Абромавичус: Мы с Яресько – суперпатриоты Украины и не собираемся никуда уезжатьАбромавичус: Мы с Яресько – суперпатриоты Украины и не собираемся никуда уезжать

Алексей Стукало

Экс-министр экономического развития Айварас Абромавичус в комментарии изданию «ГОРДОН» заявил, что не считает иностранцем ни себя, ни экс-министра финансов Наталью Яресько, подвел итоги своей реформаторской деятельности и рассказал, чего ожидает от нового Кабмина.

Литовец по происхождению Айварас Абромавичус переехал в Киев в 2008 году. В декабре 2014 года президент Украины Петр Порошенко подписал указ о предоставлении ему украинского гражданства, а Верховная Рада назначила его на должность министра экономического развития в Кабинете Министров, возглавляемом Арсением Яценюком.

Украинское общество предъявляло Абромавичусу большие ожидания, его называли представителм «спецназа реформ».

В феврале 2016 года он подал в отставку, указав в качестве причины «резкую активизацию блокирования любых системных и важных реформ в стране», в частности, «попытку установить контроль за денежными потоками на госпредприятиях, в особенности над НАК «Нафтогаз» и оборонной промышленностью» и назвал имя первого заместителя фракции Блока Петра Порошенко Игоря Кононенко как человека, который сделал очень много для того, чтобы заблокировать работу Минэкономразвития.

В поддержку министра выступил посол США в Украине Джеффри Пайетт и послы еще восьми западных государств.

14 апреля Рада отправила в отставку Яценюка, назначила на должность премьер-министра Владимира Гройсмана и проголосовала за новый состав правительства.

В комментарии изданию «ГОРДОН» Абромавичус рассказал, что считает своими основными достижениями на посту министра, чего не удалось добиться и по каким причинам, чего ожидает от нового правительства и почему верит, что в Украину придут инвесторы, несмотря на то, что нынешний Кабмин нельзя считать технократическим.

Я считаю, что создал самую реформаторскую команду в предыдущем Кабмине, новое лицо министерства: уволил 700 человек и пригласил 240 волонтеров, людей с неиспорченным мышлением, в разные проекты, включая команду ProZorro, Офис эффективного регулирования по улучшению управления госкомпаниями и так далее. Мы делали свою работу честно и профессионально, вкладывая душу. В новом правительстве осталось много моих коллег, надеюсь, они и первый вице-премьер-министр экономики доведут все начатые инициативы до конца.

Своим успехом считаю, во-первых, запуск системы электронных госзакупок ProZorro. Во-вторых – искоренение множества коррупционных схем, от разрушения которых я получаю гораздо больше удовольствия, чем от многих других вещей. Например, на аукционах «Укрнафти» мы сэкономили 100 миллионов долларов в год, когда убрали олигархический дисконт в 15%. Также отменили множество лицензий и всяких сертификатов совместно с Минтрансом, Минюстом и Министерством аграрной политики.

И в-третьих, мы подняли прозрачность и публичность в делах госкомпаний на новый уровень, за год их убытки сократились на 101 млрд гривен. Начались прозрачные конкурсы по назначению членов наблюдательного совета НАК «Нафтогаз» и генеральных директоров госкомпаний.

Что касается критики президента в мой адрес по поводу промедления с дерегуляцией, думаю, она несправедлива и не по существу. В Верховной Раде уже давно лежат 42 проекта о дерегуляции и 12 законопроектов для повышения места Украины в рейтинге бизнеса – за последние четыре месяца не принят ни один из этих документов.

Меня разочаровало взаимодействие с парламентом. Только 37% законопроектов относительно экономики и дерегуляции рассмотрели, остальные лежат месяцами. Из-за этого продвижение реформ затруднено. Верховная Рада не воспринимала инициативы правительства так, как должна была бы воспринимать во время войны, экономической рецессии и реформ в стране, когда нужна стопроцентная поддержка.

