Валерия Гонтарева. Блеск и махинации королевы монетВалерия Гонтарева. Блеск и махинации королевы монет

Арина Дмитриева

Валерия Гонтарева – член корпоративной «Семьи» Петра Порошенко, первая в истории страны женщина, занимающая пост главы Национального банка. Она возглавила в постмайдановской стране главный финансовый регулятор через 12 дней после инаугурации Президента. Пожалуй, именно на Гонтареву сыпалось больше всего критики. Её обвиняли в доведении до девальвации украинской гривны, нардепы во время выступлений в Раде то хотели избить банкиршу, то забрасывали денежными купюрами, а под зданием НБУ проходили митинги вкладчиков, требующих для неё «мусорной люстрации». И всё это сопровождалось регулярными слухами об отставке главы Нацбанка, якобы даже заявление лежало на столе у Порошенко – ждали транша от МВФ. Не смотря на всё это, Валерия Гонтарева на посту больше 2-х лет.

Кто же на самом деле Валерия Гонтарева, бизнесвумен, которая руководит финансами Украины?

Будни финансиста

Валерия Алексеевна Гонтарева родилась 20 октября 1964 года в городе Днепропетровск. Высшее образование получала в Киеве – в КПИ на факультете приборостроения. После окончания ВУЗа она некоторое время работала на Чернобыльской АЭС в бухгалтерии. Благодаря этому получила статус участника ликвидации последствий аварии ЧАЭС.

Начинала свою карьеру Гонтарева в 1993 году экономистом на Украинской межбанковской валютной бирже. Не понятно, как она получила эту должность. Дело в том, что только в 1995 году новоиспеченный экономист решает обрести профильное образование. Гонтарева поступает в Киевский национальный экономический университет и в 1997 году заканчивает его со степенью магистра экономики. Более того, студентка в считанные месяцы вошла в состав правления украинского дочернего финучреждения банка АКБ «Сосьете Женераль Украина» в 1996 году. Основной должностной обязанностью Валерии Алексеевны была работа на рынках капитала.

В январе 2001 года Гонтарева перешла работать в дочернее предприятие голландского банка «ИНГ Банк Украина» на должность первого замглавы правления Александра Писарука. Летом 2007 года она села в кресло и. о. предправления и одновременно являлась начальником управления финансовых рынков. Осенью этого же года Писарук покинул пост, Гонтарева стала одним из главных претендентов на его должность. Однако назначили Йоханнеса Францискуса Гризеля. После этого финансист ушла из «ING Банка Украина» в свободное плаванье.

Эра ICU

В одном из интервью Гонтарева сказала, что всегда думала о том, что будет наемным рабочим и никогда не сможет занимать руководящие посты. Ее жизнь изменилась в пресловутые 40 лет, как и у героини «Москва слезам не верит».

В 2006 году на украинском рынке появляется финансовая группа ICU. В нее входят: КУА «Инвестиционный капитал Украина» и одноименная инвестиционная компания. В соучредителях КУА с момента основания значился муж Валерии Гонтаревой Олег. Группу ICU в 2007 году возглавляет Валерия Алексеевна. Именно она стала главным идейным вдохновителем и инициатором создания инвестиционной структуры. В течение года ICU выходит на 6 место по объемам инвестиционных сделок в Украине. В чем же секрет успеха?

Связи с «банком Путина». ICU тесно сотрудничала с заместителем главы российского «ВТБ банка» (второй по величине активов банк России, первый по размеру уставного капитала; мажоритарный владелец — правительство РФ.) Юрием Соловьевым, так как четверть структуры принадлежала его жене — Галине Улютиной (еще по 22,74% было у управляющих партнеров — Константина Стеценко и Макара Пасенюка).

Юрий Соловьев

Он занимал Валерии Алексеевна десятки миллионов долларов «на развитие бизнеса» из своих оффшорных компаний. Многие, видя слово «российского», думают только о «зраде», однако эта ситуация выглядит совершенно противоположной.

Итак, Гонтарева долгое время скрывала деловые связи с Юрием Соловьевым. Правда открылась в 2016 году, когда разгорелся панамский оффшорный скандал. Общественности стали доступны документы панамской юридической компании Mossack Fonseca, которая специализируется на оформлении оффшорных компаний. Выплыл документ 2013 года, согласно которому компания Quillas Equities, оффшор Юрия Соловьева, дал заем в 10 млн долларов другому оффшору Keranto Holdings Ltd (BVI). Средства были переведены на счета Keranto в кипрской «дочке» ВТБ — RCB Cyprus. В договоре о займе фигурирует адрес Keranto, полностью совпадающий с «пропиской» центрального офиса группы ICU в бизнес-центре Леонардо в Киеве. Операцию курировал Дмитрий Недельчев, специалист по операционному управлению и член инвестиционного комитета ICU.

В 2013 году ICU объявляет о приобретении 100% активов банка «Авангард» с капиталом 120 млн грн.

В сделке участвует кипрская компания Westal Holdings, которая принадлежит кипрской ICU Holdings Limited. Часть последней контролирует Cordova Management Ltd. Владелицей последней компании значилась Галина Улютина. Таким образом, Валерия Гонтарева одной выгодной сделкой меняет на позиции главы набсовета банка «Авангард» главу Украинского аналитического центра Александра Охрименко. Зачем такой огромной финансовой структуре понадобился банк? Все просто: приобретение позволило осуществлять казначейские операции, которые до этого были закрыты для Гонтаревой. Кроме Валерии Алексеевны в набсовет банка «Авангард» вошли ее приспешники: Владимир Демчишин, директор отдела инвестиционно-банковских услуг ICU, а также тандем управляющих директоров Константин Стеценко и Макар Пасенюк.

И, конечно, необходимо сказать пару слов о Юрии Соловьеве. В его деятельности прослеживается «благоговение» к украинскому финансовому рынку. Этот деятель не имеет российского гражданства, он подданный Британии и живет в Лондоне. Свои оффшоры он использовал для финансирования деятельности нынешней главы Нацбанка Украины Валерии Гонтаревой, а через нее, косвенно, поддерживал бизнес-империю будущего президента Украины – Петра Порошенко.

Сотрудничество между Гонтаревой и семьей Соловьева прекращается только в 2014 году. Тогда уже Валерия Алексеевна руководила НБУ и вышла из состава ICU, поскольку, как «настоящая патриотка», должна была разорвать порочащие связи. Однако причиной распада тандема послужили секторальные санкции США и ЕС, введенные против госсектора России в конце июля. Только вот партнеры не растерялись: в сентябре 2014 года группа ICU выкупила долю Галины Улютиной; а в декабре оффшорная компания Quillas Equities — донор ICU — дарится Натали Улютиной, 65-летней пенсионерке из Никополя, матери жены Соловьева. Больше российский госбанкир на Украину «влияния не имеет».
Сейчас главное юридическое лицо группы оформлено на компанию ICU holdings limited (Британские Виргинские острова).

Отметим, что Украина и Нацбанк, не имеют претензий к украинскому филиалу банка «ВТБ».

Махинации для Порошенко.

Валерия Гонтарева с начала 90-х годов вращалась в деловых кругах, близких нынешнему президенту Петру Порошенко. В тот период будущий Гарант активно развивал свой банк «Мрія», который в 2006 году продает банку «ВТБ». Валерия Гонтарева и ее инвестиционная компания ICU с бизнес-партнером Александром Писаруком сопровождали сделку. Кроме этого, она курировала сделки корпорации Roshen, принадлежащей Петру Алексеевичу, по привлечению финансирования для развития бизнеса в России. Это очень интересная история о гениальных финансовых махинациях, которые лично создала Гонтарева.

В те годы Порошенко не метил в президенты, а был ведущим олигархом, который развивал свой бизнес и имел цель – обойти налоги. Помогла ему Валерия Алексеевна.

Кондитерская корпорация «Рошен» осуществляла движение своей продукции через фирму «Рошен-Трейд», которая, конечно, принадлежала Порошенко. Суммы, выплаченные за услугу, шли в общую стоимость экспортированного товара, а размер НДС возмещался из бюджета. Чтобы не возникало отрицательного значения НДС, подлежащего возмещению от «Рошен», товар реализовывался через комиссионера — «Рошен-Прикарпатье». Более того, Гонтарева подделывала документы сделок, на основе которых из госбюджета возмещались огромные сумы НДС КК «Рошен». По «мелочи» Валерия Алексеевна подделывала налоговые накладные, итоги операций с ценными бумагами, в том числе векселями, между связанными лицами, манипулировала ценами и создавала ничем не подтвержденные денежные потоки.

Имя Гонтаревой засветилось и во время создания конвертационного центра, использовавшего донецкое ООО «Гранд-2009». Валерия Алексеевна организовала схемы уклонения от налогов в порошенковской ФПГ «Рошен»-«Богдан»-«Иста», суммарная стоимость активов которой превышала 1,2 млрд. долларов.

Она курировала фиктивные сделки с такими предприятиями как ЧП «Агроэнергоинвест», ЧП «Компания «Укрбизнес», ЧП «Тамак» и многими-многими другими конвертаторами.

Эта информация стала известна в 2013 году благодаря Александру Клименко, экс-руководителю фискального ведомства и преданного члена «Семьи» Януковича. Он провел операцию «Спутник». Ее главная задача — сбор компрометирующего материала на кандидатов в депутаты на выборы-2012 в ВР Украины. О собранной информации молчали, а потом попытались удалить. Причина? Первое, дело в том, что в преддверии выборов стороны, ярые противники, смогли договориться: Янукович гарантировал благополучную деятельность бизнес-империи Порошенко при правлении «Семьи», а также получение из бюджета (а фактически из рук экс-президента) огромных сумм «рисованного» возмещения НДС; а, в свою очередь, Янукович получал полную власть и дальше. Но именно этот «договор» фактически спас Валерию Гонтареву от тюрьмы. И повязал ее с будущим президентом Порошенко навсегда. А второе, даже Клименко с поддержкой Януковича не смогли выявить факты махинаций – все было сделано, как говорят, в рамках закона. Правда, на должностных лиц ДК «Кондитерская корпорация «Рошен» было заведено еще по старому уголовно-процессуальному кодексу несколько уголовных дел по ч. 5 ст. 191 УК Украины «Хищение с использованием служебного положения». Но делу не дали ход.

К слову, Порошенко таки решил продавать свои активы «Рошен». Хотя Валерия Алексеевна заявила, что это не обязательно. В качестве сопровождающих для операции Президент выбрал компанию Rothschild & Cie. Украинским партнером Rothschild в этом процессе станет «Инвестиционный капитал Украина».

Облигации для Януковича.

История с облигациями началась в 2013 году, когда первый вице-премьер Украины Сергей Арбузов и министр финансов Юрий Колобов («семейный казначей» клана Януковичей) поехали в США. Кстати, Колобов и Гонтарева в свое время были топ-менеджерами банка «Сосьете Женераль Украина».

Под «неофициальным визитом» подразумевалась встреча с представителями инвестиционного фонда Franklin Templeton, скупающими в то время украинские евробонды. Сумма самого крупного пакета, приобретенного фондом в начале ноября 2013 года, накануне Майдана, составила 5 млрд долларов. Можно предположить, что эти операции служили прикрытием для размещения в Franklin Templeton денег «Семьи» Януковича. Таким образом, Виктор Федорович мог бы провернуть такую операцию: он продает евробонды, а потом выкупает их за деньги налогоплательщиков. Тем более на подходе был транш от России в $16 млрд. Получается, что «Семья» на отмытых миллиардах зарабатывает еще парочку миллиардов, но совершенно легально. Операцию сопровождала Валерия Гонтарева с группой ICU.

В феврале 2014 года, когда кресло под Януковичем уже шаталось, компания Гонтаревой проворачивает сделку купли-продажи ценных бумаг между Аграрным фондом и «Брокбизнесбанком» (напомним, на тот момент он принадлежал Сергею Курченко). На первый взгляд, ничего особенного — госструктура и коммерческий банк провели совершенно законную операцию. Если бы не такой нюанс: Аграрный фонд передает финучреждению свои ОВГЗ на сумму больше 2 млрд гривен, выкуп средств планировался через месяц. Но! По истечению времени фонд деньги не забирает, а кладет на долгосрочный депозит, чтобы заработать на процентах. И тут «Брокбизнесбанк» решает еще такую же операцию провернуть и с Нацбанком, получив в обмен на ОВГЗ наличные. Банк сдувается, в него вводят временную администрацию, деньги Аграрного фонда сгорают, а средства, полученные из НБУ, бесследно испаряются.

Еще одну аферу с валютными облигациями Гонтарева провернула для «Семьи» в «Ощадбанке». В течение 2012-2013 годов банк продавал валютные облигации внутреннего займа для населения. Брокером в операциях была компания ICU. Сделки заключались по «просьбе» определенного круга физических лиц (Юрия Колобова и Сергея Арбузова), в интересах которых брокер покупал у «Ощадбанка» валютные ОВГЗ. Затем права требования по ценным бумагам переходили в руки оффшорных компаний. Таким образом, тройка Гонтарева-Колобов-Арбузов крали деньги из бюджета, вкладывали в валютные облигации правительства со ставкой в 15% годовых и выводили за рубеж.

Теперь цифры: было продано валютных ОВГЗ на сумму около 1 млрд долларов, чуть меньше 300 млн долларов прошло через ICU, прокладка — «Ощадбанк» получил 130 тыс. гривен. За эту аферу Гонтареву за глаза стали называть «Лерка-Облигация».

Степан Кубив, предшественник Гонтаревой, инициировал расследование. Но тут на пост пришла сама Валерия Алексеевна, и дело заглохло.

Подобные сделки были проведены для клиентов группы ICU: WONDERBLISS LTD (599,2 млн. грн.), QUICKPACE LIMITED (919,8 млн. грн.), SABULONG TRADING LTD (1 278,3 млн. грн.), Akemi MANAGMENT LIMITED (82 млн. грн.), KATIEMA ENTERPRISES LIMITED (1 827,6 млн. грн.), LORICOM HOLDING GROUP LTD (4 485,0 млн. грн.), FOXTRON NETWORKS LIMITED (1 521,2 млн. грн.).
Смотрите ДОКУМЕНТ

Эти фирмы фигурируют в решении Печерского суда об аресте активов «Семьи» Януковича.
13 июля 2014 года Печерский суд Киева принял решение об аресте счетов 14 кипрских компаний в «Ощадбаке», «Укргазбанке», «Укрэксимбанке», «ЭКСПОБАНКЕ» и «Фидобанке». По мнению Прокуратуры, они имеют отношение к Сергею Арбузову. На заблокированных счетах находились ОВГЗ на сумму около 1,02 млрд долларов и 1,5 млрд гривен.
Смотрите ДОКУМЕНТ

«Мусор» для пенсионного фонда НБУ.

Валерия Гонтарева и Сергей Арбузов осуществили еще одну мошенническую схему, которая позволила вытянуть из пенсионного фонда НБУ сотни миллионов долларов за счет приобретения «мусорных» ценных бумаг за деньги вкладчиков. О ней мало говорят, ведь это не выгодно Правительству.

Где-то 10 тыс. сотрудников Нацбанка долгое время перечисляли в его пенсионный фонд часть своих зарплат, чтобы потом получить прибавку к пенсии. Накопилось в фонде 1,7 млрд гривен. Конечно, тандем Гонтарева-Арбузов не прошли мимо такой суммы. На бирже «Перспектива» Валерия Алексеевна при поддержке компании ICU (на вторичном рынке облигаций Минфина) выстроили схему, которая позволила искусственно завысить цены на акции и облигации. Около 2-х месяцев связанные структуры — продавец и покупатель – «формировали» рыночную стоимость «фантиков». Потом в игру входят заведомо фальшивые фирмы. Сотрудники пенсионного фонда через «Перспективу» приобретают облигации ООО «Эковите» на сумму более 77 млн гривен. О неликвидности бумаг знали все, так как фирму контролировал Нацбанк. Полученные средства, шли в оборот и выводились через ряд частных предприятий, которые принадлежали мошенникам.

В итоге вложения были признаны рискованными и неликвидными, а НБУ под шумок списал ценных бумаг на 300 млн гривен. Нюанс: «мусором» стали только те бумаги, которые проводились через ICU.

Всего ICU в период с 2013-14 гг. приобрело за счет пенсионного фонда НБУценных бумаг на сумму 447,4 млн гривен.

Самое интересное – Гонтарева продолжила множить «мусорные» бумаги и после того, как стала главой Нацбанка. С 2014-15 гг. ее компания совершила сделки примерно на 100 млн гривен.

Как возглавить Нацбанк

17 июня 2014 года Гонтарева сложила полномочия главы наблюдательного совета банка «Авангард», оставив компанию ICU. 19 июня 2014 года Верховная Рада Украины утвердила ее на посту председателя Национального банка Украины по «квоте Майдана». Просил лично Президент.

Однако оказалось, Валерия Алексеевна не могла возглавлять Главный регулятор страны. У нее не было необходимого стажа работы на руководящих должностях в банках, который
оговаривает Закон «О НБУ» — более 10 лет на госслужбе. Валерия Алексеевна работала на руководящих должностях исключительно в коммерческих финучреждениях и только 9,8 лет. Чтобы исправить ситуацию, Гонтарева исказила анкетные данные. В биографии она указала, что стала руководителем в 1996 году.

Биография Гонтаревой

Согласно трудовой книжке БТ-1 № 5626468, Валерия Гонтарева с 19 августа 1996 года по 1 января 1998 года была руководителем отдела управления ресурсами банка «Societe Generale Украина». А, согласно закону, эта должность не является руководящей.

Работу Гонтаревой обсуждали и обсуждают все, начиная от политиков, заканчивая простыми украинцами. Сама же банкир называет себя строгим, но справедливым управленцем, а негативное отношение к своим решениям списывает на зависть.

Рассказываем об основных направлениях деятельности Валерии Алексеевны.

Девальвация гривны

Приход на должность Валерии Гонтаревой ознаменовался девальвацией государственной валюты, которую она должна была (по задумке Президента) предотвратить. Но ее действия скорее еще больше обесценили гривну.

В марте 2014 года Степан Кубив подписал договор, по которому Нацбанк отказался от политики регулирования валютного курса. Отныне его стали определять валютные торги межбанка. Мгновенно с 8 гривен за доллар курс вырос сначала до 10 гривен. Валерия Гонтарева стала действовать по намеченному курсу. Уже в августе 2014 года гривна обновила минимумы, и курс нацелился на 15 гривен за доллар. Сдержали скачок, установив уровень в 13 гривен, внеочередные парламентские выборы. После них доллар продавали по 15,8 гривен. Согласно статистике МВФ, Украина в октябре 2014 года продала более трети своих запасов золота. На этой ситуации активно пропиарился Олег Ляшко.

Глубочайшее падение за всю историю гривны пришлось на 6 февраля 2015 года, этот день окрестили «черной» пятницей. Тогда гривну пустили в «свободное» плавание и ждали помощи от МВФ. Гривна утонула на отметке в 23,5 доллара, а помощь так и не пришла. Через несколько дней официальный курс перевалил за 30 гривен, а межбанк достиг 33 гривен за доллар.

Количество курсов достигло максимума: в Украине одновременно действовали официальный курс НБУ, официальный межбанк, «серый» межбанк (за счет прикручивания к официальным межбанковским котировкам разнообразных комиссий), наличные курсы в отделениях банков (несмотря на отсутствие в них валюты) и «черный» наличный курс (продавцы и покупатели оставляли заявки и контакты в Интернете). В апреле 2015 года курс «затих» на отметке 22 гривны за доллар. Новый виток ослабления нацвалюты начался в декабре 2015 года, и в новом году продолжался даже в праздничные дни. Межбанк не торговал, Нацбанк молчал, а пункты обмена валюты самостоятельно повышали курс на 10-20 копеек ежедневно. Когда начались торги, безналичный рынок просто сравнял свой курс с наличным.

В чем же ошибки Гонтаревой? В июле 2014 года Нацбак по указанию Валерии Алексеевны стал скупать валютную выручку экспортеров, установив курс выше, чем на межбанковском валютном рынке. За 4 дня Регулятор выкупил 80 млн долларов у государственного Укрэксимбанка. Сделка осуществилась по цене 11,7 за доллар – на 3 копейки дороже относительно валюты на межбанке. Эта операция привела к резкому повышению стоимости доллара. Пошел слух о том, что выручка скупалась для олигарха Дмитрия Фирташа, который тогда находился под домашним арестом в Австрии, с угрозой экстрадиции в США. Тут же к дестабилизации подключились банки-спекулянты, которые решили открыть короткие валютные позиции, т.е. продавать отсутствующую валюту, раскачивая курс.

В начале 2015 года причиной головокружительного скачка стало всего одно решение Гонтаревой — отказ от валютных аукционов и разрешение банкам свободно определять курс валют на основании котировок межбанка.

В начале 2016 года Валерия Алексеевна заявила, что в повышении виновата «продажная пресса» и улетела в Давос.

Подведем итоги: с 2015 по 2016 год гривна девальвировала на 63%. Те, кто год назад купил доллар, а сейчас его продал, получил доход в 63%. Это больше, чем доход от банковских депозитов и инвестиций в бизнесе. Для этой спекуляции выгодные условия создал исключительный Нацбанк.

Произошедший обвал валюты постепенно стал оцениваться общественным сознанием, как непреодолимое следствие войны, которого все равно нельзя было избежать. И Гонтарева вышла из воды сухой и почти незапятнанной.

Махинации на обороте наличных.

На посту главы Нацбанка Валерия Гонтарева умудрилась заработать еще одним способом на обороте наличных средств. Банкирша провернула гениальную схему.

Оборот наличных денег в Украине происходит по классической схеме: изношенные купюры утилизируются, а взамен выпускаются новые под строгим контролем Национального банка. Но есть лазейка: утилизацию никто особо не контролирует, разве что департамент денежного обращения НБУ, но с ним можно «договориться», если предыдущих работников уволить, а поставить своих людей. Именно так Валерия Алексеевна и поступила.

По приблизительным подсчетам, в центральное хранилище НБУ ежемесячно направляется не менее 5 млрд ветхих гривен. Серия и номер купюр не фиксируются, а значит и акты утилизации не составляются. Указывается только сумма, подлежащая уничтожению. Валерия Гонтарева с командой департамента денежного обращения начинает подделывать документы. На бумаге уничтожалась якобы вся сумма, а на деле только 20% ветхих купюр. От 5 млрд оставалось 4 млрд гривен. Остаток незаконно запускался в банковскую систему при помощи конвертационных центров. На эти деньги приобретались кредитные портфели тех банковских учреждений, которые намеренно НБУ доводил до банкротства.

Конвертация валюты. Валерия Алексеевна не смогла справиться с искушением подзаработать, сидя в кресле главы Регулятора. Летом 2014 года она выбрала «избранных» для торговли валютой на черном рынке по реальному курсу — 14 гривен за доллар. Остальных от имени Нацбанка обязала торговать валютой по «правильному» курсу — 13 гривен за доллар. Естественно, по этой цене в условиях кризиса никто не продает и не покупает валюту. Итог этого — валютный рынок уходит, в подконтрольную НБУ, «тень». По слухам, «черные» валютчики несли в Нацбанк 10% от маржи. Страшно представить сумму, если их доход может составлять под 100 млн долларов в день.

Продвижение российских банков.

Пока Европа и США муштруют российские финучреждения жесткими санкциями, Украина, в лице Нацбанка и Валерии Гонтаревой, относится к «дочкам» российских банков более чем лояльно. Они получают рефинансирование, отсрочки по предоставлению необходимой информации и т.д.

Яркий пример — «Проминвестбанк», материнской структурой которого является российский государственный «Внешэкономбанк». В 2015 году «ПИБ» получает 200 млн гривен от НБУ в качестве рефинансирования; в 2016 году – еще раз такую же сумму из-за проблем с ликвидностью. Более того, «Внешэкономбанк» не вкладывает деньги в «Проминвестбанк», так как сам находится под санкциями США, и заявляет о намерении ликвидировать украинскую «дочку». Российское финучреждение оценило проблемы «ПИБ» в 650 млн долларов. Такую сумму «Внешэкономбанк» не вложит. Так что «дочка» на плаву исключительно благодаря Нацбанку. Только вот вопрос – если «ПИБ» объявят банкротом, то кто же вернет деньги в казну Украины? По слухам, «Проминвестбанк» задолжал не 400 млн гривен за рефинанс, а 2,7 млрд гривен. Однако регулятор проявляет странную лояльность – разрешает дочерней финструктуре выводить за рубеж огромные валютные средства. Например, «Проминвестбанк» недавно оплатил долг компании «Солар» Андрея и Сергея Клюевых, объявленных в розыск Интерпола, в размере 160 млн евро за поставленное из Китая оборудование. Это типичный вариант вывода средств из проблемного банка. Операции проходят на глазах у Нацбанка, а Валерия Гонтарева их курирует.

«Откаты» с PR.

Не только миллионам рада Гонтарева, но и тысячам. После начала ее работы в регуляторе многие ведущие банкиры стали жаловаться, что к ним стали захаживать представители некоего «финансового клуба». Они предлагали поддержать круглые столы с участием Валерии Алексеевны за… 30 тыс. долларов в месяц.

Банкротство банков.

Еще одна схема заработков Валерии Гонтаревой и ее подопечных — банкротство банков и распродажа их активов. В 2016 году количество закрытых банков приблизилось к 80-ти. Это треть банковской системы Украины. Валерия Алексеевна называет это «чисткой банковского сектора». правда, в последнее время «чистка» переросла в «зачистку». Наиболее яркие истории:
«Дельта Банк». В марте 2015 года НБУ отнес «Дельта Банк» к категории неплатежеспособных. Выплаты по кредитам остановлены. Через некоторое время становится известно, что за месяц до этого заявления Антон Гонтарев, сын главы Нацбанка, и сама Валерия Алексеевна сняли со своих депозитных счетов в «Дельта Банк» 12, 5 млн гривен.

Оказалось, у Гонтаревой по состоянию на 03.03.2014 было открыто 5 банковских счетов. Общая сумма: 406,0 тыс. гривен. На момент введения в банк временной администрации было 169,9 тыс. гривен. У Антона Гонтарева был счет с 800 тыс. гривен, полученных якобы от продажи квартиры дедушки. Валерия Алексеевна заявила, что сын своих денег не получил. Его выплатят, как и всем 200 тыс. гривен, остальное пропадет. Однако по документам Антон все деньги со своего счета в «Дельта Банк» вывел в феврале 2015 года. На момент введения временной администрации на его счету остаток составил около 2 тыс. гривен.

И самое интересное, в «Дельта Банк» держала свои деньги и жена Антона Гонтарева. На просмотр её счетов стоит запрет. Правда, есть деталь: в феврале девушка осуществила операцию, за которую была комиссия — 125 тыс. гривен. Общеизвестный факт, что комиссия составляет 1%. Значит, невестка Гонтаревой предположительно забрала из банка почти 12.5 млн гривен.

Валерия Гонтарева и Николай Лагун

Почему семья главного банкира Украины выбрала «Дельта Банк» для хранения своих активов? Все просто. Через «Дельта Банк» проходили все операции с облигациями НАК «Нефтегаз Украины» при их монетизации. Схема была такой: Кабмин вкладывал деньги в капитал «Нефтогаза», давая ему облигации, когда «Нефтогазу» требовались живые деньги, он продавал облигации «Дельта Банку», а финучреждение перепродавало их Нацбанку. Брокером на вторичном рынке была компания Валерии Гонтаревой ICU. Гонтарева связана с Николаем Лагуном (экс-владелец «Дельта Банка»), они плотно сотрудничали. Поэтому Валерия Алексеевна отдала свои деньги старому другу и его банку.

По этому инциденту на Гонтареву было заведено уголовное дело.

«Финансы и кредит». От рук Валерии Гонтаревой пострадал банк украинского олигарха Константина Жеваго «Финансы и кредит». В 2009 году НБУ влил в него 6,4 млрд гривен. Однако, по словам Валерии Алексеевны, деньги ушли на строительство промышленной империи Жеваго. Несмотря на это, банк продержался 7 лет. Но в 2015 году главный финансист отобрала шанс у финучреждения и признала его неплатежеспособным.

«Крещатик». В начале весны 2016 года у главного столичного банка – «Крещатик» (принадлежит олигахам Василию Хмельницкому и Андрею Иванову, которые «перекидывают» между собой его контрольный пакет) возникли серьезные проблемы с платежеспособностью. 1 апреля банк установил ограничение на снятие наличных, а через 4 дня его признали неплатежеспособным. В финучреждение вошла комиссия НБУ и сразу же посоветовала крупным клиентам сменить его. Напомним, банк обслуживал 24 бюджетных учреждения, около 19 тыс. юридических лиц и 304 тыс. вкладчиков. На его счетах находились достаточно большие средства – около 450 млн гривен. Из «Крещатика» ушли такие стратегические предприятия, как «Киевводоканал», «Киевпасстранс», «Киевский метрополитен» и другие. После этого о докапитализации речь не шла. Кстати, в 2015 году в капитал финучреждения дважды пытались привлечь средства иностранных инвесторов и продать его, но безуспешно – НБУ блокировал сделки.

«Платинум Банк» и «Михайловский». Истории этих банков связаны между собой.

«Михайловский» появился на рынке в 2014 году. И сражу же стал вести себя агрессивно: заявлять о скупке проблемных банков, даже тех, в которых уже была введена временная комиссия НБУ. Ясное дело, такие финучреждения продавались за копейки. Активы банка выросли за год до 1,9 млрд гривен.

Кому принадлежал «Михайловский» долгое время скрывали.

Было известно, что 100% акций банка оформлено на ООО «Экосипан», основным владельцем которого выступал Ярослав Бондаренко, бывший топ-менеджер Терра Банка. Руководство светилось неохотно: председатель правления Игорь Дорошенко, а владелец Виктор Полищук.

Виктору Полищуку номинально принадлежит торговый центр Гулливер (владельцем высотки называют экс-министра доходов и сборов Александра Клименко), сеть «Эльдорадо», страховая компания «Форте». Так что «Михайловский» связывают с Александрои Клименко. Об этом говорит еще один факт: старший брат экс-чиновника Антон Клименко некогда был директором страховой компании «Юнисон-гарант». Она, одноименный банк «Юнисон» и «Михайловский» находились в Гулливере. Более того, акции бизнес-центра оформлены на офшорную компанию Unicon Development Ltd, название которой очень созвучно с «Юнисон».

В 2015 году НБУ признает «Михайловский» неплатежеспособным за сомнительные операции с депозитами физических лиц. Якобы банк открыл отдельную компанию, которая привлекала вкладчиков – это подсудное дело. Финучреждение ограничивает доступ к базам и выводит деньги. По данным Нацбанка, бизнесмен Виктор Полищук не возвращает банкам Украины более 23 млрд гривен кредитов, среди которых 1,3 млрд – в его же банке «Михайловский». Сегодня арестован только Дорошенко, следствие продолжается. За выявление махинаций Гонтарева обещала наградить сотрудников НБУ благодарностью.

Но все ли так просто? На арену выходит «Платинум Банк». По данным следствия, Игорь Дорошенко «вступил в предварительный сговор с главой наблюдательного совета Platinum Bank Григорием Гуртовым, с акционерами банка Дмитрием Зинковым, Борисом Кауфманом, а также и. о. главы правления НБУ Екатериной Рожковой, которая также является одним из акционеров «Платинум Банка», чтобы «вывести активы банка «Михайловский» путем растраты и доведения его до неплатежеспособности».

На самом же деле, скорее всего, «Платинум Банк» предложил перестраховать вкладчиков «Михайловский» с последующим поглощением учреждения. Представители «Платинума» с протекцией Гонтаревой целенаправленно банкротили «Михайловский».

«Платинум Банк» имеет плохую репутацию, но за него горой стоит Валерия Алексеевна. У финучреждения проблемы начались еще год назад. «Платинум», имеющий статус «сберегательного», с большим трудом отдает вклады населения. Но Гонтарева стоит на своем – банку жить.

Её позиция вызвана тесными связями с фактическими владельцами и топ-менеджерами банка. В 2013 году инвестиционная компания Гонтаревой проводила сделку по продаже банка нынешним владельцам. В ней доверенным лицом Валерии Алексеевны был Макар Пасенюк. Он вошел в набсовет «Платинум Банка». Пасенюк представлял интересы Бориса Кауфмана, совладельца банка, который приобрел «Платинум» совместно со своим партнером Александром Грановским (их обвиняют в сотрудничестве с Александром Януковичем). Продавали банк — компании Horizon Capital и East Capital, которые тогда возглавляли нынешние министры финансов и экономики Наталья Яресько и Айварас Абромавичус.
Связи с «Платинум» у Гонтаревой настолько сильны, что она решила покрыть и.о. председателя правления банка Екатерину Рожкову, которую обвинили в искажении финансовой отчетности учреждения, выведении средств рефинансирования, фиктивном кредитованием. С декабря 2013 по февраль 2014 года она вывела в оффшоры 75 млн долларов. Валерия Алексеевна взяла к себе в НБУ Рожкову спустя 2 месяца после того, как правоохранители открыли уголовное дело по факту расхищения средств в ПАО «Платинум Банк».

Подмоченная репутация Брошюра Таруты

С 6 по 10 октября 2016 года в Вашингтоне проходила встреча стран-членов Международного валютного фонда и Мирового банка. Валерия Гонтарева представляла государство, как глава официальной делегации Украины. За несколько часов до встречи бизнесмен Сергей Тарута распространил брошюру под названием «Угроза экономической безопасности Украины», которая посвящена махинациям Валерии Алексеевны. Брошюра произвела фурор, а Нацбанк попросил открыть уголовное дело в связи с распространением «провокационных материалов с голословными обвинениями главы НБУ Валерии Гонтаревой». Скандал набрал таких масштабов, что кресло под Гонтаревой действительно зашаталось. Чтобы спасти имидж страны и лицо перед Европой, Порошенко действительно может отправить главного банкира в отставку.

Ванна из вина. Старший сын Валерии Гонтаревой – 26-летний Антон в начале года засветился в нелицеприятном свете. Парень выложил в соцсети фото с гулянки, где он купается в наполненном вином бассейне.

