Коррупционный шлейф и глаза Банковой: что не так с новыми госсекретарямиКоррупционный шлейф и глаза Банковой: что не так с новыми госсекретарями

Владислав Кудрик

Трое украинских министров выступили с критикой процесса назначения государственных секретарей в их ведомствах. Согласно закону, к январю следующего года такая должность «смотрящих» должна быть внедрена в каждом из министерств. Руководители Минздрава и Мининфраструктуры указывают на то, что к конкурсам допускают некомпетентных чиновников, за которыми еще и тянется коррупционный шлейф со времен работы при Викторе Януковиче, и требуют совершенствования процесса избрания кандидатов. Эксперты и участники конкурсов также уверены в предвзятости комиссии, которая, похоже, отсеивает неудобных претендентов и назначает госсекретарями проверенных, тех, кого желает видеть Банковая.

Институт госсекретарей

Ряд украинских министров выступили за совершенствование конкурса на должность госсекретаря министерства. Министр здравоохранения Ульяна Супрун, министр инфраструктуры Владимир Омелян и министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик отказались работать с госсекретарями, выбранными Конкурсной комиссией по вопросам высшего корпуса государственной службы. Институт госсекретарей был принят Верховной Радой в декабре 2015 года, максимум до января 2017 года их функции в министерствах выполняют заместители-руководители аппаратов. Осенью Кабмин объявил конкурс на госсекретарей Кабмина (госсекретаря Кабмина и пяти его заместителей) и всех министерств.

В полномочиях госсекретаря принимать на работу и увольнять сотрудников аппарата министерства, привлекать к дисциплинарной ответственности. Он будет получать зарплату около 35 тыс. гривен (оклад — 12 061 грн) и назначается на 5 лет с правом повторного назначения. Основные требования — степень магистра, не менее 7 лет стажа и опыт работы на государственных должностях категорий «А» и «Б», должностях не ниже руководителей структурных подразделений в органах местного самоуправления или негосударственных в аналогичной сфере не менее 3 лет, знание государственного языка, законодательства своей сферы, регламента правительства и другие.

Назначения госсекретарей правительства и министерств — часть реформы государственной службы, предусматривающей открытый конкурс на должности категории «А». Претендента, который наберет наибольшее количество баллов, затем должен утвердить на эту должность Кабинет министров.

Реформаторы vs бизнесмены

По словам главы Минздрава Ульяны Супрун, на конкурс подаются личности, работавшие в правительстве при Викторе Януковиче, и даже те, кто уже работал в Минздраве, но был уволен по причине непрофессионализма. Другие же не соответствуют необходимым критериям. Министр инфраструктуры Владимир Омелян уверен, что назначение таких людей на должности государственного секретаря — попытка реванша.

«Мы имеем факт попытки реванша, что вот здесь будет хорошая стеночка, назовем их реформаторами. А здесь будут государственные секретари, которые будут заниматься, как они называют, «бизнесом». Мы хотели предупредить общественность, что мы не будем ширмой и никто бизнесом за нашим спинами заниматься не будет», — сказал Омелян.

Другими словами, за красивой ширмой, по мнению министра, вновь пытаются спрятать коррупционеров. Позиция Супрун: закон о госслужбе правильный, но процесс назначения госсекретарей — нет. Министр предложила обратить внимание не только на закон о госслужбе, но и на закон о люстрации, также в отношении людей, которые и сейчас работают в министерствах.

Позицию Супрун и Омеляна, которые провели совместную пресс-конференцию в понедельник, 5 декабря, днем позже поддержал и Насалик, отметив, что у чиновников и общественных организаций есть замечания к кандидатам и конкурсу на должности госсекретарей.

Конкурсная комиссия в середине ноября выбрала госсекретарем Минэнерго коммерческого директора ООО ПКФ «Алмакс» Максима Немчинова. В случае форс-мажорных обстоятельств — если, например, Немчинов не пройдет спецпроверку или откажется от должности — его может заменить начальник Управления обеспечения коммуникаций и организационной работы Юлия Пидкоморна.

В конкурсе на занятие должности госсекретаря Министерства инфраструктуры был выбран Андрей Галущак, юрист бывшего главы Госинвестпроекта Владислава Каськива, подозреваемого в хищении бюджетных средств. Галущак также был в руководстве скандальных проектов «LNG-терминал» (соглашение подписал испанский лыжный инструктор) и «Воздушный экспресс» (хищение средств и дерибан земли).

Как сказал Владимир Омелян в одном из интервью, он считает Галущака «неплохим человеком», но не понимает, чем руководствовались в комиссии, ведь «по показателям» искали совсем другого человека. По словам Омеляна, в одном министерстве с Галущаком он работать не будет. Резервный кандидат — руководитель аппарата инфраструктуры Дмитрий Роменский.

Конкурсная комиссия тогда не смогла избрать госсекретарей Минагрополитики и Минэкологии по причине недостаточного количества кандидатов на финальном этапе (1 и 0 соответственно). Кабмин объявил повторный конкурс. Зато были определены победители конкурсов в Минэкономики (Алексей Перевезенцев), Минкульте (Ростислав Карандеев), Мининформполитики (Артем Биденко), МВД (Алексей Тахтай), Минобороны (Александр Дублян), министерстве по вопросам временно оккупированных территорий (Сергей Злакоман), Минздраве (Наталья Шолойко), Минсоцполитики (Виктор Иванкевич) и Министерстве юстиции (Анна Онищенко). Тахтая и Перевезенцева Кабмин уже назначил на должности госсекретарей.

В большинстве случаев победителями конкурсов на должность госсекретарей стали руководители аппаратов в этих министерствах (МВД, Мининформполитики, Министерстве по оккупированным территориям, Минобороны, Минсоцполитики и Минюсте). Практически по каждому из победителей есть нарекания: Перевезенцев был главным юристом министерства в правительстве Азарова, по одному из распоряжений Перевезенцева, подписанному уже нынешним министром Степаном Кубивым, продолжается служебное расследование; Тахтай в 2011-2014 годах контролировал выполнение поручений Виктора Януковича и фигурирует в видео СБУ с коррупционной аферой Сергея Чеботаря; Шолойко же через семью связана с фармацевтическим бизнесом.

Как заявлял менеджер группы «Реформа публичной администрации» Реанимационного Пакета Реформ и координатор волонтерской мониторинговой миссии «#ДоброЧесно», которая отслеживает процесс назначения госсекретарей в украинских министерствах, Николай Выговский, сам он не сомневается, что комиссия позволила победить в конкурсе Тахтаю, получив прямое указание от Арсена Авакова.

Предвзятость комиссии

Народный депутат Алена Шкрум, которая принимала участие в написании закона «О государственной службе», рассказывает, что, как только начинается конкурс, можно услышать, кого хочет на должность госсекретаря в том или ином министерстве Администрация президента или министр, который советуется с президентом. И почти каждый раз этот прогноз сбывается.

«Даже если этот человек имеет огромный коррупционный шлейф, как, например, господин Тахтай. Есть видео, где он считает взятки и считает, как продать песок незаконно, и при этом члены комиссии ставят ему высокие балы. Это полный позор!» — сказала Шкрум в комментарии «Апострофу».

Совсем по-другому, по ее словам, получилось с МИД Украины. 6 декабря государственным секретарем Министерства иностранных дел избрали директора департамента стран Ближнего Востока и Африки Андрея Зайца. А Василий Хименец, приближенный к министру Павлу Климкину, даже не дошел до этапа собеседования. И если в других случаях часто не было из кого выбирать, в конкурсе на госсекретаря МИД было сразу нескольких достойных кандидатов.

Шкрум признается, что МИД — единственный случай, когда, как уверяют сотрудники министерства, дипломаты и эксперты, был избран наиболее достойный кандидат. И хотя нареканий в адрес победителя у конкурентов Зайца нет, участники конкурса все равно указывают на предвзятость комиссии.

Ближайший преследователь Зайца и резервный кандидат, экс-руководитель Координационного бюро европейской и евроатлантической интеграции секретариата Кабмина Вадим Трюхан сказал нашему изданию, что «первые два этапа конкурса организованы на отлично», поскольку человеческий фактор был минимизирован. В отличие от собеседования.

«В дальнейшем, как мне кажется, государственной комиссии следует или выработать очень четкие критерии, по которым задавать одинаковые вопросы кандидатам, или заменить собеседование практическими упражнениями», — предложил Трюхан, отказавшись комментировать, влиял ли МИД на принятие комиссией окончательного решения.

Дипломат, председатель правления Международного центра перспективных исследований Василий Филипчук, который также участвовал в конкурсе, признает, что МИД — вероятно, одно из наименее коррумпированных министерств. Тем не менее выбор комиссии он считает предвзятым, указывая на то, что ее члены категорически отказываются обнародовать результаты тестов. При этом Филипчук убежден, что как минимум двое людей из МИД готовы были лечь костьми, чтобы не допустить его к этой должности.

О непрозрачности говорит и эксперт Николай Выговский. Отказываясь открыть оценки, подчеркивает он, комиссия нарушает закон.

Шкрум утверждает, что норма о том, что члены комиссии не должны знать, кому они ставят оценки за тесты, на самом деле работает: достаточно проследить, чтобы кандидаты не подсмотрели, какой порядковый номер им на тестировании присваивает администратор. На собеседование проходят все кандидаты, набравшие нужное количество баллов — более 0,5 бала по каждому из критериев. То есть «валить» можно уже на собеседовании. Ну, а легче всего просто не допустить неудобного кандидата к конкурсу.

«Каким бы классным ни был закон, проблема у нас в его выполнении, — убеждена Шкрум. — В законе невозможно прописать все лазейки. И если нет политической воли делать нормальные конкурсы, все эти лазейки становятся грандиозными прорехами, из-за которых убивается вся реформа».

Например, по закону, члены комиссии должны быть опытными, квалифицированными и с хорошей репутацией (практически то же самое написано во французском законе о госслужбе, который брался за основу для создания украинского). Однако членами комиссий становятся конкретные люди, которых делегировали конкретные органы: Кабмин, профсоюзы, АП и другие. И в результате в комиссию попадают не такие принципиальные и самостоятельные, как во Франции, а подверженные давлению. По оценке Шкрум, чуть более половины состава — зависимые люди, а остальные — «очень достойные».

Выговский ранее заявлял, что важная проблема всего процесса — отсутствие достойных кандидатов. Так, в некоторых случая на назначение претендовали всего несколько человек. То есть перспективная молодежь просто не идет бороться за эту ключевую реформаторскую, как ее называет эксперт, должность в министерстве.

Как одну из основных проблем Шкрум выделяет отсутствие политической воли у руководства государства и лично президента страны проводить прозрачные конкурсы, и, наоборот, намерение протолкнуть проверенного человека, на которого, в идеале, заведено уголовное дело — «чтобы он вообще не рыпался» и прикрывал коррупцию. «Если президент хочет поставить конкретного человека, он его поставит», — уверяет Шкрум.

Во-вторых, правительство не создало условий, чтобы госслужба была привлекательной для новых людей: не установило высокие зарплаты и даже не сделало все необходимое, чтобы получить обещанные Еврокомиссией доплаты, при этом не распространяет информацию о вакансиях.

В-третьих, сами члены комиссии не поставили целью получить доверие общества. Об этом, говорит Шкрум, свидетельствует отказ раскрывать персональные оценки членов каждому из кандидатов.

АпострофВладислав Кудрик

Трое украинских министров выступили с критикой процесса назначения государственных секретарей в их ведомствах. Согласно закону, к январю следующего года такая должность «смотрящих» должна быть внедрена в каждом из министерств. Руководители Минздрава и Мининфраструктуры указывают на то, что к конкурсам допускают некомпетентных чиновников, за которыми еще и тянется коррупционный шлейф со времен работы при Викторе Януковиче, и требуют совершенствования процесса избрания кандидатов. Эксперты и участники конкурсов также уверены в предвзятости комиссии, которая, похоже, отсеивает неудобных претендентов и назначает госсекретарями проверенных, тех, кого желает видеть Банковая.

Институт госсекретарей

Ряд украинских министров выступили за совершенствование конкурса на должность госсекретаря министерства. Министр здравоохранения Ульяна Супрун, министр инфраструктуры Владимир Омелян и министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик отказались работать с госсекретарями, выбранными Конкурсной комиссией по вопросам высшего корпуса государственной службы. Институт госсекретарей был принят Верховной Радой в декабре 2015 года, максимум до января 2017 года их функции в министерствах выполняют заместители-руководители аппаратов. Осенью Кабмин объявил конкурс на госсекретарей Кабмина (госсекретаря Кабмина и пяти его заместителей) и всех министерств.

В полномочиях госсекретаря принимать на работу и увольнять сотрудников аппарата министерства, привлекать к дисциплинарной ответственности. Он будет получать зарплату около 35 тыс. гривен (оклад — 12 061 грн) и назначается на 5 лет с правом повторного назначения. Основные требования — степень магистра, не менее 7 лет стажа и опыт работы на государственных должностях категорий «А» и «Б», должностях не ниже руководителей структурных подразделений в органах местного самоуправления или негосударственных в аналогичной сфере не менее 3 лет, знание государственного языка, законодательства своей сферы, регламента правительства и другие.

Назначения госсекретарей правительства и министерств — часть реформы государственной службы, предусматривающей открытый конкурс на должности категории «А». Претендента, который наберет наибольшее количество баллов, затем должен утвердить на эту должность Кабинет министров.

Реформаторы vs бизнесмены

По словам главы Минздрава Ульяны Супрун, на конкурс подаются личности, работавшие в правительстве при Викторе Януковиче, и даже те, кто уже работал в Минздраве, но был уволен по причине непрофессионализма. Другие же не соответствуют необходимым критериям. Министр инфраструктуры Владимир Омелян уверен, что назначение таких людей на должности государственного секретаря — попытка реванша.

«Мы имеем факт попытки реванша, что вот здесь будет хорошая стеночка, назовем их реформаторами. А здесь будут государственные секретари, которые будут заниматься, как они называют, «бизнесом». Мы хотели предупредить общественность, что мы не будем ширмой и никто бизнесом за нашим спинами заниматься не будет», — сказал Омелян.

Другими словами, за красивой ширмой, по мнению министра, вновь пытаются спрятать коррупционеров. Позиция Супрун: закон о госслужбе правильный, но процесс назначения госсекретарей — нет. Министр предложила обратить внимание не только на закон о госслужбе, но и на закон о люстрации, также в отношении людей, которые и сейчас работают в министерствах.

Позицию Супрун и Омеляна, которые провели совместную пресс-конференцию в понедельник, 5 декабря, днем позже поддержал и Насалик, отметив, что у чиновников и общественных организаций есть замечания к кандидатам и конкурсу на должности госсекретарей.

Конкурсная комиссия в середине ноября выбрала госсекретарем Минэнерго коммерческого директора ООО ПКФ «Алмакс» Максима Немчинова. В случае форс-мажорных обстоятельств — если, например, Немчинов не пройдет спецпроверку или откажется от должности — его может заменить начальник Управления обеспечения коммуникаций и организационной работы Юлия Пидкоморна.

В конкурсе на занятие должности госсекретаря Министерства инфраструктуры был выбран Андрей Галущак, юрист бывшего главы Госинвестпроекта Владислава Каськива, подозреваемого в хищении бюджетных средств. Галущак также был в руководстве скандальных проектов «LNG-терминал» (соглашение подписал испанский лыжный инструктор) и «Воздушный экспресс» (хищение средств и дерибан земли).

Как сказал Владимир Омелян в одном из интервью, он считает Галущака «неплохим человеком», но не понимает, чем руководствовались в комиссии, ведь «по показателям» искали совсем другого человека. По словам Омеляна, в одном министерстве с Галущаком он работать не будет. Резервный кандидат — руководитель аппарата инфраструктуры Дмитрий Роменский.

Конкурсная комиссия тогда не смогла избрать госсекретарей Минагрополитики и Минэкологии по причине недостаточного количества кандидатов на финальном этапе (1 и 0 соответственно). Кабмин объявил повторный конкурс. Зато были определены победители конкурсов в Минэкономики (Алексей Перевезенцев), Минкульте (Ростислав Карандеев), Мининформполитики (Артем Биденко), МВД (Алексей Тахтай), Минобороны (Александр Дублян), министерстве по вопросам временно оккупированных территорий (Сергей Злакоман), Минздраве (Наталья Шолойко), Минсоцполитики (Виктор Иванкевич) и Министерстве юстиции (Анна Онищенко). Тахтая и Перевезенцева Кабмин уже назначил на должности госсекретарей.

В большинстве случаев победителями конкурсов на должность госсекретарей стали руководители аппаратов в этих министерствах (МВД, Мининформполитики, Министерстве по оккупированным территориям, Минобороны, Минсоцполитики и Минюсте). Практически по каждому из победителей есть нарекания: Перевезенцев был главным юристом министерства в правительстве Азарова, по одному из распоряжений Перевезенцева, подписанному уже нынешним министром Степаном Кубивым, продолжается служебное расследование; Тахтай в 2011-2014 годах контролировал выполнение поручений Виктора Януковича и фигурирует в видео СБУ с коррупционной аферой Сергея Чеботаря; Шолойко же через семью связана с фармацевтическим бизнесом.

