была для них не лучше. Их голосование было, скорее всего, протестным. Не было бы Джонсона и Стейн в списке кандидатов – эти избиратели, возможно, вообще не пошли бы голосовать.

Но, пожалуй, самый главный урок «трамповской неожиданности» состоит в следующем. Мы все забыли, что политика существовала и в древнем мире – за тысячелетия до того, как были придуманы предвыборные опросы. В борьбе за власть побеждал тот, у кого политическое чутье было тоньше, острее.

Возможно, правы те, кто говорит, что Демократическую партию, выдвинувшую Клинтон своим кандидатом в президенты, подвели не оптимистические данные опросов, а отсутствие этого самого политического чутья.

Что руководству демократической партии нужно было ставить не на того кандидата, который лучше всех собирает деньги на свою предвыборную кампанию, а на того, кто лучше собирает митинги – как Берни Сандерс.

Что нужно было вовремя переориентироваться на Сандерса, который, несмотря на возраст, по всем опросам, с огромным преимуществом выигрывал у Трампа.

Что можно было уговорить баллотироваться уважаемого многими вице-президента Джо Байдена. Он уж точно бы выиграл в родной Пенсильвании. На крайний случай – он мог бы стать кандидатом в вице-президенты при Клинтон (вице-президентом в Америке можно избираться и три срока подряд). Ну и что, что ему семьдесят три? Он всего на три года старше Трампа. Да и избирателям, в общем-то, на возраст наплевать. Во-первых, самые активные избиратели – сами пожилые люди. Во-вторых, популярность того же Сандерса среди молодежи доказывает, что возраст кандидату – не помеха.

Что нужно было научиться говорить с простыми белыми людьми, которых – пол-Америки.

Что не следовало списывать со счетов привлекательность ксенофобской, расистской, женоненавистнической риторики для значительной части населения – а всерьез готовиться ей противостоять.

Что нужно было предвидеть, что Россия начнет вмешиваться в предвыборный процесс, и иметь серьезный план действий на этот случай.

Как пойдут дела в американской внешней и внутренней политике при Трампе? Подождем, увидим.

В любом случае я бы поддержал Дэвида Рэмника, главного редактора едва ли не самого авторитетного – для либерально настроенных американцев — журнала «Нью-Йоркер», который в пронзительной статье с красноречивым названием «Американская трагедия» предупредил всех коллег-журналистов от искушения сгладить шок от победы Трампа, попытаться найти в ней что-то позитивное, обмануть себя ожиданиями, что новый президент окажется не так плох, как его малюют, успокоить зрителей и читателей разговорами о природной мудрости и порядочности американского народа, о системе сдержек и противовесов, о демократических законах.

Рэмник справедливо напоминает: пока люди хотят свободы слова, она будет, даже если закон ее запрещает. Если же людям наплевать, например, на права разных «неудобных», «непонятных» меньшинств, то они будут нарушаться, даже если есть закон, который их защищает.

Пока никаких серьезных оснований для оптимизма нет. Кроме надежды на то, что та Америка, которая голосовала против Трампа, сумеет постоять за свои ценности, заставит с собой считаться.

Эхо-Москвы
Евгений Киселёв

Три недели назад в очередном комментарии для программы «Ганапольское» я имел неосторожность сделать категорический прогноз: «Хиллари Клинтон – следующий американский президент». И повторил его в начале ноября в статье для украинского политического еженедельника «Новое время».

Я ошибся.

Президентом США избран Дональд Трамп.

Меня утешает только одно: с прогнозом ошиблись практически все – маститые комментаторы, специалисты по интерпретации результатов предвыборных опросов, ученые-псефологи (оказывается, есть целая наука псефология, от греческого слова «псефос», то есть «галька», которую древние греки опускали в урны для голосования; эта наука изучает поведение людей в ходе предвыборных кампаний).

Ошиблись авторитетнейшие американские СМИ.

«Нью-Йорк таймс» оценивала вероятность победы Клинтон в 85% против 15% у Трампа – этот прогноз был последний раз обновлен на сайте газеты вечером 8-го ноября, в 22:20, когда уже поступили первые результаты подсчета голосов, предвещавшие, что назревает сенсация.

Профессор Чикагского университета Константин Сонин, ученый, которого я безмерно уважаю, достаточно уверенно предсказывал победу Хиллари Клинтон в заметке, опубликованной здесь же, на сайта «Эха» 31 октября. Но Константин Сонин, надо отдать ему должное, сделал важную оговорку: есть один — маловероятный — сценарий, который может принести Трампу победу.

Константин Сонин, кстати, совершенно справедливо вспомнил, что за последние 70 лет ни один кандидат, который имел такое преимущество за 8 дней до выборов, как Хиллари Клинтон, не проигрывал.

На этом стоит остановиться подробнее. Действительно, последний раз такое случилось в 1948 году, и нынешний случай удивительно похож на тот. Тогда все тоже были уверены, что нью-йоркский губернатор-республиканец Томас Дьюи возьмет верх над действующим президентом-демократом Гарри Трумэном. Шансы их оценивались в соотношении 15:1 в пользу Дьюи.

Вечером в день выборов, 2 ноября 1948 года, одна из крупнейших американских газет «Чикаго Дейли Трибюн», торопясь сдать в печать номер, который должен был выйти на следующее утро, рискнула напечатать на первой полосе заголовок «Дьюи побеждает Трумэна». На следующий день, 3 ноября 1948 года, весь мир обошла фотография улыбающегося победителя — Трумэна с этим самым номером газеты в руках.

Что же тогда произошло? Примерно то же, что и в 2016 году: СМИ оказались в плену результатов опросов, суливших победу Томасу Дьюи, и стали говорить и писать об этом, как о свершившемся факте.

«Лайф», в ту пору — самый популярный в ту пору иллюстрированный журнал в США — опубликовал большую фотографию Дьюи с подписью: «Наш следующий президент плывет на пароме через залив Сан-Франциско».

Влиятельный журнал «Ньюсуик» опросил 50 авторитетных экспертов – все 50 предсказали, что президентом изберут Дьюи. Знаменитые в то время американские колумнисты Дрю Пирсон и Джозеф Олсоп написали статьи о том, кто займет ключевые посты в администрации нового президента. Еще один прославленный журналист Алистер Кук в день выборов опубликовал в британской «Манчестер гардиан» пространную статью «Гарри Трумэн: история неудачи», в которой подробно объяснял, почему карьера действующего президента закончилась провалом.

Один из основателей профессии предвыборного социолога Элмо Роупер был настолько уверен в предстоящей победе Дьюи, что еще в сентябре, почти за два месяца до выборов, просто прекратил проводить опросы и возобновил их лишь под занавес предвыборной кампании. При этом все проигнорировали тот факт, что на финишной прямой разрыв между Дьюи и Трумэном, оставаясь внушительным, все же сократился почти вдвое.

В итоге в трех штатах, Огайо, Иллинойсе и Калифорнии, где преимущество Дьюи казалось очевидным, Трумэн в итоге набрал чуть больше голосов, чем его соперник. Всего лишь на десятые доли процента.

В многомиллионном штате Огайо, например, за Трумэна проголосовало всего на 7107 избирателей больше — 0,24%. Но, как известно, американские выборы устроены так, что кандидат, набравший в том или ином штате хотя бы на один голос больше, получает всё.

Три названных штата дали Трумэну решающие 78 голосов выборщиков.

Тут нужно сделать важную оговорку. В 1948 году предвыборная социология была, в общем-то, на заре своего существования. Теперь же социологи, набравшись за 70 лет опыта, трудились, не покладая рук.

Они на самом деле не очень-то ошиблись. Как и 70 лет назад, ошиблись те, кто интерпретировал полученные в результате опросов цифры. Прежде всего обозреватели, комментаторы, колумнисты. И я в том числе.

К примеру, один из главных интернет-ресурсов, прогнозы которого все учитывали, realclearpolitics.com, предупреждал, что все штаты, где разрыв между претендентами меньше 5%, строго говоря, относятся к категории toss-up, то есть «орел или решка».

Но в каждом из этих штатов опросы все давали кому-то — или Трампу, или Клинтон – минимальное преимущество, в пределах возможной погрешности.

Накануне дня решающего голосования, realclearpolitics.com опубликовал электоральную карту США, где эти нюансы были сознательно аннулированы, и штаты из разряда «орел или решка» были отданы либо Клинтон, либо Трампу – даже если речь шла о преимуществе в десятые доли процента. И вот что получилось:

Это был самый сдержанный прогноз в пользу Хиллари Клинтон. Минимальный перевес – 272 голоса выборщиков против 266 — у Трампа. Ему достаточно было победы даже в одном небольшом штате – Нью-Хэмпшире, например, где соперники шли ноздря в ноздрю, чтобы победить на выборах.

Но самое интересное: согласно этому прогнозу, Клинтон могла уступить Трампу во всех трех штатах, вокруг которых было больше всего разговоров – во Флориде, в Северной Каролине и в Огайо. Все три штата на этой карте закрашены красным «республиканским» цветом. И все равно она при этом могла заручиться 272 голосами выборщиков.

Но для этого ей нужно было победить в Пенсильвании, Мичигане и Висконсине.

Все эти три штата имели репутацию стойко продемократических. Висконсин в последний раз поддержал кандидата-республиканца в 1984 году. Пенсильвания и Мичиган – в 1988. С тех пор эти три штата всегда голосовали за кандидата-демократа, не важно, побеждал он в итоге или проигрывал на выборах. На Хиллари Клинтон это традиция оборвалась. Она проиграла во всех трех штатах. Очень немного.

В штате Мичиган – 0,24% (прямо как в 1948 году – Дьюи в Огайо). В штате Висконсин – 0,92%. В штате Пенсильвания – 1,15%. Почему – отдельный вопрос.

Кто-то говорит, что заявление директора ФБР Джеймса Коми о возобновлении расследования, связанного с пресловутым «частным сервером» Хиллари Клинтон, оказалось для нее «черным лебедем». Во всяком случае, Клинтон выступила с заявлением, в котором возложила ответственность за свое поражение именно на него.

Но у социологов нет убедительных данных, подтверждающих эту теорию.

Кто-то говорит, потому что некоторые избиратели кривили душой, говорили социологам, что будут голосовать за Клинтон, а на самом деле собирались голосовать за Трампа. Только стеснялись в этом признаться – настолько он был демонизирован большинством американских СМИ.

Кто-то говорит, что за Трампа в последний момент пришли голосовать простые, малообразованные, крайне консервативные американцы, которые раньше в день выборов оставались дома, потому что прежде не верили лощеным, рафинированным представителям вашингтонского истеблишмента от любой партии, а на этот раз купились на популистскую буффонаду Трампа.

Кто-то говорит, что победу у Клинтон отнял третий, независимый кандидат, либертарианец Гэри Джонсон. Действительно, в Мичигане он получил 3,6% голосов — а Клинтон, повторяю, не хватило 0,24%. В Висконсине Джонсон набрал 3,61% — Клинтон для победы там было достаточно еще одного процента. В Пенсильвании за него проголосовало 2,38% — половина этих голосов решила бы исход в пользу Хиллари.

Я уже не говорю о том, что была еще одна независимая кандидатка – от «зеленых» — Джилл Стейн.
В перечисленных выше штатах, где решилась судьба выборов, она набрала от 0,68 до 1,0 процента голосов.

Ясно, что для избирателей Джонсона и Стейн кандидатура Трампа была категорически неприемлемой. Но вполне вероятно, что и кандидатура Клинтон была для них не лучше. Их голосование было, скорее всего, протестным. Не было бы Джонсона и Стейн в списке кандидатов – эти избиратели, возможно, вообще не пошли бы голосовать.

Но, пожалуй, самый главный урок «трамповской неожиданности» состоит в следующем. Мы все забыли, что политика существовала и в древнем мире – за тысячелетия до того, как были придуманы предвыборные опросы. В борьбе за власть побеждал тот, у кого политическое чутье было тоньше, острее.

Возможно, правы те, кто говорит, что Демократическую партию, выдвинувшую Клинтон своим кандидатом в президенты, подвели не оптимистические данные опросов, а отсутствие этого самого политического чутья.

Что руководству демократической партии нужно было ставить не на того кандидата, который лучше всех собирает деньги на свою предвыборную кампанию, а на того, кто лучше собирает митинги – как Берни Сандерс.

Что нужно было вовремя переориентироваться на Сандерса, который, несмотря на возраст, по всем опросам, с огромным преимуществом выигрывал у Трампа.

Что можно было уговорить баллотироваться уважаемого многими вице-президента Джо Байдена. Он уж точно бы выиграл в родной Пенсильвании. На крайний случай – он мог бы стать кандидатом в вице-президенты при Клинтон (вице-президентом в Америке можно избираться и три срока подряд). Ну и что, что ему семьдесят три? Он всего на три года старше Трампа. Да и избирателям, в общем-то, на возраст наплевать. Во-первых, самые активные избиратели – сами пожилые люди. Во-вторых, популярность того же Сандерса среди молодежи доказывает, что возраст кандидату – не помеха.

Что нужно было научиться говорить с простыми белыми людьми, которых – пол-Америки.

Что не следовало списывать со счетов привлекательность ксенофобской, расистской, женоненавистнической риторики для значительной части населения – а всерьез готовиться ей противостоять.

Что нужно было предвидеть, что Россия начнет вмешиваться в предвыборный процесс, и иметь серьезный план действий на этот случай.

Как пойдут дела в американской внешней и внутренней политике при Трампе? Подождем, увидим.

В любом случае я бы поддержал Дэвида Рэмника, главного редактора едва ли не самого авторитетного – для либерально настроенных американцев — журнала «Нью-Йоркер», который в пронзительной статье с красноречивым названием «Американская трагедия» предупредил всех коллег-журналистов от искушения сгладить шок от победы Трампа, попытаться найти в ней что-то позитивное, обмануть себя ожиданиями, что новый президент окажется не так плох, как его малюют, успокоить зрителей и читателей разговорами о природной мудрости и порядочности американского народа, о системе сдержек и противовесов, о демократических законах.

Рэмник справедливо напоминает: пока люди хотят свободы слова, она будет, даже если закон ее запрещает. Если же людям наплевать, например, на права разных «неудобных», «непонятных» меньшинств, то они будут нарушаться, даже если есть закон, который их защищает.

Пока никаких серьезных оснований для оптимизма нет. Кроме надежды на то, что та Америка, которая голосовала против Трампа, сумеет постоять за свои ценности, заставит с собой считаться.

Эхо-Москвы

Ключевые факторы победы Дональда Трампа на президентских выборах в СШАКлючевые факторы победы Дональда Трампа на президентских выборах в США

Юрий Романенко, Игорь Тышкевич

Утром 9 ноября стало известно, что Дональд Джей Трамп победил на президентских выборах в США. Неожиданные результаты, учитывая ход дебатов и ставки букмекеров, данные социологических опросов, пророчивших победу Хиллари. Почему Дональд Трамп победил? На этот вопрос мы дадим развернутый ответ, используя данные экзит-пола CNN.

Почему Трамп

Выдвижение Дональда Трампа кандидатом было неоднозначно воспринято даже в Республиканской партии, но и Хиллари Клинтон не воспринималась обществом как идеальный кандидат. Фактически американское общество было поставлено перед необходимостью выбрать «лучшего из худших». Если верить социологии, приведённой CNN, то 29% избирателей не считали ни одного из кандидатов «честным», 14% считали, что оба не достаточно квалифицированны для поста президента, такое же число было уверено, что ни Клинтон ни Трамп не обладают нужным характеров для управления страной.

При этом все эти категории в большинстве своём отдали голос за кандидата от республиканцев. Более того, 57% населения негативно воспринимали вероятную победу Трампа, но из этого числа 14% проголосовали за миллионера. При этом произошла сильная поляризация обоих лагерей избирателей. Вот какие были получены ответы на вопрос «Что вы будете чувствовать, если Трамп выиграет выборы».

А вот так выглядит карта электоральной географии США. Разбивку по штатам видели все, но The New York Times дала картину, которая представляется более интересной и содержательной – по округам. Легко заметить, что Клинтон набрала больше голосов в многонаселенных городах на восточном и западном побережье, а Трамп взял свои голоса в пригородах и американской глубинке.

Чтобы понять почему Трамп победил стоит вновь обратиться к социологии. Здесь нам помогут несколько графиков из данных экзит-поллов CNN.

Дебаты между кандидатами – наиболее яркий этап компании. Их безоговорочно выиграла Хиллари Клинтон. Но здесь имеем первую неожиданность: только чуть больше половины из тех, кто считал дебаты по ТВ важными или очень важными отдали за неё голос. Люди ожидали большего и выбрали то, что им ближе — общение «на месте» вместо картинки по ТВ. Это подтверждает опрос:

Это им дал Трамп. В разгар кампании ко мне приезжал Ю. Зенкович — беларуский эмигрант, который за 8 лет стал успешным адвокатом в Нью-Йорке. Он обратил внимание на два аспекта кампании Трампа:

— Относительно небольшие деньги: предвыборный фонд кандидата от республиканцев составил 367,4 миллиона долларов против 534,35 миллионов у Клинтон
— Отсутствие (или недостаток) лидеров национального масштаба, которые готовы были агитировать в поддержку кандидата.

Как оказалось, Дональду Трампу это не было нужно – понимая слабость позиций на «национальном уровне», он сосредоточил усилия на полевой работе: количество встреч с лидерами местных сообществ существенно превышало число подобных мероприятий у кандидата от демократов.

Республиканец активно использовал недовольство американцев действиями федерального правительства, раскачивая тезис о сговоре элит выразителем которого являлась, по его словам, Хиллари Клинтон. Как видим, разочарованные (46%) и обозленные (23%) федералами являются большинством американских избирателей и Трампу удалось удачно сыграть на этом.

Проще говоря, Клинтон говорила из телевизора, за Трампа говорили те, кого люди видят каждый день, кто живёт рядом и кому они доверяют. Характерно, что даже в последний день агитации Трамп умудрился совершить вояж по нескольким штатам, пока за Хиллари Клинтон агитировал ударный отряд шоу-бизнеса, включая Бейонсе и прочих поп-див.

Парадоксально, но даже жесткая антимиграционная риторика не помешала Трампу получил 29% голосов выходцев из Азии и столько же от «латиноамериканцев». Он также получил 37% (впрочем, составляющих только 3% электората) от представителей других рас и групп (за исключением белых и афроамериканцев). Самое главное, что Трампу ушло более половины голосов белых (58%), а Клинтон получила только 37% в этом самом значительном сегменте американских избирателей.

В более детальном разрезе мы получаем еще более впечатляющую картинку. Как видим, за Хиллари голосовали 31% белых мужчин, а за Трампа в два раза больше — 60%. Однако, даже среди белых женщин Клинтон не смогла набрать больше Трампа, проиграв ему 8% голосов ( соответственно, 43% и 51%). Как видим, даже сексистские скандалы с Трампом не помогли кандидатке от демократов.

Впрочем, Хиллари одержала абсолютную победу в цветных сегментах. За нее проголосовали 80% мужчин афроамериканцев и аж 93% чернокожих женщин. Среди латиноамериканцев Хиллари Клинтон поддержали 62% мужчин и 68% женщин.

Проблемой Клинтон стало то, что в ряде штатов ей не удалось обеспечить мобилизацию афроамериканцев даже в сравнении предыдущими выборами. Недобор доходил до 5%, что сыграло существенную, если не определяющую роль в ее поражении.

Не менее интересная ситуация просматривается в разрезе доходов американских избирателей.

Четко видно, что Хиллари Клинтон получила большинство голосов от малообеспеченных и нижних сегментов среднего класса. Но и здесь уровень поддержки (53% среди лиц с доходом менее 30 тыс долларов в год и 51% у группы с доходами от 31 тыс. до 50 тыс) явно далёк от идеального. В остальных категориях поддержку (ради справедливости отмечу, что небольшую) получил кандидат от республиканцев. Однако, существенным было то, что Трамп получил поддержку от двух самых многочисленных сегментов с ежегодным доходом от 50 до 100 тыс. долларов (31%) и от 100 до 200 тыс (24%). Поэтому даже незначительный разрыв давал здесь ощутимый перевес в общем зачете. Как видим, за Трампа проголосовало ядро американского среднего класса, явно обеспокоенное тенденциями развития ситуации в стране.

Объяснение вновь кроется в «полевой работе», когда более успешные представители местных сообществ говорят почему они выберут республиканца. «Американская мечта» это всё же, не столько миллиарды, сколько успех там, где ты живёшь, уважение со стороны соседей. Клинтон на этом поле поработала хуже, а Трамп сумел дать ответ и тем, кто мечтает о бизнес империи и тем, кому важен «маленький свечной заводик».

Дональд Трамп вообще вел кампанию с четким прицелом на мобилизацию ядра американского общества, обращаясь к традиционным ценностям, к «старой доброй Америке». Это сработало и в религиозном аспекте.

Трамп апеллировал к христианам. За него отдали голоса 60% протестантов, 52% католиков, 61% мормонов (при том, что в Юте был собственный независимый кандидат) и 55% представителей остальных христианских деноминаций. Кстати, отдельной темой является роль независимых кандидатов по размыванию голосов основных кандидатов. В ряде штатов независимые показали серьезные результаты, например, в Юте.

При этом он работал не разговорами о «ценностях», а общением с лидерами религиозных общин. Вот подтверждение тому:

Как видите, за кандидата-республиканца проголосовали не столько христиане, сколько практикующие христиане — те, кто регулярно участвуют в религиозных обрядах. А это говорит о наличии постоянного контакта с местными авторитетными лидерами.

Не менее интересно, хотя и вполне предсказуемо, что за Трампа голосовали менее образованные, а к Клинтон, наоборот, тяготел более образованный электорат. Чем выше образование тем выше был разрыв в пользу Клинтон.

Наконец, один из самых важных графиков, характеризующих суть победы Трампа.

