Старая гвардия Шокина: БАЧУН, ГУЗЫРЬ И ДАНИЛЕНКО ОТМЫВАЮТ РЕПУТАЦИЮСтарая гвардия Шокина: БАЧУН, ГУЗЫРЬ И ДАНИЛЕНКО ОТМЫВАЮТ РЕПУТАЦИЮ

Сергей Иванов

«Настоящий враг никогда тебя не покинет», — сказал Станислав Ежи Лец, и чем дольше я занимаюсь этим ремеслом – в смысле, журналистикой – тем больше убеждаюсь в справедливости этого афоризма.

Калибр человека определяется калибром его врага, а характер — способностью противостоять ему столько, сколько потребуется. Древняя восточная мудрость о терпении и проплывающем мимо трупе неприятеля, похоже, только там и работает. Наши битвы куда более предметны, циничны и быстротечны, наш враг прекрасно обеспечен, искушен и беспринципен. Однако, нам хорошо известна его конечная цель, и это делает его уязвимым. Его цель — это власть, а также сопряженные с ней преференции и ресурсы. Это кормушка, и ради ее сохранения он готов на многое, если не на все.

Поэтому мы работаем на опережение, наносим точечные удары, рассчитывая лишь на единственно возможного союзника — здравый смысл адекватных людей. И еще. Едва ли мы лучше наших оппонентов — моральнее или разборчивее в методах и средствах. Однако, у нас есть цель, которую они не могут понять. Мы не хотим занять их место у кормушки. Мы хотим, чтобы кормушка перестала существовать, и этот достаточно простой и предельно конкретный факт не помешается в их стерильных головах с аккуратными номенклатурными прическами. Кто мы? Да, собственно, никто. Совершенно разные, зачастую никак не связанные между собой люди, штурмующие ветряные мельницы мракобесия, круговой поруки и реваншизма.

***

Большинство из вас наверняка неоднократно слышали фамилии Бачуна, Гузыря и Даниленко. Однако, с учетом того, что политическая память наших людей достаточно коротка — не в последнюю очередь из-за перегруженности нашей реальности ежедневным информационным трэшем, я напомню.

Олег Бачун — поистине легендарная личность,

известная, прежде всего, своей неудержимой тягой к роскоши. В связи с указанным пороком он неоднократно попадал в поле зрения СМИ. Еще в 2009 году «Цензор.НЕТ» писал о необъяснимом благополучии судьи Бачуна, на тот момент председателя Окружного административного суда г.Киева, а издание «Левый берег», назвавшее его «Зваричем номер два», — о бесконечных зарубежных вояжах и чартерных рейсах. Сам «колядник», уже пребывая в заключении, неоднократно выражал обеспокоенность затянувшимся пребыванием Бачуна на свободе.

В июне 2010 года Бачун был уволен с должности Верховной Радой за нарушение присяги, а в 2014 с подачи экс-Генпрокурора Яремы произошла его чудесная реинкарнация, и он стал заместителем Генерального прокурора, не изменяя своей любви к SWAG’у и авиаперелетам, некоторые из которых — в частности, в Москву, где от украинского правосудия скрываются наиболее одиозные представители режима Януковича, включая его самого, — еще год назад вызвали единственно возможный вопрос:

В феврале 2015 года, после назначения Шокина на должность Генерального прокурора, Бачун был уволен.

Экс-заместитель Генпрокурора Анатолий Даниленко

не мог и мечтать о популярности Бачуна ровно до тех пор, пока в сентябре 2014-го журналисты издания » Наші гроші» не продемонстрировали изумленной публике схему присвоения его семьей 140 га земли и водоемов. Чуть позже выяснилось, что помимо земли и воды семья Даниленко владеет десятью квартирами и домами общей площадью 1150 м2 и автомобилями представительского класса. Все в том же феврале 2015-го Даниленко был уволен с занимаемой должности.

Еще один бывший заместитель Генпрокурора Владимир Гузырь

обрел статус скандального селебрити сразу после двух скандалов подряд: когда он пытался препятствовать задержанию «бриллиантовых прокуроров» — рвал удостоверения следователей и пытался открыть уголовное производство в отношении заместителя Генпрокурора Давида Сакварелизе, и когда журналист Дмитрий Гнап раскрыл схему связей Гузыря с целым рядом бизнес-структур и печально известной компанией «БРСМ», принадлежащей экс-министру Януковича Ставицкому, пожар на которой превратился в локальную техногенную катастрофу. По совокупности грехов и общественного резонанса Гузырь отправился в отставку в июле 2015-го.

Что характерно, всем троим названным чиновникам Генпрокурор Шокин позволил уволиться из органов прокуратуры по собственному желанию, несмотря на явную коррупционную подоплеку. Закон Украины «Об очищении власти» союзника в лице Шокина тоже не нашел, поэтому противоречия между фактическим и задекларированным имуществом гламурных прокуроров так и остались неразрешенными.

И вот, когда страсти немного улеглись, а коллективный разум украинского общества поглотили другие проблемы, все трое вылезли на свет с судебными исками о защите чести, достоинства, деловой репутации и возмещения морального ущерба. В качестве ответчика все трое привлекают главу парламентского Комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егора Соболева.

В распоряжении «Цензор.НЕТ» оказались копии исков этих во всех смыслах замечательных людей.

Это — копия иска Анатолия Даниленко к депутату Соболеву. В нем истец цитирует вопрос народного депутата об имуществе Даниленко, обращенный к Генеральному прокурору, оскорбляется употреблением термина «топ-коррупционер» в контексте его фамилии и требует в качестве возмещения морального ущерба 10 тыс. грн. Зачем миллионеру, чья семья владеет 140 га земли и водоемов, десятью домами и квартирами 10 тыс. грн, непонятно.

25 августа судья Шевченковского районного суда г.Киева Савицкий открывает производство № 2/761/7589/2015 по иску Даниленко.

Не отстает от Даниленко и Владимир Гузырь, который тоже хочет выглядеть непорочным хотя бы на бумаге, и в судебном порядке требует от Соболева опровержения (внимание!) данных журналиста Гнапа о его связи с компанией Ставицкого.

При этом совершенно непонятно, какое отношение Соболев имеет к журналистскому расследованию, и почему он не может ссылаться на его данные. Тем не менее, 17 сентября судья Шевченковского районного суда г.Киева Осаулов открывает производство № 2/761/9492/2015 по иску Гузыря.

Матёрый путешественник Бачун идет дальше своих коллег — заявляет иск не только к Соболеву, но и к автору данной статьи, который годом ранее публично задал ему вопрос о московском вояже, после чего вынужден был ходить в Генпрокуратуру на допросы. Кроме того, Бачун намерен судиться с СМИ, в котором был опубликован текст.

20 августа судья Шевченковского районного суда г.Киева Гуменюк открывает производство № 2/761/7591/2015 по иску Бачуна.

Как вы можете удостовериться, все три наиболее одиозных прокурора постреволюционного периода прилагают все усилия для того, чтобы получить, как говорил профессор Преображенский, «окончательную, фактическую бумажку» о том, что они не коррупционеры. По данным целого ряда источников в ГПУ и ВР, и Бачун, и Гузырь, и Даниленко лелеют планы о дальнейшем восстановлении на своих бывших должностях. Их план чрезвычайно прост: сперва они планируют получить судебные решения в их пользу в порядке гражданского процесса, а уже затем переходить к процессу административному, с помощью которого они намереваются восстановить свои «очищенные» от скверны имена в штатном расписании и телефонном справочнике ГПУ.

Все это, конечно, понятно, но только навряд ли меры, предпринимаемые ими для восстановления своей доброй репутации, имеют смысл. Потому что нельзя восстановить то, чего не существует. Слова «Бачун», Гузырь», «Даниленко» уже давно стали синонимами слова «коррупция», именами нарицательными для всей страны. И никакой суд не сможет это изменить. Даже Страшный.

Сергей Иванов, Цензор.НЕТСергей Иванов

«Настоящий враг никогда тебя не покинет», — сказал Станислав Ежи Лец, и чем дольше я занимаюсь этим ремеслом – в смысле, журналистикой – тем больше убеждаюсь в справедливости этого афоризма.

Калибр человека определяется калибром его врага, а характер — способностью противостоять ему столько, сколько потребуется. Древняя восточная мудрость о терпении и проплывающем мимо трупе неприятеля, похоже, только там и работает. Наши битвы куда более предметны, циничны и быстротечны, наш враг прекрасно обеспечен, искушен и беспринципен. Однако, нам хорошо известна его конечная цель, и это делает его уязвимым. Его цель — это власть, а также сопряженные с ней преференции и ресурсы. Это кормушка, и ради ее сохранения он готов на многое, если не на все.

Поэтому мы работаем на опережение, наносим точечные удары, рассчитывая лишь на единственно возможного союзника — здравый смысл адекватных людей. И еще. Едва ли мы лучше наших оппонентов — моральнее или разборчивее в методах и средствах. Однако, у нас есть цель, которую они не могут понять. Мы не хотим занять их место у кормушки. Мы хотим, чтобы кормушка перестала существовать, и этот достаточно простой и предельно конкретный факт не помешается в их стерильных головах с аккуратными номенклатурными прическами. Кто мы? Да, собственно, никто. Совершенно разные, зачастую никак не связанные между собой люди, штурмующие ветряные мельницы мракобесия, круговой поруки и реваншизма.

***

Большинство из вас наверняка неоднократно слышали фамилии Бачуна, Гузыря и Даниленко. Однако, с учетом того, что политическая память наших людей достаточно коротка — не в последнюю очередь из-за перегруженности нашей реальности ежедневным информационным трэшем, я напомню.

Олег Бачун — поистине легендарная личность,

известная, прежде всего, своей неудержимой тягой к роскоши. В связи с указанным пороком он неоднократно попадал в поле зрения СМИ. Еще в 2009 году «Цензор.НЕТ» писал о необъяснимом благополучии судьи Бачуна, на тот момент председателя Окружного административного суда г.Киева, а издание «Левый берег», назвавшее его «Зваричем номер два», — о бесконечных зарубежных вояжах и чартерных рейсах. Сам «колядник», уже пребывая в заключении, неоднократно выражал обеспокоенность затянувшимся пребыванием Бачуна на свободе.

В июне 2010 года Бачун был уволен с должности Верховной Радой за нарушение присяги, а в 2014 с подачи экс-Генпрокурора Яремы произошла его чудесная реинкарнация, и он стал заместителем Генерального прокурора, не изменяя своей любви к SWAG’у и авиаперелетам, некоторые из которых — в частности, в Москву, где от украинского правосудия скрываются наиболее одиозные представители режима Януковича, включая его самого, — еще год назад вызвали единственно возможный вопрос:

В феврале 2015 года, после назначения Шокина на должность Генерального прокурора, Бачун был уволен.

Экс-заместитель Генпрокурора Анатолий Даниленко

не мог и мечтать о популярности Бачуна ровно до тех пор, пока в сентябре 2014-го журналисты издания » Наші гроші» не продемонстрировали изумленной публике схему присвоения его семьей 140 га земли и водоемов. Чуть позже выяснилось, что помимо земли и воды семья Даниленко владеет десятью квартирами и домами общей площадью 1150 м2 и автомобилями представительского класса. Все в том же феврале 2015-го Даниленко был уволен с занимаемой должности.

Еще один бывший заместитель Генпрокурора Владимир Гузырь

обрел статус скандального селебрити сразу после двух скандалов подряд: когда он пытался препятствовать задержанию «бриллиантовых прокуроров» — рвал удостоверения следователей и пытался открыть уголовное производство в отношении заместителя Генпрокурора Давида Сакварелизе, и когда журналист Дмитрий Гнап раскрыл схему связей Гузыря с целым рядом бизнес-структур и печально известной компанией «БРСМ», принадлежащей экс-министру Януковича Ставицкому, пожар на которой превратился в локальную техногенную катастрофу. По совокупности грехов и общественного резонанса Гузырь отправился в отставку в июле 2015-го.

Что характерно, всем троим названным чиновникам Генпрокурор Шокин позволил уволиться из органов прокуратуры по собственному желанию, несмотря на явную коррупционную подоплеку. Закон Украины «Об очищении власти» союзника в лице Шокина тоже не нашел, поэтому противоречия между фактическим и задекларированным имуществом гламурных прокуроров так и остались неразрешенными.

И вот, когда страсти немного улеглись, а коллективный разум украинского общества поглотили другие проблемы, все трое вылезли на свет с судебными исками о защите чести, достоинства, деловой репутации и возмещения морального ущерба. В качестве ответчика все трое привлекают главу парламентского Комитета по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егора Соболева.

В распоряжении «Цензор.НЕТ» оказались копии исков этих во всех смыслах замечательных людей.

Это — копия иска Анатолия Даниленко к депутату Соболеву. В нем истец цитирует вопрос народного депутата об имуществе Даниленко, обращенный к Генеральному прокурору, оскорбляется употреблением термина «топ-коррупционер» в контексте его фамилии и требует в качестве возмещения морального ущерба 10 тыс. грн. Зачем миллионеру, чья семья владеет 140 га земли и водоемов, десятью домами и квартирами 10 тыс. грн, непонятно.

25 августа судья Шевченковского районного суда г.Киева Савицкий открывает производство № 2/761/7589/2015 по иску Даниленко.

Не отстает от Даниленко и Владимир Гузырь, который тоже хочет выглядеть непорочным хотя бы на бумаге, и в судебном порядке требует от Соболева опровержения (внимание!) данных журналиста Гнапа о его связи с компанией Ставицкого.

При этом совершенно непонятно, какое отношение Соболев имеет к журналистскому расследованию, и почему он не может ссылаться на его данные. Тем не менее, 17 сентября судья Шевченковского районного суда г.Киева Осаулов открывает производство № 2/761/9492/2015 по иску Гузыря.

Матёрый путешественник Бачун идет дальше своих коллег — заявляет иск не только к Соболеву, но и к автору данной статьи, который годом ранее публично задал ему вопрос о московском вояже, после чего вынужден был ходить в Генпрокуратуру на допросы. Кроме того, Бачун намерен судиться с СМИ, в котором был опубликован текст.

20 августа судья Шевченковского районного суда г.Киева Гуменюк открывает производство № 2/761/7591/2015 по иску Бачуна.

Как вы можете удостовериться, все три наиболее одиозных прокурора постреволюционного периода прилагают все усилия для того, чтобы получить, как говорил профессор Преображенский, «окончательную, фактическую бумажку» о том, что они не коррупционеры. По данным целого ряда источников в ГПУ и ВР, и Бачун, и Гузырь, и Даниленко лелеют планы о дальнейшем восстановлении на своих бывших должностях. Их план чрезвычайно прост: сперва они планируют получить судебные решения в их пользу в порядке гражданского процесса, а уже затем переходить к процессу административному, с помощью которого они намереваются восстановить свои «очищенные» от скверны имена в штатном расписании и телефонном справочнике ГПУ.

Все это, конечно, понятно, но только навряд ли меры, предпринимаемые ими для восстановления своей доброй репутации, имеют смысл. Потому что нельзя восстановить то, чего не существует. Слова «Бачун», Гузырь», «Даниленко» уже давно стали синонимами слова «коррупция», именами нарицательными для всей страны. И никакой суд не сможет это изменить. Даже Страшный.

Сергей Иванов, Цензор.НЕТ

Передел денежных потоков при Порошенко: история одного переворота в ГПУ (видео)Передел денежных потоков при Порошенко: история одного переворота в ГПУ (видео)

Песочные барханы уже утащили за собой 1-го зама генпрокурора Владимира Гузыря, 1-го замначальника следственного управления ГПУ Владимира Шапакина, зама Киевского облпрокурора Александра Корнийца, а ранее — бывшего прокурора Киевщины Виктора Безкоровайного. На очереди — Виктор Шокин.

Изначально сообщим читателям, которые в «бриллиантово-песочном деле» предпочли занять позицию любой из сторон конфликта, что незаконная добыча песка на Киевщине — это константа, которая присутствовала во все годы независимости. Сменялись официальные власти, «крыши», смотрящие, а нелегальный бизнес в районе села Погребы в Броварском районе продолжал цвести и пахнуть. Да так, что в 2012 году местные экологи констатировали — вследствие вмешательства «песочных дел мастеров» речка Десна смыла 60 гектаров прибрежной зоны. Законностью тут и не пахло.

Впрочем, организаторам и рядовым участникам этой незаконной схемы, которую в период президентства Виктора Януковича пытался подмять под себя на региональном уровне тогдашний губернатор Киевщины Анатолий Присяжнюк (и часть чиновников пониже рангом а-ля тогдашний облпрокурор Михаил Витязь и замглавы областного совета Юрий Павлов), было глубоко наплевать на закон, потенциальные риски экосреды и даже угрозу наводнения. Разумную грань дозволенного застилали упаковки вечнозеленых банкнот, которые они поднимали на этом деле…

Сейчас уже трудно сказать, в какой конкретно период времени участок под Погребами застолбили за собой ООО «Гидроэкоресурс» и ООО «Чистый грунт» (имеется информация, что ребята хозяйничают там уже два года после того, как оттуда выбросили еще одних старателей — фирму «Криейт»), и какую зарплату за организацию нелегальной добычи получали от известного в криминальных кругах 90-х годов (а ныне «героя АТО» и нардепа) Вячеслава Константиновского оформленные владельцем и директором «Гидроэкоресурса» Александр Анаприенко и вписанные «собственниками» «Чистого грунта» Николай Морозов и Олег Теслер. Однозначно лишь, что песок добывался без каких-либо разрешительных документов: у старателей не было как разрешения от Госводагентства на дноуглубительные работы земель водного фонда, так и права на добычу полезных ископаемых. Поговаривают, что в карманы региональных руководителей налоговой, прокуратуры и милиции Киевщины капало по 3 гривны за каждый незаконно добытый и проданный куб песка. Другой источник говорит, что эти цифры были актуальны в конце 2013 года, ведь Евромайдан, АТО и «реформы» новой власти девальвировали гривну почти втрое, привнеся в этот бизнес новые расценки, естественно, в сторону увеличения.

В деле «Толя-Супермаркет»

Зафиксируем также, что смена режима прошла безболезненно для бизнеса «Карамазова»: летом 2014 года объект начал расширяться, а тогдашний прокурор Киевщины Виктор Безкоровайный, а также назначенный уже осенью главным милиционером области Виктор Троян с радостью «революционеров достоинства» вошли в долю и в накладе не оказались. Задача, которая стояла перед этими блюстителями порядка, была проста как день — оберегать участок нелегальной добычи от пытливых глаз других охотников нажиться на песке из среды правоохранителей.

Однако столь амбициозным планам снимать сливки с песка попытался помешать заместитель тогдашнего генпрокурора Виталия Яремы Анатолий Даниленко, который лелеял надежду загнать все незаконные точки добычи песка, как минимум на Киевщине, под свою крышу.

Посыпались проверки, на объект стали захаживать не подчиняющиеся Безкоровайному прокуроры, налоговики, и даже столичные ОГСБЭПовцы (невзирая на то, что песочный карьер находится за пределами Киева), которые клали с прибором на Трояна и даже всесильного на тот момент замминистра МВД Сергея Чеботаря.

В конце декабря 2014 года ситуация обострилась, и «Карамазову» выдали последнее китайское предупреждение: в ходе очередного рейда правоохранителей старателей разогнали, но технику изымать не стали. Оценить масштабы незаконного песочного промысла можно на этом видео:

Константиновский активно сопротивлялся, и отказывался идти под крышу Даниленко. Собственно потому в разгар кампании по сливу Виталия Яремы он оказался одним из немногих членов фракции «Народного фронта», который 15 января 2015 года поставил свой автограф под проектом постановления о вынесении недоверия генпрокурору. Параллельно парламентарий пытался получить защиту от коллег по фракции (в лице секретаря СНБО Александра Турчинова и главы МВД Арсена Авакова), и требовал обуздать зама генпрокурора. В конечном итоге Даниленко, а следом за ним и Ярема покинули ГПУ, и на два месяца все забыли о Погребах.

Глупый Гузырь робко прячет, умный — гордо достает

Впрочем, виктория Константиновского оказалась пирровой, ведь когда зашедшая на Резницкую новая-старая команда в лице Виктора Шокина и Владимира Гузыря чуток обжилась и вошла в курс дел, все началось сначала. 1-й зам главы ГПУ оценил креативную идею Даниленко, и принялся загонять нелегальных старателей в стойло, только под свою крышу. За дело взялись рьяно: стоявший на пути реализации «новой схемы» Виктор Безкоровайный был люстрирован, а контроль за песочными темами на Киевщине Гузырь доверил заму облпрокурора — своему (да и Шокина) давнему товарищу Александру Корнийцу. Последний решает поднять дело выше по инстанции, чтобы не оставить «Карамазову» выбора и убедить того слиться, не дав ни единого шанса решить проблему «на земле».