Не удалось начать приватизацию. Я не ожидал, что будут такие промедления в парламенте с принятием законодательных изменений, которые нужны, чтобы расчистить дорогу приватизации. Первое чтение прошло в парламенте всего лишь с 16-го(!) раза, а второе прошло сразу после моей громкой отставки, и только сейчас включился зеленый свет для приватизации.

Кроме того, мне, конечно, хотелось назначить новых руководителей всех госкомпаний. Я думал, что только «красные директора» будут сопротивляться, и не ожидал, что будет такое сумасшедшее политическое сопротивление. Не буду называть фамилий, не хочу углубляться. На эту тему есть множество статей в СМИ. Я видел все изнутри и могу сказать, что информация, которая появляется в медиа от Сергея Лещенко и других о том, кто является «смотрящим» за каким предприятием, совпадает с реальностью, к сожалению.

Не удалось доделать множество реформ, в частности, в сфере дерегуляции и деятельности госкомпаний «благодаря» усилиям тех, кто тормозил реформы. В правительство Яценюка назначили министров, которые были готовы проводить реформы, но инструментов для этого нам особо не дали, и было много помех. Мы знали, что делать, не всегда нам нужна была помощь, главное, чтобы не мешали, но, к сожалению, нам противодействовали, было политическое давление.

Первый тест для нового Кабмина – назначит ли он руководителей «Укрзалізниці», «Укрпочты» и «Электротяжмаша», отобранных Номинационным комитетом, куда входят крупные доноры Украины

В последние недели после заявления о моей отставке было очень много дискуссий о госкомпаниях. Премьер-министр Яценюк дал поручение в кратчайшие сроки переназначить топ-50 руководителей. Я практически только этим и занимался, потому что наконец-то, спустя полтора года, увидел политическую волю премьера прозрачно поменять коррумпированных руководителей и с помощью head-hanter`ов назначить профессиональных управляющих.

Номинационный комитет, куда входят наши крупнейшие доноры из ЕБРР, Международной финансовой корпорации и Всемирного банка, отобрал руководителей для «Укрзалізниці», «Укрпочты» и «Электротяжмаша». Это будет первый тест для нового Кабмина – назначит ли он этих людей, отобранных с помощью прозрачных процедур или нет, и дела в госкомпаниях продолжатся, как в старые времена, по старым политическим и олигархическим принципам. Думаю, общество должно наблюдать за этим, это будет важным сигналом.

Понимаю, что народ Украины этого не чувствует, но своим большим достижением считаю то, что полностью переформатировал Министерство экономики, сократил штат на 50% и обновил его. У людей повысилась мотивация, так как удвоилась зарплата, которая из практически самой низкой в Кабмине стала самой высокой. Произошло обновление Министерства, появились новые подходы: поддержка предпринимательства и отстаивание интересов бизнеса, отечественных производителей как в стране, так и за границей. Считаю, это кардинальные изменения, которые позитивно отразятся на будущих министрах – им не надо будет все это разгребать.

Кроме того, считаю, надо было обязательно поменять устаревшую систему работы аппарата Кабинета Министров – документы месяцами крутятся, попадают в повестку дня по непонятной методологии и тому подобное. Чтобы усилия правительства принесли максимальный эффект, первым делом надо упростить систему документооборота. Восстановить правительственные комитеты, где замы встречаются и обсуждают вопросы, и только после того, как они все обсудили и нашли компромисс, тема выносится на обсуждение Кабмина. Больше делегировать, чтобы только какие-то серьезные вопросы обсуждались министрами.

Я и другие мои коллеги настаивали на том, чтобы поменять устаревшую систему аппарата, создать прозрачную и удобную для принятия решений, но, к сожалению, руководители Кабмина не пошли навстречу. Хотя канадцы, литовцы и другие прогрессивные восточноевропейские страны были готовы делиться опытом, они все разработали, нужно было только нажать на кнопку и принять решение. Надеюсь, для Гройсмана это станет первоочередной задачей и он это сделает. Многое говорит о том, что он человек достаточно самостоятельный.