Хиллари Клинтон имела более сильные позиции среди 15% сегмента американского общества, который хочет, чтобы президент заботился о нем. Здесь она взяла 58% голосов против 35% у Трампа. Она также взяла 90% голосов в сегменте (21% от общего количества избирателей) тех, кто ориентировался на профессиональные навыки кандидата. Здесь Трампу досталось всего 8%.

Но в пользу Трампа сыграло то, что значительная часть американского общества (40%) хотела изменений. Как видим, Трамп получил в этом сегменте аж 83% поддержки, а Клинтон только 14%.

Еще один график показывает, что Хиллари Клинтон и Дональд Трамп максимально выбрали свои сегменты исходя из предлагаемых приоритетов.

Как видим, оба кандидата имели равные позиции в двух ключевых повестках, которые не являются первостепенными для большинства. Так демократический кандидат объективно была лучшей во внешней политике (60%) из 13% сегмента избирателей, а Трамп был более эффектным и эффективным раздувая проблему мигрантов (64%) тоже в сегменте из в 13%. Клинтон имела существенный перевес на (10%) в вопросе, который имел наибольшее значение — экономике (52%), но Трамп резко (на 18%) опередил ее в вопроса безопасности, который считают значимым 18% электората ( второй по значимости).

Это четко видно по ответам на вопрос относительно эффективности борьбы США с ИГИЛ. Среди 52% избирателей, считающих что Америка сражается с ИГИЛ неэффективно большинство уверенно поддержало Трампа. Особенно в самом нижнем сегменте (24%), считающем что США ведут борьбу «очень плохо». Здесь Трамп получил аж 85% процентов поддержки.

Таким образом, за Трампа голосовали как за силу, способную привнести что-то новое в американскую внешнюю и внутреннюю политику. Фактически, Клинтон попала в ловушку эксплуатации «образа Обамы» и игры в популизм, которые не вдохновили ядро американского среднего класса за годы правления Обамы. Действующий президент США пришёл под лозунгами усиления социальной защиты граждан и, надо отдать должное, добился определённых результатов. Но тем, кто привык «получать» блага («велфер», «талоны на обед» и так далее) всегда мало. Государство, даже такое как США, бесконечно повышать объёмы социальной помощи не в состоянии. И, цитируя фразу из известного фильма, как только «у пана атамана закончился золотой запас хлопцы начали разбегаться кто куда». В результате, Трамп получил даже голоса тех, кто считал политику Обамы вполне успешной по ряду аспектов, как это мы видим на этом примере.

В общем, против Хиллари и за Трампа голосовали те, у кого забирали деньги (средний и высший сегменты среднего класса и богатые) на аттракцион невиданной социальной щедрости Обамы. Дональд Трамп дал четко понять, что политика Обамы закончится. Этого оказалось достаточным.

Наконец, последний ключевой фактор, возможно, ставший роковым для Хиллари Клинтон — роль компромата в кампании. Эти выборы в США были довольно грязными по своему формату. Кандидаты регулярно обменивались ударами, но последний пришелся на Хиллари.

В подтверждение сказанному выше дадим ещё одну схему – распределение ответов на вопрос «когда» американские избиратели приняли решение отдать голос тому или иному кандидату.

Как видим, 85% избирателей у Клинтон и Трампа сформировали свой выбор до конца октября. Самое интересное началось в последнюю неделю. Как видим, 6% и 8% избирателей принимали решение в последнюю неделю и в последние дни. Если у Клинтон в группе последней недели только 38% приняли решение о ее поддержке, то у Трампа эта цифра достигла 50%.. Разрыв 12%! Очевидно, что именно в этот момент часть электората «Клинтон уплыла к Трампу», а поточная социология это не успела зафиксировать.

Что же произошло?

Фактически именно на это время — 28 октября сделал заявление глава ФБР Джеймса Коми о том, что агентство возобновляет расследование по факту использования кандидатом на пост президента США Хиллари Клинтон частного сервера электронной почты. А з а пару дней до выборов ФБР заявило, что ничего опасного в этих письмах не было. Вот такой подарок Трампу. Но этой недели хватило, чтобы чаша весов драматически качнулась в пользу Трампа. При этом по состоянию на 14—00 по Киеву, Хиллари Клинтон опережала в абсолютных показателях набрав 59 млн 59 тыс. 121 голосов, тогда как Трамп — 58 млн 935 тыс. 325 голосов. Однако, Трамп уже набрал необходимое для победы в выборах число голосов выборщиков, получив 279 голосов.

Выводы:

1. Трамп победил за счет ориентации на ядро американского общества — белый средний класс, который оказался перед угрозой деградации и размывании из-за глобализации и прочих факторов.

2.Трамп сумел сломать стереотипы и выйти за рамки политкорректного дискурса, навязываемого элитами. Поэтому ему удалось запрыгнуть на гребень волны недовольства масс. Как опытный коммуникатор Трамп не боялся выглядеть непристойным или непонятым, отлично эксплуатируя интерес медиа к сенсациям. В итоге, ему удалось очень эффективно использовать СМИ для своей раскрутке даже несмотря на жесткую антитрамповскую позицию большинства авторитетных медиа.

3. Трампу удалось перебить негатив со стороны медиа не только с помощью эпатажных выходок, но и эффективной полевой работой с местными элитами и простыми избирателями. Хиллари будучи более компетентной, но и более тусклой медийно не смогла стать ближе к избирателю, чем «рубаха парень» Трамп. Огромный десант звезд шоу-бизнеса вокруг Хиллари усилил этот эффект отчуждения федеральной власти от «работяг на местах». В итоге за Трампа больше голосовали пригороды и сельская местность, а Хиллари получила больше голосов в крупных городах.

4. Трамп апеллировал в традиционным ценностям, близким для многих религиозных американцев. Христиане больше голосовали за республиканца, Хиллари же получила абсолютную поддержку со стороны атеистов, других религиозных конфессий и еврее (71%). За нее более голосовали неженатые, чем женатые избиратели.

5. Фактор компромата в последнюю неделю избирательной кампании оказался фатальным для Хиллари Клинтон, поскольку деморализовал часть ее избирателей, что привело к снижению явки в последние дни и мобилизации сомневающегося электората в пользу Дональда Трампа.

Как будет выглядеть политика Дональда Трампа мы рассматривалиа в «Внешняя политика и национальная безопасность США: программы, институты, сценарии» из доклада Украинского Института Будущего «Америка на перекрестке».

ХвыляЮрий Романенко, Игорь Тышкевич

Утром 9 ноября стало известно, что Дональд Джей Трамп победил на президентских выборах в США. Неожиданные результаты, учитывая ход дебатов и ставки букмекеров, данные социологических опросов, пророчивших победу Хиллари. Почему Дональд Трамп победил? На этот вопрос мы дадим развернутый ответ, используя данные экзит-пола CNN.

Почему Трамп

Выдвижение Дональда Трампа кандидатом было неоднозначно воспринято даже в Республиканской партии, но и Хиллари Клинтон не воспринималась обществом как идеальный кандидат. Фактически американское общество было поставлено перед необходимостью выбрать «лучшего из худших». Если верить социологии, приведённой CNN, то 29% избирателей не считали ни одного из кандидатов «честным», 14% считали, что оба не достаточно квалифицированны для поста президента, такое же число было уверено, что ни Клинтон ни Трамп не обладают нужным характеров для управления страной.

При этом все эти категории в большинстве своём отдали голос за кандидата от республиканцев. Более того, 57% населения негативно воспринимали вероятную победу Трампа, но из этого числа 14% проголосовали за миллионера. При этом произошла сильная поляризация обоих лагерей избирателей. Вот какие были получены ответы на вопрос «Что вы будете чувствовать, если Трамп выиграет выборы».

А вот так выглядит карта электоральной географии США. Разбивку по штатам видели все, но The New York Times дала картину, которая представляется более интересной и содержательной – по округам. Легко заметить, что Клинтон набрала больше голосов в многонаселенных городах на восточном и западном побережье, а Трамп взял свои голоса в пригородах и американской глубинке.

Чтобы понять почему Трамп победил стоит вновь обратиться к социологии. Здесь нам помогут несколько графиков из данных экзит-поллов CNN.

Дебаты между кандидатами – наиболее яркий этап компании. Их безоговорочно выиграла Хиллари Клинтон. Но здесь имеем первую неожиданность: только чуть больше половины из тех, кто считал дебаты по ТВ важными или очень важными отдали за неё голос. Люди ожидали большего и выбрали то, что им ближе — общение «на месте» вместо картинки по ТВ. Это подтверждает опрос:

Это им дал Трамп. В разгар кампании ко мне приезжал Ю. Зенкович — беларуский эмигрант, который за 8 лет стал успешным адвокатом в Нью-Йорке. Он обратил внимание на два аспекта кампании Трампа:

— Относительно небольшие деньги: предвыборный фонд кандидата от республиканцев составил 367,4 миллиона долларов против 534,35 миллионов у Клинтон
— Отсутствие (или недостаток) лидеров национального масштаба, которые готовы были агитировать в поддержку кандидата.

Как оказалось, Дональду Трампу это не было нужно – понимая слабость позиций на «национальном уровне», он сосредоточил усилия на полевой работе: количество встреч с лидерами местных сообществ существенно превышало число подобных мероприятий у кандидата от демократов.

Республиканец активно использовал недовольство американцев действиями федерального правительства, раскачивая тезис о сговоре элит выразителем которого являлась, по его словам, Хиллари Клинтон. Как видим, разочарованные (46%) и обозленные (23%) федералами являются большинством американских избирателей и Трампу удалось удачно сыграть на этом.

Проще говоря, Клинтон говорила из телевизора, за Трампа говорили те, кого люди видят каждый день, кто живёт рядом и кому они доверяют. Характерно, что даже в последний день агитации Трамп умудрился совершить вояж по нескольким штатам, пока за Хиллари Клинтон агитировал ударный отряд шоу-бизнеса, включая Бейонсе и прочих поп-див.

Парадоксально, но даже жесткая антимиграционная риторика не помешала Трампу получил 29% голосов выходцев из Азии и столько же от «латиноамериканцев». Он также получил 37% (впрочем, составляющих только 3% электората) от представителей других рас и групп (за исключением белых и афроамериканцев). Самое главное, что Трампу ушло более половины голосов белых (58%), а Клинтон получила только 37% в этом самом значительном сегменте американских избирателей.

В более детальном разрезе мы получаем еще более впечатляющую картинку. Как видим, за Хиллари голосовали 31% белых мужчин, а за Трампа в два раза больше — 60%. Однако, даже среди белых женщин Клинтон не смогла набрать больше Трампа, проиграв ему 8% голосов ( соответственно, 43% и 51%). Как видим, даже сексистские скандалы с Трампом не помогли кандидатке от демократов.

Впрочем, Хиллари одержала абсолютную победу в цветных сегментах. За нее проголосовали 80% мужчин афроамериканцев и аж 93% чернокожих женщин. Среди латиноамериканцев Хиллари Клинтон поддержали 62% мужчин и 68% женщин.

Проблемой Клинтон стало то, что в ряде штатов ей не удалось обеспечить мобилизацию афроамериканцев даже в сравнении предыдущими выборами. Недобор доходил до 5%, что сыграло существенную, если не определяющую роль в ее поражении.

Не менее интересная ситуация просматривается в разрезе доходов американских избирателей.

Четко видно, что Хиллари Клинтон получила большинство голосов от малообеспеченных и нижних сегментов среднего класса. Но и здесь уровень поддержки (53% среди лиц с доходом менее 30 тыс долларов в год и 51% у группы с доходами от 31 тыс. до 50 тыс) явно далёк от идеального. В остальных категориях поддержку (ради справедливости отмечу, что небольшую) получил кандидат от республиканцев. Однако, существенным было то, что Трамп получил поддержку от двух самых многочисленных сегментов с ежегодным доходом от 50 до 100 тыс. долларов (31%) и от 100 до 200 тыс (24%). Поэтому даже незначительный разрыв давал здесь ощутимый перевес в общем зачете. Как видим, за Трампа проголосовало ядро американского среднего класса, явно обеспокоенное тенденциями развития ситуации в стране.

Объяснение вновь кроется в «полевой работе», когда более успешные представители местных сообществ говорят почему они выберут республиканца. «Американская мечта» это всё же, не столько миллиарды, сколько успех там, где ты живёшь, уважение со стороны соседей. Клинтон на этом поле поработала хуже, а Трамп сумел дать ответ и тем, кто мечтает о бизнес империи и тем, кому важен «маленький свечной заводик».

Дональд Трамп вообще вел кампанию с четким прицелом на мобилизацию ядра американского общества, обращаясь к традиционным ценностям, к «старой доброй Америке». Это сработало и в религиозном аспекте.

Трамп апеллировал к христианам. За него отдали голоса 60% протестантов, 52% католиков, 61% мормонов (при том, что в Юте был собственный независимый кандидат) и 55% представителей остальных христианских деноминаций. Кстати, отдельной темой является роль независимых кандидатов по размыванию голосов основных кандидатов. В ряде штатов независимые показали серьезные результаты, например, в Юте.

При этом он работал не разговорами о «ценностях», а общением с лидерами религиозных общин. Вот подтверждение тому:

Как видите, за кандидата-республиканца проголосовали не столько христиане, сколько практикующие христиане — те, кто регулярно участвуют в религиозных обрядах. А это говорит о наличии постоянного контакта с местными авторитетными лидерами.

Не менее интересно, хотя и вполне предсказуемо, что за Трампа голосовали менее образованные, а к Клинтон, наоборот, тяготел более образованный электорат. Чем выше образование тем выше был разрыв в пользу Клинтон.

Наконец, один из самых важных графиков, характеризующих суть победы Трампа.

Хиллари Клинтон имела более сильные позиции среди 15% сегмента американского общества, который хочет, чтобы президент заботился о нем. Здесь она взяла 58% голосов против 35% у Трампа. Она также взяла 90% голосов в сегменте (21% от общего количества избирателей) тех, кто ориентировался на профессиональные навыки кандидата. Здесь Трампу досталось всего 8%.

Но в пользу Трампа сыграло то, что значительная часть американского общества (40%) хотела изменений. Как видим, Трамп получил в этом сегменте аж 83% поддержки, а Клинтон только 14%.

Еще один график показывает, что Хиллари Клинтон и Дональд Трамп максимально выбрали свои сегменты исходя из предлагаемых приоритетов.

Как видим, оба кандидата имели равные позиции в двух ключевых повестках, которые не являются первостепенными для большинства. Так демократический кандидат объективно была лучшей во внешней политике (60%) из 13% сегмента избирателей, а Трамп был более эффектным и эффективным раздувая проблему мигрантов (64%) тоже в сегменте из в 13%. Клинтон имела существенный перевес на (10%) в вопросе, который имел наибольшее значение — экономике (52%), но Трамп резко (на 18%) опередил ее в вопроса безопасности, который считают значимым 18% электората ( второй по значимости).

Это четко видно по ответам на вопрос относительно эффективности борьбы США с ИГИЛ. Среди 52% избирателей, считающих что Америка сражается с ИГИЛ неэффективно большинство уверенно поддержало Трампа. Особенно в самом нижнем сегменте (24%), считающем что США ведут борьбу «очень плохо». Здесь Трамп получил аж 85% процентов поддержки.

Таким образом, за Трампа голосовали как за силу, способную привнести что-то новое в американскую внешнюю и внутреннюю политику. Фактически, Клинтон попала в ловушку эксплуатации «образа Обамы» и игры в популизм, которые не вдохновили ядро американского среднего класса за годы правления Обамы. Действующий президент США пришёл под лозунгами усиления социальной защиты граждан и, надо отдать должное, добился определённых результатов. Но тем, кто привык «получать» блага («велфер», «талоны на обед» и так далее) всегда мало. Государство, даже такое как США, бесконечно повышать объёмы социальной помощи не в состоянии. И, цитируя фразу из известного фильма, как только «у пана атамана закончился золотой запас хлопцы начали разбегаться кто куда». В результате, Трамп получил даже голоса тех, кто считал политику Обамы вполне успешной по ряду аспектов, как это мы видим на этом примере.

В общем, против Хиллари и за Трампа голосовали те, у кого забирали деньги (средний и высший сегменты среднего класса и богатые) на аттракцион невиданной социальной щедрости Обамы. Дональд Трамп дал четко понять, что политика Обамы закончится. Этого оказалось достаточным.

Наконец, последний ключевой фактор, возможно, ставший роковым для Хиллари Клинтон — роль компромата в кампании. Эти выборы в США были довольно грязными по своему формату. Кандидаты регулярно обменивались ударами, но последний пришелся на Хиллари.

В подтверждение сказанному выше дадим ещё одну схему – распределение ответов на вопрос «когда» американские избиратели приняли решение отдать голос тому или иному кандидату.

Как видим, 85% избирателей у Клинтон и Трампа сформировали свой выбор до конца октября. Самое интересное началось в последнюю неделю. Как видим, 6% и 8% избирателей принимали решение в последнюю неделю и в последние дни. Если у Клинтон в группе последней недели только 38% приняли решение о ее поддержке, то у Трампа эта цифра достигла 50%.. Разрыв 12%! Очевидно, что именно в этот момент часть электората «Клинтон уплыла к Трампу», а поточная социология это не успела зафиксировать.

Что же произошло?

Фактически именно на это время — 28 октября сделал заявление глава ФБР Джеймса Коми о том, что агентство возобновляет расследование по факту использования кандидатом на пост президента США Хиллари Клинтон частного сервера электронной почты. А з а пару дней до выборов ФБР заявило, что ничего опасного в этих письмах не было. Вот такой подарок Трампу. Но этой недели хватило, чтобы чаша весов драматически качнулась в пользу Трампа. При этом по состоянию на 14—00 по Киеву, Хиллари Клинтон опережала в абсолютных показателях набрав 59 млн 59 тыс. 121 голосов, тогда как Трамп — 58 млн 935 тыс. 325 голосов. Однако, Трамп уже набрал необходимое для победы в выборах число голосов выборщиков, получив 279 голосов.

Выводы:

1. Трамп победил за счет ориентации на ядро американского общества — белый средний класс, который оказался перед угрозой деградации и размывании из-за глобализации и прочих факторов.

2.Трамп сумел сломать стереотипы и выйти за рамки политкорректного дискурса, навязываемого элитами. Поэтому ему удалось запрыгнуть на гребень волны недовольства масс. Как опытный коммуникатор Трамп не боялся выглядеть непристойным или непонятым, отлично эксплуатируя интерес медиа к сенсациям. В итоге, ему удалось очень эффективно использовать СМИ для своей раскрутке даже несмотря на жесткую антитрамповскую позицию большинства авторитетных медиа.

3. Трампу удалось перебить негатив со стороны медиа не только с помощью эпатажных выходок, но и эффективной полевой работой с местными элитами и простыми избирателями. Хиллари будучи более компетентной, но и более тусклой медийно не смогла стать ближе к избирателю, чем «рубаха парень» Трамп. Огромный десант звезд шоу-бизнеса вокруг Хиллари усилил этот эффект отчуждения федеральной власти от «работяг на местах». В итоге за Трампа больше голосовали пригороды и сельская местность, а Хиллари получила больше голосов в крупных городах.

4. Трамп апеллировал в традиционным ценностям, близким для многих религиозных американцев. Христиане больше голосовали за республиканца, Хиллари же получила абсолютную поддержку со стороны атеистов, других религиозных конфессий и еврее (71%). За нее более голосовали неженатые, чем женатые избиратели.

5. Фактор компромата в последнюю неделю избирательной кампании оказался фатальным для Хиллари Клинтон, поскольку деморализовал часть ее избирателей, что привело к снижению явки в последние дни и мобилизации сомневающегося электората в пользу Дональда Трампа.

Как будет выглядеть политика Дональда Трампа мы рассматривалиа в «Внешняя политика и национальная безопасность США: программы, институты, сценарии» из доклада Украинского Института Будущего «Америка на перекрестке».

Хвыля

The Donald: любитель водки, женщин и быстрой ездыThe Donald: любитель водки, женщин и быстрой езды

Анастасия Рафал

Победа Дональда Трампа стала сенсацией во всем мире. Эксцентрик, шоумен, сибарит, любитель женщин, — такого президента Америка не знала еще никогда. Соперники Трампа порой называют его «тефлоновым», имея в виду, что ему все сходит с рук. «Страна» собрала самые интересные факты о 45-м, юбилейном президенте США.

Отпрыск эмигрантов

Борец с нелегальными мигрантами, Дональд Трамп сам — потомок немцев. Его предки приехали в США из Германии в 1885 году, а свои первые капиталы заработали в конце 90-х годов 19 века, во время «золотой лихорадки». Правда, за счет ресторанного бизнеса.

Впрочем, отец Дональда Трампа Фред решил идти своим путем: после второй мировой он основал строительную компанию, названную в честь бабушки, «Элизабет Трамп и сын».

«Я помню себя с трех лет, когда сидел на стройке и игрался среди строительных блоков. А отец в это время говорил по телефону, и решал вопросы. К 17 годам я уже знал о строительстве все», — рассказывал в одной из документальных передач сам Трамп.

В своей книге «Никогда не сдавайся» он писал: «Я хотел добиться успеха самостоятельно. Мой отец был преуспевающим бизнесменом, но это был его успех. А я стремился сделать свою карьеру. Мне всегда нравились красивые здания и Манхэттен, поэтому я выбрал именно это направление».

Сегодня у новоиспеченного президента есть Башня Трампа на Манхеттене (небоскреб Trump Tower). Здесь находится его личная резиденция, площадью 3 тысячи квадратных метров, которая стоит 50 миллионов долларов, поскольку помещения изнутри отделаны бронзой и мрамором».

Поговаривают, что начиная карьеру, Трамп говорил всем, что его предки — родом из Швеции, поскольку евреи, которых было много среди его клиентов, неохотно шли на контакт с немцами.

