Плохие ассоциацииПлохие ассоциации

Олег Волошин

Саммит ЕС, принявший голландские поправки к Соглашению об ассоциации, разрушает фундамент идеологии Майдана

15 декабря в Брюсселе спасли Соглашение об ассоциации (СА). Год назад, когда в Украине и Европе всерьез заговорили о голландском референдуме, мало у кого были опасения, что результаты этого консультативного опроса граждан Нидерландов будут иметь весомые последствия для отношений между Украиной и Евросоюзом.

Даже в апреле, когда большинство из принявшей участие в голосовании голландцев высказались против ратификации соглашения с нашей страной, ситуация не выглядела катастрофической.

Однако с тех пор правый популизм и антиимигрантские настроения в Европе только набирали популярность. В июне британцы проголосовали за выход из ЕС. В начале осени опросы показали, что евроскептики в Нидерландах стремительно движутся к успеху на выборах уже в марте 2017-го.

Тогда действующий премьер Марк Рютте решил, что его политическая карьера важнее забот украинцев, и прямо объявил Петру Порошенко, что намерен отказаться от ратификации СА и даже отозвать свою подпись под документом, чтобы заручиться согласием евроскептиков на его лидерство в будущей правящей коалиции.

В конце октября перед Киевом в полный рост встала угроза отмены или, как минимум, пересмотра базового договора с ЕС. Конечно, отказ одних Нидерландов от СА не мог формально похоронить все соглашение, уже ратифицированное остальными 27 странами-членами Евросоюза. Но в любом случае возникла бы коллизия, которая вряд ли позволила обеим сторонам нормально двигаться в реализации соглашения.

Огромными усилиями украинской дипломатии и лично президента Порошенко, подключившего к давлению на Гаагу всех, кого возможно: от Ангелы Меркель до американцев – позволили избежать худшего. После многих недель эмоциональных переговоров и консультаций удалось убедить Рютте пойти на внесение СА на ратификацию в обе палаты парламента Нидерландов. Но взамен Киеву пришлось пойти на очень болезненные и унизительные уступки.

15 декабря главы государств и правительств стран-членов ЕС приняли специальное решение, которое примет обязательный юридический характер после ратификации голландцами соглашения с Украиной. Решение констатирует, что реализация СА не дает Киеву доступа к дополнительной финансовой помощи ЕС, не означает гарантий безопасности со стороны Евросоюза и не дает украинцам права на равных с гражданами Союза жить и работать на его территории. Но самое главное, решение Совета ЕС подчеркивает, что Соглашение об ассоциации «не предоставляет Украине статуса кандидата на вступление в Евросоюз, а также не создает обязательств по предоставлению такого статуса Украине в будущем».

Почему даже в такой ситуации это можно считать успехом с чисто дипломатической точки зрения? Потому что на самом деле Соглашение об ассоциации и так не предусматривало всех этих обязательств ЕС перед Украиной. Но оно приоткрыло для украинских производителей европейский рынок в рамках созданной им зоны свободной торговли. Дальше эту дверь нужно открывать шире, лоббируя в Брюсселе увеличение квот на поставки курятины, солода и другой сельскохозяйственной продукции. Потерять эти возможности из-за оппозиции Голландии было бы большой ошибкой. Так что ценой унизительных дополнений, необходимых Рютте для успокоения евроскептиков в Нидерландах, сам договор был спасен.

Но в этом кроется главная идеологическая проблема для власти. Уничижение, содержащееся в голландских поправках (которые, на самом деле, просто акцентировали реальные пределы СА), более всего бьет по евроинтеграционному мифу. Ведь без права на законное трудоустройство в ЕС, без доступа к фондам Союза для выравнивания уровня жизни с ним и решения инфраструктурных проблем (такой доступ имели все страны Восточной Европы в 1990-е – начале 2000-х), без перспективы членства хотя бы в отдаленном будущем, наконец, зачем рядовым украинцам это Соглашение? Ну не о расширении же экспорта украинского хмеля в ЕС печется большинство наших граждан.

Решение Совета ЕС со всей жесткостью обозначила иллюзорность надежд, с которыми украинцы выходили на Майдан протестовать против отказа Виктора Януковича от ассоциации. Тогда, перед саммитом в Вильнюсе, ЕС обещал Украине два миллиарда евро помощи на реализацию требующего больших затрат Соглашения. Сегодня Совет Союза утвердил решение о том, что выполнять договор с ЕС наша страна должна за свой счет. На практике определенные суммы на адаптацию законодательства к европейским стандартам западные страны выделяли и будут выделять. Но они еще раз подчеркнули, что не обязаны это делать. Мол, сами так бились за эту ассоциацию, сами на нее и тратьтесь. Такая понятная логика европейцев еще больше подрывает веру украинцев в верность такого курса. СА действительно не предусматривала перспективы членства. Но решение Совета ЕС лишний раз подчеркивает, что некоторые члены блока именно, что не хотят видеть Украину в своих рядах. Они формально требуют записать отсутствие обязательств предоставить даже статус кандидата. Ранее в ЕС довольствовались тем, что об этом вопросе просто умалчивали. Прежде боялись лишить украинцев надежд. Сегодня уже не боятся. Причем, по сведениям из дипломатических кругов, это позиция не только Нидерландов, но и Франции с Германией.

Конечно, можно утверждать, что в теории ничто не мешает Украине в будущем подписать другое соглашение с четкой перспективой членства, но сегодня к этому не готовы ни наша страна, ни Европейский союз.

Все это правда, только как это объяснить тем, кто три года назад поверил в необходимость взять «зонты и термосы» и выйти на Майдан ради большой мечты. Если все это было только ради свержения Януковича и разрыва с Москвой (со всеми вытекающими последствиями), то это совершенно другой разговор, другая стратегия. И власти придется говорить о ней откровенно.

Дипломаты спасли Соглашение об ассоциации. Но на большой мечте о вхождении в клуб успешных, богатых и стабильных государств Европы в обозримой перспективе поставлен крест. А это само по себе вынуждает приступить к дискуссии, какое государство мы строим, какую внешнюю политику ей проводить, и вокруг какого стержня модернизировать.

Перспектива членства в ЕС таким стержнем более быть не может.

СтранаОлег Волошин

Саммит ЕС, принявший голландские поправки к Соглашению об ассоциации, разрушает фундамент идеологии Майдана

15 декабря в Брюсселе спасли Соглашение об ассоциации (СА). Год назад, когда в Украине и Европе всерьез заговорили о голландском референдуме, мало у кого были опасения, что результаты этого консультативного опроса граждан Нидерландов будут иметь весомые последствия для отношений между Украиной и Евросоюзом.

Даже в апреле, когда большинство из принявшей участие в голосовании голландцев высказались против ратификации соглашения с нашей страной, ситуация не выглядела катастрофической.

Однако с тех пор правый популизм и антиимигрантские настроения в Европе только набирали популярность. В июне британцы проголосовали за выход из ЕС. В начале осени опросы показали, что евроскептики в Нидерландах стремительно движутся к успеху на выборах уже в марте 2017-го.

Тогда действующий премьер Марк Рютте решил, что его политическая карьера важнее забот украинцев, и прямо объявил Петру Порошенко, что намерен отказаться от ратификации СА и даже отозвать свою подпись под документом, чтобы заручиться согласием евроскептиков на его лидерство в будущей правящей коалиции.

