Я не сторонник досрочных выборов, потому что тогда олигархи будут контролировать весь парламент, — Андрей Садовый о будущем РадыЯ не сторонник досрочных выборов, потому что тогда олигархи будут контролировать весь парламент, — Андрей Садовый о будущем Рады

Александра Горчинская

Правда ли, что весной в Украине пройдут досрочные выборы, какие рейтинги будут иметь экс-регионалы из Оппозиционного блока и объединится ли Самопомич с партией Михеила Саакашвили, рассказывает мэр Львова Андрей Садовый

В мае этого года на свалке в Больших Грибовичах под Львовом произошла трагедия, унесшая жизни трех спасателей – во время тушения пожара произошел сдвиг мусора, который заживо похоронил под собой людей. Поиски ответственного за эту катастрофу превратились в скандал: обвинения в бездействии сыпались и в адрес мэра Львова Андрея Садового, и в адрес местных коммунальщиков, на местных экологов и бизнесменов, которые держат в регионе «мусорную мафию». Этот случай негативно отразился на рейтингах Садового и его партии – депутаты городского совета говорили о том, чтобы внести вопрос о недоверии городскому голове в повестку дня.

После того, как экс-губернатор Одесской области Михеил Саакашвили презентовал свою партию Рух нових сил и в очередной раз заговорил о досрочных парламентских выборах уже следующей весной, в прессе начали писать о том, что Саакашвили может искать себе политических союзников именно в партии Самопомич.

НВ встретилось с Андреем Садовым в Киеве, во время Международного конгресса мэров, и поговорило о том, при каких условиях в Украине могут состояться досрочные выборы, на самом ли деле возможно сотрудничество с Саакашвили и кто же на самом деле виноват в трагедии в Грибовичах.

— Трагедия на свалке во Львове негативно отразилась на рейтингах партии Самопомич и лично на вашем. Что вы сами об этом думаете?

— Люди, которые правят бал, готовы идти на все. Они готовы уничтожать, создавать большую беду, и проблема во Львове – из этого разряда. 1000%, что это был умышленный поджог для того, чтобы сделать невозможным вывоз мусора из города Львова, заблокировать город и, таким образом, нанести для громады очень большой удар и для меня, и для тех друзей, с которыми мы вместе работаем в Украине, делая Самопомич.

Гибридность, о которой мы говорим – она сегодня наблюдается во всем, очень сложная ситуация
Уже полгода мы находимся в мусорной блокаде во Львове, нам и в дальнейшем делают невозможным вывоз мусора по другим полигонам, потому что существующие полигоны не работают. Но у нас есть амбиция построить, возможно, первый в Украине завод глубинной переработки мусора. Здесь нашим партнером является Европейский инвестиционный банк. В Украине около 5% территории находится под разными полигонами, нет ни одного современного завода. Построить новый завод – раз, сделать рекультивацию существующего полигона и построить новый полигон – два. Это наша амбиция. Мы будем это делать.

— Как вы можете оценить сегодняшнюю политическую ситуацию в Украине?

— Это как корабль, который на земной орбите потерял управление. Это и есть сегодняшняя ситуация в стране, когда власть не занимается той страной, занимается собой и своими оппонентами, к сожалению. И сегодня каждый выживает как может. Нет объединительных факторов в нашем государстве. Очень часто есть манипулирование той бедой, которую мы имеем на Востоке, оккупацией. По моему мнению, надо давно бы уже принять закон об оккупации части Луганской и Донецкой областей и всю свою энергию направлять на то, чтобы становиться сильнее. А у нас эта гибридность, о которой мы говорим – она сегодня наблюдается во всем, очень сложная ситуация. За то время, что я в политике, в местном самоуправлении, в такой сложной ситуации я не помню с самого начала независимости.

— Сейчас много говорят о досрочных выборах уже весной. Как вы думаете, они будут?

— Я не сторонник досрочных выборов по сегодняшнему законодательству, потому что это приведет к еще большей беде. Тогда олигархи будут полностью контролировать весь парламент. Я убежден – гражданское общество, все здравомыслящие люди должны сделать все возможное, чтобы был принят новый закон о выборах, который бы дал возможность их проводить по открытым спискам и пропорциональной системе. Это то, что было одним из требований на Майдане.

С точки зрения следующего срока есть два варианта развития событий, при условии, что в стране есть кризис. Или этот кризис переходит в противостояние всех против всех, и это может поставить государство на грань выживания, или – власть идет на выборы и еще раз получает вотум доверия, и тогда нормально работает. Самопомич готова еще раз подтвердить свой вотум доверия перед украинцами.

— Какие могут быть результаты этих выборов? Прогнозируют, что Оппозиционный блок, например, может набрать достаточно большой процент.

— Так власть же и работает для Оппозиционного блока.

— Но официально это – два разных политических лагеря.

— Взять и сегодня прогнозировать результаты выборов – дело неблагодарное, это фактически невозможно. Потому что на утро следующего дня все меняется. Смотрите, что сегодня делается в мире. Эти государства, которые выстроили системы, где власть оторвалась от людей, где небольшое количество богатых с одной стороны и много бедных – с другой, они будут иметь очень страшные испытания. Сейчас надо быть вместе с людьми. Фундаментом для этого может быть только доверие. Без доверия невозможно работать. Сегодняшний уровень недоверия к власти – критический. В таких условиях ни о каких реформах нельзя говорить. Этого просто не случится. Это просто агония, которая продолжается.

— Вы сказали о влиянии олигархов. Уменьшение олигархического влияния, в том числе, и на СМИ, было одним из требований Майдана. Можно ли говорить, что это требование было выполнено?

— Думаю, его не выполнили. Олигархи себя прекрасно чувствуют. Наверное, их капитализация стала меньше, но их влияние меньше не стало.

— Прозвучало мнение, что надо признать части Донбасса оккупированными территориями. Что бы это нам дало?

— Да, надо. Потому что это – правда. Так, как мы признали Крым оккупированной территорией.

Надо давно принять закон об оккупации части Луганской и Донецкой областей
Во-первых, оккупант несет ответственность за жизнь людей на территориях, которые он оккупировал, это юридическая норма. Во-вторых, выиграть в войне мы сможем только при одном условии: если уровень жизни в Украине будет вдвое выше, чем в России, по-другому это невозможно.

Надо говорить правду, делать правдивые вещи. Мы говорим, что у нас АТО. Но АТО – это антитеррористическая операция, она делается 1-2 дня, не может она длиться два года. Мы сегодня живем в такой ситуации, когда ложь называют правдой, а правду называют ложью. Это страшные времена.

— Но есть риск, что если мы официально признаем это АТО войной с Россией, на той стороне скажут: «Ага, это они первые заявили, что с нами воюют, потому что наших военных на Донбассе никогда не было». Что тогда?

— Нас постоянно пытаются куда-то направить, чтобы мы делали какие-то вещи, которые делают нас слабее. Надо делать все четко и правильно – первый, второй, третий шаг. Оккупант напал? Напал. Захватил часть территории? Захватил. Сегодня он там имеет влияние. Украинская власть не имеет влияния. Признали это.

Такая же ситуация, или такие же мысли когда-то были после Второй мировой войны, когда Германией руководил Конрад Аденауэр. Он был три каденции канцлером Германии, его постоянно призывали, чтобы объединил западную и восточную Германию. Он говорил: «Нет, этого не будет. Я выбираю свободу вместо объединения». И уже его преемник Гельмут Коль, когда Союз распался, присоединил восточную Германию. Если бы Аденауэр сделал это в 1950-х годах, то неизвестно, какой была бы ситуация в мире. Поэтому надо делать все правильно, четко и твердо, тогда будет результат.

— Многие говоря, что нам надо стать экономически сильнее, в целом, прежде чем эти территории сами захотели бы к нам вернуться. Но для этого нужно время.

— Ничего хорошего там не будет, потому что эти территории России не нужны. Но нам надо смотреть в будущее, надо думать, что мы должны делать выгодно для нас сегодня и для завтра. Не надо обращать внимание, что о нас кто-то будет говорить. Если бы я в своей жизни обращал внимание на то, кто и что обо мне говорит, ничего вообще бы не сделал. Бери и делай, иди вперед. Будешь делать добрые дела, тебе будет весь мир помогать, тебе Бог будет помогать, а Бог – это правда.

— Сейчас много обсуждают появление Михеила Саакашвили на политической арене. Я читала, что он, возможно, будет искать союзников, и мог бы объединиться с партией Самопомич. Это так?

— У меня очень хорошие отношения с Михеилом Саакашвили еще с того времени, как он был президентом Грузии. Мы часто встречаемся, обмениваемся мнениями относительно ситуации в Украине, в мире. Он человек, который сделал успех в Грузии. И украинская власть была обязана использовать его потенциал и его таланты, его умение для того, чтобы наша страна стала лучше. К сожалению, этого не произошло. Он еще много хорошего может сделать для Украины. У нас были хорошие отношения, такие будут и в дальнейшем.

Без нового Закона О выборах говорить о следующих выборах нецелесообразно и преждевременно
С точки зрения партийного строительства мы эти вопросы с ним не проговаривали. Самопомич имеет свое четкое видение развития завтрашнего дня. Невозможно построить успешную страну, не построив успешную идеологическую партию. Это работа на годы, на десятилетия. Это нельзя сделать за один день. Мы должны отойти от тех штампов, когда перед выборами что-то слепили, сделали, и потом оно кануло в Лету, когда наобещали, обманули. Это не наш путь. Мы четко говорим, что делаем, что будем делать, нас можно проконтролировать.

Сегодня без нового Закона О выборах говорить о следующих выборах нецелесообразно и преждевременно. Надо объединить все силы, все усилия, чтобы был принят этот закон – то, что люди требовали на Майдане. А уже когда будут новые выборы стартовать, тогда будем садиться, будем говорить, будем координировать наши усилия, чтобы максимальное количество мудрых адекватных людей присутствовали в парламенте.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Правда ли, что весной в Украине пройдут досрочные выборы, какие рейтинги будут иметь экс-регионалы из Оппозиционного блока и объединится ли Самопомич с партией Михеила Саакашвили, рассказывает мэр Львова Андрей Садовый

В мае этого года на свалке в Больших Грибовичах под Львовом произошла трагедия, унесшая жизни трех спасателей – во время тушения пожара произошел сдвиг мусора, который заживо похоронил под собой людей. Поиски ответственного за эту катастрофу превратились в скандал: обвинения в бездействии сыпались и в адрес мэра Львова Андрея Садового, и в адрес местных коммунальщиков, на местных экологов и бизнесменов, которые держат в регионе «мусорную мафию». Этот случай негативно отразился на рейтингах Садового и его партии – депутаты городского совета говорили о том, чтобы внести вопрос о недоверии городскому голове в повестку дня.

После того, как экс-губернатор Одесской области Михеил Саакашвили презентовал свою партию Рух нових сил и в очередной раз заговорил о досрочных парламентских выборах уже следующей весной, в прессе начали писать о том, что Саакашвили может искать себе политических союзников именно в партии Самопомич.

НВ встретилось с Андреем Садовым в Киеве, во время Международного конгресса мэров, и поговорило о том, при каких условиях в Украине могут состояться досрочные выборы, на самом ли деле возможно сотрудничество с Саакашвили и кто же на самом деле виноват в трагедии в Грибовичах.

— Трагедия на свалке во Львове негативно отразилась на рейтингах партии Самопомич и лично на вашем. Что вы сами об этом думаете?

— Люди, которые правят бал, готовы идти на все. Они готовы уничтожать, создавать большую беду, и проблема во Львове – из этого разряда. 1000%, что это был умышленный поджог для того, чтобы сделать невозможным вывоз мусора из города Львова, заблокировать город и, таким образом, нанести для громады очень большой удар и для меня, и для тех друзей, с которыми мы вместе работаем в Украине, делая Самопомич.

Гибридность, о которой мы говорим – она сегодня наблюдается во всем, очень сложная ситуация
Уже полгода мы находимся в мусорной блокаде во Львове, нам и в дальнейшем делают невозможным вывоз мусора по другим полигонам, потому что существующие полигоны не работают. Но у нас есть амбиция построить, возможно, первый в Украине завод глубинной переработки мусора. Здесь нашим партнером является Европейский инвестиционный банк. В Украине около 5% территории находится под разными полигонами, нет ни одного современного завода. Построить новый завод – раз, сделать рекультивацию существующего полигона и построить новый полигон – два. Это наша амбиция. Мы будем это делать.

— Как вы можете оценить сегодняшнюю политическую ситуацию в Украине?

— Это как корабль, который на земной орбите потерял управление. Это и есть сегодняшняя ситуация в стране, когда власть не занимается той страной, занимается собой и своими оппонентами, к сожалению. И сегодня каждый выживает как может. Нет объединительных факторов в нашем государстве. Очень часто есть манипулирование той бедой, которую мы имеем на Востоке, оккупацией. По моему мнению, надо давно бы уже принять закон об оккупации части Луганской и Донецкой областей и всю свою энергию направлять на то, чтобы становиться сильнее. А у нас эта гибридность, о которой мы говорим – она сегодня наблюдается во всем, очень сложная ситуация. За то время, что я в политике, в местном самоуправлении, в такой сложной ситуации я не помню с самого начала независимости.

— Сейчас много говорят о досрочных выборах уже весной. Как вы думаете, они будут?

— Я не сторонник досрочных выборов по сегодняшнему законодательству, потому что это приведет к еще большей беде. Тогда олигархи будут полностью контролировать весь парламент. Я убежден – гражданское общество, все здравомыслящие люди должны сделать все возможное, чтобы был принят новый закон о выборах, который бы дал возможность их проводить по открытым спискам и пропорциональной системе. Это то, что было одним из требований на Майдане.

С точки зрения следующего срока есть два варианта развития событий, при условии, что в стране есть кризис. Или этот кризис переходит в противостояние всех против всех, и это может поставить государство на грань выживания, или – власть идет на выборы и еще раз получает вотум доверия, и тогда нормально работает. Самопомич готова еще раз подтвердить свой вотум доверия перед украинцами.

— Какие могут быть результаты этих выборов? Прогнозируют, что Оппозиционный блок, например, может набрать достаточно большой процент.

— Так власть же и работает для Оппозиционного блока.

— Но официально это – два разных политических лагеря.

— Взять и сегодня прогнозировать результаты выборов – дело неблагодарное, это фактически невозможно. Потому что на утро следующего дня все меняется. Смотрите, что сегодня делается в мире. Эти государства, которые выстроили системы, где власть оторвалась от людей, где небольшое количество богатых с одной стороны и много бедных – с другой, они будут иметь очень страшные испытания. Сейчас надо быть вместе с людьми. Фундаментом для этого может быть только доверие. Без доверия невозможно работать. Сегодняшний уровень недоверия к власти – критический. В таких условиях ни о каких реформах нельзя говорить. Этого просто не случится. Это просто агония, которая продолжается.

— Вы сказали о влиянии олигархов. Уменьшение олигархического влияния, в том числе, и на СМИ, было одним из требований Майдана. Можно ли говорить, что это требование было выполнено?

— Думаю, его не выполнили. Олигархи себя прекрасно чувствуют. Наверное, их капитализация стала меньше, но их влияние меньше не стало.

— Прозвучало мнение, что надо признать части Донбасса оккупированными территориями. Что бы это нам дало?

— Да, надо. Потому что это – правда. Так, как мы признали Крым оккупированной территорией.

Надо давно принять закон об оккупации части Луганской и Донецкой областей
Во-первых, оккупант несет ответственность за жизнь людей на территориях, которые он оккупировал, это юридическая норма. Во-вторых, выиграть в войне мы сможем только при одном условии: если уровень жизни в Украине будет вдвое выше, чем в России, по-другому это невозможно.

Надо говорить правду, делать правдивые вещи. Мы говорим, что у нас АТО. Но АТО – это антитеррористическая операция, она делается 1-2 дня, не может она длиться два года. Мы сегодня живем в такой ситуации, когда ложь называют правдой, а правду называют ложью. Это страшные времена.

— Но есть риск, что если мы официально признаем это АТО войной с Россией, на той стороне скажут: «Ага, это они первые заявили, что с нами воюют, потому что наших военных на Донбассе никогда не было». Что тогда?

— Нас постоянно пытаются куда-то направить, чтобы мы делали какие-то вещи, которые делают нас слабее. Надо делать все четко и правильно – первый, второй, третий шаг. Оккупант напал? Напал. Захватил часть территории? Захватил. Сегодня он там имеет влияние. Украинская власть не имеет влияния. Признали это.

Такая же ситуация, или такие же мысли когда-то были после Второй мировой войны, когда Германией руководил Конрад Аденауэр. Он был три каденции канцлером Германии, его постоянно призывали, чтобы объединил западную и восточную Германию. Он говорил: «Нет, этого не будет. Я выбираю свободу вместо объединения». И уже его преемник Гельмут Коль, когда Союз распался, присоединил восточную Германию. Если бы Аденауэр сделал это в 1950-х годах, то неизвестно, какой была бы ситуация в мире. Поэтому надо делать все правильно, четко и твердо, тогда будет результат.

— Многие говоря, что нам надо стать экономически сильнее, в целом, прежде чем эти территории сами захотели бы к нам вернуться. Но для этого нужно время.

— Ничего хорошего там не будет, потому что эти территории России не нужны. Но нам надо смотреть в будущее, надо думать, что мы должны делать выгодно для нас сегодня и для завтра. Не надо обращать внимание, что о нас кто-то будет говорить. Если бы я в своей жизни обращал внимание на то, кто и что обо мне говорит, ничего вообще бы не сделал. Бери и делай, иди вперед. Будешь делать добрые дела, тебе будет весь мир помогать, тебе Бог будет помогать, а Бог – это правда.

— Сейчас много обсуждают появление Михеила Саакашвили на политической арене. Я читала, что он, возможно, будет искать союзников, и мог бы объединиться с партией Самопомич. Это так?

— У меня очень хорошие отношения с Михеилом Саакашвили еще с того времени, как он был президентом Грузии. Мы часто встречаемся, обмениваемся мнениями относительно ситуации в Украине, в мире. Он человек, который сделал успех в Грузии. И украинская власть была обязана использовать его потенциал и его таланты, его умение для того, чтобы наша страна стала лучше. К сожалению, этого не произошло. Он еще много хорошего может сделать для Украины. У нас были хорошие отношения, такие будут и в дальнейшем.

Без нового Закона О выборах говорить о следующих выборах нецелесообразно и преждевременно
С точки зрения партийного строительства мы эти вопросы с ним не проговаривали. Самопомич имеет свое четкое видение развития завтрашнего дня. Невозможно построить успешную страну, не построив успешную идеологическую партию. Это работа на годы, на десятилетия. Это нельзя сделать за один день. Мы должны отойти от тех штампов, когда перед выборами что-то слепили, сделали, и потом оно кануло в Лету, когда наобещали, обманули. Это не наш путь. Мы четко говорим, что делаем, что будем делать, нас можно проконтролировать.

Сегодня без нового Закона О выборах говорить о следующих выборах нецелесообразно и преждевременно. Надо объединить все силы, все усилия, чтобы был принят этот закон – то, что люди требовали на Майдане. А уже когда будут новые выборы стартовать, тогда будем садиться, будем говорить, будем координировать наши усилия, чтобы максимальное количество мудрых адекватных людей присутствовали в парламенте.

Новое Время

Между Садовым и людьми президента начинается войнаМежду Садовым и людьми президента начинается война

Денис Рафальский

Отношения между командами президента Петра Порошенко и лидера партии «Самопомощь», мэра Львова Андрея Садового, которые и так непростые, на днях снова обострились. Поводом стало возобновление атак со стороны Администрации президента на соратников мэра. В ответ фракция «Самопомщи» устроила в Раде ряд демаршей.

Дежавю в Раде

Утром в четверг, 17 ноября, фракция «Самопомощи» в Верховной Раде отказалась голосовать за законопроекты, пока парламент не рассмотрит вопрос о привлечении к уголовной ответственности народного депутата Вадима Новинского («Оппозиционный блок»). Накануне комитет по вопросам регламента и организации работы Рады не принял решения относительно представления ГПУ на снятие депутатской неприкосновенности с Новинского, посчитав представленные аргументы недостаточными.

Во фракции настаивают, что отказ от голосования в Раде — это протест против «политической коррупции и круговой поруки» в парламенте и вообще призыв отменить депутатскую неприкосновенность, которая, по мнению «Самопомощи», мешает привлекать виноватых депутатов к ответственности.

После выступления Соболева с трибуны (фракция стояла рядом), «Самопомощь» покинула сессионный зал, но появляясь потом в парламентских кулуарах.

В дополнение к этому депутаты от «Самопомощи» обвинили Генпрокуратуру в том, что она саботирует расследование в отношении экс-президента Виктора Януковича и представителей его бывшего окружения. Так, народный депутат Елена Сотник («Самопомощь») сообщила «Стране», что в ответе ГПУ на ее депутатский запрос говорится о приостановке следственных действий относительно представителей бывшей власти по причине того, что занялось их розыском.

Правда, в парламентских кулуарах сразу заговорили, что действия «Самопомощи» имеют совершенно другое объяснение. В этот же день начальника жилищного управления Львовского горсовета взяли в момент получения крупного «отката» за содействие в освоении подряда по линии городской власти. Ловили на «горячем» сотрудники Службы безопасности Украины и военной прокуратуры Западного региона. Случай удостоился внимания генерального прокурора Юрия Луценко, который написал в присущей ему манере описал его на своей странице в Facebook.

Поэтому первая версия, заключается в том, что громкими заявлениями и отказом от голосований «Самопомощь» решила отвлечь внимание от громкого, во всяком случае, для Львова задержания, которое может ударить по лидеру партии, мэру города Андрею Садовому. Ведь задержанный чиновник — его подчиненный.

Официально, впрочем, соратники Садового эту информацию отрицают.

«Мы вышли сообщить с парламентской трибуны о наших требованиях еще до того, как стало известно о действиях ГПУ и СБУ во Львове. Эти события никак не связаны», — прокомментировал «Стране» глава фракции «Самопомощи» Олег Березюк.

Правда, следует отметить, что за день до того, в Львовском горсовете уже были обыски. Так что ситуация была довольно напряжена.

Вскоре ответил на обвинения в адрес ГПУ и сам генпрокурор. Как выразился Луценко, это «политические манипуляции», чтобы отвести внимание от факта, что «самый любимый работник львовского мэра был задержан на «горячем». При этом он говорил, что ГПУ видит возможность перейти к процедуре заочного осуждения фигурантов расследования.

В окружении Новинского также подозревают, что ситуация депутата — это всего лишь предлог для «Самопомощи» решить некие собственные политические задачи. «Мы тут ни при чем», — заверил собеседник.

Версия «Самопомощи»

Там историю с чиновником Львовского горсовета комментируют осторожно, дескать, ранее он казался хорошим человеком. Сам Садовой отреагировал так: «Моя позиция в таких случаях однозначная: если вина будет доказана — суд и тюрьма». В то же время источник, близкий к городскому председателю Львова, обратил внимание «Страны», что задержание чиновника совпало с открытием долгостроя во Львове — новой трамвайной линии, которая связала жилмассив Сихов, в котором живет почти 150 тысяч человек, с центром. Как сообщает сайт Львовского городского совета, на реализацию проекта Европейский банк реконструкции и развития выделил кредит на сумму 6 млн евро, а министерство экологии ФРГ — параллельный инвестиционный грант в размере 5.

По версии собеседника, операция против чиновника горсовета на самом деле должна была подпортить эффект от праздника.

Подчиненный Садового, обвиненный во взятке аккурат в день открытия новой трамвайной линии (почти одновременно с торжественным мероприятием), сыграл роль «ложки дегтя в бочке меда», настаивает источник. Этому же чиновнику недавно объявили подозрение по делу о резонансной трагедии на Грибовичской свалке вблизи Львова. Полигон сейчас не работает, отходы из города приходится вывозить в другие населенные пункты и даже области. Ситуацию со львовским мусором знает вся страна и она уже основательно подкосила и рейтинг «Самопомощи» и рейтинг лично мэра. По мнению команды Садового, историю искусственно раздувает команда президента в рамках кампании по «обезвреживанию» Садового как возможного соперника Порошенко на выборах президента.

Впрочем, можно напомнить, что «Самопомощь» сама уже давно ведет кампанию против Луценко.

Член фракции, председатель комитета Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев уже несколько недель собирает подписи депутатов, с требованием отправить генпрокурора в отставку. У Луценко это назвали заказной кампанией против руководителя ГПУ.

Воспитание мусором и не только

В свою очередь один из пяти народных депутатов, изгнанных в свое время из фракции «Самопомощи», утверждает, что его бывшая политсила ищет любые информационные поводы, чтобы в ситуации с мусором перехватить инициативу, так как раньше ей приходилось, скорее, отбиваться.

«Львов продолжает жить в мусорной блокаде. И тут заговорили, что областные власти нашли на выбор несколько площадок для складирования отходов, и разрабатываются проекты предприятия для их переработки. Садовому нужно перебивать Синютку (глава Львовской области, который ориентируется на президента Порошенко — Прим. Ред.) с помощью других заявлений. Таким поводом стал, например, Новинский. И шире — тема с отсутствием каких-либо подвижек в расследовании дел против прежней власти», — предположил депутат.

Лидер фракции «Самопомощи» Олег Березюк подтверждает планы областных властей создать новые полигоны, говоря, что это вообще-то их функция. «Львов не может найти себе площадку за пределами своей территории. Однако власти из-за своей политики нагнетания ситуации вокруг Грибовичей столкнулись с тем, что люди, что живут рядом с новыми площадками, протестуют против создания нового полигона. От трех выбранных участков из четырех по этой причине уже отказались», — сказал «Стране» Березюк, при этом не подтверждая связи с заявлениями своей политической силы.

Во фракции БПП же намекают: дело руководителя управления Львовского горсовета может иметь далеко идущие последствия, так как в нем могут появиться и более громкие имена. «Если ты выходишь с обвинениями против власти, то нужно иметь кристально чистую репутацию. Я думаю, скоро вы увидите, что «Самопомощь» поменяла свой тон», — говорит, не конкретизируя, собеседник, близкий к руководству фракции,

Он обращает внимание на то, что до инцидента с чиновником «Самопомощь» предпочитала добавлять свои голоса к коалиционным, что он считает результатом «разъяснительной работы». «Однако иногда все-таки требуется встряска», — говорит он. Еще одним аргументом для своенравной фракции Садового, так сказать, дружить с властью депутат считает будущее рассмотрение проекта госбюджета на следующий год. «В этот момент быть в оппозиции — себе дороже, интересы требуют договариваться», — резюмирует он.

Наш собеседник в Администрации президента допускает, что все события вокруг Львова и «Самопомощи» совпали не случайно. И задержание чиновника в день запуска трамвая, и демарш фракции Садового в Раде. «Но это не кампания против конкретно «Самопомощи», а общая работа по центрам раздражения. Перед годовщиной Майдана и возможными акциями отрабатываются все силы, которые потенциально могут стать организаторами протеста. Также ведется работа, чтобы не возникла «уния» между Садовым и Саакашвили. Заметим, что Михо не критикует двух людей — Садового и Тимошенко».

СтранаДенис Рафальский

Отношения между командами президента Петра Порошенко и лидера партии «Самопомощь», мэра Львова Андрея Садового, которые и так непростые, на днях снова обострились. Поводом стало возобновление атак со стороны Администрации президента на соратников мэра. В ответ фракция «Самопомщи» устроила в Раде ряд демаршей.

Дежавю в Раде

Утром в четверг, 17 ноября, фракция «Самопомощи» в Верховной Раде отказалась голосовать за законопроекты, пока парламент не рассмотрит вопрос о привлечении к уголовной ответственности народного депутата Вадима Новинского («Оппозиционный блок»). Накануне комитет по вопросам регламента и организации работы Рады не принял решения относительно представления ГПУ на снятие депутатской неприкосновенности с Новинского, посчитав представленные аргументы недостаточными.

Во фракции настаивают, что отказ от голосования в Раде — это протест против «политической коррупции и круговой поруки» в парламенте и вообще призыв отменить депутатскую неприкосновенность, которая, по мнению «Самопомощи», мешает привлекать виноватых депутатов к ответственности.

После выступления Соболева с трибуны (фракция стояла рядом), «Самопомощь» покинула сессионный зал, но появляясь потом в парламентских кулуарах.

В дополнение к этому депутаты от «Самопомощи» обвинили Генпрокуратуру в том, что она саботирует расследование в отношении экс-президента Виктора Януковича и представителей его бывшего окружения. Так, народный депутат Елена Сотник («Самопомощь») сообщила «Стране», что в ответе ГПУ на ее депутатский запрос говорится о приостановке следственных действий относительно представителей бывшей власти по причине того, что занялось их розыском.

Правда, в парламентских кулуарах сразу заговорили, что действия «Самопомощи» имеют совершенно другое объяснение. В этот же день начальника жилищного управления Львовского горсовета взяли в момент получения крупного «отката» за содействие в освоении подряда по линии городской власти. Ловили на «горячем» сотрудники Службы безопасности Украины и военной прокуратуры Западного региона. Случай удостоился внимания генерального прокурора Юрия Луценко, который написал в присущей ему манере описал его на своей странице в Facebook.

Поэтому первая версия, заключается в том, что громкими заявлениями и отказом от голосований «Самопомощь» решила отвлечь внимание от громкого, во всяком случае, для Львова задержания, которое может ударить по лидеру партии, мэру города Андрею Садовому. Ведь задержанный чиновник — его подчиненный.

Официально, впрочем, соратники Садового эту информацию отрицают.

«Мы вышли сообщить с парламентской трибуны о наших требованиях еще до того, как стало известно о действиях ГПУ и СБУ во Львове. Эти события никак не связаны», — прокомментировал «Стране» глава фракции «Самопомощи» Олег Березюк.

Правда, следует отметить, что за день до того, в Львовском горсовете уже были обыски. Так что ситуация была довольно напряжена.

Вскоре ответил на обвинения в адрес ГПУ и сам генпрокурор. Как выразился Луценко, это «политические манипуляции», чтобы отвести внимание от факта, что «самый любимый работник львовского мэра был задержан на «горячем». При этом он говорил, что ГПУ видит возможность перейти к процедуре заочного осуждения фигурантов расследования.

В окружении Новинского также подозревают, что ситуация депутата — это всего лишь предлог для «Самопомощи» решить некие собственные политические задачи. «Мы тут ни при чем», — заверил собеседник.

Версия «Самопомощи»

Там историю с чиновником Львовского горсовета комментируют осторожно, дескать, ранее он казался хорошим человеком. Сам Садовой отреагировал так: «Моя позиция в таких случаях однозначная: если вина будет доказана — суд и тюрьма». В то же время источник, близкий к городскому председателю Львова, обратил внимание «Страны», что задержание чиновника совпало с открытием долгостроя во Львове — новой трамвайной линии, которая связала жилмассив Сихов, в котором живет почти 150 тысяч человек, с центром. Как сообщает сайт Львовского городского совета, на реализацию проекта Европейский банк реконструкции и развития выделил кредит на сумму 6 млн евро, а министерство экологии ФРГ — параллельный инвестиционный грант в размере 5.

По версии собеседника, операция против чиновника горсовета на самом деле должна была подпортить эффект от праздника.

Подчиненный Садового, обвиненный во взятке аккурат в день открытия новой трамвайной линии (почти одновременно с торжественным мероприятием), сыграл роль «ложки дегтя в бочке меда», настаивает источник. Этому же чиновнику недавно объявили подозрение по делу о резонансной трагедии на Грибовичской свалке вблизи Львова. Полигон сейчас не работает, отходы из города приходится вывозить в другие населенные пункты и даже области. Ситуацию со львовским мусором знает вся страна и она уже основательно подкосила и рейтинг «Самопомощи» и рейтинг лично мэра. По мнению команды Садового, историю искусственно раздувает команда президента в рамках кампании по «обезвреживанию» Садового как возможного соперника Порошенко на выборах президента.

Впрочем, можно напомнить, что «Самопомощь» сама уже давно ведет кампанию против Луценко.

Член фракции, председатель комитета Рады по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Егор Соболев уже несколько недель собирает подписи депутатов, с требованием отправить генпрокурора в отставку. У Луценко это назвали заказной кампанией против руководителя ГПУ.

Воспитание мусором и не только

В свою очередь один из пяти народных депутатов, изгнанных в свое время из фракции «Самопомощи», утверждает, что его бывшая политсила ищет любые информационные поводы, чтобы в ситуации с мусором перехватить инициативу, так как раньше ей приходилось, скорее, отбиваться.

«Львов продолжает жить в мусорной блокаде. И тут заговорили, что областные власти нашли на выбор несколько площадок для складирования отходов, и разрабатываются проекты предприятия для их переработки. Садовому нужно перебивать Синютку (глава Львовской области, который ориентируется на президента Порошенко — Прим. Ред.) с помощью других заявлений. Таким поводом стал, например, Новинский. И шире — тема с отсутствием каких-либо подвижек в расследовании дел против прежней власти», — предположил депутат.

Лидер фракции «Самопомощи» Олег Березюк подтверждает планы областных властей создать новые полигоны, говоря, что это вообще-то их функция. «Львов не может найти себе площадку за пределами своей территории. Однако власти из-за своей политики нагнетания ситуации вокруг Грибовичей столкнулись с тем, что люди, что живут рядом с новыми площадками, протестуют против создания нового полигона. От трех выбранных участков из четырех по этой причине уже отказались», — сказал «Стране» Березюк, при этом не подтверждая связи с заявлениями своей политической силы.

Во фракции БПП же намекают: дело руководителя управления Львовского горсовета может иметь далеко идущие последствия, так как в нем могут появиться и более громкие имена. «Если ты выходишь с обвинениями против власти, то нужно иметь кристально чистую репутацию. Я думаю, скоро вы увидите, что «Самопомощь» поменяла свой тон», — говорит, не конкретизируя, собеседник, близкий к руководству фракции,

Он обращает внимание на то, что до инцидента с чиновником «Самопомощь» предпочитала добавлять свои голоса к коалиционным, что он считает результатом «разъяснительной работы». «Однако иногда все-таки требуется встряска», — говорит он. Еще одним аргументом для своенравной фракции Садового, так сказать, дружить с властью депутат считает будущее рассмотрение проекта госбюджета на следующий год. «В этот момент быть в оппозиции — себе дороже, интересы требуют договариваться», — резюмирует он.

Наш собеседник в Администрации президента допускает, что все события вокруг Львова и «Самопомощи» совпали не случайно. И задержание чиновника в день запуска трамвая, и демарш фракции Садового в Раде. «Но это не кампания против конкретно «Самопомощи», а общая работа по центрам раздражения. Перед годовщиной Майдана и возможными акциями отрабатываются все силы, которые потенциально могут стать организаторами протеста. Также ведется работа, чтобы не возникла «уния» между Садовым и Саакашвили. Заметим, что Михо не критикует двух людей — Садового и Тимошенко».

Страна

Сыроид: Парламент фактически зависит от 5-7 человекСыроид: Парламент фактически зависит от 5-7 человек

Беседовала Надежда Андрикевич

Соратницу мэра Львова Андрея Садового Оксану Сыроид избрали вице-спикером Верховной Рады, когда «Самопомич» входила в парламентское большинство. Тогда в руководстве парламента не было оппозиционеров, что нарушало закон о регламент. Теперь закон соблюден, ведь «Самопомич» в оппозиции к президенту.

С Сыроид РБК-Украина встретился в ее кабинете в парламенте. По стенам развешаны картины современной украинской художницы Влады Ралко, на кресле – подушка в форме кота. Несмотря на то, что парламент ушел на каникулы, у Сыроид плотный график, за час беседы она постоянно отвлекалась на телефонные звонки и успела провести пятиминутную встречу с министром образования Лилией Гриневич.

В интервью РБК-Украина вице-спикер Верховной Рады Оксана Сыроид рассказала, почему недовольна работой парламента и кто пытается парализовать его деятельность, о судьбе законопроекта о выборах на Донбассе и почему, по ее мнению, Европе и США выгодно их проведение. Также разговор коснулся оношений «Самопомочи» с президентом Петром Порошенко и отличий правительства Владимира Гройсмана от Кабмина Арсения Яценюка.

РБК-Украина: Завершилась четвертая сессия Рады восьмого созыва. Можно ли назвать ее продуктивной?

Оксана Сыроид: И да, и нет. Во-первых, позиции парламента слабы, по сравнению с позицией президента. Хотя именно парламент должен контролировать президента, а не быть ему подчиненным.

Во-вторых, Рада все еще зависима от олигархических групп. Результатом этой слабости стала неэффективная работа по нескольким ключевым направлениям, например, в сфере безопасности. Мы так и не определились, что у нас происходит — война или что-то другое.

Если у нас антитеррористическая операция, то почему мы до сих пор не приняли закон о признании организаций (ЛНР и ДНР, — ред.) террористическими. Законопроект уже полтора года находится в профильном комитете Рады. Если у нас война, где решение?

Мы подготовили проект закона о временно оккупированной территории Украины, принятие которого все расставит по своим местам. Я очень рада, что в целом есть понимание необходимости принятия этого проекта, но парламент так и не принял этого решения.

Также парламент не принял, пожалуй, самое важное решение — это законопроект о выборах на пропорциональной основе с открытыми списками. С лозунгом о необходимости принятия этого закона на выборы шли все, включая президента. Впрочем, нынешний закон о выборах очень удобный для консолидации власти. Нет нового состава ЦИК. Это значит, что у нас не существует контроля за выборами, потому что действующий состав ЦИК — зависимый.

У нас также не сформирован обновленный состав Счетной палаты. Те институциональные вещи, которые бы помогали парламенту укреплять собственную независимость, он пока принимать не способен. Но, вместе с тем, парламенту удалось выйти из политического кризиса.