Кстати, существует версия, будто Дональд не очень хотел идти по стопам отца, и всерьез подумывал о кинокарьере, однако побоялся остаться без родительских капиталов.

Себялюб

Впрочем, кинокарьеру он все-таки сделал. Трамп снялся в нескольких фильмах: «Принц из Беверли-Хиллз», «Один дома 2: Потерянный в Нью-Йорке», «Няня». Причем, в роли самого себя. И даже дважды был номинирован на премию «Эмми».

Кроме того, Трамп издал больше десятка книг. Конечно, о самом себе, и рецептах своего успеха.

И основал на телевидении реалити-шоу «Кандидат», где участники сражались за место топ-менеджера в его компании. Неизвестно, получил ли кто-нибудь руководящую должность в строительной империи Дональда (вице-президентами в его компании работают трое его старших детей Дональд, Иванка и Эрик — работают в компании отца на вице-президентских должностях), однако сам он получал… по 3 миллиона долларов за каждый выпуск шоу! А уже в 2007 году обрел свою звезду на «Аллее славы» в Голливуде.

Трампа часто обвиняют в том, что он страдает манией величия. Новоиспеченный президент действительно любит поговорить о «своем финансовом гении», может запросто назвать себя «путеводной звездой» или заявить в адрес Анджелины Джоли: «видал я женщин и покрасивее». И даже свою избирательную кампанию 16 июня он начал со слов: «Я буду величайшим президентом, когда-либо сотворенным Богом».

К числу свидетельств мании величия недоброжелатели относят также его привычку называть все кругом своим именем: построенные объекты, рестораны, духи, и даже шоколадные конфеты (что некоторым образом родним его с Порошенко), минеральную воду, водку и настольную игру.

Поэтому журналисты американских вечерних шоу любят постебаться в стиле: «Дональд считает, что никто кроме Дональда не мог бы сделать так хорошо, как сделал Дональд». И следом за его первой женой называют его ироническим «The Donald».

Любитель женщин

Женщины в жизни Дональда Трампа занимают особое место. Это увлечение едва не стоило ему президентского кресла, после того, как в разгар кампании издание The Washington Post опубликовало запись 2005 года, где Дональд откровенничал с продюсером ток-шоу «Доступ в Голливуд» Билли Бушем.

— Я подкатил и трахнул ее. Она была замужем. Позже я случайно ее встретил. У нее сейчас большие липовые сиськи. Она полностью изменила внешность.

— Знаешь, я прям притягиваюсь к красавицам. Сразу начинаю их целовать. Это как магнит. Сразу целую. Даже не жду. Когда ты звезда, они тебе это позволяют. Ты можешь делать, что угодно. Хватать их за интимные места. Что угодно.

Неизвестно, как часто и кого Дональд хватал за эти самые места, однако ему 20 лет принадлежало право на проведение конкурсов «Мисс Вселенная» и «Мисс США».

Трампу приписывали даже роман с… Карлой Бруни: правда, еще до того, как та вышла замуж за Николя Саркози.

Неизвестно, что из этого правда, а что нет, но то, что Трамп любит моделей и актрис, — сомнений не вызывает. Его первая и третья жена — модели, а вторая была актриссой. Причем, во время кампании фото обнаженной Мелании, сделанные в свое время для журнала GQ, использовались как «черный пиар» против Трампа. «Посмотрите на нее, она может стать вашей первой леди», — гласила подпись.

Примечательно, что Дональд любит славянок: первая его жена — чешская модель, нынешняя — словенская. Как знать: может, скоро в окружении Дональда появится украинское лобби? Кстати, Дональд человек щедрый. В честь свадьбы с Меланией он закатил вечеринку на 45 миллионов долларов.

Миллиардер

Впрочем, Трампу есть что тратить. В рейтинге журнала Forbes в 2015 году он занял 133-е место с состоянием 4,1 млрд долларов.

В его собственности находится несколько миллионов квадратных метров недвижимости на Манхэттене, сеть казино, отели, компания сетевого маркетинга. А свои первые $6 миллионов он, якобы, заработал еще в колледже, реализовывая квартиры, которые строил его отец.

И, кстати, сегодня многие застройщики платят Дональду за то, чтобы он продавал их недвижимость и был «лицом» проектов. А многие звезды привлекают его в качестве консультанта по финансовым вопросам: такие, как Майк Тайсон, например.

Многие «крепкие орешки» даже агитировали за Дональда Трампа: актеры Брюс Уиллис и Сильвестр Сталлоне, боксер Майк Тайсон.

Видимо, именно такие люди ему более всего близки, ибо Трамп описывает рецепт своего успеха так: «идти напролом, ввязываться в бой и давать сдачи».

Возможно, не только в переносном, но и в прямом смысле, поскольку Трамп… борец, фанат рестлинга, и активно участвует в шоу главной организации этого своеобразного развлечения World Wrestling Entertainment. Кроме того, он любит быструю езду, обожает гольф, а в молодые годы еще и играл в баскетбол, тем более что рост ему позволяет. Как-никак, 191 сантиметр.

Наконец, Трамп ведет здоровый образ жизни, и уверяет, что не пьет, не курит, и никогда не пробовал. Возможно, на него повлияла судьба брата Фредди, который в 1981 году умер от алкоголизма. Злые языки говорят, что Дональд приложил руку к смерти брата. Якобы Фредди был в крайне скверных отношениях с отцом, поскольку не захотел идти по его стопам. А Дональд, будучи любимчиком папы, сделал все, чтобы брату ничего не досталось из его 200-миллионного состояния.

Хотя сам Дональд всегда подчеркивает, что любит свою семью. Впрочем, возможно он имеет в виду только жену и детей, которых у него восемь!

Военный

Впрочем, в репутации Дональда Трампа есть не только темные стороны. В Нью-Йоркской военной академии, куда родители отдали парня учиться, чтобы привить ему хоть какую-то дисциплину, Дональд стал лучшим… в строевой подготовке.

Он мог даже попасть на войну во Вьетнаме в 1968 году, если бы медкомиссия не обнаружила у него «шпоры» в пятках, и не признала его негодным к службе.

Тем не менее, в книге «Никогда не сдавайся», он называет своими кумирами правителей военного времени — Авраама Линкольна и Уинстона Черчилля. Ибо «Черчилль сумел повести за собой миллионы людей во время Второй мировой войны. Он был великим оратором, его пламенные речи вдохновляли на подвиги». А «Линкольн — это президент, который смог достойно управлять страной в самое трудное для нее время. А ведь он был самоучкой. И он прошел нелегкий путь, прежде чем стал президентом».

Дональд Трамп тоже прошел нелегкий путь, и возглавил страну в нелегкое время. Что ему удастся на этом посту и удастся ли… Посмотрим.

СтранаАнастасия Рафал

Победа Дональда Трампа стала сенсацией во всем мире. Эксцентрик, шоумен, сибарит, любитель женщин, — такого президента Америка не знала еще никогда. Соперники Трампа порой называют его «тефлоновым», имея в виду, что ему все сходит с рук. «Страна» собрала самые интересные факты о 45-м, юбилейном президенте США.

Отпрыск эмигрантов

Борец с нелегальными мигрантами, Дональд Трамп сам — потомок немцев. Его предки приехали в США из Германии в 1885 году, а свои первые капиталы заработали в конце 90-х годов 19 века, во время «золотой лихорадки». Правда, за счет ресторанного бизнеса.

Впрочем, отец Дональда Трампа Фред решил идти своим путем: после второй мировой он основал строительную компанию, названную в честь бабушки, «Элизабет Трамп и сын».

«Я помню себя с трех лет, когда сидел на стройке и игрался среди строительных блоков. А отец в это время говорил по телефону, и решал вопросы. К 17 годам я уже знал о строительстве все», — рассказывал в одной из документальных передач сам Трамп.

В своей книге «Никогда не сдавайся» он писал: «Я хотел добиться успеха самостоятельно. Мой отец был преуспевающим бизнесменом, но это был его успех. А я стремился сделать свою карьеру. Мне всегда нравились красивые здания и Манхэттен, поэтому я выбрал именно это направление».

Сегодня у новоиспеченного президента есть Башня Трампа на Манхеттене (небоскреб Trump Tower). Здесь находится его личная резиденция, площадью 3 тысячи квадратных метров, которая стоит 50 миллионов долларов, поскольку помещения изнутри отделаны бронзой и мрамором».

Поговаривают, что начиная карьеру, Трамп говорил всем, что его предки — родом из Швеции, поскольку евреи, которых было много среди его клиентов, неохотно шли на контакт с немцами.

Кстати, существует версия, будто Дональд не очень хотел идти по стопам отца, и всерьез подумывал о кинокарьере, однако побоялся остаться без родительских капиталов.

Себялюб

Впрочем, кинокарьеру он все-таки сделал. Трамп снялся в нескольких фильмах: «Принц из Беверли-Хиллз», «Один дома 2: Потерянный в Нью-Йорке», «Няня». Причем, в роли самого себя. И даже дважды был номинирован на премию «Эмми».

Кроме того, Трамп издал больше десятка книг. Конечно, о самом себе, и рецептах своего успеха.

И основал на телевидении реалити-шоу «Кандидат», где участники сражались за место топ-менеджера в его компании. Неизвестно, получил ли кто-нибудь руководящую должность в строительной империи Дональда (вице-президентами в его компании работают трое его старших детей Дональд, Иванка и Эрик — работают в компании отца на вице-президентских должностях), однако сам он получал… по 3 миллиона долларов за каждый выпуск шоу! А уже в 2007 году обрел свою звезду на «Аллее славы» в Голливуде.

Трампа часто обвиняют в том, что он страдает манией величия. Новоиспеченный президент действительно любит поговорить о «своем финансовом гении», может запросто назвать себя «путеводной звездой» или заявить в адрес Анджелины Джоли: «видал я женщин и покрасивее». И даже свою избирательную кампанию 16 июня он начал со слов: «Я буду величайшим президентом, когда-либо сотворенным Богом».

К числу свидетельств мании величия недоброжелатели относят также его привычку называть все кругом своим именем: построенные объекты, рестораны, духи, и даже шоколадные конфеты (что некоторым образом родним его с Порошенко), минеральную воду, водку и настольную игру.

Поэтому журналисты американских вечерних шоу любят постебаться в стиле: «Дональд считает, что никто кроме Дональда не мог бы сделать так хорошо, как сделал Дональд». И следом за его первой женой называют его ироническим «The Donald».

Любитель женщин

Женщины в жизни Дональда Трампа занимают особое место. Это увлечение едва не стоило ему президентского кресла, после того, как в разгар кампании издание The Washington Post опубликовало запись 2005 года, где Дональд откровенничал с продюсером ток-шоу «Доступ в Голливуд» Билли Бушем.

— Я подкатил и трахнул ее. Она была замужем. Позже я случайно ее встретил. У нее сейчас большие липовые сиськи. Она полностью изменила внешность.

— Знаешь, я прям притягиваюсь к красавицам. Сразу начинаю их целовать. Это как магнит. Сразу целую. Даже не жду. Когда ты звезда, они тебе это позволяют. Ты можешь делать, что угодно. Хватать их за интимные места. Что угодно.

Неизвестно, как часто и кого Дональд хватал за эти самые места, однако ему 20 лет принадлежало право на проведение конкурсов «Мисс Вселенная» и «Мисс США».

Трампу приписывали даже роман с… Карлой Бруни: правда, еще до того, как та вышла замуж за Николя Саркози.

Неизвестно, что из этого правда, а что нет, но то, что Трамп любит моделей и актрис, — сомнений не вызывает. Его первая и третья жена — модели, а вторая была актриссой. Причем, во время кампании фото обнаженной Мелании, сделанные в свое время для журнала GQ, использовались как «черный пиар» против Трампа. «Посмотрите на нее, она может стать вашей первой леди», — гласила подпись.

Примечательно, что Дональд любит славянок: первая его жена — чешская модель, нынешняя — словенская. Как знать: может, скоро в окружении Дональда появится украинское лобби? Кстати, Дональд человек щедрый. В честь свадьбы с Меланией он закатил вечеринку на 45 миллионов долларов.

Миллиардер

Впрочем, Трампу есть что тратить. В рейтинге журнала Forbes в 2015 году он занял 133-е место с состоянием 4,1 млрд долларов.

В его собственности находится несколько миллионов квадратных метров недвижимости на Манхэттене, сеть казино, отели, компания сетевого маркетинга. А свои первые $6 миллионов он, якобы, заработал еще в колледже, реализовывая квартиры, которые строил его отец.

И, кстати, сегодня многие застройщики платят Дональду за то, чтобы он продавал их недвижимость и был «лицом» проектов. А многие звезды привлекают его в качестве консультанта по финансовым вопросам: такие, как Майк Тайсон, например.

Многие «крепкие орешки» даже агитировали за Дональда Трампа: актеры Брюс Уиллис и Сильвестр Сталлоне, боксер Майк Тайсон.

Видимо, именно такие люди ему более всего близки, ибо Трамп описывает рецепт своего успеха так: «идти напролом, ввязываться в бой и давать сдачи».

Возможно, не только в переносном, но и в прямом смысле, поскольку Трамп… борец, фанат рестлинга, и активно участвует в шоу главной организации этого своеобразного развлечения World Wrestling Entertainment. Кроме того, он любит быструю езду, обожает гольф, а в молодые годы еще и играл в баскетбол, тем более что рост ему позволяет. Как-никак, 191 сантиметр.

Наконец, Трамп ведет здоровый образ жизни, и уверяет, что не пьет, не курит, и никогда не пробовал. Возможно, на него повлияла судьба брата Фредди, который в 1981 году умер от алкоголизма. Злые языки говорят, что Дональд приложил руку к смерти брата. Якобы Фредди был в крайне скверных отношениях с отцом, поскольку не захотел идти по его стопам. А Дональд, будучи любимчиком папы, сделал все, чтобы брату ничего не досталось из его 200-миллионного состояния.

Хотя сам Дональд всегда подчеркивает, что любит свою семью. Впрочем, возможно он имеет в виду только жену и детей, которых у него восемь!

Военный

Впрочем, в репутации Дональда Трампа есть не только темные стороны. В Нью-Йоркской военной академии, куда родители отдали парня учиться, чтобы привить ему хоть какую-то дисциплину, Дональд стал лучшим… в строевой подготовке.

Он мог даже попасть на войну во Вьетнаме в 1968 году, если бы медкомиссия не обнаружила у него «шпоры» в пятках, и не признала его негодным к службе.

Тем не менее, в книге «Никогда не сдавайся», он называет своими кумирами правителей военного времени — Авраама Линкольна и Уинстона Черчилля. Ибо «Черчилль сумел повести за собой миллионы людей во время Второй мировой войны. Он был великим оратором, его пламенные речи вдохновляли на подвиги». А «Линкольн — это президент, который смог достойно управлять страной в самое трудное для нее время. А ведь он был самоучкой. И он прошел нелегкий путь, прежде чем стал президентом».

Дональд Трамп тоже прошел нелегкий путь, и возглавил страну в нелегкое время. Что ему удастся на этом посту и удастся ли… Посмотрим.

Страна

Победа Трампа доказывает, что США не исключениеПобеда Трампа доказывает, что США не исключение

Леонид Бершидский

Не стоит лить слезы и заламывать руки, дорогие друзья из Соединенных Штатов. То, что произошло в этот вторник, не крах вашей демократии — просто мощный удар по американской исключительности и неуместному высокомерию элит.

Дональд Трамп выиграл, воспользовавшись комбинацией, с начала века доказывающей свою эффективность в Восточной Европе: сочетанием национализма и программы по борьбе с коррупцией.

В одной из гостиниц в пригороде Орландо (штат Флорида) в семь часов вечера во вторник дюжина республиканцев округа Осеола собралась вокруг телевизора, настроенного на Fox News. Они были первыми, кто пришел на мероприятие, объявленное торжеством в честь победы партии — Республиканская партия Осеолы собиралась праздновать несколько скромных побед — но этих людей больше интересовала президентская гонка.

Они дерзко и самонадеянно отзывались о достижениях Трампа. «Он возглавит таблицу», — уверял седой джентльмен в кепке военно-воздушных сил, как только появились первые результаты. Они чокнулись пивными кружками. «Выпьем за стену», — произнесла смуглая женщина, пояснившая, что сама она — иммигрантка из Румынии.

На самом деле эти люди не испытывали той уверенности, которую желали продемонстрировать. По мере того как на экране менялись цифры, выражение их лиц становилось более напряженным, жесты говорили о тревоге. Сторонники Трампа доставали из карманов смартфоны и просматривали различные онлайн-карты выборов, обсуждая пути их кандидата к победе, которая на тот момент по-прежнему не была очевидна.

Через три часа женщина в ковбойской шляпе взобралась на стул и прокричала: «Только что объявили, что Флорида проголосовала за Дональда Трампа!» И она принялась размахивать резиновой маской Хиллари Клинтон в образе ведьмы, как будто это была отрезанная голова кандидатки от демократов. Тут началось безудержное веселье. В конце концов победа партии оказалась настоящей победой.

Многие скажут, что победа Трампа подогревалась расизмом и ксенофобией. Все гораздо сложнее.

В толпе сторонников Трампа в Орландо были не только белые мужчины. За день до этого, консультант Орландо по связям с государственными службами Бертика Кабрера Моррис (Bertica Cabrera Morris), представительница Трампа, сказала мне, что на самом деле республиканцы вовсе не напортачили с латиноамериканским электоратом и могут рассчитывать на большое число голосов в пользу их кандидата. И она оказалась права: в этом зале слышалась и испанская речь. И женщин тоже было достаточно. Было очевидно, что многие латиноамериканцы и женщины не считают слова Трампа, сказанные в их адрес, столь уж оскорбительными.

Разумеется, это лишь отдельные примеры, равно как и тот факт, что во время моих поездок по США в этом году я встречал гораздо больше людей, восторгавшихся Трампом, нежели Клинтон. Но, с другой стороны, есть ли у нас вообще что-то кроме отдельных свидетельств?

Ясно, что большинство социологических центров и экспертов по опросам общественного мнения были настолько не правы, что на все, что они говорили в течение года, можно было не обращать внимания. Я жалею, что у меня не хватило смелости сделать это, в отличие от некоторых людей, которых я знаю — например, адвоката из Лас-Вегаса Роберта Барнса (Robert Barnes), который начиная с праймериз последовательно предсказывал победу Трампа и который теперь заработал сотни тысяч долларов для себя и своих клиентов, которым советовал делать ставки на Трампа у европейских букмекеров. Признаки, которые видел он и другие игроки (многие из которых носят довольно ненаучный характер) оказались более значимыми, чем самонадеянные оценки и казавшиеся авторитетными расчеты социологов, ученых, политтехнологов и опытных комментаторов.

Мне следовало прислушаться к мнению Барнса и десятков простых американцев, которые объясняли мне, почему они предпочли Трампа, а не Клинтон. Лишь немногие из них говорили о ксенофобии. Большинство же было недовольно экономической ситуацией, в частности, ростом стоимости страховки ObamaCare и шаткостью доходов, и все они считали Клинтон коррумпированной. Как сказал вчера один из сторонников Трампа в Орландо: «Я скорее предпочту, чтобы правительством США управляла мафия, чем Хиллари Клинтон: они хотя бы не такие продажные».

Все это должно было донести до меня что-то важное — или, вернее, подтвердить то, что я уже знал по опыту из другой части мира.

Вероятно, Трамп выиграл потому, что к концу своей кампании он был не просто популистом с националистическими взглядами, вроде тех, что в последнее время пользуются все большим успехом в Европе, хотя и не занимают командные высоты. Он также выступил в роли рыцаря-борца с коррупцией. Он искусно воспользовался возможностью, предоставленной ему WikiLeaks, написавшей во вторник вечером в Twitter: «Американский народ не любит коррупцию».

Наибольший успех антикоррупционных партий на выборах наблюдался в Центральной и Восточной Европе, в 2000-е годы они присоединились к правящим коалициям или возглавили их в целом ряде стран: Польше, Словакии, Эстонии, Латвии, Болгарии. Правда, далеко не все они пережили свои вторые, не говоря уже о третьих выборах. Наиболее успешная из них — польская партия «Право и справедливость» (PiS) — правит сегодня страной, поскольку сумела мастерски соединить в своей программе борьбу с коррупцией и националистический популизм.

Такое сочетание также было соблазном для многих постсоветских политиков. Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили оттачивал его после «Революции роз» 2003 года, а затем, когда после значительных перемен в стране его отстранили от власти, принес его на Украину. На этой неделе Саакашвили подал в отставку с поста губернатора Одесской области, чтобы строить сильную партию и бороться на досрочных парламентских выборах. Он объявил о своей отставке, выступив с речью в стиле Трампа, исполненной злопамятства и жалости к себе. Он обвинил коррупцию администрации и кабинета президента Петра Порошенко в собственной неспособности реформировать таможенные и коммунальные службы в регионе. Он заверил, что президент лично поддерживал коррумпированные «криминальные кланы» в Одессе, и пообещал «начать новый этап борьбы».

«Я тот солдат, который идет сколько может, а потом столько, сколько надо, — сказал Саакашвили. — Сколько надо для полной победы, чтоб избавить Украину от этих мразей, от этой коррупционной грязи».

Слушая его выступление, я все ждал, что аудитория начнет скандировать «Drain the swamp», как это делали толпы на недавних митингах Трампа. Правда, украинцы еще могут научиться скандировать по ходу кампании Саакашвили.

Будет смешно, если именно Россия снабжала Трампа «оружием» WikiLeaks. Именно там националист, популист и борец с коррупцией Алексей Навальный, вероятно, является самой сильной фигурой осажденной оппозиции режима. Владимиру Путину не свойственен нативизм, а его близкое окружение, как всем известно, глубоко коррумпировано, и именно он является заклятым врагом националистических антикоррупционных движений в непосредственной близости от России, и он их цель номер один. PiS в Польше тоже настроена против Путина.

