Система выталкивает, но не всех. Экс-глава Администрации Порошенко — о том, что происходит за дверями АП Система выталкивает, но не всех. Экс-глава Администрации Порошенко — о том, что происходит за дверями АП

Кристина Бердинских

Борис Ложкин дает оценку бывшему шефу Петру Порошенко, рассказывает про договорняки в верхах и объясняет причины всеобщего недовольства властью

Медиаменеджер и бизнесмен Борис Ложкин получил предложение от Петра Порошенко возглавить Администрацию президента (АП), когда катался с друзьями на джипе по пустыне. С тех пор, как он принял предложение своего друга и бывшего бизнес-партнера, прошло два года. И Ложкин решил, что кабинет на Банковой теперь пора менять на нечто иное. 29 августа он объявил о своей отставке. В этот же день президент отдал эту должность Игорю Райнину, бывшему главе Харьковской областной администрации. Скандала из этой громкой политической новости не получилось. Ложкин остался в прекрасных отношениях с Порошенко, собирается помогать ему и дальше, только в другом направлении. Бывший глава АП планирует привлекать в страну иностранные инвестиции и вернуться в бизнес. Правда, еще не знает, в какой.

Свое первое интервью после отставки Борис Ложкин дает уже не в Администрации президента, откуда он постепенно вывозит свои картины, а в итальянском ресторане Piccolino в 8:45 утра. За время часового разговора Ложкин перечислил достижения власти за последние два года. Результатом своей работы он остался доволен. Однако, кажется, так и не понял, почему общество сильно раздражено системой договоренностей “всех со всеми”, которую не удалось сломить за прошедшие два года.

Пять вопросов Борису Ложкину:

Ваше самое большое достижение?

Дочка.

Ваш наибольший провал?

Если говорить о бизнесе, это газета Деловая неделя. Она не выдержала кризиса 1998 года. Это был провал.

На чем вы передвигаетесь по городу?

На внедорожнике Lexus.

Последняя прочитанная книга, которая произвела на вас впечатление?

Конец власти Мойзеса Наима.

Кому бы вы не подали руки?

Таких людей мало.

— Почему вы ушли в отставку?

— Я туда [в АП] приходил временно. И в книге [Четвертая республика. Почему Европе нужна Украина, а Украине — Европа] писал, что рассматриваю эту должность как военную службу. Произошла ротация в команде президента, в которой я остаюсь в статусе его внештатного советника. В сегодняшних условиях я буду более эффективен, занимаясь инвестициями. Потому что без экономического рывка все остальные усилия будут малоэффективными. Та ситуация, в которой сегодня находится экономика Украины, требует серьезного экономического роста, который невозможно обеспечить за счет внутренних ресурсов. Нам нужен большой приток внешних инвестиций. В среднем это порядка $10 млрд в год.

— Когда вы впервые сказали президенту, что хотите уйти?

— Этим летом. Разговор был скорее о том, что я хотел бы сфокусироваться на других задачах.

— Вы вели переговоры с крупными бизнесменами, так называемыми олигархами. Кто теперь будет заниматься этим? Новый глава АП Игорь Райнин? Или это останется вашим полем деятельности?

— В функционале главы АП роль переговоров с крупным бизнесом несколько преувеличена. Безусловно, я общался практически со всеми крупнейшими бизнесменами страны, но мне кажется, Игорь [Райнин] в состоянии выполнить эту функцию. Он показал по Харькову, где также есть представители крупного бизнеса, например Александр Ярославский, что может выстраивать с ними нормальные рабочие отношения, не допуская конфликтов. Понятно, что ему понадобится время. Я‑то почти всех этих людей знал еще в прошлой жизни, поэтому мне было проще.

— Не получится ли так, что вы просто избавились от бумажной работы, связанной с должностью главы АП, но фактически будете заниматься тем же, что и раньше, только в ином качестве?

— Дважды в одну и ту же реку не входят. Работа с инвестициями будет отнимать много времени. Это сопряжено с поездками, в том числе и с дальними. Если нужно будет с кем‑то переговорить, я всегда готов подключиться. Но главой АП, безусловно, будет Райнин.

— Вы не станете серым кардиналом украинской политики?

— Я вообще к понятию серые кардиналы отношусь с юмором. Нет, не стану. Мне бизнес ближе.

— Какие ваши дальнейшие планы в бизнесе?

— Точно чем‑то буду заниматься, но пока, образно говоря, выдыхаю. Думаю, это будут проекты, из которых можно построить большую, серьезную историю. Но сказать, в какой именно отрасли, я сейчас не могу.

— Собираетесь ли вы вернуться в медиабизнес?

— Не собираюсь. Не считаю сегодня это привлекательной отраслью в стране.

— Куда вы вложили деньги от продажи Украинского Медиа Холдинга?

— Есть траст со своими инвестициями. Это пассивные финансовые инвестиции. Я получил предложение [возглавить АП] как раз тогда, когда задумывался о том, куда вкладывать. А позже, за эти два с небольшим года, даже времени подумать не было.

— Вы стали одним из инициаторов прихода молодых, прогрессивных бизнес-менеджеров в госуправление. Сейчас многие уходят из госсектора, причем с неприятным осадком. Система побеждает и выталкивает этих людей?

— Система выталкивает, но не всех. В прошлом году правительство поменяло систему оплаты для топ-менеджента госпредприятий. Это позволило привлечь новых интересных людей и сохранить эффективных менеджеров. Сейчас топ-менеджеры могут легально заработать в украинских госкомпаниях с миллиардными оборотами до $1 млн в год, и это совершенно нормально. К сожалению, до сих пор не решен вопрос повышения зарплат на госслужбе, особенно для топовых позиций. Этот процесс нужно довести до конца. Европейские структуры и ряд частных международных доноров были готовы выделить приличные деньги для того, чтобы поднять зарплаты.

— И Кабмин, в частности команда Яценюка, это заблокировал…

— Одного виновного найти сложно. Это точно не было осознанным действием. Я неоднократно поднимал этот вопрос с Яценюком, он его поддерживал. В правительстве же все заинтересованы, чтобы профессионалы продолжали работать.

— Максим Нефьодов [замминистра экономического развития и торговли] уже открыто заявляет, что вскоре собирается уходить. Все время обсуждают тему повышения зарплат, но этого не происходит, и люди уходят.

— Подниму этот вопрос еще раз. Многие, как и я, приходили на госслужбу временно и заранее об этом сообщали. Тот же Андрей Пивоварский [экс-министр инфраструктуры] сразу сказал, что готов отработать год и после этого уйти.

— Когда вы в последний раз общались с Игорем Коломойским и Ринатом Ахметовым?

— С Коломойским давно не виделся. С Ахметовым виделся в августе — примерно когда было объявлено о моем уходе.

— То есть буквально сейчас. А что обсуждали?

— Он просто позвонил и заехал узнать, что происходит.

— Это вы примирили президента и Коломойского после задержания Геннадия Корбана?

— Мне кажется, их не нужно было мирить, потому что между ними не было никакой ссоры.

— Да ну!

— Вопрос отношений Коломойского и президента я задавал бы скорее Коломойскому и президенту. Скажу иначе. За время моей работы на посту главы АП я старался находить компромиссные и разумные решения, которые касались в том числе и больших бизнес-групп. Я убеждал президента и ряд других представителей украинской власти и бизнесменов, что лучше вести корректные переговоры, нежели нагнетать напряжение, которое точно никому на пользу не идет.

— Расскажите, как проходят переговоры по ключевым вопросам. Например, ни для кого не секрет, что депутатская группа Відродження поддержала кандидатуру Юрия Луценко на пост генпрокурора в обмен на то, что Роман Насиров остался главой Госфискальной службы (ГФС). Как это происходит? Виталий Хомутынник [глава Відродження] обращается к вам и говорит, что его группа проголосует, только если Насиров останется? Возможно, он обращается к Игорю Кононенко или напрямую к президенту? Каким образом проходят переговоры “голоса в обмен на что‑то”?

— Такие линейные договоренности я редко встречал. Все происходит обычно немного по‑другому.

— Как?

— С внефракционными и фракционными депутатами встречаются разные люди. По Луценко не помню, кто встречался. Луценко с ними [депутатской группой Відродження] тоже общался. Например, встречается Луценко, или представители фракции, или Виталий Ковальчук [первый замглавы АП]. Встречаюсь, например, я и еще ряд людей. Игорь Грынив [глава фракции БПП] может тоже прийти на встречу. Затем возникает дискуссия, очень часто это просто договоренность — человека убедили, что в данный момент это наиболее правильное решение. Другой вопрос, что после того как это [голосование] произошло, депутат-мажоритарщик может заявить, что в его округе необходимо отремонтировать больницу, построить дорогу. Тогда это уже вопрос к правительству.

— С мажоритарщиками все ясно. А с депутатскими группами?

— То же самое, только сложнее. Например, группа харьковских депутатов [из Відродження] еще в 2014 году обращалась с очень простой проблемой — нужно было достроить станцию метро в Харькове. Если власть в состоянии в этом вопросе помочь, что плохого? Кстати, новая станция метро открылась в августе. Да, они заинтересованы, чтобы город развивался. Понятно, что они смогут предъявить избирателю, что они лоббисты города Харькова. Ну и молодцы!

— Но есть другой случай — с Оппозиционным блоком. Многие считают, что Юрию Бойко и другим депутатам этой фракции удается избежать уголовного преследования благодаря тому, что они голосуют за законы, выгодные власти.

— Я неоднократно встречался с Бойко. Ни разу, по крайней мере при мне, вопрос по поводу уголовного преследования он не поднимал. Ни разу.

— Согласитесь, что Оппозиционный блок сложно назвать оппозицией в прямом смысле слова. Батькивщина и иногда Самопоміч — гораздо большая оппозиция, чем они.

— Оппозиционный блок часто выступает довольно резко. Другое дело, что мы находимся в ситуации, когда по отдельным вопросам — к примеру, в судебной части конституционной реформы — нужны голоса не только провластных фракций. И если власти удается убедить депутатов из других фракций — это же хорошо. Никто не верил, что судебная реформа будет проголосована, а ее проголосовали. Если бы этого не сделали, то в следующий раз, следуя всем процедурам и регламентам, мы бы смогли выйти на нынешний уровень реформирования судебной системы года через четыре.

— Почему я так детально об этом расспрашиваю? АП и власть в целом обвиняют в том, что за последние два года они погрязли в системе договорняков. Даже появился термин договорняк, который я не припоминаю раньше. Люди это видят и делают соответствующие выводы. Понимаете ли вы, как общество реагирует на эту систему?

— Давайте тогда уточним: слово договорняк — это что?

— Та же система, когда в парламенте голосует не коалиция, а депутатские группы, с которыми ведут переговоры точечным путем в обмен чего‑то на что‑то. Зачем тогда нам коалиция в парламенте?

— Во-первых, коалиция в парламенте есть, и это важно. На всех стратегических голосованиях БПП и НФ голосуют совместно, что дает много голосов. Во-вторых, политический процесс состоит из договоренностей во всех странах. А как тогда по‑другому? Новые выборы? Мы неоднократно просчитывали вариант досрочных выборов. Если вы посмотрите на результаты последних соцопросов и попробуете спрогнозировать, как будет выглядеть парламент после новых выборов, то увидите, что качество этого парламента вряд ли изменится в лучшую сторону.

— Таким образом продлевается политическая жизнь всех людей с плохой репутацией. Потому что все всегда могут договориться.

— Не все. В 2014 году я был активным сторонником того, что нужно перезагружать парламент, и если вы сравните парламент ноября 2014‑го и парламент лета 2014‑го, если вы употребляете термин плохие люди…

— Люди с сомнительной репутацией.

— …то увидите, что этих людей с сомнительной репутацией существенно меньше. Это достижение? Достижение. В случае перезагрузки в сегодняшних условиях вы уверены, что людей с сомнительной репутацией в новый парламент попадет меньше?

— Не уверена.

— Вот и я не уверен.

— Но почему так произошло? У новой команды, которая пришла после Майдана, команды Порошенко и у вас в том числе был исторический шанс войти в учебники истории великими реформаторами. Мы бы потом внукам рассказывали об этом периоде и тех, кто пришел во власть после Майдана. А сейчас мы снова говорим не о реформах, а о схемах, коррупционных связях, сомнительных людях и о том, почему их не может быть меньше. Почему власть выбрала не бескомпромиссную борьбу за реформы, а эту систему, в которой мы в итоге оказались? И мне кажется, что результаты соцопросов — это как раз следствие упущенного шанса и нерешительной борьбы за изменения в стране.

— Давайте посмотрим, что сделано. За короткий срок мы запустили ключевые реформы, которые, я уверен, будут доведены до конца и сделают изменения в стране необратимыми. А знаете, какой один из главных факторов общего недовольства властью в 2014–2016 годах?

— Коррупционные составляющие?

— Нет, экономика. Когда у государства нет возможностей финансировать как собственное развитие, так и социальные статьи, то, что бы вы ни делали, недовольство будет очень высоким. Кто бы что ни говорил, в борьбе с коррупцией институционально сделано очень много.

— В чем плюсы и минусы президента Порошенко как руководителя?

— У президента много плюсов. Он образованный, эрудированный и очень опытный как во внутренней, так и во внешней политике. Он удивительно быстро находит наиболее важную проблемную зону.

— А какие у него ошибки?

— Сложно говорить об ошибках в контексте всего произошедшего. Кто мог предположить, что “зеленые человечки” появятся на Донбассе?

— Но президент мог бы уже продать свой бизнес за это время, как и обещал.

— Как человек в прошлом из бизнеса скажу, что в 2014–2015 годах, да и в этом году тоже продать бизнес — непростая задача. Подарить мог, безусловно, а вот продать даже за небольшие деньги было весьма сложно. Посмотрите сами, есть ли сейчас крупные сделки в Украине, когда кто‑то что‑то покупает? Их почти нет.

— Например, Хомутынник купил 5% агрохолдинга Кернел.

— Нужно смотреть, за сколько. И он же купил 5%, а не весь Кернел. Я несколько раз на эту тему с ним [президентом] беседовал. У меня устойчивое ощущение, что он с удовольствием продал бы его [Roshen], и думаю, что в результате это случится.

Среди общих ошибок могу отметить, что, возможно, мы недооценили уровень угроз, который шел с востока страны и степень этих угроз.

Материал опубликован в НВ №33 от 10 сентбря 2016 года

Кристина Бердинских

Борис Ложкин дает оценку бывшему шефу Петру Порошенко, рассказывает про договорняки в верхах и объясняет причины всеобщего недовольства властью

Медиаменеджер и бизнесмен Борис Ложкин получил предложение от Петра Порошенко возглавить Администрацию президента (АП), когда катался с друзьями на джипе по пустыне. С тех пор, как он принял предложение своего друга и бывшего бизнес-партнера, прошло два года. И Ложкин решил, что кабинет на Банковой теперь пора менять на нечто иное. 29 августа он объявил о своей отставке. В этот же день президент отдал эту должность Игорю Райнину, бывшему главе Харьковской областной администрации. Скандала из этой громкой политической новости не получилось. Ложкин остался в прекрасных отношениях с Порошенко, собирается помогать ему и дальше, только в другом направлении. Бывший глава АП планирует привлекать в страну иностранные инвестиции и вернуться в бизнес. Правда, еще не знает, в какой.

Свое первое интервью после отставки Борис Ложкин дает уже не в Администрации президента, откуда он постепенно вывозит свои картины, а в итальянском ресторане Piccolino в 8:45 утра. За время часового разговора Ложкин перечислил достижения власти за последние два года. Результатом своей работы он остался доволен. Однако, кажется, так и не понял, почему общество сильно раздражено системой договоренностей “всех со всеми”, которую не удалось сломить за прошедшие два года.

Пять вопросов Борису Ложкину:

Ваше самое большое достижение?

Дочка.

Ваш наибольший провал?

Если говорить о бизнесе, это газета Деловая неделя. Она не выдержала кризиса 1998 года. Это был провал.

На чем вы передвигаетесь по городу?

На внедорожнике Lexus.

Последняя прочитанная книга, которая произвела на вас впечатление?

Конец власти Мойзеса Наима.

Кому бы вы не подали руки?

Таких людей мало.

— Почему вы ушли в отставку?

— Я туда [в АП] приходил временно. И в книге [Четвертая республика. Почему Европе нужна Украина, а Украине — Европа] писал, что рассматриваю эту должность как военную службу. Произошла ротация в команде президента, в которой я остаюсь в статусе его внештатного советника. В сегодняшних условиях я буду более эффективен, занимаясь инвестициями. Потому что без экономического рывка все остальные усилия будут малоэффективными. Та ситуация, в которой сегодня находится экономика Украины, требует серьезного экономического роста, который невозможно обеспечить за счет внутренних ресурсов. Нам нужен большой приток внешних инвестиций. В среднем это порядка $10 млрд в год.

— Когда вы впервые сказали президенту, что хотите уйти?

— Этим летом. Разговор был скорее о том, что я хотел бы сфокусироваться на других задачах.

— Вы вели переговоры с крупными бизнесменами, так называемыми олигархами. Кто теперь будет заниматься этим? Новый глава АП Игорь Райнин? Или это останется вашим полем деятельности?

— В функционале главы АП роль переговоров с крупным бизнесом несколько преувеличена. Безусловно, я общался практически со всеми крупнейшими бизнесменами страны, но мне кажется, Игорь [Райнин] в состоянии выполнить эту функцию. Он показал по Харькову, где также есть представители крупного бизнеса, например Александр Ярославский, что может выстраивать с ними нормальные рабочие отношения, не допуская конфликтов. Понятно, что ему понадобится время. Я‑то почти всех этих людей знал еще в прошлой жизни, поэтому мне было проще.

— Не получится ли так, что вы просто избавились от бумажной работы, связанной с должностью главы АП, но фактически будете заниматься тем же, что и раньше, только в ином качестве?

— Дважды в одну и ту же реку не входят. Работа с инвестициями будет отнимать много времени. Это сопряжено с поездками, в том числе и с дальними. Если нужно будет с кем‑то переговорить, я всегда готов подключиться. Но главой АП, безусловно, будет Райнин.

— Вы не станете серым кардиналом украинской политики?

— Я вообще к понятию серые кардиналы отношусь с юмором. Нет, не стану. Мне бизнес ближе.

— Какие ваши дальнейшие планы в бизнесе?

— Точно чем‑то буду заниматься, но пока, образно говоря, выдыхаю. Думаю, это будут проекты, из которых можно построить большую, серьезную историю. Но сказать, в какой именно отрасли, я сейчас не могу.

— Собираетесь ли вы вернуться в медиабизнес?

— Не собираюсь. Не считаю сегодня это привлекательной отраслью в стране.

— Куда вы вложили деньги от продажи Украинского Медиа Холдинга?

— Есть траст со своими инвестициями. Это пассивные финансовые инвестиции. Я получил предложение [возглавить АП] как раз тогда, когда задумывался о том, куда вкладывать. А позже, за эти два с небольшим года, даже времени подумать не было.

— Вы стали одним из инициаторов прихода молодых, прогрессивных бизнес-менеджеров в госуправление. Сейчас многие уходят из госсектора, причем с неприятным осадком. Система побеждает и выталкивает этих людей?

— Система выталкивает, но не всех. В прошлом году правительство поменяло систему оплаты для топ-менеджента госпредприятий. Это позволило привлечь новых интересных людей и сохранить эффективных менеджеров. Сейчас топ-менеджеры могут легально заработать в украинских госкомпаниях с миллиардными оборотами до $1 млн в год, и это совершенно нормально. К сожалению, до сих пор не решен вопрос повышения зарплат на госслужбе, особенно для топовых позиций. Этот процесс нужно довести до конца. Европейские структуры и ряд частных международных доноров были готовы выделить приличные деньги для того, чтобы поднять зарплаты.

— И Кабмин, в частности команда Яценюка, это заблокировал…

— Одного виновного найти сложно. Это точно не было осознанным действием. Я неоднократно поднимал этот вопрос с Яценюком, он его поддерживал. В правительстве же все заинтересованы, чтобы профессионалы продолжали работать.

— Максим Нефьодов [замминистра экономического развития и торговли] уже открыто заявляет, что вскоре собирается уходить. Все время обсуждают тему повышения зарплат, но этого не происходит, и люди уходят.

— Подниму этот вопрос еще раз. Многие, как и я, приходили на госслужбу временно и заранее об этом сообщали. Тот же Андрей Пивоварский [экс-министр инфраструктуры] сразу сказал, что готов отработать год и после этого уйти.

— Когда вы в последний раз общались с Игорем Коломойским и Ринатом Ахметовым?

— С Коломойским давно не виделся. С Ахметовым виделся в августе — примерно когда было объявлено о моем уходе.

— То есть буквально сейчас. А что обсуждали?

— Он просто позвонил и заехал узнать, что происходит.

— Это вы примирили президента и Коломойского после задержания Геннадия Корбана?

— Мне кажется, их не нужно было мирить, потому что между ними не было никакой ссоры.

— Да ну!

— Вопрос отношений Коломойского и президента я задавал бы скорее Коломойскому и президенту. Скажу иначе. За время моей работы на посту главы АП я старался находить компромиссные и разумные решения, которые касались в том числе и больших бизнес-групп. Я убеждал президента и ряд других представителей украинской власти и бизнесменов, что лучше вести корректные переговоры, нежели нагнетать напряжение, которое точно никому на пользу не идет.

— Расскажите, как проходят переговоры по ключевым вопросам. Например, ни для кого не секрет, что депутатская группа Відродження поддержала кандидатуру Юрия Луценко на пост генпрокурора в обмен на то, что Роман Насиров остался главой Госфискальной службы (ГФС). Как это происходит? Виталий Хомутынник [глава Відродження] обращается к вам и говорит, что его группа проголосует, только если Насиров останется? Возможно, он обращается к Игорю Кононенко или напрямую к президенту? Каким образом проходят переговоры “голоса в обмен на что‑то”?

— Такие линейные договоренности я редко встречал. Все происходит обычно немного по‑другому.

— Как?

— С внефракционными и фракционными депутатами встречаются разные люди. По Луценко не помню, кто встречался. Луценко с ними [депутатской группой Відродження] тоже общался. Например, встречается Луценко, или представители фракции, или Виталий Ковальчук [первый замглавы АП]. Встречаюсь, например, я и еще ряд людей. Игорь Грынив [глава фракции БПП] может тоже прийти на встречу. Затем возникает дискуссия, очень часто это просто договоренность — человека убедили, что в данный момент это наиболее правильное решение. Другой вопрос, что после того как это [голосование] произошло, депутат-мажоритарщик может заявить, что в его округе необходимо отремонтировать больницу, построить дорогу. Тогда это уже вопрос к правительству.

— С мажоритарщиками все ясно. А с депутатскими группами?

— То же самое, только сложнее. Например, группа харьковских депутатов [из Відродження] еще в 2014 году обращалась с очень простой проблемой — нужно было достроить станцию метро в Харькове. Если власть в состоянии в этом вопросе помочь, что плохого? Кстати, новая станция метро открылась в августе. Да, они заинтересованы, чтобы город развивался. Понятно, что они смогут предъявить избирателю, что они лоббисты города Харькова. Ну и молодцы!

— Но есть другой случай — с Оппозиционным блоком. Многие считают, что Юрию Бойко и другим депутатам этой фракции удается избежать уголовного преследования благодаря тому, что они голосуют за законы, выгодные власти.

— Я неоднократно встречался с Бойко. Ни разу, по крайней мере при мне, вопрос по поводу уголовного преследования он не поднимал. Ни разу.

— Согласитесь, что Оппозиционный блок сложно назвать оппозицией в прямом смысле слова. Батькивщина и иногда Самопоміч — гораздо большая оппозиция, чем они.

— Оппозиционный блок часто выступает довольно резко. Другое дело, что мы находимся в ситуации, когда по отдельным вопросам — к примеру, в судебной части конституционной реформы — нужны голоса не только провластных фракций. И если власти удается убедить депутатов из других фракций — это же хорошо. Никто не верил, что судебная реформа будет проголосована, а ее проголосовали. Если бы этого не сделали, то в следующий раз, следуя всем процедурам и регламентам, мы бы смогли выйти на нынешний уровень реформирования судебной системы года через четыре.

— Почему я так детально об этом расспрашиваю? АП и власть в целом обвиняют в том, что за последние два года они погрязли в системе договорняков. Даже появился термин договорняк, который я не припоминаю раньше. Люди это видят и делают соответствующие выводы. Понимаете ли вы, как общество реагирует на эту систему?

— Давайте тогда уточним: слово договорняк — это что?

— Та же система, когда в парламенте голосует не коалиция, а депутатские группы, с которыми ведут переговоры точечным путем в обмен чего‑то на что‑то. Зачем тогда нам коалиция в парламенте?

— Во-первых, коалиция в парламенте есть, и это важно. На всех стратегических голосованиях БПП и НФ голосуют совместно, что дает много голосов. Во-вторых, политический процесс состоит из договоренностей во всех странах. А как тогда по‑другому? Новые выборы? Мы неоднократно просчитывали вариант досрочных выборов. Если вы посмотрите на результаты последних соцопросов и попробуете спрогнозировать, как будет выглядеть парламент после новых выборов, то увидите, что качество этого парламента вряд ли изменится в лучшую сторону.

— Таким образом продлевается политическая жизнь всех людей с плохой репутацией. Потому что все всегда могут договориться.

— Не все. В 2014 году я был активным сторонником того, что нужно перезагружать парламент, и если вы сравните парламент ноября 2014‑го и парламент лета 2014‑го, если вы употребляете термин плохие люди…

— Люди с сомнительной репутацией.

— …то увидите, что этих людей с сомнительной репутацией существенно меньше. Это достижение? Достижение. В случае перезагрузки в сегодняшних условиях вы уверены, что людей с сомнительной репутацией в новый парламент попадет меньше?

— Не уверена.

— Вот и я не уверен.

— Но почему так произошло? У новой команды, которая пришла после Майдана, команды Порошенко и у вас в том числе был исторический шанс войти в учебники истории великими реформаторами. Мы бы потом внукам рассказывали об этом периоде и тех, кто пришел во власть после Майдана. А сейчас мы снова говорим не о реформах, а о схемах, коррупционных связях, сомнительных людях и о том, почему их не может быть меньше. Почему власть выбрала не бескомпромиссную борьбу за реформы, а эту систему, в которой мы в итоге оказались? И мне кажется, что результаты соцопросов — это как раз следствие упущенного шанса и нерешительной борьбы за изменения в стране.

— Давайте посмотрим, что сделано. За короткий срок мы запустили ключевые реформы, которые, я уверен, будут доведены до конца и сделают изменения в стране необратимыми. А знаете, какой один из главных факторов общего недовольства властью в 2014–2016 годах?

— Коррупционные составляющие?

— Нет, экономика. Когда у государства нет возможностей финансировать как собственное развитие, так и социальные статьи, то, что бы вы ни делали, недовольство будет очень высоким. Кто бы что ни говорил, в борьбе с коррупцией институционально сделано очень много.

— В чем плюсы и минусы президента Порошенко как руководителя?

— У президента много плюсов. Он образованный, эрудированный и очень опытный как во внутренней, так и во внешней политике. Он удивительно быстро находит наиболее важную проблемную зону.

— А какие у него ошибки?

— Сложно говорить об ошибках в контексте всего произошедшего. Кто мог предположить, что “зеленые человечки” появятся на Донбассе?

— Но президент мог бы уже продать свой бизнес за это время, как и обещал.

— Как человек в прошлом из бизнеса скажу, что в 2014–2015 годах, да и в этом году тоже продать бизнес — непростая задача. Подарить мог, безусловно, а вот продать даже за небольшие деньги было весьма сложно. Посмотрите сами, есть ли сейчас крупные сделки в Украине, когда кто‑то что‑то покупает? Их почти нет.

— Например, Хомутынник купил 5% агрохолдинга Кернел.

— Нужно смотреть, за сколько. И он же купил 5%, а не весь Кернел. Я несколько раз на эту тему с ним [президентом] беседовал. У меня устойчивое ощущение, что он с удовольствием продал бы его [Roshen], и думаю, что в результате это случится.

Среди общих ошибок могу отметить, что, возможно, мы недооценили уровень угроз, который шел с востока страны и степень этих угроз.

Материал опубликован в НВ №33 от 10 сентбря 2016 года

Эффективный бюрократ или злой «коп»: зачем Порошенко понадобился Игорь РайнинЭффективный бюрократ или злой «коп»: зачем Порошенко понадобился Игорь Райнин

Илья Лукаш

Новый глава Администрации президента будет вести более жесткую работу с олигархами и депутатами, прекратит разговоры о внеочередных парламентских выборах и наладит внутреннюю работу аппарата, считают эксперты

Накануне по обыкновению бурного осеннего политического сезона президент Петр Порошенко неожиданно для многих сменил главу своей Администрации. Давнего бизнес-партнера президента Бориса Ложкина заменил политический соратник президента со времен Оранжевой революции и до вчерашнего дня губернатор Харьковской области Игорь Райнин.

43-летний новый глава АП начинал карьеру в 1990-м году техником-наладчиком газового оборудования, в 1998-м перешел на госслужбу председателем Коломацкой райгосадминистрации на Харьковщине. С 2001-го 10 лет работал в Харьковской облгосадминистрации, после прихода к власти Януковича – ушел в бизнес вплоть до ноября 2014 года. Три месяца был заместителем главы Администрации президента, пока 3 февраля 2015 года не возглавил Харьковскую область. В декларации чиновника – почти миллион гривен прибыли за прошлый год.

Предшественник Райнина – Борис Ложкин – после двух лет на высокой должности возглавил Инвестиционный совет при президенте, а также будет заниматься бизнесом.

Собеседники НВ утверждают: новый глава АП достаточно жесткий и эффективный бюрократ, привычных для предшественника долгих переговоров и соблюдения баланса интересов ожидать не стоит.

С чем связано назначение нового главы президентской канцелярии накануне решающего, по мнению многих экспертов, политического сезона – Осень 2016?

Игра в «плохого копа»

Бывший глава АП Борис Ложкин был известным переговорщиком. Во время конфликта с Коломойским именно он «разрулил» его противоречия с президентом с минимальными потерями и добился того, чтобы экс-премьер-министр Арсений Яценюк ушел из правительства, сохранив политическую конструкцию. С одной стороны – это давало Ложкину пространство для маневрирования, с другой – тяготило его связями и обязательствами со многими людьми.

«Райнин показал себя как достаточно жесткий управленец в непростом регионе. Это функция руководителя канцелярии президента – быть более жестким исполнителем и эта роль больше подходит именно Райнину. Если вспомнить американские фильмы, то Райнин будет играть роль злого полицейского, а Ложкин, который никуда из Администрации не ушел – доброго», — предполагает политолог Евгений Магда.

Эксперт напоминает, что как минимум до конца года Райнин с Ложкиным будут работать в паре, но настало время для того, чтобы привлечением инвестиций на высшем государственном уровне занималась лицо, максимально приближенное к президенту.

Роль «плохого копа» понадобится новому главе Администрации президента и в укреплении властной вертикали в регионах. Политолог Тарас Березовец напоминает, что за год работы в Харьковской области Райнин свел на нет роль скандального экс-губернатора Михаила Добкина и «придушил» амбиции мэра Геннадия Кернеса.

«Райнин в первый день на посту проговорился, что его задачей станет просмотр властной вертикали. Потом поправился, что речь идет не о губернаторах, а о главах районных администраций. Из этого я делаю вывод, что заменой глав областных администраций будет заниматься именно он. Будет этаким «чистильщиком» региональных элит. Это у Ложкина везде были связи, а с Райнина что взять? Он сам по себе достаточно жесткий человек и идти на конфликты – для него не проблема», — считает Березовец.

Эффективный бюрократ

Все без исключения опрошенные НВ эксперты утверждают: Петр Порошенко особо ценит бюрократические способности Игоря Райнина. Смесь административных интриг с жестким стилем поведения позволяла последнему достигать ощутимых успехов.

«В последнее время в АП было все больше претензий, начиная с банального: обращение к президенту или игнорировались, или предоставлялись с нарушением всех возможных сроков. Райнин – все же очень хороший администратор, поэтому можно надеяться по крайней мере на повышение результативности работы канцелярии», — убежден директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Политолог Вадим Карасев подтверждает: ставку на Райнина сделали, чтобы ничего не менять в политическом плане, но улучшить саму систему функционирования бюрократической машины.

«Именно рутинная работа, администрирование в Администрации президента может измениться к лучшему, потому что Райнин – хороший бюрократ, качественный менеджер. С такой аппаратной хваткой, как у Райнина, плюс умение работать с партиями Ковальчука [Первый заместитель главы Администрации президента Украины Виталий Ковальчук] – Администрация может затмить собой и Кабмин, и даже СНБО», — говорит Карасев.

Заместитель директора Агентства моделирования ситуаций, политолог Алексей Голобуцкий напоминает, что для Порошенко стало символическим прохождение экватора своего первого президентского срока. После уменьшения влияния олигархов и сохранения парламентской коалиции – появилось окно возможностей, которое президент постарается использовать наиболее эффективно.

«Возникла необходимость заниматься жесткой административной работой, обеспечить управляемость ситуации в регионах и тесно сотрудничать с правительством, чтобы добиться экономических результатов. Райнин может справиться с тремя этими пунктами, с последним – ему поможет Ложкин с Гройсманом», — объясняет новую властную конструкцию Голобуцкий.

Увольнение Ложкина с АП – факт из ряда других, когда люди из бизнеса, которые пришли на государственную службу, возвращаются в частный сектор. Их места занимают профессиональные бюрократы, такие как Райнин.

«Ложкин – официальный долларовый миллионер, для него государственная служба – почти волонтерство. Райнин в этом смысле – классический бюрократ, который старается максимально четко выполнять указания», — заключает Магда.

Новое ВремяИлья Лукаш

Новый глава Администрации президента будет вести более жесткую работу с олигархами и депутатами, прекратит разговоры о внеочередных парламентских выборах и наладит внутреннюю работу аппарата, считают эксперты

Накануне по обыкновению бурного осеннего политического сезона президент Петр Порошенко неожиданно для многих сменил главу своей Администрации. Давнего бизнес-партнера президента Бориса Ложкина заменил политический соратник президента со времен Оранжевой революции и до вчерашнего дня губернатор Харьковской области Игорь Райнин.