В конце октября перед Киевом в полный рост встала угроза отмены или, как минимум, пересмотра базового договора с ЕС. Конечно, отказ одних Нидерландов от СА не мог формально похоронить все соглашение, уже ратифицированное остальными 27 странами-членами Евросоюза. Но в любом случае возникла бы коллизия, которая вряд ли позволила обеим сторонам нормально двигаться в реализации соглашения.

Огромными усилиями украинской дипломатии и лично президента Порошенко, подключившего к давлению на Гаагу всех, кого возможно: от Ангелы Меркель до американцев – позволили избежать худшего. После многих недель эмоциональных переговоров и консультаций удалось убедить Рютте пойти на внесение СА на ратификацию в обе палаты парламента Нидерландов. Но взамен Киеву пришлось пойти на очень болезненные и унизительные уступки.

15 декабря главы государств и правительств стран-членов ЕС приняли специальное решение, которое примет обязательный юридический характер после ратификации голландцами соглашения с Украиной. Решение констатирует, что реализация СА не дает Киеву доступа к дополнительной финансовой помощи ЕС, не означает гарантий безопасности со стороны Евросоюза и не дает украинцам права на равных с гражданами Союза жить и работать на его территории. Но самое главное, решение Совета ЕС подчеркивает, что Соглашение об ассоциации «не предоставляет Украине статуса кандидата на вступление в Евросоюз, а также не создает обязательств по предоставлению такого статуса Украине в будущем».

Почему даже в такой ситуации это можно считать успехом с чисто дипломатической точки зрения? Потому что на самом деле Соглашение об ассоциации и так не предусматривало всех этих обязательств ЕС перед Украиной. Но оно приоткрыло для украинских производителей европейский рынок в рамках созданной им зоны свободной торговли. Дальше эту дверь нужно открывать шире, лоббируя в Брюсселе увеличение квот на поставки курятины, солода и другой сельскохозяйственной продукции. Потерять эти возможности из-за оппозиции Голландии было бы большой ошибкой. Так что ценой унизительных дополнений, необходимых Рютте для успокоения евроскептиков в Нидерландах, сам договор был спасен.

Но в этом кроется главная идеологическая проблема для власти. Уничижение, содержащееся в голландских поправках (которые, на самом деле, просто акцентировали реальные пределы СА), более всего бьет по евроинтеграционному мифу. Ведь без права на законное трудоустройство в ЕС, без доступа к фондам Союза для выравнивания уровня жизни с ним и решения инфраструктурных проблем (такой доступ имели все страны Восточной Европы в 1990-е – начале 2000-х), без перспективы членства хотя бы в отдаленном будущем, наконец, зачем рядовым украинцам это Соглашение? Ну не о расширении же экспорта украинского хмеля в ЕС печется большинство наших граждан.

Решение Совета ЕС со всей жесткостью обозначила иллюзорность надежд, с которыми украинцы выходили на Майдан протестовать против отказа Виктора Януковича от ассоциации. Тогда, перед саммитом в Вильнюсе, ЕС обещал Украине два миллиарда евро помощи на реализацию требующего больших затрат Соглашения. Сегодня Совет Союза утвердил решение о том, что выполнять договор с ЕС наша страна должна за свой счет. На практике определенные суммы на адаптацию законодательства к европейским стандартам западные страны выделяли и будут выделять. Но они еще раз подчеркнули, что не обязаны это делать. Мол, сами так бились за эту ассоциацию, сами на нее и тратьтесь. Такая понятная логика европейцев еще больше подрывает веру украинцев в верность такого курса. СА действительно не предусматривала перспективы членства. Но решение Совета ЕС лишний раз подчеркивает, что некоторые члены блока именно, что не хотят видеть Украину в своих рядах. Они формально требуют записать отсутствие обязательств предоставить даже статус кандидата. Ранее в ЕС довольствовались тем, что об этом вопросе просто умалчивали. Прежде боялись лишить украинцев надежд. Сегодня уже не боятся. Причем, по сведениям из дипломатических кругов, это позиция не только Нидерландов, но и Франции с Германией.

Конечно, можно утверждать, что в теории ничто не мешает Украине в будущем подписать другое соглашение с четкой перспективой членства, но сегодня к этому не готовы ни наша страна, ни Европейский союз.

Все это правда, только как это объяснить тем, кто три года назад поверил в необходимость взять «зонты и термосы» и выйти на Майдан ради большой мечты. Если все это было только ради свержения Януковича и разрыва с Москвой (со всеми вытекающими последствиями), то это совершенно другой разговор, другая стратегия. И власти придется говорить о ней откровенно.

Дипломаты спасли Соглашение об ассоциации. Но на большой мечте о вхождении в клуб успешных, богатых и стабильных государств Европы в обозримой перспективе поставлен крест. А это само по себе вынуждает приступить к дискуссии, какое государство мы строим, какую внешнюю политику ей проводить, и вокруг какого стержня модернизировать.

Перспектива членства в ЕС таким стержнем более быть не может.

Страна

Саміт напівперемоги: що отримає та що втратить Україна на зустрічі в БрюсселіСаммит полупобеды: что получит и что потеряет Украина на встрече в Брюсселе

Сергій Сидоренко

Уже в пятницу, на итоговых недельных ток-шоу, руководители украинской дипломатии будут убеждать зрителей в успешности саммита Украина-ЕС. Правда, только 3-4 недели назад на закрытых встречах звучала противоположная позиция.

«Сергей, объясни, зачем нам этот саммит? Что мы сможем продемонстрировать в качестве его достижений? Так нужна ли встреча ради самой встречи?» – объяснял автору этих строк один из дипломатов, ответственных за подготовку саммита.

Более того, источники ЕП утверждают, что в начале ноября Украина даже шантажировала Брюссель отменой саммита в случае, если там не решат вопрос безвиза.

Правда, в конце концов Киев отказался от шантажа. А в итоге к 24 ноября стороны подошли с полурешениями.

– Безвиз так и не появился, хотя политическое решение о нем наконец одобрено.

– В ЕС нашли возможность дать Украине деньги «под саммит», хотя основную ожидаемую сумму Киев потеряет. По собственной вине.

– На саммите все же подпишут документы, хотя один из обещанных договоров – о сотрудничестве с Европолом – сорвался накануне встречи.

Но несмотря на все это, саммит Украина-ЕС нельзя называть провальным. Скорее, стоит говорить о завышенных ожиданиях от него.
О том, каких достижений стоит ожидать от встречи «в верхах» и какие возможности мы потеряли – в материале «Европейской правды».

Многострадальный саммит

Нынешняя встреча лидеров Украины и ЕС может войти в историю как самая проблемная за 20 лет наших отношений с Брюсселем.
Даже во времена Януковича саммит не переносили столько раз подряд. Да еще и с публичным анонсированием даты встречи… Сначала ее назначили на 19 мая; впоследствии – на сентябрь (без объявления даты); а уже к середине лета Киев и Брюссель договорились, что сентябрьскую дату называть не будут, потому что стоит отложить опять, на месяц-второй…

Но есть важная деталь.

Если при Януковиче от саммитов отказывался Евросоюз, а в 2012 году встреча вообще была отменена, то сейчас ее откладывали по настоянию Киева.

