Незаконное обогащение должностных лиц: кого и за что будут сажатьНезаконное обогащение должностных лиц: кого и за что будут сажать

Виктор Трепак

После недавно проведенного электронного декларирования доходов должностных лиц чрезвычайно остро встал вопрос об их ответственности за незаконное обогащение. Это вполне понятно, принимая во внимание огромный общественный запрос на справедливость и постоянную эксплуатацию указанной темы политиками разных мастей.

Масла в огонь подлил и МВФ, который, оперируя весомыми аргументами (предоставлением/непредоставлением очередных кредитов), фактически обвинил Украину в том, что после проведенного е-декларирования никто из высоких должностных лиц не осужден, а задекларированные ими средства — не конфискованы. Хотя после завершения е-декларирования прошло всего несколько недель, которых мало, чтобы привлечь кого-либо к ответственности, даже имея на то основания. Таким образом, общество «подогрето до кипения» и поставлено в режим ожидания «быстрого и справедливого» наказания воров от власти. За работу активно взялись правоохранительные органы, в т.ч. те, которые к этому процессу не имеют прямого отношения, но, пользуясь случаем, могут на нем попиариться.

Тем временем незамеченным остался один очень важный аспект указанного вопроса — правовой, который в этом юридическом процессе является главным. А он, оказывается, — чрезвычайно проблемный, что обусловлено крайне противоречивым содержанием ст. 368-2 УК, устанавливающей уголовную ответственность за незаконное обогащение. Концептуальные недостатки этой уголовно-правовой нормы, с одной стороны, ставят под сомнение надлежащее гарантирование конституционных прав обвиненных, с другой — создают предпосылки для развала дел о незаконном обогащении в отечественном суде и перспективу проигрыша Украины в Европейском суде по правам человека.

Кардинальная постановка вопроса ответственности за незаконное обогащение — актуальная и правильная. Но решать его надо исключительно правовым путем: легитимная цель наказания виновных в совершении коррупционных правонарушений не может достигаться через нарушение Конституции и фундаментальных правовых принципов функционирования государства.

Действующая редакция ст. 368-2 УК создает правовую ситуацию, когда все государственные служащие потенциально виновны в незаконном обогащении (находятся в состоянии виновности). Ведь она позволяет большинству из них юридически предъявить претензии через уголовное производство относительно законности обретения активов.

Возможно, с точки зрения простоты «доказательства» вины лица в совершении это преступления такой подход привлекателен. Но с точки зрения соблюдения конституционных принципов и принципов правового государства — недопустим. Ибо создает ситуацию, когда осуждение становится возможным за один только факт пребывания в «общественно опасном состоянии», а не за совершение конкретного общественно опасного действия. В истории нашей страны такая ситуация уже была, когда основанием для массовых уголовных репрессий признавалось «общественно опасное состояние» лица.

Сегодня за «общественно опасное состояние» на прицел уголовного закона взяты чиновники, а завтра это легко распространят на всех остальных. Не подтвердил документально построенное или приобретенное — в кутузку! Большинству же граждан доказать законность своих достатков по вышеприведенному «арифметическому» методу определения незаконного обогащения вряд ли удастся. Ведь, по меньшей мере, половина работающего населения получала и получает на сегодняшний день неофициальные доходы (в государстве, где доля теневой экономики превышает 50%, иначе априори быть не может). К тому же раньше не было никакой необходимости документировать свои затраты на строительство жилья, покупку автомобиля, мебели и т.д. Поэтому задача номер один на сегодня — минимизация теневой экономики, вывод из тени активов, в частности посредством внедрения продуманного и юридически обоснованного налогового компромисса для всех без исключения граждан.

Исходные правовые положения

Украина — правовое государство (ст. 1 Конституции). В практическом смысле, сущность правового государства проявляется в том, что: 1) содержание и направленность деятельности государства определяют права и свободы человека и их гарантии (ст. 3 Конституции); 2) в Украине признается и действует принцип верховенства права, согласно которому Конституция имеет наивысшую юридическую силу, а законы и другие нормативно-правовые акты принимаются на основе Конституции и должны отвечать ей (ст. 8 Конституции).

Одним из фундаментальных прав человека, характеризующим государство как правовое, является право на презумпцию невиновности. В Украине это право конституционное и включает в себя ряд взаимосвязанных составляющих. Во-первых, оно предусматривает, что обязанность доказательства вины лица в совершении преступления лежит на стороне обвинения. При этом указанная обязанность предполагает не только приведение доказательств вины лица, но и опровержение доказательств его невиновности. Во-вторых, ни в коем случае такая обязанность не может возлагаться на обвиняемого — «никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления». В-третьих, лицо считается невиновным в совершении преступления, «пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговором суда» (ст. 62 Конституции).

Основной Закон не предусматривает никаких исключений из права на презумпцию невиновности. Более того, на конституционном уровне это право усилено иммунитетом свидетеля, включающим и «свободу от самообвинения». Согласно ст. 63 Конституции, лицо не несет ответственности за отказ давать показания или объяснения относительно себя, членов семьи или близких родственников, круг которых определяется законом.

Конвенцией о защите прав человека и основоположных свобод (ст. 6) презумпция невиновности рассматривается как элемент права на справедливый суд.

Обвинение в роли… защиты

Однако совершенно иная ситуация с правом на презумпцию невиновнос-ти сложилась в связи с введением уголовной ответственности за незаконное обогащение, что вызвано, в частности, технико-юридической формулировкой состава этого преступления. В ст. 368-2 УК незаконное обогащение определено как «обретение лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, в собственность активов в значительном размере, законность оснований обретения которых не подтверждена доказательствами, а также передача им таких активов любому другому лицу».

Так, обязательным признаком состава этого преступления является неподтвердженность доказательствами законности обретения в собственность соответствующих активов. Это законодательная формулировка устанавливает юридическую обязанность подтвердить доказательствами законность оснований обретения в собственность активов. Отсутствие таких доказательств, в свою очередь, признается безусловным доказательством незаконности их обретения, а отсюда возникает закономерный вопрос: кто именно (обвиняемое лицо или государство в лице органа обвинения) должны предоставить (найти) эти доказательства?

Исходя из указанного конституционного права на презумпцию невиновности, ответ напрашивается вроде бы однозначный: положение ст. 368-2 УК следует понимать так, что предоставлять (искать) доказательства законности оснований обретения активов должен орган обвинения. Такой вывод корреспондирует не только с нормами Конституции, но и с положениями УПК, которыми обязанность доказывания виновности лица в совершении преступления возлагается на следователя и прокурора; никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления и должен быть оправдан, если сторона обвинения не докажет виновность лица вне разумного сомнения; все сомнения относительно доказанности вины лица толкуются в пользу такого лица (статьи 17, 92 УПК).

Это также подтверждается презумпцией правомерности обретения права на имущество, которая предусматривает, что право собственности считается приобретенным правомерно, если иное прямо не следует из закона или незаконность обретения права собственности не установлена судом (ст. 328 ГК).

Все вроде правильно и убедительно. Если бы не несколько «но».

Первое «но» кроется в непонятной логике закона: почему следователю, детективу или прокурору надо доказывать законность чьих-то активов, если суть преступления, предусмотренного ст. 368-2 УК, заключается в незаконном обогащении? Ведь чтобы привлечь лицо к ответственности, стороне обвинения надо доказать незаконность, а не законность его действия. В конце концов, и уголовный закон устанавливает ответственность именно за незаконное обогащение, а не за законное обретение активов.

Второе «но» носит сугубо прагматический аспект. Где найти орган досудебного расследования, который бы «из кожи лез», чтобы доказать законность действий обвиняемого? Вы себе представляете, чтобы НАБУ, САП, ГПУ, СБУ, МВД, деятельность которых априори носит очевидно выраженный обвинительный уклон, главной задачей своей деятельности определяли всесторонний и полный поиск доказательств законности действий лица, которое они определили объектом своего уголовного преследования? Если бы это было так, в уголовном процессе вообще исчезла бы сторона обвинения, и для лиц, заподозренных в незаконном обогащении, настал бы правовой «рай»: все (органы обвинения — прежде всего) настойчиво работали бы только на защиту таких лиц.

Безусловно, это шутка, поскольку понятно, что на практике все будет происходить иначе, а для недоказательства законности обретения активов следственному органу будет достаточно… просто ничего не делать. В результате такого выполнения своих обязанностей орган досудебного расследования «блестяще» задокументирует незаконное обогащение и «несомненно» докажет вину правонарушителя.

Презумпция виновности — в действии

Такой подход уже сейчас четко прослеживается в деятельности органов досудебного расследования. Анализ дел о незаконном обогащении свидетельствует о чрезвычайно упрощенном подходе этих органов к доказательству вины подозреваемых в совершении преступления, предусмотренном ст. 368-2 УК. Сначала они устанавливают два факта: общую сумму, на которую должностным лицом приобретены активы, и размер совокупного дохода этого лица за определенное время (фактически, исключительно на основании данных ГФС о доходах этого лица). Потом констатируется, что полученный доход не «покрывает» затрат на обретение активов. А дальше на основании такого арифметического подсчета делается вывод, что законность оснований обретения активов не подтверждена доказательствами, а значит — лицо является виновным в незаконном обогащении.

При этом не принимаются во внимание возможные другие законные доходы, которые к тому же могут и не отражаться в базах данных ГФС, а следовательно — и не учитываться при применении «арифметического» метода обвинения. Например, в стандартных сведениях из Государственного реестра налогоплательщиков, которыми пользуются органы обвинения, может не быть данных о доходах от отчуждения имущества, получения кредита или займа, получения подарка или совершения других правомочий. Тем более что ГФС может предоставить информацию о суммах выплаченных доходов и удержанных налогов только за ограниченный период. В конце концов, игнорируется возможность иметь семейные сбережения.

Более того, вместо подтверждения законности обретения активов служебного лица (а именно этого от них требует ст. 368-2 УК), следователь и прокурор действуют противоположным образом — они опровергают законность определенных договоров, заключенных таким лицом или членами его семьи. Например, в одном случае орган обвинения поставил под вопрос заключение договора займа на том основании, что он не был оформлен нотариально. Но, во-первых, закон не требует обязательной нотариальной формы заключения договора займа между физическими лицами, во-вторых, согласно ст. 17 УПК, такие сомнения должны были бы быть истолкованы в пользу обвиняемого, а не для его обвинения.

Следовательно, выдвинутые обвинения в таких делах основаны, практически, на одних предположениях — когда обретение активов называется незаконным без установления самого факта незаконности их происхождения; когда обвиняемому инкриминируется передача незаконных активов другому лицу без установления как факта получения им незаконных активов, так и факта самой их передачи, и т.п. Опять же, это противоречит базовым положениям доказывания, согласно которым обвинение не может основываться на предположениях (ст. 62 Конституции).

Тем временем в обществе крепко укоренилось мнение, что обвиняемый в незаконном обогащении сам должен доказать законность оснований обретения активов. Собственно, это следует из содержания ст. 368-2 УК, которая неподтверждение доказательствами законности обретения активов определяет как один из признаков незаконного обогащения. Согласно ее предписанию, если лицо (выше выяснено, что на орган обвинения в этом случае полагаться нет смысла) не докажет законность происхождения своего состояния, то его обретение будет признано преступным.

Таким образом, законодательное определение состава незаконного обогащения фактически заставляет (обязывает) лицо, против которого выдвинуто обвинение в незаконном обогащении, обязано: 1) давать показания (при наличии конституционного права не свидетельствовать против себя и близких родственников); 2) доказывать законность своих действий (при существовании принципа презумпции невиновности). Если оно этого не сделает, то его неотвратимо ждет наказание. А сделать это, кстати, даже при большом желании, оно сможет только тогда, когда ему сообщат о подозрении, то есть уже на завершающем этапе досудебного расследования.

За одно действие — двойная ответственность

Существование ст. 368-2 УК в нынешней редакции порождает еще одну правовую проблему. Дело в том, что незаконное обогащение не возникает ниоткуда — оно является лишь результатом конкретного способа неправомерного получения активов. Типичными такими способами являются получение взяток, незаконное завладение чужим имуществом, уклонение от уплаты налогов, незаконная предпринимательская деятельность, контрабанда и т.п.

Классическое правовое реагирование государства на незаконное обогащение — привлечение лица к ответственности за действия, ставшие источником такого обогащения. Это наиболее действенный подход к противодействию незаконному обогащению с точки зрения как надлежащей правовой оценки совершенного, так и предотвращения таких действий. Он позволяет раскрыть механизм незаконного обогащения, установить всех его субъектов (при взяточничестве — как того, кто «взял», так и того, кто «дал»), выявить причины и условия соответствующих преступлений. Безусловно, это требует больших усилий со стороны правоохранительных органов, чем реагирование на имеющийся результат такой преступной деятельности.

Но, во всяком случае, надо исходить из того, что незаконное обогащение — лишь следствие совершения определенного преступления, за которое виновный должен понести определенную законом уголовную ответственность. В сущности, ответственность за незаконное обогащение является дополнительной (фактически — повторной) ответственностью за действие, ставшее источником такого обогащения. Соответственно же статье 61 Конституции, никто не может быть дважды привлечен к юридической ответственности одного вида за одно и то же правонарушение. Поэтому лицо, образно говоря, не может получить по 10 лет с конфискацией и за незаконное обогащение, и за получение взятки, в результате чего произошло такое обогащение.

Несомненно, принимая во внимание статус служебного лица, которому народ доверяет власть, государство может устанавливать к нему дополнительные требования, в т.ч. возлагать на него обязанность доказать законность источника происхождения своего имущества. Необходимость внедрения такого антикоррупционного инструмента в практике, наверное, никто не будет отрицать. Речь идет только о необходимости определения механизма наступления правовых последствий в случае отказа (или невозможности) выполнить эту обязанность служебным лицом или же неубедительности предоставленных им доказательств законности обретения собственных активов.

Приведенные выше правовые постулаты практически не оставляют сомнений в том, что само установление факта наличия активов не может быть основанием для автоматического привлечения лица к уголовной ответственности. Это может служить основанием для другого вида ответственности — политической, дисциплинарной, гражданско-правовой, следствием которых является, в частности, увольнение лица с государственной должности. Основанием же для уголовной ответственности, учитывая ее особую правовую природу, может быть только доказанный государством факт незаконного (преступного) обретения лицом в собственность определенных активов.

«Назад возврата нет»?

При применении ст. 368-2 УК нужно учитывать еще один важный конституционно-правовой аспект, касающийся действия уголовного закона во времени. Согласно ст. 58 Конституции, законы не имеют обратной силы, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица; никто не может отвечать за действия, которые на время их совершения не признавались законом как правонарушения. Эти конституционные положения детализированы в ст. 5 УК, предусматривающей, что закон об уголовной ответственности, который устанавливает преступность действия, усиливает уголовную ответственность или иным образом ухудшает положение лица, не имеет обратной силы.

Таким образом, под уголовную ответственность за незаконное обогащение в форме обретения в собственность активов, законность оснований для обретения которых не подтверждена доказательствами, подпадают только действия, которые были совершены после вступления в силу нынешней редакции ст. 368-2 УК (с весны 2015 г.). Решая вопрос о такой ответственности, нужно непременно руководствоваться конституционными предписаниями и базовыми положениями уголовного процесса, которые регламентируют порядок доказательства виновности лица в уголовном производстве.

Однако это не значит, что обогатившиеся преступным способом лица легко могут избежать наказания. Отечественный уголовный закон максимально полно «перекрывает» все возможные способы незаконного обогащения, предусматривая ответственность за чрезвычайно широкий спектр корыстных преступлений — от простого получения взятки до глубоко законспирированных схем «выкачивания» средств из госбюджета. Вопрос только в наличии политической воли и эффективности функционирования правоохранительных органов.

Выводы с предложениями

Очевидным является, что положения действующей редакции ст. 368-2 УК сформулированы, так сказать, наизнанку относительно статей 61, 62 и 63 Конституции. Она противоречит конституционному принципу презумпции невиновности, правовым принципам уголовной ответственности и процесса доказывания вины в совершении преступления. Применение этой статьи, которая, фактически, основывается на принципе презумпции виновности, при отсутствии независимого суда и при заполитизированной правоохранительной системе содержит в себе угрозу нарушения конституционных прав и превращения юридического процесса в политико-личностные акты расправы. По большому счету, законодатель создал правовую фикцию (обманку), которая усложняет деятельность антикоррупционных органов и эффективное противодействие коррупции в целом.

Поэтому ситуацию с законодательным регулированием уголовной ответственности за незаконное обогащение нужно немедленно исправлять — даже вопреки вполне ожидаемым возражениям тех «реформаторов», для которых пиарный аспект законотворческого процесса важнее правовой сути такого процесса. Это нужно сделать вовсе не в интересах нуворишей от власти (как некоторые, не исключено, начнут утверждать), а для обеспечения правового и демократического развития Украины. Базовые правовые принципы должны распространяться на каждого и должны быть соблюдены в каждом случае, независимо от того, об обвинении в каком преступлении идет речь.

Одним из вариантов исправления юридической слабости нынешней ст. 368-2 УК является изменение ее положений, в частности определения в уголовном законе незаконного обогащения как «незаконного обретения лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, в собственность активов в значительном размере…».

Такой подход в значительной степени ставит все на свои места. Ведь в таком случае именно государство (орган обвинения) должно было бы доказать незаконность обретения лицом в собственность тех или иных активов. Это отвечало бы как сути незаконного обогащения, так и сути уголовной ответственности вообще. Если проанализировать другие составы преступлений, предусматривающие ответственность за определенную незаконную деятельность, то они в УК сформулированы таким или подобным образом (незаконное лишение свободы, незаконное уничтожение избирательной документации, незаконная приватизация имущества и т.п. — статьи 146, 158-2, 233 УК). Минус этого подхода в том, что он не устраняет возможности двойной уголовной ответственности за одно и то же действие.