Послушаем на этот счет бывшего главу Консультативного совета при ГПУ и наиболее авторитетного журналиста в прокурорской тематике в Украине Владимира Бойко: «С целью загнать Константиновского под прокурорскую крышу Корниец, пользуясь своей дружбой с Гузырем и Шокиным, организовал открытие уголовного производства в главном следственном управлении ГПУ (отсюда в деле и появился 1-й заместитель начальника ГСУ ГПУ Владимир Шапакин, еще один «давний товарищ» верхушки генпрокуратуры — прим. ред.), по результатам которого Шокин должен был внести представление в Верховную Раду о снятии с Константиновского неприкосновенности».

Кто такие Корниец и Шапакин?

Еще полтора месяца назад о этих «выдающихся» прокурорах в СМИ были единичные упоминания, а сегодня их дело обсуждают во всей стране. Откуда же взялись эти законники в прокуратуре Украины Революции Достоинства? Ответ очевиден — какая революция, такие и прокуроры… О Шапакине скажем буквально одним абзацем — это переживший немало вместе с Шокиным и его людьми в ГПУ, человек крайне непубличный.

Отец четверых детей Александр Корниец был назначен на должность зама Киевского облпрокурора осенью 2014 года, когда кадровыми вопросами в ГПУ ведали не менее выдающиеся законники — Анатолий Даниленко и Игорь Билецкий. Однако, мазу за будущего бриллиантового прокурора тогда тянули не они, а нынешний глава ведомства Виктор Шокин. Ну и увесистая сумка с банкнотами мертвых американских президентов…

Уже при генпрокурорстве Шокина, Корниец подавался как кандидат на самые разные должности — то в столицу, то в Одессу, в конечном итоге прокурору была обещана Киевская область. А ведь еще несколько лет назад этот прокурор, начинавший свою карьеру в ведомстве водителем, вляпался в коррупционный скандал и едва избежал уголовного преследования. Революция Достоинства вернула законника на «его место», куда он с радостью пристроил свою супругу Светлану (о ней речь пойдет ниже). Вот такие ребята решили пободаться с Константиновским…

Грузино-американские следы на песке

Нардеп также не сидит без дела, и активно пытается заручиться покровительством сильной руки в противовес ОПГ Гузыря-Корнийца. Но «старые друзья» из «Народного фронта» подсобили только информационно — выдается слив о том, что «песочные схемы» на Киевщине пытается подмять под себя Гузырь и и.о. облпрокурора Игорь Грабец. Понимая, что этого окажется недостаточно для борьбы до победного конца, парламентарий активно ищет более серьезных покровителей во власти… И как показали дальнейшие события, находит. Пригодились «американские» связи в рядах тамошних правоохранителей, которые в свое время подвесили Константиновских на крючок, но «великодушно» позволили обоим братьям Карамазовым, несмотря на обвинения в нескольких покушениях на убийство и устойчивой репутации киллеров, вернуться в Восточную Европу.

9 апреля ситуация накаляется — на место нелегальной добычи в Погребах приезжают правоохранители с обыском (санкцию дал Шевченковский суд Киева): прокуроры, ОГСБЭПовцы, милиционеры, а также компания титушек и «активистов-журналистов» для силового и медийного прикрытия. Охране объекта дали пинка под зад, в «офисе» «Чистого грунта» и «Гидроэкоресурса» начинаются следственные действия. Все по классике — изымается бухгалтерская документация, компьютеры, печати, штампы, а самое главное — техника для намыва песка. Осознавая, что его уютный незаконный бизнес вот-вот пустят ко дну, на место событий прибывает Константиновский и пытается разрулить ситуацию. Вот так выглядели эти события глазами видеокамеры «Карамазова»:

Для полноты картины и понимания того, что обе стороны конфликта «достойны» друг друга, рекомендуем просмотреть также версию событий и с другой стороны.

Важный момент — сегодня опальный Корниец утверждает, что перед тем как уехать Константиновский созванивался с грузинским заместителем генпрокурора Давидом Сакварелидзе. Почему он становится покровителем Карамазова в этом деле, станет понятно чуть позже, когда начнут раскручивать дело «бриллиантовых прокуроров» и на арену выйдут люди из Администрации президента и даже представители США. Для затравки вставим лишь одну ремарку, чтобы внимательный читатель осознал кем, как, на каком уровне и когда начала готовиться скандальная история: еще за полтора месяца до начала «бриллиантового дела», на встрече с американским послом Виктора Шокина настойчиво попросили «остудить пыл» своего зама Гузыря в одном щепетильном «песочном» деле и прислушаться к доводам другого зама Сакварелидзе, который-де знает, что делает и в конфликтном вопросе занимает «правильную сторону». Аккурат тогда же в прокуратуру Киевской области поступило обращение Константиновского с сопроводительным письмом Сакварелидзе о необходимости прекращения следственных действий по делу о намыве песка, а сам Корниец формально был отстранен от дела…

А вот мотивы второго «ангела-хранителя» нардепа — Службы безопасности Украины, изначально были ясны: чекисты намеревались выполнить свою работу, то бишь срубить денег и решить конфликт в пользу того, кто больше заплатит. Получив финансирование от Константиновского, СБУшники через посредника быстро вышли на контакт с ОПГ Гузыря-Корнийца.

Стрелка прокуроров и СБУшников

«Решала» с прокурорской стороны (им стал Валерий Гибаленко) озвучил сумму, которую должен отлистать Константиновский для того, чтобы продолжать нелегальную добычу песка в Погребах — 200 тысяч долларов. Сам парламентарий всем видом показывает, что сдался — 17 июня публично порывает с Аваковым и Турчиновым, и выходит из рядов «Народного фронта». Гузырь, Корниец и Шапакин потирают руки в предвкушении поступления нала, ведь над Карамазовым висит дамоклов меч — уже два месяца как в столе Шокина пылится представление о снятии неприкосновенности с Константиновского.

Как происходили события далее, зафиксировано в материалах суда, которые опубликовал Главком. Если следовать им, то около 10 вечера 26 июня посредник с прокурорской стороны Гибаленко получает 50 тысяч долларов от представителя «Чистого грунта» и «Гидроэкоресурса», но еще не знает, что его «ведут»: в СБУ Киевской области уже было открыто уголовное производство №42015000000001288 о вымогательстве взятки в обмен на закрытие дела в отношении компаний Константиновского и возвращение техники для намыва песка.

Через неделю (3 июля) человек Карамазова передает Валерию Гибаленко вторую часть суммы — на этот раз 100 тысяч долларов. Тогда же, пользуясь тем, что с 30 июня и до 10 июля отсутствует генпрокурор Виктор Шокин, а его замещает Гузырь (след которого в песочном деле уже становится очевидным), начинается реализация удивительно тонкой и грамотной комбинации по осуществлению «подковерного» переворота в верхах ГПУ.

Восстановим хронологию событий

День первый

В воскресное утро 5 июля появляется резонансная информация о том, что в помещении прокуратуры Киевской области ведется обыск по подозрению в получении взятки двух высокопоставленных законников. Подробности становятся известны только вечером, когда экс-глава Консультативного совета при ГПУ, журналист Владимир Бойко в своем Fb публикует пост о том, что около 17:00 бойцы спецподразделения «Альфа» в сопровождении заместителя генерального прокурора Давида Сакварелидзе выломали двери в здании Главного следственного управления ГПУ по улице Борисоглебской, положили «мордой в пол» сотрудников госохраны, и устроили обыск.

Бойко сообщает, что шмон был проведен в нарушение процессуальных норм — без санкции суда, уведомления о проводимых следственных действиях и.о. генпрокурора Владимира Гузыря. Взятка в 200 тысяч долларов, в получении которой подозреваются 1-й замглавы следственного управления ГПУ Владимир Шапакин и заместитель Киевского облпрокурора Александр Корниец, в здании ни ГСУ, ни региональной прокуратуры обнаружена не была. Согласно иной версии, часть денег действительно нашли у Шапакина в кабинете, и это якобы могла быть как раз доля Гузыря за закрытие дела против Константиновского. Сам же и.о. генпрокурора просто рвал и метал вне себя от бешенства — воскресным днем он спустя полчаса после начала обыска на Борисоглебской прибыл туда, при всех порвал удостоверение следователя, который проводил обыск и пообещал того уволить.

Кроме того, и.о. генпрокурора распорядился внести в ЕРДР уголовное производство в отношении Сакварелидзе по признакам ст. 341 УК Украины (захват государственных или общественных зданий и сооружений). После публикации поста в комментарии к Бойко активно начали приходить так называемые «грузинские боты» (особенно рьяно и со «знанием» сути произошедшего ему оппонировал числившийся ранее советником при АП Давид Кизирия, верный сподвижник «грузинских реформаторов»), которые обвиняли журналиста в искажении информации и уверяли, что прокуроров действительно задержали. Откуда у них взялась такая информация, естественно, не уточняли…

Позже выяснится, что параллельно с проведением обысков в прокурорских кабинетах, СБУшники нагрянули и домой к Корнийцу и Шапакину (маски-шоу были в столице и Конотопе, причем имение 1-го зама начальника следственного управления ГПУ шмонали, когда у него гостил Гибаленко). Именно там были обнаружены многотысячные сбережения, затем эти финансы перевезли в Киев и устроили фотосессию в помещениях прокуратуры якобы в подтверждение того, что законник хранил полученные взятки прямо по месту работы.

Вечером же 5 июля, получив «по рогам» от Гузыря, Сакварелидзе обратился с жалобой к своему грузинскому патрону Михаилу Саакашвили, а тот — в посольство США в Украине. В конечном счете из посольства последовал звонок в Администрацию президента, и в результате на утро на Банковую для разбора полетов были вызваны и.о. генпрокурора, глава СБУ Василий Грицак и «грузинский реформатор».

День второй

В результате дело приняло совершенно новый оборот, уже в той трактовке, которая усиленно раскручивается в СМИ последний месяц. «Терки» и распределение ролей участников дальнейшего разоблачения прокуроров в высоких кабинетах шли с самого утра 6 июля. Да так рьяно, что помощники Сакварелидзе дважды объявляли, а затем отменяли пресс-конференцию! Но ближе к обеду высокие стороны таки сошлись во мнении, и около 13:00 начался массовый вброс информации по делу.

Итак, 6 июля торжествующий Константиновский в своем Fb, намного раньше официального сайта СБУ, публикует фото «ковров из долларов», драгоценностей и прочих атрибутов жизни, найденных у Шапакина и Корнийца (позднее нардеп удалит эти снимки, так и не ответив откуда у него взялись материалы под грифом ДСП; впрочем не будут заморачиваться над этим и все остальные «разоблачители»). Как утверждают источники в ведомстве, «фотоотчет» был предоставлен в виде доказательства «успешно выполненного заказа» верхами СБУ.

Дабы восстановить все подробности дела, также напомним базовую версию СБУ: у 1-го зама начальника следственного управления ГПУ Шапакина в ходе обыска нашли 400 тысяч долларов, а у зама Киевского облпрокурора Александра Корнийца — 65 бриллиантов, «калаш» и ювелирные изделия. Вслед за экстазом Константиновского и радостным рапортом Грицака в ход пошла тяжелая артиллерия в виде «нардепо-журналистов» Мустафы Найема и Сергея Лещенко, а также грузин — главы Одесской ОГА Миахила Саакашвили и зама Шокина Давида Сакварелидзе.

Благодаря всей этой честной компании украинская общественность застолбила в своей памяти информацию, что у Шапакина нашли 130 тысяч долларов в кабинете, 30 тысяч долларов и 22 тысячи евро в доме в Конотопе; в столичной квартире — 170 тысяч гривен и 500 тысяч гривен соответственно, а также документы на депозитные вложения на сумму около 800 тысяч гривен. Дополняли этот комплект незарегистрированное огнестрельное оружие и боеприпасы, а также дневник Шапакина, где он вписывал данные о своей бухгалтерии. Улов у Корнийца, по заверениям Найема — 35 пакетов с бриллиантами с общим количеством 65 камней.

«Бородатая женщина» же зашел с тылу, и принялся внедрять в общественное сознание образ обиженного борца за справедливость — батоноСакварелидзе. Ну и не забыл «кинуть леща» гаранту Конституции. «Еще утром Гузырь рвал и метал с угрозами в адрес участников задержания Шапакина, но после доклада Порошенко притих», — описывал скандал Лещенко. Вторил ему и давний партнер по фракции БПП Найем, который еще более сгустил краски: «С утра следователей, которые вели уголовное дело в отношении задержанных Корнийца и Шапакина, вызывали на личные разговоры и угрожали увольнением. Насколько я понимаю, когда эта информация стала просачиваться, в дело вмешался президент, вызвав к себе сначала Владимира Гузыря и Василия Грицака, а потом и Давида Сакварелидзе». Маятник качнулся, а гнев обличителей не знал предела…

Впрочем, устроителям скандала и этого оказалось мало, и дабы окончательно добить Гузыря, его отправляют… на срочную пресс-конференцию. Где на «голубом глазу» он втупую врал о том, что никакого дела в отношении Сакварелидзе нет и не могло быть.

«Я в это время был за пределами города, однако, мне хватило 20 минут, чтобы приехать в здание ГПУ, и в итоге я позволил следователю подняться туда, куда он хотел, и изъять то, что он хотел», — говорил и.о. генпрокурора.

По его словам, было начато служебное расследование не в отношении Сакварелидзе, а относительно действий спецназовцев, поскольку те сломали двери в кабинете первого замглавы ГСУ ГПУ, не дождавшись, когда им принесут ключи. «Молодой следователь вместе с представителями СБУ, которые обеспечивали его безопасность, намеревался провести обыск в кабинете одного из руководителей Главного следственного управления ГПУ. Это помещение имеет особый статус, оно является режимным объектом, где сконцентрировано много совершенно секретной информации, и следователь был предупрежден об этом «, — Гузырь как будто на ходу придумывал отмазки.

День третий

7 июля Печерский районный суд Киева избрал меру пресечения в виде содержания под стражей, с альтернативой залога в сумме 3,2 млн грн., Гибаленко, Шапакину и Корнийцу. В принципе, все прошло ожидаемо, за исключением одного: впервые публично было объявлено о существовании третьего фигуранта дела. Стало быть, имеем организованную преступную группу со связями в высшем руководстве Генпрокуратуры!

На этом фоне потерялись аргументы защитников Гибаленко и Корнийца, хотя именно эти доводы в дальнейшей и будут использоваться ими в процессе.

Так, адвокат прокурора Виктор Петруненко заявил, что обнаруженные при обыске ювелирные изделия были не из бриллиантов, а из циркония (дешевый заменитель, часто используемый в качестве подделки под брюллик или алмаз). Кроме того, защитник заявил о том, что никакая экспертиза изъятого у Корнийца не проводилась.

Адвокат Гибаленко Борис Денисенко же заявил: «Деньги, которые так пафосно выкладывает СБУ в качестве вещественных доказательств, эти деньги были подкинуты работниками СБУ в ходе оперативно-следственных действий. По сути, их Гибаленко Валерий не взял. Они просто пришли в офис, и нашли там деньги».

День четвертый

8 июля Гузырь подписывает приказ об отстранении Корнийца и Шапакина от работы, который вываливает в сеть Найем с публичным порицанием.

Параллельно «прогрессивную общественность» подводят к тому, что Гузырь должен как минимум с позором покинуть ГПУ, а Корниец и Шапакин — осуждены по полной. Но как покажут дальнейшие события, и.о. генпрокурора и не думал сдаваться, а просто взял паузу и ждал возвращения из отпуска Шокина.

День пятый

9 июля тихой сапой жена 1-го зама начальника следственного управления ГПУ Владимира Шапакина вносит установленные судом 3,2 миллиона гривен, и прокурор выходит на свободу.

Семейные ценности проявляются и у Корнийца. Содержанец Коломойского и Турчинова главред «Цензора» Юрий Бутусов уверяет, что сын зама Киевского облпрокурора — злостный уклонист от армии, а в ходе обыска у надзорника дома были обнаружены три повестки (последняя из которых извещала, что сына Корнийца объявили в розыск).

Образ злодея дополняет жена Корнийца Светлана, которая «по чистой случайности» успешно делает карьеру рядом с мужем в прокуратуре Киевской области -на должности начальника отдела за соблюдением законов органами, которые ведут борьбу с организованной преступностью, процессуального руководства и поддержки гособвинения. Скрепляли прокурорские узы не только рабочие отношения, а и несколько десятков банковских ячеек (по одним данным — 40, по другим — 80), открытых в разных банках четой, а также поручительство по кредиту, который взял зам прокурора Киевской области на сумму свыше 800 тысяч долларов.

День шестой

Из отпуска возвращается Шокин, и инициаторы подогреваемого скандала ставят ему условие — глава ГПУ перераспределяет полномочия между замами, и отдает «следствие» грузину Сакварелидзе. Ввиду того, что у Виктора Николаевича есть свой фаворит — Юрий Столярчук, генпрокурор отказывается. В это же время «куратор» бриллиантовых прокуроров Владимир Гузырь пытается круто изменить ситуацию в свою пользу.

Он командует внести в ЕРДР уголовное производство о превышении служебных полномочий (ст. 365 УК Украины) со стороны прокуроров и следователей, участвовавших в обысках 5 июля. Номер дела (№42015000000001343) оперативно сливается в сеть оппонентами Гузыря, а Шокин оказывается между молотом и наковальней: с одной стороны верные друзья-товарищи, с другой — масс-медиа, АП и самое главное — американское посольство. Не решаясь идти ва-банк генпрокурор говорит (именно говорит!), что закрывает дело о превышении полномочий. На выходные обе стороны конфликта берут паузу и обдумывают дальнейшие действия.

Часть вторая — возвращение Джедая

Власть ушла, как песок, сквозь пальцы: история одного переворота в ГПУ. Часть вторая — возвращение Джедая

В завершающей части самого громкого скандала за всю эпоху генпрокуратуры — аргументы защиты «бриллиантовых прокуроров», подковерная война за кресло генпрокурора между Матиосом и Сакварелидзе, в которую втянули не только ГПУ, верхушку политических партий, а и даже экс-министра доходов и сборов Александра Клименко.

Что осталось за кадром первой недели бриллиантового дела?

Как обычно, борьба различных группировок за власть.

Во-первых, подписание Петром Порошенко ранее принятых парламентом изменений в закон «О прокуратуре». Таким образом, принятые парламентариями новеллы вступили в силу 15 июля.

Во-вторых, настойчивая просьба, озвученная Виктору Шокину аккурат после возвращения из отпуска: переподчинить «следствие» Давиду Сакварелидзе (на данный момент его курирует Юрий Столярчук).

В третьих, «отдохнувший» Шокин внезапно понял, что его пытаются сделать руководителем без полномочий. Ведь аппетиты «младореформаторов», за которыми маячат американцы и отдельные чиновники из АП, не исчерпываются «грузинскими» просьбами. Команда «молодых реформаторов» намеревалась (и продолжает лелеять эту мысль) замкнуть на себе наиболее денежные направления: кадровое, процессуальное и «следственное». Генпрокурор же отказывался отступать, сдавая позиции и своих людей, а потому — готовил контратаку…

«День взятия Бастилии прошел впустую…»

Обострение произошло 14 июля, за день до вступления в силу закона «О прокуратуре». В этот день выясняется, что в Едином реестре досудебных расследований накануне зарегистрировано дело № 4201500000001453, открытое решением старшего следователя по особо важным делам управления по расследованию особо важных дел Дмитрия Суса (человек обоймы Гузыря). Десять следаков, которые участвовали в разработке Корнийца и Шапакина, обвиняются во внесении недостоверных сведений в дело, возбужденное еще в момент начала проведения ОРД в отношении прокуроров за их терки с песочными старателями.

Начинается цирк: в парламенте нардеп-журналист Найем заявляет о том, что Шокин давит на подчиненных Сакварелидзе и Касько и пытается забрать к себе дело бриллиантовых прокуроров. В это же время, под стены ГПУ спешно собирают радетелей «за все хорошее» — Автомайдан и Центр Противодействия коррупции (таковых собралось не более четырех десятков, журналистов оказалось едва ли не столько же), которые устраивают малочисленный митинг для телекамер с бенефисом обиженных замов главы ГПУ в финале. Оценить массовость акции можно по этому фото:

Найем заявляет, что Столярчук в Печерском суде требует разрешения на доступ к трафику телефонных номеров членов «группировки Касько-Сакварелидзе», а Шокин едет в Апелляционный суд требовать признания обысков 5 июля незаконными. Сами замы главы ГПУ на «голубом глазу» утверждают о колоссальном давлении, оказываемом на них. А вот обратная сторона медали — на самом деле «судейская» атака велась как раз со стороны «реформаторов», которые задним числом выбивали у суда разрешение на уже проведенный ими обыск у Корнийца и Шапакина (что подтверждает его незаконность и в дальнейшем даст основания не рассматривать часть вещдоков в суде)! Почему Шокин пошел на конфликт? Источники в ГПУ утверждают, что все выходные генпрокурор провел за изучением скандального бриллиантового дела и нашел в нем массу нестыковок.