Декларация о доходах. Валерия Гонтарева задекларировала 1,8 млн долларов и 62 тыс. гривен сбережений за 2015 год. Все они находятся на депозитах в украинских банках.

Все семейство предпочитает держать депозиты в банках на сумму 200 тыс. гривен. Это максимальный размер, выплату которого гарантирует государство в случае краха банка.

Исключение составляет два вклада в государственном «Ощадбанке» (500 тыс. гривен и 61,9 тыс. долларов) Стоит отметить, что у Гонтаревой просто хорошие отношения с главой Ощадбанка Андреем Пышным, который не хуже неё умеет распоряжаться государственными деньгами в свою пользу. Но в этом банке государство полностью гарантирует выплату всей суммы. Самую крупную сумму Гонтарева держит в государственном «Укрэксимбанке» — 1,8 млн долларов.


За год в НБУ Гонтарева получила заработную плату в размере 1,7 млн гривен. Или же 146,1 тыс. гривен в месяц. Кроме этого, Валерия Алексеевна заработала 1,7 млн гривен, еще 1,5 млн получила на процентах от ПАО «Государственный Экспортно-Импортный Банк». Плюс к этому 23,5 млн гривен дохода Гонтаревой принесла продажа корпоративных прав в компании «ICU Holdings Limited».

У нее есть квартира в Киеве площадью 106 кв. м., земельный участок в 900 кв. м. за 656 тыс. гривен, садовый дом (дача) площадью 250 кв. м., а также два автомобиля: Porsche Panamera 2012 года выпуска стоимостью 919 тыс. гривен и еще один Porsche Cayenne 2013 года за 857 тыс. гривен.

Декларация Валерии Гонтаревой вызвала резонанс. Получается, пока вся страна бегала и покупала 200 долларов с паспортом, главе НБУ удавалось покупать в среднем по 3192 доллара в день. Этот подсчет сделал журналист Александр Дубинский.

Саму же Валерию Алексеевну пристальное внимание к декларации привело в недоумение.

Если бы Сонька Золотая Ручка жила в наше время, то, бесспорно бы, попросила о парочке уроков у Валерии Гонтаревой.

Сенлнт-ИнфоАрина Дмитриева

Валерия Гонтарева – член корпоративной «Семьи» Петра Порошенко, первая в истории страны женщина, занимающая пост главы Национального банка. Она возглавила в постмайдановской стране главный финансовый регулятор через 12 дней после инаугурации Президента. Пожалуй, именно на Гонтареву сыпалось больше всего критики. Её обвиняли в доведении до девальвации украинской гривны, нардепы во время выступлений в Раде то хотели избить банкиршу, то забрасывали денежными купюрами, а под зданием НБУ проходили митинги вкладчиков, требующих для неё «мусорной люстрации». И всё это сопровождалось регулярными слухами об отставке главы Нацбанка, якобы даже заявление лежало на столе у Порошенко – ждали транша от МВФ. Не смотря на всё это, Валерия Гонтарева на посту больше 2-х лет.

Кто же на самом деле Валерия Гонтарева, бизнесвумен, которая руководит финансами Украины?

Будни финансиста

Валерия Алексеевна Гонтарева родилась 20 октября 1964 года в городе Днепропетровск. Высшее образование получала в Киеве – в КПИ на факультете приборостроения. После окончания ВУЗа она некоторое время работала на Чернобыльской АЭС в бухгалтерии. Благодаря этому получила статус участника ликвидации последствий аварии ЧАЭС.

Начинала свою карьеру Гонтарева в 1993 году экономистом на Украинской межбанковской валютной бирже. Не понятно, как она получила эту должность. Дело в том, что только в 1995 году новоиспеченный экономист решает обрести профильное образование. Гонтарева поступает в Киевский национальный экономический университет и в 1997 году заканчивает его со степенью магистра экономики. Более того, студентка в считанные месяцы вошла в состав правления украинского дочернего финучреждения банка АКБ «Сосьете Женераль Украина» в 1996 году. Основной должностной обязанностью Валерии Алексеевны была работа на рынках капитала.

В январе 2001 года Гонтарева перешла работать в дочернее предприятие голландского банка «ИНГ Банк Украина» на должность первого замглавы правления Александра Писарука. Летом 2007 года она села в кресло и. о. предправления и одновременно являлась начальником управления финансовых рынков. Осенью этого же года Писарук покинул пост, Гонтарева стала одним из главных претендентов на его должность. Однако назначили Йоханнеса Францискуса Гризеля. После этого финансист ушла из «ING Банка Украина» в свободное плаванье.

Эра ICU

В одном из интервью Гонтарева сказала, что всегда думала о том, что будет наемным рабочим и никогда не сможет занимать руководящие посты. Ее жизнь изменилась в пресловутые 40 лет, как и у героини «Москва слезам не верит».

В 2006 году на украинском рынке появляется финансовая группа ICU. В нее входят: КУА «Инвестиционный капитал Украина» и одноименная инвестиционная компания. В соучредителях КУА с момента основания значился муж Валерии Гонтаревой Олег. Группу ICU в 2007 году возглавляет Валерия Алексеевна. Именно она стала главным идейным вдохновителем и инициатором создания инвестиционной структуры. В течение года ICU выходит на 6 место по объемам инвестиционных сделок в Украине. В чем же секрет успеха?

Связи с «банком Путина». ICU тесно сотрудничала с заместителем главы российского «ВТБ банка» (второй по величине активов банк России, первый по размеру уставного капитала; мажоритарный владелец — правительство РФ.) Юрием Соловьевым, так как четверть структуры принадлежала его жене — Галине Улютиной (еще по 22,74% было у управляющих партнеров — Константина Стеценко и Макара Пасенюка).

Юрий Соловьев

Он занимал Валерии Алексеевна десятки миллионов долларов «на развитие бизнеса» из своих оффшорных компаний. Многие, видя слово «российского», думают только о «зраде», однако эта ситуация выглядит совершенно противоположной.

Итак, Гонтарева долгое время скрывала деловые связи с Юрием Соловьевым. Правда открылась в 2016 году, когда разгорелся панамский оффшорный скандал. Общественности стали доступны документы панамской юридической компании Mossack Fonseca, которая специализируется на оформлении оффшорных компаний. Выплыл документ 2013 года, согласно которому компания Quillas Equities, оффшор Юрия Соловьева, дал заем в 10 млн долларов другому оффшору Keranto Holdings Ltd (BVI). Средства были переведены на счета Keranto в кипрской «дочке» ВТБ — RCB Cyprus. В договоре о займе фигурирует адрес Keranto, полностью совпадающий с «пропиской» центрального офиса группы ICU в бизнес-центре Леонардо в Киеве. Операцию курировал Дмитрий Недельчев, специалист по операционному управлению и член инвестиционного комитета ICU.

В 2013 году ICU объявляет о приобретении 100% активов банка «Авангард» с капиталом 120 млн грн.

В сделке участвует кипрская компания Westal Holdings, которая принадлежит кипрской ICU Holdings Limited. Часть последней контролирует Cordova Management Ltd. Владелицей последней компании значилась Галина Улютина. Таким образом, Валерия Гонтарева одной выгодной сделкой меняет на позиции главы набсовета банка «Авангард» главу Украинского аналитического центра Александра Охрименко. Зачем такой огромной финансовой структуре понадобился банк? Все просто: приобретение позволило осуществлять казначейские операции, которые до этого были закрыты для Гонтаревой. Кроме Валерии Алексеевны в набсовет банка «Авангард» вошли ее приспешники: Владимир Демчишин, директор отдела инвестиционно-банковских услуг ICU, а также тандем управляющих директоров Константин Стеценко и Макар Пасенюк.

И, конечно, необходимо сказать пару слов о Юрии Соловьеве. В его деятельности прослеживается «благоговение» к украинскому финансовому рынку. Этот деятель не имеет российского гражданства, он подданный Британии и живет в Лондоне. Свои оффшоры он использовал для финансирования деятельности нынешней главы Нацбанка Украины Валерии Гонтаревой, а через нее, косвенно, поддерживал бизнес-империю будущего президента Украины – Петра Порошенко.

Сотрудничество между Гонтаревой и семьей Соловьева прекращается только в 2014 году. Тогда уже Валерия Алексеевна руководила НБУ и вышла из состава ICU, поскольку, как «настоящая патриотка», должна была разорвать порочащие связи. Однако причиной распада тандема послужили секторальные санкции США и ЕС, введенные против госсектора России в конце июля. Только вот партнеры не растерялись: в сентябре 2014 года группа ICU выкупила долю Галины Улютиной; а в декабре оффшорная компания Quillas Equities — донор ICU — дарится Натали Улютиной, 65-летней пенсионерке из Никополя, матери жены Соловьева. Больше российский госбанкир на Украину «влияния не имеет».
Сейчас главное юридическое лицо группы оформлено на компанию ICU holdings limited (Британские Виргинские острова).

Отметим, что Украина и Нацбанк, не имеют претензий к украинскому филиалу банка «ВТБ».

Махинации для Порошенко.

Валерия Гонтарева с начала 90-х годов вращалась в деловых кругах, близких нынешнему президенту Петру Порошенко. В тот период будущий Гарант активно развивал свой банк «Мрія», который в 2006 году продает банку «ВТБ». Валерия Гонтарева и ее инвестиционная компания ICU с бизнес-партнером Александром Писаруком сопровождали сделку. Кроме этого, она курировала сделки корпорации Roshen, принадлежащей Петру Алексеевичу, по привлечению финансирования для развития бизнеса в России. Это очень интересная история о гениальных финансовых махинациях, которые лично создала Гонтарева.

В те годы Порошенко не метил в президенты, а был ведущим олигархом, который развивал свой бизнес и имел цель – обойти налоги. Помогла ему Валерия Алексеевна.

Кондитерская корпорация «Рошен» осуществляла движение своей продукции через фирму «Рошен-Трейд», которая, конечно, принадлежала Порошенко. Суммы, выплаченные за услугу, шли в общую стоимость экспортированного товара, а размер НДС возмещался из бюджета. Чтобы не возникало отрицательного значения НДС, подлежащего возмещению от «Рошен», товар реализовывался через комиссионера — «Рошен-Прикарпатье». Более того, Гонтарева подделывала документы сделок, на основе которых из госбюджета возмещались огромные сумы НДС КК «Рошен». По «мелочи» Валерия Алексеевна подделывала налоговые накладные, итоги операций с ценными бумагами, в том числе векселями, между связанными лицами, манипулировала ценами и создавала ничем не подтвержденные денежные потоки.

Имя Гонтаревой засветилось и во время создания конвертационного центра, использовавшего донецкое ООО «Гранд-2009». Валерия Алексеевна организовала схемы уклонения от налогов в порошенковской ФПГ «Рошен»-«Богдан»-«Иста», суммарная стоимость активов которой превышала 1,2 млрд. долларов.

Она курировала фиктивные сделки с такими предприятиями как ЧП «Агроэнергоинвест», ЧП «Компания «Укрбизнес», ЧП «Тамак» и многими-многими другими конвертаторами.

Эта информация стала известна в 2013 году благодаря Александру Клименко, экс-руководителю фискального ведомства и преданного члена «Семьи» Януковича. Он провел операцию «Спутник». Ее главная задача — сбор компрометирующего материала на кандидатов в депутаты на выборы-2012 в ВР Украины. О собранной информации молчали, а потом попытались удалить. Причина? Первое, дело в том, что в преддверии выборов стороны, ярые противники, смогли договориться: Янукович гарантировал благополучную деятельность бизнес-империи Порошенко при правлении «Семьи», а также получение из бюджета (а фактически из рук экс-президента) огромных сумм «рисованного» возмещения НДС; а, в свою очередь, Янукович получал полную власть и дальше. Но именно этот «договор» фактически спас Валерию Гонтареву от тюрьмы. И повязал ее с будущим президентом Порошенко навсегда. А второе, даже Клименко с поддержкой Януковича не смогли выявить факты махинаций – все было сделано, как говорят, в рамках закона. Правда, на должностных лиц ДК «Кондитерская корпорация «Рошен» было заведено еще по старому уголовно-процессуальному кодексу несколько уголовных дел по ч. 5 ст. 191 УК Украины «Хищение с использованием служебного положения». Но делу не дали ход.

К слову, Порошенко таки решил продавать свои активы «Рошен». Хотя Валерия Алексеевна заявила, что это не обязательно. В качестве сопровождающих для операции Президент выбрал компанию Rothschild & Cie. Украинским партнером Rothschild в этом процессе станет «Инвестиционный капитал Украина».

Облигации для Януковича.

История с облигациями началась в 2013 году, когда первый вице-премьер Украины Сергей Арбузов и министр финансов Юрий Колобов («семейный казначей» клана Януковичей) поехали в США. Кстати, Колобов и Гонтарева в свое время были топ-менеджерами банка «Сосьете Женераль Украина».

Под «неофициальным визитом» подразумевалась встреча с представителями инвестиционного фонда Franklin Templeton, скупающими в то время украинские евробонды. Сумма самого крупного пакета, приобретенного фондом в начале ноября 2013 года, накануне Майдана, составила 5 млрд долларов. Можно предположить, что эти операции служили прикрытием для размещения в Franklin Templeton денег «Семьи» Януковича. Таким образом, Виктор Федорович мог бы провернуть такую операцию: он продает евробонды, а потом выкупает их за деньги налогоплательщиков. Тем более на подходе был транш от России в $16 млрд. Получается, что «Семья» на отмытых миллиардах зарабатывает еще парочку миллиардов, но совершенно легально. Операцию сопровождала Валерия Гонтарева с группой ICU.

В феврале 2014 года, когда кресло под Януковичем уже шаталось, компания Гонтаревой проворачивает сделку купли-продажи ценных бумаг между Аграрным фондом и «Брокбизнесбанком» (напомним, на тот момент он принадлежал Сергею Курченко). На первый взгляд, ничего особенного — госструктура и коммерческий банк провели совершенно законную операцию. Если бы не такой нюанс: Аграрный фонд передает финучреждению свои ОВГЗ на сумму больше 2 млрд гривен, выкуп средств планировался через месяц. Но! По истечению времени фонд деньги не забирает, а кладет на долгосрочный депозит, чтобы заработать на процентах. И тут «Брокбизнесбанк» решает еще такую же операцию провернуть и с Нацбанком, получив в обмен на ОВГЗ наличные. Банк сдувается, в него вводят временную администрацию, деньги Аграрного фонда сгорают, а средства, полученные из НБУ, бесследно испаряются.

Еще одну аферу с валютными облигациями Гонтарева провернула для «Семьи» в «Ощадбанке». В течение 2012-2013 годов банк продавал валютные облигации внутреннего займа для населения. Брокером в операциях была компания ICU. Сделки заключались по «просьбе» определенного круга физических лиц (Юрия Колобова и Сергея Арбузова), в интересах которых брокер покупал у «Ощадбанка» валютные ОВГЗ. Затем права требования по ценным бумагам переходили в руки оффшорных компаний. Таким образом, тройка Гонтарева-Колобов-Арбузов крали деньги из бюджета, вкладывали в валютные облигации правительства со ставкой в 15% годовых и выводили за рубеж.

Теперь цифры: было продано валютных ОВГЗ на сумму около 1 млрд долларов, чуть меньше 300 млн долларов прошло через ICU, прокладка — «Ощадбанк» получил 130 тыс. гривен. За эту аферу Гонтареву за глаза стали называть «Лерка-Облигация».

Степан Кубив, предшественник Гонтаревой, инициировал расследование. Но тут на пост пришла сама Валерия Алексеевна, и дело заглохло.

Подобные сделки были проведены для клиентов группы ICU: WONDERBLISS LTD (599,2 млн. грн.), QUICKPACE LIMITED (919,8 млн. грн.), SABULONG TRADING LTD (1 278,3 млн. грн.), Akemi MANAGMENT LIMITED (82 млн. грн.), KATIEMA ENTERPRISES LIMITED (1 827,6 млн. грн.), LORICOM HOLDING GROUP LTD (4 485,0 млн. грн.), FOXTRON NETWORKS LIMITED (1 521,2 млн. грн.).
Смотрите ДОКУМЕНТ

Эти фирмы фигурируют в решении Печерского суда об аресте активов «Семьи» Януковича.
13 июля 2014 года Печерский суд Киева принял решение об аресте счетов 14 кипрских компаний в «Ощадбаке», «Укргазбанке», «Укрэксимбанке», «ЭКСПОБАНКЕ» и «Фидобанке». По мнению Прокуратуры, они имеют отношение к Сергею Арбузову. На заблокированных счетах находились ОВГЗ на сумму около 1,02 млрд долларов и 1,5 млрд гривен.
Смотрите ДОКУМЕНТ

«Мусор» для пенсионного фонда НБУ.

Валерия Гонтарева и Сергей Арбузов осуществили еще одну мошенническую схему, которая позволила вытянуть из пенсионного фонда НБУ сотни миллионов долларов за счет приобретения «мусорных» ценных бумаг за деньги вкладчиков. О ней мало говорят, ведь это не выгодно Правительству.

Где-то 10 тыс. сотрудников Нацбанка долгое время перечисляли в его пенсионный фонд часть своих зарплат, чтобы потом получить прибавку к пенсии. Накопилось в фонде 1,7 млрд гривен. Конечно, тандем Гонтарева-Арбузов не прошли мимо такой суммы. На бирже «Перспектива» Валерия Алексеевна при поддержке компании ICU (на вторичном рынке облигаций Минфина) выстроили схему, которая позволила искусственно завысить цены на акции и облигации. Около 2-х месяцев связанные структуры — продавец и покупатель – «формировали» рыночную стоимость «фантиков». Потом в игру входят заведомо фальшивые фирмы. Сотрудники пенсионного фонда через «Перспективу» приобретают облигации ООО «Эковите» на сумму более 77 млн гривен. О неликвидности бумаг знали все, так как фирму контролировал Нацбанк. Полученные средства, шли в оборот и выводились через ряд частных предприятий, которые принадлежали мошенникам.

В итоге вложения были признаны рискованными и неликвидными, а НБУ под шумок списал ценных бумаг на 300 млн гривен. Нюанс: «мусором» стали только те бумаги, которые проводились через ICU.

Всего ICU в период с 2013-14 гг. приобрело за счет пенсионного фонда НБУценных бумаг на сумму 447,4 млн гривен.

Самое интересное – Гонтарева продолжила множить «мусорные» бумаги и после того, как стала главой Нацбанка. С 2014-15 гг. ее компания совершила сделки примерно на 100 млн гривен.

Как возглавить Нацбанк

17 июня 2014 года Гонтарева сложила полномочия главы наблюдательного совета банка «Авангард», оставив компанию ICU. 19 июня 2014 года Верховная Рада Украины утвердила ее на посту председателя Национального банка Украины по «квоте Майдана». Просил лично Президент.

Однако оказалось, Валерия Алексеевна не могла возглавлять Главный регулятор страны. У нее не было необходимого стажа работы на руководящих должностях в банках, который
оговаривает Закон «О НБУ» — более 10 лет на госслужбе. Валерия Алексеевна работала на руководящих должностях исключительно в коммерческих финучреждениях и только 9,8 лет. Чтобы исправить ситуацию, Гонтарева исказила анкетные данные. В биографии она указала, что стала руководителем в 1996 году.

Биография Гонтаревой

Согласно трудовой книжке БТ-1 № 5626468, Валерия Гонтарева с 19 августа 1996 года по 1 января 1998 года была руководителем отдела управления ресурсами банка «Societe Generale Украина». А, согласно закону, эта должность не является руководящей.

Работу Гонтаревой обсуждали и обсуждают все, начиная от политиков, заканчивая простыми украинцами. Сама же банкир называет себя строгим, но справедливым управленцем, а негативное отношение к своим решениям списывает на зависть.

Рассказываем об основных направлениях деятельности Валерии Алексеевны.

Девальвация гривны

Приход на должность Валерии Гонтаревой ознаменовался девальвацией государственной валюты, которую она должна была (по задумке Президента) предотвратить. Но ее действия скорее еще больше обесценили гривну.

В марте 2014 года Степан Кубив подписал договор, по которому Нацбанк отказался от политики регулирования валютного курса. Отныне его стали определять валютные торги межбанка. Мгновенно с 8 гривен за доллар курс вырос сначала до 10 гривен. Валерия Гонтарева стала действовать по намеченному курсу. Уже в августе 2014 года гривна обновила минимумы, и курс нацелился на 15 гривен за доллар. Сдержали скачок, установив уровень в 13 гривен, внеочередные парламентские выборы. После них доллар продавали по 15,8 гривен. Согласно статистике МВФ, Украина в октябре 2014 года продала более трети своих запасов золота. На этой ситуации активно пропиарился Олег Ляшко.

Глубочайшее падение за всю историю гривны пришлось на 6 февраля 2015 года, этот день окрестили «черной» пятницей. Тогда гривну пустили в «свободное» плавание и ждали помощи от МВФ. Гривна утонула на отметке в 23,5 доллара, а помощь так и не пришла. Через несколько дней официальный курс перевалил за 30 гривен, а межбанк достиг 33 гривен за доллар.

Количество курсов достигло максимума: в Украине одновременно действовали официальный курс НБУ, официальный межбанк, «серый» межбанк (за счет прикручивания к официальным межбанковским котировкам разнообразных комиссий), наличные курсы в отделениях банков (несмотря на отсутствие в них валюты) и «черный» наличный курс (продавцы и покупатели оставляли заявки и контакты в Интернете). В апреле 2015 года курс «затих» на отметке 22 гривны за доллар. Новый виток ослабления нацвалюты начался в декабре 2015 года, и в новом году продолжался даже в праздничные дни. Межбанк не торговал, Нацбанк молчал, а пункты обмена валюты самостоятельно повышали курс на 10-20 копеек ежедневно. Когда начались торги, безналичный рынок просто сравнял свой курс с наличным.

В чем же ошибки Гонтаревой? В июле 2014 года Нацбак по указанию Валерии Алексеевны стал скупать валютную выручку экспортеров, установив курс выше, чем на межбанковском валютном рынке. За 4 дня Регулятор выкупил 80 млн долларов у государственного Укрэксимбанка. Сделка осуществилась по цене 11,7 за доллар – на 3 копейки дороже относительно валюты на межбанке. Эта операция привела к резкому повышению стоимости доллара. Пошел слух о том, что выручка скупалась для олигарха Дмитрия Фирташа, который тогда находился под домашним арестом в Австрии, с угрозой экстрадиции в США. Тут же к дестабилизации подключились банки-спекулянты, которые решили открыть короткие валютные позиции, т.е. продавать отсутствующую валюту, раскачивая курс.

В начале 2015 года причиной головокружительного скачка стало всего одно решение Гонтаревой — отказ от валютных аукционов и разрешение банкам свободно определять курс валют на основании котировок межбанка.

В начале 2016 года Валерия Алексеевна заявила, что в повышении виновата «продажная пресса» и улетела в Давос.

Подведем итоги: с 2015 по 2016 год гривна девальвировала на 63%. Те, кто год назад купил доллар, а сейчас его продал, получил доход в 63%. Это больше, чем доход от банковских депозитов и инвестиций в бизнесе. Для этой спекуляции выгодные условия создал исключительный Нацбанк.

Произошедший обвал валюты постепенно стал оцениваться общественным сознанием, как непреодолимое следствие войны, которого все равно нельзя было избежать. И Гонтарева вышла из воды сухой и почти незапятнанной.

Махинации на обороте наличных.

На посту главы Нацбанка Валерия Гонтарева умудрилась заработать еще одним способом на обороте наличных средств. Банкирша провернула гениальную схему.

Оборот наличных денег в Украине происходит по классической схеме: изношенные купюры утилизируются, а взамен выпускаются новые под строгим контролем Национального банка. Но есть лазейка: утилизацию никто особо не контролирует, разве что департамент денежного обращения НБУ, но с ним можно «договориться», если предыдущих работников уволить, а поставить своих людей. Именно так Валерия Алексеевна и поступила.

По приблизительным подсчетам, в центральное хранилище НБУ ежемесячно направляется не менее 5 млрд ветхих гривен. Серия и номер купюр не фиксируются, а значит и акты утилизации не составляются. Указывается только сумма, подлежащая уничтожению. Валерия Гонтарева с командой департамента денежного обращения начинает подделывать документы. На бумаге уничтожалась якобы вся сумма, а на деле только 20% ветхих купюр. От 5 млрд оставалось 4 млрд гривен. Остаток незаконно запускался в банковскую систему при помощи конвертационных центров. На эти деньги приобретались кредитные портфели тех банковских учреждений, которые намеренно НБУ доводил до банкротства.

Конвертация валюты. Валерия Алексеевна не смогла справиться с искушением подзаработать, сидя в кресле главы Регулятора. Летом 2014 года она выбрала «избранных» для торговли валютой на черном рынке по реальному курсу — 14 гривен за доллар. Остальных от имени Нацбанка обязала торговать валютой по «правильному» курсу — 13 гривен за доллар. Естественно, по этой цене в условиях кризиса никто не продает и не покупает валюту. Итог этого — валютный рынок уходит, в подконтрольную НБУ, «тень». По слухам, «черные» валютчики несли в Нацбанк 10% от маржи. Страшно представить сумму, если их доход может составлять под 100 млн долларов в день.

Продвижение российских банков.

Пока Европа и США муштруют российские финучреждения жесткими санкциями, Украина, в лице Нацбанка и Валерии Гонтаревой, относится к «дочкам» российских банков более чем лояльно. Они получают рефинансирование, отсрочки по предоставлению необходимой информации и т.д.

Яркий пример — «Проминвестбанк», материнской структурой которого является российский государственный «Внешэкономбанк». В 2015 году «ПИБ» получает 200 млн гривен от НБУ в качестве рефинансирования; в 2016 году – еще раз такую же сумму из-за проблем с ликвидностью. Более того, «Внешэкономбанк» не вкладывает деньги в «Проминвестбанк», так как сам находится под санкциями США, и заявляет о намерении ликвидировать украинскую «дочку». Российское финучреждение оценило проблемы «ПИБ» в 650 млн долларов. Такую сумму «Внешэкономбанк» не вложит. Так что «дочка» на плаву исключительно благодаря Нацбанку. Только вот вопрос – если «ПИБ» объявят банкротом, то кто же вернет деньги в казну Украины? По слухам, «Проминвестбанк» задолжал не 400 млн гривен за рефинанс, а 2,7 млрд гривен. Однако регулятор проявляет странную лояльность – разрешает дочерней финструктуре выводить за рубеж огромные валютные средства. Например, «Проминвестбанк» недавно оплатил долг компании «Солар» Андрея и Сергея Клюевых, объявленных в розыск Интерпола, в размере 160 млн евро за поставленное из Китая оборудование. Это типичный вариант вывода средств из проблемного банка. Операции проходят на глазах у Нацбанка, а Валерия Гонтарева их курирует.

«Откаты» с PR.

Не только миллионам рада Гонтарева, но и тысячам. После начала ее работы в регуляторе многие ведущие банкиры стали жаловаться, что к ним стали захаживать представители некоего «финансового клуба». Они предлагали поддержать круглые столы с участием Валерии Алексеевны за… 30 тыс. долларов в месяц.

Банкротство банков.

Еще одна схема заработков Валерии Гонтаревой и ее подопечных — банкротство банков и распродажа их активов. В 2016 году количество закрытых банков приблизилось к 80-ти. Это треть банковской системы Украины. Валерия Алексеевна называет это «чисткой банковского сектора». правда, в последнее время «чистка» переросла в «зачистку». Наиболее яркие истории:
«Дельта Банк». В марте 2015 года НБУ отнес «Дельта Банк» к категории неплатежеспособных. Выплаты по кредитам остановлены. Через некоторое время становится известно, что за месяц до этого заявления Антон Гонтарев, сын главы Нацбанка, и сама Валерия Алексеевна сняли со своих депозитных счетов в «Дельта Банк» 12, 5 млн гривен.

Оказалось, у Гонтаревой по состоянию на 03.03.2014 было открыто 5 банковских счетов. Общая сумма: 406,0 тыс. гривен. На момент введения в банк временной администрации было 169,9 тыс. гривен. У Антона Гонтарева был счет с 800 тыс. гривен, полученных якобы от продажи квартиры дедушки. Валерия Алексеевна заявила, что сын своих денег не получил. Его выплатят, как и всем 200 тыс. гривен, остальное пропадет. Однако по документам Антон все деньги со своего счета в «Дельта Банк» вывел в феврале 2015 года. На момент введения временной администрации на его счету остаток составил около 2 тыс. гривен.

И самое интересное, в «Дельта Банк» держала свои деньги и жена Антона Гонтарева. На просмотр её счетов стоит запрет. Правда, есть деталь: в феврале девушка осуществила операцию, за которую была комиссия — 125 тыс. гривен. Общеизвестный факт, что комиссия составляет 1%. Значит, невестка Гонтаревой предположительно забрала из банка почти 12.5 млн гривен.

Валерия Гонтарева и Николай Лагун

Почему семья главного банкира Украины выбрала «Дельта Банк» для хранения своих активов? Все просто. Через «Дельта Банк» проходили все операции с облигациями НАК «Нефтегаз Украины» при их монетизации. Схема была такой: Кабмин вкладывал деньги в капитал «Нефтогаза», давая ему облигации, когда «Нефтогазу» требовались живые деньги, он продавал облигации «Дельта Банку», а финучреждение перепродавало их Нацбанку. Брокером на вторичном рынке была компания Валерии Гонтаревой ICU. Гонтарева связана с Николаем Лагуном (экс-владелец «Дельта Банка»), они плотно сотрудничали. Поэтому Валерия Алексеевна отдала свои деньги старому другу и его банку.

По этому инциденту на Гонтареву было заведено уголовное дело.

«Финансы и кредит». От рук Валерии Гонтаревой пострадал банк украинского олигарха Константина Жеваго «Финансы и кредит». В 2009 году НБУ влил в него 6,4 млрд гривен. Однако, по словам Валерии Алексеевны, деньги ушли на строительство промышленной империи Жеваго. Несмотря на это, банк продержался 7 лет. Но в 2015 году главный финансист отобрала шанс у финучреждения и признала его неплатежеспособным.

«Крещатик». В начале весны 2016 года у главного столичного банка – «Крещатик» (принадлежит олигахам Василию Хмельницкому и Андрею Иванову, которые «перекидывают» между собой его контрольный пакет) возникли серьезные проблемы с платежеспособностью. 1 апреля банк установил ограничение на снятие наличных, а через 4 дня его признали неплатежеспособным. В финучреждение вошла комиссия НБУ и сразу же посоветовала крупным клиентам сменить его. Напомним, банк обслуживал 24 бюджетных учреждения, около 19 тыс. юридических лиц и 304 тыс. вкладчиков. На его счетах находились достаточно большие средства – около 450 млн гривен. Из «Крещатика» ушли такие стратегические предприятия, как «Киевводоканал», «Киевпасстранс», «Киевский метрополитен» и другие. После этого о докапитализации речь не шла. Кстати, в 2015 году в капитал финучреждения дважды пытались привлечь средства иностранных инвесторов и продать его, но безуспешно – НБУ блокировал сделки.

«Платинум Банк» и «Михайловский». Истории этих банков связаны между собой.

«Михайловский» появился на рынке в 2014 году. И сражу же стал вести себя агрессивно: заявлять о скупке проблемных банков, даже тех, в которых уже была введена временная комиссия НБУ. Ясное дело, такие финучреждения продавались за копейки. Активы банка выросли за год до 1,9 млрд гривен.

Кому принадлежал «Михайловский» долгое время скрывали.

Было известно, что 100% акций банка оформлено на ООО «Экосипан», основным владельцем которого выступал Ярослав Бондаренко, бывший топ-менеджер Терра Банка. Руководство светилось неохотно: председатель правления Игорь Дорошенко, а владелец Виктор Полищук.

Виктору Полищуку номинально принадлежит торговый центр Гулливер (владельцем высотки называют экс-министра доходов и сборов Александра Клименко), сеть «Эльдорадо», страховая компания «Форте». Так что «Михайловский» связывают с Александрои Клименко. Об этом говорит еще один факт: старший брат экс-чиновника Антон Клименко некогда был директором страховой компании «Юнисон-гарант». Она, одноименный банк «Юнисон» и «Михайловский» находились в Гулливере. Более того, акции бизнес-центра оформлены на офшорную компанию Unicon Development Ltd, название которой очень созвучно с «Юнисон».

В 2015 году НБУ признает «Михайловский» неплатежеспособным за сомнительные операции с депозитами физических лиц. Якобы банк открыл отдельную компанию, которая привлекала вкладчиков – это подсудное дело. Финучреждение ограничивает доступ к базам и выводит деньги. По данным Нацбанка, бизнесмен Виктор Полищук не возвращает банкам Украины более 23 млрд гривен кредитов, среди которых 1,3 млрд – в его же банке «Михайловский». Сегодня арестован только Дорошенко, следствие продолжается. За выявление махинаций Гонтарева обещала наградить сотрудников НБУ благодарностью.

Но все ли так просто? На арену выходит «Платинум Банк». По данным следствия, Игорь Дорошенко «вступил в предварительный сговор с главой наблюдательного совета Platinum Bank Григорием Гуртовым, с акционерами банка Дмитрием Зинковым, Борисом Кауфманом, а также и. о. главы правления НБУ Екатериной Рожковой, которая также является одним из акционеров «Платинум Банка», чтобы «вывести активы банка «Михайловский» путем растраты и доведения его до неплатежеспособности».

На самом же деле, скорее всего, «Платинум Банк» предложил перестраховать вкладчиков «Михайловский» с последующим поглощением учреждения. Представители «Платинума» с протекцией Гонтаревой целенаправленно банкротили «Михайловский».

«Платинум Банк» имеет плохую репутацию, но за него горой стоит Валерия Алексеевна. У финучреждения проблемы начались еще год назад. «Платинум», имеющий статус «сберегательного», с большим трудом отдает вклады населения. Но Гонтарева стоит на своем – банку жить.