У Порошенко действительно верили, что к каждой следующей дате смогут решить вопрос безвиза, и президент вернется из Брюсселя в роли победителя.

Но реальность была неумолимой. Весной планы сломал нидерландский референдум. Летом и осенью – последствия Brexit и решение лидеров ЕС о новом «механизме приостановки». К этому прибавились сомнения ряда стран ЕС в том, действительно ли Украина борется с коррупцией.

Перенос саммита на следующий год стал бы демаршем со стороны Киева, ведь проведение ежегодной встречи на высшем уровне является требованием Соглашения об ассоциации. Но несмотря на это, в Киеве всерьез рассматривали возможность отмены саммита. Даже его новую дату, 24 ноября, Брюссель объявил самостоятельно, в то время как в Киеве настаивали, что это лишь «один из вариантов».

Информация о мягком шантаже со стороны Киева – не шутка. Европейские чиновники в начале ноября с удивлением признавались, что получают от администрации президента именно такие сигналы: саммит состоится лишь в том случае, если Брюссель обеспечит одобрение безвизового режима до 24 ноября.

«Новая власть – старые привычки. Они словно не понимают, что требуют невозможного», – поделился с ЕП один из собеседников в ЕС, ответственный за украинское направление.

Так что там с безвизом?

Обещания Порошенко о том, что безвизовый режим «будет одобрен до (подставьте любую дату)», за последние годы стали традиционным поводом для шуток. В том числе – его последние заявления в октябре, когда он сначала пообещал безвизовые поездки еще до саммита, а впоследствии (немного напутав с терминологией) уточнил, что речь идет о решении, которое будет принято до саммита.

Хотя эксперты еще тогда поясняли: обещания Порошенко априори не могут быть выполнены.

Теперь в администрации президента активно распространяют мысль о том, что Порошенко ввели в заблуждение европейские лидеры, которые в октябре пообещали ему безвиз, но не сдержали слова.

ЕП может с уверенностью заявить: в АП говорят неправду.

Автор этих строк еще в октябре, через несколько дней после резонансных заявлений Порошенко, общался с представителями институтов ЕС и получил от них заверения: таких обещаний президенту Украины не давали. Самое распространенное предположение, звучавшее от собеседников – украинский лидер не разобрался в системе принятия решений в ЕС и «додумал» то, что хотел услышать.

Именно поэтому дальнейшие требования со стороны Украины здесь воспринимали по меньшей мере с удивлением.

И все же выход из кризиса был найден (хотя у нас есть основания утверждать, что шантаж АП не помог на этом пути). Как известно, страны-члены ЕС одобрили решение о том, что безвиз для Украины и Грузии заработает одновременно с «механизмом приостановления».

И, что интересно, ни одна страна не проголосовала против этого решения, хотя поговаривают, что некоторые воздержались.

В четверг в Брюсселе не будет определена дата начала безвиза. Источники в руководстве ЕК и Европейского внешнеполитического ведомства, с которыми «Европейская правда» общалась в среду, также отказываются от прогнозов относительно даты, хотя и уверяют, что речь идет о «ближайшем времени». (Подробнее – в публикации «Когда безвиз станет реальным: все о решении Совета ЕС и его последствиях»)

Ключевая проблема – в том, что Совет ЕС и Европарламент не могут поделить полномочия, каждый из этих органов хочет иметь больший вес в утвержденном механизме приостановления безвиза. И Украина не способна повлиять на этот процесс. «Вы, а также Грузия, стали заложниками этого внутриевропейского спора. К сожалению, остается только ждать», – поделился с ЕП европейский чиновник.

600 млн евро, которых не получит Украина

Было бы неправильно сводить результаты саммита лишь к вопросам безвизового режима: это вопрос важный, но точно не ключевой.

Еще весной в Киеве и в Брюсселе уверяли, что среди ключевых причин переноса саммита – то, что Украина не успевает выполнить условия для получения макрофинансовой помощи на сумму 600 млн евро. Мол, если подождать до сентября, Украина точно получит эти деньги, и это станет достойным итогом саммита.

Прошел не только сентябрь, но и ноябрь, а денег до сих пор нет.

И это – не меньшая, а может даже и большая проблема саммита, чем неполученный безвиз. Ведь в этом вопросе Киев имел все рычаги, но просто сорвал выполнение условий получения транша.

Макрофинансовая помощь – это долгосрочный кредит, который Украина получает от европейских финансовых институтов при посредничестве Еврокомиссии. Его процентные ставки и сроки погашения намного выгоднее кредита МВФ, а потому эти деньги для Украины – очень желательны. Но чтобы получить их, Киев должен был выполнить ряд условий. И справился, к сожалению, не со всеми.

Ключевая проблема, которая тянется еще с 2015 года – запрет на экспорт леса-кругляка, введенный вопреки Соглашению об ассоциации.

Украина уже давно обещает ЕС, что соответствующий закон будет изменен, чтобы поставить европейских и украинских производителей в равные условия; правительство не раз признавало, что запрет не стал эффективным, поскольку незаконная вырубка леса как была, так и остается проблемой; специально созданная правительственная группа обсудила, наверное, с десяток различных вариантов решения конфликта.

Но воз и ныне там.

«ЕС надеется, что законопроект об экспорте древесины будет подан в Раду, и, насколько мне известно, в Киеве продолжается активная дискуссия. Но это все, что мы сейчас имеем», – прокомментировал самый проблемный торговый вопрос в отношениях Киева и Брюсселя высокопоставленный чиновник ЕС в разговоре «не под запись».

Проблема леса – одна из двух, мешающих получить транш ЕС.

Второй вопрос, который стал публичным лишь недавно – социальное обеспечение переселенцев, а именно – приостановка выплаты пенсий.

«Речь идет о доступе внутренне перемещенных лиц к социальным выгодам, в том числе о праве на пенсии. Да, есть проблема в том, что некоторые люди на самом деле не являются переселенцами, но претендуют на пенсии. Но это не повод вообще останавливать выплаты тем, у кого есть на них право… Это вопрос политического веса. Если Украина хочет интегрировать Донбасс, без социальных выплат не обойтись», – пояснил собеседник позицию ЕС.

Это – не полный перечень замечаний Брюсселя к Киеву (к примеру, сейчас идет дискуссия также по поводу ветированных президентом экологических законов). Но для получения транша в 600 млн евро достаточно выполнить только эти два пункта, уверяют в Брюсселе.

#перемога на 120 миллионов

К счастью, макрофинансовая поддержка является не единственным направлением, по которому ЕС помогает Украине. Поэтому Киев и Брюссель нашли путь, который позволит объявить об успехе саммита. Пусть даже немного искусственный.

Накануне саммита ЕС объявил, что в рамках встречи будут подписаны четыре документа, а два из них позволят выделить Украине почти 120 млн евро – 15 млн на антикоррупцию и 104 млн на реформу госслужбы.

Источники ЕП, правда, уточняют, что договор о 104 млн евро, скорее всего, не будет подписан.

ЕС просто возьмет на себя такое обязательство, а его документально оформят позднее – до саммита просто не успевают завершить все формальности.

Вместе с тем, именно на этой помощи, которая будет направлена на реформу госслужбы, стоит остановиться подробнее.

Ключевая положительная новость: ЕС наконец выделит деньги на повышение зарплат государственным служащим.