Как заявлял менеджер группы «Реформа публичной администрации» Реанимационного Пакета Реформ и координатор волонтерской мониторинговой миссии «#ДоброЧесно», которая отслеживает процесс назначения госсекретарей в украинских министерствах, Николай Выговский, сам он не сомневается, что комиссия позволила победить в конкурсе Тахтаю, получив прямое указание от Арсена Авакова.

Предвзятость комиссии

Народный депутат Алена Шкрум, которая принимала участие в написании закона «О государственной службе», рассказывает, что, как только начинается конкурс, можно услышать, кого хочет на должность госсекретаря в том или ином министерстве Администрация президента или министр, который советуется с президентом. И почти каждый раз этот прогноз сбывается.

«Даже если этот человек имеет огромный коррупционный шлейф, как, например, господин Тахтай. Есть видео, где он считает взятки и считает, как продать песок незаконно, и при этом члены комиссии ставят ему высокие балы. Это полный позор!» — сказала Шкрум в комментарии «Апострофу».

Совсем по-другому, по ее словам, получилось с МИД Украины. 6 декабря государственным секретарем Министерства иностранных дел избрали директора департамента стран Ближнего Востока и Африки Андрея Зайца. А Василий Хименец, приближенный к министру Павлу Климкину, даже не дошел до этапа собеседования. И если в других случаях часто не было из кого выбирать, в конкурсе на госсекретаря МИД было сразу нескольких достойных кандидатов.

Шкрум признается, что МИД — единственный случай, когда, как уверяют сотрудники министерства, дипломаты и эксперты, был избран наиболее достойный кандидат. И хотя нареканий в адрес победителя у конкурентов Зайца нет, участники конкурса все равно указывают на предвзятость комиссии.

Ближайший преследователь Зайца и резервный кандидат, экс-руководитель Координационного бюро европейской и евроатлантической интеграции секретариата Кабмина Вадим Трюхан сказал нашему изданию, что «первые два этапа конкурса организованы на отлично», поскольку человеческий фактор был минимизирован. В отличие от собеседования.

«В дальнейшем, как мне кажется, государственной комиссии следует или выработать очень четкие критерии, по которым задавать одинаковые вопросы кандидатам, или заменить собеседование практическими упражнениями», — предложил Трюхан, отказавшись комментировать, влиял ли МИД на принятие комиссией окончательного решения.

Дипломат, председатель правления Международного центра перспективных исследований Василий Филипчук, который также участвовал в конкурсе, признает, что МИД — вероятно, одно из наименее коррумпированных министерств. Тем не менее выбор комиссии он считает предвзятым, указывая на то, что ее члены категорически отказываются обнародовать результаты тестов. При этом Филипчук убежден, что как минимум двое людей из МИД готовы были лечь костьми, чтобы не допустить его к этой должности.

О непрозрачности говорит и эксперт Николай Выговский. Отказываясь открыть оценки, подчеркивает он, комиссия нарушает закон.

Шкрум утверждает, что норма о том, что члены комиссии не должны знать, кому они ставят оценки за тесты, на самом деле работает: достаточно проследить, чтобы кандидаты не подсмотрели, какой порядковый номер им на тестировании присваивает администратор. На собеседование проходят все кандидаты, набравшие нужное количество баллов — более 0,5 бала по каждому из критериев. То есть «валить» можно уже на собеседовании. Ну, а легче всего просто не допустить неудобного кандидата к конкурсу.

«Каким бы классным ни был закон, проблема у нас в его выполнении, — убеждена Шкрум. — В законе невозможно прописать все лазейки. И если нет политической воли делать нормальные конкурсы, все эти лазейки становятся грандиозными прорехами, из-за которых убивается вся реформа».

Например, по закону, члены комиссии должны быть опытными, квалифицированными и с хорошей репутацией (практически то же самое написано во французском законе о госслужбе, который брался за основу для создания украинского). Однако членами комиссий становятся конкретные люди, которых делегировали конкретные органы: Кабмин, профсоюзы, АП и другие. И в результате в комиссию попадают не такие принципиальные и самостоятельные, как во Франции, а подверженные давлению. По оценке Шкрум, чуть более половины состава — зависимые люди, а остальные — «очень достойные».

Выговский ранее заявлял, что важная проблема всего процесса — отсутствие достойных кандидатов. Так, в некоторых случая на назначение претендовали всего несколько человек. То есть перспективная молодежь просто не идет бороться за эту ключевую реформаторскую, как ее называет эксперт, должность в министерстве.

Как одну из основных проблем Шкрум выделяет отсутствие политической воли у руководства государства и лично президента страны проводить прозрачные конкурсы, и, наоборот, намерение протолкнуть проверенного человека, на которого, в идеале, заведено уголовное дело — «чтобы он вообще не рыпался» и прикрывал коррупцию. «Если президент хочет поставить конкретного человека, он его поставит», — уверяет Шкрум.

Во-вторых, правительство не создало условий, чтобы госслужба была привлекательной для новых людей: не установило высокие зарплаты и даже не сделало все необходимое, чтобы получить обещанные Еврокомиссией доплаты, при этом не распространяет информацию о вакансиях.

В-третьих, сами члены комиссии не поставили целью получить доверие общества. Об этом, говорит Шкрум, свидетельствует отказ раскрывать персональные оценки членов каждому из кандидатов.

Апостроф

Опасный маргинал: припомнит ли Трамп оскорбления из УкраиныОпасный маргинал: припомнит ли Трамп оскорбления из Украины

Владислав Кудрик

Новый президент США Дональд Трамп официально вступит в свои полномочия 20 января следующего года. К этому времени Украина должна выработать новую стратегию по взаимодействию с США, которая будет зависеть и от того, какую команду наберет новый американский президент. По мнению экспертов, такой стратегии до сих пор не существовало, между тем, новая реальность может потребовать доработки, а то и вовсе переработки внешнеполитической стратегии Киева. И это, по слухам, может сопровождаться даже отставкой министра иностранных дел Павла Климкина.

Победа Дональда Трампа и необходимость формирования новой стратегии в отношениях с США — загадка, которую украинской власти придется решить в следующие несколько месяцев. Дональд Трамп официально займет пост президента 20 января. Не в последнюю очередь выработка новых отношений будет зависеть от состава администрации нового президента США. В американских СМИ уже появились фамилии вероятных кандидатов. Главная проблема для Трампа — довольно скудный список людей из Республиканской партии, которых он мог бы назначить на ключевые должности, поскольку абсолютное большинство республиканцев не поддерживали Трампа до самого момента его избрания.

Большинство претендентов — строго консервативны. Все они, к слову, — белые мужчины в солидном возрасте. Среди них есть и бывшие соперники миллиардера в предвыборной борьбе. Так, губернатор штата Нью-Джерси Крис Кристи является одним из кандидатов на пост генерального прокурора. Другой претендент на этот пост — губернатор Арканзаса Аса Хатчинсон. Известного нейрохирурга Бена Карсона, который сошел с дистанции и выступил в поддержку Трампа, также могут отблагодарить должностью министра здравоохранения и социальных служб.

Фамилии других участников кампании Трампа Ньюта Гингрича, Джеффа Сешнза и Роберта Коркера также звучат в контексте формирования президентского кабинета. Так Гингрич, как и глава комитета Сената по иностранным делам Роберт Коркер претендуют на должность Госсекретаря США. Сенатор от Алабамы Сешнз может стать главой Пентагона. Основатель нефтяной компании Lucas Oil Форрест Лукас претендует на должность министра внутренних дел США, а бывший совладелец инвестбанка Goldman Sachs Стивен Мнучин — министра финансов.

Ряд экспертов уже отмечали, что назначение некоторых претендентов было бы хорошим знаком для Украины. В частности, Коркер, Сеншз, Гингрич и будущий вице-президент США Майк Пенс стоят на традиционных жестких республиканских позициях. Они поддерживают предоставление Украине так называемого летального оружия и явно не благосклонны к Кремлю. При этом Майка Пенса называют одним из наиболее консервативных политиков. Образцом для него является Дик Чейни, сторонник сильной Америки и крайне жесткий политик эпохи войн в Ираке и Афганистане. Известно, что в вопросах, касающихся России и Украины, Пенс неоднократно дискутировал с Трампом.

Правда, советником нового президента США по вопросам национальной безопасности, как сообщают СМИ, почти наверняка станет отставной генерал-лейтенант Майкл Флинн, который когда-то посетил вечеринку Russia Today и сидел за одним столом с Владимиром Путиным.

Несмотря на то, что в окружении Трампа хватает проукраински настроенных политиков, помехой в выстраивании новых отношений, могут стать оскорбительные высказывания, звучавшие в адрес будущего победителя американской президентской гонки со стороны некоторых украинских политиков. Так, министр внутренних дел Арсен Аваков после заявления Трампа о том, что он рассмотрит признание Крыма российским, назвал кандидата от республиканцев «опасным и бесстыдным маргиналом, потакающим Путину». Комментируя эту же тему, экс-премьер Арсений Яценюк написал, что Трамп бросает вызов ценностям свободного мира.

Впрочем, ругали Трампа и в других странах, поэтому директор департамента международных двусторонних отношений фонда «Майдан иностранных дел» Олег Белоколос считает, что оскорбления в адрес Трампа от представителей Украины не скажутся на украинско-американских отношениях: «Вряд ли это будет фактором в двусторонних отношениях — они выше этого».

По мнению Белоколоса, Украина вообще не имела никакой стратегии по поводу взаимодействия с новой администрацией президента США: «Судя по интервью нашего посла в США Валерия Чалого, у него есть контакты с людьми, приближенными к Трампу и просто авторитетными республиканцами. Нужно провести, как мне кажется, мозговой штурм и определиться с предложениями и идеями, с которыми после формирования новой администрации можно выходить на американцев и говорить предметно».

Он предложил, во-первых, создать в Украине центр американских исследований, к рекомендациям которого прислушивались бы в украинском руководстве. Во-вторых, считает Белоколос, нужно привлекать американский бизнес, чтобы было внимание к Украине на серьезном уровне. В-третьих, углублять военное сотрудничество между Украиной и США. Еще один способ расширить отношения — создать атмосферу доверия, выполняя данные Белому дому обещания.

А по мнению старшего аналитика Международного центра перспективных исследований Анатолия Октисюка, естественным последствием избрания Трампа президентом должны стать кадровые решения внутри украинского дипломатического корпуса, которые могут вылиться даже в смену министра иностранных дел. «Ходят слухи, что в новых условиях готовится отставка главы МИД. И она может произойти даже по собственному желанию Климкина. Дипломаты говорили мне, что Климкин может быть назначен послом в Риме, а его жена — послом в Ватикан. И тогда вопрос: а кто вместо Климкина?» — сказал «Апострофу» Октисюк. Он объяснил, что в случае ухода Климкина нужно начинать «все заново» в вопросе реализации Минских договоренностей, ведь считается, что позиция Климкина полностью соответствовала позиции президента.

Как отметил Олег Белоколос, узнать, что Трамп и его администрация собираются делать с «Минском», вероятно, можно будет из инаугурационной речи нового президента, которая будет провозглашена 20 января.

Экс-министр иностранных дел Украины Константин Грищенко, в свою очередь, считает, что отставка Климкина не станет решением проблемы, поскольку некоторые инициативы МИД блокируются на уровне АП. Экс-министр также уверен, что системной стратегии украинские дипломаты не имеют. «Думаю, что вся внешняя политика в последнее время была рефлекторной: что-то происходит и возникает какая-то реакция. Никакой стратегии ни относительно ситуации на востоке Украины, ни относительно того, как привлекать к решению этой проблемы наших западных партнеров просто не существовало. Для начала нужно задаться вопросом, нужно ли ее разрабатывать и кто будет ее реализовывать», — сказал он.

АпострофВладислав Кудрик

Новый президент США Дональд Трамп официально вступит в свои полномочия 20 января следующего года. К этому времени Украина должна выработать новую стратегию по взаимодействию с США, которая будет зависеть и от того, какую команду наберет новый американский президент. По мнению экспертов, такой стратегии до сих пор не существовало, между тем, новая реальность может потребовать доработки, а то и вовсе переработки внешнеполитической стратегии Киева. И это, по слухам, может сопровождаться даже отставкой министра иностранных дел Павла Климкина.

Победа Дональда Трампа и необходимость формирования новой стратегии в отношениях с США — загадка, которую украинской власти придется решить в следующие несколько месяцев. Дональд Трамп официально займет пост президента 20 января. Не в последнюю очередь выработка новых отношений будет зависеть от состава администрации нового президента США. В американских СМИ уже появились фамилии вероятных кандидатов. Главная проблема для Трампа — довольно скудный список людей из Республиканской партии, которых он мог бы назначить на ключевые должности, поскольку абсолютное большинство республиканцев не поддерживали Трампа до самого момента его избрания.

Большинство претендентов — строго консервативны. Все они, к слову, — белые мужчины в солидном возрасте. Среди них есть и бывшие соперники миллиардера в предвыборной борьбе. Так, губернатор штата Нью-Джерси Крис Кристи является одним из кандидатов на пост генерального прокурора. Другой претендент на этот пост — губернатор Арканзаса Аса Хатчинсон. Известного нейрохирурга Бена Карсона, который сошел с дистанции и выступил в поддержку Трампа, также могут отблагодарить должностью министра здравоохранения и социальных служб.

Фамилии других участников кампании Трампа Ньюта Гингрича, Джеффа Сешнза и Роберта Коркера также звучат в контексте формирования президентского кабинета. Так Гингрич, как и глава комитета Сената по иностранным делам Роберт Коркер претендуют на должность Госсекретаря США. Сенатор от Алабамы Сешнз может стать главой Пентагона. Основатель нефтяной компании Lucas Oil Форрест Лукас претендует на должность министра внутренних дел США, а бывший совладелец инвестбанка Goldman Sachs Стивен Мнучин — министра финансов.

Ряд экспертов уже отмечали, что назначение некоторых претендентов было бы хорошим знаком для Украины. В частности, Коркер, Сеншз, Гингрич и будущий вице-президент США Майк Пенс стоят на традиционных жестких республиканских позициях. Они поддерживают предоставление Украине так называемого летального оружия и явно не благосклонны к Кремлю. При этом Майка Пенса называют одним из наиболее консервативных политиков. Образцом для него является Дик Чейни, сторонник сильной Америки и крайне жесткий политик эпохи войн в Ираке и Афганистане. Известно, что в вопросах, касающихся России и Украины, Пенс неоднократно дискутировал с Трампом.

Правда, советником нового президента США по вопросам национальной безопасности, как сообщают СМИ, почти наверняка станет отставной генерал-лейтенант Майкл Флинн, который когда-то посетил вечеринку Russia Today и сидел за одним столом с Владимиром Путиным.

Несмотря на то, что в окружении Трампа хватает проукраински настроенных политиков, помехой в выстраивании новых отношений, могут стать оскорбительные высказывания, звучавшие в адрес будущего победителя американской президентской гонки со стороны некоторых украинских политиков. Так, министр внутренних дел Арсен Аваков после заявления Трампа о том, что он рассмотрит признание Крыма российским, назвал кандидата от республиканцев «опасным и бесстыдным маргиналом, потакающим Путину». Комментируя эту же тему, экс-премьер Арсений Яценюк написал, что Трамп бросает вызов ценностям свободного мира.

Впрочем, ругали Трампа и в других странах, поэтому директор департамента международных двусторонних отношений фонда «Майдан иностранных дел» Олег Белоколос считает, что оскорбления в адрес Трампа от представителей Украины не скажутся на украинско-американских отношениях: «Вряд ли это будет фактором в двусторонних отношениях — они выше этого».

По мнению Белоколоса, Украина вообще не имела никакой стратегии по поводу взаимодействия с новой администрацией президента США: «Судя по интервью нашего посла в США Валерия Чалого, у него есть контакты с людьми, приближенными к Трампу и просто авторитетными республиканцами. Нужно провести, как мне кажется, мозговой штурм и определиться с предложениями и идеями, с которыми после формирования новой администрации можно выходить на американцев и говорить предметно».

Он предложил, во-первых, создать в Украине центр американских исследований, к рекомендациям которого прислушивались бы в украинском руководстве. Во-вторых, считает Белоколос, нужно привлекать американский бизнес, чтобы было внимание к Украине на серьезном уровне. В-третьих, углублять военное сотрудничество между Украиной и США. Еще один способ расширить отношения — создать атмосферу доверия, выполняя данные Белому дому обещания.

А по мнению старшего аналитика Международного центра перспективных исследований Анатолия Октисюка, естественным последствием избрания Трампа президентом должны стать кадровые решения внутри украинского дипломатического корпуса, которые могут вылиться даже в смену министра иностранных дел. «Ходят слухи, что в новых условиях готовится отставка главы МИД. И она может произойти даже по собственному желанию Климкина. Дипломаты говорили мне, что Климкин может быть назначен послом в Риме, а его жена — послом в Ватикан. И тогда вопрос: а кто вместо Климкина?» — сказал «Апострофу» Октисюк. Он объяснил, что в случае ухода Климкина нужно начинать «все заново» в вопросе реализации Минских договоренностей, ведь считается, что позиция Климкина полностью соответствовала позиции президента.