РБК-Украина: Выбрав новое правительство?

Оксана Сыроид: Да. Это большой прогресс, который демонстрирует способность парламента искать компромиссы, выгодные государству, а не отдельным лицам. Это — эволюция. Это также немного усилило и правительство, и парламент, и государство в восприятии Украины на международной арене. Также были приняты решения, касающиеся человеческих потребностей. Например, закон о подержанных автомобилях, о лекарствах, законы, касающиеся бойцов АТО и их семей. Но, к сожалению, эти вещи – несистемные. И мы пока не увидели ни одного системного решения правительства, которое бы предлагало выход страны из состояния бедности.

РБК-Украина: «Самопомич» постоянно твердит о том, что существует законопроект о выборах на Донбассе. Откуда такая информация?

Оксана Сыроид: Я имею подтвержденную информацию от моих источников, что такой законопроект разработан, и документ уже в распоряжении Администрации президента. АП, конечно, его никому не показывает. По моим данным, над этим проектом в течение длительного времени работал председатель комитета Рады по вопросам правовой политики и правосудия Руслан Князевич.

То, что такой законопроект существует, публично подтвердил госсекретарь США Джон Керри, отвечая на один из вопросов, заданных ему на совместной пресс-конференции с президентом Украины. «Президент Порошенко уже существенно продвинулся в подготовке законопроекта о выборах, обеспечении амнистии, а также сосредоточенности на политических аспектах децентрализации. Этот проект закона практически подготовлен, задокументирован письменно и согласован сторонами. Но все еще остается объем той работы, которую нужно сделать». (Оксана Сыроид зачитала корреспонденту РБК-Украина отрывок из выступления Керри в Украине, — ред.).

Оказывается, что правительство США знает больше, чем украинский народ. А президент знает и не говорит об этом людям. И это является большой проблемой.

Из чего состоит «Минск»? Из двух частей. Первая — политика безопасности. Там нет формулы и сроков. Вторая — политическая. Если политика безопасности касается украинской стороны и стороны оккупанта, то политическая часть — только украинской стороны.

Эта политическая часть состоит из четырех пазлов. Первый — изменения в Конституцию относительно предоставления особого статуса. Второй — это закон об особом статусе или особом порядке местного самоуправления. Третий — амнистия. Четвертый — выборы.

Это – четыре пазла юридической капитуляции или юридической оккупации Украины.

На сегодня изменения в Конституцию готовы на 60%. Законопроект об особом статусе готов на 100%. Он был проголосован 16 сентября 2014 года, но просто не вступает в силу. Законопроект об амнистии так же был проголосован 16 сентября, и ему не хватает двух подписей — председателя Верховной Рады и президента. И законопроект о выборах. Это — последний пазл. Как только он будет принят — остальное тоже будет запущено.

Это было понятно, когда приезжали Штайнмайер (министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, — ред.) и Олланд (президент Франции Франсуа Олланд, — ред.) в Украину, когда они отошли от требований голосования за Конституцию и сказали: «Хорошо. Давайте будем работать над выборами». Потому что этого пазла не хватает для картинки.

Такой подход демонстрирует абсолютный цинизм и является кощунством. Если мы говорим, что выборы должны пройти в соответствие с законом Украины, текст которого должен быть согласован между сторонами, то о чьем законе мы говорим? Между какими сторонами его согласовывать? Тогда это — не закон Украины. А, если мы согласовываем с кем-то законы, это означает, что у нас нет суверенитета. Пусть, например, Германия и Франция пойдут и согласуют с кем-то свой закон.

РБК-Украина: Фракция «Самопомич» раньше предупреждала о том, что закон о выборах на Донбассе может быть проголосован летом. Сессию не продлили. Сохраняется ли актуальность этой угрозы?

Оксана Сыроид: Эта угроза никуда не исчезает. Более того, вчера и сегодня (интервью было записано 15 июля, — ред.) были намерения провести заседание рабочей группы вроде для обсуждения проблем оккупированных территорий. Будто бы по освобождению пленных ребят, и как добиться того, чтобы не сняли санкции. На вчерашнем заседании присутствовало лицо, делегированное Виктором Медведчуком. И это чрезвычайно опасный тренд, который сегодня задан в парламенте.

Это тренд легитимации «Минска» через парламент. Парламент пока остался единственным институтом, незапятнанным в этом процессе. Понятно, что президент, МИД, правительство к этому причастны. И вот остался парламент, который еще не легитимировал «Минск».

Законы об амнистии и особый статус принимали депутаты предыдущего созыва, а изменения в Конституцию, дай Бог, мы никогда до конца не проголосуем.

Попытки сделать парламент участником этого процесса были давно. В частности, были попытки говорить и со мной о том, что «давайте сами выработаем этот закон о выборах».

Здесь мы имеем две разные политики, которые следует разграничить. Первая — это наша политика в отношении «Минска». Вторая — по оккупированным территориям. Если мы говорим о политике в отношении оккупированных территорий, у нас есть позиция, есть проект закона о временно оккупированной территории, и мы готовы это обсуждать. Если мы говорим о политике в отношении «Минска», я буду готова это обсуждать только после того, как президент придет в парламент и отчитается не передо мной, а перед представителями украинского народа и перед украинским народом о том, что произошло, что он подписал.

Я хочу, чтобы он показал оригиналы документов, которые подписал. Я хочу увидеть перечень людей, которые участвуют в переговорах в Минске. Чтобы он объяснил, чем эти люди уполномоченны. Или это распоряжение президента или решение Министерства иностранных дел? На что они уполномочены? Чтобы президент предоставил перечень договоренностей, которые уже достигнуты и которые еще должны быть достигнуты. Только тогда я буду готова вообще рассматривать что-то, что касается «Минска».

РБК-Украина: Будет ли, по вашему мнению, собрано 150 подписей для проведения внеочередного заседания летом?

Оксана Сыроид: Так пусть честно скажут, что им нужно 150 подписей, чтобы проголосовать за законопроект о выборах на Донбассе. Это не будет внеочередное заседание. Это будет внеочередная сессия, поскольку эта сессия закрыта. Внеочередную сессию можно созывать только под конкретно определенные вопросы.

РБК-Украина: В ходе визита госсекретаря США Джона Керри состоялась его встреча со спикером Рады Парубием. Известны ли вам какие-то детали? Возможно, вы тоже были на встрече?

Оксана Сыроид: Я не могу знать, ведь не присутствовала на тех встречах.

РБК-Украина: Керри встречался с депутатами парламента?

Оксана Сыроид: Возможно, с кем-то встречался, но мне об этом не известно. Но позиция наших международных партнеров достаточно очевидна и понятна. В Соединенных Штатах прослеживается момент институциональной слабости. В преддверии президентских выборов в США — это точка институциональной слабости, потому что идет перезагрузка власти. Они безоговорочно заинтересованы, чтобы показать эффективность их участия в этом процессе. К этому надо относиться спокойно и прагматично.

В то же время они остаются партнерами, и я убеждена, что если Украина защитит свой суверенитет, не поддастся на провокацию и не проголосует за выборы и изменения в Конституцию, США поддержит эту позицию.

Из того, что я знаю из своих визитов в Вашингтон, я убеждена, что мы сможем эту позицию в дальнейшем аргументировать и искать реальное решение проблемы.

Что касается наших европейских партнеров, ситуация несколько сложнее. Европа с Россией в значительной мере взаемоинтегрованы — и экономически, и политически, в частности, через Совет Европы и ОБСЕ.

Поэтому европейцам важно восстановить добрососедские отношения с Россией. Если Украина признает, что это – война, и Россия — оккупант, что в результате российской оккупации погибло 10 тысяч человек, то европейским коллегам будет как-то не совсем комфортно сотрудничать с оккупантом, на руках которого кровь людей.

Поэтому гораздо проще убедить Украину, что в Донецкой и Луганской областях у нас внутренний конфликт, в результате которого гибнут люди. С Крымом другая история, потому что аннексия Крыма состоялась фактически без крови. Да, она произошла незаконно, но здесь нет неудобства.

И для России это — разные территории. Потому что одна территория — это Крымский федеральный округ РФ, а другая — непонятные конгломераты под названием ДНР и ЛНР. Крым России нужен, а ДНР/ЛНР — не нужны. Им, на самом деле, нужно оккупировать всю Украину. А для Украины статус этих территорий является абсолютно одинаковым, это — временно оккупированная территория Украины.

РБК-Украина: Давайте поговорим о проблемах, связанных с работой парламента. Ситуация особенно обострилась в течение последних 2 недель. И мы видели, что всего лишь несколько дней парламент более или менее работал. С чем это связано? Это проблемы коалиции?

Оксана Сыроид: Это проблема зависимости парламента. Парламент фактически зависит от 5-7 человек.

РБК-Украина: Назовите фамилии.

Оксана Сыроид: Как мы между собой говорим, реклама — платная. Я думаю, что те все имена известны. Не нужно их рекламировать. Фактически, это те, кого называют олигархами. Самой большой проблемой является даже не факт зависимости парламента, а проблема в том, что эти олигархи сами по себе зависимы от России. Почти все. За исключением нескольких человек.

Поэтому то, что происходит в парламенте, во многом продиктовано интересами России, чтобы дестабилизировать ситуацию. Главная цель — дискредитировать парламент, заблокировать его работу и пойти на досрочные выборы.

РБК-Украина: А можно ли говорить, что дестабилизация работы парламента выгодна Петру Порошенко, чтобы показать Западу, что парламент пока не способен принять законопроект о выборах в Донбассе?

Оксана Сыроид: Люди об этом говорят. У меня не было с ним (Петром Порошенко, — ред.) об этом личной дискуссии, и мне очень бы не хотелось так думать. Мне бы очень не хотелось думать о том, что глава государства заинтересован в дестабилизации законодательного органа в такой ситуации. Я надеюсь, что здравый смысл и государственный интерес должны побеждать над банальным желанием концентрации власти. Потому что пойти на досрочные выборы сегодня для Украины — это огромный риск прежде из-за того, что мы имеем старый избирательный закон.

При условии применения действующего избирательного закона следующий состав будет намного хуже, чем сегодняшний, потому что мажоритарка будет полностью продана, а рейтинги политических сил мы все сейчас видим.

Вторая причина — ситуация с безопасностью. Мы можем зайти в процесс выборов и не выйти из них.

Третья причина — это ЦИК. Мы не имеем легитимной Центральной избирательной комиссии. Четвертая причина — турбулентность в исполнительной власти. То есть, все правительство пойдет на выборы. И полгода у нас не будет правительства. Можно сетовать, сколько угодно, что это правительство плохое. Но полгода не будет ничего. Будет полгода торговли популизмом.

РБК-Украина: Чего ждать от осени? Может ли президент осенью распустить парламент?

Оксана Сыроид: По моему убеждению, этот парламент абсолютно работоспособен. Он имеет достаточно ресурсов, чтобы принимать решения. Я не вижу оснований, чтобы прекращать его полномочия.

РБК-Украина: То есть, блокируют работу парламента фракции «Батькивщина», Радикальная партия, которые хотят перевыборов? А также «Оппозиционный блок», который недавно заявил о готовности сложить мандаты?

Оксана Сыроид: «Батькивщина» и «Оппозиционный блок» всегда были откровенны в своих требованиях о досрочных парламентских выборах. Я также не исключаю, что это начало происходить, чтобы отвлечь внимание людей от угрожающей ситуации с перспективой принятия законопроекта о проведении выборов на оккупированных территориях. Мы же не раз наблюдали, когда впускается дымовая шашка, а за ней не видно реальности.

РБК-Украина: Вы упоминали, что парламенту удалось выйти из политического кризиса, назначив новое правительство. А разница между правительством Арсения Яценюка и правительством Владимира Гройсмана в вопросах сотрудничества с Верховной Радой есть?

Оксана Сыроид: Думаю, что все заметили, что разница есть. Есть две причины, почему правительство Гройсмана эффективнее в сотрудничестве с парламентом. Во-первых, потому, что Владимир Борисович пришел из парламента. Он сам был жертвой, когда правительство эффективно не работало с парламентом. Во-вторых, опыт господина Гройсмана — это управление большим городом. Он также имел определенную ответственность перед представительным органом местного самоуправления.

У правительства есть и проблемы. Это не вина этого правительства, это не вина премьер-министра или других министров. Это то, что у нас нет политической ответственности правительства, оно не сформировано командой. Это такая сборная солянка. Когда формировалось правительство, то каждый пытался впихнуть кого-то своего. И это не премьер-министр полностью формировал этот Кабинет министров. Объективно он еще не имел возможности сформировать свою команду.

РБК-Украина: Вы считаете, что премьер-министр должен привести полностью свою команду?

Оксана Сыроид: Коалиционные правительства — это не всегда своя команда. Но премьер-министр должен иметь прерогативу сказать, что «я с этим человеком из вашей команды работать не буду». Мы исследовали достаточно длительное время опыт формирования коалиции и коалиционного правительства из нескольких политических сил, как это происходит в Европе. Очень часто это компромисс, но премьер-министр — это тот человек, чье слово определяющее в назначении того или иного министра.

РБК-Украина: По вашему мнению, правительство должно быть технократическим или политическим?

Оксана Сыроид: Лозунг технократического правительства, во-первых, у нас неправильно использовался. Во-вторых, он себя изжил. Технократическое правительство может быть только тогда, когда объявляются досрочные выборы. Например, не дай Бог, объявили сегодня досрочные парламентские выборы. Премьер или другие министры приняли решение, что они идут на выборы. Они больше не могут выполнять свои функции. Кто будет выполнять их задачи? И тогда назначается технократическое правительство, то есть правительство на переходный период, пока продолжается избирательный процесс.

В случае, когда избирательный процесс завершился, то технократическое и коалиционное правительство — это понятия не совместимые. Потому что коалиция — это коалиция депутатских фракций, которые формируют правительство. Они не могут сформировать технократическое правительство. Они могут сформировать правительство, которое будет ответственным перед этой коалицией. У нас другая проблема.

Люди считают, что технократы — это добро, а представители политических сил — это обязательно зло. Потому что технократы, которые приходили, — это действительно были профессиональные и добросовестные люди. А политиков мы привыкли видеть коррумпированными и не ответственными перед людьми.

Но это опять же проблема в зависимости политических сил от олигархов. У нас пока нет политических партий. У нас есть политические проекты. Мы практически не имеем политических партий в парламенте. Я не говорю сейчас о «Самопомочи», которая является политической партией, которая строится по кирпичикам снизу, и не имеет никакой олигархической зависимости.

РБК-Украина: Вы сейчас говорите, что «Самопомич» другая, но лидера партии, мэра Львова Андрея Садового обвиняют в том, что он на уровне Львова зарабатывает на различных схемах.

Оксана Сыроид: Правоохранительная система сегодня очень «критически» настроена и к «Самопомичи», и к ее лидеру. Правоохранительная система уже продемонстрировала это не один раз в течение последнего периода. Думаю, если бы действительно так было, мы бы давно уже имели с вами доказательства.

РБК-Украина: Была информация, будто Андрею Садовому дважды предлагали премьерское кресло. Он отказался. При каких условиях Садовый согласился бы стать премьером?

Оксана Сыроид: Здесь ответ очень очевиден. Можно соглашаться на должность премьер-министра, когда ты имеешь за собой политическую силу, которая либо имеет большинство в парламенте, или может это большинство сформировать вокруг себя. Ты можешь согласиться стать премьер-министром, когда можешь гарантировать, что идеи, которые ты будеш предлагать, будут приняты в парламенте.
Во-вторых, предложить должность премьер-министра может только парламентская коалиция. Я не помню, чтобы парламентская коалиция предлагала Садовому должность премьер-министра.

РБК-Украина: Но президент предлагал?

Оксана Сыроид: А какое отношение к этому имеет президент? Это коалиция должна сказать президенту, что «мы выбрали такого то премьер-министра. Внесите его кандидатуру в парламент».

РБК-Украина: Тогда что? Садового хотели подставить?

Оксана Сыроид: Это не было предложение. Это были рассуждения, насколько мне известно. Садовый рассматривался как один из вариантов. А ни одного предложения не было.

Согласиться на должность премьер-министра, не имея тех голосов, которые обеспечат принятие решений в парламенте — это было бы безответственно.

РБК-Украина: Безответственно для своей дальнейшей политической карьеры?

Оксана Сыроид: Безответственно перед людьми. Потому что это просто голая амбиция — «я хочу быть премьер-министром и все». А что ты можешь сделать?

РБК-Украина: В последнее время в парламенте сложилась такая ситуация, когда «Батькивщина» и Радикальная партия призывали блокировать трибуну. Тимошенко призвала «Самопомич» участвовать в процессе. Ваша фракция не присоединяется, хотя так же требует снижения тарифов, как коллеги по парламенту. Поэтому «Самопомич» обвиняют, будто бы она идет на сотрудничество с Банковой в обмен на то, что Администрация президента больше не обливает грязью Садового за недавнюю ситуацию с Грибовичской свалкой, а «Самопомич» резко не выступает против президента и коалиции.

Оксана Сыроид: По этой логике, если «Самопомич» приняла решение не блокировать, это означает, что она сотрудничает с Банковой. А если бы приняла решение блокировать, то значит сотрудничает с «Батькивщиной» или с Радикальной партией.

Решение для нас было очевидным. «Самопомич» была откровенной и настаивала на том, что парламент должен работать. В противном случае, это приведет к досрочным выборам. Мы говорим об этом в течение года, мы категорически против досрочных выборов при любых обстоятельствах.

Мы поддерживали формирования ВСК. К сожалению, фракции Радикальной партии и «Батькивщины» не нашли компромисса вместе с фракциями БПП и «Народный фронт». Во-вторых, мы действительно выступаем за снижение тарифов, но мы имеем свое видение. Мы понимаем, как это можно сделать. Мы общаемся непосредственно с правительством по этому поводу. На самом деле, от того, что блокируется работа парламента, и начнутся досрочные выборы, тарифы не станут меньше, а наоборот вырастут. Правительство пойдет на выборы, и тарифы точно никто не изменит.

Почему об этом никто не думает? Нам нужно увеличить покупательную способность людей, потому что не страшна собственно абсолютная цифра тарифов. Страшная их относительная цифра. Что сегодня тариф в части доходов людей фактически неподъемный, и он поставил за черту бедности по сути 60 процентов населения.

РБК-Украина: Вернемся к вашей парламентской работе. Пять месяцев, как «Самопомич» вышла из коалиции. Не сожалеет ли фракция о своем решении?

Оксана Сыроид: Как мы можем об этом сожалеть, если это соответствует нашим внутренним убеждениям. Мы к этому шли, пожалуй, полгода. Это решение выросло из-за наших мировоззренческих ценностей.

РБК-Украина: Изменились ли отношения фракции с президентом из-за выхода из коалиции?

Оксана Сыроид: С президентом мы поддерживаем рабочие отношения. Пытаемся общаться и с президентом, и с представителями Администрации президента, когда работаем над определенными решениями. Президент, прежде всего, является главой государства. Нужно его признавать и поддерживать в этой функции. Хотя для меня больно, что президент, как институт, имеет слишком большое влияние на исполнительную власть. И это также нужно учитывать и поэтому быть участником этих разговоров.

Не всегда эти разговоры простые, а сотрудничество — плодотворное. Но мы стоим на позиции, что говорить всегда лучше, чем не говорить. И искать возможности сотрудничества в интересах людей и государства всегда лучше, чем закрываться и говорить, что или вот так, или никак.

РБК-Украина: Отношения-то изменились? Стали реже приглашать на встречи?

Оксана Сыроид: Я не могу сказать, что это существенно повлияло на отношения. Хотя я думаю, что то, что произошло после поджога на Грибовичской свалке, и эта вся кампания возникла не просто так, а вследствие того, что «Самопомич» не готова была идти на послушание в отношении определенных решений.

РБК-Украина: Почему все забыли о ситуации на Грибовичской свалке. Я не слышала о результатах расследования. Вам что-то об этом известно?

Оксана Сыроид: Я знаю, что этим занимается министерство экологии и природных ресурсов. Видимо, также правоохранительные органы ведут расследование. Потому что это разные расследования. По экологической безопасности и в связи с тем, что погибли люди, и есть вероятность поджога. Я думаю, что расследование ведется, и надеюсь, что мы услышим его результаты.

РБК-Украина: После трагедии наблюдались довольно напряженные отношения Садового с президентом. Сейчас что-то изменилось? Ведь, как минимум, мы не слышим взаимных упреков и обид.

Оксана Сыроид: Нужно общение. Мы — в политическом процессе. Политики, которые были до нас, привыкли работать определенным образом. Использовать методы давления. Вместо того, чтобы говорить и понимать, почему кто-то занимает ту или иную позицию, давайте лучше нажмем или пошантажируем.

Очень часто в современной политике принято формировать не последовательны, а ситуативные отношения. Например, тебе нужно решение, давайте будем «сотрудничать», а завтра ты мне не нужен, поэтому я с тобой и не сотрудничаю. А сотрудничество — это постоянное доверие. А у нас все делается наоборот.

РБК-Украина: После пожара на Грибовичской свалке, Садовый встречался с президентом или они прекратили общение?

Оксана Сыроид: Насколько мне известно, они общаются.

РБК-Украина: Как часто фракция «Самопомич» встречается с президентом?

Оксана Сыроид: Мы не встречаемся с тех пор, как вышли из коалиции.

РБК-Украина: А вы лично?

Оксана Сыроид: Когда имеем возможность, например, встретиться в парламенте. Несколькими словами перекинуться.

РБК-Украина: Изменился ли президент за эти два года?

Оксана Сыроид: Я не думаю, что мне уместно это комментировать Я бы сказала так, что мы видим очередную ситуацию, когда человек, который попадает на должность с такими «вывихнутыми» полномочиями, становится заложником этих полномочий и начинает концентрировать власть. Я понимаю, что соблазн есть огромным потому, что дисбаланс заложен в самой Конституции. Есть огромный объем полномочий и нет никакой за них ответственности ни перед кем. Поэтому есть соблазн дальше и дальше собирать под себя эти полномочия.

Это типичная византийская концентрация власти. Мне грустно за этим наблюдать, я понимаю, что власть без ответственности — это могильная плита для любого политика. Всегда. Я не знаю, они со стороны это замечают или нет. Но почему-то, когда они попадают на эти должности, что-то происходит. И мне обидно, что люди, которые вокруг президента, не могут ему этого объяснить, что на самом деле концентрация власти без ответственности очень сильно вредит и уничтожает доверие к этому институту.

То, что сегодня доверие к президенту является низким, является следствием накопления власти и отсутствия ответственности.

РБК-Украина: Можно ли сказать, что президент устал?

Оксана Сыроид: А от чего усталость? Усталость от излишней власти.

РБК-Украина: Больше поседел?

Оксана Сыроид: Излишняя власть. Не надо президенту иметь исполнительную власть. «Не царское это дело». Не нужно. Президент должен быть главой государства, а исполнительную власть должно осуществлять правительство.

РБК-УкраинаБеседовала Надежда Андрикевич

Соратницу мэра Львова Андрея Садового Оксану Сыроид избрали вице-спикером Верховной Рады, когда «Самопомич» входила в парламентское большинство. Тогда в руководстве парламента не было оппозиционеров, что нарушало закон о регламент. Теперь закон соблюден, ведь «Самопомич» в оппозиции к президенту.

С Сыроид РБК-Украина встретился в ее кабинете в парламенте. По стенам развешаны картины современной украинской художницы Влады Ралко, на кресле – подушка в форме кота. Несмотря на то, что парламент ушел на каникулы, у Сыроид плотный график, за час беседы она постоянно отвлекалась на телефонные звонки и успела провести пятиминутную встречу с министром образования Лилией Гриневич.

В интервью РБК-Украина вице-спикер Верховной Рады Оксана Сыроид рассказала, почему недовольна работой парламента и кто пытается парализовать его деятельность, о судьбе законопроекта о выборах на Донбассе и почему, по ее мнению, Европе и США выгодно их проведение. Также разговор коснулся оношений «Самопомочи» с президентом Петром Порошенко и отличий правительства Владимира Гройсмана от Кабмина Арсения Яценюка.

РБК-Украина: Завершилась четвертая сессия Рады восьмого созыва. Можно ли назвать ее продуктивной?

Оксана Сыроид: И да, и нет. Во-первых, позиции парламента слабы, по сравнению с позицией президента. Хотя именно парламент должен контролировать президента, а не быть ему подчиненным.

Во-вторых, Рада все еще зависима от олигархических групп. Результатом этой слабости стала неэффективная работа по нескольким ключевым направлениям, например, в сфере безопасности. Мы так и не определились, что у нас происходит — война или что-то другое.

Если у нас антитеррористическая операция, то почему мы до сих пор не приняли закон о признании организаций (ЛНР и ДНР, — ред.) террористическими. Законопроект уже полтора года находится в профильном комитете Рады. Если у нас война, где решение?

Мы подготовили проект закона о временно оккупированной территории Украины, принятие которого все расставит по своим местам. Я очень рада, что в целом есть понимание необходимости принятия этого проекта, но парламент так и не принял этого решения.

Также парламент не принял, пожалуй, самое важное решение — это законопроект о выборах на пропорциональной основе с открытыми списками. С лозунгом о необходимости принятия этого закона на выборы шли все, включая президента. Впрочем, нынешний закон о выборах очень удобный для консолидации власти. Нет нового состава ЦИК. Это значит, что у нас не существует контроля за выборами, потому что действующий состав ЦИК — зависимый.

У нас также не сформирован обновленный состав Счетной палаты. Те институциональные вещи, которые бы помогали парламенту укреплять собственную независимость, он пока принимать не способен. Но, вместе с тем, парламенту удалось выйти из политического кризиса.

РБК-Украина: Выбрав новое правительство?

Оксана Сыроид: Да. Это большой прогресс, который демонстрирует способность парламента искать компромиссы, выгодные государству, а не отдельным лицам. Это — эволюция. Это также немного усилило и правительство, и парламент, и государство в восприятии Украины на международной арене. Также были приняты решения, касающиеся человеческих потребностей. Например, закон о подержанных автомобилях, о лекарствах, законы, касающиеся бойцов АТО и их семей. Но, к сожалению, эти вещи – несистемные. И мы пока не увидели ни одного системного решения правительства, которое бы предлагало выход страны из состояния бедности.

РБК-Украина: «Самопомич» постоянно твердит о том, что существует законопроект о выборах на Донбассе. Откуда такая информация?

Оксана Сыроид: Я имею подтвержденную информацию от моих источников, что такой законопроект разработан, и документ уже в распоряжении Администрации президента. АП, конечно, его никому не показывает. По моим данным, над этим проектом в течение длительного времени работал председатель комитета Рады по вопросам правовой политики и правосудия Руслан Князевич.

То, что такой законопроект существует, публично подтвердил госсекретарь США Джон Керри, отвечая на один из вопросов, заданных ему на совместной пресс-конференции с президентом Украины. «Президент Порошенко уже существенно продвинулся в подготовке законопроекта о выборах, обеспечении амнистии, а также сосредоточенности на политических аспектах децентрализации. Этот проект закона практически подготовлен, задокументирован письменно и согласован сторонами. Но все еще остается объем той работы, которую нужно сделать». (Оксана Сыроид зачитала корреспонденту РБК-Украина отрывок из выступления Керри в Украине, — ред.).

Оказывается, что правительство США знает больше, чем украинский народ. А президент знает и не говорит об этом людям. И это является большой проблемой.

Из чего состоит «Минск»? Из двух частей. Первая — политика безопасности. Там нет формулы и сроков. Вторая — политическая. Если политика безопасности касается украинской стороны и стороны оккупанта, то политическая часть — только украинской стороны.

Эта политическая часть состоит из четырех пазлов. Первый — изменения в Конституцию относительно предоставления особого статуса. Второй — это закон об особом статусе или особом порядке местного самоуправления. Третий — амнистия. Четвертый — выборы.

Это – четыре пазла юридической капитуляции или юридической оккупации Украины.

На сегодня изменения в Конституцию готовы на 60%. Законопроект об особом статусе готов на 100%. Он был проголосован 16 сентября 2014 года, но просто не вступает в силу. Законопроект об амнистии так же был проголосован 16 сентября, и ему не хватает двух подписей — председателя Верховной Рады и президента. И законопроект о выборах. Это — последний пазл. Как только он будет принят — остальное тоже будет запущено.

Это было понятно, когда приезжали Штайнмайер (министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, — ред.) и Олланд (президент Франции Франсуа Олланд, — ред.) в Украину, когда они отошли от требований голосования за Конституцию и сказали: «Хорошо. Давайте будем работать над выборами». Потому что этого пазла не хватает для картинки.

Такой подход демонстрирует абсолютный цинизм и является кощунством. Если мы говорим, что выборы должны пройти в соответствие с законом Украины, текст которого должен быть согласован между сторонами, то о чьем законе мы говорим? Между какими сторонами его согласовывать? Тогда это — не закон Украины. А, если мы согласовываем с кем-то законы, это означает, что у нас нет суверенитета. Пусть, например, Германия и Франция пойдут и согласуют с кем-то свой закон.

РБК-Украина: Фракция «Самопомич» раньше предупреждала о том, что закон о выборах на Донбассе может быть проголосован летом. Сессию не продлили. Сохраняется ли актуальность этой угрозы?

Оксана Сыроид: Эта угроза никуда не исчезает. Более того, вчера и сегодня (интервью было записано 15 июля, — ред.) были намерения провести заседание рабочей группы вроде для обсуждения проблем оккупированных территорий. Будто бы по освобождению пленных ребят, и как добиться того, чтобы не сняли санкции. На вчерашнем заседании присутствовало лицо, делегированное Виктором Медведчуком. И это чрезвычайно опасный тренд, который сегодня задан в парламенте.

Это тренд легитимации «Минска» через парламент. Парламент пока остался единственным институтом, незапятнанным в этом процессе. Понятно, что президент, МИД, правительство к этому причастны. И вот остался парламент, который еще не легитимировал «Минск».

Законы об амнистии и особый статус принимали депутаты предыдущего созыва, а изменения в Конституцию, дай Бог, мы никогда до конца не проголосуем.

Попытки сделать парламент участником этого процесса были давно. В частности, были попытки говорить и со мной о том, что «давайте сами выработаем этот закон о выборах».

Здесь мы имеем две разные политики, которые следует разграничить. Первая — это наша политика в отношении «Минска». Вторая — по оккупированным территориям. Если мы говорим о политике в отношении оккупированных территорий, у нас есть позиция, есть проект закона о временно оккупированной территории, и мы готовы это обсуждать. Если мы говорим о политике в отношении «Минска», я буду готова это обсуждать только после того, как президент придет в парламент и отчитается не передо мной, а перед представителями украинского народа и перед украинским народом о том, что произошло, что он подписал.

Я хочу, чтобы он показал оригиналы документов, которые подписал. Я хочу увидеть перечень людей, которые участвуют в переговорах в Минске. Чтобы он объяснил, чем эти люди уполномоченны. Или это распоряжение президента или решение Министерства иностранных дел? На что они уполномочены? Чтобы президент предоставил перечень договоренностей, которые уже достигнуты и которые еще должны быть достигнуты. Только тогда я буду готова вообще рассматривать что-то, что касается «Минска».

РБК-Украина: Будет ли, по вашему мнению, собрано 150 подписей для проведения внеочередного заседания летом?

Оксана Сыроид: Так пусть честно скажут, что им нужно 150 подписей, чтобы проголосовать за законопроект о выборах на Донбассе. Это не будет внеочередное заседание. Это будет внеочередная сессия, поскольку эта сессия закрыта. Внеочередную сессию можно созывать только под конкретно определенные вопросы.

РБК-Украина: В ходе визита госсекретаря США Джона Керри состоялась его встреча со спикером Рады Парубием. Известны ли вам какие-то детали? Возможно, вы тоже были на встрече?

Оксана Сыроид: Я не могу знать, ведь не присутствовала на тех встречах.

РБК-Украина: Керри встречался с депутатами парламента?

Оксана Сыроид: Возможно, с кем-то встречался, но мне об этом не известно. Но позиция наших международных партнеров достаточно очевидна и понятна. В Соединенных Штатах прослеживается момент институциональной слабости. В преддверии президентских выборов в США — это точка институциональной слабости, потому что идет перезагрузка власти. Они безоговорочно заинтересованы, чтобы показать эффективность их участия в этом процессе. К этому надо относиться спокойно и прагматично.

В то же время они остаются партнерами, и я убеждена, что если Украина защитит свой суверенитет, не поддастся на провокацию и не проголосует за выборы и изменения в Конституцию, США поддержит эту позицию.

Из того, что я знаю из своих визитов в Вашингтон, я убеждена, что мы сможем эту позицию в дальнейшем аргументировать и искать реальное решение проблемы.

Что касается наших европейских партнеров, ситуация несколько сложнее. Европа с Россией в значительной мере взаемоинтегрованы — и экономически, и политически, в частности, через Совет Европы и ОБСЕ.

Поэтому европейцам важно восстановить добрососедские отношения с Россией. Если Украина признает, что это – война, и Россия — оккупант, что в результате российской оккупации погибло 10 тысяч человек, то европейским коллегам будет как-то не совсем комфортно сотрудничать с оккупантом, на руках которого кровь людей.

Поэтому гораздо проще убедить Украину, что в Донецкой и Луганской областях у нас внутренний конфликт, в результате которого гибнут люди. С Крымом другая история, потому что аннексия Крыма состоялась фактически без крови. Да, она произошла незаконно, но здесь нет неудобства.

И для России это — разные территории. Потому что одна территория — это Крымский федеральный округ РФ, а другая — непонятные конгломераты под названием ДНР и ЛНР. Крым России нужен, а ДНР/ЛНР — не нужны. Им, на самом деле, нужно оккупировать всю Украину. А для Украины статус этих территорий является абсолютно одинаковым, это — временно оккупированная территория Украины.

РБК-Украина: Давайте поговорим о проблемах, связанных с работой парламента. Ситуация особенно обострилась в течение последних 2 недель. И мы видели, что всего лишь несколько дней парламент более или менее работал. С чем это связано? Это проблемы коалиции?

Оксана Сыроид: Это проблема зависимости парламента. Парламент фактически зависит от 5-7 человек.

РБК-Украина: Назовите фамилии.

Оксана Сыроид: Как мы между собой говорим, реклама — платная. Я думаю, что те все имена известны. Не нужно их рекламировать. Фактически, это те, кого называют олигархами. Самой большой проблемой является даже не факт зависимости парламента, а проблема в том, что эти олигархи сами по себе зависимы от России. Почти все. За исключением нескольких человек.

Поэтому то, что происходит в парламенте, во многом продиктовано интересами России, чтобы дестабилизировать ситуацию. Главная цель — дискредитировать парламент, заблокировать его работу и пойти на досрочные выборы.

РБК-Украина: А можно ли говорить, что дестабилизация работы парламента выгодна Петру Порошенко, чтобы показать Западу, что парламент пока не способен принять законопроект о выборах в Донбассе?

Оксана Сыроид: Люди об этом говорят. У меня не было с ним (Петром Порошенко, — ред.) об этом личной дискуссии, и мне очень бы не хотелось так думать. Мне бы очень не хотелось думать о том, что глава государства заинтересован в дестабилизации законодательного органа в такой ситуации. Я надеюсь, что здравый смысл и государственный интерес должны побеждать над банальным желанием концентрации власти. Потому что пойти на досрочные выборы сегодня для Украины — это огромный риск прежде из-за того, что мы имеем старый избирательный закон.

При условии применения действующего избирательного закона следующий состав будет намного хуже, чем сегодняшний, потому что мажоритарка будет полностью продана, а рейтинги политических сил мы все сейчас видим.

Вторая причина — ситуация с безопасностью. Мы можем зайти в процесс выборов и не выйти из них.

Третья причина — это ЦИК. Мы не имеем легитимной Центральной избирательной комиссии. Четвертая причина — турбулентность в исполнительной власти. То есть, все правительство пойдет на выборы. И полгода у нас не будет правительства. Можно сетовать, сколько угодно, что это правительство плохое. Но полгода не будет ничего. Будет полгода торговли популизмом.

РБК-Украина: Чего ждать от осени? Может ли президент осенью распустить парламент?

Оксана Сыроид: По моему убеждению, этот парламент абсолютно работоспособен. Он имеет достаточно ресурсов, чтобы принимать решения. Я не вижу оснований, чтобы прекращать его полномочия.

РБК-Украина: То есть, блокируют работу парламента фракции «Батькивщина», Радикальная партия, которые хотят перевыборов? А также «Оппозиционный блок», который недавно заявил о готовности сложить мандаты?

Оксана Сыроид: «Батькивщина» и «Оппозиционный блок» всегда были откровенны в своих требованиях о досрочных парламентских выборах. Я также не исключаю, что это начало происходить, чтобы отвлечь внимание людей от угрожающей ситуации с перспективой принятия законопроекта о проведении выборов на оккупированных территориях. Мы же не раз наблюдали, когда впускается дымовая шашка, а за ней не видно реальности.

РБК-Украина: Вы упоминали, что парламенту удалось выйти из политического кризиса, назначив новое правительство. А разница между правительством Арсения Яценюка и правительством Владимира Гройсмана в вопросах сотрудничества с Верховной Радой есть?

Оксана Сыроид: Думаю, что все заметили, что разница есть. Есть две причины, почему правительство Гройсмана эффективнее в сотрудничестве с парламентом. Во-первых, потому, что Владимир Борисович пришел из парламента. Он сам был жертвой, когда правительство эффективно не работало с парламентом. Во-вторых, опыт господина Гройсмана — это управление большим городом. Он также имел определенную ответственность перед представительным органом местного самоуправления.