Выиграв президентские выборы, отчетливо следуя восточно-европейскому рецепту, Трамп показал, что нет такой уж большой разницы между, скажем, американцами и поляками, или американцами и грузинами. Здесь так же легко воззвать к национальной гордости, связав ее с экономическим дискомфортом, да и американское понимание коррупции очень схоже.

В августе Навальный опубликовал пост, где сравнил с каждым разом все более дорогие резиденции Клинтон с намного более впечатляющими дворцами российских чиновников. Он сделал важное наблюдение, но для избирателя, голосующего против коррупции в Восточной Европе, воспитанного на политике, где за расследованием следует обвинение, Клинтон по-прежнему выглядит коррумпированной. Ее непомерные гонорары на Украине или в Грузии порицались бы как форма мошенничества. Неспособность Клинтон провести четкую границу между благотворительным фондом и частным бизнесом (который подозрительно напоминает лоббизм) запятнала бы ее репутацию в этих странах, вероятно, еще больше, чем в США

Не важно, была ли Клинтон действительно настолько коррумпирована или она в этом отношении была примерно на уровне постсоветских политиков: здесь все дело в оптике. «Если они всю свою жизнь были государственными служащими, то почему они так богаты?» — этот вопрос был бы мощным оружием против них у молодых демократий. На Украине, где националистическая антикоррупционная революция в 2014 году свергла предыдущего президента, этот вопрос поднимается прямо сейчас вслед за кампанией по подаче деклараций о доходах и имуществе, в результате которой оказалось, что местные чиновники припрятали в закромах сотни миллионов долларов наличными.

США никогда не сравнивают с молодыми демократиями Центральной и Восточной Европы, поскольку та самая надменная американская элита, которая в этом году с треском провалилась, испытывала такую гордость за политические традиции США. А когда эти традиции рухнули, некоторым ученым мужам пришлось признать, что они на самом деле не понимают свою страну. «Америка, по сути мы тебя не знали, — написал в своем твиттере экономист Пол Кругман. — Определенно, я недооценивал свою страну».

Пора оставить гордыню. В наиболее важных аспектах США — такая же страна, как и многие другие. Все, что может случиться в другом месте, может произойти и здесь. Трамп тому пример.

BloombergЛеонид Бершидский

Не стоит лить слезы и заламывать руки, дорогие друзья из Соединенных Штатов. То, что произошло в этот вторник, не крах вашей демократии — просто мощный удар по американской исключительности и неуместному высокомерию элит.

Дональд Трамп выиграл, воспользовавшись комбинацией, с начала века доказывающей свою эффективность в Восточной Европе: сочетанием национализма и программы по борьбе с коррупцией.

В одной из гостиниц в пригороде Орландо (штат Флорида) в семь часов вечера во вторник дюжина республиканцев округа Осеола собралась вокруг телевизора, настроенного на Fox News. Они были первыми, кто пришел на мероприятие, объявленное торжеством в честь победы партии — Республиканская партия Осеолы собиралась праздновать несколько скромных побед — но этих людей больше интересовала президентская гонка.

Они дерзко и самонадеянно отзывались о достижениях Трампа. «Он возглавит таблицу», — уверял седой джентльмен в кепке военно-воздушных сил, как только появились первые результаты. Они чокнулись пивными кружками. «Выпьем за стену», — произнесла смуглая женщина, пояснившая, что сама она — иммигрантка из Румынии.

На самом деле эти люди не испытывали той уверенности, которую желали продемонстрировать. По мере того как на экране менялись цифры, выражение их лиц становилось более напряженным, жесты говорили о тревоге. Сторонники Трампа доставали из карманов смартфоны и просматривали различные онлайн-карты выборов, обсуждая пути их кандидата к победе, которая на тот момент по-прежнему не была очевидна.

Через три часа женщина в ковбойской шляпе взобралась на стул и прокричала: «Только что объявили, что Флорида проголосовала за Дональда Трампа!» И она принялась размахивать резиновой маской Хиллари Клинтон в образе ведьмы, как будто это была отрезанная голова кандидатки от демократов. Тут началось безудержное веселье. В конце концов победа партии оказалась настоящей победой.

Многие скажут, что победа Трампа подогревалась расизмом и ксенофобией. Все гораздо сложнее.

В толпе сторонников Трампа в Орландо были не только белые мужчины. За день до этого, консультант Орландо по связям с государственными службами Бертика Кабрера Моррис (Bertica Cabrera Morris), представительница Трампа, сказала мне, что на самом деле республиканцы вовсе не напортачили с латиноамериканским электоратом и могут рассчитывать на большое число голосов в пользу их кандидата. И она оказалась права: в этом зале слышалась и испанская речь. И женщин тоже было достаточно. Было очевидно, что многие латиноамериканцы и женщины не считают слова Трампа, сказанные в их адрес, столь уж оскорбительными.

Разумеется, это лишь отдельные примеры, равно как и тот факт, что во время моих поездок по США в этом году я встречал гораздо больше людей, восторгавшихся Трампом, нежели Клинтон. Но, с другой стороны, есть ли у нас вообще что-то кроме отдельных свидетельств?

Ясно, что большинство социологических центров и экспертов по опросам общественного мнения были настолько не правы, что на все, что они говорили в течение года, можно было не обращать внимания. Я жалею, что у меня не хватило смелости сделать это, в отличие от некоторых людей, которых я знаю — например, адвоката из Лас-Вегаса Роберта Барнса (Robert Barnes), который начиная с праймериз последовательно предсказывал победу Трампа и который теперь заработал сотни тысяч долларов для себя и своих клиентов, которым советовал делать ставки на Трампа у европейских букмекеров. Признаки, которые видел он и другие игроки (многие из которых носят довольно ненаучный характер) оказались более значимыми, чем самонадеянные оценки и казавшиеся авторитетными расчеты социологов, ученых, политтехнологов и опытных комментаторов.

Мне следовало прислушаться к мнению Барнса и десятков простых американцев, которые объясняли мне, почему они предпочли Трампа, а не Клинтон. Лишь немногие из них говорили о ксенофобии. Большинство же было недовольно экономической ситуацией, в частности, ростом стоимости страховки ObamaCare и шаткостью доходов, и все они считали Клинтон коррумпированной. Как сказал вчера один из сторонников Трампа в Орландо: «Я скорее предпочту, чтобы правительством США управляла мафия, чем Хиллари Клинтон: они хотя бы не такие продажные».

Все это должно было донести до меня что-то важное — или, вернее, подтвердить то, что я уже знал по опыту из другой части мира.

Вероятно, Трамп выиграл потому, что к концу своей кампании он был не просто популистом с националистическими взглядами, вроде тех, что в последнее время пользуются все большим успехом в Европе, хотя и не занимают командные высоты. Он также выступил в роли рыцаря-борца с коррупцией. Он искусно воспользовался возможностью, предоставленной ему WikiLeaks, написавшей во вторник вечером в Twitter: «Американский народ не любит коррупцию».

Наибольший успех антикоррупционных партий на выборах наблюдался в Центральной и Восточной Европе, в 2000-е годы они присоединились к правящим коалициям или возглавили их в целом ряде стран: Польше, Словакии, Эстонии, Латвии, Болгарии. Правда, далеко не все они пережили свои вторые, не говоря уже о третьих выборах. Наиболее успешная из них — польская партия «Право и справедливость» (PiS) — правит сегодня страной, поскольку сумела мастерски соединить в своей программе борьбу с коррупцией и националистический популизм.

Такое сочетание также было соблазном для многих постсоветских политиков. Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили оттачивал его после «Революции роз» 2003 года, а затем, когда после значительных перемен в стране его отстранили от власти, принес его на Украину. На этой неделе Саакашвили подал в отставку с поста губернатора Одесской области, чтобы строить сильную партию и бороться на досрочных парламентских выборах. Он объявил о своей отставке, выступив с речью в стиле Трампа, исполненной злопамятства и жалости к себе. Он обвинил коррупцию администрации и кабинета президента Петра Порошенко в собственной неспособности реформировать таможенные и коммунальные службы в регионе. Он заверил, что президент лично поддерживал коррумпированные «криминальные кланы» в Одессе, и пообещал «начать новый этап борьбы».

«Я тот солдат, который идет сколько может, а потом столько, сколько надо, — сказал Саакашвили. — Сколько надо для полной победы, чтоб избавить Украину от этих мразей, от этой коррупционной грязи».

Слушая его выступление, я все ждал, что аудитория начнет скандировать «Drain the swamp», как это делали толпы на недавних митингах Трампа. Правда, украинцы еще могут научиться скандировать по ходу кампании Саакашвили.

Будет смешно, если именно Россия снабжала Трампа «оружием» WikiLeaks. Именно там националист, популист и борец с коррупцией Алексей Навальный, вероятно, является самой сильной фигурой осажденной оппозиции режима. Владимиру Путину не свойственен нативизм, а его близкое окружение, как всем известно, глубоко коррумпировано, и именно он является заклятым врагом националистических антикоррупционных движений в непосредственной близости от России, и он их цель номер один. PiS в Польше тоже настроена против Путина.

Выиграв президентские выборы, отчетливо следуя восточно-европейскому рецепту, Трамп показал, что нет такой уж большой разницы между, скажем, американцами и поляками, или американцами и грузинами. Здесь так же легко воззвать к национальной гордости, связав ее с экономическим дискомфортом, да и американское понимание коррупции очень схоже.

В августе Навальный опубликовал пост, где сравнил с каждым разом все более дорогие резиденции Клинтон с намного более впечатляющими дворцами российских чиновников. Он сделал важное наблюдение, но для избирателя, голосующего против коррупции в Восточной Европе, воспитанного на политике, где за расследованием следует обвинение, Клинтон по-прежнему выглядит коррумпированной. Ее непомерные гонорары на Украине или в Грузии порицались бы как форма мошенничества. Неспособность Клинтон провести четкую границу между благотворительным фондом и частным бизнесом (который подозрительно напоминает лоббизм) запятнала бы ее репутацию в этих странах, вероятно, еще больше, чем в США

Не важно, была ли Клинтон действительно настолько коррумпирована или она в этом отношении была примерно на уровне постсоветских политиков: здесь все дело в оптике. «Если они всю свою жизнь были государственными служащими, то почему они так богаты?» — этот вопрос был бы мощным оружием против них у молодых демократий. На Украине, где националистическая антикоррупционная революция в 2014 году свергла предыдущего президента, этот вопрос поднимается прямо сейчас вслед за кампанией по подаче деклараций о доходах и имуществе, в результате которой оказалось, что местные чиновники припрятали в закромах сотни миллионов долларов наличными.

США никогда не сравнивают с молодыми демократиями Центральной и Восточной Европы, поскольку та самая надменная американская элита, которая в этом году с треском провалилась, испытывала такую гордость за политические традиции США. А когда эти традиции рухнули, некоторым ученым мужам пришлось признать, что они на самом деле не понимают свою страну. «Америка, по сути мы тебя не знали, — написал в своем твиттере экономист Пол Кругман. — Определенно, я недооценивал свою страну».

Пора оставить гордыню. В наиболее важных аспектах США — такая же страна, как и многие другие. Все, что может случиться в другом месте, может произойти и здесь. Трамп тому пример.

Bloomberg

Речь Дональда Трампа в Геттисберге, штат Пенсильвания (22 октября 2016 года)Речь Дональда Трампа в Геттисберге, штат Пенсильвания (22 октября 2016 года)

Речь Дональда Трампа 22.10.2016

Спасибо, спасибо большое, дамы и господа, садитесь, пожалуйста. Спасибо.

Для меня большая часть выступать здесь, в Геттисберге, на этой священной земле, где столько людей отдали жизни во имя свободы! Это удивительное место! Президент Линкольн столкнулся с невиданным до его времени расколом страны. Надеюсь, что мы сможем взять с него пример и победить раскол, с которым мы сталкиваемся сейчас. Мы сейчас очень сильно расколоты. Я не политик и никогда не хотел им быть, поверьте мне. Но я увидел, что страна оказалась в беде, и понял, что не могу стоять в стороне и смотреть на это. Наша страна сделала мне много добра, я люблю ее, и я понял, что должен действовать.

Я много лет близко знаком с системой. Я долго был важной ее частью. Я знаю, как ведется игра в Вашингтоне и на Уолл-стрит. И я знаю, как там мошенничают с ее правилами в ущерб простым американцам. Это жульнические правила.

Почти каждый четвертый американец в самом трудоспособном возрасте не имеет работы. В каждом пятом домохозяйстве никто не работает. 45 миллионов американцев получают продовольственные талоны, а 47 миллионов живут в бедности. Страдают небогатые горожане, страдают афроамериканские и латиноамериканские общины – мы обманули их надежды.

Мы ввязываемся в военные авантюры за рубежом. Наши войны тянутся до бесконечности — потому что люди, которые их ведут, не могут их выиграть. Они не умеют выигрывать войны. Тем временем, у нас в стране наши героические ветераны умирают, не дождавшись медицинской помощи. Перемены не могут исходить изнутри сломанной системы — а наша система сломана. Тот факт, что Вашингтон и вашингтонский истеблишмент так стараются остановить нашу кампанию, лишь доказывает, что наша кампания – знамение тех перемен, которые бывают только раз в жизни.

Эта система абсолютно неработоспособна и основана на мошенничестве. Начнем с вопроса о фальсификациях на выборах. По данным Pew, в настоящее время в Соединенных Штатах 24 миллиона регистраций избирателей недействительны или проведены с большими нарушениями. Эти нарушения бывают совершенно невероятными. В качестве избирателей зарегистрированы 1,8 миллиона мертвых людей — и некоторые из них голосуют! Не знаю, как такое возможно. 2,8 миллиона человек зарегистрированы больше, чем в одном штате. Такие вот цифры, да. В качестве избирателей зарегистрированы 14% жителей Америки без американского гражданства.

Это — жульническая система еще и потому, что Хиллари Клинтон вообще не должна была баллотироваться в президенты Соединенных Штатов. Однако ФБР и Министерство юстиции покрывают ее преступления – а между прочим, она много раз врала ФБР и Конгрессу. Кроме того, она 39 раз – в разных случаях! — отвечала ФБР «Я не помню». Все остальное она прекрасно помнит, а тут 39 раз не помнила. Вообще-то, это тоже ложь.

(В зале крики: «За решетку ее!»)

Затем она стерла 43 тысячи писем, уже получив повестку от Конгресса. То есть стерла после получения повестки. Заметим, на этой неделе стало известно, что заслуженному генералу Джеймсу Картрайту (James Cartwright) грозят до пяти лет тюрьмы и большой штраф за то, что он один раз соврал ФБР. Причем он утверждает, что делал это по соображениям национальной безопасности. Полный генерал! Это было два дня назад. Представляете, как он себя чувствует? Тот факт, что Хиллари, столько раз нарушавшая множество разных законов, баллотируется — это тоже мошенничество. Почему ей разрешили?

Бесчестные мейнстримные СМИ — тоже часть коррупционного механизма, причем важная. Они врут и фабрикуют новости, чтобы представить кандидатов, которые им не нравятся опасными злодеями. Они никогда не посещают мои митинги, никогда не говорят об их многолюдности, зато стараются преуменьшить их значение. При этом они не показывают, как мало людей приходит на митинги Хиллари, но говорят, что там много народа — хотя туда почти никто не ходит. Вы это знаете, они это знают, все это знают. Недавно три авторитетных общенациональных опроса показали, что мы на первом месте. Один из этих опросов был наиболее точным в последних двух избирательных циклах. Однако пресса об этом молчит. Не хотят говорить — и все. Они отчаянно стараются заглушить мой голос и голос американского народа.

Вот пример той властной структуры, с которой я борюсь. AT&T покупает Time Warner — то есть CNN! Когда я буду президентом, эту сделку мы не одобрим, потому что она приведет к чрезмерной концентрации власти в одних руках. Аналогично Amazon, руководству которого принадлежит Washington Post, должен был бы платить большие налоги, но их не платит. Это очень нечестная игра, и вы знаете, что Amazon делает с магазинами по всей стране. Очень нечестно, причем речь идет о миллиардах и миллиардах долларах. Они должны платить эти налоги. Кстати, приобретая NBC, Comcast тоже концентрирует в своих руках излишнюю власть. Получается одна большая структура, которая говорит избирателям, что им думать и что им делать. Такие сделки губят демократию, и мы собираемся их отменить.

Заметим, что администрация в принципе не должна была их разрешать. Они пытаются отравить мышление американского избирателя. Все эти женщины, которые пытались повредить моей кампании, врали. Абсолютная ложь. Ничего подобного не было — никогда! Когда выборы закончатся, всех лжецов привлекут к суду. Но плохо, что один звонок в ведущие газеты и на телевидение обеспечивает лжецам «зеленый свет» — и факты никто не проверяет. Почему это важно для вас? Если они могут вести себя так со мной — человеком, у которого есть почти неограниченные возможности для ответных действий, — подумайте, что они могут сделать с вами, с вашей работой, с вашей безопасностью, с вашим образованием, с вашим здравоохранением. Нарушения вашей религиозной свободы, кража вашей Второй поправки, потеря ваших заводов, вашего жилья и так далее…

Посмотрите, что они сделали с вашими рабочими местами! Недавно стало известно, что беспорядки на некоторых моих митингах — в том же Чикаго, когда сильно пострадали полицейские и митингующие, по лицам текла кровь — были организованы платными агентами Национального демократического комитета и штаба Клинтон. Тогда мы об этом не знали, но теперь узнали, и у нас есть видеозаписи. Случившееся тогда нас поразило — а это были наемные агенты. Им платили НДК и, вероятно, штаб Клинтон. Это было преступлением. Серьезно пострадали полицейские и много других людей. Виновных необходимо привлечь к ответу. Однако из-за жульнической системы, скорее всего, им ничего за это не будет. Точно так же и этих женщин с их враньем, наверное, тоже подослали НДК и штаб Клинтон. Мы это позднее выясним в суде. Очень жду этого!

Смысл всего этого жульничества в том, чтобы коррумпированный истеблишмент и связанный с ним бизнес сохраняли власть — во имя своих интересов и в ущерб вам, в ущерб всем американцам. Что касается моих интересов, то все они связаны с вами, с американскими избирателями. Поверьте, я не хотел лезть во все это. Это трудное дело, но не мог иначе. Я люблю нашу страну, я люблю ее народ, и я должен был так поступить.

Все мы понимаем, что наши проблемы не будут решены, если мы будем надеяться на тех же самых политиков, которые их создали. Хиллари Клинтон выступает не против меня — она выступает против перемен, против всего американского народа, против всех американских избирателей. Сейчас мы находимся на распутье. Мы должны выбрать, будем мы повторять ошибки прошлого или поверим, что нас и нашу прекрасную, любимую страну все еще ждет великое будущее. Я верю в будущее и знаю, что оно будет великим. Мой экономический план обеспечит создание 25 миллионов рабочих мест за десять лет. Сейчас наши рабочие места уходят из страны. Они уходят в Мексику, в другие страны. Это одностороннее движение. Они получают работу, заводы, деньги, а нам остаются наркотики и безработица. Пора это изменить — и поверьте мне, это изменится.

Так со всеми странами. Посмотрите на Китай, на любую страну — наши торговые соглашения с ними просто чудовищны. Позор, что наши власти это допустили. Это плохие сделки, о чем властям было прекрасно известно. Они неспроста затеяли все это, но, поверьте мне, мы это быстро отменим. У нас будет торговля, отличная торговля — свободная, но честная — и она будет реальной.

Мой план в области безопасности обезопасит наших бедных. Мой этический план покончит с коррупцией — гигантской коррупцией — в правительстве. Мы с этим покончим… Мы осушим вашингтонское болото и заменим его новым правлением — народным, осуществляемым народом во имя народа. Поверьте мне!

Вот почему я выбрал Геттисберг, чтобы огласить мой план. Я прошу американский народ встать над политической шумихой и вернуться к вере и оптимизму, на которые всегда опирался американский характер — а в этом мире нет ничего лучше и сильнее американского характера. Я прошу американцев вновь научиться мечтать. Я предлагаю вам свой стодневный план по возвращению американского величия. Это — контракт между Дональдом Трампом и американским избирателем, и он предполагает, что перемены начнутся с восстановления в Вашингтоне честности и ответственного подхода.

Поэтому с первого дня после моего вступления в должность моя администрация начнет работу над шестью мерами по борьбе с коррупцией и срастанием власти с бизнесом.

Во-первых, необходима поправка к Конституции, которая ограничит количество сроков, на которые могут избираться члены Конгресса.

Во-вторых, мы прекратим набор федеральных служащих (кроме военных, и работников общественной безопасности и здравоохранения) и, таким образом, по мере естественной убыли количество чиновников будет сокращаться.

В-третьих, будет принято правило о том, что на каждую новую федеральную регулирующую норму будут отменяться две действующие. Регулирующие нормы убивают нашу страну и наши рабочие места.

В-четвертых, бывшим сотрудникам Белого дома и Конгресса будет запрещено становиться лоббистами в течение пяти лет после ухода со службы.

В-пятых, будет введен пожизненный запрет для сотрудников Белого дома лоббировать интересы иностранных правительств.

В-шестых, иностранным лоббистам будет полностью запрещено собирать средства для американских избирательных кампаний. Сейчас такое бывает.

В тот же день я также приму семь мер по защите американских работников, с которыми сейчас так скверно обходятся равнодушные к их интересам политики. Мы очень быстро изменим ситуацию.

Во-первых, я заявлю о своем намерении полностью пересмотреть условия Соглашения о Североамериканской зоне свободной торговле, одного из худших торговых соглашений в истории нашей страны — кстати, его подписал Билл Клинтон, — или выйти из него согласно Статье 2205.

Во-вторых, я объявлю о предстоящем выходе из Транс-Тихоокеанского партнерства, грозящего нашей стране настоящей катастрофой.