Ключевая негативная (по крайней мере, для большинства госслужащих) – денег хватит далеко не всем, а о тотальном повышении сейчас даже речь не идет.

Переговоры о такой помощи идут более года, с переменным успехом. В конце концов, был выбран путь, который соответствует действующему законодательству.

«Эта сумма поступает в бюджет, и дальше Украина использует эти средства для выполнения программы реформы госслужбы, в частности – в вопросе повышения зарплат до достойного уровня», – рассказал ЕП европейский чиновник, осведомленный о деталях программы помощи.

Собеседник ЕП подчеркнул, что по договоренности с Украиной эксперимент с повышение зарплаты начнется с «команд реформаторов в отдельных министерствах».

«Украина создает команды по поддержке реформ в каждом министерстве, и мы будем помогать таким командам. Будут пилотные министерства – в Минфине, Минагро и Мининфраструктуры начнется эксперимент», – рассказал европейский чиновник.

При этом далеко не все средства из упомянутых 104 миллионов пойдут именно на зарплаты. Значительная часть помощи должна быть направлена на тренинги и повышение квалификационного уровня государственных служащих.

Так #зрада или #перемога?

Соглашение о помощи стало не единственным, которое было анонсировано к саммиту, но, скорее всего, не будет подписано фактически.

Украинские дипломаты, которые занимаются вопросами саммита, сообщают о проблемах с подписанием соглашения о сотрудничестве между Украиной и Европолом – документ не успели подготовить, поэтому он будет подписан позже.

Пока не уточняется, что именно стало причиной срыва в подписании этого документа и кто виноват – Еврокомиссия или украинская сторона (а именно МВД, где европейским направлением с недавних пор заведует скандальный заместитель министра Анастасия Деева). Но можем констатировать, что представители официального Брюсселя еще в среду говорили о подписании соглашения на саммите как о свершившемся факте.

С еще одним документом, подготовленным к подписанию – меморандумом о стратегическом сотрудничестве в сфере энергетики – все по плану, его подпишут в среду.

Но несмотря на форс-мажор с документами, а также на сомнительный успех с получением финансовой помощи и неудачу с безвизом, мы бы не спешили говорить о «зраде».

Саммит-2016 не станет «днем успеха» Украины, но не станет и «днем провала». Таким же рабочим и отнюдь не чрезвычайным был и саммит в апреле 2015 года. И, стоит заметить, такими же рабочими являются большинство саммитов ЕС.

В Украине, где решения до сих пор принимает не государственная система, а лидер, привыкли к «сакрализации» саммитов – бытует мнение, что встреча на высшем уровне должна обязательно принести большой успех. В ЕС подход принципиально иной. Поэтому «рабочие саммиты» будут и в дальнейшем.

А сожалеть надо прежде всего об упущенных возможностях. И вот это – настоящая, а не надуманная проблема саммита 2016 года.

Европейская ПравдаСергей Сидоренко

Уже в пятницу, на итоговых недельных ток-шоу, руководители украинской дипломатии будут убеждать зрителей в успешности саммита Украина-ЕС. Правда, только 3-4 недели назад на закрытых встречах звучала противоположная позиция.

«Сергей, объясни, зачем нам этот саммит? Что мы сможем продемонстрировать в качестве его достижений? Так нужна ли встреча ради самой встречи?» – объяснял автору этих строк один из дипломатов, ответственных за подготовку саммита.

Более того, источники ЕП утверждают, что в начале ноября Украина даже шантажировала Брюссель отменой саммита в случае, если там не решат вопрос безвиза.

Правда, в конце концов Киев отказался от шантажа. А в итоге к 24 ноября стороны подошли с полурешениями.

– Безвиз так и не появился, хотя политическое решение о нем наконец одобрено.

– В ЕС нашли возможность дать Украине деньги «под саммит», хотя основную ожидаемую сумму Киев потеряет. По собственной вине.

– На саммите все же подпишут документы, хотя один из обещанных договоров – о сотрудничестве с Европолом – сорвался накануне встречи.

Но несмотря на все это, саммит Украина-ЕС нельзя называть провальным. Скорее, стоит говорить о завышенных ожиданиях от него.
О том, каких достижений стоит ожидать от встречи «в верхах» и какие возможности мы потеряли – в материале «Европейской правды».

Многострадальный саммит

Нынешняя встреча лидеров Украины и ЕС может войти в историю как самая проблемная за 20 лет наших отношений с Брюсселем.
Даже во времена Януковича саммит не переносили столько раз подряд. Да еще и с публичным анонсированием даты встречи… Сначала ее назначили на 19 мая; впоследствии – на сентябрь (без объявления даты); а уже к середине лета Киев и Брюссель договорились, что сентябрьскую дату называть не будут, потому что стоит отложить опять, на месяц-второй…

Но есть важная деталь.

Если при Януковиче от саммитов отказывался Евросоюз, а в 2012 году встреча вообще была отменена, то сейчас ее откладывали по настоянию Киева.

У Порошенко действительно верили, что к каждой следующей дате смогут решить вопрос безвиза, и президент вернется из Брюсселя в роли победителя.

Но реальность была неумолимой. Весной планы сломал нидерландский референдум. Летом и осенью – последствия Brexit и решение лидеров ЕС о новом «механизме приостановки». К этому прибавились сомнения ряда стран ЕС в том, действительно ли Украина борется с коррупцией.

Перенос саммита на следующий год стал бы демаршем со стороны Киева, ведь проведение ежегодной встречи на высшем уровне является требованием Соглашения об ассоциации. Но несмотря на это, в Киеве всерьез рассматривали возможность отмены саммита. Даже его новую дату, 24 ноября, Брюссель объявил самостоятельно, в то время как в Киеве настаивали, что это лишь «один из вариантов».

Информация о мягком шантаже со стороны Киева – не шутка. Европейские чиновники в начале ноября с удивлением признавались, что получают от администрации президента именно такие сигналы: саммит состоится лишь в том случае, если Брюссель обеспечит одобрение безвизового режима до 24 ноября.

«Новая власть – старые привычки. Они словно не понимают, что требуют невозможного», – поделился с ЕП один из собеседников в ЕС, ответственный за украинское направление.

Так что там с безвизом?

Обещания Порошенко о том, что безвизовый режим «будет одобрен до (подставьте любую дату)», за последние годы стали традиционным поводом для шуток. В том числе – его последние заявления в октябре, когда он сначала пообещал безвизовые поездки еще до саммита, а впоследствии (немного напутав с терминологией) уточнил, что речь идет о решении, которое будет принято до саммита.

Хотя эксперты еще тогда поясняли: обещания Порошенко априори не могут быть выполнены.

Теперь в администрации президента активно распространяют мысль о том, что Порошенко ввели в заблуждение европейские лидеры, которые в октябре пообещали ему безвиз, но не сдержали слова.

ЕП может с уверенностью заявить: в АП говорят неправду.

Автор этих строк еще в октябре, через несколько дней после резонансных заявлений Порошенко, общался с представителями институтов ЕС и получил от них заверения: таких обещаний президенту Украины не давали. Самое распространенное предположение, звучавшее от собеседников – украинский лидер не разобрался в системе принятия решений в ЕС и «додумал» то, что хотел услышать.

Именно поэтому дальнейшие требования со стороны Украины здесь воспринимали по меньшей мере с удивлением.