Как отметил Олег Белоколос, узнать, что Трамп и его администрация собираются делать с «Минском», вероятно, можно будет из инаугурационной речи нового президента, которая будет провозглашена 20 января.

Экс-министр иностранных дел Украины Константин Грищенко, в свою очередь, считает, что отставка Климкина не станет решением проблемы, поскольку некоторые инициативы МИД блокируются на уровне АП. Экс-министр также уверен, что системной стратегии украинские дипломаты не имеют. «Думаю, что вся внешняя политика в последнее время была рефлекторной: что-то происходит и возникает какая-то реакция. Никакой стратегии ни относительно ситуации на востоке Украины, ни относительно того, как привлекать к решению этой проблемы наших западных партнеров просто не существовало. Для начала нужно задаться вопросом, нужно ли ее разрабатывать и кто будет ее реализовывать», — сказал он.

Апостроф

Марсиане или румыны: кто стоит за крымскими «диверсантами»Марсиане или румыны: кто стоит за крымскими «диверсантами»

Владислав Кудрик

Федеральная служба безопасности России 10 ноября заявила, что в Севастополе была задержана диверсионная группа Главного разведывательного управления Минобороны Украины. В СМИ уже появились фамилии всех троих задержанных, однако подтверждена информация лишь по одному из них. Суд в Севастополе арестовал «диверсантов» на два месяца. Они, по информации российских СМИ, признали свою вину. Тем не менее и украинские, и российские специалисты сомневаются в российской версии. Россия, по их словам, пытается представить Украину как террористическое государство и добиться иного отношения к Киеву со стороны Запада.

ФСБ сообщила, что 9 ноября российские силовики в Севастополе задержали «украинских диверсантов», будто бы представителей Главного разведывательного управления Министерства обороны Украины. По данным российских спецслужб, те якобы планировали атаковать объекты военной инфраструктуры и жизнеобеспечения Крымского полуострова. Минобороны Украины опубликовало официальный ответ: никаких украинских диверсантов в Крыму нет, Россия пытается организовать репрессии против крымчан и дискредитировать Украину в глазах мирового сообщества.

Ранее одно из севастопольских изданий сообщило, что 9 ноября в Балаклавском районе города силовики проводили массовые проверки. Журналисты ссылаются на неофициальные источники. Российский «Интерфакс», ссылаясь на «информированные источники», написал, что задержаны трое граждан Украины и выявлены «информаторы украинской разведки». Будто бы были найдены и тайники с оружием. Пока, по словам этого источника, так называемых украинских диверсантов «вели» две недели, после того как они якобы проникли на полуостров.

Российское издание «Народные новости» утверждает, что задержанные — Дмитрий Штыбликов, Алексей Бессарабов и Владимир Дудко. Всех троих Ленинский суд Севастополя арестовал на два месяца. Однако официально имена пока не раскрывают. Брат Дмитрия Штыбликова Алексей подтвердил его арест. Жена Дмитрия также была задержана и проходит по делу в качестве свидетеля. Алексей Штыбликов утверждает, что никакого отношения к разведке его брат не имеет. Он предполагает, что Дмитрия задержали как раз потому, что ранее тот был военным журналистом. Когда-то Дмитрий Штыбликов даже был военным, учился в Киевском высшем общевойсковом командном училище им. Фрунзе. Как написал на странице Дмитрия Штыбликова в Facebook его давний друг Алексей Носов, он действительно учился в училище, на факультете разведки, но было это 10 лет назад. Носов объясняет обвинения тем, что Штыбликов занимался аналитикой по Крыму и Черному морю — это и стало зацепкой.

Штыбликов с семьей проживал в Симферополе, был гражданином России. Дмитрий Штыбликов, как и Алексей Бессарабов, до 2014 года работали в Центре содействия изучению геополитических проблем и евроатлантического сотрудничества Черноморского региона «Номос». По словам журналиста «Крым.Реалии» Александра Янковского, фамилия третьего задержанного не Дудко, а Дудка — по крайней мере, подсказал это бывший коллега первых двоих по центру «Номос».

Тот же «Интерфакс» со ссылкой на источники сообщает, что все трое дали показания: признались, что работали кадровыми разведчиками Минобороны. К слову, уже высказался и знакомый Штыбликова, известный украинский эксперт в энергетической отрасли Николай Гончар, который в прошлом руководил энергетическими программами центра «Номос». Он выразил недоумение — ну какие диверсанты могут быть из известных экспертов-аналитиков, регулярно дававших комментарии прессе?!

Как известно, похожая история раскручивалась Россией в августе 2016 года. Тогда ФСБ обвинила Украину в подготовке терактов 7-8 августа. По данным российских спецслужб, погибли два человека — российский военный и сотрудник ФСБ. Одним из «диверсантов» оказался Евгений Панов. Российская сторона утверждает, что он — сотрудник ГУР Минобороны Украины и сам якобы в этом признался, тогда как его родственники уверены, что признание россияне выбили под пытками. Брат Панова Игорь Котелянец предполагал, что россияне сами похитили его из Запорожья и вывезли в Крым. МИД РФ тогда заявлял о еще одном задержанном, уроженце Львовской области Андрее Захтее.

«Мы даже не сомневались, что будут найдены какие-то личности, которых представят украинскими диверсантами, — сказал «Апострофу» о новых обвинениях ФСБ спикер Минобороны по делам АТО Андрей Лысенко. — И мы даже высказывали сожаление по этому поводу, поскольку людей, скорее всего, будут допрашивать, скажем так, не очень демократичными методами. Скорее всего, кого-то из реальных людей поймали и вынудили сознаться под пытками, а сейчас это выдают за чистую монету. Понятно, что это не просто фейк, а заранее очень хорошо спланированная операция. Но российские спецслужбы не ожидали, что Украина заранее даст официальный ответ по этому вопросу. Думали, что мы будем выдерживать паузу, проверять. Но проверять нечего, поскольку все украинские разведчики находятся на своих боевых постах, никто никого не захватывал».

Лысенко считает, что Россия эту историю пытается представить и внутренней российской аудитории, и международному сообществу.

Экс-руководитель Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж полагает, что Украине устраивать диверсии на территории РФ стратегически невыгодно, поскольку идет переговорный процесс в связи с российским военным вторжением на территорию Украины. Диверсанты в таких условиях только подставили бы Украину.

«Для нас это никакого смысла не имеет: ни политического, ни оперативного, ни боевого. Оно ни к чему не приведет! Ни одна спецслужба, руководство государства против интересов страны действовать не будут. Военная разведка подчиняется президенту страны и не могла самостоятельно проводить такие операции. Во-вторых, мы можем говорить, что и стратегическая, и военная разведка не проводят сейчас на территории Крыма и других территориях, не связанных непосредственно с боевыми действиями, какие-то спецоперации. Тем более диверсионные. Это я могу утверждать как специалист», — рассказал Маломуж в комментарии «Апострофу».

Он считает, что России, наоборот, такие имитации выгодны, поскольку Москва не может добиться выполнения своего сценария Минских соглашений — признания Украиной так называемых ДНР и ЛНР, проведения местных выборов на Донбассе. Не работает и расширение зоны обстрелов на востоке Украины. Поэтому Россия и прибегает к диверсиям и террористическим актам, которые сваливает на Украину: «Это пугает всех: и европейцев, и американцев. Это попытка обвинить и изолировать Украину, чтобы сорвать переговорный процесс по Восточной Украине и заставить наших партнеров, утверждая, что мы не только не выполняем Минские договоренности, но и проводим диверсионные операции, пойти на уступки России». Еще одна причина — представить Украину в плохом свете перед россиянами и жителями Крыма.

Маломуж подчеркнул, что крайне важно находить конкретные доказательства, что диверсии — дело рук России и ее спецслужб, и даже действовать на опережение, сообщая о намерениях врага: «Разведка должна была на опережение добыть информацию, что готовится такая спецоперация с обвинением нас в диверсионных акциях. И самое главное: кого будут задействовать».

«Украине это совершенно не нужно, — считает российский публицист и журналист Леонид Радзиховский, — потому что это ее только выставило бы в качестве государства-террориста и окончательно испортило бы отношения с Западом. Тем более, что Трамп вроде бы говорит, что Крым по справедливости принадлежит России. Во всяком случае явно настроен примирительно. Явно после теракта в Крыму его отношение к Украине, мягко говоря, лучше не станет. Значит, вариант, что это сделали украинцы, невероятен. Вариант, что после первого провала это сделали русские, тоже маловероятен. Я не знаю, может, это сделали турки, марсиане или румыны? Не понимаю, кому это нужно».

АпострофВладислав Кудрик

Федеральная служба безопасности России 10 ноября заявила, что в Севастополе была задержана диверсионная группа Главного разведывательного управления Минобороны Украины. В СМИ уже появились фамилии всех троих задержанных, однако подтверждена информация лишь по одному из них. Суд в Севастополе арестовал «диверсантов» на два месяца. Они, по информации российских СМИ, признали свою вину. Тем не менее и украинские, и российские специалисты сомневаются в российской версии. Россия, по их словам, пытается представить Украину как террористическое государство и добиться иного отношения к Киеву со стороны Запада.

ФСБ сообщила, что 9 ноября российские силовики в Севастополе задержали «украинских диверсантов», будто бы представителей Главного разведывательного управления Министерства обороны Украины. По данным российских спецслужб, те якобы планировали атаковать объекты военной инфраструктуры и жизнеобеспечения Крымского полуострова. Минобороны Украины опубликовало официальный ответ: никаких украинских диверсантов в Крыму нет, Россия пытается организовать репрессии против крымчан и дискредитировать Украину в глазах мирового сообщества.

Ранее одно из севастопольских изданий сообщило, что 9 ноября в Балаклавском районе города силовики проводили массовые проверки. Журналисты ссылаются на неофициальные источники. Российский «Интерфакс», ссылаясь на «информированные источники», написал, что задержаны трое граждан Украины и выявлены «информаторы украинской разведки». Будто бы были найдены и тайники с оружием. Пока, по словам этого источника, так называемых украинских диверсантов «вели» две недели, после того как они якобы проникли на полуостров.

Российское издание «Народные новости» утверждает, что задержанные — Дмитрий Штыбликов, Алексей Бессарабов и Владимир Дудко. Всех троих Ленинский суд Севастополя арестовал на два месяца. Однако официально имена пока не раскрывают. Брат Дмитрия Штыбликова Алексей подтвердил его арест. Жена Дмитрия также была задержана и проходит по делу в качестве свидетеля. Алексей Штыбликов утверждает, что никакого отношения к разведке его брат не имеет. Он предполагает, что Дмитрия задержали как раз потому, что ранее тот был военным журналистом. Когда-то Дмитрий Штыбликов даже был военным, учился в Киевском высшем общевойсковом командном училище им. Фрунзе. Как написал на странице Дмитрия Штыбликова в Facebook его давний друг Алексей Носов, он действительно учился в училище, на факультете разведки, но было это 10 лет назад. Носов объясняет обвинения тем, что Штыбликов занимался аналитикой по Крыму и Черному морю — это и стало зацепкой.

Штыбликов с семьей проживал в Симферополе, был гражданином России. Дмитрий Штыбликов, как и Алексей Бессарабов, до 2014 года работали в Центре содействия изучению геополитических проблем и евроатлантического сотрудничества Черноморского региона «Номос». По словам журналиста «Крым.Реалии» Александра Янковского, фамилия третьего задержанного не Дудко, а Дудка — по крайней мере, подсказал это бывший коллега первых двоих по центру «Номос».

Тот же «Интерфакс» со ссылкой на источники сообщает, что все трое дали показания: признались, что работали кадровыми разведчиками Минобороны. К слову, уже высказался и знакомый Штыбликова, известный украинский эксперт в энергетической отрасли Николай Гончар, который в прошлом руководил энергетическими программами центра «Номос». Он выразил недоумение — ну какие диверсанты могут быть из известных экспертов-аналитиков, регулярно дававших комментарии прессе?!

Как известно, похожая история раскручивалась Россией в августе 2016 года. Тогда ФСБ обвинила Украину в подготовке терактов 7-8 августа. По данным российских спецслужб, погибли два человека — российский военный и сотрудник ФСБ. Одним из «диверсантов» оказался Евгений Панов. Российская сторона утверждает, что он — сотрудник ГУР Минобороны Украины и сам якобы в этом признался, тогда как его родственники уверены, что признание россияне выбили под пытками. Брат Панова Игорь Котелянец предполагал, что россияне сами похитили его из Запорожья и вывезли в Крым. МИД РФ тогда заявлял о еще одном задержанном, уроженце Львовской области Андрее Захтее.

«Мы даже не сомневались, что будут найдены какие-то личности, которых представят украинскими диверсантами, — сказал «Апострофу» о новых обвинениях ФСБ спикер Минобороны по делам АТО Андрей Лысенко. — И мы даже высказывали сожаление по этому поводу, поскольку людей, скорее всего, будут допрашивать, скажем так, не очень демократичными методами. Скорее всего, кого-то из реальных людей поймали и вынудили сознаться под пытками, а сейчас это выдают за чистую монету. Понятно, что это не просто фейк, а заранее очень хорошо спланированная операция. Но российские спецслужбы не ожидали, что Украина заранее даст официальный ответ по этому вопросу. Думали, что мы будем выдерживать паузу, проверять. Но проверять нечего, поскольку все украинские разведчики находятся на своих боевых постах, никто никого не захватывал».

Лысенко считает, что Россия эту историю пытается представить и внутренней российской аудитории, и международному сообществу.

Экс-руководитель Службы внешней разведки Украины Николай Маломуж полагает, что Украине устраивать диверсии на территории РФ стратегически невыгодно, поскольку идет переговорный процесс в связи с российским военным вторжением на территорию Украины. Диверсанты в таких условиях только подставили бы Украину.

«Для нас это никакого смысла не имеет: ни политического, ни оперативного, ни боевого. Оно ни к чему не приведет! Ни одна спецслужба, руководство государства против интересов страны действовать не будут. Военная разведка подчиняется президенту страны и не могла самостоятельно проводить такие операции. Во-вторых, мы можем говорить, что и стратегическая, и военная разведка не проводят сейчас на территории Крыма и других территориях, не связанных непосредственно с боевыми действиями, какие-то спецоперации. Тем более диверсионные. Это я могу утверждать как специалист», — рассказал Маломуж в комментарии «Апострофу».

Он считает, что России, наоборот, такие имитации выгодны, поскольку Москва не может добиться выполнения своего сценария Минских соглашений — признания Украиной так называемых ДНР и ЛНР, проведения местных выборов на Донбассе. Не работает и расширение зоны обстрелов на востоке Украины. Поэтому Россия и прибегает к диверсиям и террористическим актам, которые сваливает на Украину: «Это пугает всех: и европейцев, и американцев. Это попытка обвинить и изолировать Украину, чтобы сорвать переговорный процесс по Восточной Украине и заставить наших партнеров, утверждая, что мы не только не выполняем Минские договоренности, но и проводим диверсионные операции, пойти на уступки России». Еще одна причина — представить Украину в плохом свете перед россиянами и жителями Крыма.

Маломуж подчеркнул, что крайне важно находить конкретные доказательства, что диверсии — дело рук России и ее спецслужб, и даже действовать на опережение, сообщая о намерениях врага: «Разведка должна была на опережение добыть информацию, что готовится такая спецоперация с обвинением нас в диверсионных акциях. И самое главное: кого будут задействовать».

«Украине это совершенно не нужно, — считает российский публицист и журналист Леонид Радзиховский, — потому что это ее только выставило бы в качестве государства-террориста и окончательно испортило бы отношения с Западом. Тем более, что Трамп вроде бы говорит, что Крым по справедливости принадлежит России. Во всяком случае явно настроен примирительно. Явно после теракта в Крыму его отношение к Украине, мягко говоря, лучше не станет. Значит, вариант, что это сделали украинцы, невероятен. Вариант, что после первого провала это сделали русские, тоже маловероятен. Я не знаю, может, это сделали турки, марсиане или румыны? Не понимаю, кому это нужно».

Апостроф

Отнять и поделить: что не так с декларацией ПорошенкоОтнять и поделить: что не так с декларацией Порошенко

Владислав Кудрик

За два часа до дедлайна президент Украины Петр Порошенко подал свою декларацию, в которой оказалась не только дорогая и своеобразная на вид итальянская мебель, но и 104 компании. Среди них и корпорация Roshen, и неподвергшаяся декоммунизации «Ленинская кузня», и компания на Виргинских островах Prime Partners Asset Limited, которая, по словам самого президента, была создана для продажи Roshen. В случае продажи таким путем налоги в украинский бюджет не пойдут. Упрекнули президента и в том, что он заработал почти 50 млн грн на разнице курсов по облигациям госзайма. «Апостроф» попросил авторитетных в различных сферах украинцев, чтобы те прокомментировали е-декларацию Порошенко.