Серьезно обсуждалось назначение премьер-министром Натальи Яресько, Украина была очень близка к реализации этой мечты

После моей отставки серьезно обсуждалась возможность назначения премьер-министром Натальи Яресько, в том числе и с моей подачи, Украина была очень близка к реализации этой мечты. С таким раскладом, думаю, мы бы в кратчайшие сроки достигли совсем другого уровня развития страны и экономики.

Буквально в последние минуты был создан Кабмин, где нет так называемых иностранцев. Но с другой стороны, какая из Натальи Яресько иностранка? Она родилась в семье украинцев и 22 года живет в Украине. И какой из меня иностранец – я 11 лет женат на украинке, 8 лет живу в Киеве, где родились все мои дети.

Мы с Натальей Яресько – суперпатриоты Украины, не собираемся никуда уезжать. Думаю, во власти нужны иностранцы – патриоты Украины, в том числе наши грузинские друзья, и больше людей, которые раньше не были на госслужбе. Потому что после 20, 10 или даже пяти лет такой работы они не способны к серьезным изменениям. Очень жаль, что в Кабмине пока не появилась новая волна реформаторов.

Новый Кабмин создан исходя из политических компромиссов, его нельзя назвать технократическим, там люди, которые уже много лет так или иначе в политике. Но это не значит, что они не способны делать правильные вещи.

В правительстве есть несколько порядочных и профессиональных людей, надеюсь, им многое удастся. Осталось несколько человек из предыдущего состава правительства, которые показали, что делают правильные вещи. Во время работы министром я часто получал поддержку министра юстиции Петренко, который остался в правительстве Гройсмана. Множество новаций в сфере дерегуляции было сделано совместно с Министерством юстиции. Я благодарен Петренко и уверен, что он продолжит работу в нужном направлении.

Сложно сказать, поверят ли инвесторы этому правительству. Думаю, они прежде всего поверят в то, что политический кризис на данном этапе преодолен, и будут смотреть на макроэкономические показатели, стабильность курса национальной валюты, падение инфляции, на то, что заработает Договор о свободной торговле с ЕС. Инвесторы оценивают не столько правительство, сколько перспективы страны на 5-10 лет.

Для нас самое худшее уже пройдено, уже можно думать о будущем страны, о долгосрочных перспективах для бизнеса. Инвесторы все равно будут приходить в Украину, потихонечку. Конечно, если бы назначили суперреформаторское правительство, то представители бизнеса приезжали бы регулярно большими группами и обсуждали, что когда делать. А так – большого всплеска не будет, увеличение инвестиций будет постепенным, исходя из стабилизации макроэкономической ситуации и намечающегося роста, хотя он и будет довольно маленьким.

Чем планирую заниматься? Предложений очень много, как из бизнеса, так и из, можно сказать, полуполитической деятельности, борьбы с коррупцией. Но я все-таки 19 лет занимался бизнесом, инвестициями в достаточно крупных масштабах, это мне по душе, поэтому хотел бы заниматься привлечением в Украину инвестиций.

ГордонАлексей Стукало

Экс-министр экономического развития Айварас Абромавичус в комментарии изданию «ГОРДОН» заявил, что не считает иностранцем ни себя, ни экс-министра финансов Наталью Яресько, подвел итоги своей реформаторской деятельности и рассказал, чего ожидает от нового Кабмина.

Литовец по происхождению Айварас Абромавичус переехал в Киев в 2008 году. В декабре 2014 года президент Украины Петр Порошенко подписал указ о предоставлении ему украинского гражданства, а Верховная Рада назначила его на должность министра экономического развития в Кабинете Министров, возглавляемом Арсением Яценюком.

Украинское общество предъявляло Абромавичусу большие ожидания, его называли представителм «спецназа реформ».