Инициаторы скандала, в свою очередь, не могли допустить прокола на глазах у своих кураторов, а потому организовали форменную истерию. Особенно вопил Касько. Внезапно он вспомнил, что у одного из задержанных прокуроров (впоследствии он будет говорить об обоих) в ходе обысков нашли наркотики…

Верхом же правового нигилизма в этот день является организация трансляции прямо в стенах ГПУ, которую якобы организовали журналисты у кабинета, доступ к которому якобы пытался получить Шокин. Через 5 минут после начала работы камеры стало ясно, что это за СМИ — в монитор камеры напряженно смотрел Давид Кизирия (тот самый, что активно продвигал линию Сакварелидзе-Касько в комментариях у Владимира Бойко 5 июля). Пытаясь пресечь творящийся бедлам, Порошенко вновь собирает у себя генпрокурора (на этот раз уже Шокина, а не его и.о.) и Сакварелидзе. Снова дежурные улыбки, ничего не значащие фразы и… новое обострение.

«Дело чести» Гузыря

Ведь, несмотря ни на что, даже будучи уже уволенными из ГПУ фигуранты бриллиантового дела и их куратор Гузырь, продолжают бороться. 17 июля залог в размере 3,2 миллиона гривен был внесен за Валерия Гибаленко (через 7 дней после этого на свободе, уплатив вдвое большую суму, окажется и Шапакин), а 20 июля рассматривается апелляция Корнийца. Демократические СМИ основной акцент из процесса сделали на том, что прокурор жил в доме стоимостью свыше 5 миллионов гривен и на протяжении последних 5 лет больше 20 раз летал за границу — преимущественно в Лондон.

Гораздо более интересным явилось поведение процессуального прокурора по делу Виктора Опанасенко (на него, в частности, ополчился Шокин, Гузырь и прочая «старая братия»). Причину этого раскрыла адвокат Корнийца Людмила Иванчик, которая предоставила документы, подтверждающие фальсификацию заключения Государственного геммологического центра о результате экспертизы. Речь идет о стоимости тех самых бриллиантов, что были найдены у зама прокурора Киевской области.

Дело в том, что в представленном прокурором Опанасенко документе «просматривается текст, который искусственно удален или завуалирован, и это вместе завуалировано печатью и подписью».

А вот в оригинале вывода Государственного гемологического центра указана стоимость изъятых бриллиантов, которая составляет всего 701 (семьсот один) доллар США, а не миллионы гривен, о чем без устали три недели говорили «младореформаторы».

Такой «прокол» тут же пытаются нивелировать у Касько: зам генпрокурора дает указание открывать на Корнийца и Шапакина новые дела, теперь уже — за хранение кокаина. Человеческим языком ситуация выглядит следующим образом: инициаторы бриллиантового дела понимают, что имеющиеся в их распоряжении доводы и доказательства, несмотря на поддержку СМИ, для суда могут оказаться сомнительными, а потому вешают обвиняемым все новые и новые эпизоды… Давление на пожилого и болезненного главу ГПУ усиливается.

Шокину указали на место

В этот момент не выдерживают нервы у самого генпрокурора, который выходит на пресс-конференцию 21 июля и заявляет, что его готовятся «уничтожить физически». «У меня есть обоснованные основания, что в отношении меня готовятся разного рода провокации, в том числе и с моим здоровьем… У меня есть обоснованные основания считать, что меня хотят уничтожить физически. Об этом я сообщил президенту Украины и СБУ, сообщаю и вам… И, к сожалению, в связи с тем, что я встал на путь, и стоял, и буду стоять на борьбе с коррупцией, по всем направлениям без исключения. Я мешаю многим добывать незаконно янтарь, песок, мешаю другим незаконным сделкам», — сказал Шокин.

Пока общественность посмеивалась над таким заявлением генпрокурора (в приемной на Резнцикой нашли наган, который на 20 лет старше Шокина) и вспоминала гранату, которую ему обещал засунуть в задницу 10 лет назад опальный СБУшник Валентин Крыжановский, в ближнем кругу генпрокурора действительно было не до смеха. Ведь повод для опасений у генпрокурора действительно был. А само его заявление было сделано не столько для журналистов, сколько для «американских друзей», которые уже неоднократно требовали Шокина пустить бриллиантовое дело на самотек, слиться и оставить в покое песочные темы Константиновского, а также прочие вопросы, которые курируют «ребята Пайетта».

22 июля главу ГПУ вновь вызвали на ковер в посольство США, где выдали последнее предупреждение, потребовав уволить Гузыря, а 28 июля это указание было выполнено.

Через день на свободе оказывается Корниец (придумав вообще фантастическую историю о том, что ему срочно требуется госпитализация и залог в размере 3,2 миллиона гривен за него оплатила адвокат), а на прокурора, фальсифицировавшего материалы геммологической экспертизы бриллиантов, заводится дело. Борьба прокурорских бульдогов под ковром продолжается…

С какими же вистами вышли из захватывающей драмы законники на данный момент?

Борьба за кресло генпрокурора. Начало…

16 июля Киевская область получает полноценного прокурора, это первая промежуточная победа «младореформаторов». Они уверены, что Евгений Бондаренко более чутко будет относиться как к просьбам АП, так и иностранных кураторов Украины.

Сам же Шокин, который на текущей неделе в третий раз за полгода своего генпрокурорства исчез с радаров (то ли очередной отпуск, то ли больничный) аккурат в разгар скандала с тестами для кандидатов на замещение вакансий руководителей местных прокуратур , где снова таки столкнулся лбом с «забаганками» Сакварелидзе, наконец понял, заложником какого подковерного переворота он стал за последний месяц.

Генпрокурор фактически лишился монополии на двух важнейших участках работы, функции которых вовсю принялись дублировать поддерживаемые из АП «младопрокуроры». Следствие генеральной инспекции, возглавляемое грузином, перехватило на себя обязанности Управления внутренней безопасности, а функционал стандартного следственного управления перехватывало процессуальное управление Касько. А с учетом того, что облпрокуроров (вотчину Шокина) согласно новым порядкам отодвигали от прямого управления руководителями местных прокуратур, перспективы Виктора Николаевича стали выглядеть еще более пессимистично.

Главе ГПУ указывают не рыпаться и ждать осени, когда его сменит новый генпрокурор (в пакете с переформатирование Кабмина). Параллельно начинается кастинг кандидатов на должность нового главы ГПУ: основные фамилии претендентов у всех на слуху — Сакварелидзе и Матиос.

Проделки Матиоса

Грузина сразу же пытаются оттеснить от гонки уже на низком старте: в сеть вбрасывается фейковое интервью экс-министра доходов и сборов Александра Клименко, в котором тот рассыпается… в комплиментах в адрес Сакварелидзе. Очевидная подстава, но она дает эффект…

Понимая, что такой вал негатива может сбить реформаторский налет и пиар, куратор грузинского зама главы ГПУ Михаил Саакашвили в этой ситуации ориентируется быстрее всех и дает «шуточный отбой». В ходе своей пресс-конференции в Кабмине губернатор Одесской области отшучивается, что Сакварелидзе еще рано думать о главном кресле на Резницкой, ведь «кандидат» пока еще не женат…

Кто был автором вбросафейкового интервью Клименко — и к гадалке не ходи…Особенно в свете того, что экс-министру приписывают восхищение двумя главными оппонентами Матиоса — Сакварелидзе и 1-м замом главного военного прокурора Виктором Жербицким. Источники в ГПУ утверждают, что своих денег Матиос за размещение целой волны публикаций липового интервью Клименко не клал, а раскрутил на это представителей рейдерской группировки во главе с Геннадием Корбаном. Интерес последнего также ясен — будущий кандидат в мэры Киева через своих доверенных лиц (ОПГ во главе с Сергеем Касьяновым и Василием Астионом) хоть и сумел купить в суде «нужное решение за 50 тысяч долларов, но понимает слабость своих аргументов в продолжающейся борьбе за сельхозпредприятие «Чумаки», а потому всячески пытается блокировать решение этого дела по справедливости, и заранее пытается «связать» грузинского зама главы ГПУ с Клименко. Впрочем, мы немного отвлеклись от главного…

Взгляд в будущее

В ситуации с подвешенным состоянием главы ГПУ, подлил масла в огонь и глава фракции БПП в парламенте Юрий Луценко. Тешащий себя надеждой вернуться в кресло главы МВД (а при случае — отхватить даже вице-премьерство с кураторством силового блока) он заявил, что у Шокина есть время до сентября, чтобы направить в суд обвинения против экс-президента. Те, кто знакомы с материалами «дела Януковича» утверждают, что условие, мягко говоря, не совсем реалистичное.

Уже ни для кого не секрет, что в ГПУ на сегодня имеется два противоборствующих лагеря. На одной стороне — Шокин со своими людьми (Столярчук, Севрук) и «скелетами в шкафу» (Гузырь, Корниец, Шапакин) , с другой — Сакварелидзе в союзе с Касько. Последнему обещана должность 1-го зама, если грузинский реформатор станет главой ГПУ. В Администрации президента, где были крайне недовольны существующей схемой распределения черного нала в ГПУ людьми Шокина (бытует версия, что на Банковой захотели полностью замкнуть на себя этот щепетильный процесс), такой вариант на данный момент видится удобоваримым. Не говоря уже о «американских друзьях» и кураторах младореформаторов.

Вряд ли Виктор Николаевич думал, что так обернется попытка его верного Гузыря «подмять» под себя песочные схемы Вячеслава Константиновского, но история не терпит сослагательного наклонения…

По информации Інформаційного порталу Україна без корупції. www.coruption.netПесочные барханы уже утащили за собой 1-го зама генпрокурора Владимира Гузыря, 1-го замначальника следственного управления ГПУ Владимира Шапакина, зама Киевского облпрокурора Александра Корнийца, а ранее — бывшего прокурора Киевщины Виктора Безкоровайного. На очереди — Виктор Шокин.

Изначально сообщим читателям, которые в «бриллиантово-песочном деле» предпочли занять позицию любой из сторон конфликта, что незаконная добыча песка на Киевщине — это константа, которая присутствовала во все годы независимости. Сменялись официальные власти, «крыши», смотрящие, а нелегальный бизнес в районе села Погребы в Броварском районе продолжал цвести и пахнуть. Да так, что в 2012 году местные экологи констатировали — вследствие вмешательства «песочных дел мастеров» речка Десна смыла 60 гектаров прибрежной зоны. Законностью тут и не пахло.

Впрочем, организаторам и рядовым участникам этой незаконной схемы, которую в период президентства Виктора Януковича пытался подмять под себя на региональном уровне тогдашний губернатор Киевщины Анатолий Присяжнюк (и часть чиновников пониже рангом а-ля тогдашний облпрокурор Михаил Витязь и замглавы областного совета Юрий Павлов), было глубоко наплевать на закон, потенциальные риски экосреды и даже угрозу наводнения. Разумную грань дозволенного застилали упаковки вечнозеленых банкнот, которые они поднимали на этом деле…

Сейчас уже трудно сказать, в какой конкретно период времени участок под Погребами застолбили за собой ООО «Гидроэкоресурс» и ООО «Чистый грунт» (имеется информация, что ребята хозяйничают там уже два года после того, как оттуда выбросили еще одних старателей — фирму «Криейт»), и какую зарплату за организацию нелегальной добычи получали от известного в криминальных кругах 90-х годов (а ныне «героя АТО» и нардепа) Вячеслава Константиновского оформленные владельцем и директором «Гидроэкоресурса» Александр Анаприенко и вписанные «собственниками» «Чистого грунта» Николай Морозов и Олег Теслер. Однозначно лишь, что песок добывался без каких-либо разрешительных документов: у старателей не было как разрешения от Госводагентства на дноуглубительные работы земель водного фонда, так и права на добычу полезных ископаемых. Поговаривают, что в карманы региональных руководителей налоговой, прокуратуры и милиции Киевщины капало по 3 гривны за каждый незаконно добытый и проданный куб песка. Другой источник говорит, что эти цифры были актуальны в конце 2013 года, ведь Евромайдан, АТО и «реформы» новой власти девальвировали гривну почти втрое, привнеся в этот бизнес новые расценки, естественно, в сторону увеличения.

В деле «Толя-Супермаркет»

Зафиксируем также, что смена режима прошла безболезненно для бизнеса «Карамазова»: летом 2014 года объект начал расширяться, а тогдашний прокурор Киевщины Виктор Безкоровайный, а также назначенный уже осенью главным милиционером области Виктор Троян с радостью «революционеров достоинства» вошли в долю и в накладе не оказались. Задача, которая стояла перед этими блюстителями порядка, была проста как день — оберегать участок нелегальной добычи от пытливых глаз других охотников нажиться на песке из среды правоохранителей.

Однако столь амбициозным планам снимать сливки с песка попытался помешать заместитель тогдашнего генпрокурора Виталия Яремы Анатолий Даниленко, который лелеял надежду загнать все незаконные точки добычи песка, как минимум на Киевщине, под свою крышу.

Посыпались проверки, на объект стали захаживать не подчиняющиеся Безкоровайному прокуроры, налоговики, и даже столичные ОГСБЭПовцы (невзирая на то, что песочный карьер находится за пределами Киева), которые клали с прибором на Трояна и даже всесильного на тот момент замминистра МВД Сергея Чеботаря.

В конце декабря 2014 года ситуация обострилась, и «Карамазову» выдали последнее китайское предупреждение: в ходе очередного рейда правоохранителей старателей разогнали, но технику изымать не стали. Оценить масштабы незаконного песочного промысла можно на этом видео:

Константиновский активно сопротивлялся, и отказывался идти под крышу Даниленко. Собственно потому в разгар кампании по сливу Виталия Яремы он оказался одним из немногих членов фракции «Народного фронта», который 15 января 2015 года поставил свой автограф под проектом постановления о вынесении недоверия генпрокурору. Параллельно парламентарий пытался получить защиту от коллег по фракции (в лице секретаря СНБО Александра Турчинова и главы МВД Арсена Авакова), и требовал обуздать зама генпрокурора. В конечном итоге Даниленко, а следом за ним и Ярема покинули ГПУ, и на два месяца все забыли о Погребах.

Глупый Гузырь робко прячет, умный — гордо достает

Впрочем, виктория Константиновского оказалась пирровой, ведь когда зашедшая на Резницкую новая-старая команда в лице Виктора Шокина и Владимира Гузыря чуток обжилась и вошла в курс дел, все началось сначала. 1-й зам главы ГПУ оценил креативную идею Даниленко, и принялся загонять нелегальных старателей в стойло, только под свою крышу. За дело взялись рьяно: стоявший на пути реализации «новой схемы» Виктор Безкоровайный был люстрирован, а контроль за песочными темами на Киевщине Гузырь доверил заму облпрокурора — своему (да и Шокина) давнему товарищу Александру Корнийцу. Последний решает поднять дело выше по инстанции, чтобы не оставить «Карамазову» выбора и убедить того слиться, не дав ни единого шанса решить проблему «на земле».

Послушаем на этот счет бывшего главу Консультативного совета при ГПУ и наиболее авторитетного журналиста в прокурорской тематике в Украине Владимира Бойко: «С целью загнать Константиновского под прокурорскую крышу Корниец, пользуясь своей дружбой с Гузырем и Шокиным, организовал открытие уголовного производства в главном следственном управлении ГПУ (отсюда в деле и появился 1-й заместитель начальника ГСУ ГПУ Владимир Шапакин, еще один «давний товарищ» верхушки генпрокуратуры — прим. ред.), по результатам которого Шокин должен был внести представление в Верховную Раду о снятии с Константиновского неприкосновенности».

Кто такие Корниец и Шапакин?

Еще полтора месяца назад о этих «выдающихся» прокурорах в СМИ были единичные упоминания, а сегодня их дело обсуждают во всей стране. Откуда же взялись эти законники в прокуратуре Украины Революции Достоинства? Ответ очевиден — какая революция, такие и прокуроры… О Шапакине скажем буквально одним абзацем — это переживший немало вместе с Шокиным и его людьми в ГПУ, человек крайне непубличный.

Отец четверых детей Александр Корниец был назначен на должность зама Киевского облпрокурора осенью 2014 года, когда кадровыми вопросами в ГПУ ведали не менее выдающиеся законники — Анатолий Даниленко и Игорь Билецкий. Однако, мазу за будущего бриллиантового прокурора тогда тянули не они, а нынешний глава ведомства Виктор Шокин. Ну и увесистая сумка с банкнотами мертвых американских президентов…

Уже при генпрокурорстве Шокина, Корниец подавался как кандидат на самые разные должности — то в столицу, то в Одессу, в конечном итоге прокурору была обещана Киевская область. А ведь еще несколько лет назад этот прокурор, начинавший свою карьеру в ведомстве водителем, вляпался в коррупционный скандал и едва избежал уголовного преследования. Революция Достоинства вернула законника на «его место», куда он с радостью пристроил свою супругу Светлану (о ней речь пойдет ниже). Вот такие ребята решили пободаться с Константиновским…

Грузино-американские следы на песке

Нардеп также не сидит без дела, и активно пытается заручиться покровительством сильной руки в противовес ОПГ Гузыря-Корнийца. Но «старые друзья» из «Народного фронта» подсобили только информационно — выдается слив о том, что «песочные схемы» на Киевщине пытается подмять под себя Гузырь и и.о. облпрокурора Игорь Грабец. Понимая, что этого окажется недостаточно для борьбы до победного конца, парламентарий активно ищет более серьезных покровителей во власти… И как показали дальнейшие события, находит. Пригодились «американские» связи в рядах тамошних правоохранителей, которые в свое время подвесили Константиновских на крючок, но «великодушно» позволили обоим братьям Карамазовым, несмотря на обвинения в нескольких покушениях на убийство и устойчивой репутации киллеров, вернуться в Восточную Европу.

9 апреля ситуация накаляется — на место нелегальной добычи в Погребах приезжают правоохранители с обыском (санкцию дал Шевченковский суд Киева): прокуроры, ОГСБЭПовцы, милиционеры, а также компания титушек и «активистов-журналистов» для силового и медийного прикрытия. Охране объекта дали пинка под зад, в «офисе» «Чистого грунта» и «Гидроэкоресурса» начинаются следственные действия. Все по классике — изымается бухгалтерская документация, компьютеры, печати, штампы, а самое главное — техника для намыва песка. Осознавая, что его уютный незаконный бизнес вот-вот пустят ко дну, на место событий прибывает Константиновский и пытается разрулить ситуацию. Вот так выглядели эти события глазами видеокамеры «Карамазова»:

Для полноты картины и понимания того, что обе стороны конфликта «достойны» друг друга, рекомендуем просмотреть также версию событий и с другой стороны.

Важный момент — сегодня опальный Корниец утверждает, что перед тем как уехать Константиновский созванивался с грузинским заместителем генпрокурора Давидом Сакварелидзе. Почему он становится покровителем Карамазова в этом деле, станет понятно чуть позже, когда начнут раскручивать дело «бриллиантовых прокуроров» и на арену выйдут люди из Администрации президента и даже представители США. Для затравки вставим лишь одну ремарку, чтобы внимательный читатель осознал кем, как, на каком уровне и когда начала готовиться скандальная история: еще за полтора месяца до начала «бриллиантового дела», на встрече с американским послом Виктора Шокина настойчиво попросили «остудить пыл» своего зама Гузыря в одном щепетильном «песочном» деле и прислушаться к доводам другого зама Сакварелидзе, который-де знает, что делает и в конфликтном вопросе занимает «правильную сторону». Аккурат тогда же в прокуратуру Киевской области поступило обращение Константиновского с сопроводительным письмом Сакварелидзе о необходимости прекращения следственных действий по делу о намыве песка, а сам Корниец формально был отстранен от дела…

А вот мотивы второго «ангела-хранителя» нардепа — Службы безопасности Украины, изначально были ясны: чекисты намеревались выполнить свою работу, то бишь срубить денег и решить конфликт в пользу того, кто больше заплатит. Получив финансирование от Константиновского, СБУшники через посредника быстро вышли на контакт с ОПГ Гузыря-Корнийца.

Стрелка прокуроров и СБУшников

«Решала» с прокурорской стороны (им стал Валерий Гибаленко) озвучил сумму, которую должен отлистать Константиновский для того, чтобы продолжать нелегальную добычу песка в Погребах — 200 тысяч долларов. Сам парламентарий всем видом показывает, что сдался — 17 июня публично порывает с Аваковым и Турчиновым, и выходит из рядов «Народного фронта». Гузырь, Корниец и Шапакин потирают руки в предвкушении поступления нала, ведь над Карамазовым висит дамоклов меч — уже два месяца как в столе Шокина пылится представление о снятии неприкосновенности с Константиновского.

Как происходили события далее, зафиксировано в материалах суда, которые опубликовал Главком. Если следовать им, то около 10 вечера 26 июня посредник с прокурорской стороны Гибаленко получает 50 тысяч долларов от представителя «Чистого грунта» и «Гидроэкоресурса», но еще не знает, что его «ведут»: в СБУ Киевской области уже было открыто уголовное производство №42015000000001288 о вымогательстве взятки в обмен на закрытие дела в отношении компаний Константиновского и возвращение техники для намыва песка.