Георгий Тука, заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц:

Скорее всего, все компании были куплены Петром Порошенко до президентства. Хочется верить, что человек, который имеет такое состояние, все-таки думает о государстве, а не об увеличении состояния. Не могу сказать, остается ли президент бизнесменом сейчас. Его сейчас упрекают во владении Липецкой фабрикой, но как предприниматель я прекрасно понимаю, что ее действительно сейчас продать, мягко говоря, сложновато. Но соответствует ли это действительности, должны сказать специалисты в этой сфере.

Вообще я не вижу ничего плохого в том, чтобы бизнесмен занимал должность президента. Но нужно понимать, с какой целью человек идет во власть. Власть — это инструмент. Все зависит от того, с какой целью он берется в руки.

Конечно, президент ничем принципиально не отличается от 90% состава Верховной Рады и остальных чиновников. Но меня, честно говоря, больше интересуют декларации не бизнесменов (это уже налоговая решает, каким образом они все это получили), а тех, кто всю жизнь проработали в Верховной Раде и на госслужбе. Каким образом этот наш вилоносец известный наколядовал своими вилами такое состояние? А бизнесмены… Ну, это их задача — зарабатывать деньги.

Дмитрий Гнап, журналист-расследователь:

Я в большей степени верю, чем не верю президенту, что задекларированное у него было до того, как он стал президентом, — многие вещи там достоверны. Но есть мелочи, некоторые детали, которые являются очень существенными и позволяют подозревать Петра Алексеевича в нехороших вещах как минимум. И чтобы он нес политическую ответственность за сказанную неправду, в частности в этой истории с виргинским офшором, который также записан в этой декларации.

Полгода назад, когда вспыхнул офшорный скандал, Порошенко сказал, что офшор нужен был для передачи активов в слепой траст. Я его лично об этом спрашивал на пресс-конференции. А вчера он берет и пишет, что была создана лишь одна компания для продажи Roshen. Очевидно спешил и забыл, какой версии придерживался полгода назад. И правда вылезла. Потому что им, из того, что мы знаем, были созданы три компании: нидерландская, кипрская и виргинская. Но он напрямую владеет лишь виргинской, потому что виргинская владеет кипрской, а кипрская владеет нидерландской. Это на самом деле поднимает вопрос о попытке избежать налогообложения в крайне крупных масштабах при продаже своих активов. Потому что продавался бы только виргинский собственник, а в Украине ничего бы не изменилось, и нидерландская компания осталась бы собственником.

Порошенко до сих пор является бизнесменом. Я не могу сказать, потому что не сижу с ним рядом в кабинете и не занимаюсь видеонаблюдением, вмешивается ли он в оперативную деятельность компаний. Но то, что он является бизнесменом, находясь в должности президента, — для этого не нужно делать супермощные аналитические выводы. Для этого нужно просто открыть электронную декларацию Петра Порошенко, где упомянуты около сотни компаний, в которых он на сегодняшний день является конечным бенефициарным собственником. Обращаясь к вопросу, допустимо ли, что у президента столько компаний, мы говорим о таких азбучных вещах, как: «а нужно ли мыть руки перед едой?» Конечно, нет — это ненормально, не по-европейски, когда президент вообще владеет бизнесом. Об этом уже говорили много раз, но имеем такого президента, какого имеем. И он на этом успешно играет, потому что в политическом поле у него нет конкурентов.

Юрий Макаров, журналист, документалист:

Верю, что президент заработал это до того, как сел в кресло президента Украины, а не украл после. Я понимаю, конечно, эмоции соотечественников, которых возмутили эти цифры. У меня странное чувство, что люди наконец-то навели фокус. Но я не пониманию: а кто этого не знал до того? Что во всем этом было сюрпризом? Думаю, что для людей, которые редко ездят в столицу, которые не общаются в этих кругах, — может быть, это для них шок просто психологический? Но любой, кто соприкасается с этой сферой, примерно представляет уровень состояний, претензий, технологий. Для меня вся эта реакция — скорее, проявление инфантильности. Извините мне такой мой снобизм. И, в том числе, инфантильности правящего класса, который привык, что именно так жить нормально, что не смог предвидеть такой реакции, когда продвигалась вся эта история с электронным декларированием. Думаю, что для них это также сюрприз. Кризис доверия еще впереди, и я не могу предсказать его сценарий.

Дело в том, что мы ненавидим всех богатых, независимо от того, как они это богатство получили. У меня в свое время была одна провокационная мысль: нужно сделать так, чтобы люди, которые претендуют на большие состояния, не могли идти во власть — это было бы идеально. В общественном сознании состояние олигарха Порошенко, который таки олигарх, и прокурора, у которого свыше десятка земельных участков и «Бентли жены», находятся в одном ряду. Весь пафос этой истории сводится к тому, чтобы отнять и поделить, что для меня тоже понятно, — ничего не сделаешь. Будем их дальше ненавидеть: «мир хижинам, война дворцам». Будем вновь жечь дворцы. А из хижин не выберемся.

Есть скучная неэффектная альтернатива — интересоваться кандидатом, за которого ты голосуешь как минимум. Это не Бог весть какой подготовки требует. Забыть о гречке, забрать у бабушки паспорт, переписать дом на кота… Это все уже было проговорено, но не стало общественным трендом. Если общество просто дарит свои полномочия наиболее проворным, зачем тогда после этого вопить?!

Есть еще один рецепт — объявить войну США и сдаться в плен. Пусть оккупационная администрация отстроит это все с ноля, как это все делалось в Западной Германии после войны. Но где я тут вам возьму западных немцев?

АпострофВладислав Кудрик

За два часа до дедлайна президент Украины Петр Порошенко подал свою декларацию, в которой оказалась не только дорогая и своеобразная на вид итальянская мебель, но и 104 компании. Среди них и корпорация Roshen, и неподвергшаяся декоммунизации «Ленинская кузня», и компания на Виргинских островах Prime Partners Asset Limited, которая, по словам самого президента, была создана для продажи Roshen. В случае продажи таким путем налоги в украинский бюджет не пойдут. Упрекнули президента и в том, что он заработал почти 50 млн грн на разнице курсов по облигациям госзайма. «Апостроф» попросил авторитетных в различных сферах украинцев, чтобы те прокомментировали е-декларацию Порошенко.

Георгий Тука, заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц:

Скорее всего, все компании были куплены Петром Порошенко до президентства. Хочется верить, что человек, который имеет такое состояние, все-таки думает о государстве, а не об увеличении состояния. Не могу сказать, остается ли президент бизнесменом сейчас. Его сейчас упрекают во владении Липецкой фабрикой, но как предприниматель я прекрасно понимаю, что ее действительно сейчас продать, мягко говоря, сложновато. Но соответствует ли это действительности, должны сказать специалисты в этой сфере.

Вообще я не вижу ничего плохого в том, чтобы бизнесмен занимал должность президента. Но нужно понимать, с какой целью человек идет во власть. Власть — это инструмент. Все зависит от того, с какой целью он берется в руки.

Конечно, президент ничем принципиально не отличается от 90% состава Верховной Рады и остальных чиновников. Но меня, честно говоря, больше интересуют декларации не бизнесменов (это уже налоговая решает, каким образом они все это получили), а тех, кто всю жизнь проработали в Верховной Раде и на госслужбе. Каким образом этот наш вилоносец известный наколядовал своими вилами такое состояние? А бизнесмены… Ну, это их задача — зарабатывать деньги.

Дмитрий Гнап, журналист-расследователь:

Я в большей степени верю, чем не верю президенту, что задекларированное у него было до того, как он стал президентом, — многие вещи там достоверны. Но есть мелочи, некоторые детали, которые являются очень существенными и позволяют подозревать Петра Алексеевича в нехороших вещах как минимум. И чтобы он нес политическую ответственность за сказанную неправду, в частности в этой истории с виргинским офшором, который также записан в этой декларации.

Полгода назад, когда вспыхнул офшорный скандал, Порошенко сказал, что офшор нужен был для передачи активов в слепой траст. Я его лично об этом спрашивал на пресс-конференции. А вчера он берет и пишет, что была создана лишь одна компания для продажи Roshen. Очевидно спешил и забыл, какой версии придерживался полгода назад. И правда вылезла. Потому что им, из того, что мы знаем, были созданы три компании: нидерландская, кипрская и виргинская. Но он напрямую владеет лишь виргинской, потому что виргинская владеет кипрской, а кипрская владеет нидерландской. Это на самом деле поднимает вопрос о попытке избежать налогообложения в крайне крупных масштабах при продаже своих активов. Потому что продавался бы только виргинский собственник, а в Украине ничего бы не изменилось, и нидерландская компания осталась бы собственником.

Порошенко до сих пор является бизнесменом. Я не могу сказать, потому что не сижу с ним рядом в кабинете и не занимаюсь видеонаблюдением, вмешивается ли он в оперативную деятельность компаний. Но то, что он является бизнесменом, находясь в должности президента, — для этого не нужно делать супермощные аналитические выводы. Для этого нужно просто открыть электронную декларацию Петра Порошенко, где упомянуты около сотни компаний, в которых он на сегодняшний день является конечным бенефициарным собственником. Обращаясь к вопросу, допустимо ли, что у президента столько компаний, мы говорим о таких азбучных вещах, как: «а нужно ли мыть руки перед едой?» Конечно, нет — это ненормально, не по-европейски, когда президент вообще владеет бизнесом. Об этом уже говорили много раз, но имеем такого президента, какого имеем. И он на этом успешно играет, потому что в политическом поле у него нет конкурентов.

Юрий Макаров, журналист, документалист:

Верю, что президент заработал это до того, как сел в кресло президента Украины, а не украл после. Я понимаю, конечно, эмоции соотечественников, которых возмутили эти цифры. У меня странное чувство, что люди наконец-то навели фокус. Но я не пониманию: а кто этого не знал до того? Что во всем этом было сюрпризом? Думаю, что для людей, которые редко ездят в столицу, которые не общаются в этих кругах, — может быть, это для них шок просто психологический? Но любой, кто соприкасается с этой сферой, примерно представляет уровень состояний, претензий, технологий. Для меня вся эта реакция — скорее, проявление инфантильности. Извините мне такой мой снобизм. И, в том числе, инфантильности правящего класса, который привык, что именно так жить нормально, что не смог предвидеть такой реакции, когда продвигалась вся эта история с электронным декларированием. Думаю, что для них это также сюрприз. Кризис доверия еще впереди, и я не могу предсказать его сценарий.

Дело в том, что мы ненавидим всех богатых, независимо от того, как они это богатство получили. У меня в свое время была одна провокационная мысль: нужно сделать так, чтобы люди, которые претендуют на большие состояния, не могли идти во власть — это было бы идеально. В общественном сознании состояние олигарха Порошенко, который таки олигарх, и прокурора, у которого свыше десятка земельных участков и «Бентли жены», находятся в одном ряду. Весь пафос этой истории сводится к тому, чтобы отнять и поделить, что для меня тоже понятно, — ничего не сделаешь. Будем их дальше ненавидеть: «мир хижинам, война дворцам». Будем вновь жечь дворцы. А из хижин не выберемся.

Есть скучная неэффектная альтернатива — интересоваться кандидатом, за которого ты голосуешь как минимум. Это не Бог весть какой подготовки требует. Забыть о гречке, забрать у бабушки паспорт, переписать дом на кота… Это все уже было проговорено, но не стало общественным трендом. Если общество просто дарит свои полномочия наиболее проворным, зачем тогда после этого вопить?!

Есть еще один рецепт — объявить войну США и сдаться в плен. Пусть оккупационная администрация отстроит это все с ноля, как это все делалось в Западной Германии после войны. Но где я тут вам возьму западных немцев?

Апостроф

Запад загнал Путина в сирийскую ловушку, — частная разведка СШАЗапад загнал Путина в сирийскую ловушку, — частная разведка США

Владислав Кудрик

Близится момент, когда странам ЕС вновь придется принимать решение о дальнейшей судьбе санкций против России. В американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor обращают внимание на существующие противоречия по этому вопросу — как внутри Евросоюза, так и между ЕС и Украиной. Тем не менее, прогнозируют аналитики «частного ЦРУ», существенное усиление разногласий между Западом и РФ по поводу Сирии дает основания говорить, что санкции будут сохранены или даже усилены.

Пока Европейский союз готовится решить, следует ли сохранить санкции против России, появляются разные мнения представителей стран ЕС на этот счет. 11 октября министр внутренних дел Украины Арсен Аваков отчитал в социальной сети Facebook президента Франции Франсуа Олланда за его недавние высказывания о выполнении Минских договоренностей. Как пишут в Stratfor, ссылаясь на Авакова, заявление Олланда наводит на мысль, что местные выборы на Донбассе должны проводиться во время перемирия и разведения войск, но прежде, чем российские солдаты покинут регион, а Украина восстановит контроль над границей с РФ. Такая позиция французского президента, констатируют аналитики, противоречит украинской, поскольку власти Украины настаивают, что все компоненты Минских договоренностей должны быть выполнены, и уже тогда Киев пойдет на политические уступки в отношении оккупированных территорий на востоке страны.

В «частном ЦРУ» считают примечательным, что эти заявления появляются именно в тот период, когда ЕС начинает обдумывать дальнейшую судьбу санкций против России: будут они продлены или ослаблены в январе 2017 года. Украина вместе с США и такими настойчивыми странами ЕС, как Польша и страны Балтии, давят на Евросоюз, чтобы тот сохранял санкции, пока Москва и поддерживаемые ею сепаратисты не будут соблюдать все пункты Минских соглашений в части безопасности. В то же время другие страны-члены ЕС — в частности, Франция и Германия — давят на Киев, чтобы тот пошел на политические уступки ради толчка к прогрессу в решении конфликта на востоке Украины. Как отмечают аналитики Stratfor, Киев до сих пор сопротивляется призывам такого рода, подчеркивая, что прекращения огня до сих пор не наступило, что не выполнены соглашения о разведении сил вдоль линии разграничения. В «частном ЦРУ», впрочем, отмечают, что Германия как страна, чье мнение является ключевым в вопросе санкций, поддержала идею, что санкции будут сняты лишь после полного выполнения условий «Минска».

Разногласия между этими двумя группами, считают в Stratfor, вряд ли исчезнут в этом году: окно возможностей для реального прогресса в Украине до голосования по вопросу санкций и окончания полномочий Барака Обамы как президента США быстро закрывается, а напряженность на востоке Украины никуда не пропадает. Но в это же время растут разногласия между Западом и Россией в Сирии: провал соглашения о прекращении огня и усиление российской воздушной кампании против Алеппо также активизируют дискуссию об усилении санкций против Кремля. Как ни парадоксально, Москва ранее пыталась использовать конфликты в Украине и Сирии, чтобы улучшить свои позиции для торгов с Европой и США. Но теперь, отмечают в Stratfor, когда процесс в обоих случаях застопорился, Запад, похоже, сохранит — если не расширит санкционный режим против России.

АпострофВладислав Кудрик

Близится момент, когда странам ЕС вновь придется принимать решение о дальнейшей судьбе санкций против России. В американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor обращают внимание на существующие противоречия по этому вопросу — как внутри Евросоюза, так и между ЕС и Украиной. Тем не менее, прогнозируют аналитики «частного ЦРУ», существенное усиление разногласий между Западом и РФ по поводу Сирии дает основания говорить, что санкции будут сохранены или даже усилены.

Пока Европейский союз готовится решить, следует ли сохранить санкции против России, появляются разные мнения представителей стран ЕС на этот счет. 11 октября министр внутренних дел Украины Арсен Аваков отчитал в социальной сети Facebook президента Франции Франсуа Олланда за его недавние высказывания о выполнении Минских договоренностей. Как пишут в Stratfor, ссылаясь на Авакова, заявление Олланда наводит на мысль, что местные выборы на Донбассе должны проводиться во время перемирия и разведения войск, но прежде, чем российские солдаты покинут регион, а Украина восстановит контроль над границей с РФ. Такая позиция французского президента, констатируют аналитики, противоречит украинской, поскольку власти Украины настаивают, что все компоненты Минских договоренностей должны быть выполнены, и уже тогда Киев пойдет на политические уступки в отношении оккупированных территорий на востоке страны.

В «частном ЦРУ» считают примечательным, что эти заявления появляются именно в тот период, когда ЕС начинает обдумывать дальнейшую судьбу санкций против России: будут они продлены или ослаблены в январе 2017 года. Украина вместе с США и такими настойчивыми странами ЕС, как Польша и страны Балтии, давят на Евросоюз, чтобы тот сохранял санкции, пока Москва и поддерживаемые ею сепаратисты не будут соблюдать все пункты Минских соглашений в части безопасности. В то же время другие страны-члены ЕС — в частности, Франция и Германия — давят на Киев, чтобы тот пошел на политические уступки ради толчка к прогрессу в решении конфликта на востоке Украины. Как отмечают аналитики Stratfor, Киев до сих пор сопротивляется призывам такого рода, подчеркивая, что прекращения огня до сих пор не наступило, что не выполнены соглашения о разведении сил вдоль линии разграничения. В «частном ЦРУ», впрочем, отмечают, что Германия как страна, чье мнение является ключевым в вопросе санкций, поддержала идею, что санкции будут сняты лишь после полного выполнения условий «Минска».