43-летний новый глава АП начинал карьеру в 1990-м году техником-наладчиком газового оборудования, в 1998-м перешел на госслужбу председателем Коломацкой райгосадминистрации на Харьковщине. С 2001-го 10 лет работал в Харьковской облгосадминистрации, после прихода к власти Януковича – ушел в бизнес вплоть до ноября 2014 года. Три месяца был заместителем главы Администрации президента, пока 3 февраля 2015 года не возглавил Харьковскую область. В декларации чиновника – почти миллион гривен прибыли за прошлый год.

Предшественник Райнина – Борис Ложкин – после двух лет на высокой должности возглавил Инвестиционный совет при президенте, а также будет заниматься бизнесом.

Собеседники НВ утверждают: новый глава АП достаточно жесткий и эффективный бюрократ, привычных для предшественника долгих переговоров и соблюдения баланса интересов ожидать не стоит.

С чем связано назначение нового главы президентской канцелярии накануне решающего, по мнению многих экспертов, политического сезона – Осень 2016?

Игра в «плохого копа»

Бывший глава АП Борис Ложкин был известным переговорщиком. Во время конфликта с Коломойским именно он «разрулил» его противоречия с президентом с минимальными потерями и добился того, чтобы экс-премьер-министр Арсений Яценюк ушел из правительства, сохранив политическую конструкцию. С одной стороны – это давало Ложкину пространство для маневрирования, с другой – тяготило его связями и обязательствами со многими людьми.

«Райнин показал себя как достаточно жесткий управленец в непростом регионе. Это функция руководителя канцелярии президента – быть более жестким исполнителем и эта роль больше подходит именно Райнину. Если вспомнить американские фильмы, то Райнин будет играть роль злого полицейского, а Ложкин, который никуда из Администрации не ушел – доброго», — предполагает политолог Евгений Магда.

Эксперт напоминает, что как минимум до конца года Райнин с Ложкиным будут работать в паре, но настало время для того, чтобы привлечением инвестиций на высшем государственном уровне занималась лицо, максимально приближенное к президенту.

Роль «плохого копа» понадобится новому главе Администрации президента и в укреплении властной вертикали в регионах. Политолог Тарас Березовец напоминает, что за год работы в Харьковской области Райнин свел на нет роль скандального экс-губернатора Михаила Добкина и «придушил» амбиции мэра Геннадия Кернеса.

«Райнин в первый день на посту проговорился, что его задачей станет просмотр властной вертикали. Потом поправился, что речь идет не о губернаторах, а о главах районных администраций. Из этого я делаю вывод, что заменой глав областных администраций будет заниматься именно он. Будет этаким «чистильщиком» региональных элит. Это у Ложкина везде были связи, а с Райнина что взять? Он сам по себе достаточно жесткий человек и идти на конфликты – для него не проблема», — считает Березовец.

Эффективный бюрократ

Все без исключения опрошенные НВ эксперты утверждают: Петр Порошенко особо ценит бюрократические способности Игоря Райнина. Смесь административных интриг с жестким стилем поведения позволяла последнему достигать ощутимых успехов.

«В последнее время в АП было все больше претензий, начиная с банального: обращение к президенту или игнорировались, или предоставлялись с нарушением всех возможных сроков. Райнин – все же очень хороший администратор, поэтому можно надеяться по крайней мере на повышение результативности работы канцелярии», — убежден директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Политолог Вадим Карасев подтверждает: ставку на Райнина сделали, чтобы ничего не менять в политическом плане, но улучшить саму систему функционирования бюрократической машины.

«Именно рутинная работа, администрирование в Администрации президента может измениться к лучшему, потому что Райнин – хороший бюрократ, качественный менеджер. С такой аппаратной хваткой, как у Райнина, плюс умение работать с партиями Ковальчука [Первый заместитель главы Администрации президента Украины Виталий Ковальчук] – Администрация может затмить собой и Кабмин, и даже СНБО», — говорит Карасев.

Заместитель директора Агентства моделирования ситуаций, политолог Алексей Голобуцкий напоминает, что для Порошенко стало символическим прохождение экватора своего первого президентского срока. После уменьшения влияния олигархов и сохранения парламентской коалиции – появилось окно возможностей, которое президент постарается использовать наиболее эффективно.

«Возникла необходимость заниматься жесткой административной работой, обеспечить управляемость ситуации в регионах и тесно сотрудничать с правительством, чтобы добиться экономических результатов. Райнин может справиться с тремя этими пунктами, с последним – ему поможет Ложкин с Гройсманом», — объясняет новую властную конструкцию Голобуцкий.

Увольнение Ложкина с АП – факт из ряда других, когда люди из бизнеса, которые пришли на государственную службу, возвращаются в частный сектор. Их места занимают профессиональные бюрократы, такие как Райнин.

«Ложкин – официальный долларовый миллионер, для него государственная служба – почти волонтерство. Райнин в этом смысле – классический бюрократ, который старается максимально четко выполнять указания», — заключает Магда.

Новое Время

Ход ЛожкинаХод Ложкина

Виктор Небоженко

Это не сенсация. Он давно собирался покинуть беспокойное ложе Главы Администрации Президента (АП) Украины. И дело не в личных отношениях между Порошенко и Ложкиным. Мало кто помнит, что одним из первых тезисов нового президента Порошенко был новый критерий отбора людей в АП. Порошенко открыто заявил, что в АП будут набираться исключительно богатые и успешные люди. Сумев создать огромный бизнес, они сумеют легко справиться с украинской политикой. Это классический принцип олигархата- если я получил власть, то она должна приносить мне больший доход. Не национальные интересы страны, реформы или оборона являются целью таких политиков-бизнесменов, а получение дополнительных доходов, благодаря своей власти. Согласно этому критерию, замглавы АП Порошенко стал миллиардер Юрий Косюк. А главой АП стал мультимиллионер Борис Ложкин. Со временем Порошенко осознал глупость этого тезиса, ибо работа его АП одна из худших за 25 лет. Среди назначенных, первым понял свою ошибку Юрий Косюк, который после успешного решения своих бизнес-задач быстро покинул АП.

Борис Ложкин тоже уже через год понял, что при подозрительном и жадном Порошенко не получиться быстро обогатиться и догнать более удачливых молодых мультимиллионеров, типа, Хомутынника или Левочкина. Поэтому, он захотел стать послом Украины в США. Но американцы посоветовали ему сначала «потренироваться» на должности посла Украины в России, намекая Ложкину на его крепкие связи с российскими олигархами и правой рукой Путина Сурковым. Ложкин понял, что, находясь рядом с Порошенко он много не заработает, а время идет и может быть кому-то придется отвечать за все, что происходит сейчас в стране. А Ложкин не хочет быть крайним. Публикуя свою книгу «Четвертая республика», Ложкин дает понять, что он собирается остаться на плаву и после политического поражения президента Порошенко. Он учел успешный опыт самоспасения Литвина и Левочкина, после того как они покинули посты глав АП.

Кроме этого есть еще одна объективная причина ухода Ложкина с поста Главы АП. Президент Порошенко, за два года своего правления, не одержал ни одной победы над российским агрессором, не выполнил своих предвыборных обязательств, не совершил ни одной реформы, допустил ужасное обнищание миллионов людей, поднял на высочайший уровень элитную коррупцию в стране. Тем не менее, он сумел подмять по себя депутатский корпус Верховной Рады, овладеть Кабинетом Министров Украины и получить контроль над большинством СМИ. Перессорив между собой олигархов, он стал выше их. Таким образом он сконцентрировал в своих руках, гораздо быстрее предыдущего президента Януковича, огромную личную власть над экономическими и политическими институтами страны и не собирается менять свою успешную политику имитации реформ , манипулирования и запугивания населения страны.

Для удержания и укрепления этого режима личной власти, президенту Порошенко нужна совершенно другая Администрация, которая бы управляла уже не только президентской вертикалью, но и всеми ветвями власти, госорганами и политическими структурами страны. На первый план выходят, ни пиар президента, не налаживание отношений с общественностью и прессой, бизнесом, чем активно занимался Ложкин, а улаживание и использования конфликтов между органами власти, силовиками и бизнес-группами. Новый глава АП Порошенко должен будет вобрать в себя худшие черты предыдущих одиозных глав АП –Литвина, Левочкина, Медведчука. Он должен быть готов взять на себя весь негатив президента Порошенко, чего не сильно хотел делать Ложкин. И не пиар, а шантаж, манипуляции, ложь и принуждение становятся главным средствами управления народом. И в этой ситуации Ложкину как специалисту по политическому маркетингу, коммуникациям с ОМ и СМИ лучше отойти в строну во время формирования олигархической президентской республики, которая возникает на наших глазах – на руинах Майдана, несбывшихся реформ и судорогах украинского парламентаризма.

ФБВиктор Небоженко

Это не сенсация. Он давно собирался покинуть беспокойное ложе Главы Администрации Президента (АП) Украины. И дело не в личных отношениях между Порошенко и Ложкиным. Мало кто помнит, что одним из первых тезисов нового президента Порошенко был новый критерий отбора людей в АП. Порошенко открыто заявил, что в АП будут набираться исключительно богатые и успешные люди. Сумев создать огромный бизнес, они сумеют легко справиться с украинской политикой. Это классический принцип олигархата- если я получил власть, то она должна приносить мне больший доход. Не национальные интересы страны, реформы или оборона являются целью таких политиков-бизнесменов, а получение дополнительных доходов, благодаря своей власти. Согласно этому критерию, замглавы АП Порошенко стал миллиардер Юрий Косюк. А главой АП стал мультимиллионер Борис Ложкин. Со временем Порошенко осознал глупость этого тезиса, ибо работа его АП одна из худших за 25 лет. Среди назначенных, первым понял свою ошибку Юрий Косюк, который после успешного решения своих бизнес-задач быстро покинул АП.

Борис Ложкин тоже уже через год понял, что при подозрительном и жадном Порошенко не получиться быстро обогатиться и догнать более удачливых молодых мультимиллионеров, типа, Хомутынника или Левочкина. Поэтому, он захотел стать послом Украины в США. Но американцы посоветовали ему сначала «потренироваться» на должности посла Украины в России, намекая Ложкину на его крепкие связи с российскими олигархами и правой рукой Путина Сурковым. Ложкин понял, что, находясь рядом с Порошенко он много не заработает, а время идет и может быть кому-то придется отвечать за все, что происходит сейчас в стране. А Ложкин не хочет быть крайним. Публикуя свою книгу «Четвертая республика», Ложкин дает понять, что он собирается остаться на плаву и после политического поражения президента Порошенко. Он учел успешный опыт самоспасения Литвина и Левочкина, после того как они покинули посты глав АП.

Кроме этого есть еще одна объективная причина ухода Ложкина с поста Главы АП. Президент Порошенко, за два года своего правления, не одержал ни одной победы над российским агрессором, не выполнил своих предвыборных обязательств, не совершил ни одной реформы, допустил ужасное обнищание миллионов людей, поднял на высочайший уровень элитную коррупцию в стране. Тем не менее, он сумел подмять по себя депутатский корпус Верховной Рады, овладеть Кабинетом Министров Украины и получить контроль над большинством СМИ. Перессорив между собой олигархов, он стал выше их. Таким образом он сконцентрировал в своих руках, гораздо быстрее предыдущего президента Януковича, огромную личную власть над экономическими и политическими институтами страны и не собирается менять свою успешную политику имитации реформ , манипулирования и запугивания населения страны.

Для удержания и укрепления этого режима личной власти, президенту Порошенко нужна совершенно другая Администрация, которая бы управляла уже не только президентской вертикалью, но и всеми ветвями власти, госорганами и политическими структурами страны. На первый план выходят, ни пиар президента, не налаживание отношений с общественностью и прессой, бизнесом, чем активно занимался Ложкин, а улаживание и использования конфликтов между органами власти, силовиками и бизнес-группами. Новый глава АП Порошенко должен будет вобрать в себя худшие черты предыдущих одиозных глав АП –Литвина, Левочкина, Медведчука. Он должен быть готов взять на себя весь негатив президента Порошенко, чего не сильно хотел делать Ложкин. И не пиар, а шантаж, манипуляции, ложь и принуждение становятся главным средствами управления народом. И в этой ситуации Ложкину как специалисту по политическому маркетингу, коммуникациям с ОМ и СМИ лучше отойти в строну во время формирования олигархической президентской республики, которая возникает на наших глазах – на руинах Майдана, несбывшихся реформ и судорогах украинского парламентаризма.

ФБ

Отставка Ложкина: бонапартизм Порошенко стал последней каплейОтставка Ложкина: бонапартизм Порошенко стал последней каплей

Анатолий Октисюк

29 августа на заседании Национального совета реформ президент Петр Порошенко заявил, что назначил новым главой своей Администрации председателя Харьковской ОГА Игоря Райнина. Теперь уже бывший глава АП Борис Ложкин станет советником Порошенко, а также будет руководить Инвестиционным советом при президенте. Это компромиссное решение позволит Ложкину нормализовать испорченные отношения с крупным бизнесом, а также сохранить дистанцию от токсичного президента, считает старший аналитик МЦПИ Анатолий Октисюк.

Слухи о том, что Борис Ложкин собирается уйти из Администрации президента, циркулировали в политическом сообществе уже довольно давно. В узких кругах Борис Евгеньевич неоднократно говорил о том, что он устал от рутинной государственной службы, постоянных стрессов, вызванных трудным характером президента и непрекращающимися конфликтами Порошенко с бизнесменами и олигархами. Те, кто знаком со стилем жизни Бориса Ложкина, могут подтвердить информацию, что он действительно больше любит получать новый опыт, отдыхать на яхте и рыбачить, чем заниматься урегулированием трудных корпоративных конфликтов, таких, например, как «дело Корбана».

Ложкин не особо хотел портить свои личные отношения с бизнесменами и олигархами в рамках проводимой президентом «деолигархизации». Ведь в такой ипостаси он выступал не как привычный друг и бизнесмен, а как представитель власти и доверенное лицо Порошенко, который часто ломал через колено своих оппонентов.

Понимая, что любая власть имеет свойство меняться, Ложкин не хотел жечь мосты с крупным капиталом, поэтому и просился уйти из политики еще год назад. Однако президент не отпускал его и просил поработать еще, пока ситуация в стране не стабилизируется.

Информированные источники в АПУ утверждают, что главной причиной ухода Ложкина из президентской канцелярии все-таки послужил бонапартизм главы государства, который перестал прислушиваться к его мнению.

Как рассказал собеседник «Апострофа» на Банковой: «Борис Ложкин в нынешних условиях мог бы еще полгода-год тянуть свою службу. Бывало, что он оказывался в гораздо более сложных обстоятельствах, но стряхивал пыль и шел дальше. Однако в последнее время президент перестал прислушиваться к его мнению и советам. Глава государства все больше ориентируется во время принятия ключевых решений на свое бизнес-окружение в лице Кононенко, Грановского и Березенко. Поэтому дальше выполнять слепые указания президента и быть простым статистом не имело смысла. Есть и еще один момент, который послужил драйвером для принятия такого решения, – это электронное декларирование, которое заработает с 1 сентября 2016 года. На Банковой давно ходят слухи о том, что Ложкин не хочет «светить» свое имущество, вот и настоял на том, чтобы уйти до 1 сентября».

После ухода с Банковой Ложкин будет сконцентрирован на решении своих личных дел, а также на нормализации отношений с представителями крупного бизнеса, которые существенно подпортились за последние два года. При этом полностью из команды президента он не уйдет, но будет держать дистанцию и выступать своего рода коммуникатором не только с крупным бизнесом, но и с международными игроками. Как тут не припомнить слухи в узких коридорах власти о том, что в ближайшее время Ложкин может выступить в роли дипломата, например посла Украины в РФ или же министра иностранных дел. Впрочем, все будет зависеть от геополитической конъюнктуры и от того, насколько сильно подует «северный ветер». Время покажет. А пока что страница в профессиональной биографии Ложкина под названием «глава Администрации президента 2014-2016» закрыта.

Анатолий Октисюк, старший аналитик МЦПИ, специально для «Апострофа»

АпострофАнатолий Октисюк

29 августа на заседании Национального совета реформ президент Петр Порошенко заявил, что назначил новым главой своей Администрации председателя Харьковской ОГА Игоря Райнина. Теперь уже бывший глава АП Борис Ложкин станет советником Порошенко, а также будет руководить Инвестиционным советом при президенте. Это компромиссное решение позволит Ложкину нормализовать испорченные отношения с крупным бизнесом, а также сохранить дистанцию от токсичного президента, считает старший аналитик МЦПИ Анатолий Октисюк.

Слухи о том, что Борис Ложкин собирается уйти из Администрации президента, циркулировали в политическом сообществе уже довольно давно. В узких кругах Борис Евгеньевич неоднократно говорил о том, что он устал от рутинной государственной службы, постоянных стрессов, вызванных трудным характером президента и непрекращающимися конфликтами Порошенко с бизнесменами и олигархами. Те, кто знаком со стилем жизни Бориса Ложкина, могут подтвердить информацию, что он действительно больше любит получать новый опыт, отдыхать на яхте и рыбачить, чем заниматься урегулированием трудных корпоративных конфликтов, таких, например, как «дело Корбана».

Ложкин не особо хотел портить свои личные отношения с бизнесменами и олигархами в рамках проводимой президентом «деолигархизации». Ведь в такой ипостаси он выступал не как привычный друг и бизнесмен, а как представитель власти и доверенное лицо Порошенко, который часто ломал через колено своих оппонентов.

Понимая, что любая власть имеет свойство меняться, Ложкин не хотел жечь мосты с крупным капиталом, поэтому и просился уйти из политики еще год назад. Однако президент не отпускал его и просил поработать еще, пока ситуация в стране не стабилизируется.

Информированные источники в АПУ утверждают, что главной причиной ухода Ложкина из президентской канцелярии все-таки послужил бонапартизм главы государства, который перестал прислушиваться к его мнению.

Как рассказал собеседник «Апострофа» на Банковой: «Борис Ложкин в нынешних условиях мог бы еще полгода-год тянуть свою службу. Бывало, что он оказывался в гораздо более сложных обстоятельствах, но стряхивал пыль и шел дальше. Однако в последнее время президент перестал прислушиваться к его мнению и советам. Глава государства все больше ориентируется во время принятия ключевых решений на свое бизнес-окружение в лице Кононенко, Грановского и Березенко. Поэтому дальше выполнять слепые указания президента и быть простым статистом не имело смысла. Есть и еще один момент, который послужил драйвером для принятия такого решения, – это электронное декларирование, которое заработает с 1 сентября 2016 года. На Банковой давно ходят слухи о том, что Ложкин не хочет «светить» свое имущество, вот и настоял на том, чтобы уйти до 1 сентября».

После ухода с Банковой Ложкин будет сконцентрирован на решении своих личных дел, а также на нормализации отношений с представителями крупного бизнеса, которые существенно подпортились за последние два года. При этом полностью из команды президента он не уйдет, но будет держать дистанцию и выступать своего рода коммуникатором не только с крупным бизнесом, но и с международными игроками. Как тут не припомнить слухи в узких коридорах власти о том, что в ближайшее время Ложкин может выступить в роли дипломата, например посла Украины в РФ или же министра иностранных дел. Впрочем, все будет зависеть от геополитической конъюнктуры и от того, насколько сильно подует «северный ветер». Время покажет. А пока что страница в профессиональной биографии Ложкина под названием «глава Администрации президента 2014-2016» закрыта.

Анатолий Октисюк, старший аналитик МЦПИ, специально для «Апострофа»

Апостроф

Борис Ложкин готов пост сдать: кто станет новым главой АПБорис Ложкин готов пост сдать: кто станет новым главой АП

Максим Каменев, Валерий Калныш

В Администрации президента вновь заговорили о том, что ее руководитель Борис Ложкин в ближайшее время покинет свою должность. Сразу два собеседника РБК-Украина в окружении главы государства утверждают, что это может произойти в период с 30 августа до 5 сентября. В окружении главы АП эту информацию не подтверждают, но и не опровергают.

Тем временем РБК-Украина стали известны кандидатуры, которые сейчас обсуждаются на пост главы администрации. Среди вероятных кандидатов называются действующие заместители главы АП Виталий Ковальчук и Константин Елисеев, посол Украины в США Валерий Чалый, глава СБУ Василий Грицак, а также первый заместитель секретаря СНБО Олег Гладковский. О том, почему Борис Ложкин хочет уйти из АП и кто может прийти ему на смену в материале РБК-Украина.

Попытка №3

Информация о том, что Борис Ложкин вскоре покинет Администрацию президента периодически начала появляться, начиная с осени 2015 года. Тогда, после ареста бывшего заместителя главы Днепропетровской ОГА Геннадия Корбана, Борис Ложкин якобы написал заявление об увольнении. Так, главный переговорщик и, как его характеризуют в команде Петра Порошенко «успешный коммуникатор», не только с группой «Приват» Игоря Коломойского, но и другими представителями крупного капитала, отреагировал на то, что с ним даже не посоветовались по поводу судьбы Корбана.

Второй раз информация о том, что Борис Ложкин покинет Банковую, появилась весной этого года, когда в стране шла премьериада. Глава АП был одним из претендентов сначала на должность премьер-министра, а потом – первого-вице-премьера. Причем, в этой должности его готовы были видеть как Владимир Гройсман, так и его соперница в борьбе за кресло главы правительства Наталья Яресько. Но в итоге Ложкин на работу в Кабмин не ушел и остался работать в АП. Тогда же появились слухи о том, что он все же договорился с президентом, чтобы тот подписал указ о его отставке осенью нынешнего года, а до этого времени определился с его преемником.

С приближением нового политического сезона, который, традиционно начинается с первым сентябрьским заседанием Верховной рады, тема смены главы АП вновь приобрела свою актуальность. По информации РБК-Украина Борису Ложкину было предложено окончательно определиться со своим уходом. Мол, осенью и без того будет хватать забот, а поэтому лучше не оттягивать решение вопроса со сменщиком главы АП.

Еще одним доводом, якобы был назван скорый запуск системы электронного декларирования, новый старт которой ожидается 1 сентября. Уйди Борис Ложкин в отставку до 30 августа, то вносить свои активы ему бы не пришлось, поскольку декларирование касается только государственных чиновников. «Точной даты, когда это (уход в отставку – ред.) произойдет неизвестно, как и то, произойдет ли это вообще», — говорит один из советников главы АП.

Если же отставка все же произойдет, то из большой политики Борис Ложкин не уйдет, отмечают собеседники из его окружения. «У президента короткая «скамейка запасных», да и никто не отпускает далеко от себя людей, которые столько знают», — говорит собеседник РБК-Украина.

Более того, по имеющейся информации, он сохранит кабинет в АП и получит пост. В частности, в администрации сейчас обсуждается его назначение секретарем Национального инвестиционного совета. Эта должность позволит сохранить за ним одну из главных своих функций – быть посредником между президентом и крупным капиталом.

Список желающих

Одним из главных претендентов на пост главы администрации президента источники РБК-Украина называют нынешнего первого заместителя главы АП Виталия Ковальчука. Ложкин и Ковальчук работают в связке уже почти два года, подчеркивают свои дружеские отношения и смогли распределить между собой полномочия и зоны ответственности.

Борис Ложкин взял на себя функцию связного и миротворца. Это через него идет контакт президента с олигархами. В свою очередь Виталий Ковальчук сосредоточился на внутренней, прежде всего, региональной политике. Он же занимается обеспечением поддержки критически важных для президента Петра Порошенко голосований в парламенте. Это он контролирует работу глав областных и районных администраций, сумев выстроить жесткую административную систему. Ковальчуку не понадобиться много времени, чтобы войти в курс дел в новой должности.

Главным препятствием Ковальчука к новой должности может стать то, что у него достаточно сложные отношения с людьми в окружении президента. В первую очередь, с премьер-министром Владимиром Гройсманом, усилиями которого Ковальчук не получил должность первого вице-премьера. Учитывая, что глава администрации, по сути – руководитель офиса президента, который организовывает его связи с другими органами власти, главным из которых является правительство, Владимир Гройсман наверняка примет участие в определении кандидатуры главы АП. И пусть сейчас между премьером и первым замом главы АП, который также представляет президента в правительстве, и нет публичной дискуссии, это не говорит о том, что отношения между ними нормальные. Более того, если президент остановится на кандидатуре предложенной премьером, это может говорить о том, что интересы Гройсмана окажутся выше интересов Порошенко.

Виталий Ковальчук свое возможное назначение главой АП не комментирует.

Возглавить АП могут и дипломаты. По имеющейся информации в страну ненадолго вернулся посол Украины в США Валерий Чалый, который якобы рассматривается президентом на эту должность. Конкуренцию ему составляет еще один заместитель главы АП — Константин Елисеев, который считается личной креатурой президента. С Петром Порошенко он работал, когда нынешний президент возглавлял МИД. Елисеев в это время был заместителем министра.

Источники РБК-Украина о карьерном росте Константина Елисеева заговорили сразу после того, как он вернулся из Брюсселя, где с 2010 года возглавлял представительство Украины при Европейском союзе. К слову, именно он курировал процесс подготовки Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. В Киеве его прочили на разные должности – главы МИД, профильного вице-премьера. Однако по каким-то причинам этого не произошло. В июле 2015-го он – заместитель главы АП и отвечает в администрации за вопросы внешней политики.

Елисеев и Чалый – дипломаты и это может помочь им справиться с ролью коммуникатора между разными группами на Банковой и вне ее. Правда, в отличии от Ложкина, оба не имеют опыта в бизнесе, так что отношения с представителями крупного капитала надо будет выстраивать по-новому.

Еще два претендента на должность главы АП, которые в случае ухода Бориса Ложкина, как утверждают собеседники РБК-Украина в окружении президента, могут претендовать на пост главы АП – председатель СБУ Василий Грицак и первый заместитель секретаря СНБО Олег Гладковский. Следует признать, что хоть Грицак и Гладковский и находятся в «шорт-листе» на пост главы АП, шансы их назначения невелики.

В тоже время, не исключено, что новым главой администрации может стать человек, который сейчас в администрации не работает, например, кто-либо из действующих глав областных администраций. Почти со 100% уверенностью можно говорить о том, что это не глава Одесской ОГА Михаил Саакашвили, перед которым сейчас открываются перспективы возвращения в Грузию. Но не секрет, что Борис Ложкин близок, как минимум с двумя губернаторами: Днепропетровской области Валентином Резниченко и Харьковской — Игорем Райниным. С первым его связывает родство и работа в Украинском медиахолдинге (УМХ), а со вторым – землячество, оба они из Харькова.

РБК-Украина

Максим Каменев, Валерий Калныш

В Администрации президента вновь заговорили о том, что ее руководитель Борис Ложкин в ближайшее время покинет свою должность. Сразу два собеседника РБК-Украина в окружении главы государства утверждают, что это может произойти в период с 30 августа до 5 сентября. В окружении главы АП эту информацию не подтверждают, но и не опровергают.

Тем временем РБК-Украина стали известны кандидатуры, которые сейчас обсуждаются на пост главы администрации. Среди вероятных кандидатов называются действующие заместители главы АП Виталий Ковальчук и Константин Елисеев, посол Украины в США Валерий Чалый, глава СБУ Василий Грицак, а также первый заместитель секретаря СНБО Олег Гладковский. О том, почему Борис Ложкин хочет уйти из АП и кто может прийти ему на смену в материале РБК-Украина.

Попытка №3

Информация о том, что Борис Ложкин вскоре покинет Администрацию президента периодически начала появляться, начиная с осени 2015 года. Тогда, после ареста бывшего заместителя главы Днепропетровской ОГА Геннадия Корбана, Борис Ложкин якобы написал заявление об увольнении. Так, главный переговорщик и, как его характеризуют в команде Петра Порошенко «успешный коммуникатор», не только с группой «Приват» Игоря Коломойского, но и другими представителями крупного капитала, отреагировал на то, что с ним даже не посоветовались по поводу судьбы Корбана.

Второй раз информация о том, что Борис Ложкин покинет Банковую, появилась весной этого года, когда в стране шла премьериада. Глава АП был одним из претендентов сначала на должность премьер-министра, а потом – первого-вице-премьера. Причем, в этой должности его готовы были видеть как Владимир Гройсман, так и его соперница в борьбе за кресло главы правительства Наталья Яресько. Но в итоге Ложкин на работу в Кабмин не ушел и остался работать в АП. Тогда же появились слухи о том, что он все же договорился с президентом, чтобы тот подписал указ о его отставке осенью нынешнего года, а до этого времени определился с его преемником.

С приближением нового политического сезона, который, традиционно начинается с первым сентябрьским заседанием Верховной рады, тема смены главы АП вновь приобрела свою актуальность. По информации РБК-Украина Борису Ложкину было предложено окончательно определиться со своим уходом. Мол, осенью и без того будет хватать забот, а поэтому лучше не оттягивать решение вопроса со сменщиком главы АП.

Еще одним доводом, якобы был назван скорый запуск системы электронного декларирования, новый старт которой ожидается 1 сентября. Уйди Борис Ложкин в отставку до 30 августа, то вносить свои активы ему бы не пришлось, поскольку декларирование касается только государственных чиновников. «Точной даты, когда это (уход в отставку – ред.) произойдет неизвестно, как и то, произойдет ли это вообще», — говорит один из советников главы АП.

Если же отставка все же произойдет, то из большой политики Борис Ложкин не уйдет, отмечают собеседники из его окружения. «У президента короткая «скамейка запасных», да и никто не отпускает далеко от себя людей, которые столько знают», — говорит собеседник РБК-Украина.

Более того, по имеющейся информации, он сохранит кабинет в АП и получит пост. В частности, в администрации сейчас обсуждается его назначение секретарем Национального инвестиционного совета. Эта должность позволит сохранить за ним одну из главных своих функций – быть посредником между президентом и крупным капиталом.

Список желающих

Одним из главных претендентов на пост главы администрации президента источники РБК-Украина называют нынешнего первого заместителя главы АП Виталия Ковальчука. Ложкин и Ковальчук работают в связке уже почти два года, подчеркивают свои дружеские отношения и смогли распределить между собой полномочия и зоны ответственности.

Борис Ложкин взял на себя функцию связного и миротворца. Это через него идет контакт президента с олигархами. В свою очередь Виталий Ковальчук сосредоточился на внутренней, прежде всего, региональной политике. Он же занимается обеспечением поддержки критически важных для президента Петра Порошенко голосований в парламенте. Это он контролирует работу глав областных и районных администраций, сумев выстроить жесткую административную систему. Ковальчуку не понадобиться много времени, чтобы войти в курс дел в новой должности.

Главным препятствием Ковальчука к новой должности может стать то, что у него достаточно сложные отношения с людьми в окружении президента. В первую очередь, с премьер-министром Владимиром Гройсманом, усилиями которого Ковальчук не получил должность первого вице-премьера. Учитывая, что глава администрации, по сути – руководитель офиса президента, который организовывает его связи с другими органами власти, главным из которых является правительство, Владимир Гройсман наверняка примет участие в определении кандидатуры главы АП. И пусть сейчас между премьером и первым замом главы АП, который также представляет президента в правительстве, и нет публичной дискуссии, это не говорит о том, что отношения между ними нормальные. Более того, если президент остановится на кандидатуре предложенной премьером, это может говорить о том, что интересы Гройсмана окажутся выше интересов Порошенко.

Виталий Ковальчук свое возможное назначение главой АП не комментирует.

Возглавить АП могут и дипломаты. По имеющейся информации в страну ненадолго вернулся посол Украины в США Валерий Чалый, который якобы рассматривается президентом на эту должность. Конкуренцию ему составляет еще один заместитель главы АП — Константин Елисеев, который считается личной креатурой президента. С Петром Порошенко он работал, когда нынешний президент возглавлял МИД. Елисеев в это время был заместителем министра.

Источники РБК-Украина о карьерном росте Константина Елисеева заговорили сразу после того, как он вернулся из Брюсселя, где с 2010 года возглавлял представительство Украины при Европейском союзе. К слову, именно он курировал процесс подготовки Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. В Киеве его прочили на разные должности – главы МИД, профильного вице-премьера. Однако по каким-то причинам этого не произошло. В июле 2015-го он – заместитель главы АП и отвечает в администрации за вопросы внешней политики.

Елисеев и Чалый – дипломаты и это может помочь им справиться с ролью коммуникатора между разными группами на Банковой и вне ее. Правда, в отличии от Ложкина, оба не имеют опыта в бизнесе, так что отношения с представителями крупного капитала надо будет выстраивать по-новому.

Еще два претендента на должность главы АП, которые в случае ухода Бориса Ложкина, как утверждают собеседники РБК-Украина в окружении президента, могут претендовать на пост главы АП – председатель СБУ Василий Грицак и первый заместитель секретаря СНБО Олег Гладковский. Следует признать, что хоть Грицак и Гладковский и находятся в «шорт-листе» на пост главы АП, шансы их назначения невелики.

В тоже время, не исключено, что новым главой администрации может стать человек, который сейчас в администрации не работает, например, кто-либо из действующих глав областных администраций. Почти со 100% уверенностью можно говорить о том, что это не глава Одесской ОГА Михаил Саакашвили, перед которым сейчас открываются перспективы возвращения в Грузию. Но не секрет, что Борис Ложкин близок, как минимум с двумя губернаторами: Днепропетровской области Валентином Резниченко и Харьковской — Игорем Райниным. С первым его связывает родство и работа в Украинском медиахолдинге (УМХ), а со вторым – землячество, оба они из Харькова.

РБК-Украина

Кадровая политика Порошенко: примерыКадровая политика Порошенко: примеры

Татьяна Николаенко, Максим Каменев

Петр Порошенко 2 года назад вступил в должность президента. В своей инаугурационной речи он обещал поставить во главу угла государственной политики борьбу с коррупцией. Вместо этого его кадровая политика то и дело приводит к коррупционным скандалам. При чем устраивают их те, кого он собрал в свою команду.

Как ведет свою кадровую позицию президент, кто и как влияет на его решения и из-за чего воюет его окружение – в материале rbc.ua.

Придя к власти, Порошенко выстраивал свою кадровую политику, исходя из двух принципов: получить максимум власти и, при этом, непременно понравится. Таким образом, на одном ноевом ковчеге власти оказались Игорь Кононенко и Михаил Саакашвили, оппозиционные журналисты и люди вроде Александра Грановского, Александра Третьякова.

С одной стороны, в Администрации президента есть выходец из Microsoft Дмитрий Шимкив, который пишет проекты реформ, а с другой – выходцы из “Укрпроминвеста” расставлены на важнейшие для президента потоки.