И все же выход из кризиса был найден (хотя у нас есть основания утверждать, что шантаж АП не помог на этом пути). Как известно, страны-члены ЕС одобрили решение о том, что безвиз для Украины и Грузии заработает одновременно с «механизмом приостановления».

И, что интересно, ни одна страна не проголосовала против этого решения, хотя поговаривают, что некоторые воздержались.

В четверг в Брюсселе не будет определена дата начала безвиза. Источники в руководстве ЕК и Европейского внешнеполитического ведомства, с которыми «Европейская правда» общалась в среду, также отказываются от прогнозов относительно даты, хотя и уверяют, что речь идет о «ближайшем времени». (Подробнее – в публикации «Когда безвиз станет реальным: все о решении Совета ЕС и его последствиях»)

Ключевая проблема – в том, что Совет ЕС и Европарламент не могут поделить полномочия, каждый из этих органов хочет иметь больший вес в утвержденном механизме приостановления безвиза. И Украина не способна повлиять на этот процесс. «Вы, а также Грузия, стали заложниками этого внутриевропейского спора. К сожалению, остается только ждать», – поделился с ЕП европейский чиновник.

600 млн евро, которых не получит Украина

Было бы неправильно сводить результаты саммита лишь к вопросам безвизового режима: это вопрос важный, но точно не ключевой.

Еще весной в Киеве и в Брюсселе уверяли, что среди ключевых причин переноса саммита – то, что Украина не успевает выполнить условия для получения макрофинансовой помощи на сумму 600 млн евро. Мол, если подождать до сентября, Украина точно получит эти деньги, и это станет достойным итогом саммита.

Прошел не только сентябрь, но и ноябрь, а денег до сих пор нет.

И это – не меньшая, а может даже и большая проблема саммита, чем неполученный безвиз. Ведь в этом вопросе Киев имел все рычаги, но просто сорвал выполнение условий получения транша.

Макрофинансовая помощь – это долгосрочный кредит, который Украина получает от европейских финансовых институтов при посредничестве Еврокомиссии. Его процентные ставки и сроки погашения намного выгоднее кредита МВФ, а потому эти деньги для Украины – очень желательны. Но чтобы получить их, Киев должен был выполнить ряд условий. И справился, к сожалению, не со всеми.

Ключевая проблема, которая тянется еще с 2015 года – запрет на экспорт леса-кругляка, введенный вопреки Соглашению об ассоциации.

Украина уже давно обещает ЕС, что соответствующий закон будет изменен, чтобы поставить европейских и украинских производителей в равные условия; правительство не раз признавало, что запрет не стал эффективным, поскольку незаконная вырубка леса как была, так и остается проблемой; специально созданная правительственная группа обсудила, наверное, с десяток различных вариантов решения конфликта.

Но воз и ныне там.

«ЕС надеется, что законопроект об экспорте древесины будет подан в Раду, и, насколько мне известно, в Киеве продолжается активная дискуссия. Но это все, что мы сейчас имеем», – прокомментировал самый проблемный торговый вопрос в отношениях Киева и Брюсселя высокопоставленный чиновник ЕС в разговоре «не под запись».

Проблема леса – одна из двух, мешающих получить транш ЕС.

Второй вопрос, который стал публичным лишь недавно – социальное обеспечение переселенцев, а именно – приостановка выплаты пенсий.

«Речь идет о доступе внутренне перемещенных лиц к социальным выгодам, в том числе о праве на пенсии. Да, есть проблема в том, что некоторые люди на самом деле не являются переселенцами, но претендуют на пенсии. Но это не повод вообще останавливать выплаты тем, у кого есть на них право… Это вопрос политического веса. Если Украина хочет интегрировать Донбасс, без социальных выплат не обойтись», – пояснил собеседник позицию ЕС.

Это – не полный перечень замечаний Брюсселя к Киеву (к примеру, сейчас идет дискуссия также по поводу ветированных президентом экологических законов). Но для получения транша в 600 млн евро достаточно выполнить только эти два пункта, уверяют в Брюсселе.

#перемога на 120 миллионов

К счастью, макрофинансовая поддержка является не единственным направлением, по которому ЕС помогает Украине. Поэтому Киев и Брюссель нашли путь, который позволит объявить об успехе саммита. Пусть даже немного искусственный.

Накануне саммита ЕС объявил, что в рамках встречи будут подписаны четыре документа, а два из них позволят выделить Украине почти 120 млн евро – 15 млн на антикоррупцию и 104 млн на реформу госслужбы.

Источники ЕП, правда, уточняют, что договор о 104 млн евро, скорее всего, не будет подписан.

ЕС просто возьмет на себя такое обязательство, а его документально оформят позднее – до саммита просто не успевают завершить все формальности.

Вместе с тем, именно на этой помощи, которая будет направлена на реформу госслужбы, стоит остановиться подробнее.

Ключевая положительная новость: ЕС наконец выделит деньги на повышение зарплат государственным служащим.

Ключевая негативная (по крайней мере, для большинства госслужащих) – денег хватит далеко не всем, а о тотальном повышении сейчас даже речь не идет.

Переговоры о такой помощи идут более года, с переменным успехом. В конце концов, был выбран путь, который соответствует действующему законодательству.

«Эта сумма поступает в бюджет, и дальше Украина использует эти средства для выполнения программы реформы госслужбы, в частности – в вопросе повышения зарплат до достойного уровня», – рассказал ЕП европейский чиновник, осведомленный о деталях программы помощи.

Собеседник ЕП подчеркнул, что по договоренности с Украиной эксперимент с повышение зарплаты начнется с «команд реформаторов в отдельных министерствах».

«Украина создает команды по поддержке реформ в каждом министерстве, и мы будем помогать таким командам. Будут пилотные министерства – в Минфине, Минагро и Мининфраструктуры начнется эксперимент», – рассказал европейский чиновник.

При этом далеко не все средства из упомянутых 104 миллионов пойдут именно на зарплаты. Значительная часть помощи должна быть направлена на тренинги и повышение квалификационного уровня государственных служащих.

Так #зрада или #перемога?

Соглашение о помощи стало не единственным, которое было анонсировано к саммиту, но, скорее всего, не будет подписано фактически.

Украинские дипломаты, которые занимаются вопросами саммита, сообщают о проблемах с подписанием соглашения о сотрудничестве между Украиной и Европолом – документ не успели подготовить, поэтому он будет подписан позже.

Пока не уточняется, что именно стало причиной срыва в подписании этого документа и кто виноват – Еврокомиссия или украинская сторона (а именно МВД, где европейским направлением с недавних пор заведует скандальный заместитель министра Анастасия Деева). Но можем констатировать, что представители официального Брюсселя еще в среду говорили о подписании соглашения на саммите как о свершившемся факте.

С еще одним документом, подготовленным к подписанию – меморандумом о стратегическом сотрудничестве в сфере энергетики – все по плану, его подпишут в среду.

Но несмотря на форс-мажор с документами, а также на сомнительный успех с получением финансовой помощи и неудачу с безвизом, мы бы не спешили говорить о «зраде».

Саммит-2016 не станет «днем успеха» Украины, но не станет и «днем провала». Таким же рабочим и отнюдь не чрезвычайным был и саммит в апреле 2015 года. И, стоит заметить, такими же рабочими являются большинство саммитов ЕС.