Разногласия между этими двумя группами, считают в Stratfor, вряд ли исчезнут в этом году: окно возможностей для реального прогресса в Украине до голосования по вопросу санкций и окончания полномочий Барака Обамы как президента США быстро закрывается, а напряженность на востоке Украины никуда не пропадает. Но в это же время растут разногласия между Западом и Россией в Сирии: провал соглашения о прекращении огня и усиление российской воздушной кампании против Алеппо также активизируют дискуссию об усилении санкций против Кремля. Как ни парадоксально, Москва ранее пыталась использовать конфликты в Украине и Сирии, чтобы улучшить свои позиции для торгов с Европой и США. Но теперь, отмечают в Stratfor, когда процесс в обоих случаях застопорился, Запад, похоже, сохранит — если не расширит санкционный режим против России.

Апостроф

Это вам не кино: в НАТО рассказали, на что тратят деньги для УкраиныЭто вам не кино: в НАТО рассказали, на что тратят деньги для Украины

Владислав Кудрик

На прошлой неделе в штаб-квартире НАТО в Брюсселе состоялось заседание Совместной рабочей группы Украина-НАТО по вопросам военной реформы. Группа, в том числе, занимается программой подготовки украинских служащих, в рамках которой страны НАТО предоставляют Украине различную помощь с целью обучения, повышения навыков, улучшения управления госучреждениями, проведения их аудита. Как рассказали «Апострофу» руководители этой программы — ее директор в офисе НАТО Марчин Кожиел и глава в Украине Ове Уруп-Мэдсен, ежегодно подготовку по ней проходят почти 2000 украинцев. Главная цель – повысить профессиональные навыки чиновников, связанных с сектором обороны, приблизив их к западным стандартам.

В среду 28 сентября в штаб-квартире НАТО в Брюсселе состоялось заседание Совместной рабочей группы Украина-НАТО по вопросам военной реформы высокого уровня. Участники встречи подчеркнули, что позиция НАТО относительно нарушения территориальной целостности Украины Россией остается неизменной, а страны-члены Альянса готовы и в дальнейшем предоставлять нашей стране разнообразную помощь, в частности — в реформировании сектора безопасности и обороны. Прежде всего, усилия будут направлены на возможностях использования комплексного пакета помощи для Украины, который согласовали на Варшавском саммите НАТО в июле.

В это же время в Киеве с визитом находился новый координатор Программы профессиональной подготовки Украина-НАТО (Professional Development Programme, PDP), которой занимается Совместная рабочая группа, — Марчин Кожиел. Новоназначенный координатор уже встретился с вице-премьером по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванной Климпуш-Цинцадзе и замминистра иностранных дел Украины Вадимом Пристайко.

Программа профподготовки Украина-НАТО при Офисе связи НАТО в Украине существует с 2005 года. Кожиел, который в 2009-2015 годах занимал должность директора Офиса, теперь будет курировать и аналогичную программу для Грузии. На неформальной встрече с журналистами в четверг 29 сентября господин Кожиел отметил, что основное предназначение этих программ — помочь подтянуть профессиональные навыки украинских (и грузинских) гражданских служащих работающих в учреждениях, причастных к сектору национальной безопасности и обороны.

«С этой программой мы пытаемся помочь Украине создать группу профессиональных государственных служащих, занятых в секторе безопасности и обороны, которые способны обеспечить эффективный и демократический контроль сил безопасности, финансовую подотчетность. Другими словами, проявить профессиональные навыки, которые необходимы, чтобы эффективно управлять сектором безопасности и обороны в Украине», — объяснил Кожиел.

Он отметил, что насколько можно судить по опыту участия в реформировании оборонного сектора Польши, главным фактором прозападных реформ в любом случае выступают, прежде всего, люди, их навыки и знания. Без этого любые реформы останутся на бумаге. «Именно поэтому конкретно эта программа настолько важна для НАТО, для Украины и ее будущего», — убежден он.

Цель текущего визита, как сказал чиновник, в том, чтобы определить, как программу можно усовершенствовать в будущем, максимально собрав мнения на этот счет. «Потому что мы считаем, что программа в Украине должна быть лучше сопряжена с нынешним стратегическим контекстом, в котором действует Украина, как и стратегическим контекстом отношений между НАТО и Украиной», — сказал Кожиел.

Ключевую роль в выполнении и совершенствовании программы профподготовки играет Великобритания. Но в списке содействующих ее реализации и другие страны, в частности Эстония, Литва, Норвегия, Швеция (как партнер НАТО), Дания, Германия, Словакия, Польша, Нидерланды, Турция, США.

В беседе с прессой также приняли участие руководитель Программы профессиональной подготовки НАТО в Украине Ове Уруп-Мэдсен и советник Великобритании по вопросам обороны при министерстве обороны Украины Фил Джонс, как представитель руководящей программой страны. Джонс отметил, что пока идет лишь первая неделя оценки возможности улучшения программы, несколько позднее предстоят визиты иностранных экспертов в Украину. И лишь затем, в декабре, результаты представят в брюссельской штаб-квартире НАТО.

В свою очередь Уруп-Мэдсен привел пример конкретных результатов успешной работы программы, в частности — разработку механизмов защиты электростанций и другой инфраструктуры, которая страдает от конфликта на Донбассе. По его словам, «зеленая книга» (документы, инициирующие общественное обсуждение по определенной тематике, — «Апостроф») в этой сфере была разработана в результате сотрудничества в рамках программы с украинским Национальным институтом стратегических исследований.

Сейчас программа находится во второй стадии — обучения госслужащих в институтах сектора обороны и безопасности. На первом этапе проводилась подготовка гражданского персонала Минобороны и Секретариата СНБО. На третьем этапе, который, как ожидается, начнется уже в 2016 году, совершенствовать будут навыки и знания госслужащих, занимающихся евроатлантической интеграцией. В целом, отметил Уруп-Мэдсен, количество ежегодно обучаемых по программе украинских служащих составляет около 1500-1900 человек.

В рамках программы украинские чиновники получают возможность стажироваться и участвовать в экспертных консультациях в союзнических странах. Они могут улучшить трудовые и профессиональные навыки, навыки в сфере управления персоналом, киберзащиты, повысить лидерские качества, а также усовершенствовать свой английский.

«В этом году мы существенно повысили количество (обучаемых английскому языку в Украине): до 800-1000 представителей государственного сектора только в рамках PDP», — рассказал Уруп-Мэдсен.

Менеджер программы особо подчеркнул, что НАТО не собирается навязывать Киеву собственное видение реформ, а ожидает определение целей, на которых они должны быть направлены, от самой Украины.

«Это происходит не так, что мы получаем определенную сумму денег, и моя задача — на что-нибудь их потратить. Нет! Должно быть понимание того, что конкретно мы пытаемся сделать. То есть, с чем большим количеством предложений выйдет сама Украина, тем большим потенциально может быть приток средств. Пока понимание Украиной, как использовать эту программу эффективно, было в порядке. Но существуют способы ее еще улучшить», — добавил Уруп-Мэдсен.

«То, что мы делаем — не должно быть, просто «походом в театр или в кино». Ведь когда мы уйдем, кто же должен будет продолжать этим заниматься?! Поэтому сейчас мы активно работаем с нашими партнерами — образовательными институтами, различными учреждениями по подготовке (специалистов). Мы исходим из того, что в дальнейшем украинцы будут делать это самостоятельно. Вы будете отвечать за это в будущем!», — отметил он.

Уруп-Мэдсен как чиновник, работающий в Киеве, также признался, что пытается быть адвокатом Украины на Западе, когда слышит в родной Дании и других странах об «усталости от Украины». Он считает, что хоть реформы и могли бы продвигаться быстрее, как считает кое-кто на Западе, они все же происходят. И это уже хорошо, поскольку Украина имеет «советское ДНК». Но в то же время, появилось молодое поколение украинцев, которое, как утверждает руководитель программы НАТО в Украине, крайне умно и мотивировано.

АпострофВладислав Кудрик

На прошлой неделе в штаб-квартире НАТО в Брюсселе состоялось заседание Совместной рабочей группы Украина-НАТО по вопросам военной реформы. Группа, в том числе, занимается программой подготовки украинских служащих, в рамках которой страны НАТО предоставляют Украине различную помощь с целью обучения, повышения навыков, улучшения управления госучреждениями, проведения их аудита. Как рассказали «Апострофу» руководители этой программы — ее директор в офисе НАТО Марчин Кожиел и глава в Украине Ове Уруп-Мэдсен, ежегодно подготовку по ней проходят почти 2000 украинцев. Главная цель – повысить профессиональные навыки чиновников, связанных с сектором обороны, приблизив их к западным стандартам.

В среду 28 сентября в штаб-квартире НАТО в Брюсселе состоялось заседание Совместной рабочей группы Украина-НАТО по вопросам военной реформы высокого уровня. Участники встречи подчеркнули, что позиция НАТО относительно нарушения территориальной целостности Украины Россией остается неизменной, а страны-члены Альянса готовы и в дальнейшем предоставлять нашей стране разнообразную помощь, в частности — в реформировании сектора безопасности и обороны. Прежде всего, усилия будут направлены на возможностях использования комплексного пакета помощи для Украины, который согласовали на Варшавском саммите НАТО в июле.

В это же время в Киеве с визитом находился новый координатор Программы профессиональной подготовки Украина-НАТО (Professional Development Programme, PDP), которой занимается Совместная рабочая группа, — Марчин Кожиел. Новоназначенный координатор уже встретился с вице-премьером по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванной Климпуш-Цинцадзе и замминистра иностранных дел Украины Вадимом Пристайко.

Программа профподготовки Украина-НАТО при Офисе связи НАТО в Украине существует с 2005 года. Кожиел, который в 2009-2015 годах занимал должность директора Офиса, теперь будет курировать и аналогичную программу для Грузии. На неформальной встрече с журналистами в четверг 29 сентября господин Кожиел отметил, что основное предназначение этих программ — помочь подтянуть профессиональные навыки украинских (и грузинских) гражданских служащих работающих в учреждениях, причастных к сектору национальной безопасности и обороны.

«С этой программой мы пытаемся помочь Украине создать группу профессиональных государственных служащих, занятых в секторе безопасности и обороны, которые способны обеспечить эффективный и демократический контроль сил безопасности, финансовую подотчетность. Другими словами, проявить профессиональные навыки, которые необходимы, чтобы эффективно управлять сектором безопасности и обороны в Украине», — объяснил Кожиел.

Он отметил, что насколько можно судить по опыту участия в реформировании оборонного сектора Польши, главным фактором прозападных реформ в любом случае выступают, прежде всего, люди, их навыки и знания. Без этого любые реформы останутся на бумаге. «Именно поэтому конкретно эта программа настолько важна для НАТО, для Украины и ее будущего», — убежден он.

Цель текущего визита, как сказал чиновник, в том, чтобы определить, как программу можно усовершенствовать в будущем, максимально собрав мнения на этот счет. «Потому что мы считаем, что программа в Украине должна быть лучше сопряжена с нынешним стратегическим контекстом, в котором действует Украина, как и стратегическим контекстом отношений между НАТО и Украиной», — сказал Кожиел.

Ключевую роль в выполнении и совершенствовании программы профподготовки играет Великобритания. Но в списке содействующих ее реализации и другие страны, в частности Эстония, Литва, Норвегия, Швеция (как партнер НАТО), Дания, Германия, Словакия, Польша, Нидерланды, Турция, США.

В беседе с прессой также приняли участие руководитель Программы профессиональной подготовки НАТО в Украине Ове Уруп-Мэдсен и советник Великобритании по вопросам обороны при министерстве обороны Украины Фил Джонс, как представитель руководящей программой страны. Джонс отметил, что пока идет лишь первая неделя оценки возможности улучшения программы, несколько позднее предстоят визиты иностранных экспертов в Украину. И лишь затем, в декабре, результаты представят в брюссельской штаб-квартире НАТО.

В свою очередь Уруп-Мэдсен привел пример конкретных результатов успешной работы программы, в частности — разработку механизмов защиты электростанций и другой инфраструктуры, которая страдает от конфликта на Донбассе. По его словам, «зеленая книга» (документы, инициирующие общественное обсуждение по определенной тематике, — «Апостроф») в этой сфере была разработана в результате сотрудничества в рамках программы с украинским Национальным институтом стратегических исследований.

Сейчас программа находится во второй стадии — обучения госслужащих в институтах сектора обороны и безопасности. На первом этапе проводилась подготовка гражданского персонала Минобороны и Секретариата СНБО. На третьем этапе, который, как ожидается, начнется уже в 2016 году, совершенствовать будут навыки и знания госслужащих, занимающихся евроатлантической интеграцией. В целом, отметил Уруп-Мэдсен, количество ежегодно обучаемых по программе украинских служащих составляет около 1500-1900 человек.

В рамках программы украинские чиновники получают возможность стажироваться и участвовать в экспертных консультациях в союзнических странах. Они могут улучшить трудовые и профессиональные навыки, навыки в сфере управления персоналом, киберзащиты, повысить лидерские качества, а также усовершенствовать свой английский.

«В этом году мы существенно повысили количество (обучаемых английскому языку в Украине): до 800-1000 представителей государственного сектора только в рамках PDP», — рассказал Уруп-Мэдсен.

Менеджер программы особо подчеркнул, что НАТО не собирается навязывать Киеву собственное видение реформ, а ожидает определение целей, на которых они должны быть направлены, от самой Украины.

«Это происходит не так, что мы получаем определенную сумму денег, и моя задача — на что-нибудь их потратить. Нет! Должно быть понимание того, что конкретно мы пытаемся сделать. То есть, с чем большим количеством предложений выйдет сама Украина, тем большим потенциально может быть приток средств. Пока понимание Украиной, как использовать эту программу эффективно, было в порядке. Но существуют способы ее еще улучшить», — добавил Уруп-Мэдсен.

«То, что мы делаем — не должно быть, просто «походом в театр или в кино». Ведь когда мы уйдем, кто же должен будет продолжать этим заниматься?! Поэтому сейчас мы активно работаем с нашими партнерами — образовательными институтами, различными учреждениями по подготовке (специалистов). Мы исходим из того, что в дальнейшем украинцы будут делать это самостоятельно. Вы будете отвечать за это в будущем!», — отметил он.

Уруп-Мэдсен как чиновник, работающий в Киеве, также признался, что пытается быть адвокатом Украины на Западе, когда слышит в родной Дании и других странах об «усталости от Украины». Он считает, что хоть реформы и могли бы продвигаться быстрее, как считает кое-кто на Западе, они все же происходят. И это уже хорошо, поскольку Украина имеет «советское ДНК». Но в то же время, появилось молодое поколение украинцев, которое, как утверждает руководитель программы НАТО в Украине, крайне умно и мотивировано.

Апостроф

Тимоти Снайдер о конфликте Украины с Россией и ПольшейТимоти Снайдер о конфликте Украины с Россией и Польшей

Владислав Кудрик

В Киеве на мероприятия, посвященные 75-й годовщине трагедии в Бабьем Яру, приехал известный американский историк, профессор Йельского университета, исследователь Холокоста, автор монографий «Кровавые земли» и «Реконструкция наций», ТИМОТИ СНАЙДЕР. В коротком интервью «Апострофу» американский ученый рассказал, как он видит решение проблемы Донбасса и разногласий между Украиной и Польшей по поводу деятельности ОУН-УПА.

— Каким вы видите завершение конфликта на Донбассе? Какой может быть дальнейшая судьба оккупированных районов на востоке Украины и аннексированного Крыма?

— Я не военный эксперт, но вообще мне кажется, что будущее Донбасса зависит от более широких вопросов, таких как будущее России и будущее Европы в целом. Думаю, с новым пониманием собственных интересов у России появится и другое понимание будущего Донбасса. Сегодня с помощью Донбасса РФ пытается вредить Украине и Европейскому Союзу. И я боюсь, что это продлится до тех пор, пока люди в Москве не увидят, что мир меняется.

— Правильной ли, на ваш взгляд, является позиция украинской власти, что оккупированные Россией территории должны вернуться в состав Украины? Ведь как минимум значительная часть населения и на Донбассе, и в Крыму не хочет этого…

— Думаю, что лидер любого государства обязан придерживаться принципа территориальной целостности. Если бы Китай вторгся в Россию и отобрал часть Сибири, российские лидеры говорили бы о территориальной целостности, даже если бы им не особо нужны были эти территории.

Единственный способ изменить территориальную целостность государства — найти для этого легальный механизм. Когда одно государство, вторгаясь, отнимает часть другого, тогда абсолютно нормально и правильно, что государство, ставшее объектом вторжения, будет говорить о суверенности.