На старте избирательной кампании Порошенко мог похвастаться поддержкой максимум 14 депутатов в зале, но стоило его рейтингу вырасти, как на него быстро переориентировались часть депутатов “Батькивщины”, УДАР и других фракций. Именно из этой первой группы Порошенко тогда сформировал себе избирательные штабы, приправив их выходцами из собственной бизнес-корпорации. А, чтобы страна совсем уж не выглядела корпорацией Roshen, глава АП Борис Ложкин нанял команду технократов, которые должны были провести реформы.

Так из желания нравится и единолично править Порошенко сам же создает для себя проблемы на ровном месте.

Почти год президент использовал Михаила Саакашвили для борьбы с Арсением Яценюком, но в последнюю неделю глава Одесской области в запале собственного пиара уже стал атаковать и президента. За что и получил проверку своего благотворительного фонда, и пожелание “быстренько заработать денег и возвращаться премьером в Грузию”.

Больше года президент и его ближайшее окружение пытались уволить Арсения Яценюка и поставить на его место Владимира Гройсмана. В результате это обернулось трехнедельной коалициадой, когда “свой” же “укусил за руку” президента и показал, что не хочет быть ручным.

Глава государства пришел в парламент с красивой цитатой Ли Куан Ю: “Придя во власть посади трех друзей”, а вместо этого только получил вереницу скандалов с участием уже бывших генпрокуроров Виталия Яремы и Виктора Шокина.

“У нас уже был президент, который управлял страной как заводом, президент-директор автобазы, а теперь у нас президент – глава корпорации. Но государство – это не личный бизнес, а нечто другое. Но они это никак не поймут. Я видел это уже четырежды, и этот идет по той же тропе”, – говорит один из его политических оппонентов Порошенко.

Впрочем, надо сказать, что до формирования своих кланов, как у Кучмы или Януковича при президенте Порошенко пока не дошло. Возможно, потому что до сих пор не было приватизации крупных объектов.

С другой стороны, президент заводит своих людей на ключевые денежные потоки военной промышленности и госпредприятий. При этом он пытается оттеснить от привычных госкормушек других олигархов.

Яркие примеры тому – смена менеджмента Коломойского в “Укртранснафте”, возвращение контроля над “Нефтегаздобычей”, сокращение влияния Фирташа на рынок облгазов и борьба за рынок угля с Ринатом Ахметовым.

Если раньше олигархи находили центр альтернативного влияния в виде премьера Яценюка, то теперь они вынуждены будут напрямую договариваться с президентом. Если, конечно, однажды таким центром не решит стать Владимир Гройсман.

Рыцари круглых столов

Кого бы Петр Порошенко куда не назначил, все равно он будет контролировать всех, до последней уборщицы. Именно так характеризовали кадровую политику Порошенко те, кому с ним доводилось работать.

— Ну про уборщицу, наверное, не очень красивый пример, но он действительно берет ответственность даже за те вопросы, которые должен был бы делегировать другим людям. Я бы сравнил работу Порошенко и его окружения с круглым столом короля Артура. Когда группа вырабатывает решения, но принимает их он, – попытался через несколько месяцев после инаугурации президента объяснить его манеру работы политтехнолог, а ныне глава фракции БПП Игорь Грынив.

За два года у власти Порошенко выстроил своеобразную систему “круглых столов” – всевозможных советов, с помощью которых он и руководит страной.

— Есть люди, которых он собирает на ситуативные совещания. Я хожу на такие по медийным вопросам. Есть такие совещания по партийным вопросам и по кадровым, – признается бывшая пресс-секретарь президента Ирина Фриз.

Самый известный “круглый стол” Порошенко – это так называемый стратегический совет. Сегодня в него входят 8 человек: президент, генпрокурор Юрий Луценко, премьер Владимир Гройсман, секретарь СНБО Александр Турчинов, экс-премьер Арсений Яценюк, глава АП Борис Ложкин, министр внутренних дел Арсен Аваков и спикер парламента Андрей Парубий. Последний заседает в “восьмерке” с конца марта.

Именно стратегический совет согласовал состав второго правительства Яценюка, а потом и Кабмина Гройсмана. До появления в нем Парубия его еще называли “большой семеркой”. В нем было 3 представителя БПП и 3 от “Народного фронта”, а президент играл роль рефери.

— Почему стратегический совет? Да просто, чтобы не называть лишний раз кучу фамилий. А так клерки сразу знают, кого звать, – говорит один из сотрудников АП.

— Не знаю, какие они там стратегии решают. По-моему, это просто “терки” верхушки. Андрей Парубий был в шоке, когда туда впервые попал, – недоумевал недавно один из депутатов-“фронтовиков”.

— Послушайте, а что в этом плохого? Вы что думаете в Штатах управление государством происходит как-то иначе? Нет, и там есть такие круглые столы, – отвечает на такие обвинения генпрокурор Юрий Луценко.

С недавних пор президент стал собирать по вторникам на обеды еще и силовиков – генпрокурора, главу МВД, СБУ и секретаря СНБО. Названия для этого совета пока не придумали.

Есть еще совещания, в которых принимают участие Игорь Кононенко, Сергей Березенко, Борис Ложкин и первый замглавы АП Виталий Ковальчук. Там, как правило, обсуждают кадровые назначения. И именно эти люди сейчас собирают голоса в парламенте под нужные президенту законопроекты.

Все перечисленные советы заседают неофициально, в отличие от СНБО и Национального совета реформ, которые проходят под протокол.

Тем не менее, система советов не спасает Порошенко от конфликтов в его окружении на почве подковерной борьбы за влияние.

“Технократы” и “Политики”

Два года назад, когда Порошенко стал президентом, даже его ближайшее окружение признавало, что у главы государства очень короткая скамейка запасных. В итоге практически все люди из ближайшего круга Порошенко занимались подбором кадров, каждый на свой лад.

Так, на должности глав ОГА подбирали людей Виталий Ковальчук, Сергей Березенко, Борис Ложкин, Олег Гладковский, Давид Жвания и Игорь Грынив. Каждый из них курировал по несколько областей на досрочных парламентских выборах и в качестве их куратора предлагал президенту кандидатов на их руководство.

Схожая ситуация была и с назначением руководителей центральных органов и госкомпаний. К примеру, Нацкомиссия по госрегулированию энергетики и коммунальных услуг первоначально была сформирована из людей, которых рекомендовали Борис Ложкин, Константин Григоришин, Игорь Кононенко и Николай Мартыненко. Правда, последний делал это по квоте “Народного фронта”.

Главным хед-хантером первого года президентсва Порошенко был все же Ложкин. Глава АП заполнил львиную долю президентской квоты в правительстве и руководстве госпредприятий. Он делал ставку на выходцев из бизнеса, зачастую экспатов, которых ему помогали отбирать его заместитель Дмитрий Шимкив, а также целая группа советников. Среди последних – генеральный директор инвестиционной компании Concord Capital Игорь Мазепа и ресторатор Михаил Бейлин.

Стараниями Ложкина во втором правительстве Яценюка появились Наталья Яресько, Андрей Пивоварский, Айварас Абрамавичус, Александр Квиташвили.

Сами себя кадры Ложкина окрестили “технократами”. Они быстро нашли общий язык с премьром Яценюком. Также как и он технократы ориентировались на западных партнеров в лице МВФ и США, и не пользовались поддержкой в парламенте. Ведь команда Ложкина не смогла наладить коммуникацию с парламентской фракцией БПП, где задавал тон Игорь Кононенко.

Друг президента, сам бизнесмен, Кононенко отстаивал идею, что правительство нужно формировать за счет кадрового резерва президентской партии. Во многом ее также сформировали за счет бизнесменов. Но, если технократы подчеркнуто дистанциировались от политики, то их в недавнем прошлом коллеги, наоборот вступили в партию президента, вложились в ее избирательную кампанию и рассчитывали влиять на исполнительную власть.

К примеру, Александр Третьяков, Тарас Кутовой, Андрей Вадатурский и другие. Свою роль играло и то, что многие технократы – иностранцы. В БПП все громче возмущались тем, что страной управляют “варяги”.

Идею захода в исполнительную власть политиков разделяли и два других влиятельных выходца из БПП – спикер парламента Владимир Гройсман и первый заместитель главы АП Виталий Ковальчук. Каждый из них имеет свою группу лояльных депутатов во фракции БПП. Еще до парламентских выборов-2014 президент рассматривал Гройсмана как будущего премьера, Ковальчук же рассчитывал получить в Кабмине должность первого вице-премьера. Но тогда у обоих не сложилось.

Апогей противостояния между “технократами” и ” политиками” пришелся на премьериаду. Пока президент правдами и неправдами добивался отставки Яценюка, Абрамавичус обвинил Кононенко в попытке подмять под себя Министерство экономического развития и торговли. Так министр расценил перспективу назначения своим замом Андрея Пасешника, который отрекомендовался “от Кононенко”.

После того как Яценюк на одной из встреч с президентом согласился уйти в отставку, “технократы” подготовили свой вариант нового состава правительства, где премьером должна была быть Яресько, а ее заместителями – Ложкин, Шимкив и Эка Згуладзе. Но даже несмотря на заступничество посла США Джеффри Пайетта, они проиграли “политикам” схватку за Кабмин, который, в итоге, возглавил Гройсман.

Впрочем, не исключено, что в случае провала Кабмина Гройсмана, именно Ложкину предложат стать новым премьером. К тому же за эти полтора года глава АП сумел выстроить хорошие отношения с премьером Арсением Яценюком. Если в ноябре 2014 года у них напряженные отношения, то после завершения торгов по Кабмину Гройсмана глава АП уходил в компании с соратниками экс-премьера, а не президента.

Пока же Ложкин продолжает убеждать близкое окружение президента, что будет работать в АП только до осени.

Правая рука президента

Пока все следили за реформами “технократов”, в их тени спокойно развивалось бизнес-крыло окружения Порошенко. Валерия Гонтарева стала главой Нацбанка, Олег Гладковский возглавил межведомственную комиссию по военно-техническому сотрудничеству, Михаил Гвоздев – АНТК имени Антонова, Дмитрий Вовк – НКРЭКУ.

А неофициальным представителем президента в парламенте стал Игорь Кононенко.

— Есть один человек, который говорит с президентом на “ты “. Это – Игорь Кононенко, – говорит министр информполитики Юрий Стець.

Порошенко с Кононенко познакомились еще в армии, и потом решили создавать общий бизнес. Долгие годы он был главой правления “Укрпроминвеста”, пока его не реструктуризировали в 2012 году.

— Первые полгода президентства Порошенко Кононенко себя никак не проявлял – он просто не понимал, как с этим работать, – говорит собеседник в окружении президента.

Не смотря на то, что Кононенко был с 2006 депутатом Киевсовета, они никогда не был политиком. Во многом это сказалось на том количестве скандалов, в которые попал ближайший соратник президента.

Уже через полгода своей политической деятельности Кононенко стал фигурантом первого крупного скандала – Игорь Коломойский обвинил его в том, что именно друг президента и покойный бизнесмен Игорь Еремеев стоят за сменой руководства компании “Укртранснафта”.

Осенью 2015 года экс-глава СБУ Валентин Наливайченко обвинил Кононенко в выводе средств в офшоры, но до ума дело не довел.

Но самым сильным ударом стало обвинение со стороны министра экономики Айвараса Абромавичуса, когда он публично заявил о попытке завести людей Кононенко в его министерство.

“В течение года Игорь Кононенко лоббировал своих людей на должность генерального директора “Укрхимтрансаммиака”. Кононенко имел непосредственный интерес в этой компании, и вместо того, чтобы помочь мне свергнуть “регионала” Бондыка, завел своих людей, которые в итоге совместно управляют этим предприятием. Депутат от БПП, непосредственно подконтрольный Кононенко, давил на назначения в “Укрвнешинформ”, предприятия порошковой металлургии, Национальное агентство аккредитации Украины и несколько других предприятий. Кульминацией этого кадрового беспредела и желания полного подчинения потоков стало желание иметь своего зама в Минэкономике, отвечающего за Нафтогаз и другие государственные предприятия”, – заявил тогда Абромавичус на брифинге.

В окружении Кононенко уверены, что Абромавичуса “накрутили американцы в отместку за его заявление по послу Джеффри Пайетту, что тот ведет самостоятельную политику и президент просил его отозвать”.

После скандала с Абромавичусом и допросов в НАБУ Кононенко закрылся от прессы и перестал выходить в кулуары парламента. Теперь он заходит и покидает зал исключительно через ложу правительства.

Но, как и раньше, Кононенко также собирает голоса под важные для президента законопроекты.

Кроме того, он вместе с Сергеем Березенко занимается партией “Солидарность” и руководил штабом на местных выборах. Именно Кононенко вел переговоры о слиянии президентской партии и УДАРа мэра Киева Виталия Кличко.

Кононенко, которого весь 2015 год сватали в правительство на ту же должность первого вице-премьера, все же получил влияние на новое правительство.

Сразу два источника в окружении президента рассказали РБК-Украина, что именно с его подачи должность в Кабмине получил Кубив, а также министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик.

Кроме того, с подачи Кононенко замом Насалика должен был стать Игорь Уманский. Но попыткам завести людей Кононенко воспротивился премьер-министр.

Разделяй и властвуй

Формирование нового правительства породило новые конфликты на этот раз между бывшими союзниками из стана “политиков”. Гройсман добился, чтобы в его Кабмине не было Ковальчука. Но президент, хоть и выполнил это требование премьера, все же уговорил первого заместителя главы АП стать своим представителем в правительство.

Хотя у замглавы АП и премьера достаточно натянутые отношения, с большинством министров у него хорошие отношения, включая трех вице-премьеров Степана Кубива, Геннадия Зубко и Павла Розенко. Он может к ним подойти во время заседания Кабмина и что-то долго объяснять.

— На одном из последних заседаний совета реформ Ковальчук начал прямо нарезать задачи министрам. В итоге, когда все разошлись, Гройсман пригрозил швырнуть в Виталия Анатольевича стакан, – говорит один из членов правительства.

Еще одним источником конфликта премьера и Ковальчука в будущем может стать работа с главами ОГА. Ведь представители местной власти подчиняются как Кабмину, так и президенту. А в Администрации их курирует Ковальчук.

Кстати, на это поле также пытается зайти и депутат и куратор партии “Солидарность” Сергей Березенко. С недавних пор он стал вызывать к себе в кабинет на Банковую глав областей, объясняя это якобы партийной работой.

Правда, и Ковальчук теперь отбирает хлеб у Березенко.

В последнее время первый замглавы АП включился в процесс обеспечения важных для президента голосований в парламенте. Собирать голоса он начал еще во время премьериады. Также Ковальчук собирал голоса и под назначение генпрокурором Юрия Луценко, и за принятие судебной реформы. И он же обеспечил печать “Голоса Украины”.

Ковальчук – единственный человек в окружении президента, кто может заменить Кононенко в качестве главы избирательного штаба Порошенко и БПП.

Именно он руководил победной кампанией главы государства и вел БПП на досрочные выборы Рады. В активе же Кононенко только местная кампания- 2015. Перед ее началом Ковальчук вынужденно уступил бизнес-партнеру президента кресло главы избирательного штаба. Ведь тогда партию президента возглавил мэр Киева Виталий Кличко, у которого давний конфликт с Ковальчуком.

То, что создавать партии он не разучился, Ковальчук продемонстрировал Порошенко во время все той же местной кампании-2015. Тогда он завел в местные советы свой проект – партию “Наш край”.

Но нынешние довыборы по 7 округам будет вести Сергей Березенко. Уже на старте куратор получил первый скандал. В штабе “Солидарности” нашли агитацию киевского застройщика Максима Микитася, известного скандальной стройкой на берегу Днепра на” Левобережке”. Это при том, что официально БПП поддержало местного активиста Сергея Гаруса.

Местная пресса уже назвала Гаруса техническим кандидатом Микитася.

— А что нам Фирсова надо было поддержать?, – шутят в руководстве БПП.

Не исключено, что Сергей Березенко проявляет такую активность, надеясь получить должность главы АП.

Как уже упоминалось, Ложкин осенью нынешнего года собирается покинуть Банковую. Люди из его окружения уверяют, что Ложкин давно просится у президента уйти в отставку. Но Порошенко его не отпускает.

— Идеальным был бы уход через Кабмин. Потому что сразу уйти в никуда – это незакрытый гештальт. Но с Кабмином у нас не сложилось, – говорит собеседник РБК-Украина в окружении Ложкина.

Собеседники издания в АП рассказывают, что не так давно на одном из совещаний у президента Ковальчук и Березенко начали выяснять отношения на почве того, что нардеп от БПП якобы готовил серию заказных материалов в СМИ против замглавы АП. Президенту это очень не понравилось.

Впрочем, на эту должность также рассматривают Макара Пасенюка и вице-премьера Геннадия Зубко, у которого конфликт из-за децентрализации с Гройсманом. Пасенюк уже давно знаком с президентом и сейчас ведет все его финансовые вопросы, говорят в окружении Порошенко.

“Силовики” и их куратор

Отдельная группа в окружении президента – руководители трех силовых ведомств – министр обороны Степан Полторак, глава СБУ Василий Грицак и генпрокурор Юрий Луценко. Также сюда входит секретарь СНБО Александр Турчинов, который при назначении на должность получил расширенные полномочия и занимается обороноспособностью страны.

Все они, за исключением Полторака, так или иначе, вовлечены в политику. Турчинов до сих пор остается одним из лидеров “Народного фронта”.

После парламентских выборов Турчинов очень хотел сохранить должность спикера, и только усилиями вице-президента США Джо Байдена удалось уговорить его отказаться от этих амбиций.

В итоге Турчинов получил должность секретаря СНБО с расширенными полномочиями, которые в том числе, касались рынка оружия. Сейчас эта сфера поделена между ним и президентом – тот назначил своего бизнес-партнера Олега Гладковского руководителем госконцерна “Укроборонпром”.

Летом 2015 года Порошенко предлагал Турчинову возглавить избирательный штаб БПП на местных выборах, но тот отказался. В то же время секретарь СНБО отстаивал мнение, что Яценюку лучше для его карьеры оставить пост премьера, чем продолжать противостояние с Порошенко.

На стратегических советах секретарь СНБО, в основном работает миротворцем, имея достаточно ровные отношения со всеми участниками.

Если Турчинов занимается вопросами обороны, то друг президента Игорь Кононенко активно сотрудничает с президентскими силовиками, которые отвечают за расследование уголовных и экономических преступлений.

Оппоненты Кононенко давно обвиняют его в том, что с помощью правоохранителей он расправляется с политическими противниками. Так, экс-глава партии УКРОП Геннадий Корбан осенью прошлого года прямо заявил, что за его арест организовал Кононенко через своего “смотрящего от СБУ” Павла Демчину. В то время тот был первым заместителем начальника главного управления по борьбе с коррупцией и преступностью в СБУ. Сейчас Демчина – первый заместитель главы СБУ Василия Грицака.

В свою очередь, глава Одесской ОГА Михаил Саакашвили недавно заявил, что обыски сотрудниками ГПУ в помещении администрации организовали Кононенко и его соратник по БПП Александр Грановский. Обыски проводили сотрудники департамента ГПУ по делам госслужбы и собственности под руководством Владимира Гуцуляка. В ГПУ этот департамент даже окрестили “департаментом Кононенко-Грановского”.

Игорь Кононенко ранее обвинения в кураторстве силовиков отвергал.

В свою очередь, собеседники РБК-Украина во фракции БПП в неофициальных беседах подтверждают, что их коллеги из числа бизнесменов консультируют “силовиков”.

— Наши следователи без помощи бизнесменов никогда не смогут разобраться в экономических преступлениях. Они только и умеют, что заводить дела, а потом продавать их, – говорит собеседник во фракции БПП.

По его словам для того, чтобы “просветить” следователей и прокуроров бизнесмены из БПП создали нечто на подобии back office и консультируют правоохранителей.

По странному стечению обстоятельств “силовики” регулярно интересуются деятельностью депутатов, чиновников и активистов.

Чтобы как то выровнять негативный шлейф от работы силовиков, президент назначил генпрокурором Юрия Луценко. Он оказался единственным, кому Порошенко смог доверить эту должность.

Последние 2 года новый глава ГПУ бессменно входит в ближайшее окружение президента.

Сейчас для него задача-минимум и самому не сгореть на должности, и имидж президента как то спасти.

“Медийщики”

Особняком в окружении президента стоят “медийщики” – Юрий Стець, Игорь Грынив и Ирина Фриз. Их выделяют как группу влияния именно втроем. Все они очень давно знакомы с Порошенко.

Стець долгие годы руководил президентским “5 каналом”, а Фриз занималась медийной поддержкой его образа, более 10 лет работая пресс-секретарем Порошенко. С Грынивым же Порошенко работал еще в штабе кандидата в президенты Виктора Ющенко.

Сейчас влияние этой группы на президента существенно снизилось, но все же они стояли у истоков идеи президентства.

В далеком 2011 году Петр Порошенко с семьей и командой отдыхали на своей вилле в Испании. Там же были и его ближайшие соратники, в том числе Ирина Фриз и Юрий Стець.

Вот там-то Стець впервые и озвучил предложение Петру Порошенко пойти в президенты и показал концепцию возвращения в большую политику. На тот момент казалось, что политическая карьера “шоколадного короля” закончена, а бизнес подвергается нападкам команды Януковича.

Стець и Фриз сделали многое в медийном плане для победы Порошенко. Грынив – как политтехнолог. Все трое после победы получили свои кабинеты в Администрации президента.

Но со временем они стали отдалятся от президента. Фриз вернулась в политику из декрета уже депутатом Верховной Рады. Она ходит на все “ситуативки” в АП, которые касаются медийных вопросов. И, пожалуй, в силу характера ее отношения с президентом самые бесконфликтные .

Юрий Стець летом 2014 года предпринял попытку побороться за должность секретаря СНБО, но не получил ее. Вместо этого, полгода спустя, он добился назначения на специально созданную для него должность министра информполитики.

Еще при назначении второго Кабмина Яценюка Стець присутствовал на закрытых совещаниях в АП, которые со временем мутировали в так называемый стратегический совет. Но после того, как пару раз он там высказался против решений президента, его перестали звать.

Что качается Грынива, то после неудачных для президента парламентских выборов (он хотел получить свое большинство и своего премьера, а вышло, что выиграл выборы “Народный фронт”) именно на него списали поражение некоторые представители штаба. Что, мол, и слоган был неудачным, и позиционирование плохое.

Грынив, похоже, затаил обиду и кампанией на местных выборах не занимался. Вместо него позвали Викторию Сюмар из “Народного фронта”.

— Эту щуку запустили, чтобы разбудить карася, но он так и не проснулся, – говорил тогда один из представителей Банковой.

— Грынив, он такой: его раз не послушали, два не послушали, и он отстраняется. Мол, пойдите, найдите политтехнолога, который сделал двух президентов, и одного из них в один тур, – рассказывает один из членов команды президента.

Месяц назад президенту ничего не осталось, как опять прибегнуть к помощи Грынива – из-за кадрового голода политолога назначили главой фракции БПП.

Представители разных команд в окружении президента признают, что, несмотря на назначение Грынива главой фракции БПП, пока эта группа не вернула былого влияния.

Того же Грынива и сейчас не зовут на стратегический совет, куда он ходил в качестве главы БПП Юрий Луценко.

Но то, что эта группа все равно в обойме президента говорит, что Порошенко все же опирается на давно проверенных людей, а не на пришедших со стороны, пусть и эффективных, но чужаков.

РБК-УкраинаТатьяна Николаенко, Максим Каменев

Петр Порошенко 2 года назад вступил в должность президента. В своей инаугурационной речи он обещал поставить во главу угла государственной политики борьбу с коррупцией. Вместо этого его кадровая политика то и дело приводит к коррупционным скандалам. При чем устраивают их те, кого он собрал в свою команду.

Как ведет свою кадровую позицию президент, кто и как влияет на его решения и из-за чего воюет его окружение – в материале rbc.ua.

Придя к власти, Порошенко выстраивал свою кадровую политику, исходя из двух принципов: получить максимум власти и, при этом, непременно понравится. Таким образом, на одном ноевом ковчеге власти оказались Игорь Кононенко и Михаил Саакашвили, оппозиционные журналисты и люди вроде Александра Грановского, Александра Третьякова.

С одной стороны, в Администрации президента есть выходец из Microsoft Дмитрий Шимкив, который пишет проекты реформ, а с другой – выходцы из “Укрпроминвеста” расставлены на важнейшие для президента потоки.

На старте избирательной кампании Порошенко мог похвастаться поддержкой максимум 14 депутатов в зале, но стоило его рейтингу вырасти, как на него быстро переориентировались часть депутатов “Батькивщины”, УДАР и других фракций. Именно из этой первой группы Порошенко тогда сформировал себе избирательные штабы, приправив их выходцами из собственной бизнес-корпорации. А, чтобы страна совсем уж не выглядела корпорацией Roshen, глава АП Борис Ложкин нанял команду технократов, которые должны были провести реформы.

Так из желания нравится и единолично править Порошенко сам же создает для себя проблемы на ровном месте.

Почти год президент использовал Михаила Саакашвили для борьбы с Арсением Яценюком, но в последнюю неделю глава Одесской области в запале собственного пиара уже стал атаковать и президента. За что и получил проверку своего благотворительного фонда, и пожелание “быстренько заработать денег и возвращаться премьером в Грузию”.

Больше года президент и его ближайшее окружение пытались уволить Арсения Яценюка и поставить на его место Владимира Гройсмана. В результате это обернулось трехнедельной коалициадой, когда “свой” же “укусил за руку” президента и показал, что не хочет быть ручным.

Глава государства пришел в парламент с красивой цитатой Ли Куан Ю: “Придя во власть посади трех друзей”, а вместо этого только получил вереницу скандалов с участием уже бывших генпрокуроров Виталия Яремы и Виктора Шокина.

“У нас уже был президент, который управлял страной как заводом, президент-директор автобазы, а теперь у нас президент – глава корпорации. Но государство – это не личный бизнес, а нечто другое. Но они это никак не поймут. Я видел это уже четырежды, и этот идет по той же тропе”, – говорит один из его политических оппонентов Порошенко.

Впрочем, надо сказать, что до формирования своих кланов, как у Кучмы или Януковича при президенте Порошенко пока не дошло. Возможно, потому что до сих пор не было приватизации крупных объектов.

С другой стороны, президент заводит своих людей на ключевые денежные потоки военной промышленности и госпредприятий. При этом он пытается оттеснить от привычных госкормушек других олигархов.

Яркие примеры тому – смена менеджмента Коломойского в “Укртранснафте”, возвращение контроля над “Нефтегаздобычей”, сокращение влияния Фирташа на рынок облгазов и борьба за рынок угля с Ринатом Ахметовым.

Если раньше олигархи находили центр альтернативного влияния в виде премьера Яценюка, то теперь они вынуждены будут напрямую договариваться с президентом. Если, конечно, однажды таким центром не решит стать Владимир Гройсман.

Рыцари круглых столов

Кого бы Петр Порошенко куда не назначил, все равно он будет контролировать всех, до последней уборщицы. Именно так характеризовали кадровую политику Порошенко те, кому с ним доводилось работать.

— Ну про уборщицу, наверное, не очень красивый пример, но он действительно берет ответственность даже за те вопросы, которые должен был бы делегировать другим людям. Я бы сравнил работу Порошенко и его окружения с круглым столом короля Артура. Когда группа вырабатывает решения, но принимает их он, – попытался через несколько месяцев после инаугурации президента объяснить его манеру работы политтехнолог, а ныне глава фракции БПП Игорь Грынив.

За два года у власти Порошенко выстроил своеобразную систему “круглых столов” – всевозможных советов, с помощью которых он и руководит страной.

— Есть люди, которых он собирает на ситуативные совещания. Я хожу на такие по медийным вопросам. Есть такие совещания по партийным вопросам и по кадровым, – признается бывшая пресс-секретарь президента Ирина Фриз.

Самый известный “круглый стол” Порошенко – это так называемый стратегический совет. Сегодня в него входят 8 человек: президент, генпрокурор Юрий Луценко, премьер Владимир Гройсман, секретарь СНБО Александр Турчинов, экс-премьер Арсений Яценюк, глава АП Борис Ложкин, министр внутренних дел Арсен Аваков и спикер парламента Андрей Парубий. Последний заседает в “восьмерке” с конца марта.

Именно стратегический совет согласовал состав второго правительства Яценюка, а потом и Кабмина Гройсмана. До появления в нем Парубия его еще называли “большой семеркой”. В нем было 3 представителя БПП и 3 от “Народного фронта”, а президент играл роль рефери.

— Почему стратегический совет? Да просто, чтобы не называть лишний раз кучу фамилий. А так клерки сразу знают, кого звать, – говорит один из сотрудников АП.

— Не знаю, какие они там стратегии решают. По-моему, это просто “терки” верхушки. Андрей Парубий был в шоке, когда туда впервые попал, – недоумевал недавно один из депутатов-“фронтовиков”.

— Послушайте, а что в этом плохого? Вы что думаете в Штатах управление государством происходит как-то иначе? Нет, и там есть такие круглые столы, – отвечает на такие обвинения генпрокурор Юрий Луценко.

С недавних пор президент стал собирать по вторникам на обеды еще и силовиков – генпрокурора, главу МВД, СБУ и секретаря СНБО. Названия для этого совета пока не придумали.

Есть еще совещания, в которых принимают участие Игорь Кононенко, Сергей Березенко, Борис Ложкин и первый замглавы АП Виталий Ковальчук. Там, как правило, обсуждают кадровые назначения. И именно эти люди сейчас собирают голоса в парламенте под нужные президенту законопроекты.

Все перечисленные советы заседают неофициально, в отличие от СНБО и Национального совета реформ, которые проходят под протокол.

Тем не менее, система советов не спасает Порошенко от конфликтов в его окружении на почве подковерной борьбы за влияние.

“Технократы” и “Политики”

Два года назад, когда Порошенко стал президентом, даже его ближайшее окружение признавало, что у главы государства очень короткая скамейка запасных. В итоге практически все люди из ближайшего круга Порошенко занимались подбором кадров, каждый на свой лад.

Так, на должности глав ОГА подбирали людей Виталий Ковальчук, Сергей Березенко, Борис Ложкин, Олег Гладковский, Давид Жвания и Игорь Грынив. Каждый из них курировал по несколько областей на досрочных парламентских выборах и в качестве их куратора предлагал президенту кандидатов на их руководство.

Схожая ситуация была и с назначением руководителей центральных органов и госкомпаний. К примеру, Нацкомиссия по госрегулированию энергетики и коммунальных услуг первоначально была сформирована из людей, которых рекомендовали Борис Ложкин, Константин Григоришин, Игорь Кононенко и Николай Мартыненко. Правда, последний делал это по квоте “Народного фронта”.

Главным хед-хантером первого года президентсва Порошенко был все же Ложкин. Глава АП заполнил львиную долю президентской квоты в правительстве и руководстве госпредприятий. Он делал ставку на выходцев из бизнеса, зачастую экспатов, которых ему помогали отбирать его заместитель Дмитрий Шимкив, а также целая группа советников. Среди последних – генеральный директор инвестиционной компании Concord Capital Игорь Мазепа и ресторатор Михаил Бейлин.

Стараниями Ложкина во втором правительстве Яценюка появились Наталья Яресько, Андрей Пивоварский, Айварас Абрамавичус, Александр Квиташвили.

Сами себя кадры Ложкина окрестили “технократами”. Они быстро нашли общий язык с премьром Яценюком. Также как и он технократы ориентировались на западных партнеров в лице МВФ и США, и не пользовались поддержкой в парламенте. Ведь команда Ложкина не смогла наладить коммуникацию с парламентской фракцией БПП, где задавал тон Игорь Кононенко.

Друг президента, сам бизнесмен, Кононенко отстаивал идею, что правительство нужно формировать за счет кадрового резерва президентской партии. Во многом ее также сформировали за счет бизнесменов. Но, если технократы подчеркнуто дистанциировались от политики, то их в недавнем прошлом коллеги, наоборот вступили в партию президента, вложились в ее избирательную кампанию и рассчитывали влиять на исполнительную власть.

К примеру, Александр Третьяков, Тарас Кутовой, Андрей Вадатурский и другие. Свою роль играло и то, что многие технократы – иностранцы. В БПП все громче возмущались тем, что страной управляют “варяги”.

Идею захода в исполнительную власть политиков разделяли и два других влиятельных выходца из БПП – спикер парламента Владимир Гройсман и первый заместитель главы АП Виталий Ковальчук. Каждый из них имеет свою группу лояльных депутатов во фракции БПП. Еще до парламентских выборов-2014 президент рассматривал Гройсмана как будущего премьера, Ковальчук же рассчитывал получить в Кабмине должность первого вице-премьера. Но тогда у обоих не сложилось.

Апогей противостояния между “технократами” и ” политиками” пришелся на премьериаду. Пока президент правдами и неправдами добивался отставки Яценюка, Абрамавичус обвинил Кононенко в попытке подмять под себя Министерство экономического развития и торговли. Так министр расценил перспективу назначения своим замом Андрея Пасешника, который отрекомендовался “от Кононенко”.

После того как Яценюк на одной из встреч с президентом согласился уйти в отставку, “технократы” подготовили свой вариант нового состава правительства, где премьером должна была быть Яресько, а ее заместителями – Ложкин, Шимкив и Эка Згуладзе. Но даже несмотря на заступничество посла США Джеффри Пайетта, они проиграли “политикам” схватку за Кабмин, который, в итоге, возглавил Гройсман.

Впрочем, не исключено, что в случае провала Кабмина Гройсмана, именно Ложкину предложат стать новым премьером. К тому же за эти полтора года глава АП сумел выстроить хорошие отношения с премьером Арсением Яценюком. Если в ноябре 2014 года у них напряженные отношения, то после завершения торгов по Кабмину Гройсмана глава АП уходил в компании с соратниками экс-премьера, а не президента.

Пока же Ложкин продолжает убеждать близкое окружение президента, что будет работать в АП только до осени.

Правая рука президента

Пока все следили за реформами “технократов”, в их тени спокойно развивалось бизнес-крыло окружения Порошенко. Валерия Гонтарева стала главой Нацбанка, Олег Гладковский возглавил межведомственную комиссию по военно-техническому сотрудничеству, Михаил Гвоздев – АНТК имени Антонова, Дмитрий Вовк – НКРЭКУ.

А неофициальным представителем президента в парламенте стал Игорь Кононенко.

— Есть один человек, который говорит с президентом на “ты “. Это – Игорь Кононенко, – говорит министр информполитики Юрий Стець.

Порошенко с Кононенко познакомились еще в армии, и потом решили создавать общий бизнес. Долгие годы он был главой правления “Укрпроминвеста”, пока его не реструктуризировали в 2012 году.