Решая эту проблему, следует честно ответить себе на вопросы: мы строим правовое государство или создаем новейшую инквизицию?; нам важен публичный процесс «линчевания» или правовой результат — справедливое наказание виновных, доказанное правовым путем? Сегодня обществу эмоционально сложно взвешенно ответить на эти вопросы. Политики, как всегда, свою позицию будут подстраивать под интерес электората. Однако проблема должна быть решена правовым путем, который бы обеспечил гарантирование конституционных прав каждого и ценностей демократии, к чему стремится украинский народ.

«Зеркало недели. Украина»Виктор Трепак

После недавно проведенного электронного декларирования доходов должностных лиц чрезвычайно остро встал вопрос об их ответственности за незаконное обогащение. Это вполне понятно, принимая во внимание огромный общественный запрос на справедливость и постоянную эксплуатацию указанной темы политиками разных мастей.

Масла в огонь подлил и МВФ, который, оперируя весомыми аргументами (предоставлением/непредоставлением очередных кредитов), фактически обвинил Украину в том, что после проведенного е-декларирования никто из высоких должностных лиц не осужден, а задекларированные ими средства — не конфискованы. Хотя после завершения е-декларирования прошло всего несколько недель, которых мало, чтобы привлечь кого-либо к ответственности, даже имея на то основания. Таким образом, общество «подогрето до кипения» и поставлено в режим ожидания «быстрого и справедливого» наказания воров от власти. За работу активно взялись правоохранительные органы, в т.ч. те, которые к этому процессу не имеют прямого отношения, но, пользуясь случаем, могут на нем попиариться.

Тем временем незамеченным остался один очень важный аспект указанного вопроса — правовой, который в этом юридическом процессе является главным. А он, оказывается, — чрезвычайно проблемный, что обусловлено крайне противоречивым содержанием ст. 368-2 УК, устанавливающей уголовную ответственность за незаконное обогащение. Концептуальные недостатки этой уголовно-правовой нормы, с одной стороны, ставят под сомнение надлежащее гарантирование конституционных прав обвиненных, с другой — создают предпосылки для развала дел о незаконном обогащении в отечественном суде и перспективу проигрыша Украины в Европейском суде по правам человека.

Кардинальная постановка вопроса ответственности за незаконное обогащение — актуальная и правильная. Но решать его надо исключительно правовым путем: легитимная цель наказания виновных в совершении коррупционных правонарушений не может достигаться через нарушение Конституции и фундаментальных правовых принципов функционирования государства.

Действующая редакция ст. 368-2 УК создает правовую ситуацию, когда все государственные служащие потенциально виновны в незаконном обогащении (находятся в состоянии виновности). Ведь она позволяет большинству из них юридически предъявить претензии через уголовное производство относительно законности обретения активов.

Возможно, с точки зрения простоты «доказательства» вины лица в совершении это преступления такой подход привлекателен. Но с точки зрения соблюдения конституционных принципов и принципов правового государства — недопустим. Ибо создает ситуацию, когда осуждение становится возможным за один только факт пребывания в «общественно опасном состоянии», а не за совершение конкретного общественно опасного действия. В истории нашей страны такая ситуация уже была, когда основанием для массовых уголовных репрессий признавалось «общественно опасное состояние» лица.

Сегодня за «общественно опасное состояние» на прицел уголовного закона взяты чиновники, а завтра это легко распространят на всех остальных. Не подтвердил документально построенное или приобретенное — в кутузку! Большинству же граждан доказать законность своих достатков по вышеприведенному «арифметическому» методу определения незаконного обогащения вряд ли удастся. Ведь, по меньшей мере, половина работающего населения получала и получает на сегодняшний день неофициальные доходы (в государстве, где доля теневой экономики превышает 50%, иначе априори быть не может). К тому же раньше не было никакой необходимости документировать свои затраты на строительство жилья, покупку автомобиля, мебели и т.д. Поэтому задача номер один на сегодня — минимизация теневой экономики, вывод из тени активов, в частности посредством внедрения продуманного и юридически обоснованного налогового компромисса для всех без исключения граждан.

Исходные правовые положения

Украина — правовое государство (ст. 1 Конституции). В практическом смысле, сущность правового государства проявляется в том, что: 1) содержание и направленность деятельности государства определяют права и свободы человека и их гарантии (ст. 3 Конституции); 2) в Украине признается и действует принцип верховенства права, согласно которому Конституция имеет наивысшую юридическую силу, а законы и другие нормативно-правовые акты принимаются на основе Конституции и должны отвечать ей (ст. 8 Конституции).

Одним из фундаментальных прав человека, характеризующим государство как правовое, является право на презумпцию невиновности. В Украине это право конституционное и включает в себя ряд взаимосвязанных составляющих. Во-первых, оно предусматривает, что обязанность доказательства вины лица в совершении преступления лежит на стороне обвинения. При этом указанная обязанность предполагает не только приведение доказательств вины лица, но и опровержение доказательств его невиновности. Во-вторых, ни в коем случае такая обязанность не может возлагаться на обвиняемого — «никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления». В-третьих, лицо считается невиновным в совершении преступления, «пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена обвинительным приговором суда» (ст. 62 Конституции).

Основной Закон не предусматривает никаких исключений из права на презумпцию невиновности. Более того, на конституционном уровне это право усилено иммунитетом свидетеля, включающим и «свободу от самообвинения». Согласно ст. 63 Конституции, лицо не несет ответственности за отказ давать показания или объяснения относительно себя, членов семьи или близких родственников, круг которых определяется законом.

Конвенцией о защите прав человека и основоположных свобод (ст. 6) презумпция невиновности рассматривается как элемент права на справедливый суд.

Обвинение в роли… защиты

Однако совершенно иная ситуация с правом на презумпцию невиновнос-ти сложилась в связи с введением уголовной ответственности за незаконное обогащение, что вызвано, в частности, технико-юридической формулировкой состава этого преступления. В ст. 368-2 УК незаконное обогащение определено как «обретение лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, в собственность активов в значительном размере, законность оснований обретения которых не подтверждена доказательствами, а также передача им таких активов любому другому лицу».

Так, обязательным признаком состава этого преступления является неподтвердженность доказательствами законности обретения в собственность соответствующих активов. Это законодательная формулировка устанавливает юридическую обязанность подтвердить доказательствами законность оснований обретения в собственность активов. Отсутствие таких доказательств, в свою очередь, признается безусловным доказательством незаконности их обретения, а отсюда возникает закономерный вопрос: кто именно (обвиняемое лицо или государство в лице органа обвинения) должны предоставить (найти) эти доказательства?

Исходя из указанного конституционного права на презумпцию невиновности, ответ напрашивается вроде бы однозначный: положение ст. 368-2 УК следует понимать так, что предоставлять (искать) доказательства законности оснований обретения активов должен орган обвинения. Такой вывод корреспондирует не только с нормами Конституции, но и с положениями УПК, которыми обязанность доказывания виновности лица в совершении преступления возлагается на следователя и прокурора; никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления и должен быть оправдан, если сторона обвинения не докажет виновность лица вне разумного сомнения; все сомнения относительно доказанности вины лица толкуются в пользу такого лица (статьи 17, 92 УПК).

Это также подтверждается презумпцией правомерности обретения права на имущество, которая предусматривает, что право собственности считается приобретенным правомерно, если иное прямо не следует из закона или незаконность обретения права собственности не установлена судом (ст. 328 ГК).

Все вроде правильно и убедительно. Если бы не несколько «но».

Первое «но» кроется в непонятной логике закона: почему следователю, детективу или прокурору надо доказывать законность чьих-то активов, если суть преступления, предусмотренного ст. 368-2 УК, заключается в незаконном обогащении? Ведь чтобы привлечь лицо к ответственности, стороне обвинения надо доказать незаконность, а не законность его действия. В конце концов, и уголовный закон устанавливает ответственность именно за незаконное обогащение, а не за законное обретение активов.

Второе «но» носит сугубо прагматический аспект. Где найти орган досудебного расследования, который бы «из кожи лез», чтобы доказать законность действий обвиняемого? Вы себе представляете, чтобы НАБУ, САП, ГПУ, СБУ, МВД, деятельность которых априори носит очевидно выраженный обвинительный уклон, главной задачей своей деятельности определяли всесторонний и полный поиск доказательств законности действий лица, которое они определили объектом своего уголовного преследования? Если бы это было так, в уголовном процессе вообще исчезла бы сторона обвинения, и для лиц, заподозренных в незаконном обогащении, настал бы правовой «рай»: все (органы обвинения — прежде всего) настойчиво работали бы только на защиту таких лиц.

Безусловно, это шутка, поскольку понятно, что на практике все будет происходить иначе, а для недоказательства законности обретения активов следственному органу будет достаточно… просто ничего не делать. В результате такого выполнения своих обязанностей орган досудебного расследования «блестяще» задокументирует незаконное обогащение и «несомненно» докажет вину правонарушителя.

Презумпция виновности — в действии

Такой подход уже сейчас четко прослеживается в деятельности органов досудебного расследования. Анализ дел о незаконном обогащении свидетельствует о чрезвычайно упрощенном подходе этих органов к доказательству вины подозреваемых в совершении преступления, предусмотренном ст. 368-2 УК. Сначала они устанавливают два факта: общую сумму, на которую должностным лицом приобретены активы, и размер совокупного дохода этого лица за определенное время (фактически, исключительно на основании данных ГФС о доходах этого лица). Потом констатируется, что полученный доход не «покрывает» затрат на обретение активов. А дальше на основании такого арифметического подсчета делается вывод, что законность оснований обретения активов не подтверждена доказательствами, а значит — лицо является виновным в незаконном обогащении.

При этом не принимаются во внимание возможные другие законные доходы, которые к тому же могут и не отражаться в базах данных ГФС, а следовательно — и не учитываться при применении «арифметического» метода обвинения. Например, в стандартных сведениях из Государственного реестра налогоплательщиков, которыми пользуются органы обвинения, может не быть данных о доходах от отчуждения имущества, получения кредита или займа, получения подарка или совершения других правомочий. Тем более что ГФС может предоставить информацию о суммах выплаченных доходов и удержанных налогов только за ограниченный период. В конце концов, игнорируется возможность иметь семейные сбережения.

Более того, вместо подтверждения законности обретения активов служебного лица (а именно этого от них требует ст. 368-2 УК), следователь и прокурор действуют противоположным образом — они опровергают законность определенных договоров, заключенных таким лицом или членами его семьи. Например, в одном случае орган обвинения поставил под вопрос заключение договора займа на том основании, что он не был оформлен нотариально. Но, во-первых, закон не требует обязательной нотариальной формы заключения договора займа между физическими лицами, во-вторых, согласно ст. 17 УПК, такие сомнения должны были бы быть истолкованы в пользу обвиняемого, а не для его обвинения.

Следовательно, выдвинутые обвинения в таких делах основаны, практически, на одних предположениях — когда обретение активов называется незаконным без установления самого факта незаконности их происхождения; когда обвиняемому инкриминируется передача незаконных активов другому лицу без установления как факта получения им незаконных активов, так и факта самой их передачи, и т.п. Опять же, это противоречит базовым положениям доказывания, согласно которым обвинение не может основываться на предположениях (ст. 62 Конституции).

Тем временем в обществе крепко укоренилось мнение, что обвиняемый в незаконном обогащении сам должен доказать законность оснований обретения активов. Собственно, это следует из содержания ст. 368-2 УК, которая неподтверждение доказательствами законности обретения активов определяет как один из признаков незаконного обогащения. Согласно ее предписанию, если лицо (выше выяснено, что на орган обвинения в этом случае полагаться нет смысла) не докажет законность происхождения своего состояния, то его обретение будет признано преступным.

Таким образом, законодательное определение состава незаконного обогащения фактически заставляет (обязывает) лицо, против которого выдвинуто обвинение в незаконном обогащении, обязано: 1) давать показания (при наличии конституционного права не свидетельствовать против себя и близких родственников); 2) доказывать законность своих действий (при существовании принципа презумпции невиновности). Если оно этого не сделает, то его неотвратимо ждет наказание. А сделать это, кстати, даже при большом желании, оно сможет только тогда, когда ему сообщат о подозрении, то есть уже на завершающем этапе досудебного расследования.

За одно действие — двойная ответственность

Существование ст. 368-2 УК в нынешней редакции порождает еще одну правовую проблему. Дело в том, что незаконное обогащение не возникает ниоткуда — оно является лишь результатом конкретного способа неправомерного получения активов. Типичными такими способами являются получение взяток, незаконное завладение чужим имуществом, уклонение от уплаты налогов, незаконная предпринимательская деятельность, контрабанда и т.п.

Классическое правовое реагирование государства на незаконное обогащение — привлечение лица к ответственности за действия, ставшие источником такого обогащения. Это наиболее действенный подход к противодействию незаконному обогащению с точки зрения как надлежащей правовой оценки совершенного, так и предотвращения таких действий. Он позволяет раскрыть механизм незаконного обогащения, установить всех его субъектов (при взяточничестве — как того, кто «взял», так и того, кто «дал»), выявить причины и условия соответствующих преступлений. Безусловно, это требует больших усилий со стороны правоохранительных органов, чем реагирование на имеющийся результат такой преступной деятельности.

Но, во всяком случае, надо исходить из того, что незаконное обогащение — лишь следствие совершения определенного преступления, за которое виновный должен понести определенную законом уголовную ответственность. В сущности, ответственность за незаконное обогащение является дополнительной (фактически — повторной) ответственностью за действие, ставшее источником такого обогащения. Соответственно же статье 61 Конституции, никто не может быть дважды привлечен к юридической ответственности одного вида за одно и то же правонарушение. Поэтому лицо, образно говоря, не может получить по 10 лет с конфискацией и за незаконное обогащение, и за получение взятки, в результате чего произошло такое обогащение.

Несомненно, принимая во внимание статус служебного лица, которому народ доверяет власть, государство может устанавливать к нему дополнительные требования, в т.ч. возлагать на него обязанность доказать законность источника происхождения своего имущества. Необходимость внедрения такого антикоррупционного инструмента в практике, наверное, никто не будет отрицать. Речь идет только о необходимости определения механизма наступления правовых последствий в случае отказа (или невозможности) выполнить эту обязанность служебным лицом или же неубедительности предоставленных им доказательств законности обретения собственных активов.

Приведенные выше правовые постулаты практически не оставляют сомнений в том, что само установление факта наличия активов не может быть основанием для автоматического привлечения лица к уголовной ответственности. Это может служить основанием для другого вида ответственности — политической, дисциплинарной, гражданско-правовой, следствием которых является, в частности, увольнение лица с государственной должности. Основанием же для уголовной ответственности, учитывая ее особую правовую природу, может быть только доказанный государством факт незаконного (преступного) обретения лицом в собственность определенных активов.

«Назад возврата нет»?

При применении ст. 368-2 УК нужно учитывать еще один важный конституционно-правовой аспект, касающийся действия уголовного закона во времени. Согласно ст. 58 Конституции, законы не имеют обратной силы, кроме случаев, когда они смягчают или отменяют ответственность лица; никто не может отвечать за действия, которые на время их совершения не признавались законом как правонарушения. Эти конституционные положения детализированы в ст. 5 УК, предусматривающей, что закон об уголовной ответственности, который устанавливает преступность действия, усиливает уголовную ответственность или иным образом ухудшает положение лица, не имеет обратной силы.

Таким образом, под уголовную ответственность за незаконное обогащение в форме обретения в собственность активов, законность оснований для обретения которых не подтверждена доказательствами, подпадают только действия, которые были совершены после вступления в силу нынешней редакции ст. 368-2 УК (с весны 2015 г.). Решая вопрос о такой ответственности, нужно непременно руководствоваться конституционными предписаниями и базовыми положениями уголовного процесса, которые регламентируют порядок доказательства виновности лица в уголовном производстве.

Однако это не значит, что обогатившиеся преступным способом лица легко могут избежать наказания. Отечественный уголовный закон максимально полно «перекрывает» все возможные способы незаконного обогащения, предусматривая ответственность за чрезвычайно широкий спектр корыстных преступлений — от простого получения взятки до глубоко законспирированных схем «выкачивания» средств из госбюджета. Вопрос только в наличии политической воли и эффективности функционирования правоохранительных органов.

Выводы с предложениями

Очевидным является, что положения действующей редакции ст. 368-2 УК сформулированы, так сказать, наизнанку относительно статей 61, 62 и 63 Конституции. Она противоречит конституционному принципу презумпции невиновности, правовым принципам уголовной ответственности и процесса доказывания вины в совершении преступления. Применение этой статьи, которая, фактически, основывается на принципе презумпции виновности, при отсутствии независимого суда и при заполитизированной правоохранительной системе содержит в себе угрозу нарушения конституционных прав и превращения юридического процесса в политико-личностные акты расправы. По большому счету, законодатель создал правовую фикцию (обманку), которая усложняет деятельность антикоррупционных органов и эффективное противодействие коррупции в целом.

Поэтому ситуацию с законодательным регулированием уголовной ответственности за незаконное обогащение нужно немедленно исправлять — даже вопреки вполне ожидаемым возражениям тех «реформаторов», для которых пиарный аспект законотворческого процесса важнее правовой сути такого процесса. Это нужно сделать вовсе не в интересах нуворишей от власти (как некоторые, не исключено, начнут утверждать), а для обеспечения правового и демократического развития Украины. Базовые правовые принципы должны распространяться на каждого и должны быть соблюдены в каждом случае, независимо от того, об обвинении в каком преступлении идет речь.

Одним из вариантов исправления юридической слабости нынешней ст. 368-2 УК является изменение ее положений, в частности определения в уголовном законе незаконного обогащения как «незаконного обретения лицом, уполномоченным на выполнение функций государства или местного самоуправления, в собственность активов в значительном размере…».