В Украине, где решения до сих пор принимает не государственная система, а лидер, привыкли к «сакрализации» саммитов – бытует мнение, что встреча на высшем уровне должна обязательно принести большой успех. В ЕС подход принципиально иной. Поэтому «рабочие саммиты» будут и в дальнейшем.

А сожалеть надо прежде всего об упущенных возможностях. И вот это – настоящая, а не надуманная проблема саммита 2016 года.

Европейская Правда

Почему на саммите Украина-ЕС Киев пока не получит безвизовый режимПочему на саммите Украина-ЕС Киев пока не получит безвизовый режим

Виктория Власенко

Повесткой дня саммита Украина-ЕС, который пройдет в Брюсселе в четверг, 24 ноября, не предусмотрено официальное заявление сторон о завершении процесса визовой либерализации. Вместо этого в пресс-релизе, опубликованном на сайте Еврокомиссии, говорится о том, что саммит лишь «станет поводом приветствовать недавние шаги по введению безвизового режима для граждан Украины».

Однако в Европарламенте (ЕП) советуют не воспринимать это как знак недоверия Киеву со стороны Еврокомиссии, объясняя задержки с введением безвизового режима критической ситуации в сфере безопасности, которая сложилась в странах ЕС из-за наплыва мигрантов.

В нескольких шагах от цели

17 ноября Совет ЕС на уровне постоянных представителей стран-членов Евросоюза согласовал мандат для переговоров в формате Совет ЕС-Европарламент-Еврокомиссия по визовой либерализации с Украиной. Теперь представители трех организаций во время неформальных встреч должны достичь договоренности по этому вопросу. Как утверждают источники DW в Европарламенте, поскольку все стороны уже имеют общую позицию, то для решения всех проблем достаточно будет и одной встречи.

После этого вопрос будет вынесен на голосование профильного комитета Европарламента, затем — на рассмотрение его сессии. Текст соглашения по безвизовому режиму для граждан Украины должен быть одобрен и на уровне Совета ЕС. Докладчик ЕП по вопросу визовой либерализации с Украиной Мария Габриэль в комментарии DW выразила надежду, что трехсторонние переговоры «будут быстро завершены заключением договоренности», и Европарламент проголосует за нее «до конца этого года».

Однако главная проблема, которая и испортила Киеву атмосферу саммита в Брюсселе, состоит в том, что согласно решению Совета ЕС визовая либерализация с Украиной должна произойти только синхронно с введением в действие нового механизма безопасности ЕС. Он, в частности, предусматривает возможность приостановки безвизового режима между Евросоюзом и третьими странами.

Как пояснила DW евродепут от Эстонии Кая Каллас, сроки введения безвизового режима с Украиной зависят сейчас лишь от темпов работы над механизмом безопасности, которая, по ее выражению, продвигается успешно.

Это не игра против Украины

Никаких других скрытых подводных камней на пути визовой либерализации с Украиной не видит и польский евродепутат Михал Бони. Он отмечает, что механизм приостановления действия безвизового режима «не был искусственно создан для того, чтобы умышленно затянуть принятие решения относительно Украины».

По его словам, этот механизм — ответ ЕС на последние миграционные риски, которые «вызвали дополнительное давление на страны-члены». Бони напомнил, что согласования этого механизма ждет и Тбилиси, чьи переговоры с ЕС по отмене виз также находятся на финишной прямой.

Польский евродепутат заверил DW: как только в ЕС договорятся о всех деталях механизма безопасности, Украина сразу же получит безвизовый режим. По прогнозам Бони, Европарламент может проголосовать за это «в начале следующего года, возможно, даже в январе».

Ожидается, что новый механизм безопасности позволит Евросоюзу в одностороннем порядке отменять безвизовый режим со страной в случае, если миграция из нее в течение определенного времени будет неприемлемо высокой. Однако, по мнению Бони, в ЕС не должны бояться массовой миграции из Украины: «Сегодня мотивация и единство украинцев в ​​имплементации реформ не вызывают ничего, кроме уважения».

Deutsche WelleВиктория Власенко

Повесткой дня саммита Украина-ЕС, который пройдет в Брюсселе в четверг, 24 ноября, не предусмотрено официальное заявление сторон о завершении процесса визовой либерализации. Вместо этого в пресс-релизе, опубликованном на сайте Еврокомиссии, говорится о том, что саммит лишь «станет поводом приветствовать недавние шаги по введению безвизового режима для граждан Украины».

Однако в Европарламенте (ЕП) советуют не воспринимать это как знак недоверия Киеву со стороны Еврокомиссии, объясняя задержки с введением безвизового режима критической ситуации в сфере безопасности, которая сложилась в странах ЕС из-за наплыва мигрантов.

В нескольких шагах от цели

17 ноября Совет ЕС на уровне постоянных представителей стран-членов Евросоюза согласовал мандат для переговоров в формате Совет ЕС-Европарламент-Еврокомиссия по визовой либерализации с Украиной. Теперь представители трех организаций во время неформальных встреч должны достичь договоренности по этому вопросу. Как утверждают источники DW в Европарламенте, поскольку все стороны уже имеют общую позицию, то для решения всех проблем достаточно будет и одной встречи.

После этого вопрос будет вынесен на голосование профильного комитета Европарламента, затем — на рассмотрение его сессии. Текст соглашения по безвизовому режиму для граждан Украины должен быть одобрен и на уровне Совета ЕС. Докладчик ЕП по вопросу визовой либерализации с Украиной Мария Габриэль в комментарии DW выразила надежду, что трехсторонние переговоры «будут быстро завершены заключением договоренности», и Европарламент проголосует за нее «до конца этого года».

Однако главная проблема, которая и испортила Киеву атмосферу саммита в Брюсселе, состоит в том, что согласно решению Совета ЕС визовая либерализация с Украиной должна произойти только синхронно с введением в действие нового механизма безопасности ЕС. Он, в частности, предусматривает возможность приостановки безвизового режима между Евросоюзом и третьими странами.

Как пояснила DW евродепут от Эстонии Кая Каллас, сроки введения безвизового режима с Украиной зависят сейчас лишь от темпов работы над механизмом безопасности, которая, по ее выражению, продвигается успешно.

Это не игра против Украины

Никаких других скрытых подводных камней на пути визовой либерализации с Украиной не видит и польский евродепутат Михал Бони. Он отмечает, что механизм приостановления действия безвизового режима «не был искусственно создан для того, чтобы умышленно затянуть принятие решения относительно Украины».

По его словам, этот механизм — ответ ЕС на последние миграционные риски, которые «вызвали дополнительное давление на страны-члены». Бони напомнил, что согласования этого механизма ждет и Тбилиси, чьи переговоры с ЕС по отмене виз также находятся на финишной прямой.

Польский евродепутат заверил DW: как только в ЕС договорятся о всех деталях механизма безопасности, Украина сразу же получит безвизовый режим. По прогнозам Бони, Европарламент может проголосовать за это «в начале следующего года, возможно, даже в январе».

Ожидается, что новый механизм безопасности позволит Евросоюзу в одностороннем порядке отменять безвизовый режим со страной в случае, если миграция из нее в течение определенного времени будет неприемлемо высокой. Однако, по мнению Бони, в ЕС не должны бояться массовой миграции из Украины: «Сегодня мотивация и единство украинцев в ​​имплементации реформ не вызывают ничего, кроме уважения».