В-третьих, я поручу своему министру финансов объявить Китай валютным манипулятором — потому что это так и есть. Они своими валютными играми причинили нам большой ущерб — и это очень прискорбно. Заметим, я их не виню — они просто умные. Винить стоит наших политиков, которые не остановили их, хотя это было очень просто сделать.

В-четвертых, я поручу министру торговли и торговому представителю США выявить все несправедливые иностранные торговые практики, вредящие американским работникам, и немедленно использовать против этих злоупотреблений все доступные американские и международные правовые инструменты.

В-пятых, и это очень важно, я сниму ограничения на разработку американских энергоресурсных резервов, включая сланцы, нефть, газ и уголь. Это 50 триллионов долларов и множество рабочих мест. Наши шахтеры должны вновь вернуться к работе.

В-шестых, я уберу установленные Обамой и Клинтоном препятствия и позволю продвигаться вперед жизненно важным энергетическим инфраструктурным проектам. У нас для них существует невероятное количество препон — экологических, структурных… Будет достроен трубопровод «Кистоун» и многое другое. Это множество рабочих мест и большая польза для страны.

В-седьмых, мы прекратим отдавать миллиарды долларов на программы ООН по борьбе с глобальным потеплением и используем эти деньги на нужды американской водной инфраструктуры и американской экологии. Мы отдаем миллиарды, в то время как нам пора заняться собственной экологией.

Вдобавок, с первого дня, я займусь следующими пятью мерами по восстановлению безопасности и конституционного правопорядка:

Во-первых, все неконституционные акты, распоряжения и указы президента Обамы будут отменены.

Во-вторых, мы начнем процесс выбора замены для покойного судьи Скалии. Кстати, его жена — чудесная женщина — повесила у себя во дворе мой плакат. Мило, правда? Только сегодня узнал. Он был великим человеком. Выбирать будем из моего списка. В нем 20 судей. Думаю, из 20 выдающихся судей будет выбран достойный кандидат, который сможет отстаивать и защищать Конституцию Соединенных Штатов.

В-третьих, все федеральное финансирование городов-убежищ для иммигрантов будет отозвано.

В-четвертых, мы начнем высылку из страны незаконных иммигрантов-преступников. Их сейчас больше двух миллионов. Это наркоторговцы, бандиты, убийцы. Гражданам тех стран, которые не заберут своих преступников обратно, мы не будем выдавать визы. Когда Хиллари Клинтон была госсекретарем, если мы пытались выслать очередного злодея, и его страна его не принимала, Хиллари говорила, что нам нужно взять его обратно, и что мы не будем заставлять другую страну его принимать. Если я стану президентом, такого больше не будет, поверьте мне.

В-пятых, мы заморозим иммиграцию из склонных к терроризму регионов, выходцев из которых невозможно нормально проверять. Скажем, вот Сирия. К нам оттуда едут тысячи и тысячи человек. Мы не знаем, кто они такие, откуда они, что у них на уме. Хиллари Клинтон хочет увеличить их количество еще на 550%. Между тем радикальный исламский терроризм — совсем рядом. Нам нужно быть сильными, умными и бдительными. Мы не можем его к нам пускать. Нам хватает своих проблем. Проверять всех, кто приезжает в нашу страну, будем крайне тщательно. Нужно быть внимательными.

Затем я буду работать с Конгрессом: внесу в него следующие законопроекты и буду бороться за их принятие в первые 100 дней моего президентского срока:

Закон о налоговых льготах и упрощенном налогообложении для среднего класса. Мой экономический план должен обеспечить экономический рост на 4% в год и создать не менее 25 миллионов новых рабочих мест. Добиваться этого мы будем с помощью масштабного снижения и упрощения налогов в сочетании с торговой реформой, ослаблением регулирования и снятием ограничений на американскую энергетику. Нам необходимы рабочие места! Они — особенно хорошие — от нас сейчас уходят. Особенно серьезно нужно сокращать налоги для среднего класса. О нем все забыли. Это забытые люди. Семья среднего класса с двумя детьми получит уменьшение налогов примерно на 35%. Они смогут использовать освободившиеся деньги — и эти деньги тоже пойдут в нашу экономику. Классификацию налогоплательщиков мы упростим, снизим количество групп с семи до трех. Формы декларации упростим тоже. Налог на коммерческую деятельность будет снижен с 35% до 15%. Триллионы долларов, выведенных за рубеж американскими корпорациями, сейчас можно вернуть при уплате 10% налога. Это не работает. В результате компании не могут вернуть в страну от 2,5 до 5 триллионов долларов. Многие из компаний уходят из США не из-за высоких налогов, а потому, что не могут вернуть в страну свои деньги. Они просто уходят за деньгами. Мы упростим процесс, пусть они возвращают эти деньги в Америку и пусть используют их здесь и тратят на строительство нашей страны.

Закон о борьбе с переносом производства. Он установит пошлины, которые станут для компаний стимулом не переносить производство в другие страны, увольняя рабочих. При этом они беспошлинно ввозят свою продукцию обратно в США. Они уходят из Америки — как Carrier, как Ford, как многие другие. Увольняют своих работников, приходят в Мексику или еще куда-нибудь, строят там новый красивый завод и нанимают местных. Затем они берут свои кондиционеры, машины и так далее и беспошлинно везут их через нашу границу — а с чем остаемся мы? С безработицей. Одни убытки и никаких прибылей. Поэтому введем такие пошлины, чтобы это поведение не оставалось безнаказанным. Будем с ними сотрудничать, будем вести себя вежливо — но такое без последствий не оставим. Когда наш бизнес это поймет, он перестанет покидать США ради других стран.

Закон об американской инфраструктуре. Он направлен на то, чтобы с помощью налоговых льгот подтолкнуть к созданию частно-государственных партнерств и частным инвестициям в инфраструктуру. Он ставит своей целью привлечь за десять лет 1 триллион долларов. У нас сейчас большие проблемы с инфраструктурой. При президенте Обаме государственный долг удвоился и дошел до 20 триллионов долларов. Меньше чем за восемь лет он вырос на 10 триллионов долларов — представляете? Причем инфраструктуре это не помогло. Чего мы добились? У нас проблемы с дорогами, мостами, тоннелями, больницами школами — плюс 20 триллионов долларов долга. Это рекорд! Госпитали Министерства по делам ветеранов в плохом состоянии — и само министерство тоже. Нам нужно будет что-то с этим делать, потому что наших ветеранов очень плохо лечат. Во многих случаях нелегальных иммигрантов лечат лучше, чем ветеранов. Так нельзя!

Закон о выборе школы и об образовательных возможностях. Он перераспределит финансирование образования и даст родителям право отправлять детей в школу на свой вкус – государственную, частную, независимую, специализированную — или учить их на дому. Еще важно, что мы отменим общие образовательные стандарты и передадим контроль над образованием на местный уровень. С образованием у нас сейчас плохо. Посмотрите на рейтинги — наверху Швеция, Норвегия, Дания, кто угодно, а мы внизу. Причем мы тратим на каждого учащегося больше чем кто-либо — и все равно в конце списка, а другие страны тратят намного меньше — и наверху. То есть, очевидно, что наша система не работает. Мы ее изменим и исправим. Мы расширим профессиональное и техническое образование, о котором в этой стране совсем забыли, и сделаем двухлетние и четырехлетние колледжи доступнее. Все, кто ходил в школу, наверное, помнят ребят, которые плохо учились, зато могли починить двигатель или построить стену? Многие из них умели совершенно невообразимые вещи! Кстати, те, кто умеет стены строить, нам понадобятся, да, понадобятся. (Смех в зале.) Помните таких? Гениальный автомеханик, золотые руки, а вот с историей — так себе, с физикой — так себе. Это замечательные люди и для них нам нужно вернуть профессионально-техническое образование.

Закон об отмене и замене Obamacare. Он полностью отменяет Obamacare с заменой его медицинскими сберегательными счетами. Вообще-то медицинские сберегательные счета — это только один из возможных вариантов, но очень хороший. Будет хорошо, если медицинскую страховку можно будет покупать вне своего штата. Это конкуренция! Политики будут этому мешать, потому что страховые компании не любят конкуренции, но мы справимся, поверьте мне. Я об этом не первый год говорю. И еще полезно, чтобы штаты могли управлять фондами Medicaid. Кроме этого пора дебюрократизировать Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарств. У них там ждут одобрения 4 000 медикаментов, в том числе жизненно важные. Пока они рассматривают лекарства, которые вполне перспективно выглядят, люди умирают. Больные умирают, им нужны лекарства, а мы тут годами эти лекарства изучаем. Понятно, что у них работа, они следуют процедуре — но в итоге 4 000 разных медикаментов ждут одобрения и его не получают. Этот процесс пора очень сильно ускорить.

Закон о доступном уходе за детьми и стариками позволит американцам вычитать из налогов расходы на уход за детьми и стариками и подтолкнет работодателей организовывать службы по уходу за детьми на рабочих местах. Некоторые компании так уже делают, и это — отличная идея. Кроме того будут созданы освобожденные от налогов сберегательные счета для обеспечения заботы о детях и стариках с паритетными взносами для семей с низким доходом.

Закон о борьбе с нелегальной иммиграцией обеспечит финансирование строительства стены на нашей южной границе. Не волнуйтесь, я уже говорил, что за стену заплатит Мексика. Она оплатит Соединенным Штатам полную стоимость стены, ясно? Стене быть, и заплатит за нее Мексика. Кстати, два с половиной месяца назад я встречался с мексиканским президентом. Чудесная встреча, чудесный человек, но я ему сказал, что от него тоже кое-чего ждут. У нас есть своя страна, у нас есть наши люди, мы должны их защищать, так что пусть вносит свой вклад — или разговор будет другим. Вдобавок закон введет обязательный двухлетний минимальный срок в федеральной тюрьме. Это для нелегалов, для тех, кто нелегально возвращается после депортации. И пятилетний минимальный срок для тех нелегально вернувшихся, кого осуждали за тяжкие преступления или дважды осуждали за мелкие правонарушения или два раза или больше депортировали. То есть он приезжает, мы его высылаем, он опять приезжает — отправляется в тюрьму, после этого опять приезжает — получает пять лет. Потому что сейчас они возвращаются по десять раз. Таких случаев сколько угодно. Помните, что было в Сан-Франциско? Там убийца пять раз возвращался — и на пятый раз застрелил девушку. Пять раз! И таких много. Один десять раз возвращался, на десятый тоже кого-то убил. А так после депортации они будут оставаться у себя, чтобы не сесть в тюрьму. Если примем такой закон, они не будут приезжать. Просто сейчас им ничего не грозит, совсем ничего. Также пора реформировать визовые правила. Нужно увеличить наказания за нарушение сроков и гарантировать, что рабочие места будут сперва предлагаться американцам.

Номер восемь — Закон о восстановлении общественной безопасности — снизит преступность, распространение наркотиков и уровень насилия. Будет создана специальная структура по борьбе с насильственными преступлениями, а также будет расширено финансирование программ по обучению и поддержке местной полиции. Поверьте, это отличная идея. Мы расширим возможности федеральных правоохранительных ведомств и федеральных прокуроров по борьбе с преступными бандами и отправим преступников за решетку — и потом на родину.

Далее, Закон о восстановлении национальной безопасности, который поможет восстановить наши вооруженные силы. Для этого мы отменим сокращение оборонных расходов и начнем вкладывать в оборону больше средств. Вооруженные силы сейчас нужны нам как никогда. Мы не хотим их применять, но именно сила обеспечивает мир — и поэтому нам нужна сильная армия. Сейчас она ужасно истощена. Мы также дадим нашим героическим ветеранам возможность получать лечение в государственных клиниках или посещать частного врача, если они ждут в интернет-очереди. Вы знаете, нас активно поддерживают ветераны — правоохранители, ветераны, военные, очень активно. Ну вот, с этими интернет-очередями получается по 22 самоубийства в день. В это невозможно поверить — но 22 самоубийства в день. Они ждут шесть, семь, девять дней — и не могут попасть к врачу. Часто им могли бы помочь простые процедура или простые назначения, но в итоге им становится совсем плохо и они умирают. Умирают, так и не попав к доктору. Мы собираемся дать им возможность пойти в соседний дом к частному врачу, или в государственную больницу, или в частную. Вокруг много врачей, которые могли бы им помочь и будут рады дополнительному доходу. Счет мы оплатим. Так будет дешевле, а еще — что намного важнее — мы, наконец, нормально позаботимся о ветеранах. Потому что то, что сейчас с ними делают, совершенно неприемлемо. Также необходимо защитить нашу ключевую инфраструктуру от новой угрозы — от так называемых кибератак. Еще закон установит новые процедуры иммиграционной проверки. Необходимо проверять, разделяют ли те, кого мы пускаем в страну, ценности нашего народа. Нам нужны люди, которые любят нашу страну или могут полюбить ее и ее граждан. Нам нужны люди, которые любят нас. Это можно проверять, и другие страны проверяют – но не мы. Мы просто всех принимаем — только приезжайте.

Закон об очищении Вашингтона от коррупции. Предполагает жесткую этическую реформу, направленную против разлагающего влияния на нашу политику лоббистов и спонсоров.

8 ноября американцы будут голосовать за этот 100-дневный план по восстановлению в США экономического процветания, безопасности и честного управления.

Я обещаю вам эти реформы.

Если мы их проведем, у нас снова будет народное правление, осуществляемое народом во имя народа – и Америка снова станет великой! Поверьте мне!

Спасибо. Спасибо большое.

Fox NewsРечь Дональда Трампа 22.10.2016

Спасибо, спасибо большое, дамы и господа, садитесь, пожалуйста. Спасибо.

Для меня большая часть выступать здесь, в Геттисберге, на этой священной земле, где столько людей отдали жизни во имя свободы! Это удивительное место! Президент Линкольн столкнулся с невиданным до его времени расколом страны. Надеюсь, что мы сможем взять с него пример и победить раскол, с которым мы сталкиваемся сейчас. Мы сейчас очень сильно расколоты. Я не политик и никогда не хотел им быть, поверьте мне. Но я увидел, что страна оказалась в беде, и понял, что не могу стоять в стороне и смотреть на это. Наша страна сделала мне много добра, я люблю ее, и я понял, что должен действовать.

Я много лет близко знаком с системой. Я долго был важной ее частью. Я знаю, как ведется игра в Вашингтоне и на Уолл-стрит. И я знаю, как там мошенничают с ее правилами в ущерб простым американцам. Это жульнические правила.

Почти каждый четвертый американец в самом трудоспособном возрасте не имеет работы. В каждом пятом домохозяйстве никто не работает. 45 миллионов американцев получают продовольственные талоны, а 47 миллионов живут в бедности. Страдают небогатые горожане, страдают афроамериканские и латиноамериканские общины – мы обманули их надежды.

Мы ввязываемся в военные авантюры за рубежом. Наши войны тянутся до бесконечности — потому что люди, которые их ведут, не могут их выиграть. Они не умеют выигрывать войны. Тем временем, у нас в стране наши героические ветераны умирают, не дождавшись медицинской помощи. Перемены не могут исходить изнутри сломанной системы — а наша система сломана. Тот факт, что Вашингтон и вашингтонский истеблишмент так стараются остановить нашу кампанию, лишь доказывает, что наша кампания – знамение тех перемен, которые бывают только раз в жизни.

Эта система абсолютно неработоспособна и основана на мошенничестве. Начнем с вопроса о фальсификациях на выборах. По данным Pew, в настоящее время в Соединенных Штатах 24 миллиона регистраций избирателей недействительны или проведены с большими нарушениями. Эти нарушения бывают совершенно невероятными. В качестве избирателей зарегистрированы 1,8 миллиона мертвых людей — и некоторые из них голосуют! Не знаю, как такое возможно. 2,8 миллиона человек зарегистрированы больше, чем в одном штате. Такие вот цифры, да. В качестве избирателей зарегистрированы 14% жителей Америки без американского гражданства.

Это — жульническая система еще и потому, что Хиллари Клинтон вообще не должна была баллотироваться в президенты Соединенных Штатов. Однако ФБР и Министерство юстиции покрывают ее преступления – а между прочим, она много раз врала ФБР и Конгрессу. Кроме того, она 39 раз – в разных случаях! — отвечала ФБР «Я не помню». Все остальное она прекрасно помнит, а тут 39 раз не помнила. Вообще-то, это тоже ложь.

(В зале крики: «За решетку ее!»)

Затем она стерла 43 тысячи писем, уже получив повестку от Конгресса. То есть стерла после получения повестки. Заметим, на этой неделе стало известно, что заслуженному генералу Джеймсу Картрайту (James Cartwright) грозят до пяти лет тюрьмы и большой штраф за то, что он один раз соврал ФБР. Причем он утверждает, что делал это по соображениям национальной безопасности. Полный генерал! Это было два дня назад. Представляете, как он себя чувствует? Тот факт, что Хиллари, столько раз нарушавшая множество разных законов, баллотируется — это тоже мошенничество. Почему ей разрешили?

Бесчестные мейнстримные СМИ — тоже часть коррупционного механизма, причем важная. Они врут и фабрикуют новости, чтобы представить кандидатов, которые им не нравятся опасными злодеями. Они никогда не посещают мои митинги, никогда не говорят об их многолюдности, зато стараются преуменьшить их значение. При этом они не показывают, как мало людей приходит на митинги Хиллари, но говорят, что там много народа — хотя туда почти никто не ходит. Вы это знаете, они это знают, все это знают. Недавно три авторитетных общенациональных опроса показали, что мы на первом месте. Один из этих опросов был наиболее точным в последних двух избирательных циклах. Однако пресса об этом молчит. Не хотят говорить — и все. Они отчаянно стараются заглушить мой голос и голос американского народа.

Вот пример той властной структуры, с которой я борюсь. AT&T покупает Time Warner — то есть CNN! Когда я буду президентом, эту сделку мы не одобрим, потому что она приведет к чрезмерной концентрации власти в одних руках. Аналогично Amazon, руководству которого принадлежит Washington Post, должен был бы платить большие налоги, но их не платит. Это очень нечестная игра, и вы знаете, что Amazon делает с магазинами по всей стране. Очень нечестно, причем речь идет о миллиардах и миллиардах долларах. Они должны платить эти налоги. Кстати, приобретая NBC, Comcast тоже концентрирует в своих руках излишнюю власть. Получается одна большая структура, которая говорит избирателям, что им думать и что им делать. Такие сделки губят демократию, и мы собираемся их отменить.

Заметим, что администрация в принципе не должна была их разрешать. Они пытаются отравить мышление американского избирателя. Все эти женщины, которые пытались повредить моей кампании, врали. Абсолютная ложь. Ничего подобного не было — никогда! Когда выборы закончатся, всех лжецов привлекут к суду. Но плохо, что один звонок в ведущие газеты и на телевидение обеспечивает лжецам «зеленый свет» — и факты никто не проверяет. Почему это важно для вас? Если они могут вести себя так со мной — человеком, у которого есть почти неограниченные возможности для ответных действий, — подумайте, что они могут сделать с вами, с вашей работой, с вашей безопасностью, с вашим образованием, с вашим здравоохранением. Нарушения вашей религиозной свободы, кража вашей Второй поправки, потеря ваших заводов, вашего жилья и так далее…

Посмотрите, что они сделали с вашими рабочими местами! Недавно стало известно, что беспорядки на некоторых моих митингах — в том же Чикаго, когда сильно пострадали полицейские и митингующие, по лицам текла кровь — были организованы платными агентами Национального демократического комитета и штаба Клинтон. Тогда мы об этом не знали, но теперь узнали, и у нас есть видеозаписи. Случившееся тогда нас поразило — а это были наемные агенты. Им платили НДК и, вероятно, штаб Клинтон. Это было преступлением. Серьезно пострадали полицейские и много других людей. Виновных необходимо привлечь к ответу. Однако из-за жульнической системы, скорее всего, им ничего за это не будет. Точно так же и этих женщин с их враньем, наверное, тоже подослали НДК и штаб Клинтон. Мы это позднее выясним в суде. Очень жду этого!

Смысл всего этого жульничества в том, чтобы коррумпированный истеблишмент и связанный с ним бизнес сохраняли власть — во имя своих интересов и в ущерб вам, в ущерб всем американцам. Что касается моих интересов, то все они связаны с вами, с американскими избирателями. Поверьте, я не хотел лезть во все это. Это трудное дело, но не мог иначе. Я люблю нашу страну, я люблю ее народ, и я должен был так поступить.

Все мы понимаем, что наши проблемы не будут решены, если мы будем надеяться на тех же самых политиков, которые их создали. Хиллари Клинтон выступает не против меня — она выступает против перемен, против всего американского народа, против всех американских избирателей. Сейчас мы находимся на распутье. Мы должны выбрать, будем мы повторять ошибки прошлого или поверим, что нас и нашу прекрасную, любимую страну все еще ждет великое будущее. Я верю в будущее и знаю, что оно будет великим. Мой экономический план обеспечит создание 25 миллионов рабочих мест за десять лет. Сейчас наши рабочие места уходят из страны. Они уходят в Мексику, в другие страны. Это одностороннее движение. Они получают работу, заводы, деньги, а нам остаются наркотики и безработица. Пора это изменить — и поверьте мне, это изменится.

Так со всеми странами. Посмотрите на Китай, на любую страну — наши торговые соглашения с ними просто чудовищны. Позор, что наши власти это допустили. Это плохие сделки, о чем властям было прекрасно известно. Они неспроста затеяли все это, но, поверьте мне, мы это быстро отменим. У нас будет торговля, отличная торговля — свободная, но честная — и она будет реальной.

Мой план в области безопасности обезопасит наших бедных. Мой этический план покончит с коррупцией — гигантской коррупцией — в правительстве. Мы с этим покончим… Мы осушим вашингтонское болото и заменим его новым правлением — народным, осуществляемым народом во имя народа. Поверьте мне!