Такой подход в значительной степени ставит все на свои места. Ведь в таком случае именно государство (орган обвинения) должно было бы доказать незаконность обретения лицом в собственность тех или иных активов. Это отвечало бы как сути незаконного обогащения, так и сути уголовной ответственности вообще. Если проанализировать другие составы преступлений, предусматривающие ответственность за определенную незаконную деятельность, то они в УК сформулированы таким или подобным образом (незаконное лишение свободы, незаконное уничтожение избирательной документации, незаконная приватизация имущества и т.п. — статьи 146, 158-2, 233 УК). Минус этого подхода в том, что он не устраняет возможности двойной уголовной ответственности за одно и то же действие.

Решая эту проблему, следует честно ответить себе на вопросы: мы строим правовое государство или создаем новейшую инквизицию?; нам важен публичный процесс «линчевания» или правовой результат — справедливое наказание виновных, доказанное правовым путем? Сегодня обществу эмоционально сложно взвешенно ответить на эти вопросы. Политики, как всегда, свою позицию будут подстраивать под интерес электората. Однако проблема должна быть решена правовым путем, который бы обеспечил гарантирование конституционных прав каждого и ценностей демократии, к чему стремится украинский народ.

«Зеркало недели. Украина»

Генерал СБУ: После встречи с Порошенко понял, что воли для борьбы с коррупцией в Украине нетГенерал СБУ: После встречи с Порошенко понял, что воли для борьбы с коррупцией в Украине нет

Алла Шершень

В Украине заявлениями о коррупции в политике никого не удивишь. Но настоящие масштабы этого явления страна узнала в конце мая текущего года. Тогда экс-первый заместитель председателя СБУ, начальник Главного управления «К» генерал Виктор Трепак передал в НАБУ так называемую «черную бухгалтерию» Партии регионов с зафиксированными выплатами на сумму около 2 миллиардов долларов. Позже копии «бухгалтерии» обнародовал и нардеп Сергей Лещенко. Среди фигурантов материалов оказались известные политики, министры, депутаты, судьи, а также американский политтехнолог Пол Манафорт. Последний после огласки вынужден был уйти в отставку с поста руководителя избирательного штаба кандидата в президенты США Дональда Трампа.

Недавно директор НАБУ Артем Сытник сообщил об окончании почерковедческих экспертиз по этому делу, а также о намерениях в ближайшее время сообщить о подозрении некоторым фигурантам материалов, что свидетельствует об их подлинности.

В интервью «Апострофу» Виктор Трепак сообщил, когда допускает обнародование всех материалов «бухгалтерии», об увольнении из СБУ своих подчиненных, которые принимали участие в задержании «бриллиантовых прокуроров», а также о совместных уикендах бывшего генпрокурора Виктора Шокина и председателя Конституционного суда Украины Юрия Баулина.

— В мае вы передали в НАБУ так называемую «черную бухгалтерию» Партии регионов, которая вызвала широкий резонанс в Украине и даже в США, поскольку повлекла отставку Манафорта — руководителя избирательного штаба Дональда Трампа. Надеялись ли вы тогда на такой результат?

— Я рассчитывал на проведение всестороннего и объективного расследования. На основании этих материалов можно доказать, что на протяжении многих лет в Украине действовала преступная организация, которая захватила государственную власть и неправомерно ее использовала. А также то, что Янукович пришел к власти незаконно и не был легитимным президентом Украины. То есть для меня важен юридический результат.

Сейчас много фигурантов этих материалов не только себя спокойно чувствуют, но и занимают ключевые должности в системе нынешней власти. Фундамент коррупции не разрушен. Институт «смотрящих» восстановлен, в том числе за счет тех, кто выполнял эту функцию при предыдущей власти.

В США после резонанса Манафорт вынужден был немедленно уйти в отставку. Министерство юстиции Украины и ФБР начали совместное расследование относительно участия американских компаний и отдельных лиц в коррупционных схемах в Украине во время президентства Януковича. Но наши чиновники, фамилии которых уже «всплыли» в «черной бухгалтерии ПР», все на местах.

Я считаю, резонанс должны вызывать результаты расследования — объявление подозрений, направление в суд дел, вынесение приговоров. Выборочное «выбрасывание» в СМИ выгодной кому-то информации может привести к банальному политическому киллерству и примитивному зарабатыванию дивидендов. Я уже не говорю о том, что это усложнит или даже сделает невозможным эффективное расследование этих материалов.

Конкретика по фигурантам «черной бухгалтерии» может появляться только в результате официального расследования НАБУ и ГПУ. Некоторые выступают за немедленное обнародование НАБУ всех материалов. В принципе, я допускаю обнародование всей «черной бухгалтерии» в том виде, в котором она существует, но только при условии, если по каким-то субъективным причинам официальное расследование окажется безрезультатным. То есть когда государство распишется в своем бессилии выполнить требования Конституции и законов.

— Через несколько дней после вашей передачи бухгалтерии регионалов в НАБУ фрагменты из этих документов обнародовал нардеп Сергей Лещенко. Как объясните такое совпадение?

— Это действительно совпадение. Я не знаком с Лещенко. Видел его всего несколько раз на заседаниях парламентского комитета. В последний раз — в октябре прошлого года.

— По вашему мнению, обнародование фрагментов пошло на пользу следствию или повредило ему? Директор НАБУ Сытник заявил, что из-за публикации материалов несколько фигурантов покинули страну…

— Я проинформировал общество только о факте существования «черной бухгалтерии Партии регионов» и передаче ее в НАБУ. Говорить о конкретных фамилиях, фактах, цифрах не стал, потому что как оперативный работник хорошо понимал, что это может привести к уничтожению следов преступлений. Хотя бесспорно, тогда я мог назвать десятки известных в Украине и за ее пределами чиновников, которые фигурируют в указанных материалах. После того, как я передал «черную бухгалтерию» в НАБУ, народный депутат Сергей Лещенко немедленно обнародовал документы, которые у него были, по его словам, еще с начала года.

Я даже не знаю, были ли это оригиналы или копии. Но общественный резонанс такое обнародование вызвало серьезный. Пошло ли это на пользу следствию? Как по мне — нет. Но точно это могут сказать в НАБУ и САП, поскольку они проводят расследование.

— Недавно нардеп Игорь Луценко заявил, что доказательная сила этих материалов весьма сомнительна. Насколько обоснованы эти сомнения?

— Такие утверждения могут высказываться либо в силу незнания закона, либо с целью посеять сомнение в легитимности расследования. Я принимал участие в десятках успешных расследований по фактам взяточничества, которые завершились обвинительными приговорами. Если бы хотя бы по одному из них было что-то вроде «черной бухгалтерии» — это было бы просто оперативное и следственное счастье! Взяточничество — это очень латентная преступная деятельность. Как правило, никто никогда письменно не фиксирует, кому дал или у кого и за что взял.

В моей практике были случаи, когда факт взяточничества проходил в суде вообще без наличия предмета взятки. По тому же делу судьи Зварыча одним из доказательств суд признал написанную им простую записку, в которой указывалась лишь сумма и номер судебного дела. А здесь мы имеем оригинальную фиксацию фактов дачи-получения взяток с фамилиями, датами, суммами, подписями, назначением незаконного вознаграждения … Это же доказательный Клондайк!

Бесспорно, что для того, чтобы информация «черной бухгалтерии» легла в основу обвинения, нужно провести огромную оперативно-следственную работу. С точки зрения Уголовного процессуального кодекса, материалы «черной бухгалтерии» имеют несомненную доказательную силу. Во-первых, они переданы в НАБУ в установленном законом порядке. Во-вторых, являются самодостаточными в юридическом плане доказательствами, поскольку полностью отвечают требованиям, которые УПК предъявляет к доказательствам. В-третьих, они предоставляют колоссальные возможности для получения новых доказательств путем проведения следственных действий.

— Геннадий Москаль высказал предположение, что «черная бухгалтерия» была вынесена из офиса Партии регионов во время инспирированного пожара в феврале 2014 года. Через какое время она попала к вам?

— Опять же: для установления истины важно содержание этих материалов. А где они хранились, кто, откуда, когда и как их вынес и кому передал — имеет второстепенное значение. Если исходить из государственных интересов, то надо быть благодарными тому, кто эти материалы сохранил. «Черная бухгалтерия» Партии регионов — просто редкая находка для оперативников и следователей, которая может попасть в руки правоохранителей раз в сто лет. Эти материалы — уникальный шанс для системного обновления государственной власти.

— Почему вы не сообщили об «амбарной книге» руководству СБУ? Неужели там все так плохо, что вы решили не ставить их в известность?

— Мое решение о передаче материалов «черной бухгалтерии» Партии регионов в НАБУ обусловлено двумя главными причинами. Первая из них — чисто юридическая. Материалы я получил не как должностное лицо СБУ, а как гражданин. К тому времени я уже не работал первым заместителем председателя-начальником Главка «К» СБУ, я не занимал никакой должности в Службе и был подписан мой рапорт об увольнении из органов безопасности.

На основе анализа полученных материалов имелись признаки дачи-получения взятки в особо крупных размерах должностными лицами высокого уровня. В соответствии с УПК, эти преступления относятся к исключительной подследственности НАБУ, а не СБУ или Генпрокуратуры. Поэтому с точки зрения закона у меня просто не было вариантов относительно того, какому из правоохранительных органов передавать эти материалы.

Вторая причина заключалась в том, что я был убежден в абсолютной обреченности этих материалов в случае попадания их в СБУ. Ведь ими занимался бы Главк «К», тогда уже управляемый Демчиной, которого СМИ называют «смотрящим Кононенко-Грановского». Он был моим подчиненным, я очень хорошо знаю его деловые и личные качества, принципы деятельности, а также тех, кто за ним «стоит». Поэтому я легко мог предвидеть «судьбу» этих материалов…

Я также учитывал тот факт, что НАБУ менее политически заангажирован и наиболее независимый правоохранительный орган. Зато по закону СБУ четко находится «под» президентом, что могло повлиять на ход и результаты проверки «черной бухгалтерии». А мог ли я просто зайти к председателю СБУ Василию Грицаку и проинформировать его о получении указанных материалов? Конечно, мог. Но не хотел ставить Василия Сергеевича в неудобное положение. Я хорошо знал, как бы развивались события после этого. На тот момент решение мною было уже принято, я взял всю ответственность на себя и сделал так, как считал необходимым — в соответствии с законом.

— Порошенко во время пресс-конференции рассказал, что вы работали с ним, выполняя определенные функции в сфере безопасности. Можете подробнее рассказать, что это было за сотрудничество? Вы работали в службе охраны Порошенко?

— В службе охраны Порошенко я не работал. Как кандидат в президенты он имел государственную охрану. Но потребность в дополнительных мерах безопасности объективно существовала, исходя из ситуации фактической войны на востоке Украины. Я имел возможность предоставлять его команде помощь по вопросам безопасности, поскольку в то время находился в распоряжении председателя СБУ. Уже как первый заместитель председателя-начальник Главка «К» СБУ я встречался с президентом Порошенко по служебным вопросам.

Последней была встреча в конце октября прошлого года после моего выступления на антикоррупционном парламентском комитете, на котором было заслушано дело «бриллиантовых прокуроров». Эта встреча стала для меня решающей. Она, а также ряд других обстоятельств дали мне четкое понимание того, что реальной политической воли по борьбе с коррупцией в Украине нет. Что работать так, как того требует закон и так, как я хотел и умею работать, мне просто не дадут. А работать по правилам, которые мне навязывали и движущимся вразрез с моей позицией, я не хотел. Как говорится, служить готов, но не прислуживать…

— По вашим словам, одной из причин вашего увольнения из СБУ стала невозможность эффективно бороться с коррупцией из-за руководителей Генпрокуратуры, в частности, Виктора Шокина. Сейчас, когда генпрокурор поменялся, вы вернулись бы обратно?

— Возвращаться в СБУ в нынешней ситуации не вижу никакого смысла. Ведь негативные тенденции, которые заставили меня уйти с работы, за это время только усилились. С приходом Юрия Луценко на должность генпрокурора «погода» в прокуратуре однозначно изменилась к лучшему. Это надо признать. Насколько эффективной будет работа прокуратуры в дальнейшем — покажет время.

Но надо понимать, что для этого нужны кардинальные изменения. Во-первых, кадров, во-вторых, принципов деятельности. По кадрам есть большие вопросы. Люди Шокина сохранили должности во всей прокурорской иерархии. Плюс кадры Яремы-Даниленко, что почти одно и то же. Остались на своих должностях заместитель генпрокурора по следствию Столярчук, начальник главного следственного управления Грищенко, начальник управления внутренней безопасности Дзюба, начальник департамента кадров Горбань, получил повышение скандально известный следователь Сус, занял место прокурора Киева шокинский заместитель Говда… По имеющейся информации, даже Куценко, которого называли «лицом Шокина», продолжает работать в ГПУ!

Даже при желании новый генпрокурор не сможет со «старыми» кадрами организовать работу прокуратуры по-новому. Можно сколько угодно заявлять о независимости и самостоятельности прокуратуры, но всем известно, что ключевые решения в этом ведомстве принимались на Банковой.

— СМИ писали, что вы ушли из СБУ после конфликта, который возник из-за вашего отказа выполнять специфические задания «Кононенко-Грановского». Также вы писали в Facebook, что ваш преемник Демчина такие указания выполняет. Можете подробнее рассказать, что это за указания?

— Я говорил об этом несколько в другом ракурсе. Но суть действительно сводится к тому, что я не хотел подчиняться постороннему влиянию. По моему убеждению, если спецслужба становится объектом надзора «смотрящих», то это уже не спецслужба, а что-то совсем другое. В СБУ должен быть один руководитель — ее председатель.

— По вашей информации, имеет Демчина влияние на Главное управление контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности СБУ?

— Демчина занимает должность первого заместителя председателя СБУ и непосредственно руководит Главком «К». Однако это не исключает возможности привлечения его к выполнению задач и других подразделений, дачу им соответствующих указаний. Те, кто его «опекает», всегда хотели, чтобы он в Службе возглавил экономическое направление, а также пытались расширить сферу его влияния, в частности, на вопросы контрабанды. Учитывая это, думаю, что деятельность управления контрразведывательной защиты в сфере экономической безопасности им очень интересна.

В последнее время СБУ целенаправленно превращают в лично преданный «отряд», что пагубно сказывается на состоянии национальной безопасности. Мы это уже проходили, и последствия Украина будет еще долго «расхлебывать».

Большой ошибкой всех президентов было то, что вместо утверждения СБУ сильной национальной спецслужбой они пытались поставить ее на службу себе лично. Губительной также считаю практику, когда глава Службы не в полной мере влияет на кадровую политику в возглавляемом им ведомстве, когда ключевые кадровые решения принимаются посторонними для Службы лицами. Понятно, что управлять такими «кадрами» фактически будут те, кто пролоббировал их назначение.

— Сбылся ли ваш прогноз относительно увольнения новым руководителем Главка «К» Демчиной сотрудников СБУ, которые имели отношение к реализации дела «бриллиантовых прокуроров»? Вы писали в Facebook, что вам известно о соответствующем обязательстве Демчины перед Шокиным…

— Этот процесс идет — освобожден от занимаемой должности сотрудник СБУ, который был старшим группы, проводившей обыск у Корнийца. Фактически отстранен от служебных дел мой заместитель, который руководил операцией по задержанию одного из «бриллиантовых прокуроров». Есть представление об освобождении от занимаемых должностей других сотрудников Главка «К», которые работали по делу «бриллиантовых прокуроров».

То есть все подтверждается и все делается по схеме, которую применил Шокин к прокурорским работникам, которые начинали расследование дела «бриллиантовых прокуроров». Только в Службе это делается не нахрапом, а более «деликатно» — несмотря на изменение обстоятельств и общественный резонанс. В то же время альянс Шокин-Демчина сохраняется, поскольку они имеют общие интересы и прочную «привязку» к одному центру влияния.

— После увольнения из СБУ вы работаете преподавателем в Академии СБУ. Насколько сильна подготовка курсантов, соответствует ли она современным требованиям?

— Буквально на днях читал лекцию магистрам — получил огромное удовольствие от общения с ними. Есть все предпосылки для того, чтобы СБУ пополнилась образованными, хорошо подготовленными, я бы даже сказал, продвинутыми и, что очень сегодня важно, патриотически настроенными сотрудниками. Как по мне, они ничем не будут уступать сотрудникам сильнейших спецслужб мира. В то же время мы можем проигрывать в техническом оснащении, материальном и финансовом обеспечении. А методы и принципы деятельности спецслужб одинаковы во всем мире.

— Могут ли выпускники украинской спецслужбы конкурировать с российскими, израильскими, британскими и американскими коллегами?

— Надо понимать, что становление сильной спецслужбы длится не одно десятилетие. Одна наработка агентуры требует колоссальных затрат и длительного времени. Развитие отечественной спецслужбы не всегда происходило в благоприятных обстоятельствах. При распаде СССР и в период правления Януковича она пережила два потрясения и понесла непоправимые потери. Когда руководство спецслужбы бежит во враждебное государство, уничтожая одни важные оперативные материалы и забирая с собой другие, а также раскрывая все секреты врагу, то восстановить ее функциональную способность очень сложно. Но вполне возможно.

После Революции Достоинства начался качественно новый этап развития СБУ, она имеет все шансы стать сильной украинской спецслужбой. Главное — этот шанс не упустить, не дать политикам и дельцам возможности пользоваться Службой, как они это делали раньше.

— По вашему мнению, назначение на должность главы СБУ Хорошковского, а также кадровых российских офицеров Калинина и Якименко повлияло на нынешнюю ситуацию в стране — аннексию Крыма и войну на Востоке?