У правительства есть и проблемы. Это не вина этого правительства, это не вина премьер-министра или других министров. Это то, что у нас нет политической ответственности правительства, оно не сформировано командой. Это такая сборная солянка. Когда формировалось правительство, то каждый пытался впихнуть кого-то своего. И это не премьер-министр полностью формировал этот Кабинет министров. Объективно он еще не имел возможности сформировать свою команду.

РБК-Украина: Вы считаете, что премьер-министр должен привести полностью свою команду?

Оксана Сыроид: Коалиционные правительства — это не всегда своя команда. Но премьер-министр должен иметь прерогативу сказать, что «я с этим человеком из вашей команды работать не буду». Мы исследовали достаточно длительное время опыт формирования коалиции и коалиционного правительства из нескольких политических сил, как это происходит в Европе. Очень часто это компромисс, но премьер-министр — это тот человек, чье слово определяющее в назначении того или иного министра.

РБК-Украина: По вашему мнению, правительство должно быть технократическим или политическим?

Оксана Сыроид: Лозунг технократического правительства, во-первых, у нас неправильно использовался. Во-вторых, он себя изжил. Технократическое правительство может быть только тогда, когда объявляются досрочные выборы. Например, не дай Бог, объявили сегодня досрочные парламентские выборы. Премьер или другие министры приняли решение, что они идут на выборы. Они больше не могут выполнять свои функции. Кто будет выполнять их задачи? И тогда назначается технократическое правительство, то есть правительство на переходный период, пока продолжается избирательный процесс.

В случае, когда избирательный процесс завершился, то технократическое и коалиционное правительство — это понятия не совместимые. Потому что коалиция — это коалиция депутатских фракций, которые формируют правительство. Они не могут сформировать технократическое правительство. Они могут сформировать правительство, которое будет ответственным перед этой коалицией. У нас другая проблема.

Люди считают, что технократы — это добро, а представители политических сил — это обязательно зло. Потому что технократы, которые приходили, — это действительно были профессиональные и добросовестные люди. А политиков мы привыкли видеть коррумпированными и не ответственными перед людьми.

Но это опять же проблема в зависимости политических сил от олигархов. У нас пока нет политических партий. У нас есть политические проекты. Мы практически не имеем политических партий в парламенте. Я не говорю сейчас о «Самопомочи», которая является политической партией, которая строится по кирпичикам снизу, и не имеет никакой олигархической зависимости.

РБК-Украина: Вы сейчас говорите, что «Самопомич» другая, но лидера партии, мэра Львова Андрея Садового обвиняют в том, что он на уровне Львова зарабатывает на различных схемах.

Оксана Сыроид: Правоохранительная система сегодня очень «критически» настроена и к «Самопомичи», и к ее лидеру. Правоохранительная система уже продемонстрировала это не один раз в течение последнего периода. Думаю, если бы действительно так было, мы бы давно уже имели с вами доказательства.

РБК-Украина: Была информация, будто Андрею Садовому дважды предлагали премьерское кресло. Он отказался. При каких условиях Садовый согласился бы стать премьером?

Оксана Сыроид: Здесь ответ очень очевиден. Можно соглашаться на должность премьер-министра, когда ты имеешь за собой политическую силу, которая либо имеет большинство в парламенте, или может это большинство сформировать вокруг себя. Ты можешь согласиться стать премьер-министром, когда можешь гарантировать, что идеи, которые ты будеш предлагать, будут приняты в парламенте.
Во-вторых, предложить должность премьер-министра может только парламентская коалиция. Я не помню, чтобы парламентская коалиция предлагала Садовому должность премьер-министра.

РБК-Украина: Но президент предлагал?

Оксана Сыроид: А какое отношение к этому имеет президент? Это коалиция должна сказать президенту, что «мы выбрали такого то премьер-министра. Внесите его кандидатуру в парламент».

РБК-Украина: Тогда что? Садового хотели подставить?

Оксана Сыроид: Это не было предложение. Это были рассуждения, насколько мне известно. Садовый рассматривался как один из вариантов. А ни одного предложения не было.

Согласиться на должность премьер-министра, не имея тех голосов, которые обеспечат принятие решений в парламенте — это было бы безответственно.

РБК-Украина: Безответственно для своей дальнейшей политической карьеры?

Оксана Сыроид: Безответственно перед людьми. Потому что это просто голая амбиция — «я хочу быть премьер-министром и все». А что ты можешь сделать?

РБК-Украина: В последнее время в парламенте сложилась такая ситуация, когда «Батькивщина» и Радикальная партия призывали блокировать трибуну. Тимошенко призвала «Самопомич» участвовать в процессе. Ваша фракция не присоединяется, хотя так же требует снижения тарифов, как коллеги по парламенту. Поэтому «Самопомич» обвиняют, будто бы она идет на сотрудничество с Банковой в обмен на то, что Администрация президента больше не обливает грязью Садового за недавнюю ситуацию с Грибовичской свалкой, а «Самопомич» резко не выступает против президента и коалиции.

Оксана Сыроид: По этой логике, если «Самопомич» приняла решение не блокировать, это означает, что она сотрудничает с Банковой. А если бы приняла решение блокировать, то значит сотрудничает с «Батькивщиной» или с Радикальной партией.

Решение для нас было очевидным. «Самопомич» была откровенной и настаивала на том, что парламент должен работать. В противном случае, это приведет к досрочным выборам. Мы говорим об этом в течение года, мы категорически против досрочных выборов при любых обстоятельствах.

Мы поддерживали формирования ВСК. К сожалению, фракции Радикальной партии и «Батькивщины» не нашли компромисса вместе с фракциями БПП и «Народный фронт». Во-вторых, мы действительно выступаем за снижение тарифов, но мы имеем свое видение. Мы понимаем, как это можно сделать. Мы общаемся непосредственно с правительством по этому поводу. На самом деле, от того, что блокируется работа парламента, и начнутся досрочные выборы, тарифы не станут меньше, а наоборот вырастут. Правительство пойдет на выборы, и тарифы точно никто не изменит.

Почему об этом никто не думает? Нам нужно увеличить покупательную способность людей, потому что не страшна собственно абсолютная цифра тарифов. Страшная их относительная цифра. Что сегодня тариф в части доходов людей фактически неподъемный, и он поставил за черту бедности по сути 60 процентов населения.

РБК-Украина: Вернемся к вашей парламентской работе. Пять месяцев, как «Самопомич» вышла из коалиции. Не сожалеет ли фракция о своем решении?

Оксана Сыроид: Как мы можем об этом сожалеть, если это соответствует нашим внутренним убеждениям. Мы к этому шли, пожалуй, полгода. Это решение выросло из-за наших мировоззренческих ценностей.

РБК-Украина: Изменились ли отношения фракции с президентом из-за выхода из коалиции?

Оксана Сыроид: С президентом мы поддерживаем рабочие отношения. Пытаемся общаться и с президентом, и с представителями Администрации президента, когда работаем над определенными решениями. Президент, прежде всего, является главой государства. Нужно его признавать и поддерживать в этой функции. Хотя для меня больно, что президент, как институт, имеет слишком большое влияние на исполнительную власть. И это также нужно учитывать и поэтому быть участником этих разговоров.

Не всегда эти разговоры простые, а сотрудничество — плодотворное. Но мы стоим на позиции, что говорить всегда лучше, чем не говорить. И искать возможности сотрудничества в интересах людей и государства всегда лучше, чем закрываться и говорить, что или вот так, или никак.

РБК-Украина: Отношения-то изменились? Стали реже приглашать на встречи?

Оксана Сыроид: Я не могу сказать, что это существенно повлияло на отношения. Хотя я думаю, что то, что произошло после поджога на Грибовичской свалке, и эта вся кампания возникла не просто так, а вследствие того, что «Самопомич» не готова была идти на послушание в отношении определенных решений.

РБК-Украина: Почему все забыли о ситуации на Грибовичской свалке. Я не слышала о результатах расследования. Вам что-то об этом известно?

Оксана Сыроид: Я знаю, что этим занимается министерство экологии и природных ресурсов. Видимо, также правоохранительные органы ведут расследование. Потому что это разные расследования. По экологической безопасности и в связи с тем, что погибли люди, и есть вероятность поджога. Я думаю, что расследование ведется, и надеюсь, что мы услышим его результаты.

РБК-Украина: После трагедии наблюдались довольно напряженные отношения Садового с президентом. Сейчас что-то изменилось? Ведь, как минимум, мы не слышим взаимных упреков и обид.

Оксана Сыроид: Нужно общение. Мы — в политическом процессе. Политики, которые были до нас, привыкли работать определенным образом. Использовать методы давления. Вместо того, чтобы говорить и понимать, почему кто-то занимает ту или иную позицию, давайте лучше нажмем или пошантажируем.

Очень часто в современной политике принято формировать не последовательны, а ситуативные отношения. Например, тебе нужно решение, давайте будем «сотрудничать», а завтра ты мне не нужен, поэтому я с тобой и не сотрудничаю. А сотрудничество — это постоянное доверие. А у нас все делается наоборот.

РБК-Украина: После пожара на Грибовичской свалке, Садовый встречался с президентом или они прекратили общение?

Оксана Сыроид: Насколько мне известно, они общаются.

РБК-Украина: Как часто фракция «Самопомич» встречается с президентом?

Оксана Сыроид: Мы не встречаемся с тех пор, как вышли из коалиции.

РБК-Украина: А вы лично?

Оксана Сыроид: Когда имеем возможность, например, встретиться в парламенте. Несколькими словами перекинуться.

РБК-Украина: Изменился ли президент за эти два года?

Оксана Сыроид: Я не думаю, что мне уместно это комментировать Я бы сказала так, что мы видим очередную ситуацию, когда человек, который попадает на должность с такими «вывихнутыми» полномочиями, становится заложником этих полномочий и начинает концентрировать власть. Я понимаю, что соблазн есть огромным потому, что дисбаланс заложен в самой Конституции. Есть огромный объем полномочий и нет никакой за них ответственности ни перед кем. Поэтому есть соблазн дальше и дальше собирать под себя эти полномочия.

Это типичная византийская концентрация власти. Мне грустно за этим наблюдать, я понимаю, что власть без ответственности — это могильная плита для любого политика. Всегда. Я не знаю, они со стороны это замечают или нет. Но почему-то, когда они попадают на эти должности, что-то происходит. И мне обидно, что люди, которые вокруг президента, не могут ему этого объяснить, что на самом деле концентрация власти без ответственности очень сильно вредит и уничтожает доверие к этому институту.

То, что сегодня доверие к президенту является низким, является следствием накопления власти и отсутствия ответственности.

РБК-Украина: Можно ли сказать, что президент устал?

Оксана Сыроид: А от чего усталость? Усталость от излишней власти.

РБК-Украина: Больше поседел?

Оксана Сыроид: Излишняя власть. Не надо президенту иметь исполнительную власть. «Не царское это дело». Не нужно. Президент должен быть главой государства, а исполнительную власть должно осуществлять правительство.

РБК-Украина

Никто не сможет спрятаться от ответственности. Садовый отвечает на упреки и рассказывает, как Украина превратилась в ВизантиюНикто не сможет спрятаться от ответственности. Садовый отвечает на упреки и рассказывает, как Украина превратилась в Византию

Елена Трибушная

Мэр Львова и глава партии Самопоміч признается, ощущает ли он личную ответственность за трагедию на полигоне, и рассказывает, как президент убеждал его возглавить правительство

До последнего времени Андрей Садовый считался в украинской политике принцем на белом коне. 47‑летний мэр Львова и его успешный менеджер превратил город в туристическую столицу Украины, поглазеть на которую приезжает до 2 млн человек в год. Также Садовый возглавляет партию Самопоміч, имеющую четвертую по размеру фракцию в Верховной раде и репутацию политической силы, способной не разочаровывать своих избирателей. Наконец, согласно недавнему опросу Киевского международного института социологии, президентский рейтинг самого Садового — третий в стране: он пропускает вперед лишь политических тяжеловесов — Юлию Тимошенко и президента Петра Порошенко.

Однако в последнее время амбициозный львовянин понес большие репутационные потери. Наибольшим ударом стал мусорный коллапс и гибель спасателей во Львове. Также подпортили репутацию Садовому выборы в Кривом Роге, где кандидат от Самопоміч был готов за деньги снять свою кандидатуру в пользу Оппозиционного блока. Наконец, февральский выход Самопоміч из парламентской коалиции накануне голосования за правительство был воспринят неоднозначно.

Чтобы получить ответы на многие вопросы, НВ отправляется к Садовому во Львов. В условленное время он уже ждет в своем кабинете в мэрии на площади Рынок. А когда по просьбе фотографа выходит для снимка на балкон, его появление вызывает фурор среди туристов. Садовый приветственно машет им рукой и возвращается в кабинет — отвечать на вопросы о политической ответственности и безответственности.

Пять вопросов Андрею Садовому:

— Ваше самое большое достижение?

— Я горжусь своими детьми, женой, городом. И хочу гордиться страной.

— Ваш самый большой провал?

— Я очень многого не сделал из того, что можно было бы сделать. Из-за нехватки времени, опыта, из‑за препятствий, которые были всю жизнь.

— Какая из последних прочитанных книг произвела на вас наибольшее впечатление?

— Об Илоне Маске. Это книга о том, что именно большая мечта, если она честная и открытая, имеет шанс быть реализованной.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— Пешком в основном. Если по работе, то у меня есть старенькая служебная Toyota Avensis. И в семье у нас есть Mercedes Vito, но он для нас уже мал.

— Кому бы вы не подали руки?

— Думаю, нет такого человека. Надо всегда давать людям шанс в жизни.

— Чувствуете ли вы личную ответственность за гибель людей на мусорном полигоне в Грибовичах и ситуацию, в которой оказался Львов из‑за пожара?

— У меня сегодня нет морального права вести дискуссию на эту тему. Следственные органы примут решение. Ответственность лежит на всех, на мне в том числе. Я городской голова, и когда в городе возникает любая форс-мажорная ситуация, я несу ответственность. Хотелось бы, чтобы эта ситуация нас объединила. Мне больно, когда вместо того, чтобы тратить силы на решение проблемы, многие политики спорят и ищут крайних. Не время.

Моя задача — чтобы был сделан новый, современный полигон, проведена рекультивация. Мы договорились с Европейским инвестиционным банком, но это не делается за день. Эксперты должны оценить стоимость работ. Речь идет о сумме ориентировочно € 40 млн.

Полигон работает еще со времен Австро-Венгрии, и это одна из самых больших проблем, которая у нас есть.

— До пожара на полигоне главное, в чем упрекали Самопоміч, был ее выход из коалиции: мол, вы не хотите брать на себя ответственность, потому что это может негативно повлиять на рейтинг партии.

— Никто не сможет сегодня спрятаться и не брать ответственность. Самопоміч честно вошла в коалицию. Мы честно делали все возможное для выполнения коалиционного соглашения, но когда на черное начали говорить белое, когда мы увидели не борьбу с коррупцией, а ее расцвет, двойные, тройные стандарты, мы приняли принципиальное решение и вышли.

— Вас не остановили обвинения в развале так называемой проукраинской, проевропейской коалиции?

— У нас в стране Византия в наихудшей форме. Потому что мы живем в парламентско-президентской стране, а где все решения принимаются? В Администрации президента.

— Похоже, вы разочарованы президентом и его окружением, которое сейчас фактически держит в руках власть.

— Я не был очарован, поэтому чувствую себя достаточно комфортно. Я реалист.

Да, втайне я всегда надеялся на лучшее. Но когда анализируешь поступки человека в прошлые годы, то можешь спрогнозировать и следующие его шаги.

Мы находились в очень сложной ситуации, потому что страна оказалась без президента. И с точки зрения безопасности страны мы были вынуждены немедленно избрать президента, чтобы стать легитимным государством. На тот момент лучшей кандидатуры не было, и большинство граждан выбрали Петра Алексеевича. Он получил шанс посвятить себя, сгореть и дать стране большой толчок вперед. У него еще есть этот шанс. Потому что президентский срок — пять лет. Он проработал только два.

— Вы видели последние президентские рейтинги? Там ваш рейтинг примерно такой, как у Порошенко.

— Я никогда никому даже намека не давал о каких‑то амбициях в этой части.

У меня есть чем заниматься с утра до вечера каждый день. Амбиции я свои озвучил. Это построение успешной идеологической партии и успешный город Львов.

— По-вашему, Самопоміч быстро растет?

— Конечно. На последних локальных выборах мы получили ровную ситуацию во всех городах страны. Осенью в некоторых городах мы воспользуемся своей возможностью отозвать одного-двух депутатов, которые ошиблись. Ответственностью перед людьми и Богом шутить нельзя. Мы принимаем решения моментально.

— Как с Юрием Милобогом в Кривом Роге, который шел на выборы городского головы от Самопоміч и одновременно вел переговоры с Оппозиционным блоком о том, что снимет свою кандидатуру, причем за деньги?

— Это жизнь. Есть искушения. У нас в политике люди хотят денег и славы, но на этом их политическая карьера заканчивается — на следующий день они становятся марионетками. Нормально, когда ты хочешь славы. А когда ты хочешь денег, тебе надо идти в бизнес. Хотя в Украине лучший бизнес — это до сих пор политика. 1 % граждан имеют влияние на 80 % бюджетных средств страны. Это страшно. 63 % экономики в тени. Если на 10 % снизить этот уровень, у нас будет достаточно сбалансированный бюджет, нам не нужны будут какие‑то заимствования.

— Если Самопоміч будет иметь когда‑нибудь большинство в парламенте, вы видите себя премьером?

— Если будет большинство, если партия доверит, то других вариантов не может быть. Ты обязан брать ответственность.

— Когда выбирали премьера, вам тоже предлагали эту должность. Насколько это было серьезно?

— Президент провел со мной несколько бесед на эту тему. Моя позиция была четкой и однозначной: некорректно давать согласие на пост премьера, когда ты имеешь в парламенте только 26 голосов, а для принятия решения нужно 226. Быть на растяжке и каждый день искать голоса для принятия важных решений — это не работа. Если работать, то работать. На сегодняшний день коалиция какая‑то…

— …фантомная?

— Да, фантомная. И никто не может предвидеть, сколько она просуществует. Что завтра стрельнет в голову Арсению Петровичу? С какой мыслью проснется Ринат Леонидович? Что приснится Игорю Валерьевичу? Кто знает.

— У большинства украинских партий идеология либо отсутствует, либо очень гибкая и меняется в зависимости от ситуации. Идеология Самопоміч,— это о чем?

— Говорить в Украине об идеологии вообще слишком рано, потому что у нас большинство партий, где идеология очень проста — это клептократия. Это большое олигархическое гнездо.

Если смотреть с точки зрения мировых традиций, то мы центристы с правым уклоном. Хотя мне близка позиция английских консерваторов.

— А ваша партия разве не лидерского типа? Если вдруг Андрей Садовый поедет куда‑то в Канаду работать министром, партия будет существовать?

— Однозначно. Вы себе можете представить другую партию, где без лидера принимались бы решения на фракции? Я не вмешиваюсь в этот процесс. Да, есть концептуальные вещи, которые мы совместно проговариваем, но есть и текущая работа. Для меня важно, работая здесь, во Львове, показывать пример.

Многие люди, приезжающие во Львов, видят, что есть надежда. У нас амбиции обновить весь общественный транспорт на 70 %. Мы инициировали выпуск всей линейки общественного транспорта на заводе Электрон. Львов — крупнейший партнер ЕБРР среди городов Украины. К нам есть доверие. Сегодня многие готовы инвестировать и инвестируют во Львов. У Львова примерно такая же позиция по количеству жилья, как у Киева. И такой успех может быть во всех городах. Но надо, чтобы к власти приходили адекватные люди, которые будут работать для своих городов, сел и не будут воровать. В нашей стране я пока не увидел намерения и желания бороться с коррупцией.

— Не увидели у кого?

— У людей, которые сегодня при власти и которые имеют большое влияние.

Резонансные расследования в цивилизованной стране давно уже привели бы к отставкам. А у нас спорят о легитимных и нелегитимных офшорах. Любой цивилизованный человек знает, что, если человек идет в офшоры, он уходит от уплаты налогов. Это самый страшный грех во многих странах, преступление.

— Ваш семейный бизнес не работает с офшорами?

— Я никогда никаких офшоров не создавал. Они мне не нужны. Моя супруга с Романом Андрейко и его женой являются учредителями медиахолдинга [ТРК Люкс, куда входят телеканал 24, радиостанции Люкс и 24]. Зачем это прятать?

— Видимо, одна из причин в том, что ситуация в стране не была благоприятной для прозрачного ведения бизнеса.

— Если ты хочешь в этой стране жить, то делай все просто. Если у президента есть бизнес, то пусть зарегистрирует его полностью в Украине и здесь же платит налоги. Почему нельзя заключить соглашение с украинской юридической компанией? Как объяснять людям эти офшоры, слепые трасты?

— Мой знакомый бизнесмен из Львова говорит, что в здешней мэрии тоже имеет место коррупция, откаты — 10 %, 15 %.

— А может он привести пример? У нас была тяжелая последняя каденция, когда большинство в горсовете получила партия Свобода. Это было трудно: городской голова формирует повестку дня, депутаты не голосуют. Раз не голосуют, два не голосуют. А потом бизнесмен, который, например, хочет закрепить участок за своим производством, приходит и говорит: “Ребята, что же вы не голосуете?” Ему: “Должен партии помочь”. И таких случаев много. Правда, никто не наказан. За это у нас не наказывают.

— Во Львове совсем недавно открылся завод электрооборудования и автозапчастей японской компании Фуджикура. Можно ли сделать так, чтобы это было не эпизодическое явление, а сюда постоянно шли инвестиции?

— Многие инвесторы в ожидании. Хотя сегодня прекрасное время инвестировать. Некоторые американские фонды сейчас присматриваются, что можно дешево купить, потому что мы уже опустились на дно и цены самые низкие. Чем для меня интересна Фуджикура? Тем, что в Японии есть сотни международных компаний. Если Фуджикура будет успешной, то эти компании придут сюда. Мы вытягиваем что можем на местном уровне, но должно быть понимание и содействие государства.

— Люди, много путешествующие по Европе, сравнивая ее со Львовом, говорят, что стать по‑настоящему европейским туристическим городом ему мешает отсутствие какого‑то лоска: там не подшпаклевано, там не подкрашено.

— У нас достаточно большой бюджет, но он все равно в разы меньше, чем бюджет какого‑то туристического города в любой стране ЕС.

Материал опубликован в НВ №22 от 17 июня 2016 года
Елена Трибушная

Мэр Львова и глава партии Самопоміч признается, ощущает ли он личную ответственность за трагедию на полигоне, и рассказывает, как президент убеждал его возглавить правительство

До последнего времени Андрей Садовый считался в украинской политике принцем на белом коне. 47‑летний мэр Львова и его успешный менеджер превратил город в туристическую столицу Украины, поглазеть на которую приезжает до 2 млн человек в год. Также Садовый возглавляет партию Самопоміч, имеющую четвертую по размеру фракцию в Верховной раде и репутацию политической силы, способной не разочаровывать своих избирателей. Наконец, согласно недавнему опросу Киевского международного института социологии, президентский рейтинг самого Садового — третий в стране: он пропускает вперед лишь политических тяжеловесов — Юлию Тимошенко и президента Петра Порошенко.

Однако в последнее время амбициозный львовянин понес большие репутационные потери. Наибольшим ударом стал мусорный коллапс и гибель спасателей во Львове. Также подпортили репутацию Садовому выборы в Кривом Роге, где кандидат от Самопоміч был готов за деньги снять свою кандидатуру в пользу Оппозиционного блока. Наконец, февральский выход Самопоміч из парламентской коалиции накануне голосования за правительство был воспринят неоднозначно.

Чтобы получить ответы на многие вопросы, НВ отправляется к Садовому во Львов. В условленное время он уже ждет в своем кабинете в мэрии на площади Рынок. А когда по просьбе фотографа выходит для снимка на балкон, его появление вызывает фурор среди туристов. Садовый приветственно машет им рукой и возвращается в кабинет — отвечать на вопросы о политической ответственности и безответственности.

Пять вопросов Андрею Садовому:

— Ваше самое большое достижение?

— Я горжусь своими детьми, женой, городом. И хочу гордиться страной.

— Ваш самый большой провал?

— Я очень многого не сделал из того, что можно было бы сделать. Из-за нехватки времени, опыта, из‑за препятствий, которые были всю жизнь.

— Какая из последних прочитанных книг произвела на вас наибольшее впечатление?

— Об Илоне Маске. Это книга о том, что именно большая мечта, если она честная и открытая, имеет шанс быть реализованной.

— На чем вы передвигаетесь по городу?

— Пешком в основном. Если по работе, то у меня есть старенькая служебная Toyota Avensis. И в семье у нас есть Mercedes Vito, но он для нас уже мал.

— Кому бы вы не подали руки?

— Думаю, нет такого человека. Надо всегда давать людям шанс в жизни.

— Чувствуете ли вы личную ответственность за гибель людей на мусорном полигоне в Грибовичах и ситуацию, в которой оказался Львов из‑за пожара?

— У меня сегодня нет морального права вести дискуссию на эту тему. Следственные органы примут решение. Ответственность лежит на всех, на мне в том числе. Я городской голова, и когда в городе возникает любая форс-мажорная ситуация, я несу ответственность. Хотелось бы, чтобы эта ситуация нас объединила. Мне больно, когда вместо того, чтобы тратить силы на решение проблемы, многие политики спорят и ищут крайних. Не время.

Моя задача — чтобы был сделан новый, современный полигон, проведена рекультивация. Мы договорились с Европейским инвестиционным банком, но это не делается за день. Эксперты должны оценить стоимость работ. Речь идет о сумме ориентировочно € 40 млн.

Полигон работает еще со времен Австро-Венгрии, и это одна из самых больших проблем, которая у нас есть.

— До пожара на полигоне главное, в чем упрекали Самопоміч, был ее выход из коалиции: мол, вы не хотите брать на себя ответственность, потому что это может негативно повлиять на рейтинг партии.

— Никто не сможет сегодня спрятаться и не брать ответственность. Самопоміч честно вошла в коалицию. Мы честно делали все возможное для выполнения коалиционного соглашения, но когда на черное начали говорить белое, когда мы увидели не борьбу с коррупцией, а ее расцвет, двойные, тройные стандарты, мы приняли принципиальное решение и вышли.

— Вас не остановили обвинения в развале так называемой проукраинской, проевропейской коалиции?

— У нас в стране Византия в наихудшей форме. Потому что мы живем в парламентско-президентской стране, а где все решения принимаются? В Администрации президента.

— Похоже, вы разочарованы президентом и его окружением, которое сейчас фактически держит в руках власть.

— Я не был очарован, поэтому чувствую себя достаточно комфортно. Я реалист.

Да, втайне я всегда надеялся на лучшее. Но когда анализируешь поступки человека в прошлые годы, то можешь спрогнозировать и следующие его шаги.

Мы находились в очень сложной ситуации, потому что страна оказалась без президента. И с точки зрения безопасности страны мы были вынуждены немедленно избрать президента, чтобы стать легитимным государством. На тот момент лучшей кандидатуры не было, и большинство граждан выбрали Петра Алексеевича. Он получил шанс посвятить себя, сгореть и дать стране большой толчок вперед. У него еще есть этот шанс. Потому что президентский срок — пять лет. Он проработал только два.

— Вы видели последние президентские рейтинги? Там ваш рейтинг примерно такой, как у Порошенко.

— Я никогда никому даже намека не давал о каких‑то амбициях в этой части.

У меня есть чем заниматься с утра до вечера каждый день. Амбиции я свои озвучил. Это построение успешной идеологической партии и успешный город Львов.

— По-вашему, Самопоміч быстро растет?

— Конечно. На последних локальных выборах мы получили ровную ситуацию во всех городах страны. Осенью в некоторых городах мы воспользуемся своей возможностью отозвать одного-двух депутатов, которые ошиблись. Ответственностью перед людьми и Богом шутить нельзя. Мы принимаем решения моментально.

— Как с Юрием Милобогом в Кривом Роге, который шел на выборы городского головы от Самопоміч и одновременно вел переговоры с Оппозиционным блоком о том, что снимет свою кандидатуру, причем за деньги?

— Это жизнь. Есть искушения. У нас в политике люди хотят денег и славы, но на этом их политическая карьера заканчивается — на следующий день они становятся марионетками. Нормально, когда ты хочешь славы. А когда ты хочешь денег, тебе надо идти в бизнес. Хотя в Украине лучший бизнес — это до сих пор политика. 1 % граждан имеют влияние на 80 % бюджетных средств страны. Это страшно. 63 % экономики в тени. Если на 10 % снизить этот уровень, у нас будет достаточно сбалансированный бюджет, нам не нужны будут какие‑то заимствования.

— Если Самопоміч будет иметь когда‑нибудь большинство в парламенте, вы видите себя премьером?

— Если будет большинство, если партия доверит, то других вариантов не может быть. Ты обязан брать ответственность.

— Когда выбирали премьера, вам тоже предлагали эту должность. Насколько это было серьезно?

— Президент провел со мной несколько бесед на эту тему. Моя позиция была четкой и однозначной: некорректно давать согласие на пост премьера, когда ты имеешь в парламенте только 26 голосов, а для принятия решения нужно 226. Быть на растяжке и каждый день искать голоса для принятия важных решений — это не работа. Если работать, то работать. На сегодняшний день коалиция какая‑то…

— …фантомная?

— Да, фантомная. И никто не может предвидеть, сколько она просуществует. Что завтра стрельнет в голову Арсению Петровичу? С какой мыслью проснется Ринат Леонидович? Что приснится Игорю Валерьевичу? Кто знает.

— У большинства украинских партий идеология либо отсутствует, либо очень гибкая и меняется в зависимости от ситуации. Идеология Самопоміч,— это о чем?

— Говорить в Украине об идеологии вообще слишком рано, потому что у нас большинство партий, где идеология очень проста — это клептократия. Это большое олигархическое гнездо.

Если смотреть с точки зрения мировых традиций, то мы центристы с правым уклоном. Хотя мне близка позиция английских консерваторов.

— А ваша партия разве не лидерского типа? Если вдруг Андрей Садовый поедет куда‑то в Канаду работать министром, партия будет существовать?

— Однозначно. Вы себе можете представить другую партию, где без лидера принимались бы решения на фракции? Я не вмешиваюсь в этот процесс. Да, есть концептуальные вещи, которые мы совместно проговариваем, но есть и текущая работа. Для меня важно, работая здесь, во Львове, показывать пример.

Многие люди, приезжающие во Львов, видят, что есть надежда. У нас амбиции обновить весь общественный транспорт на 70 %. Мы инициировали выпуск всей линейки общественного транспорта на заводе Электрон. Львов — крупнейший партнер ЕБРР среди городов Украины. К нам есть доверие. Сегодня многие готовы инвестировать и инвестируют во Львов. У Львова примерно такая же позиция по количеству жилья, как у Киева. И такой успех может быть во всех городах. Но надо, чтобы к власти приходили адекватные люди, которые будут работать для своих городов, сел и не будут воровать. В нашей стране я пока не увидел намерения и желания бороться с коррупцией.

— Не увидели у кого?

— У людей, которые сегодня при власти и которые имеют большое влияние.

Резонансные расследования в цивилизованной стране давно уже привели бы к отставкам. А у нас спорят о легитимных и нелегитимных офшорах. Любой цивилизованный человек знает, что, если человек идет в офшоры, он уходит от уплаты налогов. Это самый страшный грех во многих странах, преступление.

— Ваш семейный бизнес не работает с офшорами?

— Я никогда никаких офшоров не создавал. Они мне не нужны. Моя супруга с Романом Андрейко и его женой являются учредителями медиахолдинга [ТРК Люкс, куда входят телеканал 24, радиостанции Люкс и 24]. Зачем это прятать?

— Видимо, одна из причин в том, что ситуация в стране не была благоприятной для прозрачного ведения бизнеса.

— Если ты хочешь в этой стране жить, то делай все просто. Если у президента есть бизнес, то пусть зарегистрирует его полностью в Украине и здесь же платит налоги. Почему нельзя заключить соглашение с украинской юридической компанией? Как объяснять людям эти офшоры, слепые трасты?

— Мой знакомый бизнесмен из Львова говорит, что в здешней мэрии тоже имеет место коррупция, откаты — 10 %, 15 %.

— А может он привести пример? У нас была тяжелая последняя каденция, когда большинство в горсовете получила партия Свобода. Это было трудно: городской голова формирует повестку дня, депутаты не голосуют. Раз не голосуют, два не голосуют. А потом бизнесмен, который, например, хочет закрепить участок за своим производством, приходит и говорит: “Ребята, что же вы не голосуете?” Ему: “Должен партии помочь”. И таких случаев много. Правда, никто не наказан. За это у нас не наказывают.

— Во Львове совсем недавно открылся завод электрооборудования и автозапчастей японской компании Фуджикура. Можно ли сделать так, чтобы это было не эпизодическое явление, а сюда постоянно шли инвестиции?

— Многие инвесторы в ожидании. Хотя сегодня прекрасное время инвестировать. Некоторые американские фонды сейчас присматриваются, что можно дешево купить, потому что мы уже опустились на дно и цены самые низкие. Чем для меня интересна Фуджикура? Тем, что в Японии есть сотни международных компаний. Если Фуджикура будет успешной, то эти компании придут сюда. Мы вытягиваем что можем на местном уровне, но должно быть понимание и содействие государства.

— Люди, много путешествующие по Европе, сравнивая ее со Львовом, говорят, что стать по‑настоящему европейским туристическим городом ему мешает отсутствие какого‑то лоска: там не подшпаклевано, там не подкрашено.

— У нас достаточно большой бюджет, но он все равно в разы меньше, чем бюджет какого‑то туристического города в любой стране ЕС.

Материал опубликован в НВ №22 от 17 июня 2016 года

Мэр Львова Андрей Садовый: я разочарован в Арсении ПетровичеМэр Львова Андрей Садовый: я разочарован в Арсении Петровиче

Надежда Андрикевич

На седьмом внеочередном съезде «Самопомочи» в Харькове мэр Львова Андрей Садовый был переизбран председателем партии еще на три года. Также съезд принял резолюцию о необходимости отправить правительство Арсения Яценюка в отставку. РБК-Украина пообщалось с Садовым, о том, как «Самопомич» собирается отправить премьера в «свободное плавание», предлагал ли президент Петр Порошенко Садовому кресло премьера или должности в Кабмине и кто может подсидеть нынешнего премьер-министра.

РБК-Украина: Сегодня «Самопомич» на съезде приняла резолюцию об отставке правительства. Как собираетесь реализовывать свои требования?

Андрей Садовый: Исключительно в соответствии с действующим законодательством Украины. Фракция партии «Самопомич» не поддержит голосование за доверие нынешнему составу правительства. Мы считаем, что коалиция должна быть ответственной. Она должна принять решение о формировании нового Кабмина во главе с новым премьер-министром.

РБК-Украина: Но сейчас голосов за отставку правительства в парламенте нет. Если не получиться отправить правительство во главе с Арсением Яценюком в отставку, какое развитие ситуации вы видите?

Андрей Садовый: Давайте не будем забегать вперед, а будем последовательными. Есть позиция партии. Она — четкая и понятная. В следующий вторник, как я понимаю, парламент должен определиться и принять ответственное решение. Если примет — движемся вперед. Будет другое решение — будем думать.

РБК-Украина: Все же, какие сценарии рассматриваете?

Андрей Садовый: Я не хочу гадать на кофейной гуще. Важно, что бы каждая партия коалиции высказала свою принципиальную позицию. На сегодняшний день я понимаю, что «Самопомич» сказала свое слово. Сказала «Батькивщина». Другие партии пока что ведут дебаты внутри, и четкой окончательной позиции я от них не услышал.

РБК-Украина: Как насчет выхода «Самопомочи» из коалиции? Революционное крыло фракции давно уже готово на такой шаг.

Андрей Садовый: Вы сегодня следили за выступлением наших коллег по «Самопомочи», я таких заявлений не слышал.

РБК-Украина: Но депутаты фракции говорят об этом…

Андрей Садовый: Мы приняли решение о вхождении в коалицию. Это решение действует до сегодняшнего дня. Коалиция проходит очень сложные испытания безответственностью наших коллег по ней, которые забывают о договоре, берут по ключевым голосованиям себе в партнеры «Оппозиционный блок» или другие партии, созданные бывшими «регионалами». Мы так не договаривались, когда подписывали договор о коалиции. Мы сегодня даем им шанс. Мы хотим, чтобы была ответственная коалиция, чтобы она сформировала ответственное правительство, подотчетное парламенту. Сейчас Кабмин рассказывает, что парламент мешает ему работать. Так может им следует выехать на необитаемый остров и там экспериментировать, а не на людях.

РБК-Украина: Говорят, что лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко обращалась к вам по вопросу совместного выхода из коалиции. Это правда?

Андрей Садовый: Таких разговоров у меня с Юлией Тимошенко не было.

РБК-Украина: Если Яценюка отправят в отставку, кого «Самопомич» будет предлагать на должность премьера?

Андрей Садовый: Будет день — будет пища. Не будем сегодня забегать вперед. Есть очень много достойных кандидатов.

РБК-Украина: Например, одесский губернатор Михаил Саакашвили?

Андрей Садовый: Давайте не будем зацикливаться на одной фамилии. На сегодняшний день наибольшую ответственность на себя реально берет Порошенко. Может быть, он и возглавит правительство? Возможно, тогда станет проще всем.