Её позиция вызвана тесными связями с фактическими владельцами и топ-менеджерами банка. В 2013 году инвестиционная компания Гонтаревой проводила сделку по продаже банка нынешним владельцам. В ней доверенным лицом Валерии Алексеевны был Макар Пасенюк. Он вошел в набсовет «Платинум Банка». Пасенюк представлял интересы Бориса Кауфмана, совладельца банка, который приобрел «Платинум» совместно со своим партнером Александром Грановским (их обвиняют в сотрудничестве с Александром Януковичем). Продавали банк — компании Horizon Capital и East Capital, которые тогда возглавляли нынешние министры финансов и экономики Наталья Яресько и Айварас Абромавичус.
Связи с «Платинум» у Гонтаревой настолько сильны, что она решила покрыть и.о. председателя правления банка Екатерину Рожкову, которую обвинили в искажении финансовой отчетности учреждения, выведении средств рефинансирования, фиктивном кредитованием. С декабря 2013 по февраль 2014 года она вывела в оффшоры 75 млн долларов. Валерия Алексеевна взяла к себе в НБУ Рожкову спустя 2 месяца после того, как правоохранители открыли уголовное дело по факту расхищения средств в ПАО «Платинум Банк».

Подмоченная репутация Брошюра Таруты

С 6 по 10 октября 2016 года в Вашингтоне проходила встреча стран-членов Международного валютного фонда и Мирового банка. Валерия Гонтарева представляла государство, как глава официальной делегации Украины. За несколько часов до встречи бизнесмен Сергей Тарута распространил брошюру под названием «Угроза экономической безопасности Украины», которая посвящена махинациям Валерии Алексеевны. Брошюра произвела фурор, а Нацбанк попросил открыть уголовное дело в связи с распространением «провокационных материалов с голословными обвинениями главы НБУ Валерии Гонтаревой». Скандал набрал таких масштабов, что кресло под Гонтаревой действительно зашаталось. Чтобы спасти имидж страны и лицо перед Европой, Порошенко действительно может отправить главного банкира в отставку.

Ванна из вина. Старший сын Валерии Гонтаревой – 26-летний Антон в начале года засветился в нелицеприятном свете. Парень выложил в соцсети фото с гулянки, где он купается в наполненном вином бассейне.

Декларация о доходах. Валерия Гонтарева задекларировала 1,8 млн долларов и 62 тыс. гривен сбережений за 2015 год. Все они находятся на депозитах в украинских банках.

Все семейство предпочитает держать депозиты в банках на сумму 200 тыс. гривен. Это максимальный размер, выплату которого гарантирует государство в случае краха банка.

Исключение составляет два вклада в государственном «Ощадбанке» (500 тыс. гривен и 61,9 тыс. долларов) Стоит отметить, что у Гонтаревой просто хорошие отношения с главой Ощадбанка Андреем Пышным, который не хуже неё умеет распоряжаться государственными деньгами в свою пользу. Но в этом банке государство полностью гарантирует выплату всей суммы. Самую крупную сумму Гонтарева держит в государственном «Укрэксимбанке» — 1,8 млн долларов.


За год в НБУ Гонтарева получила заработную плату в размере 1,7 млн гривен. Или же 146,1 тыс. гривен в месяц. Кроме этого, Валерия Алексеевна заработала 1,7 млн гривен, еще 1,5 млн получила на процентах от ПАО «Государственный Экспортно-Импортный Банк». Плюс к этому 23,5 млн гривен дохода Гонтаревой принесла продажа корпоративных прав в компании «ICU Holdings Limited».

У нее есть квартира в Киеве площадью 106 кв. м., земельный участок в 900 кв. м. за 656 тыс. гривен, садовый дом (дача) площадью 250 кв. м., а также два автомобиля: Porsche Panamera 2012 года выпуска стоимостью 919 тыс. гривен и еще один Porsche Cayenne 2013 года за 857 тыс. гривен.

Декларация Валерии Гонтаревой вызвала резонанс. Получается, пока вся страна бегала и покупала 200 долларов с паспортом, главе НБУ удавалось покупать в среднем по 3192 доллара в день. Этот подсчет сделал журналист Александр Дубинский.

Саму же Валерию Алексеевну пристальное внимание к декларации привело в недоумение.

Если бы Сонька Золотая Ручка жила в наше время, то, бесспорно бы, попросила о парочке уроков у Валерии Гонтаревой.

Сенлнт-Инфо

СВЕРХДОХОДЫ Порошенко заработал 279% прибыли на девальвации гривныСВЕРХДОХОДЫ Порошенко заработал 279% прибыли на девальвации гривны

Сергей Лямец

Зима 2015 года. Гривна в очередной раз девальвирует. Курс национальной валюты всего за несколько дней прыгает с 16 до 30 грн за доллар.

Уровень жизни населения резко падает. Предприятия в шоке, потому что законодательство требует их держать деньги в гривне, а теперь за них можно купить вдвое меньше. Купить валюту в Украине официально невозможно — действуют запреты НБУ. Зато на «черном» рынке долларов в изобилии. По рыночному курсу.

Но есть и те, кто оказались в выигрыше. Среди них — президент Петр Порошенко. Он вовремя «инвестирует» в государственные облигации, привязанные к курсу доллара. Эта «инвестиция» приносит ему прибыль в 279%. Прибыль составила примерно 47 000 000 грн.

279%!

47 000 000!

Знал ли президент заранее о таком счастье? Разбираемся.

Проанализируйте вместе с нами декларацию президента за 2015 год. Раз уж президент распахнул свой карман, мы заглядываем.

Шубы — чепуха. Из доходов самого богатого чиновника страны привлекает строчка с ОВГЗ.

Если кто не знает, аббревиатура расшифровывается как «облигация внутреннего государственного займа». Это — ценная бумага. Ее выпускает Министерство финансов. Она официально оформляется на человека или на предприятие, ею владеющее.

В 2015 году Петр Алексеевич сделал на ОВГЗ отличные деньги.

Судя по декларации, заработал в 3 раза больше, чем вложил!

О чем говорит курсовой доход в три раза выше стоимости бумаг

Давайте разберемся, как это так получилось.

Вглядываемся в формулировку «курсовая разница». Она означает одно из двух:

— или ОВГЗ были в валюте,

— или ОВГЗ были индексированными, с привязкой к валюте.

Оба случая клинически интересны. Они указывают, что пациент — в данном случае Петр Порошенко — не доверял гривне.

Но еще важнее — он сыграл на скачке курса доллара, который произошел в 2015 году.

Оценку таким действиям (не лично президенту, конечно) дала действующая глава НБУ Валерия Гонтарева. В своем заявлении в сети Facebook она подчеркнула, что считает недопустимым занятие арбитражем (заработком на разнице в доходности финансовых инструментов). Петр Алексеевич не побрезговал.

Вот выдержка из декларации Порошенко за 2015 год. В ней обозначены две цифры:

— инвестиционная прибыль (президент написал «прибубуток») при погашении ОВГЗ = 0,98 млн грн;

— курсовая разница при инвестиционной прибыли при погашении ОВГЗ = 2,74 млн грн.

Расшифровываем: курсовая прибыль в 3 раза больше, чем доход от погашения бумаги в гривне. Такое могло получиться только в одном случае: если бумага в гривне, но индексированная. То есть, если курс гривны к доллару вырастет, стоимость бумаги будет пересчитана, чтобы в долларах человек ничего не потерял.

Есть там еще одна графа — 45,9 млн грн курсовой разницы при погашении ОВГЗ от их стоимости. В этом случае, скорее всего, мы имеем дело именно с облигациями Минфина в валюте. Почем их купил президент, к сожалению, в декларации не указывается.

Что такое внутренние валютные облигации

Чего удивляетесь? Вы действительно не знали о таком?

Этот инструмент официально выпускает Министерство финансов. Доходность там гривневая, а вот привязка к курсу дает уверенность в завтрашнем дне.

Моду на подобные бумаги внедрила еще знаменитая «семья». Тогда Минфин выпустил так называемые «казначейские сертификаты». Это были документарные бумаги на предъявителя в валюте!

Классический инструмент «отмывания доходов». Купить бумаги можно было за самые грязные наличные деньги. А вот получить доход и официально задекларировать его — уже как абсолютно законный. Да еще и со страховкой на случай курсовой нестабильности.

При помощи «казначейских сертификатов» в свое время «семья» Виктора Януковича «отмыла» сотни мыллионов. Поговаривают, что Сергей Арбузов был одним из самых крупных держателей таких бумаг. Кстати, нынешняя глава НБУ Валерия Гонтарева его тогда консультировала.

Но параллельно с этими хитрыми бумагами Минфин начал выпускать валютные ОВГЗ и гривневые ОВГЗ, которые привязаны к курсу доллара. Инструмент — очень тонкий. Для знатоков.

Петр Алексеевич — явно знаток. Не зря был главой Совета НБУ.

Как Порошенко заработал на скачке курса

Вот график курса доллара с 2014-го по 2016 год. Обратите внимание на катастрофический скачок курса.

Он произошел в феврале 2015 года.

До сих пор никто не может внятно сказать, что же тогда произошло. Все указывает на то, что на валютном рынке происходили игры с курсом. Вполне возможно, что кто-то покупал крупные объемы долларов, а кто-то в этот момент продавал.

Банкиры указывают, что накануне парламентских выборов в октябре 2014 года НБУ слишком «пережал» валютный рынок. А в феврале 2015 года — отпустил. Возникло мощное ответное движение. Даже официальный курс «выстрелил» с 16 до 30 грн за доллар, а на межбанке и «черном рынке» — выше 33 грн за доллар.

Какие социальные явления сопровождали этот обвал, можно не уточнять. Массовое обнищание населения, падение стоимости бизнесов. Глубочайший экономический кризис, который Украина до сих пор не преодолела.

Сегодня, по некоторым оценкам, можно за $ 1 млрд скупить всю банковскую систему. А ведь в 2005 году австрийский Raiffeisen только за банк «Аваль» выложил этот самый миллиард.

Курсовая истерия февраля 2015 года длилась недолго. НБУ как бы собрал силы в кулак, обвинил банки в спекуляциях и навел порядок. А еще через месяц все забылось.

Но, вероятнее всего, рекордный доход по ОВГЗ президент Петр Порошенко заработал именно в феврале 2015 года.

Интересный факт.

Вот декларация Петра Порошенко за 2014 год. Официальный документ.

Облигаций внутреннего госзайма нет ни у него, ни у его семьи.

Но в 2015-м они появились и были погашены.

Кто контролирует курс доллара

Ответ на этот вопрос простой. НБУ имеет все инструменты, чтобы удерживать курс доллара неподвижным. Можно делать это, распродавая золотовалютные резервы. А можно просто административными методами.

Вот иллюстрация, показывающая размер резервов НБУ по месяцам 2015 года. Видно, что в январе и феврале валюта из резервов убывала миллиардами.

Может, шла на платежи государства — а может, продавалась. Проверить это невозможно — НБУ убрал из своей публичной отчетности ежемесячные обзоры по монетарной политике, которые бы пролили свет на ситуацию. С чего бы это?

Вдобавок скажем, что президент — это гарант стабильности. В том числе стабильности экономической.

Именно президент назначает главу НБУ. В случае с президентом это Валерия Гонтарева, которая еще в середине 2014 года сменила на посту Степана Кубива.

Казалось бы, демонстрируй уверенность в символе украинского государства — гривне. Храни в ней сбережения и рекомендуй другим. Ну, типа ты патриот. Типа у тебя нет оффшоров в Панаме.

В чем секрет сверхдохода Порошенко?

В 2015 году на ОВГЗ можно было заработать за счет курсовых перепадов. И то пришлось бы сильно постараться.

Чтобы эти доходы были в 3 раза (!) больше вложенной суммы, нужно было покупать максимально дешево, а продавать максимально дорого. А главное, все делать вовремя.

Например, купить ОВГЗ в январе по курсу 16, а продать в феврале по 30. А потом в марте еще раз купить по 22, чтобы в конце года продать по 26.

Обычно так везет тем, кто заранее знает о резком повышении цены, а потом о ее падении.

В западной практике есть даже особая категория преступлений — «инсайдерская торговля». Она предполагает, что держатель ценных бумаг заранее знает, какой будет цена в будущем. Подобные действия расследуются и жестко караются. В том числе тюремным сроком.

Упаси бог, мы не обвиняем Петра Алексеевича в инсайдерской торговле. Он наверняка не знал, когда курс обвалится. Или знал?

В любом случае, пусть президент объяснит, как у него получилось заработать в 3 раза больше, чем вложить. В то время, когда вся страна беднела.

И почему подконтрольный ему НБУ позволил курсу гривны так глубоко обвалиться.

RealistСергей Лямец

Зима 2015 года. Гривна в очередной раз девальвирует. Курс национальной валюты всего за несколько дней прыгает с 16 до 30 грн за доллар.

Уровень жизни населения резко падает. Предприятия в шоке, потому что законодательство требует их держать деньги в гривне, а теперь за них можно купить вдвое меньше. Купить валюту в Украине официально невозможно — действуют запреты НБУ. Зато на «черном» рынке долларов в изобилии. По рыночному курсу.

Но есть и те, кто оказались в выигрыше. Среди них — президент Петр Порошенко. Он вовремя «инвестирует» в государственные облигации, привязанные к курсу доллара. Эта «инвестиция» приносит ему прибыль в 279%. Прибыль составила примерно 47 000 000 грн.

279%!

47 000 000!

Знал ли президент заранее о таком счастье? Разбираемся.

Проанализируйте вместе с нами декларацию президента за 2015 год. Раз уж президент распахнул свой карман, мы заглядываем.

Шубы — чепуха. Из доходов самого богатого чиновника страны привлекает строчка с ОВГЗ.

Если кто не знает, аббревиатура расшифровывается как «облигация внутреннего государственного займа». Это — ценная бумага. Ее выпускает Министерство финансов. Она официально оформляется на человека или на предприятие, ею владеющее.

В 2015 году Петр Алексеевич сделал на ОВГЗ отличные деньги.

Судя по декларации, заработал в 3 раза больше, чем вложил!

О чем говорит курсовой доход в три раза выше стоимости бумаг

Давайте разберемся, как это так получилось.

Вглядываемся в формулировку «курсовая разница». Она означает одно из двух:

— или ОВГЗ были в валюте,

— или ОВГЗ были индексированными, с привязкой к валюте.

Оба случая клинически интересны. Они указывают, что пациент — в данном случае Петр Порошенко — не доверял гривне.

Но еще важнее — он сыграл на скачке курса доллара, который произошел в 2015 году.

Оценку таким действиям (не лично президенту, конечно) дала действующая глава НБУ Валерия Гонтарева. В своем заявлении в сети Facebook она подчеркнула, что считает недопустимым занятие арбитражем (заработком на разнице в доходности финансовых инструментов). Петр Алексеевич не побрезговал.

Вот выдержка из декларации Порошенко за 2015 год. В ней обозначены две цифры:

— инвестиционная прибыль (президент написал «прибубуток») при погашении ОВГЗ = 0,98 млн грн;

— курсовая разница при инвестиционной прибыли при погашении ОВГЗ = 2,74 млн грн.

Расшифровываем: курсовая прибыль в 3 раза больше, чем доход от погашения бумаги в гривне. Такое могло получиться только в одном случае: если бумага в гривне, но индексированная. То есть, если курс гривны к доллару вырастет, стоимость бумаги будет пересчитана, чтобы в долларах человек ничего не потерял.

Есть там еще одна графа — 45,9 млн грн курсовой разницы при погашении ОВГЗ от их стоимости. В этом случае, скорее всего, мы имеем дело именно с облигациями Минфина в валюте. Почем их купил президент, к сожалению, в декларации не указывается.

Что такое внутренние валютные облигации

Чего удивляетесь? Вы действительно не знали о таком?

Этот инструмент официально выпускает Министерство финансов. Доходность там гривневая, а вот привязка к курсу дает уверенность в завтрашнем дне.

Моду на подобные бумаги внедрила еще знаменитая «семья». Тогда Минфин выпустил так называемые «казначейские сертификаты». Это были документарные бумаги на предъявителя в валюте!

Классический инструмент «отмывания доходов». Купить бумаги можно было за самые грязные наличные деньги. А вот получить доход и официально задекларировать его — уже как абсолютно законный. Да еще и со страховкой на случай курсовой нестабильности.

При помощи «казначейских сертификатов» в свое время «семья» Виктора Януковича «отмыла» сотни мыллионов. Поговаривают, что Сергей Арбузов был одним из самых крупных держателей таких бумаг. Кстати, нынешняя глава НБУ Валерия Гонтарева его тогда консультировала.

Но параллельно с этими хитрыми бумагами Минфин начал выпускать валютные ОВГЗ и гривневые ОВГЗ, которые привязаны к курсу доллара. Инструмент — очень тонкий. Для знатоков.

Петр Алексеевич — явно знаток. Не зря был главой Совета НБУ.

Как Порошенко заработал на скачке курса

Вот график курса доллара с 2014-го по 2016 год. Обратите внимание на катастрофический скачок курса.

Он произошел в феврале 2015 года.

До сих пор никто не может внятно сказать, что же тогда произошло. Все указывает на то, что на валютном рынке происходили игры с курсом. Вполне возможно, что кто-то покупал крупные объемы долларов, а кто-то в этот момент продавал.

Банкиры указывают, что накануне парламентских выборов в октябре 2014 года НБУ слишком «пережал» валютный рынок. А в феврале 2015 года — отпустил. Возникло мощное ответное движение. Даже официальный курс «выстрелил» с 16 до 30 грн за доллар, а на межбанке и «черном рынке» — выше 33 грн за доллар.

Какие социальные явления сопровождали этот обвал, можно не уточнять. Массовое обнищание населения, падение стоимости бизнесов. Глубочайший экономический кризис, который Украина до сих пор не преодолела.

Сегодня, по некоторым оценкам, можно за $ 1 млрд скупить всю банковскую систему. А ведь в 2005 году австрийский Raiffeisen только за банк «Аваль» выложил этот самый миллиард.

Курсовая истерия февраля 2015 года длилась недолго. НБУ как бы собрал силы в кулак, обвинил банки в спекуляциях и навел порядок. А еще через месяц все забылось.

Но, вероятнее всего, рекордный доход по ОВГЗ президент Петр Порошенко заработал именно в феврале 2015 года.

Интересный факт.

Вот декларация Петра Порошенко за 2014 год. Официальный документ.

Облигаций внутреннего госзайма нет ни у него, ни у его семьи.

Но в 2015-м они появились и были погашены.

Кто контролирует курс доллара

Ответ на этот вопрос простой. НБУ имеет все инструменты, чтобы удерживать курс доллара неподвижным. Можно делать это, распродавая золотовалютные резервы. А можно просто административными методами.

Вот иллюстрация, показывающая размер резервов НБУ по месяцам 2015 года. Видно, что в январе и феврале валюта из резервов убывала миллиардами.

Может, шла на платежи государства — а может, продавалась. Проверить это невозможно — НБУ убрал из своей публичной отчетности ежемесячные обзоры по монетарной политике, которые бы пролили свет на ситуацию. С чего бы это?

Вдобавок скажем, что президент — это гарант стабильности. В том числе стабильности экономической.

Именно президент назначает главу НБУ. В случае с президентом это Валерия Гонтарева, которая еще в середине 2014 года сменила на посту Степана Кубива.

Казалось бы, демонстрируй уверенность в символе украинского государства — гривне. Храни в ней сбережения и рекомендуй другим. Ну, типа ты патриот. Типа у тебя нет оффшоров в Панаме.

В чем секрет сверхдохода Порошенко?

В 2015 году на ОВГЗ можно было заработать за счет курсовых перепадов. И то пришлось бы сильно постараться.

Чтобы эти доходы были в 3 раза (!) больше вложенной суммы, нужно было покупать максимально дешево, а продавать максимально дорого. А главное, все делать вовремя.

Например, купить ОВГЗ в январе по курсу 16, а продать в феврале по 30. А потом в марте еще раз купить по 22, чтобы в конце года продать по 26.

Обычно так везет тем, кто заранее знает о резком повышении цены, а потом о ее падении.

В западной практике есть даже особая категория преступлений — «инсайдерская торговля». Она предполагает, что держатель ценных бумаг заранее знает, какой будет цена в будущем. Подобные действия расследуются и жестко караются. В том числе тюремным сроком.

Упаси бог, мы не обвиняем Петра Алексеевича в инсайдерской торговле. Он наверняка не знал, когда курс обвалится. Или знал?

В любом случае, пусть президент объяснит, как у него получилось заработать в 3 раза больше, чем вложить. В то время, когда вся страна беднела.

И почему подконтрольный ему НБУ позволил курсу гривны так глубоко обвалиться.

Realist

Валерия Гонтарева – доверенное лицо и финансовая «правая рука» президента Петра ПорошенкоВалерия Гонтарева – доверенное лицо и финансовая «правая рука» президента Петра Порошенко

Алексей Лупоносов

Если глава Национального банка Валерия Гонтарева – это доверенное лицо и финансовая «правая рука» президента Петра Порошенко, то нам всем стоит крепко задуматься, как долго Украина сможет продержаться в клубе демократических государств. И раньше было много различных сигналов – от особенностей судебной реформы до реформы госслужбы, которые расширяют неформальное влияние президентской администрации. Но сейчас тенденция приняла угрожающий характер.

Речь идет о нашумевшем заявлении главы НБУ Гонтаревой относительно необходимости сменить не только главу комитета ВР по вопросам финансовой политики и банковской деятельности, но и весь состав этого комитета.

Несмотря на то, что такое заявление стало логическим продолжением уже давно тлеющего конфликта между НБУ и финансовым комитетом Рады, в том числе, и в свете последней информвойны, которую раскачала «брошюра Таруты». Однако появление его именно в такой форме симптоматично и демонстрирует реальное понимание руководством НБУ роли и места Верховной рады в государственном устройстве Украины.

Во-первых, это впервые за 25 лет независимости глава Нацбанка позволяет себе прямо указывать руководству парламента сменить некомфортные для себя кадры. Но это даже не компетенция председателя, а всего парламента. До этого всем главам НБУ удавалось каким-то образом находить общий язык с великим множеством различных глав комитета. Выходит, было бы желание.

Насколько я помню, это первое политическое заявление центрального банка за все годы независимости Украины. А этого делать представителям Нацбанка категорически нельзя.

Если спикер Андрей Парубий поддержит эту инициативу, это будет означать, что завтра Гонтарева сможет указывать ему, кого еще сменить в парламентских комитетах, пояснит премьеру Гройсману, кого из министров она не желает видеть в правительстве, а Президенту – кого из губернаторов областей нужно срочно снять, потому что «лицом не вышел».

Во-вторых, глава НБУ показала, что в отличие от практики цивилизованных стран, не готова к конструктивной критике своей работы, а желает получить исключительно «теплую ванну» в информационном пространстве. Исходя из того, что аргументы НБУ сводятся только к эмоциям, можно предположить, что недавние предложения Сергея Рыбалки оказались как раз «ударом в точку». Несмотря на то, что о промахах НБУ говорили десятки народных депутатов, атаковать Гонтарева решила именно главу и членов финкомитета из разных фракций. По сути, это признание в собственном бессилии перед их аргументами.

Ряд законопроектов о повышении ответственности НБУ перед обществом, а также разработанная комитетом Стратегия развития банковской системы до 2020 года, очевидно, здорово задели Валерию Гонтареву, поскольку обнажили реальные проблемы, о которых ей не скажут в подконтрольных ассоциациях или на светских приемах у посла. При этом законопроекты поддержал не просто Рыбалка или члены его комитета, или только члены оппозиционной Радикальной партии. Под документами поставили подпись члены фракций коалиции – БПП, «Народного фронта», «Самопомощи». Точно так же члены всех фракций – а не только один Рыбалка – выступают и за отставку Гонтаревой с поста главы НБУ, что уже говорит о системности проблемы и готовности сессионного зала всерьез ею заняться. Независимо от того, кто будет во главе профильного комитета. Украинский парламент не раз доказывал, что попытки ломать его через колено всегда заканчиваются плачевно для их инициаторов. Поэтому агрессивная позиция, которую занимает глава Нацбанка, способна не только осложнить отношения Президента с Верховной Радой, но и спровоцировать настоящий политический кризис. А в наших сложных условиях и до следующего экономического кризиса недалеко.

ua-bankerАлексей Лупоносов

Если глава Национального банка Валерия Гонтарева – это доверенное лицо и финансовая «правая рука» президента Петра Порошенко, то нам всем стоит крепко задуматься, как долго Украина сможет продержаться в клубе демократических государств. И раньше было много различных сигналов – от особенностей судебной реформы до реформы госслужбы, которые расширяют неформальное влияние президентской администрации. Но сейчас тенденция приняла угрожающий характер.

Речь идет о нашумевшем заявлении главы НБУ Гонтаревой относительно необходимости сменить не только главу комитета ВР по вопросам финансовой политики и банковской деятельности, но и весь состав этого комитета.

Несмотря на то, что такое заявление стало логическим продолжением уже давно тлеющего конфликта между НБУ и финансовым комитетом Рады, в том числе, и в свете последней информвойны, которую раскачала «брошюра Таруты». Однако появление его именно в такой форме симптоматично и демонстрирует реальное понимание руководством НБУ роли и места Верховной рады в государственном устройстве Украины.

Во-первых, это впервые за 25 лет независимости глава Нацбанка позволяет себе прямо указывать руководству парламента сменить некомфортные для себя кадры. Но это даже не компетенция председателя, а всего парламента. До этого всем главам НБУ удавалось каким-то образом находить общий язык с великим множеством различных глав комитета. Выходит, было бы желание.

Насколько я помню, это первое политическое заявление центрального банка за все годы независимости Украины. А этого делать представителям Нацбанка категорически нельзя.

Если спикер Андрей Парубий поддержит эту инициативу, это будет означать, что завтра Гонтарева сможет указывать ему, кого еще сменить в парламентских комитетах, пояснит премьеру Гройсману, кого из министров она не желает видеть в правительстве, а Президенту – кого из губернаторов областей нужно срочно снять, потому что «лицом не вышел».

Во-вторых, глава НБУ показала, что в отличие от практики цивилизованных стран, не готова к конструктивной критике своей работы, а желает получить исключительно «теплую ванну» в информационном пространстве. Исходя из того, что аргументы НБУ сводятся только к эмоциям, можно предположить, что недавние предложения Сергея Рыбалки оказались как раз «ударом в точку». Несмотря на то, что о промахах НБУ говорили десятки народных депутатов, атаковать Гонтарева решила именно главу и членов финкомитета из разных фракций. По сути, это признание в собственном бессилии перед их аргументами.

Ряд законопроектов о повышении ответственности НБУ перед обществом, а также разработанная комитетом Стратегия развития банковской системы до 2020 года, очевидно, здорово задели Валерию Гонтареву, поскольку обнажили реальные проблемы, о которых ей не скажут в подконтрольных ассоциациях или на светских приемах у посла. При этом законопроекты поддержал не просто Рыбалка или члены его комитета, или только члены оппозиционной Радикальной партии. Под документами поставили подпись члены фракций коалиции – БПП, «Народного фронта», «Самопомощи». Точно так же члены всех фракций – а не только один Рыбалка – выступают и за отставку Гонтаревой с поста главы НБУ, что уже говорит о системности проблемы и готовности сессионного зала всерьез ею заняться. Независимо от того, кто будет во главе профильного комитета. Украинский парламент не раз доказывал, что попытки ломать его через колено всегда заканчиваются плачевно для их инициаторов. Поэтому агрессивная позиция, которую занимает глава Нацбанка, способна не только осложнить отношения Президента с Верховной Радой, но и спровоцировать настоящий политический кризис. А в наших сложных условиях и до следующего экономического кризиса недалеко.

ua-banker

Все против Гонтаревой. «Арсений хочет получить НБУ, а Тарута стать премьером при президенте Тимошенко»Все против Гонтаревой. «Арсений хочет получить НБУ, а Тарута стать премьером при президенте Тимошенко»

Денис Рафальский

В Верховной Раде снова грозят отставкой председателю Национального банка Валерии Гонтаревой. Силы для свержения главной банкирши на сей раз накоплены немалые. Хватит ли их — выясняла «Страна».

Недовольных хватает

На предваряющем пленарную неделю заседании согласительного совета глав парламентских фракций и комитетов заговорили об увольнении главы Нацбанка Валерии Гонтаревой. С обвинениями в ее адрес выступила лидер фракции «Батькивщины» Юлия Тимошенко. А внефракционный депутат Сергей Тарута объявил о намерениях инициировать создание в парламенте ВСК по расследованию деятельности руководителя НБУ и зарегистрировать проект постановления, рекомендующего президенту отправить Гонтареву в отставку. Не так давно Тарута инициировал большой скандал, раздав на конференции МВФ в Вашингтоне брошюру с негативной оценкой деятельности главы НБУ.

«С момента, когда Гонтарева пришла в Нацбанк, банковская сфера пережила ряд шагов, которыми должна заняться прокуратура на предмет признаков преступлений. Банки были обанкрочены, обыкновенные граждане и юрлица потеряли деньги. Доверие к финансовым учреждениям подорвано. Деньги в банки не несут, ведь нет гарантии, что потом их вернешь», — говорит член комитета Рады по вопросам бюджета Иван Крулько («Батькивщина»).

Недовольны руководителем Нацбанка и в профильном комитете — по вопросам финансовой политики и банковской деятельности. На последнем заседании комитета его члены приняли решение обратиться к президенту Петру Порошенко (негласным ставленником которого является Валерия Гонтарева) по поводу «препятствования» деятельности комитета со стороны главы НБУ». Кроме того, в комитете обвинили Гонтареву в том, что она-де «препятствует» работе каждого члена комитета, о чем уведомлены генеральный прокурор и глава Национального антикоррупционного бюро. «Мы приглашали председателя НБУ на заседания комитета с целью узнать, так сказать, из первых уст о состоянии дел в банковской системе, какие рассматриваются пути выхода из сложившейся трудной ситуации. Но наши приглашения она проигнорировала, вместо нее иногда приходили руководители департаментов НБУ или заместители с ограниченной информацией. На последнем заседании, где мы надеялись услышать отчет о деятельности НБУ в текущем году, наше терпение лопнуло», — рассказал секретарь комитета Олег Лаврик («Самопомощь») «Стране».

Голос голосу рознь

Получить комментарий самого депутата Сергея Таруты не получилось. Вероятнее всего, он начнет со сбора 150 подписей депутатов, необходимых для создания временной следственной комиссии Рады, которая займется вопросом Гонтаревой.

Депутат от «Батькивщины» Крулько допускает, что этот замысел удастся. «Это будет реализация контрольной функции оппозиции», — говорит он. Примечательно, что прогноз оппозиционного депутата разделяет представитель властной фракции «Народного фронта» Максим Поляков, который входит в банковский комитет. Он также полагает, что наберется 150 недовольных Гонтаревой в сессионном зале, причем даже во фракции «Блока Петра Порошенко». «Есть вещи, которые объединяют весь парламент. Гонтарева — одна из них», — настаивает Поляков. Кстати, в 2015 году он сам организовывал сбор подписей за отставку Гонтаревой, но, как признается, сейчас удалось уговорить подписаться лишь чуть более 100 депутатов. «Сегодня я поддержу в начинании господина Таруту», — говорит Поляков, бывший руководитель Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг, близкий к Яценюку.

Но во фракции БПП как раз звучат полярные мнения насчет Гонтаревой. «Тот факт, что Тимошенко и Тарута синхронно выступили за отставку Гонтаревой, никого не удивляет. У обоих за плечами — продолжительный опыт сотрудничества, где Тарута как бизнесмен был спонсором Юлии Владимировны. Причиной их совместной атаки может быть только то, что Гонтарева во время восстановления банковской системы зацепила интересы финансовых структур, за которыми стоят Тимошенко и Тарута», — написала на своей странице в Facebook член фракции БПП Татьяна Рычкова, которая находится в плотном контакте с Администрацией президента.

А вот ее коллега по фракции, член банковского комитета Павел Ризаненко склоняется к созданию ВСК, считая, что деятельность НБУ требует изучения Радой. «Та же история с банком «Михайловский» очень показательная. Еще в конце прошлого года Гонтарева заявила, что чистка банковской сферы завершена. Мол, относительно крупные банки не будут более выводиться за «рамки», только — так называемые карманные банки, вывод которых рынок не почувствует. И после этого мы имели случаи «Михайловского», «Крещатика» и не только», — сказал «Стране» Ризаненко, допуская, что в итоге комиссия по расследованию действий НБУ будет создана.

В то же время, он осторожен в оценке перспектив проекта постановления, рекомендующего президенту уволить главу Нацбанка, которое должно быть поддержано 226 депутатами.

Предлагает не спешить и представитель «Самопомощи» Лаврик: «Мы бы хотели для начала услышать отчет главы НБУ. Нам просто интересно насколько действия регулятора способствуют спасения рынка».

А что думают в НБУ?

Информированный собеседник в Нацбанке подозревает в атаке на Гонтареву несогласных с политикой НБУ в банковских кругах, прежде всего, в вопросах вывода денег за границу и ликвидацией банков, не подтвердивших свою надежность. «Очень многим (бизнесменам — Прим.Ред.) отказывают в выводе средств после проверок. И за последние годы НБУ закрыл очень много банков в основном по двум причинам. Или собственники не захотели вносить свои деньги в банковский капитал, а НБУ не стал раздавать им рефинансирование как раньше. Или же владельцев стали заставлять гасить выданные самим себе кредиты, что еще называют работой со связанными лицами. Еще одна причина — требования показать реальных владельцев банка. Такими действиями мы нажили себе много врагов», — говорит источник в руководстве НБУ. По его словам, брошюра с обвинениями в адрес главы НБУ Гонтаревой, что начала распространяться с подачи Сергея Таруты, источник называет следствием именно политики банка. Однако он затрудняется сказать, кто конкретно стоит за написанием брошюры.