— Первые полгода президентства Порошенко Кононенко себя никак не проявлял – он просто не понимал, как с этим работать, – говорит собеседник в окружении президента.

Не смотря на то, что Кононенко был с 2006 депутатом Киевсовета, они никогда не был политиком. Во многом это сказалось на том количестве скандалов, в которые попал ближайший соратник президента.

Уже через полгода своей политической деятельности Кононенко стал фигурантом первого крупного скандала – Игорь Коломойский обвинил его в том, что именно друг президента и покойный бизнесмен Игорь Еремеев стоят за сменой руководства компании “Укртранснафта”.

Осенью 2015 года экс-глава СБУ Валентин Наливайченко обвинил Кононенко в выводе средств в офшоры, но до ума дело не довел.

Но самым сильным ударом стало обвинение со стороны министра экономики Айвараса Абромавичуса, когда он публично заявил о попытке завести людей Кононенко в его министерство.

“В течение года Игорь Кононенко лоббировал своих людей на должность генерального директора “Укрхимтрансаммиака”. Кононенко имел непосредственный интерес в этой компании, и вместо того, чтобы помочь мне свергнуть “регионала” Бондыка, завел своих людей, которые в итоге совместно управляют этим предприятием. Депутат от БПП, непосредственно подконтрольный Кононенко, давил на назначения в “Укрвнешинформ”, предприятия порошковой металлургии, Национальное агентство аккредитации Украины и несколько других предприятий. Кульминацией этого кадрового беспредела и желания полного подчинения потоков стало желание иметь своего зама в Минэкономике, отвечающего за Нафтогаз и другие государственные предприятия”, – заявил тогда Абромавичус на брифинге.

В окружении Кононенко уверены, что Абромавичуса “накрутили американцы в отместку за его заявление по послу Джеффри Пайетту, что тот ведет самостоятельную политику и президент просил его отозвать”.

После скандала с Абромавичусом и допросов в НАБУ Кононенко закрылся от прессы и перестал выходить в кулуары парламента. Теперь он заходит и покидает зал исключительно через ложу правительства.

Но, как и раньше, Кононенко также собирает голоса под важные для президента законопроекты.

Кроме того, он вместе с Сергеем Березенко занимается партией “Солидарность” и руководил штабом на местных выборах. Именно Кононенко вел переговоры о слиянии президентской партии и УДАРа мэра Киева Виталия Кличко.

Кононенко, которого весь 2015 год сватали в правительство на ту же должность первого вице-премьера, все же получил влияние на новое правительство.

Сразу два источника в окружении президента рассказали РБК-Украина, что именно с его подачи должность в Кабмине получил Кубив, а также министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик.

Кроме того, с подачи Кононенко замом Насалика должен был стать Игорь Уманский. Но попыткам завести людей Кононенко воспротивился премьер-министр.

Разделяй и властвуй

Формирование нового правительства породило новые конфликты на этот раз между бывшими союзниками из стана “политиков”. Гройсман добился, чтобы в его Кабмине не было Ковальчука. Но президент, хоть и выполнил это требование премьера, все же уговорил первого заместителя главы АП стать своим представителем в правительство.

Хотя у замглавы АП и премьера достаточно натянутые отношения, с большинством министров у него хорошие отношения, включая трех вице-премьеров Степана Кубива, Геннадия Зубко и Павла Розенко. Он может к ним подойти во время заседания Кабмина и что-то долго объяснять.

— На одном из последних заседаний совета реформ Ковальчук начал прямо нарезать задачи министрам. В итоге, когда все разошлись, Гройсман пригрозил швырнуть в Виталия Анатольевича стакан, – говорит один из членов правительства.

Еще одним источником конфликта премьера и Ковальчука в будущем может стать работа с главами ОГА. Ведь представители местной власти подчиняются как Кабмину, так и президенту. А в Администрации их курирует Ковальчук.

Кстати, на это поле также пытается зайти и депутат и куратор партии “Солидарность” Сергей Березенко. С недавних пор он стал вызывать к себе в кабинет на Банковую глав областей, объясняя это якобы партийной работой.

Правда, и Ковальчук теперь отбирает хлеб у Березенко.

В последнее время первый замглавы АП включился в процесс обеспечения важных для президента голосований в парламенте. Собирать голоса он начал еще во время премьериады. Также Ковальчук собирал голоса и под назначение генпрокурором Юрия Луценко, и за принятие судебной реформы. И он же обеспечил печать “Голоса Украины”.

Ковальчук – единственный человек в окружении президента, кто может заменить Кононенко в качестве главы избирательного штаба Порошенко и БПП.

Именно он руководил победной кампанией главы государства и вел БПП на досрочные выборы Рады. В активе же Кононенко только местная кампания- 2015. Перед ее началом Ковальчук вынужденно уступил бизнес-партнеру президента кресло главы избирательного штаба. Ведь тогда партию президента возглавил мэр Киева Виталий Кличко, у которого давний конфликт с Ковальчуком.

То, что создавать партии он не разучился, Ковальчук продемонстрировал Порошенко во время все той же местной кампании-2015. Тогда он завел в местные советы свой проект – партию “Наш край”.

Но нынешние довыборы по 7 округам будет вести Сергей Березенко. Уже на старте куратор получил первый скандал. В штабе “Солидарности” нашли агитацию киевского застройщика Максима Микитася, известного скандальной стройкой на берегу Днепра на” Левобережке”. Это при том, что официально БПП поддержало местного активиста Сергея Гаруса.

Местная пресса уже назвала Гаруса техническим кандидатом Микитася.

— А что нам Фирсова надо было поддержать?, – шутят в руководстве БПП.

Не исключено, что Сергей Березенко проявляет такую активность, надеясь получить должность главы АП.

Как уже упоминалось, Ложкин осенью нынешнего года собирается покинуть Банковую. Люди из его окружения уверяют, что Ложкин давно просится у президента уйти в отставку. Но Порошенко его не отпускает.

— Идеальным был бы уход через Кабмин. Потому что сразу уйти в никуда – это незакрытый гештальт. Но с Кабмином у нас не сложилось, – говорит собеседник РБК-Украина в окружении Ложкина.

Собеседники издания в АП рассказывают, что не так давно на одном из совещаний у президента Ковальчук и Березенко начали выяснять отношения на почве того, что нардеп от БПП якобы готовил серию заказных материалов в СМИ против замглавы АП. Президенту это очень не понравилось.

Впрочем, на эту должность также рассматривают Макара Пасенюка и вице-премьера Геннадия Зубко, у которого конфликт из-за децентрализации с Гройсманом. Пасенюк уже давно знаком с президентом и сейчас ведет все его финансовые вопросы, говорят в окружении Порошенко.

“Силовики” и их куратор

Отдельная группа в окружении президента – руководители трех силовых ведомств – министр обороны Степан Полторак, глава СБУ Василий Грицак и генпрокурор Юрий Луценко. Также сюда входит секретарь СНБО Александр Турчинов, который при назначении на должность получил расширенные полномочия и занимается обороноспособностью страны.

Все они, за исключением Полторака, так или иначе, вовлечены в политику. Турчинов до сих пор остается одним из лидеров “Народного фронта”.

После парламентских выборов Турчинов очень хотел сохранить должность спикера, и только усилиями вице-президента США Джо Байдена удалось уговорить его отказаться от этих амбиций.

В итоге Турчинов получил должность секретаря СНБО с расширенными полномочиями, которые в том числе, касались рынка оружия. Сейчас эта сфера поделена между ним и президентом – тот назначил своего бизнес-партнера Олега Гладковского руководителем госконцерна “Укроборонпром”.

Летом 2015 года Порошенко предлагал Турчинову возглавить избирательный штаб БПП на местных выборах, но тот отказался. В то же время секретарь СНБО отстаивал мнение, что Яценюку лучше для его карьеры оставить пост премьера, чем продолжать противостояние с Порошенко.

На стратегических советах секретарь СНБО, в основном работает миротворцем, имея достаточно ровные отношения со всеми участниками.

Если Турчинов занимается вопросами обороны, то друг президента Игорь Кононенко активно сотрудничает с президентскими силовиками, которые отвечают за расследование уголовных и экономических преступлений.

Оппоненты Кононенко давно обвиняют его в том, что с помощью правоохранителей он расправляется с политическими противниками. Так, экс-глава партии УКРОП Геннадий Корбан осенью прошлого года прямо заявил, что за его арест организовал Кононенко через своего “смотрящего от СБУ” Павла Демчину. В то время тот был первым заместителем начальника главного управления по борьбе с коррупцией и преступностью в СБУ. Сейчас Демчина – первый заместитель главы СБУ Василия Грицака.

В свою очередь, глава Одесской ОГА Михаил Саакашвили недавно заявил, что обыски сотрудниками ГПУ в помещении администрации организовали Кононенко и его соратник по БПП Александр Грановский. Обыски проводили сотрудники департамента ГПУ по делам госслужбы и собственности под руководством Владимира Гуцуляка. В ГПУ этот департамент даже окрестили “департаментом Кононенко-Грановского”.

Игорь Кононенко ранее обвинения в кураторстве силовиков отвергал.

В свою очередь, собеседники РБК-Украина во фракции БПП в неофициальных беседах подтверждают, что их коллеги из числа бизнесменов консультируют “силовиков”.

— Наши следователи без помощи бизнесменов никогда не смогут разобраться в экономических преступлениях. Они только и умеют, что заводить дела, а потом продавать их, – говорит собеседник во фракции БПП.

По его словам для того, чтобы “просветить” следователей и прокуроров бизнесмены из БПП создали нечто на подобии back office и консультируют правоохранителей.

По странному стечению обстоятельств “силовики” регулярно интересуются деятельностью депутатов, чиновников и активистов.

Чтобы как то выровнять негативный шлейф от работы силовиков, президент назначил генпрокурором Юрия Луценко. Он оказался единственным, кому Порошенко смог доверить эту должность.

Последние 2 года новый глава ГПУ бессменно входит в ближайшее окружение президента.

Сейчас для него задача-минимум и самому не сгореть на должности, и имидж президента как то спасти.

“Медийщики”

Особняком в окружении президента стоят “медийщики” – Юрий Стець, Игорь Грынив и Ирина Фриз. Их выделяют как группу влияния именно втроем. Все они очень давно знакомы с Порошенко.

Стець долгие годы руководил президентским “5 каналом”, а Фриз занималась медийной поддержкой его образа, более 10 лет работая пресс-секретарем Порошенко. С Грынивым же Порошенко работал еще в штабе кандидата в президенты Виктора Ющенко.

Сейчас влияние этой группы на президента существенно снизилось, но все же они стояли у истоков идеи президентства.

В далеком 2011 году Петр Порошенко с семьей и командой отдыхали на своей вилле в Испании. Там же были и его ближайшие соратники, в том числе Ирина Фриз и Юрий Стець.

Вот там-то Стець впервые и озвучил предложение Петру Порошенко пойти в президенты и показал концепцию возвращения в большую политику. На тот момент казалось, что политическая карьера “шоколадного короля” закончена, а бизнес подвергается нападкам команды Януковича.

Стець и Фриз сделали многое в медийном плане для победы Порошенко. Грынив – как политтехнолог. Все трое после победы получили свои кабинеты в Администрации президента.

Но со временем они стали отдалятся от президента. Фриз вернулась в политику из декрета уже депутатом Верховной Рады. Она ходит на все “ситуативки” в АП, которые касаются медийных вопросов. И, пожалуй, в силу характера ее отношения с президентом самые бесконфликтные .

Юрий Стець летом 2014 года предпринял попытку побороться за должность секретаря СНБО, но не получил ее. Вместо этого, полгода спустя, он добился назначения на специально созданную для него должность министра информполитики.

Еще при назначении второго Кабмина Яценюка Стець присутствовал на закрытых совещаниях в АП, которые со временем мутировали в так называемый стратегический совет. Но после того, как пару раз он там высказался против решений президента, его перестали звать.

Что качается Грынива, то после неудачных для президента парламентских выборов (он хотел получить свое большинство и своего премьера, а вышло, что выиграл выборы “Народный фронт”) именно на него списали поражение некоторые представители штаба. Что, мол, и слоган был неудачным, и позиционирование плохое.

Грынив, похоже, затаил обиду и кампанией на местных выборах не занимался. Вместо него позвали Викторию Сюмар из “Народного фронта”.

— Эту щуку запустили, чтобы разбудить карася, но он так и не проснулся, – говорил тогда один из представителей Банковой.

— Грынив, он такой: его раз не послушали, два не послушали, и он отстраняется. Мол, пойдите, найдите политтехнолога, который сделал двух президентов, и одного из них в один тур, – рассказывает один из членов команды президента.

Месяц назад президенту ничего не осталось, как опять прибегнуть к помощи Грынива – из-за кадрового голода политолога назначили главой фракции БПП.

Представители разных команд в окружении президента признают, что, несмотря на назначение Грынива главой фракции БПП, пока эта группа не вернула былого влияния.

Того же Грынива и сейчас не зовут на стратегический совет, куда он ходил в качестве главы БПП Юрий Луценко.

Но то, что эта группа все равно в обойме президента говорит, что Порошенко все же опирается на давно проверенных людей, а не на пришедших со стороны, пусть и эффективных, но чужаков.

РБК-Украина

Свита президента: кому доверил свою судьбу ПорошенкоСвита президента: кому доверил свою судьбу Порошенко

Анатолий Октисюк

После отставки Арсения Яценюка и назначения на должность премьер-министра Владимира Гройсмана, а Юрия Луценко генпрокурором, накануне второй годовщины выборов президента, Петр Порошенко стал полновластным руководителем государства. Управлять государственной махиной Петру Алексеевичу помогает ближайшее окружение, которое можно условно разделить на профессиональных бюрократов, силовиков, бизнесменов и делегированных извне игроков. Чтобы попасть в круг избранных, нужно быть стрессоустойчивым, лояльным и безотказным, иметь совместные бизнес-интересы, связи, проверенные временем, либо же обладать поддержкой международных игроков и тайных сообществ. Кто есть кто в окружении Порошенко, разбирался Анатолий Октисюк.

«Короля делает свита», — сказал однажды известный политический мыслитель Средневековья Николло Макиавелли. Имея богатый опыт работы в структурах власти, в командах «оранжевых» и «регионалов», Петр Алексеевич позиционировал себя больше индивидуальным игроком, нежели командным. Поэтому вне зависимости от сложившейся политической конъюнктуры Порошенко больше опекался теми вопросами, которые непосредственно влияли на его состояние, репутацию и политическую карьеру, нежели интересами различных партий и движений. Именно поэтому он с такой легкостью менял статус основателя «Партии регионов» на ближайшего соратника Виктора Ющенко, потом без колебаний ушел работать в правительство Азарова, а затем – трибуна Революции достоинства.

После избрания в 2014 году президентом Петру Порошенко в условиях войны на Донбассе нужно было решать комплекс важнейших государственных и международных задач, при этом не забывая о том, в какой высококонкурентной олигархической среде он существует. Сейчас Порошенко полностью у руля государства и активно готовит изменения в своей команде для решения тех вопросов, которые перед ним возникнут в обозримом будущем.

Серый кардинал и новый преемник президента

В последнее время в окружении президента наблюдается усиление силовых структур СБУ во главе с Василием Грицаком. В политических кругах активно обсуждается наиболее ожидаемая кадровая рокировка в окружении президента – повышение нынешнего главы СБУ Василия Грицака на должность главы Администрации президента. По имеющейся информации, Порошенко не просто доволен результатами работы своего бывшего охранника, его безотказностью и готовностью выполнить любые президентские прихоти в политике и бизнесе. Глава государства на протяжении всего прошлого года опасался «третьего Майдана» и возможного военного переворота, который в условиях нестабильной постмайданной архитектуры власти мог закончиться трагически для него лично. Ряд военно-дипломатических провалов украинского руководства, умноженных на экономический упадок, рост коррупции и разгул криминалитета превратили «третий Майдан» в постоянный кошмар для власти. Не известно, реальными были эти опасения, или тот же Грицак искусно подпитывал фобию Порошенко, но блестящая спецоперация 31 августа 2015 года по дискредитации протестов, нейтрализации протестных групп и агрессивной «чистке» информационного пространства существенно повысила личный авторитет главы СБУ перед президентом.

Именно поэтому для президента Грицак – идеальный глава АПУ, тем более что рафинированный и сибаритствующий Ложкин в условиях перманентного стресса откровенно тяготится на неблагодарной должности главы президентской канцелярии.

Миссия Ложкина состоит не только в координации с олигархами и коммуникации по важнейшим внешним вопросам с Кремлем. Петр Порошенко видит именно Бориса Ложкина, а не, как многие думают, Владимира Гройсмана, своим политическим преемником. Лет через 12 или хотя бы через 7-8. Поэтому Ложкину предлагают начать собственный политический путь, в котором идеальной точкой вхождения является МИД. Дипломатическая работа предусматривает связи с главными мировыми лидерами, европейскими бюрократами, публичность и медийность при минимальных репутационных рисках.

Сам Порошенко считает свое назначение на должность главы МИД в 2009 году самым лучшим ходом по возвращению в политику после скандала на должности секретаря СНБО в 2005 году. После слов Юлии Тимошенко «о соплях и воплях» Порошенко вряд ли тогда кто-то ожидал его возвращения в публичную политику, и именно пост главы МИД послужил трамплином на пути к президентству.

Поэтому переход Ложкина на должность главы МИД является правильным с точки зрения президента решением. Впереди грядут тяжелые времена, и по правую руку президента нужен не рафинированный бизнесмен с замашками эстета, а опричник, который будет готов пойти не только на превентивные меры, но и на жестокое подавление любого бунта. С третьим Майданом Порошенко не будет церемониться. Он начнёт его зачищать немедленно – и его заявление после пятничного митинга «Азова» под стенами парламента не оставляет никаких сомнений.

Вопрос «что делать с Климкиным» никого особо и не волнует. Климкин уже длительное время демонстрирует неспособность вести дипломатическую игру на минимально необходимом для страны уровне. Его объяснения об очередных дипломатических провалах вызывают все больше раздражения у президента, и Климкину повезет, если его отправят работать представителем в ООН, НАТО или же послом в одну из благополучных стран.

А в остальном — вокруг все те же

Но кроме Грицака и Ложкина в окружении Порошенко и дальше остается та центровая «свита», на которой держится реальная власть президента. Ведь никто уже не сомневается в том, что, к сожалению, в Украине политика – это тоже бизнес. Друг с армейских лет Игорь Кононенко отвечает в команде Петра Алексеевича за вопросы развития бизнеса и контроль над государственными монополиями. Также вопросы бизнеса помогают решать одноклассник президента Сергей Зайцев и одногруппники Кононенко – Олег Зимин и Олег Свинарчук.

Работу фракционного большинства БПП и сопряженные с ними бизнес-интересы координируют «решалы» меньшего калибра — Сергей Березенко (попал в команду президента благодаря рекомендациям Анатолия Матвиенко и Игоря Кононенко) и Олесь Довгий (соответственно друг Сергея Березенко), которые за достаточно краткое время зарекомендовали себя эффективными менеджерами по исполнению указаний президента.

Региональную политику, бюрократический аппарат, всевозможные партийные и технологические проекты ведет у Порошенка типичный аппаратчик Виталий Ковальчук, который пришел в команду президента благодаря успешной работе в партии УДАР. Многие считают, что именно Ковальчук на пару с Фирташем уговорили Виталия Кличко отказаться от президентских амбиций после Майдана и «слить» свой электорат в корзину Порошенко. Виталию Ковальчуку, как человеку, который достаточно поработал на «чье-то имя», никак не получается получить доступ к бюджетному пирогу и трансформировать «слитого Кличко» в личный финансовый ресурс. К тому же замглавы АПУ Ковальчук успел нажить много недоброжелателей в правительстве Гройсмана, а посему его личные политические амбиции пока ограничены положением представителя президента в Кабмине. Виталий Ковальчук и дальше будет выполнять функцию дотошного смотрящего и противовеса для Владимира Гройсмана.

Председателя НБУ Валерию Гонтареву можно уже считать «сбитым летчиком». Она исполнила все задания президента и таким образом стала врагом и общества, которое еще долго будет вспоминать ее и Кубива как тех, кто своими руками опустили гривну в три раза и убили банковскою систему, и бизнес-элит, которые не в состоянии вести законный бизнес из-за условий, созданных регулированиями Нацбанка.

Центровым политическим аксакалом в команде президента является Юрий Луценко, которого недавно назначили генеральным прокурором. Функции и роль Юрия Витальевича в органе, который пребывает под пристальным вниманием международных кредиторов, дипломатов и общественности, пока что не понятны. Вполне возможно, что для Луценко отведена роль «злого полицейского» в общении с олигархами и политического «Дон Кихота», брошенного на ветряные мельницы реформы ГПУ.

Политические варяги и делегаты тайных сообществ

После революции Достоинства с целью проведения реформ, активизации внутриполитической конкуренции и контроля над украинским истеблишментом по согласованию с международными кредиторами в Украину прибыл солидный десант политических варягов. Самим видным представителем является экс-президент Грузии Михаил Саакашвили, который занимает должность главы Одесской ОГА. Формально Саакашвили принадлежит к команде Порошенко, так же как и его сподвижники Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Светлана Залищук и другие. Но фактически представители Антикоррупционного движения заняли жесткую антисистемную оппозицию внутри власти. Пока на должности премьер-министра находился Арсений Яценюк, поле деятельности и задачи Саакашвили были понятны. Но теперь, после ухода Яценюка, Саакашвили застрял на региональном уровне. И чтобы выйти из политического ступора, ему нужно либо идти на повышение в Киев, либо на конфликт и конфронтацию с президентом. Есть еще третий вариант – формирование политического альянса с Юлией Тимошенко, которая предлагает Михаилу Николозовичу интересные варианты сотрудничества. Союз Саакашвили с Тимошенко или, как вариант, с Садовым, может воссоздать противовес единовластию Порошенка, чем все больше и больше обеспокоены на Западе. Ведь в сказки о «независимом Гройсмане» верят только или дилетанты, или неопытные западные дипломаты.

Список людей, которые занимают важные социальные, экономические, политические и даже духовные роли, можно продолжать. Но все же до сих пор так и не понятно, как в команду Петра Порошенко попали некоторые личности, как, например, Константин Елисеев (бывший советник по вопросам евроинтеграции Януковича, близкий к Левочкину и группе Левочкина-Фирташа) или новый персонаж украинской политики — Александр Грановский.

Особенно интересен Александр Грановский, неожиданно ставший в течение последних недель объектом нескольких журналистских материалов. До конца непонятно, кто и когда его делегировал в команду Петра Порошенко. СМИ активно используют тезис о том, что Грановский курирует вопросы, связанные с ГПУ, судами и пенитенциарной системой.

В тоже время, по достоверной информации, Александр Грановский уже длительное время привлекался всеми без исключения украинскими олигархами для выстраивания отношений в правовой плоскости с последующим разрешением конфликтом интересов. Это очень непростая работа, которая меньше всего нуждается в публичности. Очевидно, что Петру Порошенко не удалось найти другого махрового практика для решения стоящих перед ним задач, тем более что один из влиятельных олигархов рекомендовал президенту настоятельно присмотреться к Грановскому и поручить ему этот фронт работ.

В политических кругах также упорно циркулируют слухи о том, что Александр Грановский ценен для Петра Порошенко не только как «смотрящий» над правоохранительной или судебной системами – для этой задачи у президента достаточно людей, – сколько как человек, имеющий ко всему прочему также влиятельные связи на Западе. Грановский также вхож в высокие еврейские лоббистские круги и отвечает за коммуникацию с важной в стратегическом плане для «больших братьев» страной Украиной. Известно, что данный депутат совершает регулярные тайные визиты в Израиль, Кипр, Мальту и Великобританию, где проводит встречи с высокопоставленными еврейскими иерархами и представителями масонских лож.

И наконец, Константин Елисеев. Известно, что он работал советником президента Януковича по интеграционным вопросам и рьяно отстаивал его интересы и репутацию в западных столицах. На эту должность Елисеев попал не только благодаря блестящему подхвату плаща Януковича во время Брюссельского Саммита «Украина-ЕС» в 2010 году, сколько благодаря протекции тогдашнего главы АПУ президента Сергея Левочкина, с которым Елисеев в близких и дружественных отношениях, «на ты». Елисеев умеет доказать свою преданность начальству и готовность свернуть горы ради удовлетворения прихотей руководства. Это оценил и Порошенко, и предыдущий патрон Елисеева. О политической чистоплотности и идеалах Майдана говорить не принято. Стоит задача обеспечить не только первый, но и второй строк пребывания Порошенко на посту президента и передачу этой должности верному наследнику.

Тем более что после возобновления единовластия в государстве все для этого готово. За два года пребывания во власти на печерских холмах Петр Порошенко выстроил и замкнул на себе систему государственных решений и неформальную сетевую структуру урегулирования конфликтов интересов с другими олигархами.

Окружение президента меняется динамично по разным причинам. Кто-то уходит из орбиты президента из-за недостатков административных талантов, неспособности выдержать его ночной график жизни или тяжелый личный характер, некоторые — из-за личных завышенных амбиций, другие – в связи с проектными провалами или же в результате олигархических договоренностей.

Петр Порошенко перешагнул экватор своего пребывания на президентском посту, однако до полной концентрации власти ему не хватает двух ключевых министерств – МВД и юстиции. Вместе с тем все понимают, что кабинет Владимира Гройсмана в обозримом будущем будет принимать на себя самые тяжелые удары, как со стороны политических оппонентов, так и со стороны общества, которое за последнее время существенно обнищало. Президент планирует играть в длинную партию, поэтому правительство Гройсмана будет принесено в сакральную жертву после того, как аккумулирует на себе критическую массу негатива.

Кто придет после Гройсмана, прогнозировать еще пока рано. Но кадровые изменения среди президентской рати уже внятно покажут, на кого следует обращать пристальное внимание.

Апостроф
Анатолий Октисюк

После отставки Арсения Яценюка и назначения на должность премьер-министра Владимира Гройсмана, а Юрия Луценко генпрокурором, накануне второй годовщины выборов президента, Петр Порошенко стал полновластным руководителем государства. Управлять государственной махиной Петру Алексеевичу помогает ближайшее окружение, которое можно условно разделить на профессиональных бюрократов, силовиков, бизнесменов и делегированных извне игроков. Чтобы попасть в круг избранных, нужно быть стрессоустойчивым, лояльным и безотказным, иметь совместные бизнес-интересы, связи, проверенные временем, либо же обладать поддержкой международных игроков и тайных сообществ. Кто есть кто в окружении Порошенко, разбирался Анатолий Октисюк.

«Короля делает свита», — сказал однажды известный политический мыслитель Средневековья Николло Макиавелли. Имея богатый опыт работы в структурах власти, в командах «оранжевых» и «регионалов», Петр Алексеевич позиционировал себя больше индивидуальным игроком, нежели командным. Поэтому вне зависимости от сложившейся политической конъюнктуры Порошенко больше опекался теми вопросами, которые непосредственно влияли на его состояние, репутацию и политическую карьеру, нежели интересами различных партий и движений. Именно поэтому он с такой легкостью менял статус основателя «Партии регионов» на ближайшего соратника Виктора Ющенко, потом без колебаний ушел работать в правительство Азарова, а затем – трибуна Революции достоинства.

После избрания в 2014 году президентом Петру Порошенко в условиях войны на Донбассе нужно было решать комплекс важнейших государственных и международных задач, при этом не забывая о том, в какой высококонкурентной олигархической среде он существует. Сейчас Порошенко полностью у руля государства и активно готовит изменения в своей команде для решения тех вопросов, которые перед ним возникнут в обозримом будущем.

Серый кардинал и новый преемник президента

В последнее время в окружении президента наблюдается усиление силовых структур СБУ во главе с Василием Грицаком. В политических кругах активно обсуждается наиболее ожидаемая кадровая рокировка в окружении президента – повышение нынешнего главы СБУ Василия Грицака на должность главы Администрации президента. По имеющейся информации, Порошенко не просто доволен результатами работы своего бывшего охранника, его безотказностью и готовностью выполнить любые президентские прихоти в политике и бизнесе. Глава государства на протяжении всего прошлого года опасался «третьего Майдана» и возможного военного переворота, который в условиях нестабильной постмайданной архитектуры власти мог закончиться трагически для него лично. Ряд военно-дипломатических провалов украинского руководства, умноженных на экономический упадок, рост коррупции и разгул криминалитета превратили «третий Майдан» в постоянный кошмар для власти. Не известно, реальными были эти опасения, или тот же Грицак искусно подпитывал фобию Порошенко, но блестящая спецоперация 31 августа 2015 года по дискредитации протестов, нейтрализации протестных групп и агрессивной «чистке» информационного пространства существенно повысила личный авторитет главы СБУ перед президентом.

Именно поэтому для президента Грицак – идеальный глава АПУ, тем более что рафинированный и сибаритствующий Ложкин в условиях перманентного стресса откровенно тяготится на неблагодарной должности главы президентской канцелярии.

Миссия Ложкина состоит не только в координации с олигархами и коммуникации по важнейшим внешним вопросам с Кремлем. Петр Порошенко видит именно Бориса Ложкина, а не, как многие думают, Владимира Гройсмана, своим политическим преемником. Лет через 12 или хотя бы через 7-8. Поэтому Ложкину предлагают начать собственный политический путь, в котором идеальной точкой вхождения является МИД. Дипломатическая работа предусматривает связи с главными мировыми лидерами, европейскими бюрократами, публичность и медийность при минимальных репутационных рисках.

Сам Порошенко считает свое назначение на должность главы МИД в 2009 году самым лучшим ходом по возвращению в политику после скандала на должности секретаря СНБО в 2005 году. После слов Юлии Тимошенко «о соплях и воплях» Порошенко вряд ли тогда кто-то ожидал его возвращения в публичную политику, и именно пост главы МИД послужил трамплином на пути к президентству.

Поэтому переход Ложкина на должность главы МИД является правильным с точки зрения президента решением. Впереди грядут тяжелые времена, и по правую руку президента нужен не рафинированный бизнесмен с замашками эстета, а опричник, который будет готов пойти не только на превентивные меры, но и на жестокое подавление любого бунта. С третьим Майданом Порошенко не будет церемониться. Он начнёт его зачищать немедленно – и его заявление после пятничного митинга «Азова» под стенами парламента не оставляет никаких сомнений.

Вопрос «что делать с Климкиным» никого особо и не волнует. Климкин уже длительное время демонстрирует неспособность вести дипломатическую игру на минимально необходимом для страны уровне. Его объяснения об очередных дипломатических провалах вызывают все больше раздражения у президента, и Климкину повезет, если его отправят работать представителем в ООН, НАТО или же послом в одну из благополучных стран.

А в остальном — вокруг все те же

Но кроме Грицака и Ложкина в окружении Порошенко и дальше остается та центровая «свита», на которой держится реальная власть президента. Ведь никто уже не сомневается в том, что, к сожалению, в Украине политика – это тоже бизнес. Друг с армейских лет Игорь Кононенко отвечает в команде Петра Алексеевича за вопросы развития бизнеса и контроль над государственными монополиями. Также вопросы бизнеса помогают решать одноклассник президента Сергей Зайцев и одногруппники Кононенко – Олег Зимин и Олег Свинарчук.

Работу фракционного большинства БПП и сопряженные с ними бизнес-интересы координируют «решалы» меньшего калибра — Сергей Березенко (попал в команду президента благодаря рекомендациям Анатолия Матвиенко и Игоря Кононенко) и Олесь Довгий (соответственно друг Сергея Березенко), которые за достаточно краткое время зарекомендовали себя эффективными менеджерами по исполнению указаний президента.

Региональную политику, бюрократический аппарат, всевозможные партийные и технологические проекты ведет у Порошенка типичный аппаратчик Виталий Ковальчук, который пришел в команду президента благодаря успешной работе в партии УДАР. Многие считают, что именно Ковальчук на пару с Фирташем уговорили Виталия Кличко отказаться от президентских амбиций после Майдана и «слить» свой электорат в корзину Порошенко. Виталию Ковальчуку, как человеку, который достаточно поработал на «чье-то имя», никак не получается получить доступ к бюджетному пирогу и трансформировать «слитого Кличко» в личный финансовый ресурс. К тому же замглавы АПУ Ковальчук успел нажить много недоброжелателей в правительстве Гройсмана, а посему его личные политические амбиции пока ограничены положением представителя президента в Кабмине. Виталий Ковальчук и дальше будет выполнять функцию дотошного смотрящего и противовеса для Владимира Гройсмана.

Председателя НБУ Валерию Гонтареву можно уже считать «сбитым летчиком». Она исполнила все задания президента и таким образом стала врагом и общества, которое еще долго будет вспоминать ее и Кубива как тех, кто своими руками опустили гривну в три раза и убили банковскою систему, и бизнес-элит, которые не в состоянии вести законный бизнес из-за условий, созданных регулированиями Нацбанка.

Центровым политическим аксакалом в команде президента является Юрий Луценко, которого недавно назначили генеральным прокурором. Функции и роль Юрия Витальевича в органе, который пребывает под пристальным вниманием международных кредиторов, дипломатов и общественности, пока что не понятны. Вполне возможно, что для Луценко отведена роль «злого полицейского» в общении с олигархами и политического «Дон Кихота», брошенного на ветряные мельницы реформы ГПУ.

Политические варяги и делегаты тайных сообществ

После революции Достоинства с целью проведения реформ, активизации внутриполитической конкуренции и контроля над украинским истеблишментом по согласованию с международными кредиторами в Украину прибыл солидный десант политических варягов. Самим видным представителем является экс-президент Грузии Михаил Саакашвили, который занимает должность главы Одесской ОГА. Формально Саакашвили принадлежит к команде Порошенко, так же как и его сподвижники Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Светлана Залищук и другие. Но фактически представители Антикоррупционного движения заняли жесткую антисистемную оппозицию внутри власти. Пока на должности премьер-министра находился Арсений Яценюк, поле деятельности и задачи Саакашвили были понятны. Но теперь, после ухода Яценюка, Саакашвили застрял на региональном уровне. И чтобы выйти из политического ступора, ему нужно либо идти на повышение в Киев, либо на конфликт и конфронтацию с президентом. Есть еще третий вариант – формирование политического альянса с Юлией Тимошенко, которая предлагает Михаилу Николозовичу интересные варианты сотрудничества. Союз Саакашвили с Тимошенко или, как вариант, с Садовым, может воссоздать противовес единовластию Порошенка, чем все больше и больше обеспокоены на Западе. Ведь в сказки о «независимом Гройсмане» верят только или дилетанты, или неопытные западные дипломаты.