РБК-Украина: Фракция «Самопомочи» неоднократно отмечала, что не будет делегировать своих кандидатов в правительство, если Яценюк не уйдет в отставку. Если это произойдет, какие должности в правительстве интересуют партию?

Андрей Садовый: Нас никогда не интересовали конкретные должности и никогда не будут интересовать. Нас интересует качественное функционирование самого правительства, и мы бы очень хотели, чтобы там работали профессионалы с определенным политическим опытом. Сегодняшние министры без политического опыта допускают много ошибок. И этим часто пользуется Яценюк. Он в политике очень давно и знает правила игры. На самом деле ситуация не просто критическая, она катастрофическая. Если упустить шанс сформировать новое правительство, тогда будет стоять вопрос о внеочередных выборах. А они сегодня опасны. Этим фактором может воспользоваться агрессор. Поэтому необходимо переубеждать президента, чтобы он занял ответственную позицию. Необходимо переубеждать партию «Народный фронт», чтобы она также заняла ответственную позицию. Сегодня амбиции отдельных политиков следует отложить в сторону. В основу нужно заложить идею успешного государства. Шанс есть.

РБК-Украина: Вы с президентом лично об этом разговаривали?

Андрей Садовый: Да. Я с ним разговаривал неоднократно.

РБК-Украина: Когда в последний раз?

Андрей Садовый: Во вторник (во вторник в Киеве было заседание фракции «Самопомич» с участием Садового,- ред.).

РБК-Украина: Приоткройте детали разговора. Какая была реакция Порошенко на Ваши предложения?

Андрей Садовый: Мы с ним разговаривали о необходимости функционирования нового правительства, о важности реформ, борьбы с коррупцией. Но я не знаю, совпадают ли наши взгляды на борьбу с коррупцией. Президент знает больше информации. Он — глава государства. И на самом деле от него очень много зависит.

РБК-Украина: Что он говорил по поводу смены правительства?

Андрей Садовый: Насколько я понимаю, его позицию озвучивает Юрий Луценко (лидер фракции БПП в парламенте — ред.). В большинстве случаев он заявляет о необходимости формирования нового правительства. Но после того как с Яценюком проходят какие-то переговоры, появляется мысль, что может быть Яценюк останется. А утром снова возникает понимание, что должно быть новое правительство. Сложно работать в коалиции с партиями, которые очень резко меняют свою позицию, непоследовательны и нарушают договоренности.

РБК-Украина: Что президент говорил насчет Яценюка? Он за или против его отставки?

Андрей Садовый: Ситуация очень непростая. С одной стороны, они знакомы с Яценюком очень давно. Они каждый день общаются, решают те или иные вопросы. На самом деле, у них достаточно близкие отношения. Но они выходцы из 90-х. И очень часто хотят переиграть друг друга. У нас в политике, к сожалению, доминирует принцип бизнеса 90-х, который был популярен на востоке нашей страны: «или ты враг, или ты раб». Нет понимания, что мы вместе можем победить, если работаем сообща. Я не могу залезть в голову президенту или премьеру и узнать, что там происходит на самом деле.

РБК-Украина: Президент предлагал «Самопомочи» какие-то портфели в правительстве?

Андрей Садовый: Любые. Премьер-министра. Что хотите.

РБК-Украина: Кресло премьер-министра предлагал?

Андрей Садовый: Понимаете в сегодняшней ситуации быть премьер-министром не такое уж легкое дело. Сейчас сложно представить работу премьера, когда нет стабильности в коалиции и самих фракциях. Вы посмотрите на фракцию БПП. Одна часть говорит одно, другая часть на них «наезжает». Что касается «Народного фронта», то когда они победили на выборах, их рейтинг составлял около 20%. Какой сегодня рейтинг у НФ? Около одного процента. И они это понимают. У них нет уверенности в своих силах. «Самопомич» сохраняет свою твердую позицию по поддержке людей. «Батькивщина» тоже. В этой ситуации важна позиция главы государства.

РБК-Украина: Так он предлагал вам должность премьер-министра или нет?

Андрей Садовый: Я бы не хотел делать достоянием общественности разговоры, которые ведутся один на один.

РБК-Украина: А с Яценюком вы встречались?

Андрей Садовый: С Яценюком последняя встреча была в конце года, кажется 12 декабря. Тогда я встречался также с президентом, рядом министров. Я очень редко бываю в Киеве — раз в месяц. Потом мы разговаривали по телефону. На самом деле, я немножко разочарован в Арсении Петровиче. Или не немножко, а просто разочарован. Он мог войти в историю Украины, как положительный герой, но почему-то этого не захотел. Возможно, не сумел.

РБК-Украина: А как он мог стать положительным героем?

Андрей Садовый: Жертвуя собой ради страны. В первую очередь, думая об Украине, а не о своих амбициях.

РБК-Украина: Вы когда встречались с премьером, о чем с ним разговаривали?

Андрей Садовый: О ситуации в стране, о решениях, которые нужно принимать в первую очередь. Это был длинный разговор.

РБК-Украина: Правильно ли я понимаю, если «Самопомич» будет устраивать новоназначенный премьер, тогда она будет делегировать своих представителей в правительство?

Андрей Садовый: Если бы мы с вами жили в нормальной прогнозируемой стране, тогда я бы ответил утвердительно на ваш вопрос. Но мы живем в стране, где очень часто доминирует аномалия. Мы же не знаем, как будут развиваться события в следующий вторник, чем закончится ночной разговор с понедельника на вторник премьер-министра с президентом. Что при этом скажет вице-президент США Джо Байден, или канцлер Германии Ангела Меркель?

РБК-Украина: Ходят слухи, что кандидатами на должность премьер-министра рассматриваются спикер парламента Владимир Гройсман, секретарь СНБО Александр Турчинов, Саакашвили, экс-вице-премьер Польши Лешек Бальцерович, экс-премьер Швеции Карл Бильдт.

Андрей Садовый: Бильдт не пойдет. Бальцерович тоже не пойдет. Гройсман, не знаю, хочет ли он, но Порошенко очень хочет, чтобы тот был премьером. Ведь он его очень хорошо знает. В принципе…Гройсман — премьер, Оксана Сыроид (фракция «Самопомочи») — глава парламента. Интересный вариант.

РБК-Украина: А Турчинов и Саакашвили?

Андрей Садовый: Саакашвили? Почему бы и нет. Тоже хороший вариант. Пока что президент его не предлагал.

РБК-Украина: А Турчинов?

Андрей Садовый: Насколько я понимаю, Турчинов представляет «Народный фронт». Если президент предложит его кандидатуру, будем обговаривать. Но он тоже такого предложения не делал.

РБК-Украина: Считаете ли вы Саакашвили своим партнером?

Андрей Садовый: У меня с Саакашвили достаточно хорошие и дружеские отношения. Мы знакомы с ним со времен его президентства в Грузии. Он часто приезжал во Львов, мы встречались с ним в Одессе, Киеве. Мне нравится его желание быстрых изменений, делать быстрые реформы. Он достаточно категоричен по отношению к коррупции. Он не болеет этими двойными-тройными стандартами. Я считаю, что с ним много чего общего можно сделать.

РБК-Украина: Как часто с ним общаетесь?

Андрей Садовый: По необходимости. Он звонит. Я ему звоню.

РБК-Украина: Когда в последний раз виделись?

Андрей Садовый: По телефону разговаривали, кажется, две недели назад. Когда виделись, я, честно говоря, и не припоминаю. Мы планируем встретиться в ближайшее время.

РБК-Украина: Говорят, что Вы готовитесь к следующей президентской кампании.

Андрей Садовый: Я хочу быть успешным там, где я работаю сегодня — городским головой Львова. И у меня есть очень большое желание присоединиться вместе с моими коллегами к построению успешной партии «Самопомич».

РБК-Украина: То есть бороться за президентское кресло, вы не хотите?

Андрей Садовый: Никогда не было мысли бороться за кресло президента. Я считаю, что в президентско-парламентской республике очень важен качественный состав парламента. Я убежден, что у нас в стране есть много людей, которые могут быть хорошими президентами, премьерами, министрами. Но им нужно дать возможность быть при власти.

РБК-Украина: Кого тогда будете поддерживать?

Андрей Садовый: А что у нас начались выборы президента?

РБК-Украина: Если вы так тесно сотрудничаете с Саакашвили, может его?

Андрей Садовый: Я не думаю, что он планирует участвовать в президентской гонке. Он уже был президентом страны. И это для него это очень большая честь, потому что Саакашвили любит свою страну. Я думаю, что он был бы успешным, работая в правительстве, но для этого нужна очень серьезная поддержка в парламенте.

Беседовала Надежда Андрикевич.

РБК-УкраинаНадежда Андрикевич

На седьмом внеочередном съезде «Самопомочи» в Харькове мэр Львова Андрей Садовый был переизбран председателем партии еще на три года. Также съезд принял резолюцию о необходимости отправить правительство Арсения Яценюка в отставку. РБК-Украина пообщалось с Садовым, о том, как «Самопомич» собирается отправить премьера в «свободное плавание», предлагал ли президент Петр Порошенко Садовому кресло премьера или должности в Кабмине и кто может подсидеть нынешнего премьер-министра.

РБК-Украина: Сегодня «Самопомич» на съезде приняла резолюцию об отставке правительства. Как собираетесь реализовывать свои требования?

Андрей Садовый: Исключительно в соответствии с действующим законодательством Украины. Фракция партии «Самопомич» не поддержит голосование за доверие нынешнему составу правительства. Мы считаем, что коалиция должна быть ответственной. Она должна принять решение о формировании нового Кабмина во главе с новым премьер-министром.

РБК-Украина: Но сейчас голосов за отставку правительства в парламенте нет. Если не получиться отправить правительство во главе с Арсением Яценюком в отставку, какое развитие ситуации вы видите?

Андрей Садовый: Давайте не будем забегать вперед, а будем последовательными. Есть позиция партии. Она — четкая и понятная. В следующий вторник, как я понимаю, парламент должен определиться и принять ответственное решение. Если примет — движемся вперед. Будет другое решение — будем думать.

РБК-Украина: Все же, какие сценарии рассматриваете?

Андрей Садовый: Я не хочу гадать на кофейной гуще. Важно, что бы каждая партия коалиции высказала свою принципиальную позицию. На сегодняшний день я понимаю, что «Самопомич» сказала свое слово. Сказала «Батькивщина». Другие партии пока что ведут дебаты внутри, и четкой окончательной позиции я от них не услышал.

РБК-Украина: Как насчет выхода «Самопомочи» из коалиции? Революционное крыло фракции давно уже готово на такой шаг.

Андрей Садовый: Вы сегодня следили за выступлением наших коллег по «Самопомочи», я таких заявлений не слышал.

РБК-Украина: Но депутаты фракции говорят об этом…

Андрей Садовый: Мы приняли решение о вхождении в коалицию. Это решение действует до сегодняшнего дня. Коалиция проходит очень сложные испытания безответственностью наших коллег по ней, которые забывают о договоре, берут по ключевым голосованиям себе в партнеры «Оппозиционный блок» или другие партии, созданные бывшими «регионалами». Мы так не договаривались, когда подписывали договор о коалиции. Мы сегодня даем им шанс. Мы хотим, чтобы была ответственная коалиция, чтобы она сформировала ответственное правительство, подотчетное парламенту. Сейчас Кабмин рассказывает, что парламент мешает ему работать. Так может им следует выехать на необитаемый остров и там экспериментировать, а не на людях.

РБК-Украина: Говорят, что лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко обращалась к вам по вопросу совместного выхода из коалиции. Это правда?

Андрей Садовый: Таких разговоров у меня с Юлией Тимошенко не было.

РБК-Украина: Если Яценюка отправят в отставку, кого «Самопомич» будет предлагать на должность премьера?

Андрей Садовый: Будет день — будет пища. Не будем сегодня забегать вперед. Есть очень много достойных кандидатов.

РБК-Украина: Например, одесский губернатор Михаил Саакашвили?

Андрей Садовый: Давайте не будем зацикливаться на одной фамилии. На сегодняшний день наибольшую ответственность на себя реально берет Порошенко. Может быть, он и возглавит правительство? Возможно, тогда станет проще всем.

РБК-Украина: Фракция «Самопомочи» неоднократно отмечала, что не будет делегировать своих кандидатов в правительство, если Яценюк не уйдет в отставку. Если это произойдет, какие должности в правительстве интересуют партию?

Андрей Садовый: Нас никогда не интересовали конкретные должности и никогда не будут интересовать. Нас интересует качественное функционирование самого правительства, и мы бы очень хотели, чтобы там работали профессионалы с определенным политическим опытом. Сегодняшние министры без политического опыта допускают много ошибок. И этим часто пользуется Яценюк. Он в политике очень давно и знает правила игры. На самом деле ситуация не просто критическая, она катастрофическая. Если упустить шанс сформировать новое правительство, тогда будет стоять вопрос о внеочередных выборах. А они сегодня опасны. Этим фактором может воспользоваться агрессор. Поэтому необходимо переубеждать президента, чтобы он занял ответственную позицию. Необходимо переубеждать партию «Народный фронт», чтобы она также заняла ответственную позицию. Сегодня амбиции отдельных политиков следует отложить в сторону. В основу нужно заложить идею успешного государства. Шанс есть.

РБК-Украина: Вы с президентом лично об этом разговаривали?

Андрей Садовый: Да. Я с ним разговаривал неоднократно.

РБК-Украина: Когда в последний раз?

Андрей Садовый: Во вторник (во вторник в Киеве было заседание фракции «Самопомич» с участием Садового,- ред.).

РБК-Украина: Приоткройте детали разговора. Какая была реакция Порошенко на Ваши предложения?

Андрей Садовый: Мы с ним разговаривали о необходимости функционирования нового правительства, о важности реформ, борьбы с коррупцией. Но я не знаю, совпадают ли наши взгляды на борьбу с коррупцией. Президент знает больше информации. Он — глава государства. И на самом деле от него очень много зависит.

РБК-Украина: Что он говорил по поводу смены правительства?

Андрей Садовый: Насколько я понимаю, его позицию озвучивает Юрий Луценко (лидер фракции БПП в парламенте — ред.). В большинстве случаев он заявляет о необходимости формирования нового правительства. Но после того как с Яценюком проходят какие-то переговоры, появляется мысль, что может быть Яценюк останется. А утром снова возникает понимание, что должно быть новое правительство. Сложно работать в коалиции с партиями, которые очень резко меняют свою позицию, непоследовательны и нарушают договоренности.

РБК-Украина: Что президент говорил насчет Яценюка? Он за или против его отставки?

Андрей Садовый: Ситуация очень непростая. С одной стороны, они знакомы с Яценюком очень давно. Они каждый день общаются, решают те или иные вопросы. На самом деле, у них достаточно близкие отношения. Но они выходцы из 90-х. И очень часто хотят переиграть друг друга. У нас в политике, к сожалению, доминирует принцип бизнеса 90-х, который был популярен на востоке нашей страны: «или ты враг, или ты раб». Нет понимания, что мы вместе можем победить, если работаем сообща. Я не могу залезть в голову президенту или премьеру и узнать, что там происходит на самом деле.

РБК-Украина: Президент предлагал «Самопомочи» какие-то портфели в правительстве?

Андрей Садовый: Любые. Премьер-министра. Что хотите.

РБК-Украина: Кресло премьер-министра предлагал?

Андрей Садовый: Понимаете в сегодняшней ситуации быть премьер-министром не такое уж легкое дело. Сейчас сложно представить работу премьера, когда нет стабильности в коалиции и самих фракциях. Вы посмотрите на фракцию БПП. Одна часть говорит одно, другая часть на них «наезжает». Что касается «Народного фронта», то когда они победили на выборах, их рейтинг составлял около 20%. Какой сегодня рейтинг у НФ? Около одного процента. И они это понимают. У них нет уверенности в своих силах. «Самопомич» сохраняет свою твердую позицию по поддержке людей. «Батькивщина» тоже. В этой ситуации важна позиция главы государства.

РБК-Украина: Так он предлагал вам должность премьер-министра или нет?

Андрей Садовый: Я бы не хотел делать достоянием общественности разговоры, которые ведутся один на один.

РБК-Украина: А с Яценюком вы встречались?

Андрей Садовый: С Яценюком последняя встреча была в конце года, кажется 12 декабря. Тогда я встречался также с президентом, рядом министров. Я очень редко бываю в Киеве — раз в месяц. Потом мы разговаривали по телефону. На самом деле, я немножко разочарован в Арсении Петровиче. Или не немножко, а просто разочарован. Он мог войти в историю Украины, как положительный герой, но почему-то этого не захотел. Возможно, не сумел.

РБК-Украина: А как он мог стать положительным героем?

Андрей Садовый: Жертвуя собой ради страны. В первую очередь, думая об Украине, а не о своих амбициях.

РБК-Украина: Вы когда встречались с премьером, о чем с ним разговаривали?

Андрей Садовый: О ситуации в стране, о решениях, которые нужно принимать в первую очередь. Это был длинный разговор.

РБК-Украина: Правильно ли я понимаю, если «Самопомич» будет устраивать новоназначенный премьер, тогда она будет делегировать своих представителей в правительство?

Андрей Садовый: Если бы мы с вами жили в нормальной прогнозируемой стране, тогда я бы ответил утвердительно на ваш вопрос. Но мы живем в стране, где очень часто доминирует аномалия. Мы же не знаем, как будут развиваться события в следующий вторник, чем закончится ночной разговор с понедельника на вторник премьер-министра с президентом. Что при этом скажет вице-президент США Джо Байден, или канцлер Германии Ангела Меркель?

РБК-Украина: Ходят слухи, что кандидатами на должность премьер-министра рассматриваются спикер парламента Владимир Гройсман, секретарь СНБО Александр Турчинов, Саакашвили, экс-вице-премьер Польши Лешек Бальцерович, экс-премьер Швеции Карл Бильдт.

Андрей Садовый: Бильдт не пойдет. Бальцерович тоже не пойдет. Гройсман, не знаю, хочет ли он, но Порошенко очень хочет, чтобы тот был премьером. Ведь он его очень хорошо знает. В принципе…Гройсман — премьер, Оксана Сыроид (фракция «Самопомочи») — глава парламента. Интересный вариант.

РБК-Украина: А Турчинов и Саакашвили?

Андрей Садовый: Саакашвили? Почему бы и нет. Тоже хороший вариант. Пока что президент его не предлагал.

РБК-Украина: А Турчинов?

Андрей Садовый: Насколько я понимаю, Турчинов представляет «Народный фронт». Если президент предложит его кандидатуру, будем обговаривать. Но он тоже такого предложения не делал.

РБК-Украина: Считаете ли вы Саакашвили своим партнером?

Андрей Садовый: У меня с Саакашвили достаточно хорошие и дружеские отношения. Мы знакомы с ним со времен его президентства в Грузии. Он часто приезжал во Львов, мы встречались с ним в Одессе, Киеве. Мне нравится его желание быстрых изменений, делать быстрые реформы. Он достаточно категоричен по отношению к коррупции. Он не болеет этими двойными-тройными стандартами. Я считаю, что с ним много чего общего можно сделать.

РБК-Украина: Как часто с ним общаетесь?

Андрей Садовый: По необходимости. Он звонит. Я ему звоню.

РБК-Украина: Когда в последний раз виделись?

Андрей Садовый: По телефону разговаривали, кажется, две недели назад. Когда виделись, я, честно говоря, и не припоминаю. Мы планируем встретиться в ближайшее время.

РБК-Украина: Говорят, что Вы готовитесь к следующей президентской кампании.

Андрей Садовый: Я хочу быть успешным там, где я работаю сегодня — городским головой Львова. И у меня есть очень большое желание присоединиться вместе с моими коллегами к построению успешной партии «Самопомич».

РБК-Украина: То есть бороться за президентское кресло, вы не хотите?

Андрей Садовый: Никогда не было мысли бороться за кресло президента. Я считаю, что в президентско-парламентской республике очень важен качественный состав парламента. Я убежден, что у нас в стране есть много людей, которые могут быть хорошими президентами, премьерами, министрами. Но им нужно дать возможность быть при власти.

РБК-Украина: Кого тогда будете поддерживать?

Андрей Садовый: А что у нас начались выборы президента?

РБК-Украина: Если вы так тесно сотрудничаете с Саакашвили, может его?

Андрей Садовый: Я не думаю, что он планирует участвовать в президентской гонке. Он уже был президентом страны. И это для него это очень большая честь, потому что Саакашвили любит свою страну. Я думаю, что он был бы успешным, работая в правительстве, но для этого нужна очень серьезная поддержка в парламенте.

Беседовала Надежда Андрикевич.

РБК-Украина

15 эффективных украинских мэров15 эффективных украинских мэров

Накануне выборов в органы местного самоуправления важно провести анализ деятельности тех людей, которые избирались ранее.

Главком подготовил десятку украинских мэров, которые больше всего запомнились жителям своих городов и влияли не только на региональную, но и на всеукраинскую политику.

1. Андрей Садовый. Львов

Должность мэра Львова занимает, начиная с 2006 года. За годы его правления город получил и уверенно удерживает звание культурной столицы Украины. Постоянные фестивали, доброжелательность людей и чиновников, которые были введены в условного устава поведения во Львове, привлекли внимание не только туристов и просто гостей города. Во Львов началась активная миграция жителей других регионов страны. В результате Львов превратился в важный бизнес-центр имеет все рычаги привлечения инвестиций и успешно реализует совместные проекты с зарубежным капиталом. Сейчас Львов входит в рейтинг лучших городов Европы.

С 2007 года значительно увеличивалось количество занятого населения в городе, а средняя заработная плата достигла уровня в 3195 гривен. Увеличивалось количество самостоятельно занятых людей, свидетельствует о серьезной поддержке частного предприятия. Сокращался уровень безработицы. В 2014 году, в связи с боевыми действиями на Востоке и значительным потоком беженцев в Западную Украину, положительные статистические тенденции было изменено на негативные.

За годы своего мэрства, Андрей Садовый, пожалуй, больше всех мэров Украины прилагал усилия для максимально эффективного повышения имиджа города, и стало фундаментом привлечения во Львов денежных и людских ресурсов.

Одним из ключевых достижений Андрея Садового стало обеспечение города круглосуточным водоснабжением. Серьезным испытанием для Андрея Садового стало проведение в городе части финала чемпионата «Евро 2012». Городская власть сумела построить новый современный аэропорт имени Короля Даниила Галицкого и стадион «Львов Арена». Кроме того была полностью пересмотрена транспортная схема, и внесенные в нее кардинальные изменения. Одновременно с реформой движения автотранспорта был проведен масштабный ремонт дорог и развитие вело инфраструктуры (дорожки и парковки). Три года назад была разработана и внедрена Комплексная Стратегия Львова 2 012 — 2 025.

2. Анатолий Кукоба. Полтава

Единственный за новейшую историю Украины городской голова, который непрерывно переизбирался на должность пять раз подряд (в 1990, 1994, 1998, 2002, 2006 гг.). Этого человека до сих пор вспоминают полтавчане как лучшего мэра и называют «отцом Полтавы».

За время своей работы активно поддерживал развитие маленьких полтавчан. Основал общественную организацию «Фонд защиты и поддержки талантливых детей», которая активно помогала детям проявить свои способности и получить городскую поддержку на развитие талантов.

Построил в Полтаве три современных подземные переходы. Кроме того нашел рычаги влияния на «Укрзализныцю», чтобы она помогла в капитальном ремонте аварийного моста. Когда переговоры по мосту зашли в тупик, Анатолий Кукоба просто запретил движение поездов под ним, заявив, что это слишком опасно. «Укрзализныця» сразу изменила позицию и за короткий срок городов были отремонтированы.

Активно развивал культуру города и его благоустройство. Был построен храм «Веры, Надежды и Любви», восстановлено Свято-Успенский кафедральный собор. Кроме того, Анатолий Тихонович стал автором идеи установки памятника Маруси Чурай. В 2006 году именно Кукоба он инициировал сооружение в Полтаве в 2006 году известного ныне памятника галушке. Благодаря его усилиям Полтава неоднократно получала звание города с лучшим благоустройством. Также получила Государственную премию Украины в области архитектуры за комплексную реконструкцию.

3. Александр Омельченко. Киев

Мэр Киева с 30 мая 1999 по 14 апреля 2006.

Несмотря на противоречивое отношение к фигуре Александра Омельченко, даже его оппоненты признают Омельченко был хозяином в городе, инженером своего дела и сумел сделать очень много для столицы.

Каждый, кто жил в Киеве за время правления городом Александра Омельченко знал, что мэр пытается жестко держать руку на пульсе коммунального хозяйства. Каждое утро глава столицы садился в машину и ехал в известный только ему микрорайон, обходил несколько несколько дворов сам и если видел беспорядок, немедленно вызвал «на ковер» руководителя местного ЖКХ и проводил жесткую воспитательную работу. Чтобы понять насколько службы работали, следует принять во внимание, что невывезенный со двора мусор был темой для телевизионных новостей — настолько система вывоза бытовых отходов была организована и отшлифована.

Старшее поколение особенно ценило в Александре Омельченко его приверженность воспроизведения церквей в столице.

Также именно при Омельченко началось строительство транспортных развязок, часть из которых, правда, потом была заморожена. И сейчас большинство из них уже работают. Так же при Омельченко было начато строительство трех станций метро (Димеевська, Васильковская, ВДНХ).

Интересно, что когда была сделана спорная реконструкция Майдана Независимости, то все подземные работы городской глава осуществлял не за счет городского бюджета, а исключительно за средства инвесторов, которые позже получили места в торговом центре. То же самое происходило и на Бессарабской площади.

В 2004 году Александр Омельченко решил побороться за кресло Президента Украины. Большинство экспертов считает, что на такой шаг он пошел чтобы не поддерживать ни одного из двух Викторов — Ющенко или Януковича и таким образом сохранить свой статус-кво.

4. Владимир Гройсман. Винница

Мэр Винницы с 2006 по 2014 год.

Мэр, у которого за его политическую карьеру наибольшее количество регалий с приставкой «самый молодой». Сначала в 2002 году он стал самым молодым депутатом Винницкого городского совета. Тогда ему удалось победить на мажоритарном округе № 29. Через три года он занял кресло отстраненного от обязанностей секретаря горсовета. Но уже в марте 2006 года он победил на выборах городского головы и получил звание младшего мэра. В результате его действий за первую каденцию он получил на выборах 31 октября 2010 поддержку населения в 77,8% голосов.

За время своей работы Гройсманом была введена и успешно воплощено в жизнь программу замены фонарей и освещения улиц. Причем это переоснащение были объединены с программой энергосбережения — советские фонари были заменены энергосберегающими, освещение наконец дождался частный сектор и дворы многоэтажек. Система контроля за неполадками была усовершенствована — сейчас все аварии и информация по ним поступает на единый пульт и диспетчер немедленно видит все проблемы, позволяет реагировать на них в кратчайшие сроки.

Сумел почти на 100% обновить дорожное покрытие в городе, привлекая для этого кредитные средства. Сумел целесообразными методами уменьшить масштабы стихийной торговли.

Начал сотрудничество со швейцарским городом Цюрих, благодаря которой за 5 лет Винница получила 116 иностранных трамвайных вагонов. А для популяризации трамвайных маршрутов, в них было установлено бесплатный Wi-Fi. В 2012 году городской транспота был реформирован и было сокращено количество маршрутных такси и некоторые их маршруты.

В 2013 году эффективные переговоры Владимира Гройсмана с Кабмином Украины позволили приобрести 40 троллейбусов и 30 автобусов. Кроме того, нашлись средства на строительство нового трамвайного «кольца».

Благодаря такой популяризации и насыщенности городского коммунального транспорта, городу удается эффективно сдерживать цены на проезд в маршрутных такси, потому что у каждого пассажира есть прекрасная альтернатива.

За годы правления Владимира Гройсмана были привлечены иностранные инвестиции для модернизации системы теплоснабжения двух микрорайонов города (Тяжилова и улицы Карла Маркса). Также при участии местного капитала каждый год проводится прокладка километров водопровода и канализации, ремонтируются дома и улицы в частном секторе, содержится полигон твердых бытовых отходов в пригородной Стаднице.

Еще к примеру Грузии, Владимир Гройсман ввел в городе «Прозрачный офис». Это было первое в Украине город, где на получение разрешительного документа гражданин в среднем тратит 30 минут.

С 2007 по 2013 годы Владимир Гройсман смог обеспечить Виннице суммарных привлеченных внешних инвестиций в объеме более чем 736 млн. грн.

За восемь лет на посту мэра Владимиру Гройсману удалось превратить Винницу из провинциального областного центра в лучший город Украины для жизни (согласно рейтингу журнала «Фокус» № 30 от 26.07.2013)

5. Эдуард Гурвиц. Одесса

Мэр Одессы в 1994-1998 годах и в 2005-2010 годах.

Несмотря на неоднозначное восприятие его фигуры, он запомнился одесситам своей деятельностью. Во-первых, тем, что в лихие 90-е, сумел ограничить влияние определенных организованно-преступных группировок на одесский порт. Развивать город Гурвиц пытаться согласно утвержденного плана.

На своих первых выборах на должность мэра города Эдуард Гурвиц победил своего ближайшего конкурента лишь на 2000 голосов.

Интересным эпизодом работы Эдуарда Гурвица стало участие в освобождении из Чечни украинских заложников. Для этого он провел в 1996 году съезд чеченской диаспоры «конгресс вайнахов», а в детские дома Одессы были приняты 23 чеченских ребенка.

В результате 34-х заложников были освобождены и доставлены на территорию Украины.

Заявлял, что хочет видеть Одессу европейским городом, большое внимание уделял целесообразном развития побережья и склонов. Также принимал непосредственное участие в закрытии Одесской нефтегавани. Этот шаг вызвал массу скандалов, который чуть не стоил ему кресла городского главы.

Одним из примеров того, как Гурвиц заботился об Одессе может служить его требование к строителям — мыть колеса самосвалов и бетономешалок, чтобы не развозили грязь по улицам города, и останавливал строительства, если те этого не делали.

По данным журнала «Фокус» Эдуард Гурвиц, по состоянию на 2009 год, занимал шестидесятое место в рейтинге «самых влиятельных Украинский» и второе место среди «самых влиятельных одесситов». В 2010 году Эдуард Гурвиц не попал в данный рейтинг.

6. Владимир Сальдо. Херсон

Мэр Херсона с 2002 по 2012 годы. В 2008 году получил звание «Лучший мэр года».

2008 год стал квинтэссенцией работы Владимира Сальдо.

Во-первых, мэр переориентировал городской бюджет на социальное направление. Дополнительные средства — десятки миллионов гривен — были направлены на образование, здравоохранение, физическое воспитание и спорт. 90% школ было подключено к сети интернет, построен 9 интернет-библиотек. 29 учебных заведений получили мультимедийную технику и успешно используют ее в учебном процессе.

Во-вторых, постоянно увеличивалось финансирование строительства и реконструкции объектов социально-культурной сферы и инфраструктуры города.

Значительные средства шли на закупку медицинского оснащения и капитальное строительство медицинских учреждений. Реализовывалась продуманная программа поэтапного перехода с системы централизованного отопления на индивидуальное. Были построены котельные для учебных и медицинских учреждений.

В одном из детских садов было установлено комплекс, который работает на солнечных батареях.

Совместно с общественными организациями в Ботаническом саду Херсонского государственного университета была открыта ландшафтная модель Херсонской крепости. Десятки херсонских школ были оборудованы современными спортивными площадками с тренажерным снаряжением. Открыт новый Ледовый комплекс, обновлено Пионерский сквер, обновленная городская Набережная со свето-музыкальным фонтаном.

7. Сергей Одарич. Черкассы

Мэр Черкасс с 2006 по 2013 годы

Основной акцент в своей деятельности Сергей Одарич делал открытость городской власти перед бизнесом и общественностью, а также на борьбе с коррупцией. Создание благоприятного инвестиционного климата было задачей №1 для команды мэра за годы руководства городом. Были разработанные конкретные шаги для уменьшения налоговой нагрузки для предпринимателей. Кроме того, городские власти пытались все время корректировать коммунальные тарифы для промышленных предприятий, чтобы последние не были вынуждены закрываться под непосильным бременем ежемесячных выплат.

Когда пришло время пересмотреть и утвердить новую нормативно-денежную оценку земли, то для разработки и утверждения нового документа были привлечены предприниматели и общественность города. Такая же схема взаимодействия была использована и для обсуждения генерального плана развития Черкасс.

Также Сергей Одарич постоянно приглашал местный бизнес активнее участвовать в тендерных процедурах. Ведь ежегодно речь шла о сотнях миллионов гривен, а активность предпринимателей почему-то была не слишком высокой, что мешало самой сути тендерной процедуры — максимальной конкуренции.

Чтобы предотвратить коррупцию в стенах городского совета, мэр Черкасс предложил союзники определить лицо, которое бы стало в определенной степени посредником между бизнесом и городом, и кому бы предприниматели могли пожаловаться в случае каких-либо злоупотреблений или коррупционных проявлений в городских органах власти.

— Я хочу вообще закрыть вопрос с любыми коррупционными схемами в городе, чтобы достичь абсолютной прозрачности в работе городских исполнительных структур. И чтобы предприниматель, отправив документы на согласование, не ходил по кабинетам с дополнительным «согласованиями». Убежден, что с вашей помощью этого удастся достичь, — говорил в ходе своего очильництва Черкасс Сергей Одарич.

8. Виктор Анушкевичус. Ивано-Франковск

Мэр Ивано-Франковска с 2006 года, вдруг переизбран в декабре 2010-го

В 2014 году гражданская сеть ОПОРА признала Ивано-Франковский городской совет публичный в Украине, а мэра Виктора Анушкевичуса — публичным городским головой.

Особого внимания местная власть уделяла борьбе с преступностью. Результат — 46 преступлений на 10 000 жителей. Это — лучший показатель по Украине. Именно поэтому Ивано-Франковск возглавляет рейтинг самых безопасных городов Украины.

Также во времена руководства Ивано-Франковска Виктор Анушкевичус был сделан огромный вклад в развитие экологического направления развития города. Велась работа в создании новых и поддержке уже существующих парков. Большая работа проводится по озеленению города.

Прозрачность власти и четкие «правила игры» в бизнесе способствовали привлечению инвестиций в Ивано-Франковск. Благодаря этому средняя зарплата в городе с населением в 226 000 пересекла отметку в 3000 гривен. Конечно, здесь также большую роль играет географическое расположение города, которое находится не так далеко от границы с Румынией, Венгрией, Словакией и Польшей. Поэтому институциональные инвесторы с удовольствием инвестируют в развитие города, понимая, что построена схема власти и географические выгоды в ближайшее время позволят получать солидные прибыли. Конечно, если выстроена система взаимодействия между городскими властями и бизнесом не будет разрушена преемником Виктора Анушкевичуса.

9. Андрей Матковский. Полтава

Мэр Полтавы с 2006 по 2010 годы

Стал своеобразным потомком Анатолия Кукобы, который долгие годы успешно руководил городом. Андрею Матковскому пришлось «конкурировать» в должности мэра с, в первую очередь, памятью полтавчан за своим бывшим главой. В целом с задачей Андрей Матковский справился.

Например, в рамках программы «Город без окраин» он запустил более 20 льготных автобусных маршрутов, которые связывали центр с отдаленными районами. Также решил проблему вывоза мусора в Полтаве, установив мусорные баки. Город получил новое уличное освещение, работавшее всю ночь. Кстати, Матковский решил еще одну проблему горожан — водоснабжение. С 2009-го горячая вода в дома полтавчан подавалась круглосуточно. Город был одним из лидеров в Украине по количеству привлеченных инвестиций и созданию рабочих мест (около 10000000 ежегодно, беззаботность -скоставляла 1%).

Особое внимание уделялось детям: игровые площадки для детей, тренажерные антивандальные комплексы для школьников, бассейны в школах, площадки для игровых видов спорта, катки с искусственным покрытием — благодаря этим делам Матковского вспоминают до сих пор.

10. Анатолий Федорук. Буча

Мэр Бучи с 1998 года. Переизбирался на должность трижды. Отличился тем, что за время своей первой каденции выполнил большинство своих предвыборных обещаний. Было создано Государственное коммунальное жилищно-эксплуатационное предприятие, которое предоставляет населению услуги как по обслуживанию жилищно-коммунального фонда, так и по наведению благоустройства в городе. Сегодня оно считается лучшим в регионе. Также было создано Государственное коммунальное предприятие общественного питания Продсервис, которое обслуживает 5 детских садов и 7 школ Буче и Ворзель. Благодаря усилиям Анатолия Фудорука воплотилась в жизнь мечта многих Бучан — в 2001 году был открыт стадион Юбилейный.

По инициативе городского головы в Буче была создана детская школы искусств и детско-юношеская спортивная школа, построено 18 современных детских и 11 спортивных площадок, открыто медико-социальный центр и благотворительную столовую для бедных слоев населения, отремонтировано центральный дом культуры и построено летнюю эстраду в парке отдыха. Сейчас в городе есть также центральная площадь — Киевский и супермаркет Звездный, а также кино-художественный комплекс Аквариус.

Для решения жилищного вопроса жителей города строятся новые жилые массивы, стало возможным благодаря договору о сотрудничестве между исполнительным комитетом Бучанской городского совета и АО «Киевгорстрой».

За годы правления городом Анатолием Федоруком бюджет города вырос в более чем 20 раз. Город имеет развитую социальную инфраструктуру, существенные инвестиции в основной капитал. В Буче для всего населения доступное подотчетное управление. Большой процент миграции населения в города, а также низкий показатель смертности.

11. Николай Романюк. Луцк

Мэр Луцка с 2010 года. До этого три года работал председателем Волынской облгосадминистрации.