— В пик своего правления, который приходится на 2012-2013 годы, Янукович полностью подмял под себя СБУ и использовал ее по своему усмотрению. Собственно, как и всю правоохранительную и судебную системы. Можно сказать, что в тот период она уже действовала против Украины и украинского народа.

Деятельность Хорошковского на посту главы СБУ политически можно оценивать по-разному, но оперативникам работать он давал. При нем я возглавлял два подразделения в центральном аппарате — сначала был начальником управления по правоохранительным органам и судам Главка «К» — назначался на эту должность еще Наливайченко, а потом где-то примерно пять месяцев — начальником управления внутренней безопасности.

Тогда СБУ впервые серьезно «ударила» по прокурорам — мы реализовали материалы, в частности, в отношении прокурора Смелы (Черкасская область) и транспортного прокурора Киевской области, взяв их на взятках.

Определенный оперативный простор у меня был и во время работы в Управлении внутренней безопасности СБУ. Тогда нашим «объектом» был начальник УСБУ Донецкой области Якименко, за которым тянулся шлейф злоупотреблений. Заниматься Якименко, которого Янукович поставил на свою вотчину, было не совсем безопасно. Кстати, потом Якименко «слили» об этом информацию и, став первым заместителем председателя, а затем председателем СБУ, он всячески пытался меня «достать».

Калинин по профессиональным качествам — абсолютная случайность на должности руководителя СБУ. Его «поставил» на эту должность охранник Януковича, которому тот очень доверял. Думаю, Янукович рассматривал Калинина как переходную фигуру, чтобы в будущем подготовить на эту должность Якименко. Он не контролировал ситуацию в Службе и не управлял ею. Можно сказать, что он только номинально был председателем СБУ.

А вот Якименко был стопроцентным «опричником» Януковича — ручным, преданным, готовым выполнить любую задачу. Он считался креатурой Саши-Стоматолога — старшего сына Януковича, у которого работал в охране после освобождения из СБУ. Надо сказать, что Янукович «дожал» Хорошковского и присвоил Якименко (в бытность его на должности начальника УСБУ в Севастополе) звание генерал-майора. Такое звание у него оставалось и в то время, когда он был главой СБУ. Возможно, более высокие звания ему уже присваивали в другом государстве, в которое он потом убежал?

На мой взгляд, Якименко нанес огромный ущерб безопасности Украины, он фактически добил СБУ как украинскую спецслужбу, сделав из нее средство расправы с неугодными режиму Януковича. Убежден, что следствию, которое ведет ГПУ, нельзя зацикливаться только на его роли по Майдану, потому что его антиукраинская и антигосударственная деятельность значительно шире и опаснее.

— По вашей информации, уголовные дела по узурпации Януковичем власти и причастности к этому судей КСУ получили новый импульс, на который вы так надеялись, когда передавали «черную бухгалтерию» в НАБУ?

— Скоро пройдет три года с тех пор, когда парламент уволил за нарушение присяги пять судей КСУ, а еще семь рекомендовал уволить президенту и съезду судей. Давайте вспомним, что основанием для такого голосования парламента было принятие КС решений, которые Янукович использовал для узурпации власти. В начале марта 2014 года Генпрокуратура начала уголовное производство по факту узурпации власти Януковичем. И что мы имеем на сегодняшний день? Один уже ушел в отставку в связи с окончанием срока пребывания на должности, а шестеро из рекомендованных к увольнению судей КСУ продолжают осуществлять «конституционное судопроизводство». Потому что президент и съезд судей проигнорировали эту рекомендацию.

Сейчас эти судьи оценивают на конституционность закон о люстрации — фактически оценивают свои собственные действия. По-моему, очевиден конфликт интересов. И не только у указанных шести судей, но и еще как минимум у трех, которые в 2013 году были введены в состав КСУ Януковичем и съездом судей. Все они прошли через кабинет Януковича.

И никого из власти это особенно не волнует, кроме разве что народного депутата Егора Соболева, который постоянно поднимает этот вопрос. Председатель КСУ Баулин — желанный гость в Администрации президента, у него там полное понимание.

Как и при Януковиче, КС старательно производит нужные решения. Дал добро на судебную реформу, которой судебную власть «загнали» под президента. Растолковал положение Конституции о следующей сессии парламента… Поэтому все больше начинаешь верить тем, кто говорит, что судей КС, которые служили Януковичу, просто «передали» на службу новой власти. За гарантию непривлечения их к ответственности и спокойный уход в отставку. То есть по принципу «ты — мне, я — тебе». А эти импульсы, как вы говорите, с привлечением судей КС к ответственности — это лишь игра для успокоения общества. Ну и параллельно для крепкого удержания судей «на крючке», чтобы не «дергались».

— Давайте вернемся к «черной бухгалтерии». Во время голосования за отмену Конституции в 2010 году только двое судей КСУ написали особые мнения, остальные поддержали предложение. В «бухгалтерии» регионалов фигурировали действующие судьи КСУ? Какие суммы были указаны напротив их фамилий?

— Во время допроса по этому делу меня предупредили об уголовной ответственности за разглашение данных досудебного расследования. Если помните, директор НАБУ Сытник говорил, что в записях «бухгалтерии» зафиксировано, что когда принималось данное решение, была выделена огромная сумма в долларах, которая предназначалась КС. Больше сказать не могу.

— Недавно генпрокурор Луценко заявил, что активизируется расследование дела в отношении судей КСУ за отмену Конституции в 2010 году. Таким образом в Генпрокуратуре надеются завершить производство по всему массиву обвинений против экс-президента Януковича. Однако, как сказал генпрокурор, проблемой является то, что судьи не несут ответственности за принятое решение, кроме оскорбления или клеветы. Как это понимать?

— Не вижу здесь большой юридической проблемы. Действительно, в законе о КСУ есть такое положение, но оно никоим образом не исключает уголовной ответственности за совершенное судьей КСУ преступление. Преступность и наказание в Украине определяются единственным законом — Уголовным кодексом. Никаких особых оснований уголовной ответственности судей кодекс не устанавливает.

Этот вопрос возникал у следователей СБУ в 2015 году, когда они начали дело в отношении судей КС за вынесение неправосудных решений. Тогда следователи с учетом положений Уголовного кодекса пришли к мнению, что никаких юридических препятствий для привлечения судей КС к уголовной ответственности нет. Затем были подготовлены проекты подозрений отдельным судьям КС. В частности, председателю суда Баулину, которые тогдашний глава СБУ Валентин Наливайченко, как сообщали СМИ, передал в ГПУ. Где они бесследно пропали. Это и не удивительно, потому что Баулин был с Шокиным «на короткой ноге» — они вместе проводили уикенды, рыбачили…

Но если даже у Генпрокуратуры сегодня в этом плане есть какие-то сомнения, то они однозначно должны развеяться 30 сентября, когда вступят в силу изменения в Конституцию в части правосудия. Потому что в новой редакции статьи 149 Основного Закона предусмотрено, что судью КС нельзя привлечь к ответственности за голосование при рассмотрении дел, за исключением совершения преступления или дисциплинарного проступка.

А поскольку ГПУ не видит, что судьи КС при вынесении соответствующих решений в 2010 году специально способствовали Януковичу в узурпации власти, то есть совершили преступление, то у нее с 30 сентября будут уже не только все законные, но и конституционные основания для привлечения судей к ответственности. Конечно, если для этого есть основания. А генпрокурор заявил, что такие основания есть.

— Но нардеп Егор Соболев говорит, что с 30 сентября задержать или арестовать судью КС будет невозможно без согласия самого КС…

— Я не вижу здесь большой проблемы. Решение вопроса о задержании или аресте судьи КС никоим образом не препятствует его допросу, объявлению ему подозрения, проведению обысков, экспертиз и вынесению обвинительного приговора. Задержание и арест судьи может и вовсе не понадобиться.

Бесспорно, когда они объективно потребуются в интересах расследования, то следователям придется обращаться в КС с соответствующей просьбой. И Соболев прав, когда говорит, что при нынешнем составе КС весьма проблематично будет получить такое согласие, поскольку большинство его судей связаны круговой порукой или, образно говоря, связаны Януковичем. Но надо идти поэтапно и решать проблемы по мере их возникновения. Если процессуальный «локомотив» сдвинется с места, то он «пробьет» и стену круговой поруки. Настоящая проблема — в том, что этот локомотив загнали на запасные пути и не хотят оттуда его выводить. Только успокаивают общество, что он «находится под всеми парами». И периодически этот пар выпускают…

— «Амбарная книга» Партии регионов стала подтверждением тому, что политсилы имеют коррупционный источник финансирования. Недавний годовой отчет парламентских партий тому подтверждение. В то же время впервые в истории страны в этом году было введено финансирования политпартий из госбюджета. На это выделено 391 млн грн. По вашему мнению, эти деньги могут вывести страну из замкнутого круга, когда олигархи финансируют партии, а те, в свою очередь, «отрабатывают» деньги в парламенте?

— Не думаю, что «черная» партийная бухгалтерия исчезнет с началом государственного финансирования. Слишком «теневой» является деятельность партий, как, собственно, вся политика и экономика. Политическую коррупцию такое финансирование не прекратит. Во-первых, государственное финансирование покрывает лишь небольшой процент фактических расходов партий. Вот вы назвали цифру в 391 млн гривен, которые совокупно получат все парламентские партии. В долларах это примерно 15 млн. Это стоимость всего трех депутатских мандатов, если исходить из тех заявлений, которые неоднократно звучали в парламенте и СМИ. 5 млн долларов — такую коррупционную цену называют за проходное место в партийном списке в парламент. Во-вторых, олигархи не выпустят из рук «свои» партии, так как считают их такой же своей собственностью, как свой дом, автомобиль, яхту, завод или телеканал.

— Собираетесь ли вы идти в политику по примеру Касько и Сакварелидзе? Вам поступали соответствующие предложения?

— С Виталием Касько и Давидом Сакварелидзе мы совместно реализовывали дело «бриллиантовых прокуроров». За которое фактически все трое и поплатились своими должностями, что является одним из подтверждений неординарности этого дела.

Насколько я понимаю, Виталий и Давид решили попробовать себя в политике. Мне также поступали предложения заняться политической деятельностью. Но для себя сегодня решил сосредоточиться на профессиональном совершенствовании — занимаюсь научным исследованиям проблем противодействия коррупции, преподавательской деятельностью, пробую себя в общественно-правовой аналитике, изучаю иностранный. Наконец есть возможность немножко больше времени уделить семье.

На мой взгляд, всем, кто занимает высокие государственные должности, важно понимать, что жизнь есть и вне политики и власти. К тому же, она не менее содержательна и интересна, чем во властных кабинетах.

АпострофАлла Шершень

В Украине заявлениями о коррупции в политике никого не удивишь. Но настоящие масштабы этого явления страна узнала в конце мая текущего года. Тогда экс-первый заместитель председателя СБУ, начальник Главного управления «К» генерал Виктор Трепак передал в НАБУ так называемую «черную бухгалтерию» Партии регионов с зафиксированными выплатами на сумму около 2 миллиардов долларов. Позже копии «бухгалтерии» обнародовал и нардеп Сергей Лещенко. Среди фигурантов материалов оказались известные политики, министры, депутаты, судьи, а также американский политтехнолог Пол Манафорт. Последний после огласки вынужден был уйти в отставку с поста руководителя избирательного штаба кандидата в президенты США Дональда Трампа.

Недавно директор НАБУ Артем Сытник сообщил об окончании почерковедческих экспертиз по этому делу, а также о намерениях в ближайшее время сообщить о подозрении некоторым фигурантам материалов, что свидетельствует об их подлинности.

В интервью «Апострофу» Виктор Трепак сообщил, когда допускает обнародование всех материалов «бухгалтерии», об увольнении из СБУ своих подчиненных, которые принимали участие в задержании «бриллиантовых прокуроров», а также о совместных уикендах бывшего генпрокурора Виктора Шокина и председателя Конституционного суда Украины Юрия Баулина.

— В мае вы передали в НАБУ так называемую «черную бухгалтерию» Партии регионов, которая вызвала широкий резонанс в Украине и даже в США, поскольку повлекла отставку Манафорта — руководителя избирательного штаба Дональда Трампа. Надеялись ли вы тогда на такой результат?

— Я рассчитывал на проведение всестороннего и объективного расследования. На основании этих материалов можно доказать, что на протяжении многих лет в Украине действовала преступная организация, которая захватила государственную власть и неправомерно ее использовала. А также то, что Янукович пришел к власти незаконно и не был легитимным президентом Украины. То есть для меня важен юридический результат.

Сейчас много фигурантов этих материалов не только себя спокойно чувствуют, но и занимают ключевые должности в системе нынешней власти. Фундамент коррупции не разрушен. Институт «смотрящих» восстановлен, в том числе за счет тех, кто выполнял эту функцию при предыдущей власти.

В США после резонанса Манафорт вынужден был немедленно уйти в отставку. Министерство юстиции Украины и ФБР начали совместное расследование относительно участия американских компаний и отдельных лиц в коррупционных схемах в Украине во время президентства Януковича. Но наши чиновники, фамилии которых уже «всплыли» в «черной бухгалтерии ПР», все на местах.

Я считаю, резонанс должны вызывать результаты расследования — объявление подозрений, направление в суд дел, вынесение приговоров. Выборочное «выбрасывание» в СМИ выгодной кому-то информации может привести к банальному политическому киллерству и примитивному зарабатыванию дивидендов. Я уже не говорю о том, что это усложнит или даже сделает невозможным эффективное расследование этих материалов.

Конкретика по фигурантам «черной бухгалтерии» может появляться только в результате официального расследования НАБУ и ГПУ. Некоторые выступают за немедленное обнародование НАБУ всех материалов. В принципе, я допускаю обнародование всей «черной бухгалтерии» в том виде, в котором она существует, но только при условии, если по каким-то субъективным причинам официальное расследование окажется безрезультатным. То есть когда государство распишется в своем бессилии выполнить требования Конституции и законов.

— Через несколько дней после вашей передачи бухгалтерии регионалов в НАБУ фрагменты из этих документов обнародовал нардеп Сергей Лещенко. Как объясните такое совпадение?

— Это действительно совпадение. Я не знаком с Лещенко. Видел его всего несколько раз на заседаниях парламентского комитета. В последний раз — в октябре прошлого года.

— По вашему мнению, обнародование фрагментов пошло на пользу следствию или повредило ему? Директор НАБУ Сытник заявил, что из-за публикации материалов несколько фигурантов покинули страну…

— Я проинформировал общество только о факте существования «черной бухгалтерии Партии регионов» и передаче ее в НАБУ. Говорить о конкретных фамилиях, фактах, цифрах не стал, потому что как оперативный работник хорошо понимал, что это может привести к уничтожению следов преступлений. Хотя бесспорно, тогда я мог назвать десятки известных в Украине и за ее пределами чиновников, которые фигурируют в указанных материалах. После того, как я передал «черную бухгалтерию» в НАБУ, народный депутат Сергей Лещенко немедленно обнародовал документы, которые у него были, по его словам, еще с начала года.

Я даже не знаю, были ли это оригиналы или копии. Но общественный резонанс такое обнародование вызвало серьезный. Пошло ли это на пользу следствию? Как по мне — нет. Но точно это могут сказать в НАБУ и САП, поскольку они проводят расследование.

— Недавно нардеп Игорь Луценко заявил, что доказательная сила этих материалов весьма сомнительна. Насколько обоснованы эти сомнения?

— Такие утверждения могут высказываться либо в силу незнания закона, либо с целью посеять сомнение в легитимности расследования. Я принимал участие в десятках успешных расследований по фактам взяточничества, которые завершились обвинительными приговорами. Если бы хотя бы по одному из них было что-то вроде «черной бухгалтерии» — это было бы просто оперативное и следственное счастье! Взяточничество — это очень латентная преступная деятельность. Как правило, никто никогда письменно не фиксирует, кому дал или у кого и за что взял.

В моей практике были случаи, когда факт взяточничества проходил в суде вообще без наличия предмета взятки. По тому же делу судьи Зварыча одним из доказательств суд признал написанную им простую записку, в которой указывалась лишь сумма и номер судебного дела. А здесь мы имеем оригинальную фиксацию фактов дачи-получения взяток с фамилиями, датами, суммами, подписями, назначением незаконного вознаграждения … Это же доказательный Клондайк!

Бесспорно, что для того, чтобы информация «черной бухгалтерии» легла в основу обвинения, нужно провести огромную оперативно-следственную работу. С точки зрения Уголовного процессуального кодекса, материалы «черной бухгалтерии» имеют несомненную доказательную силу. Во-первых, они переданы в НАБУ в установленном законом порядке. Во-вторых, являются самодостаточными в юридическом плане доказательствами, поскольку полностью отвечают требованиям, которые УПК предъявляет к доказательствам. В-третьих, они предоставляют колоссальные возможности для получения новых доказательств путем проведения следственных действий.

— Геннадий Москаль высказал предположение, что «черная бухгалтерия» была вынесена из офиса Партии регионов во время инспирированного пожара в феврале 2014 года. Через какое время она попала к вам?

— Опять же: для установления истины важно содержание этих материалов. А где они хранились, кто, откуда, когда и как их вынес и кому передал — имеет второстепенное значение. Если исходить из государственных интересов, то надо быть благодарными тому, кто эти материалы сохранил. «Черная бухгалтерия» Партии регионов — просто редкая находка для оперативников и следователей, которая может попасть в руки правоохранителей раз в сто лет. Эти материалы — уникальный шанс для системного обновления государственной власти.

— Почему вы не сообщили об «амбарной книге» руководству СБУ? Неужели там все так плохо, что вы решили не ставить их в известность?

— Мое решение о передаче материалов «черной бухгалтерии» Партии регионов в НАБУ обусловлено двумя главными причинами. Первая из них — чисто юридическая. Материалы я получил не как должностное лицо СБУ, а как гражданин. К тому времени я уже не работал первым заместителем председателя-начальником Главка «К» СБУ, я не занимал никакой должности в Службе и был подписан мой рапорт об увольнении из органов безопасности.