Список людей, которые занимают важные социальные, экономические, политические и даже духовные роли, можно продолжать. Но все же до сих пор так и не понятно, как в команду Петра Порошенко попали некоторые личности, как, например, Константин Елисеев (бывший советник по вопросам евроинтеграции Януковича, близкий к Левочкину и группе Левочкина-Фирташа) или новый персонаж украинской политики — Александр Грановский.

Особенно интересен Александр Грановский, неожиданно ставший в течение последних недель объектом нескольких журналистских материалов. До конца непонятно, кто и когда его делегировал в команду Петра Порошенко. СМИ активно используют тезис о том, что Грановский курирует вопросы, связанные с ГПУ, судами и пенитенциарной системой.

В тоже время, по достоверной информации, Александр Грановский уже длительное время привлекался всеми без исключения украинскими олигархами для выстраивания отношений в правовой плоскости с последующим разрешением конфликтом интересов. Это очень непростая работа, которая меньше всего нуждается в публичности. Очевидно, что Петру Порошенко не удалось найти другого махрового практика для решения стоящих перед ним задач, тем более что один из влиятельных олигархов рекомендовал президенту настоятельно присмотреться к Грановскому и поручить ему этот фронт работ.

В политических кругах также упорно циркулируют слухи о том, что Александр Грановский ценен для Петра Порошенко не только как «смотрящий» над правоохранительной или судебной системами – для этой задачи у президента достаточно людей, – сколько как человек, имеющий ко всему прочему также влиятельные связи на Западе. Грановский также вхож в высокие еврейские лоббистские круги и отвечает за коммуникацию с важной в стратегическом плане для «больших братьев» страной Украиной. Известно, что данный депутат совершает регулярные тайные визиты в Израиль, Кипр, Мальту и Великобританию, где проводит встречи с высокопоставленными еврейскими иерархами и представителями масонских лож.

И наконец, Константин Елисеев. Известно, что он работал советником президента Януковича по интеграционным вопросам и рьяно отстаивал его интересы и репутацию в западных столицах. На эту должность Елисеев попал не только благодаря блестящему подхвату плаща Януковича во время Брюссельского Саммита «Украина-ЕС» в 2010 году, сколько благодаря протекции тогдашнего главы АПУ президента Сергея Левочкина, с которым Елисеев в близких и дружественных отношениях, «на ты». Елисеев умеет доказать свою преданность начальству и готовность свернуть горы ради удовлетворения прихотей руководства. Это оценил и Порошенко, и предыдущий патрон Елисеева. О политической чистоплотности и идеалах Майдана говорить не принято. Стоит задача обеспечить не только первый, но и второй строк пребывания Порошенко на посту президента и передачу этой должности верному наследнику.

Тем более что после возобновления единовластия в государстве все для этого готово. За два года пребывания во власти на печерских холмах Петр Порошенко выстроил и замкнул на себе систему государственных решений и неформальную сетевую структуру урегулирования конфликтов интересов с другими олигархами.

Окружение президента меняется динамично по разным причинам. Кто-то уходит из орбиты президента из-за недостатков административных талантов, неспособности выдержать его ночной график жизни или тяжелый личный характер, некоторые — из-за личных завышенных амбиций, другие – в связи с проектными провалами или же в результате олигархических договоренностей.

Петр Порошенко перешагнул экватор своего пребывания на президентском посту, однако до полной концентрации власти ему не хватает двух ключевых министерств – МВД и юстиции. Вместе с тем все понимают, что кабинет Владимира Гройсмана в обозримом будущем будет принимать на себя самые тяжелые удары, как со стороны политических оппонентов, так и со стороны общества, которое за последнее время существенно обнищало. Президент планирует играть в длинную партию, поэтому правительство Гройсмана будет принесено в сакральную жертву после того, как аккумулирует на себе критическую массу негатива.

Кто придет после Гройсмана, прогнозировать еще пока рано. Но кадровые изменения среди президентской рати уже внятно покажут, на кого следует обращать пристальное внимание.

Апостроф

Кто с кем и против кого “воюет” в окружении президентаКто с кем и против кого “воюет” в окружении президента

В конце ноября в Украину из США вернулся бизнесмен Константин Григоришин. В США он уехал вскоре после того как в своем интервью “Украинской правде” резко раскритиковал премьер-министра Арсения Яценюка и главу Администрации президента Бориса Ложкина. После этого интервью собеседники РБК-Украина в АП утверждали, мол, теперь Григоришин — “сбитый летчик”.

Впрочем, сам бизнесмен заверил РБК-Украина, что на его отношениях с Петром Порошенко публикация никак не отразилась. Он продолжает регулярно общаться с президентом и давать ему советы. Своего мнения о Ложкине и Яценюке он не изменил.

РБК-Украина постаралось разобраться, как в окружении Порошенко идет борьба за “уши президента”, и каким образом она может повлиять на судьбу премьера и правительства.

Только бизнес — ничего личного

Собеседники РБК-Украина из разных лагерей в окружении Порошенко признают — сейчас его “гуманитарная часть”, отошла на второй план. “Гуманитариями” в окружении Порошенко принято называть людей, которые до его избрания президентом занимались политикой или медиа и не вели бизнес.

“Грынив (нардеп от БПП Игорь Грынив, — ред.) больше не занимается избирательными кампаниями и идеологией БПП. Собственно, он отошел на второй план еще после парламентских выборов. Стець (министр информационной политики Юрий Стець, — ред.) тоже сейчас очень редко бывает в “ситуативной комнате”. Юра Луценко (глава фракции БПП в Раде, — ред.) хоть и ходит на заседания стратегического совета, но во все детали его давно не посвящают”, — заявил РБК-Украина собеседник в окружении Бориса Ложкина.

“Гуманитариев” сменили бизнесмены — Борис Ложкин, Константин Григоришин, а также управляющий директор компании ICU Макар Пасенюк и заместитель главы фракции БПП Игорь Кононенко. Именно они в последнее время имеют влияние на кадровые решения главы государства, в первую очередь, в энергетической сфере. На этой почве в их условной группе уже произошло несколько серьезных конфликтов.

Главные оппоненты в окружении президента Ложкин и Григоришин. Оба говорят, что виделись лишь однажды, и в течение часа говорили на общие темы. Тем не менее, они позволяют себе резкие публичные выпады в адрес друг друга. В чем причины неприязни, глава АП и бизнесмен не признаются.

Окружение Бориса Ложкина уверяет, что стараниями их шефа и главы НБУ Валерии Гонтаревой прошлой зимой Григоришину не удалось “вмонтировать” аффилированную с ним компанию в схему поставок электроэнергии из России. Окружение Григоришина парирует — бизнесмен сам отказался от этой идеи, так как контракт предусматривал также поставки электроэнергии в Крым, что грозило международными санкциями.

Трансформаторные баталии

Григоришин признает, что способствовал тому, чтобы президент уволил из Национальной комиссии, осуществляющей госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) трех из четырех ее членов, которых рекомендовал туда Ложкин. К концу июнясвоих должностей в Комиссии лишились Андрей Ткаченко, Андрей Герус и Юлия Ковалив. С лета у Ложкина остался лишь один лояльный к нему представитель регулятора — Валерий Тарасюк.

По версии Григоришина, люди Ложкина в НКРЭКУ лоббировали интересы владельца корпорации СКМ Рината Ахметова, в частности, отстаивали идею повышения тарифа на закупку электроэнергии тепловой генерации, большинство предприятий которой входят в компанию ДТЭК (энергетический дивизион СКМ).

У окружения Ложкина другая версия — людей главы АП убрали из Комиссии, потому что они отказывались одобрить инвестиционную программу на 2015 год для НЭК “Укрэнерго” (государственный оператор магистральных сетей, — ред.) в размере около 2,2 млрд гривен. Помимо прочего, программа предусматривала выделение 690 млн гривен на закупку рекордного количества высокотехнического оборудования — 36 трансформаторов. Единственный их производитель в Украине — ПАО “Запорожтрансформатор” (ЗТР), 99% акций которой принадлежит Константину Григоришину.

После увольнения из НКРЭКУ людей Ложкина Комиссия утвердила инвестпрограмму “Укрэнерго”. Та, в свою очередь, объявила тендер на закупку трансформаторов, в котором участвовали компания Григоришина и российская “Энергомаш”. Но закупка сорвалась -тендер отменили после большого общественного резонанса, спровоцированного тем, что стоимость трансформаторов могла быть существенно завышена.

Срыв тендера, по словам их соратников, считают своей заслугой Ложкин и его ситуативный союзник Кононенко. Близкие к ним люди в неформальных беседах утверждают: оба постарались, чтобы шумиха вокруг покупки трансформаторов приобрела максимальный резонанс.

Кроме того, “палки в колеса” Григоришину вставил и премьер Арсений Яценюк. Глава Кабмина неоднократно критиковал идею одномоментной закупки большой партии новых трансформаторов, а в конце июля поручил Госфининспекции провести аудит тендеров “Укрэнерго”. Тогда же премьер поручил провести и служебное расследование в отношении чиновников Министерства энергетики и угольной промышленности, которые имеют отношение к назначению руководителей “Укрэнерго”.

В результате — тендер на закупку трансформаторов неоднократно переносился и до сих пор так и не был проведен. В НЭК “Укрэнерго” РБК-Украина уточнили, что в пятницу, 4 декабря, компания раскроет квалификационные предложения участников новой тендерной процедуры.

В окружении Бориса Ложкина считают, что Григоришину все же дадут выиграть тендер, но его стоимость нужно снизить на 30%. К слову, снизить цену закупки пообещал и действующий и. о. главы “Укрэнерго” Всеволод Ковальчук. В свою очередь, в лагере Кононенко уверены, что государство закупит трансформаторы у немецкой Siemens.

Такого развития событий не исключает и Константин Григоришин. Он продолжает настаивать, что цена закупки была адекватной.

“Цена включала 15-20% прибыли, что вполне нормально. В любом случае наши трансформаторы обойдутся дешевле, чем иностранные, потому что нужно учитывать затраты на логистику. Что касается заявлений о завышенной цене — Ложкину с Кононенко стоит научиться считать, они посчитали маржинальную доходность, которая составляет 50%. Только забыли, что в эти расчеты не входят затраты на оплату труда, энергоносители и т. д.”, — объяснил источник из близкого окружения владельца ЗТР.

Промежуточные победители

Из-за конфликта между Ложкиным и Григоришиным позиции обоих сторон ослабли. Как упоминалось выше, глава Администрации президента потерял влияние на государственный тарифный регулятор — НКРЭКУ. В свою очередь, бизнесмен лишился лояльного к нему руководителя “Укрэнерго”. В начале октября с поста директора компании был уволен Юрий Касич, который до этого много лет работал на теплоэнергетических предприятиях, принадлежащих Григоришину или аффилированных с его бизнесом. Он остался работать в “Укрэнерго”, но на должности первого заместителя главы.

Сейчас компанией в статусе и. о. директора руководит Всеволод Ковальчук. Игроки рынка также считают его человеком Григоришина. Ковальчук не отрицает, что знаком с бизнесменом, но считает что он “сам по себе”. В то же время, собеседники РБК-Украина в окружении Григоришина уверяют — Ковальчук к предпринимателю не имеет отношения, а ориентируется на Кононенко. В пользу этой версии говорит и недавнее заявления Ковальчука о том, что он намерен снизить закупочную цену на трансформаторы на 30%. Вряд ли такое заявление мог бы себе позволить “человек Григоришина”.

Впрочем, окружение Кононенко влияние своего шефа на Ковальчука отрицает.

“Его Касич в свое время назначил первым замом, а Григоришин же признает, что Касич его человек. Вот и подумайте”, — заявил источник, близкий к Кононенко.

Кроме того, Константин Григоришин потерял контакт с министром энергетики Владимиром Демчишиным. В окружении бизнесмена говорят, что тот никогда не считал чиновника “своим человеком”, но признает, что ранее тот регулярно с ним консультировался, однако с сентября нынешнего года прекратил это делать.

“Сейчас Демчишин больше слушает Кононенко, но в первую очередь он — человек президента”, — заверили в окружении Григоришина.

Тем не менее, Григоришин сохранил влияние на НКРЭКУ. Сам бизнесмен считает своими людьми главу комиссии Дмитрия Вовка и ее члена Бориса Цыганенко. Впрочем, участники рынка считают, что еще один член комиссии Виктория Морозова также лояльна Григоришину.

“Нельзя сказать, что Константин Иванович контролирует НКРЭКУ, но Вовк смог выстроить отношения с ее членами, так что проблем с комиссией нет”, — отметил собеседник в окружении владельца ЗТР.

Собеседники РБК-Украина из окружения Григоришина считают, на то, что после кадровых перестановок в НКРЭКУ своего человека в Комиссию завел и Игорь Кононенко. Таковым они считают Юрия Голляка, который до этого работал на предприятиях Дмитрия Фирташа.

“У Кононенко нет своих квалифицированных кадров. Зато он активно “контактирует” с Бойко (Юрий Бойко — нардеп от “Оппозиционного блока”, экс-министр топлива и энергетики, входит в условную группу RUE Дмитрия Фирташа и Сергея Левочкина, — ред.). Вот тот ему и “подгоняет” проверенные кадры”, — заявил собеседник РБК-Украина в окружении Григоришина.

Команда Кононенко эту информацию опровергает. “У Игоря Витальевича нет своих людей в НКРЭКУ. Что касается отношений с Бойко, то общаются они только как политики на согласительном совете в парламенте. Это, скорее, Григоришин с ним отношения строит”, — сказал собеседник издания в окружении первого замглавы фракции БПП.

Борьба в окружении президента Петра Порошенко за возможность влиять на гаранта находится в активной фазе. Конфликт по линии Григоришин — Ложкин не единственный в окружении главы государства. У обоих антагонистов непростые отношения еще с одним ближайшим соратником Порошенко — замглавы фракции БПП Игорем Кононенко.

Несмотря на резкую критику в адрес главы АП Бориса Ложкина, бизнесмен Константин Григоришин сохраняет сильные позиции в окружении Порошенко. О его влиянии на энергетический сектор РБК-Украина рассказало в первой части материала. При этом Григоришин, который не так давно вернулся в страну, уже успел “побить горшки” и со своим кумом, нардепом от “Народного фронта” Николаем Мартыненко. Последний стал фигурантом недавнего скандала, связанного с уголовными делами по подозрению в коррупции в Швейцарии и Чехии.

О том, чем обернется для правительства политическая война в окружении президента — в материале РБК-Украина.

Игры в партизан

Союз главы Администрации президента Бориса Ложкина и первого заместителя главы фракции БПП Игоря Кононенко оказался непрочным. Уже осенью отношения между ними осложнились. Причина — операция по задержанию главы партии “УКРОП” Геннадия Корбана.

РБК-Украина писало, что Кононенко — единственный человек, кроме Петра Порошенко, который был посвящен в детали подготовки главой СБУ Василием Грицаком и генпрокурором Виктором Шокиным операции по задержанию Корбана. Для Ложкина, которого принято считать главным коммуникатором между президентом и группой “Приват”, операция стала неожиданностью и, по словам его окружения, глава АП расценил это как проявление недоверия со стороны главы государства.

Случайно или нет, но после ареста Корбана по коридорам АП поползли слухи о скором увольнении Бориса Ложкина. В числе главных претендентов на его кресло тогда называли члена Минской контактной группы Романа Бессмертного, а также народных депутатов Сергея Березенко и его дядю — Анатолия Матвиенко. Впрочем, сейчас в команде Ложкина уверяют: если их шеф все-таки уйдет с Банковой, то только по собственному желанию, а пока он этого делать не планирует.

Борис Ложкин нужен Порошенко как минимум для того, чтобы уладить отношения с группой “Приват”. Окружение главы АП говорит, что пока конфликт с этой ФПГ у главы государства не исчерпан.

“Ключевых требований к “Привату” три: решение вопроса с дивидендами “Укрнафты”, урегулирование вопросов рефинансирования “Приватбанка” и не раскачивание ситуации в стране. Если они будут выполнены, претензий к Игорю Коломойскому у президента не будет”, — заверил собеседник РБК-Украина в окружении Ложкина.

По его словам, ключевой вопрос — все же рефинансирование “Приватбанка”. Источник РБК-Украина, близкий к руководству Нацбанка утверждает, что между НБУ и “Приватом” было подписано соглашение о докапитализации финучреждения, которое действует до 1 января 2016 года. В нем, в частности, речь идет об объемах докапитализации банка каждой из сторон, и погашении “Приватом” так называемых связанных кредитов — то есть займов, которые банк выдал структурам, аффилированным с его владельцами. По словам собеседника издания, пока что группа “Приват” в полной мере не выполнила свою часть обязательств.

В свою очередь, собеседник РБК-Украина, близкий к Ложкину, рассказал, что сейчас команды Геннадия Боголюбова (совладелец “Приватбанка” и партнер Коломойского, — ред.) и главы Нацбанка Валерии Гонтаревой работают над тем, чтобы “вычистить” связанные кредиты и определить точные суммы докапитализации банка.

По последней информации, группа “Приват” уже докапитализировала банк на 8 млрд грн. Напомним, что по негласному соглашению между Порошенко и Коломойским, докапитализация должна проходить в пропорции 1/3. То есть, государство должно “влить” в банк в три раза больше средств, чем акционеры.

Темная сторона президента

От операции по задержанию Геннадия Корбана Игорь Кононенко не получил дополнительных бонусов. Ведь через несколько дней после ареста бывший первый заместитель главы Днепропетровской ОГА по решению суда был отпущен под домашний арест.

Окружение президента расценило это как демонстрацию бессилия правоохранителей: зачем было проводить операцию с 500 бойцами “Альфы”, если потом Корбана все равно отпустили?

К слову, история с задержанием Геннадия Корбана, а ранее с арестом нардепа от Радикальной партии Игоря Мосийчука, четко продемонстрировала — в окружении президента оформилось “силовое крыло”, состоящее из трио Кононенко — Грицак — Шокин.

Еще одна проблема Игоря Кононенко — отношения с послом США Джеффри Пайеттом, а точнее их отсутствие.

Показательным был последний визит Пайетта в Верховную Раду, где он встречался со спикером парламента Владимиром Гройсманом, чтобы обсудить перспективы конституционной реформы. Посол и Кононенко пересеклись в кулуарах, но первый замглавы фракции БПП прошел мимо, разговаривая по телефону, и не остановился, чтобы поздороваться с Джеффри Пайеттом.

“Я Игорю сказал, что ему стоит серьезно подумать над ситуацией. Потому что на моей памяти последним человеком, с которым отказывались общаться в посольстве США, был Павел Лазаренко”, — рассказал один из близких соратников президента.

Команды Ложкина и Григоришина уверяют — они с Кононенко не воюют. “Кононенко — это темная сторона Порошенко, а кто ж будет воевать с президентом?”, — заявил один из собеседников РБК-Украина на Банковой.

Амбициозные желания

Интересы Григоришина, Ложкина и Кононенко пересекаются не только в области энергетики, но и в политике. Каждый из них имеет свои интересы в процессе переформатирования правительства. РБК-Украина писало, что Григоришин не прочь занять должность первого вице-премьера в правительстве. Правда, при условии, что Кабмин возглавит Михаил Саакашвили. В команде Григоришина подтвердили РБК-Украина эту информацию.

“Еще летом Григоришин предложил президенту сменить премьера и главу АП. На первую должность он рекомендовал Саакашвили, на вторую — себя. Кстати, он еще год назад просил Порошенко дать ему украинское гражданство, но тогда президент не решился на этот шаг”, — рассказал собеседник в окружении Григоришина.

По его словам, в сентябре Григоришин познакомился с Саакашвили и еще больше убедился в том, что тот должен возглавить правительство.

“А тот, в свою очередь, спросил, готов ли Константин Иванович стать его первым замом в Кабмине, на что Григоришин дал положительный ответ”, — отметил источник РБК-Украина.

Более того, в окружении Григоришина отмечают, что еще летом, во время отдыха на Гавайях, бизнесмен написал на 30 страницах стратегию развития и реформ для президента.

Сам Михаил Саакашвили еще в начале ноября заявлял СМИ, что готов возглавить украинский Кабмин и стать “знаменосцем реформ”. Но позже в тот же день Михаил Саакашвили написал осторожный пост, о том, что “у него нет желания возглавить Кабмин”. О своих отношениях с Григоришиным Саакашвили в публичных выступлениях не упоминал.

Есть у Константина Григоришина и предложения по кадровому составу правительства. По словам его окружения, он рекомендует назначить на пост министра экономического развития российского бизнесмена-эмигранта Евгения Чичваркина. По версии собеседников РБК-Украина, именно он летом нынешнего года познакомил Чичваркина с Петром Порошенко, и тот сам предложил ему поучаствовать в конкурсе на должность директора “Укрнафты”.

Как известно, Чичваркин заявил, что готов возглавить компанию, но в конкурсе зарегистрирован не был, так как правительство сократило сроки его проведения. Кроме того, источники, близкие к Григоришину, говорят, что их шеф предлагает сменить главу Минфина. По его мнению, эту должность должен занять экс-вице-премьер Словакии Иван Миклош, “поскольку Наталья Яресько не справляется со своими обязанностями”.

Кроме того бизнесмен хочет видеть в Кабмине российского ученого Сергея Гуриева, который в прошлом году эмигрировал в США, но в окружении Григоришина сомневаются, что тот согласится приехать в Украину.

Не забыл Константин Григоришин и об Администрации президента. В его окружении говорят, что на месте Ложкина тот видит управляющего директора близкой к президенту компании ICU Макара Пасенюка. Отметим, что эта компания за время президентства Порошенко стала поставщиком кадров для органов власти. Самые известные выходцы из компании Пасенюка — глава Нацбанка Валерия Гонтарева и министр энергетики Владимир Демчишин.

“Макар сам не предлагает кандидатуры на ту или иную должность, но президент обращается к нему за советами и прислушивается к ним, собственно, так в Кабмине и появился Демчишин”, — рассказал собеседник РБК-Украина из АП.

К слову, о Пасенюке лестно отзываются и собеседники РБК-Украина в окружении Кононенко. Впрочем, они не верят, что тот перейдет на госслужбу.

“Нужно знать Макара. Он гениально решает вопросы “рефинанса”. Он вообще по натуре художник, вряд ли он захочет заниматься административной работой”, — рассказали в окружении первого замглавы фракции БПП.

РБК-Украина не удалось связаться с Макаром Пасенюком и узнать, видит ли он себя в каком-либо статусе во власти.

Идея-фикс

Константин Григоришин — фактически единственный человек, близкий к Порошенко, который лоббирует назначение Михаила Саакашвили на премьерский пост. На этой почве он уже успел испортить отношения со своим кумом, нардепом от “Народного фронта” Николаем Мартыненко. Тот уверен, что массивная кампания по приданию огласки уголовных дел против него в Швейцарии и Чехии — дело рук Константина Григоришина.

Напомним, с осени нынешнего года нардеп от БПП Сергей Лещенко регулярно публиковал документы, которые, по его мнению, свидетельствуют о том, что Мартыненко — коррупционер. Нардеп даже передал материалы прокуратуры Швейцарии премьер-министру Арсению Яценюку.

В ответ Мартыненко на прошлой неделе заявил, что намерен сложить депутатский мандат.

“Мартыненко уверен, что Лещенко действовал по инициативе Константина Ивановича, но это не так, потому что Сережа — неуправляемый. Тем не менее, Мартыненко с сентября не берет трубку в ответ на звонки Григоришина”, — рассказал собеседник в окружении российского бизнесмена.

Впрочем, он не стал отрицать, что у Григоришина хорошие отношения с Лещенко: после заявления Мартыненко бизнесмен звонил нардепу и поздравлял того с победой.

Отношения Григоришина и Мартыненко могли испортиться и на более прагматичной почве. Собеседники РБК-Украина в окружении бизнесмена рассказывают, что в начале осени Мартыненко пытался договориться с их патроном о назначении на должность директора “Укрэнерго” Владимира Бузинова — сейчас он занимает должность заместителя директора по международным отношениям, инвестициям и закупкам НЭК. Однако Григоришин не согласился.

Как бы там ни было, скандал вокруг Мартыненко выгоден Григоришину, ведь он ослабил позиции Яценюка. Кроме того, окружение Григоришина уверяет — их шеф не сидел в США сложа руки, а с помощью лоббистов активно работал над продвижением в коридорах Госдепартамента идеи о премьерстве Саакашвили.

По информации РБК-Украина, в ближайшие выходные Григоришин планирует выступить на антикоррупционном форуме в Одессе, где хочет представить свою схему теневой экономики Украины. В ней, по данным его команды, задействованы премьер и его окружение, а также люди, близкие к Петру Порошенко, в частности, — Игорь Кононенко. По подсчетам бизнесмена, речь идет о 4-5 млрд. долларов ежегодно.

Тем временем, команды Яценюка и Ложкина продолжают подготовку проекта новой структуры Кабмина. По последней информации, стороны сошлись на том, что нужно ликвидировать или объединить шесть министерств, а госпредприятия объединить в 4-7 госхолдингов, в зависимости от профиля их деятельности.

Олигархический протекторат

Если Константин Григоришин — главный враг Арсения Яценюка в окружении президента, то Борис Ложкин — основной союзник. РБК-Украина писало, что Борис Ложкин оценивает шансы действующего премьера сохранить должность выше 50%.

Главный аргумент главы АП — уволить премьера не так проблематично, как назначить на его место нового человека. По информации окружения Ложкина, он сомневается, что в Раде для этого хватит голосов.

“И тогда Яценюк останется в статусе исполняющего обязанности, а это значит, что до назначения нового премьера о сотрудничестве с МВФ можно забыть”, — подчеркнул собеседник РБК-Украина на Банковой.

Как Ложкин, так и Яценюк сейчас наиболее лояльные к олигархам люди во власти. РБК-Украина неоднократно писало о том, что у премьера хорошие отношения с Ахметовым, а в своем недавнем интервью Lb.ua о Яценюке положительно отзывался Игорь Коломойский. Сам премьер признает, что его главный оппонент в среде крупного бизнеса, Дмитрий Фирташ, пошел на попятную, и сейчас перечисляет деньги в бюджет, в обмен на снятие ареста с принадлежащих ему объемов газа.

Сознательно или нет, на этой неделе команда премьера подыграла олигарху. В ответ на сообщение о прилете Фирташа в Киев для участия в съезде Федерации профсоюзов Украины, глава МВД Арсен Аваков пообещал задержать его и даже выслал в аэропорт группу захвата. В ответ Фирташ заявил, что отказался от идеи лететь в Киев.

Теперь, когда в Вене будут апелляционные слушания по делу об экстрадиции Фирташа в США, олигарх сможет утверждать, что подвергается в Украине политическим преследованиям. Напомним, защита Фирташа настаивает, что дело, которое против него возбудили в США, носит политический характер. Эта тактика однажды уже сработала — весной этого года суд Вены отказал США в экстрадиции Фирташа.

Впрочем, публично Фирташ не перестает критиковать правительство Яценюка.

“Нынешнее правительство является политическим банкротом. Чем быстрее оно оставит власть, тем лучше для людей. Если правительство не падет сегодня, то это, вероятно, произойдет весной”, — сказал Фирташ в интервью агентству Reuters на следующий день после несостоявшегося прилета в Киев.

В свою очередь, Ложкин не скрывает, что регулярно “пьет чай” с Ахметовым и общается с группой “Приват”, прежде всего с Геннадием Боголюбовым. Правда, в отличие от Яценюка, у Ложкина нет никаких отношений с Фирташем. Глава АП говорит, что видел собственника Group DF один раз в жизни, а на знаменитой встрече в Вене не присутствовал.

В споре вокруг Кабмина интересы Григоришина пересекаются не только с Яценюком и Ложкиным, но и с Кононенко. Ведь тот тоже не прочь занять должность первого вице-премьера, правда, в правительстве Яценюка. Во всяком случае, соответствующие слухи ходят по кулуарам парламента еще с весны этого года. Сам Кононенко эту тему не комментирует, говорит только, что он командный игрок, и если президент ему предложит эту должность, он готов к такой ответственности.

Впрочем, команда Григоришина надеется, что амбиции Кононенко поубавит визит в Украину вице-президента США Джо Байдена.

“Думаю, после этого Кононенко отойдет в тень и перестанет думать о должностях в правительстве”, — предположил собеседник РБК-Украина в окружении Григоришина.

Квантовый компьютер

Кто же из бизнес-окружения победит в битве за “уши президента”, и повлияет на его видение судьбы правительства? Один из людей, близких к Порошенко, сравнил президента с квантовым калькулятором. По его словам, Петр Алексеевич имеет уникальную способность обрабатывать в уме одновременно множество вариантов вычислений, но проблема в одном — никто не знает, какой из них он выдаст в конечном итоге.

В то же время все собеседники РБК-Украина в окружении президента сходятся в одном: идеальным премьером тот для себя видит нынешнего спикера Рады Владимира Гройсмана, на втором месте — Арсений Яценюк и только потом — Михаил Саакашвили.

В то же время, решение вопроса с правительством будет иметь серьезные последствия для ближайшего круга Порошенко. За полтора года президентства Петр Порошенко приучил к тому, что не позволяет оппонентам “добивать”, кого-то из своего окружения, но не прочь, чтоб они постоянно “собачились”.

Если премьером станет Саакашвили — это будет триумф Григоришина, причем не факт, что тот получит должность первого вице-премьера, хотя бы потому, что у бизнесмена пока что нет украинского гражданства.

Если же свое место сохранит Яценюк — это будет означать сохранение комфорта Ложкина и ключевых олигархов. Но, не факт, что в новом Кабмине Арсения Яценюка найдется место для Кононенко.

Не исключено, что Порошенко решит продлить “премьериаду” — Рада уволит Яценюка, и он продолжит работать в статусе и. о., а тем временем, команды президента и премьера продолжат торги. Но в таком случае возникает вероятность того, что доторгуются они до досрочных парламентских выборов, за которыми могут последовать и аналогичные президентские.В конце ноября в Украину из США вернулся бизнесмен Константин Григоришин. В США он уехал вскоре после того как в своем интервью “Украинской правде” резко раскритиковал премьер-министра Арсения Яценюка и главу Администрации президента Бориса Ложкина. После этого интервью собеседники РБК-Украина в АП утверждали, мол, теперь Григоришин — “сбитый летчик”.

Впрочем, сам бизнесмен заверил РБК-Украина, что на его отношениях с Петром Порошенко публикация никак не отразилась. Он продолжает регулярно общаться с президентом и давать ему советы. Своего мнения о Ложкине и Яценюке он не изменил.

РБК-Украина постаралось разобраться, как в окружении Порошенко идет борьба за “уши президента”, и каким образом она может повлиять на судьбу премьера и правительства.

Только бизнес — ничего личного

Собеседники РБК-Украина из разных лагерей в окружении Порошенко признают — сейчас его “гуманитарная часть”, отошла на второй план. “Гуманитариями” в окружении Порошенко принято называть людей, которые до его избрания президентом занимались политикой или медиа и не вели бизнес.

“Грынив (нардеп от БПП Игорь Грынив, — ред.) больше не занимается избирательными кампаниями и идеологией БПП. Собственно, он отошел на второй план еще после парламентских выборов. Стець (министр информационной политики Юрий Стець, — ред.) тоже сейчас очень редко бывает в “ситуативной комнате”. Юра Луценко (глава фракции БПП в Раде, — ред.) хоть и ходит на заседания стратегического совета, но во все детали его давно не посвящают”, — заявил РБК-Украина собеседник в окружении Бориса Ложкина.

“Гуманитариев” сменили бизнесмены — Борис Ложкин, Константин Григоришин, а также управляющий директор компании ICU Макар Пасенюк и заместитель главы фракции БПП Игорь Кононенко. Именно они в последнее время имеют влияние на кадровые решения главы государства, в первую очередь, в энергетической сфере. На этой почве в их условной группе уже произошло несколько серьезных конфликтов.

Главные оппоненты в окружении президента Ложкин и Григоришин. Оба говорят, что виделись лишь однажды, и в течение часа говорили на общие темы. Тем не менее, они позволяют себе резкие публичные выпады в адрес друг друга. В чем причины неприязни, глава АП и бизнесмен не признаются.

Окружение Бориса Ложкина уверяет, что стараниями их шефа и главы НБУ Валерии Гонтаревой прошлой зимой Григоришину не удалось “вмонтировать” аффилированную с ним компанию в схему поставок электроэнергии из России. Окружение Григоришина парирует — бизнесмен сам отказался от этой идеи, так как контракт предусматривал также поставки электроэнергии в Крым, что грозило международными санкциями.

Трансформаторные баталии

Григоришин признает, что способствовал тому, чтобы президент уволил из Национальной комиссии, осуществляющей госрегулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) трех из четырех ее членов, которых рекомендовал туда Ложкин. К концу июнясвоих должностей в Комиссии лишились Андрей Ткаченко, Андрей Герус и Юлия Ковалив. С лета у Ложкина остался лишь один лояльный к нему представитель регулятора — Валерий Тарасюк.

По версии Григоришина, люди Ложкина в НКРЭКУ лоббировали интересы владельца корпорации СКМ Рината Ахметова, в частности, отстаивали идею повышения тарифа на закупку электроэнергии тепловой генерации, большинство предприятий которой входят в компанию ДТЭК (энергетический дивизион СКМ).

У окружения Ложкина другая версия — людей главы АП убрали из Комиссии, потому что они отказывались одобрить инвестиционную программу на 2015 год для НЭК “Укрэнерго” (государственный оператор магистральных сетей, — ред.) в размере около 2,2 млрд гривен. Помимо прочего, программа предусматривала выделение 690 млн гривен на закупку рекордного количества высокотехнического оборудования — 36 трансформаторов. Единственный их производитель в Украине — ПАО “Запорожтрансформатор” (ЗТР), 99% акций которой принадлежит Константину Григоришину.

После увольнения из НКРЭКУ людей Ложкина Комиссия утвердила инвестпрограмму “Укрэнерго”. Та, в свою очередь, объявила тендер на закупку трансформаторов, в котором участвовали компания Григоришина и российская “Энергомаш”. Но закупка сорвалась -тендер отменили после большого общественного резонанса, спровоцированного тем, что стоимость трансформаторов могла быть существенно завышена.

Срыв тендера, по словам их соратников, считают своей заслугой Ложкин и его ситуативный союзник Кононенко. Близкие к ним люди в неформальных беседах утверждают: оба постарались, чтобы шумиха вокруг покупки трансформаторов приобрела максимальный резонанс.