В своей деятельности сосредоточился на поддержке и развитию промышленного потенциала города и максимально выгодном использовании логистических возможностей города. Во-первых, через город проходит несколько трасс национального и международного значения. Поэтому, Николай Романюк одним из направлений работы определил использования этой особенности города на благо Луцка. Созданы условия для «перехвата» пассажиропотока и привлечения транзитных туристов к посещению достопримечательностей города.

Что касается промышленного направления, то Луцк сохранил за собой звание ядра Луцкого промышленного узла. Более двух десятков заводов химической, легкой, деревообрабатывающей, пищевой и металлургической сфер сумели выстоять нелегкие экономические времена и продолжают служить базой городского бюджета.

12. Александр Лукьянченко. Донецк

Городской голова Донецка с 2002 года. Председатель Ассоциации шахтерских городов Донбасса, доктор экономических наук, заслуженный строитель Украины, лауреат Государственной премии Украины в области архитектуры и градостроительства, почетный гражданин Донецкой области.

На должность избирался трижды. Причем все три голосования проходили без громких скандалов.

5 июля 2012 получил Орден князя Ярослава Мудрого V степени за значительный личный вклад в подготовку и проведение в Украине финальной части чемпионата Европы 2012 по футболу, успешную реализацию инфраструктурных проектов, обеспечение правопорядка и общественной безопасности во время турнира, поднятие международного авторитета Украинского государства, высокий профессионализм.

Евро 2012 стало для нескольких городов Украины настоящим испытанием на прочность. Донецк и Александр Лукьянченко это испытание прошли успешно. Город сумел качественно подготовиться, разработать и внедрить все необходимые инфраструктурные изменении, инвестировать в нужные капитальные объекты.

13. Сергей Кравченко. Луганск

Мэр Луганска с апреля 2006 года. За два срока пребывания в должности сумел достаточно уверенно бороться с очень большими экономическими вызовами, как постоянно подстерегали восточные регионы. В свое время достаточно серьезную поддержку оказывал Луганском локомотивном завода, даже пытался искать промышленном гиганте новые рынки сбыта.

За время управления Луганском, поддержал идею возвращения городу контроля над поставками воды (до 2012 года водоканалом руководила российская компания на правах концессии). Благодаря этому появилась возможность постепенно восстанавливать водоснабжающую инфраструктуру. Правда, сделать серьезные шаги в этом направлении не получилось — началась АТО.

Был одним из организаторов «Антимайдан». Когда в апреле 2014 вход здание Луганского городского совета захватили боевики, Сергей Кравченко заявлял, что это не мешает работникам исполкома выполнять свои обязанности. Правда, после реального начала боевых действий покинул город, который сейчас контролируется террористическими группировками.

14. Александр Син. Запорожье

Мэр Запорожья с 2010 года. На выборах получил незначительное преимущество на кандидатом от тогдашней власти — частично из-за раскола партийной структуры конкурента, отчасти потому, что большое количество жителей Запорожья голосовали не за Александра Сина, а против его противника.

Сразу после избрания мэром города, Александр Син вышел из партии «Батькивщина», так как тогда большинство в горсовете принадлежала Партии Регионов. Чтобы избежать конфликтов, после инаугурации предложил секретарем горсовета своего конкурента на выборах. А уже в марте 2012 года стал членом Партии регионов.

За время работы сумел передать строительство мостов на государственный уровень, не допустить сокращения работников образования.

Город отмечалось стабильным ростом экономики. Однако не обошлось и без скандалов: в октябре 2012 года подписал решение горисполкома о премировании самого себя за добросовестное выполнение служебных обязанностей, а в феврале 2015 стал фигурантом уголовного дела, связанного с нарушением порядка подписания контрактов с ведущими врачами.

Когда в декабре 2014 года некоторые политические силы требовали отставки Александра Сина, горсовет не смог собрать для этого решения необходимого кворума, автоматически оставив действующего мэра на своем посту.

15. Владимир Косюга. Алчевск

Мэр Алчевска с апреля 2013 года. Хотя и последнее, но все же место в рейтинге получил, прежде всего, за довольно грамотные действия в оккупированном городе. В принципе мэр сумел провести зиму (а это в Алчевске всегда большая проблема) и даже более или менее наладить систему образования и медицинского обеспечения жителей.

Пытался остановить бегство из города среднего и малого бизнеса, однако по объективным причинам сделать это не получилось. Пытался, но безрезультатно, решить вопрос с нормальной подачей сырья на Алчевский металлургический завод. Из-за нехватки дизтоплива не справился с задачей полноценного вывоза твердых бытовых отходов.Накануне выборов в органы местного самоуправления важно провести анализ деятельности тех людей, которые избирались ранее.

Главком подготовил десятку украинских мэров, которые больше всего запомнились жителям своих городов и влияли не только на региональную, но и на всеукраинскую политику.

1. Андрей Садовый. Львов

Должность мэра Львова занимает, начиная с 2006 года. За годы его правления город получил и уверенно удерживает звание культурной столицы Украины. Постоянные фестивали, доброжелательность людей и чиновников, которые были введены в условного устава поведения во Львове, привлекли внимание не только туристов и просто гостей города. Во Львов началась активная миграция жителей других регионов страны. В результате Львов превратился в важный бизнес-центр имеет все рычаги привлечения инвестиций и успешно реализует совместные проекты с зарубежным капиталом. Сейчас Львов входит в рейтинг лучших городов Европы.

С 2007 года значительно увеличивалось количество занятого населения в городе, а средняя заработная плата достигла уровня в 3195 гривен. Увеличивалось количество самостоятельно занятых людей, свидетельствует о серьезной поддержке частного предприятия. Сокращался уровень безработицы. В 2014 году, в связи с боевыми действиями на Востоке и значительным потоком беженцев в Западную Украину, положительные статистические тенденции было изменено на негативные.

За годы своего мэрства, Андрей Садовый, пожалуй, больше всех мэров Украины прилагал усилия для максимально эффективного повышения имиджа города, и стало фундаментом привлечения во Львов денежных и людских ресурсов.

Одним из ключевых достижений Андрея Садового стало обеспечение города круглосуточным водоснабжением. Серьезным испытанием для Андрея Садового стало проведение в городе части финала чемпионата «Евро 2012». Городская власть сумела построить новый современный аэропорт имени Короля Даниила Галицкого и стадион «Львов Арена». Кроме того была полностью пересмотрена транспортная схема, и внесенные в нее кардинальные изменения. Одновременно с реформой движения автотранспорта был проведен масштабный ремонт дорог и развитие вело инфраструктуры (дорожки и парковки). Три года назад была разработана и внедрена Комплексная Стратегия Львова 2 012 — 2 025.

2. Анатолий Кукоба. Полтава

Единственный за новейшую историю Украины городской голова, который непрерывно переизбирался на должность пять раз подряд (в 1990, 1994, 1998, 2002, 2006 гг.). Этого человека до сих пор вспоминают полтавчане как лучшего мэра и называют «отцом Полтавы».

За время своей работы активно поддерживал развитие маленьких полтавчан. Основал общественную организацию «Фонд защиты и поддержки талантливых детей», которая активно помогала детям проявить свои способности и получить городскую поддержку на развитие талантов.

Построил в Полтаве три современных подземные переходы. Кроме того нашел рычаги влияния на «Укрзализныцю», чтобы она помогла в капитальном ремонте аварийного моста. Когда переговоры по мосту зашли в тупик, Анатолий Кукоба просто запретил движение поездов под ним, заявив, что это слишком опасно. «Укрзализныця» сразу изменила позицию и за короткий срок городов были отремонтированы.

Активно развивал культуру города и его благоустройство. Был построен храм «Веры, Надежды и Любви», восстановлено Свято-Успенский кафедральный собор. Кроме того, Анатолий Тихонович стал автором идеи установки памятника Маруси Чурай. В 2006 году именно Кукоба он инициировал сооружение в Полтаве в 2006 году известного ныне памятника галушке. Благодаря его усилиям Полтава неоднократно получала звание города с лучшим благоустройством. Также получила Государственную премию Украины в области архитектуры за комплексную реконструкцию.

3. Александр Омельченко. Киев

Мэр Киева с 30 мая 1999 по 14 апреля 2006.

Несмотря на противоречивое отношение к фигуре Александра Омельченко, даже его оппоненты признают Омельченко был хозяином в городе, инженером своего дела и сумел сделать очень много для столицы.

Каждый, кто жил в Киеве за время правления городом Александра Омельченко знал, что мэр пытается жестко держать руку на пульсе коммунального хозяйства. Каждое утро глава столицы садился в машину и ехал в известный только ему микрорайон, обходил несколько несколько дворов сам и если видел беспорядок, немедленно вызвал «на ковер» руководителя местного ЖКХ и проводил жесткую воспитательную работу. Чтобы понять насколько службы работали, следует принять во внимание, что невывезенный со двора мусор был темой для телевизионных новостей — настолько система вывоза бытовых отходов была организована и отшлифована.

Старшее поколение особенно ценило в Александре Омельченко его приверженность воспроизведения церквей в столице.

Также именно при Омельченко началось строительство транспортных развязок, часть из которых, правда, потом была заморожена. И сейчас большинство из них уже работают. Так же при Омельченко было начато строительство трех станций метро (Димеевська, Васильковская, ВДНХ).

Интересно, что когда была сделана спорная реконструкция Майдана Независимости, то все подземные работы городской глава осуществлял не за счет городского бюджета, а исключительно за средства инвесторов, которые позже получили места в торговом центре. То же самое происходило и на Бессарабской площади.

В 2004 году Александр Омельченко решил побороться за кресло Президента Украины. Большинство экспертов считает, что на такой шаг он пошел чтобы не поддерживать ни одного из двух Викторов — Ющенко или Януковича и таким образом сохранить свой статус-кво.

4. Владимир Гройсман. Винница

Мэр Винницы с 2006 по 2014 год.

Мэр, у которого за его политическую карьеру наибольшее количество регалий с приставкой «самый молодой». Сначала в 2002 году он стал самым молодым депутатом Винницкого городского совета. Тогда ему удалось победить на мажоритарном округе № 29. Через три года он занял кресло отстраненного от обязанностей секретаря горсовета. Но уже в марте 2006 года он победил на выборах городского головы и получил звание младшего мэра. В результате его действий за первую каденцию он получил на выборах 31 октября 2010 поддержку населения в 77,8% голосов.

За время своей работы Гройсманом была введена и успешно воплощено в жизнь программу замены фонарей и освещения улиц. Причем это переоснащение были объединены с программой энергосбережения — советские фонари были заменены энергосберегающими, освещение наконец дождался частный сектор и дворы многоэтажек. Система контроля за неполадками была усовершенствована — сейчас все аварии и информация по ним поступает на единый пульт и диспетчер немедленно видит все проблемы, позволяет реагировать на них в кратчайшие сроки.

Сумел почти на 100% обновить дорожное покрытие в городе, привлекая для этого кредитные средства. Сумел целесообразными методами уменьшить масштабы стихийной торговли.

Начал сотрудничество со швейцарским городом Цюрих, благодаря которой за 5 лет Винница получила 116 иностранных трамвайных вагонов. А для популяризации трамвайных маршрутов, в них было установлено бесплатный Wi-Fi. В 2012 году городской транспота был реформирован и было сокращено количество маршрутных такси и некоторые их маршруты.

В 2013 году эффективные переговоры Владимира Гройсмана с Кабмином Украины позволили приобрести 40 троллейбусов и 30 автобусов. Кроме того, нашлись средства на строительство нового трамвайного «кольца».

Благодаря такой популяризации и насыщенности городского коммунального транспорта, городу удается эффективно сдерживать цены на проезд в маршрутных такси, потому что у каждого пассажира есть прекрасная альтернатива.

За годы правления Владимира Гройсмана были привлечены иностранные инвестиции для модернизации системы теплоснабжения двух микрорайонов города (Тяжилова и улицы Карла Маркса). Также при участии местного капитала каждый год проводится прокладка километров водопровода и канализации, ремонтируются дома и улицы в частном секторе, содержится полигон твердых бытовых отходов в пригородной Стаднице.

Еще к примеру Грузии, Владимир Гройсман ввел в городе «Прозрачный офис». Это было первое в Украине город, где на получение разрешительного документа гражданин в среднем тратит 30 минут.

С 2007 по 2013 годы Владимир Гройсман смог обеспечить Виннице суммарных привлеченных внешних инвестиций в объеме более чем 736 млн. грн.

За восемь лет на посту мэра Владимиру Гройсману удалось превратить Винницу из провинциального областного центра в лучший город Украины для жизни (согласно рейтингу журнала «Фокус» № 30 от 26.07.2013)

5. Эдуард Гурвиц. Одесса

Мэр Одессы в 1994-1998 годах и в 2005-2010 годах.

Несмотря на неоднозначное восприятие его фигуры, он запомнился одесситам своей деятельностью. Во-первых, тем, что в лихие 90-е, сумел ограничить влияние определенных организованно-преступных группировок на одесский порт. Развивать город Гурвиц пытаться согласно утвержденного плана.

На своих первых выборах на должность мэра города Эдуард Гурвиц победил своего ближайшего конкурента лишь на 2000 голосов.

Интересным эпизодом работы Эдуарда Гурвица стало участие в освобождении из Чечни украинских заложников. Для этого он провел в 1996 году съезд чеченской диаспоры «конгресс вайнахов», а в детские дома Одессы были приняты 23 чеченских ребенка.

В результате 34-х заложников были освобождены и доставлены на территорию Украины.

Заявлял, что хочет видеть Одессу европейским городом, большое внимание уделял целесообразном развития побережья и склонов. Также принимал непосредственное участие в закрытии Одесской нефтегавани. Этот шаг вызвал массу скандалов, который чуть не стоил ему кресла городского главы.

Одним из примеров того, как Гурвиц заботился об Одессе может служить его требование к строителям — мыть колеса самосвалов и бетономешалок, чтобы не развозили грязь по улицам города, и останавливал строительства, если те этого не делали.

По данным журнала «Фокус» Эдуард Гурвиц, по состоянию на 2009 год, занимал шестидесятое место в рейтинге «самых влиятельных Украинский» и второе место среди «самых влиятельных одесситов». В 2010 году Эдуард Гурвиц не попал в данный рейтинг.

6. Владимир Сальдо. Херсон

Мэр Херсона с 2002 по 2012 годы. В 2008 году получил звание «Лучший мэр года».

2008 год стал квинтэссенцией работы Владимира Сальдо.

Во-первых, мэр переориентировал городской бюджет на социальное направление. Дополнительные средства — десятки миллионов гривен — были направлены на образование, здравоохранение, физическое воспитание и спорт. 90% школ было подключено к сети интернет, построен 9 интернет-библиотек. 29 учебных заведений получили мультимедийную технику и успешно используют ее в учебном процессе.

Во-вторых, постоянно увеличивалось финансирование строительства и реконструкции объектов социально-культурной сферы и инфраструктуры города.

Значительные средства шли на закупку медицинского оснащения и капитальное строительство медицинских учреждений. Реализовывалась продуманная программа поэтапного перехода с системы централизованного отопления на индивидуальное. Были построены котельные для учебных и медицинских учреждений.

В одном из детских садов было установлено комплекс, который работает на солнечных батареях.

Совместно с общественными организациями в Ботаническом саду Херсонского государственного университета была открыта ландшафтная модель Херсонской крепости. Десятки херсонских школ были оборудованы современными спортивными площадками с тренажерным снаряжением. Открыт новый Ледовый комплекс, обновлено Пионерский сквер, обновленная городская Набережная со свето-музыкальным фонтаном.

7. Сергей Одарич. Черкассы

Мэр Черкасс с 2006 по 2013 годы

Основной акцент в своей деятельности Сергей Одарич делал открытость городской власти перед бизнесом и общественностью, а также на борьбе с коррупцией. Создание благоприятного инвестиционного климата было задачей №1 для команды мэра за годы руководства городом. Были разработанные конкретные шаги для уменьшения налоговой нагрузки для предпринимателей. Кроме того, городские власти пытались все время корректировать коммунальные тарифы для промышленных предприятий, чтобы последние не были вынуждены закрываться под непосильным бременем ежемесячных выплат.

Когда пришло время пересмотреть и утвердить новую нормативно-денежную оценку земли, то для разработки и утверждения нового документа были привлечены предприниматели и общественность города. Такая же схема взаимодействия была использована и для обсуждения генерального плана развития Черкасс.

Также Сергей Одарич постоянно приглашал местный бизнес активнее участвовать в тендерных процедурах. Ведь ежегодно речь шла о сотнях миллионов гривен, а активность предпринимателей почему-то была не слишком высокой, что мешало самой сути тендерной процедуры — максимальной конкуренции.

Чтобы предотвратить коррупцию в стенах городского совета, мэр Черкасс предложил союзники определить лицо, которое бы стало в определенной степени посредником между бизнесом и городом, и кому бы предприниматели могли пожаловаться в случае каких-либо злоупотреблений или коррупционных проявлений в городских органах власти.

— Я хочу вообще закрыть вопрос с любыми коррупционными схемами в городе, чтобы достичь абсолютной прозрачности в работе городских исполнительных структур. И чтобы предприниматель, отправив документы на согласование, не ходил по кабинетам с дополнительным «согласованиями». Убежден, что с вашей помощью этого удастся достичь, — говорил в ходе своего очильництва Черкасс Сергей Одарич.

8. Виктор Анушкевичус. Ивано-Франковск

Мэр Ивано-Франковска с 2006 года, вдруг переизбран в декабре 2010-го

В 2014 году гражданская сеть ОПОРА признала Ивано-Франковский городской совет публичный в Украине, а мэра Виктора Анушкевичуса — публичным городским головой.

Особого внимания местная власть уделяла борьбе с преступностью. Результат — 46 преступлений на 10 000 жителей. Это — лучший показатель по Украине. Именно поэтому Ивано-Франковск возглавляет рейтинг самых безопасных городов Украины.

Также во времена руководства Ивано-Франковска Виктор Анушкевичус был сделан огромный вклад в развитие экологического направления развития города. Велась работа в создании новых и поддержке уже существующих парков. Большая работа проводится по озеленению города.

Прозрачность власти и четкие «правила игры» в бизнесе способствовали привлечению инвестиций в Ивано-Франковск. Благодаря этому средняя зарплата в городе с населением в 226 000 пересекла отметку в 3000 гривен. Конечно, здесь также большую роль играет географическое расположение города, которое находится не так далеко от границы с Румынией, Венгрией, Словакией и Польшей. Поэтому институциональные инвесторы с удовольствием инвестируют в развитие города, понимая, что построена схема власти и географические выгоды в ближайшее время позволят получать солидные прибыли. Конечно, если выстроена система взаимодействия между городскими властями и бизнесом не будет разрушена преемником Виктора Анушкевичуса.

9. Андрей Матковский. Полтава

Мэр Полтавы с 2006 по 2010 годы

Стал своеобразным потомком Анатолия Кукобы, который долгие годы успешно руководил городом. Андрею Матковскому пришлось «конкурировать» в должности мэра с, в первую очередь, памятью полтавчан за своим бывшим главой. В целом с задачей Андрей Матковский справился.

Например, в рамках программы «Город без окраин» он запустил более 20 льготных автобусных маршрутов, которые связывали центр с отдаленными районами. Также решил проблему вывоза мусора в Полтаве, установив мусорные баки. Город получил новое уличное освещение, работавшее всю ночь. Кстати, Матковский решил еще одну проблему горожан — водоснабжение. С 2009-го горячая вода в дома полтавчан подавалась круглосуточно. Город был одним из лидеров в Украине по количеству привлеченных инвестиций и созданию рабочих мест (около 10000000 ежегодно, беззаботность -скоставляла 1%).

Особое внимание уделялось детям: игровые площадки для детей, тренажерные антивандальные комплексы для школьников, бассейны в школах, площадки для игровых видов спорта, катки с искусственным покрытием — благодаря этим делам Матковского вспоминают до сих пор.

10. Анатолий Федорук. Буча

Мэр Бучи с 1998 года. Переизбирался на должность трижды. Отличился тем, что за время своей первой каденции выполнил большинство своих предвыборных обещаний. Было создано Государственное коммунальное жилищно-эксплуатационное предприятие, которое предоставляет населению услуги как по обслуживанию жилищно-коммунального фонда, так и по наведению благоустройства в городе. Сегодня оно считается лучшим в регионе. Также было создано Государственное коммунальное предприятие общественного питания Продсервис, которое обслуживает 5 детских садов и 7 школ Буче и Ворзель. Благодаря усилиям Анатолия Фудорука воплотилась в жизнь мечта многих Бучан — в 2001 году был открыт стадион Юбилейный.

По инициативе городского головы в Буче была создана детская школы искусств и детско-юношеская спортивная школа, построено 18 современных детских и 11 спортивных площадок, открыто медико-социальный центр и благотворительную столовую для бедных слоев населения, отремонтировано центральный дом культуры и построено летнюю эстраду в парке отдыха. Сейчас в городе есть также центральная площадь — Киевский и супермаркет Звездный, а также кино-художественный комплекс Аквариус.

Для решения жилищного вопроса жителей города строятся новые жилые массивы, стало возможным благодаря договору о сотрудничестве между исполнительным комитетом Бучанской городского совета и АО «Киевгорстрой».

За годы правления городом Анатолием Федоруком бюджет города вырос в более чем 20 раз. Город имеет развитую социальную инфраструктуру, существенные инвестиции в основной капитал. В Буче для всего населения доступное подотчетное управление. Большой процент миграции населения в города, а также низкий показатель смертности.

11. Николай Романюк. Луцк

Мэр Луцка с 2010 года. До этого три года работал председателем Волынской облгосадминистрации.

В своей деятельности сосредоточился на поддержке и развитию промышленного потенциала города и максимально выгодном использовании логистических возможностей города. Во-первых, через город проходит несколько трасс национального и международного значения. Поэтому, Николай Романюк одним из направлений работы определил использования этой особенности города на благо Луцка. Созданы условия для «перехвата» пассажиропотока и привлечения транзитных туристов к посещению достопримечательностей города.

Что касается промышленного направления, то Луцк сохранил за собой звание ядра Луцкого промышленного узла. Более двух десятков заводов химической, легкой, деревообрабатывающей, пищевой и металлургической сфер сумели выстоять нелегкие экономические времена и продолжают служить базой городского бюджета.

12. Александр Лукьянченко. Донецк

Городской голова Донецка с 2002 года. Председатель Ассоциации шахтерских городов Донбасса, доктор экономических наук, заслуженный строитель Украины, лауреат Государственной премии Украины в области архитектуры и градостроительства, почетный гражданин Донецкой области.

На должность избирался трижды. Причем все три голосования проходили без громких скандалов.

5 июля 2012 получил Орден князя Ярослава Мудрого V степени за значительный личный вклад в подготовку и проведение в Украине финальной части чемпионата Европы 2012 по футболу, успешную реализацию инфраструктурных проектов, обеспечение правопорядка и общественной безопасности во время турнира, поднятие международного авторитета Украинского государства, высокий профессионализм.

Евро 2012 стало для нескольких городов Украины настоящим испытанием на прочность. Донецк и Александр Лукьянченко это испытание прошли успешно. Город сумел качественно подготовиться, разработать и внедрить все необходимые инфраструктурные изменении, инвестировать в нужные капитальные объекты.

13. Сергей Кравченко. Луганск

Мэр Луганска с апреля 2006 года. За два срока пребывания в должности сумел достаточно уверенно бороться с очень большими экономическими вызовами, как постоянно подстерегали восточные регионы. В свое время достаточно серьезную поддержку оказывал Луганском локомотивном завода, даже пытался искать промышленном гиганте новые рынки сбыта.

За время управления Луганском, поддержал идею возвращения городу контроля над поставками воды (до 2012 года водоканалом руководила российская компания на правах концессии). Благодаря этому появилась возможность постепенно восстанавливать водоснабжающую инфраструктуру. Правда, сделать серьезные шаги в этом направлении не получилось — началась АТО.

Был одним из организаторов «Антимайдан». Когда в апреле 2014 вход здание Луганского городского совета захватили боевики, Сергей Кравченко заявлял, что это не мешает работникам исполкома выполнять свои обязанности. Правда, после реального начала боевых действий покинул город, который сейчас контролируется террористическими группировками.

14. Александр Син. Запорожье

Мэр Запорожья с 2010 года. На выборах получил незначительное преимущество на кандидатом от тогдашней власти — частично из-за раскола партийной структуры конкурента, отчасти потому, что большое количество жителей Запорожья голосовали не за Александра Сина, а против его противника.

Сразу после избрания мэром города, Александр Син вышел из партии «Батькивщина», так как тогда большинство в горсовете принадлежала Партии Регионов. Чтобы избежать конфликтов, после инаугурации предложил секретарем горсовета своего конкурента на выборах. А уже в марте 2012 года стал членом Партии регионов.

За время работы сумел передать строительство мостов на государственный уровень, не допустить сокращения работников образования.

Город отмечалось стабильным ростом экономики. Однако не обошлось и без скандалов: в октябре 2012 года подписал решение горисполкома о премировании самого себя за добросовестное выполнение служебных обязанностей, а в феврале 2015 стал фигурантом уголовного дела, связанного с нарушением порядка подписания контрактов с ведущими врачами.

Когда в декабре 2014 года некоторые политические силы требовали отставки Александра Сина, горсовет не смог собрать для этого решения необходимого кворума, автоматически оставив действующего мэра на своем посту.

15. Владимир Косюга. Алчевск

Мэр Алчевска с апреля 2013 года. Хотя и последнее, но все же место в рейтинге получил, прежде всего, за довольно грамотные действия в оккупированном городе. В принципе мэр сумел провести зиму (а это в Алчевске всегда большая проблема) и даже более или менее наладить систему образования и медицинского обеспечения жителей.

Пытался остановить бегство из города среднего и малого бизнеса, однако по объективным причинам сделать это не получилось. Пытался, но безрезультатно, решить вопрос с нормальной подачей сырья на Алчевский металлургический завод. Из-за нехватки дизтоплива не справился с задачей полноценного вывоза твердых бытовых отходов.

КОНСТИТУЦИОННЫЙ «ПЯТЫЙ УГОЛ» ПОРОШЕНКОКОНСТИТУЦИОННЫЙ «ПЯТЫЙ УГОЛ» ПОРОШЕНКО

Александр Михельсон, Цензор. НЕТ

31 августа Верховная Рада примет в первом чтении проект изменений Конституции в части децентрализации. Сомнений в этом нет ни у кого из посвященных. И все же битва ожидается жаркая.

Напомним, главным камнем преткновения реформы является статья об «особом статусе» сепаратистских районов Донбасса. После того, как 16 июля Верховная Рада дала аж 288 голосов за отправку проекта в Конституционный суд, вокруг этой идеи пышно расцвели мифы, ростки которых, впрочем, пробились давно — и не то чтоб вовсе беспричинно.

Главный, «пессимистический» миф гласит, что в случае принятия реформы мы узаконим в Конституции сепаратистские «республики» как часть Украины. Причем Украиной они будут лишь формально, а на деле продолжат практиковать свои идеи на наши же деньги. Именно этого добивался Путин посредством Минских соглашений, и вот теперь прописанные в соглашениях «хотелки» Кремля мы вносим в Основной Закон, тогда как сам Кремль и его донецкие/луганские клевреты своих обязательств не выполнили.

Противоположный, «оптимистический» миф сводится к тому, что «особый статус», по тем же соглашениям, возможен лишь после восстановления на всем Донбассе законной власти и контроля Киева над границей с Россией. А следовательно, «особый статус» получит уже подконтрольный Киеву регион. Или же статус так и останется на бумаге, а сепаратистские образования останутся де-факто независимыми «черными дырами», каковыми и являются сейчас.

Ошибочны оба мифа, хотя второй немного ближе к истине. Во-первых, Минские соглашения именно в части «политического урегулирования» крайне неоднозначны. Единственный четкий «маячок» действительно касается контроля над границей, но — увы! — сказано там как раз о том, что таковой контроль будет возвращен Киеву именно после придания мятежным районам «особого статуса», и произойти это должно к концу 2015 года. С другой стороны, «особый статус», по соглашениям, мятежники получат только после проведения признанных Киевом и международным сообществом местных выборов.

Что это такое, детально расписано в ст. 10 закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Как уже не раз писал Цензор.НЕТ, эта статья, внесенная с подачи президента 17 марта, фактически требует капитуляции сепаратистов. В частности, выборы должны проводиться по украинским законам, в назначенное ВР время, с участием украинских СМИ и украинских политических сил, наконец, после вывода всех иностранных военных сил и разоружения отечественных незаконных формирований.

Сепаратисты на эти условия категорически не согласны и упорствуют в намерении провести свои собственные «местные выборы» тем же манером, что и «всеобщие выборы» в прошлом ноябре (результаты которых официально не признала даже Россия). Таким образом, «особый статус» остается фикцией, каковой является еще с 16 сентября прошлого года. Именно тогда был принят закон «Об особом порядке», причем в изначальной его версии условия для боевиков были куда более комфортными — достаточно было лишь согласиться на местные выборы к назначенной ВР дате 7 декабря 2014 года.

Кстати, именно эта дата значится в законе до сих пор, что подчеркивает его «серьезность». В то же время, юридически закон имеет высшую силу, чем Минские соглашения. И прописанный в нем порядок действий — это правило, тогда как любая последовательность событий и дат, приводимая в соглашениях — лишь декларация.

Но причин для чрезмерного оптимизма тоже нет. Да, в проекте Конституции, вопреки распространенному убеждению, никакие «хотелки» Москвы не фиксируются. Там лишь говорится, что «особый порядок самоуправления» сепаратистских территорий определяется соответствующим законом. Но в том-то и дело, указывают пессимисты, что закон можно изменить. Изъять все ту же ст. 10, назначить новый, согласованный с мятежниками срок выборов, принять новое постановление о границах «особо статусных» районов — и вуаля. И надо на это всего-то 226 голосов.

Оппоненты возражают, что если бы таков был план власти, то никто бы ст. 10 не вносил. Да и Конституцию не трогал бы. Все вообще можно было бы сделать через те же 226 голосов в любой момент, начиная с 16 сентября включительно.

Вся проблема в том, что ситуация не зависит лишь от желания наших властей. Имеется множество свидетельств, что на «особом статусе» настаивает Запад. Так, именно с подачи западных партнеров упоминание «особого порядка» в последний момент перед голосованием 16 июля перенесли из Переходных положений непосредственно в тело Конституции. Причем активное участие в процессе приняли США — вопрос контролировала лично прилетевшая тогда в Киев легендарная Виктория Нуланд.

Остается неясным, желает ли Запад добиться сдачи Украины (то есть, переделки закона об «особом порядке» в интересах Москвы уже после принятия конституционной реформы). Или же идет стратегическая игра, имеющая целью загнать Путина в угол. Например, спровоцировав сепаратистов на активизацию боевых действий, что позволит ввести против РФ очередные санкции.

Твердых подтверждений ни одной из версий нет. Несколько дней назад, например, все та же Нуланд провела встречу с группой народных депутатов, главным образом из «молодой поросли», которые отказываются голосовать за конституционную реформу именно из-за «особого статуса». По словам опрошенных Цензор.НЕТ участников встречи, американская гостья, упирая на необходимость конституционной реформы, совершенно не говорила о том, что «особый статус» мятежных территорий действительно должен быть воплощен в жизнь. Но и ни в малейшей степени не намекнула, что это — только блеф.

Примерно та же ситуация сложилась в субботу во время трехчасового общения группы «антиреформаторов» из состава коалиции с самим президентом. Как уверяют участники этого действа, президент убеждал их, что конституционные изменения нужны лишь для оттягивания времени. Но все же не ответил прямо на откровенный вопрос, будет ли Запад требовать их реализации независимо от того, выполнят ли свои обязательства сепаратисты и РФ. Порошенко лишь заявил, что раз под Минскими соглашениями стоит подпись Путина, то Россия официально несет ответственность за их соблюдение, и это — наш козырь.

Столь же обтекаемы и формулировки чиновников АП даже в формате «без записи». На этой неделе замглавы АП Константин Елисеев непублично встречался с обозревателями ряда СМИ, а его коллеги Ростислав Павленко и Алексей Филатов, отвечающие за децентрализацию и судебную реформу соответственно — с популярными блогерами. Но однозначных уверений в том, что вокруг «особого статуса» идет лишь дипломатическая игра, никто не дал. Как выразился один из названных чиновников, если публика опасается подвоха со стороны власти — «что ж, это вопрос доверия».

Доверия, вероятно, было бы больше, если бы тот же президент не так активно заявлял при каждом случае о «неукоснительном» соблюдении Минских соглашений нашей страной. И не путался при этом в мелочах. Скажем, в субботу Порошенко особо подчеркнул, что из обновленной Конституции изымут пункт 16 ст. 92, который предусматривает, что через отдельные законы можно устанавливать «специальный статус» столицы и других городов. Как видите, объявил гарант Конституции на встрече с представителями территориальных общин, никакого парада «особых статусов» не будет, а если где-то в Запорожье думают иначе, то зря.

Это заявление ошибочно сразу трижды. Во-первых, широко растиражированное СМИ обращение Запорожского облсовета к ВР с просьбой о «специальном статусе» для региона в связи с «экологической ситуацией» не имеет отношения к «особому статусу» в том смысле, в каком говорится о нем насчет части Донбасса. Подписи за это в Запорожской области собрали еще в феврале, ну а то, что обращение к ВР появилось именно сейчас, вполне может быть банальной провокацией, на которую президент, как говорится, «повелся». Во-вторых, это не имеет никакого отношения к п. 16 ст. 92 Конституции — ведь там говорится исключительно о городах, а в случае с Запорожьем речь идет, повторимся, об области. Наконец, в-третьих, в обновленном Основном Законе некое подобие п. 16 ст. 92 все равно сохранится. Просто он перекочевывает в ст. 133 и формулируется так: «Особенности Киева, Севастополя в системе административно-территориального устройства Украины определяются отдельными законами».

Сути дела экивоки Порошенко не меняют. Зато случай показателен в плане того, насколько тщательно власть «разъясняет» свои конституционно-реформаторские планы. Неудивительно, что массы охотнее верят более прямолинейным популистам.

Тем более, что войну нервов с традиционным успехом использует Кремль. Опять же в субботу тамошняя пресс-служба громогласно объявила, что Путин в ходе телефонного разговора с лидерами Германии и Франции подчеркнул » важность проведения на Украине согласованной с Донецком и Луганском конституционной реформы «. Впечатление, что Европа солидарна по этому вопросу с Путиным, было закреплено.

В любом случае, 31 августа, если не случится форс-мажора, реформу утвердят в первом чтении (в АП даже рассчитывают на 270 — 280 голосов). Гораздо труднее будет найти впоследствии 300 голосов за ее окончательное принятие. И даже не из-за «особого статуса». Так, например, лидер «Самопомочи» Андрей Садовый, заявивший о давлении на депутатов из-за этого голосования, весьма недоволен нововведениями, связанными с появлением префектов и правом президентской вертикали распускать местные советы и/или приостанавливать их решения. И он такой не один.

Другое дело, что поделать ничего уже нельзя: любое изменение проекта означает повтор всей процедуры с самого начала, с новым внесением реформы в КС и т. д. А президенту, раз уж он ввязался в это дело, некуда отступать. Ведь надо показать тому же Западу, что он контролирует ситуацию. Даже если это чревато подрывом и без того далеко не железобетонного рейтинга.

Александр Михельсон, Цензор. НЕТАлександр Михельсон, Цензор. НЕТ

31 августа Верховная Рада примет в первом чтении проект изменений Конституции в части децентрализации. Сомнений в этом нет ни у кого из посвященных. И все же битва ожидается жаркая.

Напомним, главным камнем преткновения реформы является статья об «особом статусе» сепаратистских районов Донбасса. После того, как 16 июля Верховная Рада дала аж 288 голосов за отправку проекта в Конституционный суд, вокруг этой идеи пышно расцвели мифы, ростки которых, впрочем, пробились давно — и не то чтоб вовсе беспричинно.

Главный, «пессимистический» миф гласит, что в случае принятия реформы мы узаконим в Конституции сепаратистские «республики» как часть Украины. Причем Украиной они будут лишь формально, а на деле продолжат практиковать свои идеи на наши же деньги. Именно этого добивался Путин посредством Минских соглашений, и вот теперь прописанные в соглашениях «хотелки» Кремля мы вносим в Основной Закон, тогда как сам Кремль и его донецкие/луганские клевреты своих обязательств не выполнили.

Противоположный, «оптимистический» миф сводится к тому, что «особый статус», по тем же соглашениям, возможен лишь после восстановления на всем Донбассе законной власти и контроля Киева над границей с Россией. А следовательно, «особый статус» получит уже подконтрольный Киеву регион. Или же статус так и останется на бумаге, а сепаратистские образования останутся де-факто независимыми «черными дырами», каковыми и являются сейчас.

Ошибочны оба мифа, хотя второй немного ближе к истине. Во-первых, Минские соглашения именно в части «политического урегулирования» крайне неоднозначны. Единственный четкий «маячок» действительно касается контроля над границей, но — увы! — сказано там как раз о том, что таковой контроль будет возвращен Киеву именно после придания мятежным районам «особого статуса», и произойти это должно к концу 2015 года. С другой стороны, «особый статус», по соглашениям, мятежники получат только после проведения признанных Киевом и международным сообществом местных выборов.

Что это такое, детально расписано в ст. 10 закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Как уже не раз писал Цензор.НЕТ, эта статья, внесенная с подачи президента 17 марта, фактически требует капитуляции сепаратистов. В частности, выборы должны проводиться по украинским законам, в назначенное ВР время, с участием украинских СМИ и украинских политических сил, наконец, после вывода всех иностранных военных сил и разоружения отечественных незаконных формирований.