Через неделю (3 июля) человек Карамазова передает Валерию Гибаленко вторую часть суммы — на этот раз 100 тысяч долларов. Тогда же, пользуясь тем, что с 30 июня и до 10 июля отсутствует генпрокурор Виктор Шокин, а его замещает Гузырь (след которого в песочном деле уже становится очевидным), начинается реализация удивительно тонкой и грамотной комбинации по осуществлению «подковерного» переворота в верхах ГПУ.

Восстановим хронологию событий

День первый

В воскресное утро 5 июля появляется резонансная информация о том, что в помещении прокуратуры Киевской области ведется обыск по подозрению в получении взятки двух высокопоставленных законников. Подробности становятся известны только вечером, когда экс-глава Консультативного совета при ГПУ, журналист Владимир Бойко в своем Fb публикует пост о том, что около 17:00 бойцы спецподразделения «Альфа» в сопровождении заместителя генерального прокурора Давида Сакварелидзе выломали двери в здании Главного следственного управления ГПУ по улице Борисоглебской, положили «мордой в пол» сотрудников госохраны, и устроили обыск.

Бойко сообщает, что шмон был проведен в нарушение процессуальных норм — без санкции суда, уведомления о проводимых следственных действиях и.о. генпрокурора Владимира Гузыря. Взятка в 200 тысяч долларов, в получении которой подозреваются 1-й замглавы следственного управления ГПУ Владимир Шапакин и заместитель Киевского облпрокурора Александр Корниец, в здании ни ГСУ, ни региональной прокуратуры обнаружена не была. Согласно иной версии, часть денег действительно нашли у Шапакина в кабинете, и это якобы могла быть как раз доля Гузыря за закрытие дела против Константиновского. Сам же и.о. генпрокурора просто рвал и метал вне себя от бешенства — воскресным днем он спустя полчаса после начала обыска на Борисоглебской прибыл туда, при всех порвал удостоверение следователя, который проводил обыск и пообещал того уволить.

Кроме того, и.о. генпрокурора распорядился внести в ЕРДР уголовное производство в отношении Сакварелидзе по признакам ст. 341 УК Украины (захват государственных или общественных зданий и сооружений). После публикации поста в комментарии к Бойко активно начали приходить так называемые «грузинские боты» (особенно рьяно и со «знанием» сути произошедшего ему оппонировал числившийся ранее советником при АП Давид Кизирия, верный сподвижник «грузинских реформаторов»), которые обвиняли журналиста в искажении информации и уверяли, что прокуроров действительно задержали. Откуда у них взялась такая информация, естественно, не уточняли…

Позже выяснится, что параллельно с проведением обысков в прокурорских кабинетах, СБУшники нагрянули и домой к Корнийцу и Шапакину (маски-шоу были в столице и Конотопе, причем имение 1-го зама начальника следственного управления ГПУ шмонали, когда у него гостил Гибаленко). Именно там были обнаружены многотысячные сбережения, затем эти финансы перевезли в Киев и устроили фотосессию в помещениях прокуратуры якобы в подтверждение того, что законник хранил полученные взятки прямо по месту работы.

Вечером же 5 июля, получив «по рогам» от Гузыря, Сакварелидзе обратился с жалобой к своему грузинскому патрону Михаилу Саакашвили, а тот — в посольство США в Украине. В конечном счете из посольства последовал звонок в Администрацию президента, и в результате на утро на Банковую для разбора полетов были вызваны и.о. генпрокурора, глава СБУ Василий Грицак и «грузинский реформатор».

День второй

В результате дело приняло совершенно новый оборот, уже в той трактовке, которая усиленно раскручивается в СМИ последний месяц. «Терки» и распределение ролей участников дальнейшего разоблачения прокуроров в высоких кабинетах шли с самого утра 6 июля. Да так рьяно, что помощники Сакварелидзе дважды объявляли, а затем отменяли пресс-конференцию! Но ближе к обеду высокие стороны таки сошлись во мнении, и около 13:00 начался массовый вброс информации по делу.

Итак, 6 июля торжествующий Константиновский в своем Fb, намного раньше официального сайта СБУ, публикует фото «ковров из долларов», драгоценностей и прочих атрибутов жизни, найденных у Шапакина и Корнийца (позднее нардеп удалит эти снимки, так и не ответив откуда у него взялись материалы под грифом ДСП; впрочем не будут заморачиваться над этим и все остальные «разоблачители»). Как утверждают источники в ведомстве, «фотоотчет» был предоставлен в виде доказательства «успешно выполненного заказа» верхами СБУ.

Дабы восстановить все подробности дела, также напомним базовую версию СБУ: у 1-го зама начальника следственного управления ГПУ Шапакина в ходе обыска нашли 400 тысяч долларов, а у зама Киевского облпрокурора Александра Корнийца — 65 бриллиантов, «калаш» и ювелирные изделия. Вслед за экстазом Константиновского и радостным рапортом Грицака в ход пошла тяжелая артиллерия в виде «нардепо-журналистов» Мустафы Найема и Сергея Лещенко, а также грузин — главы Одесской ОГА Миахила Саакашвили и зама Шокина Давида Сакварелидзе.

Благодаря всей этой честной компании украинская общественность застолбила в своей памяти информацию, что у Шапакина нашли 130 тысяч долларов в кабинете, 30 тысяч долларов и 22 тысячи евро в доме в Конотопе; в столичной квартире — 170 тысяч гривен и 500 тысяч гривен соответственно, а также документы на депозитные вложения на сумму около 800 тысяч гривен. Дополняли этот комплект незарегистрированное огнестрельное оружие и боеприпасы, а также дневник Шапакина, где он вписывал данные о своей бухгалтерии. Улов у Корнийца, по заверениям Найема — 35 пакетов с бриллиантами с общим количеством 65 камней.

«Бородатая женщина» же зашел с тылу, и принялся внедрять в общественное сознание образ обиженного борца за справедливость — батоноСакварелидзе. Ну и не забыл «кинуть леща» гаранту Конституции. «Еще утром Гузырь рвал и метал с угрозами в адрес участников задержания Шапакина, но после доклада Порошенко притих», — описывал скандал Лещенко. Вторил ему и давний партнер по фракции БПП Найем, который еще более сгустил краски: «С утра следователей, которые вели уголовное дело в отношении задержанных Корнийца и Шапакина, вызывали на личные разговоры и угрожали увольнением. Насколько я понимаю, когда эта информация стала просачиваться, в дело вмешался президент, вызвав к себе сначала Владимира Гузыря и Василия Грицака, а потом и Давида Сакварелидзе». Маятник качнулся, а гнев обличителей не знал предела…

Впрочем, устроителям скандала и этого оказалось мало, и дабы окончательно добить Гузыря, его отправляют… на срочную пресс-конференцию. Где на «голубом глазу» он втупую врал о том, что никакого дела в отношении Сакварелидзе нет и не могло быть.

«Я в это время был за пределами города, однако, мне хватило 20 минут, чтобы приехать в здание ГПУ, и в итоге я позволил следователю подняться туда, куда он хотел, и изъять то, что он хотел», — говорил и.о. генпрокурора.

По его словам, было начато служебное расследование не в отношении Сакварелидзе, а относительно действий спецназовцев, поскольку те сломали двери в кабинете первого замглавы ГСУ ГПУ, не дождавшись, когда им принесут ключи. «Молодой следователь вместе с представителями СБУ, которые обеспечивали его безопасность, намеревался провести обыск в кабинете одного из руководителей Главного следственного управления ГПУ. Это помещение имеет особый статус, оно является режимным объектом, где сконцентрировано много совершенно секретной информации, и следователь был предупрежден об этом «, — Гузырь как будто на ходу придумывал отмазки.

День третий

7 июля Печерский районный суд Киева избрал меру пресечения в виде содержания под стражей, с альтернативой залога в сумме 3,2 млн грн., Гибаленко, Шапакину и Корнийцу. В принципе, все прошло ожидаемо, за исключением одного: впервые публично было объявлено о существовании третьего фигуранта дела. Стало быть, имеем организованную преступную группу со связями в высшем руководстве Генпрокуратуры!

На этом фоне потерялись аргументы защитников Гибаленко и Корнийца, хотя именно эти доводы в дальнейшей и будут использоваться ими в процессе.

Так, адвокат прокурора Виктор Петруненко заявил, что обнаруженные при обыске ювелирные изделия были не из бриллиантов, а из циркония (дешевый заменитель, часто используемый в качестве подделки под брюллик или алмаз). Кроме того, защитник заявил о том, что никакая экспертиза изъятого у Корнийца не проводилась.

Адвокат Гибаленко Борис Денисенко же заявил: «Деньги, которые так пафосно выкладывает СБУ в качестве вещественных доказательств, эти деньги были подкинуты работниками СБУ в ходе оперативно-следственных действий. По сути, их Гибаленко Валерий не взял. Они просто пришли в офис, и нашли там деньги».

День четвертый

8 июля Гузырь подписывает приказ об отстранении Корнийца и Шапакина от работы, который вываливает в сеть Найем с публичным порицанием.

Параллельно «прогрессивную общественность» подводят к тому, что Гузырь должен как минимум с позором покинуть ГПУ, а Корниец и Шапакин — осуждены по полной. Но как покажут дальнейшие события, и.о. генпрокурора и не думал сдаваться, а просто взял паузу и ждал возвращения из отпуска Шокина.

День пятый

9 июля тихой сапой жена 1-го зама начальника следственного управления ГПУ Владимира Шапакина вносит установленные судом 3,2 миллиона гривен, и прокурор выходит на свободу.

Семейные ценности проявляются и у Корнийца. Содержанец Коломойского и Турчинова главред «Цензора» Юрий Бутусов уверяет, что сын зама Киевского облпрокурора — злостный уклонист от армии, а в ходе обыска у надзорника дома были обнаружены три повестки (последняя из которых извещала, что сына Корнийца объявили в розыск).

Образ злодея дополняет жена Корнийца Светлана, которая «по чистой случайности» успешно делает карьеру рядом с мужем в прокуратуре Киевской области -на должности начальника отдела за соблюдением законов органами, которые ведут борьбу с организованной преступностью, процессуального руководства и поддержки гособвинения. Скрепляли прокурорские узы не только рабочие отношения, а и несколько десятков банковских ячеек (по одним данным — 40, по другим — 80), открытых в разных банках четой, а также поручительство по кредиту, который взял зам прокурора Киевской области на сумму свыше 800 тысяч долларов.

День шестой

Из отпуска возвращается Шокин, и инициаторы подогреваемого скандала ставят ему условие — глава ГПУ перераспределяет полномочия между замами, и отдает «следствие» грузину Сакварелидзе. Ввиду того, что у Виктора Николаевича есть свой фаворит — Юрий Столярчук, генпрокурор отказывается. В это же время «куратор» бриллиантовых прокуроров Владимир Гузырь пытается круто изменить ситуацию в свою пользу.

Он командует внести в ЕРДР уголовное производство о превышении служебных полномочий (ст. 365 УК Украины) со стороны прокуроров и следователей, участвовавших в обысках 5 июля. Номер дела (№42015000000001343) оперативно сливается в сеть оппонентами Гузыря, а Шокин оказывается между молотом и наковальней: с одной стороны верные друзья-товарищи, с другой — масс-медиа, АП и самое главное — американское посольство. Не решаясь идти ва-банк генпрокурор говорит (именно говорит!), что закрывает дело о превышении полномочий. На выходные обе стороны конфликта берут паузу и обдумывают дальнейшие действия.

Часть вторая — возвращение Джедая

Власть ушла, как песок, сквозь пальцы: история одного переворота в ГПУ. Часть вторая — возвращение Джедая

В завершающей части самого громкого скандала за всю эпоху генпрокуратуры — аргументы защиты «бриллиантовых прокуроров», подковерная война за кресло генпрокурора между Матиосом и Сакварелидзе, в которую втянули не только ГПУ, верхушку политических партий, а и даже экс-министра доходов и сборов Александра Клименко.

Что осталось за кадром первой недели бриллиантового дела?

Как обычно, борьба различных группировок за власть.

Во-первых, подписание Петром Порошенко ранее принятых парламентом изменений в закон «О прокуратуре». Таким образом, принятые парламентариями новеллы вступили в силу 15 июля.

Во-вторых, настойчивая просьба, озвученная Виктору Шокину аккурат после возвращения из отпуска: переподчинить «следствие» Давиду Сакварелидзе (на данный момент его курирует Юрий Столярчук).

В третьих, «отдохнувший» Шокин внезапно понял, что его пытаются сделать руководителем без полномочий. Ведь аппетиты «младореформаторов», за которыми маячат американцы и отдельные чиновники из АП, не исчерпываются «грузинскими» просьбами. Команда «молодых реформаторов» намеревалась (и продолжает лелеять эту мысль) замкнуть на себе наиболее денежные направления: кадровое, процессуальное и «следственное». Генпрокурор же отказывался отступать, сдавая позиции и своих людей, а потому — готовил контратаку…

«День взятия Бастилии прошел впустую…»

Обострение произошло 14 июля, за день до вступления в силу закона «О прокуратуре». В этот день выясняется, что в Едином реестре досудебных расследований накануне зарегистрировано дело № 4201500000001453, открытое решением старшего следователя по особо важным делам управления по расследованию особо важных дел Дмитрия Суса (человек обоймы Гузыря). Десять следаков, которые участвовали в разработке Корнийца и Шапакина, обвиняются во внесении недостоверных сведений в дело, возбужденное еще в момент начала проведения ОРД в отношении прокуроров за их терки с песочными старателями.

Начинается цирк: в парламенте нардеп-журналист Найем заявляет о том, что Шокин давит на подчиненных Сакварелидзе и Касько и пытается забрать к себе дело бриллиантовых прокуроров. В это же время, под стены ГПУ спешно собирают радетелей «за все хорошее» — Автомайдан и Центр Противодействия коррупции (таковых собралось не более четырех десятков, журналистов оказалось едва ли не столько же), которые устраивают малочисленный митинг для телекамер с бенефисом обиженных замов главы ГПУ в финале. Оценить массовость акции можно по этому фото:

Найем заявляет, что Столярчук в Печерском суде требует разрешения на доступ к трафику телефонных номеров членов «группировки Касько-Сакварелидзе», а Шокин едет в Апелляционный суд требовать признания обысков 5 июля незаконными. Сами замы главы ГПУ на «голубом глазу» утверждают о колоссальном давлении, оказываемом на них. А вот обратная сторона медали — на самом деле «судейская» атака велась как раз со стороны «реформаторов», которые задним числом выбивали у суда разрешение на уже проведенный ими обыск у Корнийца и Шапакина (что подтверждает его незаконность и в дальнейшем даст основания не рассматривать часть вещдоков в суде)! Почему Шокин пошел на конфликт? Источники в ГПУ утверждают, что все выходные генпрокурор провел за изучением скандального бриллиантового дела и нашел в нем массу нестыковок.

Инициаторы скандала, в свою очередь, не могли допустить прокола на глазах у своих кураторов, а потому организовали форменную истерию. Особенно вопил Касько. Внезапно он вспомнил, что у одного из задержанных прокуроров (впоследствии он будет говорить об обоих) в ходе обысков нашли наркотики…

Верхом же правового нигилизма в этот день является организация трансляции прямо в стенах ГПУ, которую якобы организовали журналисты у кабинета, доступ к которому якобы пытался получить Шокин. Через 5 минут после начала работы камеры стало ясно, что это за СМИ — в монитор камеры напряженно смотрел Давид Кизирия (тот самый, что активно продвигал линию Сакварелидзе-Касько в комментариях у Владимира Бойко 5 июля). Пытаясь пресечь творящийся бедлам, Порошенко вновь собирает у себя генпрокурора (на этот раз уже Шокина, а не его и.о.) и Сакварелидзе. Снова дежурные улыбки, ничего не значащие фразы и… новое обострение.

«Дело чести» Гузыря

Ведь, несмотря ни на что, даже будучи уже уволенными из ГПУ фигуранты бриллиантового дела и их куратор Гузырь, продолжают бороться. 17 июля залог в размере 3,2 миллиона гривен был внесен за Валерия Гибаленко (через 7 дней после этого на свободе, уплатив вдвое большую суму, окажется и Шапакин), а 20 июля рассматривается апелляция Корнийца. Демократические СМИ основной акцент из процесса сделали на том, что прокурор жил в доме стоимостью свыше 5 миллионов гривен и на протяжении последних 5 лет больше 20 раз летал за границу — преимущественно в Лондон.

Гораздо более интересным явилось поведение процессуального прокурора по делу Виктора Опанасенко (на него, в частности, ополчился Шокин, Гузырь и прочая «старая братия»). Причину этого раскрыла адвокат Корнийца Людмила Иванчик, которая предоставила документы, подтверждающие фальсификацию заключения Государственного геммологического центра о результате экспертизы. Речь идет о стоимости тех самых бриллиантов, что были найдены у зама прокурора Киевской области.

Дело в том, что в представленном прокурором Опанасенко документе «просматривается текст, который искусственно удален или завуалирован, и это вместе завуалировано печатью и подписью».

А вот в оригинале вывода Государственного гемологического центра указана стоимость изъятых бриллиантов, которая составляет всего 701 (семьсот один) доллар США, а не миллионы гривен, о чем без устали три недели говорили «младореформаторы».

Такой «прокол» тут же пытаются нивелировать у Касько: зам генпрокурора дает указание открывать на Корнийца и Шапакина новые дела, теперь уже — за хранение кокаина. Человеческим языком ситуация выглядит следующим образом: инициаторы бриллиантового дела понимают, что имеющиеся в их распоряжении доводы и доказательства, несмотря на поддержку СМИ, для суда могут оказаться сомнительными, а потому вешают обвиняемым все новые и новые эпизоды… Давление на пожилого и болезненного главу ГПУ усиливается.

Шокину указали на место

В этот момент не выдерживают нервы у самого генпрокурора, который выходит на пресс-конференцию 21 июля и заявляет, что его готовятся «уничтожить физически». «У меня есть обоснованные основания, что в отношении меня готовятся разного рода провокации, в том числе и с моим здоровьем… У меня есть обоснованные основания считать, что меня хотят уничтожить физически. Об этом я сообщил президенту Украины и СБУ, сообщаю и вам… И, к сожалению, в связи с тем, что я встал на путь, и стоял, и буду стоять на борьбе с коррупцией, по всем направлениям без исключения. Я мешаю многим добывать незаконно янтарь, песок, мешаю другим незаконным сделкам», — сказал Шокин.

Пока общественность посмеивалась над таким заявлением генпрокурора (в приемной на Резнцикой нашли наган, который на 20 лет старше Шокина) и вспоминала гранату, которую ему обещал засунуть в задницу 10 лет назад опальный СБУшник Валентин Крыжановский, в ближнем кругу генпрокурора действительно было не до смеха. Ведь повод для опасений у генпрокурора действительно был. А само его заявление было сделано не столько для журналистов, сколько для «американских друзей», которые уже неоднократно требовали Шокина пустить бриллиантовое дело на самотек, слиться и оставить в покое песочные темы Константиновского, а также прочие вопросы, которые курируют «ребята Пайетта».

22 июля главу ГПУ вновь вызвали на ковер в посольство США, где выдали последнее предупреждение, потребовав уволить Гузыря, а 28 июля это указание было выполнено.

Через день на свободе оказывается Корниец (придумав вообще фантастическую историю о том, что ему срочно требуется госпитализация и залог в размере 3,2 миллиона гривен за него оплатила адвокат), а на прокурора, фальсифицировавшего материалы геммологической экспертизы бриллиантов, заводится дело. Борьба прокурорских бульдогов под ковром продолжается…

С какими же вистами вышли из захватывающей драмы законники на данный момент?

Борьба за кресло генпрокурора. Начало…

16 июля Киевская область получает полноценного прокурора, это первая промежуточная победа «младореформаторов». Они уверены, что Евгений Бондаренко более чутко будет относиться как к просьбам АП, так и иностранных кураторов Украины.

Сам же Шокин, который на текущей неделе в третий раз за полгода своего генпрокурорства исчез с радаров (то ли очередной отпуск, то ли больничный) аккурат в разгар скандала с тестами для кандидатов на замещение вакансий руководителей местных прокуратур , где снова таки столкнулся лбом с «забаганками» Сакварелидзе, наконец понял, заложником какого подковерного переворота он стал за последний месяц.

Генпрокурор фактически лишился монополии на двух важнейших участках работы, функции которых вовсю принялись дублировать поддерживаемые из АП «младопрокуроры». Следствие генеральной инспекции, возглавляемое грузином, перехватило на себя обязанности Управления внутренней безопасности, а функционал стандартного следственного управления перехватывало процессуальное управление Касько. А с учетом того, что облпрокуроров (вотчину Шокина) согласно новым порядкам отодвигали от прямого управления руководителями местных прокуратур, перспективы Виктора Николаевича стали выглядеть еще более пессимистично.

Главе ГПУ указывают не рыпаться и ждать осени, когда его сменит новый генпрокурор (в пакете с переформатирование Кабмина). Параллельно начинается кастинг кандидатов на должность нового главы ГПУ: основные фамилии претендентов у всех на слуху — Сакварелидзе и Матиос.