Участие политсилы Тимошенко собеседник объясняет политической выгодой для нее из данной ситуации в контексте общего наступления на власть: «Насколько известно, банковских причин нет. Зять Тимошенко (Бизнесмен Артур Чечеткин — Прим.ред.) перед покупкой своей части Укрбудинвестбанка показал, что у него есть имущество на регулятивный капитал, и заплатил необходимые налоги. Обошлись без обид».

Отметим, официально в НБУ брошюру Таруты назвали «сборником ложной, провокационной, искаженной информации и голословных обвинений» и частью провокационной кампании против главы Нацбанка.

Регулятор уже обратился в Службу безопасности Украины, Генеральную прокуратуру и Национальное антикоррупционное бюро с просьбой открыть уголовные производства в отношении Таруты из-за распространения данной брошюры. В том числе и по статье «госизмена».

Яценюк, Тимошенко, Коломойский и примкнувший к ним Ляшко

В тоже время источник «Страны» в руководстве одной из фракций парламента рисует картину очень масштабного наступления на Гонтареву с участием сразу нескольких политических сил.

«Надо понимать, что тетя Лера, а следовательно и политика Нацбанка, находится полностью под контролем Петра Порошенко, — говорит нардеп. — А в нашей традиции не принято, чтоб такой хлебной темой банковал кто-то один. Поэтому образовалась широкая коалиция желающих отставки Гонтаревой. Включат улицу, будут шуметь в парламенте и вести дело к отставке».

При этом, по словам депутата, у каждого свои цели.

«В атаке участвуют депутаты «Народного фронта», потому что Арсений Яценюк хочет получить пост главы Нацбанка, — объясняет нардеп. — Участвует Тимошенко, для которой это еще один повод качать ситуацию в направлении досрочных выборов парламента и президента. Участвует Тарута, который видит себя премьером при президенте Тимошенко. Участвует и Коломойский через «Народный фронт» и своих депутатов на зарплате из «Батькивщины» и «Самомопощи». Игорь Валерьевич обеспокоен перспективами «Приватбанка», в ситуации, когда в НБУ все решает Порошенко. Коломойскому в руководстве Нацбанка хотелось бы видеть более многовекторную ситуацию. Участвует и Олег Ляшко. Но он становится респектабельным буржуа. Поэтому его интересуют просто деньги».

На вопрос хватит ли этих сил для отставки Гонтаревой депутат ответил уклончиво: «президент будет за нее держаться. Но его попытаются передавить».

СтранаДенис Рафальский

В Верховной Раде снова грозят отставкой председателю Национального банка Валерии Гонтаревой. Силы для свержения главной банкирши на сей раз накоплены немалые. Хватит ли их — выясняла «Страна».

Недовольных хватает

На предваряющем пленарную неделю заседании согласительного совета глав парламентских фракций и комитетов заговорили об увольнении главы Нацбанка Валерии Гонтаревой. С обвинениями в ее адрес выступила лидер фракции «Батькивщины» Юлия Тимошенко. А внефракционный депутат Сергей Тарута объявил о намерениях инициировать создание в парламенте ВСК по расследованию деятельности руководителя НБУ и зарегистрировать проект постановления, рекомендующего президенту отправить Гонтареву в отставку. Не так давно Тарута инициировал большой скандал, раздав на конференции МВФ в Вашингтоне брошюру с негативной оценкой деятельности главы НБУ.

«С момента, когда Гонтарева пришла в Нацбанк, банковская сфера пережила ряд шагов, которыми должна заняться прокуратура на предмет признаков преступлений. Банки были обанкрочены, обыкновенные граждане и юрлица потеряли деньги. Доверие к финансовым учреждениям подорвано. Деньги в банки не несут, ведь нет гарантии, что потом их вернешь», — говорит член комитета Рады по вопросам бюджета Иван Крулько («Батькивщина»).

Недовольны руководителем Нацбанка и в профильном комитете — по вопросам финансовой политики и банковской деятельности. На последнем заседании комитета его члены приняли решение обратиться к президенту Петру Порошенко (негласным ставленником которого является Валерия Гонтарева) по поводу «препятствования» деятельности комитета со стороны главы НБУ». Кроме того, в комитете обвинили Гонтареву в том, что она-де «препятствует» работе каждого члена комитета, о чем уведомлены генеральный прокурор и глава Национального антикоррупционного бюро. «Мы приглашали председателя НБУ на заседания комитета с целью узнать, так сказать, из первых уст о состоянии дел в банковской системе, какие рассматриваются пути выхода из сложившейся трудной ситуации. Но наши приглашения она проигнорировала, вместо нее иногда приходили руководители департаментов НБУ или заместители с ограниченной информацией. На последнем заседании, где мы надеялись услышать отчет о деятельности НБУ в текущем году, наше терпение лопнуло», — рассказал секретарь комитета Олег Лаврик («Самопомощь») «Стране».

Голос голосу рознь

Получить комментарий самого депутата Сергея Таруты не получилось. Вероятнее всего, он начнет со сбора 150 подписей депутатов, необходимых для создания временной следственной комиссии Рады, которая займется вопросом Гонтаревой.

Депутат от «Батькивщины» Крулько допускает, что этот замысел удастся. «Это будет реализация контрольной функции оппозиции», — говорит он. Примечательно, что прогноз оппозиционного депутата разделяет представитель властной фракции «Народного фронта» Максим Поляков, который входит в банковский комитет. Он также полагает, что наберется 150 недовольных Гонтаревой в сессионном зале, причем даже во фракции «Блока Петра Порошенко». «Есть вещи, которые объединяют весь парламент. Гонтарева — одна из них», — настаивает Поляков. Кстати, в 2015 году он сам организовывал сбор подписей за отставку Гонтаревой, но, как признается, сейчас удалось уговорить подписаться лишь чуть более 100 депутатов. «Сегодня я поддержу в начинании господина Таруту», — говорит Поляков, бывший руководитель Национальной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг, близкий к Яценюку.

Но во фракции БПП как раз звучат полярные мнения насчет Гонтаревой. «Тот факт, что Тимошенко и Тарута синхронно выступили за отставку Гонтаревой, никого не удивляет. У обоих за плечами — продолжительный опыт сотрудничества, где Тарута как бизнесмен был спонсором Юлии Владимировны. Причиной их совместной атаки может быть только то, что Гонтарева во время восстановления банковской системы зацепила интересы финансовых структур, за которыми стоят Тимошенко и Тарута», — написала на своей странице в Facebook член фракции БПП Татьяна Рычкова, которая находится в плотном контакте с Администрацией президента.

А вот ее коллега по фракции, член банковского комитета Павел Ризаненко склоняется к созданию ВСК, считая, что деятельность НБУ требует изучения Радой. «Та же история с банком «Михайловский» очень показательная. Еще в конце прошлого года Гонтарева заявила, что чистка банковской сферы завершена. Мол, относительно крупные банки не будут более выводиться за «рамки», только — так называемые карманные банки, вывод которых рынок не почувствует. И после этого мы имели случаи «Михайловского», «Крещатика» и не только», — сказал «Стране» Ризаненко, допуская, что в итоге комиссия по расследованию действий НБУ будет создана.

В то же время, он осторожен в оценке перспектив проекта постановления, рекомендующего президенту уволить главу Нацбанка, которое должно быть поддержано 226 депутатами.

Предлагает не спешить и представитель «Самопомощи» Лаврик: «Мы бы хотели для начала услышать отчет главы НБУ. Нам просто интересно насколько действия регулятора способствуют спасения рынка».

А что думают в НБУ?

Информированный собеседник в Нацбанке подозревает в атаке на Гонтареву несогласных с политикой НБУ в банковских кругах, прежде всего, в вопросах вывода денег за границу и ликвидацией банков, не подтвердивших свою надежность. «Очень многим (бизнесменам — Прим.Ред.) отказывают в выводе средств после проверок. И за последние годы НБУ закрыл очень много банков в основном по двум причинам. Или собственники не захотели вносить свои деньги в банковский капитал, а НБУ не стал раздавать им рефинансирование как раньше. Или же владельцев стали заставлять гасить выданные самим себе кредиты, что еще называют работой со связанными лицами. Еще одна причина — требования показать реальных владельцев банка. Такими действиями мы нажили себе много врагов», — говорит источник в руководстве НБУ. По его словам, брошюра с обвинениями в адрес главы НБУ Гонтаревой, что начала распространяться с подачи Сергея Таруты, источник называет следствием именно политики банка. Однако он затрудняется сказать, кто конкретно стоит за написанием брошюры.

Участие политсилы Тимошенко собеседник объясняет политической выгодой для нее из данной ситуации в контексте общего наступления на власть: «Насколько известно, банковских причин нет. Зять Тимошенко (Бизнесмен Артур Чечеткин — Прим.ред.) перед покупкой своей части Укрбудинвестбанка показал, что у него есть имущество на регулятивный капитал, и заплатил необходимые налоги. Обошлись без обид».

Отметим, официально в НБУ брошюру Таруты назвали «сборником ложной, провокационной, искаженной информации и голословных обвинений» и частью провокационной кампании против главы Нацбанка.

Регулятор уже обратился в Службу безопасности Украины, Генеральную прокуратуру и Национальное антикоррупционное бюро с просьбой открыть уголовные производства в отношении Таруты из-за распространения данной брошюры. В том числе и по статье «госизмена».

Яценюк, Тимошенко, Коломойский и примкнувший к ним Ляшко

В тоже время источник «Страны» в руководстве одной из фракций парламента рисует картину очень масштабного наступления на Гонтареву с участием сразу нескольких политических сил.

«Надо понимать, что тетя Лера, а следовательно и политика Нацбанка, находится полностью под контролем Петра Порошенко, — говорит нардеп. — А в нашей традиции не принято, чтоб такой хлебной темой банковал кто-то один. Поэтому образовалась широкая коалиция желающих отставки Гонтаревой. Включат улицу, будут шуметь в парламенте и вести дело к отставке».

При этом, по словам депутата, у каждого свои цели.

«В атаке участвуют депутаты «Народного фронта», потому что Арсений Яценюк хочет получить пост главы Нацбанка, — объясняет нардеп. — Участвует Тимошенко, для которой это еще один повод качать ситуацию в направлении досрочных выборов парламента и президента. Участвует Тарута, который видит себя премьером при президенте Тимошенко. Участвует и Коломойский через «Народный фронт» и своих депутатов на зарплате из «Батькивщины» и «Самомопощи». Игорь Валерьевич обеспокоен перспективами «Приватбанка», в ситуации, когда в НБУ все решает Порошенко. Коломойскому в руководстве Нацбанка хотелось бы видеть более многовекторную ситуацию. Участвует и Олег Ляшко. Но он становится респектабельным буржуа. Поэтому его интересуют просто деньги».

На вопрос хватит ли этих сил для отставки Гонтаревой депутат ответил уклончиво: «президент будет за нее держаться. Но его попытаются передавить».

Страна

«Профессионалы» из НБУ: как и кто обваливал гривну«Профессионалы» из НБУ: как и кто обваливал гривну

Марина Павленко

Несмотря на то, что нынешняя глава Нацбанка твердит, как заведенная, что регулятор за курс не отвечает, основной задачей НБУ, как центрального банка страны, все же является обеспечение стабильности национальной валюты. А, значит, об эффективности работы каждого главы НБУ можно судить в первую очередь по тому, насколько при нем обесценилась гривна. «МИР» подсчитал вклад каждого руководителя в падение национальной валюты, а заодно и проанализировал, чем они запомнились Украине и украинцам.

Владимир Стельмах

(03.12.2004 – 23.12.2010)

Рост курса: +49,9%

Владимир Стельмах пробыл у руля отечественной банковской системы дольше всех. В НБУ он начал работать еще в далеком 1992-м, а главой регулятора был дважды – в 2000-2002 и в 2004-2010-м. В промежутке «между Стельмахом и Стельмахом» немного порулил Сергей Тигипко, и это время многие эксперты считают довольно успешным для банковской системы.

Но вернемся к Стельмаху. Если его первая «каденция» была вполне удачной, то «второе пришествие» оставляло желать лучшего.

«Когда Стельмах встал во главе НБУ второй раз, он был уже немолод, — напоминает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. – И постепенно начал терять контроль над ситуацией. Если помните, буквально перед самой девальвацией 2008-го НБУ укрепил гривну до 4,85 грн. Это было сделано по настоянию тогдашнего премьера Юлии Тимошенко. Ей было очень выгодно ревальвировать национальную валюту, чтобы перед выборами снизить стоимость газа и, соответственно, коммуналки. Стельмах тогда не очень сильно сопротивлялся, и это была его первая ошибка».

Вторая ошибка, продолжает экономист, была в том, что, когда в сентябре 2008-го гривна начала обваливаться, он не закрыл эту «дыру» на межбанке. Между тем, эксперты говорили, что было бы достаточно всего $2 млрд, ведь ЗВР на то время составляли более $30 млрд. Тем не менее, Стельмах долго колебался, не бросил вовремя эти деньги на межбанк, а уже в октябре «сжег» 10 миллиардов долларов.

Но было поздно, ЗВР спалили впустую, а гривна пережила сокрушительный обвал, девальвировав за время его правления в общей сложности с 5,31 до 7,96 грн.

Сергей Арбузов

(23.12.2010 – 24.12.2012)

Рост курса: +0,4%

Если судить по динамике курса – всего плюс 3 копейки за два года (с 7,96 до 7,99 грн/доллар), то Сергея Арбузова можно было бы назвать самым успешным главой НБУ. Однако тут мнения экономистов расходятся.

По мнению Александра Охрименко, сила Арбузова в том, что он сумел собрать хорошую команду. При нем всю оперативную работу фактически тянул на себе Игорь Соркин (следующий глава НБУ), но подобрал на эту работу его именно Арбузов. «У Соркина был большой опыт бюрократической работы – он был идеальный исполнитель!» — резюмирует Охрименко.

В то же время директор экономических программ Центра Разумкова Василий Юрчишин советует не торопиться с выводами и напоминает: именно благодаря этому искусственному сдерживанию курса мы потом имели взлет в начале 2014 года.

То есть, считает экономист, основа для катастрофической девальвации гривны была заложена именно при Арбузове.

Игорь Соркин

(11.01.2013 – 24.02.2014)

Рост курса: +11,9%

За последнее время мы как-то привыкли трехкратную девальвацию целиком и полностью списывать на «заслуги» Гонтаревой, но на самом деле началась она задолго для нее. При Игоре Соркине, возглавлявшем регулятор больше года, гривна обвалилась с 7,99 до 8,94 грн/доллар. Тем не менее об этом главе НБУ украинцы почему-то вообще не вспоминают.

Экономисты говорят, что в этом нет ничего удивительного: практически весь 2013 год был относительно спокойным, а решения НБУ – абсолютно политизированными.

И хотя первые 12% роста курса пришлись на правление Соркина, Александр Охрименко считает его идеальным главой регулятора.

«Идеальный глава центрального банка – это консервативный, закрытый, непубличный человек, — убежден экономист. – Именно таковы главы европейских банков: максимум, что можно от них ожидать – это одно короткое подведение итогов в год. И это правильно: деньги любят тишину. И чем больше глава Нацбанка создает шумихи и делает громких заявлений, тем меньше от него толку, что мы и наблюдаем последние два года».

Степан Кубив

(24.02.2014 – 19.06.2014)

Рост курса: +32,6%

За неполных четыре месяца его работы во главе Нацбанка гривна успела обвалиться на треть – с 8,94 до 11,85 грн/доллар. После чего Кубив ушел в отставку, объяснив это желанием продолжить публичную политическую деятельность. Однако СМИ не раз писали о том, что настоящей причиной отставки был провал переговоров с МВФ.

Кстати, многие экономисты сходятся во мнении, что в начале 2014-го гривна была обречена на обвал. И по мнению Василия Юрчишина, резкая девальвация произошла бы при любом главе НБУ и при любой политической ситуации в стране – уж слишком сильно была сжата «валютная пружина».

Валерия Гонтарева

(19.06.2014 – настоящее время)

Рост курса: +109,5%

С уверенностью можно сказать, что до того, как Валерия Алексеевна заняла пост главного банкира страны, украинцы не сильно вникали в то, чем конкретно занимается регулятор и кто его возглавляет. Но новая банкирша за считанные месяцы поставила на уши всю страну, и еще до сих пор не успокоилась.

Главное достижение «лучшего руководителя НБУ» по версии Петра Порошенко, — это неуправляемый курс гривны, который, если верить словам самой Гонтаревой, зависит от чего угодно, но только не от руководства Нацбанка. Своими руками обвалив курс более чем вдвое (с 11,85 до 24,82 грн./доллар), кого только она не обвиняла в обвале курса в разные периоды своего двухлетнего правления: журналистов, спекулянтов, паникеров, пенсионеров, бюджетников, россиян, предшественников, экономику, праздники. Однако эксперты единодушны: курсообразование в стране должно быть прогнозируемым, а не скакать по полторы гривны то в одну, то в другую сторону. И то, что этой прогнозируемости нет и в помине – прямая вина главы НБУ.

Второе достижение «гения дефективного менеджмента» — «зачистка» финансового рынка страны. Прикрываясь реформированием банковской системы, которое на деле свелось к массовым банкротствам банков, Гонтарева отправила на тот свет почти 80 финучреждений.

«Сейчас Украина переживает один из самых сложных периодов в своей истории, и наши внутренние проблемы еще и накладываются на хаос, который происходит за пределами страны, — говорит Василий Юрчишин. — Но все эти внешние и внутренние факторы не умаляют «личных заслуг» действующего руководства НБУ. Непрозрачная и непонятная политика регулятора, бесконтрольное рефинансирование, банкротство банков и огромные потери бизнеса и населения – все это прямая ответственность главы регулятора. Поэтому когда нам объявляют, что Гонтарева – это тот глава Нацбанка, которым следует гордиться, возникает закономерный вопрос: а чем именно гордиться? Более чем двукратная девальвация гривны, банкротства банков, многомиллиардные потери населения и бизнеса (за которые, кстати, так никто и не понес ответственности), фактическое отсутствие кредитования реального сектора экономики – все это очень трудно назвать поводами для гордости».

Но, конечно, главный итог самоотверженной «работы» Гонтаревой заключается в том, что украинцы потеряли доверие к банковской системе страны, и на восстановление этого доверия понадобятся долгие годы.

МирМарина Павленко

Несмотря на то, что нынешняя глава Нацбанка твердит, как заведенная, что регулятор за курс не отвечает, основной задачей НБУ, как центрального банка страны, все же является обеспечение стабильности национальной валюты. А, значит, об эффективности работы каждого главы НБУ можно судить в первую очередь по тому, насколько при нем обесценилась гривна. «МИР» подсчитал вклад каждого руководителя в падение национальной валюты, а заодно и проанализировал, чем они запомнились Украине и украинцам.

Владимир Стельмах

(03.12.2004 – 23.12.2010)

Рост курса: +49,9%

Владимир Стельмах пробыл у руля отечественной банковской системы дольше всех. В НБУ он начал работать еще в далеком 1992-м, а главой регулятора был дважды – в 2000-2002 и в 2004-2010-м. В промежутке «между Стельмахом и Стельмахом» немного порулил Сергей Тигипко, и это время многие эксперты считают довольно успешным для банковской системы.

Но вернемся к Стельмаху. Если его первая «каденция» была вполне удачной, то «второе пришествие» оставляло желать лучшего.

«Когда Стельмах встал во главе НБУ второй раз, он был уже немолод, — напоминает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. – И постепенно начал терять контроль над ситуацией. Если помните, буквально перед самой девальвацией 2008-го НБУ укрепил гривну до 4,85 грн. Это было сделано по настоянию тогдашнего премьера Юлии Тимошенко. Ей было очень выгодно ревальвировать национальную валюту, чтобы перед выборами снизить стоимость газа и, соответственно, коммуналки. Стельмах тогда не очень сильно сопротивлялся, и это была его первая ошибка».

Вторая ошибка, продолжает экономист, была в том, что, когда в сентябре 2008-го гривна начала обваливаться, он не закрыл эту «дыру» на межбанке. Между тем, эксперты говорили, что было бы достаточно всего $2 млрд, ведь ЗВР на то время составляли более $30 млрд. Тем не менее, Стельмах долго колебался, не бросил вовремя эти деньги на межбанк, а уже в октябре «сжег» 10 миллиардов долларов.

Но было поздно, ЗВР спалили впустую, а гривна пережила сокрушительный обвал, девальвировав за время его правления в общей сложности с 5,31 до 7,96 грн.

Сергей Арбузов

(23.12.2010 – 24.12.2012)

Рост курса: +0,4%

Если судить по динамике курса – всего плюс 3 копейки за два года (с 7,96 до 7,99 грн/доллар), то Сергея Арбузова можно было бы назвать самым успешным главой НБУ. Однако тут мнения экономистов расходятся.

По мнению Александра Охрименко, сила Арбузова в том, что он сумел собрать хорошую команду. При нем всю оперативную работу фактически тянул на себе Игорь Соркин (следующий глава НБУ), но подобрал на эту работу его именно Арбузов. «У Соркина был большой опыт бюрократической работы – он был идеальный исполнитель!» — резюмирует Охрименко.

В то же время директор экономических программ Центра Разумкова Василий Юрчишин советует не торопиться с выводами и напоминает: именно благодаря этому искусственному сдерживанию курса мы потом имели взлет в начале 2014 года.

То есть, считает экономист, основа для катастрофической девальвации гривны была заложена именно при Арбузове.

Игорь Соркин

(11.01.2013 – 24.02.2014)

Рост курса: +11,9%

За последнее время мы как-то привыкли трехкратную девальвацию целиком и полностью списывать на «заслуги» Гонтаревой, но на самом деле началась она задолго для нее. При Игоре Соркине, возглавлявшем регулятор больше года, гривна обвалилась с 7,99 до 8,94 грн/доллар. Тем не менее об этом главе НБУ украинцы почему-то вообще не вспоминают.

Экономисты говорят, что в этом нет ничего удивительного: практически весь 2013 год был относительно спокойным, а решения НБУ – абсолютно политизированными.

И хотя первые 12% роста курса пришлись на правление Соркина, Александр Охрименко считает его идеальным главой регулятора.

«Идеальный глава центрального банка – это консервативный, закрытый, непубличный человек, — убежден экономист. – Именно таковы главы европейских банков: максимум, что можно от них ожидать – это одно короткое подведение итогов в год. И это правильно: деньги любят тишину. И чем больше глава Нацбанка создает шумихи и делает громких заявлений, тем меньше от него толку, что мы и наблюдаем последние два года».

Степан Кубив

(24.02.2014 – 19.06.2014)

Рост курса: +32,6%

За неполных четыре месяца его работы во главе Нацбанка гривна успела обвалиться на треть – с 8,94 до 11,85 грн/доллар. После чего Кубив ушел в отставку, объяснив это желанием продолжить публичную политическую деятельность. Однако СМИ не раз писали о том, что настоящей причиной отставки был провал переговоров с МВФ.

Кстати, многие экономисты сходятся во мнении, что в начале 2014-го гривна была обречена на обвал. И по мнению Василия Юрчишина, резкая девальвация произошла бы при любом главе НБУ и при любой политической ситуации в стране – уж слишком сильно была сжата «валютная пружина».

Валерия Гонтарева

(19.06.2014 – настоящее время)

Рост курса: +109,5%

С уверенностью можно сказать, что до того, как Валерия Алексеевна заняла пост главного банкира страны, украинцы не сильно вникали в то, чем конкретно занимается регулятор и кто его возглавляет. Но новая банкирша за считанные месяцы поставила на уши всю страну, и еще до сих пор не успокоилась.

Главное достижение «лучшего руководителя НБУ» по версии Петра Порошенко, — это неуправляемый курс гривны, который, если верить словам самой Гонтаревой, зависит от чего угодно, но только не от руководства Нацбанка. Своими руками обвалив курс более чем вдвое (с 11,85 до 24,82 грн./доллар), кого только она не обвиняла в обвале курса в разные периоды своего двухлетнего правления: журналистов, спекулянтов, паникеров, пенсионеров, бюджетников, россиян, предшественников, экономику, праздники. Однако эксперты единодушны: курсообразование в стране должно быть прогнозируемым, а не скакать по полторы гривны то в одну, то в другую сторону. И то, что этой прогнозируемости нет и в помине – прямая вина главы НБУ.

Второе достижение «гения дефективного менеджмента» — «зачистка» финансового рынка страны. Прикрываясь реформированием банковской системы, которое на деле свелось к массовым банкротствам банков, Гонтарева отправила на тот свет почти 80 финучреждений.

«Сейчас Украина переживает один из самых сложных периодов в своей истории, и наши внутренние проблемы еще и накладываются на хаос, который происходит за пределами страны, — говорит Василий Юрчишин. — Но все эти внешние и внутренние факторы не умаляют «личных заслуг» действующего руководства НБУ. Непрозрачная и непонятная политика регулятора, бесконтрольное рефинансирование, банкротство банков и огромные потери бизнеса и населения – все это прямая ответственность главы регулятора. Поэтому когда нам объявляют, что Гонтарева – это тот глава Нацбанка, которым следует гордиться, возникает закономерный вопрос: а чем именно гордиться? Более чем двукратная девальвация гривны, банкротства банков, многомиллиардные потери населения и бизнеса (за которые, кстати, так никто и не понес ответственности), фактическое отсутствие кредитования реального сектора экономики – все это очень трудно назвать поводами для гордости».

Но, конечно, главный итог самоотверженной «работы» Гонтаревой заключается в том, что украинцы потеряли доверие к банковской системе страны, и на восстановление этого доверия понадобятся долгие годы.

Мир

Два года Гонтаревой во главе НБУ: достижения и провалыДва года Гонтаревой во главе НБУ: достижения и провалы

Илья Требор, Александр Панченко

Гонтаревой удалось отпустить гривну в свободное плавание и увеличить золотовалютные резервы Украины. А вот избавиться от давления сверху она так и не смогла

В воскресенье исполнилось два года с тех пор, как президент Порошенко рекомендовал на пост главы Нацбанка Украины Валерию Гонтареву. Украинский парламент сразу поддержал это решение, и впервые в истории страны этот пост заняла женщина. За это время ее дважды вызывали на ковер в Раду, а в СМИ даже появлялись слухи, что она написала заявление об отставке. “Сегодня” проанализировала работу главного банкира страны, выделив главные плюсы и минусы ее работы на этом поприще.

Негатив

Несамостоятельный регулятор

Среди главных негативных тенденций в НБУ эксперты называют заполитизированность и зависимость регулятора от влияния сверху. “Эта зависимость от власти превращается в отсутствие действительно независимой регуляторной политики Нацбанка. В результате он несвоевременно или неверно реагирует на ситуацию в экономике”, — считает политолог Руслан Бортник. Экономист Александр Охрименко, в свою очередь, отмечает, что зависимость главы НБУ от властей влияет на тот факт, что регулятор сегодня расчищает банковский рынок под нескольких крупных игроков. Он напоминает: независимый глава НБУ может влиять на бюджет страны, заворачивая какие-то программы, если их выполнение кажется ему рискованным: “Но сейчас этого не происходит”.

Хороший плохой банкопад

Эксперты упрекают Гонтареву и тем фактом, что за последние два года усилиями регулятора с банковского рынка было выведено около 70 банков. При этом оставшиеся, по словам Бортника, ухудшили свои финпоказатели в то время, как международные коммерческие банки увеличивают свои активы. По его мнению, многие из исчезнувших банков сегодня могли бы продолжать работать. Однако старший экономист Центра социально-экономических исследований “CASE-Украина” Владимир Дубровский уверен, что эти решения Нацбанка очень позитивно повлияли на банковскую сферу. Он считает, что благодаря чистке Украина избавилась от так называемых “мусорных банков”.

Крах нацвалюты

Кроме того, вспоминают и резкое падение гривны, которое украинцы наблюдали в первом полугодии 2015-го. Политэксперт Андрей Бузаров напоминает, что в прошлом году курс рос хаотически. Так, за весь 2014 год гривна просела практически вдвое, и уже в январе 2015-го за доллар давали 16-17 грн. А пик обвала пришелся на февраль, когда на межбанковском рынке курс достиг 30 грн за доллар, а на черном — 40 грн/$. Бортник отмечает, что “украинский обвал” в 300% стал самым крупным в Европе за последние пять лет: “И это не просто деградация курса — гиперинфляция привела к падению реальных доходов украинских граждан минимум в два раза, а то и больше”.

Ограничения на рынке из-за паники

Говоря о проколах главного банкира страны, Владимир Дубровский напоминает о введении в 2014-м ограничений на валютном рынке, называя их “паническими”. При этом эксперт подчеркивает, что лимит на снятие валюты был введен не только на валютных депозитах (к слову, он даже поприветствовал изменения в законодательстве, по которым нельзя в любой момент отозвать свой депозит), но и на личных расчетных счетах. “Можно понять, почему это делалось — действительно была паника. Но НБУ не должен был еще дальше раздувать эту панику вот такими ограничениями, и самое главное, что эти ограничения причинили ущерб, сопоставимый с самой девальвацией. При этом многие из них продолжают действовать до сих пор”, — говорит эксперт.

Отменяют лимиты, но не быстро

Комментируя слова Владимира Дубровского об ограничительной политике НБУ, аналитик МЦПИ Александр Жолудь вспоминает еще один минус работы Гонтаревой — введенные лимиты регулятором снимаются не так оперативно, как того требует сегодняшняя ситуация. “Во время острой фазы кризиса закрутили гайки на валютном рынке, но не пошли на активное снятие этих ограничений. Нет, сейчас их убирают — мы можем увидеть, что, например, единоразовое снятие валютных депозитов увеличили вдвое, а также много других вещей облегчили. Но это можно было сделать еще осенью прошлого года, а не в первом полугодии текущего”, — подчеркнул специалист.

Позитив

Вперед к независимости

Несмотря на то, что многие эксперты пеняют на зависимость и заполитизированность Нацбанка, нельзя забывать о работе, которую проделал НБУ для усиления своей независимости. Эксперты ставят Гонтаревой в заслугу принятие Радой поправок к Закону “О Нацбанке Украины” и Бюджетный кодекс. По новым правилам, правление НБУ трансформируется в исполнительный комитет, который будет отвечать за разработку и реализацию денежно-кредитной и валютно-курсовой политики. Таким образом, Нацбанку больше не нужно ежегодно согласовывать свою смету с президентом, ВР и Кабмином. Кроме того, в НБУ теперь сами определят, как распределять прибыль и сформировать резервы. Раньше это нужно было согласовывать с ВР и Кабмином.

Очищение банковской системы

Похожая ситуация — и с закрытием нескольких десятков банков. Этот процесс некоторые специалисты называют негативным, однако в НБУ это явление оценивают позитивно. По словам Гонтаревой, таким образом удалось очистить банковскую систему от неплатежеспособных банков и завершить первый этап реформирования. Она также напомнила о долгах банков перед физическими и юридическими лицами (25 млрд грн и 240 млрд грн соответственно). Экономист Александр Жолудь называет этот процесс “очищением банковской системы” от банков, которые тянут экономику назад, а Руслан Бортник подчеркивает: таким образом удалось избежать полного развала банковской системы.

Увеличение золотовалютных резервов

Практически в один голос эксперты хвалят Гонтареву за работу с золотовалютным фондом. “Фактически ей удалось добиться постепенного увеличения золотовалютных резервов”, — говорит Бортник. По словам самой главы НБУ, таких успехов регулятор сумел добиться, тесно сотрудничая с МВФ. Так, если говорить о цифрах, только с 2014 по 2015 год золотовалютные резервы увеличились с $7,5 млрд. до $9,9 млрд.

В целом же на сегодняшний день резервы выросли почти на 70% — до $13,5 млрд. При этом рост продолжается — только в феврале нынешнего года их объем увеличился на 0,4%, или $48 млн. Главный банкир страны также прогнозирует, что международные резервы Украины к концу года достигнут $19,6 млрд.

Гривна в свободном плавании

Несмотря на то, что главу нацрегулятора ругают за стремительный обвал курса гривны, эксперты отмечают ее работу по финальной стабилизации национальной валюты, которую украинцы наблюдают сегодня. “Политика центрального банка за последние два года показывает достаточно четкое направление — например, переход к гибкому курсообразованию”, — считает Жолудь. Экономисты и политологи хвалят решение Гонтаревой отпустить гривну в “свободное плавание”. “Мы постепенно вытягиваем “курсовой крючок” из сознания простых людей и бизнеса, которые уже понимают, что фиксированный курс гривны — это была гибель нашей экономики”, — говорит глава НБУ.

Внесла вклад в снижение инфляции

По мнению экономиста МЦПИ Александра Жолудя, главе Нацбанка удалось снизить темпы инфляции, изменяя учетную ставку рефинансирования — процента, под который НБУ дает взаймы комбанкам. “На общий рост цен влияет в том числе и курс гривны (еще — подорожание “коммуналки”, рост зарплат), и если сделать гривневые кредиты очень дорогими, комбанкам станет невыгодно покупать за рефинансирование доллары, спрос на них снизится, гривна укрепится и инфляция замедлится, — разъяснил Жолудь.- После стабилизации гривны ставка рефинансирования была уменьшена, и это позволило банкам брать взаймы у НБУ для кредитования экономики”.

Доллар: не выше 30 грн

Финаналитики обещают, что курс гривны в ближайшие полгода не будет резко меняться. “Гривна станет колебаться в диапазоне 24,7-26 грн/$ и будет тяготеть к его нижней части — 24,8-25,2 грн/$”, — прогнозирует ведущий эксперт информационно-аналитического центра Forex Club в Украине Андрей Шевчишин. А президент Украналитцентра Александр Охрименко уверен, что нацвалюта все лето продолжит укрепляться, достигнув 24,5 грн/$. “С середины сентября, когда повысится деловая активность и вырастет спрос на валюту, прежде всего у импортеров, доллар начнет дорожать, дойдя сначала до 26 грн, а в декабре — до 27 грн, — говорит Охрименко. — Если НБУ продолжит санацию банков, на волне паники к концу года курс может стать и 30 грн/$”.