В феврале 2016 года он подал в отставку, указав в качестве причины «резкую активизацию блокирования любых системных и важных реформ в стране», в частности, «попытку установить контроль за денежными потоками на госпредприятиях, в особенности над НАК «Нафтогаз» и оборонной промышленностью» и назвал имя первого заместителя фракции Блока Петра Порошенко Игоря Кононенко как человека, который сделал очень много для того, чтобы заблокировать работу Минэкономразвития.

В поддержку министра выступил посол США в Украине Джеффри Пайетт и послы еще восьми западных государств.

14 апреля Рада отправила в отставку Яценюка, назначила на должность премьер-министра Владимира Гройсмана и проголосовала за новый состав правительства.

В комментарии изданию «ГОРДОН» Абромавичус рассказал, что считает своими основными достижениями на посту министра, чего не удалось добиться и по каким причинам, чего ожидает от нового правительства и почему верит, что в Украину придут инвесторы, несмотря на то, что нынешний Кабмин нельзя считать технократическим.

Я считаю, что создал самую реформаторскую команду в предыдущем Кабмине, новое лицо министерства: уволил 700 человек и пригласил 240 волонтеров, людей с неиспорченным мышлением, в разные проекты, включая команду ProZorro, Офис эффективного регулирования по улучшению управления госкомпаниями и так далее. Мы делали свою работу честно и профессионально, вкладывая душу. В новом правительстве осталось много моих коллег, надеюсь, они и первый вице-премьер-министр экономики доведут все начатые инициативы до конца.

Своим успехом считаю, во-первых, запуск системы электронных госзакупок ProZorro. Во-вторых – искоренение множества коррупционных схем, от разрушения которых я получаю гораздо больше удовольствия, чем от многих других вещей. Например, на аукционах «Укрнафти» мы сэкономили 100 миллионов долларов в год, когда убрали олигархический дисконт в 15%. Также отменили множество лицензий и всяких сертификатов совместно с Минтрансом, Минюстом и Министерством аграрной политики.

И в-третьих, мы подняли прозрачность и публичность в делах госкомпаний на новый уровень, за год их убытки сократились на 101 млрд гривен. Начались прозрачные конкурсы по назначению членов наблюдательного совета НАК «Нафтогаз» и генеральных директоров госкомпаний.

Что касается критики президента в мой адрес по поводу промедления с дерегуляцией, думаю, она несправедлива и не по существу. В Верховной Раде уже давно лежат 42 проекта о дерегуляции и 12 законопроектов для повышения места Украины в рейтинге бизнеса – за последние четыре месяца не принят ни один из этих документов.

Меня разочаровало взаимодействие с парламентом. Только 37% законопроектов относительно экономики и дерегуляции рассмотрели, остальные лежат месяцами. Из-за этого продвижение реформ затруднено. Верховная Рада не воспринимала инициативы правительства так, как должна была бы воспринимать во время войны, экономической рецессии и реформ в стране, когда нужна стопроцентная поддержка.

Не удалось начать приватизацию. Я не ожидал, что будут такие промедления в парламенте с принятием законодательных изменений, которые нужны, чтобы расчистить дорогу приватизации. Первое чтение прошло в парламенте всего лишь с 16-го(!) раза, а второе прошло сразу после моей громкой отставки, и только сейчас включился зеленый свет для приватизации.

Кроме того, мне, конечно, хотелось назначить новых руководителей всех госкомпаний. Я думал, что только «красные директора» будут сопротивляться, и не ожидал, что будет такое сумасшедшее политическое сопротивление. Не буду называть фамилий, не хочу углубляться. На эту тему есть множество статей в СМИ. Я видел все изнутри и могу сказать, что информация, которая появляется в медиа от Сергея Лещенко и других о том, кто является «смотрящим» за каким предприятием, совпадает с реальностью, к сожалению.