Проделки Матиоса

Грузина сразу же пытаются оттеснить от гонки уже на низком старте: в сеть вбрасывается фейковое интервью экс-министра доходов и сборов Александра Клименко, в котором тот рассыпается… в комплиментах в адрес Сакварелидзе. Очевидная подстава, но она дает эффект…

Понимая, что такой вал негатива может сбить реформаторский налет и пиар, куратор грузинского зама главы ГПУ Михаил Саакашвили в этой ситуации ориентируется быстрее всех и дает «шуточный отбой». В ходе своей пресс-конференции в Кабмине губернатор Одесской области отшучивается, что Сакварелидзе еще рано думать о главном кресле на Резницкой, ведь «кандидат» пока еще не женат…

Кто был автором вбросафейкового интервью Клименко — и к гадалке не ходи…Особенно в свете того, что экс-министру приписывают восхищение двумя главными оппонентами Матиоса — Сакварелидзе и 1-м замом главного военного прокурора Виктором Жербицким. Источники в ГПУ утверждают, что своих денег Матиос за размещение целой волны публикаций липового интервью Клименко не клал, а раскрутил на это представителей рейдерской группировки во главе с Геннадием Корбаном. Интерес последнего также ясен — будущий кандидат в мэры Киева через своих доверенных лиц (ОПГ во главе с Сергеем Касьяновым и Василием Астионом) хоть и сумел купить в суде «нужное решение за 50 тысяч долларов, но понимает слабость своих аргументов в продолжающейся борьбе за сельхозпредприятие «Чумаки», а потому всячески пытается блокировать решение этого дела по справедливости, и заранее пытается «связать» грузинского зама главы ГПУ с Клименко. Впрочем, мы немного отвлеклись от главного…

Взгляд в будущее

В ситуации с подвешенным состоянием главы ГПУ, подлил масла в огонь и глава фракции БПП в парламенте Юрий Луценко. Тешащий себя надеждой вернуться в кресло главы МВД (а при случае — отхватить даже вице-премьерство с кураторством силового блока) он заявил, что у Шокина есть время до сентября, чтобы направить в суд обвинения против экс-президента. Те, кто знакомы с материалами «дела Януковича» утверждают, что условие, мягко говоря, не совсем реалистичное.

Уже ни для кого не секрет, что в ГПУ на сегодня имеется два противоборствующих лагеря. На одной стороне — Шокин со своими людьми (Столярчук, Севрук) и «скелетами в шкафу» (Гузырь, Корниец, Шапакин) , с другой — Сакварелидзе в союзе с Касько. Последнему обещана должность 1-го зама, если грузинский реформатор станет главой ГПУ. В Администрации президента, где были крайне недовольны существующей схемой распределения черного нала в ГПУ людьми Шокина (бытует версия, что на Банковой захотели полностью замкнуть на себя этот щепетильный процесс), такой вариант на данный момент видится удобоваримым. Не говоря уже о «американских друзьях» и кураторах младореформаторов.

Вряд ли Виктор Николаевич думал, что так обернется попытка его верного Гузыря «подмять» под себя песочные схемы Вячеслава Константиновского, но история не терпит сослагательного наклонения…

По информации Інформаційного порталу Україна без корупції. www.coruption.net

«ГУЗЫРИ» украинской генеральной прокуратуры«ГУЗЫРИ» украинской генеральной прокуратуры

Сергей Иванов, для Цензор.НЕТ.

Сегодня состоялась пресс-конференция одного из заместителей Генерального прокурора Юрия Севрука, на которой тот рассказал о результатах служебного расследования по вопросам подготовки системы тестирования для дальнейшего реформирования органов прокуратуры Украины,

Когда две недели назад первый заместитель Генпрокурора Гузырь, уличенный в конфликте интересов с явными признаками коррупции и попытках давления на следствие в деле «бриллиантовых прокуроров», нервно и нехотя ушел в отставку, все здравомыслящие люди понимали, что очень скоро вслед за ней последует некий фидбек.

Во-первых, потому, что Генпрокурор Шокин не является самостоятельной фигурой и зависит от своего окружения не менее, чем его окружение зависит от него.

Во-вторых, так уж сложилось, что «Гузырь» — это не просто фамилия конкретного проштрафившегося чиновника. Это должность или, если хотите, кредо прокурора, который возглавляет реакционное крыло внутри ГПУ и обеспечивает максимальную резистентность всем благим начинаниям и реформам внутри этого все еще глубоко советского по сути органа.

Сегодня исполняющий обязанности Генпрокурора Юрий Севрук провёл пресс-конференцию, где огласил результаты служебного расследования по вопросам подготовки системы тестирования для дальнейшего реформирования органов прокуратуры Украины, проведение которого, как известно, поручено заместителю Генпрокурора Давиду Сакварелидзе. О начале этой проверки автор статьи сообщил еще неделю назад.

Хотелось бы обратить ваше внимание, что уже второй раз за последний месяц, Шокин, который, если верить его словам, здоров как бык и пашет словно «раб на галерах», избегает комментировать деятельность Сакварелидзе, поручая это неблагодарное дело своим непосредственным подчиненным.

Не отрывая глаз от стола, Севрук монотонно зачитал с бумажки целый ряд претензий к работе Сакварелиздзе. Впрочем, ряд — это громко сказано. Главная претензия, как оказалось, заключалась в том, что эксперты и организации, которые были привлечены к разработке тестов, категорически не устроили высоколобых интеллектуалов из Национальной академии прокуратуры Украины, откровенно рудиментарного учреждения, выполняющего роль тихой гавани для отслуживших своё прокуроров, которые готовят кадры в лучших советских традициях.Разумеется, в свете предстоящей реформы эта «академия» должна быть упразднена, чтобы не выкачивать впустую бюджетные деньги, которых и так не хватает.

В результате служебной проверки в адрес Сакварелидзе был направлен следующий документ:

Обратите внимание, кому поручен контроль за исполнением этого документа — некоему Макарчуку О.М. Олег Макарчук — матёрый прокурорский орговик-затейник, которому беглый экс-Генпрокурор Виктор Пшонка приказом от 09.08.2010 №939к присвоил звание «Заслуженный работник прокуратуры», и этот факт, на мой взгляд, наиболее полно характеризует личность «контролёра».

Не остались в стороне и учёные из прокурорской академии. Перед вами их компетентное мнение.

Вместе с тем, источники «ЦН» в ГПУ утверждают, что и.о. Генерального прокурора Севрук умышленно и безосновательно упрекает своего коллегу Сакварелидзе в ненадлежащем уровне специалистов, имеющих отношение к разработке тестов.

Разумеется, только 7 (семь) докторов юридических наук — это ничто по сравнению с такими грандами, как проректор академии по учебной работе Рыбалка, в прошлом сотрудница таможни, помощник судьи и заместитель директора целой МАУП, печально прославившейся антисемитским скандалом. Или, например, Заслуженный строитель Украины Василий Козачук, которого Пшонка назначил на должность проректора академии руководствуясь особой — енакиевской — логикой.

Кроме того, в распоряжении редакции оказался документ известной международной организации экономического сотрудничества и развития (OECD), которая функционирует с 1948 года и в деятельности которой официально принимают участие 34 страны.

OECD осуществляет обширную аналитическую работу, вырабатывает рекомендации для стран-членов. Значительная доля деятельности OECD связана с борьбой с отмыванием денег, уклонением от уплаты налогов, а также борьбой с коррупцией и взяточничеством. Подробнее о ней вы можете прочесть здесь.

Документ подтверждает, что OECD также привлечена к разработке тестовых материалов.

Таким образом, вывод о том, что обвинения исполняющего обязанности Генпрокурора Юрия Севрука в адрес заместителя Генпрокурора Давида Сакварелидзе, как минимум, голословны и надуманны, напрашивается сам собой.

Разумеется, ни в коем случае нельзя привлекать к разработке тестов сотрудников прокурорской академии, которая являясь плотью от плоти ГПУ, соответственно не менее коррумпирована, что сделает тестирование будущих прокуроров полностью бесполезным и нерепрезентативным.

И если господин Севрук хочет продолжить своё беззаветное служение закону, то ему следует быть осторожней на виражах. Благодатная для него эпоха Януковича/Пшонки, во время которой он занимал должности прокурора Подольского района г.Киева и заместителя начальника управления надзора за соблюдением законов органами внутренних дел ГПУ, то есть непосредственно курировал все уголовные производства, которые МВД эпохи Захарченко фальсифицировало в отношении участников Революции Достоинства, давно завершилась.

Кстати, до сих непонятно, каким образом Юрию Севруку с таким послужным списком удалось не просто пройти люстрационную проверку, а ещё и сделать столь головокружительную карьеру.

Вне всяких сомнений, на этот интересный вопрос мы сможем ответить в одной из следующих публикаций.
Сергей Иванов, для Цензор.НЕТ.

Сегодня состоялась пресс-конференция одного из заместителей Генерального прокурора Юрия Севрука, на которой тот рассказал о результатах служебного расследования по вопросам подготовки системы тестирования для дальнейшего реформирования органов прокуратуры Украины,

Когда две недели назад первый заместитель Генпрокурора Гузырь, уличенный в конфликте интересов с явными признаками коррупции и попытках давления на следствие в деле «бриллиантовых прокуроров», нервно и нехотя ушел в отставку, все здравомыслящие люди понимали, что очень скоро вслед за ней последует некий фидбек.

Во-первых, потому, что Генпрокурор Шокин не является самостоятельной фигурой и зависит от своего окружения не менее, чем его окружение зависит от него.

Во-вторых, так уж сложилось, что «Гузырь» — это не просто фамилия конкретного проштрафившегося чиновника. Это должность или, если хотите, кредо прокурора, который возглавляет реакционное крыло внутри ГПУ и обеспечивает максимальную резистентность всем благим начинаниям и реформам внутри этого все еще глубоко советского по сути органа.

Сегодня исполняющий обязанности Генпрокурора Юрий Севрук провёл пресс-конференцию, где огласил результаты служебного расследования по вопросам подготовки системы тестирования для дальнейшего реформирования органов прокуратуры Украины, проведение которого, как известно, поручено заместителю Генпрокурора Давиду Сакварелидзе. О начале этой проверки автор статьи сообщил еще неделю назад.

Хотелось бы обратить ваше внимание, что уже второй раз за последний месяц, Шокин, который, если верить его словам, здоров как бык и пашет словно «раб на галерах», избегает комментировать деятельность Сакварелидзе, поручая это неблагодарное дело своим непосредственным подчиненным.

Не отрывая глаз от стола, Севрук монотонно зачитал с бумажки целый ряд претензий к работе Сакварелиздзе. Впрочем, ряд — это громко сказано. Главная претензия, как оказалось, заключалась в том, что эксперты и организации, которые были привлечены к разработке тестов, категорически не устроили высоколобых интеллектуалов из Национальной академии прокуратуры Украины, откровенно рудиментарного учреждения, выполняющего роль тихой гавани для отслуживших своё прокуроров, которые готовят кадры в лучших советских традициях.Разумеется, в свете предстоящей реформы эта «академия» должна быть упразднена, чтобы не выкачивать впустую бюджетные деньги, которых и так не хватает.

В результате служебной проверки в адрес Сакварелидзе был направлен следующий документ:

Обратите внимание, кому поручен контроль за исполнением этого документа — некоему Макарчуку О.М. Олег Макарчук — матёрый прокурорский орговик-затейник, которому беглый экс-Генпрокурор Виктор Пшонка приказом от 09.08.2010 №939к присвоил звание «Заслуженный работник прокуратуры», и этот факт, на мой взгляд, наиболее полно характеризует личность «контролёра».

Не остались в стороне и учёные из прокурорской академии. Перед вами их компетентное мнение.

Вместе с тем, источники «ЦН» в ГПУ утверждают, что и.о. Генерального прокурора Севрук умышленно и безосновательно упрекает своего коллегу Сакварелидзе в ненадлежащем уровне специалистов, имеющих отношение к разработке тестов.

Разумеется, только 7 (семь) докторов юридических наук — это ничто по сравнению с такими грандами, как проректор академии по учебной работе Рыбалка, в прошлом сотрудница таможни, помощник судьи и заместитель директора целой МАУП, печально прославившейся антисемитским скандалом. Или, например, Заслуженный строитель Украины Василий Козачук, которого Пшонка назначил на должность проректора академии руководствуясь особой — енакиевской — логикой.

Кроме того, в распоряжении редакции оказался документ известной международной организации экономического сотрудничества и развития (OECD), которая функционирует с 1948 года и в деятельности которой официально принимают участие 34 страны.

OECD осуществляет обширную аналитическую работу, вырабатывает рекомендации для стран-членов. Значительная доля деятельности OECD связана с борьбой с отмыванием денег, уклонением от уплаты налогов, а также борьбой с коррупцией и взяточничеством. Подробнее о ней вы можете прочесть здесь.

Документ подтверждает, что OECD также привлечена к разработке тестовых материалов.

Таким образом, вывод о том, что обвинения исполняющего обязанности Генпрокурора Юрия Севрука в адрес заместителя Генпрокурора Давида Сакварелидзе, как минимум, голословны и надуманны, напрашивается сам собой.

Разумеется, ни в коем случае нельзя привлекать к разработке тестов сотрудников прокурорской академии, которая являясь плотью от плоти ГПУ, соответственно не менее коррумпирована, что сделает тестирование будущих прокуроров полностью бесполезным и нерепрезентативным.

И если господин Севрук хочет продолжить своё беззаветное служение закону, то ему следует быть осторожней на виражах. Благодатная для него эпоха Януковича/Пшонки, во время которой он занимал должности прокурора Подольского района г.Киева и заместителя начальника управления надзора за соблюдением законов органами внутренних дел ГПУ, то есть непосредственно курировал все уголовные производства, которые МВД эпохи Захарченко фальсифицировало в отношении участников Революции Достоинства, давно завершилась.

Кстати, до сих непонятно, каким образом Юрию Севруку с таким послужным списком удалось не просто пройти люстрационную проверку, а ещё и сделать столь головокружительную карьеру.

Вне всяких сомнений, на этот интересный вопрос мы сможем ответить в одной из следующих публикаций.

Замгенпрокурора Виталий Касько: У прокуроров-взяточников нашли кокаинЗамгенпрокурора Виталий Касько: У прокуроров-взяточников нашли кокаин

Федор Орищук, Станислав Груздев, «Главком».

В ближайшие дни в руководстве Генеральной прокуратуры произойдут знаковые рокировки. Четыре заместителя Виктор Шокина, ждут решения шефа о том, с кем из них он готов распрощаться. Первый вариант: ГПУ покинут Давид Сакварелидзе и Виталий Касько. Второй: Владимир Гузырь и Юрий Столярчук.

В интервью «Главкому» Виталий Касько сообщил, что все сотрудники Генпрокуратуры сейчас выводятся за штат, а кадровые перестановки должны состояться со дня на день.

Напомним, на минувшей неделе разразился скандал, последовавший за арестом «прокуроров-взяточников»: первого замглавы следственного управления ГПУ Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца. Операцию по задержанию инициировали Касько и Саквалеридзе, в то время как Гузырь и Столярчук попытались «замять» дело, покровительствуя попавшимся на взятке.

Конфликт выявил внутреннее противостояние внутри Генпрокуратуры между двумя группами замов Шокина. Он не угас даже после вмешательства президента Петра Порошенко. О том, что весы могут склониться в пользу Саквалеридзе и Касько косвенно указывает тот факт, что с 13 июля Гузырь был отправлен в отпуск, на неделю раньше, чем собирался. Тем не менее, руководитель ГПУ не торопится выступать арбитром. По информации «Главкома», в минувшую пятницу Шокин находился за пределами Украины.

Виталий Касько поделился с «Главкомом» своими предположениями о том, как может развиваться противостояние в дальнейшем, а также рассказал, почему Украине в ближайшее время не удастся вернуть многомиллиардные активы, выведенные командой Януковича за рубеж.

После задержания первого замглавы следственного управления ГПУ Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца все узнали, что в Генпрокуратуре есть тандем Давид Сакварелидзе и Виталий Касько. Разве у вас близкие направления работы?

Направления разные. Сакварелидзе – это реформирование прокуратуры, обращения граждан и следователи генеральной инспекции, которые расследуют уголовные производства относительно сотрудников прокуратуры. У меня – процессуальное руководство этими следователями. Если все делать по правилам, не может у одного человека быть следствие и процессуальное руководство одновременно. Должна работать система сдержек и противовесов. Я курирую работу процессуальных прокуроров, которые руководят следствием в отношении работников прокуратуры. Плюс, занимаюсь представительством прокуратуры в судах – гражданских, административных, хозяйственных, а также курирую международное сотрудничество, ювенальное управление, взаимодействие с Верховной Радой, поддержку обвинения в третьей и четвертой инстанции.

Как видите прямой связи, кроме пересечения по линии Генеральной инспекции, созданной с большими потугами месяц назад, нет. Сакварелидзе успел набрать семь следователей в свою группу, я отобрал трех прокуроров, осуществляющих процессуальное руководство. Инспекция еще не укомплектована, работа, по сути, начиналась с колес.

Чем объяснить тогда, что вы и Сакварелидзе в тандеме выступили против других замов Генпрокурора – Владимира Гузыря и Юрия Столярчука, пытавшихся замять скандал вокруг задержания на взятке высокопоставленных сотрудников прокуратуры?

Все началось с того, что я был вынужден лично отбиваться от давления конкретно на моих подчиненных. Никаких договоренностей, тандемов, тем более, сговоров с Сакварелидзе у меня не было.

Речь не о сговоре, а том, что вы оказались с ним в одном лагере в этом противостоянии…

Мы часто пересекались из-за схожести взглядов. Учитывая мою экспертную деятельность в Совете Европы, у меня сложились свои представления, взгляды на то, как должна работать прокуратура. Во многом их разделяет Сакварелидзе. На этой почве мы находили общий язык и пытались убеждать, в том числе, Генерального прокурора. Например, каким образом следовало бы реформировать прокуратуру. Не всегда эту точку зрения разделяли другие заместители.

После того, как начала работу Генеральная инспекция, мы просто выполнили свою работу, так как следовало ее делать. Это вызвало негативную реакцию (других заместителей Шокина – ред.). Хотя реакция была противозаконной, поскольку вылилась в давление, открытие уголовных производств, управление внутренней безопасности вызывало подчиненных мне прокуроров для служебного расследования… Попытки урегулировать ситуацию на уровне Генеральной прокуратуры, к сожалению, не имели успехов. Ситуация настолько обострилась, что пришлось обращаться к общественности с просьбой каким-то образом повлиять на ситуацию.

Год назад, когда и. о. генпрокурора Олег Махницкий представлял вас в качестве своего зама, было сказано, что компетенция Виталия Касько – международно-правовое сотрудничество. Иными словами: возврат из-за рубежа краденых активов.

Точнее, вопросы содействия в возвращении активов. Потому что в уголовно-правовой плоскости активы можно вернуть лишь путем надлежащего проведения следствия, а следствия у меня в компетенции не было никогда. Его всегда курировали другие заместители. Моей задачей была коммуникация с иностранными коллегами, помощь следствию, содействие иностранным коллегам в коммуникациях с украинскими следователями, поскольку они не всегда говорят на одном языке.

После назначения Генеральным прокурором, Виктор Шокин поручил мне участок неуголовного судопроизводства. После этого уже от меня самого зависело, что делать (для возвращения активов). И мы начали работать над этим не уголовно-правовым методом, когда проведено расследование, осуждены преступники, предусмотрена конфискация и возвращаются активы, а с помощью судов. То есть, на этапе, когда не доказано, что те или иные лица совершили преступление, разворовали госимущество. Нам достаточно знать, что активы были присвоены с нарушением установленного законом порядка. Тогда есть основания идти в хозяйственный или административный суд и требовать отмены незаконных решений и возврата активов.

Так, как это было с землями Межигорья (резиденция Виктора Януковича – ред.), Сухолучья (охотничьи угодья экс-президента под Киевом – ред.), активами Клюева в Одесской области (свыше 300га находились в аренде под солнечными электростанциями братьев Андрея и Сергея Клюевых – ред.) и многими другими. Мы сделали это гражданско-правовыми методами.

Эти же решения промежуточные, их можно оспорить.

Нет, по названным мной активам, решения прошли уже все судебные инстанции.

Какие еще активы могут быть возвращены подобным образом в ближайшее время?

Можно вспомнить о «Межигорье-2». Помните, строительство, связываемое с экс-депутатом Юрием Иванющенко (свыше 40 га в ландшафтном заказнике под Киевом «Жуков остров» — ред.). Кроме того, земли, принадлежащие родственникам многих бывших высокопоставленных чиновников, включая Игоря Калетника (экс-главы таможни – ред.), Сергея Арбузова (экс-вице-премьера – ред.) и многих других.