Поэтому я считаю, что не только России, но и Киеву нужно задуматься, каким будет будущее этих территорий. Если они будут возвращены под контроль Украины, то уже сейчас должен быть подготовлен комплекс решений: как нужно возвращать беженцев, каких беженцев будут возвращать первыми, какого рода иностранная помощь может быть направлена в эти регионы, чтобы люди видели, что все происходит правильно. Если ваша позиция и принципы в том, что вы хотите вернуть свои территории, то вы должны быть готовы к этому на практике.

— В одном из интервью вы сказали, что украинцы не испытывают проблем с ощущением своей идентичности. На чем базируется эта идентичность, если учесть двуязычие населения, во многом разный менталитет жителей Западной и Восточной Украины?

— Когда я говорил, что вы не имеете проблем с идентичностью, я преувеличивал. Потому что на самом деле все мы имеем проблемы с идентичностью. Американцы также имеют проблемы с идентичностью. Вероятно, я имел в виду, что политическая идентичность — не то же самое, что языковая и региональная общность. Если бы мою принадлежность к нации определял язык, то у меня не было бы моей нации (Тимоти Снайдер американец, — «Апостроф»), потому что я разговариваю на языке, который происходит из Англии. Знаете, у канадцев два языка, и ни один из них не является «канадским». И так далее. Принцип «один язык — одна нация» на самом деле является крайне редким, такой пример в действительности найти сложно. Я бы сказал, что одна из проблем, например, с той же российской идентичностью в том, что россияне часто думают, что, говоря на русском, ты являешься русским. А это не совсем так. Ты можешь говорить на русском и при этом быть украинцем. Так же, как можешь говорить на английском и быть канадцем или американцем.

Я пытался сказать — и считаю, что это абсолютно верно, — что и россияне, и западные люди ошибаются, когда, рассматривая Украину, делят ее хирургическим путем. Когда говорят: «эти люди говорят на этом языке, а эти — на том». Или «это — западный берег Днепра, а это — восточный». Это выглядит, как раскрашивание карты. Идентичность заключается не в культурной биографии. Она прежде всего в политических убеждениях и желании жертвовать чем-то ради большей группы людей. В этом смысле украинцы обладают такой политической нацией, какой обладает любой другой народ. Я не вижу, в чем украинская нация особенно отличается от той же американской или итальянской.

— Война стала для украинцев объединяющим фактором. Однако рейтинги демонстрируют значительную поддержку популистских (иногда и пророссийских) политических сил. Что ждет Украину, если эти силы вернутся к власти?

— Эта проблема свойственна не только Украине, она — общая. Украина сталкивается с теми же вызовами, что и западные общества. Если вы не способны, во-первых, найти механизм стимулирования какого-то рода социального равенства, а во-вторых, дать людям ощущение движения вперед, того, что их дети могут достичь большего, чем они сами, вы получите популизм. Я согласен с вами, что популизм — растущая проблема в Украине. Это значит, что у вас нет «всего времени мира», что люди в Украине не верят словам, оправдывающим отсутствие реформ. При этом власть и общество не должны обвинять прессу, потому что пресса как раз и нужна, чтобы помогать реформировать страну быстрее.

— Как Украине нужно бороться с информационными угрозами извне, например из той же России? И как следует действовать Киеву в отношении, например, польских заявлений по деятельности ОУН-УПА?

— Россия ведет активную глобальную пропагандистскую кампанию, в которой Украина — одна из центральных тем. И поэтому для Украины важно иметь собственные свободные медиа, своих убедительных журналистов. Государственные пресс-секретари и спикеры, боюсь, слабоваты.

С Польшей ситуация несколько другая. С Польшей есть разногласия вокруг 1943 года (в 1943 году произошла так называемая «Волынская трагедия», — «Апостроф»), однако польские власти, несмотря на какие бы то ни было проблемы, хотят, чтобы украинское государство существовало. Хотя поляки сделали несколько шагов, которые можно считать крайне глупыми, тем не менее они хотят видеть Украину своим союзником и поддерживают ее. Польша совершила ошибку (признав «Волынскую трагедию» геноцидом польского населения со стороны украинцев, — «Апостроф»), но Украина должна избежать подобных ошибок со своей стороны. Здесь можно вернуться к вопросу об идентичности. В момент, когда вы решите, что политика — это и есть идентичность, вы попадете во что-то вроде «российской ловушки», где все строится на мифах о прошлом и языке. И тогда вы действительно придете к конфликту с Польшей. Но для будущего Украины эти вещи не так важны. Они отвлекают и заменяют реальную политику. И в Украине есть политики, которые этим сознательно занимаются, подменяя настоящую дискуссию о реформах спорами об идентичности. Почему они так поступают? Да потому что легко быть «политиком идентичности» и сложно — «политиком реформ». Украинцев пытаются в это вовлечь, и важно, чтобы они не включились в это сверх меры. Если Украина решит проблемы с верховенством права, все остальное образуется.

АпострофВладислав Кудрик

В Киеве на мероприятия, посвященные 75-й годовщине трагедии в Бабьем Яру, приехал известный американский историк, профессор Йельского университета, исследователь Холокоста, автор монографий «Кровавые земли» и «Реконструкция наций», ТИМОТИ СНАЙДЕР. В коротком интервью «Апострофу» американский ученый рассказал, как он видит решение проблемы Донбасса и разногласий между Украиной и Польшей по поводу деятельности ОУН-УПА.

— Каким вы видите завершение конфликта на Донбассе? Какой может быть дальнейшая судьба оккупированных районов на востоке Украины и аннексированного Крыма?

— Я не военный эксперт, но вообще мне кажется, что будущее Донбасса зависит от более широких вопросов, таких как будущее России и будущее Европы в целом. Думаю, с новым пониманием собственных интересов у России появится и другое понимание будущего Донбасса. Сегодня с помощью Донбасса РФ пытается вредить Украине и Европейскому Союзу. И я боюсь, что это продлится до тех пор, пока люди в Москве не увидят, что мир меняется.

— Правильной ли, на ваш взгляд, является позиция украинской власти, что оккупированные Россией территории должны вернуться в состав Украины? Ведь как минимум значительная часть населения и на Донбассе, и в Крыму не хочет этого…

— Думаю, что лидер любого государства обязан придерживаться принципа территориальной целостности. Если бы Китай вторгся в Россию и отобрал часть Сибири, российские лидеры говорили бы о территориальной целостности, даже если бы им не особо нужны были эти территории.

Единственный способ изменить территориальную целостность государства — найти для этого легальный механизм. Когда одно государство, вторгаясь, отнимает часть другого, тогда абсолютно нормально и правильно, что государство, ставшее объектом вторжения, будет говорить о суверенности.

Поэтому я считаю, что не только России, но и Киеву нужно задуматься, каким будет будущее этих территорий. Если они будут возвращены под контроль Украины, то уже сейчас должен быть подготовлен комплекс решений: как нужно возвращать беженцев, каких беженцев будут возвращать первыми, какого рода иностранная помощь может быть направлена в эти регионы, чтобы люди видели, что все происходит правильно. Если ваша позиция и принципы в том, что вы хотите вернуть свои территории, то вы должны быть готовы к этому на практике.

— В одном из интервью вы сказали, что украинцы не испытывают проблем с ощущением своей идентичности. На чем базируется эта идентичность, если учесть двуязычие населения, во многом разный менталитет жителей Западной и Восточной Украины?

— Когда я говорил, что вы не имеете проблем с идентичностью, я преувеличивал. Потому что на самом деле все мы имеем проблемы с идентичностью. Американцы также имеют проблемы с идентичностью. Вероятно, я имел в виду, что политическая идентичность — не то же самое, что языковая и региональная общность. Если бы мою принадлежность к нации определял язык, то у меня не было бы моей нации (Тимоти Снайдер американец, — «Апостроф»), потому что я разговариваю на языке, который происходит из Англии. Знаете, у канадцев два языка, и ни один из них не является «канадским». И так далее. Принцип «один язык — одна нация» на самом деле является крайне редким, такой пример в действительности найти сложно. Я бы сказал, что одна из проблем, например, с той же российской идентичностью в том, что россияне часто думают, что, говоря на русском, ты являешься русским. А это не совсем так. Ты можешь говорить на русском и при этом быть украинцем. Так же, как можешь говорить на английском и быть канадцем или американцем.

Я пытался сказать — и считаю, что это абсолютно верно, — что и россияне, и западные люди ошибаются, когда, рассматривая Украину, делят ее хирургическим путем. Когда говорят: «эти люди говорят на этом языке, а эти — на том». Или «это — западный берег Днепра, а это — восточный». Это выглядит, как раскрашивание карты. Идентичность заключается не в культурной биографии. Она прежде всего в политических убеждениях и желании жертвовать чем-то ради большей группы людей. В этом смысле украинцы обладают такой политической нацией, какой обладает любой другой народ. Я не вижу, в чем украинская нация особенно отличается от той же американской или итальянской.

— Война стала для украинцев объединяющим фактором. Однако рейтинги демонстрируют значительную поддержку популистских (иногда и пророссийских) политических сил. Что ждет Украину, если эти силы вернутся к власти?

— Эта проблема свойственна не только Украине, она — общая. Украина сталкивается с теми же вызовами, что и западные общества. Если вы не способны, во-первых, найти механизм стимулирования какого-то рода социального равенства, а во-вторых, дать людям ощущение движения вперед, того, что их дети могут достичь большего, чем они сами, вы получите популизм. Я согласен с вами, что популизм — растущая проблема в Украине. Это значит, что у вас нет «всего времени мира», что люди в Украине не верят словам, оправдывающим отсутствие реформ. При этом власть и общество не должны обвинять прессу, потому что пресса как раз и нужна, чтобы помогать реформировать страну быстрее.

— Как Украине нужно бороться с информационными угрозами извне, например из той же России? И как следует действовать Киеву в отношении, например, польских заявлений по деятельности ОУН-УПА?

— Россия ведет активную глобальную пропагандистскую кампанию, в которой Украина — одна из центральных тем. И поэтому для Украины важно иметь собственные свободные медиа, своих убедительных журналистов. Государственные пресс-секретари и спикеры, боюсь, слабоваты.

С Польшей ситуация несколько другая. С Польшей есть разногласия вокруг 1943 года (в 1943 году произошла так называемая «Волынская трагедия», — «Апостроф»), однако польские власти, несмотря на какие бы то ни было проблемы, хотят, чтобы украинское государство существовало. Хотя поляки сделали несколько шагов, которые можно считать крайне глупыми, тем не менее они хотят видеть Украину своим союзником и поддерживают ее. Польша совершила ошибку (признав «Волынскую трагедию» геноцидом польского населения со стороны украинцев, — «Апостроф»), но Украина должна избежать подобных ошибок со своей стороны. Здесь можно вернуться к вопросу об идентичности. В момент, когда вы решите, что политика — это и есть идентичность, вы попадете во что-то вроде «российской ловушки», где все строится на мифах о прошлом и языке. И тогда вы действительно придете к конфликту с Польшей. Но для будущего Украины эти вещи не так важны. Они отвлекают и заменяют реальную политику. И в Украине есть политики, которые этим сознательно занимаются, подменяя настоящую дискуссию о реформах спорами об идентичности. Почему они так поступают? Да потому что легко быть «политиком идентичности» и сложно — «политиком реформ». Украинцев пытаются в это вовлечь, и важно, чтобы они не включились в это сверх меры. Если Украина решит проблемы с верховенством права, все остальное образуется.

Апостроф

Выборы в Госдуму РФ: сможет ли Украина сделать российский парламент нелегитимнымВыборы в Госдуму РФ: сможет ли Украина сделать российский парламент нелегитимным

Владислав Кудрик

18 сентября в России прошли выборы в Государственную думу. По предварительным данным, правящая партия «Единая Россия» получила более 54% голосов. В ГД РФ также пройдут еще три «нелояльные» к Украине партии — КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Оппозиционные политсилы не преодолели минимальный 5% барьер. На территории аннексированного Россией Крыма выборы также прошли, несмотря на низкую явку крымских татар и возражения украинских властей. По этой причине депутаты «Народного фронта» зарегистрировали в Верховной Раде Украины постановление о признании Госдумы РФ нелегитимной. Впрочем, по мнению экспертов, особого международного резонанса этот шаг иметь не будет.

По состоянию на утро понедельника, 19 сентября, правящая партия РФ «Единая Россия» набрала на выборах в Госдуму 54,3% голосов — таковы результаты подсчета 93% голосов. «Единороссы» лидируют в 203 из 225 одномандатных округов (половина депутатов Думы избирается по пропорциональной системе, вторая — в одномандатных округах). Это позволит партии сформировать конституционное большинство в парламенте. Второе место занимает КПРФ Геннадия Зюганова с 13,5% голосов, третье — ЛДПР Владимира Жириновского с 13,2% голосов. Четвертой идет «Справедливая Россия» с 6,2%. Остальные политсилы пятипроцентный барьер не преодолели, в том числе главные оппозиционные партии — «Яблоко» (1,9%) и ПАРНАС (0,7%).

Явка на выборах, по предварительным данным, составила 47,8% избирателей. Наиболее высокой она была в Чеченской (83,8%), Кабардино-Балкарской (79,8%) республиках, а также в Кемеровской области (79%). Меньше всего на участки пришли жители Москвы и Санкт-Петербурга — 28,7% и 25,6%, соответственно.

18 сентября избирались не только 450 депутатов Госдумы, но и главы 9 регионов, а также депутаты местных парламентов. В отдельных субъектах Российской Федерации «Единая Россия» показала еще более впечатляющий результат. Например, в Татарстане ЕР набрала 85,8% голосов избирателей при обработанных 97,4% бюллетеней. С победой «единороссов» уже успели поздравить президент Владимир Путин и премьер Дмитрий Медведев.

В день выборов ряд российских СМИ и представителей политических сил сообщали о различных нарушениях: «каруселях»; на отдельных видео можно заметить, как в урны бросают бумаги, похожие на бюллетени. Из-за вбросов Центризбирком России решил отменить выборы на трех избирательных участках. Но сообщения о «каруселях» глава ЦИК Элла Памфилова назвала «дешевыми спекуляциями».

Граждане России голосовали и в Украине. По данным посольства РФ, всего на территории нашей страны проголосовали 369 россиян: 155 в Киеве, 120 в Одессе, 56 в Харькове и 38 во Львове. Выборы состоялись, несмотря на заявления Петра Порошенко и МИД Украины о невозможности голосования россиян в Украине, поскольку кампанию Кремль организовал и на территории аннексированного Россией Крыма. В итоге голосование официально не запретили, однако процесс вызвал возмущение общественных активистов. Их протесты сопровождались беспорядками у российских диппредставительств в Киеве и Одессе, где были развернуты избирательные участки.

В самом Крыму голосование прошло спокойно. Территорию аннексированного полуострова Россия поделила на 4 одномандатных округа. Но, как заявил глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров, выборы в Госдуму татары массово проигнорировали. В частности, на одном из избирательных участков Симферополя, где крымские татары составляют 90% избирателей, явка составила всего лишь 9%.

В связи с организацией выборов на территории аннексированного Крыма, который по-прежнему считается частью Украины, фракция «Народного фронта» зарегистрировала в Верховной Раде проект постановления о непризнании легитимности Госдумы РФ. В нем содержится и соответствующее обращение к Генассамблее ООН, ОБСЕ и другим международным организациям. Заместитель председателя комитета ВР по иностранным делам Игорь Гузь («Народный фронт») считает, что необходимое количество голосов за такое постановление в Верховной Раде найдется: «Политические силы демократической проевропейской направленности, думаю, имеют консолидированную позицию относительно выборов в Крыму».

В то же время, нардеп пока не взялся спрогнозировать реакцию западных стран на этот призыв. «Мне кажется, это больше политическое действие, потому что их парламент все равно будет работать. Но это — позиция украинского парламента. Будем надеяться, что нас в этом поддержат европейцы. Думаю, что в таком случае возможны осложнения в отношениях между парламентами. Не исключено игнорирование российской Госдумы как таковой», — предположил Гузь.

Специалисты по международному праву также называют принятие постановления скорее политическим, чем юридическим шагом. «Скорее всего, здесь в случае непризнания легитимности Госдумы будут политические последствия в отношениях между Украиной и Россией», — сказал «Апострофу» юрист-международник, доктор юридических наук Александр Мережко

По словам юриста, если Верховная Рада проголосует за такое постановление, то сможет заключать с Россией разве что некоторые международные договоры, поскольку они лишь ратифицируются парламентом, а подписываются главой государства. А вот каких-либо изменений в отношениях между Россией и другими странами, по мнению Мережко, ожидать не стоит. «Думаю, это никак не скажется на тех связях, которые на данный момент существуют. Это даже не связано с вопросом о санкциях. Скорее всего, все ограничится политическими заявлениями. Пока западные страны признают лишь нелегитимность выборов в Крыму, а не вообще в России. Запад не хочет загонять Россию в угол и окончательно портить отношения», — сказал Мережко. Юрист считает, что третьи страны и после украинской резолюции смогут без проблем подписывать договоры с Россией, ведь такие документы создают обязательства для двух сторон договора.