На основе анализа полученных материалов имелись признаки дачи-получения взятки в особо крупных размерах должностными лицами высокого уровня. В соответствии с УПК, эти преступления относятся к исключительной подследственности НАБУ, а не СБУ или Генпрокуратуры. Поэтому с точки зрения закона у меня просто не было вариантов относительно того, какому из правоохранительных органов передавать эти материалы.

Вторая причина заключалась в том, что я был убежден в абсолютной обреченности этих материалов в случае попадания их в СБУ. Ведь ими занимался бы Главк «К», тогда уже управляемый Демчиной, которого СМИ называют «смотрящим Кононенко-Грановского». Он был моим подчиненным, я очень хорошо знаю его деловые и личные качества, принципы деятельности, а также тех, кто за ним «стоит». Поэтому я легко мог предвидеть «судьбу» этих материалов…

Я также учитывал тот факт, что НАБУ менее политически заангажирован и наиболее независимый правоохранительный орган. Зато по закону СБУ четко находится «под» президентом, что могло повлиять на ход и результаты проверки «черной бухгалтерии». А мог ли я просто зайти к председателю СБУ Василию Грицаку и проинформировать его о получении указанных материалов? Конечно, мог. Но не хотел ставить Василия Сергеевича в неудобное положение. Я хорошо знал, как бы развивались события после этого. На тот момент решение мною было уже принято, я взял всю ответственность на себя и сделал так, как считал необходимым — в соответствии с законом.

— Порошенко во время пресс-конференции рассказал, что вы работали с ним, выполняя определенные функции в сфере безопасности. Можете подробнее рассказать, что это было за сотрудничество? Вы работали в службе охраны Порошенко?

— В службе охраны Порошенко я не работал. Как кандидат в президенты он имел государственную охрану. Но потребность в дополнительных мерах безопасности объективно существовала, исходя из ситуации фактической войны на востоке Украины. Я имел возможность предоставлять его команде помощь по вопросам безопасности, поскольку в то время находился в распоряжении председателя СБУ. Уже как первый заместитель председателя-начальник Главка «К» СБУ я встречался с президентом Порошенко по служебным вопросам.

Последней была встреча в конце октября прошлого года после моего выступления на антикоррупционном парламентском комитете, на котором было заслушано дело «бриллиантовых прокуроров». Эта встреча стала для меня решающей. Она, а также ряд других обстоятельств дали мне четкое понимание того, что реальной политической воли по борьбе с коррупцией в Украине нет. Что работать так, как того требует закон и так, как я хотел и умею работать, мне просто не дадут. А работать по правилам, которые мне навязывали и движущимся вразрез с моей позицией, я не хотел. Как говорится, служить готов, но не прислуживать…

— По вашим словам, одной из причин вашего увольнения из СБУ стала невозможность эффективно бороться с коррупцией из-за руководителей Генпрокуратуры, в частности, Виктора Шокина. Сейчас, когда генпрокурор поменялся, вы вернулись бы обратно?

— Возвращаться в СБУ в нынешней ситуации не вижу никакого смысла. Ведь негативные тенденции, которые заставили меня уйти с работы, за это время только усилились. С приходом Юрия Луценко на должность генпрокурора «погода» в прокуратуре однозначно изменилась к лучшему. Это надо признать. Насколько эффективной будет работа прокуратуры в дальнейшем — покажет время.

Но надо понимать, что для этого нужны кардинальные изменения. Во-первых, кадров, во-вторых, принципов деятельности. По кадрам есть большие вопросы. Люди Шокина сохранили должности во всей прокурорской иерархии. Плюс кадры Яремы-Даниленко, что почти одно и то же. Остались на своих должностях заместитель генпрокурора по следствию Столярчук, начальник главного следственного управления Грищенко, начальник управления внутренней безопасности Дзюба, начальник департамента кадров Горбань, получил повышение скандально известный следователь Сус, занял место прокурора Киева шокинский заместитель Говда… По имеющейся информации, даже Куценко, которого называли «лицом Шокина», продолжает работать в ГПУ!

Даже при желании новый генпрокурор не сможет со «старыми» кадрами организовать работу прокуратуры по-новому. Можно сколько угодно заявлять о независимости и самостоятельности прокуратуры, но всем известно, что ключевые решения в этом ведомстве принимались на Банковой.

— СМИ писали, что вы ушли из СБУ после конфликта, который возник из-за вашего отказа выполнять специфические задания «Кононенко-Грановского». Также вы писали в Facebook, что ваш преемник Демчина такие указания выполняет. Можете подробнее рассказать, что это за указания?

— Я говорил об этом несколько в другом ракурсе. Но суть действительно сводится к тому, что я не хотел подчиняться постороннему влиянию. По моему убеждению, если спецслужба становится объектом надзора «смотрящих», то это уже не спецслужба, а что-то совсем другое. В СБУ должен быть один руководитель — ее председатель.

— По вашей информации, имеет Демчина влияние на Главное управление контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности СБУ?

— Демчина занимает должность первого заместителя председателя СБУ и непосредственно руководит Главком «К». Однако это не исключает возможности привлечения его к выполнению задач и других подразделений, дачу им соответствующих указаний. Те, кто его «опекает», всегда хотели, чтобы он в Службе возглавил экономическое направление, а также пытались расширить сферу его влияния, в частности, на вопросы контрабанды. Учитывая это, думаю, что деятельность управления контрразведывательной защиты в сфере экономической безопасности им очень интересна.

В последнее время СБУ целенаправленно превращают в лично преданный «отряд», что пагубно сказывается на состоянии национальной безопасности. Мы это уже проходили, и последствия Украина будет еще долго «расхлебывать».

Большой ошибкой всех президентов было то, что вместо утверждения СБУ сильной национальной спецслужбой они пытались поставить ее на службу себе лично. Губительной также считаю практику, когда глава Службы не в полной мере влияет на кадровую политику в возглавляемом им ведомстве, когда ключевые кадровые решения принимаются посторонними для Службы лицами. Понятно, что управлять такими «кадрами» фактически будут те, кто пролоббировал их назначение.

— Сбылся ли ваш прогноз относительно увольнения новым руководителем Главка «К» Демчиной сотрудников СБУ, которые имели отношение к реализации дела «бриллиантовых прокуроров»? Вы писали в Facebook, что вам известно о соответствующем обязательстве Демчины перед Шокиным…

— Этот процесс идет — освобожден от занимаемой должности сотрудник СБУ, который был старшим группы, проводившей обыск у Корнийца. Фактически отстранен от служебных дел мой заместитель, который руководил операцией по задержанию одного из «бриллиантовых прокуроров». Есть представление об освобождении от занимаемых должностей других сотрудников Главка «К», которые работали по делу «бриллиантовых прокуроров».

То есть все подтверждается и все делается по схеме, которую применил Шокин к прокурорским работникам, которые начинали расследование дела «бриллиантовых прокуроров». Только в Службе это делается не нахрапом, а более «деликатно» — несмотря на изменение обстоятельств и общественный резонанс. В то же время альянс Шокин-Демчина сохраняется, поскольку они имеют общие интересы и прочную «привязку» к одному центру влияния.

— После увольнения из СБУ вы работаете преподавателем в Академии СБУ. Насколько сильна подготовка курсантов, соответствует ли она современным требованиям?

— Буквально на днях читал лекцию магистрам — получил огромное удовольствие от общения с ними. Есть все предпосылки для того, чтобы СБУ пополнилась образованными, хорошо подготовленными, я бы даже сказал, продвинутыми и, что очень сегодня важно, патриотически настроенными сотрудниками. Как по мне, они ничем не будут уступать сотрудникам сильнейших спецслужб мира. В то же время мы можем проигрывать в техническом оснащении, материальном и финансовом обеспечении. А методы и принципы деятельности спецслужб одинаковы во всем мире.

— Могут ли выпускники украинской спецслужбы конкурировать с российскими, израильскими, британскими и американскими коллегами?

— Надо понимать, что становление сильной спецслужбы длится не одно десятилетие. Одна наработка агентуры требует колоссальных затрат и длительного времени. Развитие отечественной спецслужбы не всегда происходило в благоприятных обстоятельствах. При распаде СССР и в период правления Януковича она пережила два потрясения и понесла непоправимые потери. Когда руководство спецслужбы бежит во враждебное государство, уничтожая одни важные оперативные материалы и забирая с собой другие, а также раскрывая все секреты врагу, то восстановить ее функциональную способность очень сложно. Но вполне возможно.

После Революции Достоинства начался качественно новый этап развития СБУ, она имеет все шансы стать сильной украинской спецслужбой. Главное — этот шанс не упустить, не дать политикам и дельцам возможности пользоваться Службой, как они это делали раньше.

— По вашему мнению, назначение на должность главы СБУ Хорошковского, а также кадровых российских офицеров Калинина и Якименко повлияло на нынешнюю ситуацию в стране — аннексию Крыма и войну на Востоке?

— В пик своего правления, который приходится на 2012-2013 годы, Янукович полностью подмял под себя СБУ и использовал ее по своему усмотрению. Собственно, как и всю правоохранительную и судебную системы. Можно сказать, что в тот период она уже действовала против Украины и украинского народа.

Деятельность Хорошковского на посту главы СБУ политически можно оценивать по-разному, но оперативникам работать он давал. При нем я возглавлял два подразделения в центральном аппарате — сначала был начальником управления по правоохранительным органам и судам Главка «К» — назначался на эту должность еще Наливайченко, а потом где-то примерно пять месяцев — начальником управления внутренней безопасности.

Тогда СБУ впервые серьезно «ударила» по прокурорам — мы реализовали материалы, в частности, в отношении прокурора Смелы (Черкасская область) и транспортного прокурора Киевской области, взяв их на взятках.

Определенный оперативный простор у меня был и во время работы в Управлении внутренней безопасности СБУ. Тогда нашим «объектом» был начальник УСБУ Донецкой области Якименко, за которым тянулся шлейф злоупотреблений. Заниматься Якименко, которого Янукович поставил на свою вотчину, было не совсем безопасно. Кстати, потом Якименко «слили» об этом информацию и, став первым заместителем председателя, а затем председателем СБУ, он всячески пытался меня «достать».

Калинин по профессиональным качествам — абсолютная случайность на должности руководителя СБУ. Его «поставил» на эту должность охранник Януковича, которому тот очень доверял. Думаю, Янукович рассматривал Калинина как переходную фигуру, чтобы в будущем подготовить на эту должность Якименко. Он не контролировал ситуацию в Службе и не управлял ею. Можно сказать, что он только номинально был председателем СБУ.

А вот Якименко был стопроцентным «опричником» Януковича — ручным, преданным, готовым выполнить любую задачу. Он считался креатурой Саши-Стоматолога — старшего сына Януковича, у которого работал в охране после освобождения из СБУ. Надо сказать, что Янукович «дожал» Хорошковского и присвоил Якименко (в бытность его на должности начальника УСБУ в Севастополе) звание генерал-майора. Такое звание у него оставалось и в то время, когда он был главой СБУ. Возможно, более высокие звания ему уже присваивали в другом государстве, в которое он потом убежал?

На мой взгляд, Якименко нанес огромный ущерб безопасности Украины, он фактически добил СБУ как украинскую спецслужбу, сделав из нее средство расправы с неугодными режиму Януковича. Убежден, что следствию, которое ведет ГПУ, нельзя зацикливаться только на его роли по Майдану, потому что его антиукраинская и антигосударственная деятельность значительно шире и опаснее.

— По вашей информации, уголовные дела по узурпации Януковичем власти и причастности к этому судей КСУ получили новый импульс, на который вы так надеялись, когда передавали «черную бухгалтерию» в НАБУ?

— Скоро пройдет три года с тех пор, когда парламент уволил за нарушение присяги пять судей КСУ, а еще семь рекомендовал уволить президенту и съезду судей. Давайте вспомним, что основанием для такого голосования парламента было принятие КС решений, которые Янукович использовал для узурпации власти. В начале марта 2014 года Генпрокуратура начала уголовное производство по факту узурпации власти Януковичем. И что мы имеем на сегодняшний день? Один уже ушел в отставку в связи с окончанием срока пребывания на должности, а шестеро из рекомендованных к увольнению судей КСУ продолжают осуществлять «конституционное судопроизводство». Потому что президент и съезд судей проигнорировали эту рекомендацию.

Сейчас эти судьи оценивают на конституционность закон о люстрации — фактически оценивают свои собственные действия. По-моему, очевиден конфликт интересов. И не только у указанных шести судей, но и еще как минимум у трех, которые в 2013 году были введены в состав КСУ Януковичем и съездом судей. Все они прошли через кабинет Януковича.

И никого из власти это особенно не волнует, кроме разве что народного депутата Егора Соболева, который постоянно поднимает этот вопрос. Председатель КСУ Баулин — желанный гость в Администрации президента, у него там полное понимание.

Как и при Януковиче, КС старательно производит нужные решения. Дал добро на судебную реформу, которой судебную власть «загнали» под президента. Растолковал положение Конституции о следующей сессии парламента… Поэтому все больше начинаешь верить тем, кто говорит, что судей КС, которые служили Януковичу, просто «передали» на службу новой власти. За гарантию непривлечения их к ответственности и спокойный уход в отставку. То есть по принципу «ты — мне, я — тебе». А эти импульсы, как вы говорите, с привлечением судей КС к ответственности — это лишь игра для успокоения общества. Ну и параллельно для крепкого удержания судей «на крючке», чтобы не «дергались».

— Давайте вернемся к «черной бухгалтерии». Во время голосования за отмену Конституции в 2010 году только двое судей КСУ написали особые мнения, остальные поддержали предложение. В «бухгалтерии» регионалов фигурировали действующие судьи КСУ? Какие суммы были указаны напротив их фамилий?

— Во время допроса по этому делу меня предупредили об уголовной ответственности за разглашение данных досудебного расследования. Если помните, директор НАБУ Сытник говорил, что в записях «бухгалтерии» зафиксировано, что когда принималось данное решение, была выделена огромная сумма в долларах, которая предназначалась КС. Больше сказать не могу.

— Недавно генпрокурор Луценко заявил, что активизируется расследование дела в отношении судей КСУ за отмену Конституции в 2010 году. Таким образом в Генпрокуратуре надеются завершить производство по всему массиву обвинений против экс-президента Януковича. Однако, как сказал генпрокурор, проблемой является то, что судьи не несут ответственности за принятое решение, кроме оскорбления или клеветы. Как это понимать?

— Не вижу здесь большой юридической проблемы. Действительно, в законе о КСУ есть такое положение, но оно никоим образом не исключает уголовной ответственности за совершенное судьей КСУ преступление. Преступность и наказание в Украине определяются единственным законом — Уголовным кодексом. Никаких особых оснований уголовной ответственности судей кодекс не устанавливает.

Этот вопрос возникал у следователей СБУ в 2015 году, когда они начали дело в отношении судей КС за вынесение неправосудных решений. Тогда следователи с учетом положений Уголовного кодекса пришли к мнению, что никаких юридических препятствий для привлечения судей КС к уголовной ответственности нет. Затем были подготовлены проекты подозрений отдельным судьям КС. В частности, председателю суда Баулину, которые тогдашний глава СБУ Валентин Наливайченко, как сообщали СМИ, передал в ГПУ. Где они бесследно пропали. Это и не удивительно, потому что Баулин был с Шокиным «на короткой ноге» — они вместе проводили уикенды, рыбачили…

Но если даже у Генпрокуратуры сегодня в этом плане есть какие-то сомнения, то они однозначно должны развеяться 30 сентября, когда вступят в силу изменения в Конституцию в части правосудия. Потому что в новой редакции статьи 149 Основного Закона предусмотрено, что судью КС нельзя привлечь к ответственности за голосование при рассмотрении дел, за исключением совершения преступления или дисциплинарного проступка.

А поскольку ГПУ не видит, что судьи КС при вынесении соответствующих решений в 2010 году специально способствовали Януковичу в узурпации власти, то есть совершили преступление, то у нее с 30 сентября будут уже не только все законные, но и конституционные основания для привлечения судей к ответственности. Конечно, если для этого есть основания. А генпрокурор заявил, что такие основания есть.

— Но нардеп Егор Соболев говорит, что с 30 сентября задержать или арестовать судью КС будет невозможно без согласия самого КС…

— Я не вижу здесь большой проблемы. Решение вопроса о задержании или аресте судьи КС никоим образом не препятствует его допросу, объявлению ему подозрения, проведению обысков, экспертиз и вынесению обвинительного приговора. Задержание и арест судьи может и вовсе не понадобиться.

Бесспорно, когда они объективно потребуются в интересах расследования, то следователям придется обращаться в КС с соответствующей просьбой. И Соболев прав, когда говорит, что при нынешнем составе КС весьма проблематично будет получить такое согласие, поскольку большинство его судей связаны круговой порукой или, образно говоря, связаны Януковичем. Но надо идти поэтапно и решать проблемы по мере их возникновения. Если процессуальный «локомотив» сдвинется с места, то он «пробьет» и стену круговой поруки. Настоящая проблема — в том, что этот локомотив загнали на запасные пути и не хотят оттуда его выводить. Только успокаивают общество, что он «находится под всеми парами». И периодически этот пар выпускают…

— «Амбарная книга» Партии регионов стала подтверждением тому, что политсилы имеют коррупционный источник финансирования. Недавний годовой отчет парламентских партий тому подтверждение. В то же время впервые в истории страны в этом году было введено финансирования политпартий из госбюджета. На это выделено 391 млн грн. По вашему мнению, эти деньги могут вывести страну из замкнутого круга, когда олигархи финансируют партии, а те, в свою очередь, «отрабатывают» деньги в парламенте?