Не удалось доделать множество реформ, в частности, в сфере дерегуляции и деятельности госкомпаний «благодаря» усилиям тех, кто тормозил реформы. В правительство Яценюка назначили министров, которые были готовы проводить реформы, но инструментов для этого нам особо не дали, и было много помех. Мы знали, что делать, не всегда нам нужна была помощь, главное, чтобы не мешали, но, к сожалению, нам противодействовали, было политическое давление.

Первый тест для нового Кабмина – назначит ли он руководителей «Укрзалізниці», «Укрпочты» и «Электротяжмаша», отобранных Номинационным комитетом, куда входят крупные доноры Украины

В последние недели после заявления о моей отставке было очень много дискуссий о госкомпаниях. Премьер-министр Яценюк дал поручение в кратчайшие сроки переназначить топ-50 руководителей. Я практически только этим и занимался, потому что наконец-то, спустя полтора года, увидел политическую волю премьера прозрачно поменять коррумпированных руководителей и с помощью head-hanter`ов назначить профессиональных управляющих.

Номинационный комитет, куда входят наши крупнейшие доноры из ЕБРР, Международной финансовой корпорации и Всемирного банка, отобрал руководителей для «Укрзалізниці», «Укрпочты» и «Электротяжмаша». Это будет первый тест для нового Кабмина – назначит ли он этих людей, отобранных с помощью прозрачных процедур или нет, и дела в госкомпаниях продолжатся, как в старые времена, по старым политическим и олигархическим принципам. Думаю, общество должно наблюдать за этим, это будет важным сигналом.

Понимаю, что народ Украины этого не чувствует, но своим большим достижением считаю то, что полностью переформатировал Министерство экономики, сократил штат на 50% и обновил его. У людей повысилась мотивация, так как удвоилась зарплата, которая из практически самой низкой в Кабмине стала самой высокой. Произошло обновление Министерства, появились новые подходы: поддержка предпринимательства и отстаивание интересов бизнеса, отечественных производителей как в стране, так и за границей. Считаю, это кардинальные изменения, которые позитивно отразятся на будущих министрах – им не надо будет все это разгребать.

Кроме того, считаю, надо было обязательно поменять устаревшую систему работы аппарата Кабинета Министров – документы месяцами крутятся, попадают в повестку дня по непонятной методологии и тому подобное. Чтобы усилия правительства принесли максимальный эффект, первым делом надо упростить систему документооборота. Восстановить правительственные комитеты, где замы встречаются и обсуждают вопросы, и только после того, как они все обсудили и нашли компромисс, тема выносится на обсуждение Кабмина. Больше делегировать, чтобы только какие-то серьезные вопросы обсуждались министрами.

Я и другие мои коллеги настаивали на том, чтобы поменять устаревшую систему аппарата, создать прозрачную и удобную для принятия решений, но, к сожалению, руководители Кабмина не пошли навстречу. Хотя канадцы, литовцы и другие прогрессивные восточноевропейские страны были готовы делиться опытом, они все разработали, нужно было только нажать на кнопку и принять решение. Надеюсь, для Гройсмана это станет первоочередной задачей и он это сделает. Многое говорит о том, что он человек достаточно самостоятельный.

Серьезно обсуждалось назначение премьер-министром Натальи Яресько, Украина была очень близка к реализации этой мечты

После моей отставки серьезно обсуждалась возможность назначения премьер-министром Натальи Яресько, в том числе и с моей подачи, Украина была очень близка к реализации этой мечты. С таким раскладом, думаю, мы бы в кратчайшие сроки достигли совсем другого уровня развития страны и экономики.

Буквально в последние минуты был создан Кабмин, где нет так называемых иностранцев. Но с другой стороны, какая из Натальи Яресько иностранка? Она родилась в семье украинцев и 22 года живет в Украине. И какой из меня иностранец – я 11 лет женат на украинке, 8 лет живу в Киеве, где родились все мои дети.