Deutsche Welle

Торг за Европу. Как Нидерланды пытаются «продать» избирателям ассоциацию Украины с ЕСТорг за Европу. Как Нидерланды пытаются «продать» избирателям ассоциацию Украины с ЕС

Анастасия Пасютина

До недавнего времени перспективы ассоциации Украины с ЕС были не очень радужными. 27 стран уже ратифицировали Соглашение, но процесс тормозят Нидерланды. 1 ноября голландский премьер-министр Марк Рютте должен был объявить парламентариям, что не может ратифицировать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС – в соответствии с результатом референдума, который прошел в Голландии в апреле этого года. На нем против ассоциации Украина-ЕС проголосовал 61% участников, за – лишь 38%.

Но вместо того, чтобы огласить вердикт на основе результатов референдума, Рютте заявил, что Нидерланды не прекращают ратификацию Соглашения об ассоциации Украины с ЕС и продлил консультации по этому поводу до середины декабря.

Голландский премьер-министр идет на своеобразный шантаж в переговорах с Брюсселем. Мол, Нидерланды ратифицируют Соглашение лишь с некоторыми оговорками, которые могут поставить крест на евроинтеграции Украины.

«Страна» разбиралась, какую игру затеял премьер Нидерландов и чем это обернется для нашей страны.

Время торга

В обмен на ратификацию соглашения об ассоциации Украины с ЕС Рютте хочет добиться гарантий, что Нидерландам не придется в дальнейшем поддерживать Украину финансово, и что украинские «заробитчане» не смогут свободно передвигаться по его стране.

Но главное, что требует Рютте – чтобы после ассоциации Украина не претендовала на членство в ЕС. Якобы лишь после того, как голландский премьер получит такие гарантии, он передаст текст Соглашения на рассмотрение в парламент. А сейчас, на словах поддерживая ассоциацию Украина-ЕС, голландский премьер просто пытается выиграть время.

Между правительствами и парламентами Голландии и Украины уже начались соответствующие консультации, сообщила Анна Гопко, глава комитета Верховной Рады по иностранным делам. После переговоров в Соглашении об ассоциации Украины с ЕС и правда может появиться условие, что Украина не претендует на членство в ЕС, а украинцы не претендуют на доступ к европейскому трудовому рынку, а также на финансовую и военную помощь.

«Голландия – традиционно одна из самых евроскептичных стран. Не забывайте, что в 2005 нидерландцы провели референдум и заблокировали принятие Конституции ЕС и превращение ЕС в конституционноподобное квазигосударство. Нидерланды не хотят расширения Европейского союза. И правительство Нидерландов должно учитывать мнение участников референдума по Украине, хоть он и консультативный, – объясняет политический эксперт Вадим Карасев. – Но с другой стороны, Брюссель давит на Голландию, потому что та срывает весь процесс по евроассоциации с Украиной. Поэтому им надо как-то «продать» согласие Голландии на ассоциацию с Украиной голландским избирателям. Вот в обмен на это и хотят показать, что никакого расширения ЕС за счет Украины не будет и закрепить это в договоре об ассоциации».

Но внесение подобных уточнений в договор противоречит официальной позиции Украины. Глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что Киев не собирается обсуждать изменения в Соглашение об ассоциации с ЕС. Позицию Киева по данному вопросу также заняли и остальные страны Евросоюза.

Большинство стран ЕС уже ратифицировало Соглашение. А если в него внесут правки, весь процесс ратификации придется начинать сначала, и он затянется на неопределенное время. Это – настоящий прецедент в европейской практике, и у Европы нет отработанного механизма, как выходить из этой ситуации.

И нашим, и вашим

По словам Григория Перепелицы, директора Института внешней политики Дипломатической академии при МИД Украины, правительство Нидерландов само себя загнало в тупик. Даже не только себя, но и весь Евросоюз.

«Правительство Нидерландов не может одобрить ратификацию, это не в его интересах – в следующем году парламентские выборы, и все партии должны считаться с решением всенародного референдума, потому что это может стоить им власти. Но они пытаются «вырулить» из этой ситуации, обойти негативные результаты референдума – одним жестом изменить текст Соглашения и удовлетворить общественное мнение нидерландцев, – объясняет эксперт. – Но голландское правительство выбрало для выхода из кризиса с референдумом ложный путь. Он подрывает не только интересы Украины, но и основы существования Евросоюза».

По мнению Перепелицы, лишать Украину перспективы вступления в ЕС – значит подрывать сам текст Лиссабонского договора, фундаментальной основы ЕС, который является «организацией, открытой для присоединения». «Тогда получается, что Украина – какой-то изгнанник. Для всех стран двери в ЕС открыты, а для Украины – закрыты? Это нонсенс! На каком основании? Тогда эта сделка кабальная – если ее переписывают, как кому вздумается», – негодует Перепелица.

Вообще, непонятно, как голландский премьер видит себе возможность прописать в Соглашении ограничение на передвижения украинских «заробитчан» и отказ от финансовой помощи Украине – ведь это противоречит т.н. принципу четырех свобод, положенному в основу Европейского союза: свободу движения товаров, свободу движения лиц, свободу движения услуг и свободу движения капитала. «Пусть тогда переписывают уже и Лиссабонский договор, чем поставят крест на самом ЕС!», – комментирует Григорий Перепелица.

К тому же, предложения Марка Рютте звучат крайне странно, учитывая, что в тексте Соглашения про ассоциацию и так не идет речи о перспективе членства Украины в ЕС. Но вот если в договоре пропишут, что двери для Украины туда в принципе закрыты, Украине теряется смысл вообще двигаться в направлении Европы в дальнейшем развитии.

«Это значило бы признаться в том, что европейская идея для Украины отжила свое, и что Революция 2013-2014 годов была напрасна. Люди же стояли не за ассоциацию, а за полноценное членство в ЕС. Как из этой ситуации будут выходить украинские и голландские политики вместе с европейскими чиновниками –пока не ясно», – отмечает Вадим Карасев. Но ясно, что процесс ратификации Соглашения об ассоциации с Украиной затягивается.

Так будет ли ратификация?

По всей видимости, Украина не может пойти на такие уступки и менять текст Соглашения. Да и Брюссель рискует, если решится пересмотреть документ, потому что тем самым еще больше усугубит наметившийся после Brexit кризис внутри объединения. В этой ситуации Нидерландам не остается ничего, кроме как тянуть время и продолжать торговаться – по крайней мере, до предстоящих парламентских выборов в следующем году.

«Нидерланды вряд ли ратифицируют Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. ЕС будут искать промежуточное решение, чтобы закрепить эту сделку без ратификации Нидерландами – но вряд ли найдет, потому что это, опять же, противоречит принципам единства ЕС. А Нидерланды будут затягивать процесс до бесконечности. Возможно, они согласятся только после парламентских выборов, когда к власти придут новые политические силы и о референдуме несколько подзабудут», – прогнозирует Перепелица.

Вадим Карасев не исключает, что Нидерланды все же ратифицируют Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. Но уже точно не в этом году, а в следующем, и все-таки добьются нужных им поправок. «Возможны какие-то двусторонние изменения – например, ограничения по свободной торговле Украины с Нидерландами – в рамках ассоциации. И мне кажется, что все-таки можно надеяться на ратификацию», – говорит эксперт.