Все эти судебные процессы уже на выходе – в основном, в кассации. В каждом случае мы придерживаемся принципиальной позиции: где не удается в первой и второй инстанции отстоять свою правоту, идем до конца, в Верховный суд. Например, по делу Клюева правовая позиция была сформирована именно Верховным судом. Местные суды (в частности, Одесской области) отказывали, а Высший хозсуд имел разнородную практику: при одинаковой правовой ситуации то удовлетворял наши иски, то нет. Мы обратились в Верховный суд Украины, и он расставил точки над «і», сформировав правовую позицию. И теперь, в последующих исках, мы на нее ссылаемся, добиваясь возвращения всех 300 гектаров земли (Клюева – ред.) в Одесской области.

Есть и другие примеры – земли, переданные под строительство в Обуховском районе (17 га земли, переданные для строительства и обслуживания жилого дома Андрея Клюева в пгт. Козин – ред.).

Было много громких заявлений за полтора года: Генпрокуратура вернет украденные активы, МВД вернет украденные активы… и даже спецкомиссия при Кабмине – тоже должна была вернуть все украденное. До сих пор Украина ничего не получила. Это же ваша компетенция, чем можно объяснить?

Можете посмотреть все мои интервью – я никогда не обещал, что за это будет за месяц, два…

Вы – нет…

Я отвечаю, как вы говорите, за этот участок и могу сказать, что стандартный путь для реального возвращения активов в нынешней ситуации – это приговор суда, вступивший в силу. В этом приговоре должна быть предусмотрена конфискация имущества. В зависимости от группы стран, где оно расположено, могут быть разные варианты. В одних – достаточно решения суда об общей конфискации. В других странах в решении должно указываться, что столько-то средств на счетах, скажем, в Лихтенштейне, были добыты конкретным лицом преступным путем. Поэтому ожидания скорейшего возвращения выведенных активов абсолютно неоправданны. Чиновник, вписавший их в статью поступлений бюджета (на 2015 год – ред.) абсолютно не разбирается, как это происходит. Вы помните активы Павла Лазаренко?

Да.

Помните сколько лет прошло? Так вот, буквально два месяца назад я был в Вашингтоне, где участвовал в процессе по гражданскому спору между правительством США и Павлом Лазаренко (власти Соединенных Штатов отсуживают деньги, украденные беглым экс-премьер-министром — ред). Это не простой путь.

Эти активы могут получить США, а не Украина?

А это будет происходить с незаконными активами и других бывших высокопоставленных лиц, которые Украина пытается вернуть. Вначале их получают страны, где были арестованы деньги. А затем, в установленном законом порядке и на основании соглашений между странами, заключается договор о распределении активов. В зависимости от законодательства разных государств, мы можем рассчитывать либо на всю сумму (так называемая репатриация), либо произойдет распределение с учетом помощи, оказанной Украиной при доказывании преступления. Все непросто.

Известны сроки, когда будет решение по делу Лазаренко?

Даже у наших американских коллег нет смысла спрашивать – они никогда не скажут, поскольку сами не знают. Все зависит от суда, поведения защиты Лазаренко и представителей правительства США. Там вам никто не скажет: вот, мол, через год вернем все – это было бы неправдой. А у нас наоборот — ждут, когда же Генпрокурор выйдет и скажет: через два месяца все преступные активы, найденные за границей, будут у нас… Если кто-то такое будет говорить – то это чистый популизм.

Важно при этом еще отличать. В гражданско-правовом порядке (через суды) мы возвращаем активы, находящиеся в Украине. Практически, мы эту процедуру уже завершаем. То есть, все, что на территории Украины было незаконно получено, мы пытаемся вернуть государству через суд. А вопросами возвращения зарубежных активов с помощью гражданско-правовых инструментов занимается Минюст, который для этого нанимает юридических советников. Но опыт подсказывает, что если не будет успешного уголовного производства, все эти гражданско-правовые методы лишены смысла.

Швейцария, Британия ранее заявляли, что направят к нам экспертов для помощи украинским следователям по вопросам возврата активов. Какие результаты?

Они тут давно работают – в помещении Главного следственного управления ГПУ. Более того, это иностранные эксперты, которые владеют украинским или русским языком, находятся в полном распоряжении следователей. Вопрос в другом: насколько Главное следственное управление их использует. Они готовы, но есть проблема. Очень часто следователи ссылаются на тайну следствия. Но если ты хочешь, чтобы тебе помогли, но при этом не даешь доступ к материалам производства, то очень тяжело ожидать какой-то помощи. Они очень эффективны, но вопрос в том, эффективно ли их используют.

Значит, такая проблема есть?

Есть. И я бьюсь с этим уже давно.

Сколько они работают здесь?

Еще при Яреме приехали. Я убедил подписать эти соглашения, и они с тех пор здесь.

Украина что-то платит за их работу?

Ничего. За это платят иностранные доноры. Поэтому странно, что эксперты не используются на полную силу. Мне каждый раз все труднее уговаривать наших иностранных коллег продлевать эту экспертную помощь.

Сколько всего этих иностранцев?

В разные времена доходило до 30-ти. Часть из них работает здесь не постоянно, наездами.

Бывшие топ-чиновники выводили деньги не только в западные страны, лояльные к Украине и готовые сотрудничать. Вероятно, перечисления осуществлялись и в азиатский регион, который менее заметен в стремлении помочь, в отличие от ЕС и Америки. Насколько сложно добиваться возвращения активов из, например, Гонконга?

У нас есть очень много друзей-прокуроров за границей, в том числе, Сингапуре, Гонконге и т. д. Украина – давно является членом Международной ассоциации прокуроров и других профессиональных организаций. Все зависит от потребности следствия, умения искать, использовать возможности. К сожалению, украинское следствие было не настолько активно, чтобы качественно добраться до озвученных вами и других регионов. Пока идет работа с традиционными юрисдикциями.

Недавно в МВД на схожую позицию с вашей была назначена Елена Тищенко. Ее функция – искать и возвращать припрятанные активы бывшей правящей верхушки. Почему она назначена только сейчас и чем ваши функции отличаются?

Наши позиции совсем не схожи по простой причине. Генпрокуратура и Минюст являются центральными органами по международно-правовой помощи в уголовных делах. МВД не имеет таких полномочий. В любом случае, они будут обращаться по международным вопросам к Генпрокуратуре или Минюсту. Не думаю, что будет правильно, если МВД будет заявлять, что это их компетенция — возвращение зарубежных активов высокопоставленных лиц. Уголовные дела против высокопоставленных чиновников — не их подследственность.

Но, возможно, у милиции есть внутренняя потребность системно проводить поиск активов по своим делам. Кроме того, если они по каналам Интерпола и другим каналам полицейского сотрудничества будут более активно, чем сейчас помогать украинским следователям в поиске зарубежных активов, я буду это только приветствовать.

Вы уже встречались с Тищенко?

Еще нет, но если будет необходимость, обязательно встретимся. С МВД мы постоянно сотрудничаем в рамках межведомственной рабочей группы.

Известно, что ранее Тищенко сотрудничала с банкиром и экс-совладельцем «БТА Банка» Мухтаром Аблязовым, а потом выступала его оппонентом в судах. Аблязова сейчас подозревают в многомиллиардных махинациях. С учетом этого, насколько логичным является это спорное назначение Тищенко?

Мне сложно комментировать. Кадровые вопросы в МВД решает министр (Арсен Аваков – «Главком») и я надеюсь, что он хорошо подумал, перед тем, как поручить такой сложный участок работы.

Поскольку говорим о международно-правовом сотрудничестве, хотелось бы узнать продолжение скандала, связанного со взяткой, якобы полученной депутатом Николаем Мартыненко (в конце 2014 года чешское издание Novinky.cz сообщило, что прокуратура Швейцарии расследует дело по подозрению Skoda JS в даче ему взятки). В свою очередь, народный депутат Сергей Лещенко сообщал, что Украина получила запрос Швейцарии о предоставлении двусторонней правовой помощи в расследовании этого дела. Что ответила наша прокуратура?

Я не могу вам ни подтвердить, ни опровергнуть.

То есть вы не занимались этим делом?

Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Есть определенные международные обязательства и рамки, в которых я могу действовать.

О вашем приходе в Генпрокуратуру. Вас пригласил Махницкий?

Пригласил Махницкий, но кто рекомендовал, затрудняюсь сказать. Очевидно, было несколько рекомендаций. Я не спрашивал, поскольку несколько раз отказывался возвращаться в прокуратуру, хотя предлагались разные должности. В конце концов, Махницкий убедил меня стать заместителем и курировать международные вопросы. Мое предположение: шел поиск специалиста на это направление, в ГПУ обращались за рекомендациями, на основании которых меня и пригласили. До этого я занимался частной юридической практикой и корпоративным юридическим бизнесом, защищал парней, которые протестовали вместе с нами на Майдане.

Возвращаясь к скандалу с задержанием замглавы следственного управления Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца, подозреваемых в вымогательстве крупной взятки.

Вы переживали, что следствие в Генпрокуратуре, в том числе расследование по делу «прокуроров-взяточников» отдадут замгенпрокурора Юрию Столярчуку, который, по сути, вступился за них и давил на ваших подчиненных. Есть уже такое решение?

Пока это не решено. Как известно, с 15 июля вступил в силу новый закон о прокуратуре, 16-го числа в него были внесены изменения. В связи с этим, вчера была подписана новая структура Генпрокуратуры (интервью записано 17 июля). Но кто и за какое направление работы теперь будет отвечать, я не знаю – приказа еще не видел. Расследование уголовного производства, связанного с упомянутым вами делом о вымогательстве, пока курирует Сакварелидзе и Касько.

Новая структура Генпрокуратуры предполагает, что ваши полномочия могут быть изменены?

Конечно.

Решает это только Генпрокурор?

Да.

Когда произойдет пересмотр полномочий?

Логично, что это должно было произойти сегодня (17 июля – ред.)… Но, повторюсь, приказа я не видел.

Вы ранее говорили о сложных отношениях со Столярчуком и Гузырем. После публичного скандала они обострились?

Наоборот. После вмешательства общественности все перешло в замороженный режим. Нет наступательных действий на следователей и прокуроров, которые мне подчиняются. Но проблема остается и нужно принимать кардинальное решение. В моем понимании или Касько и Сакварелидзе должны уйти, поскольку их команда следователей и прокуроров не собирается останавливаться и будет доводить дела о коррупции прокуроров до конца, или Гузырь со Столярчуком, которые пытались им помешать.

Мог ли не знать руководитель Главного следственного управления (согласно сайту ГПУ — Юрий Грищенко) о том, что его первый зам – Владимир Шапакин – брал взятки? Ведь речь идет о сотнях тысяч долларов.

Это будет тщательно изучаться в ходе расследования. Если будет доказано, что совершалось преступление и оно происходило с ведома или при участии непосредственного руководства, будет дана принципиальная оценка.

У вас сейчас даже предположений нет, заберут у вас нашумевшее расследование или нет?

Это будет понятно, только после того, когда станет известно новое распределение обязанностей (среди заместителей генпрокурора – ред.). Это важный и определяющий момент. Потому что следователи и прокуроры (выявившие преступление – ред.) ждут: будут они работать, как работали, или грядут изменения. Особенно, если учесть, что по сообщениям подразделения кадров, сейчас все сотрудники Генпрокуратуры будут выведены за штат. Так ли это в действительности — скоро выяснится. Если так, то это такая негативная постсоветская практика, и она также может быть использована, например, для того, чтобы каких-то следователей или прокуроров не переназначить. Нигде в Европе такого понятия нет (практика выведения за штат при реструктуризации госучреждений часто используется для увольнения и сокращения сотрудников – ред.).

Как известно, в кабинете задержанных прокуроров нашли большие суммы, бриллианты. Вы высказывали опасения, что в ГПУ могут уничтожить вещдоки. В том числе, говорили о веществах, похожих на наркотические. О каких наркотиках идет речь?

Уже проведена экспертиза, подтвердившая, что это наркотические средства.

Мариухана или кокаин?

Кокаин. Всякое видел за время работы в следствии, но чтобы наркотики у прокурора?!

На недавнем заседании антикоррупционного комитета Верховной Рады вы сказали депутатам, что у вас нет конфликта с Шокиным, но есть с Гузырем и Столярчуком. «Я посмотрю, как можно будет работать, и буду определяться», — так звучали ваши слова. Уже определились?

Пока состояние неопределенности. Посмотрим, каким будет распределение обязанностей, что будет происходить с Гузырем…

Кстати, он вышел из отпуска?

Он должен был идти в отпуск 20 числа, но в связи с известными событиями, был отправлен 13-го и, насколько понимаю, этот отпуск на месяц…

Вы лично встречались после скандала с Шокиным?

Нет. Ни я, ни Сакварелидзе.

После резонансного заседания в Одесской области, где губернатор Одесской области Михаил Саакашвили раскритиковал местных прокуроров за прессинг бизнеса, также прозвучала критика в адрес зампрокурора области Татьяны Горностаевой (падчерицы Виктора Шокина – ред.). Якобы, она также использовала свои полномочия для давления на предпринимателей. Позже Генпрокурор заявил, что доказательств этого он не получал. По-вашему, на чьей стороне правда?

Саакашвили – человек эмоциональный и люди, обратившиеся к нему, были под негативным впечатлением того, что происходит. Я не занимался проверкой и мне никто не поручал это делать. Лишь знаю, что эта проблема (давление на предпринимателей в Одесской области – «Главком») была предметом обращения Европейской бизнес ассоциации в прокуратуру. Мы просили областную прокуратуру обратить внимание, что есть такая проблема, пресечь и наказать виновных. Но прокуратура области не отреагировала и, к сожалению, через 10 дней все мы услышали известный монолог Саакашвили. Приятного в этом мало для всех нас.

С другой стороны, сказать, кто прав, кто нет в бизнес-конфликтах, не так легко. Моя позиция тут простая: это гражданско-правовые отношения и, пожалуйста, для этого есть суд и не нужно для этого привлекать на одну или другую сторону прокуратуру.

То есть, к вам постоянно идут обращения подобного рода?

Чаще не ко мне, а от народных депутатов к другим заместителям генпрокурора, с просьбой занять ту или иную сторону, открыть уголовное производство и так далее. Но, одно дело, когда есть состав преступления, а другое – когда прокуратуру пытаются привлечь к решению конфликтных ситуаций.

Народные депутаты используют телефонное право?

Да нет же. Они перенаправляют полученные ими обращения в прокуратуру. К таким обращениям нужно очень осторожно относиться, прокуратуре не следует вмешиваться в конфликты бизнеса.
Федор Орищук, Станислав Груздев, «Главком».

В ближайшие дни в руководстве Генеральной прокуратуры произойдут знаковые рокировки. Четыре заместителя Виктор Шокина, ждут решения шефа о том, с кем из них он готов распрощаться. Первый вариант: ГПУ покинут Давид Сакварелидзе и Виталий Касько. Второй: Владимир Гузырь и Юрий Столярчук.

В интервью «Главкому» Виталий Касько сообщил, что все сотрудники Генпрокуратуры сейчас выводятся за штат, а кадровые перестановки должны состояться со дня на день.

Напомним, на минувшей неделе разразился скандал, последовавший за арестом «прокуроров-взяточников»: первого замглавы следственного управления ГПУ Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца. Операцию по задержанию инициировали Касько и Саквалеридзе, в то время как Гузырь и Столярчук попытались «замять» дело, покровительствуя попавшимся на взятке.

Конфликт выявил внутреннее противостояние внутри Генпрокуратуры между двумя группами замов Шокина. Он не угас даже после вмешательства президента Петра Порошенко. О том, что весы могут склониться в пользу Саквалеридзе и Касько косвенно указывает тот факт, что с 13 июля Гузырь был отправлен в отпуск, на неделю раньше, чем собирался. Тем не менее, руководитель ГПУ не торопится выступать арбитром. По информации «Главкома», в минувшую пятницу Шокин находился за пределами Украины.

Виталий Касько поделился с «Главкомом» своими предположениями о том, как может развиваться противостояние в дальнейшем, а также рассказал, почему Украине в ближайшее время не удастся вернуть многомиллиардные активы, выведенные командой Януковича за рубеж.

После задержания первого замглавы следственного управления ГПУ Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца все узнали, что в Генпрокуратуре есть тандем Давид Сакварелидзе и Виталий Касько. Разве у вас близкие направления работы?

Направления разные. Сакварелидзе – это реформирование прокуратуры, обращения граждан и следователи генеральной инспекции, которые расследуют уголовные производства относительно сотрудников прокуратуры. У меня – процессуальное руководство этими следователями. Если все делать по правилам, не может у одного человека быть следствие и процессуальное руководство одновременно. Должна работать система сдержек и противовесов. Я курирую работу процессуальных прокуроров, которые руководят следствием в отношении работников прокуратуры. Плюс, занимаюсь представительством прокуратуры в судах – гражданских, административных, хозяйственных, а также курирую международное сотрудничество, ювенальное управление, взаимодействие с Верховной Радой, поддержку обвинения в третьей и четвертой инстанции.

Как видите прямой связи, кроме пересечения по линии Генеральной инспекции, созданной с большими потугами месяц назад, нет. Сакварелидзе успел набрать семь следователей в свою группу, я отобрал трех прокуроров, осуществляющих процессуальное руководство. Инспекция еще не укомплектована, работа, по сути, начиналась с колес.

Чем объяснить тогда, что вы и Сакварелидзе в тандеме выступили против других замов Генпрокурора – Владимира Гузыря и Юрия Столярчука, пытавшихся замять скандал вокруг задержания на взятке высокопоставленных сотрудников прокуратуры?

Все началось с того, что я был вынужден лично отбиваться от давления конкретно на моих подчиненных. Никаких договоренностей, тандемов, тем более, сговоров с Сакварелидзе у меня не было.

Речь не о сговоре, а том, что вы оказались с ним в одном лагере в этом противостоянии…

Мы часто пересекались из-за схожести взглядов. Учитывая мою экспертную деятельность в Совете Европы, у меня сложились свои представления, взгляды на то, как должна работать прокуратура. Во многом их разделяет Сакварелидзе. На этой почве мы находили общий язык и пытались убеждать, в том числе, Генерального прокурора. Например, каким образом следовало бы реформировать прокуратуру. Не всегда эту точку зрения разделяли другие заместители.

После того, как начала работу Генеральная инспекция, мы просто выполнили свою работу, так как следовало ее делать. Это вызвало негативную реакцию (других заместителей Шокина – ред.). Хотя реакция была противозаконной, поскольку вылилась в давление, открытие уголовных производств, управление внутренней безопасности вызывало подчиненных мне прокуроров для служебного расследования… Попытки урегулировать ситуацию на уровне Генеральной прокуратуры, к сожалению, не имели успехов. Ситуация настолько обострилась, что пришлось обращаться к общественности с просьбой каким-то образом повлиять на ситуацию.

Год назад, когда и. о. генпрокурора Олег Махницкий представлял вас в качестве своего зама, было сказано, что компетенция Виталия Касько – международно-правовое сотрудничество. Иными словами: возврат из-за рубежа краденых активов.

Точнее, вопросы содействия в возвращении активов. Потому что в уголовно-правовой плоскости активы можно вернуть лишь путем надлежащего проведения следствия, а следствия у меня в компетенции не было никогда. Его всегда курировали другие заместители. Моей задачей была коммуникация с иностранными коллегами, помощь следствию, содействие иностранным коллегам в коммуникациях с украинскими следователями, поскольку они не всегда говорят на одном языке.

После назначения Генеральным прокурором, Виктор Шокин поручил мне участок неуголовного судопроизводства. После этого уже от меня самого зависело, что делать (для возвращения активов). И мы начали работать над этим не уголовно-правовым методом, когда проведено расследование, осуждены преступники, предусмотрена конфискация и возвращаются активы, а с помощью судов. То есть, на этапе, когда не доказано, что те или иные лица совершили преступление, разворовали госимущество. Нам достаточно знать, что активы были присвоены с нарушением установленного законом порядка. Тогда есть основания идти в хозяйственный или административный суд и требовать отмены незаконных решений и возврата активов.

Так, как это было с землями Межигорья (резиденция Виктора Януковича – ред.), Сухолучья (охотничьи угодья экс-президента под Киевом – ред.), активами Клюева в Одесской области (свыше 300га находились в аренде под солнечными электростанциями братьев Андрея и Сергея Клюевых – ред.) и многими другими. Мы сделали это гражданско-правовыми методами.

Эти же решения промежуточные, их можно оспорить.

Нет, по названным мной активам, решения прошли уже все судебные инстанции.

Какие еще активы могут быть возвращены подобным образом в ближайшее время?

Можно вспомнить о «Межигорье-2». Помните, строительство, связываемое с экс-депутатом Юрием Иванющенко (свыше 40 га в ландшафтном заказнике под Киевом «Жуков остров» — ред.). Кроме того, земли, принадлежащие родственникам многих бывших высокопоставленных чиновников, включая Игоря Калетника (экс-главы таможни – ред.), Сергея Арбузова (экс-вице-премьера – ред.) и многих других.