СегодняИлья Требор, Александр Панченко

Гонтаревой удалось отпустить гривну в свободное плавание и увеличить золотовалютные резервы Украины. А вот избавиться от давления сверху она так и не смогла

В воскресенье исполнилось два года с тех пор, как президент Порошенко рекомендовал на пост главы Нацбанка Украины Валерию Гонтареву. Украинский парламент сразу поддержал это решение, и впервые в истории страны этот пост заняла женщина. За это время ее дважды вызывали на ковер в Раду, а в СМИ даже появлялись слухи, что она написала заявление об отставке. “Сегодня” проанализировала работу главного банкира страны, выделив главные плюсы и минусы ее работы на этом поприще.

Негатив

Несамостоятельный регулятор

Среди главных негативных тенденций в НБУ эксперты называют заполитизированность и зависимость регулятора от влияния сверху. “Эта зависимость от власти превращается в отсутствие действительно независимой регуляторной политики Нацбанка. В результате он несвоевременно или неверно реагирует на ситуацию в экономике”, — считает политолог Руслан Бортник. Экономист Александр Охрименко, в свою очередь, отмечает, что зависимость главы НБУ от властей влияет на тот факт, что регулятор сегодня расчищает банковский рынок под нескольких крупных игроков. Он напоминает: независимый глава НБУ может влиять на бюджет страны, заворачивая какие-то программы, если их выполнение кажется ему рискованным: “Но сейчас этого не происходит”.

Хороший плохой банкопад

Эксперты упрекают Гонтареву и тем фактом, что за последние два года усилиями регулятора с банковского рынка было выведено около 70 банков. При этом оставшиеся, по словам Бортника, ухудшили свои финпоказатели в то время, как международные коммерческие банки увеличивают свои активы. По его мнению, многие из исчезнувших банков сегодня могли бы продолжать работать. Однако старший экономист Центра социально-экономических исследований “CASE-Украина” Владимир Дубровский уверен, что эти решения Нацбанка очень позитивно повлияли на банковскую сферу. Он считает, что благодаря чистке Украина избавилась от так называемых “мусорных банков”.

Крах нацвалюты

Кроме того, вспоминают и резкое падение гривны, которое украинцы наблюдали в первом полугодии 2015-го. Политэксперт Андрей Бузаров напоминает, что в прошлом году курс рос хаотически. Так, за весь 2014 год гривна просела практически вдвое, и уже в январе 2015-го за доллар давали 16-17 грн. А пик обвала пришелся на февраль, когда на межбанковском рынке курс достиг 30 грн за доллар, а на черном — 40 грн/$. Бортник отмечает, что “украинский обвал” в 300% стал самым крупным в Европе за последние пять лет: “И это не просто деградация курса — гиперинфляция привела к падению реальных доходов украинских граждан минимум в два раза, а то и больше”.

Ограничения на рынке из-за паники

Говоря о проколах главного банкира страны, Владимир Дубровский напоминает о введении в 2014-м ограничений на валютном рынке, называя их “паническими”. При этом эксперт подчеркивает, что лимит на снятие валюты был введен не только на валютных депозитах (к слову, он даже поприветствовал изменения в законодательстве, по которым нельзя в любой момент отозвать свой депозит), но и на личных расчетных счетах. “Можно понять, почему это делалось — действительно была паника. Но НБУ не должен был еще дальше раздувать эту панику вот такими ограничениями, и самое главное, что эти ограничения причинили ущерб, сопоставимый с самой девальвацией. При этом многие из них продолжают действовать до сих пор”, — говорит эксперт.

Отменяют лимиты, но не быстро

Комментируя слова Владимира Дубровского об ограничительной политике НБУ, аналитик МЦПИ Александр Жолудь вспоминает еще один минус работы Гонтаревой — введенные лимиты регулятором снимаются не так оперативно, как того требует сегодняшняя ситуация. “Во время острой фазы кризиса закрутили гайки на валютном рынке, но не пошли на активное снятие этих ограничений. Нет, сейчас их убирают — мы можем увидеть, что, например, единоразовое снятие валютных депозитов увеличили вдвое, а также много других вещей облегчили. Но это можно было сделать еще осенью прошлого года, а не в первом полугодии текущего”, — подчеркнул специалист.

Позитив

Вперед к независимости

Несмотря на то, что многие эксперты пеняют на зависимость и заполитизированность Нацбанка, нельзя забывать о работе, которую проделал НБУ для усиления своей независимости. Эксперты ставят Гонтаревой в заслугу принятие Радой поправок к Закону “О Нацбанке Украины” и Бюджетный кодекс. По новым правилам, правление НБУ трансформируется в исполнительный комитет, который будет отвечать за разработку и реализацию денежно-кредитной и валютно-курсовой политики. Таким образом, Нацбанку больше не нужно ежегодно согласовывать свою смету с президентом, ВР и Кабмином. Кроме того, в НБУ теперь сами определят, как распределять прибыль и сформировать резервы. Раньше это нужно было согласовывать с ВР и Кабмином.

Очищение банковской системы

Похожая ситуация — и с закрытием нескольких десятков банков. Этот процесс некоторые специалисты называют негативным, однако в НБУ это явление оценивают позитивно. По словам Гонтаревой, таким образом удалось очистить банковскую систему от неплатежеспособных банков и завершить первый этап реформирования. Она также напомнила о долгах банков перед физическими и юридическими лицами (25 млрд грн и 240 млрд грн соответственно). Экономист Александр Жолудь называет этот процесс “очищением банковской системы” от банков, которые тянут экономику назад, а Руслан Бортник подчеркивает: таким образом удалось избежать полного развала банковской системы.

Увеличение золотовалютных резервов

Практически в один голос эксперты хвалят Гонтареву за работу с золотовалютным фондом. “Фактически ей удалось добиться постепенного увеличения золотовалютных резервов”, — говорит Бортник. По словам самой главы НБУ, таких успехов регулятор сумел добиться, тесно сотрудничая с МВФ. Так, если говорить о цифрах, только с 2014 по 2015 год золотовалютные резервы увеличились с $7,5 млрд. до $9,9 млрд.

В целом же на сегодняшний день резервы выросли почти на 70% — до $13,5 млрд. При этом рост продолжается — только в феврале нынешнего года их объем увеличился на 0,4%, или $48 млн. Главный банкир страны также прогнозирует, что международные резервы Украины к концу года достигнут $19,6 млрд.

Гривна в свободном плавании

Несмотря на то, что главу нацрегулятора ругают за стремительный обвал курса гривны, эксперты отмечают ее работу по финальной стабилизации национальной валюты, которую украинцы наблюдают сегодня. “Политика центрального банка за последние два года показывает достаточно четкое направление — например, переход к гибкому курсообразованию”, — считает Жолудь. Экономисты и политологи хвалят решение Гонтаревой отпустить гривну в “свободное плавание”. “Мы постепенно вытягиваем “курсовой крючок” из сознания простых людей и бизнеса, которые уже понимают, что фиксированный курс гривны — это была гибель нашей экономики”, — говорит глава НБУ.

Внесла вклад в снижение инфляции

По мнению экономиста МЦПИ Александра Жолудя, главе Нацбанка удалось снизить темпы инфляции, изменяя учетную ставку рефинансирования — процента, под который НБУ дает взаймы комбанкам. “На общий рост цен влияет в том числе и курс гривны (еще — подорожание “коммуналки”, рост зарплат), и если сделать гривневые кредиты очень дорогими, комбанкам станет невыгодно покупать за рефинансирование доллары, спрос на них снизится, гривна укрепится и инфляция замедлится, — разъяснил Жолудь.- После стабилизации гривны ставка рефинансирования была уменьшена, и это позволило банкам брать взаймы у НБУ для кредитования экономики”.

Доллар: не выше 30 грн

Финаналитики обещают, что курс гривны в ближайшие полгода не будет резко меняться. “Гривна станет колебаться в диапазоне 24,7-26 грн/$ и будет тяготеть к его нижней части — 24,8-25,2 грн/$”, — прогнозирует ведущий эксперт информационно-аналитического центра Forex Club в Украине Андрей Шевчишин. А президент Украналитцентра Александр Охрименко уверен, что нацвалюта все лето продолжит укрепляться, достигнув 24,5 грн/$. “С середины сентября, когда повысится деловая активность и вырастет спрос на валюту, прежде всего у импортеров, доллар начнет дорожать, дойдя сначала до 26 грн, а в декабре — до 27 грн, — говорит Охрименко. — Если НБУ продолжит санацию банков, на волне паники к концу года курс может стать и 30 грн/$”.

Сегодня

Валерия Гонтарева: Я не против, если господин Ахметов сегодня придет и захочет купить банкВалерия Гонтарева: Я не против, если господин Ахметов сегодня придет и захочет купить банк

Севгиль Мусаева- Боровик, Павел Шеремет,

Пятница. Семь часов вечера. Рабочий день в Национальном банке уже закончился.

Валерия Гонтарева на правах хозяйки решает провести «Украинской правде» небольшую экскурсию.

Как тут возле приемной главы Нацбанка мы неожиданно сталкиваемся с веселым и заметно похудевшим олигархом Игорем Коломойским, которого сопровождает председатель правления крупнейшего в стране «Приватбанка» Александр Дубилет.
Коломойский при виде Гонтаревой и нас расплывается в улыбке. Глава Нацбанка здоровается, но не скрывает своего удивления, для нее эта встреча такая же неожиданная, как и для нас.

– Вы к кому? – интересуется она у Коломойского.

– К Вам, – отвечает тот.

– Нет, у меня с вами встречи в расписании нет. Вы, наверное, ошиблись.

Через несколько минут выясняется, что у руководства «Приватбанка» запланирована встреча с директором департамента сопровождения кредитов Татьяной Лойченко. Гонтарева отвечает, что сейчас не готова принять Коломойского и вообще – на вечер уже запланирован семейный ужин.

– Вы как работу главы Нацбанка оцениваете? – интересуется у него «Украинская правда», воспользовавшись секундной паузой.

– Отлично! Валерия Алексеевна чистит рынок для нас, – отшучивается Коломойский.

Этот ответ вызывает смех у всех присутствующих, кроме Гонтаревой. Она спешит увести нас от нежданного гостя. Уже после нашего разговора она уделит ему время.

«Приватбанку» и ситуации вокруг него была посвящена и часть нашей беседы с главой Нацбанка.

Собеседники «Украинской правды» в окружении президента утверждают, что вопрос ликвидности и погашения кредитов «Приватбанка» в последнее время часто обсуждался на Банковой.

Подтвердил это и сам президент во время пресс-конференции 3 июня «Мы с Коломойским обсуждали выполнение «Приватбанком» нормативов НБУ, – ответил он.

Гонтарева, впрочем, отрицает наличие каких-либо указаний ей как главе Нацбанка со стороны кого-либо. «Президент мне по поводу «Привата» не звонит, он мне как-то вообще не звонит», – утверждает она.

Гонтарева, которая за 2 года на должности провела настоящую революцию, настаивает на полной независимости Центробанка.

С июня 2014 года с банковского рынка было выведено 78 неплатежеспособных и кэптивных банков. Гонтареву обвиняли в девальвации украинской гривни, народные депутаты нередко устраивали ей холодный душ во время выступлений в раде, были и обструкции от тогдашнего премьера Арсения Яценюка и регулярные слухи об отставке Гонтаревой с должности руководителя Нацбанка. Под зданием НБУ, тем временем, организовывались митинги «обиженных вкладчиков», которые требовали для Гонтаревой «мусорной люстрации».

Глава Нацбанка к этой реальности привыкла. Она признается, что тяжелые отношения у нее сложились практически со всеми владельцами крупных банков в Украине, которые были выведены с рынка в последние два года.

Угрозы ей поступали неоднократно, а в прошлом году неизвестные ограбили ее дом, вынесли все ценные вещи. Виновных так и не нашли.

«Украинская правда» накануне интервью с Гонтаревой собрала часть вопросов от участников рынка. Некоторые из них прозвучали во время беседы.

ВЛАДЕЛЬЦУ И СОБСТВЕННИКУ «МИХАЙЛОВСКОГО» ГРОЗИТ ДО ПЯТИ ЛЕТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

– Перед тем, как прийти к вам на интервью мы общались с большим количеством игроков банковского рынка. Вы знаете – многие из них достаточно критически относятся к вашей работе, у некоторых отношение крайне негативное. Как вы можете это объяснить?

– Я не знаю, с кем вы общались. У нас, видимо, разный круг общения, потому что такого восхваления Национального банка и его главы я не слышала на протяжении последних шести месяцев. Включая и международное сообщество.

Вчера, например, мы получили последнее исследование, которое было разослано Тимом Эшем. Я даже стеснялась читать, что, по его мнению, я лучший глава центробанка.

Не так давно я также победила в номинации Финансовое признание «Представители органов власти», и там, как раз таки был проведен опрос около 100 экспертов представителей банковского сообщества.

И первое, и второе, и третье место занял Национальный банк: первое заняла я, второе занял мой бывший заместитель Писарук, и третье – Катерина Рожкова. Вот что говорит банковское сообщество. Поэтому sorry, я просто не знаю, с кем вы общаетесь.

– Хорошо. Процитируем вам тогда одного очень уважаемого банкира: «Если после ситуации с банками Фидобанк и Михайловским никто не будет уволен, то это будет очень плохо для самого Нацбанка».

– Давайте мы тогда сразу перейдем к «Фидобанку».

Мы сделали стресс-тест крупнейших 20 банков, и «Фидобанк» был одним из банков, попавших в стресс-тест.

После того, как банк проходит стресс-тест, у него должна появиться программа рекапитализации. Вся эта программа подписывается банком, утверждается правлением НБУ и является комплексной. В ней сказано, что банк должен сократить свои портфели связанных лиц, дать более качественные залоги, внести недостающий капитал живыми деньгами, конвертировать часть задолженности, которая есть у банка, в капитал.

Так вот, по результатам стресс-теста и нашего инспектирования «Фидобанку» была составлена программа оздоровления, предусматривающую довольно большую рекапитализацию, которую банк должен был сделать. Половину этой суммы банк смог собрать, на половину суммы он хотел конвертировать вклады крупнейших своих вкладчиков в капитал.

Когда банк понял, что сделать этого не может, потому что его крупнейшие вкладчики отказались, у банка не было никакого другого варианта, как просто уходить с рынка. Акционер банка повел себя совершенно адекватно, как и менеджмент – он не предпринимал ни дробления депозитов, ни размывания активов, ни вывода активов.

К сожалению, возможности Адарича закрыть дыру в капитале, которая была необходима, у него не хватило.

– А что касается банка «Михайловский»?

– Там совершенно другая ситуация.

За оперативный вывод с рынка банка «Михайловский» я не просто не уволю, а собираюсь нашим сотрудникам выделить если не денежные премии, потому что они у нас не предусмотрены, то, как минимум, благодарности главы Национального банка.

Теперь рассказываю, как это все происходило.

Банк был отнесен в категорию проблемных еще в прошлом году. Для банка также была разработана программа, которую они должны были выполнить, в которой четко все расписано.

Мы с руководителем банка, господином (Игорем) Дорошенко, общались и предупреждали, что есть шанс попасть под уголовную ответственность, если банк будет делать что-то незаконное.

Теперь можно констатировать факт – банк попал (и менеджмент банка, и акционеры банка) под уголовную ответственность. О чем уже во все правоохранительные органы нами поданы все документы.

Что же сделал банк? Увольняется господин Дорошенко, утром нам это становится известно из СМИ. Он даже накануне нам ничего не сообщил.

В этот момент банк был проблемным и находился на особом мониторинге со стороны Национального банка. Кроме того, у нас там постоянно находился куратор.

С утра куратору говорят, что операционная система банка не работает по техническим причинам. Это значит, что куратор не может ничего увидеть в системах, он не может увидеть, что банк делает.

Куратор нам немедленно это сообщает, потом мы еще узнаем, что неожиданно уволился Дорошенко и понимаем, что происходит что-то странное. Мы тут же отключаем банк от системы СЕП и перекрываем возможности вывести деньги за пределы Украины.

– А что происходило: была попытка вывода денег за рубеж?

– Нет, у них корсчет был отключен, они даже гривну вывести не смогли.

Что они делали? Они делали проводки в балансе. Была компания, которая привлекала депозиты, пользуясь финансовой неграмотностью наших людей. Эта компания привлекала депозиты отдельно от банка, потому что «Михайловскому» был поставлен потолок на привлечение депозитов. Поэтому они открыли компанию, стали через нее привлекать деньги населения. Эта компания находилась со своими счетами совершенно в другом банке, мы это обнаружили и предупредили руководство того банка.

В этот день, когда они в своем банке «Михайловский» отключили полностью все свои системы, они совершили проводку в балансе с компании на банк. Они сделали на 5 тысяч проводок в балансе и записали 1 млрд гривен себе в пассив. Фондом гарантировалось 1,6 млрд гривен вкладов и они, совершенно нелегально, добавили туда еще этот миллиард.

Мы это тут же оспорили и баланс у них с этими данными не приняли. Что делается с другой стороны, со стороны активов? Они 111 тысяч кредитов, выданных частным лицам, переоформляют на свою родственную компанию. Это просто проводка в балансе. Этот баланс у них никто не принял, не волнуйтесь.

– Это было сделано с той целью, чтобы Фонд гарантирования вкладов потом заплатил эти деньги?

–Никто ничего не заплатит. Это ерунда, они просто подвели себя под уголовную ответственность. Вот все, что они сделали. И уже постфактум господин (Виктор) Полищук, проходимец, заявляет, что он еще продал этот банк кому-то…

Г-н Полищук будет отвечать по закону. Документы в правоохранительные органы мы выслали. Более того, когда только появилась информация о том, что у них отключен операционный день и уволился менеджмент, мы заблокировали их корсчет, мы еще туда сразу же отправили Фонд гарантирования.

– Кого вы собираетесь наградить?

– Наш департамент надзора. Я считаю, что такой оперативной работы еще не было – день в день были схвачены за руку люди в момент попытки совершить мошеннические действия, не принят баланс.

– Как объяснить появление информации о ликвидации банка в СМИ, потом опровержение этой информации, а потом все-таки ликвидацию банка?

– Я только могу сказать, что опровержение утром давала наша пресс-служба, которая не обладала информацией о признании банка неплатежеспособным. С утра только готовилось постановление Нацбанка, надо было все задокументировать. У нас было правление вечером, постановление уже готовилось.

Это говорит о том, что у нас внутри не было утечки информации до принятия решения правлением. Скорее всего, утечка информации на рынок была из самого банка. Банк уже знал, что мы готовим постановление о приостановлении его деятельности.

– Это выглядело странно.

– Как по мне, тоже. Такой же точно вопрос возник и у меня к нашей пресс-службе. Я спросила: «Девушки, с чего бы это? Хоть бы спросили, позвонили в наш надзор».

– Существует также версия по поводу рейдерского захвата «Михайловского»…

– Единственное подтверждение того, что какие-то переговоры происходили между Дорошенко и «Платинумом» – это то, что Дорошенко пошел в «Платинум». Это единственное, на каком уровне вы можете идентифицировать какие-то отношения между этими банками.

– В то же время, Катерина Рожкова, как известно – бывший сотрудник банка «Платинум». Возможен ли здесь конфликт интересов?

– Катерина Рожкова имеет минимальные пересечения с «Платинум банком». У нее никогда не было конфликта интересов. Это решение правления банка, которое состоит из 6 человек. А вы читаете несуразные потоки слов одного псевдо-журналиста( речь идет об Александре Дубинском – редакторе телепрограммы «Гроши» на 1+1– УП) ? Он уже столько ерунды за свою жизнь написал, что продолжать его читать…

–Какие перспективы уголовного производства в связи с событиями в «Михайловском»?

– До 5 лет лишения свободы.

– Кому?

– Я считаю, что двоим: и Дорошенко, и Полищуку, потому что все было спланировано. Двоим – по 5.

– В Беларуси в свое время пересажали руководителей всех крупнейших банков, даже самых уважаемых. Здесь мы уже второй год наблюдаем постоянно эти скандалы, забирают лицензии, уводят капитал, кого-то ловят в последний момент. Нет ни одного уголовного дела. Мы понимаем, что вы не силовая структура, но вы обращаетесь к силовым структурам, чтобы по тем ситуациям, где видны признаки мошенничества или воровства те банкиры, на каких бы дорогих машинах они не ездили и как бы красиво они не выглядели, все-таки ответили по уголовным статья?

– Знаете, они давно уже не выглядят красиво. Выглядят они жалко, сколь веревочке не виться, как говорится. Что сделал Нацбанк конкретно?

Мы подготовили изменения в законодательство, поэтому сегодня мы с вами можем говорить об уголовной ответственности для менеджмента и акционеров за доведения банка до банкротства. Эти изменения были поставлены в программу МВФ перед получением нами еще первого транша.

Эти изменения были проголосованы Верховной Радой еще в марте прошлого года. Поэтому у меня еще больше, поверьте мне, вопросов к правоохранительным органам. Только Фонд гарантирования подал 355 заявлений по поводу менеджмента и акционеров. Поэтому говорить об этом – это сыпать нам соль на рану.

– Но вам иногда закон тоже не указ. Возьмем Украинский инновационный банк. Было принято решение об отзыве лицензии на основании неплатежеспособности. Потом оно было остановлено в судебном порядке 16 марта, но вы, зная, что постановление о неплатежеспособности банка было отменено в судебном порядке, все-таки приняли новое решение об отзыве лицензии. Почему вы так поступили?

–Его акционеры не сделали ничего для спасения банка, там нулевая ликвидность, он вообще был несовместим с жизнью. Это все, что я могу сказать.

Я точно знаю, что мы ничего не делали незаконно. Этот банк неживой, неплатежеспособный. Скорее всего, его ликвидация произошла, пока этого решения не было.

– Часто ли оспаривают через суд ваши решения?

– Все время оспариваем. У нас был такой банк, который выведен полностью за отмывочную деятельность, банк «Союз», который умудрился за две недели у нас выиграть и первую инстанцию, и апелляцию, после чего мы его просто повторно отправили в Фонд.

–То есть, сколько бы не было постановлений суда против вас, вы, если видите, что банк пустой, каждый день можете его деятельность блокировать?

– Мы же не специально это делаем, не на зло. Просто как вы можете отдать лицензию банку, который неплатежеспособен? Поэтому если суд не хочет смотреть ни на что, ни на какое законодательство, ни на наши аргументы, и принимает, как с этим банком «Союз», полностью незаконное решение, у нас не остается другого выхода.

Суд может приказать отдать лицензию плохому или пустому банку, мы ему отдаем лицензию, и в этот же день на основании того, что он неплатежеспособный, можем принять следующее решение о его выводе из Фонда. Что мы и сделали с банком «Союз». Если он неплатежеспособный, он не может зайти в систему, мы не можем его подключить к нашим счетам.

– А на второй поход в суд уже денег на взятки у этих банков не хватает?

– Они просто понимают, что если второй раз такое сделают, мы все равно отправим банк в Фонд.

ПРЕЗИДЕНТ МНЕ ПО ПОВОДУ «ПРИВАТА» НЕ ЗВОНИТ. ОН МНЕ ВООБЩЕ КАК-ТО НЕ ЗВОНИТ

– Вы уже два года на своей должности. Эти два года многие говорят о достаточно агрессивной чистке банковского рынка и задаются вопросом, можно ли было поступить иначе, пойти по какому-то другому пути, чтобы не страдали вкладчики, не страдали банки? Оглядываясь на эти два года, как вы считаете – Нацбанк выбрал правильный путь очистки банковской системы от неплатежеспособных, кэптивных банков?

– Можно было делать это просто намного быстрее, если бы были построены процедуры.

– То есть, еще жестче?

– Количество бы от этого не изменилось, но все происходило бы более быстрыми темпами, а, следовательно, менее болезненно. Как любая операция по удалению раковой опухоли – ее можно делать месяцами, а можно закончить за один день.

– Почему это нельзя было сделать быстро?

– Потому что вы должны институционально быть готовым к этой работе. У нас институционально был не готов Фонд принять такое количество банков и обслужить это все.

Когда я пришла два года назад, мне надо было полностью перестроить наш институт внутри и сформировать команду, которая может работать быстро и эффективно.

– Возникает ощущение, что ликвидация банков происходит волнами. Сейчас вот снова волна – сразу несколько банков: «Фидо», «Михайловский», «Унисон»

– «Унисон» – это совершенно другая история. У банка «Унисон» была рабочая модель, он был ликвидным, но мы еще два года назад объявили о том, что непрозрачная собственность не проходит.

– И много ли, кстати, еще таких банков как «Унисон»?

– У нас осталось на сегодняшний день еще только два банка с непрозрачной собственностью, которые объявили о самоликвидации. Они только должны провести собрания акционеров и самоликвидироваться.

Это маленькие банки, у них нет ни активов, ни пассивов. Поэтому все – у нас не осталось больше непрозрачной структуры собственности, 100% банковской системы имеет своих, публично открытых акционеров.

Мы объясняли это всем очень давно: если ты самоликвидируешься, выплатишь всем своим вкладчикам деньги, больше не будешь никому должен и просто уходи с рынка, потому что у тебя непрозрачная собственность.

– Все-таки по срокам – когда наконец-то закончится чистка банковского рынка?

– У нас больше нет банков, у которых неизвестна собственность. У нас на сегодняшний день 88,6% банковской системы – это 20 банков. Они как раз все у нас прошли стресс-тесты и подписали программы рекапитализации. Следующие 40 банков – мы сейчас только делаем инспектирование и стресс-тест. Но все остальные банки, кроме этих 20 больших, для банковской системы не представляют системных рисков.

– Вы заговорили о крупных банках. Не можем не задать вопрос по поводу «ПриватБанка». Объясните, какая ситуация с ним в настоящее время. Потому что нам известно, что вопрос «Привата» сильно беспокоит как руководство страны, так и международных кредиторов.

– Он на первом месте из этих двадцати банков, потому что он самый большой.

Но стресс-тест был сделан по одной методологии для всех банков. Тот же самый процесс был сделан по связанному кредитованию одинаково для всех банков. И после этого была установлена необходимость рекапитализации банков.

Рекапитализация – это не только вопрос внесения дополнительного капитал. Это комплексная программа, рассчитанная на три года. Например, это реструктуризация задолженности банка перед Национальным банком. Все, кто имеет задолженность по рефинансу перед Национальным банком, им разрешено иметь пятилетнюю реструктуризацию кредитов, которая позволяла первый год иметь grace period (льготный период – УП), а потом начинать платить нам по 25% в год.

Это и улучшение качества кредитного портфеля и залогов. Это – не только дополнительные средства акционеров, но и конвертация субординированных долгов в капитал первого уровня.

– Но мы спрашиваем конкретно по «ПриватБанку».

– Вы хотите вычленить «ПриватБанк», как будто он находится под каким-то другим регулированием.

– Потому что на каждой встрече off the record с украинскими чиновниками это вопрос №1 – по поводу «ПриватБанка» и его дальнейшей судьбы.

– Он находится под точно такой же программой, как и остальные банки.

Это реструктуризация его кредитов рефинансирования. Он их выплачивает. Как вы видите, он показывает ежемесячно погашение на 650 миллионов гривен. Ни разу с графика мы не сошли. Общая задолженность была 26 миллиардов гривен, и по 650 миллионов он нам каждый месяц гасит, плюс еще проценты – порядка 500 миллионов, то есть по 1,1 млрд у нас идет погашение.

– А вначале были проблемы с выплатами со стороны «ПриватБанка»?

– У нас для всех банков программы построены таким образом, что все выплаты пошли, начиная с марта. До этого подписывалась программа, в конце марта он заплатил, в конце апреля он заплатил, сейчас мы снова ожидаем проплату (уже заплатил 650 млн грн в конце мая).

Дальше они должны улучшить залоги, и они сейчас очень активно над этим работают.

Они укрепляют свои залоги, мы проверяем эти залоги, чтобы была справедливая стоимость. Это ничем не отличается от других банков. Поэтому so far so good (нормально – УП), мы идем по программе.

– Вы самостоятельно принимаете решения касательно «ПриватБанка»?

– Не просто самостоятельно, у нас программа подписана и начала работать еще с марта.

– Вы хотите сказать, что на Банковой этот вопрос не обсуждается с акционером Игорем Коломойским?

– Президент мне не то что по поводу «Привата» не звонит, он мне как-то вообще не звонит. Вам хочется, чтобы он мне звонил, а он мне не звонит.

– …рассказывают, что вопрос по «ПриватБанку» – это все-таки вопрос, который решается на Банковой, а конкретно переговорщиками тут являются Макар Пасенюк, Борис Ложкин.

– Особенно мне нравится упоминание Макара Пасенюка ( партнер инвестиционной компании ICU, которая раньше принадлежала Гонтаревой – УП), это просто совсем смешно. Если они и переговорщики – может, они переговариваются между собой, это мне не неизвестно.

– То есть, вам указаний не дают?

– Со мной эту тему даже не обсуждают.

Более того, надо четко понимать, у нас вся программа рекапитализации банковской системы прописана в нашем меморандуме с МВФ до последней точки, чтобы было очень хорошо понятно, что переговариваться можно о чем угодно, а потом пойти меморандум почитать. Так как мы его не только читаем, но и пишем, а потом это все соблюдаем.

– А что имел в виду министр финансов Данилюк, когда сказал, что у «ПриватБанка» системные проблемы, в Нацбанке об этом знают и хитрый Коломойский выдумывает хитрые схемы, но ему не выкрутиться?

– Вы понимаете, что любой акционер не сильно хочет расставаться с деньгами, но он делает, он дал свои личные гарантии, он подписал все свои обязательства и их выполняет.

– Вы лично общаетесь с Коломойским?

– Да, я лично общаюсь с Игорем Коломойским.

– Насколько он готов идти на уступки, он выполняет условия?

– У нас переговоры по рекапитализации банка длились полгода, но они закончились еще в конце прошлого года – начале этого года, когда была подписана программа рекапитализации и подписано обязательство акционера ее выполнять.

И это называется «гарантийний лист». Дальше, при реструктуризации задолженности Нацбанка акционер дает персональные гарантии. Мы это требуем, чтобы была персональная гарантия.

– Какие персональные гарантии дал Коломойский?

– У него даны персональные гарантии практически на весь наш рефинанс.

– Какие это гарантии?

– Кроме залогов, это персональная гарантия, лично его. Он отвечает всем своим имуществом. Только что мы выиграли суды по Бахматюку, по его персональным гарантиям, мы сейчас судимся с Жеваго по его персональным гарантиям. Это уже переходит дальше, чем просто ваш бизнес, это ваши персональные гарантии.

– После заявления Данилюка вы буквально на следующий день сделали заявление Нацбанка по «Привату». Вы испугались, что это может вызвать какую-то панику на рынке?

– Мы не испугались. Мы дали сообщение, которое Национальный банк считает необходимым дать, потому что у нас программа рекапитализации идет по плану. Мы не можем вам гарантировать следующие три года, как она пойдет. На сегодняшний день все идет по плану.

– Наезд Данилюка на «ПриватБанк», может быть, был связан с тем, что министерство финансов хочет забрать оттуда счета каких-то предприятий, какие-то карточные проекты?

– Я бы не называла комментарий нашего министра финансов наездом. Ему надо просто чуть-чуть привыкнуть, что журналисты могут задавать какие-то вопросы, к которым он не совсем готов.

– То, что Яресько ушла из правительства, сильно осложнило переговоры с МВФ?

– Это никак не осложнило переговоры с МВФ. У нас из МВФ приехали, как вы видели, не остались ни на один дополнительный день и уехали, сказав, что мы достигли staff-level agreement, то есть договорились.

Только можно сказать: «Почему так хорошо все прошло?». Потому что Яресько, на самом деле, и предыдущее правительство все подготовило, и новое правительство просто это акцептовало.

Помню, после Давоса мы приехали и сделали объявление, что у нас все договорено. Но потом у нас начался политический кризис в стране, поэтому это затянулось. Они хотели посмотреть на новое правительство и что новому правительству можно доверять.

– То есть, в июле, скорее всего, следующий транш придет?

– Да, ожидаем.

– Сейчас какое-то ощущение, что все хорошо, Нацбанк покупает доллары на рынке, хотя еще месяц или два назад все колебалось, доллар даже приближался к 27. Непонятно было, почему тогда гривна падала, непонятно, почему сейчас все так спокойно. Какой основной фактор влияет на стабильность курса?

– Почему непонятно? Количество сообщений, сделанных Национальным банком, очень часто зашкаливает все разумные нормы. Я бы не хотела, чтобы мы вечно превалировали на всех рынках со своими экономическими коммуникациями. Вопрос только, кто их хочет читать и кто их хочет слышать.

– Торговый баланс улучшился, валюты больше стало?

– И торговый баланс улучшился и валюты больше стало. Из-за того, что практически все цены commodities (биржевой товар – УП) выросли, а украинские металлы выросли на 46%, у нас валютная выручка выросла со 170 миллионов в январе до 227 миллионов в день за последний месяц.

Поэтому Национальный банк за последние два месяца купил миллиард долларов. От населения с начала года банки купили тоже уже 1 миллиард 100 миллионов долларов.

– Ваши цифры и ваше настроение не коррелируются как-то с цифрами правительства и с оценками правительства.

–Полностью коррелируются. У нас макропрогноз один, потому что он у нас совпадает с МВФ, и мы его вместе используем. У нас с ними полностью все совпадает. Вы хотите найти, чтобы не совпадало, а оно совпадает.

– Просто многие говорят о нарастающем кризисе.

– Это паникеры говорят. У нас, наоборот, ситуация кардинально улучшилась на рынках. В начале года цены еще продолжали падать. С начала года цены на сталь выросли на 46%, на железную руду – на 17%, растет зерно. На международных рынках нефть практически в два раза выросла, с 30 до 50. А нефть – это товар, который тащит за собой все остальное. Это как эквивалент других commodities. Мы очень маленькая открытая экономика, к сожалению, очень зависящая от цен на commodities.

ВСЕ, ЧТО КАСАЕТСЯ ICU, СПРАШИВАЙТЕ У ICU

– Мы хотели получить от вас разъяснение по российским банкам. Они объявляют, что уходят. Это политически обосновано, они уходят, «потому что не могут работать во вражеской стране», или они уходят, потому что им тут экономически не оправдано находиться?