Вот почему я выбрал Геттисберг, чтобы огласить мой план. Я прошу американский народ встать над политической шумихой и вернуться к вере и оптимизму, на которые всегда опирался американский характер — а в этом мире нет ничего лучше и сильнее американского характера. Я прошу американцев вновь научиться мечтать. Я предлагаю вам свой стодневный план по возвращению американского величия. Это — контракт между Дональдом Трампом и американским избирателем, и он предполагает, что перемены начнутся с восстановления в Вашингтоне честности и ответственного подхода.

Поэтому с первого дня после моего вступления в должность моя администрация начнет работу над шестью мерами по борьбе с коррупцией и срастанием власти с бизнесом.

Во-первых, необходима поправка к Конституции, которая ограничит количество сроков, на которые могут избираться члены Конгресса.

Во-вторых, мы прекратим набор федеральных служащих (кроме военных, и работников общественной безопасности и здравоохранения) и, таким образом, по мере естественной убыли количество чиновников будет сокращаться.

В-третьих, будет принято правило о том, что на каждую новую федеральную регулирующую норму будут отменяться две действующие. Регулирующие нормы убивают нашу страну и наши рабочие места.

В-четвертых, бывшим сотрудникам Белого дома и Конгресса будет запрещено становиться лоббистами в течение пяти лет после ухода со службы.

В-пятых, будет введен пожизненный запрет для сотрудников Белого дома лоббировать интересы иностранных правительств.

В-шестых, иностранным лоббистам будет полностью запрещено собирать средства для американских избирательных кампаний. Сейчас такое бывает.

В тот же день я также приму семь мер по защите американских работников, с которыми сейчас так скверно обходятся равнодушные к их интересам политики. Мы очень быстро изменим ситуацию.

Во-первых, я заявлю о своем намерении полностью пересмотреть условия Соглашения о Североамериканской зоне свободной торговле, одного из худших торговых соглашений в истории нашей страны — кстати, его подписал Билл Клинтон, — или выйти из него согласно Статье 2205.

Во-вторых, я объявлю о предстоящем выходе из Транс-Тихоокеанского партнерства, грозящего нашей стране настоящей катастрофой.

В-третьих, я поручу своему министру финансов объявить Китай валютным манипулятором — потому что это так и есть. Они своими валютными играми причинили нам большой ущерб — и это очень прискорбно. Заметим, я их не виню — они просто умные. Винить стоит наших политиков, которые не остановили их, хотя это было очень просто сделать.

В-четвертых, я поручу министру торговли и торговому представителю США выявить все несправедливые иностранные торговые практики, вредящие американским работникам, и немедленно использовать против этих злоупотреблений все доступные американские и международные правовые инструменты.

В-пятых, и это очень важно, я сниму ограничения на разработку американских энергоресурсных резервов, включая сланцы, нефть, газ и уголь. Это 50 триллионов долларов и множество рабочих мест. Наши шахтеры должны вновь вернуться к работе.

В-шестых, я уберу установленные Обамой и Клинтоном препятствия и позволю продвигаться вперед жизненно важным энергетическим инфраструктурным проектам. У нас для них существует невероятное количество препон — экологических, структурных… Будет достроен трубопровод «Кистоун» и многое другое. Это множество рабочих мест и большая польза для страны.

В-седьмых, мы прекратим отдавать миллиарды долларов на программы ООН по борьбе с глобальным потеплением и используем эти деньги на нужды американской водной инфраструктуры и американской экологии. Мы отдаем миллиарды, в то время как нам пора заняться собственной экологией.

Вдобавок, с первого дня, я займусь следующими пятью мерами по восстановлению безопасности и конституционного правопорядка:

Во-первых, все неконституционные акты, распоряжения и указы президента Обамы будут отменены.

Во-вторых, мы начнем процесс выбора замены для покойного судьи Скалии. Кстати, его жена — чудесная женщина — повесила у себя во дворе мой плакат. Мило, правда? Только сегодня узнал. Он был великим человеком. Выбирать будем из моего списка. В нем 20 судей. Думаю, из 20 выдающихся судей будет выбран достойный кандидат, который сможет отстаивать и защищать Конституцию Соединенных Штатов.

В-третьих, все федеральное финансирование городов-убежищ для иммигрантов будет отозвано.

В-четвертых, мы начнем высылку из страны незаконных иммигрантов-преступников. Их сейчас больше двух миллионов. Это наркоторговцы, бандиты, убийцы. Гражданам тех стран, которые не заберут своих преступников обратно, мы не будем выдавать визы. Когда Хиллари Клинтон была госсекретарем, если мы пытались выслать очередного злодея, и его страна его не принимала, Хиллари говорила, что нам нужно взять его обратно, и что мы не будем заставлять другую страну его принимать. Если я стану президентом, такого больше не будет, поверьте мне.

В-пятых, мы заморозим иммиграцию из склонных к терроризму регионов, выходцев из которых невозможно нормально проверять. Скажем, вот Сирия. К нам оттуда едут тысячи и тысячи человек. Мы не знаем, кто они такие, откуда они, что у них на уме. Хиллари Клинтон хочет увеличить их количество еще на 550%. Между тем радикальный исламский терроризм — совсем рядом. Нам нужно быть сильными, умными и бдительными. Мы не можем его к нам пускать. Нам хватает своих проблем. Проверять всех, кто приезжает в нашу страну, будем крайне тщательно. Нужно быть внимательными.

Затем я буду работать с Конгрессом: внесу в него следующие законопроекты и буду бороться за их принятие в первые 100 дней моего президентского срока:

Закон о налоговых льготах и упрощенном налогообложении для среднего класса. Мой экономический план должен обеспечить экономический рост на 4% в год и создать не менее 25 миллионов новых рабочих мест. Добиваться этого мы будем с помощью масштабного снижения и упрощения налогов в сочетании с торговой реформой, ослаблением регулирования и снятием ограничений на американскую энергетику. Нам необходимы рабочие места! Они — особенно хорошие — от нас сейчас уходят. Особенно серьезно нужно сокращать налоги для среднего класса. О нем все забыли. Это забытые люди. Семья среднего класса с двумя детьми получит уменьшение налогов примерно на 35%. Они смогут использовать освободившиеся деньги — и эти деньги тоже пойдут в нашу экономику. Классификацию налогоплательщиков мы упростим, снизим количество групп с семи до трех. Формы декларации упростим тоже. Налог на коммерческую деятельность будет снижен с 35% до 15%. Триллионы долларов, выведенных за рубеж американскими корпорациями, сейчас можно вернуть при уплате 10% налога. Это не работает. В результате компании не могут вернуть в страну от 2,5 до 5 триллионов долларов. Многие из компаний уходят из США не из-за высоких налогов, а потому, что не могут вернуть в страну свои деньги. Они просто уходят за деньгами. Мы упростим процесс, пусть они возвращают эти деньги в Америку и пусть используют их здесь и тратят на строительство нашей страны.

Закон о борьбе с переносом производства. Он установит пошлины, которые станут для компаний стимулом не переносить производство в другие страны, увольняя рабочих. При этом они беспошлинно ввозят свою продукцию обратно в США. Они уходят из Америки — как Carrier, как Ford, как многие другие. Увольняют своих работников, приходят в Мексику или еще куда-нибудь, строят там новый красивый завод и нанимают местных. Затем они берут свои кондиционеры, машины и так далее и беспошлинно везут их через нашу границу — а с чем остаемся мы? С безработицей. Одни убытки и никаких прибылей. Поэтому введем такие пошлины, чтобы это поведение не оставалось безнаказанным. Будем с ними сотрудничать, будем вести себя вежливо — но такое без последствий не оставим. Когда наш бизнес это поймет, он перестанет покидать США ради других стран.

Закон об американской инфраструктуре. Он направлен на то, чтобы с помощью налоговых льгот подтолкнуть к созданию частно-государственных партнерств и частным инвестициям в инфраструктуру. Он ставит своей целью привлечь за десять лет 1 триллион долларов. У нас сейчас большие проблемы с инфраструктурой. При президенте Обаме государственный долг удвоился и дошел до 20 триллионов долларов. Меньше чем за восемь лет он вырос на 10 триллионов долларов — представляете? Причем инфраструктуре это не помогло. Чего мы добились? У нас проблемы с дорогами, мостами, тоннелями, больницами школами — плюс 20 триллионов долларов долга. Это рекорд! Госпитали Министерства по делам ветеранов в плохом состоянии — и само министерство тоже. Нам нужно будет что-то с этим делать, потому что наших ветеранов очень плохо лечат. Во многих случаях нелегальных иммигрантов лечат лучше, чем ветеранов. Так нельзя!

Закон о выборе школы и об образовательных возможностях. Он перераспределит финансирование образования и даст родителям право отправлять детей в школу на свой вкус – государственную, частную, независимую, специализированную — или учить их на дому. Еще важно, что мы отменим общие образовательные стандарты и передадим контроль над образованием на местный уровень. С образованием у нас сейчас плохо. Посмотрите на рейтинги — наверху Швеция, Норвегия, Дания, кто угодно, а мы внизу. Причем мы тратим на каждого учащегося больше чем кто-либо — и все равно в конце списка, а другие страны тратят намного меньше — и наверху. То есть, очевидно, что наша система не работает. Мы ее изменим и исправим. Мы расширим профессиональное и техническое образование, о котором в этой стране совсем забыли, и сделаем двухлетние и четырехлетние колледжи доступнее. Все, кто ходил в школу, наверное, помнят ребят, которые плохо учились, зато могли починить двигатель или построить стену? Многие из них умели совершенно невообразимые вещи! Кстати, те, кто умеет стены строить, нам понадобятся, да, понадобятся. (Смех в зале.) Помните таких? Гениальный автомеханик, золотые руки, а вот с историей — так себе, с физикой — так себе. Это замечательные люди и для них нам нужно вернуть профессионально-техническое образование.

Закон об отмене и замене Obamacare. Он полностью отменяет Obamacare с заменой его медицинскими сберегательными счетами. Вообще-то медицинские сберегательные счета — это только один из возможных вариантов, но очень хороший. Будет хорошо, если медицинскую страховку можно будет покупать вне своего штата. Это конкуренция! Политики будут этому мешать, потому что страховые компании не любят конкуренции, но мы справимся, поверьте мне. Я об этом не первый год говорю. И еще полезно, чтобы штаты могли управлять фондами Medicaid. Кроме этого пора дебюрократизировать Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарств. У них там ждут одобрения 4 000 медикаментов, в том числе жизненно важные. Пока они рассматривают лекарства, которые вполне перспективно выглядят, люди умирают. Больные умирают, им нужны лекарства, а мы тут годами эти лекарства изучаем. Понятно, что у них работа, они следуют процедуре — но в итоге 4 000 разных медикаментов ждут одобрения и его не получают. Этот процесс пора очень сильно ускорить.

Закон о доступном уходе за детьми и стариками позволит американцам вычитать из налогов расходы на уход за детьми и стариками и подтолкнет работодателей организовывать службы по уходу за детьми на рабочих местах. Некоторые компании так уже делают, и это — отличная идея. Кроме того будут созданы освобожденные от налогов сберегательные счета для обеспечения заботы о детях и стариках с паритетными взносами для семей с низким доходом.

Закон о борьбе с нелегальной иммиграцией обеспечит финансирование строительства стены на нашей южной границе. Не волнуйтесь, я уже говорил, что за стену заплатит Мексика. Она оплатит Соединенным Штатам полную стоимость стены, ясно? Стене быть, и заплатит за нее Мексика. Кстати, два с половиной месяца назад я встречался с мексиканским президентом. Чудесная встреча, чудесный человек, но я ему сказал, что от него тоже кое-чего ждут. У нас есть своя страна, у нас есть наши люди, мы должны их защищать, так что пусть вносит свой вклад — или разговор будет другим. Вдобавок закон введет обязательный двухлетний минимальный срок в федеральной тюрьме. Это для нелегалов, для тех, кто нелегально возвращается после депортации. И пятилетний минимальный срок для тех нелегально вернувшихся, кого осуждали за тяжкие преступления или дважды осуждали за мелкие правонарушения или два раза или больше депортировали. То есть он приезжает, мы его высылаем, он опять приезжает — отправляется в тюрьму, после этого опять приезжает — получает пять лет. Потому что сейчас они возвращаются по десять раз. Таких случаев сколько угодно. Помните, что было в Сан-Франциско? Там убийца пять раз возвращался — и на пятый раз застрелил девушку. Пять раз! И таких много. Один десять раз возвращался, на десятый тоже кого-то убил. А так после депортации они будут оставаться у себя, чтобы не сесть в тюрьму. Если примем такой закон, они не будут приезжать. Просто сейчас им ничего не грозит, совсем ничего. Также пора реформировать визовые правила. Нужно увеличить наказания за нарушение сроков и гарантировать, что рабочие места будут сперва предлагаться американцам.

Номер восемь — Закон о восстановлении общественной безопасности — снизит преступность, распространение наркотиков и уровень насилия. Будет создана специальная структура по борьбе с насильственными преступлениями, а также будет расширено финансирование программ по обучению и поддержке местной полиции. Поверьте, это отличная идея. Мы расширим возможности федеральных правоохранительных ведомств и федеральных прокуроров по борьбе с преступными бандами и отправим преступников за решетку — и потом на родину.

Далее, Закон о восстановлении национальной безопасности, который поможет восстановить наши вооруженные силы. Для этого мы отменим сокращение оборонных расходов и начнем вкладывать в оборону больше средств. Вооруженные силы сейчас нужны нам как никогда. Мы не хотим их применять, но именно сила обеспечивает мир — и поэтому нам нужна сильная армия. Сейчас она ужасно истощена. Мы также дадим нашим героическим ветеранам возможность получать лечение в государственных клиниках или посещать частного врача, если они ждут в интернет-очереди. Вы знаете, нас активно поддерживают ветераны — правоохранители, ветераны, военные, очень активно. Ну вот, с этими интернет-очередями получается по 22 самоубийства в день. В это невозможно поверить — но 22 самоубийства в день. Они ждут шесть, семь, девять дней — и не могут попасть к врачу. Часто им могли бы помочь простые процедура или простые назначения, но в итоге им становится совсем плохо и они умирают. Умирают, так и не попав к доктору. Мы собираемся дать им возможность пойти в соседний дом к частному врачу, или в государственную больницу, или в частную. Вокруг много врачей, которые могли бы им помочь и будут рады дополнительному доходу. Счет мы оплатим. Так будет дешевле, а еще — что намного важнее — мы, наконец, нормально позаботимся о ветеранах. Потому что то, что сейчас с ними делают, совершенно неприемлемо. Также необходимо защитить нашу ключевую инфраструктуру от новой угрозы — от так называемых кибератак. Еще закон установит новые процедуры иммиграционной проверки. Необходимо проверять, разделяют ли те, кого мы пускаем в страну, ценности нашего народа. Нам нужны люди, которые любят нашу страну или могут полюбить ее и ее граждан. Нам нужны люди, которые любят нас. Это можно проверять, и другие страны проверяют – но не мы. Мы просто всех принимаем — только приезжайте.

Закон об очищении Вашингтона от коррупции. Предполагает жесткую этическую реформу, направленную против разлагающего влияния на нашу политику лоббистов и спонсоров.

8 ноября американцы будут голосовать за этот 100-дневный план по восстановлению в США экономического процветания, безопасности и честного управления.

Я обещаю вам эти реформы.

Если мы их проведем, у нас снова будет народное правление, осуществляемое народом во имя народа – и Америка снова станет великой! Поверьте мне!

Спасибо. Спасибо большое.

Fox News

Клинтоны: суровая неприкрытая реальностьКлинтоны: суровая неприкрытая реальность

Почему налоговое управление США не занимается Фондом Клинтонов?

Хиллари и Билл Клинтон просятся в Белый дом на третий срок, и избирателям, которые хотят знать, что это предвещает, следует изучить 12-страничный меморандум, написанный осведомленным человеком из окружения Клинтон, а затем украденный и опубликованный в среду на сайте WikiLeaks. Это неприкрытая суровая реальность политической и коммерческой деятельности Клинтонов.

Давний помощник Клинтон Дуглас Бэнд (Doug Band) написал этот меморандум в 2011 году для того, чтобы оправдаться перед юристами компании Simpson, Thacher & Bartlett, которые изучали его роль в деятельности фонда и проводили оценку управления Фондом Клинтона по настоянию Челси Клинтон. Двумя неделями раньше в электронном письме, тоже опубликованном на WikiLeaks, Челси Клинтон написала, что ее отцу сообщили, что фирма Бэнда Teneo «проворачивает дела» в фонде «Глобальная инициатива Клинтона» (CGI) — обычном объединении богатых и влиятельных людей, которое якобы занимается благотворительной деятельностью.

Бедная невинная Челси! Билл и Хиллари, должно быть, никогда не говорили ей, какими делами они занимаются. Если бы она знала, она никогда не наняла бы авторитетную юридическую фирму, чтобы та прочесывала все закоулки Фонда Клинтонов в поиске конфликтов интересов. Вместо того чтобы делать запросы о вознаграждениях г-на Бэнда, она умоляла бы его не раскрывать подробностей своей деятельности в письменном виде.

Но она не знала, и поэтому г-н Бэнд пошел напролом и описал «нестандартный характер» своей работы, при этом подчеркнув свои твердые намерения помочь «защитить статус Фонда в соответствии с пунктом 501©3». Это пункт налогового кодекса США, согласно которому Фонду Клинтона предоставляются налоговые льготы на основании того, что он создан для гуманитарных целей.

Г-н Бэнд любезно направил копию меморандума Джону Подесте (John Podesta) — тогдашнему советнику правления, который впоследствии стал председателем предвыборного штаба Хиллари. В своем любезном ответе тот предложил г-ну Бэнду «убрать из текста фразы с оправданиями», а потом «тщательно перечислить все подобности и написать, как они помогают УДК» [Уильяму Джефферсону Клинтону].

В меморандуме Бэнда выясняется как раз то, о чем давно говорили критики Клинтонов — они почти не разграничивают частную и общественную сферы своей жизни, не проводят четких различий между стремлением к личному обогащению, управлением некоммерческой организацией и участием в политической жизни США.

Г-н Бэнд пишет, что он и его коллега Джастин Купер (Justin Cooper) «на протяжении последних десяти лет в качестве основной контактной группы и точки управления обеспечивали деятельность президента Клинтона. Они выполняли различные функции — от политической деятельности (например, агитации от имени кандидатов на выборные должности), предпринимательской деятельности (например, оказания консультационных услуг коммерческим организациям, с которыми у него имеются договоренности о предоставлении консультационных услуг) до деятельности в Фонде».

Этот фрагмент документа и все описанные в нем потенциальные конфликты, плюс предупреждения Челси о «выманивании» пожертвований путем заключения сомнительных сделок во время мероприятий, проводимых фондом, казалось бы, являются более чем достаточными основаниями для того, чтобы налоговое управление начало аудиторскую проверку фонда. Кстати говоря, почему налоговое управление и прокуратура до сих пор не занялись этим делом? Любой нормальный фонд должен вести учетную документацию, из которой было бы видно, что фонд отделяет свою некоммерческую деятельность от коммерческой.

Меморандум Бэнда подтверждает, что доноры стремились не просто помогать больным и бедным. В нем поясняется, что на протяжении последних десяти лет в Фонде Клинтонов «работало множество консультантов по привлечению и сбору финансовых средств», но «поступлениий в Фонд значительных сумм их работа не обеспечила». Другими словами, Фонд работал не как обычная благотворительная организация.

Затем Бэнд объясняет, как ему и его партнеру по фирме Teneo Деклану Келли (Declan Kelly) приходилось вести работу по сбору средств, и они это делали, совмещая работу фонда по привлечению средств с другими услугами, такими как организация встреч с Биллом Клинтоном, платных лекций по 450 тысяч долларов или оперативное консультирование. Многие пожертвования от таких американских компаний, как Coca-Cola и Dow Chemical, а также иностранных фирм, таких как UBS и Barclays, были получены в то время, когда Хиллари Клинтон была госсекретарем.

Почему же доноры выписывали чеки? В меморандуме Бэндо ясно показано, что потенциальных доноров привлекала возможность выделить пожертвования не только «в обмен» на дополнительные услуги Клинтонов или фирмы Teneo. И это важно, поскольку в США крупными грантообразующими фондами почти полностью управляют избиратели Клинтон. Поэтому, знаете ли, фонд с таким названием им был отнюдь не безразличен. Они бы жертвовали больше, если бы считали, что покупают еще и хорошую репутацию и влияние на нынешнего госсекретаря и потенциального будущего президента.

***

Мы вовсе не восхищаемся WikiLeaks и не одобряем кражу информации, и эти хакеры заслуживают жестких ответных действий со стороны американских властей. Но эти электронные письма стали достоянием общественности, и для многих американцев они станут подтверждением самых неприятных подозрений в отношении тех людей, которые управляют их государством.

Также стоит отметить, что в огромном массиве электронных писем, похищенных у Джона Подесты, мы не увидели писем от г-жи Клинтон. Возможно, их вообще не существует. Но американских избирателей должны волновать не только письма, опубликованные перед выборами. Какие еще существуют письма или меморандумы, которые эти хакеры (русские или нет) могут придерживать на потом, чтобы использовать их уже после выборов в качестве рычагов влияния на еще одного президента с фамилией Клинтон?

Судя по избирательной кампании Клинтон, напрашивается мысль о том, что Дональд Трамп хвалит Владимира Путина потому, что у русских есть что-то от республиканцев. Вопрос в том, что знают разные негодяи, злодеи и просто опасные люди о Билле и Хиллари Клинтон, мешающих в одну кучу бизнес, благотворительность и политику?

The Wall Street JournalПочему налоговое управление США не занимается Фондом Клинтонов?