Кроме того, “палки в колеса” Григоришину вставил и премьер Арсений Яценюк. Глава Кабмина неоднократно критиковал идею одномоментной закупки большой партии новых трансформаторов, а в конце июля поручил Госфининспекции провести аудит тендеров “Укрэнерго”. Тогда же премьер поручил провести и служебное расследование в отношении чиновников Министерства энергетики и угольной промышленности, которые имеют отношение к назначению руководителей “Укрэнерго”.

В результате — тендер на закупку трансформаторов неоднократно переносился и до сих пор так и не был проведен. В НЭК “Укрэнерго” РБК-Украина уточнили, что в пятницу, 4 декабря, компания раскроет квалификационные предложения участников новой тендерной процедуры.

В окружении Бориса Ложкина считают, что Григоришину все же дадут выиграть тендер, но его стоимость нужно снизить на 30%. К слову, снизить цену закупки пообещал и действующий и. о. главы “Укрэнерго” Всеволод Ковальчук. В свою очередь, в лагере Кононенко уверены, что государство закупит трансформаторы у немецкой Siemens.

Такого развития событий не исключает и Константин Григоришин. Он продолжает настаивать, что цена закупки была адекватной.

“Цена включала 15-20% прибыли, что вполне нормально. В любом случае наши трансформаторы обойдутся дешевле, чем иностранные, потому что нужно учитывать затраты на логистику. Что касается заявлений о завышенной цене — Ложкину с Кононенко стоит научиться считать, они посчитали маржинальную доходность, которая составляет 50%. Только забыли, что в эти расчеты не входят затраты на оплату труда, энергоносители и т. д.”, — объяснил источник из близкого окружения владельца ЗТР.

Промежуточные победители

Из-за конфликта между Ложкиным и Григоришиным позиции обоих сторон ослабли. Как упоминалось выше, глава Администрации президента потерял влияние на государственный тарифный регулятор — НКРЭКУ. В свою очередь, бизнесмен лишился лояльного к нему руководителя “Укрэнерго”. В начале октября с поста директора компании был уволен Юрий Касич, который до этого много лет работал на теплоэнергетических предприятиях, принадлежащих Григоришину или аффилированных с его бизнесом. Он остался работать в “Укрэнерго”, но на должности первого заместителя главы.

Сейчас компанией в статусе и. о. директора руководит Всеволод Ковальчук. Игроки рынка также считают его человеком Григоришина. Ковальчук не отрицает, что знаком с бизнесменом, но считает что он “сам по себе”. В то же время, собеседники РБК-Украина в окружении Григоришина уверяют — Ковальчук к предпринимателю не имеет отношения, а ориентируется на Кононенко. В пользу этой версии говорит и недавнее заявления Ковальчука о том, что он намерен снизить закупочную цену на трансформаторы на 30%. Вряд ли такое заявление мог бы себе позволить “человек Григоришина”.

Впрочем, окружение Кононенко влияние своего шефа на Ковальчука отрицает.

“Его Касич в свое время назначил первым замом, а Григоришин же признает, что Касич его человек. Вот и подумайте”, — заявил источник, близкий к Кононенко.

Кроме того, Константин Григоришин потерял контакт с министром энергетики Владимиром Демчишиным. В окружении бизнесмена говорят, что тот никогда не считал чиновника “своим человеком”, но признает, что ранее тот регулярно с ним консультировался, однако с сентября нынешнего года прекратил это делать.

“Сейчас Демчишин больше слушает Кононенко, но в первую очередь он — человек президента”, — заверили в окружении Григоришина.

Тем не менее, Григоришин сохранил влияние на НКРЭКУ. Сам бизнесмен считает своими людьми главу комиссии Дмитрия Вовка и ее члена Бориса Цыганенко. Впрочем, участники рынка считают, что еще один член комиссии Виктория Морозова также лояльна Григоришину.

“Нельзя сказать, что Константин Иванович контролирует НКРЭКУ, но Вовк смог выстроить отношения с ее членами, так что проблем с комиссией нет”, — отметил собеседник в окружении владельца ЗТР.

Собеседники РБК-Украина из окружения Григоришина считают, на то, что после кадровых перестановок в НКРЭКУ своего человека в Комиссию завел и Игорь Кононенко. Таковым они считают Юрия Голляка, который до этого работал на предприятиях Дмитрия Фирташа.

“У Кононенко нет своих квалифицированных кадров. Зато он активно “контактирует” с Бойко (Юрий Бойко — нардеп от “Оппозиционного блока”, экс-министр топлива и энергетики, входит в условную группу RUE Дмитрия Фирташа и Сергея Левочкина, — ред.). Вот тот ему и “подгоняет” проверенные кадры”, — заявил собеседник РБК-Украина в окружении Григоришина.

Команда Кононенко эту информацию опровергает. “У Игоря Витальевича нет своих людей в НКРЭКУ. Что касается отношений с Бойко, то общаются они только как политики на согласительном совете в парламенте. Это, скорее, Григоришин с ним отношения строит”, — сказал собеседник издания в окружении первого замглавы фракции БПП.

Борьба в окружении президента Петра Порошенко за возможность влиять на гаранта находится в активной фазе. Конфликт по линии Григоришин — Ложкин не единственный в окружении главы государства. У обоих антагонистов непростые отношения еще с одним ближайшим соратником Порошенко — замглавы фракции БПП Игорем Кононенко.

Несмотря на резкую критику в адрес главы АП Бориса Ложкина, бизнесмен Константин Григоришин сохраняет сильные позиции в окружении Порошенко. О его влиянии на энергетический сектор РБК-Украина рассказало в первой части материала. При этом Григоришин, который не так давно вернулся в страну, уже успел “побить горшки” и со своим кумом, нардепом от “Народного фронта” Николаем Мартыненко. Последний стал фигурантом недавнего скандала, связанного с уголовными делами по подозрению в коррупции в Швейцарии и Чехии.

О том, чем обернется для правительства политическая война в окружении президента — в материале РБК-Украина.

Игры в партизан

Союз главы Администрации президента Бориса Ложкина и первого заместителя главы фракции БПП Игоря Кононенко оказался непрочным. Уже осенью отношения между ними осложнились. Причина — операция по задержанию главы партии “УКРОП” Геннадия Корбана.

РБК-Украина писало, что Кононенко — единственный человек, кроме Петра Порошенко, который был посвящен в детали подготовки главой СБУ Василием Грицаком и генпрокурором Виктором Шокиным операции по задержанию Корбана. Для Ложкина, которого принято считать главным коммуникатором между президентом и группой “Приват”, операция стала неожиданностью и, по словам его окружения, глава АП расценил это как проявление недоверия со стороны главы государства.

Случайно или нет, но после ареста Корбана по коридорам АП поползли слухи о скором увольнении Бориса Ложкина. В числе главных претендентов на его кресло тогда называли члена Минской контактной группы Романа Бессмертного, а также народных депутатов Сергея Березенко и его дядю — Анатолия Матвиенко. Впрочем, сейчас в команде Ложкина уверяют: если их шеф все-таки уйдет с Банковой, то только по собственному желанию, а пока он этого делать не планирует.

Борис Ложкин нужен Порошенко как минимум для того, чтобы уладить отношения с группой “Приват”. Окружение главы АП говорит, что пока конфликт с этой ФПГ у главы государства не исчерпан.

“Ключевых требований к “Привату” три: решение вопроса с дивидендами “Укрнафты”, урегулирование вопросов рефинансирования “Приватбанка” и не раскачивание ситуации в стране. Если они будут выполнены, претензий к Игорю Коломойскому у президента не будет”, — заверил собеседник РБК-Украина в окружении Ложкина.

По его словам, ключевой вопрос — все же рефинансирование “Приватбанка”. Источник РБК-Украина, близкий к руководству Нацбанка утверждает, что между НБУ и “Приватом” было подписано соглашение о докапитализации финучреждения, которое действует до 1 января 2016 года. В нем, в частности, речь идет об объемах докапитализации банка каждой из сторон, и погашении “Приватом” так называемых связанных кредитов — то есть займов, которые банк выдал структурам, аффилированным с его владельцами. По словам собеседника издания, пока что группа “Приват” в полной мере не выполнила свою часть обязательств.

В свою очередь, собеседник РБК-Украина, близкий к Ложкину, рассказал, что сейчас команды Геннадия Боголюбова (совладелец “Приватбанка” и партнер Коломойского, — ред.) и главы Нацбанка Валерии Гонтаревой работают над тем, чтобы “вычистить” связанные кредиты и определить точные суммы докапитализации банка.

По последней информации, группа “Приват” уже докапитализировала банк на 8 млрд грн. Напомним, что по негласному соглашению между Порошенко и Коломойским, докапитализация должна проходить в пропорции 1/3. То есть, государство должно “влить” в банк в три раза больше средств, чем акционеры.

Темная сторона президента

От операции по задержанию Геннадия Корбана Игорь Кононенко не получил дополнительных бонусов. Ведь через несколько дней после ареста бывший первый заместитель главы Днепропетровской ОГА по решению суда был отпущен под домашний арест.

Окружение президента расценило это как демонстрацию бессилия правоохранителей: зачем было проводить операцию с 500 бойцами “Альфы”, если потом Корбана все равно отпустили?

К слову, история с задержанием Геннадия Корбана, а ранее с арестом нардепа от Радикальной партии Игоря Мосийчука, четко продемонстрировала — в окружении президента оформилось “силовое крыло”, состоящее из трио Кононенко — Грицак — Шокин.

Еще одна проблема Игоря Кононенко — отношения с послом США Джеффри Пайеттом, а точнее их отсутствие.

Показательным был последний визит Пайетта в Верховную Раду, где он встречался со спикером парламента Владимиром Гройсманом, чтобы обсудить перспективы конституционной реформы. Посол и Кононенко пересеклись в кулуарах, но первый замглавы фракции БПП прошел мимо, разговаривая по телефону, и не остановился, чтобы поздороваться с Джеффри Пайеттом.

“Я Игорю сказал, что ему стоит серьезно подумать над ситуацией. Потому что на моей памяти последним человеком, с которым отказывались общаться в посольстве США, был Павел Лазаренко”, — рассказал один из близких соратников президента.

Команды Ложкина и Григоришина уверяют — они с Кононенко не воюют. “Кононенко — это темная сторона Порошенко, а кто ж будет воевать с президентом?”, — заявил один из собеседников РБК-Украина на Банковой.

Амбициозные желания

Интересы Григоришина, Ложкина и Кононенко пересекаются не только в области энергетики, но и в политике. Каждый из них имеет свои интересы в процессе переформатирования правительства. РБК-Украина писало, что Григоришин не прочь занять должность первого вице-премьера в правительстве. Правда, при условии, что Кабмин возглавит Михаил Саакашвили. В команде Григоришина подтвердили РБК-Украина эту информацию.

“Еще летом Григоришин предложил президенту сменить премьера и главу АП. На первую должность он рекомендовал Саакашвили, на вторую — себя. Кстати, он еще год назад просил Порошенко дать ему украинское гражданство, но тогда президент не решился на этот шаг”, — рассказал собеседник в окружении Григоришина.

По его словам, в сентябре Григоришин познакомился с Саакашвили и еще больше убедился в том, что тот должен возглавить правительство.

“А тот, в свою очередь, спросил, готов ли Константин Иванович стать его первым замом в Кабмине, на что Григоришин дал положительный ответ”, — отметил источник РБК-Украина.

Более того, в окружении Григоришина отмечают, что еще летом, во время отдыха на Гавайях, бизнесмен написал на 30 страницах стратегию развития и реформ для президента.

Сам Михаил Саакашвили еще в начале ноября заявлял СМИ, что готов возглавить украинский Кабмин и стать “знаменосцем реформ”. Но позже в тот же день Михаил Саакашвили написал осторожный пост, о том, что “у него нет желания возглавить Кабмин”. О своих отношениях с Григоришиным Саакашвили в публичных выступлениях не упоминал.

Есть у Константина Григоришина и предложения по кадровому составу правительства. По словам его окружения, он рекомендует назначить на пост министра экономического развития российского бизнесмена-эмигранта Евгения Чичваркина. По версии собеседников РБК-Украина, именно он летом нынешнего года познакомил Чичваркина с Петром Порошенко, и тот сам предложил ему поучаствовать в конкурсе на должность директора “Укрнафты”.

Как известно, Чичваркин заявил, что готов возглавить компанию, но в конкурсе зарегистрирован не был, так как правительство сократило сроки его проведения. Кроме того, источники, близкие к Григоришину, говорят, что их шеф предлагает сменить главу Минфина. По его мнению, эту должность должен занять экс-вице-премьер Словакии Иван Миклош, “поскольку Наталья Яресько не справляется со своими обязанностями”.

Кроме того бизнесмен хочет видеть в Кабмине российского ученого Сергея Гуриева, который в прошлом году эмигрировал в США, но в окружении Григоришина сомневаются, что тот согласится приехать в Украину.

Не забыл Константин Григоришин и об Администрации президента. В его окружении говорят, что на месте Ложкина тот видит управляющего директора близкой к президенту компании ICU Макара Пасенюка. Отметим, что эта компания за время президентства Порошенко стала поставщиком кадров для органов власти. Самые известные выходцы из компании Пасенюка — глава Нацбанка Валерия Гонтарева и министр энергетики Владимир Демчишин.

“Макар сам не предлагает кандидатуры на ту или иную должность, но президент обращается к нему за советами и прислушивается к ним, собственно, так в Кабмине и появился Демчишин”, — рассказал собеседник РБК-Украина из АП.

К слову, о Пасенюке лестно отзываются и собеседники РБК-Украина в окружении Кононенко. Впрочем, они не верят, что тот перейдет на госслужбу.

“Нужно знать Макара. Он гениально решает вопросы “рефинанса”. Он вообще по натуре художник, вряд ли он захочет заниматься административной работой”, — рассказали в окружении первого замглавы фракции БПП.

РБК-Украина не удалось связаться с Макаром Пасенюком и узнать, видит ли он себя в каком-либо статусе во власти.

Идея-фикс

Константин Григоришин — фактически единственный человек, близкий к Порошенко, который лоббирует назначение Михаила Саакашвили на премьерский пост. На этой почве он уже успел испортить отношения со своим кумом, нардепом от “Народного фронта” Николаем Мартыненко. Тот уверен, что массивная кампания по приданию огласки уголовных дел против него в Швейцарии и Чехии — дело рук Константина Григоришина.

Напомним, с осени нынешнего года нардеп от БПП Сергей Лещенко регулярно публиковал документы, которые, по его мнению, свидетельствуют о том, что Мартыненко — коррупционер. Нардеп даже передал материалы прокуратуры Швейцарии премьер-министру Арсению Яценюку.

В ответ Мартыненко на прошлой неделе заявил, что намерен сложить депутатский мандат.

“Мартыненко уверен, что Лещенко действовал по инициативе Константина Ивановича, но это не так, потому что Сережа — неуправляемый. Тем не менее, Мартыненко с сентября не берет трубку в ответ на звонки Григоришина”, — рассказал собеседник в окружении российского бизнесмена.

Впрочем, он не стал отрицать, что у Григоришина хорошие отношения с Лещенко: после заявления Мартыненко бизнесмен звонил нардепу и поздравлял того с победой.

Отношения Григоришина и Мартыненко могли испортиться и на более прагматичной почве. Собеседники РБК-Украина в окружении бизнесмена рассказывают, что в начале осени Мартыненко пытался договориться с их патроном о назначении на должность директора “Укрэнерго” Владимира Бузинова — сейчас он занимает должность заместителя директора по международным отношениям, инвестициям и закупкам НЭК. Однако Григоришин не согласился.

Как бы там ни было, скандал вокруг Мартыненко выгоден Григоришину, ведь он ослабил позиции Яценюка. Кроме того, окружение Григоришина уверяет — их шеф не сидел в США сложа руки, а с помощью лоббистов активно работал над продвижением в коридорах Госдепартамента идеи о премьерстве Саакашвили.

По информации РБК-Украина, в ближайшие выходные Григоришин планирует выступить на антикоррупционном форуме в Одессе, где хочет представить свою схему теневой экономики Украины. В ней, по данным его команды, задействованы премьер и его окружение, а также люди, близкие к Петру Порошенко, в частности, — Игорь Кононенко. По подсчетам бизнесмена, речь идет о 4-5 млрд. долларов ежегодно.

Тем временем, команды Яценюка и Ложкина продолжают подготовку проекта новой структуры Кабмина. По последней информации, стороны сошлись на том, что нужно ликвидировать или объединить шесть министерств, а госпредприятия объединить в 4-7 госхолдингов, в зависимости от профиля их деятельности.

Олигархический протекторат

Если Константин Григоришин — главный враг Арсения Яценюка в окружении президента, то Борис Ложкин — основной союзник. РБК-Украина писало, что Борис Ложкин оценивает шансы действующего премьера сохранить должность выше 50%.

Главный аргумент главы АП — уволить премьера не так проблематично, как назначить на его место нового человека. По информации окружения Ложкина, он сомневается, что в Раде для этого хватит голосов.

“И тогда Яценюк останется в статусе исполняющего обязанности, а это значит, что до назначения нового премьера о сотрудничестве с МВФ можно забыть”, — подчеркнул собеседник РБК-Украина на Банковой.

Как Ложкин, так и Яценюк сейчас наиболее лояльные к олигархам люди во власти. РБК-Украина неоднократно писало о том, что у премьера хорошие отношения с Ахметовым, а в своем недавнем интервью Lb.ua о Яценюке положительно отзывался Игорь Коломойский. Сам премьер признает, что его главный оппонент в среде крупного бизнеса, Дмитрий Фирташ, пошел на попятную, и сейчас перечисляет деньги в бюджет, в обмен на снятие ареста с принадлежащих ему объемов газа.

Сознательно или нет, на этой неделе команда премьера подыграла олигарху. В ответ на сообщение о прилете Фирташа в Киев для участия в съезде Федерации профсоюзов Украины, глава МВД Арсен Аваков пообещал задержать его и даже выслал в аэропорт группу захвата. В ответ Фирташ заявил, что отказался от идеи лететь в Киев.

Теперь, когда в Вене будут апелляционные слушания по делу об экстрадиции Фирташа в США, олигарх сможет утверждать, что подвергается в Украине политическим преследованиям. Напомним, защита Фирташа настаивает, что дело, которое против него возбудили в США, носит политический характер. Эта тактика однажды уже сработала — весной этого года суд Вены отказал США в экстрадиции Фирташа.

Впрочем, публично Фирташ не перестает критиковать правительство Яценюка.

“Нынешнее правительство является политическим банкротом. Чем быстрее оно оставит власть, тем лучше для людей. Если правительство не падет сегодня, то это, вероятно, произойдет весной”, — сказал Фирташ в интервью агентству Reuters на следующий день после несостоявшегося прилета в Киев.

В свою очередь, Ложкин не скрывает, что регулярно “пьет чай” с Ахметовым и общается с группой “Приват”, прежде всего с Геннадием Боголюбовым. Правда, в отличие от Яценюка, у Ложкина нет никаких отношений с Фирташем. Глава АП говорит, что видел собственника Group DF один раз в жизни, а на знаменитой встрече в Вене не присутствовал.

В споре вокруг Кабмина интересы Григоришина пересекаются не только с Яценюком и Ложкиным, но и с Кононенко. Ведь тот тоже не прочь занять должность первого вице-премьера, правда, в правительстве Яценюка. Во всяком случае, соответствующие слухи ходят по кулуарам парламента еще с весны этого года. Сам Кононенко эту тему не комментирует, говорит только, что он командный игрок, и если президент ему предложит эту должность, он готов к такой ответственности.

Впрочем, команда Григоришина надеется, что амбиции Кононенко поубавит визит в Украину вице-президента США Джо Байдена.

“Думаю, после этого Кононенко отойдет в тень и перестанет думать о должностях в правительстве”, — предположил собеседник РБК-Украина в окружении Григоришина.

Квантовый компьютер

Кто же из бизнес-окружения победит в битве за “уши президента”, и повлияет на его видение судьбы правительства? Один из людей, близких к Порошенко, сравнил президента с квантовым калькулятором. По его словам, Петр Алексеевич имеет уникальную способность обрабатывать в уме одновременно множество вариантов вычислений, но проблема в одном — никто не знает, какой из них он выдаст в конечном итоге.

В то же время все собеседники РБК-Украина в окружении президента сходятся в одном: идеальным премьером тот для себя видит нынешнего спикера Рады Владимира Гройсмана, на втором месте — Арсений Яценюк и только потом — Михаил Саакашвили.

В то же время, решение вопроса с правительством будет иметь серьезные последствия для ближайшего круга Порошенко. За полтора года президентства Петр Порошенко приучил к тому, что не позволяет оппонентам “добивать”, кого-то из своего окружения, но не прочь, чтоб они постоянно “собачились”.

Если премьером станет Саакашвили — это будет триумф Григоришина, причем не факт, что тот получит должность первого вице-премьера, хотя бы потому, что у бизнесмена пока что нет украинского гражданства.

Если же свое место сохранит Яценюк — это будет означать сохранение комфорта Ложкина и ключевых олигархов. Но, не факт, что в новом Кабмине Арсения Яценюка найдется место для Кононенко.

Не исключено, что Порошенко решит продлить “премьериаду” — Рада уволит Яценюка, и он продолжит работать в статусе и. о., а тем временем, команды президента и премьера продолжат торги. Но в таком случае возникает вероятность того, что доторгуются они до досрочных парламентских выборов, за которыми могут последовать и аналогичные президентские.

Геннадий Кернес: К Ложкину не обращался, Аваков выдавливает людей из бизнеса, Корбан что-то перепуталГеннадий Кернес: К Ложкину не обращался, Аваков выдавливает людей из бизнеса, Корбан что-то перепутал

Катерина Пешко.
«Наш Лукашенко». Так харьковчане в шутку окрестили своего мэра. Мол, альтернативы нет. Геннадий Кернес занял пост городского головы в октябре 2010 года. И пока на его «вотчину» никто не претендует. По крайней мере, в открытую.

Однако кресло под одиозным руководителем все же не так устойчиво, как кажется. 3 июля в Полтавском суде состоится очередное заседание — рассматривается дело по обвинению Кернеса в похищении активистов Майдана и издевательствах над ними. Сам он отрицает все обвинения и заявляет, что суд над ним «сфальсифицирован». Однако в команде мэра признают: так или иначе, а этим «инструментом» в рамках предстоящих местных выборов заинтересованные еще могут воспользоваться.

— Давайте быстро поговорим, времени нет, — встречает Геннадий Адольфович «Главком».

Времени харьковский голова действительно не теряет. Хотя график его после покушения в апреле 2014 года существенно изменился. Теперь он не мотается с утра до ночи по городу, не забывая о его самых дальних закоулках. «Привязан к коляске», — сухо бросает Кернес.

В феврале прошлого года он и тогда еще губернатор Харьковской области, а ныне народный депутат от «Оппозиционного блока» Михаил Добкин выехали в Россию — после организованного ими съезда депутатов Востока и Юга страны, где среди прочего велись и разговоры о федерализации. Однако ранее рьяный противник Майдана, вернувшись, поддержал территориальную целостность и Харьков в составе Украины. Поговаривают, что, в том числе, благодаря такой позиции мэра сценарий Донецка в Харькове удалось не допустить.

Оставлять город, по его словам, Кернес не намерен. Он уверяет, что свою избирательную кампанию — на местные выборы — начал еще пять лет назад. «Вы после беседы покатайтесь по городу. Посмотрите. А потом сравните с Киевом и подумайте: кто работает, а кто нет», — советует он. А всем, кто считает, что участвовать в выборах ему не позволит здоровье, обещает: «Не дождетесь».

С «Главкомом» Кернес встретился с утра в своей гостинице «Националь» в Харькове. К назначенному времени он уже закончил силовые тренировки и должен был находиться в горизонтальном положении. Удостоверившись, что это никого не смутит, во время беседы Кернес остался лежать. Периодически приподнимался лишь, чтобы размять ноги.

Кернес сух и эмоционален одновременно. Он легко говорит о том, что касается уголовного дела против него и роли, которую в этом, как он полагает, играет действующий министр внутренних дел и его соперник на прошлых мэрских выборах Арсен Аваков. Однако ряд других вопросов воспринимает «в штыки», то снимая их, а то и вовсе намереваясь прекратить разговор.

Геннадий Адольфович, как вы себя чувствуете?

Я себя нормально чувствую. Хотите сяду? (садится, — «Главком»). Чувствую себя более или менее.

Ваш распорядок дня как городского головы в связи с состоянием здоровья изменился?

Расписание изменилось очень серьезно. Я сейчас привязан к коляске и, исходя из своего состояния здоровья, устраиваю такие площадки, где мне доступно общение с людьми. Но я также провожу личные приемы граждан, выездные приемы. Здесь (в гостинице, — «Главком»), в мэрии, везде. Сейчас эти встречи увеличены в объеме – сразу общаюсь с большим количеством людей. Получаю от них информацию и работаю с ней.

«Псевдопотерпевшие отрабатывают свой кусок хлеба у Геращенко»

Полтавский суд перенес рассмотрение дела по обвинению вас в похищении активистов Майдана и издевательствах над ними на 3 июля. Какие ваши прогнозы? Сколько еще будет длиться разбирательство, и каким будет вердикт?

Заседание, которое состоялось в Полтаве 28 мая, перенесли в связи с удовлетворением ходатайства моих защитников на ознакомление с материалами уголовного дела. Дело в том, что мои защитники не имели полной возможности ознакомиться с материалами этого дела. И судья дал срок — до 3 июля.

Так а что касается возможного решения суда? Вот, по словам министра МВД Арсена Авакова, система доказательств по этому делу «не имеет ни малейшего шанса быть разбитой в суде, потому что есть показания двух сторон – и тех, кто избивал, и тех, кого избивали».

Аваков комментирует все и вся в Фейсбуке. Но Аваков – министр внутренних дел, и его комментарии здесь излишни. Они как давление на суд, можно так это рассматривать.

Что касается доказательств. Не Авакову определять, есть ли доказательства, а суду. И только суд может определить вину. Мы знаем эти прописные истины. Поэтому комментировать глупости Арсена Авакова я не собираюсь. Тем более, настолько глупые глупости. В нормальной европейской стране давно бы этого министра списали в утиль.

Кроме слов на слова в этом уголовном деле нет ничего. То есть, есть слова потерпевших против моих слов, или мои слова против слов потерпевших. Потерпевшие – это псевдопотерпевшие, которые отрабатывают свой кусок хлеба у Антона Геращенко. Дело полностью сфальсифицировано, сначала в недрах МВД, когда министром стал Арсен Аваков, а его советником Антон Геращенко. Почти сразу же в эти даты было открыто уголовное дело в милиции, то, которое сейчас рассматривается в суде. После его расследовала уже Генеральная прокуратура. И, что интересно, так для сравнения, 17 следователей по особо важным делам занимались данным уголовным делом, делом, которое и выеденного яйца не стоит, его мог рассматривать просто участковый. Но ему предали такой пиар, что сейчас я должен оправдываться и доказывать невиновность. Но я не чувствую своей вины и буду защищать себя всеми доступными способами.
Когда Аваков только стал министром, вы предполагали такое развитие событий?

Еще в самом начале данного пути я не раз говорил, что Арсен Аваков использует свое служебное положение и занимается местью.

В чем суть вашего с ним конфликта?

Он мстит мне, потому что проиграл в свое время мне выборы (Харьковского городского головы в 2010 году, — «Главком»). Он везде хочет доказать, что это была фальсификация. Хотя я со своей стороны предлагал тогда, еще в 2010 году, Авакову, как претенденту на должность городского головы, положить на стол протоколы с мокрыми печатями, где расписались все участники избирательного процесса. Я имею в виду, представители политических партий, в том числе, и с его стороны, той партии, которую представлял Аваков, это была «Батькивщина». Я предлагал, чтобы положили эти протоколы на стол под наблюдением видеокамер. Причем, я предлагал это сделать не где-нибудь, а в высшем учебном заведении. Мы выбрали тогда ХНУРЭ (Харьковский национальный университет радиоэлектроники, — «Главком»). Чтобы с ними ознакомилась неангажированная молодежь. Арсен Аваков отказался от этого, не пришел на это мероприятие, своего представителя не прислал, протоколы с мокрыми печатями не положил.

Поэтому, когда он говорил о фальсификации, что якобы он выиграл выборы, это все как оправдание. На самом деле, он проиграл с треском те выборы, будучи здесь губернатором пять лет, ничего не создавая, не созидая, не возрождая. Пять лет унылой его деятельности привели к тому, что харьковчане поставили ему такую оценку. На сегодня, по моим данным, по данным той социологии, которую я получаю, уровень недоверия к харьковчанину Арсену Авакову…

Вы уже ранее озвучивали – более 80%.

88%.

Но, согласитесь, неудачный результат на выборах – мягко говоря, нелепый повод для мести. Тем более, с учетом того, что вы усмотрели «уши Авакова» и в организации покушения на вас. Озвучьте все-таки реальную причину вашего конфликта с нынешним министром МВД.

Эти выборы, плюс, то, что в отношении него было возбуждено ряд уголовных дел (в январе 2012 года прокуратура Украины открыла уголовное дело на Авакова по ст. 365 УКУ по факту злостного превышения власти и должностных полномочий, повлекшие тяжкие последствия, — «Главком»), когда он покинул Украину, уехал в Италию и так далее. Он считает, что в этом я виновен.

А вы виновны?

Все, что делает Аваков, — пиарит и всюду вставляет фамилию Кернес. Год назад он вместе с тогда генпрокурором Олегом Махницким выступал и, вообще, говорил, что я имею отношение якобы к Майдану, к каким-то там событиям…

О вашей причастности к «каким-то там событиям» на Майдане говорил не только Аваков. Вас неоднократно обвиняли в подвозе «титушек»…

И где это все? Нет этого ничего.

Аваков обвинял меня в каких-то хищениях, позаводил уголовные дела на многих коммунальных предприятиях. Но на сегодняшний день я могу сказать, что все это чистый фейк. Вся их работа сводится к одному — комментарию Авакова на странице в Фейсбуке или в других источниках информации. И по его стопам идет – даже не идет, а уже обогнал его – Антон Геращенко, который, кстати, является свидетелем по уголовному делу, которое мне вменяют. Ну, он, вообще, является свидетелем «слышал звон, не знаю, где он». Такой вот из него свидетель. Это в стиле Геращенко, конечно. По тому, что он комментирует, можно подумать, что этот человек знает все. Он все выдает за чистую монету. Но, на самом деле, он чистый проходимец.

И все-таки есть мнение, что ваш конфликт с Аваковым – гораздо глубже. В общем бизнесе, из которого вам удалось «выдавить» Арсена Борисовича.

Я с Арсеном Аваковым никогда не имел общего бизнеса, слава Богу. Те люди, которые имели с ним общий бизнес, на сегодняшний день остались от деятельности их совместного бизнеса при «бубновых интересах».

А «7 канал», которым Аваков владел на паритетных правах с вами?

И что? Он продал свою часть.

Послушайте, Арсен Аваков на сегодняшний день, используя свое служебное положение, восстанавливает бывшие активы. К примеру, еще недавно люди, клиенты банка «Базис», который принадлежал Авакову, на 100% потеряли все свои вклады, сбережения, депозиты и так далее. А сейчас Аваков восстановил лицензию данного банка. И получается, что все люди, которые были клиентами этого банка, остались при «бубновых интересах», а Аваков остался с банком. Как пример это говорю.

Раз уж зашел разговор. Расскажите, какой сегодня у Авакова есть бизнес в Харькове?

Газовые скважины. И там тоже самое. На сегодняшний день Арсен Аваков, используя пост в правительстве, выводит из газового бизнеса партнеров, которые сегодня покинули Украину, потому что его партнерами были люди, близкие к семье Януковича. Арсен Аваков выдавливает этих людей из этого бизнеса, не спрашивая их об этом. То есть делает это самостоятельно. И у меня этому есть доказательства.

Готовы обнародовать их?

У меня есть доказательства, я знаю, как это доказать. Но, думаю, журналисты сами все найдут и обнародуют.

«Я заинтересован в харьковском лобби, и это нормально»

После начала уголовного производства против вас вы обращались к кому-то за помощью? К главе Администрации президента Борису Ложкину, например? Или к олигарху и экс-губернатору Днепропетровской области Игорю Коломойскому, который причастен к вашему возвращению в Харьков после «срочного выезда» в феврале 2014 года?

Нет. Я не обращался к Борису Евгеньевичу Ложкину. Хотя я его знаю давно, не один десяток лет. Но в этом вопросе я с ним не советуюсь. И к Коломойскому по этому поводу я не обращался.

А к кому-то другому?

Только к адвокатам.
«Правая рука» Коломойского Геннадий Корбан в интервью «Главкому» рассказал, что лично Коломойский заставил вас вернуться в Харьков и сдержать ситуацию в городе и области. Расскажите, как это происходило.

Я думаю, что Корбан что-то перепутал. Наверное, он слышал что-то, что, например, я возвращаюсь в Харьков. Не знаю, почему он так прокомментировал это.

Давайте я перефразирую вопрос. Сыграла ли группа «Приват» какую-то роль в вашем возвращении в Украину в феврале прошлого года? Какую?

Группа «Приват» — это большая группа. Но обычно она ассоциируется с Коломойским. Я читал, что сказал Геннадий Корбан, и я это не подтверждаю.

То есть вы вернулись, руководствуясь исключительно своим желанием, и вас никто об этом не просил?

Причина моего возвращения была одна, желание жить в Харькове среди тех людей, с которыми я работаю, среди тех людей, с которыми я дружу, здесь моя семья и моя жизнь.

До отъезда вы не поддерживали Евромайдан. По возвращению заняли позицию «за единую Украину», и, в том числе, благодаря этому удалось подавить угрозу развития сепаратистских настроения в городе. Действительно ли ситуация в Харькове тогда была такой, что события могли развиваться, например по «донецкому сценарию»? И как оцените уровень сепаратистских настроений в городе на данный момент?

Давайте вернемся на год с небольшим назад. В Харькове тогда тоже бурлило все, как, например, в Днепропетровске, Запорожье, Донецке и Луганске. Для нас, для людей, которые занимали властные кабинеты, было очень важно остановить эскалацию и вернуть, как я говорю, тесто назад в кастрюлю. Поэтому я выступал за Харьков в составе Украины. И делал все для того, чтобы сбить уровень накала до нейтрального.