– Я, как регулятор занимаюсь не политическими вопросами, а регулированием банковской системы.

После того, как они прошли стресс-тест, у них были очень большие дыры в капитале. И они уже полностью докапитализировались, что нас очень радует. Более того, если вы обратили внимание, российские банки не развивают свой бизнес, а потихоньку его закрывают. И если они решат продать свои дочерние банки, то пусть продают.

– Кому они могут продать?

– Это их выбор, я не торгую банками.

– Но вы следите за их движениями.

– К нам надо прийти, чтобы мы собственнику при сделке купли-продажи подтвердили, что он достойный собственник. Никто до сих пор ни с чем этим не обращался.

Единственная сделка, которую мы подтверждали, но мы этот банк все-таки не относим к российским (как минимум, он не российский банк с государственным капиталом), поэтому он у нас не вызывает никаких опасений – это покупка «Альфабанком» «Укрсоцбанка». Мы не против этой сделки.

– Как вы относитесь к тому, если покупателями российских банков будут люди из окружения президента?

– Я не могу сказать, как мы отнесемся. Этот человек должен прийти и, как минимум, подтвердить свои доходы и незапятнанную репутацию.

– Но это нормальная ситуация?

– Я не понимаю, что такое окружение президента. Пусть этот человек придет, покажет, как минимум, свои доходы, где он их взял.

Я совершенно не против, если, например, господин Ахметов сегодня придет и захочет купить банк. Чем он нам как собственник банка не подходит?

– По поводу Ахметова. Правда ли, что ICU хочет выкупить долги его ПУМБа.

– Во-первых, все, что касается ICU, спрашивайте у ICU.

Во-вторых, мне кажется, вы переоцениваете финансовые возможности этой группы… Я не знаю, как развивалась ситуация дальше, но по тому, что я помню, по тем объемам, которые были у ICU, то долги ПУМБа выкупят ICU – это нонсенс.

– Но облигации ДТЭК компания ICU же выкупила.

– Что значит выкупил долги ДТЭК? Что вы у меня спрашиваете? Там есть два партнера – Макар Пасенюк и Константин Стеценко.

– А вы не знаете, что происходит в компании, которую вы создавали и были акционером?

– В жизни компании я не участвую уже два года и не собираюсь там участвовать.

– Но с (Макаром) Пасенюком общаетесь?

– Я с Макаром Пасенюком общаюсь, в лучшем случае, на пикнике у одного нашего друга. Это ерунда какая-то. Вы видели Макара Пасенюка здесь? Хоть раз кто-то его тут видел?

– Вам нравится, как развивается ICU?

– ICU же не публичная компания. Я очень хочу, чтобы она хорошо развивалась, они мне еще частями должны доплатить денег.

– За что?

– За проданный мой пакет они мне платят в рассрочку. Два транша заплатили, и еще три меня ждет. Поэтому я не против, чтобы они хорошо развивались. Но это не публичная компания, их отчетность посмотреть негде.

– Что вы знаете о роли Макара Пасенюка в делах президента.

– Я серьезно говорю, это же не шутка, вы меня просто троллите: я с Макаром вижусь, может быть, два раза в год на дне рождения наших совместных друзей. Мы действительно не ведем совместный бизнес…

Первые 9 месяцев моей жизни в Нацбанке я спала по 5 часов, а остальное время работала. Сейчас у меня есть чуть больше времени, но, например, мой муж вчера очень на меня обиделся, потому что у него был день рождения, а я пошла на ужин с главой шведского центробанка и пришла домой только в пол-одиннадцатого. Поэтому я бы очень хотела больше своего свободного времени проводить не с Макаром Пасенюком. Это я вам точно скажу. Поэтому не ищите там Макара Пасенюка. Более того, Макар Пасенюк жив и здоров, ну попросите у него интервью.

– Интерес к его личности понятен – он был основным коммуникатором в офшорном скандале, к тому же наши собеседники в АП рассказывают о его особой роли в делах президента. Поэтому мы вас спрашиваем. Вы же работали долгое время с этим человеком.

– Я не просто работала, я начинала эту компанию организовывать 10 лет назад, я подбирала партнеров в эту компанию. Но мне очень тяжело было решиться на теперешнюю позицию, я долго с президентом вела переговоры, потому что уйти из собственного бизнеса было тяжело. Но я это сделала! Так как профессиональный вызов, который стоял, заставил меня принять предложение президента, как, наверное, и любого другого профессионального банкира.

– Офшорные скандалы – это болезненная тема последних недель и месяцев. Большой список украинцев проходит по этим «панамским документам», включая президента и других важных людей. Некоторые из них заявляют, что они получали разрешение от Нацбанка на вывод денег на эти офшоры. Вы в эту ситуацию каким образом сейчас включены? Вы с этим работаете, проверяете или ждете, когда к вам кто-то обратится? Каково место Нацбанка в этой истории с офшорами?

– Я бы вообще не называла эту проблему именно офшорной проблемой. Проблема нашей страны сложилась не вчера. Это история 25-летней развития всей страны.

В этот же день, когда у нас произошел так называемый панамский скандал, СМИ опубликовали перечень собственников. По закону раскрыты собственники компаний. Вам не кажется это еще большим скандалом – открытый перечень собственности, чем панамский скандал? Как по мне, там полностью раскрыта вся собственность нашего украинского бизнеса и она вся в офшоре.

И тогда возникает вопрос – вы с чем боретесь? С тем, что 25 лет в стране все корпоративные права всего украинского большого и среднего бизнеса перекочевали в зарубежные юрисдикции? СКМ холдинг в Голландии – это офшор? Это не офшор, это Голландия. Кипр – это офшор? Нет – это Евросоюз.

Ну тогда у нас весь мир офшор, одна Украина «оншор». Поэтому я бы сказала, что проблема – «дезарубежация».

У нас очень большая проблема трансфертного ценообразования, потому что очень много денег было выведено в свое время как раз через механизм трансфертного ценообразования, но это проблема сейчас не сильно релевантная, потому что ценообразование трансфертное может быть только, когда у вас есть маржа. А когда последние полгода (до роста цена на commodities за последние два месяца) маржи не было, то стали возвращать деньги, чтобы поддержать падающий бизнес.

Надо все равно нормально построить трансфертное ценообразование, потому что так же будет не всегда, маржа скоро снова появится. Я подняла вопрос о деофшоризации на Нацраде реформ еще в октябре 2015 года и сказала, что главный вопрос – это то, что корпоративные права всего бизнеса находится там – среднего, большого, супербольшого.

– Когда нам можно ждать валютной либерализации? Когда снимут остальные ограничения для граждан и для предприятий?

– То, о чем мы все время говорим – если бы мы не заморозили программу МВФ и в октябре 2015 года получили очередной транш и продолжили программу, то большая часть тех административных ограничений, которые мы вводили во время кризиса, были бы уже сняты. Потому что у нас дорожная карта, согласованная с МВФ, связана не со временем или датами, а с достижением цели по резервам.

То есть, первую довольно большую либерализацию мы провели после того, как закончили реструктуризацию госдолгов. После этого, извините меня, у нас в августе прошлого года был последний транш МВФ, это все должны понимать. Скоро будем праздновать годовщину последнего транша МВФ.

– Какие чаще всего к вам звучат претензии со стороны МВФ?

– Ко мне со стороны МВФ звучат не претензии, а звучат похвалы.

Наверное, мы так хорошо построили работу, что независимость Центробанка у нас получилась. Поэтому мне не задают вопросы по поводу других министерств, это не моя ответственность.

У МЕНЯ СО ВСЕМИ БАНКАМИ БЫЛИ СЛОЖНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ

– Много разговоров вокруг «Ощадбанка». Он вроде и провел ребрендинг и показывает себя европейским банком. С другой стороны, все время говорят о том, что у него тоже какие-то проблемы. У нас есть несколько системообразующих банков, как Приват и «Ощадбанк». Любое слово вокруг «Привата» может дестабилизировать ситуацию. Так же любое негативное слово может ее дестабилизировать вокруг «Ощадбанка».

– Я буду сейчас «Ощадний банк» только хвалить. Поэтому зачем вы волнуетесь и делаете такую преамбулу в своем вопросе?

Во-первых, они прибыльные уже в этом году. Во-вторых, понятно, что история страны – это история олигархического правления … Но в отличии от России в наших госбанках не было так много олигархических проблем.

Олигархический банкинг в Украине выстраивался на уровне частных банков. К сожалению, в государственных банках мы видим историю украинской власти за последние 20 лет. Она очень хорошо прослеживается, если посмотреть на кредитные портфели этих учреждений, когда деньги раздавались безвозвратно. К счастью, с этим давно покончено, ничем таким больше эти банки не занимаются.

У нас два системных государственных банка – «Ощадний» и «Укрэксимбанк». Уже есть полная стратегия развития этих банков, мы ее приняли с Минфином, долго обсуждав перед этим.

Опять же, короткое описание этой стратегии, что мы будем делать в ближайшее время, прописано в нашем меморандуме с МВФ. Банки сейчас достаточно капитализированы, есть программа рекапитализации этих банков на три года. Государство 100% декапитализирует эти банки, здесь нет никаких сомнений.

Банкам сейчас поставлена задача активно работать со своими проблемными кредитами, потому что все частные банки хорошо работают с проблемкой, а государственные банки никогда с этим работать хорошо не умели. Поэтому они очень активно начали работать.

Вы можете посмотреть по количеству судов, которые сейчас они выигрывают и по количеству активов, которые они уже забирают у всех этих украинских исторических персонажей. Более того, банк вышел на прибыльное плато… Только, по-моему, с начала этого года банк нам погасил рефинансирование порядка 8 миллиардов гривен. Так, чтобы вам было понятно, и ликвидность у него, по-моему, 35 миллиардов сейчас.

– А какие долги в целом по рефинансу?

– По рефинансу всех банков у меня есть точные цифры. У нас 26 миллиардов гривен за мою каденцию уже погашено, из них почти 18 млрд гривен в этом году. Общая задолженность у нас 81,5 миллиарда гривен, но из платежеспособных банков это 34,9 миллиарда гривен. Все остальное – это через продажу залогов. В этом году мы от продажи залогов неплатежеспособных банков собираемся получить 12,8 миллиарда гривен и уже получили 2 миллиарда гривен.

Чтобы вам было понятно про неплатежеспособные банки, то 90% невозвратного рефинанса было выдано еще во времена, когда Юлия Владимировна была премьер-министром.

Там капитализировались банки, которые потом вывели с рынка, и там выдавался рефинанс на общую сумму 77 миллиардов гривен по курсу 5. «Злочинна влада» выдала 12 миллиарда гривен, чтобы вы почувствовали разницу.

– Вы почему-то забываете о вашем предшественнике Степане Кубиве, который также выдавал рефинанс на большие суммы.

– Я не забываю про Степана Кубива, я рассказываю про 77 миллиардов гривен для неплатежеспособных банков, которые выдавались, когда Тимошенко была премьером.

– Кубив тоже раздавал рефинанс направо и налево.

– Степан Кубив, как минимум, много выдавал системным банкам, которые нам сейчас погашают рефинанс.

– И проблемным он тоже выдавал.

– Я не спорю, что НБУ в то время выдавал…

– Вы считаете, что его деятельность в Нацбанке должна расследоваться?

– Я, как минимум, считаю, что в такое сложное время надо было действовать быстро при этом не обладая информацией насколько банки недокапитализированы. Просто не помочь банкам на тот момент, когда был огромный отток физических лиц из банков, было невозможно.

– Но вы считаете, что его деятельность должна стать поводом для расследования?

– Банки, которым больше всего было выдано рефинанса, не отправились в Фонд, а пришли и гасят сейчас свои кредиты. Некоторые, понятно, ушли в Фонд. Но, поверьте, Жеваго 6 миллиардов гривен когда-то не Кубив выдавал. И 7 миллиардов гривен Фирташу тоже не он давал. А они все уже ушли отсюда с рынка.

– По поводу Жеваго тоже можем рассказать историю, без купюр. Решение по реструктуризации якобы было принято. В том числе, механизмом для переговоров стало условие продажи КрАЗа господином Жеваго правильному инвестору. Слышали эту историю от двух участников рынка.

– Я уже поняла, куда вы ведете. Вас не в ту сторону точно кто-то информирует.

Жеваго лично мне клялся, что он очень хочет продать КрАЗ индийским инвесторам. Но на этом КрАЗе долгов больше, чем стоимость всего предприятия. И он ходил каждый день в мой кабинет и рассказывал про индийских инвесторов.

Он ко мне приходил и рассказывал: «Ну вот еще подождите, я же уже тут КрАЗ продаю индийским инвесторам, но они не хотят брать, там большие долги». Ведь ему было дано практически полтора года.

– То есть, причиной стало все-таки то, что он не смог продать КрАЗ?

– Нет, причиной стало то, что ему еще когда я посмотрела на ситуацию в банке, сказала, что банк мертвый. Потом были бесконечные переговоры. Я ему с самого начала сказала, что если он хочет сохранить банк – ему придется продавать активы, потому что у банка в портфеле около 80% – это кредиты связанным с акционером компаниям, а cash flow мог генерить только Ferrexpo от дивидендов.

Но, извините, когда у вас нечего уже генерить, а банк неликвидный, то Национальный банк не может помогать неликвидным банкам.

Мы ему выдали два раза по 700 миллионов под залог качественных активов и под его персональную гарантию, но только под выплаты до 200 тысяч Фондом гарантирования. Дали ему время полностью на конвертацию всех его крупных заемщиков капитала. Там была целая программа, и я это описывала. Поэтому с ним очень долго возились.

Но теперь, sorry, я его 25 раз предупреждала: «У вас персональная гарантия, которую вы нам выдали». Вы останетесь вообще без ничего.

– Вы сказали, что были сложные переговоры. С кем еще из собственников банков у вас сложные отношения и сложные переговоры?

– У меня со всеми были сложные переговоры. У меня не было ни одного собственника банка, который пришел бы и сказал: «Боже, какая радость – стресс-тест!». У нас легкие переговоры с госбанками, потому что их капитализирует государство.

– А угрозы поступали на переговорах?

– Да, поступали.

– Кто угрожал и по какому поводу?

– Я не буду на эту тему говорить. Мы же с вами профессионально общаемся.

– Кстати, ценности, которые украли из вашего дома во время ограбления, милиция или СБУ нашли?

– Нет, никто не нашел ничего.

Я ВСЕМ СКАЗАЛА «ПРИДЕТЕ НА САМЫЕ ПРОЗРАЧНЫЕ ТОРГИ В МИРЕ»

– Мы понимаем, что против вас любой обиженный банкир или олигарх легко может организовать черную пиар-кампанию. Но если вы ограничены жестко этими рамками закона, то на что рассчитывают люди? Почему они на вас давят, что они хотят от вас получить?

– Мне кажется, некоторые даже до конца никак не могут понять, что время изменилось. Я могу их тоже, наверное, понять.

Мне недавно один олигарх сказал: «Видел я тут уже 5 глав Нацбанка, 5 президентов, а уж сколько видел министров финансов – немеряно».

Нет у некоторых понимания, что это безвозвратно. Хотя мы недавно в Вашингтоне ужинали с Джорджем Соросом и говорили на эту тему – можно ли что-то изменить безвозвратно?

Конечно, я приложила все усилия за эти два года, чтобы все-таки сделать это как можно ближе к irreversible.(необратимый – УП) Но мы решили в конце ужина с Соросом, что ничего irreversible быть не может. Мы в НБУ реально повернули реку вспять, но вернуть назад это можно. Хотя это будет очень сложно так как мы сократили в Нацбанке 6 тысяч человек, мы закрыли все территориальные отделения, мы избавляемся от непрофильных активов, вывели с рынка 78 банков.

– Это можно назвать банковским геноцидом. А как вернуть доверие к банковской системе в такой сложной ситуации?

– Вы говорите «геноцид», а я считаю подвиг. В этом и вопрос. Наконец-то кто-то очистил банковскую систему.

– Это действительно важная вещь – то, что вы сделали, почистили рынок. Но как вернуть доверие? Кажется, что вы делаете ставку на монополизацию банковского рынка несколькими крупными банками, что вы убиваете всю мелочь, укрупняете банки, и это ваша основная стратегия.

– Слушайте, мы сделали очень легкую процедуру для консолидации мелких банков.

Если у вас акционеры не знают, зачем они открыли банк, если они не имеют никакой бизнес-стратегии, если у них нет денег даже на капитал 200 миллионов гривен, то нашей банковской системе и нашему обществу эти банки не нужны.

Мы сделали совершенно легкую процедуру для консолидации этого сектора или, как мы называем, самоликвидации. Давайте говорить о реально работающей банковской системе. Я вам сказала, что практически 20 банков сегодня представляют из себя 88,6% банковского капитала, а 40 банков – 96%. Это наша банковская система, о них мы с вами должны очень внимательно заботиться.

– Как вы собираетесь возвращать доверие вкладчиков?

– Самое главное, что мы сделали – стабилизировали макроэкономическую ситуацию в стране.

Мы первый раз перешли на гибкое курсообразование, сбалансировали наш платежный баланс, перешли в инфляционное таргетирование, когда мы хотим достигнуть инфляции 12% в этом году, 8% в следующем, а 6% через год, и потом по 5%, тогда у нас будет гривна и кредиты.

Если мы этого достигнем, тогда у нас будет колоссальный прорыв. В чистой банковской системе, которая будет хотеть кредитовать. А то, что мы не вернули…

– Но вы не ответили на вопрос.

– Я не согласна с вами, у нас прекрасные показатели, как растут депозиты в банковской системе.

У нас есть еще административные ограничения, которые мы сейчас будем постепенно снимать, так что и здесь будет существенный прирост вкладчиков в банки.

– Вы довольны работой Ворушилина в Фонде гарантирования вкладов?

– В связи с тем, что я все время хочу, чтобы все работали быстрее, я тоже очень хочу, чтобы наш Фонд гарантирования вкладов, в связи с тем, что сейчас он превратился в самую большую компанию, которая имеет огромное количество разных активов, работал быстрее… Мы очень хотим, чтобы продажа активов была сделана самым возможным транспарентным образом по самой высокой возможной цене.

– Как вы сейчас оцениваете эту транспарентность?

– На самом деле, у них только с 15 апреля заработал консолидированный офис по продажам. И вот теперь, я так думаю, работа пойдет. С этим нам помогали наши американские коллеги из US Treasury.

– А много ли претендентов на эти активы?

– Чем больше мы пригласим сюда всех больших зарубежных инвесторов, тем больше мы с вами получим спроса на эти активы. Но на сегодняшний день большой платежеспособный спрос только внутри страны вызывает сомнения… Пока еще самые крупные объекты не были выставлены на продажу. Сначала их надо получить в собственность. Вот мы нефтеперевалку Херсонскую хотим продать.

– Которую Злочевский продал Курченко?

– Я не могу сказать, чья она. Из «Реал банка» она пришла как залоговое имущество, которое мы два года уже не можем отсудить. Потому что это тоже довольно знаковый объект, на который есть спрос. У нас есть и другие знаковые объекты.

Например, у «Надра» есть ТРЦ «Республика» на Окружной дороге. У нас есть залоги, которые от банка «Имэкс» – это просто большие торговые центры в центре Одессы, стадионы, база «Черноморца». Все знаковое должно продаваться на самых открытых прозрачных аукционах.

– Вы не ожидаете новой войны компромата и черного пиара, когда начнется продажа этих активов?

– Она вот-вот уже начнется.

Нефтеперевалка – это залог у третьих лиц, если мы ее получим, мы сразу сами ее можем выставить на продажу. Остальные объекты будет продавать Фонд.

Продавать права по кредитам во всем мире нормальная практика Но это в правовой стране, когда там есть залог, ты право по кредиту продал, и через 5 минут у тебя залог оказался в собственности.

У нас на продажу прав по кредиту с большой вероятностью придет сам же заемщик по низкой цене. То есть в нашей стране правового нигилизма – это продажа билета на войну. Поэтому наша судебная система – это первая реформа, которая нам нужна. Не полиции, не прокуратуры, не СБУ, а именно судебной системы. Потому что если начнется справедливость на уровне правосудия, то дальше подтянется и все остальное.

– Бегают уже к вам по поводу продажи этого имущества?

– Вы знаете, бегали, когда еще был живой (Игорь) Еремеев. Я всем сказала: «Все придете на самые прозрачные торги в мире».

– Теперь по поводу отставок. Разговоры вокруг вашего возможного ухода не прекращаются

– Что вы хотите, чтобы я вам ответила? «Не читайте Дубинского» или что?

– А когда уходил Арсений Яценюк, не намекали вам, что вы должны подвинуться, освободить для Яценюка место?

– Мне кажется, Арсений Петрович не очень сюда хотел. Мне не то что никто ничего не говорил, мне никто не намекал и со мной никто на эту тему не разговаривал.

– Сколько вы за этот год писали прошений президенту об отставке?

– Я за два года не писала ни одного заявления.

– Но у вас есть заявление, на всякий случай написанное?

– Вот сколько листиков я исписала, пока с вами разговаривала. Я умею писать. Если что, я же напишу заявление за одну секунду. Его не надо заготавливать. Ну сколько уже можно этих инсинуаций?

– Дайте нам сигнал. Если мы услышим, что, по данным источников таких-сяких, Валерия Гонтарева подала в отставку – это когда вы с розовой розой выходите на пиджаке или с красной?

– Да у меня нет красной, у меня только розовая есть…

Очень просто. Вот вы видели, как у нас уходил Писарук? Мы за месяц всем сообщили, что Писарук уходит. Это называется плановый уход. Это когда ты это все спланируешь, все объявишь, скажешь: «Я передаю дела преемнику. Пока, я пошел».

Это будет плановый уход, вы о нем узнаете от меня.

Может быть внеплановый. Внеплановый – это президент меня вызывает и говорит: «А не пойти бы тебе в сад?». Я независимый руководитель независимого Национального банка. В принципе, я могу ответить: «Нет, не пойти. Потому что я независимый Национальный банк и в законе о НБУ указаны конкретные пункты за что Президент может подать заявку о моем увольнении в Верховную Раду.

Но, скорее всего, если президент позовет и так скажет, то я не буду этому сопротивляться.

– Вы постоянно настаиваете на своей независимости.

– Да, жестко настаиваю и у меня это хорошо получается.

– Зная Петра Алексеевича и зная, что вы работали с ним и занимались его личным бизнесом…

– Значит, вы не знаете Валерию Алексеевну. Петра Алексеевича знаете, а Валерию Алексеевну знаете плохо. Можете пойти и спросить у любого депутата. Пойдите у Ложкина спросите, можете спросить у президента, спросите у его ближайшего окружения, спросите у Арсения Петровича. Он же может вам ответить по поводу независимости Национального банка.

– Вопрос в следующем. Глава Фонда гарантирования вкладов – выходец из структуры президента, вы тоже обслуживали его бизнес. Вы не видите в этом какого-то конфликта интересов?

– Петр Алексеевич Порошенко не был самым большим клиентом компании ICU. Может, так вам будет легче. Я думаю, что если бы другой кто-нибудь стал президентом из клиентов и инвесторов ICU, то там бы даже больше можно было бы рассказывать.

– Но почему-то именно вас он пригласил на должность

– Петр Алексеевич, по-моему, хорошо разбирается, кто есть профессионал и у кого какой интеллектуальный уровень. Я могу вам только одно сказать – что кто-то, может быть, когда президент мне предложил прийти на это место, мог однозначно сказать, что «она предложена президентом». Но быть предложенным президентом и быть аватаром президента или быть исполнителем воли президента – это же разные вещи, правда? Меня он выбрал, я думаю, исключительно по профессиональным качествам. И, я надеюсь, не ошибся.

– Если вы так много всего сделали хорошего, почему вы не удержали Писарука?

– Вы что, я его удержала. Мы с ним договорились, он приедет на год. Он проработал полтора года, то есть я его еще полгода крепко держала. Я сказала: «Пока не закончишь стресс-тест, пока не подпишем все эти программы, я никуда не отпущу».

– Такое впечатление, что он уходил как выжатый лимон, как будто из какого-то окружения под Иловайском, а не из успешного Центрального банка.

– Саша как раз сейчас приехал с семьей, выглядит шикарно. После такой безумной работы с сумасшедшего ритма он на полгода взял «sabbatical», можно перевести как творческий отпуск. И сейчас он выходит на новую работу. Я думаю, в июне вы уже увидите, где он будет. По-моему, 6 июня он выходит на новую работу.

– В Украине?

– Нет, за рубежом, в хорошей организации. Увидите, пусть уже выйдет туда 6 июня. Мы с ним договаривались, что он проработает год. Он за месяц до окончания этого срока пришел и сказал: «Дорогая Валерия Алексеевна, через месяц 21 июля, срок истекает, game is over»(игра окончена – УП). Я его очень просила остаться, мы были в разгаре стресс-теста. Я ему сказала: «Давай доделаем это все». В принципе, мы все доделали до Нового года, уже в ноябре объявили, и на Новый год он ушел. Это все спланировано.

– Мы можем ждать появления на рынке каких-то крупных западных банков?

– Я всегда, когда встречаюсь с главами Центробанков по всему миру, главная идея – давайте, ребята, приходите… И американским нашим товарищам я говорю: «Ну что же Citibank у нас такой маленький, давайте мы, как минимум, его начнем растить. Давайте мы будем более активно развиваться. Давайте вы посмотрите еще на другие банки».

Когда мы были в Китае, они говорили о возможности открытия здесь своего филиала одного из их банков. Мы сказали: «Давайте, мы и на это согласны. Конечно, мы больше любим, когда открываются дочерние банки, но мы и на филиалы готовы».

Недавно наш Яков Васильевич Смолий приехал из Ирана, где он был с большой правительственной делегацией. Иранские банки очень хотят начинать работу на нашем рынке. Это мы приветствуем, конечно.

К сожалению, на активный рост европейских банков в Украине мы сейчас не надеемся, там у многих проблемы с собственной рекапитализацией.

– То есть, вы довольны итогами 2 лет своей работы?

– Первое – «спасибо, что живой». Думаю, что да. Теперь, международные эксперты рекомендуют другим центробанкам развивающихся стран брать с нас в пример – как целевую модель. Мы прошли через страшный разрушительный шторм и выстояли, очистили банковскую систему, перешли на гибкое курсообразование и новую монетарную политику инфляционного таргетирования, мы трансформировали центробанк из средневекового монстра в модерный центробанк.

Если о себе лично, могу сказать, что профессионально это дало мне очень много. А с другой стороны, конечно, было очень сложно. Бессонные ночи, необоснованная критика, потоки выдуманной грязи.

Зато, когда ты перестроил всю систему, когда у тебя работает команда, то становится легче. На это я положила очень много своей энергии. Так что когда закончу эту работу, как и Писарук, точно уйду в sabbatical. (сделаю перерыв в работе – УП).

Украинская Правда

Севгиль Мусаева- Боровик, Павел Шеремет,

Пятница. Семь часов вечера. Рабочий день в Национальном банке уже закончился.

Валерия Гонтарева на правах хозяйки решает провести «Украинской правде» небольшую экскурсию.

Как тут возле приемной главы Нацбанка мы неожиданно сталкиваемся с веселым и заметно похудевшим олигархом Игорем Коломойским, которого сопровождает председатель правления крупнейшего в стране «Приватбанка» Александр Дубилет.
Коломойский при виде Гонтаревой и нас расплывается в улыбке. Глава Нацбанка здоровается, но не скрывает своего удивления, для нее эта встреча такая же неожиданная, как и для нас.

– Вы к кому? – интересуется она у Коломойского.

– К Вам, – отвечает тот.

– Нет, у меня с вами встречи в расписании нет. Вы, наверное, ошиблись.

Через несколько минут выясняется, что у руководства «Приватбанка» запланирована встреча с директором департамента сопровождения кредитов Татьяной Лойченко. Гонтарева отвечает, что сейчас не готова принять Коломойского и вообще – на вечер уже запланирован семейный ужин.

– Вы как работу главы Нацбанка оцениваете? – интересуется у него «Украинская правда», воспользовавшись секундной паузой.

– Отлично! Валерия Алексеевна чистит рынок для нас, – отшучивается Коломойский.

Этот ответ вызывает смех у всех присутствующих, кроме Гонтаревой. Она спешит увести нас от нежданного гостя. Уже после нашего разговора она уделит ему время.

«Приватбанку» и ситуации вокруг него была посвящена и часть нашей беседы с главой Нацбанка.

Собеседники «Украинской правды» в окружении президента утверждают, что вопрос ликвидности и погашения кредитов «Приватбанка» в последнее время часто обсуждался на Банковой.

Подтвердил это и сам президент во время пресс-конференции 3 июня «Мы с Коломойским обсуждали выполнение «Приватбанком» нормативов НБУ, – ответил он.

Гонтарева, впрочем, отрицает наличие каких-либо указаний ей как главе Нацбанка со стороны кого-либо. «Президент мне по поводу «Привата» не звонит, он мне как-то вообще не звонит», – утверждает она.

Гонтарева, которая за 2 года на должности провела настоящую революцию, настаивает на полной независимости Центробанка.

С июня 2014 года с банковского рынка было выведено 78 неплатежеспособных и кэптивных банков. Гонтареву обвиняли в девальвации украинской гривни, народные депутаты нередко устраивали ей холодный душ во время выступлений в раде, были и обструкции от тогдашнего премьера Арсения Яценюка и регулярные слухи об отставке Гонтаревой с должности руководителя Нацбанка. Под зданием НБУ, тем временем, организовывались митинги «обиженных вкладчиков», которые требовали для Гонтаревой «мусорной люстрации».

Глава Нацбанка к этой реальности привыкла. Она признается, что тяжелые отношения у нее сложились практически со всеми владельцами крупных банков в Украине, которые были выведены с рынка в последние два года.

Угрозы ей поступали неоднократно, а в прошлом году неизвестные ограбили ее дом, вынесли все ценные вещи. Виновных так и не нашли.

«Украинская правда» накануне интервью с Гонтаревой собрала часть вопросов от участников рынка. Некоторые из них прозвучали во время беседы.

ВЛАДЕЛЬЦУ И СОБСТВЕННИКУ «МИХАЙЛОВСКОГО» ГРОЗИТ ДО ПЯТИ ЛЕТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

– Перед тем, как прийти к вам на интервью мы общались с большим количеством игроков банковского рынка. Вы знаете – многие из них достаточно критически относятся к вашей работе, у некоторых отношение крайне негативное. Как вы можете это объяснить?

– Я не знаю, с кем вы общались. У нас, видимо, разный круг общения, потому что такого восхваления Национального банка и его главы я не слышала на протяжении последних шести месяцев. Включая и международное сообщество.

Вчера, например, мы получили последнее исследование, которое было разослано Тимом Эшем. Я даже стеснялась читать, что, по его мнению, я лучший глава центробанка.

Не так давно я также победила в номинации Финансовое признание «Представители органов власти», и там, как раз таки был проведен опрос около 100 экспертов представителей банковского сообщества.

И первое, и второе, и третье место занял Национальный банк: первое заняла я, второе занял мой бывший заместитель Писарук, и третье – Катерина Рожкова. Вот что говорит банковское сообщество. Поэтому sorry, я просто не знаю, с кем вы общаетесь.

– Хорошо. Процитируем вам тогда одного очень уважаемого банкира: «Если после ситуации с банками Фидобанк и Михайловским никто не будет уволен, то это будет очень плохо для самого Нацбанка».

– Давайте мы тогда сразу перейдем к «Фидобанку».

Мы сделали стресс-тест крупнейших 20 банков, и «Фидобанк» был одним из банков, попавших в стресс-тест.

После того, как банк проходит стресс-тест, у него должна появиться программа рекапитализации. Вся эта программа подписывается банком, утверждается правлением НБУ и является комплексной. В ней сказано, что банк должен сократить свои портфели связанных лиц, дать более качественные залоги, внести недостающий капитал живыми деньгами, конвертировать часть задолженности, которая есть у банка, в капитал.

Так вот, по результатам стресс-теста и нашего инспектирования «Фидобанку» была составлена программа оздоровления, предусматривающую довольно большую рекапитализацию, которую банк должен был сделать. Половину этой суммы банк смог собрать, на половину суммы он хотел конвертировать вклады крупнейших своих вкладчиков в капитал.

Когда банк понял, что сделать этого не может, потому что его крупнейшие вкладчики отказались, у банка не было никакого другого варианта, как просто уходить с рынка. Акционер банка повел себя совершенно адекватно, как и менеджмент – он не предпринимал ни дробления депозитов, ни размывания активов, ни вывода активов.

К сожалению, возможности Адарича закрыть дыру в капитале, которая была необходима, у него не хватило.

– А что касается банка «Михайловский»?

– Там совершенно другая ситуация.

За оперативный вывод с рынка банка «Михайловский» я не просто не уволю, а собираюсь нашим сотрудникам выделить если не денежные премии, потому что они у нас не предусмотрены, то, как минимум, благодарности главы Национального банка.

Теперь рассказываю, как это все происходило.

Банк был отнесен в категорию проблемных еще в прошлом году. Для банка также была разработана программа, которую они должны были выполнить, в которой четко все расписано.

Мы с руководителем банка, господином (Игорем) Дорошенко, общались и предупреждали, что есть шанс попасть под уголовную ответственность, если банк будет делать что-то незаконное.

Теперь можно констатировать факт – банк попал (и менеджмент банка, и акционеры банка) под уголовную ответственность. О чем уже во все правоохранительные органы нами поданы все документы.

Что же сделал банк? Увольняется господин Дорошенко, утром нам это становится известно из СМИ. Он даже накануне нам ничего не сообщил.

В этот момент банк был проблемным и находился на особом мониторинге со стороны Национального банка. Кроме того, у нас там постоянно находился куратор.

С утра куратору говорят, что операционная система банка не работает по техническим причинам. Это значит, что куратор не может ничего увидеть в системах, он не может увидеть, что банк делает.