Хиллари и Билл Клинтон просятся в Белый дом на третий срок, и избирателям, которые хотят знать, что это предвещает, следует изучить 12-страничный меморандум, написанный осведомленным человеком из окружения Клинтон, а затем украденный и опубликованный в среду на сайте WikiLeaks. Это неприкрытая суровая реальность политической и коммерческой деятельности Клинтонов.

Давний помощник Клинтон Дуглас Бэнд (Doug Band) написал этот меморандум в 2011 году для того, чтобы оправдаться перед юристами компании Simpson, Thacher & Bartlett, которые изучали его роль в деятельности фонда и проводили оценку управления Фондом Клинтона по настоянию Челси Клинтон. Двумя неделями раньше в электронном письме, тоже опубликованном на WikiLeaks, Челси Клинтон написала, что ее отцу сообщили, что фирма Бэнда Teneo «проворачивает дела» в фонде «Глобальная инициатива Клинтона» (CGI) — обычном объединении богатых и влиятельных людей, которое якобы занимается благотворительной деятельностью.

Бедная невинная Челси! Билл и Хиллари, должно быть, никогда не говорили ей, какими делами они занимаются. Если бы она знала, она никогда не наняла бы авторитетную юридическую фирму, чтобы та прочесывала все закоулки Фонда Клинтонов в поиске конфликтов интересов. Вместо того чтобы делать запросы о вознаграждениях г-на Бэнда, она умоляла бы его не раскрывать подробностей своей деятельности в письменном виде.

Но она не знала, и поэтому г-н Бэнд пошел напролом и описал «нестандартный характер» своей работы, при этом подчеркнув свои твердые намерения помочь «защитить статус Фонда в соответствии с пунктом 501©3». Это пункт налогового кодекса США, согласно которому Фонду Клинтона предоставляются налоговые льготы на основании того, что он создан для гуманитарных целей.

Г-н Бэнд любезно направил копию меморандума Джону Подесте (John Podesta) — тогдашнему советнику правления, который впоследствии стал председателем предвыборного штаба Хиллари. В своем любезном ответе тот предложил г-ну Бэнду «убрать из текста фразы с оправданиями», а потом «тщательно перечислить все подобности и написать, как они помогают УДК» [Уильяму Джефферсону Клинтону].

В меморандуме Бэнда выясняется как раз то, о чем давно говорили критики Клинтонов — они почти не разграничивают частную и общественную сферы своей жизни, не проводят четких различий между стремлением к личному обогащению, управлением некоммерческой организацией и участием в политической жизни США.

Г-н Бэнд пишет, что он и его коллега Джастин Купер (Justin Cooper) «на протяжении последних десяти лет в качестве основной контактной группы и точки управления обеспечивали деятельность президента Клинтона. Они выполняли различные функции — от политической деятельности (например, агитации от имени кандидатов на выборные должности), предпринимательской деятельности (например, оказания консультационных услуг коммерческим организациям, с которыми у него имеются договоренности о предоставлении консультационных услуг) до деятельности в Фонде».

Этот фрагмент документа и все описанные в нем потенциальные конфликты, плюс предупреждения Челси о «выманивании» пожертвований путем заключения сомнительных сделок во время мероприятий, проводимых фондом, казалось бы, являются более чем достаточными основаниями для того, чтобы налоговое управление начало аудиторскую проверку фонда. Кстати говоря, почему налоговое управление и прокуратура до сих пор не занялись этим делом? Любой нормальный фонд должен вести учетную документацию, из которой было бы видно, что фонд отделяет свою некоммерческую деятельность от коммерческой.

Меморандум Бэнда подтверждает, что доноры стремились не просто помогать больным и бедным. В нем поясняется, что на протяжении последних десяти лет в Фонде Клинтонов «работало множество консультантов по привлечению и сбору финансовых средств», но «поступлениий в Фонд значительных сумм их работа не обеспечила». Другими словами, Фонд работал не как обычная благотворительная организация.

Затем Бэнд объясняет, как ему и его партнеру по фирме Teneo Деклану Келли (Declan Kelly) приходилось вести работу по сбору средств, и они это делали, совмещая работу фонда по привлечению средств с другими услугами, такими как организация встреч с Биллом Клинтоном, платных лекций по 450 тысяч долларов или оперативное консультирование. Многие пожертвования от таких американских компаний, как Coca-Cola и Dow Chemical, а также иностранных фирм, таких как UBS и Barclays, были получены в то время, когда Хиллари Клинтон была госсекретарем.

Почему же доноры выписывали чеки? В меморандуме Бэндо ясно показано, что потенциальных доноров привлекала возможность выделить пожертвования не только «в обмен» на дополнительные услуги Клинтонов или фирмы Teneo. И это важно, поскольку в США крупными грантообразующими фондами почти полностью управляют избиратели Клинтон. Поэтому, знаете ли, фонд с таким названием им был отнюдь не безразличен. Они бы жертвовали больше, если бы считали, что покупают еще и хорошую репутацию и влияние на нынешнего госсекретаря и потенциального будущего президента.

***

Мы вовсе не восхищаемся WikiLeaks и не одобряем кражу информации, и эти хакеры заслуживают жестких ответных действий со стороны американских властей. Но эти электронные письма стали достоянием общественности, и для многих американцев они станут подтверждением самых неприятных подозрений в отношении тех людей, которые управляют их государством.

Также стоит отметить, что в огромном массиве электронных писем, похищенных у Джона Подесты, мы не увидели писем от г-жи Клинтон. Возможно, их вообще не существует. Но американских избирателей должны волновать не только письма, опубликованные перед выборами. Какие еще существуют письма или меморандумы, которые эти хакеры (русские или нет) могут придерживать на потом, чтобы использовать их уже после выборов в качестве рычагов влияния на еще одного президента с фамилией Клинтон?

Судя по избирательной кампании Клинтон, напрашивается мысль о том, что Дональд Трамп хвалит Владимира Путина потому, что у русских есть что-то от республиканцев. Вопрос в том, что знают разные негодяи, злодеи и просто опасные люди о Билле и Хиллари Клинтон, мешающих в одну кучу бизнес, благотворительность и политику?

The Wall Street Journal

Какие сигналы для Украины прозвучали из уст Клинтон и ТрампаКакие сигналы для Украины прозвучали из уст Клинтон и Трампа

Игорь Тышкевич

В США прошли первые дебаты кандидатов в президенты от Республиканской и Демократической партии. Обсуждали внутренние вопросы: экономика, налоги, спокойствие внутри страны и безопасность. Сразу отмечу, что слово «Украина» не прозвучало из уст кандидатов ни разу. В отличие от названий других экзотических для уха украинца стран, как, например, Ливии или Йемена. Демонстрация того, где находится Украина в шкале приоритетов претендентов на место в Белом доме — это первый, очень важный урок.

С другой стороны, оба кандидата озвучили несколько тезисов, которые могут быть интересны в Украине. Если подойти продуманно к формированию политики, имеем области интересов США. Независимо от победителя президентской гонки. Работа в этих областях, предложение себя в качестве партнёра увеличит вес страны.

Для кого говорили

Вначале об общих вопросах и о тактике кандидатов. Трамп — республиканец. Его выдвижение, надо признать, насторожило ряд однопартийцев. Вернуть «своего» избирателя — это первая тактическая задача кандидата. Избиратель-республиканец, как метко отметили на одном из мероприятий Украинского Института Будущего — это белый, христианин, имеющий диплом, как минимум колледжа, гражданин США. Соответственно, вся риторика Дональда Трампа была рассчитана на эту группу. Вторая задача – как минимум не испугать другие группы (афроамериканцев, испаноговорящее меньшинство и т. д.)

У Клинтон задача проще. За демократов традиционно голосуют разные социальные группы. Успешный опыт нынешнего президента говорит о том, что мобилизация меньшинств может принести победу. При одном условии – поддержке внушительной части (не обязательно, большинства) «среднего класса». Плюс ещё одна группа – новые американцы. В большинстве своём молодые специалисты, приехавшие в США на протяжении последних 20 лет. Они и их дети – серьёзная сила. К этим группам и обращалась госпожа Хиллари.

Экономика, инвестиции, налоги

Трамп концентрировался на одной теме – уменьшение налогов. В том числе, и для малого бизнеса. Логика проста: меньше налоги – меньше мотивов для вывода производств в другие страны. То есть действовать, опираясь на крупный бизнес, который был «символом» США достаточно долго. Дональд Трамп видит угрозу в «переезде корпораций». Он заявляет, что компании «крадут у Америки рабочие места». Он видит угрозу в Китае, Мексике и других странах с низкой стоимостью труда. Такие подходы осложняют попытки привлечь инвестиции, используя в качестве преимущества стоимость рабочей силы. Корпорации, естественно, будут искать места независимо от слов кандидатов или президентов США. Однако, если Белый Дом увидит в «продаже дешёвой рабочей силы» угрозу – он просто не будет содействовать контактам с таким «продавцом». Украина сейчас не в том положении, чтобы без помощи «продавать себя» американским компаниям.

Хиллари Клинтон, с другой стороны, говорила об увеличении налогов для крупного бизнеса. Её план — инвестиции в средний класс. Наука, хайтек. Причём не замыкаясь в себе, а быть максимально открытым для других. Термин «инклюзивный рост» прозвучал именно из её уст. При этом госпожа Клинтон отдельно остановилась на малообеспеченных американцах. Затрагивала темы минимального уровня оплаты труда, равной оплаты работы мужчин и женщин. Логично, учитывая целевую группу.

Учитывая предыдущий абзац, предложения кандидата от демократов могут показаться более привлекательными. Однако тут тоже есть над чем задуматься. Инвестиции в технологии, образование и в средний класс рассчитаны на привлечение умных и успешных. Воспитание таковых. Например, фраза Клинтон про возможность сделать «колледжи бесплатными» автоматически увеличит привлекательность образования в США.

С одной стороны Украина, благодаря более открытой политике «Белого дома Клинтон» может рассчитывать или, по крайней мере, надеяться на успешные контакты к крупным бизнесом. И привлечение капитала. С другой есть опасность от «инклюзивного роста» США. Это разделение труда. Америка становится ещё более привлекательной для умных потенциально успешных, для новых бизнесов. Если Украина будет развиваться и станет интересным местом для такой группы — открытость штатов станет дополнительным ресурсом. Ведь это возможность за счёт вернувшихся домой из американских ВУЗов украинцев получить знания, навыки, подходы к коммуникации внутри общества.

Если же страна останется на том же уровне развития общества — предел мечтаний – хорошее в очереди продавцов «дешёвой рабочей силы».

Тема «мира в США» или общественной безопасности напрямую связана с экономикой. Хоть кандидаты такую связь не особо подчёркивали. Предпочитая апеллировать к более ярким примерам: конфликтам полиции с темнокожим меньшинством, интеграцией мигрантов, отношениями между разными сообществами. Ключевой позицией Трампа является более жёсткое отношение к «новым американцам», а так же расовым/национальным меньшинствам. Он напрямую говорил о проблеме криминализации части «афроамериканских», либо населённых мигрантами районов. Но, стоит отметить, тезис об ужесточении миграционной политики на дебатах не прозвучал. Дональд Трамп решил не нервировать лишний раз избирателей.

Клинтон напротив много говорила о «диалоге» силовиков и различных социальных групп. О согласии в обществе, а так же о правах меньшинств. В первую очередь , из различных «общин». Афроамериканских, мексиканских и других.

Тут интересно само внимание к расовым вопросам и проблемам меньшинств. Оба кандидата играют в «маленький популизм», пытаясь достучаться до социальных низов. Это вполне логично, учитывая демографические процессы. Образованных белых христиан-американцев становится всё меньше: расовые, национальные и другие меньшинства отличаются большими темпами естественного прироста. Проще говоря — быстрее зачинают и больше рожают. Избиратель сейчас не тот.

«Расовый вопрос в США». На первый взгляд тема не близка к украинским событиям, но, самом деле, важна. Особенно, учитывая высказывания Обамы на Генеральной Ассамблее ООН, где американский президент назвал среди угроз рост «национализма и популизма». Вопросы толерантности волнуют американцев и, если мы хотим, чтобы с украинскими политиками разговаривали на серьёзные темы, мы должны следить за их поведением.

Безопасность и Россия

В блоке «безопасность» слово «Россия» произносилось не раз. Но отнюдь не в связи с украинским конфликтом. Украину, как отметил выше, не упоминали совсем.

Первой темой для обсуждения стали кибератаки. Не танки, не агрессия РФ, не аннексия Крыма. И даже не Сирия, о которой так много говорят в украинской прессе. Защита информации. Здесь Хиллари Клинтон прошлась по России. Она фактически обвинила Кремль, если не организации, то попустительстве такого рода деятельности. При этом была категорична. Вот цитата: «Мы будем защищать граждан этой страны. Русские пытаются понять насколько далеко мы можем пойти и русские должны понять насколько далеко мы можем пойти».

Это первый сигнал для Украины. Можно бесконечно просить помощь в разрешении кризиса, который в шкале приоритетов американских политиков стоит где-то во втором десятке списка. А можно рекламировать, предлагать, «продавать» свои услуги, помощь, содействие в борьбе с киберпреступностью. Даже эффективная политика по пресечению «пиратства» внутри страны сделает больше, чем несколько выступлений первых лиц с просьбой о помощи для ВСУ.

Необходимо менять риторику в общении. Вместо просьб предлагать содействие. И торговаться за «размеры оплаты» которой может стать и военная помощь. Тем более, что и Клинтон и Трамп продемонстрировали солидарность в данном вопросе. Для них такой стиль диалога приемлем, понятен и близок.

Вот, например, цитата Клинтон из высказываний на тему ИГИЛ. «Мы должны и будем поддерживать наших партнёров, которые помогают нам в борьбе с ИГИЛ». Причём географию данной проблематики она очертила широко. Угроза ИГИЛ для США — это и теракты по всему миру, и военные действия. Не только и не только в Сирии. В Ираке, в Северной Африке, в арабских странах.

Тема Исламского государства стала одной из ключевых темой дебатов в блоке «безопасность». Для Украины это вновь шанс. Трамп, например, отмечал низкую готовность партнёров участвовать в обеспечении безопасности. Говорил про деньги и поддержку. Клинтон, которая, наоборот, в качестве позитива приводила пример миссии НАТО в Афганистане. Таким образом, Украине стоит подумать о предложении на рынке «военной силы». То есть активно предлагать себя в качестве партнёра в войсковых и полицейских операциях. Тем более, что страна имеет явное конкурентное преимущество — наличие боевого опыта у значительного числа военнослужащих. Участие одного-двух батальонов не нанесёт вреда обороноспособности страны, а вот бонусы, которые могут предложить США весьма существенны. Не только в области военной помощи. Вспомним недавнюю историю Украины когда батальон в Ираке стал дополнительным аргументом для заключения контракта на поставку военной техники в эту страну. По большому счёту за деньги американской помощи иракскому правительству (правда, Украина благополучно этот контракт на поставку БТР-4 завалила)

Ключевую проблему, которую должна решить Украина в диалоге с США: как из просителя превратится в партнёра. Ведь это позволяет выйти на уровень серьёзных и предметных договорённостей. Договоров, а не меморандумов. А, как выразилась госпожа Клинтон во время дебатов «Слова Америки значат много. У нас есть договоры и мы их будем выполнять».

В противном случае Киеву стоит готовится к другому сценарию. А именно решение своих проблем (или «проблемы себя») силами других стран. Та же Хиллари Клинтон приводила пример ядерной программы Ирана и санкций против этой страны. По её словам США тогда создала коалицию, которая включала Россию и Китай. Это стало залогом успеха. Замечу, та же Хиллари Клинтон 10-ю минутами ранее упоминала Россию как потенциальный источник опасности.

Трамп был более категоричен. Он, например, заявил, что проблему Северной Кореи можно решить с помощью Китая (который он же отмечал как источник угрозы по другим направлениям). Вот цитата: «Китай должен зайти в Северную Корею и решить вопрос». Что такое «войти», кандидат от республиканцев не уточнял.

Зато критиковал администрацию Обамы, что в «сделке с Ираном» не обговорили вопрос упомянутой Северной Кореи и Йемена. Тегеран, дескать, тоже мог и должен был «войти» в эти страны.

Попытка сделать вывод

Список интересов США действительно широк, но он не такой как видится из Киева. Более того, Соединённые штаты готовы серьёзно разговаривать и договариваться с теми, кто может что-то предложить. Или знает чего хочет. С государствами, которые обрели/добились/нашли/идут к субъектности. Такие становятся партнёрами и получают бонусы от сотрудничества. Все остальные рассматриваются лишь как территория, куда в случае кризиса могут и должны «войти» другие субъекты.

Таким образом, или Украина находит свой функционал, предлагает услуги и становится полноправным участником сделок, или «проблему Украины» будут решать другими способами. С участием субъектов, с которыми США готовы договариваться. А готовы говорить они со всеми. Даже с теми, кого считают угрозой по отдельным направлениям.

ХвыляИгорь Тышкевич

В США прошли первые дебаты кандидатов в президенты от Республиканской и Демократической партии. Обсуждали внутренние вопросы: экономика, налоги, спокойствие внутри страны и безопасность. Сразу отмечу, что слово «Украина» не прозвучало из уст кандидатов ни разу. В отличие от названий других экзотических для уха украинца стран, как, например, Ливии или Йемена. Демонстрация того, где находится Украина в шкале приоритетов претендентов на место в Белом доме — это первый, очень важный урок.

С другой стороны, оба кандидата озвучили несколько тезисов, которые могут быть интересны в Украине. Если подойти продуманно к формированию политики, имеем области интересов США. Независимо от победителя президентской гонки. Работа в этих областях, предложение себя в качестве партнёра увеличит вес страны.

Для кого говорили

Вначале об общих вопросах и о тактике кандидатов. Трамп — республиканец. Его выдвижение, надо признать, насторожило ряд однопартийцев. Вернуть «своего» избирателя — это первая тактическая задача кандидата. Избиратель-республиканец, как метко отметили на одном из мероприятий Украинского Института Будущего — это белый, христианин, имеющий диплом, как минимум колледжа, гражданин США. Соответственно, вся риторика Дональда Трампа была рассчитана на эту группу. Вторая задача – как минимум не испугать другие группы (афроамериканцев, испаноговорящее меньшинство и т. д.)

У Клинтон задача проще. За демократов традиционно голосуют разные социальные группы. Успешный опыт нынешнего президента говорит о том, что мобилизация меньшинств может принести победу. При одном условии – поддержке внушительной части (не обязательно, большинства) «среднего класса». Плюс ещё одна группа – новые американцы. В большинстве своём молодые специалисты, приехавшие в США на протяжении последних 20 лет. Они и их дети – серьёзная сила. К этим группам и обращалась госпожа Хиллари.

Экономика, инвестиции, налоги

Трамп концентрировался на одной теме – уменьшение налогов. В том числе, и для малого бизнеса. Логика проста: меньше налоги – меньше мотивов для вывода производств в другие страны. То есть действовать, опираясь на крупный бизнес, который был «символом» США достаточно долго. Дональд Трамп видит угрозу в «переезде корпораций». Он заявляет, что компании «крадут у Америки рабочие места». Он видит угрозу в Китае, Мексике и других странах с низкой стоимостью труда. Такие подходы осложняют попытки привлечь инвестиции, используя в качестве преимущества стоимость рабочей силы. Корпорации, естественно, будут искать места независимо от слов кандидатов или президентов США. Однако, если Белый Дом увидит в «продаже дешёвой рабочей силы» угрозу – он просто не будет содействовать контактам с таким «продавцом». Украина сейчас не в том положении, чтобы без помощи «продавать себя» американским компаниям.

Хиллари Клинтон, с другой стороны, говорила об увеличении налогов для крупного бизнеса. Её план — инвестиции в средний класс. Наука, хайтек. Причём не замыкаясь в себе, а быть максимально открытым для других. Термин «инклюзивный рост» прозвучал именно из её уст. При этом госпожа Клинтон отдельно остановилась на малообеспеченных американцах. Затрагивала темы минимального уровня оплаты труда, равной оплаты работы мужчин и женщин. Логично, учитывая целевую группу.

Учитывая предыдущий абзац, предложения кандидата от демократов могут показаться более привлекательными. Однако тут тоже есть над чем задуматься. Инвестиции в технологии, образование и в средний класс рассчитаны на привлечение умных и успешных. Воспитание таковых. Например, фраза Клинтон про возможность сделать «колледжи бесплатными» автоматически увеличит привлекательность образования в США.

С одной стороны Украина, благодаря более открытой политике «Белого дома Клинтон» может рассчитывать или, по крайней мере, надеяться на успешные контакты к крупным бизнесом. И привлечение капитала. С другой есть опасность от «инклюзивного роста» США. Это разделение труда. Америка становится ещё более привлекательной для умных потенциально успешных, для новых бизнесов. Если Украина будет развиваться и станет интересным местом для такой группы — открытость штатов станет дополнительным ресурсом. Ведь это возможность за счёт вернувшихся домой из американских ВУЗов украинцев получить знания, навыки, подходы к коммуникации внутри общества.

Если же страна останется на том же уровне развития общества — предел мечтаний – хорошее в очереди продавцов «дешёвой рабочей силы».

Тема «мира в США» или общественной безопасности напрямую связана с экономикой. Хоть кандидаты такую связь не особо подчёркивали. Предпочитая апеллировать к более ярким примерам: конфликтам полиции с темнокожим меньшинством, интеграцией мигрантов, отношениями между разными сообществами. Ключевой позицией Трампа является более жёсткое отношение к «новым американцам», а так же расовым/национальным меньшинствам. Он напрямую говорил о проблеме криминализации части «афроамериканских», либо населённых мигрантами районов. Но, стоит отметить, тезис об ужесточении миграционной политики на дебатах не прозвучал. Дональд Трамп решил не нервировать лишний раз избирателей.

Клинтон напротив много говорила о «диалоге» силовиков и различных социальных групп. О согласии в обществе, а так же о правах меньшинств. В первую очередь , из различных «общин». Афроамериканских, мексиканских и других.