Сепаратисты на эти условия категорически не согласны и упорствуют в намерении провести свои собственные «местные выборы» тем же манером, что и «всеобщие выборы» в прошлом ноябре (результаты которых официально не признала даже Россия). Таким образом, «особый статус» остается фикцией, каковой является еще с 16 сентября прошлого года. Именно тогда был принят закон «Об особом порядке», причем в изначальной его версии условия для боевиков были куда более комфортными — достаточно было лишь согласиться на местные выборы к назначенной ВР дате 7 декабря 2014 года.

Кстати, именно эта дата значится в законе до сих пор, что подчеркивает его «серьезность». В то же время, юридически закон имеет высшую силу, чем Минские соглашения. И прописанный в нем порядок действий — это правило, тогда как любая последовательность событий и дат, приводимая в соглашениях — лишь декларация.

Но причин для чрезмерного оптимизма тоже нет. Да, в проекте Конституции, вопреки распространенному убеждению, никакие «хотелки» Москвы не фиксируются. Там лишь говорится, что «особый порядок самоуправления» сепаратистских территорий определяется соответствующим законом. Но в том-то и дело, указывают пессимисты, что закон можно изменить. Изъять все ту же ст. 10, назначить новый, согласованный с мятежниками срок выборов, принять новое постановление о границах «особо статусных» районов — и вуаля. И надо на это всего-то 226 голосов.

Оппоненты возражают, что если бы таков был план власти, то никто бы ст. 10 не вносил. Да и Конституцию не трогал бы. Все вообще можно было бы сделать через те же 226 голосов в любой момент, начиная с 16 сентября включительно.

Вся проблема в том, что ситуация не зависит лишь от желания наших властей. Имеется множество свидетельств, что на «особом статусе» настаивает Запад. Так, именно с подачи западных партнеров упоминание «особого порядка» в последний момент перед голосованием 16 июля перенесли из Переходных положений непосредственно в тело Конституции. Причем активное участие в процессе приняли США — вопрос контролировала лично прилетевшая тогда в Киев легендарная Виктория Нуланд.

Остается неясным, желает ли Запад добиться сдачи Украины (то есть, переделки закона об «особом порядке» в интересах Москвы уже после принятия конституционной реформы). Или же идет стратегическая игра, имеющая целью загнать Путина в угол. Например, спровоцировав сепаратистов на активизацию боевых действий, что позволит ввести против РФ очередные санкции.

Твердых подтверждений ни одной из версий нет. Несколько дней назад, например, все та же Нуланд провела встречу с группой народных депутатов, главным образом из «молодой поросли», которые отказываются голосовать за конституционную реформу именно из-за «особого статуса». По словам опрошенных Цензор.НЕТ участников встречи, американская гостья, упирая на необходимость конституционной реформы, совершенно не говорила о том, что «особый статус» мятежных территорий действительно должен быть воплощен в жизнь. Но и ни в малейшей степени не намекнула, что это — только блеф.

Примерно та же ситуация сложилась в субботу во время трехчасового общения группы «антиреформаторов» из состава коалиции с самим президентом. Как уверяют участники этого действа, президент убеждал их, что конституционные изменения нужны лишь для оттягивания времени. Но все же не ответил прямо на откровенный вопрос, будет ли Запад требовать их реализации независимо от того, выполнят ли свои обязательства сепаратисты и РФ. Порошенко лишь заявил, что раз под Минскими соглашениями стоит подпись Путина, то Россия официально несет ответственность за их соблюдение, и это — наш козырь.

Столь же обтекаемы и формулировки чиновников АП даже в формате «без записи». На этой неделе замглавы АП Константин Елисеев непублично встречался с обозревателями ряда СМИ, а его коллеги Ростислав Павленко и Алексей Филатов, отвечающие за децентрализацию и судебную реформу соответственно — с популярными блогерами. Но однозначных уверений в том, что вокруг «особого статуса» идет лишь дипломатическая игра, никто не дал. Как выразился один из названных чиновников, если публика опасается подвоха со стороны власти — «что ж, это вопрос доверия».

Доверия, вероятно, было бы больше, если бы тот же президент не так активно заявлял при каждом случае о «неукоснительном» соблюдении Минских соглашений нашей страной. И не путался при этом в мелочах. Скажем, в субботу Порошенко особо подчеркнул, что из обновленной Конституции изымут пункт 16 ст. 92, который предусматривает, что через отдельные законы можно устанавливать «специальный статус» столицы и других городов. Как видите, объявил гарант Конституции на встрече с представителями территориальных общин, никакого парада «особых статусов» не будет, а если где-то в Запорожье думают иначе, то зря.

Это заявление ошибочно сразу трижды. Во-первых, широко растиражированное СМИ обращение Запорожского облсовета к ВР с просьбой о «специальном статусе» для региона в связи с «экологической ситуацией» не имеет отношения к «особому статусу» в том смысле, в каком говорится о нем насчет части Донбасса. Подписи за это в Запорожской области собрали еще в феврале, ну а то, что обращение к ВР появилось именно сейчас, вполне может быть банальной провокацией, на которую президент, как говорится, «повелся». Во-вторых, это не имеет никакого отношения к п. 16 ст. 92 Конституции — ведь там говорится исключительно о городах, а в случае с Запорожьем речь идет, повторимся, об области. Наконец, в-третьих, в обновленном Основном Законе некое подобие п. 16 ст. 92 все равно сохранится. Просто он перекочевывает в ст. 133 и формулируется так: «Особенности Киева, Севастополя в системе административно-территориального устройства Украины определяются отдельными законами».

Сути дела экивоки Порошенко не меняют. Зато случай показателен в плане того, насколько тщательно власть «разъясняет» свои конституционно-реформаторские планы. Неудивительно, что массы охотнее верят более прямолинейным популистам.

Тем более, что войну нервов с традиционным успехом использует Кремль. Опять же в субботу тамошняя пресс-служба громогласно объявила, что Путин в ходе телефонного разговора с лидерами Германии и Франции подчеркнул » важность проведения на Украине согласованной с Донецком и Луганском конституционной реформы «. Впечатление, что Европа солидарна по этому вопросу с Путиным, было закреплено.

В любом случае, 31 августа, если не случится форс-мажора, реформу утвердят в первом чтении (в АП даже рассчитывают на 270 — 280 голосов). Гораздо труднее будет найти впоследствии 300 голосов за ее окончательное принятие. И даже не из-за «особого статуса». Так, например, лидер «Самопомочи» Андрей Садовый, заявивший о давлении на депутатов из-за этого голосования, весьма недоволен нововведениями, связанными с появлением префектов и правом президентской вертикали распускать местные советы и/или приостанавливать их решения. И он такой не один.

Другое дело, что поделать ничего уже нельзя: любое изменение проекта означает повтор всей процедуры с самого начала, с новым внесением реформы в КС и т. д. А президенту, раз уж он ввязался в это дело, некуда отступать. Ведь надо показать тому же Западу, что он контролирует ситуацию. Даже если это чревато подрывом и без того далеко не железобетонного рейтинга.

Александр Михельсон, Цензор. НЕТ

Андрей Садовый: донецкий сценарий на Галичине бы не прошелАндрей Садовый: донецкий сценарий на Галичине бы не прошел

«Апостроф» встретился с мэром Львова и лидером партии «Самопомич» Андреем Садовым на его территории — в кабинете самого градоначальника. Беседовать он предлагает за небольшим круглым столом. Над рабочим местом Садового нет привычного чиновничьего атрибута — портрета президента Украины. Вместо него висит яркий герб Львова. Стены украшают тривиальные картины с городскими видами и икона. Предмет гордости мэра — роскошный шкаф с книгами, в том числе — многотомным собранием сочинений Ивана Франко. Как доверительно сообщила пресс-секретарь, в свое время Садовый обменял произведения, наверное, главного для Львова автора на телевизор. Мэр просит приготовить ему чай, сам угощает кофе, приглашая задавать вопросы.

О том, почему во Львове невозможен «донецкий сценарий», как опыт управления этим городом можно использовать в других регионах Украины, о возможном участии в киевских выборах и многом другом — в интервью АНДРЕЯ САДОВОГО корреспонденту «Апострофа» ДЕНИСУ РАФАЛЬСКОМУ.

— На днях исполнится год, как президент Петр Порошенко принял присягу и приступил к исполнению своих обязанностей. Ваша оценка: как страна прожила этот год?

— Год выдался чрезвычайно сложный. Мы получили ограбленную страну, которая, к тому же, оказалась в состоянии войны. Значительная часть территории пребывает в оккупации. Критически важным является реформирование экономики. Ожидания простых людей очень большие, но, так сказать, окно возможностей понемногу закрывается. В плане реформ мало что делается. И причина тут в том, что мы до сих пор являемся страной в значительной степени олигархической. Несколько людей по-прежнему оказывают очень серьезное влияние на жизнь Украины, что, конечно же, очень большой минус.

— Согласно данным соцопросов, у вашей партии «Самопомич» — довольно высокий рейтинг. Но в то же время она не может похвастаться особой активностью. Возможно, какие-то достижения выпали из поля зрения. Что вы можете выделить из сделанного партией за последнее время?

— Главная задача, которая стоит перед представителями «Самопомочи» в Верховной раде — это учиться работать парламентариями. Для них этот депутатский опыт — первый в жизни. Кроме того, мои коллеги попали в Раду в ситуации, когда украинский парламентаризм был придавлен бетонной плитой. От них жду профессиональной работы, ответственности за принимаемые с их участием решения. Могу сказать, что я горд за решения, за которые голосует фракция.

Еще одной важной задачей я вижу для себя и своих коллег по «Самопомочи» развитие партии. Это поиск ответственных людей по Украине. В этом деле для нас нет временных ориентиров, нам не нужно искать на завтра. Нам нужны люди, которые будут нашими сподвижниками, разделяя идеологию «Самопомочи», и с которыми нам вместе идти по жизни. Это очень важно. Успехи могут быть там, где видна ответственность. Она есть, например, во Львове, где я работаю в очень непростых условиях противодействия депутатского корпуса.

Перед нашей политической силой встанут новые вызовы, если община того или иного города на выборах доверит нам взять ответственность. Тогда и можно будет, видимо, больше сделать.

— Интересно, какой уровень поддержки «Самопомочи» показывают ваши внутренние социологические опросы…

— Мы не заказывали социологические исследования. Рейтинги нас мало интересуют. Наверное, об этом стоит спрашивать наших оппонентов. Они постоянно тратят очень большие деньги на социологов.

— Поделитесь, как идет партийное строительство. Покрыли ли вы уже всю страну партячейками?

— Идет очень сложно. Мы гонимся не за количеством первичных организаций, а за их качеством. Более того, на первом этапе создается не партийная структура, а общественная. И у нас во многих городах есть по две-три инициативные группы, которые занимаются партией «Самопомич». Ставим перед ними задачу — просто заниматься делами, полезными для своих общин. Не балаболить, а работать, чтобы своим примером объединять людей. Нужно обучать украинцев юридической грамоте, эффективным подходам в решении злободневных проблем. Это, скорее, просветительская деятельность. Для нас нет некоего дедлайна. Местные выборы тут для нас — не ориентир.

— Тогда, может, вы готовитесь к парламентским выборам? Сейчас часто говорят о возможных внеочередных…

— Привязки к выборам нет. Партия необходима для того, чтобы менять жизнь в стране. Там, где мы находим качественных людей, есть очень качественная динамика. Хороший пример в этом смысле показывает Житомирская организация «Самопомочи», которую возглавляет Наталья Чиж. Качественно работают также ячейки «Самопомочи» в Ивано-Франковске, Харькове, Херсоне. В отборе кадров мы очень осторожны. К нам поступает очень много предложений от людей, которые хотели бы к нам присоединиться, а мы пропускаем через очень мелкое сито. Видно, что большинство просто хочет воспользоваться рейтингом «Самопомочи», чтобы пройти в местные советы.

Мы примем участие в предстоящий избирательной кампании. Но пока нет решения партии, в каких конкретно городах мы пойдем на выборы. Даю вам 100%, что это будут не все города. Там, где у нас будут сомнения в людях, мы не будем никого выдвигать от «Самопомочи».

— Вы говорите о важности инициативности, но сразу вспоминается фракция «Самопомочи» в Киевсовете, где трое из пяти депутатов оказались в числе самых злостных прогульщиков…

— У людей, представляющих «Самопомич» в Киевсовете, кроме депутатских обязанностей, есть еще работа. И жаль, что они из-за своей занятости не могут присутствовать на пленарных заседаниях от начала до конца. Если они все же половину заседания отработали, а их все равно отмечают как отсутствующих, то это не совсем корректно. Я думаю, что лучше о работе фракции «Самопомочи» в Киевсовете говорить с ее руководителем Сергеем Гусовским. У этих депутатов также не было опыта работы в избираемых органах власти. Сейчас они проходят серьезную школу. Если откровенно, то в первые месяцы они — успешные бизнесмены — испытали шок. Это люди, которые сами себя создали. И тут они попали в ситуацию, когда им на «черное» говорят «белое» и наоборот…

— Кстати, о Гусовском. В ходу — версия о том, что он может быть претендентом от «Самопомочи» на кресло мэра Киева…

— Политсовет партии не выносил решения относительно кандидатов на эту должность.

— Но вы же недавно пригласили Гусовского на заседание исполкома Львовского горсовета. Чтобы он перенимал опыт?

— Он действительно на прошлой неделе был во Львове и встречался со мной. Я предложил посмотреть, как проходят заседания нашего исполкома и сравнить с Киевом. Он с радостью согласился. Я убежден, что каждый депутат должен работать над собой и перенимать полезный опыт других городов. Гусовский не сторонится новых знаний. Вышел бы из него хороший мэр? Всего год депутатства — это очень мало. Я готовился к работе на должности городского главы фактически 7 лет.

— Это звучит, скорее как «нет», чем «да»…

— Я бы не хотел, чтобы мои слова были истолкованы неверно. Вы должны четко понимать: решения об участии в выборах киевского мэра и депутатов Киевсовета «Самопомич» не принимала, никакие кандидатуры не рассматривались. Если это будет происходить, то максимально публично.
— Тем временем в прессе обсуждается и ваше возможное баллотирование на пост мэра Киева.

— И скажу вам, что «сватают» меня не только в Киев. Обращались также из Одессы, Днепропетровска и Харькова с предложением посоревноваться за должность тамошних городских глав. В принципе, каждая городская община должна «рождать» себе мэра. Но наша история знает достаточно случаев приглашения «варягов». На тот же Киев «варяги» поработали на славу. До начала избирательной кампании считаю некорректным комментировать тему своего участия в ней. С моей стороны это было бы политиканство. Я к такому не привык.

— Я вынужден спросить о планах относительно Львова, где подходит к концу ваша вторая мэрская каденция. Местная пресса уже подобрала вам конкурентов в лице бывшего вице-спикера Рады Руслана Кошулинского, народных депутатов Константина Добродомова и Оксаны Юринец…

— Я не проводил особой кампании перед вторым избранием на пост мэра Львова. Я просто ответственно делал свою работу. И не собираюсь что-то делать и в этом году. Какая будет политическая ситуация в октябре, и не только во Львове, но и во всей Украине, — сегодня сложно предугадать. Избирательная кампания по закону должна стартовать в сентябре. Тогда и будет мое решение. До тех пор я о выборах не думаю.

Тут важен закон, который будет регулировать проведение этих местных выборов. В Раде уже зарегистрирован разработанный при участии «Самопомочи” законопроект, где акцент стоит на пропорциональной системе и открытых партийных списках. Однако, по моей информации, в больших фракциях коалиции имеется законопроект категорически другого содержания. Есть намерение протянуть тотальную «мажоритарку» на местных выборах.

— Вы, кстати, на днях записали обращение насчет важности изменений в избирательном законодательстве. В частности, вы говорите о двухтуровых выборах мэров крупных городов. Вы для себя видите в таком подходе больше плюсов или минусов?

— Есть и плюсы, и минусы. Когда кандидат получает поддержку, скажем, 40% горожан, это одна позиция. Но если человек приходит к власти в городе, имея лишь 15% голосов, то я считаю это неправильным. Для меня не является принципиальным проведение выборов мэра в один или в два тура. Если судить по западному опыту, победители первого тура побеждают и во втором.

— Как часто вы сейчас общаетесь с фракцией?

— Последний раз это было в Киеве в день, когда состоялась встреча с президентом (12 мая. — «Апостроф»). Перед этим мы встречались во Львове на партийном мероприятии, посвященном стратегическому планированию. В общем, выходит где-то одна встреча в месяц.

— Этого достаточно, чтобы чувствовать, образно говоря, пульс фракции?

— На ее пульсе должен держать руку руководитель фракции Олег Березюк. Мне важно, чтобы фракция работала на идеологической канве. Я вспоминаю, какими мои коллеги были, когда только получили мандаты, и сравниваю с тем, какие они сейчас. Они уже обрели уверенность в своих силах.

— Парламентарии из Львова, с которыми я общался перед этим интервью, поделились следующим наблюдением. По их мнению, после отъезда Олега Березюка, который был вашей правой рукой в мэрии и выстраивал работу с общественностью, вы начали терять в публичности…

— Все мои руки — при мне (показывает). Если серьезно, то всю свою жизнь я ищу людей для работы. И я очень горд, что в последнее время многие коллеги, с которыми я плечом к плечу работал, получили новые вызовы, в том числе — сделать больше полезного для страны. А я занялся поиском новых людей. Незаменимых не бывает… Олег отлично справляется с руководством фракцией. Если бы он продолжал работать во Львове, то, наверное, мне было бы удобнее. Но это не главное сейчас. Мне приятно, что к «Самопомочи» прислушиваются. Если «Самопомич» занимает принципиальную позицию по какому-то законопроекту и не дает голоса, коалиция грустнеет и зовет на помощь «Оппозиционный блок».

— На одном из заседаний фракции «Самопомочи» министру аграрной политики и продовольствия Алексею Павленко, назначенному по вашей же квоте в Кабмин, устроили форменный разнос. В чем проблема? Почему депутаты недовольны министром? В кулуарах говорят, что над Павленко сгущаются тучи…

— Павленко до назначения министром во фракции знали максимум двое-трое человек. Имея его резюме и зная его активную и принципиальную позицию, мы решили рекомендовать коалиции его кандидатуру. Работа этого чиновника всегда будет в поле пристального внимания фракции. Нам важно, чтобы он был максимально успешным. И дискуссии во фракции на пользу как нашим депутатам, так и министру. Сегодня явных претензий к его работе нет. Критики не бывает лишь тогда, когда чиновник ничего не делает. А обращаться к министру напрямую по тому или иному вопросу, например, по поводу государственной зерновой компании — это нормальное конструктивное сотрудничество.

— Ваш прогноз: анонсированное Юрием Луценко на осень переформатирование Кабмина будет серьезным? Каким будет участие «Самопомочи» в этом процессе?

— Наших депутатов явно недостаточно для того, чтобы мы имели тотальное влияние в Раде. Но мы не сидим без дела, а предлагаем коалиции свои инициативы. Если страна хочет быть реформированной, то у власти должна быть, как говорится, длинная скамейка запасных. Министрам физически очень сложно справляться с нынешними нагрузками. Они много времени тратят на абсурдные вещи, но это — особенность ситуации в стране. Замена им потребуется рано или поздно.

При этом считаю, что сейчас обсуждать перестановки в Кабмине — преждевременно. Конечно, президент и премьер-министр стоят перед очень серьезными вызовами. Общественные настроения — критические. Люди хотят видеть результат. И уже хватит объяснять его отсутствие конфликтом на востоке. Как раз война ослабляет болевые ощущения общества, поэтому реформы можно делать увереннее и активнее. А народ спрашивает, почему реформирование идет ни шатко ни валко, где деньги, украденные у страны в огромном количестве…

Я заинтересован в том, чтобы коалиция была успешной. И чтобы граждане были горды за работу президента и правительства. Ни в чем другом я не заинтересован. Мне кажется, что запас прочности у коалиции еще есть.

— Тем не менее, внутри коалиции есть серьезные противоречия. Один из ярких примеров — выдвижение кандидатуры на пост члена Высшего совета юстиции фракциями «Самопомочи», Радикальной партии и «Батькивщини». Договориться не удалось до сих пор…

— По данному вопросу дебаты продолжаются. Не могу спрогнозировать, когда они закончатся, но для меня важно, чтобы это была согласованная позиция. Я почему-то уверен, что она будет. Подгонять процесс я не вижу смысла. Я считаю просто преступной практику «продавливания» каких бы то ни было результатов. Во фракции «Самопомочи» все законопроекты перед голосованием детально обсуждаются. Только после этого фракция принимает решение насчет голосования. Я бы хотел, чтобы другие фракции также готовились голосовать. Коалиция должна работать синхронно. А мы почему-то думаем, что моменты обсуждения, согласования мнений можно опустить. Мол, нам нужно бежать. Но бег вперед может быть бегом по кругу.

— Депутат от «Самопомочи» Семен Семенченко, в свое время много говоривший о борьбе с контрабандой на блокпостах Донбасса, сегодня эту тему обходит стороной. Как вы отнеслись к этой инициативе депутата, который, кстати, до сих пор не является членом партии? Думаете, стоило начинать эту кампанию и дать ей закончиться пшиком?

— Проблема контрабанды никуда не исчезла. Мы в свое время предлагали таможню отдать на аутсорсинг какой-нибудь международной компании. Думаю, это бы увеличило доходы страны как минимум в два раза. Но нас не послушали. А Семенченко только учится работать депутатом. Он — честный, имеет обостренное чувство справедливости. Семенченко пристально следит за событиями на востоке, занимается проблемами демобилизованных участников АТО. Многие инициативы Семена находят поддержку во фракции. Я бы хотел, чтобы мы дали возможность ему активно работать над собой. Наверное, он грешен, но, как и мы с вами. Проблема — не в отношении Семенченко к контрабанде, а в том, что государственная машина не работает, как следует.

— Известный бизнесмен Игорь Коломойский и его ближайшие соратники, в частности, Геннадий Корбан не раз выказывали симпатию вашей политической силе. Последний даже объявил о своем желании построить партию по образцу «Самопомочи». Раньше вы говорили, что они никакой поддержки вам не оказывают. Возможно, после этих заявлений группа «Приват» озвучила предложения о некоем политическом сотрудничестве?

— Я остаюсь максимально удаленным от людей, которых мы называем олигархами. Но ко мне все чаще обращаются с весьма соблазнительными предвыборными предложениями. Это не означает, что они поступают от того или иного олигарха лично. Во Львов приезжают «представители», которые ищут ко мне подходы. Но «Самопомич» идет своей дорогой, хотя так нам сложнее.

— Как думаете, серьезные ли изменения ожидают политическое поле Львова после местных выборов? Ваша партия сможет рассчитывать на успех в базовом для нее городе?

— Партийность не будет основанием для того, чтобы человек смог баллотироваться от партии. Когда мы создаем списки, то ищем ответственных людей. Никаких разговоров о партийном членстве не ведется ни с кем. Очень часто мы просим людей дать согласие идти с нами в политику. Не стоит задача — иметь большинство во Львовском горсовете из числа членов «Самопомочи», и стоять никогда не будет. Мы заинтересованы в том, чтобы иметь критически большое количество мудрых, талантливых людей. И над решением этой задачи я готов работать.

— А мне на ум приходит ваш конфликт с партией «Свобода» в горсовете, который длится уже сколько лет. Не верится, что вы не хотите иметь лояльное большинство, чтобы не допускать впредь подобных сценариев…

— У меня не было большинства ни в первую каденцию, ни во вторую. Я всегда работаю, опираясь на Конституцию и закон Украины о местном самоуправлении. Я сделаю все возможное и невозможное, чтобы в органы власти во Львове пришли честные и ответственные люди. Вопрос — какой у них партбилет — вторичен. Для меня важнее, чтобы у них было желание служить общине.

В горсовете этого созыва еще значительно влияние партии «Свобода». Правда, в момент избрания уровень поддержки партии львовянами был 40%, а сейчас — всего 4%…

— Во фракции «Свобода» осталось 44 народных избранника, которые критически к вам относятся. Но, по данным «Апострофа», на вас сейчас ориентируется около 40 депутатов совета — из других фракций и внефракционные. Может, поэтому вы так беззаботно реагируете на тему подконтрольного большинства?

— Ваша информация не соответствует действительности. Горсовет по-прежнему принимает решения, на которые я вынужден накладывать вето. Но эти вето преодолеваются депутатами в различных пропорциях. Да, в депутатском корпусе есть те, кто прислушивается к моему мнению. Сколько их? Десять, двадцать, тридцать… И верно, что чем ближе к выборам, тем осторожнее становятся многие депутаты. Но не все. Пусть нас рассудит Бог и действующее законодательство Украины.

— Наше издание участвует в проекте «Национальный диалог», который направлен на поиск идей, объединяющих украинцев. Мы пытаемся разобраться, почему возникло сепаратистское движение на востоке страны. Кое-кто в стране видит зачатки сепаратизма на Западе страны. Ваше мнение: может ли повториться донецкий сценарий на Галичине?

— Уверен, что нет. На Донбассе люди безропотно подчинялись власти, которая избиралась с вопиющими нарушениями закона. Когда эта власть начала играть на отделение региона, они смолчали. Конечно, сыграло свою роль и влияние России. Мы же не следуем постоянному диктату одной партии. У нас в крови — индивидуализм. Потому-то у нас так расцвел частный бизнес. Сценарии, подобные донецкому, у нас бы не прошли.

Денис Рафальский
Источник: http://apostrophe.com.ua/article/politics/regional-policy/2015-06-09/andrey-sadovyiy-donetskiy-stsenariy-na-galichine-byi-ne-proshel/1818«Апостроф» встретился с мэром Львова и лидером партии «Самопомич» Андреем Садовым на его территории — в кабинете самого градоначальника. Беседовать он предлагает за небольшим круглым столом. Над рабочим местом Садового нет привычного чиновничьего атрибута — портрета президента Украины. Вместо него висит яркий герб Львова. Стены украшают тривиальные картины с городскими видами и икона. Предмет гордости мэра — роскошный шкаф с книгами, в том числе — многотомным собранием сочинений Ивана Франко. Как доверительно сообщила пресс-секретарь, в свое время Садовый обменял произведения, наверное, главного для Львова автора на телевизор. Мэр просит приготовить ему чай, сам угощает кофе, приглашая задавать вопросы.

О том, почему во Львове невозможен «донецкий сценарий», как опыт управления этим городом можно использовать в других регионах Украины, о возможном участии в киевских выборах и многом другом — в интервью АНДРЕЯ САДОВОГО корреспонденту «Апострофа» ДЕНИСУ РАФАЛЬСКОМУ.

— На днях исполнится год, как президент Петр Порошенко принял присягу и приступил к исполнению своих обязанностей. Ваша оценка: как страна прожила этот год?

— Год выдался чрезвычайно сложный. Мы получили ограбленную страну, которая, к тому же, оказалась в состоянии войны. Значительная часть территории пребывает в оккупации. Критически важным является реформирование экономики. Ожидания простых людей очень большие, но, так сказать, окно возможностей понемногу закрывается. В плане реформ мало что делается. И причина тут в том, что мы до сих пор являемся страной в значительной степени олигархической. Несколько людей по-прежнему оказывают очень серьезное влияние на жизнь Украины, что, конечно же, очень большой минус.

— Согласно данным соцопросов, у вашей партии «Самопомич» — довольно высокий рейтинг. Но в то же время она не может похвастаться особой активностью. Возможно, какие-то достижения выпали из поля зрения. Что вы можете выделить из сделанного партией за последнее время?

— Главная задача, которая стоит перед представителями «Самопомочи» в Верховной раде — это учиться работать парламентариями. Для них этот депутатский опыт — первый в жизни. Кроме того, мои коллеги попали в Раду в ситуации, когда украинский парламентаризм был придавлен бетонной плитой. От них жду профессиональной работы, ответственности за принимаемые с их участием решения. Могу сказать, что я горд за решения, за которые голосует фракция.

Еще одной важной задачей я вижу для себя и своих коллег по «Самопомочи» развитие партии. Это поиск ответственных людей по Украине. В этом деле для нас нет временных ориентиров, нам не нужно искать на завтра. Нам нужны люди, которые будут нашими сподвижниками, разделяя идеологию «Самопомочи», и с которыми нам вместе идти по жизни. Это очень важно. Успехи могут быть там, где видна ответственность. Она есть, например, во Львове, где я работаю в очень непростых условиях противодействия депутатского корпуса.

Перед нашей политической силой встанут новые вызовы, если община того или иного города на выборах доверит нам взять ответственность. Тогда и можно будет, видимо, больше сделать.

— Интересно, какой уровень поддержки «Самопомочи» показывают ваши внутренние социологические опросы…

— Мы не заказывали социологические исследования. Рейтинги нас мало интересуют. Наверное, об этом стоит спрашивать наших оппонентов. Они постоянно тратят очень большие деньги на социологов.

— Поделитесь, как идет партийное строительство. Покрыли ли вы уже всю страну партячейками?

— Идет очень сложно. Мы гонимся не за количеством первичных организаций, а за их качеством. Более того, на первом этапе создается не партийная структура, а общественная. И у нас во многих городах есть по две-три инициативные группы, которые занимаются партией «Самопомич». Ставим перед ними задачу — просто заниматься делами, полезными для своих общин. Не балаболить, а работать, чтобы своим примером объединять людей. Нужно обучать украинцев юридической грамоте, эффективным подходам в решении злободневных проблем. Это, скорее, просветительская деятельность. Для нас нет некоего дедлайна. Местные выборы тут для нас — не ориентир.

— Тогда, может, вы готовитесь к парламентским выборам? Сейчас часто говорят о возможных внеочередных…

— Привязки к выборам нет. Партия необходима для того, чтобы менять жизнь в стране. Там, где мы находим качественных людей, есть очень качественная динамика. Хороший пример в этом смысле показывает Житомирская организация «Самопомочи», которую возглавляет Наталья Чиж. Качественно работают также ячейки «Самопомочи» в Ивано-Франковске, Харькове, Херсоне. В отборе кадров мы очень осторожны. К нам поступает очень много предложений от людей, которые хотели бы к нам присоединиться, а мы пропускаем через очень мелкое сито. Видно, что большинство просто хочет воспользоваться рейтингом «Самопомочи», чтобы пройти в местные советы.

Мы примем участие в предстоящий избирательной кампании. Но пока нет решения партии, в каких конкретно городах мы пойдем на выборы. Даю вам 100%, что это будут не все города. Там, где у нас будут сомнения в людях, мы не будем никого выдвигать от «Самопомочи».

— Вы говорите о важности инициативности, но сразу вспоминается фракция «Самопомочи» в Киевсовете, где трое из пяти депутатов оказались в числе самых злостных прогульщиков…

— У людей, представляющих «Самопомич» в Киевсовете, кроме депутатских обязанностей, есть еще работа. И жаль, что они из-за своей занятости не могут присутствовать на пленарных заседаниях от начала до конца. Если они все же половину заседания отработали, а их все равно отмечают как отсутствующих, то это не совсем корректно. Я думаю, что лучше о работе фракции «Самопомочи» в Киевсовете говорить с ее руководителем Сергеем Гусовским. У этих депутатов также не было опыта работы в избираемых органах власти. Сейчас они проходят серьезную школу. Если откровенно, то в первые месяцы они — успешные бизнесмены — испытали шок. Это люди, которые сами себя создали. И тут они попали в ситуацию, когда им на «черное» говорят «белое» и наоборот…

— Кстати, о Гусовском. В ходу — версия о том, что он может быть претендентом от «Самопомочи» на кресло мэра Киева…

— Политсовет партии не выносил решения относительно кандидатов на эту должность.

— Но вы же недавно пригласили Гусовского на заседание исполкома Львовского горсовета. Чтобы он перенимал опыт?

— Он действительно на прошлой неделе был во Львове и встречался со мной. Я предложил посмотреть, как проходят заседания нашего исполкома и сравнить с Киевом. Он с радостью согласился. Я убежден, что каждый депутат должен работать над собой и перенимать полезный опыт других городов. Гусовский не сторонится новых знаний. Вышел бы из него хороший мэр? Всего год депутатства — это очень мало. Я готовился к работе на должности городского главы фактически 7 лет.

— Это звучит, скорее как «нет», чем «да»…

— Я бы не хотел, чтобы мои слова были истолкованы неверно. Вы должны четко понимать: решения об участии в выборах киевского мэра и депутатов Киевсовета «Самопомич» не принимала, никакие кандидатуры не рассматривались. Если это будет происходить, то максимально публично.
— Тем временем в прессе обсуждается и ваше возможное баллотирование на пост мэра Киева.

— И скажу вам, что «сватают» меня не только в Киев. Обращались также из Одессы, Днепропетровска и Харькова с предложением посоревноваться за должность тамошних городских глав. В принципе, каждая городская община должна «рождать» себе мэра. Но наша история знает достаточно случаев приглашения «варягов». На тот же Киев «варяги» поработали на славу. До начала избирательной кампании считаю некорректным комментировать тему своего участия в ней. С моей стороны это было бы политиканство. Я к такому не привык.

— Я вынужден спросить о планах относительно Львова, где подходит к концу ваша вторая мэрская каденция. Местная пресса уже подобрала вам конкурентов в лице бывшего вице-спикера Рады Руслана Кошулинского, народных депутатов Константина Добродомова и Оксаны Юринец…

— Я не проводил особой кампании перед вторым избранием на пост мэра Львова. Я просто ответственно делал свою работу. И не собираюсь что-то делать и в этом году. Какая будет политическая ситуация в октябре, и не только во Львове, но и во всей Украине, — сегодня сложно предугадать. Избирательная кампания по закону должна стартовать в сентябре. Тогда и будет мое решение. До тех пор я о выборах не думаю.

Тут важен закон, который будет регулировать проведение этих местных выборов. В Раде уже зарегистрирован разработанный при участии «Самопомочи” законопроект, где акцент стоит на пропорциональной системе и открытых партийных списках. Однако, по моей информации, в больших фракциях коалиции имеется законопроект категорически другого содержания. Есть намерение протянуть тотальную «мажоритарку» на местных выборах.

— Вы, кстати, на днях записали обращение насчет важности изменений в избирательном законодательстве. В частности, вы говорите о двухтуровых выборах мэров крупных городов. Вы для себя видите в таком подходе больше плюсов или минусов?

— Есть и плюсы, и минусы. Когда кандидат получает поддержку, скажем, 40% горожан, это одна позиция. Но если человек приходит к власти в городе, имея лишь 15% голосов, то я считаю это неправильным. Для меня не является принципиальным проведение выборов мэра в один или в два тура. Если судить по западному опыту, победители первого тура побеждают и во втором.

— Как часто вы сейчас общаетесь с фракцией?

— Последний раз это было в Киеве в день, когда состоялась встреча с президентом (12 мая. — «Апостроф»). Перед этим мы встречались во Львове на партийном мероприятии, посвященном стратегическому планированию. В общем, выходит где-то одна встреча в месяц.

— Этого достаточно, чтобы чувствовать, образно говоря, пульс фракции?

— На ее пульсе должен держать руку руководитель фракции Олег Березюк. Мне важно, чтобы фракция работала на идеологической канве. Я вспоминаю, какими мои коллеги были, когда только получили мандаты, и сравниваю с тем, какие они сейчас. Они уже обрели уверенность в своих силах.

— Парламентарии из Львова, с которыми я общался перед этим интервью, поделились следующим наблюдением. По их мнению, после отъезда Олега Березюка, который был вашей правой рукой в мэрии и выстраивал работу с общественностью, вы начали терять в публичности…

— Все мои руки — при мне (показывает). Если серьезно, то всю свою жизнь я ищу людей для работы. И я очень горд, что в последнее время многие коллеги, с которыми я плечом к плечу работал, получили новые вызовы, в том числе — сделать больше полезного для страны. А я занялся поиском новых людей. Незаменимых не бывает… Олег отлично справляется с руководством фракцией. Если бы он продолжал работать во Львове, то, наверное, мне было бы удобнее. Но это не главное сейчас. Мне приятно, что к «Самопомочи» прислушиваются. Если «Самопомич» занимает принципиальную позицию по какому-то законопроекту и не дает голоса, коалиция грустнеет и зовет на помощь «Оппозиционный блок».

— На одном из заседаний фракции «Самопомочи» министру аграрной политики и продовольствия Алексею Павленко, назначенному по вашей же квоте в Кабмин, устроили форменный разнос. В чем проблема? Почему депутаты недовольны министром? В кулуарах говорят, что над Павленко сгущаются тучи…

— Павленко до назначения министром во фракции знали максимум двое-трое человек. Имея его резюме и зная его активную и принципиальную позицию, мы решили рекомендовать коалиции его кандидатуру. Работа этого чиновника всегда будет в поле пристального внимания фракции. Нам важно, чтобы он был максимально успешным. И дискуссии во фракции на пользу как нашим депутатам, так и министру. Сегодня явных претензий к его работе нет. Критики не бывает лишь тогда, когда чиновник ничего не делает. А обращаться к министру напрямую по тому или иному вопросу, например, по поводу государственной зерновой компании — это нормальное конструктивное сотрудничество.

— Ваш прогноз: анонсированное Юрием Луценко на осень переформатирование Кабмина будет серьезным? Каким будет участие «Самопомочи» в этом процессе?

— Наших депутатов явно недостаточно для того, чтобы мы имели тотальное влияние в Раде. Но мы не сидим без дела, а предлагаем коалиции свои инициативы. Если страна хочет быть реформированной, то у власти должна быть, как говорится, длинная скамейка запасных. Министрам физически очень сложно справляться с нынешними нагрузками. Они много времени тратят на абсурдные вещи, но это — особенность ситуации в стране. Замена им потребуется рано или поздно.