Тем не менее, Мережко считает украинскую инициативу правильной, поскольку Госдума называет себя органом, представляющим всю территорию России вместе с аннексированным Крымом: «Здесь речь идет не столько о непризнании Думы, сколько о непризнании легитимности присоединения Крыма к России. Потому что с помощью этих выборов Россия пытается легитимизировать аннексию Крыма. Не признавая легитимность выборов на оккупированной территории, мы последовательно проводим политику непризнания захвата Крыма. Если дело дойдет до судебного разбирательства, это будет юридическим аргументом в пользу Украины».

Впрочем, некоторые юристы допускают, что постановление Верховной Рады может иметь и более серьезные последствия. Как пояснил «Апострофу» директор по стратегическим делам Украинского Хельсинского союза по правам человека Михаил Тарахкало, если депутаты поддержат постановление, возникнут дипломатические трудности в отношениях между Украиной и РФ: «Возможен и полный разрыв дипломатических отношений. А как вести отношения со страной, где нелегитимный парламент принимает нелегитимное законодательство? Ведь любой договор, который будет требовать ратификации в парламенте, в соответствии с нашей позицией будет нелегитимным».

Однако юрист не ждет аналогичного решения от парламентов западных стран или международных организаций. Он отмечает, что это имело бы те же последствия, что и для двусторонних украино-российских отношений: «Если страна признает парламент другой страны нелегитимным, логично, что наступит полная блокировка отношений. Я не верю, что это реально».

АпострофВладислав Кудрик

18 сентября в России прошли выборы в Государственную думу. По предварительным данным, правящая партия «Единая Россия» получила более 54% голосов. В ГД РФ также пройдут еще три «нелояльные» к Украине партии — КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Оппозиционные политсилы не преодолели минимальный 5% барьер. На территории аннексированного Россией Крыма выборы также прошли, несмотря на низкую явку крымских татар и возражения украинских властей. По этой причине депутаты «Народного фронта» зарегистрировали в Верховной Раде Украины постановление о признании Госдумы РФ нелегитимной. Впрочем, по мнению экспертов, особого международного резонанса этот шаг иметь не будет.

По состоянию на утро понедельника, 19 сентября, правящая партия РФ «Единая Россия» набрала на выборах в Госдуму 54,3% голосов — таковы результаты подсчета 93% голосов. «Единороссы» лидируют в 203 из 225 одномандатных округов (половина депутатов Думы избирается по пропорциональной системе, вторая — в одномандатных округах). Это позволит партии сформировать конституционное большинство в парламенте. Второе место занимает КПРФ Геннадия Зюганова с 13,5% голосов, третье — ЛДПР Владимира Жириновского с 13,2% голосов. Четвертой идет «Справедливая Россия» с 6,2%. Остальные политсилы пятипроцентный барьер не преодолели, в том числе главные оппозиционные партии — «Яблоко» (1,9%) и ПАРНАС (0,7%).

Явка на выборах, по предварительным данным, составила 47,8% избирателей. Наиболее высокой она была в Чеченской (83,8%), Кабардино-Балкарской (79,8%) республиках, а также в Кемеровской области (79%). Меньше всего на участки пришли жители Москвы и Санкт-Петербурга — 28,7% и 25,6%, соответственно.

18 сентября избирались не только 450 депутатов Госдумы, но и главы 9 регионов, а также депутаты местных парламентов. В отдельных субъектах Российской Федерации «Единая Россия» показала еще более впечатляющий результат. Например, в Татарстане ЕР набрала 85,8% голосов избирателей при обработанных 97,4% бюллетеней. С победой «единороссов» уже успели поздравить президент Владимир Путин и премьер Дмитрий Медведев.

В день выборов ряд российских СМИ и представителей политических сил сообщали о различных нарушениях: «каруселях»; на отдельных видео можно заметить, как в урны бросают бумаги, похожие на бюллетени. Из-за вбросов Центризбирком России решил отменить выборы на трех избирательных участках. Но сообщения о «каруселях» глава ЦИК Элла Памфилова назвала «дешевыми спекуляциями».

Граждане России голосовали и в Украине. По данным посольства РФ, всего на территории нашей страны проголосовали 369 россиян: 155 в Киеве, 120 в Одессе, 56 в Харькове и 38 во Львове. Выборы состоялись, несмотря на заявления Петра Порошенко и МИД Украины о невозможности голосования россиян в Украине, поскольку кампанию Кремль организовал и на территории аннексированного Россией Крыма. В итоге голосование официально не запретили, однако процесс вызвал возмущение общественных активистов. Их протесты сопровождались беспорядками у российских диппредставительств в Киеве и Одессе, где были развернуты избирательные участки.

В самом Крыму голосование прошло спокойно. Территорию аннексированного полуострова Россия поделила на 4 одномандатных округа. Но, как заявил глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров, выборы в Госдуму татары массово проигнорировали. В частности, на одном из избирательных участков Симферополя, где крымские татары составляют 90% избирателей, явка составила всего лишь 9%.

В связи с организацией выборов на территории аннексированного Крыма, который по-прежнему считается частью Украины, фракция «Народного фронта» зарегистрировала в Верховной Раде проект постановления о непризнании легитимности Госдумы РФ. В нем содержится и соответствующее обращение к Генассамблее ООН, ОБСЕ и другим международным организациям. Заместитель председателя комитета ВР по иностранным делам Игорь Гузь («Народный фронт») считает, что необходимое количество голосов за такое постановление в Верховной Раде найдется: «Политические силы демократической проевропейской направленности, думаю, имеют консолидированную позицию относительно выборов в Крыму».

В то же время, нардеп пока не взялся спрогнозировать реакцию западных стран на этот призыв. «Мне кажется, это больше политическое действие, потому что их парламент все равно будет работать. Но это — позиция украинского парламента. Будем надеяться, что нас в этом поддержат европейцы. Думаю, что в таком случае возможны осложнения в отношениях между парламентами. Не исключено игнорирование российской Госдумы как таковой», — предположил Гузь.

Специалисты по международному праву также называют принятие постановления скорее политическим, чем юридическим шагом. «Скорее всего, здесь в случае непризнания легитимности Госдумы будут политические последствия в отношениях между Украиной и Россией», — сказал «Апострофу» юрист-международник, доктор юридических наук Александр Мережко

По словам юриста, если Верховная Рада проголосует за такое постановление, то сможет заключать с Россией разве что некоторые международные договоры, поскольку они лишь ратифицируются парламентом, а подписываются главой государства. А вот каких-либо изменений в отношениях между Россией и другими странами, по мнению Мережко, ожидать не стоит. «Думаю, это никак не скажется на тех связях, которые на данный момент существуют. Это даже не связано с вопросом о санкциях. Скорее всего, все ограничится политическими заявлениями. Пока западные страны признают лишь нелегитимность выборов в Крыму, а не вообще в России. Запад не хочет загонять Россию в угол и окончательно портить отношения», — сказал Мережко. Юрист считает, что третьи страны и после украинской резолюции смогут без проблем подписывать договоры с Россией, ведь такие документы создают обязательства для двух сторон договора.

Тем не менее, Мережко считает украинскую инициативу правильной, поскольку Госдума называет себя органом, представляющим всю территорию России вместе с аннексированным Крымом: «Здесь речь идет не столько о непризнании Думы, сколько о непризнании легитимности присоединения Крыма к России. Потому что с помощью этих выборов Россия пытается легитимизировать аннексию Крыма. Не признавая легитимность выборов на оккупированной территории, мы последовательно проводим политику непризнания захвата Крыма. Если дело дойдет до судебного разбирательства, это будет юридическим аргументом в пользу Украины».

Впрочем, некоторые юристы допускают, что постановление Верховной Рады может иметь и более серьезные последствия. Как пояснил «Апострофу» директор по стратегическим делам Украинского Хельсинского союза по правам человека Михаил Тарахкало, если депутаты поддержат постановление, возникнут дипломатические трудности в отношениях между Украиной и РФ: «Возможен и полный разрыв дипломатических отношений. А как вести отношения со страной, где нелегитимный парламент принимает нелегитимное законодательство? Ведь любой договор, который будет требовать ратификации в парламенте, в соответствии с нашей позицией будет нелегитимным».

Однако юрист не ждет аналогичного решения от парламентов западных стран или международных организаций. Он отмечает, что это имело бы те же последствия, что и для двусторонних украино-российских отношений: «Если страна признает парламент другой страны нелегитимным, логично, что наступит полная блокировка отношений. Я не верю, что это реально».

Апостроф

Москва за ними: к чему склоняли Украину министры Франции и ГерманииМосква за ними: к чему склоняли Украину министры Франции и Германии

Владислав Кудрик

14-15 сентября в Украине с официальным визитом побывали министры иностранных дел Великобритании, Германии, Дании и Франции. Главы немецкого и французского МИД Франк-Вальтер Штайнмайер и Жан-Марк Эро все свои усилия направили на то, чтобы убедить украинскую сторону пойти на политические уступки в вопросе урегулирования конфликта на Донбассе. Между тем, как можно судить из публичных заявлений обоих министров, они склоняются, скорее, к «кремлевскому» варианту выполнения условий Минских соглашений, чем к украинскому. Киев продолжает настаивать, что принятие законов о выборах на Донбассе и специальном статусе оккупированных районов на востоке Украины возможно лишь после полного обеспечения безопасности.

Двухдневный визит министров иностранных дел Великобритании, Германии, Дании и Франции завершился 15 сентября. Накануне визита главарь боевиков так называемой Луганской народной республики Игорь Плотницкий заявил, что с полуночи 15 сентября в одностороннем порядке устанавливает на подконтрольной ЛНР территории режим прекращения огня. Соответствующий приказ, по данным украинской разведки, отдал боевикам и российский Генштаб. А вечером 14 сентября, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в Киеве на совместной пресс-конференции с главами МИД Франции и Украины рассказал, что Москва, якобы дала обещание, что режим тишины наступит в полночь 15-го и продлится неделю. Господин Штайнмайер выразил надежду, что соблюдение режима перемирия дольше, чем неделю, даст шанс начать разведение сил противоборствующих сторон. Об этом он рассчитывал договориться на встрече Трехсторонней контактной группы, которая пройдет в ближайший вторник. С похожим заявлением о разведении войск в трех пилотных зонах выступил и глава МИД Франции Жан-Марк Эро, не уточнив, правда, о каких пилотных зонах идет речь.

Впрочем, тишина в зоне АТО не продержалась и суток. Уже к утру четверга боевики дважды обстреляли Авдеевскую промзону из гранатометов, крупнокалиберного пулемета и стрелкового оружия. В пресс-центре штаба АТО говорили о шести обстрелах из стрелкового оружия по всей линии разграничения уже к полудню 15 сентября.

Несмотря на нарушение боевиками анонсированного ими же перемирия, риторика министров иностранных дел Франции и Германии создавала впечатление, что они поддерживают, скорее, российскую последовательность урегулирования конфликта на Донбассе, чем украинскую. Так, накануне за день до начала визитов министров стран ЕС в Киев, глава российского МИД Сергей Лавров настаивал, что любые шаги по обеспечению безопасности на Донбассе должны сопровождаться соблюдением своих политических обязательств Киевом. Лавров имел в виду амнистию боевиков и принятие Украиной законов о местных выборах в оккупированных районах Восточной Украины и их спецстатусе.

Жар-Марк Эро на брифинге также расписал очередность выполнения «Минска», которая была близка к логике Лаврова. В частности, он говорил и о необходимости принятия Киевом законопроектов, предусмотренных Минскими соглашениями. Эро считает, что к этому этапу можно следует приступить после прекращения огня и разведения войск в трех пилотных зонах. «Это первый этап, который мы реализуем. Следующий этап — это принятие Верховной Радой закона о выборах и специальном статусе. Одновременно должны быть расширены зоны отвода войск и тяжелого вооружения, улучшаться условия доступа наблюдателей на территорию Донбасса, создаваться продвинутые базы наблюдения ОБСЕ. Третий этап — утверждение Верховной Радой даты проведения выборов, завершение конституционной реформы, принятие закона об амнистии. И параллельно — завершение разведения войск по всей линии фронта, создание новых пропускных пунктов, освобождение заложников и полный доступ к границе», — объяснил Эро.

«Мы видели в последнее время, что безопасность невозможна без продолжения политического процесса. А продолжение политического процесса невозможно без безопасности. Нам нужно работать над тем, чтобы мы разумно и параллельно реализовали оба пакета», — заявил Штайнмайер.

Неудивительно, что после таких заявлений в Краматорске, куда европейские гости отправились в четверг, министров Франции и Германии встретили пикетом. На некоторых плакатах, в частности, говорилось, что Донбассу не нужен специальный статус в составе Украины. Министр иностранных дел Украины Павел Климкин попытался разъяснить заявления французского и немецкого коллег. По словам Климкина, они не давят на Украину и прекрасно понимают, что никакого прогресса не будет без обеспечения безопасности: «Они (европейские министры, — «Апостроф») понимают, что нужно продвигаться политическим путем и путем освобождения заложников. Без этих компонентов ничего не будет. Именно это они имеют в виду, говоря о параллельности. Они не заставляют нас». Глава МИД Украины, разумеется, неоднократно повторил и официальную позицию Киева, что все политические шаги Украины возможны лишь после соблюдения Россией основных пунктов «Минских соглашений» и полного контроля ОБСЕ над украинско-российской границей. По его словам, политические шаги, какие требует Москва, без обеспечения безопасности на таком уровне, будут означать легитимизацию пророссийских режимов на Донбассе.

Павел Климкин, еще перед визитом Эро и Штайнмайера, в ответ на заявления Лаврова, настаивал, что «дорожная карта» по Донбассу должна содержать гарантии выполнения необходимых мер именно Россией. Впрочем, на данный момент, как можно судить из публичных заявлений, инициатива создания «дорожной карты» не продвигается, хотя ее анонсировали еще в июле. В частности, президент Петр Порошенко на саммите НАТО в Варшаве заявлял, что она будет разработана в формате «Большой пятерки» вместе с Украиной.

Эксперт «Майдана иностранных дел» Александр Хара отметил, что о об итогах визита министров иностранных дел Франции и Германии можно судить лишь исходя из его публичной части. Но, по его мнению, действительно можно сделать вывод, что предложения Штайнмайера и Эро ближе к видению Кремля, чем к украинскому. «В целом предложения (министров) больше находятся в таком виде, который хотят видеть в Москве. То есть, остается возможность давления на нас и на европейцев в виде возможности эскалации ситуации. И тем временем Украину пытаются додавить таким образом, чтобы мы точно стали де-факто федерацией, чтобы у этого анклава (ДНР и ЛНР. — «Апостроф») было право вето. Потому что если оттуда будут выведены войска, Москва вряд ли сможет добиться от Киева таких вещей. В целом я согласен, что их предложения ближе к предложениям Лаврова и противоречат позиции украинской власти», — считает Хара.

Также международник убежден, что Украину «вводят в заблуждение», используя непонятные термины вроде «пилотных зон» и «каких-то баз ОБСЕ». «Абсолютно непонятно, как они это все видят. То есть, в некоторых местах принудят убрать тяжелое вооружение и не стрелять, а в других оно останется?», — недоумевает Хара. Он считает, что на такие странные предложения Украине не стоит соглашаться, поскольку они не ведут к прекращению войны: «Ни Нормандский формат, ни Минские договоренности не могут привести к завершению войны России против Украины, потому что они не отражают реального положения дел. Минские договоренности выписаны таким образом, что складывается впечатление о наличии гражданской войны в Украине. А этого у нас нет».

В то же время, экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко считает, что Украина должна понимать интересы всех сторон, причастных к урегулированию конфликта, при этом строя собственную линию.

«Какой интерес, скажем, Штайнмайера и Эро в этом плане? Интерес максимально понятен: поскорее закрыть тему. Соответствующая и линия поведения: дескать принимайте то, что необходимо, чтобы Россия будто бы успокоилась, и все будет хорошо. Абсолютно не удивлен, что такие предложения появляются. Но на это нужно смотреть максимально спокойно. Украине нужно занимать свою четкую позицию и ее отстаивать. Очень хорошо, что мы сейчас к этому приходим на официальном уровне. Если мы хотим, чтобы что-то происходило по нашему сценарию, мы должны этот сценарий предлагать. Поэтому действительно стоит подготовить наш проект «дорожной карты» или плана действий. И эту инициативу, которая будет отвечать нашим интересам, мы должны активно внедрять», — убежден Огрызко.

АпострофВладислав Кудрик

14-15 сентября в Украине с официальным визитом побывали министры иностранных дел Великобритании, Германии, Дании и Франции. Главы немецкого и французского МИД Франк-Вальтер Штайнмайер и Жан-Марк Эро все свои усилия направили на то, чтобы убедить украинскую сторону пойти на политические уступки в вопросе урегулирования конфликта на Донбассе. Между тем, как можно судить из публичных заявлений обоих министров, они склоняются, скорее, к «кремлевскому» варианту выполнения условий Минских соглашений, чем к украинскому. Киев продолжает настаивать, что принятие законов о выборах на Донбассе и специальном статусе оккупированных районов на востоке Украины возможно лишь после полного обеспечения безопасности.