Куратор нам немедленно это сообщает, потом мы еще узнаем, что неожиданно уволился Дорошенко и понимаем, что происходит что-то странное. Мы тут же отключаем банк от системы СЕП и перекрываем возможности вывести деньги за пределы Украины.

– А что происходило: была попытка вывода денег за рубеж?

– Нет, у них корсчет был отключен, они даже гривну вывести не смогли.

Что они делали? Они делали проводки в балансе. Была компания, которая привлекала депозиты, пользуясь финансовой неграмотностью наших людей. Эта компания привлекала депозиты отдельно от банка, потому что «Михайловскому» был поставлен потолок на привлечение депозитов. Поэтому они открыли компанию, стали через нее привлекать деньги населения. Эта компания находилась со своими счетами совершенно в другом банке, мы это обнаружили и предупредили руководство того банка.

В этот день, когда они в своем банке «Михайловский» отключили полностью все свои системы, они совершили проводку в балансе с компании на банк. Они сделали на 5 тысяч проводок в балансе и записали 1 млрд гривен себе в пассив. Фондом гарантировалось 1,6 млрд гривен вкладов и они, совершенно нелегально, добавили туда еще этот миллиард.

Мы это тут же оспорили и баланс у них с этими данными не приняли. Что делается с другой стороны, со стороны активов? Они 111 тысяч кредитов, выданных частным лицам, переоформляют на свою родственную компанию. Это просто проводка в балансе. Этот баланс у них никто не принял, не волнуйтесь.

– Это было сделано с той целью, чтобы Фонд гарантирования вкладов потом заплатил эти деньги?

–Никто ничего не заплатит. Это ерунда, они просто подвели себя под уголовную ответственность. Вот все, что они сделали. И уже постфактум господин (Виктор) Полищук, проходимец, заявляет, что он еще продал этот банк кому-то…

Г-н Полищук будет отвечать по закону. Документы в правоохранительные органы мы выслали. Более того, когда только появилась информация о том, что у них отключен операционный день и уволился менеджмент, мы заблокировали их корсчет, мы еще туда сразу же отправили Фонд гарантирования.

– Кого вы собираетесь наградить?

– Наш департамент надзора. Я считаю, что такой оперативной работы еще не было – день в день были схвачены за руку люди в момент попытки совершить мошеннические действия, не принят баланс.

– Как объяснить появление информации о ликвидации банка в СМИ, потом опровержение этой информации, а потом все-таки ликвидацию банка?

– Я только могу сказать, что опровержение утром давала наша пресс-служба, которая не обладала информацией о признании банка неплатежеспособным. С утра только готовилось постановление Нацбанка, надо было все задокументировать. У нас было правление вечером, постановление уже готовилось.

Это говорит о том, что у нас внутри не было утечки информации до принятия решения правлением. Скорее всего, утечка информации на рынок была из самого банка. Банк уже знал, что мы готовим постановление о приостановлении его деятельности.

– Это выглядело странно.

– Как по мне, тоже. Такой же точно вопрос возник и у меня к нашей пресс-службе. Я спросила: «Девушки, с чего бы это? Хоть бы спросили, позвонили в наш надзор».

– Существует также версия по поводу рейдерского захвата «Михайловского»…

– Единственное подтверждение того, что какие-то переговоры происходили между Дорошенко и «Платинумом» – это то, что Дорошенко пошел в «Платинум». Это единственное, на каком уровне вы можете идентифицировать какие-то отношения между этими банками.

– В то же время, Катерина Рожкова, как известно – бывший сотрудник банка «Платинум». Возможен ли здесь конфликт интересов?

– Катерина Рожкова имеет минимальные пересечения с «Платинум банком». У нее никогда не было конфликта интересов. Это решение правления банка, которое состоит из 6 человек. А вы читаете несуразные потоки слов одного псевдо-журналиста( речь идет об Александре Дубинском – редакторе телепрограммы «Гроши» на 1+1– УП) ? Он уже столько ерунды за свою жизнь написал, что продолжать его читать…

–Какие перспективы уголовного производства в связи с событиями в «Михайловском»?

– До 5 лет лишения свободы.

– Кому?

– Я считаю, что двоим: и Дорошенко, и Полищуку, потому что все было спланировано. Двоим – по 5.

– В Беларуси в свое время пересажали руководителей всех крупнейших банков, даже самых уважаемых. Здесь мы уже второй год наблюдаем постоянно эти скандалы, забирают лицензии, уводят капитал, кого-то ловят в последний момент. Нет ни одного уголовного дела. Мы понимаем, что вы не силовая структура, но вы обращаетесь к силовым структурам, чтобы по тем ситуациям, где видны признаки мошенничества или воровства те банкиры, на каких бы дорогих машинах они не ездили и как бы красиво они не выглядели, все-таки ответили по уголовным статья?

– Знаете, они давно уже не выглядят красиво. Выглядят они жалко, сколь веревочке не виться, как говорится. Что сделал Нацбанк конкретно?

Мы подготовили изменения в законодательство, поэтому сегодня мы с вами можем говорить об уголовной ответственности для менеджмента и акционеров за доведения банка до банкротства. Эти изменения были поставлены в программу МВФ перед получением нами еще первого транша.

Эти изменения были проголосованы Верховной Радой еще в марте прошлого года. Поэтому у меня еще больше, поверьте мне, вопросов к правоохранительным органам. Только Фонд гарантирования подал 355 заявлений по поводу менеджмента и акционеров. Поэтому говорить об этом – это сыпать нам соль на рану.

– Но вам иногда закон тоже не указ. Возьмем Украинский инновационный банк. Было принято решение об отзыве лицензии на основании неплатежеспособности. Потом оно было остановлено в судебном порядке 16 марта, но вы, зная, что постановление о неплатежеспособности банка было отменено в судебном порядке, все-таки приняли новое решение об отзыве лицензии. Почему вы так поступили?

–Его акционеры не сделали ничего для спасения банка, там нулевая ликвидность, он вообще был несовместим с жизнью. Это все, что я могу сказать.

Я точно знаю, что мы ничего не делали незаконно. Этот банк неживой, неплатежеспособный. Скорее всего, его ликвидация произошла, пока этого решения не было.

– Часто ли оспаривают через суд ваши решения?

– Все время оспариваем. У нас был такой банк, который выведен полностью за отмывочную деятельность, банк «Союз», который умудрился за две недели у нас выиграть и первую инстанцию, и апелляцию, после чего мы его просто повторно отправили в Фонд.

–То есть, сколько бы не было постановлений суда против вас, вы, если видите, что банк пустой, каждый день можете его деятельность блокировать?

– Мы же не специально это делаем, не на зло. Просто как вы можете отдать лицензию банку, который неплатежеспособен? Поэтому если суд не хочет смотреть ни на что, ни на какое законодательство, ни на наши аргументы, и принимает, как с этим банком «Союз», полностью незаконное решение, у нас не остается другого выхода.

Суд может приказать отдать лицензию плохому или пустому банку, мы ему отдаем лицензию, и в этот же день на основании того, что он неплатежеспособный, можем принять следующее решение о его выводе из Фонда. Что мы и сделали с банком «Союз». Если он неплатежеспособный, он не может зайти в систему, мы не можем его подключить к нашим счетам.

– А на второй поход в суд уже денег на взятки у этих банков не хватает?

– Они просто понимают, что если второй раз такое сделают, мы все равно отправим банк в Фонд.

ПРЕЗИДЕНТ МНЕ ПО ПОВОДУ «ПРИВАТА» НЕ ЗВОНИТ. ОН МНЕ ВООБЩЕ КАК-ТО НЕ ЗВОНИТ

– Вы уже два года на своей должности. Эти два года многие говорят о достаточно агрессивной чистке банковского рынка и задаются вопросом, можно ли было поступить иначе, пойти по какому-то другому пути, чтобы не страдали вкладчики, не страдали банки? Оглядываясь на эти два года, как вы считаете – Нацбанк выбрал правильный путь очистки банковской системы от неплатежеспособных, кэптивных банков?

– Можно было делать это просто намного быстрее, если бы были построены процедуры.

– То есть, еще жестче?

– Количество бы от этого не изменилось, но все происходило бы более быстрыми темпами, а, следовательно, менее болезненно. Как любая операция по удалению раковой опухоли – ее можно делать месяцами, а можно закончить за один день.

– Почему это нельзя было сделать быстро?

– Потому что вы должны институционально быть готовым к этой работе. У нас институционально был не готов Фонд принять такое количество банков и обслужить это все.

Когда я пришла два года назад, мне надо было полностью перестроить наш институт внутри и сформировать команду, которая может работать быстро и эффективно.

– Возникает ощущение, что ликвидация банков происходит волнами. Сейчас вот снова волна – сразу несколько банков: «Фидо», «Михайловский», «Унисон»

– «Унисон» – это совершенно другая история. У банка «Унисон» была рабочая модель, он был ликвидным, но мы еще два года назад объявили о том, что непрозрачная собственность не проходит.

– И много ли, кстати, еще таких банков как «Унисон»?

– У нас осталось на сегодняшний день еще только два банка с непрозрачной собственностью, которые объявили о самоликвидации. Они только должны провести собрания акционеров и самоликвидироваться.

Это маленькие банки, у них нет ни активов, ни пассивов. Поэтому все – у нас не осталось больше непрозрачной структуры собственности, 100% банковской системы имеет своих, публично открытых акционеров.

Мы объясняли это всем очень давно: если ты самоликвидируешься, выплатишь всем своим вкладчикам деньги, больше не будешь никому должен и просто уходи с рынка, потому что у тебя непрозрачная собственность.

– Все-таки по срокам – когда наконец-то закончится чистка банковского рынка?

– У нас больше нет банков, у которых неизвестна собственность. У нас на сегодняшний день 88,6% банковской системы – это 20 банков. Они как раз все у нас прошли стресс-тесты и подписали программы рекапитализации. Следующие 40 банков – мы сейчас только делаем инспектирование и стресс-тест. Но все остальные банки, кроме этих 20 больших, для банковской системы не представляют системных рисков.

– Вы заговорили о крупных банках. Не можем не задать вопрос по поводу «ПриватБанка». Объясните, какая ситуация с ним в настоящее время. Потому что нам известно, что вопрос «Привата» сильно беспокоит как руководство страны, так и международных кредиторов.

– Он на первом месте из этих двадцати банков, потому что он самый большой.

Но стресс-тест был сделан по одной методологии для всех банков. Тот же самый процесс был сделан по связанному кредитованию одинаково для всех банков. И после этого была установлена необходимость рекапитализации банков.

Рекапитализация – это не только вопрос внесения дополнительного капитал. Это комплексная программа, рассчитанная на три года. Например, это реструктуризация задолженности банка перед Национальным банком. Все, кто имеет задолженность по рефинансу перед Национальным банком, им разрешено иметь пятилетнюю реструктуризацию кредитов, которая позволяла первый год иметь grace period (льготный период – УП), а потом начинать платить нам по 25% в год.

Это и улучшение качества кредитного портфеля и залогов. Это – не только дополнительные средства акционеров, но и конвертация субординированных долгов в капитал первого уровня.

– Но мы спрашиваем конкретно по «ПриватБанку».

– Вы хотите вычленить «ПриватБанк», как будто он находится под каким-то другим регулированием.

– Потому что на каждой встрече off the record с украинскими чиновниками это вопрос №1 – по поводу «ПриватБанка» и его дальнейшей судьбы.

– Он находится под точно такой же программой, как и остальные банки.

Это реструктуризация его кредитов рефинансирования. Он их выплачивает. Как вы видите, он показывает ежемесячно погашение на 650 миллионов гривен. Ни разу с графика мы не сошли. Общая задолженность была 26 миллиардов гривен, и по 650 миллионов он нам каждый месяц гасит, плюс еще проценты – порядка 500 миллионов, то есть по 1,1 млрд у нас идет погашение.

– А вначале были проблемы с выплатами со стороны «ПриватБанка»?

– У нас для всех банков программы построены таким образом, что все выплаты пошли, начиная с марта. До этого подписывалась программа, в конце марта он заплатил, в конце апреля он заплатил, сейчас мы снова ожидаем проплату (уже заплатил 650 млн грн в конце мая).

Дальше они должны улучшить залоги, и они сейчас очень активно над этим работают.

Они укрепляют свои залоги, мы проверяем эти залоги, чтобы была справедливая стоимость. Это ничем не отличается от других банков. Поэтому so far so good (нормально – УП), мы идем по программе.

– Вы самостоятельно принимаете решения касательно «ПриватБанка»?

– Не просто самостоятельно, у нас программа подписана и начала работать еще с марта.

– Вы хотите сказать, что на Банковой этот вопрос не обсуждается с акционером Игорем Коломойским?

– Президент мне не то что по поводу «Привата» не звонит, он мне как-то вообще не звонит. Вам хочется, чтобы он мне звонил, а он мне не звонит.

– …рассказывают, что вопрос по «ПриватБанку» – это все-таки вопрос, который решается на Банковой, а конкретно переговорщиками тут являются Макар Пасенюк, Борис Ложкин.

– Особенно мне нравится упоминание Макара Пасенюка ( партнер инвестиционной компании ICU, которая раньше принадлежала Гонтаревой – УП), это просто совсем смешно. Если они и переговорщики – может, они переговариваются между собой, это мне не неизвестно.

– То есть, вам указаний не дают?

– Со мной эту тему даже не обсуждают.

Более того, надо четко понимать, у нас вся программа рекапитализации банковской системы прописана в нашем меморандуме с МВФ до последней точки, чтобы было очень хорошо понятно, что переговариваться можно о чем угодно, а потом пойти меморандум почитать. Так как мы его не только читаем, но и пишем, а потом это все соблюдаем.

– А что имел в виду министр финансов Данилюк, когда сказал, что у «ПриватБанка» системные проблемы, в Нацбанке об этом знают и хитрый Коломойский выдумывает хитрые схемы, но ему не выкрутиться?

– Вы понимаете, что любой акционер не сильно хочет расставаться с деньгами, но он делает, он дал свои личные гарантии, он подписал все свои обязательства и их выполняет.

– Вы лично общаетесь с Коломойским?

– Да, я лично общаюсь с Игорем Коломойским.

– Насколько он готов идти на уступки, он выполняет условия?

– У нас переговоры по рекапитализации банка длились полгода, но они закончились еще в конце прошлого года – начале этого года, когда была подписана программа рекапитализации и подписано обязательство акционера ее выполнять.

И это называется «гарантийний лист». Дальше, при реструктуризации задолженности Нацбанка акционер дает персональные гарантии. Мы это требуем, чтобы была персональная гарантия.

– Какие персональные гарантии дал Коломойский?

– У него даны персональные гарантии практически на весь наш рефинанс.

– Какие это гарантии?

– Кроме залогов, это персональная гарантия, лично его. Он отвечает всем своим имуществом. Только что мы выиграли суды по Бахматюку, по его персональным гарантиям, мы сейчас судимся с Жеваго по его персональным гарантиям. Это уже переходит дальше, чем просто ваш бизнес, это ваши персональные гарантии.

– После заявления Данилюка вы буквально на следующий день сделали заявление Нацбанка по «Привату». Вы испугались, что это может вызвать какую-то панику на рынке?

– Мы не испугались. Мы дали сообщение, которое Национальный банк считает необходимым дать, потому что у нас программа рекапитализации идет по плану. Мы не можем вам гарантировать следующие три года, как она пойдет. На сегодняшний день все идет по плану.

– Наезд Данилюка на «ПриватБанк», может быть, был связан с тем, что министерство финансов хочет забрать оттуда счета каких-то предприятий, какие-то карточные проекты?

– Я бы не называла комментарий нашего министра финансов наездом. Ему надо просто чуть-чуть привыкнуть, что журналисты могут задавать какие-то вопросы, к которым он не совсем готов.

– То, что Яресько ушла из правительства, сильно осложнило переговоры с МВФ?

– Это никак не осложнило переговоры с МВФ. У нас из МВФ приехали, как вы видели, не остались ни на один дополнительный день и уехали, сказав, что мы достигли staff-level agreement, то есть договорились.

Только можно сказать: «Почему так хорошо все прошло?». Потому что Яресько, на самом деле, и предыдущее правительство все подготовило, и новое правительство просто это акцептовало.

Помню, после Давоса мы приехали и сделали объявление, что у нас все договорено. Но потом у нас начался политический кризис в стране, поэтому это затянулось. Они хотели посмотреть на новое правительство и что новому правительству можно доверять.

– То есть, в июле, скорее всего, следующий транш придет?

– Да, ожидаем.

– Сейчас какое-то ощущение, что все хорошо, Нацбанк покупает доллары на рынке, хотя еще месяц или два назад все колебалось, доллар даже приближался к 27. Непонятно было, почему тогда гривна падала, непонятно, почему сейчас все так спокойно. Какой основной фактор влияет на стабильность курса?

– Почему непонятно? Количество сообщений, сделанных Национальным банком, очень часто зашкаливает все разумные нормы. Я бы не хотела, чтобы мы вечно превалировали на всех рынках со своими экономическими коммуникациями. Вопрос только, кто их хочет читать и кто их хочет слышать.

– Торговый баланс улучшился, валюты больше стало?

– И торговый баланс улучшился и валюты больше стало. Из-за того, что практически все цены commodities (биржевой товар – УП) выросли, а украинские металлы выросли на 46%, у нас валютная выручка выросла со 170 миллионов в январе до 227 миллионов в день за последний месяц.

Поэтому Национальный банк за последние два месяца купил миллиард долларов. От населения с начала года банки купили тоже уже 1 миллиард 100 миллионов долларов.

– Ваши цифры и ваше настроение не коррелируются как-то с цифрами правительства и с оценками правительства.

–Полностью коррелируются. У нас макропрогноз один, потому что он у нас совпадает с МВФ, и мы его вместе используем. У нас с ними полностью все совпадает. Вы хотите найти, чтобы не совпадало, а оно совпадает.

– Просто многие говорят о нарастающем кризисе.

– Это паникеры говорят. У нас, наоборот, ситуация кардинально улучшилась на рынках. В начале года цены еще продолжали падать. С начала года цены на сталь выросли на 46%, на железную руду – на 17%, растет зерно. На международных рынках нефть практически в два раза выросла, с 30 до 50. А нефть – это товар, который тащит за собой все остальное. Это как эквивалент других commodities. Мы очень маленькая открытая экономика, к сожалению, очень зависящая от цен на commodities.

ВСЕ, ЧТО КАСАЕТСЯ ICU, СПРАШИВАЙТЕ У ICU

– Мы хотели получить от вас разъяснение по российским банкам. Они объявляют, что уходят. Это политически обосновано, они уходят, «потому что не могут работать во вражеской стране», или они уходят, потому что им тут экономически не оправдано находиться?

– Я, как регулятор занимаюсь не политическими вопросами, а регулированием банковской системы.

После того, как они прошли стресс-тест, у них были очень большие дыры в капитале. И они уже полностью докапитализировались, что нас очень радует. Более того, если вы обратили внимание, российские банки не развивают свой бизнес, а потихоньку его закрывают. И если они решат продать свои дочерние банки, то пусть продают.

– Кому они могут продать?

– Это их выбор, я не торгую банками.

– Но вы следите за их движениями.

– К нам надо прийти, чтобы мы собственнику при сделке купли-продажи подтвердили, что он достойный собственник. Никто до сих пор ни с чем этим не обращался.

Единственная сделка, которую мы подтверждали, но мы этот банк все-таки не относим к российским (как минимум, он не российский банк с государственным капиталом), поэтому он у нас не вызывает никаких опасений – это покупка «Альфабанком» «Укрсоцбанка». Мы не против этой сделки.

– Как вы относитесь к тому, если покупателями российских банков будут люди из окружения президента?

– Я не могу сказать, как мы отнесемся. Этот человек должен прийти и, как минимум, подтвердить свои доходы и незапятнанную репутацию.

– Но это нормальная ситуация?

– Я не понимаю, что такое окружение президента. Пусть этот человек придет, покажет, как минимум, свои доходы, где он их взял.

Я совершенно не против, если, например, господин Ахметов сегодня придет и захочет купить банк. Чем он нам как собственник банка не подходит?

– По поводу Ахметова. Правда ли, что ICU хочет выкупить долги его ПУМБа.

– Во-первых, все, что касается ICU, спрашивайте у ICU.

Во-вторых, мне кажется, вы переоцениваете финансовые возможности этой группы… Я не знаю, как развивалась ситуация дальше, но по тому, что я помню, по тем объемам, которые были у ICU, то долги ПУМБа выкупят ICU – это нонсенс.

– Но облигации ДТЭК компания ICU же выкупила.

– Что значит выкупил долги ДТЭК? Что вы у меня спрашиваете? Там есть два партнера – Макар Пасенюк и Константин Стеценко.

– А вы не знаете, что происходит в компании, которую вы создавали и были акционером?

– В жизни компании я не участвую уже два года и не собираюсь там участвовать.

– Но с (Макаром) Пасенюком общаетесь?

– Я с Макаром Пасенюком общаюсь, в лучшем случае, на пикнике у одного нашего друга. Это ерунда какая-то. Вы видели Макара Пасенюка здесь? Хоть раз кто-то его тут видел?

– Вам нравится, как развивается ICU?

– ICU же не публичная компания. Я очень хочу, чтобы она хорошо развивалась, они мне еще частями должны доплатить денег.

– За что?

– За проданный мой пакет они мне платят в рассрочку. Два транша заплатили, и еще три меня ждет. Поэтому я не против, чтобы они хорошо развивались. Но это не публичная компания, их отчетность посмотреть негде.

– Что вы знаете о роли Макара Пасенюка в делах президента.

– Я серьезно говорю, это же не шутка, вы меня просто троллите: я с Макаром вижусь, может быть, два раза в год на дне рождения наших совместных друзей. Мы действительно не ведем совместный бизнес…

Первые 9 месяцев моей жизни в Нацбанке я спала по 5 часов, а остальное время работала. Сейчас у меня есть чуть больше времени, но, например, мой муж вчера очень на меня обиделся, потому что у него был день рождения, а я пошла на ужин с главой шведского центробанка и пришла домой только в пол-одиннадцатого. Поэтому я бы очень хотела больше своего свободного времени проводить не с Макаром Пасенюком. Это я вам точно скажу. Поэтому не ищите там Макара Пасенюка. Более того, Макар Пасенюк жив и здоров, ну попросите у него интервью.

– Интерес к его личности понятен – он был основным коммуникатором в офшорном скандале, к тому же наши собеседники в АП рассказывают о его особой роли в делах президента. Поэтому мы вас спрашиваем. Вы же работали долгое время с этим человеком.

– Я не просто работала, я начинала эту компанию организовывать 10 лет назад, я подбирала партнеров в эту компанию. Но мне очень тяжело было решиться на теперешнюю позицию, я долго с президентом вела переговоры, потому что уйти из собственного бизнеса было тяжело. Но я это сделала! Так как профессиональный вызов, который стоял, заставил меня принять предложение президента, как, наверное, и любого другого профессионального банкира.

– Офшорные скандалы – это болезненная тема последних недель и месяцев. Большой список украинцев проходит по этим «панамским документам», включая президента и других важных людей. Некоторые из них заявляют, что они получали разрешение от Нацбанка на вывод денег на эти офшоры. Вы в эту ситуацию каким образом сейчас включены? Вы с этим работаете, проверяете или ждете, когда к вам кто-то обратится? Каково место Нацбанка в этой истории с офшорами?

– Я бы вообще не называла эту проблему именно офшорной проблемой. Проблема нашей страны сложилась не вчера. Это история 25-летней развития всей страны.

В этот же день, когда у нас произошел так называемый панамский скандал, СМИ опубликовали перечень собственников. По закону раскрыты собственники компаний. Вам не кажется это еще большим скандалом – открытый перечень собственности, чем панамский скандал? Как по мне, там полностью раскрыта вся собственность нашего украинского бизнеса и она вся в офшоре.

И тогда возникает вопрос – вы с чем боретесь? С тем, что 25 лет в стране все корпоративные права всего украинского большого и среднего бизнеса перекочевали в зарубежные юрисдикции? СКМ холдинг в Голландии – это офшор? Это не офшор, это Голландия. Кипр – это офшор? Нет – это Евросоюз.

Ну тогда у нас весь мир офшор, одна Украина «оншор». Поэтому я бы сказала, что проблема – «дезарубежация».

У нас очень большая проблема трансфертного ценообразования, потому что очень много денег было выведено в свое время как раз через механизм трансфертного ценообразования, но это проблема сейчас не сильно релевантная, потому что ценообразование трансфертное может быть только, когда у вас есть маржа. А когда последние полгода (до роста цена на commodities за последние два месяца) маржи не было, то стали возвращать деньги, чтобы поддержать падающий бизнес.

Надо все равно нормально построить трансфертное ценообразование, потому что так же будет не всегда, маржа скоро снова появится. Я подняла вопрос о деофшоризации на Нацраде реформ еще в октябре 2015 года и сказала, что главный вопрос – это то, что корпоративные права всего бизнеса находится там – среднего, большого, супербольшого.

– Когда нам можно ждать валютной либерализации? Когда снимут остальные ограничения для граждан и для предприятий?

– То, о чем мы все время говорим – если бы мы не заморозили программу МВФ и в октябре 2015 года получили очередной транш и продолжили программу, то большая часть тех административных ограничений, которые мы вводили во время кризиса, были бы уже сняты. Потому что у нас дорожная карта, согласованная с МВФ, связана не со временем или датами, а с достижением цели по резервам.

То есть, первую довольно большую либерализацию мы провели после того, как закончили реструктуризацию госдолгов. После этого, извините меня, у нас в августе прошлого года был последний транш МВФ, это все должны понимать. Скоро будем праздновать годовщину последнего транша МВФ.

– Какие чаще всего к вам звучат претензии со стороны МВФ?

– Ко мне со стороны МВФ звучат не претензии, а звучат похвалы.

Наверное, мы так хорошо построили работу, что независимость Центробанка у нас получилась. Поэтому мне не задают вопросы по поводу других министерств, это не моя ответственность.

У МЕНЯ СО ВСЕМИ БАНКАМИ БЫЛИ СЛОЖНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ

– Много разговоров вокруг «Ощадбанка». Он вроде и провел ребрендинг и показывает себя европейским банком. С другой стороны, все время говорят о том, что у него тоже какие-то проблемы. У нас есть несколько системообразующих банков, как Приват и «Ощадбанк». Любое слово вокруг «Привата» может дестабилизировать ситуацию. Так же любое негативное слово может ее дестабилизировать вокруг «Ощадбанка».

– Я буду сейчас «Ощадний банк» только хвалить. Поэтому зачем вы волнуетесь и делаете такую преамбулу в своем вопросе?

Во-первых, они прибыльные уже в этом году. Во-вторых, понятно, что история страны – это история олигархического правления … Но в отличии от России в наших госбанках не было так много олигархических проблем.

Олигархический банкинг в Украине выстраивался на уровне частных банков. К сожалению, в государственных банках мы видим историю украинской власти за последние 20 лет. Она очень хорошо прослеживается, если посмотреть на кредитные портфели этих учреждений, когда деньги раздавались безвозвратно. К счастью, с этим давно покончено, ничем таким больше эти банки не занимаются.

У нас два системных государственных банка – «Ощадний» и «Укрэксимбанк». Уже есть полная стратегия развития этих банков, мы ее приняли с Минфином, долго обсуждав перед этим.

Опять же, короткое описание этой стратегии, что мы будем делать в ближайшее время, прописано в нашем меморандуме с МВФ. Банки сейчас достаточно капитализированы, есть программа рекапитализации этих банков на три года. Государство 100% декапитализирует эти банки, здесь нет никаких сомнений.

Банкам сейчас поставлена задача активно работать со своими проблемными кредитами, потому что все частные банки хорошо работают с проблемкой, а государственные банки никогда с этим работать хорошо не умели. Поэтому они очень активно начали работать.

Вы можете посмотреть по количеству судов, которые сейчас они выигрывают и по количеству активов, которые они уже забирают у всех этих украинских исторических персонажей. Более того, банк вышел на прибыльное плато… Только, по-моему, с начала этого года банк нам погасил рефинансирование порядка 8 миллиардов гривен. Так, чтобы вам было понятно, и ликвидность у него, по-моему, 35 миллиардов сейчас.

– А какие долги в целом по рефинансу?

– По рефинансу всех банков у меня есть точные цифры. У нас 26 миллиардов гривен за мою каденцию уже погашено, из них почти 18 млрд гривен в этом году. Общая задолженность у нас 81,5 миллиарда гривен, но из платежеспособных банков это 34,9 миллиарда гривен. Все остальное – это через продажу залогов. В этом году мы от продажи залогов неплатежеспособных банков собираемся получить 12,8 миллиарда гривен и уже получили 2 миллиарда гривен.

Чтобы вам было понятно про неплатежеспособные банки, то 90% невозвратного рефинанса было выдано еще во времена, когда Юлия Владимировна была премьер-министром.

Там капитализировались банки, которые потом вывели с рынка, и там выдавался рефинанс на общую сумму 77 миллиардов гривен по курсу 5. «Злочинна влада» выдала 12 миллиарда гривен, чтобы вы почувствовали разницу.

– Вы почему-то забываете о вашем предшественнике Степане Кубиве, который также выдавал рефинанс на большие суммы.

– Я не забываю про Степана Кубива, я рассказываю про 77 миллиардов гривен для неплатежеспособных банков, которые выдавались, когда Тимошенко была премьером.

– Кубив тоже раздавал рефинанс направо и налево.

– Степан Кубив, как минимум, много выдавал системным банкам, которые нам сейчас погашают рефинанс.

– И проблемным он тоже выдавал.

– Я не спорю, что НБУ в то время выдавал…

– Вы считаете, что его деятельность в Нацбанке должна расследоваться?

– Я, как минимум, считаю, что в такое сложное время надо было действовать быстро при этом не обладая информацией насколько банки недокапитализированы. Просто не помочь банкам на тот момент, когда был огромный отток физических лиц из банков, было невозможно.

– Но вы считаете, что его деятельность должна стать поводом для расследования?

– Банки, которым больше всего было выдано рефинанса, не отправились в Фонд, а пришли и гасят сейчас свои кредиты. Некоторые, понятно, ушли в Фонд. Но, поверьте, Жеваго 6 миллиардов гривен когда-то не Кубив выдавал. И 7 миллиардов гривен Фирташу тоже не он давал. А они все уже ушли отсюда с рынка.

– По поводу Жеваго тоже можем рассказать историю, без купюр. Решение по реструктуризации якобы было принято. В том числе, механизмом для переговоров стало условие продажи КрАЗа господином Жеваго правильному инвестору. Слышали эту историю от двух участников рынка.

– Я уже поняла, куда вы ведете. Вас не в ту сторону точно кто-то информирует.

Жеваго лично мне клялся, что он очень хочет продать КрАЗ индийским инвесторам. Но на этом КрАЗе долгов больше, чем стоимость всего предприятия. И он ходил каждый день в мой кабинет и рассказывал про индийских инвесторов.

Он ко мне приходил и рассказывал: «Ну вот еще подождите, я же уже тут КрАЗ продаю индийским инвесторам, но они не хотят брать, там большие долги». Ведь ему было дано практически полтора года.

– То есть, причиной стало все-таки то, что он не смог продать КрАЗ?

– Нет, причиной стало то, что ему еще когда я посмотрела на ситуацию в банке, сказала, что банк мертвый. Потом были бесконечные переговоры. Я ему с самого начала сказала, что если он хочет сохранить банк – ему придется продавать активы, потому что у банка в портфеле около 80% – это кредиты связанным с акционером компаниям, а cash flow мог генерить только Ferrexpo от дивидендов.

Но, извините, когда у вас нечего уже генерить, а банк неликвидный, то Национальный банк не может помогать неликвидным банкам.

Мы ему выдали два раза по 700 миллионов под залог качественных активов и под его персональную гарантию, но только под выплаты до 200 тысяч Фондом гарантирования. Дали ему время полностью на конвертацию всех его крупных заемщиков капитала. Там была целая программа, и я это описывала. Поэтому с ним очень долго возились.

Но теперь, sorry, я его 25 раз предупреждала: «У вас персональная гарантия, которую вы нам выдали». Вы останетесь вообще без ничего.

– Вы сказали, что были сложные переговоры. С кем еще из собственников банков у вас сложные отношения и сложные переговоры?

– У меня со всеми были сложные переговоры. У меня не было ни одного собственника банка, который пришел бы и сказал: «Боже, какая радость – стресс-тест!». У нас легкие переговоры с госбанками, потому что их капитализирует государство.

– А угрозы поступали на переговорах?

– Да, поступали.

– Кто угрожал и по какому поводу?

– Я не буду на эту тему говорить. Мы же с вами профессионально общаемся.

– Кстати, ценности, которые украли из вашего дома во время ограбления, милиция или СБУ нашли?

– Нет, никто не нашел ничего.

Я ВСЕМ СКАЗАЛА «ПРИДЕТЕ НА САМЫЕ ПРОЗРАЧНЫЕ ТОРГИ В МИРЕ»

– Мы понимаем, что против вас любой обиженный банкир или олигарх легко может организовать черную пиар-кампанию. Но если вы ограничены жестко этими рамками закона, то на что рассчитывают люди? Почему они на вас давят, что они хотят от вас получить?

– Мне кажется, некоторые даже до конца никак не могут понять, что время изменилось. Я могу их тоже, наверное, понять.

Мне недавно один олигарх сказал: «Видел я тут уже 5 глав Нацбанка, 5 президентов, а уж сколько видел министров финансов – немеряно».

Нет у некоторых понимания, что это безвозвратно. Хотя мы недавно в Вашингтоне ужинали с Джорджем Соросом и говорили на эту тему – можно ли что-то изменить безвозвратно?

Конечно, я приложила все усилия за эти два года, чтобы все-таки сделать это как можно ближе к irreversible.(необратимый – УП) Но мы решили в конце ужина с Соросом, что ничего irreversible быть не может. Мы в НБУ реально повернули реку вспять, но вернуть назад это можно. Хотя это будет очень сложно так как мы сократили в Нацбанке 6 тысяч человек, мы закрыли все территориальные отделения, мы избавляемся от непрофильных активов, вывели с рынка 78 банков.