При этом считаю, что сейчас обсуждать перестановки в Кабмине — преждевременно. Конечно, президент и премьер-министр стоят перед очень серьезными вызовами. Общественные настроения — критические. Люди хотят видеть результат. И уже хватит объяснять его отсутствие конфликтом на востоке. Как раз война ослабляет болевые ощущения общества, поэтому реформы можно делать увереннее и активнее. А народ спрашивает, почему реформирование идет ни шатко ни валко, где деньги, украденные у страны в огромном количестве…

Я заинтересован в том, чтобы коалиция была успешной. И чтобы граждане были горды за работу президента и правительства. Ни в чем другом я не заинтересован. Мне кажется, что запас прочности у коалиции еще есть.

— Тем не менее, внутри коалиции есть серьезные противоречия. Один из ярких примеров — выдвижение кандидатуры на пост члена Высшего совета юстиции фракциями «Самопомочи», Радикальной партии и «Батькивщини». Договориться не удалось до сих пор…

— По данному вопросу дебаты продолжаются. Не могу спрогнозировать, когда они закончатся, но для меня важно, чтобы это была согласованная позиция. Я почему-то уверен, что она будет. Подгонять процесс я не вижу смысла. Я считаю просто преступной практику «продавливания» каких бы то ни было результатов. Во фракции «Самопомочи» все законопроекты перед голосованием детально обсуждаются. Только после этого фракция принимает решение насчет голосования. Я бы хотел, чтобы другие фракции также готовились голосовать. Коалиция должна работать синхронно. А мы почему-то думаем, что моменты обсуждения, согласования мнений можно опустить. Мол, нам нужно бежать. Но бег вперед может быть бегом по кругу.

— Депутат от «Самопомочи» Семен Семенченко, в свое время много говоривший о борьбе с контрабандой на блокпостах Донбасса, сегодня эту тему обходит стороной. Как вы отнеслись к этой инициативе депутата, который, кстати, до сих пор не является членом партии? Думаете, стоило начинать эту кампанию и дать ей закончиться пшиком?

— Проблема контрабанды никуда не исчезла. Мы в свое время предлагали таможню отдать на аутсорсинг какой-нибудь международной компании. Думаю, это бы увеличило доходы страны как минимум в два раза. Но нас не послушали. А Семенченко только учится работать депутатом. Он — честный, имеет обостренное чувство справедливости. Семенченко пристально следит за событиями на востоке, занимается проблемами демобилизованных участников АТО. Многие инициативы Семена находят поддержку во фракции. Я бы хотел, чтобы мы дали возможность ему активно работать над собой. Наверное, он грешен, но, как и мы с вами. Проблема — не в отношении Семенченко к контрабанде, а в том, что государственная машина не работает, как следует.

— Известный бизнесмен Игорь Коломойский и его ближайшие соратники, в частности, Геннадий Корбан не раз выказывали симпатию вашей политической силе. Последний даже объявил о своем желании построить партию по образцу «Самопомочи». Раньше вы говорили, что они никакой поддержки вам не оказывают. Возможно, после этих заявлений группа «Приват» озвучила предложения о некоем политическом сотрудничестве?

— Я остаюсь максимально удаленным от людей, которых мы называем олигархами. Но ко мне все чаще обращаются с весьма соблазнительными предвыборными предложениями. Это не означает, что они поступают от того или иного олигарха лично. Во Львов приезжают «представители», которые ищут ко мне подходы. Но «Самопомич» идет своей дорогой, хотя так нам сложнее.

— Как думаете, серьезные ли изменения ожидают политическое поле Львова после местных выборов? Ваша партия сможет рассчитывать на успех в базовом для нее городе?

— Партийность не будет основанием для того, чтобы человек смог баллотироваться от партии. Когда мы создаем списки, то ищем ответственных людей. Никаких разговоров о партийном членстве не ведется ни с кем. Очень часто мы просим людей дать согласие идти с нами в политику. Не стоит задача — иметь большинство во Львовском горсовете из числа членов «Самопомочи», и стоять никогда не будет. Мы заинтересованы в том, чтобы иметь критически большое количество мудрых, талантливых людей. И над решением этой задачи я готов работать.

— А мне на ум приходит ваш конфликт с партией «Свобода» в горсовете, который длится уже сколько лет. Не верится, что вы не хотите иметь лояльное большинство, чтобы не допускать впредь подобных сценариев…

— У меня не было большинства ни в первую каденцию, ни во вторую. Я всегда работаю, опираясь на Конституцию и закон Украины о местном самоуправлении. Я сделаю все возможное и невозможное, чтобы в органы власти во Львове пришли честные и ответственные люди. Вопрос — какой у них партбилет — вторичен. Для меня важнее, чтобы у них было желание служить общине.

В горсовете этого созыва еще значительно влияние партии «Свобода». Правда, в момент избрания уровень поддержки партии львовянами был 40%, а сейчас — всего 4%…

— Во фракции «Свобода» осталось 44 народных избранника, которые критически к вам относятся. Но, по данным «Апострофа», на вас сейчас ориентируется около 40 депутатов совета — из других фракций и внефракционные. Может, поэтому вы так беззаботно реагируете на тему подконтрольного большинства?

— Ваша информация не соответствует действительности. Горсовет по-прежнему принимает решения, на которые я вынужден накладывать вето. Но эти вето преодолеваются депутатами в различных пропорциях. Да, в депутатском корпусе есть те, кто прислушивается к моему мнению. Сколько их? Десять, двадцать, тридцать… И верно, что чем ближе к выборам, тем осторожнее становятся многие депутаты. Но не все. Пусть нас рассудит Бог и действующее законодательство Украины.

— Наше издание участвует в проекте «Национальный диалог», который направлен на поиск идей, объединяющих украинцев. Мы пытаемся разобраться, почему возникло сепаратистское движение на востоке страны. Кое-кто в стране видит зачатки сепаратизма на Западе страны. Ваше мнение: может ли повториться донецкий сценарий на Галичине?

— Уверен, что нет. На Донбассе люди безропотно подчинялись власти, которая избиралась с вопиющими нарушениями закона. Когда эта власть начала играть на отделение региона, они смолчали. Конечно, сыграло свою роль и влияние России. Мы же не следуем постоянному диктату одной партии. У нас в крови — индивидуализм. Потому-то у нас так расцвел частный бизнес. Сценарии, подобные донецкому, у нас бы не прошли.

Денис Рафальский
Источник: http://apostrophe.com.ua/article/politics/regional-policy/2015-06-09/andrey-sadovyiy-donetskiy-stsenariy-na-galichine-byi-ne-proshel/1818

Андрей Садовый: Если бы я сегодня подал в отставку, во Львове была бы бедаАндрей Садовый: Если бы я сегодня подал в отставку, во Львове была бы беда

Мария Жартовская.
Ввечері в приймальні мера Львова Андрія Садового чимало людей. Міський голова на інтерв’ю з «Українською правдою» запізнюється. Швидкою ходою заходить у приймальню, з усіма вітається за руку.
– У нас таємна розмова? — звертається він до двох відвідувачів.
Відвідувачі відповідають, що ні. Садовий запрошує їх, свого прес-секретаря і УП разом до кабінету.
Один із гостей – киянин Олександр Красовицький, засновник магазину «Довженко. Книги. Кава. Кіно». Він приїхав до Садового з ідеєю відкрити подібний магазин у Львові. Питання у приміщенні. Садовий просить принести концепцію і мотивує: за умови популяризації української книги у Львові буде можливість орендувати приміщення навіть за одну гривню.
Зустріч триває не більше 10 хвилин. По закінченню Садовий дарує гостям фігурку порцелянового янгола. Пізніше виявляється, що подарунки у Садового є для усіх – починаючи від значків з логотипом міста, закінчуючи книжками про місто. УП на згадку про інтерв’ю Садовий дарує жовто-блакитний браслет, що сплели місцеві пластуни. Говорить, що такі самі дарував канцлеру Німеччини Ангелі Меркель і колишньому президенту Грузії Михайлу Саакашвілі.
Після дострокових парламентських виборів, в яких партія «Самопоміч» отримала майже 11% голосів виборців, у Садового з’явилося більше можливостей спілкуватися з політиками першого ешелону, хоча він заздалегідь відніс свою кандидатуру на непрохідне 50 місце.
«Самопоміч» запросили до коаліції, а пізніше БПП публічно запропонував Садовому посаду першого віце-прем’єра, на яку він не пристав.
«Дії Садового – похід за президентською булавою», — пізніше в інтерв’ю УП скаже один із лідерів БПП Ігор Кононенко.
Сам Садовий уникає прямої відповіді на запитання про президентські амбіції, називаючи себе президентом Львова.
У своєму першому великому інтерв’ю після парламентських виборів Садовий розповів про пропозиції, які лунали за закритими дверима, про те, чому його пов’язують з Коломойським, як він до цього ставиться, і чому у партнерів по коаліції немає 100% довіри.
– Ваша політична сила «Самопоміч» стала парламентською партією. Чому ви вирішили піти в велику політику?
– Я не розділяю на «велику» і «малу» політику. Треба просто кожному добре робити свою роботу. Тим більше, в такий непростий час для нашої держави. Коли були оголошені дострокові президентські вибори і вибори Київського міського голови і ради, дуже багато людей пропонували мені брати у них участь. На що я сказав, що це некоректно і неможливо.
Через Facebook я звернувся до киян із закликом — подайте мені пропозиції. Хто, на вашу думку, гідний бути депутатом Київської міської ради. Плюс звертався до своїх друзів, знайомих, колег. Ми отримали список з 200 осіб. Почали вести дискусії, спілкуватися, хоче людина, не хоче… Деякі люди не підходили, тому що ми побачили, що це не те, що мало би бути на сьогоднішній день. І в результаті ми вийшли на двадцятку. Ми робили все максимально публічно, люди також долучалися і говорили, чи гідні ці люди, чи ні.
В процесі деякі прізвища відпали. І таким чином сформувався список до Київської міської ради. В списку, до речі, член партії «Самопоміч» зайняв 21-ше місце. А 20 людей – це позапартійні, самодостатні кияни, які зробили себе самі.
Я звернувся до киян з проханням, щоб вони підтримали список «Самопомочі» до Київської міської ради.
– Як формувався список «Самопомочі» на парламентські вибори? У вас є всього кілька людей, які входять до лав партії. Є представники середнього бізнесу, є Реанімаційного пакету реформ, є партії «Воля». Ви також анонсували союз з «Демократичним альянсом». Як ви домовлялися і чому не вийшло із «ДемАльянсом»?
– Сьогоднішня праця «Самопомочі» в парламенті дає мені дуже великий оптимізм. Ми зробили правильний вибір. В більшості це є хороше, здорове ядро.
Наприклад, Ганна Гопко. Я їй пропонував очолювати список до Київської міської ради. Вона тоді чесно сказала, що займається законотворчою роботою в межах країни, готує законопроекти і не може пристати на мою пропозицію, тому що є інші люди, які це краще будуть робити в Київській міській раді.
Коли постало питання парламентських виборів, я зустрівся з нею і говорю: «Ганно, ти в Київську міську раду не хотіла йти, тому я роблю тобі пропозицію, щоб ти очолила список до Верховної Ради». Вона деякий час подумала, дала свою згоду. Поза тим, що вона мала пропозиції від усіх інших партій.
– В її кандидатурі була зацікавлена партія Порошенка. Вони навіть на вас образилися за те, що ви забрали Гопко собі. Це дійсно так?
– Я не знаю. Мені про образу ніхто не говорив. Життя покаже. Але те, що я знаю… (мовчить – УП) …ви, напевно, більше знаєте. Ви ж журналіст, ви ж спілкуєтесь з багатьма відомими людьми. Я не маю стільки часу на спілкування, як ви.
– Мені здається, що під час коаліційних перемовин у вас був доступ до політиків першого ешелону набагато більший, ніж у нас.
– Та ви знаєте, я ж насправді більше часу працюю тут, у Львові. Я в Київ приїжджаю, можливо, раз на два тижні. Приїжджаю на один день. Є багато питань по міністерствах, що треба вирішувати в інтересах громади Львова. Звичайно, стараюся знаходити час на спілкування колегами по фракції. Мені і їм це важливо, тому що є певний політичний досвід.
Якщо повертатися до парламенту і до принципів формування списку, то ми старалися робити ставку на критерії порядності, професійності і патріотичності. І таким чином цей список був сформований. Багато людей боялися, не йшли. Дуже багато людей мали інші спокусливі пропозиції. Якщо говорити про «Демократичний альянс», я два рази зустрічався з паном Гацьком. Ми з ним говорили про вибори в контексті того, для чого йому потрібна Рада. Тому що він депутат Київради.
Він говорив, що в Київраді йому є гідна заміна. Коли ми вже фіналізували процес домовленостей, я йому запропонував: «У вас у «Демократичному альянсі» є певна кількість хороших людей, і ми готові з вами тісніше працювати». Але я розумію, що на той час рейтинги «Громадянської позиції» Анатолія Гриценка були достатньо високими, і молоді колеги вирішили піти з ним, тому що там вони бачили свою гарантовану прохідність. А все інше ви вже знаєте.
– Більшість людей у списку «Самопомочі» не йшли з вами роками пліч-о-пліч. Вам не страшно, що вони можуть зрадити: вийдуть з фракції або не виконають домовленостей?
– Жодних домовленостей ні з ким у мене принципово не було. Мене можна обдурити раз. Є така річ як інтуїція. Коли спілкуєшся з людиною, то бачиш, пішов би ти з нею в розвідку чи ні. Я ж рішення ухвалював не самостійно. Зі мною було багато моїх колег. Ми радилися і спілкувалися.
Знаєте, рішення треба було приймати швидко. Тому час покаже, чи доброю дорогою ми пішли. Але ще раз наголошую: цей місяць роботи в Раді робить мене великим оптимістом стосовно цієї потуги і того прикладу парламентаризму, що показує «Самопоміч».
Хочете вірте, а хочете – ні, але моє переконання: останні 10 років парламентаризм в Україні був прибитий бетонною плитою. І зараз мої колеги пробують парламентаризм відродити. Що, звичайно, багатьом не подобається, але це вже інша тема розмови.
– Кому не подобається? Ви говорите про колег по коаліції?
– Мені було би комфортніше, щоб про парламентську роботу ви спілкувалися з моїми колегами з «Самопомочі». Тому що я не є депутатом Верховної Ради.
– Так, під час парламентської кампанії ви балотувалися під номером 50, розуміючи, що не прохідний. Яким чином можна взаємодіяти зі своєю фракцією не маючи депутатського мандата? Ви навіть зараз абстрагуєтеся, говорячи: «Поспілкуйтеся з людьми, які в парламенті», але ж це так само ваша відповідальність.
– Безперечно. Просто кожен має робити свою роботу. Я – міський голова Львова. Я відповідаю за функціонування міста. Мої колеги стали депутатами Верховної Ради. Вони відповідальні за якісну працю в парламенті. Кожен має свою роботу – контролювати, впливати. Знаєте, найцінніше – це ідеологічний контроль. Інший контроль не працює і не діє взагалі.
– З вами консультуються зараз, перебуваючи вже в парламенті? Яким чином це відбувається?
– Фактично кожного дня я телефоном спілкуюся з Олегом Березюком, часто спілкуюся з Ганною Гопко, Семеном Семенченком. З Соболєвим час від часу зідзвонюємося, з Олегом Лавриком. Безперечно колеги мені телефонують, коли у когось з них є питання. Якщо вони потребують якоїсь поради чи мудрої думки – я завжди готовий бути корисним.
– Все ж таки, щодо вашого непрохідного 50-го місця. Вам не здається, що люди голосували за партію, щоб побачити в парламенті саме вас?
– Я чув дуже багато різних думок і версій. На початку виборчої кампанії нас питали, який % голосів виборців ми отримаємо. Ми сказали, що отримаємо 12% плюс-мінус 3%. Ми і отримали результат згідно наших прогнозів.
Чи могли ми отримати більше? Так, могли. Напевно я повторюся, але скажу, що новообраний парламент не відповідає очікуванням мешканців України. Люди хотіли виборів за пропорційною системою і відкритими списками. Влада побоялася це зробити. В результаті в парламенті присутні люди, які там були усе життя – у тій чи іншій іпостасі.
І «Самопоміч» як біла ворона. Ну, є ще пару людей в інших фракціях. Я бачу, як зараз вони навіть тримаються разом. Їх об’єднує загострене відчуття справедливості, що є і в колег з «Самопомочі», і в певних колег з інших фракцій.
– Ви сказали, що «Самопоміч» є білою вороною. Ви дійсно відрізняєтеся від ваших парламентських колег. Наприклад тим, що від вашої фракції на наради до спікера ходить не 1-2 людини, а шестеро. Ваша фракція також хотіла заслухати кожного міністра окремо і т.д. Така поведінка дивує ваших колег і в парламенті ширяться розмови, що «Самопоміч» буде першою фракцією, яка вийде з коаліції. Це можливо?
– Я за те, щоб коаліція працювала довго і ефективно. Це раз. На переговори йдуть люди, які мають відповідний фах і вміння. Це правильно. Тому що йде керівник фракції, його заступники. Щоб ухвалювати виважене рішення, вони беруть фахівця, який розбирається в темі. Це нормально, що наші депутати хотіли заслухати кожного міністра. Це ненормально – не бачити і не слухати міністрів. Адекватні речі, що вважаються нормою у всьому світі, ми сприймаємо як неадекватні.
– Не ми, а ваші колеги.
– Так це велике запитання, з ким ми маємо справу.
– Що вам не подобається в роботі парламенту зараз, що хотілося б змінити?
– Я б однозначно зменшив кількість депутатів рази в два. Коли Україна здобула незалежність, ми мали 52 мільйони українців і тоді було 450 депутатів. Зараз у нас 40+ мільйонів і мати тих самих 450 депутатів — абсурд.
Напевно, я би робив двопалатний парламент. Думаю, було б більше користі. Верхня палата мала би студити напір нижньої палати.
Я би багато чого змінив. Але це не в наших силах сьогодні. Парламент такий, який є. Тому треба робити все можливе і неможливе, щоб спонукати колег-парламентарів працювати в інтересах України, дотримуватися підписаної угоди про коаліцію і бути максимально відкритими і прозорими.
– Наскільки правильним був бюджетний процес?
– Звичайно, це неправильно. Має бути фаховий, підготовлений документ, який має системно розглядатися на засіданнях парламентських комітетів. Майданчиком для дискусії в першу чергу мали б бути бюджетний комітет та інші профільні комітети і безпосередньо парламент.
І оцей натиск: «Давайте вже, негайно, на вчора» є неправильним. Він призведе до того, що бюджет не відповідатиме реаліям сьогоднішнього часу, тому що не буде достатньо продуманим.
Мені здається, що колеги, які дуже давно працюють в уряді і дуже давно є депутатами, так і не зрозуміли, що в країні щось змінилося. Вони вважають, що усе і далі так само. Що замість однієї одіозної фігури прийшла інша, не настільки одіозна. Вони не відчувають оцього вітру перемін, що присутній в Україні сьогодні.
– Але новий уряд призначили нещодавно. Кого ви маєте на увазі?
– Та в міністерствах люди працюють…
– Ви маєте на увазі чиновників?
– Ну а хто це все готує? Що, міністр це готує? Нові міністри ще в кабінетах не знають, де який телефон, куди дзвонити. Апарат міністерств працює усе життя і насправді він робить всю основну роботу.
– Чи влаштовували вас принципи формування уряду? Чому все ж таки уряд сформований за квотним принципом, що б там не говорили?
– Я категоричний противник квотного принципу. Ми були послідовні, пропонували людей для розгляду. Та ж сама Яресько, той самий сьогоднішній міністр аграрної політики. Ми пропонували його, не відстоюючи, тому що якби хтось запропонував іншого – будь ласка. Виключно такий підхід. Треба сьогодні брати найкращих, кращих від тебе. Я завжди так роблю в своєму житті, і це показує правильність.
«Я відповідальний за це місто. Не можу здати повноваження і піти. Його розграбують за півроку»
– Були розмови про те, що вам кілька разів пропонували стати прем’єр-міністром. Як це відбувалося і чому не погодилися?
– Після виборів була зустріч з президентом України Петром Порошенком. За деякий час ми зустрілися разом — Петро Порошенко, Арсеній Яценюк і Володимир Гройсман. Тоді стояло питання яким чином має будуватися коаліційна угода.
Наскільки я розумію, був проект коаліційної угоди, підготовлений президентською командою. Також були напрацювання з боку Арсенія Яценюка.
Я їм запропонував йти іншою дорогою: перенести процес написання коаліційної угоди в парламент. Провести круглий стіл за участі представників фракцій і починати працювати. Ми домовилися про делегування трьох людей від кожної фракції. Координатором цього процесу була Оксана Сироїд, яку потім всі одностайно запропонували на посаду віце-спікера. Вона є одним з найбільш фахових нардепів і є глибоко порядною людиною.
Мені робили різні пропозиції. Але я завжди говорив те, що говорю сьогодні і вам — працюючи міським головою і маючи свою каденцію, що закінчується наступного року, маючи надзвичайно складну ситуацію в міській ради, де більшість мають депутати від «Свободи», які не поділяють мою роботу, і ми маємо серйозні протиріччя, було би некоректно і непорядно з мого боку розглядати будь-які пропозиції. Причина – мене обрала громада Львова. Я міській голова і відповідальний за це місто. Не можу взяти, здати повноваження і піти. Що тут буде? Тут все місто розграбують за півроку.
– А була пропозиція йти працювати на посаду прем’єр-міністра?
– Це ми говорили в форматі президента, прем’єр-міністра і пана Гройсмана. Я сказав, що це взагалі некоректно обговорювати такі речі. Тому що є Арсеній Петрович, якого обрали під час виборів. Його партія отримала найвищий відсоток. Безперечно, прем’єром в Україні має лишатися він.
Знаєте, завжди є якісь різні пропозиції. Але я реаліст. Ще раз наголошую, в цей складний час кожен повинен добре робити свою роботу. Крапка.
– Щодо пропозиції першого віце-прем’єра. Це була публічна заява двох партій –НФ і БПП. Ви знали, що вони вам публічно це запропонують?
– Ні, це для мене була несподіванка. Я прочитав новину на сайті «Української правди».
– Вам на той час не здалося, що це — певний тролінг з боку політичних партнерів?
– Знаєте, мене мало хвилює, хто що мав в голові. Для мене це була прекрасна нагода запропонувати Наталю Яресько на посаду віце-прем’єр-міністра, який би курував економічний блок. Щоб вона собі підшукала міністра фінансів і міністра економіки.
– Тобто раніше ви її кандидатуру не пропонували?
– Ні, набагато раніше говорив з нею і набагато раніше пропонував її кандидатуру. Вона насправді дуже довго думала, зважувала, чи пристати на пропозицію працювати в уряді.
Вона високопорядна людина і розуміє, що це один з найвищих викликів в житті. Вона українка, її батьки і дід українці. Для неї Україна – це країна, для якої вона готова віддати все, що вона має. Вона її любить. І вона свою любов зараз проявляє цією важкою працею.
Вона пішла у надзвичайно складний процес. Їй будуть створювати тисячі проблем. Тільки віра в Бога має їй допомогти, її твердість і підтримка світового кола фінансистів, тому що вона відома серед цього кола.
– Перший заступник голови фракції Петра Порошенка Ігор Кононенко в інтерв’ю УП озвучив думку, що ваші дії – це похід за президентською булавою, і що ви вмієте грати вдовгу. Прокоментуйте.
– Я є президент міста Львова, і я гордий з цього. Насправді коли ти народився у Львові і тебе громада обрала мером Львова – це найвище, що ти можеш мати.
– В Україні немає посади «президент міста Львова».
– Насправді у нас є голова міста, а у наших колег-поляків називається «президент міста».
– Перефразую питання. Чи ви маєте президентські амбіції країни Україна?
– Я взагалі вважаю розмову на цю тему некоректною. Моя амбіція – бути успішним і добре робити свою роботу. Сьогодні у нас є діючий президент, і усім нам потрібно робити все можливе і неможливе, щоб допомогти йому бути успішним не одну каденцію. Щоб він не думав, хто має працювати далі.
Тобто я не думаю на тему президентських амбіцій, тому що у мене голова болить з ранку до вечора через велику кількість проблем, що я повинен вирішувати в цей складний час.
Починаючи з лютого зі стін Ради або Кабміну не вийшов жоден серйозний нормативний документ, який би сприяв зміні життя для місцевого самоврядування. Стає ще важче працювати. Є тисячі проблем, що треба вирішувати.
В мене велика надія, що «Самопоміч» буде тим локомотивом, який витягне місцеве самоврядування на іншу орбіту розвитку, нормальну. Тому що без місцевого самоврядування не буде країни. Мені страшно від того, що багато урядників цього не розуміють. Тому що за 10 місяців не вдарили палець об палець.
– Ви багатьох критикуєте. Між тим є думка, що ви не пішли працювати в уряд, тому що не хочете брати відповідальність на себе і боїтеся отримати негатив від суспільства.
– Здається, я логічно вам озвучив відповідь на ваше запитання. Я є діючий міський голова Львова. Більшість в міській раді складають депутати, які дуже критично ставляться до моєї роботи.
І якби я сьогодні подав у відставку з посади голови міської ради, у Львові була би біда. Тому я не маю морального права це робити ніяким чином. Я не маю права сьогодні розглядати ту чи іншу посаду. Це було би некоректно.
І мої колеги чомусь цього не хочуть зрозуміти. Вони мислять, знаєте, ходиками – от той туди, той туди. Ну це нонсенс! Та нехай кожен робить свою роботу. Якщо в нашій країні кожен голова сільської ради, кожен мер, кожен голова обласної адміністрації будуть працювати з ранку до вечора, країна буде нормально розвиватися.
– Яка зараз у вас ситуація з ВО «Свобода»?
– Ну як? У мене з ними 100 судів. Це приблизно 100 ухвал, за які проголосувала міськрада, а я наклав вето. Вони його подолали, а я звернувся в суд. Це безпрецедентна ситуація взагалі в Україні. Я відстоюю позицію місцевого самоврядування тут на місці.
– Ваш конфлікт з ВО «Свобода» можна вирішити тільки виборами?
– Однозначно. По-іншому ніяк не вирішиш. У них фракція потрошку сиплеться, на кожному засіданні виходить чи троє, чи п’ятеро людей. Але насправді ситуація дуже складна.
– А де гарантія, що після місцевих виборів зміниться політичний ландшафт Львова?
– А хто сказав, що ми сьогодні можемо щось прогнозувати? Робота має бути кожного дня. Будуть вибори. Перш за все треба знайти якісних, хороших кандидатів. Просити громаду, щоб вона їх підтримала, була відповідальною за тих, кого обирає. Спитайте пересічних мешканців, чи знають вони депутатів місцевих рад. Можливо, вам назвуть одне прізвище.
«Коломойський працює в Дніпропетровську, я — у Львові. Що мені з ним мати?»
– Ви сказали, що ви витратили на передвиборчу кампанію 27 мільйонів гривень.
– Так.
– Яким чином фінансувалася передвиборча кампанія «Самопомочі»?
– В більшості – людьми, які йшли за списком. Хтось давав більше, хтось менше. Якусь суму давав Іван Мірошниченко, Ганна Гопко. Насправді кожен у міру своїх можливостей. Була невелика кількість людей зі сторони, які давали невеликі суми.
Ми витрачали кошти на рекламу на телебаченні і радіо, а також купували борди. Кожна хвилина має свою ціну, це публічна інформація, можете підняти і подивитися усі угоди.
Ми не витрачали кошти на оплату оренди офісів, техніки чи машин, тому що мали дуже велику прихильність в усіх регіонах.
Ми не платили жодної гривні спостерігачам на виборах. Як правило партії витрачають на це шалені кошти. Тому ми вклалися в суму в 27 млн грн. Якби в країні була інша ситуація, можна було б витратити ще менше, але політична реклама дуже дорога.
Наприклад, ми не змогли розмістити рекламу на «5 каналі» через високу ціну, а з точки зору ефекту – ні. Ми розміщували рекламу на телеканалах з найбільш прихильною до нас аудиторією — ICTV, «Новий канал», 1+1, 2+2, 24 канал. Можливо, ще якісь невеликі. Тобто у нас не було реклами на Інтері та «5 каналі». Там взагалі згадок про нас не було.
– Напередодні парламентських виборів телеканал «Інтер» показав відео з дня народження Януковича, де ви зафільмовані разом з олігархом і нинішнім головою Дніпропетровської ОДА Ігорем Коломойським. Як ви розцінюєте появу такого відео?
– По-перше, під час мого перебування на дні народженні там були усі голови обласних адміністрацій і рад, усі члени Ради регіонів. Ця Рада збиралася час від часу, і якраз на цей день було призначено її зібрання.
Також там були присутні нардепи, голови усіх судів, найбагатші українці, які також вітали президента. Я бачив, що це знімають. Мені було важливо подарувати йому мудру книжку. Це перший том послання Митрополита Андрея Шептицького. Потім я йому ще другий подарував. Якщо би він читав ці послання, то закінчив би по-іншому, ніж є сьогодні. А хто там ще… Процес привітання тривав 10 хвилин. Нас привезли автобусом від готелю «Ялта», а потім відвезли туди ж.