Думаю, что у меня это отчасти получилось. Но в дальнейшем я был тяжело ранен. И вот, кстати, до сих пор неизвестно, что с этим уголовным делом (о покушении на Кернеса, — «Главком»). А оно по своему уровню чуть посерьезней, чем то, что мне вменяют, и пока никаких данных, как потерпевший по данному делу, я не имею.

18 мая вас эвакуировали из зала заседания полтавского суда. Один из ваших защитников заявил, что это связано с тем, что охрана суда заметила оружие у одного из собравшихся под зданием протестующих. Вы считаете, угроза вашей жизни и безопасности есть? Потерпевшие по делу заявили, что провокация под стенами суда была устроена специально, чтобы вы смогли оставить суд.

Меня охраняет вооруженная государственная милицейская охрана. Они несут ответственность за безопасность моей жизни. Я выполнил то, что требовала моя охрана. Я находился в зале судебных заседаний, а охрана находилась и в коридоре, и на улице, и везде. По тому, что они видели, соответствующие рапорта были поданы по месту их службы.

Вы уже отметили, что расследование покушения на вас не продвигается. Вы не пытались проводить альтернативное?

Я сказал, что во всем процессе, связанном с моим ранением, есть и доля вины Арсена Авакова.

Это вы уже говорили. Хотелось бы услышать доказательства.

Арсен Аваков публично говорит, что я ему не нравлюсь. И дает повод тем самым совершать в отношении меня любые действия, которые остаются безнаказанными.

Какие я могу собрать реальные доказательства, если правоохранительные органы, вообще, в эту сторону не смотрят? Я имею в виду, чтобы раскрыть данное преступление. Про что вы говорите? Все, что нужно, пусть проводят специальные органы.

Расскажите, когда в последний раз вы разговаривали с Ложкиным?

(пауза) Снимается вопрос.

Почему?

Потому что не считаю нужным на него отвечать.

А с Порошенко?

Снимается вопрос.

Вы же не станете, как минимум, отрицать, что вас видели ночью в Администрации президента.

Я ответил вам.

Чувствуете, что с появлением Ложкина в АП возросло влияние «харьковских»?

Я, как городской голова, заинтересован в харьковском лобби, и это нормально. Думаю, что влияние харьковских не возросло, а вот качество представительства Харькова в исполнительной власти, законодательной власти возросло, ну, в смысле улучшилось. И возросло количество, конечно. Поэтому я могу только одно сказать: если эти представители Харькова не будут забывать, откуда они родом, и будут патриотами своего города и своей страны, думаю, это будет только на пользу всей территориальной громаде.

Можно я кое-что сделаю? (начинает разминать на весу ногу, — «Главком»). Не обращайте внимания, просто делаю упражнения.

Среди советников Ложкина есть юрист Михаил Бейлин. С ним сегодня связывают непроведение конкурсов в Минагро и Мининфраструктуры. Вы знаете, что это за человек?

Нет, ничего вам не могу точно сказать, первый раз слышу о нем.

Нардеп Виталий Хомутынник, который не без вашей помощи попал в Раду по округу в Харькове, сейчас что-то в городе делает вообще?

Помогает.

Расскажите, как.

Работает на округе. Помогает социально незащищенным слоям населения. Как помогает? Организовал свои приемные. Прилетает сюда в Харьков, проводит личные приемы, участвует в социально-экономическом развитии города. Я общаюсь с ним, ставлю вопросы, которые требуют разрешения. И он не отворачивается, а наоборот, старается помочь харьковчанам.

А ваш протеже Валерий Писаренко, также зашедший в Раду по округу в Харькове?

Валерий Писаренко — то же самое. Организовал приемные, постоянно принимает харьковчан, постоянно активизирует разные процессы по наведению порядка.

Вы к ним с какими проблемами обращаетесь?

Я к ним обращаюсь только с проблемами, связанными с городом, в целом, или по поводу конкретных людей. Адресная, социальная помощь. Пока что я нахожу поддержку среди этих депутатов.

А как вам работается с новым областным руководством? Есть трудности?

Сейчас у меня есть понимание с главой государственной областной администрации Игорем Райниным, он системный руководитель. Думаю, что наша совместная с ним работа даст в будущем определенный позитивный результат.

С предыдущим губернатором Игорем Балутой было по-другому?

С Балутой у меня не было вообще контакта. Администрация, которую возглавлял Балута, полностью работала против городской власти.

Конкретнее?

Дело все в том, что Балута был ставленником Арсена Авакова. Это один из тех «проводников», которые также, как и Антон Геращенко, проводил аваковскую так сказать позицию в жизни.

Назовите конкретные действия, решения, которые принимались Балутой и были направлены против городской власти.

Я не буду вспоминать, какие решения. Я считаю, что обращать на это внимание, это, знаете, отвлекаться от общего дела. Я работал. И не я сменил Балуту на этом посту, а президент Украины поменял главу администрации.

«Все говорят про децентрализацию, но децентрализации пока не видно»

С горсоветом у вас зато полное взаимопонимание?

Нынешний горсовет — это единая команда конструктивного большинства. И у нас есть хорошие результаты, и есть что ответить избирателям и харьковчанам в любой день, Мы можем ответить и за предвыборные обещания, и за всю работу Харьковского городского совета 6 созыва.
Но, тем не менее, вы считаете, что количество депутатов в горсовете нужно сократить – со 100 человек до 50-ти.

Мы приняли уже решение об уменьшении количества депутатов от 100 до 50 человек. Сейчас, по законодательству, наименьшее количество депутатов – 75. Если наша инициатива будет поддержана на уровне закона, Верховной Радой, значит, в Харьковском городском совете будет не 100 депутатов, а 50. Парламент сейчас говорит о готовности уменьшить депутатский корпус на местах, посмотрим, что из этого получится.

Наибольшая фракция в Харьковском горсовете – Партии регионов…

И дальше что? Какое это имеет значение для качества Харьковского городского совета? Никакого.

Какая, в целом, сегодня поддержка в городе у представителей Партии регионов?

Больше, чем у других партий.

Вы уже начали подготовку к местным выборам?

Я ее начал еще в 2010 году. Я работаю каждый день, мой девиз: любить Харьков, работать на людей. Я в день принимаю по 20-30 человек, харьковчан, которые приходят ко мне сюда, где я живу (в гостиницу, — «Главком»), приходят на работу и так далее, встречаемся на улице. Моя подготовка — это продолжение тех проектов, которые я начал здесь давно.

Однако поговаривают, что как раз из-за состояния здоровья вы можете еще изменить свое решение и отказаться от избирательной гонки и мэрского кресла.

Я не считаю, что мое решение зависит от состояния здоровья. Мое решение в большей степени зависит от харьковчан. Если харьковчане поддерживают сегодня городского голову Геннадия Кернеса, я буду продолжать работать. Если я только почувствую, что я не имею общей поддержки, я не буду лезть, назовем так, на рожон или не в свое дело.

Но пока вы общую поддержку чувствуете?

Да, имею хороший задел сегодня добрых дел.

У вас уже есть соперник?

Я не обращаю внимания на то, кто у меня соперник. Пусть эти люди обращают внимание на меня, что я у них соперник. Давайте поменяем местами это. Я действующий городской голова. Мне как бы, с одной стороны, легче, с другой стороны, труднее.

Я не могу сегодня за полгода до выборов говорить, кто будет баллотироваться на пост Харьковского городского головы.

В Харькове большое количество переселенцев…

За 120 тысяч уже перевалило…

Они могут как-то повлиять на исход местных выборов?

Все будет в соответствии с действующим законодательством. Мы же не знаем сегодня, по какому закону будут проходить местные выборы. То есть ряд законопроектов зарегистрированы в Верховной Раде, есть ряд комментариев со стороны спикера Верховной Рады, со стороны депутатов Верховной Рады. А какой закон будет принят, и на основе какого закона мы будем проводить выборы, мы еще не знаем.

Но я могу сказать, что все, кто живет в Харькове, кто недавно живет в Харькове, будут оценивать власть по ее работе.

Нардеп Дмитрий Тымчук отмечал, что в Харькове складывается сложная социально-экономическая ситуация, и поэтому город попадает в зону угрозы сепаратизма/терроризма…

А какая в Харькове должна складываться ситуация, если правительство, которое сформировано, так себя ведет? Вот, к примеру, министр внутренних дел занимается не реформами, а занимается местью.

Министр внутренних дел к социально-экономической ситуации в городе имеет, мягко говоря, малое отношение.

Это я вам как пример привел. Он занимается местью в отношении руководителей Харькова. О чем дальше можно говорить?

Правительство, что, у кого-то что-то спросило в отношении формирования цен на тарифы, на коммунальные услуги и так далее? Нас поставили перед фактом.

Все говорят про децентрализацию, во всяком случае, в правительстве, но децентрализации пока не видно.

И все-таки, у вас есть данные, сколько предприятий в городе было закрыто, на скольких предприятиях людей, может, отправили в бесплатные отпуска?

Этот вопрос нужно не мне задавать. Это экономика.

По поводу оборонных предприятий в городе…

Этот вопрос нужно не мне задавать.

Даже если он касается того, кто там занимает руководящие посты?

Послушайте, как это со мной связано? Ну, вот, допустим, я знаю что-то. Знаю и знаю.

Ваше видение децентрализации: каких полномочий вам, как мэру, не хватает?

Мы должны иметь полномочия для оперативного реагирования на местах. Я получал документы по децентрализации. Тот базовый уровень, который оставляют для органов местного самоуправления, если это произойдет, повысит эффективность работы органов местного самоуправления в разы. но как это будет конкретно работать, я сейчас не могу с уверенностью сказать. Нам вернули, к примеру, полномочия по ГАСКу (Государственная архитектурная строительная комиссия, — «Главком»). Но нам их вернули пока только с сентября месяца. Поэтому, с одной стороны, мы говорим о том, что идет децентрализация, с другой стороны, пока еще таковой нет.

Как сейчас выполняется план мобилизации в городе?

Отстаем на небольшой процент.

Небольшой – это какой? В феврале этого года губернатор Харьковщины Игорь Райнин отстранил военного комиссара облвоенкомата Дмитрия Малицкого от служебных обязанностей – план о частичной мобилизации был выполнен в регионе лишь на 10%.

Где-то на 15% отстаем от плана.

Ответственность за это на местные власти не ложится?

Нет. То, что касается мобилизации, мы здесь должны просто обеспечить и возможности предоставить те или иные услуги, я имею в виду, наши районные власти

Некоторые СМИ пишут, что сейчас повестки в Харькове выписывают прямо на остановках и в общественном транспорте.

Это работа военкоматов. И если они организовали так свою работу, пусть эту оценку дают им те, кому они вручают данные повестки.

С Сергеем Курченко вы поддерживаете контакты?

По телефону общался по вопросу финансирования футбольного клуба «Металлист» (В 2012 году группа «Газ Украина 2009» приобрела у бизнесмена Александра Ярославского харьковский футбольный клуб «Металлист», его президентом и владельцем стал Сергей Курченко. После покупки Курченко среди прочего заявил, что готов выкупить стадион «Металлист» из коммунальной собственности города Харькова, — «Главком»).

Как давно?

С полгода уже.

И до чего договорились?

Он обещал финансировать футбольный клуб «Металлист».

Но не финансирует?

Я сказал. Общался полгода назад по вопросу футбольного клуба «Металлист». Теперь не общаюсь пока.

За деятельностью Ярославского следите? Когда-то он утверждал, что принял решение продать «Металлист» под давлением местных властей и, в частности, под вашим давлением.

Это его право – говорить. С Александром Ярославским я последнее время не пересекался. Я не интересуюсь, где он сейчас. Я думаю, точно так же он не интересуется, что у меня.
Источник: http://glavcom.ua/articles/29924.html
Катерина Пешко.
«Наш Лукашенко». Так харьковчане в шутку окрестили своего мэра. Мол, альтернативы нет. Геннадий Кернес занял пост городского головы в октябре 2010 года. И пока на его «вотчину» никто не претендует. По крайней мере, в открытую.

Однако кресло под одиозным руководителем все же не так устойчиво, как кажется. 3 июля в Полтавском суде состоится очередное заседание — рассматривается дело по обвинению Кернеса в похищении активистов Майдана и издевательствах над ними. Сам он отрицает все обвинения и заявляет, что суд над ним «сфальсифицирован». Однако в команде мэра признают: так или иначе, а этим «инструментом» в рамках предстоящих местных выборов заинтересованные еще могут воспользоваться.

— Давайте быстро поговорим, времени нет, — встречает Геннадий Адольфович «Главком».

Времени харьковский голова действительно не теряет. Хотя график его после покушения в апреле 2014 года существенно изменился. Теперь он не мотается с утра до ночи по городу, не забывая о его самых дальних закоулках. «Привязан к коляске», — сухо бросает Кернес.

В феврале прошлого года он и тогда еще губернатор Харьковской области, а ныне народный депутат от «Оппозиционного блока» Михаил Добкин выехали в Россию — после организованного ими съезда депутатов Востока и Юга страны, где среди прочего велись и разговоры о федерализации. Однако ранее рьяный противник Майдана, вернувшись, поддержал территориальную целостность и Харьков в составе Украины. Поговаривают, что, в том числе, благодаря такой позиции мэра сценарий Донецка в Харькове удалось не допустить.

Оставлять город, по его словам, Кернес не намерен. Он уверяет, что свою избирательную кампанию — на местные выборы — начал еще пять лет назад. «Вы после беседы покатайтесь по городу. Посмотрите. А потом сравните с Киевом и подумайте: кто работает, а кто нет», — советует он. А всем, кто считает, что участвовать в выборах ему не позволит здоровье, обещает: «Не дождетесь».

С «Главкомом» Кернес встретился с утра в своей гостинице «Националь» в Харькове. К назначенному времени он уже закончил силовые тренировки и должен был находиться в горизонтальном положении. Удостоверившись, что это никого не смутит, во время беседы Кернес остался лежать. Периодически приподнимался лишь, чтобы размять ноги.

Кернес сух и эмоционален одновременно. Он легко говорит о том, что касается уголовного дела против него и роли, которую в этом, как он полагает, играет действующий министр внутренних дел и его соперник на прошлых мэрских выборах Арсен Аваков. Однако ряд других вопросов воспринимает «в штыки», то снимая их, а то и вовсе намереваясь прекратить разговор.

Геннадий Адольфович, как вы себя чувствуете?

Я себя нормально чувствую. Хотите сяду? (садится, — «Главком»). Чувствую себя более или менее.

Ваш распорядок дня как городского головы в связи с состоянием здоровья изменился?

Расписание изменилось очень серьезно. Я сейчас привязан к коляске и, исходя из своего состояния здоровья, устраиваю такие площадки, где мне доступно общение с людьми. Но я также провожу личные приемы граждан, выездные приемы. Здесь (в гостинице, — «Главком»), в мэрии, везде. Сейчас эти встречи увеличены в объеме – сразу общаюсь с большим количеством людей. Получаю от них информацию и работаю с ней.

«Псевдопотерпевшие отрабатывают свой кусок хлеба у Геращенко»

Полтавский суд перенес рассмотрение дела по обвинению вас в похищении активистов Майдана и издевательствах над ними на 3 июля. Какие ваши прогнозы? Сколько еще будет длиться разбирательство, и каким будет вердикт?

Заседание, которое состоялось в Полтаве 28 мая, перенесли в связи с удовлетворением ходатайства моих защитников на ознакомление с материалами уголовного дела. Дело в том, что мои защитники не имели полной возможности ознакомиться с материалами этого дела. И судья дал срок — до 3 июля.

Так а что касается возможного решения суда? Вот, по словам министра МВД Арсена Авакова, система доказательств по этому делу «не имеет ни малейшего шанса быть разбитой в суде, потому что есть показания двух сторон – и тех, кто избивал, и тех, кого избивали».

Аваков комментирует все и вся в Фейсбуке. Но Аваков – министр внутренних дел, и его комментарии здесь излишни. Они как давление на суд, можно так это рассматривать.

Что касается доказательств. Не Авакову определять, есть ли доказательства, а суду. И только суд может определить вину. Мы знаем эти прописные истины. Поэтому комментировать глупости Арсена Авакова я не собираюсь. Тем более, настолько глупые глупости. В нормальной европейской стране давно бы этого министра списали в утиль.

Кроме слов на слова в этом уголовном деле нет ничего. То есть, есть слова потерпевших против моих слов, или мои слова против слов потерпевших. Потерпевшие – это псевдопотерпевшие, которые отрабатывают свой кусок хлеба у Антона Геращенко. Дело полностью сфальсифицировано, сначала в недрах МВД, когда министром стал Арсен Аваков, а его советником Антон Геращенко. Почти сразу же в эти даты было открыто уголовное дело в милиции, то, которое сейчас рассматривается в суде. После его расследовала уже Генеральная прокуратура. И, что интересно, так для сравнения, 17 следователей по особо важным делам занимались данным уголовным делом, делом, которое и выеденного яйца не стоит, его мог рассматривать просто участковый. Но ему предали такой пиар, что сейчас я должен оправдываться и доказывать невиновность. Но я не чувствую своей вины и буду защищать себя всеми доступными способами.
Когда Аваков только стал министром, вы предполагали такое развитие событий?

Еще в самом начале данного пути я не раз говорил, что Арсен Аваков использует свое служебное положение и занимается местью.

В чем суть вашего с ним конфликта?

Он мстит мне, потому что проиграл в свое время мне выборы (Харьковского городского головы в 2010 году, — «Главком»). Он везде хочет доказать, что это была фальсификация. Хотя я со своей стороны предлагал тогда, еще в 2010 году, Авакову, как претенденту на должность городского головы, положить на стол протоколы с мокрыми печатями, где расписались все участники избирательного процесса. Я имею в виду, представители политических партий, в том числе, и с его стороны, той партии, которую представлял Аваков, это была «Батькивщина». Я предлагал, чтобы положили эти протоколы на стол под наблюдением видеокамер. Причем, я предлагал это сделать не где-нибудь, а в высшем учебном заведении. Мы выбрали тогда ХНУРЭ (Харьковский национальный университет радиоэлектроники, — «Главком»). Чтобы с ними ознакомилась неангажированная молодежь. Арсен Аваков отказался от этого, не пришел на это мероприятие, своего представителя не прислал, протоколы с мокрыми печатями не положил.

Поэтому, когда он говорил о фальсификации, что якобы он выиграл выборы, это все как оправдание. На самом деле, он проиграл с треском те выборы, будучи здесь губернатором пять лет, ничего не создавая, не созидая, не возрождая. Пять лет унылой его деятельности привели к тому, что харьковчане поставили ему такую оценку. На сегодня, по моим данным, по данным той социологии, которую я получаю, уровень недоверия к харьковчанину Арсену Авакову…

Вы уже ранее озвучивали – более 80%.

88%.

Но, согласитесь, неудачный результат на выборах – мягко говоря, нелепый повод для мести. Тем более, с учетом того, что вы усмотрели «уши Авакова» и в организации покушения на вас. Озвучьте все-таки реальную причину вашего конфликта с нынешним министром МВД.

Эти выборы, плюс, то, что в отношении него было возбуждено ряд уголовных дел (в январе 2012 года прокуратура Украины открыла уголовное дело на Авакова по ст. 365 УКУ по факту злостного превышения власти и должностных полномочий, повлекшие тяжкие последствия, — «Главком»), когда он покинул Украину, уехал в Италию и так далее. Он считает, что в этом я виновен.

А вы виновны?

Все, что делает Аваков, — пиарит и всюду вставляет фамилию Кернес. Год назад он вместе с тогда генпрокурором Олегом Махницким выступал и, вообще, говорил, что я имею отношение якобы к Майдану, к каким-то там событиям…

О вашей причастности к «каким-то там событиям» на Майдане говорил не только Аваков. Вас неоднократно обвиняли в подвозе «титушек»…

И где это все? Нет этого ничего.

Аваков обвинял меня в каких-то хищениях, позаводил уголовные дела на многих коммунальных предприятиях. Но на сегодняшний день я могу сказать, что все это чистый фейк. Вся их работа сводится к одному — комментарию Авакова на странице в Фейсбуке или в других источниках информации. И по его стопам идет – даже не идет, а уже обогнал его – Антон Геращенко, который, кстати, является свидетелем по уголовному делу, которое мне вменяют. Ну, он, вообще, является свидетелем «слышал звон, не знаю, где он». Такой вот из него свидетель. Это в стиле Геращенко, конечно. По тому, что он комментирует, можно подумать, что этот человек знает все. Он все выдает за чистую монету. Но, на самом деле, он чистый проходимец.

И все-таки есть мнение, что ваш конфликт с Аваковым – гораздо глубже. В общем бизнесе, из которого вам удалось «выдавить» Арсена Борисовича.

Я с Арсеном Аваковым никогда не имел общего бизнеса, слава Богу. Те люди, которые имели с ним общий бизнес, на сегодняшний день остались от деятельности их совместного бизнеса при «бубновых интересах».

А «7 канал», которым Аваков владел на паритетных правах с вами?

И что? Он продал свою часть.

Послушайте, Арсен Аваков на сегодняшний день, используя свое служебное положение, восстанавливает бывшие активы. К примеру, еще недавно люди, клиенты банка «Базис», который принадлежал Авакову, на 100% потеряли все свои вклады, сбережения, депозиты и так далее. А сейчас Аваков восстановил лицензию данного банка. И получается, что все люди, которые были клиентами этого банка, остались при «бубновых интересах», а Аваков остался с банком. Как пример это говорю.

Раз уж зашел разговор. Расскажите, какой сегодня у Авакова есть бизнес в Харькове?

Газовые скважины. И там тоже самое. На сегодняшний день Арсен Аваков, используя пост в правительстве, выводит из газового бизнеса партнеров, которые сегодня покинули Украину, потому что его партнерами были люди, близкие к семье Януковича. Арсен Аваков выдавливает этих людей из этого бизнеса, не спрашивая их об этом. То есть делает это самостоятельно. И у меня этому есть доказательства.

Готовы обнародовать их?

У меня есть доказательства, я знаю, как это доказать. Но, думаю, журналисты сами все найдут и обнародуют.

«Я заинтересован в харьковском лобби, и это нормально»

После начала уголовного производства против вас вы обращались к кому-то за помощью? К главе Администрации президента Борису Ложкину, например? Или к олигарху и экс-губернатору Днепропетровской области Игорю Коломойскому, который причастен к вашему возвращению в Харьков после «срочного выезда» в феврале 2014 года?

Нет. Я не обращался к Борису Евгеньевичу Ложкину. Хотя я его знаю давно, не один десяток лет. Но в этом вопросе я с ним не советуюсь. И к Коломойскому по этому поводу я не обращался.

А к кому-то другому?

Только к адвокатам.
«Правая рука» Коломойского Геннадий Корбан в интервью «Главкому» рассказал, что лично Коломойский заставил вас вернуться в Харьков и сдержать ситуацию в городе и области. Расскажите, как это происходило.

Я думаю, что Корбан что-то перепутал. Наверное, он слышал что-то, что, например, я возвращаюсь в Харьков. Не знаю, почему он так прокомментировал это.

Давайте я перефразирую вопрос. Сыграла ли группа «Приват» какую-то роль в вашем возвращении в Украину в феврале прошлого года? Какую?

Группа «Приват» — это большая группа. Но обычно она ассоциируется с Коломойским. Я читал, что сказал Геннадий Корбан, и я это не подтверждаю.

То есть вы вернулись, руководствуясь исключительно своим желанием, и вас никто об этом не просил?

Причина моего возвращения была одна, желание жить в Харькове среди тех людей, с которыми я работаю, среди тех людей, с которыми я дружу, здесь моя семья и моя жизнь.

До отъезда вы не поддерживали Евромайдан. По возвращению заняли позицию «за единую Украину», и, в том числе, благодаря этому удалось подавить угрозу развития сепаратистских настроения в городе. Действительно ли ситуация в Харькове тогда была такой, что события могли развиваться, например по «донецкому сценарию»? И как оцените уровень сепаратистских настроений в городе на данный момент?

Давайте вернемся на год с небольшим назад. В Харькове тогда тоже бурлило все, как, например, в Днепропетровске, Запорожье, Донецке и Луганске. Для нас, для людей, которые занимали властные кабинеты, было очень важно остановить эскалацию и вернуть, как я говорю, тесто назад в кастрюлю. Поэтому я выступал за Харьков в составе Украины. И делал все для того, чтобы сбить уровень накала до нейтрального.

Думаю, что у меня это отчасти получилось. Но в дальнейшем я был тяжело ранен. И вот, кстати, до сих пор неизвестно, что с этим уголовным делом (о покушении на Кернеса, — «Главком»). А оно по своему уровню чуть посерьезней, чем то, что мне вменяют, и пока никаких данных, как потерпевший по данному делу, я не имею.

18 мая вас эвакуировали из зала заседания полтавского суда. Один из ваших защитников заявил, что это связано с тем, что охрана суда заметила оружие у одного из собравшихся под зданием протестующих. Вы считаете, угроза вашей жизни и безопасности есть? Потерпевшие по делу заявили, что провокация под стенами суда была устроена специально, чтобы вы смогли оставить суд.

Меня охраняет вооруженная государственная милицейская охрана. Они несут ответственность за безопасность моей жизни. Я выполнил то, что требовала моя охрана. Я находился в зале судебных заседаний, а охрана находилась и в коридоре, и на улице, и везде. По тому, что они видели, соответствующие рапорта были поданы по месту их службы.

Вы уже отметили, что расследование покушения на вас не продвигается. Вы не пытались проводить альтернативное?

Я сказал, что во всем процессе, связанном с моим ранением, есть и доля вины Арсена Авакова.

Это вы уже говорили. Хотелось бы услышать доказательства.

Арсен Аваков публично говорит, что я ему не нравлюсь. И дает повод тем самым совершать в отношении меня любые действия, которые остаются безнаказанными.

Какие я могу собрать реальные доказательства, если правоохранительные органы, вообще, в эту сторону не смотрят? Я имею в виду, чтобы раскрыть данное преступление. Про что вы говорите? Все, что нужно, пусть проводят специальные органы.

Расскажите, когда в последний раз вы разговаривали с Ложкиным?

(пауза) Снимается вопрос.

Почему?

Потому что не считаю нужным на него отвечать.

А с Порошенко?

Снимается вопрос.

Вы же не станете, как минимум, отрицать, что вас видели ночью в Администрации президента.

Я ответил вам.

Чувствуете, что с появлением Ложкина в АП возросло влияние «харьковских»?

Я, как городской голова, заинтересован в харьковском лобби, и это нормально. Думаю, что влияние харьковских не возросло, а вот качество представительства Харькова в исполнительной власти, законодательной власти возросло, ну, в смысле улучшилось. И возросло количество, конечно. Поэтому я могу только одно сказать: если эти представители Харькова не будут забывать, откуда они родом, и будут патриотами своего города и своей страны, думаю, это будет только на пользу всей территориальной громаде.

Можно я кое-что сделаю? (начинает разминать на весу ногу, — «Главком»). Не обращайте внимания, просто делаю упражнения.

Среди советников Ложкина есть юрист Михаил Бейлин. С ним сегодня связывают непроведение конкурсов в Минагро и Мининфраструктуры. Вы знаете, что это за человек?

Нет, ничего вам не могу точно сказать, первый раз слышу о нем.

Нардеп Виталий Хомутынник, который не без вашей помощи попал в Раду по округу в Харькове, сейчас что-то в городе делает вообще?

Помогает.

Расскажите, как.

Работает на округе. Помогает социально незащищенным слоям населения. Как помогает? Организовал свои приемные. Прилетает сюда в Харьков, проводит личные приемы, участвует в социально-экономическом развитии города. Я общаюсь с ним, ставлю вопросы, которые требуют разрешения. И он не отворачивается, а наоборот, старается помочь харьковчанам.

А ваш протеже Валерий Писаренко, также зашедший в Раду по округу в Харькове?

Валерий Писаренко — то же самое. Организовал приемные, постоянно принимает харьковчан, постоянно активизирует разные процессы по наведению порядка.

Вы к ним с какими проблемами обращаетесь?

Я к ним обращаюсь только с проблемами, связанными с городом, в целом, или по поводу конкретных людей. Адресная, социальная помощь. Пока что я нахожу поддержку среди этих депутатов.

А как вам работается с новым областным руководством? Есть трудности?

Сейчас у меня есть понимание с главой государственной областной администрации Игорем Райниным, он системный руководитель. Думаю, что наша совместная с ним работа даст в будущем определенный позитивный результат.

С предыдущим губернатором Игорем Балутой было по-другому?

С Балутой у меня не было вообще контакта. Администрация, которую возглавлял Балута, полностью работала против городской власти.

Конкретнее?

Дело все в том, что Балута был ставленником Арсена Авакова. Это один из тех «проводников», которые также, как и Антон Геращенко, проводил аваковскую так сказать позицию в жизни.

Назовите конкретные действия, решения, которые принимались Балутой и были направлены против городской власти.

Я не буду вспоминать, какие решения. Я считаю, что обращать на это внимание, это, знаете, отвлекаться от общего дела. Я работал. И не я сменил Балуту на этом посту, а президент Украины поменял главу администрации.

«Все говорят про децентрализацию, но децентрализации пока не видно»

С горсоветом у вас зато полное взаимопонимание?

Нынешний горсовет — это единая команда конструктивного большинства. И у нас есть хорошие результаты, и есть что ответить избирателям и харьковчанам в любой день, Мы можем ответить и за предвыборные обещания, и за всю работу Харьковского городского совета 6 созыва.
Но, тем не менее, вы считаете, что количество депутатов в горсовете нужно сократить – со 100 человек до 50-ти.

Мы приняли уже решение об уменьшении количества депутатов от 100 до 50 человек. Сейчас, по законодательству, наименьшее количество депутатов – 75. Если наша инициатива будет поддержана на уровне закона, Верховной Радой, значит, в Харьковском городском совете будет не 100 депутатов, а 50. Парламент сейчас говорит о готовности уменьшить депутатский корпус на местах, посмотрим, что из этого получится.

Наибольшая фракция в Харьковском горсовете – Партии регионов…

И дальше что? Какое это имеет значение для качества Харьковского городского совета? Никакого.

Какая, в целом, сегодня поддержка в городе у представителей Партии регионов?

Больше, чем у других партий.

Вы уже начали подготовку к местным выборам?

Я ее начал еще в 2010 году. Я работаю каждый день, мой девиз: любить Харьков, работать на людей. Я в день принимаю по 20-30 человек, харьковчан, которые приходят ко мне сюда, где я живу (в гостиницу, — «Главком»), приходят на работу и так далее, встречаемся на улице. Моя подготовка — это продолжение тех проектов, которые я начал здесь давно.

Однако поговаривают, что как раз из-за состояния здоровья вы можете еще изменить свое решение и отказаться от избирательной гонки и мэрского кресла.

Я не считаю, что мое решение зависит от состояния здоровья. Мое решение в большей степени зависит от харьковчан. Если харьковчане поддерживают сегодня городского голову Геннадия Кернеса, я буду продолжать работать. Если я только почувствую, что я не имею общей поддержки, я не буду лезть, назовем так, на рожон или не в свое дело.

Но пока вы общую поддержку чувствуете?

Да, имею хороший задел сегодня добрых дел.

У вас уже есть соперник?

Я не обращаю внимания на то, кто у меня соперник. Пусть эти люди обращают внимание на меня, что я у них соперник. Давайте поменяем местами это. Я действующий городской голова. Мне как бы, с одной стороны, легче, с другой стороны, труднее.

Я не могу сегодня за полгода до выборов говорить, кто будет баллотироваться на пост Харьковского городского головы.

В Харькове большое количество переселенцев…

За 120 тысяч уже перевалило…

Они могут как-то повлиять на исход местных выборов?

Все будет в соответствии с действующим законодательством. Мы же не знаем сегодня, по какому закону будут проходить местные выборы. То есть ряд законопроектов зарегистрированы в Верховной Раде, есть ряд комментариев со стороны спикера Верховной Рады, со стороны депутатов Верховной Рады. А какой закон будет принят, и на основе какого закона мы будем проводить выборы, мы еще не знаем.

Но я могу сказать, что все, кто живет в Харькове, кто недавно живет в Харькове, будут оценивать власть по ее работе.

Нардеп Дмитрий Тымчук отмечал, что в Харькове складывается сложная социально-экономическая ситуация, и поэтому город попадает в зону угрозы сепаратизма/терроризма…

А какая в Харькове должна складываться ситуация, если правительство, которое сформировано, так себя ведет? Вот, к примеру, министр внутренних дел занимается не реформами, а занимается местью.

Министр внутренних дел к социально-экономической ситуации в городе имеет, мягко говоря, малое отношение.

Это я вам как пример привел. Он занимается местью в отношении руководителей Харькова. О чем дальше можно говорить?

Правительство, что, у кого-то что-то спросило в отношении формирования цен на тарифы, на коммунальные услуги и так далее? Нас поставили перед фактом.

Все говорят про децентрализацию, во всяком случае, в правительстве, но децентрализации пока не видно.

И все-таки, у вас есть данные, сколько предприятий в городе было закрыто, на скольких предприятиях людей, может, отправили в бесплатные отпуска?

Этот вопрос нужно не мне задавать. Это экономика.

По поводу оборонных предприятий в городе…

Этот вопрос нужно не мне задавать.

Даже если он касается того, кто там занимает руководящие посты?

Послушайте, как это со мной связано? Ну, вот, допустим, я знаю что-то. Знаю и знаю.

Ваше видение децентрализации: каких полномочий вам, как мэру, не хватает?

Мы должны иметь полномочия для оперативного реагирования на местах. Я получал документы по децентрализации. Тот базовый уровень, который оставляют для органов местного самоуправления, если это произойдет, повысит эффективность работы органов местного самоуправления в разы. но как это будет конкретно работать, я сейчас не могу с уверенностью сказать. Нам вернули, к примеру, полномочия по ГАСКу (Государственная архитектурная строительная комиссия, — «Главком»). Но нам их вернули пока только с сентября месяца. Поэтому, с одной стороны, мы говорим о том, что идет децентрализация, с другой стороны, пока еще таковой нет.

Как сейчас выполняется план мобилизации в городе?

Отстаем на небольшой процент.

Небольшой – это какой? В феврале этого года губернатор Харьковщины Игорь Райнин отстранил военного комиссара облвоенкомата Дмитрия Малицкого от служебных обязанностей – план о частичной мобилизации был выполнен в регионе лишь на 10%.

Где-то на 15% отстаем от плана.

Ответственность за это на местные власти не ложится?