Мы с Натальей Яресько – суперпатриоты Украины, не собираемся никуда уезжать. Думаю, во власти нужны иностранцы – патриоты Украины, в том числе наши грузинские друзья, и больше людей, которые раньше не были на госслужбе. Потому что после 20, 10 или даже пяти лет такой работы они не способны к серьезным изменениям. Очень жаль, что в Кабмине пока не появилась новая волна реформаторов.

Новый Кабмин создан исходя из политических компромиссов, его нельзя назвать технократическим, там люди, которые уже много лет так или иначе в политике. Но это не значит, что они не способны делать правильные вещи.

В правительстве есть несколько порядочных и профессиональных людей, надеюсь, им многое удастся. Осталось несколько человек из предыдущего состава правительства, которые показали, что делают правильные вещи. Во время работы министром я часто получал поддержку министра юстиции Петренко, который остался в правительстве Гройсмана. Множество новаций в сфере дерегуляции было сделано совместно с Министерством юстиции. Я благодарен Петренко и уверен, что он продолжит работу в нужном направлении.

Сложно сказать, поверят ли инвесторы этому правительству. Думаю, они прежде всего поверят в то, что политический кризис на данном этапе преодолен, и будут смотреть на макроэкономические показатели, стабильность курса национальной валюты, падение инфляции, на то, что заработает Договор о свободной торговле с ЕС. Инвесторы оценивают не столько правительство, сколько перспективы страны на 5-10 лет.

Для нас самое худшее уже пройдено, уже можно думать о будущем страны, о долгосрочных перспективах для бизнеса. Инвесторы все равно будут приходить в Украину, потихонечку. Конечно, если бы назначили суперреформаторское правительство, то представители бизнеса приезжали бы регулярно большими группами и обсуждали, что когда делать. А так – большого всплеска не будет, увеличение инвестиций будет постепенным, исходя из стабилизации макроэкономической ситуации и намечающегося роста, хотя он и будет довольно маленьким.

Чем планирую заниматься? Предложений очень много, как из бизнеса, так и из, можно сказать, полуполитической деятельности, борьбы с коррупцией. Но я все-таки 19 лет занимался бизнесом, инвестициями в достаточно крупных масштабах, это мне по душе, поэтому хотел бы заниматься привлечением в Украину инвестиций.

Гордон

Чорновил: Тягнибок в силу семейных связей и кагэбистского прошлого своего отца висит на крючке у ФСБЧорновил: Тягнибок в силу семейных связей и кагэбистского прошлого своего отца висит на крючке у ФСБ

Алексей Стукало.

О внесении изменений в Конституцию Украины, столкновениях под Верховной Радой, возможном сотрудничестве лидера ВО «Свобода» Олега Тягнибока с ФСБ РФ, международных переговорах в формате «без Путина» и других факторах, оказывающих влияние на происходящее на Донбассе, рассказал в комментарии изданию «ГОРДОН» экс-народный депутат, бывший член Партии регионов Тарас Чорновил.

По мнению экс-нардепа, бывшего члена Партии регионов Тараса Чорновила, Россия на 100% знала, что произойдет под зданием Верховной Рады в Киеве 31 августа, поэтому могла позволить себе сделать передышку на Донбассе, чтобы акцентировать внимание мировой общественности на событиях внутри самой Украины.

То, что США сравнили РФ с ИГИЛ, а ЕС продемонстрировал откровенное неуважение, говорит о ведении переговоров в формате «без Путина»

События под Верховной Радой и внутри нее имели очевидное влияние на то, что сейчас происходит на востоке Украины. Но не только они, есть и другие факторы. В первую очередь – фактор отношения к Путину и более жесткой позиции Запада.

Америка сравнила Россию с армией ИГИЛ, Европа решилась наконец-то продемонстрировать Путину полное откровенное неуважение – это проведение переговоров в формате «без Путина» и его постановка перед фактом по событиям.

Это вызвало у России абсолютно понятную реакцию: истерика Лаврова, и они начали врать, что вообще это не нормандский формат, а там просто пообщаться решили другие лидеры. Мол, это их дело, а нормандский формат – только с Путиным. Но сигнал они проглотили, и к России отношение теперь другое, и меньше страха перед ней.