Все эти судебные процессы уже на выходе – в основном, в кассации. В каждом случае мы придерживаемся принципиальной позиции: где не удается в первой и второй инстанции отстоять свою правоту, идем до конца, в Верховный суд. Например, по делу Клюева правовая позиция была сформирована именно Верховным судом. Местные суды (в частности, Одесской области) отказывали, а Высший хозсуд имел разнородную практику: при одинаковой правовой ситуации то удовлетворял наши иски, то нет. Мы обратились в Верховный суд Украины, и он расставил точки над «і», сформировав правовую позицию. И теперь, в последующих исках, мы на нее ссылаемся, добиваясь возвращения всех 300 гектаров земли (Клюева – ред.) в Одесской области.

Есть и другие примеры – земли, переданные под строительство в Обуховском районе (17 га земли, переданные для строительства и обслуживания жилого дома Андрея Клюева в пгт. Козин – ред.).

Было много громких заявлений за полтора года: Генпрокуратура вернет украденные активы, МВД вернет украденные активы… и даже спецкомиссия при Кабмине – тоже должна была вернуть все украденное. До сих пор Украина ничего не получила. Это же ваша компетенция, чем можно объяснить?

Можете посмотреть все мои интервью – я никогда не обещал, что за это будет за месяц, два…

Вы – нет…

Я отвечаю, как вы говорите, за этот участок и могу сказать, что стандартный путь для реального возвращения активов в нынешней ситуации – это приговор суда, вступивший в силу. В этом приговоре должна быть предусмотрена конфискация имущества. В зависимости от группы стран, где оно расположено, могут быть разные варианты. В одних – достаточно решения суда об общей конфискации. В других странах в решении должно указываться, что столько-то средств на счетах, скажем, в Лихтенштейне, были добыты конкретным лицом преступным путем. Поэтому ожидания скорейшего возвращения выведенных активов абсолютно неоправданны. Чиновник, вписавший их в статью поступлений бюджета (на 2015 год – ред.) абсолютно не разбирается, как это происходит. Вы помните активы Павла Лазаренко?

Да.

Помните сколько лет прошло? Так вот, буквально два месяца назад я был в Вашингтоне, где участвовал в процессе по гражданскому спору между правительством США и Павлом Лазаренко (власти Соединенных Штатов отсуживают деньги, украденные беглым экс-премьер-министром — ред). Это не простой путь.

Эти активы могут получить США, а не Украина?

А это будет происходить с незаконными активами и других бывших высокопоставленных лиц, которые Украина пытается вернуть. Вначале их получают страны, где были арестованы деньги. А затем, в установленном законом порядке и на основании соглашений между странами, заключается договор о распределении активов. В зависимости от законодательства разных государств, мы можем рассчитывать либо на всю сумму (так называемая репатриация), либо произойдет распределение с учетом помощи, оказанной Украиной при доказывании преступления. Все непросто.

Известны сроки, когда будет решение по делу Лазаренко?

Даже у наших американских коллег нет смысла спрашивать – они никогда не скажут, поскольку сами не знают. Все зависит от суда, поведения защиты Лазаренко и представителей правительства США. Там вам никто не скажет: вот, мол, через год вернем все – это было бы неправдой. А у нас наоборот — ждут, когда же Генпрокурор выйдет и скажет: через два месяца все преступные активы, найденные за границей, будут у нас… Если кто-то такое будет говорить – то это чистый популизм.

Важно при этом еще отличать. В гражданско-правовом порядке (через суды) мы возвращаем активы, находящиеся в Украине. Практически, мы эту процедуру уже завершаем. То есть, все, что на территории Украины было незаконно получено, мы пытаемся вернуть государству через суд. А вопросами возвращения зарубежных активов с помощью гражданско-правовых инструментов занимается Минюст, который для этого нанимает юридических советников. Но опыт подсказывает, что если не будет успешного уголовного производства, все эти гражданско-правовые методы лишены смысла.

Швейцария, Британия ранее заявляли, что направят к нам экспертов для помощи украинским следователям по вопросам возврата активов. Какие результаты?

Они тут давно работают – в помещении Главного следственного управления ГПУ. Более того, это иностранные эксперты, которые владеют украинским или русским языком, находятся в полном распоряжении следователей. Вопрос в другом: насколько Главное следственное управление их использует. Они готовы, но есть проблема. Очень часто следователи ссылаются на тайну следствия. Но если ты хочешь, чтобы тебе помогли, но при этом не даешь доступ к материалам производства, то очень тяжело ожидать какой-то помощи. Они очень эффективны, но вопрос в том, эффективно ли их используют.

Значит, такая проблема есть?

Есть. И я бьюсь с этим уже давно.

Сколько они работают здесь?

Еще при Яреме приехали. Я убедил подписать эти соглашения, и они с тех пор здесь.

Украина что-то платит за их работу?

Ничего. За это платят иностранные доноры. Поэтому странно, что эксперты не используются на полную силу. Мне каждый раз все труднее уговаривать наших иностранных коллег продлевать эту экспертную помощь.

Сколько всего этих иностранцев?

В разные времена доходило до 30-ти. Часть из них работает здесь не постоянно, наездами.

Бывшие топ-чиновники выводили деньги не только в западные страны, лояльные к Украине и готовые сотрудничать. Вероятно, перечисления осуществлялись и в азиатский регион, который менее заметен в стремлении помочь, в отличие от ЕС и Америки. Насколько сложно добиваться возвращения активов из, например, Гонконга?

У нас есть очень много друзей-прокуроров за границей, в том числе, Сингапуре, Гонконге и т. д. Украина – давно является членом Международной ассоциации прокуроров и других профессиональных организаций. Все зависит от потребности следствия, умения искать, использовать возможности. К сожалению, украинское следствие было не настолько активно, чтобы качественно добраться до озвученных вами и других регионов. Пока идет работа с традиционными юрисдикциями.

Недавно в МВД на схожую позицию с вашей была назначена Елена Тищенко. Ее функция – искать и возвращать припрятанные активы бывшей правящей верхушки. Почему она назначена только сейчас и чем ваши функции отличаются?

Наши позиции совсем не схожи по простой причине. Генпрокуратура и Минюст являются центральными органами по международно-правовой помощи в уголовных делах. МВД не имеет таких полномочий. В любом случае, они будут обращаться по международным вопросам к Генпрокуратуре или Минюсту. Не думаю, что будет правильно, если МВД будет заявлять, что это их компетенция — возвращение зарубежных активов высокопоставленных лиц. Уголовные дела против высокопоставленных чиновников — не их подследственность.

Но, возможно, у милиции есть внутренняя потребность системно проводить поиск активов по своим делам. Кроме того, если они по каналам Интерпола и другим каналам полицейского сотрудничества будут более активно, чем сейчас помогать украинским следователям в поиске зарубежных активов, я буду это только приветствовать.

Вы уже встречались с Тищенко?

Еще нет, но если будет необходимость, обязательно встретимся. С МВД мы постоянно сотрудничаем в рамках межведомственной рабочей группы.

Известно, что ранее Тищенко сотрудничала с банкиром и экс-совладельцем «БТА Банка» Мухтаром Аблязовым, а потом выступала его оппонентом в судах. Аблязова сейчас подозревают в многомиллиардных махинациях. С учетом этого, насколько логичным является это спорное назначение Тищенко?

Мне сложно комментировать. Кадровые вопросы в МВД решает министр (Арсен Аваков – «Главком») и я надеюсь, что он хорошо подумал, перед тем, как поручить такой сложный участок работы.

Поскольку говорим о международно-правовом сотрудничестве, хотелось бы узнать продолжение скандала, связанного со взяткой, якобы полученной депутатом Николаем Мартыненко (в конце 2014 года чешское издание Novinky.cz сообщило, что прокуратура Швейцарии расследует дело по подозрению Skoda JS в даче ему взятки). В свою очередь, народный депутат Сергей Лещенко сообщал, что Украина получила запрос Швейцарии о предоставлении двусторонней правовой помощи в расследовании этого дела. Что ответила наша прокуратура?

Я не могу вам ни подтвердить, ни опровергнуть.

То есть вы не занимались этим делом?

Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть. Есть определенные международные обязательства и рамки, в которых я могу действовать.

О вашем приходе в Генпрокуратуру. Вас пригласил Махницкий?

Пригласил Махницкий, но кто рекомендовал, затрудняюсь сказать. Очевидно, было несколько рекомендаций. Я не спрашивал, поскольку несколько раз отказывался возвращаться в прокуратуру, хотя предлагались разные должности. В конце концов, Махницкий убедил меня стать заместителем и курировать международные вопросы. Мое предположение: шел поиск специалиста на это направление, в ГПУ обращались за рекомендациями, на основании которых меня и пригласили. До этого я занимался частной юридической практикой и корпоративным юридическим бизнесом, защищал парней, которые протестовали вместе с нами на Майдане.

Возвращаясь к скандалу с задержанием замглавы следственного управления Владимира Шапакина и зампрокурора Киевской области Александра Корнийца, подозреваемых в вымогательстве крупной взятки.

Вы переживали, что следствие в Генпрокуратуре, в том числе расследование по делу «прокуроров-взяточников» отдадут замгенпрокурора Юрию Столярчуку, который, по сути, вступился за них и давил на ваших подчиненных. Есть уже такое решение?

Пока это не решено. Как известно, с 15 июля вступил в силу новый закон о прокуратуре, 16-го числа в него были внесены изменения. В связи с этим, вчера была подписана новая структура Генпрокуратуры (интервью записано 17 июля). Но кто и за какое направление работы теперь будет отвечать, я не знаю – приказа еще не видел. Расследование уголовного производства, связанного с упомянутым вами делом о вымогательстве, пока курирует Сакварелидзе и Касько.

Новая структура Генпрокуратуры предполагает, что ваши полномочия могут быть изменены?

Конечно.

Решает это только Генпрокурор?

Да.

Когда произойдет пересмотр полномочий?

Логично, что это должно было произойти сегодня (17 июля – ред.)… Но, повторюсь, приказа я не видел.

Вы ранее говорили о сложных отношениях со Столярчуком и Гузырем. После публичного скандала они обострились?

Наоборот. После вмешательства общественности все перешло в замороженный режим. Нет наступательных действий на следователей и прокуроров, которые мне подчиняются. Но проблема остается и нужно принимать кардинальное решение. В моем понимании или Касько и Сакварелидзе должны уйти, поскольку их команда следователей и прокуроров не собирается останавливаться и будет доводить дела о коррупции прокуроров до конца, или Гузырь со Столярчуком, которые пытались им помешать.

Мог ли не знать руководитель Главного следственного управления (согласно сайту ГПУ — Юрий Грищенко) о том, что его первый зам – Владимир Шапакин – брал взятки? Ведь речь идет о сотнях тысяч долларов.

Это будет тщательно изучаться в ходе расследования. Если будет доказано, что совершалось преступление и оно происходило с ведома или при участии непосредственного руководства, будет дана принципиальная оценка.

У вас сейчас даже предположений нет, заберут у вас нашумевшее расследование или нет?

Это будет понятно, только после того, когда станет известно новое распределение обязанностей (среди заместителей генпрокурора – ред.). Это важный и определяющий момент. Потому что следователи и прокуроры (выявившие преступление – ред.) ждут: будут они работать, как работали, или грядут изменения. Особенно, если учесть, что по сообщениям подразделения кадров, сейчас все сотрудники Генпрокуратуры будут выведены за штат. Так ли это в действительности — скоро выяснится. Если так, то это такая негативная постсоветская практика, и она также может быть использована, например, для того, чтобы каких-то следователей или прокуроров не переназначить. Нигде в Европе такого понятия нет (практика выведения за штат при реструктуризации госучреждений часто используется для увольнения и сокращения сотрудников – ред.).

Как известно, в кабинете задержанных прокуроров нашли большие суммы, бриллианты. Вы высказывали опасения, что в ГПУ могут уничтожить вещдоки. В том числе, говорили о веществах, похожих на наркотические. О каких наркотиках идет речь?

Уже проведена экспертиза, подтвердившая, что это наркотические средства.

Мариухана или кокаин?

Кокаин. Всякое видел за время работы в следствии, но чтобы наркотики у прокурора?!

На недавнем заседании антикоррупционного комитета Верховной Рады вы сказали депутатам, что у вас нет конфликта с Шокиным, но есть с Гузырем и Столярчуком. «Я посмотрю, как можно будет работать, и буду определяться», — так звучали ваши слова. Уже определились?

Пока состояние неопределенности. Посмотрим, каким будет распределение обязанностей, что будет происходить с Гузырем…

Кстати, он вышел из отпуска?

Он должен был идти в отпуск 20 числа, но в связи с известными событиями, был отправлен 13-го и, насколько понимаю, этот отпуск на месяц…

Вы лично встречались после скандала с Шокиным?

Нет. Ни я, ни Сакварелидзе.

После резонансного заседания в Одесской области, где губернатор Одесской области Михаил Саакашвили раскритиковал местных прокуроров за прессинг бизнеса, также прозвучала критика в адрес зампрокурора области Татьяны Горностаевой (падчерицы Виктора Шокина – ред.). Якобы, она также использовала свои полномочия для давления на предпринимателей. Позже Генпрокурор заявил, что доказательств этого он не получал. По-вашему, на чьей стороне правда?

Саакашвили – человек эмоциональный и люди, обратившиеся к нему, были под негативным впечатлением того, что происходит. Я не занимался проверкой и мне никто не поручал это делать. Лишь знаю, что эта проблема (давление на предпринимателей в Одесской области – «Главком») была предметом обращения Европейской бизнес ассоциации в прокуратуру. Мы просили областную прокуратуру обратить внимание, что есть такая проблема, пресечь и наказать виновных. Но прокуратура области не отреагировала и, к сожалению, через 10 дней все мы услышали известный монолог Саакашвили. Приятного в этом мало для всех нас.

С другой стороны, сказать, кто прав, кто нет в бизнес-конфликтах, не так легко. Моя позиция тут простая: это гражданско-правовые отношения и, пожалуйста, для этого есть суд и не нужно для этого привлекать на одну или другую сторону прокуратуру.

То есть, к вам постоянно идут обращения подобного рода?

Чаще не ко мне, а от народных депутатов к другим заместителям генпрокурора, с просьбой занять ту или иную сторону, открыть уголовное производство и так далее. Но, одно дело, когда есть состав преступления, а другое – когда прокуратуру пытаются привлечь к решению конфликтных ситуаций.

Народные депутаты используют телефонное право?

Да нет же. Они перенаправляют полученные ими обращения в прокуратуру. К таким обращениям нужно очень осторожно относиться, прокуратуре не следует вмешиваться в конфликты бизнеса.

«Скромность» прокурора Гузыря: Land Cruiser сыночку плюс бизнес зятЁчку«Скромность» прокурора Гузыря: Land Cruiser сыночку плюс бизнес зятЁчку

Матвей Никитин, Янина Корниенко, Федор Попадюк, УП.

Недавняя попытка первого заместителя Генерального прокурора Украины Владимира Гузыря помешать следствию в деле прокуроров-взяточников, послужила поводом проанализировать коммерческие интересы и структуру доходов самого господина Гузыря.

Самым богатым в семье оказался его зять Илья Рафаловский – совладелец достаточно спорных активов, таких как участок заповедника или земля детского садика на Печерске.

В борьбе за присвоение новых объектов, компании, имеющие отношение к господину Рафаловскому, конфликтуют и даже судятся с прокуратурой, выигрывая суды. Бизнесмен утверждает, что имеет лишь опосредованное отношение к ним – он просто управляет их ценными бумагами, и не вмешивается в их бизнес.

14 июля у здания Генеральной прокуратуры Украины состоялся митинг общественной организации «Автомайдан» и Центра Противодействия Коррупции под лозунгом «Гузыря – на нары, а не на Канары».

Митинг был вызван недавним вмешательством Владимира Гузыря в расследование деятельности БРСМ, и якобы давлением со стороны первого замгенпрокурора на следствие по делу прокуроров-взяточников.

Митингующие требовали отставки Владимира Гузыря, обвиняя его в покрывательстве коррупции в ГПУ.

«Украинская правда» изучила вероятность сокрытия прибылей первого замгенпрокурора, проанализировав доходы его семьи.

СКРОМНЫЙ ПРОКУРОР

Первый заместитель Генерального прокурора Украины Владимир Гузырь работает в органах прокуратуры с 1983 года. Не считая перерыва – с 2011 по 2014 года, когда он вел частную адвокатскую деятельность, – полных 29 лет.
Гузырь – лицо не публичное, в СМИ упоминаются всего несколько громких дел с его участием.
Чаще всего – один из первых политических процессов, организованный против банкира Бориса Фельдмана и банка «Славянский».

Тогда Владимир Гузырь прославился фразой: «Угрозы подсудимого Фельдмана и адвоката Федура обратиться в Европейский суд, в порядочном обществе оскорбительны и вообще неуместны».

Последняя декларация за 2013 год выдает в господине Гузыре человека порядочного, даже скромного: заработав вместе с женой чуть больше 300 тысяч гривен, он продолжает ездить на старенькой Toyota Camry

Собственно, единственный публичный скандал, связанный с Владимиром Гузырем случился в 2010 году.
Тогда его сын Дмитрий на своей BMW 318 врезался в Lanos, в котором ехала семья: 40-летний Владимир Ларченков, его жена и пятилетняя дочь.

Жену с дочерью увезла скорая, а Ларченков остался на месте аварии, чтобы подписать протокол.
В документе четко указано, что водитель Lanos во время удара сзади просто двигался в своей полосе, не совершая никаких маневров.

Поэтому Владимир Ларченков наверняка был удивлен, получив спустя некоторое время решение суда, гласившее, что он виновен в ДТП и должен возместить Дмитрию Гузырю 160 тысяч гривен, в том числе 20 тысяч гривен моральной компенсации.

Объясняя свою позицию в комментарии одной из газет, Дмитрий Гузырь тогда заявил, что в результате аварии «вынужден был ездить на общественном транспорте»: «Это создавало неудобства, к тому же я потер обувь».
После инцидента Дмитрий Гузырь купил себе Toyota Land Cruiser 2011 года выпуска, о чем указал в декларации за 2013 год. На тот момент он работал прокурором прокуратуры Соломенского района Киева. В той же декларации указан его годовой доход – 76 тысяч гривен.

Учитывая, что Land Cruiser стоит от 45 тысяч евро, работать на него Дмитрию Гузырю при его зарплате пришлось бы 14 лет.

Чтобы разобраться в этой нестыковке, корреспондент «Украинской правды» позвонил на домашний номер по месту прописки прокурора, но на звонок ответила его мать Нина Гузырь, и попросила не беспокоить сына: «Он в отпуске и у него отключен телефон».

Относительно покупки сыном дорогого автомобиля госпожа Гузырь пояснила: «Помог отец. Он зарабатывает, разумеется, поддерживает сына. Ребенок ничего плохого не делал».

В первых числах июля Владимир Гузырь сообщил, что его сын теперь тоже работает в Генеральной прокуратуре, в международном отделе. На вопрос, помог ли он сыну трудоустроиться, господин Гузырь ответил: «Только оплатой за хорошее образование и качественным воспитанием».

НИЧЕГО ЛИЧНОГО. ТОЛЬКО БИЗНЕС

Неосторожное вождение сына до сих пор служит поводом для возмущения общественности. Зато в ее поле зрения никогда не попадала дочь Владимира Гузыря Ирина и ее муж — бизнесмен Илья Рафаловский.
Интерес к семье Рафаловских и правда можно было бы считать вмешательством в личную жизнь, если бы не конфликты коммерческих интересов Ильи Рафаловского с государством в лице прокуратуры.

В них государство занимает пассивную, если не сказать болезненно-слабую позицию.
Так, бывший начальник управления ценных бумаг банка беглого бизнесмена Сергея Курченко «Брокбизнесбанка» Илья Рафаловский – один из бенефициаров ООО «КУА»Современные финансовые инструменты»» (уставной капитал 7,5 млн грн, взнос Ильи Рафаловского – 26%).

Эта компания, в свою очередь, владеет 100% акций ООО «Курортиндустрия», планирующего строить курортно-оздоровительный комплекс на территории лесного заказника «Ворзельский». То есть, фактически в заповеднике.
В 2013 году с заявлением против «Курортиндустрии» в суд обратился заместитель прокурора Киевской области.
Но, на первый взгляд, простое дело (строить на территории заповедника прямо запрещено законом), прокуратура проиграла уже в первой инстанции. Государство же, в интересах которого затевался суд, выплатило «Курортиндустрии» 29 тысяч гривен, чтобы компенсировать затраты на экспертизу.

Дело дошло и до Высшего хозяйственного суда. Последнее рассмотрение состоялось 13 марта текущего года. Владимир Гузырь на тот момент уже был назначен заместителем Генпрокурора.

С интересами государства суд церемонился еще меньше, и постановил: вернуть кассационную жалобу истцу без рассмотрения.

Еще один объект, к которому имеет отношение Илья Рафаловский – жилищно-офисный комплекс, строящийся между домами №9-А и №11 по улице Мечникова в Киеве, – тоже конфликтный, а позиция прокуратуры в конфликте тоже пассивная.
Соучредителем и конечным бенефициаром ООО «Георгий», компании, взявшей в аренду указанный участок, является американская фирма «АДД Коммодитиз Л.Л.С.».