— Не думаю, что «черная» партийная бухгалтерия исчезнет с началом государственного финансирования. Слишком «теневой» является деятельность партий, как, собственно, вся политика и экономика. Политическую коррупцию такое финансирование не прекратит. Во-первых, государственное финансирование покрывает лишь небольшой процент фактических расходов партий. Вот вы назвали цифру в 391 млн гривен, которые совокупно получат все парламентские партии. В долларах это примерно 15 млн. Это стоимость всего трех депутатских мандатов, если исходить из тех заявлений, которые неоднократно звучали в парламенте и СМИ. 5 млн долларов — такую коррупционную цену называют за проходное место в партийном списке в парламент. Во-вторых, олигархи не выпустят из рук «свои» партии, так как считают их такой же своей собственностью, как свой дом, автомобиль, яхту, завод или телеканал.

— Собираетесь ли вы идти в политику по примеру Касько и Сакварелидзе? Вам поступали соответствующие предложения?

— С Виталием Касько и Давидом Сакварелидзе мы совместно реализовывали дело «бриллиантовых прокуроров». За которое фактически все трое и поплатились своими должностями, что является одним из подтверждений неординарности этого дела.

Насколько я понимаю, Виталий и Давид решили попробовать себя в политике. Мне также поступали предложения заняться политической деятельностью. Но для себя сегодня решил сосредоточиться на профессиональном совершенствовании — занимаюсь научным исследованиям проблем противодействия коррупции, преподавательской деятельностью, пробую себя в общественно-правовой аналитике, изучаю иностранный. Наконец есть возможность немножко больше времени уделить семье.

На мой взгляд, всем, кто занимает высокие государственные должности, важно понимать, что жизнь есть и вне политики и власти. К тому же, она не менее содержательна и интересна, чем во властных кабинетах.

Апостроф

Уровень политической коррупции в УкраинеУровень политической коррупции в Украине

Яна Джунгарова

О политической коррупции в Украине ходят легенды. То и дело мы слышим, сколько депутатам платят за лоббирование законов, за голосования. Видим дорогущие машины чиновников и судей, шикарные особняки политиков. Вот только пока нет реальных результатов борьбы с той самой коррупцией.

Книга на два миллиарда

Сейчас же случилось нечто очень интересное: всплыла «черная касса» Партии регионов, которая показывает, как творилась (покупалась) история современной Украины. В этой «амбарной книге» есть имена политиков, журналистов, политтехнологов, социологов, членов ЦИК, которым выплачивались вознаграждения за определенную «работу».

Бывший заместитель Службы безопасности Украины Виктор Трепак передал Национальному антикоррупционному бюро 841 лист документов из так называемой черной бухгалтерии Партии регионов, которые охватывают период 2008-2012 годов. Синхронно часть архива (за шесть месяцев 2012 года) слил на одном из популярных информационных ресурсов народный депутат и журналист Сергей Лещенко. Если будет доказано, что документы Трепака подлинные, они помогут вскрыть коррупцию в общей сложности на 2 млрд. долларов. Лещенко в свою очередь говорит лишь о 66 млн. долларов.

Глава НАБУ Артем Сытник немного рассказал о переданной ему «амбарной книге» ПР. По его словам, на каждой странице в среднем по 30 записей. Книга насчитывает более 25 тысяч строк. Фамилии с инициалами, даты, суммы и краткое описание расходов вписаны от руки. Наименьшая цифра — 5 долларов, наибольшая — 6 млн. долларов.

Впрочем, не каждый платеж был направлен на подкуп. Учитывались в «черной кассе» и текущие бытовые расходы. Так что НАБУ в первую очередь займется записями с самыми крупными суммами. Но, конечно же, прежде всего важно установить подлинность документов. Предварительный анализ показал, что люди заполняли графы самостоятельно, так как было обнаружено очень много разных почерков. И уже есть некоторые совпадения образцов с оригинальными подписями фигурантов черной бухгалтерии. Однако окончательный ответ детективы НАБУ смогут дать только после проведения экспертизы.

Артем Сытник ответил политикам, заявившим, что «амбарная книга» является подделкой: «Мы предлагаем всем лицам, которые чувствуют, что могут найти себя в тех списках, и заявляют, что их подписи сфальсифицированы, прийти в НАБУ и добровольно дать образцы почерка. Тогда все вопросы будут сняты».Кстати, глава НАБУ отметил, что, при сравнении документов Трепака и Лещенко были найдены несоответствия.

Элемент шантажа

На самом деле очень хочется разобраться во всей этой истории. Ведь, может быть, впервые в истории Украины всплыли реальные доказательства столь масштабной коррупции. Однако тут же возникает множество вопросов. К примеру, а почему документы обнародовали именно сейчас? Почему произошел синхронный слив архивов? Доведут ли это дело до конца или «амбарная книга» Партии регионов припадет пылью, как и многие другие резонансные дела, которые нам из года в год лишь обещают расследовать?

Политолог Алексей Шевченко говорит о том, что поскольку доступа к инсайдерской информации у широкой общественности нет, в данном случае можно обращаться к конспирологическим теориям. «Одно из предположений заключается в том, что инициатором обнародования черной бухгалтерии ПР является Сергей Левочкин в пику конкурирующим олигархам. Например, Ринату Ахметову. Вторая версия: Петр Порошенко санкционировал публикацию этих списков, чтобы перекрыть офшорный скандал. Третья версия: этот громкий информационный повод может быть использован президентом для того, чтобы держать на крючке депутатов. К примеру, грядет голосование за изменения в Конституцию в части децентрализации. И это может служить дополнительным механизмом нажима на несговорчивых парламентариев», — отмечает Шевченко

Политолог, директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко также считает, что «черную кассу» ПР могут использовать для давления на депутатов. «Сейчас начинаются важные голосования. И эта «амбарная книга» может принуждать тот же Оппозиционный блок «правильно» отдавать свои голоса. Это же очень удобно. Показываете ксерокс какой-то страницы руководителям Оппоблока, и они понимают, что от них нужно. До такого не додумался даже Янукович.

Появление этих списков — часть политической борьбы, а не борьбы с коррупцией. В этом нет сомнений. Вероятно, вскоре появятся ее ремейки, подделки. Так что мы находимся только в начале большого политико-юридического сериала. И, кстати, нет никаких гарантий, что аналогичная бухгалтерия не всплывет, когда Петр Порошенко перестанет быть президентом», — поясняет Небоженко.

В то же время синхронность слива архивов объяснить сложно. Так считает Алексей Шевченко. «Бывают, конечно, совпадения. Однако в таких ситуациях мы подозреваем какого-то скрытого режиссера. Лещенко — это интересный феномен, он профессиональный сливщик. И иногда мне кажется, что ему все равно, что обнародовать, главное для него — сенсация. О Трепаке знаю мало, поэтому о его мотивах судить сложно», — говорит эксперт.

Виктор Небоженко отмечает, что в данной ситуации Трепак и Лещенко решают свои вопросы. «Лещенко позиционирует себя как человек, который борется с коррупцией. Поэтому все, кто хочет решить какие-то политические вопросы путем выброса компромата, идут, конечно же, к нему. Он готов брать все. А что касается Трепака, то он мог сделать это лишь по приказу или по согласованию. Страшно ведь ходить с такой «амбарной книгой» по Киеву. Так что дело даже не в его самостоятельности, а в безопасности. А раз он так спокойненько отдал документы, значит, знает, что с ним ничего не случится. И те, кто есть в списке, не будут ему мстить», — поясняет политолог.

Как бы там ни было, но очень интересно, доведут ли дело до конца. Или же мы получим еще одну загадку? «Я считаю, что не доведут. Будут заведены выборочные уголовные производства на того, на кого нужно. «Амбарная книга» ПР — это колоссальный инструмент шантажа. НАБУ — абсолютно несамостоятельная структура. Сейчас все правоохранительные органы контролирует президент Порошенко. Посему как он скажет, так и будет», — констатирует политолог Алексей Шевченко.

ПР «переписала» историю?

У тех, кому пришлось активно участвовать в драматической избирательной президентской кампании 2010 года, после ее завершения было устойчивое интуитивное понимание того, что Янукович действительно не набрал того количества голосов, которое обнародовала Центральная избирательная комиссия. Об этом говорит политический эксперт, глава корпорации стратегического консалтинга «Гардарика» Константин Матвиенко.

«Зафиксированная финальным протоколом ЦИК разница голосов между Януковичем и Тимошенко составила менее 3,5%. Это 880 тысяч избирателей. Тогда в кругах политических экспертов было немало разговоров о фальсификации президентских выборов, однако не хватало доказательств, а главное — их некому было предоставить: судебная система уже становилась на службу Партии регионов. После предоставления генералом Виктором Трепаком в НАБУ документов, обличающих коррупционные механизмы обеспечения результатов голосования, стало очевидным, что победителем президентских выборов в 2010 году должна была стать Юлия Тимошенко…

Виктор Ющенко и Виктор Янукович не только похитили победу у Юлии Тимошенко. Они украли время у Украины. За годы властвования Януковича страну превращали в самодержавный криминальный «паханат». Методы его правления догоняют общество своими метастазами, тормозя и искажая модернизационные общественные реформы. Украденное тогда время обернулось сегодня для Украины войной, нищетой и разочарованием. Однако в обществе и политике все равно воспроизводятся здоровые силы, которые отчаянно, снова и снова пытаются противостоять коррупции, некомпетентности и неэффективности уже новой власти, чьи корни до сих пор питаются той кражей результатов выборов шесть лет назад», — подытожил Константин Матвиенко.

А ведь и правда, наша история могла бы быть совершенно иной. Скольких трагедий удалось бы избежать! Впрочем, время нельзя повернуть вспять. Можно лишь довести это дело до конца. И гражданское общество должно требовать получения ответов. Ведь мы заплатили за свою свободу слишком высокую цену — многими жизнями!

Вечерние ВестиЯна Джунгарова

О политической коррупции в Украине ходят легенды. То и дело мы слышим, сколько депутатам платят за лоббирование законов, за голосования. Видим дорогущие машины чиновников и судей, шикарные особняки политиков. Вот только пока нет реальных результатов борьбы с той самой коррупцией.

Книга на два миллиарда

Сейчас же случилось нечто очень интересное: всплыла «черная касса» Партии регионов, которая показывает, как творилась (покупалась) история современной Украины. В этой «амбарной книге» есть имена политиков, журналистов, политтехнологов, социологов, членов ЦИК, которым выплачивались вознаграждения за определенную «работу».

Бывший заместитель Службы безопасности Украины Виктор Трепак передал Национальному антикоррупционному бюро 841 лист документов из так называемой черной бухгалтерии Партии регионов, которые охватывают период 2008-2012 годов. Синхронно часть архива (за шесть месяцев 2012 года) слил на одном из популярных информационных ресурсов народный депутат и журналист Сергей Лещенко. Если будет доказано, что документы Трепака подлинные, они помогут вскрыть коррупцию в общей сложности на 2 млрд. долларов. Лещенко в свою очередь говорит лишь о 66 млн. долларов.

Глава НАБУ Артем Сытник немного рассказал о переданной ему «амбарной книге» ПР. По его словам, на каждой странице в среднем по 30 записей. Книга насчитывает более 25 тысяч строк. Фамилии с инициалами, даты, суммы и краткое описание расходов вписаны от руки. Наименьшая цифра — 5 долларов, наибольшая — 6 млн. долларов.

Впрочем, не каждый платеж был направлен на подкуп. Учитывались в «черной кассе» и текущие бытовые расходы. Так что НАБУ в первую очередь займется записями с самыми крупными суммами. Но, конечно же, прежде всего важно установить подлинность документов. Предварительный анализ показал, что люди заполняли графы самостоятельно, так как было обнаружено очень много разных почерков. И уже есть некоторые совпадения образцов с оригинальными подписями фигурантов черной бухгалтерии. Однако окончательный ответ детективы НАБУ смогут дать только после проведения экспертизы.

Артем Сытник ответил политикам, заявившим, что «амбарная книга» является подделкой: «Мы предлагаем всем лицам, которые чувствуют, что могут найти себя в тех списках, и заявляют, что их подписи сфальсифицированы, прийти в НАБУ и добровольно дать образцы почерка. Тогда все вопросы будут сняты».Кстати, глава НАБУ отметил, что, при сравнении документов Трепака и Лещенко были найдены несоответствия.

Элемент шантажа

На самом деле очень хочется разобраться во всей этой истории. Ведь, может быть, впервые в истории Украины всплыли реальные доказательства столь масштабной коррупции. Однако тут же возникает множество вопросов. К примеру, а почему документы обнародовали именно сейчас? Почему произошел синхронный слив архивов? Доведут ли это дело до конца или «амбарная книга» Партии регионов припадет пылью, как и многие другие резонансные дела, которые нам из года в год лишь обещают расследовать?

Политолог Алексей Шевченко говорит о том, что поскольку доступа к инсайдерской информации у широкой общественности нет, в данном случае можно обращаться к конспирологическим теориям. «Одно из предположений заключается в том, что инициатором обнародования черной бухгалтерии ПР является Сергей Левочкин в пику конкурирующим олигархам. Например, Ринату Ахметову. Вторая версия: Петр Порошенко санкционировал публикацию этих списков, чтобы перекрыть офшорный скандал. Третья версия: этот громкий информационный повод может быть использован президентом для того, чтобы держать на крючке депутатов. К примеру, грядет голосование за изменения в Конституцию в части децентрализации. И это может служить дополнительным механизмом нажима на несговорчивых парламентариев», — отмечает Шевченко

Политолог, директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко также считает, что «черную кассу» ПР могут использовать для давления на депутатов. «Сейчас начинаются важные голосования. И эта «амбарная книга» может принуждать тот же Оппозиционный блок «правильно» отдавать свои голоса. Это же очень удобно. Показываете ксерокс какой-то страницы руководителям Оппоблока, и они понимают, что от них нужно. До такого не додумался даже Янукович.

Появление этих списков — часть политической борьбы, а не борьбы с коррупцией. В этом нет сомнений. Вероятно, вскоре появятся ее ремейки, подделки. Так что мы находимся только в начале большого политико-юридического сериала. И, кстати, нет никаких гарантий, что аналогичная бухгалтерия не всплывет, когда Петр Порошенко перестанет быть президентом», — поясняет Небоженко.

В то же время синхронность слива архивов объяснить сложно. Так считает Алексей Шевченко. «Бывают, конечно, совпадения. Однако в таких ситуациях мы подозреваем какого-то скрытого режиссера. Лещенко — это интересный феномен, он профессиональный сливщик. И иногда мне кажется, что ему все равно, что обнародовать, главное для него — сенсация. О Трепаке знаю мало, поэтому о его мотивах судить сложно», — говорит эксперт.

Виктор Небоженко отмечает, что в данной ситуации Трепак и Лещенко решают свои вопросы. «Лещенко позиционирует себя как человек, который борется с коррупцией. Поэтому все, кто хочет решить какие-то политические вопросы путем выброса компромата, идут, конечно же, к нему. Он готов брать все. А что касается Трепака, то он мог сделать это лишь по приказу или по согласованию. Страшно ведь ходить с такой «амбарной книгой» по Киеву. Так что дело даже не в его самостоятельности, а в безопасности. А раз он так спокойненько отдал документы, значит, знает, что с ним ничего не случится. И те, кто есть в списке, не будут ему мстить», — поясняет политолог.

Как бы там ни было, но очень интересно, доведут ли дело до конца. Или же мы получим еще одну загадку? «Я считаю, что не доведут. Будут заведены выборочные уголовные производства на того, на кого нужно. «Амбарная книга» ПР — это колоссальный инструмент шантажа. НАБУ — абсолютно несамостоятельная структура. Сейчас все правоохранительные органы контролирует президент Порошенко. Посему как он скажет, так и будет», — констатирует политолог Алексей Шевченко.

ПР «переписала» историю?

У тех, кому пришлось активно участвовать в драматической избирательной президентской кампании 2010 года, после ее завершения было устойчивое интуитивное понимание того, что Янукович действительно не набрал того количества голосов, которое обнародовала Центральная избирательная комиссия. Об этом говорит политический эксперт, глава корпорации стратегического консалтинга «Гардарика» Константин Матвиенко.

«Зафиксированная финальным протоколом ЦИК разница голосов между Януковичем и Тимошенко составила менее 3,5%. Это 880 тысяч избирателей. Тогда в кругах политических экспертов было немало разговоров о фальсификации президентских выборов, однако не хватало доказательств, а главное — их некому было предоставить: судебная система уже становилась на службу Партии регионов. После предоставления генералом Виктором Трепаком в НАБУ документов, обличающих коррупционные механизмы обеспечения результатов голосования, стало очевидным, что победителем президентских выборов в 2010 году должна была стать Юлия Тимошенко…

Виктор Ющенко и Виктор Янукович не только похитили победу у Юлии Тимошенко. Они украли время у Украины. За годы властвования Януковича страну превращали в самодержавный криминальный «паханат». Методы его правления догоняют общество своими метастазами, тормозя и искажая модернизационные общественные реформы. Украденное тогда время обернулось сегодня для Украины войной, нищетой и разочарованием. Однако в обществе и политике все равно воспроизводятся здоровые силы, которые отчаянно, снова и снова пытаются противостоять коррупции, некомпетентности и неэффективности уже новой власти, чьи корни до сих пор питаются той кражей результатов выборов шесть лет назад», — подытожил Константин Матвиенко.

А ведь и правда, наша история могла бы быть совершенно иной. Скольких трагедий удалось бы избежать! Впрочем, время нельзя повернуть вспять. Можно лишь довести это дело до конца. И гражданское общество должно требовать получения ответов. Ведь мы заплатили за свою свободу слишком высокую цену — многими жизнями!