Тут интересно само внимание к расовым вопросам и проблемам меньшинств. Оба кандидата играют в «маленький популизм», пытаясь достучаться до социальных низов. Это вполне логично, учитывая демографические процессы. Образованных белых христиан-американцев становится всё меньше: расовые, национальные и другие меньшинства отличаются большими темпами естественного прироста. Проще говоря — быстрее зачинают и больше рожают. Избиратель сейчас не тот.

«Расовый вопрос в США». На первый взгляд тема не близка к украинским событиям, но, самом деле, важна. Особенно, учитывая высказывания Обамы на Генеральной Ассамблее ООН, где американский президент назвал среди угроз рост «национализма и популизма». Вопросы толерантности волнуют американцев и, если мы хотим, чтобы с украинскими политиками разговаривали на серьёзные темы, мы должны следить за их поведением.

Безопасность и Россия

В блоке «безопасность» слово «Россия» произносилось не раз. Но отнюдь не в связи с украинским конфликтом. Украину, как отметил выше, не упоминали совсем.

Первой темой для обсуждения стали кибератаки. Не танки, не агрессия РФ, не аннексия Крыма. И даже не Сирия, о которой так много говорят в украинской прессе. Защита информации. Здесь Хиллари Клинтон прошлась по России. Она фактически обвинила Кремль, если не организации, то попустительстве такого рода деятельности. При этом была категорична. Вот цитата: «Мы будем защищать граждан этой страны. Русские пытаются понять насколько далеко мы можем пойти и русские должны понять насколько далеко мы можем пойти».

Это первый сигнал для Украины. Можно бесконечно просить помощь в разрешении кризиса, который в шкале приоритетов американских политиков стоит где-то во втором десятке списка. А можно рекламировать, предлагать, «продавать» свои услуги, помощь, содействие в борьбе с киберпреступностью. Даже эффективная политика по пресечению «пиратства» внутри страны сделает больше, чем несколько выступлений первых лиц с просьбой о помощи для ВСУ.

Необходимо менять риторику в общении. Вместо просьб предлагать содействие. И торговаться за «размеры оплаты» которой может стать и военная помощь. Тем более, что и Клинтон и Трамп продемонстрировали солидарность в данном вопросе. Для них такой стиль диалога приемлем, понятен и близок.

Вот, например, цитата Клинтон из высказываний на тему ИГИЛ. «Мы должны и будем поддерживать наших партнёров, которые помогают нам в борьбе с ИГИЛ». Причём географию данной проблематики она очертила широко. Угроза ИГИЛ для США — это и теракты по всему миру, и военные действия. Не только и не только в Сирии. В Ираке, в Северной Африке, в арабских странах.

Тема Исламского государства стала одной из ключевых темой дебатов в блоке «безопасность». Для Украины это вновь шанс. Трамп, например, отмечал низкую готовность партнёров участвовать в обеспечении безопасности. Говорил про деньги и поддержку. Клинтон, которая, наоборот, в качестве позитива приводила пример миссии НАТО в Афганистане. Таким образом, Украине стоит подумать о предложении на рынке «военной силы». То есть активно предлагать себя в качестве партнёра в войсковых и полицейских операциях. Тем более, что страна имеет явное конкурентное преимущество — наличие боевого опыта у значительного числа военнослужащих. Участие одного-двух батальонов не нанесёт вреда обороноспособности страны, а вот бонусы, которые могут предложить США весьма существенны. Не только в области военной помощи. Вспомним недавнюю историю Украины когда батальон в Ираке стал дополнительным аргументом для заключения контракта на поставку военной техники в эту страну. По большому счёту за деньги американской помощи иракскому правительству (правда, Украина благополучно этот контракт на поставку БТР-4 завалила)

Ключевую проблему, которую должна решить Украина в диалоге с США: как из просителя превратится в партнёра. Ведь это позволяет выйти на уровень серьёзных и предметных договорённостей. Договоров, а не меморандумов. А, как выразилась госпожа Клинтон во время дебатов «Слова Америки значат много. У нас есть договоры и мы их будем выполнять».

В противном случае Киеву стоит готовится к другому сценарию. А именно решение своих проблем (или «проблемы себя») силами других стран. Та же Хиллари Клинтон приводила пример ядерной программы Ирана и санкций против этой страны. По её словам США тогда создала коалицию, которая включала Россию и Китай. Это стало залогом успеха. Замечу, та же Хиллари Клинтон 10-ю минутами ранее упоминала Россию как потенциальный источник опасности.

Трамп был более категоричен. Он, например, заявил, что проблему Северной Кореи можно решить с помощью Китая (который он же отмечал как источник угрозы по другим направлениям). Вот цитата: «Китай должен зайти в Северную Корею и решить вопрос». Что такое «войти», кандидат от республиканцев не уточнял.

Зато критиковал администрацию Обамы, что в «сделке с Ираном» не обговорили вопрос упомянутой Северной Кореи и Йемена. Тегеран, дескать, тоже мог и должен был «войти» в эти страны.

Попытка сделать вывод

Список интересов США действительно широк, но он не такой как видится из Киева. Более того, Соединённые штаты готовы серьёзно разговаривать и договариваться с теми, кто может что-то предложить. Или знает чего хочет. С государствами, которые обрели/добились/нашли/идут к субъектности. Такие становятся партнёрами и получают бонусы от сотрудничества. Все остальные рассматриваются лишь как территория, куда в случае кризиса могут и должны «войти» другие субъекты.

Таким образом, или Украина находит свой функционал, предлагает услуги и становится полноправным участником сделок, или «проблему Украины» будут решать другими способами. С участием субъектов, с которыми США готовы договариваться. А готовы говорить они со всеми. Даже с теми, кого считают угрозой по отдельным направлениям.

Хвыля

Выборы, от которых зависит Украина: как изменится расстановка сил на геополитической карте мираВыборы, от которых зависит Украина: как изменится расстановка сил на геополитической карте мира

Алина Купцова

Совсем скоро в ведущих странах мира — США, Франции и Германии — состоятся выборы, после которых геополитическая расстановка сил изменится. Отразится это и на Украине, которой придется адаптироваться к новым международным реалиям.

obozrevatel.com решил сделать цикл материалов, обрисовав три варианта развития событий: пессимистический, оптимистический и наиболее реалистичный. В первом материале Геополитическая трагедия: почему в следующем году для Украины может все измениться идет речь о пессимистическом сценарии. В статье Геополитический зачет: как Украина выиграет у России по очкам мы ознакомились с оптимистичным вариантом развития событий. А сейчас изучим наиболее вероятный сценарий.

США

Несмотря на непредсказуемость американской президентской гонки, большинство экспертов склоняются к тому, что демократ Хиллари Клинтон обойдет скандального республиканца Дональда Трампа и возглавит США.

Согласно одному из последних опросов, за Клинтон готовы проголосовать 48% американцев, за Трампа же — 42%. Данные другого соцопроса, напротив, говорят о незначительном перевесе в пользу республиканца. Но в любом случае разрыв между кандидатами не критический, и, как мы уже писали в первом материале цикла, соцопросы в США часто не отражают реальную картину. В то же время вокруг Клинтон со стабильной периодичностью вспыхивают скандалы. Последний связан с опубликованием переписки сотрудников фонда Клинтонов, в которой говорится, что служащие за деньги организовывали встречи влиятельных лиц с кандидатом от Демократической партии. Тем не менее, пока эти и более ранние обвинения в адрес экс-госсекретаря критически не отражаются на ее рейтинге.

«Скандалы вокруг нее серьезные, но их недостаточно, чтобы потопить ее кандидатуру», — прокомментировал «Обозревателю» американский политолог, директор международной некоммерческой организации «Евразийская демократическая инициатива» Питер Залмаев.

По его словам, сейчас 90% политических букмекеров делают ставку на Клинтон.

«Если не всплывут намного более серьезные скандалы, связанные с Хиллари, она, скорее всего, одержит победу», — считает Залмаев.

Каким будет курс США в этом случае — подробно читайте в материале, посвященном оптимистическому сценарию. Вкратце же: Вашингтон продолжит поддерживать Киев и давить на Москву. Возможно, Белый дом даже несколько ужесточит политику по отношению к России. Гарантий этому нет, но, по крайней мере, международные позиции Украины определенно не пострадают из-за избрания Клинтон.

Франция

Сейчас можно с большой долей уверенности сказать, что следующим главой Франции станет кандидат от партии «Республиканцы». Только вот пока не ясно, кто это будет: умеренный политик Ален Жюппе или лояльный России популист, экс-президент Николя Саркози.

Грядет праймериз, на которых и определится единый кандидат от политической силы. Впрочем, предвыборная гонка во Франции протекает в невыгодном для Украины русле — Саркози вырвался в лидеры внутрипартийных выборов. За него готовы отдать голоса 34% сторонников республиканцев.

Вообще электоральная ситуация во Франции парадоксальная. Лишь 21% избирателей твердо заявили, что хотят вновь видеть Саркози у власти. Тем не менее, большинство французских политологов и социологов сходятся во мнении: если Саркози станет кандидатом от партии, он выйдет во второй тур вместе с главой ультраправого «Национального фронта» Марин Ле Пен. На ее фоне Саркози выглядит умеренной кандидатурой. Поэтому во втором туре неминуемо произойдет мобилизация электората, который поддержит экс-президента, обеспечив ему победу.

Однако, в сущности, немалая часть французов проголосуют скорее не за Саркози, а против Ле Пен. Конечно, ее избрание было бы абсолютной катастрофой для Украины, Франции и Европейского Союза. Но Саркози для Киева — не намного меньшее зло. Он яро выступает за нормализацию отношений с Россией, а в июне и вовсе призвал Европу отменить санкции. То есть, победа Саркози означает крах «нормандского» формата переговоров и вероятное снятие или смягчение европейских санкций.

Избрание Жюппе предпочтительнее для Украины. Два года назад он поддержал введение санкций. Позже — решение о непродаже «Мистралей.» Но загвоздка в том, что при любом исходе президентской гонки Париж сконцентрируется на внутренних проблемах.

«Франция будет уходить в себя. Это повсеместный процесс, волна которого захлестнула западный мир. Поэтому Франция, скорее всего, сконцентрируется на внутренних проблемах. Это, к примеру, — угроза доморощенного терроризма, иммиграция, уровень безработицы, тема увеличения рабочей недели и так далее», — подчеркнул Питер Залмаев.

Германия

Парламентские выборы в Германии пройдут через год. Назначение канцлера по итогам формирования коалиции состоится и того позже. Сейчас назвать самую вероятную кандидатуру практически нереально, поскольку мы не знаем ответа на главный вопрос: будет ли Ангела Меркель претендовать на пост.

Если нынешний канцлер решит остаться в игре, у нее есть неплохие шансы удержать должность. Тем не менее, важно понимать, что мнение о непотопляемости Меркель — миф. Она подвергается мощным критическим нападкам. Нарастают противоречия и в ее партии — Христианско-демократическом союзе. А рейтинг доверия к Меркель упал до 45%, то есть до пятилетнего минимума. И все же пока рейтинги ее потенциальных конкурентов куда ниже.

Как бы там ни было, Украина заинтересована в том, чтобы Меркель как самый влиятельный адвокат санкционной политики в ЕС осталась у власти. Альтернатива в виде канцлера от лояльных России социал-демократов — отнюдь не радужная перспектива.

ОбозревательАлина Купцова

Совсем скоро в ведущих странах мира — США, Франции и Германии — состоятся выборы, после которых геополитическая расстановка сил изменится. Отразится это и на Украине, которой придется адаптироваться к новым международным реалиям.

obozrevatel.com решил сделать цикл материалов, обрисовав три варианта развития событий: пессимистический, оптимистический и наиболее реалистичный. В первом материале Геополитическая трагедия: почему в следующем году для Украины может все измениться идет речь о пессимистическом сценарии. В статье Геополитический зачет: как Украина выиграет у России по очкам мы ознакомились с оптимистичным вариантом развития событий. А сейчас изучим наиболее вероятный сценарий.

США

Несмотря на непредсказуемость американской президентской гонки, большинство экспертов склоняются к тому, что демократ Хиллари Клинтон обойдет скандального республиканца Дональда Трампа и возглавит США.

Согласно одному из последних опросов, за Клинтон готовы проголосовать 48% американцев, за Трампа же — 42%. Данные другого соцопроса, напротив, говорят о незначительном перевесе в пользу республиканца. Но в любом случае разрыв между кандидатами не критический, и, как мы уже писали в первом материале цикла, соцопросы в США часто не отражают реальную картину. В то же время вокруг Клинтон со стабильной периодичностью вспыхивают скандалы. Последний связан с опубликованием переписки сотрудников фонда Клинтонов, в которой говорится, что служащие за деньги организовывали встречи влиятельных лиц с кандидатом от Демократической партии. Тем не менее, пока эти и более ранние обвинения в адрес экс-госсекретаря критически не отражаются на ее рейтинге.

«Скандалы вокруг нее серьезные, но их недостаточно, чтобы потопить ее кандидатуру», — прокомментировал «Обозревателю» американский политолог, директор международной некоммерческой организации «Евразийская демократическая инициатива» Питер Залмаев.

По его словам, сейчас 90% политических букмекеров делают ставку на Клинтон.

«Если не всплывут намного более серьезные скандалы, связанные с Хиллари, она, скорее всего, одержит победу», — считает Залмаев.

Каким будет курс США в этом случае — подробно читайте в материале, посвященном оптимистическому сценарию. Вкратце же: Вашингтон продолжит поддерживать Киев и давить на Москву. Возможно, Белый дом даже несколько ужесточит политику по отношению к России. Гарантий этому нет, но, по крайней мере, международные позиции Украины определенно не пострадают из-за избрания Клинтон.

Франция

Сейчас можно с большой долей уверенности сказать, что следующим главой Франции станет кандидат от партии «Республиканцы». Только вот пока не ясно, кто это будет: умеренный политик Ален Жюппе или лояльный России популист, экс-президент Николя Саркози.

Грядет праймериз, на которых и определится единый кандидат от политической силы. Впрочем, предвыборная гонка во Франции протекает в невыгодном для Украины русле — Саркози вырвался в лидеры внутрипартийных выборов. За него готовы отдать голоса 34% сторонников республиканцев.

Вообще электоральная ситуация во Франции парадоксальная. Лишь 21% избирателей твердо заявили, что хотят вновь видеть Саркози у власти. Тем не менее, большинство французских политологов и социологов сходятся во мнении: если Саркози станет кандидатом от партии, он выйдет во второй тур вместе с главой ультраправого «Национального фронта» Марин Ле Пен. На ее фоне Саркози выглядит умеренной кандидатурой. Поэтому во втором туре неминуемо произойдет мобилизация электората, который поддержит экс-президента, обеспечив ему победу.

Однако, в сущности, немалая часть французов проголосуют скорее не за Саркози, а против Ле Пен. Конечно, ее избрание было бы абсолютной катастрофой для Украины, Франции и Европейского Союза. Но Саркози для Киева — не намного меньшее зло. Он яро выступает за нормализацию отношений с Россией, а в июне и вовсе призвал Европу отменить санкции. То есть, победа Саркози означает крах «нормандского» формата переговоров и вероятное снятие или смягчение европейских санкций.

Избрание Жюппе предпочтительнее для Украины. Два года назад он поддержал введение санкций. Позже — решение о непродаже «Мистралей.» Но загвоздка в том, что при любом исходе президентской гонки Париж сконцентрируется на внутренних проблемах.

«Франция будет уходить в себя. Это повсеместный процесс, волна которого захлестнула западный мир. Поэтому Франция, скорее всего, сконцентрируется на внутренних проблемах. Это, к примеру, — угроза доморощенного терроризма, иммиграция, уровень безработицы, тема увеличения рабочей недели и так далее», — подчеркнул Питер Залмаев.

Германия

Парламентские выборы в Германии пройдут через год. Назначение канцлера по итогам формирования коалиции состоится и того позже. Сейчас назвать самую вероятную кандидатуру практически нереально, поскольку мы не знаем ответа на главный вопрос: будет ли Ангела Меркель претендовать на пост.

Если нынешний канцлер решит остаться в игре, у нее есть неплохие шансы удержать должность. Тем не менее, важно понимать, что мнение о непотопляемости Меркель — миф. Она подвергается мощным критическим нападкам. Нарастают противоречия и в ее партии — Христианско-демократическом союзе. А рейтинг доверия к Меркель упал до 45%, то есть до пятилетнего минимума. И все же пока рейтинги ее потенциальных конкурентов куда ниже.

Как бы там ни было, Украина заинтересована в том, чтобы Меркель как самый влиятельный адвокат санкционной политики в ЕС осталась у власти. Альтернатива в виде канцлера от лояльных России социал-демократов — отнюдь не радужная перспектива.

Обозреватель

Хиллари Клинтон объявила о своем участии в выборах президента СШАХиллари Клинтон объявила о своем участии в выборах президента США

Бывший государственный секретарь США Хиллари Клинтон официально объявила о своем намерении участвовать в выборах президента США от демократической партии в 2016 году

«Я вступаю в борьбу за президентское кресло. Каждый день американцам нужен чемпион. И я хочу быть этим чемпионом», — написала Клинтон в фейсбуке. В интернете также появился предвыборный ролик Клинтон.

Кандидат начнет свою кампанию с поездок в штаты Айова и Нью-Гэмпшир, сообщил ранее помощник политика Джон Подеста. Ее кампания будет сосредоточена на укреплении экономической безопасности для среднего класса и расширении возможностей для работающих семей.

Пока Клинтон — единственный демократ в гонке. Возможность участия в выборах рассматривают и другие демократы, в частности, бывший губернатор штата Мэриленд Мартин О’Мэлли, бывший сенатор от Вирджинии Джим Уэбб и бывший губернатор Род-Айленда Линкольн Чафи.

Председатель республиканской партии Райнс Прибус ранее заявил, что выдвижение Клинтон — это то же самое, что «третий срок» действующего президента США Барака Обамы. Джеб Буш в своем онлайн-видео 12 апреля также раскритиковал кандидатуру Клинтон: «Мы должны работать во внешней политике лучше, чем делали Обама и Клинтон, которые испортили отношения с нашими союзниками и поощряли наших врагов».

Сенатор от Кентукки Рэнд Пол обратил внимание на фонд семьи Клинтон, который, по словам республиканцев, берет деньги у иностранных правительств. Пол считает лицемерием принятие денег от Саудовской Аравии, которая ограничивает передвижение и деятельность женщин, в то время как Клинтон говорит о необходимости соблюдения прав женщин. «Я ожидаю, что Клинтон, если она верит в права женщин, объявит бойкот Саудовской Аравии», — сказал Пол на NBC. «Но вместо этого она принимает у нее десятки миллионов долларов», — добавил сенатор.

Кампания 2016 года, предположительно, станет самой дорогостоящей в истории. Общая сумма расходов со стороны обеих партий, как ожидается, значительно превысит миллиард долларов, который был потрачен на выборах четыре года назад.

В настоящее время об участии в праймериз объявили сенаторы-республиканцы Тед Крус и Рэнд Пол. Сообщалось, что сенатор Марк Рубио объявит об участии в выборах 12 апреля. Кроме того, ожидается, что в выборах будет участвовать бывший губернатор Флориды Джеб Буш — сын 41-го президента США Джорджа Буша-старшего и брат 43-го президента Джорджа Уокера Буша. Бывший государственный секретарь США Хиллари Клинтон официально объявила о своем намерении участвовать в выборах президента США от демократической партии в 2016 году

«Я вступаю в борьбу за президентское кресло. Каждый день американцам нужен чемпион. И я хочу быть этим чемпионом», — написала Клинтон в фейсбуке. В интернете также появился предвыборный ролик Клинтон.

Кандидат начнет свою кампанию с поездок в штаты Айова и Нью-Гэмпшир, сообщил ранее помощник политика Джон Подеста. Ее кампания будет сосредоточена на укреплении экономической безопасности для среднего класса и расширении возможностей для работающих семей.

Пока Клинтон — единственный демократ в гонке. Возможность участия в выборах рассматривают и другие демократы, в частности, бывший губернатор штата Мэриленд Мартин О’Мэлли, бывший сенатор от Вирджинии Джим Уэбб и бывший губернатор Род-Айленда Линкольн Чафи.

Председатель республиканской партии Райнс Прибус ранее заявил, что выдвижение Клинтон — это то же самое, что «третий срок» действующего президента США Барака Обамы. Джеб Буш в своем онлайн-видео 12 апреля также раскритиковал кандидатуру Клинтон: «Мы должны работать во внешней политике лучше, чем делали Обама и Клинтон, которые испортили отношения с нашими союзниками и поощряли наших врагов».

Сенатор от Кентукки Рэнд Пол обратил внимание на фонд семьи Клинтон, который, по словам республиканцев, берет деньги у иностранных правительств. Пол считает лицемерием принятие денег от Саудовской Аравии, которая ограничивает передвижение и деятельность женщин, в то время как Клинтон говорит о необходимости соблюдения прав женщин. «Я ожидаю, что Клинтон, если она верит в права женщин, объявит бойкот Саудовской Аравии», — сказал Пол на NBC. «Но вместо этого она принимает у нее десятки миллионов долларов», — добавил сенатор.

Кампания 2016 года, предположительно, станет самой дорогостоящей в истории. Общая сумма расходов со стороны обеих партий, как ожидается, значительно превысит миллиард долларов, который был потрачен на выборах четыре года назад.

В настоящее время об участии в праймериз объявили сенаторы-республиканцы Тед Крус и Рэнд Пол. Сообщалось, что сенатор Марк Рубио объявит об участии в выборах 12 апреля. Кроме того, ожидается, что в выборах будет участвовать бывший губернатор Флориды Джеб Буш — сын 41-го президента США Джорджа Буша-старшего и брат 43-го президента Джорджа Уокера Буша.