– Это можно назвать банковским геноцидом. А как вернуть доверие к банковской системе в такой сложной ситуации?

– Вы говорите «геноцид», а я считаю подвиг. В этом и вопрос. Наконец-то кто-то очистил банковскую систему.

– Это действительно важная вещь – то, что вы сделали, почистили рынок. Но как вернуть доверие? Кажется, что вы делаете ставку на монополизацию банковского рынка несколькими крупными банками, что вы убиваете всю мелочь, укрупняете банки, и это ваша основная стратегия.

– Слушайте, мы сделали очень легкую процедуру для консолидации мелких банков.

Если у вас акционеры не знают, зачем они открыли банк, если они не имеют никакой бизнес-стратегии, если у них нет денег даже на капитал 200 миллионов гривен, то нашей банковской системе и нашему обществу эти банки не нужны.

Мы сделали совершенно легкую процедуру для консолидации этого сектора или, как мы называем, самоликвидации. Давайте говорить о реально работающей банковской системе. Я вам сказала, что практически 20 банков сегодня представляют из себя 88,6% банковского капитала, а 40 банков – 96%. Это наша банковская система, о них мы с вами должны очень внимательно заботиться.

– Как вы собираетесь возвращать доверие вкладчиков?

– Самое главное, что мы сделали – стабилизировали макроэкономическую ситуацию в стране.

Мы первый раз перешли на гибкое курсообразование, сбалансировали наш платежный баланс, перешли в инфляционное таргетирование, когда мы хотим достигнуть инфляции 12% в этом году, 8% в следующем, а 6% через год, и потом по 5%, тогда у нас будет гривна и кредиты.

Если мы этого достигнем, тогда у нас будет колоссальный прорыв. В чистой банковской системе, которая будет хотеть кредитовать. А то, что мы не вернули…

– Но вы не ответили на вопрос.

– Я не согласна с вами, у нас прекрасные показатели, как растут депозиты в банковской системе.

У нас есть еще административные ограничения, которые мы сейчас будем постепенно снимать, так что и здесь будет существенный прирост вкладчиков в банки.

– Вы довольны работой Ворушилина в Фонде гарантирования вкладов?

– В связи с тем, что я все время хочу, чтобы все работали быстрее, я тоже очень хочу, чтобы наш Фонд гарантирования вкладов, в связи с тем, что сейчас он превратился в самую большую компанию, которая имеет огромное количество разных активов, работал быстрее… Мы очень хотим, чтобы продажа активов была сделана самым возможным транспарентным образом по самой высокой возможной цене.

– Как вы сейчас оцениваете эту транспарентность?

– На самом деле, у них только с 15 апреля заработал консолидированный офис по продажам. И вот теперь, я так думаю, работа пойдет. С этим нам помогали наши американские коллеги из US Treasury.

– А много ли претендентов на эти активы?

– Чем больше мы пригласим сюда всех больших зарубежных инвесторов, тем больше мы с вами получим спроса на эти активы. Но на сегодняшний день большой платежеспособный спрос только внутри страны вызывает сомнения… Пока еще самые крупные объекты не были выставлены на продажу. Сначала их надо получить в собственность. Вот мы нефтеперевалку Херсонскую хотим продать.

– Которую Злочевский продал Курченко?

– Я не могу сказать, чья она. Из «Реал банка» она пришла как залоговое имущество, которое мы два года уже не можем отсудить. Потому что это тоже довольно знаковый объект, на который есть спрос. У нас есть и другие знаковые объекты.

Например, у «Надра» есть ТРЦ «Республика» на Окружной дороге. У нас есть залоги, которые от банка «Имэкс» – это просто большие торговые центры в центре Одессы, стадионы, база «Черноморца». Все знаковое должно продаваться на самых открытых прозрачных аукционах.

– Вы не ожидаете новой войны компромата и черного пиара, когда начнется продажа этих активов?

– Она вот-вот уже начнется.

Нефтеперевалка – это залог у третьих лиц, если мы ее получим, мы сразу сами ее можем выставить на продажу. Остальные объекты будет продавать Фонд.

Продавать права по кредитам во всем мире нормальная практика Но это в правовой стране, когда там есть залог, ты право по кредиту продал, и через 5 минут у тебя залог оказался в собственности.

У нас на продажу прав по кредиту с большой вероятностью придет сам же заемщик по низкой цене. То есть в нашей стране правового нигилизма – это продажа билета на войну. Поэтому наша судебная система – это первая реформа, которая нам нужна. Не полиции, не прокуратуры, не СБУ, а именно судебной системы. Потому что если начнется справедливость на уровне правосудия, то дальше подтянется и все остальное.

– Бегают уже к вам по поводу продажи этого имущества?

– Вы знаете, бегали, когда еще был живой (Игорь) Еремеев. Я всем сказала: «Все придете на самые прозрачные торги в мире».

– Теперь по поводу отставок. Разговоры вокруг вашего возможного ухода не прекращаются

– Что вы хотите, чтобы я вам ответила? «Не читайте Дубинского» или что?

– А когда уходил Арсений Яценюк, не намекали вам, что вы должны подвинуться, освободить для Яценюка место?

– Мне кажется, Арсений Петрович не очень сюда хотел. Мне не то что никто ничего не говорил, мне никто не намекал и со мной никто на эту тему не разговаривал.

– Сколько вы за этот год писали прошений президенту об отставке?

– Я за два года не писала ни одного заявления.

– Но у вас есть заявление, на всякий случай написанное?

– Вот сколько листиков я исписала, пока с вами разговаривала. Я умею писать. Если что, я же напишу заявление за одну секунду. Его не надо заготавливать. Ну сколько уже можно этих инсинуаций?

– Дайте нам сигнал. Если мы услышим, что, по данным источников таких-сяких, Валерия Гонтарева подала в отставку – это когда вы с розовой розой выходите на пиджаке или с красной?

– Да у меня нет красной, у меня только розовая есть…

Очень просто. Вот вы видели, как у нас уходил Писарук? Мы за месяц всем сообщили, что Писарук уходит. Это называется плановый уход. Это когда ты это все спланируешь, все объявишь, скажешь: «Я передаю дела преемнику. Пока, я пошел».

Это будет плановый уход, вы о нем узнаете от меня.

Может быть внеплановый. Внеплановый – это президент меня вызывает и говорит: «А не пойти бы тебе в сад?». Я независимый руководитель независимого Национального банка. В принципе, я могу ответить: «Нет, не пойти. Потому что я независимый Национальный банк и в законе о НБУ указаны конкретные пункты за что Президент может подать заявку о моем увольнении в Верховную Раду.

Но, скорее всего, если президент позовет и так скажет, то я не буду этому сопротивляться.

– Вы постоянно настаиваете на своей независимости.

– Да, жестко настаиваю и у меня это хорошо получается.

– Зная Петра Алексеевича и зная, что вы работали с ним и занимались его личным бизнесом…

– Значит, вы не знаете Валерию Алексеевну. Петра Алексеевича знаете, а Валерию Алексеевну знаете плохо. Можете пойти и спросить у любого депутата. Пойдите у Ложкина спросите, можете спросить у президента, спросите у его ближайшего окружения, спросите у Арсения Петровича. Он же может вам ответить по поводу независимости Национального банка.

– Вопрос в следующем. Глава Фонда гарантирования вкладов – выходец из структуры президента, вы тоже обслуживали его бизнес. Вы не видите в этом какого-то конфликта интересов?

– Петр Алексеевич Порошенко не был самым большим клиентом компании ICU. Может, так вам будет легче. Я думаю, что если бы другой кто-нибудь стал президентом из клиентов и инвесторов ICU, то там бы даже больше можно было бы рассказывать.

– Но почему-то именно вас он пригласил на должность

– Петр Алексеевич, по-моему, хорошо разбирается, кто есть профессионал и у кого какой интеллектуальный уровень. Я могу вам только одно сказать – что кто-то, может быть, когда президент мне предложил прийти на это место, мог однозначно сказать, что «она предложена президентом». Но быть предложенным президентом и быть аватаром президента или быть исполнителем воли президента – это же разные вещи, правда? Меня он выбрал, я думаю, исключительно по профессиональным качествам. И, я надеюсь, не ошибся.

– Если вы так много всего сделали хорошего, почему вы не удержали Писарука?

– Вы что, я его удержала. Мы с ним договорились, он приедет на год. Он проработал полтора года, то есть я его еще полгода крепко держала. Я сказала: «Пока не закончишь стресс-тест, пока не подпишем все эти программы, я никуда не отпущу».

– Такое впечатление, что он уходил как выжатый лимон, как будто из какого-то окружения под Иловайском, а не из успешного Центрального банка.

– Саша как раз сейчас приехал с семьей, выглядит шикарно. После такой безумной работы с сумасшедшего ритма он на полгода взял «sabbatical», можно перевести как творческий отпуск. И сейчас он выходит на новую работу. Я думаю, в июне вы уже увидите, где он будет. По-моему, 6 июня он выходит на новую работу.

– В Украине?

– Нет, за рубежом, в хорошей организации. Увидите, пусть уже выйдет туда 6 июня. Мы с ним договаривались, что он проработает год. Он за месяц до окончания этого срока пришел и сказал: «Дорогая Валерия Алексеевна, через месяц 21 июля, срок истекает, game is over»(игра окончена – УП). Я его очень просила остаться, мы были в разгаре стресс-теста. Я ему сказала: «Давай доделаем это все». В принципе, мы все доделали до Нового года, уже в ноябре объявили, и на Новый год он ушел. Это все спланировано.

– Мы можем ждать появления на рынке каких-то крупных западных банков?

– Я всегда, когда встречаюсь с главами Центробанков по всему миру, главная идея – давайте, ребята, приходите… И американским нашим товарищам я говорю: «Ну что же Citibank у нас такой маленький, давайте мы, как минимум, его начнем растить. Давайте мы будем более активно развиваться. Давайте вы посмотрите еще на другие банки».

Когда мы были в Китае, они говорили о возможности открытия здесь своего филиала одного из их банков. Мы сказали: «Давайте, мы и на это согласны. Конечно, мы больше любим, когда открываются дочерние банки, но мы и на филиалы готовы».

Недавно наш Яков Васильевич Смолий приехал из Ирана, где он был с большой правительственной делегацией. Иранские банки очень хотят начинать работу на нашем рынке. Это мы приветствуем, конечно.

К сожалению, на активный рост европейских банков в Украине мы сейчас не надеемся, там у многих проблемы с собственной рекапитализацией.

– То есть, вы довольны итогами 2 лет своей работы?

– Первое – «спасибо, что живой». Думаю, что да. Теперь, международные эксперты рекомендуют другим центробанкам развивающихся стран брать с нас в пример – как целевую модель. Мы прошли через страшный разрушительный шторм и выстояли, очистили банковскую систему, перешли на гибкое курсообразование и новую монетарную политику инфляционного таргетирования, мы трансформировали центробанк из средневекового монстра в модерный центробанк.

Если о себе лично, могу сказать, что профессионально это дало мне очень много. А с другой стороны, конечно, было очень сложно. Бессонные ночи, необоснованная критика, потоки выдуманной грязи.

Зато, когда ты перестроил всю систему, когда у тебя работает команда, то становится легче. На это я положила очень много своей энергии. Так что когда закончу эту работу, как и Писарук, точно уйду в sabbatical. (сделаю перерыв в работе – УП).

Украинская Правда

Украинские правители-романтики: на майские Гонтарева в Париже, а Ляшко — в ДубаеУкраинские правители-романтики: на майские Гонтарева в Париже, а Ляшко — в Дубае

Артур Гор

Гонтарева с супругом провели в Париже романтический уикенд

Затяжные майские каникулы остались позади, и вчера украинцы вернулись на свои рабочие места. Особенно продолжительным выдался отдых у политиков. Он, по сути, длился с 23 апреля по 9 мая: в это время не было пленарных заседаний Рады. Как и где провели свои выходные политики, узнала segodnya.ua.

Парижские каникулы

Глава Нацбанка Валерия Гонтарева на майские праздники летала на отдых во Францию. “Сегодня” повстречала главного банкира страны в понедельник, 9 мая, в аэропорту им. Шарля де Голля в Париже. В неприметной спортивной куртке, с двумя чемоданами и мужем Валерия Гонтарева ожидала посадки на вечерний рейс в Киев. Приоритетной посадкой чиновница не воспользовалась, хотя летела бизнес-классом, зато уже по прилете вышла из самолета в числе первых.

Как выяснила “Сегодня”, Гонтарева с супругом провели в Париже романтический уикенд. “Она брала отпуск и на уикенд: с пятницы по воскресенье находилась в Париже вместе с мужем”, — пояснила нам глава пресс-службы НБУ Наталья Бондаренко. По ее словам, Гонтарева надолго на родине не задержалась: уже на следующий день после возвращения в Киев она улетела в Лондон, но уже по работе — для участия в ежегодных сборах управляющих ЕБРР.

ОАЭ и 100 граммов

Лидер “Радикальной партии” Олег Ляшко, по информации СМИ, перед праздниками 22 апреля улетел на отдых в Дубай и вернулся аккурат на Пасху 30 апреля. На Пасху Ляшко вместе с семьей, согласно его странице в соцсети, побывал во Владимирском соборе, Феодосийском и Выдубицком монастырях и Андреевской церкви, где освятил куличи, приготовленные женой Роситой и дочерью Владиславой. А накануне Дня Победы Ляшко поехал по стране поздравлять ветеранов. 9 мая он прокатился по родной Черниговщине, где делал селфи с ветеранами и махнул с ними 100 граммов.

Польша и друзья

Экс-премьер Арсений Яценюк во время майских тоже выезжал за границу. “Пасхальные праздники Арсений Петрович провел в Киеве с семьей. В Киев приезжали его родители из Черновцов, — рассказала нам пресс-секретарь Яценюка Ольга Лаппо. — На три дня Арсений Петрович ездил в Польшу, чтобы проведать своего друга и посла Украины в Польше Андрея Дещицу. Яценюк уже вернулся в Киев и с начала недели активно работает”.

Пища духовная

Глава фракции БПП в Раде Юрий Луценко праздники провел в Украине. “Юрий Витальевич провел каникулы вместе с женой у себя на родине в Ровенской области, там же живут и родители Ирины Луценко (жены. — Авт.) — рассказала нам пресс-секретарь политика Лариса Сарган. — Там он читал книжки. А что же еще можно делать на отдыхе?”.

Действительно, на своей страничке в соцсетях нардеп выложил фотографию кипы из 12 исторических книг, которые Луценко, по всей видимости, осилил на праздники.

На шашлыках

Премьер оппозиционного правительства Борис Колесников признался “Сегодня”, что все праздники провел в Украине в кругу семьи. “Как все люди, был дома, жарил шашлыки, играл в футбол, катался на велосипеде”, — поделился политик.

На работе

Вице-премьер-министр Павел Розенко рассказал нам, что толком отдохнуть на праздники у него не получилось. “Я занимался организацией мероприятий, посвященных 8-9 мая. Все время ушло на это, — сказал Павел Розенко. — Эти дни для меня были только наполовину выходными. Немного удалось побыть с семьей, но полноценного отдыха не получилось”.

СегодняАртур Гор

Гонтарева с супругом провели в Париже романтический уикенд

Затяжные майские каникулы остались позади, и вчера украинцы вернулись на свои рабочие места. Особенно продолжительным выдался отдых у политиков. Он, по сути, длился с 23 апреля по 9 мая: в это время не было пленарных заседаний Рады. Как и где провели свои выходные политики, узнала segodnya.ua.

Парижские каникулы

Глава Нацбанка Валерия Гонтарева на майские праздники летала на отдых во Францию. “Сегодня” повстречала главного банкира страны в понедельник, 9 мая, в аэропорту им. Шарля де Голля в Париже. В неприметной спортивной куртке, с двумя чемоданами и мужем Валерия Гонтарева ожидала посадки на вечерний рейс в Киев. Приоритетной посадкой чиновница не воспользовалась, хотя летела бизнес-классом, зато уже по прилете вышла из самолета в числе первых.

Как выяснила “Сегодня”, Гонтарева с супругом провели в Париже романтический уикенд. “Она брала отпуск и на уикенд: с пятницы по воскресенье находилась в Париже вместе с мужем”, — пояснила нам глава пресс-службы НБУ Наталья Бондаренко. По ее словам, Гонтарева надолго на родине не задержалась: уже на следующий день после возвращения в Киев она улетела в Лондон, но уже по работе — для участия в ежегодных сборах управляющих ЕБРР.

ОАЭ и 100 граммов

Лидер “Радикальной партии” Олег Ляшко, по информации СМИ, перед праздниками 22 апреля улетел на отдых в Дубай и вернулся аккурат на Пасху 30 апреля. На Пасху Ляшко вместе с семьей, согласно его странице в соцсети, побывал во Владимирском соборе, Феодосийском и Выдубицком монастырях и Андреевской церкви, где освятил куличи, приготовленные женой Роситой и дочерью Владиславой. А накануне Дня Победы Ляшко поехал по стране поздравлять ветеранов. 9 мая он прокатился по родной Черниговщине, где делал селфи с ветеранами и махнул с ними 100 граммов.

Польша и друзья

Экс-премьер Арсений Яценюк во время майских тоже выезжал за границу. “Пасхальные праздники Арсений Петрович провел в Киеве с семьей. В Киев приезжали его родители из Черновцов, — рассказала нам пресс-секретарь Яценюка Ольга Лаппо. — На три дня Арсений Петрович ездил в Польшу, чтобы проведать своего друга и посла Украины в Польше Андрея Дещицу. Яценюк уже вернулся в Киев и с начала недели активно работает”.

Пища духовная

Глава фракции БПП в Раде Юрий Луценко праздники провел в Украине. “Юрий Витальевич провел каникулы вместе с женой у себя на родине в Ровенской области, там же живут и родители Ирины Луценко (жены. — Авт.) — рассказала нам пресс-секретарь политика Лариса Сарган. — Там он читал книжки. А что же еще можно делать на отдыхе?”.

Действительно, на своей страничке в соцсетях нардеп выложил фотографию кипы из 12 исторических книг, которые Луценко, по всей видимости, осилил на праздники.

На шашлыках

Премьер оппозиционного правительства Борис Колесников признался “Сегодня”, что все праздники провел в Украине в кругу семьи. “Как все люди, был дома, жарил шашлыки, играл в футбол, катался на велосипеде”, — поделился политик.

На работе

Вице-премьер-министр Павел Розенко рассказал нам, что толком отдохнуть на праздники у него не получилось. “Я занимался организацией мероприятий, посвященных 8-9 мая. Все время ушло на это, — сказал Павел Розенко. — Эти дни для меня были только наполовину выходными. Немного удалось побыть с семьей, но полноценного отдыха не получилось”.

Сегодня

Гонтарева и коррупция: Специализированная антикоррупционная прокуратура прикрывает кадры ПорошенкаГонтарева и коррупция: Специализированная антикоррупционная прокуратура прикрывает кадры Порошенка

Детективы Национального антикоррупционного бюро и сотрудники САП не нашли подтверждения фактов оказания влияния главой НБУ Валерией Гонтаревой на решение «Дельта Банка» о выдаче денег с депозитов ее сыну и невестке. Об этом в интервью «Обозревателю» заявил 1-й заместитель Специализированного антикоррупционного прокурора Максим Грищук

По его словам, антикоррупционная прокуратура осуществляла процессуальное руководство по делу Гонтаревой.

«В 2015 году «Дельта Банк» объявили неплатежеспособным, а позже представители СМИ получили документы, что невестка Валерии Гонтаревой вывела средства из банка-банкрота, заплатив при этом комиссию в 124 тысячи гривен. Журналисты определили, что обычно комиссия банка составляет один процент от суммы операций, а, значит, по данным СМИ, невестка главы Нацбанка держала в «Дельта Банке» 12,5 миллионов гривен. Тогда и возникло предположение, что Гонтарева повлияла на сотрудников банка, чтобы они выдали ее родственнице крупную сумму денег. По этим фактам мы зарегистрировали дело в Едином реестре судебных решений и расследовали его несколько месяцев», — отметил Грищук.

Он заявил, что в ходе расследования было установлено, что 124 тысячи гривен – это якобы не комиссия, а сумма, из которой высчитывалась комиссия. «Кроме этого, мы установили в ходе расследования, что 12,5 миллионов никогда не было на счету у невестки главы НБУ. Тем не менее, выяснилось, что у сына Гонтаревой в «Дельта Банке» был депозит 800 тысяч гривен. Эти деньги он получил от продажи недвижимости и в феврале 2014 года положил на сбережение в банк. Через год, то есть в феврале 2015 года, договор о депозите закончился, и тогда сын главы Нацбанка продолжил депозит на суму 200 тысяч гривен, а остальные 600 тысяч частично обналичил или перекинул на счета жены. Это — так называемое дробление депозитов», — рассказал версию следствия по громкому делу, о котором писала ранее «Прокурорская правда» 1-й зам руководителя САП.

Грищук утверждает, что правоохранители видят в данном случае нарушения, «но по части финансовой дисциплины». «Тех, кто, как и сын Гонтаревой, раздробили свои депозиты и обналичили, по нашим данным, порядка 13 тысяч человек. Общая сумма таких операций составила около 2 миллиардов гривен. Нашей же задачей было выяснить, повлияла ли Гонтарева на решение «Дельта Банка» о выдаче денег ее сыну и невестке. И такой факт мы не нашли», — резюмировал он закрытие резонансного производства.

Вместе с тем он уточнил, что в ГПУ продолжается расследование уголвоного производства, открытого на основе фактов злоупотребления должностными лицами «Дельта Банка» своими полномочиями. «Они разбрасывали на разные предприятия миллиарды гривен, и не исключено, что именно это послужило причиной банкротства банка», — подчеркнул Грищук.

В свою очередь, журналист Александр Дубинский в своем Fb опубликовал письмо на имя директора НАБ Артема Сытника с требованием возобновить следствие против Гонтаревой за пособничество своему сыну и невестке в выводе 600 тысяч гривен из неплатежеспособного Дельта Банка. По его словам, в послании указаны конкретные недочеты детективов НАБ, занимавшихся данным делом.

«Реакция на это письмо, которое содержит четкий перечень недоработок следствия, — будет лакмусовой бумажкой для оценки политической ангажированности НАБ», — написал Дубинский. Отметим, что вместе с ним обращение на имя Сытника также подписали около 100 вкладчиков «Дельта Банка».

Прокурорская ПравдаДетективы Национального антикоррупционного бюро и сотрудники САП не нашли подтверждения фактов оказания влияния главой НБУ Валерией Гонтаревой на решение «Дельта Банка» о выдаче денег с депозитов ее сыну и невестке. Об этом в интервью «Обозревателю» заявил 1-й заместитель Специализированного антикоррупционного прокурора Максим Грищук

По его словам, антикоррупционная прокуратура осуществляла процессуальное руководство по делу Гонтаревой.

«В 2015 году «Дельта Банк» объявили неплатежеспособным, а позже представители СМИ получили документы, что невестка Валерии Гонтаревой вывела средства из банка-банкрота, заплатив при этом комиссию в 124 тысячи гривен. Журналисты определили, что обычно комиссия банка составляет один процент от суммы операций, а, значит, по данным СМИ, невестка главы Нацбанка держала в «Дельта Банке» 12,5 миллионов гривен. Тогда и возникло предположение, что Гонтарева повлияла на сотрудников банка, чтобы они выдали ее родственнице крупную сумму денег. По этим фактам мы зарегистрировали дело в Едином реестре судебных решений и расследовали его несколько месяцев», — отметил Грищук.

Он заявил, что в ходе расследования было установлено, что 124 тысячи гривен – это якобы не комиссия, а сумма, из которой высчитывалась комиссия. «Кроме этого, мы установили в ходе расследования, что 12,5 миллионов никогда не было на счету у невестки главы НБУ. Тем не менее, выяснилось, что у сына Гонтаревой в «Дельта Банке» был депозит 800 тысяч гривен. Эти деньги он получил от продажи недвижимости и в феврале 2014 года положил на сбережение в банк. Через год, то есть в феврале 2015 года, договор о депозите закончился, и тогда сын главы Нацбанка продолжил депозит на суму 200 тысяч гривен, а остальные 600 тысяч частично обналичил или перекинул на счета жены. Это — так называемое дробление депозитов», — рассказал версию следствия по громкому делу, о котором писала ранее «Прокурорская правда» 1-й зам руководителя САП.

Грищук утверждает, что правоохранители видят в данном случае нарушения, «но по части финансовой дисциплины». «Тех, кто, как и сын Гонтаревой, раздробили свои депозиты и обналичили, по нашим данным, порядка 13 тысяч человек. Общая сумма таких операций составила около 2 миллиардов гривен. Нашей же задачей было выяснить, повлияла ли Гонтарева на решение «Дельта Банка» о выдаче денег ее сыну и невестке. И такой факт мы не нашли», — резюмировал он закрытие резонансного производства.

Вместе с тем он уточнил, что в ГПУ продолжается расследование уголвоного производства, открытого на основе фактов злоупотребления должностными лицами «Дельта Банка» своими полномочиями. «Они разбрасывали на разные предприятия миллиарды гривен, и не исключено, что именно это послужило причиной банкротства банка», — подчеркнул Грищук.

В свою очередь, журналист Александр Дубинский в своем Fb опубликовал письмо на имя директора НАБ Артема Сытника с требованием возобновить следствие против Гонтаревой за пособничество своему сыну и невестке в выводе 600 тысяч гривен из неплатежеспособного Дельта Банка. По его словам, в послании указаны конкретные недочеты детективов НАБ, занимавшихся данным делом.

«Реакция на это письмо, которое содержит четкий перечень недоработок следствия, — будет лакмусовой бумажкой для оценки политической ангажированности НАБ», — написал Дубинский. Отметим, что вместе с ним обращение на имя Сытника также подписали около 100 вкладчиков «Дельта Банка».

Прокурорская Правда

Западные СМИ назвали Гонтареву «живым примером украинской коррупции»Западные СМИ назвали Гонтареву «живым примером украинской коррупции»

Дмитрий Хмельницкий

Политический кризис в Украине достиг пика. Идет постоянная борьба: парламента с правительством, президента с премьер-министром, а парламентской коалиции де-факто не существует.

И все это – на фоне коррупции, размаху которой позавидовали бы и соратники Виктора Януковича.

Все это хорошо известно в Украине, об этом регулярно пишут украинские журналисты. Однако внутренние проблемы достигли таких чудовищных масштабов, что скрыть их невозможно. Информация просачивается в другие страны, и в результате авторитетные западные СМИ в унисон пишут об украинском кризисе. Так, авторы влиятельной американской газеты «The Washington Post» уверены, что коррупция в Украине, которая спровоцировала Майдан, на самом деле никуда не делась.

«Кумовской капитализм был одной из главных причин свержения правительства Януковича в 2014 году. Теперь же после двух лет работы прозападного, реформаторского правительства коррупция вновь провоцирует в Киеве политический кризис», — пишет автор статьи Эндрю Рот.

Еще одно влиятельное американское издание «USA Today» тоже вынуждено констатировать, что уровень коррупции в Украине остался таким же высоким, как и раньше, в то время как степень доверия к власти значительно снизилась. По мнению авторов статьи, новая украинская власть пытается проводить реформы, однако их темп и интенсивность не удовлетворяет ни самих украинцев, ни их западных партнеров.

«Прогресс оказался слишком медленным и слишком незначительным, чтобы удовлетворить настроенных на реформы украинских активистов, поэтому на этой неделе сотни людей снова вышли на улицы Киева, чтобы заставить парламент предпринять более решительные меры», — пишет издание.

По мнению авторов статьи, позитивный сигнал в том, что общественность смогла добиться отставки генерального прокурора Виктора Шокина, который определенно не справлялся со своими обязанностями.

О Шокине в негативном ключе упоминает и итальянская газета L’Arena. В статье «Состряпанное соглашение Украина-ЕС» подчеркивается, что вотум недоверия украинцев к генпрокурору составляет более 73%. Однако еще больше украинцы не доверяют главе Нацбанка Валерии Гонтаревой – по данным издания, ее работой не удовлетворены 83,5% украинских граждан. Итальянское издание также обращает внимание, что виной этому не только падание национальной валюты, но и коррупция, о которой часто пишут украинские СМИ. После смены власти Януковича Валерия Гонтарева стала примером того, как высокая должность помогает личному обогащению.

«Помимо военной проблемы, в Украине есть еще одна — коррупция, охватившая экономику и государство. Примером может служить глава Национального Банка Украины (Центрального банка). Правоохранительные органы неоднократно расследовали действия Валерии Гонтаревой, обнаружив однозначный конфликт интересов. Установлено, что финансовые компании, к которым имеет отношение глава Нацбанка, осуществили спекулятивные операции с ценными бумагами государства на миллионы долларов благодаря противозаконной поддержке со стороны Центрального банка», — говорится в статье.

Все иностранные СМИ сходятся в одном: внутренние политические и экономические проблемы Украины не только ставят на грань выживания население, но и наносят удар по имиджу страны во всем мире. Тем самым, ставя под угрозу дальнейшую поддержку и финансирование со стороны международных институций. Как пишет британский журнал «The Economist», недостаточные усилия украинской власти в проведении реформ и коррупция чиновников привели к тому, что МВФ приостановил кредитные программы.

«В последние месяцы реформаторские усилия Украины в искоренении коррупции, реформировании системы государственных закупок, ужесточении отчетности в газовом секторе кажутся слишком ограниченными. И потому МВФ неоднократно откладывал кредитование», — подчеркивается в статье.

С этим согласна и британская «Independent».

«Уровень коррупции среди политической элиты Украины угрожает сорвать пакет помощи от Международного валютного фонда. А эти деньги остаются единственным спасением для экономики страны», — пишет издание.

Авторы статьи надеются, что украинская власть сможет оставить в прошлом коррупционные схемы бывшего президента. «Но пока на месте прозападного правительства эксперты видят только продолжение политики «старой гвардии» режима Януковича», — резюмируется в статье.

ОбозревательДмитрий Хмельницкий

Политический кризис в Украине достиг пика. Идет постоянная борьба: парламента с правительством, президента с премьер-министром, а парламентской коалиции де-факто не существует.

И все это – на фоне коррупции, размаху которой позавидовали бы и соратники Виктора Януковича.

Все это хорошо известно в Украине, об этом регулярно пишут украинские журналисты. Однако внутренние проблемы достигли таких чудовищных масштабов, что скрыть их невозможно. Информация просачивается в другие страны, и в результате авторитетные западные СМИ в унисон пишут об украинском кризисе. Так, авторы влиятельной американской газеты «The Washington Post» уверены, что коррупция в Украине, которая спровоцировала Майдан, на самом деле никуда не делась.

«Кумовской капитализм был одной из главных причин свержения правительства Януковича в 2014 году. Теперь же после двух лет работы прозападного, реформаторского правительства коррупция вновь провоцирует в Киеве политический кризис», — пишет автор статьи Эндрю Рот.

Еще одно влиятельное американское издание «USA Today» тоже вынуждено констатировать, что уровень коррупции в Украине остался таким же высоким, как и раньше, в то время как степень доверия к власти значительно снизилась. По мнению авторов статьи, новая украинская власть пытается проводить реформы, однако их темп и интенсивность не удовлетворяет ни самих украинцев, ни их западных партнеров.

«Прогресс оказался слишком медленным и слишком незначительным, чтобы удовлетворить настроенных на реформы украинских активистов, поэтому на этой неделе сотни людей снова вышли на улицы Киева, чтобы заставить парламент предпринять более решительные меры», — пишет издание.

По мнению авторов статьи, позитивный сигнал в том, что общественность смогла добиться отставки генерального прокурора Виктора Шокина, который определенно не справлялся со своими обязанностями.

О Шокине в негативном ключе упоминает и итальянская газета L’Arena. В статье «Состряпанное соглашение Украина-ЕС» подчеркивается, что вотум недоверия украинцев к генпрокурору составляет более 73%. Однако еще больше украинцы не доверяют главе Нацбанка Валерии Гонтаревой – по данным издания, ее работой не удовлетворены 83,5% украинских граждан. Итальянское издание также обращает внимание, что виной этому не только падание национальной валюты, но и коррупция, о которой часто пишут украинские СМИ. После смены власти Януковича Валерия Гонтарева стала примером того, как высокая должность помогает личному обогащению.

«Помимо военной проблемы, в Украине есть еще одна — коррупция, охватившая экономику и государство. Примером может служить глава Национального Банка Украины (Центрального банка). Правоохранительные органы неоднократно расследовали действия Валерии Гонтаревой, обнаружив однозначный конфликт интересов. Установлено, что финансовые компании, к которым имеет отношение глава Нацбанка, осуществили спекулятивные операции с ценными бумагами государства на миллионы долларов благодаря противозаконной поддержке со стороны Центрального банка», — говорится в статье.

Все иностранные СМИ сходятся в одном: внутренние политические и экономические проблемы Украины не только ставят на грань выживания население, но и наносят удар по имиджу страны во всем мире. Тем самым, ставя под угрозу дальнейшую поддержку и финансирование со стороны международных институций. Как пишет британский журнал «The Economist», недостаточные усилия украинской власти в проведении реформ и коррупция чиновников привели к тому, что МВФ приостановил кредитные программы.

«В последние месяцы реформаторские усилия Украины в искоренении коррупции, реформировании системы государственных закупок, ужесточении отчетности в газовом секторе кажутся слишком ограниченными. И потому МВФ неоднократно откладывал кредитование», — подчеркивается в статье.

С этим согласна и британская «Independent».

«Уровень коррупции среди политической элиты Украины угрожает сорвать пакет помощи от Международного валютного фонда. А эти деньги остаются единственным спасением для экономики страны», — пишет издание.

Авторы статьи надеются, что украинская власть сможет оставить в прошлом коррупционные схемы бывшего президента. «Но пока на месте прозападного правительства эксперты видят только продолжение политики «старой гвардии» режима Януковича», — резюмируется в статье.

Обозреватель