Нет. То, что касается мобилизации, мы здесь должны просто обеспечить и возможности предоставить те или иные услуги, я имею в виду, наши районные власти

Некоторые СМИ пишут, что сейчас повестки в Харькове выписывают прямо на остановках и в общественном транспорте.

Это работа военкоматов. И если они организовали так свою работу, пусть эту оценку дают им те, кому они вручают данные повестки.

С Сергеем Курченко вы поддерживаете контакты?

По телефону общался по вопросу финансирования футбольного клуба «Металлист» (В 2012 году группа «Газ Украина 2009» приобрела у бизнесмена Александра Ярославского харьковский футбольный клуб «Металлист», его президентом и владельцем стал Сергей Курченко. После покупки Курченко среди прочего заявил, что готов выкупить стадион «Металлист» из коммунальной собственности города Харькова, — «Главком»).

Как давно?

С полгода уже.

И до чего договорились?

Он обещал финансировать футбольный клуб «Металлист».

Но не финансирует?

Я сказал. Общался полгода назад по вопросу футбольного клуба «Металлист». Теперь не общаюсь пока.

За деятельностью Ярославского следите? Когда-то он утверждал, что принял решение продать «Металлист» под давлением местных властей и, в частности, под вашим давлением.

Это его право – говорить. С Александром Ярославским я последнее время не пересекался. Я не интересуюсь, где он сейчас. Я думаю, точно так же он не интересуется, что у меня.
Источник: http://glavcom.ua/articles/29924.html

Почему продавать Roshen в кризис нельзя, а землю можно?Почему продавать Roshen в кризис нельзя, а землю можно?

Александр Карпец, для «Главкома».
Украина живет в долг, все более погружаясь в долговую яму. Поступление валютной выручки неуклонно сокращается. Так, в первом квартале 2015 года экспорт сократился на 33,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого, 2014 года. Из-за резкого падение экспорта в Россию удельная доля широко разрекламированного экспорта в Евросоюз выросла 35,7%, но сам экспорт в ЕС в сократился на треть по сравнению с прошлым годом.

В этих условиях, используя катастрофический обвал экономики в качестве оправдания, нынешняя власть вытащила на свет старую затертую пластинку о срочной необходимости продажи земли для решения финансовых проблем и привлечения инвестиций. Подобную затею уже пытались провернуть практически все предыдущие режимы в Украине. Но нынешняя власть, похоже, серьезно вознамерилась довести эту затею до конца. Тем более, что во власти есть много тех, кто сам шкурно заинтересован в присвоении больших массивов земли, либо обслуживает интересы тех внешних игроков, которые стремятся прибрать к рукам украинскую землю отнюдь не с благородными целями.

На сей раз с указанной инициативой на некоем «национальном совете реформ» выступил Петр Порошенко лично.

Порошенко предложил вынести на обсуждение общественности вопрос продажи земель сельскохозяйственного назначения. По его мнению, это даст огромный ресурс для перезапуска и развития экономики — привлечение инвестиций, создание рабочих мест, стабилизацию банковской системы и тому подобное.

В этом вопросе нынешние «реформаторы» ничем не отличаются от предыдущих. Главным смыслом и содержанием реформ они видят не созидание, а «купи-продай», то есть дерибан, на котором находящиеся ныне при власти персонажи выросли в 1990-х. Дерибан предприятий в 1990-х и начале 2000-х годов не дал и не мог в принципе дать широко разрекламированного «эффективного собственника», но ожидаемо привел к экономической, технологической, социальной, научно-технической, интеллектуальной деградации страны.

Серьезность намерений нынешней власти в интервью агентству «Лигабизнесинформ» подтвердил глава администрации президента Борис Ложкин. По его мнению, мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения может быть отменен с 1 января 2016 года.

Напомним, что существующая нормативно-правовая база позволяет запустить процесс купли-продажи земли хоть сейчас. Единственным «предохранителем» остается мораторий, вот уже много лет продлеваемый Верховной Радой на определенный срок. Срок действия запрета истекает 1 января 2016 года.

Для обоснования необходимости введения рынка земли глава администрации Ложкин приводит аргументацию, мягко говоря, не слишком адекватную. В упомянутом интервью чиновник заявил: «Земли в мире много. От России до Аргентины есть много мест, где землю можно купить совершенно свободно в больших количествах. В Украине не все понимают, что мы лишь одни из игроков, у которых множество конкурентов на этом рынке». Дескать, нужно поскорее продать, а то полно других продавцов!

Кстати, небольшое отступление. Ложкин выразил также надежду на то, в ближайшее время парламент исключит из списка не подлежащих приватизации примерно 1300 объектов, каковые власть тоже намерена выставить на продажу. Аргументация та же, что и с землей: наполнение бюджета и пресловутые «реформы», сводящиеся в Украине, повторим, к дерибану.

В то же время, хорошо известно, что приватизация остатков промышленных активов если что-то и дает, то это сущие гроши, свершено ничего не дающие в смысле наполнения бюджета и золотовалютных резервов. Об этом в интервью «Главкому» заявил бывший глава Фонда госимущества Украины Александр Бондарь, отметив, что приватизационные аукционы чаще всего представляют собой «договорняки» с целью отдать актив с «нужные» руки по минимальной цене. Едва ли нынешняя «новая» власть в этом смысле чем-то сильно отличается от всех предыдущих «старых».

Обращает на себя внимание и тот факт, что давно обещанную продажу кондитерской фирмы Roshen, в том числе кондитерской фабрики в российском городе Липецк, Ложкин считает несвоевременной. Почему же украинская земля и остатки предприятий созрели для продажи именно сейчас?!

Не успели Порошенко и Ложкин выступить с указанными заявлениями, как с 22 апреля в авральном порядке стартовали некие «национальные обсуждения» проблемы открытия купли-продажи земли. Тот факт, что широкой общественности о подобных «слушаниях» ничего не известно, совершенно не смущает зачинщиков этой затеи. Более того, похоже, расчет строится именно на том, чтобы ввести рынок земли явочным порядком как можно скорее. Наконец, оказывается, уже наработаны пакеты нормативных актов по запуску торговли землей. Таким образом, налицо хорошо подготовленная акция, в которой заинтересованы весьма влиятельные игроки, как в Украине, так и за ее пределами…

Действующие лица и исполнители

По данным авторитетного еженедельника «Зеркало недели. Украина», особое усердие в запуске рынка земли обозначили персонажи, близкие к бывшей гражданке США, а ныне министру финансов Украины Натальи Яресько и новоиспеченному гражданину Украины, министру экономического развития Айварасу Абрамавичусу, который, по информации СМИ, с литовским гражданством так и не распрощался, хотя украинское гражданство недавно получил в ускоренном режиме. Кроме того, к аграрному бизнесу, как известно, очень неравнодушен и действующий гарант Петр Порошенко.

Инвестиционные компании Horizon Capital и East Capital, в которые ранее подвизались Яресько и Абрамавичус, инвестировали в украинский агропром, Они объективно заинтересованы в открытии рынка земли с целью концентрации крупных земельных массивов. Что же касается Порошенко, то, по данным издания «Зеркало недели. Украина» со ссылкой на Украинскую аграрную биржу, за время пребывания Порошенко у власти некое ООО «Агропродинвест», которое связывают с семьей гаранта, увеличило контролируемый по разным схемам земельный банк со 112 тыс. га до более 300 тыс. га. При этом увеличение площади контролируемых земель происходит и далее, чему весьма способствует кризис и череда банкротств агрокомпаний.

Теперь схему скупки земли за бесценок близкие к власти дельці хотят распространить на всю страну.

Впрочем, кроме Порошенко есть другие, еще более мощные интересанты, причем за пределами Украины. В частности, министра Абрамавичуса связывают давние отношения с Джорджем Соросом, недавно изъявившим желание вложить в аграрный сектор Украины 1 млрд долларов. Также интерес к украинской земле обнаружил инвестиционный фонд Ротшильдов, со структурами которых давно сотрудничает Порошенко и его семья.

В то же время, имеется печальный опыт использования структурами Сороса и Ротшильдов земель в ряде стран, о чем далее…

Земля в Украине – богатство и несчастье

Земельный потенциал страны действительно впечатляет. Украина располагает 60% мировых запасов черноземов, правда, ученые уже давно бьют тревогу по поводу истощения и вырождения земель из-за варварского землепользования. Страна располагает 30 млн гектаров пригодных для аграрного производства пахотных земель, что составляет примерно столько, сколько во Франции и Германии вместе взятых. Для удовлетворения собственных потребностей Украине достаточно половины этой площади, причем, по разным оценкам, 3-8 млн га земель сельскохозяйственного назначения простаивают.

В то же время, сельское хозяйство и производство агропромышленной продукции в мире становится все более выгодным и перспективным делом. По данным продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), ожидается, что до 2022 года цены на продовольствие в мире возрастут до 40%. Таким образом, развитие сельского хозяйства в перспективе действительно сулит большую выгоду.

Стоимость украинских черноземов оценивается в 300-500 млрд долларов, и голоса в пользу их продажи звучат давно, а в связи с кризисом об этом заговорили с новой силой. Правда, сразу же возникает вопрос о том, кто, как и по какой цене будет их продавать…

Нынешнюю рыночную стоимость черноземов на свободном рынке оценивают в 7000 долл. за 1 га. Но это в теории… На практике же до последнего обвала гривны в феврале 2015 года за гектар давали в среднем 400 долларов, а честных, прозрачных, конкурентных аукционов, на которые уповают апологеты продажи земли, в наших краях еще никогда не было. Авторы нынешней аферы с запуском рынка земли в нишей стране Украине обещают, что в течение 5 лет после начала купли-продажи стоимость земли достигнет 5000 долларов за 1 га, хотя эксперты признают, что в условиях нынешней нищеты, в которой пребывает большинство держателей мелких паев, даже 500 долл. за 1 га будет космической ценной. Таким образом, нас готовят масштабному обезземеливанию граждан Украины, поставленных на грань выживания нищенскими доходами, безработицей, инфляцией, девальвацией, огромными тарифами и ценами.

Словом, крайне сомнительно, что масштабная купля-продажа земли позволит получить за нее настоящую цену, обеспечить финансовое благополучие страны, приток инвестиций, модернизацию и прочие «умные понятия».

Желающих купить украинскую землю действительно хватает. Кроме структур упомянутых Сороса и Ротшильдов, это, прежде всего, страны, испытывающие острый недостаток сельскохозяйственных земель и аграрной продукции вообще, а потому вынужденные в больших объемах закупать продовольствие на внешних рынках. Речь идет об арабских странах и странах Юго-Восточной Азии. В СМИ неоднократно всплывала информация о том, что Китай зарезервировал 60 млрд долларов для покупки земли сельскохозяйственного назначения в Украине после того, как у на будет снят мораторий на ее продажу.

Очевидно, что продажа значительных объемов земли позволила бы предотвратить финансовое банкротство страны, обеспечив масштабный приток капиталов. Правда, еще раз повторим, это может произойти только при условии честной и прозрачной продажи на действительно конкурентных земельных аукционах. А как раз в это верится с трудом! В условиях тотальной коррупции распродажа земли может окончиться примерно тем же, чем и приватизация промышленных активов.

Необходимость продажи земли, кроме предотвращения финансового банкротства страны и притока в нее капиталов, мотивируют также тем, что инвесторы будут рачительно использовать земельные ресурсы и платить налоги в украинскую казну, создадут инфраструктуру и рабочие места, придав мощный импульс развитию села. Авторы нынешней затеи с куплей-продаже земли обещают создать 1,5 миллиона рабочих мест и увеличить поступление в казну на 90 млрд грн, но подобные обещания абсолютно ничем не обоснованы и похожи на хорошо известную «обіцянку-цяцянку».

«На нашій, не своїй землі…»

Апологетика отмены моратория на куплю-продажу земли, в том числе для иностранцев, обычно сопровождается лозунгом о необходимости избавиться от предрассудка о том, что земля – народное достояние, продавать которое нельзя. Дескать, идеологему о том, что «родиной и матерью не торгуют», и прочие «морально-этические заблуждения» в наш век полной и окончательной победы товарно-денежных отношений следует отбросить и руководствоваться исключительно экономической выгодой, а торговля землей и привлечение под землю иностранных инвестиций – дело крайне выгодное и перспективное. Но даже если отвлечься от идеологических и морально-этических устоев, купля-продажа земли, в том числе, иностранцам, при ближайшем рассмотрении, может привести к крайне сомнительным социально-экономическим последствиям.

Прежде всего, возникает следующий вопрос. Зачем продавать невосполнимый ресурс и средство производства, каковым является земля, если с ее помощью можно производить сельхозпродукцию и продавать странам-потребителям, получая при этом всю добавленную стоимость?

Бережное и рачительное отношение иностранных инвесторов к земле также вызывают огромные сомнения хотя бы по причине множества отрицательных примеров. Наивная вера в честность, порядочность и бережность иностранных капиталистов, пусть даже из так называемых развитых стран, вызывает сочувствие, особенно если учесть, что, попав в среду отечественной тотальной коррупции, зарубежные дельцы часто демонстрируют просто-таки чудеса приспособления к местным реалиям.

Есть крайне отрицательный опыт скупки больших массивов земли в Аргентине, Бразилии, Уругвае структурами, близкими к Соросу. В результате варварского природопользования земли деградировали и были распроданы, но уже значительно дороже. Подобные печальные примеры, причем с участием корпораций из так называемых развитых стран, имеют место не только в Латинской Америке, то также в Юго-Восточной Азии и Африке. И везде распродаже земель способствовали местные компрадорские правители.

А особенно, если речь идет о китайцах, являющихся ярчайшим примером хищнического природопользования во многих уголках мира! Накопив огромные валютные резервы, Китай часто вкладывает их именно в ресурсные объекты по всему миру, прежде всего в ряде стран Азии, Африки и Латинской Америки, поскольку бурно развивающаяся экономика Китая испытывает серьезнейший ресурсный голод. И если ранее в странах третьего мира царили преимущественно антиамериканские настроения из-за, очень мягко говоря, некорректного поведения транснациональных корпораций, эксплуатирующих трудовые и природные ресурсы, то теперь пальма первенства переходит к антикитайским настроениям. По той же причине. Особенно если учесть, что китайцы часто берутся за разработку и эксплуатацию ресурсов в тех странах и местах, куда западные компании боятся соваться из-за политической и социальной нестабильности.

Кстати, здесь следует обратить внимание на печальный опыт России, которую Ложкин ставит в пример как страну, где можно купить «много земли». Сдача в долгосрочную аренду или продажа земли уже давно практикуется на малолюдном Дальнем Востоке. Главными «инвесторами» и «арендаторами» здесь являются, ясное дело, китайцы – как отдельные фермеры, так и крупные корпорации. Известно также, что Китай отличается едва ли не самых «грязным» сельским хозяйством: используется огромное количество химикатов. Китайцы ведут сельскохозяйственное производство на российских землях с применением именно таких «технологий». Федеральная и местные власти ничего не могут сделать, чтобы заставить китайцев соблюдать санитарные и экологические нормы, а чаще всего не хотят ничего делать из-за всепроникающей коррупции

Далеко не факт и то, что крестьяне получат за свою землю настоящую цену, к тому же, в деньгах, которые непрерывно обесцениваются. Размер среднего пая в Украине оценивается 3,6 га. Поэтому даже при маловероятной цене 500 долларов владелец пая получит, в лучшем случае, 1800 долларов. Очевидно, что на эти деньги невозможно ни вести аграрное хозяйство, ни развернуть другой бизнес, ни купить какую-нибудь недвижимость для извлечения дохода из нее. Зато измученные нищетой сельские жители смогут очень быстро потратить эти деньги на оплату газа и электроэнергии, на покупку еды, на дешевую автомобильную рухлядь! Очевидно, на этом и строится весь расчет реформаторов!

Наивная вера в то, что крупные отечественные или иностранные агрохолдинги создадут обещанные рабочие места и инфраструктуру, обеспечив грандиозные поступления в бюджет, также вызывают кривую ухмылку. Известный специалист в области сельского хозяйства, бывший министр агропрома, профильный вице-премьер и народный депутат Иван Кириленко признал, что крупные холдинги, независимо от того отечественные они или зарубежные, ведут высокотехнологичное, механизированное и автоматизированное производство, требующее незначительного количества рабочих рук. И если элеваторы и терминалы они действительно сооружают, то, например, имеющуюся в наличии дорожную сеть «добивают» своими многотонными автопоездами окончательно. А уж социальная сфера села остается головной болью государства, причем местные бюджеты от деятельности агрохолдингов не имеют практически ничего, поскольку они зарегистрированы если не в столице, то в других крупных городах.

Систему менять надо!

Справедливо критикуя планы власти, ряд политических сил, например Радикальная партия, предлагают другой, отличный от одноразовой продажи земли – да еще во время кризиса! – путь привлечения денег под залог сельхозугодий. Речь идет о концентрации в земельном банке 10 млн га, которые находятся в государственной собственности, с последующим выпуском облигаций, что могло бы дать возможность привлечь не менее 10 млрд долларов под адекватные проценты. Также предлагается, вместо продажи, ставить вопрос о долгосрочной аренде земельных участков сельхозпроизводителями с исключительно денежной формой платежей.

Также звучит совершено правильный лозунг о необходимости прекратить грабеж малых и средних предприятий, который происходит через монополии крупных компаний в экспорте и поставках минудобрений и топлива. Государство должно создавать мощности по хранению сельхозпродукции, что позволит производителям, прежде всего, мелким и средним, получать за свой товар значительно более высокую цену. И вообще, предполагается направить все усилия на создание среднего фермерского класса.

Словом, налицо стандартный набор правильных либеральных штампов, реальность осуществления которых в современной Украине является практически нулевой.

Можно припомнить хотя бы такую частность. Продажа одной только Криворожстали в 2005 году дала около 5 млрд долларов. Это была, пожалуй, единственная продала промышленного объекта за реальные деньги, которую провернула Юлия Тимошенко, чем в свое время многие гордились. Но куда делись эти доллары, до сих пор никто не может внятно объяснить. А главное, это, похоже, никого не интересует.
Источник: http://glavcom.ua/articles/28664.htmlАлександр Карпец, для «Главкома».
Украина живет в долг, все более погружаясь в долговую яму. Поступление валютной выручки неуклонно сокращается. Так, в первом квартале 2015 года экспорт сократился на 33,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого, 2014 года. Из-за резкого падение экспорта в Россию удельная доля широко разрекламированного экспорта в Евросоюз выросла 35,7%, но сам экспорт в ЕС в сократился на треть по сравнению с прошлым годом.

В этих условиях, используя катастрофический обвал экономики в качестве оправдания, нынешняя власть вытащила на свет старую затертую пластинку о срочной необходимости продажи земли для решения финансовых проблем и привлечения инвестиций. Подобную затею уже пытались провернуть практически все предыдущие режимы в Украине. Но нынешняя власть, похоже, серьезно вознамерилась довести эту затею до конца. Тем более, что во власти есть много тех, кто сам шкурно заинтересован в присвоении больших массивов земли, либо обслуживает интересы тех внешних игроков, которые стремятся прибрать к рукам украинскую землю отнюдь не с благородными целями.

На сей раз с указанной инициативой на некоем «национальном совете реформ» выступил Петр Порошенко лично.

Порошенко предложил вынести на обсуждение общественности вопрос продажи земель сельскохозяйственного назначения. По его мнению, это даст огромный ресурс для перезапуска и развития экономики — привлечение инвестиций, создание рабочих мест, стабилизацию банковской системы и тому подобное.

В этом вопросе нынешние «реформаторы» ничем не отличаются от предыдущих. Главным смыслом и содержанием реформ они видят не созидание, а «купи-продай», то есть дерибан, на котором находящиеся ныне при власти персонажи выросли в 1990-х. Дерибан предприятий в 1990-х и начале 2000-х годов не дал и не мог в принципе дать широко разрекламированного «эффективного собственника», но ожидаемо привел к экономической, технологической, социальной, научно-технической, интеллектуальной деградации страны.

Серьезность намерений нынешней власти в интервью агентству «Лигабизнесинформ» подтвердил глава администрации президента Борис Ложкин. По его мнению, мораторий на продажу земли сельскохозяйственного назначения может быть отменен с 1 января 2016 года.

Напомним, что существующая нормативно-правовая база позволяет запустить процесс купли-продажи земли хоть сейчас. Единственным «предохранителем» остается мораторий, вот уже много лет продлеваемый Верховной Радой на определенный срок. Срок действия запрета истекает 1 января 2016 года.

Для обоснования необходимости введения рынка земли глава администрации Ложкин приводит аргументацию, мягко говоря, не слишком адекватную. В упомянутом интервью чиновник заявил: «Земли в мире много. От России до Аргентины есть много мест, где землю можно купить совершенно свободно в больших количествах. В Украине не все понимают, что мы лишь одни из игроков, у которых множество конкурентов на этом рынке». Дескать, нужно поскорее продать, а то полно других продавцов!

Кстати, небольшое отступление. Ложкин выразил также надежду на то, в ближайшее время парламент исключит из списка не подлежащих приватизации примерно 1300 объектов, каковые власть тоже намерена выставить на продажу. Аргументация та же, что и с землей: наполнение бюджета и пресловутые «реформы», сводящиеся в Украине, повторим, к дерибану.

В то же время, хорошо известно, что приватизация остатков промышленных активов если что-то и дает, то это сущие гроши, свершено ничего не дающие в смысле наполнения бюджета и золотовалютных резервов. Об этом в интервью «Главкому» заявил бывший глава Фонда госимущества Украины Александр Бондарь, отметив, что приватизационные аукционы чаще всего представляют собой «договорняки» с целью отдать актив с «нужные» руки по минимальной цене. Едва ли нынешняя «новая» власть в этом смысле чем-то сильно отличается от всех предыдущих «старых».

Обращает на себя внимание и тот факт, что давно обещанную продажу кондитерской фирмы Roshen, в том числе кондитерской фабрики в российском городе Липецк, Ложкин считает несвоевременной. Почему же украинская земля и остатки предприятий созрели для продажи именно сейчас?!

Не успели Порошенко и Ложкин выступить с указанными заявлениями, как с 22 апреля в авральном порядке стартовали некие «национальные обсуждения» проблемы открытия купли-продажи земли. Тот факт, что широкой общественности о подобных «слушаниях» ничего не известно, совершенно не смущает зачинщиков этой затеи. Более того, похоже, расчет строится именно на том, чтобы ввести рынок земли явочным порядком как можно скорее. Наконец, оказывается, уже наработаны пакеты нормативных актов по запуску торговли землей. Таким образом, налицо хорошо подготовленная акция, в которой заинтересованы весьма влиятельные игроки, как в Украине, так и за ее пределами…

Действующие лица и исполнители

По данным авторитетного еженедельника «Зеркало недели. Украина», особое усердие в запуске рынка земли обозначили персонажи, близкие к бывшей гражданке США, а ныне министру финансов Украины Натальи Яресько и новоиспеченному гражданину Украины, министру экономического развития Айварасу Абрамавичусу, который, по информации СМИ, с литовским гражданством так и не распрощался, хотя украинское гражданство недавно получил в ускоренном режиме. Кроме того, к аграрному бизнесу, как известно, очень неравнодушен и действующий гарант Петр Порошенко.

Инвестиционные компании Horizon Capital и East Capital, в которые ранее подвизались Яресько и Абрамавичус, инвестировали в украинский агропром, Они объективно заинтересованы в открытии рынка земли с целью концентрации крупных земельных массивов. Что же касается Порошенко, то, по данным издания «Зеркало недели. Украина» со ссылкой на Украинскую аграрную биржу, за время пребывания Порошенко у власти некое ООО «Агропродинвест», которое связывают с семьей гаранта, увеличило контролируемый по разным схемам земельный банк со 112 тыс. га до более 300 тыс. га. При этом увеличение площади контролируемых земель происходит и далее, чему весьма способствует кризис и череда банкротств агрокомпаний.

Теперь схему скупки земли за бесценок близкие к власти дельці хотят распространить на всю страну.

Впрочем, кроме Порошенко есть другие, еще более мощные интересанты, причем за пределами Украины. В частности, министра Абрамавичуса связывают давние отношения с Джорджем Соросом, недавно изъявившим желание вложить в аграрный сектор Украины 1 млрд долларов. Также интерес к украинской земле обнаружил инвестиционный фонд Ротшильдов, со структурами которых давно сотрудничает Порошенко и его семья.

В то же время, имеется печальный опыт использования структурами Сороса и Ротшильдов земель в ряде стран, о чем далее…

Земля в Украине – богатство и несчастье

Земельный потенциал страны действительно впечатляет. Украина располагает 60% мировых запасов черноземов, правда, ученые уже давно бьют тревогу по поводу истощения и вырождения земель из-за варварского землепользования. Страна располагает 30 млн гектаров пригодных для аграрного производства пахотных земель, что составляет примерно столько, сколько во Франции и Германии вместе взятых. Для удовлетворения собственных потребностей Украине достаточно половины этой площади, причем, по разным оценкам, 3-8 млн га земель сельскохозяйственного назначения простаивают.

В то же время, сельское хозяйство и производство агропромышленной продукции в мире становится все более выгодным и перспективным делом. По данным продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), ожидается, что до 2022 года цены на продовольствие в мире возрастут до 40%. Таким образом, развитие сельского хозяйства в перспективе действительно сулит большую выгоду.

Стоимость украинских черноземов оценивается в 300-500 млрд долларов, и голоса в пользу их продажи звучат давно, а в связи с кризисом об этом заговорили с новой силой. Правда, сразу же возникает вопрос о том, кто, как и по какой цене будет их продавать…

Нынешнюю рыночную стоимость черноземов на свободном рынке оценивают в 7000 долл. за 1 га. Но это в теории… На практике же до последнего обвала гривны в феврале 2015 года за гектар давали в среднем 400 долларов, а честных, прозрачных, конкурентных аукционов, на которые уповают апологеты продажи земли, в наших краях еще никогда не было. Авторы нынешней аферы с запуском рынка земли в нишей стране Украине обещают, что в течение 5 лет после начала купли-продажи стоимость земли достигнет 5000 долларов за 1 га, хотя эксперты признают, что в условиях нынешней нищеты, в которой пребывает большинство держателей мелких паев, даже 500 долл. за 1 га будет космической ценной. Таким образом, нас готовят масштабному обезземеливанию граждан Украины, поставленных на грань выживания нищенскими доходами, безработицей, инфляцией, девальвацией, огромными тарифами и ценами.

Словом, крайне сомнительно, что масштабная купля-продажа земли позволит получить за нее настоящую цену, обеспечить финансовое благополучие страны, приток инвестиций, модернизацию и прочие «умные понятия».

Желающих купить украинскую землю действительно хватает. Кроме структур упомянутых Сороса и Ротшильдов, это, прежде всего, страны, испытывающие острый недостаток сельскохозяйственных земель и аграрной продукции вообще, а потому вынужденные в больших объемах закупать продовольствие на внешних рынках. Речь идет об арабских странах и странах Юго-Восточной Азии. В СМИ неоднократно всплывала информация о том, что Китай зарезервировал 60 млрд долларов для покупки земли сельскохозяйственного назначения в Украине после того, как у на будет снят мораторий на ее продажу.

Очевидно, что продажа значительных объемов земли позволила бы предотвратить финансовое банкротство страны, обеспечив масштабный приток капиталов. Правда, еще раз повторим, это может произойти только при условии честной и прозрачной продажи на действительно конкурентных земельных аукционах. А как раз в это верится с трудом! В условиях тотальной коррупции распродажа земли может окончиться примерно тем же, чем и приватизация промышленных активов.

Необходимость продажи земли, кроме предотвращения финансового банкротства страны и притока в нее капиталов, мотивируют также тем, что инвесторы будут рачительно использовать земельные ресурсы и платить налоги в украинскую казну, создадут инфраструктуру и рабочие места, придав мощный импульс развитию села. Авторы нынешней затеи с куплей-продаже земли обещают создать 1,5 миллиона рабочих мест и увеличить поступление в казну на 90 млрд грн, но подобные обещания абсолютно ничем не обоснованы и похожи на хорошо известную «обіцянку-цяцянку».

«На нашій, не своїй землі…»

Апологетика отмены моратория на куплю-продажу земли, в том числе для иностранцев, обычно сопровождается лозунгом о необходимости избавиться от предрассудка о том, что земля – народное достояние, продавать которое нельзя. Дескать, идеологему о том, что «родиной и матерью не торгуют», и прочие «морально-этические заблуждения» в наш век полной и окончательной победы товарно-денежных отношений следует отбросить и руководствоваться исключительно экономической выгодой, а торговля землей и привлечение под землю иностранных инвестиций – дело крайне выгодное и перспективное. Но даже если отвлечься от идеологических и морально-этических устоев, купля-продажа земли, в том числе, иностранцам, при ближайшем рассмотрении, может привести к крайне сомнительным социально-экономическим последствиям.

Прежде всего, возникает следующий вопрос. Зачем продавать невосполнимый ресурс и средство производства, каковым является земля, если с ее помощью можно производить сельхозпродукцию и продавать странам-потребителям, получая при этом всю добавленную стоимость?

Бережное и рачительное отношение иностранных инвесторов к земле также вызывают огромные сомнения хотя бы по причине множества отрицательных примеров. Наивная вера в честность, порядочность и бережность иностранных капиталистов, пусть даже из так называемых развитых стран, вызывает сочувствие, особенно если учесть, что, попав в среду отечественной тотальной коррупции, зарубежные дельцы часто демонстрируют просто-таки чудеса приспособления к местным реалиям.

Есть крайне отрицательный опыт скупки больших массивов земли в Аргентине, Бразилии, Уругвае структурами, близкими к Соросу. В результате варварского природопользования земли деградировали и были распроданы, но уже значительно дороже. Подобные печальные примеры, причем с участием корпораций из так называемых развитых стран, имеют место не только в Латинской Америке, то также в Юго-Восточной Азии и Африке. И везде распродаже земель способствовали местные компрадорские правители.

А особенно, если речь идет о китайцах, являющихся ярчайшим примером хищнического природопользования во многих уголках мира! Накопив огромные валютные резервы, Китай часто вкладывает их именно в ресурсные объекты по всему миру, прежде всего в ряде стран Азии, Африки и Латинской Америки, поскольку бурно развивающаяся экономика Китая испытывает серьезнейший ресурсный голод. И если ранее в странах третьего мира царили преимущественно антиамериканские настроения из-за, очень мягко говоря, некорректного поведения транснациональных корпораций, эксплуатирующих трудовые и природные ресурсы, то теперь пальма первенства переходит к антикитайским настроениям. По той же причине. Особенно если учесть, что китайцы часто берутся за разработку и эксплуатацию ресурсов в тех странах и местах, куда западные компании боятся соваться из-за политической и социальной нестабильности.

Кстати, здесь следует обратить внимание на печальный опыт России, которую Ложкин ставит в пример как страну, где можно купить «много земли». Сдача в долгосрочную аренду или продажа земли уже давно практикуется на малолюдном Дальнем Востоке. Главными «инвесторами» и «арендаторами» здесь являются, ясное дело, китайцы – как отдельные фермеры, так и крупные корпорации. Известно также, что Китай отличается едва ли не самых «грязным» сельским хозяйством: используется огромное количество химикатов. Китайцы ведут сельскохозяйственное производство на российских землях с применением именно таких «технологий». Федеральная и местные власти ничего не могут сделать, чтобы заставить китайцев соблюдать санитарные и экологические нормы, а чаще всего не хотят ничего делать из-за всепроникающей коррупции

Далеко не факт и то, что крестьяне получат за свою землю настоящую цену, к тому же, в деньгах, которые непрерывно обесцениваются. Размер среднего пая в Украине оценивается 3,6 га. Поэтому даже при маловероятной цене 500 долларов владелец пая получит, в лучшем случае, 1800 долларов. Очевидно, что на эти деньги невозможно ни вести аграрное хозяйство, ни развернуть другой бизнес, ни купить какую-нибудь недвижимость для извлечения дохода из нее. Зато измученные нищетой сельские жители смогут очень быстро потратить эти деньги на оплату газа и электроэнергии, на покупку еды, на дешевую автомобильную рухлядь! Очевидно, на этом и строится весь расчет реформаторов!

Наивная вера в то, что крупные отечественные или иностранные агрохолдинги создадут обещанные рабочие места и инфраструктуру, обеспечив грандиозные поступления в бюджет, также вызывают кривую ухмылку. Известный специалист в области сельского хозяйства, бывший министр агропрома, профильный вице-премьер и народный депутат Иван Кириленко признал, что крупные холдинги, независимо от того отечественные они или зарубежные, ведут высокотехнологичное, механизированное и автоматизированное производство, требующее незначительного количества рабочих рук. И если элеваторы и терминалы они действительно сооружают, то, например, имеющуюся в наличии дорожную сеть «добивают» своими многотонными автопоездами окончательно. А уж социальная сфера села остается головной болью государства, причем местные бюджеты от деятельности агрохолдингов не имеют практически ничего, поскольку они зарегистрированы если не в столице, то в других крупных городах.

Систему менять надо!

Справедливо критикуя планы власти, ряд политических сил, например Радикальная партия, предлагают другой, отличный от одноразовой продажи земли – да еще во время кризиса! – путь привлечения денег под залог сельхозугодий. Речь идет о концентрации в земельном банке 10 млн га, которые находятся в государственной собственности, с последующим выпуском облигаций, что могло бы дать возможность привлечь не менее 10 млрд долларов под адекватные проценты. Также предлагается, вместо продажи, ставить вопрос о долгосрочной аренде земельных участков сельхозпроизводителями с исключительно денежной формой платежей.

Также звучит совершено правильный лозунг о необходимости прекратить грабеж малых и средних предприятий, который происходит через монополии крупных компаний в экспорте и поставках минудобрений и топлива. Государство должно создавать мощности по хранению сельхозпродукции, что позволит производителям, прежде всего, мелким и средним, получать за свой товар значительно более высокую цену. И вообще, предполагается направить все усилия на создание среднего фермерского класса.

Словом, налицо стандартный набор правильных либеральных штампов, реальность осуществления которых в современной Украине является практически нулевой.

Можно припомнить хотя бы такую частность. Продажа одной только Криворожстали в 2005 году дала около 5 млрд долларов. Это была, пожалуй, единственная продала промышленного объекта за реальные деньги, которую провернула Юлия Тимошенко, чем в свое время многие гордились. Но куда делись эти доллары, до сих пор никто не может внятно объяснить. А главное, это, похоже, никого не интересует.
Источник: http://glavcom.ua/articles/28664.html