Она же входит в состав учредителей сразу двух компаний, созданных ООО «КУА «Современные финансовые инструменты»».
Поскольку стройка спровоцировала оседание и трещины в прилегающих домах, их жильцы в 2011 году добились от Киевсовета расторжения договора аренды с компанией «Георгий». Впрочем, в 2013 году Киевсовет изменил свое решение, и отдал застройщику участок на ближайшие десять лет.

Жители домов, расположенных на склоне над строительной площадкой, продемонстрировали корреспонденту «Украинской правды» трещины в стенах, с трудом открывающиеся, из-за оседания зданий, входные двери, осыпавшиеся потолки, и рассказали, что регулярно просят прокуратуру провести проверку законности стройки, но в ответ «приходят отписки».
«Очевидно, этой стройкой занимаются непростые люди, – делает вывод жительница соседнего со стройкой дома, представившаяся Татьяной Георгиевной.

Одна из компаний, основанная «Современные финансовые инструменты»» в партнерстве с «АДД Коммодитиз Л.Л.С.» – ООО «Строительный союз» (уставный фонд 55,6 млн гривен).

В 2003 году эта компания беспрепятственно купила детский садик №101 по улице Лейпцигская, 3-А в Печерском районе Киева вместе с прилегающим земельным участком, площадью больше гектара.
До этого садиком ведала обувная фабрика «Киев». Сейчас в здании по Лейпцигской, 3-А расположены офисы нескольких компаний-арендаторов: ООО «Киевподзембуд», ООО «Новый Дим Плюс», ООО «Элит Буд Шти».
Этот же адрес указан, как юридический адрес компании «КУА»Современные финансовые инструменты»».
В своем решении от 25 сентября 2003 года Киевсовет, возглавляемый в то время Александром Омельченко, разрешил компании «Строительный союз» аренду на 25 лет, и строительство офисного центра.

Статус детского сада, как образовательного учреждения, там просто-напросто не упомянут – решение принято «в связи с переходом права собственности на нежилое помещение».

Правоохранительные органы сделкой не заинтересовались. Впрочем, винить в этом Владимира Гузыря нельзя – в 2003 году он работал прокурором совсем другого – Днепровского района Киева.

Да и вообще бездеятельность прокуратуры в упомянутых делах может быть не подозрительным совпадением, а системным проявлением обычного непрофессионализма или халатности.
Например, Илья Рафаловский категорически отрицает помощь Владимира Гузыря в конфликтах его бизнеса с властью и правоохранительными органами.
«Не помогает, и никогда не помогал, потому что мой бизнес никогда не был связан с такими вопросами. – объясняет господин Рафаловский. – «Современные Финансовые Инструменты» – это компания по управлению активами, мы занимаемся торговлей облигациями».

Говоря о компаниях «Курортиндустрия» и «Строительный союз», бизнесмен просил подчеркнуть, что не контролирует эти предприятия.
«Мы просто управляем их фондом за комиссию, а лично я вообще не принимаю участия в операционной части, – объясняет Рафаловский. –Может я и хотел бы, чтобы меня где-то защищал мой дорогой тесть, но получается, что я кроме проблем от него ничего не имею за 15 лет совместной жизни с его дочкой».
С Владимиром Гузырем лично связаться не удалось, с 14 июля у него начался отпуск.

Матвей Никитин, Янина Корниенко, Федор Попадюк, УП
Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/07/14/7074439/Матвей Никитин, Янина Корниенко, Федор Попадюк, УП.

Недавняя попытка первого заместителя Генерального прокурора Украины Владимира Гузыря помешать следствию в деле прокуроров-взяточников, послужила поводом проанализировать коммерческие интересы и структуру доходов самого господина Гузыря.

Самым богатым в семье оказался его зять Илья Рафаловский – совладелец достаточно спорных активов, таких как участок заповедника или земля детского садика на Печерске.

В борьбе за присвоение новых объектов, компании, имеющие отношение к господину Рафаловскому, конфликтуют и даже судятся с прокуратурой, выигрывая суды. Бизнесмен утверждает, что имеет лишь опосредованное отношение к ним – он просто управляет их ценными бумагами, и не вмешивается в их бизнес.

14 июля у здания Генеральной прокуратуры Украины состоялся митинг общественной организации «Автомайдан» и Центра Противодействия Коррупции под лозунгом «Гузыря – на нары, а не на Канары».

Митинг был вызван недавним вмешательством Владимира Гузыря в расследование деятельности БРСМ, и якобы давлением со стороны первого замгенпрокурора на следствие по делу прокуроров-взяточников.

Митингующие требовали отставки Владимира Гузыря, обвиняя его в покрывательстве коррупции в ГПУ.

«Украинская правда» изучила вероятность сокрытия прибылей первого замгенпрокурора, проанализировав доходы его семьи.

СКРОМНЫЙ ПРОКУРОР

Первый заместитель Генерального прокурора Украины Владимир Гузырь работает в органах прокуратуры с 1983 года. Не считая перерыва – с 2011 по 2014 года, когда он вел частную адвокатскую деятельность, – полных 29 лет.
Гузырь – лицо не публичное, в СМИ упоминаются всего несколько громких дел с его участием.
Чаще всего – один из первых политических процессов, организованный против банкира Бориса Фельдмана и банка «Славянский».

Тогда Владимир Гузырь прославился фразой: «Угрозы подсудимого Фельдмана и адвоката Федура обратиться в Европейский суд, в порядочном обществе оскорбительны и вообще неуместны».

Последняя декларация за 2013 год выдает в господине Гузыре человека порядочного, даже скромного: заработав вместе с женой чуть больше 300 тысяч гривен, он продолжает ездить на старенькой Toyota Camry

Собственно, единственный публичный скандал, связанный с Владимиром Гузырем случился в 2010 году.
Тогда его сын Дмитрий на своей BMW 318 врезался в Lanos, в котором ехала семья: 40-летний Владимир Ларченков, его жена и пятилетняя дочь.

Жену с дочерью увезла скорая, а Ларченков остался на месте аварии, чтобы подписать протокол.
В документе четко указано, что водитель Lanos во время удара сзади просто двигался в своей полосе, не совершая никаких маневров.

Поэтому Владимир Ларченков наверняка был удивлен, получив спустя некоторое время решение суда, гласившее, что он виновен в ДТП и должен возместить Дмитрию Гузырю 160 тысяч гривен, в том числе 20 тысяч гривен моральной компенсации.

Объясняя свою позицию в комментарии одной из газет, Дмитрий Гузырь тогда заявил, что в результате аварии «вынужден был ездить на общественном транспорте»: «Это создавало неудобства, к тому же я потер обувь».
После инцидента Дмитрий Гузырь купил себе Toyota Land Cruiser 2011 года выпуска, о чем указал в декларации за 2013 год. На тот момент он работал прокурором прокуратуры Соломенского района Киева. В той же декларации указан его годовой доход – 76 тысяч гривен.

Учитывая, что Land Cruiser стоит от 45 тысяч евро, работать на него Дмитрию Гузырю при его зарплате пришлось бы 14 лет.

Чтобы разобраться в этой нестыковке, корреспондент «Украинской правды» позвонил на домашний номер по месту прописки прокурора, но на звонок ответила его мать Нина Гузырь, и попросила не беспокоить сына: «Он в отпуске и у него отключен телефон».

Относительно покупки сыном дорогого автомобиля госпожа Гузырь пояснила: «Помог отец. Он зарабатывает, разумеется, поддерживает сына. Ребенок ничего плохого не делал».

В первых числах июля Владимир Гузырь сообщил, что его сын теперь тоже работает в Генеральной прокуратуре, в международном отделе. На вопрос, помог ли он сыну трудоустроиться, господин Гузырь ответил: «Только оплатой за хорошее образование и качественным воспитанием».

НИЧЕГО ЛИЧНОГО. ТОЛЬКО БИЗНЕС

Неосторожное вождение сына до сих пор служит поводом для возмущения общественности. Зато в ее поле зрения никогда не попадала дочь Владимира Гузыря Ирина и ее муж — бизнесмен Илья Рафаловский.
Интерес к семье Рафаловских и правда можно было бы считать вмешательством в личную жизнь, если бы не конфликты коммерческих интересов Ильи Рафаловского с государством в лице прокуратуры.

В них государство занимает пассивную, если не сказать болезненно-слабую позицию.
Так, бывший начальник управления ценных бумаг банка беглого бизнесмена Сергея Курченко «Брокбизнесбанка» Илья Рафаловский – один из бенефициаров ООО «КУА»Современные финансовые инструменты»» (уставной капитал 7,5 млн грн, взнос Ильи Рафаловского – 26%).

Эта компания, в свою очередь, владеет 100% акций ООО «Курортиндустрия», планирующего строить курортно-оздоровительный комплекс на территории лесного заказника «Ворзельский». То есть, фактически в заповеднике.
В 2013 году с заявлением против «Курортиндустрии» в суд обратился заместитель прокурора Киевской области.
Но, на первый взгляд, простое дело (строить на территории заповедника прямо запрещено законом), прокуратура проиграла уже в первой инстанции. Государство же, в интересах которого затевался суд, выплатило «Курортиндустрии» 29 тысяч гривен, чтобы компенсировать затраты на экспертизу.

Дело дошло и до Высшего хозяйственного суда. Последнее рассмотрение состоялось 13 марта текущего года. Владимир Гузырь на тот момент уже был назначен заместителем Генпрокурора.

С интересами государства суд церемонился еще меньше, и постановил: вернуть кассационную жалобу истцу без рассмотрения.

Еще один объект, к которому имеет отношение Илья Рафаловский – жилищно-офисный комплекс, строящийся между домами №9-А и №11 по улице Мечникова в Киеве, – тоже конфликтный, а позиция прокуратуры в конфликте тоже пассивная.
Соучредителем и конечным бенефициаром ООО «Георгий», компании, взявшей в аренду указанный участок, является американская фирма «АДД Коммодитиз Л.Л.С.».

Она же входит в состав учредителей сразу двух компаний, созданных ООО «КУА «Современные финансовые инструменты»».
Поскольку стройка спровоцировала оседание и трещины в прилегающих домах, их жильцы в 2011 году добились от Киевсовета расторжения договора аренды с компанией «Георгий». Впрочем, в 2013 году Киевсовет изменил свое решение, и отдал застройщику участок на ближайшие десять лет.

Жители домов, расположенных на склоне над строительной площадкой, продемонстрировали корреспонденту «Украинской правды» трещины в стенах, с трудом открывающиеся, из-за оседания зданий, входные двери, осыпавшиеся потолки, и рассказали, что регулярно просят прокуратуру провести проверку законности стройки, но в ответ «приходят отписки».
«Очевидно, этой стройкой занимаются непростые люди, – делает вывод жительница соседнего со стройкой дома, представившаяся Татьяной Георгиевной.

Одна из компаний, основанная «Современные финансовые инструменты»» в партнерстве с «АДД Коммодитиз Л.Л.С.» – ООО «Строительный союз» (уставный фонд 55,6 млн гривен).

В 2003 году эта компания беспрепятственно купила детский садик №101 по улице Лейпцигская, 3-А в Печерском районе Киева вместе с прилегающим земельным участком, площадью больше гектара.
До этого садиком ведала обувная фабрика «Киев». Сейчас в здании по Лейпцигской, 3-А расположены офисы нескольких компаний-арендаторов: ООО «Киевподзембуд», ООО «Новый Дим Плюс», ООО «Элит Буд Шти».
Этот же адрес указан, как юридический адрес компании «КУА»Современные финансовые инструменты»».
В своем решении от 25 сентября 2003 года Киевсовет, возглавляемый в то время Александром Омельченко, разрешил компании «Строительный союз» аренду на 25 лет, и строительство офисного центра.

Статус детского сада, как образовательного учреждения, там просто-напросто не упомянут – решение принято «в связи с переходом права собственности на нежилое помещение».

Правоохранительные органы сделкой не заинтересовались. Впрочем, винить в этом Владимира Гузыря нельзя – в 2003 году он работал прокурором совсем другого – Днепровского района Киева.

Да и вообще бездеятельность прокуратуры в упомянутых делах может быть не подозрительным совпадением, а системным проявлением обычного непрофессионализма или халатности.
Например, Илья Рафаловский категорически отрицает помощь Владимира Гузыря в конфликтах его бизнеса с властью и правоохранительными органами.
«Не помогает, и никогда не помогал, потому что мой бизнес никогда не был связан с такими вопросами. – объясняет господин Рафаловский. – «Современные Финансовые Инструменты» – это компания по управлению активами, мы занимаемся торговлей облигациями».

Говоря о компаниях «Курортиндустрия» и «Строительный союз», бизнесмен просил подчеркнуть, что не контролирует эти предприятия.
«Мы просто управляем их фондом за комиссию, а лично я вообще не принимаю участия в операционной части, – объясняет Рафаловский. –Может я и хотел бы, чтобы меня где-то защищал мой дорогой тесть, но получается, что я кроме проблем от него ничего не имею за 15 лет совместной жизни с его дочкой».
С Владимиром Гузырем лично связаться не удалось, с 14 июля у него начался отпуск.

Матвей Никитин, Янина Корниенко, Федор Попадюк, УП
Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/07/14/7074439/

Бриллианты в генпрокуратуре: Прокуроры Шапакин и Корниец попались на взятке более трех миллионов гривенБриллианты в генпрокуратуре: Прокуроры Шапакин и Корниец попались на взятке более трех миллионов гривен

Киевские прокуроры действовали не сами по себе, а под началом «большого начальника» из стен генпрокуратуры, сообщил замгенпрокурора Украины Давид Сакварелидзе.

Первый заместитель начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры Владимир Шапакин и заместитель прокурора Киевской области Александр Корниец задержаны при получении взятки более 3 млн гривен. Об этом в Facebook сообщил заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе.
«Мы получили информацию от предпринимателя, занимающегося добычей песка, о вымогательстве со стороны работников прокуратуры Киевской области, действия которых, по сути, привели к остановке его бизнеса. Он отказался идти на незаконную сделку и, поверив нам, передал детали дела», – написал он.
По словам Сакварелидзе, следователи выяснили интересный факт: «киевские прокуроры действовали не сами по себе, а под началом «большого начальника» из стен генпрокуратуры, который мнил себя неприкосновенным».
«При проведении обысков у фигурантов было обнаружено около 400 тыс. долларов наличными, автомат Калашникова и холодное оружие, много ювелирных изделий и 39 пакетов с бриллиантами. Действия коррупционеров будут квалифицированы по ч.4 ст.368 УК Украины, что предусматривает безальтернативное лишение свободы от восьми до 12 лет с лишением права занимать должности, специальной конфискацией и конфискацией имущества», – сообщил замгенпрокурора.
Он отметил, что ГПУ будет добиваться самой высокой меры пресечения для задержанных.
«Хочу еще раз всем повторить – неприкосновенных не будет, ни в ГПУ, ни в самой маленькой районной прокуратуре! Можете считать это предупреждением», – резюмировал Сакварелидзе.
В свою очередь народный депутат от Блока Петра Порошенко Мустафа Найем со ссылкой на свою информацию сообщил, что «при задержании у чиновников было обнаружено в общей сложности около 500 тыс. долларов США, а также драгоценности и ценные бумаги».
«В частности, во время обыска у Шапакина было найдено: $130 тыс. в кабинете; $30 тыс. и €22 тыс. в доме; $170 тыс. и 500 тыс. грн в квартире; документы на депозитные вложения на сумму 800 тыс. грн, а также незарегистрированное огнестрельное оружие и боеприпасы», – написал он.
У Корнейца при обыске, по его словам, было найдено 35 пакетов с 65 бриллиантами.

«А теперь удивительное. По результатам этой операции было открыто уголовное производство в отношении… Давида Сакварелидзе», – добавил Найем.
Оправдают ли новые полицейские надежды украинцев?
Ранее журналист Владимир Бойко сообщил, что первый заместитель Генерального прокурора Украины Владимир Гузырь 5 июля распорядился открыть уголовное производство против заместителя генпрокурора Давида Сакварелидзе.
В воскресенье утром, 5 июля, в помещении Киевской областной прокуратуры был произведен обыск в связи с подозрением во взяточничестве одного из заместителей руководителя областной прокуратуры.

И.о. генерального прокурора (на время пребывания Виктора Шокина в отпуске) Владимир Гузырь о готовящейся операции судя по всему не зал. По сообщениям журналистов, против Давида Сакварелидзе было возбуждено уголовное дело за «захват государственных зданий» (имелся ввиду обыск в помещении киевской прокуратуры при участии спецназа СБУ «Альфа»). Сакварелидзе и Гузырь, а также глава СБУ Василий Грицак, побывали на встрече у президента Петра Порошенко, после которой президент выразил поддержку группе следователей и дал поручение довести уголовные дела до конца. Владимир Гузырь в последствии заявил, что против Сакварелидзе дело не открывалось и конфликта с ним нет. Народный депутат Мустафа Найем опубликовал информацию о том, что оба задержанных прокурора являются приближенными к главе ведомства Виктору Шокину.
Источник: http://gordonua.com/news/society/Sakvarelidze-Prokurory-SHapakin-i-Korniec-popalis-na-vzyatke-bolee-treh-millionov-griven-88297.htmlКиевские прокуроры действовали не сами по себе, а под началом «большого начальника» из стен генпрокуратуры, сообщил замгенпрокурора Украины Давид Сакварелидзе.

Первый заместитель начальника Главного следственного управления Генпрокуратуры Владимир Шапакин и заместитель прокурора Киевской области Александр Корниец задержаны при получении взятки более 3 млн гривен. Об этом в Facebook сообщил заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе.
«Мы получили информацию от предпринимателя, занимающегося добычей песка, о вымогательстве со стороны работников прокуратуры Киевской области, действия которых, по сути, привели к остановке его бизнеса. Он отказался идти на незаконную сделку и, поверив нам, передал детали дела», – написал он.
По словам Сакварелидзе, следователи выяснили интересный факт: «киевские прокуроры действовали не сами по себе, а под началом «большого начальника» из стен генпрокуратуры, который мнил себя неприкосновенным».
«При проведении обысков у фигурантов было обнаружено около 400 тыс. долларов наличными, автомат Калашникова и холодное оружие, много ювелирных изделий и 39 пакетов с бриллиантами. Действия коррупционеров будут квалифицированы по ч.4 ст.368 УК Украины, что предусматривает безальтернативное лишение свободы от восьми до 12 лет с лишением права занимать должности, специальной конфискацией и конфискацией имущества», – сообщил замгенпрокурора.
Он отметил, что ГПУ будет добиваться самой высокой меры пресечения для задержанных.
«Хочу еще раз всем повторить – неприкосновенных не будет, ни в ГПУ, ни в самой маленькой районной прокуратуре! Можете считать это предупреждением», – резюмировал Сакварелидзе.
В свою очередь народный депутат от Блока Петра Порошенко Мустафа Найем со ссылкой на свою информацию сообщил, что «при задержании у чиновников было обнаружено в общей сложности около 500 тыс. долларов США, а также драгоценности и ценные бумаги».
«В частности, во время обыска у Шапакина было найдено: $130 тыс. в кабинете; $30 тыс. и €22 тыс. в доме; $170 тыс. и 500 тыс. грн в квартире; документы на депозитные вложения на сумму 800 тыс. грн, а также незарегистрированное огнестрельное оружие и боеприпасы», – написал он.
У Корнейца при обыске, по его словам, было найдено 35 пакетов с 65 бриллиантами.

«А теперь удивительное. По результатам этой операции было открыто уголовное производство в отношении… Давида Сакварелидзе», – добавил Найем.
Оправдают ли новые полицейские надежды украинцев?
Ранее журналист Владимир Бойко сообщил, что первый заместитель Генерального прокурора Украины Владимир Гузырь 5 июля распорядился открыть уголовное производство против заместителя генпрокурора Давида Сакварелидзе.
В воскресенье утром, 5 июля, в помещении Киевской областной прокуратуры был произведен обыск в связи с подозрением во взяточничестве одного из заместителей руководителя областной прокуратуры.

И.о. генерального прокурора (на время пребывания Виктора Шокина в отпуске) Владимир Гузырь о готовящейся операции судя по всему не зал. По сообщениям журналистов, против Давида Сакварелидзе было возбуждено уголовное дело за «захват государственных зданий» (имелся ввиду обыск в помещении киевской прокуратуры при участии спецназа СБУ «Альфа»). Сакварелидзе и Гузырь, а также глава СБУ Василий Грицак, побывали на встрече у президента Петра Порошенко, после которой президент выразил поддержку группе следователей и дал поручение довести уголовные дела до конца. Владимир Гузырь в последствии заявил, что против Сакварелидзе дело не открывалось и конфликта с ним нет. Народный депутат Мустафа Найем опубликовал информацию о том, что оба задержанных прокурора являются приближенными к главе ведомства Виктору Шокину.
Источник: http://gordonua.com/news/society/Sakvarelidze-Prokurory-SHapakin-i-Korniec-popalis-na-vzyatke-bolee-treh-millionov-griven-88297.html