Вечерние Вести

В Украине восстановлен институт «смотрящих»В Украине восстановлен институт «смотрящих»

Галина Студенникова

Начальник управления «К» заявил, что прежние и нынешние чиновники получили от Партии Регионов 2 миллиардов долларов

Бывший первый заместитель председателя — начальник Главного управления «К» СБУ генерал Виктор Трепак в интервью «Зеркалу недели» сделал ряд резонансных заявлений о том, что представители как бывшей, так и нынешней власти получали деньги из черной кассы Партии Регионов. Он публично передал в Национальное антикоррупционное бюро соответствующие документы. Глава НАБУ Артем Сытник уже подтвердил получение этих документов.

strana.ua изучила доводы генерала СБУ.

Черная бухгалтерия Партии Регионов

Виктор Трепак заявил о наличии у него документов, которые подтверждают незаконные выплаты Партией регионов наличных средств ряду бывших и нынешних высокопоставленных чиновников. Речь идет о так называемой «черной бухгалтерии» ПР с общими выплатами на сумму около 2 миллиардов долларов. По данным генерала СБУ, материалы «черной бухгалтерии» ПР дают возможность проанализировать связи представителей нынешней власти с предшественниками и их отношения непосредственно во время протестов на Майдане.

«Помните, как в январе-феврале 2014 года на Банковую, на встречи с Януковичем, ходили известные политические деятели, которые, якобы, представляли Майдан? Многие тогда высказывали недовольство по поводу переговоров с диктатором, на которых переговорщики от Майдана здоровались за руку с Януковичем. Так, вроде, и не было до этого зверского избиения студентов «Беркутом», силовых штурмов Майдана, обливания протестующих ледяной водой, применения в отношении них оружия, погибших и искалеченных. Материалы, которые передаются мной в НАБУ, позволяют с другой стороны посмотреть на эти встречи, в т.ч. понять их подлинные движущие силы и «режиссеров». А если к этому еще добавить информацию о неофициальных встречах с диктатором, то, вообще, прояснится еще много чего», — сказал Трепак, отказавшись, в интересах следствия, сообщить, кого именно он имеет в виду.

Он высказал мнение, что представители нынешней власти до сих пор не разорвали связей со своими предшественниками в связи с «общностью бизнеса и политическими проектами, в которых они вместе участвовали, или, даже, учредителями которых они были».

Фальсификация выборов-2010

Во-вторых, по словам СБУшника, он располагает доказательствами, что бывший президент Украины Виктор Янукович пришел к власти незаконно и не был легитимным президентом.

«По сути, в 2010 г. повторилась ситуация второго тура президентских выборов 2004 г., когда на основании сфальсифицированных результатов выборов председатель ЦИК Кивалов объявил Януковича президентом. Просто если в 2004 г. те, кто вел Януковича к власти, действовали грубо и нагло, то в 2010 г. ставку сделали на более изощренные и скрытые методы фальсификации», — говорит Виктор Трепак. Кроме того, как отметил Виктор Трепак, по документам прослеживается, что приходу Януковича к власти подыграл Виктор Ющенко.

Правда, учитывая, что в то время реальной властью в стране обладала соперник Януковича на выборах премьер-министр Юлия Тимошенко, не до конца понятно, каким образом Янукович, будучи в оппозиции, изловчился сфальсифицировать выборы.

Фигуранты взяток от Януковича — в нынешней власти

Чиновник СБУ назвал фигурантами документов должностные лица высшего уровня (те, кого называют руководством государства), министры и руководители ведомств, народные депутаты, известные политики, общественные деятели, представители международных организаций, судьи, в том числе высших судебных инстанций.

«Получателями взяток при Януковиче были представители многих политических партий — как провластных, так и оппозиционных. О «калибре» должностных лиц более низкого уровня — я даже не говорю. Многие из них сегодня занимают высокие государственные должности, руководят ведомствами, влияют на формирование и реализацию государственной политики, контролируют ведущие СМИ, ведут активную политическую и общественную деятельность, заправляют экономикой государства. Некоторые из них пошли на существенное должностное повышение. Процессом коррумпирования были охвачены все общественные сферы, имевшие хотя бы малейшее отношение к получению власти и ее реализации. Документы свидетельствуют об участии в становлении режима Януковича ЦИК, парламента, судов, прежде всего Высшего административного суда и Конституционного суда… Не наказаны главные коррупционеры. Более того, многие из них глубоко интегрированы в нынешнюю власть».

Теневые схемы действуют до сих пор

Генерал СБУ также заявил о том, что сегодня восстановлены все теневые схемы, которые были при предыдущей власти

«Восстановлены и запущены в работу теневые схемы в экономике, банковской сфере, на таможне. Восстановлен институт «смотрящих». Таким образом, коррупционный режим никуда не исчез. Более того, с каждым днем он все больше и больше восстанавливается и утверждается. К величайшему сожалению, Революция достоинства не привела к изменению качества власти. Самым большим врагом Украины остается ее власть. Главным образом этим и вызвана нынешняя кризисная ситуация в Украине, а не войной, как это часто объясняют народу», — полагает генерал СБУ.

СтранаГалина Студенникова

Начальник управления «К» заявил, что прежние и нынешние чиновники получили от Партии Регионов 2 миллиардов долларов

Бывший первый заместитель председателя — начальник Главного управления «К» СБУ генерал Виктор Трепак в интервью «Зеркалу недели» сделал ряд резонансных заявлений о том, что представители как бывшей, так и нынешней власти получали деньги из черной кассы Партии Регионов. Он публично передал в Национальное антикоррупционное бюро соответствующие документы. Глава НАБУ Артем Сытник уже подтвердил получение этих документов.

strana.ua изучила доводы генерала СБУ.

Черная бухгалтерия Партии Регионов

Виктор Трепак заявил о наличии у него документов, которые подтверждают незаконные выплаты Партией регионов наличных средств ряду бывших и нынешних высокопоставленных чиновников. Речь идет о так называемой «черной бухгалтерии» ПР с общими выплатами на сумму около 2 миллиардов долларов. По данным генерала СБУ, материалы «черной бухгалтерии» ПР дают возможность проанализировать связи представителей нынешней власти с предшественниками и их отношения непосредственно во время протестов на Майдане.

«Помните, как в январе-феврале 2014 года на Банковую, на встречи с Януковичем, ходили известные политические деятели, которые, якобы, представляли Майдан? Многие тогда высказывали недовольство по поводу переговоров с диктатором, на которых переговорщики от Майдана здоровались за руку с Януковичем. Так, вроде, и не было до этого зверского избиения студентов «Беркутом», силовых штурмов Майдана, обливания протестующих ледяной водой, применения в отношении них оружия, погибших и искалеченных. Материалы, которые передаются мной в НАБУ, позволяют с другой стороны посмотреть на эти встречи, в т.ч. понять их подлинные движущие силы и «режиссеров». А если к этому еще добавить информацию о неофициальных встречах с диктатором, то, вообще, прояснится еще много чего», — сказал Трепак, отказавшись, в интересах следствия, сообщить, кого именно он имеет в виду.

Он высказал мнение, что представители нынешней власти до сих пор не разорвали связей со своими предшественниками в связи с «общностью бизнеса и политическими проектами, в которых они вместе участвовали, или, даже, учредителями которых они были».

Фальсификация выборов-2010

Во-вторых, по словам СБУшника, он располагает доказательствами, что бывший президент Украины Виктор Янукович пришел к власти незаконно и не был легитимным президентом.

«По сути, в 2010 г. повторилась ситуация второго тура президентских выборов 2004 г., когда на основании сфальсифицированных результатов выборов председатель ЦИК Кивалов объявил Януковича президентом. Просто если в 2004 г. те, кто вел Януковича к власти, действовали грубо и нагло, то в 2010 г. ставку сделали на более изощренные и скрытые методы фальсификации», — говорит Виктор Трепак. Кроме того, как отметил Виктор Трепак, по документам прослеживается, что приходу Януковича к власти подыграл Виктор Ющенко.

Правда, учитывая, что в то время реальной властью в стране обладала соперник Януковича на выборах премьер-министр Юлия Тимошенко, не до конца понятно, каким образом Янукович, будучи в оппозиции, изловчился сфальсифицировать выборы.

Фигуранты взяток от Януковича — в нынешней власти

Чиновник СБУ назвал фигурантами документов должностные лица высшего уровня (те, кого называют руководством государства), министры и руководители ведомств, народные депутаты, известные политики, общественные деятели, представители международных организаций, судьи, в том числе высших судебных инстанций.

«Получателями взяток при Януковиче были представители многих политических партий — как провластных, так и оппозиционных. О «калибре» должностных лиц более низкого уровня — я даже не говорю. Многие из них сегодня занимают высокие государственные должности, руководят ведомствами, влияют на формирование и реализацию государственной политики, контролируют ведущие СМИ, ведут активную политическую и общественную деятельность, заправляют экономикой государства. Некоторые из них пошли на существенное должностное повышение. Процессом коррумпирования были охвачены все общественные сферы, имевшие хотя бы малейшее отношение к получению власти и ее реализации. Документы свидетельствуют об участии в становлении режима Януковича ЦИК, парламента, судов, прежде всего Высшего административного суда и Конституционного суда… Не наказаны главные коррупционеры. Более того, многие из них глубоко интегрированы в нынешнюю власть».

Теневые схемы действуют до сих пор

Генерал СБУ также заявил о том, что сегодня восстановлены все теневые схемы, которые были при предыдущей власти

«Восстановлены и запущены в работу теневые схемы в экономике, банковской сфере, на таможне. Восстановлен институт «смотрящих». Таким образом, коррупционный режим никуда не исчез. Более того, с каждым днем он все больше и больше восстанавливается и утверждается. К величайшему сожалению, Революция достоинства не привела к изменению качества власти. Самым большим врагом Украины остается ее власть. Главным образом этим и вызвана нынешняя кризисная ситуация в Украине, а не войной, как это часто объясняют народу», — полагает генерал СБУ.

Страна

Загнать бизона или как Порошенко играет в КлюеваЗагнать бизона или как Порошенко играет в Клюева

Станислав Речинский

Тріпак був парубок моторний
І хлопець хоть куди козак,
Удавсь на всеє зле проворний,
Завзятійший од всіх бурлак.
Но вальцмани, спалив «контору»,
Зробили з неї скирту гною,
Він взявши торбу тягу дав….

Перефразуючи Котляревського можна було б позаздрити розуму тай спритності Тріпака, який взявші торбу с документами дав тягу у НАБУ …. Але, все не так просто. Мабуть Тріпак і є парубок моторний, але справа в тому, що «кашник» ніколи не зможе наїбати «тешніка». І не тому що «тешнік» – розумніший, просто в нього немає сантіментів з приводу «дружби» або «вірності». Здасть хоч маму рідну, бо «вчасно зрадити – то вчасно передбачити». Трохи вкурвлює те, що зараз всі так тупо повелись на банальну «тешну» операцію Грицака, яка не має нічого спільного з боротьбою з корупцією. А є банальною підготовкою до жорсткого пресінгу щодо нардепів з приводу голосування Закону о виборах в ОРДЛО.

В народе подобные операции называются «загнать бизона». В роли загонщика выступил Трепак, который, якобы из патриотических побуждений спер в СБУ кучу неких компрометирующих документов и передал их в НАБУ. Выгодополучателем в этой ситуации оказался Порошенко, у которого теперь есть легализованные документы прежде всего на нардепов, которых придется склонять к голосованию за Закон о выборах в ОРДЛО, то бишь, за легализацию террористов и, фактически, капитуляцию перед Путиным, Медведчуком и обезьянами «новороссии». Нардепы в результате окажутся меж двух огней – уголовными делами, которыми управляет Порошенко через НАБУ и … своими вооруженными избирателями. Однако, судя по всему, Порошенко намерен уничтожить Майдан-3 еще до выхода людей на площади. Передушить лидеров еще на квартирах, остальных упаковать, а то и перестрелять еще на подходах, подав в последствии это как уничтожение путинских террористов. Опыт уже есть, хотя бы тоже дело «Лесника».

Почему мы уверены, что действия Трепака были санкционированы Грицаком и Порошенко? Потому что Трепак похож на резкого парня так же как Азазелло на архиерея. Трепак был изначально слепо предан Грицаку, что тот и использует на всю катушку. Кроме того, Трепак – бизнесмен и на него легко надавить, потому что бизнесмен он нелегальный. Таможенный переход на Краковце до сих пор через брата Трепака приносит в семью неплохой доход. И на резкие движения Трепак не пошел бы никогда. Проще было бы уволиться и развивать контрабандный бизнес.

Но Грицак решил Трепака слегка постирать и использовать еще один раз, что противоречит элементарной гигиене. С одной стороны, в глазах «пипла» Трепак сейчас приобрел имидж бескомпромиссного борца с коррупцией. Хотя пипл не спрашивает почему-то, где именно взял эти самые документы Трепак, насколько это законно, почему не реализовывал в СБУ или не передал в НАБУ еще будучи в СБУ. Для «конторы» же Трепак отныне – предатель. А Грицак – белый и пушистый. И фактически он уже провел операцию в интересах Администрации Президента, которую хотел бы возглавить. А Порошенко решил сыграть в Андрея Клюева, у которого тоже была папочка с компроматом на каждого нардепа. И ручная прокуратура, которая моментально эти папочки могла превратить в уголовные дела.

Но Клюев – плохо кончил. Порошенко об этом уже забыл. А дистанцировавшийся Грицак хорошо помнит. И понимает, что «папочки» нужны были «регионалам», нужны нынешним и, самое главное – будут нужны будущим.

В силу того, что США категорически против внеплановых парламентских выборов и настаивают на выборах в ОРДЛО, Порошенко решил парламент не обновлять, а «прессовать». И в ближайшее время мы этот прессинг против не голубой оппозиции увидим. Думается, это будет не только «гроссбух Трепака», но и уничтожение бизнеса родственников, провокации и дискредитация. Одновременно начнется тихая зачистка тех, кто способен вывести на площадь протестные, а особенно вооруженные протестные массы. Шифруйтесь, господа, шифруйтесь, сейчас это уже вопрос жизни и смерти.

ОРД< Станислав Речинский

Тріпак був парубок моторний
І хлопець хоть куди козак,
Удавсь на всеє зле проворний,
Завзятійший од всіх бурлак.
Но вальцмани, спалив «контору»,
Зробили з неї скирту гною,
Він взявши торбу тягу дав….

Перефразуючи Котляревського можна було б позаздрити розуму тай спритності Тріпака, який взявші торбу с документами дав тягу у НАБУ …. Але, все не так просто. Мабуть Тріпак і є парубок моторний, але справа в тому, що «кашник» ніколи не зможе наїбати «тешніка». І не тому що «тешнік» – розумніший, просто в нього немає сантіментів з приводу «дружби» або «вірності». Здасть хоч маму рідну, бо «вчасно зрадити – то вчасно передбачити». Трохи вкурвлює те, що зараз всі так тупо повелись на банальну «тешну» операцію Грицака, яка не має нічого спільного з боротьбою з корупцією. А є банальною підготовкою до жорсткого пресінгу щодо нардепів з приводу голосування Закону о виборах в ОРДЛО.

В народе подобные операции называются «загнать бизона». В роли загонщика выступил Трепак, который, якобы из патриотических побуждений спер в СБУ кучу неких компрометирующих документов и передал их в НАБУ. Выгодополучателем в этой ситуации оказался Порошенко, у которого теперь есть легализованные документы прежде всего на нардепов, которых придется склонять к голосованию за Закон о выборах в ОРДЛО, то бишь, за легализацию террористов и, фактически, капитуляцию перед Путиным, Медведчуком и обезьянами «новороссии». Нардепы в результате окажутся меж двух огней – уголовными делами, которыми управляет Порошенко через НАБУ и … своими вооруженными избирателями. Однако, судя по всему, Порошенко намерен уничтожить Майдан-3 еще до выхода людей на площади. Передушить лидеров еще на квартирах, остальных упаковать, а то и перестрелять еще на подходах, подав в последствии это как уничтожение путинских террористов. Опыт уже есть, хотя бы тоже дело «Лесника».

Почему мы уверены, что действия Трепака были санкционированы Грицаком и Порошенко? Потому что Трепак похож на резкого парня так же как Азазелло на архиерея. Трепак был изначально слепо предан Грицаку, что тот и использует на всю катушку. Кроме того, Трепак – бизнесмен и на него легко надавить, потому что бизнесмен он нелегальный. Таможенный переход на Краковце до сих пор через брата Трепака приносит в семью неплохой доход. И на резкие движения Трепак не пошел бы никогда. Проще было бы уволиться и развивать контрабандный бизнес.

Но Грицак решил Трепака слегка постирать и использовать еще один раз, что противоречит элементарной гигиене. С одной стороны, в глазах «пипла» Трепак сейчас приобрел имидж бескомпромиссного борца с коррупцией. Хотя пипл не спрашивает почему-то, где именно взял эти самые документы Трепак, насколько это законно, почему не реализовывал в СБУ или не передал в НАБУ еще будучи в СБУ. Для «конторы» же Трепак отныне – предатель. А Грицак – белый и пушистый. И фактически он уже провел операцию в интересах Администрации Президента, которую хотел бы возглавить. А Порошенко решил сыграть в Андрея Клюева, у которого тоже была папочка с компроматом на каждого нардепа. И ручная прокуратура, которая моментально эти папочки могла превратить в уголовные дела.

Но Клюев – плохо кончил. Порошенко об этом уже забыл. А дистанцировавшийся Грицак хорошо помнит. И понимает, что «папочки» нужны были «регионалам», нужны нынешним и, самое главное – будут нужны будущим.

В силу того, что США категорически против внеплановых парламентских выборов и настаивают на выборах в ОРДЛО, Порошенко решил парламент не обновлять, а «прессовать». И в ближайшее время мы этот прессинг против не голубой оппозиции увидим. Думается, это будет не только «гроссбух Трепака», но и уничтожение бизнеса родственников, провокации и дискредитация. Одновременно начнется тихая зачистка тех, кто способен вывести на площадь протестные, а особенно вооруженные протестные массы. Шифруйтесь, господа, шифруйтесь, сейчас это уже вопрос жизни и смерти.