Двухдневный визит министров иностранных дел Великобритании, Германии, Дании и Франции завершился 15 сентября. Накануне визита главарь боевиков так называемой Луганской народной республики Игорь Плотницкий заявил, что с полуночи 15 сентября в одностороннем порядке устанавливает на подконтрольной ЛНР территории режим прекращения огня. Соответствующий приказ, по данным украинской разведки, отдал боевикам и российский Генштаб. А вечером 14 сентября, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в Киеве на совместной пресс-конференции с главами МИД Франции и Украины рассказал, что Москва, якобы дала обещание, что режим тишины наступит в полночь 15-го и продлится неделю. Господин Штайнмайер выразил надежду, что соблюдение режима перемирия дольше, чем неделю, даст шанс начать разведение сил противоборствующих сторон. Об этом он рассчитывал договориться на встрече Трехсторонней контактной группы, которая пройдет в ближайший вторник. С похожим заявлением о разведении войск в трех пилотных зонах выступил и глава МИД Франции Жан-Марк Эро, не уточнив, правда, о каких пилотных зонах идет речь.

Впрочем, тишина в зоне АТО не продержалась и суток. Уже к утру четверга боевики дважды обстреляли Авдеевскую промзону из гранатометов, крупнокалиберного пулемета и стрелкового оружия. В пресс-центре штаба АТО говорили о шести обстрелах из стрелкового оружия по всей линии разграничения уже к полудню 15 сентября.

Несмотря на нарушение боевиками анонсированного ими же перемирия, риторика министров иностранных дел Франции и Германии создавала впечатление, что они поддерживают, скорее, российскую последовательность урегулирования конфликта на Донбассе, чем украинскую. Так, накануне за день до начала визитов министров стран ЕС в Киев, глава российского МИД Сергей Лавров настаивал, что любые шаги по обеспечению безопасности на Донбассе должны сопровождаться соблюдением своих политических обязательств Киевом. Лавров имел в виду амнистию боевиков и принятие Украиной законов о местных выборах в оккупированных районах Восточной Украины и их спецстатусе.

Жар-Марк Эро на брифинге также расписал очередность выполнения «Минска», которая была близка к логике Лаврова. В частности, он говорил и о необходимости принятия Киевом законопроектов, предусмотренных Минскими соглашениями. Эро считает, что к этому этапу можно следует приступить после прекращения огня и разведения войск в трех пилотных зонах. «Это первый этап, который мы реализуем. Следующий этап — это принятие Верховной Радой закона о выборах и специальном статусе. Одновременно должны быть расширены зоны отвода войск и тяжелого вооружения, улучшаться условия доступа наблюдателей на территорию Донбасса, создаваться продвинутые базы наблюдения ОБСЕ. Третий этап — утверждение Верховной Радой даты проведения выборов, завершение конституционной реформы, принятие закона об амнистии. И параллельно — завершение разведения войск по всей линии фронта, создание новых пропускных пунктов, освобождение заложников и полный доступ к границе», — объяснил Эро.

«Мы видели в последнее время, что безопасность невозможна без продолжения политического процесса. А продолжение политического процесса невозможно без безопасности. Нам нужно работать над тем, чтобы мы разумно и параллельно реализовали оба пакета», — заявил Штайнмайер.

Неудивительно, что после таких заявлений в Краматорске, куда европейские гости отправились в четверг, министров Франции и Германии встретили пикетом. На некоторых плакатах, в частности, говорилось, что Донбассу не нужен специальный статус в составе Украины. Министр иностранных дел Украины Павел Климкин попытался разъяснить заявления французского и немецкого коллег. По словам Климкина, они не давят на Украину и прекрасно понимают, что никакого прогресса не будет без обеспечения безопасности: «Они (европейские министры, — «Апостроф») понимают, что нужно продвигаться политическим путем и путем освобождения заложников. Без этих компонентов ничего не будет. Именно это они имеют в виду, говоря о параллельности. Они не заставляют нас». Глава МИД Украины, разумеется, неоднократно повторил и официальную позицию Киева, что все политические шаги Украины возможны лишь после соблюдения Россией основных пунктов «Минских соглашений» и полного контроля ОБСЕ над украинско-российской границей. По его словам, политические шаги, какие требует Москва, без обеспечения безопасности на таком уровне, будут означать легитимизацию пророссийских режимов на Донбассе.

Павел Климкин, еще перед визитом Эро и Штайнмайера, в ответ на заявления Лаврова, настаивал, что «дорожная карта» по Донбассу должна содержать гарантии выполнения необходимых мер именно Россией. Впрочем, на данный момент, как можно судить из публичных заявлений, инициатива создания «дорожной карты» не продвигается, хотя ее анонсировали еще в июле. В частности, президент Петр Порошенко на саммите НАТО в Варшаве заявлял, что она будет разработана в формате «Большой пятерки» вместе с Украиной.

Эксперт «Майдана иностранных дел» Александр Хара отметил, что о об итогах визита министров иностранных дел Франции и Германии можно судить лишь исходя из его публичной части. Но, по его мнению, действительно можно сделать вывод, что предложения Штайнмайера и Эро ближе к видению Кремля, чем к украинскому. «В целом предложения (министров) больше находятся в таком виде, который хотят видеть в Москве. То есть, остается возможность давления на нас и на европейцев в виде возможности эскалации ситуации. И тем временем Украину пытаются додавить таким образом, чтобы мы точно стали де-факто федерацией, чтобы у этого анклава (ДНР и ЛНР. — «Апостроф») было право вето. Потому что если оттуда будут выведены войска, Москва вряд ли сможет добиться от Киева таких вещей. В целом я согласен, что их предложения ближе к предложениям Лаврова и противоречат позиции украинской власти», — считает Хара.

Также международник убежден, что Украину «вводят в заблуждение», используя непонятные термины вроде «пилотных зон» и «каких-то баз ОБСЕ». «Абсолютно непонятно, как они это все видят. То есть, в некоторых местах принудят убрать тяжелое вооружение и не стрелять, а в других оно останется?», — недоумевает Хара. Он считает, что на такие странные предложения Украине не стоит соглашаться, поскольку они не ведут к прекращению войны: «Ни Нормандский формат, ни Минские договоренности не могут привести к завершению войны России против Украины, потому что они не отражают реального положения дел. Минские договоренности выписаны таким образом, что складывается впечатление о наличии гражданской войны в Украине. А этого у нас нет».

В то же время, экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко считает, что Украина должна понимать интересы всех сторон, причастных к урегулированию конфликта, при этом строя собственную линию.

«Какой интерес, скажем, Штайнмайера и Эро в этом плане? Интерес максимально понятен: поскорее закрыть тему. Соответствующая и линия поведения: дескать принимайте то, что необходимо, чтобы Россия будто бы успокоилась, и все будет хорошо. Абсолютно не удивлен, что такие предложения появляются. Но на это нужно смотреть максимально спокойно. Украине нужно занимать свою четкую позицию и ее отстаивать. Очень хорошо, что мы сейчас к этому приходим на официальном уровне. Если мы хотим, чтобы что-то происходило по нашему сценарию, мы должны этот сценарий предлагать. Поэтому действительно стоит подготовить наш проект «дорожной карты» или плана действий. И эту инициативу, которая будет отвечать нашим интересам, мы должны активно внедрять», — убежден Огрызко.

Апостроф

Россия знает, как добиться отмены санкций в 2017 году, — частная разведка СШАРоссия знает, как добиться отмены санкций в 2017 году, — частная разведка США

Владислав Кудрик

В среду, 7 сентября, Евросоюз вслед за США еще на полгода продлил персональные санкции в отношении 146 граждан и 37 юридических лиц из России, а также из Украины и оккупированного Крыма. К 15 сентября это решение должно быть обнародовано официальным Брюсселем. Впрочем, не эти ограничительные меры являются самыми важными: в январе 2017 года должен быть продлен основной блок антироссийских санкций, в противном случае их действие просто прекратится. Как прогнозируют аналитики американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, за оставшееся до января время Россия постарается подорвать единство ЕС в этом вопросе. Главными объектами давления Кремля станут Венгрия, Греция и Словакия. Попытки Москвы могут увенчаться успехом, особенно в свете разногласий внутри Европы, которые только обострились с момента голосования британцев за выход из ЕС.

Санкции против России были предметом сложных дискуссий членов ЕС с самого их введения в 2014 году. В отличие от США, которые занимают воинственную позицию, желая повлиять на Кремль, в вопросах урегулирования конфликта в Украине, страны ЕС по-разному смотрят на то, как следует строить отношения с РФ. В группе стран, которые враждебно настроены к России, наиболее заметны Польша и Прибалтийские страны. Они имеют исторически плохие отношения с Москвой и с большой опаской относятся к демонстрациям Россией своей военной силы, поскольку сами граничат с РФ. А вот такие страны, как Венгрия, Словакия и Греция, имеют тесные экономические и энергетические связи с Москвой.

Еще один член Евросоюза — Германия, которая де-факто является лидером ЕС, не состоит ни в одном из этих лагерей. Между тем с начала украинского кризиса правительство Германии продемонстрировало готовность взаимодействовать с Россией дипломатически. При этом канцлер Германии Ангела Меркель утверждает, что санкции должны сохраняться, пока Россия не выполнит условия Минских соглашений.

До сих пор страны ЕС были единодушны в вопросе продления санкций, отмечают специалисты американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor. За них голосовали даже лидеры дружественных России стран, премьер-министры Венгрии и Греции Виктор Орбан и Алексис Ципрас. Это происходило потому, что Венгрия и Греция гораздо теснее связаны с Германией и другими странами ЕС, чем с Россией. Однако голосование Великобритании за выход из Евросоюза ставит под сомнение консенсус внутри блока. У ЕС появились более насущные проблемы, чем необходимость давить на Россию, чтобы та выполняла Минские договоренности. Теперь и правительства Венгрии, Италии призывают провести в своих странах референдумы по вопросам, касающимся ЕС. Например, относительно квот на распределение мигрантов или лимитов на государственные расходы. Поскольку условия и временные рамки выхода Британии из Евросоюза не были определены, страны объединения, похоже, и в дальнейшем будут сосредоточены на «постбрекситной» эволюции ЕС.

Для России это за счастье, полагают в Stratfor. Голосование по вопросу Brexit позволяет Москве использовать существующие разногласия между странами Европейского Союза. Кремль прекрасно понимает, что достаточно будет одной не согласной с этим страны, чтобы положить конец санкциям. Словакия, которая в настоящее время председательствует в ЕС, является главной мишенью в этой кампании России. И уже есть многообещающие результаты. После встречи 25 августа с президентом России Владимиром Путиным премьер-министр Словакии Роберт Фицо призвал к рациональной переоценке режима санкций, принимая во внимание те последствия, которые они имели для Евросоюза. Скорее всего, в ближайшие месяцы российское руководство встретится еще с лидерами Венгрии и Греции. Российские спецслужбы предположительно также будут пытаться подогревать разногласия внутри ЕС, опираясь на свою надежную сеть по всей Европе и контакты в руководстве стран-членов ЕС.

Напомним, если в 2017 году не удастся решить вопрос продления антироссийских санкций, они просто утратят силу. Поэтому противники России — Эстония, Латвия, Литва и Польша будут делать все возможное для их сохранения, пока не прекратится война на востоке Украины. Во время встречи с Ангелой Меркель в Таллине 24 августа премьер-министр Эстонии Рыйвас призвал Европейский Союз сохранить единый фронт поддержки санкций. А министр иностранных дел Литвы предложил даже удвоить их в ответ на бездействие России по выполнению Минска-2.

Хотя страны, которые поддерживают санкции против РФ, до сих пор преобладали, следующее продление отнюдь не гарантировано. Голосования становятся все более спорными, а последствия санкций против России и российских контрсанкций — все более заметными. Будущее ЕС под вопросом из-за Brexit. В связи с этим Россия, похоже, в ближайшие месяцы будет иметь больше рычагов влияния в вопросе санкций, поэтому существует реальная вероятность как минимум ослабления санкций против РФ в следующем году. Тем не менее это решение будет зависеть от развития ситуации не только на востоке Украины, но и внутри ЕС, который будет и дальше вести переговоры с Британией.

АпострофВладислав Кудрик

В среду, 7 сентября, Евросоюз вслед за США еще на полгода продлил персональные санкции в отношении 146 граждан и 37 юридических лиц из России, а также из Украины и оккупированного Крыма. К 15 сентября это решение должно быть обнародовано официальным Брюсселем. Впрочем, не эти ограничительные меры являются самыми важными: в январе 2017 года должен быть продлен основной блок антироссийских санкций, в противном случае их действие просто прекратится. Как прогнозируют аналитики американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, за оставшееся до января время Россия постарается подорвать единство ЕС в этом вопросе. Главными объектами давления Кремля станут Венгрия, Греция и Словакия. Попытки Москвы могут увенчаться успехом, особенно в свете разногласий внутри Европы, которые только обострились с момента голосования британцев за выход из ЕС.

Санкции против России были предметом сложных дискуссий членов ЕС с самого их введения в 2014 году. В отличие от США, которые занимают воинственную позицию, желая повлиять на Кремль, в вопросах урегулирования конфликта в Украине, страны ЕС по-разному смотрят на то, как следует строить отношения с РФ. В группе стран, которые враждебно настроены к России, наиболее заметны Польша и Прибалтийские страны. Они имеют исторически плохие отношения с Москвой и с большой опаской относятся к демонстрациям Россией своей военной силы, поскольку сами граничат с РФ. А вот такие страны, как Венгрия, Словакия и Греция, имеют тесные экономические и энергетические связи с Москвой.

Еще один член Евросоюза — Германия, которая де-факто является лидером ЕС, не состоит ни в одном из этих лагерей. Между тем с начала украинского кризиса правительство Германии продемонстрировало готовность взаимодействовать с Россией дипломатически. При этом канцлер Германии Ангела Меркель утверждает, что санкции должны сохраняться, пока Россия не выполнит условия Минских соглашений.

До сих пор страны ЕС были единодушны в вопросе продления санкций, отмечают специалисты американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor. За них голосовали даже лидеры дружественных России стран, премьер-министры Венгрии и Греции Виктор Орбан и Алексис Ципрас. Это происходило потому, что Венгрия и Греция гораздо теснее связаны с Германией и другими странами ЕС, чем с Россией. Однако голосование Великобритании за выход из Евросоюза ставит под сомнение консенсус внутри блока. У ЕС появились более насущные проблемы, чем необходимость давить на Россию, чтобы та выполняла Минские договоренности. Теперь и правительства Венгрии, Италии призывают провести в своих странах референдумы по вопросам, касающимся ЕС. Например, относительно квот на распределение мигрантов или лимитов на государственные расходы. Поскольку условия и временные рамки выхода Британии из Евросоюза не были определены, страны объединения, похоже, и в дальнейшем будут сосредоточены на «постбрекситной» эволюции ЕС.

Для России это за счастье, полагают в Stratfor. Голосование по вопросу Brexit позволяет Москве использовать существующие разногласия между странами Европейского Союза. Кремль прекрасно понимает, что достаточно будет одной не согласной с этим страны, чтобы положить конец санкциям. Словакия, которая в настоящее время председательствует в ЕС, является главной мишенью в этой кампании России. И уже есть многообещающие результаты. После встречи 25 августа с президентом России Владимиром Путиным премьер-министр Словакии Роберт Фицо призвал к рациональной переоценке режима санкций, принимая во внимание те последствия, которые они имели для Евросоюза. Скорее всего, в ближайшие месяцы российское руководство встретится еще с лидерами Венгрии и Греции. Российские спецслужбы предположительно также будут пытаться подогревать разногласия внутри ЕС, опираясь на свою надежную сеть по всей Европе и контакты в руководстве стран-членов ЕС.

Напомним, если в 2017 году не удастся решить вопрос продления антироссийских санкций, они просто утратят силу. Поэтому противники России — Эстония, Латвия, Литва и Польша будут делать все возможное для их сохранения, пока не прекратится война на востоке Украины. Во время встречи с Ангелой Меркель в Таллине 24 августа премьер-министр Эстонии Рыйвас призвал Европейский Союз сохранить единый фронт поддержки санкций. А министр иностранных дел Литвы предложил даже удвоить их в ответ на бездействие России по выполнению Минска-2.

Хотя страны, которые поддерживают санкции против РФ, до сих пор преобладали, следующее продление отнюдь не гарантировано. Голосования становятся все более спорными, а последствия санкций против России и российских контрсанкций — все более заметными. Будущее ЕС под вопросом из-за Brexit. В связи с этим Россия, похоже, в ближайшие месяцы будет иметь больше рычагов влияния в вопросе санкций, поэтому существует реальная вероятность как минимум ослабления санкций против РФ в следующем году. Тем не менее это решение будет зависеть от развития ситуации не только на востоке Украины, но и внутри ЕС, который будет и дальше вести переговоры с Британией.

Апостроф