– Моє питання стосувалося іншого. На вашу думку, чому телеканал «Інтер» показав це відео?
– Напевно, їх попросили.
– Влітку розпочалася інформаційна війна між Коломойським і екс-головою адміністрації президента Сергієм Льовочкіним, який є співвласником телеканалу «Інтер». Вас використали у цій війні?
– Знаєте, я з Льовочкіним і з Коломойським маю відносини такі, як з вами. От ви зі мною сьогодні спілкуєтеся. Ми з вами спілкувалися рік тому, а перед тим ніколи в житті не бачилися. Може, й не будемо бачитися. Я знаю про існування цих людей. Я спілкувався з Льовочкіним, коли він очолював АП, тому що він готував візит президента у Львів.
Пан Коломойський приїздив з коротким візитом у Львів. Ми з ним говорили про футбол. Я йому передзвонював раз – питав його по футбольних речах. Після того жодного разу не спілкувалися, не бачилися і не зідзвонювалися. У мене нема потреби. Він працює в Дніпропетровську, я — у Львові. Що мені з ним мати?
– Вам же ж відомо, що «Самопоміч» пов’язують з Коломойським?
– Знаєте, у нас звикли, що всі з кимось є пов’язані. Всі шукають якісь страшні зв’язки. Така українська політика. Я по філософські ставлюся до того бруду, що є в нашій політиці. Якщо бруду багато, він сам відпадає. Якщо мало – це корисно для здоров’я.
У нас партії були як продовження тої чи іншої бізнес-структури. «Самопоміч» – це нетипова річ української політики. Але типова для європейської. Це самодостатня жива партія, що об’єднала мудрих людей. Ми є дуже молода партія.
– У вашій фракції також є бізнесмени.
– Є декілька людей, які полишили бізнесову діяльність і перейшли на повну працю в парламент. Наприклад, Олексій Скрипник, генеральний директор ІТ-компанії Eleks Software. Він давно говорив, що вирішив перейти в іншу площину. Він найняв директора, якому передав всю сферу управління. Він сьогодні повністю займається політикою. Або Олександр Данченко, який створив потужну компанію «Дата груп», і він відійшов від керування цією компанією. Він займається політикою.
– Данченко, Скрипник давали кошти на кампанію?
– Так, безперечно.
– Це не ставить вас в залежність?
– В жодну! Та послухайте, 27 мільйонів гривень… Їхні внески були дуже невеликими.
– Ви могли б самі профінансувати цю кампанію?
– Думаю, що так, якби продав певну частину акцій. У мене немає живих грошей. Те, що є – активи, що працюють. Це медіа-холдинг.
– Пов’язування з різноманітними бізнесменами вам шкодять чи не мають жодного значення?
– Знаєте, якщо я в житті зустрічався з тою чи іншою людиною, хтось може фантазувати і пов’язувати. Під час виборчої кампанії я чув, що Садового підтримує: а) Сергій Льовочкін; б) Василь Хмельницький; в) Ігор Коломойський. Само собою, чув про Бориса Колеснікова.
– З Колесніковим вас пов’язували ще до виборчої кампанії.
– Ахметова називали. Називали всі прізвища олігархів. Вони як правило когось фінансують. Чи мав я пропозиції від більшості з них? Так, мав. Мені пропонували.
– Профінансувати?
– Ні. Люди пропонували підтримати, помогти. На що я сказав: «Ні, вибачте, дякую, ваша допомога наразі не потрібна».
– Всі перераховані вами люди це пропонували?
– Ні, частина. Не буду називати, тому що це буде некоректно з моєї сторони.
– А що вони хотіли взамін?
– А що хочуть бізнесмени в політиків взамін? Купити якісь місця, чи якісь інші преференції. Я не знаю, тому що я не заходив в переговори. На пропозицію підтримати я говорив: «Дякую, наразі це не потрібно». «Ок, нема питань».
– Скоріше світоглядне питання щодо Коломойського. Зараз він офіційно чиновник, який контролює деякі добровольчі батальйони. Він має величезний медіа-вплив — канал 1+1. Він контролює Дніпропетровську, частину Запорізької і Одеську області. До чого, на вашу думку, це може призвести?
– Я його дуже погано знаю. Напевно, він робить те, що йому дозволяють. Бо бізнесмен в країні, що побудована на принципах олігархії, робить те, що йому дозволяють.
– Дозволяє хто?
– Ті, хто дозволяють. Ми ж сьогодні маємо президента, прем’єра, Верховну Раду. Думаю, це питання треба адресувати керівникам держави. На моє глибоке переконання, багаті люди повинні показувати іншим приклад, як треба сплачувати податки, що вони є патріоти цієї держави. Це раз. Тому що робочі місця – це є важливо, сплата податків – це надзвичайно важливо.
Якщо говорити про медіа, то ця частина дуже слабка, бо Росія мала дуже добрий грунт в Україні. Їхня інформація лягла на грунт, який робили більшість медіа нашої держави, погоджуючись на ті чи інші маніпулятивні речі, або даючи високий відсоток російських фільмів, російської естради й інших речей. Тому це треба зараз все переглядати.
Взагалі більшість медіа знаходяться в критичному стані, вони не можуть бути самодостатніми. Якщо забрати цю фінансову підпитку, вони просто позакриваються. Тут і Національна рада з телебачення і радіомовлення має дуже багато працювати. Тут є праця для всіх. Але має бути конкуренція. Я великі надії покладаю на суспільне мовлення. Але я би хотів, щоб воно дійсно було суспільне, щоб це не був підрозділ міністерства інформації.
– До речі, як ви ставитеся до його створення?
– Я цього не розумію. Тому що мені здається, що, наприклад, ваш сайт «Українська правда» чи інші медіа роблять набагато більше, ніж будь-які урядники в плані просвітництва, промоції чи подачі об’єктивної інформації. Тому я цього не розумію. Можливо, просто я багато чого не знаю. Може, я не маю якоїсь важливої інформації. Можливо, є якась таємна інформація, вона спонукала до такого рішення – створити таке міністерство. Якщо буду знати, то, можливо, з вами поділюся своїми думками.
– Повернімося до попереднього питання щодо Коломойського. Ви сказали, що ви його погано знаєте. І?
– Напевно, я не можу бути хорошим експертом стосовно його діянь. Напевно є люди, які краще розбираються: аналітики, економісти, фахівці з медіа. Я є міський голова Львова. Де Львів, де Дніпропетровськ? Це трошки далеко.
«Мій медіа бізнес працює в інтересах держави»
– Щодо медіа. В інтерв’ю журналу «Новое время» ви говорили: «20 років тому моя родина взяла участь у створенні радіо «Люкс» у Львові. Це була маленька радіостанція, а сьогодні великий медіа-холдинг, який дає моїй родині нормально себе почувати. При тому, що 95-97% медіабізнесу в країні збиткові». За рахунок чого вам вдається отримувати такі прибутки?
– По-перше, медіа-холдинг прибутковий, він не дотується. Сам процес заснування… У нас був принцип, що ми інвестуємо усі отримані кошти. Я ніколи не мав дорогої машини чи помешкання. Вже після одруження у дорослому віці воно стало необхідністю. Дружина отримує винагороду за свою працю і це відображено в декларації. Медіа в плюсі — дійсно безпрецедентний для нашої держави випадок. Тому що є дуже грамотний толковий менеджер – Роман Андрейко. Ви можете з ним поспілкуватися.
– Ви також зазначали, що медіа – це зброя. Розповідали, що люди Януковича вам робили пропозиції продати медіа-холдинг.
– Вони не говорили, що вони від Януковича. Ми вираховували, що ці люди пов’язані з певними людьми у владі. Я їм сказав: «Ні, і ще раз ні». Під час війни продавати зброю ворогу – злочин.
– Тобто ваші медіа – це ваша зброя?
– Ні, це бізнес, що працює в інтересах всієї держави. Отримавши такий бізнес, ворог би використав його для шкоди.
Успіх каналу 24, радіо «Люкс», радіо 24 складається з великої довіри. Її легко зруйнувати, якщо займатися джинсою і іншими непристойними речами. Має бути чітка лінія на об’єктивну і правдиву інформацію. Подобається це комусь чи ні.
Ви прекрасно розумієте, що якби ситуація в країні не змінилася, ви б зараз зі мною не говорили. Напевно, я б був десь у «местах отдаленных». Певно, і медіа б у мене не було. Тобто ми ризикували усім, що мали. Але просто коли дивишся на своїх дітей і хочеш, щоб вони жили в нормальній країні, то якось про це забуваєш і йдеш вперед.
– У 2011 році ваша дружина продала 3% акцій медіа-холдингу на 3 мільйони гривень. За рахунок цих коштів ви збудували будинок.
– Не збудували. Ми купили недобудований будинок. Плюс ми продали свою трьохкімнатну квартиру і кошти від цього витратили на купівлю цього будинку. Потім потрібно було усе доробити до кінця, і дружина Катерина позичила мільйон гривень у телерадіокомпанії як позику, що ми маємо повернути.
– Така ціна акцій викликала чималу дискусію у львівській пресі. Львівська газета «Ратуша» писала, що акції медіа-холдингу не можуть коштувати стільки.
– Вони праві. Напевно, акції коштують дорожче. Сказати скільки вони коштують можна лише тоді, коли вони виставлені на оцінку, і є намір їх продати. Я думаю, що 100% пакет акцій цього медіа-холдингу коштує 100 млн. Чи це є 100 мільйонів євро, чи це 100 мільйонів доларів, чи це 100 мільйонів гривень… Насправді сьогодні важко сказати. За такої ситуації в країні порахувати важко.
«Пропонували охорону мені і моїй дружині. Я сказав «Ні, дякую, до побачення»
– Влітку ваш будинок обстріляли. Справу кваліфікували як «теракт». Нещодавно це сталося знову. Ці події розслідуються?
– Я і моя родина пам’ятають про це дуже добре. Ми спілкувалися на цю тему під час останнього візиту президента у Львів. Він брав розслідування цієї справи під свій особистий контроль.
Десь півтора місяця тому я розмовляв на цю тему з керівником СБУ Валентином Наливайченком і також запитував про розслідування справи. Тому що спочатку розслідування брала на себе міліція, а потім справу перекваліфікували, і зараз розслідуванням займається СБУ. Але поки що я не маю ніякої іншої інформації. Поки що результатів немає. Я дуже б хотів, щоб людей, які це зробили, знайшли і покарали.
– Зазвичай ви вільно ходите Львовом. Після того не підсилювали охорону?
– Я ходив і ходжу. Коли це сталося, за рішенням суду мені виділили охорону. Пропонували охорону мені і моїй дружині. Чесно кажучи, це було б смішно. Мені б тоді треба було б вдягнути бронежилет, з ранку до вечора за мною б ходили охоронці. Це фактично посадити себе в тюрму живим. Я сказав: «Ні, дякую, до побачення». Пост охорони біля будинку – певний захист для родини, щоб вони не боялися. Мені охорона не потрібна.
– Охорона там стоїть і досі?
– Так.
– Це міліція?
– Це міліція. Як їх правильно назвати… Якийсь спеціальний підрозділ міліції. Яка охорона вас захистить від гранатомету «Муха»? Чесно кажучи, я не знаю.
– Вони там стоятимуть до завершення розслідування?
– Не знаю, це відбувається згідно рішення суду. Я би хотів, щоб вони пішли звідти чимшвидше. Для цього мало б бути завершене це розслідування, і люди, які це зробили, мали б бути притягнуті до відповідальності.
– Щодо другого обстрілу будинку. Як таке могло статися, чи є у вас підозри, хто це міг зробити?
– Повторний обстріл будинку кваліфікували як теракт. Триває розслідування. Наразі більше інформації, ніж є в медіа, мені не відомо. Якби був розслідуваний перший обстріл, другого, можливо, не було б.
Марія Жартовська, УП
Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/01/12/7054714/Мария Жартовская.
Ввечері в приймальні мера Львова Андрія Садового чимало людей. Міський голова на інтерв’ю з «Українською правдою» запізнюється. Швидкою ходою заходить у приймальню, з усіма вітається за руку.
– У нас таємна розмова? — звертається він до двох відвідувачів.
Відвідувачі відповідають, що ні. Садовий запрошує їх, свого прес-секретаря і УП разом до кабінету.
Один із гостей – киянин Олександр Красовицький, засновник магазину «Довженко. Книги. Кава. Кіно». Він приїхав до Садового з ідеєю відкрити подібний магазин у Львові. Питання у приміщенні. Садовий просить принести концепцію і мотивує: за умови популяризації української книги у Львові буде можливість орендувати приміщення навіть за одну гривню.
Зустріч триває не більше 10 хвилин. По закінченню Садовий дарує гостям фігурку порцелянового янгола. Пізніше виявляється, що подарунки у Садового є для усіх – починаючи від значків з логотипом міста, закінчуючи книжками про місто. УП на згадку про інтерв’ю Садовий дарує жовто-блакитний браслет, що сплели місцеві пластуни. Говорить, що такі самі дарував канцлеру Німеччини Ангелі Меркель і колишньому президенту Грузії Михайлу Саакашвілі.
Після дострокових парламентських виборів, в яких партія «Самопоміч» отримала майже 11% голосів виборців, у Садового з’явилося більше можливостей спілкуватися з політиками першого ешелону, хоча він заздалегідь відніс свою кандидатуру на непрохідне 50 місце.
«Самопоміч» запросили до коаліції, а пізніше БПП публічно запропонував Садовому посаду першого віце-прем’єра, на яку він не пристав.
«Дії Садового – похід за президентською булавою», — пізніше в інтерв’ю УП скаже один із лідерів БПП Ігор Кононенко.
Сам Садовий уникає прямої відповіді на запитання про президентські амбіції, називаючи себе президентом Львова.
У своєму першому великому інтерв’ю після парламентських виборів Садовий розповів про пропозиції, які лунали за закритими дверима, про те, чому його пов’язують з Коломойським, як він до цього ставиться, і чому у партнерів по коаліції немає 100% довіри.
– Ваша політична сила «Самопоміч» стала парламентською партією. Чому ви вирішили піти в велику політику?
– Я не розділяю на «велику» і «малу» політику. Треба просто кожному добре робити свою роботу. Тим більше, в такий непростий час для нашої держави. Коли були оголошені дострокові президентські вибори і вибори Київського міського голови і ради, дуже багато людей пропонували мені брати у них участь. На що я сказав, що це некоректно і неможливо.
Через Facebook я звернувся до киян із закликом — подайте мені пропозиції. Хто, на вашу думку, гідний бути депутатом Київської міської ради. Плюс звертався до своїх друзів, знайомих, колег. Ми отримали список з 200 осіб. Почали вести дискусії, спілкуватися, хоче людина, не хоче… Деякі люди не підходили, тому що ми побачили, що це не те, що мало би бути на сьогоднішній день. І в результаті ми вийшли на двадцятку. Ми робили все максимально публічно, люди також долучалися і говорили, чи гідні ці люди, чи ні.
В процесі деякі прізвища відпали. І таким чином сформувався список до Київської міської ради. В списку, до речі, член партії «Самопоміч» зайняв 21-ше місце. А 20 людей – це позапартійні, самодостатні кияни, які зробили себе самі.
Я звернувся до киян з проханням, щоб вони підтримали список «Самопомочі» до Київської міської ради.
– Як формувався список «Самопомочі» на парламентські вибори? У вас є всього кілька людей, які входять до лав партії. Є представники середнього бізнесу, є Реанімаційного пакету реформ, є партії «Воля». Ви також анонсували союз з «Демократичним альянсом». Як ви домовлялися і чому не вийшло із «ДемАльянсом»?
– Сьогоднішня праця «Самопомочі» в парламенті дає мені дуже великий оптимізм. Ми зробили правильний вибір. В більшості це є хороше, здорове ядро.
Наприклад, Ганна Гопко. Я їй пропонував очолювати список до Київської міської ради. Вона тоді чесно сказала, що займається законотворчою роботою в межах країни, готує законопроекти і не може пристати на мою пропозицію, тому що є інші люди, які це краще будуть робити в Київській міській раді.
Коли постало питання парламентських виборів, я зустрівся з нею і говорю: «Ганно, ти в Київську міську раду не хотіла йти, тому я роблю тобі пропозицію, щоб ти очолила список до Верховної Ради». Вона деякий час подумала, дала свою згоду. Поза тим, що вона мала пропозиції від усіх інших партій.
– В її кандидатурі була зацікавлена партія Порошенка. Вони навіть на вас образилися за те, що ви забрали Гопко собі. Це дійсно так?
– Я не знаю. Мені про образу ніхто не говорив. Життя покаже. Але те, що я знаю… (мовчить – УП) …ви, напевно, більше знаєте. Ви ж журналіст, ви ж спілкуєтесь з багатьма відомими людьми. Я не маю стільки часу на спілкування, як ви.
– Мені здається, що під час коаліційних перемовин у вас був доступ до політиків першого ешелону набагато більший, ніж у нас.
– Та ви знаєте, я ж насправді більше часу працюю тут, у Львові. Я в Київ приїжджаю, можливо, раз на два тижні. Приїжджаю на один день. Є багато питань по міністерствах, що треба вирішувати в інтересах громади Львова. Звичайно, стараюся знаходити час на спілкування колегами по фракції. Мені і їм це важливо, тому що є певний політичний досвід.
Якщо повертатися до парламенту і до принципів формування списку, то ми старалися робити ставку на критерії порядності, професійності і патріотичності. І таким чином цей список був сформований. Багато людей боялися, не йшли. Дуже багато людей мали інші спокусливі пропозиції. Якщо говорити про «Демократичний альянс», я два рази зустрічався з паном Гацьком. Ми з ним говорили про вибори в контексті того, для чого йому потрібна Рада. Тому що він депутат Київради.
Він говорив, що в Київраді йому є гідна заміна. Коли ми вже фіналізували процес домовленостей, я йому запропонував: «У вас у «Демократичному альянсі» є певна кількість хороших людей, і ми готові з вами тісніше працювати». Але я розумію, що на той час рейтинги «Громадянської позиції» Анатолія Гриценка були достатньо високими, і молоді колеги вирішили піти з ним, тому що там вони бачили свою гарантовану прохідність. А все інше ви вже знаєте.
– Більшість людей у списку «Самопомочі» не йшли з вами роками пліч-о-пліч. Вам не страшно, що вони можуть зрадити: вийдуть з фракції або не виконають домовленостей?
– Жодних домовленостей ні з ким у мене принципово не було. Мене можна обдурити раз. Є така річ як інтуїція. Коли спілкуєшся з людиною, то бачиш, пішов би ти з нею в розвідку чи ні. Я ж рішення ухвалював не самостійно. Зі мною було багато моїх колег. Ми радилися і спілкувалися.
Знаєте, рішення треба було приймати швидко. Тому час покаже, чи доброю дорогою ми пішли. Але ще раз наголошую: цей місяць роботи в Раді робить мене великим оптимістом стосовно цієї потуги і того прикладу парламентаризму, що показує «Самопоміч».
Хочете вірте, а хочете – ні, але моє переконання: останні 10 років парламентаризм в Україні був прибитий бетонною плитою. І зараз мої колеги пробують парламентаризм відродити. Що, звичайно, багатьом не подобається, але це вже інша тема розмови.
– Кому не подобається? Ви говорите про колег по коаліції?
– Мені було би комфортніше, щоб про парламентську роботу ви спілкувалися з моїми колегами з «Самопомочі». Тому що я не є депутатом Верховної Ради.
– Так, під час парламентської кампанії ви балотувалися під номером 50, розуміючи, що не прохідний. Яким чином можна взаємодіяти зі своєю фракцією не маючи депутатського мандата? Ви навіть зараз абстрагуєтеся, говорячи: «Поспілкуйтеся з людьми, які в парламенті», але ж це так само ваша відповідальність.
– Безперечно. Просто кожен має робити свою роботу. Я – міський голова Львова. Я відповідаю за функціонування міста. Мої колеги стали депутатами Верховної Ради. Вони відповідальні за якісну працю в парламенті. Кожен має свою роботу – контролювати, впливати. Знаєте, найцінніше – це ідеологічний контроль. Інший контроль не працює і не діє взагалі.
– З вами консультуються зараз, перебуваючи вже в парламенті? Яким чином це відбувається?
– Фактично кожного дня я телефоном спілкуюся з Олегом Березюком, часто спілкуюся з Ганною Гопко, Семеном Семенченком. З Соболєвим час від часу зідзвонюємося, з Олегом Лавриком. Безперечно колеги мені телефонують, коли у когось з них є питання. Якщо вони потребують якоїсь поради чи мудрої думки – я завжди готовий бути корисним.
– Все ж таки, щодо вашого непрохідного 50-го місця. Вам не здається, що люди голосували за партію, щоб побачити в парламенті саме вас?
– Я чув дуже багато різних думок і версій. На початку виборчої кампанії нас питали, який % голосів виборців ми отримаємо. Ми сказали, що отримаємо 12% плюс-мінус 3%. Ми і отримали результат згідно наших прогнозів.
Чи могли ми отримати більше? Так, могли. Напевно я повторюся, але скажу, що новообраний парламент не відповідає очікуванням мешканців України. Люди хотіли виборів за пропорційною системою і відкритими списками. Влада побоялася це зробити. В результаті в парламенті присутні люди, які там були усе життя – у тій чи іншій іпостасі.
І «Самопоміч» як біла ворона. Ну, є ще пару людей в інших фракціях. Я бачу, як зараз вони навіть тримаються разом. Їх об’єднує загострене відчуття справедливості, що є і в колег з «Самопомочі», і в певних колег з інших фракцій.
– Ви сказали, що «Самопоміч» є білою вороною. Ви дійсно відрізняєтеся від ваших парламентських колег. Наприклад тим, що від вашої фракції на наради до спікера ходить не 1-2 людини, а шестеро. Ваша фракція також хотіла заслухати кожного міністра окремо і т.д. Така поведінка дивує ваших колег і в парламенті ширяться розмови, що «Самопоміч» буде першою фракцією, яка вийде з коаліції. Це можливо?
– Я за те, щоб коаліція працювала довго і ефективно. Це раз. На переговори йдуть люди, які мають відповідний фах і вміння. Це правильно. Тому що йде керівник фракції, його заступники. Щоб ухвалювати виважене рішення, вони беруть фахівця, який розбирається в темі. Це нормально, що наші депутати хотіли заслухати кожного міністра. Це ненормально – не бачити і не слухати міністрів. Адекватні речі, що вважаються нормою у всьому світі, ми сприймаємо як неадекватні.
– Не ми, а ваші колеги.
– Так це велике запитання, з ким ми маємо справу.
– Що вам не подобається в роботі парламенту зараз, що хотілося б змінити?
– Я б однозначно зменшив кількість депутатів рази в два. Коли Україна здобула незалежність, ми мали 52 мільйони українців і тоді було 450 депутатів. Зараз у нас 40+ мільйонів і мати тих самих 450 депутатів — абсурд.
Напевно, я би робив двопалатний парламент. Думаю, було б більше користі. Верхня палата мала би студити напір нижньої палати.
Я би багато чого змінив. Але це не в наших силах сьогодні. Парламент такий, який є. Тому треба робити все можливе і неможливе, щоб спонукати колег-парламентарів працювати в інтересах України, дотримуватися підписаної угоди про коаліцію і бути максимально відкритими і прозорими.
– Наскільки правильним був бюджетний процес?
– Звичайно, це неправильно. Має бути фаховий, підготовлений документ, який має системно розглядатися на засіданнях парламентських комітетів. Майданчиком для дискусії в першу чергу мали б бути бюджетний комітет та інші профільні комітети і безпосередньо парламент.
І оцей натиск: «Давайте вже, негайно, на вчора» є неправильним. Він призведе до того, що бюджет не відповідатиме реаліям сьогоднішнього часу, тому що не буде достатньо продуманим.
Мені здається, що колеги, які дуже давно працюють в уряді і дуже давно є депутатами, так і не зрозуміли, що в країні щось змінилося. Вони вважають, що усе і далі так само. Що замість однієї одіозної фігури прийшла інша, не настільки одіозна. Вони не відчувають оцього вітру перемін, що присутній в Україні сьогодні.
– Але новий уряд призначили нещодавно. Кого ви маєте на увазі?
– Та в міністерствах люди працюють…
– Ви маєте на увазі чиновників?
– Ну а хто це все готує? Що, міністр це готує? Нові міністри ще в кабінетах не знають, де який телефон, куди дзвонити. Апарат міністерств працює усе життя і насправді він робить всю основну роботу.
– Чи влаштовували вас принципи формування уряду? Чому все ж таки уряд сформований за квотним принципом, що б там не говорили?
– Я категоричний противник квотного принципу. Ми були послідовні, пропонували людей для розгляду. Та ж сама Яресько, той самий сьогоднішній міністр аграрної політики. Ми пропонували його, не відстоюючи, тому що якби хтось запропонував іншого – будь ласка. Виключно такий підхід. Треба сьогодні брати найкращих, кращих від тебе. Я завжди так роблю в своєму житті, і це показує правильність.
«Я відповідальний за це місто. Не можу здати повноваження і піти. Його розграбують за півроку»
– Були розмови про те, що вам кілька разів пропонували стати прем’єр-міністром. Як це відбувалося і чому не погодилися?
– Після виборів була зустріч з президентом України Петром Порошенком. За деякий час ми зустрілися разом — Петро Порошенко, Арсеній Яценюк і Володимир Гройсман. Тоді стояло питання яким чином має будуватися коаліційна угода.
Наскільки я розумію, був проект коаліційної угоди, підготовлений президентською командою. Також були напрацювання з боку Арсенія Яценюка.
Я їм запропонував йти іншою дорогою: перенести процес написання коаліційної угоди в парламент. Провести круглий стіл за участі представників фракцій і починати працювати. Ми домовилися про делегування трьох людей від кожної фракції. Координатором цього процесу була Оксана Сироїд, яку потім всі одностайно запропонували на посаду віце-спікера. Вона є одним з найбільш фахових нардепів і є глибоко порядною людиною.
Мені робили різні пропозиції. Але я завжди говорив те, що говорю сьогодні і вам — працюючи міським головою і маючи свою каденцію, що закінчується наступного року, маючи надзвичайно складну ситуацію в міській ради, де більшість мають депутати від «Свободи», які не поділяють мою роботу, і ми маємо серйозні протиріччя, було би некоректно і непорядно з мого боку розглядати будь-які пропозиції. Причина – мене обрала громада Львова. Я міській голова і відповідальний за це місто. Не можу взяти, здати повноваження і піти. Що тут буде? Тут все місто розграбують за півроку.
– А була пропозиція йти працювати на посаду прем’єр-міністра?
– Це ми говорили в форматі президента, прем’єр-міністра і пана Гройсмана. Я сказав, що це взагалі некоректно обговорювати такі речі. Тому що є Арсеній Петрович, якого обрали під час виборів. Його партія отримала найвищий відсоток. Безперечно, прем’єром в Україні має лишатися він.
Знаєте, завжди є якісь різні пропозиції. Але я реаліст. Ще раз наголошую, в цей складний час кожен повинен добре робити свою роботу. Крапка.
– Щодо пропозиції першого віце-прем’єра. Це була публічна заява двох партій –НФ і БПП. Ви знали, що вони вам публічно це запропонують?
– Ні, це для мене була несподіванка. Я прочитав новину на сайті «Української правди».
– Вам на той час не здалося, що це — певний тролінг з боку політичних партнерів?
– Знаєте, мене мало хвилює, хто що мав в голові. Для мене це була прекрасна нагода запропонувати Наталю Яресько на посаду віце-прем’єр-міністра, який би курував економічний блок. Щоб вона собі підшукала міністра фінансів і міністра економіки.
– Тобто раніше ви її кандидатуру не пропонували?
– Ні, набагато раніше говорив з нею і набагато раніше пропонував її кандидатуру. Вона насправді дуже довго думала, зважувала, чи пристати на пропозицію працювати в уряді.
Вона високопорядна людина і розуміє, що це один з найвищих викликів в житті. Вона українка, її батьки і дід українці. Для неї Україна – це країна, для якої вона готова віддати все, що вона має. Вона її любить. І вона свою любов зараз проявляє цією важкою працею.
Вона пішла у надзвичайно складний процес. Їй будуть створювати тисячі проблем. Тільки віра в Бога має їй допомогти, її твердість і підтримка світового кола фінансистів, тому що вона відома серед цього кола.
– Перший заступник голови фракції Петра Порошенка Ігор Кононенко в інтерв’ю УП озвучив думку, що ваші дії – це похід за президентською булавою, і що ви вмієте грати вдовгу. Прокоментуйте.
– Я є президент міста Львова, і я гордий з цього. Насправді коли ти народився у Львові і тебе громада обрала мером Львова – це найвище, що ти можеш мати.
– В Україні немає посади «президент міста Львова».
– Насправді у нас є голова міста, а у наших колег-поляків називається «президент міста».
– Перефразую питання. Чи ви маєте президентські амбіції країни Україна?
– Я взагалі вважаю розмову на цю тему некоректною. Моя амбіція – бути успішним і добре робити свою роботу. Сьогодні у нас є діючий президент, і усім нам потрібно робити все можливе і неможливе, щоб допомогти йому бути успішним не одну каденцію. Щоб він не думав, хто має працювати далі.
Тобто я не думаю на тему президентських амбіцій, тому що у мене голова болить з ранку до вечора через велику кількість проблем, що я повинен вирішувати в цей складний час.
Починаючи з лютого зі стін Ради або Кабміну не вийшов жоден серйозний нормативний документ, який би сприяв зміні життя для місцевого самоврядування. Стає ще важче працювати. Є тисячі проблем, що треба вирішувати.
В мене велика надія, що «Самопоміч» буде тим локомотивом, який витягне місцеве самоврядування на іншу орбіту розвитку, нормальну. Тому що без місцевого самоврядування не буде країни. Мені страшно від того, що багато урядників цього не розуміють. Тому що за 10 місяців не вдарили палець об палець.
– Ви багатьох критикуєте. Між тим є думка, що ви не пішли працювати в уряд, тому що не хочете брати відповідальність на себе і боїтеся отримати негатив від суспільства.
– Здається, я логічно вам озвучив відповідь на ваше запитання. Я є діючий міський голова Львова. Більшість в міській раді складають депутати, які дуже критично ставляться до моєї роботи.
І якби я сьогодні подав у відставку з посади голови міської ради, у Львові була би біда. Тому я не маю морального права це робити ніяким чином. Я не маю права сьогодні розглядати ту чи іншу посаду. Це було би некоректно.
І мої колеги чомусь цього не хочуть зрозуміти. Вони мислять, знаєте, ходиками – от той туди, той туди. Ну це нонсенс! Та нехай кожен робить свою роботу. Якщо в нашій країні кожен голова сільської ради, кожен мер, кожен голова обласної адміністрації будуть працювати з ранку до вечора, країна буде нормально розвиватися.
– Яка зараз у вас ситуація з ВО «Свобода»?
– Ну як? У мене з ними 100 судів. Це приблизно 100 ухвал, за які проголосувала міськрада, а я наклав вето. Вони його подолали, а я звернувся в суд. Це безпрецедентна ситуація взагалі в Україні. Я відстоюю позицію місцевого самоврядування тут на місці.
– Ваш конфлікт з ВО «Свобода» можна вирішити тільки виборами?
– Однозначно. По-іншому ніяк не вирішиш. У них фракція потрошку сиплеться, на кожному засіданні виходить чи троє, чи п’ятеро людей. Але насправді ситуація дуже складна.
– А де гарантія, що після місцевих виборів зміниться політичний ландшафт Львова?
– А хто сказав, що ми сьогодні можемо щось прогнозувати? Робота має бути кожного дня. Будуть вибори. Перш за все треба знайти якісних, хороших кандидатів. Просити громаду, щоб вона їх підтримала, була відповідальною за тих, кого обирає. Спитайте пересічних мешканців, чи знають вони депутатів місцевих рад. Можливо, вам назвуть одне прізвище.
«Коломойський працює в Дніпропетровську, я — у Львові. Що мені з ним мати?»
– Ви сказали, що ви витратили на передвиборчу кампанію 27 мільйонів гривень.
– Так.
– Яким чином фінансувалася передвиборча кампанія «Самопомочі»?
– В більшості – людьми, які йшли за списком. Хтось давав більше, хтось менше. Якусь суму давав Іван Мірошниченко, Ганна Гопко. Насправді кожен у міру своїх можливостей. Була невелика кількість людей зі сторони, які давали невеликі суми.
Ми витрачали кошти на рекламу на телебаченні і радіо, а також купували борди. Кожна хвилина має свою ціну, це публічна інформація, можете підняти і подивитися усі угоди.
Ми не витрачали кошти на оплату оренди офісів, техніки чи машин, тому що мали дуже велику прихильність в усіх регіонах.
Ми не платили жодної гривні спостерігачам на виборах. Як правило партії витрачають на це шалені кошти. Тому ми вклалися в суму в 27 млн грн. Якби в країні була інша ситуація, можна було б витратити ще менше, але політична реклама дуже дорога.
Наприклад, ми не змогли розмістити рекламу на «5 каналі» через високу ціну, а з точки зору ефекту – ні. Ми розміщували рекламу на телеканалах з найбільш прихильною до нас аудиторією — ICTV, «Новий канал», 1+1, 2+2, 24 канал. Можливо, ще якісь невеликі. Тобто у нас не було реклами на Інтері та «5 каналі». Там взагалі згадок про нас не було.
– Напередодні парламентських виборів телеканал «Інтер» показав відео з дня народження Януковича, де ви зафільмовані разом з олігархом і нинішнім головою Дніпропетровської ОДА Ігорем Коломойським. Як ви розцінюєте появу такого відео?
– По-перше, під час мого перебування на дні народженні там були усі голови обласних адміністрацій і рад, усі члени Ради регіонів. Ця Рада збиралася час від часу, і якраз на цей день було призначено її зібрання.
Також там були присутні нардепи, голови усіх судів, найбагатші українці, які також вітали президента. Я бачив, що це знімають. Мені було важливо подарувати йому мудру книжку. Це перший том послання Митрополита Андрея Шептицького. Потім я йому ще другий подарував. Якщо би він читав ці послання, то закінчив би по-іншому, ніж є сьогодні. А хто там ще… Процес привітання тривав 10 хвилин. Нас привезли автобусом від готелю «Ялта», а потім відвезли туди ж.

– Моє питання стосувалося іншого. На вашу думку, чому телеканал «Інтер» показав це відео?
– Напевно, їх попросили.
– Влітку розпочалася інформаційна війна між Коломойським і екс-головою адміністрації президента Сергієм Льовочкіним, який є співвласником телеканалу «Інтер». Вас використали у цій війні?
– Знаєте, я з Льовочкіним і з Коломойським маю відносини такі, як з вами. От ви зі мною сьогодні спілкуєтеся. Ми з вами спілкувалися рік тому, а перед тим ніколи в житті не бачилися. Може, й не будемо бачитися. Я знаю про існування цих людей. Я спілкувався з Льовочкіним, коли він очолював АП, тому що він готував візит президента у Львів.
Пан Коломойський приїздив з коротким візитом у Львів. Ми з ним говорили про футбол. Я йому передзвонював раз – питав його по футбольних речах. Після того жодного разу не спілкувалися, не бачилися і не зідзвонювалися. У мене нема потреби. Він працює в Дніпропетровську, я — у Львові. Що мені з ним мати?
– Вам же ж відомо, що «Самопоміч» пов’язують з Коломойським?
– Знаєте, у нас звикли, що всі з кимось є пов’язані. Всі шукають якісь страшні зв’язки. Така українська політика. Я по філософські ставлюся до того бруду, що є в нашій політиці. Якщо бруду багато, він сам відпадає. Якщо мало – це корисно для здоров’я.
У нас партії були як продовження тої чи іншої бізнес-структури. «Самопоміч» – це нетипова річ української політики. Але типова для європейської. Це самодостатня жива партія, що об’єднала мудрих людей. Ми є дуже молода партія.
– У вашій фракції також є бізнесмени.
– Є декілька людей, які полишили бізнесову діяльність і перейшли на повну працю в парламент. Наприклад, Олексій Скрипник, генеральний директор ІТ-компанії Eleks Software. Він давно говорив, що вирішив перейти в іншу площину. Він найняв директора, якому передав всю сферу управління. Він сьогодні повністю займається політикою. Або Олександр Данченко, який створив потужну компанію «Дата груп», і він відійшов від керування цією компанією. Він займається політикою.
– Данченко, Скрипник давали кошти на кампанію?
– Так, безперечно.
– Це не ставить вас в залежність?
– В жодну! Та послухайте, 27 мільйонів гривень… Їхні внески були дуже невеликими.
– Ви могли б самі профінансувати цю кампанію?
– Думаю, що так, якби продав певну частину акцій. У мене немає живих грошей. Те, що є – активи, що працюють. Це медіа-холдинг.
– Пов’язування з різноманітними бізнесменами вам шкодять чи не мають жодного значення?
– Знаєте, якщо я в житті зустрічався з тою чи іншою людиною, хтось може фантазувати і пов’язувати. Під час виборчої кампанії я чув, що Садового підтримує: а) Сергій Льовочкін; б) Василь Хмельницький; в) Ігор Коломойський. Само собою, чув про Бориса Колеснікова.
– З Колесніковим вас пов’язували ще до виборчої кампанії.
– Ахметова називали. Називали всі прізвища олігархів. Вони як правило когось фінансують. Чи мав я пропозиції від більшості з них? Так, мав. Мені пропонували.
– Профінансувати?
– Ні. Люди пропонували підтримати, помогти. На що я сказав: «Ні, вибачте, дякую, ваша допомога наразі не потрібна».
– Всі перераховані вами люди це пропонували?
– Ні, частина. Не буду називати, тому що це буде некоректно з моєї сторони.
– А що вони хотіли взамін?
– А що хочуть бізнесмени в політиків взамін? Купити якісь місця, чи якісь інші преференції. Я не знаю, тому що я не заходив в переговори. На пропозицію підтримати я говорив: «Дякую, наразі це не потрібно». «Ок, нема питань».
– Скоріше світоглядне питання щодо Коломойського. Зараз він офіційно чиновник, який контролює деякі добровольчі батальйони. Він має величезний медіа-вплив — канал 1+1. Він контролює Дніпропетровську, частину Запорізької і Одеську області. До чого, на вашу думку, це може призвести?
– Я його дуже погано знаю. Напевно, він робить те, що йому дозволяють. Бо бізнесмен в країні, що побудована на принципах олігархії, робить те, що йому дозволяють.
– Дозволяє хто?
– Ті, хто дозволяють. Ми ж сьогодні маємо президента, прем’єра, Верховну Раду. Думаю, це питання треба адресувати керівникам держави. На моє глибоке переконання, багаті люди повинні показувати іншим приклад, як треба сплачувати податки, що вони є патріоти цієї держави. Це раз. Тому що робочі місця – це є важливо, сплата податків – це надзвичайно важливо.
Якщо говорити про медіа, то ця частина дуже слабка, бо Росія мала дуже добрий грунт в Україні. Їхня інформація лягла на грунт, який робили більшість медіа нашої держави, погоджуючись на ті чи інші маніпулятивні речі, або даючи високий відсоток російських фільмів, російської естради й інших речей. Тому це треба зараз все переглядати.
Взагалі більшість медіа знаходяться в критичному стані, вони не можуть бути самодостатніми. Якщо забрати цю фінансову підпитку, вони просто позакриваються. Тут і Національна рада з телебачення і радіомовлення має дуже багато працювати. Тут є праця для всіх. Але має бути конкуренція. Я великі надії покладаю на суспільне мовлення. Але я би хотів, щоб воно дійсно було суспільне, щоб це не був підрозділ міністерства інформації.
– До речі, як ви ставитеся до його створення?
– Я цього не розумію. Тому що мені здається, що, наприклад, ваш сайт «Українська правда» чи інші медіа роблять набагато більше, ніж будь-які урядники в плані просвітництва, промоції чи подачі об’єктивної інформації. Тому я цього не розумію. Можливо, просто я багато чого не знаю. Може, я не маю якоїсь важливої інформації. Можливо, є якась таємна інформація, вона спонукала до такого рішення – створити таке міністерство. Якщо буду знати, то, можливо, з вами поділюся своїми думками.
– Повернімося до попереднього питання щодо Коломойського. Ви сказали, що ви його погано знаєте. І?
– Напевно, я не можу бути хорошим експертом стосовно його діянь. Напевно є люди, які краще розбираються: аналітики, економісти, фахівці з медіа. Я є міський голова Львова. Де Львів, де Дніпропетровськ? Це трошки далеко.
«Мій медіа бізнес працює в інтересах держави»
– Щодо медіа. В інтерв’ю журналу «Новое время» ви говорили: «20 років тому моя родина взяла участь у створенні радіо «Люкс» у Львові. Це була маленька радіостанція, а сьогодні великий медіа-холдинг, який дає моїй родині нормально себе почувати. При тому, що 95-97% медіабізнесу в країні збиткові». За рахунок чого вам вдається отримувати такі прибутки?
– По-перше, медіа-холдинг прибутковий, він не дотується. Сам процес заснування… У нас був принцип, що ми інвестуємо усі отримані кошти. Я ніколи не мав дорогої машини чи помешкання. Вже після одруження у дорослому віці воно стало необхідністю. Дружина отримує винагороду за свою працю і це відображено в декларації. Медіа в плюсі — дійсно безпрецедентний для нашої держави випадок. Тому що є дуже грамотний толковий менеджер – Роман Андрейко. Ви можете з ним поспілкуватися.
– Ви також зазначали, що медіа – це зброя. Розповідали, що люди Януковича вам робили пропозиції продати медіа-холдинг.
– Вони не говорили, що вони від Януковича. Ми вираховували, що ці люди пов’язані з певними людьми у владі. Я їм сказав: «Ні, і ще раз ні». Під час війни продавати зброю ворогу – злочин.
– Тобто ваші медіа – це ваша зброя?
– Ні, це бізнес, що працює в інтересах всієї держави. Отримавши такий бізнес, ворог би використав його для шкоди.
Успіх каналу 24, радіо «Люкс», радіо 24 складається з великої довіри. Її легко зруйнувати, якщо займатися джинсою і іншими непристойними речами. Має бути чітка лінія на об’єктивну і правдиву інформацію. Подобається це комусь чи ні.
Ви прекрасно розумієте, що якби ситуація в країні не змінилася, ви б зараз зі мною не говорили. Напевно, я б був десь у «местах отдаленных». Певно, і медіа б у мене не було. Тобто ми ризикували усім, що мали. Але просто коли дивишся на своїх дітей і хочеш, щоб вони жили в нормальній країні, то якось про це забуваєш і йдеш вперед.
– У 2011 році ваша дружина продала 3% акцій медіа-холдингу на 3 мільйони гривень. За рахунок цих коштів ви збудували будинок.
– Не збудували. Ми купили недобудований будинок. Плюс ми продали свою трьохкімнатну квартиру і кошти від цього витратили на купівлю цього будинку. Потім потрібно було усе доробити до кінця, і дружина Катерина позичила мільйон гривень у телерадіокомпанії як позику, що ми маємо повернути.
– Така ціна акцій викликала чималу дискусію у львівській пресі. Львівська газета «Ратуша» писала, що акції медіа-холдингу не можуть коштувати стільки.
– Вони праві. Напевно, акції коштують дорожче. Сказати скільки вони коштують можна лише тоді, коли вони виставлені на оцінку, і є намір їх продати. Я думаю, що 100% пакет акцій цього медіа-холдингу коштує 100 млн. Чи це є 100 мільйонів євро, чи це 100 мільйонів доларів, чи це 100 мільйонів гривень… Насправді сьогодні важко сказати. За такої ситуації в країні порахувати важко.
«Пропонували охорону мені і моїй дружині. Я сказав «Ні, дякую, до побачення»
– Влітку ваш будинок обстріляли. Справу кваліфікували як «теракт». Нещодавно це сталося знову. Ці події розслідуються?
– Я і моя родина пам’ятають про це дуже добре. Ми спілкувалися на цю тему під час останнього візиту президента у Львів. Він брав розслідування цієї справи під свій особистий контроль.
Десь півтора місяця тому я розмовляв на цю тему з керівником СБУ Валентином Наливайченком і також запитував про розслідування справи. Тому що спочатку розслідування брала на себе міліція, а потім справу перекваліфікували, і зараз розслідуванням займається СБУ. Але поки що я не маю ніякої іншої інформації. Поки що результатів немає. Я дуже б хотів, щоб людей, які це зробили, знайшли і покарали.
– Зазвичай ви вільно ходите Львовом. Після того не підсилювали охорону?
– Я ходив і ходжу. Коли це сталося, за рішенням суду мені виділили охорону. Пропонували охорону мені і моїй дружині. Чесно кажучи, це було б смішно. Мені б тоді треба було б вдягнути бронежилет, з ранку до вечора за мною б ходили охоронці. Це фактично посадити себе в тюрму живим. Я сказав: «Ні, дякую, до побачення». Пост охорони біля будинку – певний захист для родини, щоб вони не боялися. Мені охорона не потрібна.
– Охорона там стоїть і досі?
– Так.
– Це міліція?
– Це міліція. Як їх правильно назвати… Якийсь спеціальний підрозділ міліції. Яка охорона вас захистить від гранатомету «Муха»? Чесно кажучи, я не знаю.
– Вони там стоятимуть до завершення розслідування?
– Не знаю, це відбувається згідно рішення суду. Я би хотів, щоб вони пішли звідти чимшвидше. Для цього мало б бути завершене це розслідування, і люди, які це зробили, мали б бути притягнуті до відповідальності.
– Щодо другого обстрілу будинку. Як таке могло статися, чи є у вас підозри, хто це міг зробити?
– Повторний обстріл будинку кваліфікували як теракт. Триває розслідування. Наразі більше інформації, ніж є в медіа, мені не відомо. Якби був розслідуваний перший обстріл, другого, можливо, не було б.
Марія Жартовська, УП
Источник: http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2015/01/12/7054714/