ОРД<

Генеральная прокуратура Украины против Службы Безопасности. Чью сторону займет Порошенко?Генеральная прокуратура Украины против Службы Безопасности. Чью сторону займет Порошенко?

Юрий Бутусов, «Цензор.НЕТ»

Сообщение «Зеркала недели» о том, что первый заместитель главы СБУ, начальник Главного управления по борьбе с коррупцией Виктор Трепак подал заявление об отставке, — соответствует действительности. Да, такое заявление Трепак подал. В нем, правда, не указаны причины. Но, безусловно, основанием для заявления является война Генерального прокурора Виктора Шокина против Службы безопасности и сотрудников Генеральной инспекции Генпрокуратуры, которые разоблачили близкую к Шокину группировку «бриллиантовых» прокуроров, и готовят судебный процесс.

Что происходит? Почему заявление об увольнении написал Трепак? Будет ли он по-настоящему уволен?

Генерал Трепак, конечно, далеко не святой. У нас нет в правоохранительных органах генералов, которые жили бы на свою зарплату. Но эти генералы делятся на меньшинство, способное на поступок и способное управлять, и большинство приспособленцев, которые больше всего боятся брать на себя ответственность и проявлять инициативу. Трепак относится к первой категории. Его уважают как профессионала, хотя не забывают сказать о его собственном шлейфе и о его брате в налоговой.

Именно Трепак непосредственно руководил операцией по разоблачению «бриллиантовых прокуроров» со стороны СБУ, и именно благодаря его личному участию это дело еще не уничтожено в суде. Разрешение на операцию против Шапакина и Корнийца дал лично президент. Улики не оставляли сомнений. Время было удачное — сам Шокин снова отлучался на отдых и вмешаться сразу не мог.

Была организована прослушка и наблюдение за всеми фигурантами дела, включая самых высокопоставленных. В этой операции было задействовано 107 сотрудников СБУ.

Для обеспечения внезапности, процессуальный руководитель дела Виталий Опанасенко принял решение, что ввиду возможности уничтожить улики, обыск в служебных кабинетах и на квартирах у «бриллиантовых» прокуроров стоит проводить без санкции суда — закон разрешает при особых обстоятельствах, если подозреваемый уничтожает улики, например. Но затем все равно необходима санкция суда. Это было абсолютно оправданным шагом — поскольку прокурорская мафия мгновенно получила бы утечку информации из суда.

Корниец был одним из лидеров мафиозной группировки, которая в Киевской области контролировала нелегальную добычу речного песка, вывоз и переработку мусора (также очень криминальный вид бизнеса), игровые автоматы, нелегальную торговлю, в общем, что находится в тени. Жена Корнийца незаконно служила в одном учреждении с мужем — она до сих пор является начальником отдела по контролю законности подразделений по борьбе с коррупцией. У членов семьи Корнийца солидный автопарк дорогих автомобилей, недвижимость, земельные участки, акции предприятий, банковские счета. Все это стоит многие миллионы.

Шапакин был передаточным звеном, между бизнесменами и начальником следственного управления ГПУ Грищенко. Они несомненно действовали совместно. Также Шапакин поддерживает отношения с семьей Шокина и пользуется личным расположением Генерального прокурора. Шапакина задержали в тот момент, когда он выбрасывал пакет с неизвестным белым порошком. Нашли, изъяли и экспертиза установила, что это кокаин. Он просто богатый чиновник. У него дом, две квартиры в Киеве, в том числе пятикомнатная на Львовской площади.

На заседание руководства Генпрокуратуры под руководством тогдашнего и.о. генпрокурора Гузыря пригласили заместителей генпрокурора Касько, Сакварелидзе и прокурора Опанасенко. Гузырь и Столярчук предприняли попытку надавить на своих коллег. Заместитель Генпрокурора Столярчук заявил процессуальному руководителю Виталию Опанасенко, что пусть теперь попробует без санкции легализовать обыск — ничего не получится. Это означало, что тяжелые последствия могут наступить для самих следователей.

Вопрос с санкцией решался в Печерском суде. Столярчук поехал к председателю суда. Как известно, суды у нас, как дышло, и вполне поддаются ручной дрессировке. Председатель суда был жутко напуган и обеспечил бы принятие любого решения, выгодного более сильной стороне. Но в дверях суда путь Столярчуку преградил… Виктор Трепак. С эскортом «Альфы». Таким образом, в суд никто из заинтересованы лиц не попал. Суду была обеспечена спокойная работа и защита от вмешательства Генпрокуратуры. Да, вот так у нас работает «независимое правосудие». Судьи боятся быть независимыми от власти.

Огромным компроматом против руководства ГПУ являются записи разговоров Шапакина и Корнийца с другими должностными лицами. Любопытная деталь: жена Шапакина, когда к ним пришли с обыском, первым делом написала СМС жене Шокина.

Так вот, оригиналы этих записей СБУ долгое время не передавала в ГПУ, чтобы исключить возможности фальсификации или уничтожения оригиналов. Все санкции на прослушку выписывал Трепак.

Увольнение Трепака — это по сути означает ликвидацию дела «бриллиантовых» прокуроров. Без однозначной позиции СБУ, Грицака и Трепака это дело немедленно попадет в архив.

Более того, это полностью подорвет авторитет председателя СБУ Василия Грицака. Трепак — его правая рука, и лично Грицак гарантировал операм и следователям СБУ полное прикрытие в этом деле.

Дело «бриллиантовых» прокуроров-коррупционеров Шапакина и Корнийца стало самым резонансным коррупционным скандалом в ГПУ всех времен и привело к самому тяжелому кризису в отношениях в президентском силовом блоке. Это дело стало предметом раздора между главами двух силовых структур, и конфликт стал настолько непримиримым, что нарушил нормальное взаимодействие между ведомствами. Это не просто конфликт двух группировок — это еще и конфликт двух принципов. Феодального принципа, что «моих друзей не сажают», и правового принципа — «посади вначале своих друзей».

В своем отношении к делу не может разобраться сам президент Петр Порошенко. Петр Алексеевич постоянно колеблется.

Именно Порошенко дал указание СБУ и Генеральной инспекции ГПУ задержать прокурорскую банду. В тот момент, напомню, Генпрокурор Шокин был в очередном отпуске. Улики, которые занесли Петру Алексеевичу, были однозначны — надо брать. И Порошенко дал команду.

Но как только Шокин вернулся и оценил масштабы и последствия задержания прокуроров-коррупционеров, ознакомился с делом, все стало меняться. Шокин увидел, что связи и ниточки в этом деле выводят непосредственно на него. И вот в последнее время Шокин сумел постепенно переломить ситуацию в свою пользу. Шокин — личный друг президента. И чтобы ни говорили и как бы ни критиковали, он умеет найти нужные слова. С Грицаком отношения у президента хорошие, но они все же более профессиональные, чем личные. Шокин ближе, и Шокин более искушен в аппаратных интригах.

Шокин сумел добиться поддержки президента в увольнении Трепака. Это произошло после того, как Генпрокуратура взяла на себя ответственность за операцию по заключению в тюрьму Геннадия Корбана и ряда его сотрудников. Делом Корбана Шокин себя подстраховал — нельзя же увольнять генпрокурора, пока он проводит такую резонансную операцию. Шокин обещал решить «проблему Коломойского» силовым путем, и заверил, что у него хватит доказательств. Взамен на такую услугу, Порошенко стал обязанным помочь другу в решении самой болезненной для него проблемы.

В настоящее время Виктор Трепак находится на больничном. Его заявление на имя председателя СБУ хода не имеет — и в Администрацию Президента это заявление не поступало. И вряд ли поступит.

Потому что на самом деле, дело «бриллиантовых» прокуроров стало фактором выживания и для председателя СБУ Василия Грицака. Он тоже не может проиграть, когда поставлено так много. И Трепака из-за политического «наезда» Грицак не сдаст — это стало бы самоубийством и просто очень непорядочным шагом. Трепак написал заявление, чтобы облегчить начальнику принятие любых решений по нему.

Но если не уйдут Грицак и Трепак — значит уйти придется Виктору Шокину. Если дело «бриллиантовых» прокуроров пойдет в суд, то факт близких контактов и факт взаимодействия между собой прокурорской верхушки будет доказан.

Коса нашла на камень. Президент не ожидал, что председатель СБУ Грицак откажется увольнять Трепака. Убрать сегодня Трепака из СБУ можно только вместе с Грицаком. Игра пошла по-крупному, но пожертвовать в этой игре руководством СБУ Порошенко не готов. Потому что это и его личный проигрыш.

Думаю, упорство Грицака будет все-таки увенчано отставкой Шокина. С делом Корбана ГПУ показала невысокий уровень компетенции. Против Шокина резко выступают наши западные партнеры. Он собрал на себя массу негатива, которая выплескивается на президента. У него гораздо выше риски и куда более одиозная репутация. Способен ли президент вспомнить Ли Куан Ю, и если не посадить, то хотя бы уволить «своего друга»?

Юрий Бутусов, «Цензор.НЕТ»Юрий Бутусов, «Цензор.НЕТ»

Сообщение «Зеркала недели» о том, что первый заместитель главы СБУ, начальник Главного управления по борьбе с коррупцией Виктор Трепак подал заявление об отставке, — соответствует действительности. Да, такое заявление Трепак подал. В нем, правда, не указаны причины. Но, безусловно, основанием для заявления является война Генерального прокурора Виктора Шокина против Службы безопасности и сотрудников Генеральной инспекции Генпрокуратуры, которые разоблачили близкую к Шокину группировку «бриллиантовых» прокуроров, и готовят судебный процесс.

Что происходит? Почему заявление об увольнении написал Трепак? Будет ли он по-настоящему уволен?

Генерал Трепак, конечно, далеко не святой. У нас нет в правоохранительных органах генералов, которые жили бы на свою зарплату. Но эти генералы делятся на меньшинство, способное на поступок и способное управлять, и большинство приспособленцев, которые больше всего боятся брать на себя ответственность и проявлять инициативу. Трепак относится к первой категории. Его уважают как профессионала, хотя не забывают сказать о его собственном шлейфе и о его брате в налоговой.

Именно Трепак непосредственно руководил операцией по разоблачению «бриллиантовых прокуроров» со стороны СБУ, и именно благодаря его личному участию это дело еще не уничтожено в суде. Разрешение на операцию против Шапакина и Корнийца дал лично президент. Улики не оставляли сомнений. Время было удачное — сам Шокин снова отлучался на отдых и вмешаться сразу не мог.

Была организована прослушка и наблюдение за всеми фигурантами дела, включая самых высокопоставленных. В этой операции было задействовано 107 сотрудников СБУ.

Для обеспечения внезапности, процессуальный руководитель дела Виталий Опанасенко принял решение, что ввиду возможности уничтожить улики, обыск в служебных кабинетах и на квартирах у «бриллиантовых» прокуроров стоит проводить без санкции суда — закон разрешает при особых обстоятельствах, если подозреваемый уничтожает улики, например. Но затем все равно необходима санкция суда. Это было абсолютно оправданным шагом — поскольку прокурорская мафия мгновенно получила бы утечку информации из суда.

Корниец был одним из лидеров мафиозной группировки, которая в Киевской области контролировала нелегальную добычу речного песка, вывоз и переработку мусора (также очень криминальный вид бизнеса), игровые автоматы, нелегальную торговлю, в общем, что находится в тени. Жена Корнийца незаконно служила в одном учреждении с мужем — она до сих пор является начальником отдела по контролю законности подразделений по борьбе с коррупцией. У членов семьи Корнийца солидный автопарк дорогих автомобилей, недвижимость, земельные участки, акции предприятий, банковские счета. Все это стоит многие миллионы.

Шапакин был передаточным звеном, между бизнесменами и начальником следственного управления ГПУ Грищенко. Они несомненно действовали совместно. Также Шапакин поддерживает отношения с семьей Шокина и пользуется личным расположением Генерального прокурора. Шапакина задержали в тот момент, когда он выбрасывал пакет с неизвестным белым порошком. Нашли, изъяли и экспертиза установила, что это кокаин. Он просто богатый чиновник. У него дом, две квартиры в Киеве, в том числе пятикомнатная на Львовской площади.

На заседание руководства Генпрокуратуры под руководством тогдашнего и.о. генпрокурора Гузыря пригласили заместителей генпрокурора Касько, Сакварелидзе и прокурора Опанасенко. Гузырь и Столярчук предприняли попытку надавить на своих коллег. Заместитель Генпрокурора Столярчук заявил процессуальному руководителю Виталию Опанасенко, что пусть теперь попробует без санкции легализовать обыск — ничего не получится. Это означало, что тяжелые последствия могут наступить для самих следователей.

Вопрос с санкцией решался в Печерском суде. Столярчук поехал к председателю суда. Как известно, суды у нас, как дышло, и вполне поддаются ручной дрессировке. Председатель суда был жутко напуган и обеспечил бы принятие любого решения, выгодного более сильной стороне. Но в дверях суда путь Столярчуку преградил… Виктор Трепак. С эскортом «Альфы». Таким образом, в суд никто из заинтересованы лиц не попал. Суду была обеспечена спокойная работа и защита от вмешательства Генпрокуратуры. Да, вот так у нас работает «независимое правосудие». Судьи боятся быть независимыми от власти.

Огромным компроматом против руководства ГПУ являются записи разговоров Шапакина и Корнийца с другими должностными лицами. Любопытная деталь: жена Шапакина, когда к ним пришли с обыском, первым делом написала СМС жене Шокина.

Так вот, оригиналы этих записей СБУ долгое время не передавала в ГПУ, чтобы исключить возможности фальсификации или уничтожения оригиналов. Все санкции на прослушку выписывал Трепак.

Увольнение Трепака — это по сути означает ликвидацию дела «бриллиантовых» прокуроров. Без однозначной позиции СБУ, Грицака и Трепака это дело немедленно попадет в архив.

Более того, это полностью подорвет авторитет председателя СБУ Василия Грицака. Трепак — его правая рука, и лично Грицак гарантировал операм и следователям СБУ полное прикрытие в этом деле.

Дело «бриллиантовых» прокуроров-коррупционеров Шапакина и Корнийца стало самым резонансным коррупционным скандалом в ГПУ всех времен и привело к самому тяжелому кризису в отношениях в президентском силовом блоке. Это дело стало предметом раздора между главами двух силовых структур, и конфликт стал настолько непримиримым, что нарушил нормальное взаимодействие между ведомствами. Это не просто конфликт двух группировок — это еще и конфликт двух принципов. Феодального принципа, что «моих друзей не сажают», и правового принципа — «посади вначале своих друзей».

В своем отношении к делу не может разобраться сам президент Петр Порошенко. Петр Алексеевич постоянно колеблется.

Именно Порошенко дал указание СБУ и Генеральной инспекции ГПУ задержать прокурорскую банду. В тот момент, напомню, Генпрокурор Шокин был в очередном отпуске. Улики, которые занесли Петру Алексеевичу, были однозначны — надо брать. И Порошенко дал команду.

Но как только Шокин вернулся и оценил масштабы и последствия задержания прокуроров-коррупционеров, ознакомился с делом, все стало меняться. Шокин увидел, что связи и ниточки в этом деле выводят непосредственно на него. И вот в последнее время Шокин сумел постепенно переломить ситуацию в свою пользу. Шокин — личный друг президента. И чтобы ни говорили и как бы ни критиковали, он умеет найти нужные слова. С Грицаком отношения у президента хорошие, но они все же более профессиональные, чем личные. Шокин ближе, и Шокин более искушен в аппаратных интригах.

Шокин сумел добиться поддержки президента в увольнении Трепака. Это произошло после того, как Генпрокуратура взяла на себя ответственность за операцию по заключению в тюрьму Геннадия Корбана и ряда его сотрудников. Делом Корбана Шокин себя подстраховал — нельзя же увольнять генпрокурора, пока он проводит такую резонансную операцию. Шокин обещал решить «проблему Коломойского» силовым путем, и заверил, что у него хватит доказательств. Взамен на такую услугу, Порошенко стал обязанным помочь другу в решении самой болезненной для него проблемы.

В настоящее время Виктор Трепак находится на больничном. Его заявление на имя председателя СБУ хода не имеет — и в Администрацию Президента это заявление не поступало. И вряд ли поступит.

Потому что на самом деле, дело «бриллиантовых» прокуроров стало фактором выживания и для председателя СБУ Василия Грицака. Он тоже не может проиграть, когда поставлено так много. И Трепака из-за политического «наезда» Грицак не сдаст — это стало бы самоубийством и просто очень непорядочным шагом. Трепак написал заявление, чтобы облегчить начальнику принятие любых решений по нему.

Но если не уйдут Грицак и Трепак — значит уйти придется Виктору Шокину. Если дело «бриллиантовых» прокуроров пойдет в суд, то факт близких контактов и факт взаимодействия между собой прокурорской верхушки будет доказан.

Коса нашла на камень. Президент не ожидал, что председатель СБУ Грицак откажется увольнять Трепака. Убрать сегодня Трепака из СБУ можно только вместе с Грицаком. Игра пошла по-крупному, но пожертвовать в этой игре руководством СБУ Порошенко не готов. Потому что это и его личный проигрыш.

Думаю, упорство Грицака будет все-таки увенчано отставкой Шокина. С делом Корбана ГПУ показала невысокий уровень компетенции. Против Шокина резко выступают наши западные партнеры. Он собрал на себя массу негатива, которая выплескивается на президента. У него гораздо выше риски и куда более одиозная репутация. Способен ли президент вспомнить Ли Куан Ю, и если не посадить, то хотя бы уволить «своего друга»?

Юрий Бутусов, «Цензор.НЕТ»