СтранаАнастасия Пасютина

До недавнего времени перспективы ассоциации Украины с ЕС были не очень радужными. 27 стран уже ратифицировали Соглашение, но процесс тормозят Нидерланды. 1 ноября голландский премьер-министр Марк Рютте должен был объявить парламентариям, что не может ратифицировать Соглашение об ассоциации Украины с ЕС – в соответствии с результатом референдума, который прошел в Голландии в апреле этого года. На нем против ассоциации Украина-ЕС проголосовал 61% участников, за – лишь 38%.

Но вместо того, чтобы огласить вердикт на основе результатов референдума, Рютте заявил, что Нидерланды не прекращают ратификацию Соглашения об ассоциации Украины с ЕС и продлил консультации по этому поводу до середины декабря.

Голландский премьер-министр идет на своеобразный шантаж в переговорах с Брюсселем. Мол, Нидерланды ратифицируют Соглашение лишь с некоторыми оговорками, которые могут поставить крест на евроинтеграции Украины.

«Страна» разбиралась, какую игру затеял премьер Нидерландов и чем это обернется для нашей страны.

Время торга

В обмен на ратификацию соглашения об ассоциации Украины с ЕС Рютте хочет добиться гарантий, что Нидерландам не придется в дальнейшем поддерживать Украину финансово, и что украинские «заробитчане» не смогут свободно передвигаться по его стране.

Но главное, что требует Рютте – чтобы после ассоциации Украина не претендовала на членство в ЕС. Якобы лишь после того, как голландский премьер получит такие гарантии, он передаст текст Соглашения на рассмотрение в парламент. А сейчас, на словах поддерживая ассоциацию Украина-ЕС, голландский премьер просто пытается выиграть время.

Между правительствами и парламентами Голландии и Украины уже начались соответствующие консультации, сообщила Анна Гопко, глава комитета Верховной Рады по иностранным делам. После переговоров в Соглашении об ассоциации Украины с ЕС и правда может появиться условие, что Украина не претендует на членство в ЕС, а украинцы не претендуют на доступ к европейскому трудовому рынку, а также на финансовую и военную помощь.

«Голландия – традиционно одна из самых евроскептичных стран. Не забывайте, что в 2005 нидерландцы провели референдум и заблокировали принятие Конституции ЕС и превращение ЕС в конституционноподобное квазигосударство. Нидерланды не хотят расширения Европейского союза. И правительство Нидерландов должно учитывать мнение участников референдума по Украине, хоть он и консультативный, – объясняет политический эксперт Вадим Карасев. – Но с другой стороны, Брюссель давит на Голландию, потому что та срывает весь процесс по евроассоциации с Украиной. Поэтому им надо как-то «продать» согласие Голландии на ассоциацию с Украиной голландским избирателям. Вот в обмен на это и хотят показать, что никакого расширения ЕС за счет Украины не будет и закрепить это в договоре об ассоциации».

Но внесение подобных уточнений в договор противоречит официальной позиции Украины. Глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что Киев не собирается обсуждать изменения в Соглашение об ассоциации с ЕС. Позицию Киева по данному вопросу также заняли и остальные страны Евросоюза.

Большинство стран ЕС уже ратифицировало Соглашение. А если в него внесут правки, весь процесс ратификации придется начинать сначала, и он затянется на неопределенное время. Это – настоящий прецедент в европейской практике, и у Европы нет отработанного механизма, как выходить из этой ситуации.

И нашим, и вашим

По словам Григория Перепелицы, директора Института внешней политики Дипломатической академии при МИД Украины, правительство Нидерландов само себя загнало в тупик. Даже не только себя, но и весь Евросоюз.

«Правительство Нидерландов не может одобрить ратификацию, это не в его интересах – в следующем году парламентские выборы, и все партии должны считаться с решением всенародного референдума, потому что это может стоить им власти. Но они пытаются «вырулить» из этой ситуации, обойти негативные результаты референдума – одним жестом изменить текст Соглашения и удовлетворить общественное мнение нидерландцев, – объясняет эксперт. – Но голландское правительство выбрало для выхода из кризиса с референдумом ложный путь. Он подрывает не только интересы Украины, но и основы существования Евросоюза».

По мнению Перепелицы, лишать Украину перспективы вступления в ЕС – значит подрывать сам текст Лиссабонского договора, фундаментальной основы ЕС, который является «организацией, открытой для присоединения». «Тогда получается, что Украина – какой-то изгнанник. Для всех стран двери в ЕС открыты, а для Украины – закрыты? Это нонсенс! На каком основании? Тогда эта сделка кабальная – если ее переписывают, как кому вздумается», – негодует Перепелица.

Вообще, непонятно, как голландский премьер видит себе возможность прописать в Соглашении ограничение на передвижения украинских «заробитчан» и отказ от финансовой помощи Украине – ведь это противоречит т.н. принципу четырех свобод, положенному в основу Европейского союза: свободу движения товаров, свободу движения лиц, свободу движения услуг и свободу движения капитала. «Пусть тогда переписывают уже и Лиссабонский договор, чем поставят крест на самом ЕС!», – комментирует Григорий Перепелица.

К тому же, предложения Марка Рютте звучат крайне странно, учитывая, что в тексте Соглашения про ассоциацию и так не идет речи о перспективе членства Украины в ЕС. Но вот если в договоре пропишут, что двери для Украины туда в принципе закрыты, Украине теряется смысл вообще двигаться в направлении Европы в дальнейшем развитии.

«Это значило бы признаться в том, что европейская идея для Украины отжила свое, и что Революция 2013-2014 годов была напрасна. Люди же стояли не за ассоциацию, а за полноценное членство в ЕС. Как из этой ситуации будут выходить украинские и голландские политики вместе с европейскими чиновниками –пока не ясно», – отмечает Вадим Карасев. Но ясно, что процесс ратификации Соглашения об ассоциации с Украиной затягивается.

Так будет ли ратификация?

По всей видимости, Украина не может пойти на такие уступки и менять текст Соглашения. Да и Брюссель рискует, если решится пересмотреть документ, потому что тем самым еще больше усугубит наметившийся после Brexit кризис внутри объединения. В этой ситуации Нидерландам не остается ничего, кроме как тянуть время и продолжать торговаться – по крайней мере, до предстоящих парламентских выборов в следующем году.

«Нидерланды вряд ли ратифицируют Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. ЕС будут искать промежуточное решение, чтобы закрепить эту сделку без ратификации Нидерландами – но вряд ли найдет, потому что это, опять же, противоречит принципам единства ЕС. А Нидерланды будут затягивать процесс до бесконечности. Возможно, они согласятся только после парламентских выборов, когда к власти придут новые политические силы и о референдуме несколько подзабудут», – прогнозирует Перепелица.

Вадим Карасев не исключает, что Нидерланды все же ратифицируют Соглашение об ассоциации Украины с ЕС. Но уже точно не в этом году, а в следующем, и все-таки добьются нужных им поправок. «Возможны какие-то двусторонние изменения – например, ограничения по свободной торговле Украины с Нидерландами – в рамках ассоциации. И мне кажется, что все-таки можно надеяться на ратификацию», – говорит эксперт.

Страна