Принятие этих изменений было очень невыгодно России. Мы это видели. Но Запад очень четко акцентировал, что он принимает эти решения как абсолютно правильные и приемлемые: и изменения в Конституции, и законодательство по поводу местного самоуправления на оккупированных территориях. Этого им достаточно, и в этой ситуации быть одной против всех России, конечно, сложнее.

К тому же, они постоянно использовали позицию Германии, которая сводилась к следующим словам: «Германия – федеративное государство. Почему Украина не может быть федеративной?» Сейчас Германия признала, что Украина не может быть федеративным государством. На этом вопрос закрылся.

Принятие этих изменений было торпедировано, частично – Россией. С другой стороны, им не оставалось ничего другого, кроме как понять, что это уже консолидированная позиция, и воевать против нее будет намного сложнее. Это тоже сыграло свою роль.

В России очень хорошо знали, что будет происходить в Киеве под Верховной Радой

Россия давным-давно хочет, чтобы события перенеслись с фронта вглубь Украины, чтобы здесь происходило все: и кровопролитие, и недоразумения, и междоусобицы. Главное – чтобы все это делалось руками тех политических сил, которые не будут с ней связаны: украинских ультрас. Я убежден на 200%, что в России очень хорошо знали, что будет происходить под Верховной Радой.

Я не хочу сказать, что «Свобода» работала напрямую с Россией, но у меня есть основания считать, что Тягнибок в силу семейных связей и кагэбистского прошлого своего отца висит на крючке у ФСБ. Я в этом почти убежден, но я не могу этого утверждать.

Россия на 100% знала, что будет происходить под Верховной Радой, и все акции «Свободы» были каким-то образом координированы. Поэтому она могла сделать передышку на Донбассе, чтобы оттенить и более четко показать, что творится внутри самой Украины.

Если бы они (пророссийские террористы. – «ГОРДОН») 1 сентября обстреляли украинские населенные пункты, и – не дай Бог! – в какой-то школе погибли бы дети, весь мир сейчас говорил бы об этом. А так он обсуждает, что в Украине чуть ли не гражданская война, и как здесь «ура-патриотические» организации воюют против власти.

Это же самый лучший подарок для России! Они там были бы полными идиотами, если бы «смазали» картинку, которую «нарисовала» для всего мира «Свобода» своими глупыми обстрелами. Никакой обстрел на востоке и никакая атака не дала бы для России такого позитивного эффекта, как дала «Свобода» под Верховной Радой.

А дальше у нас одно из двух. Если эта власть может защищать себя от внутреннего врага, то еще до конца недели мы увидим сообщение Минюста о передаче в суд представления на отмену регистрации ВО «Свобода», узнаем об аресте Тягнибока и группы лиц, как узнаем и о роспуске батальона «Січ». Но если власть не в состоянии защититься, рано или поздно у нас будут такие междоусобицы в стране, что нужно будет паковать чемоданы и уезжать.

Если народ готов поддержать любого мерзавца, авантюриста и убийцу просто потому, что тот критикует власть, эта страна безнадежна

Российская агрессия на востоке будет цветочками в сравнении с тем, что будут творить всякие идиоты внутри страны. Это очень хорошо, что мы не Россия, что мы любим критиковать и умеем относиться к своей власти скептически, но когда народ готов поддержать любого мерзавца, авантюриста и убийцу, если он расскажет, что власть плохая, эта страна безнадежна. Пока, слава Богу, таких признаков нет, но что будет дальше – Бог его знает.Алексей Стукало.

О внесении изменений в Конституцию Украины, столкновениях под Верховной Радой, возможном сотрудничестве лидера ВО «Свобода» Олега Тягнибока с ФСБ РФ, международных переговорах в формате «без Путина» и других факторах, оказывающих влияние на происходящее на Донбассе, рассказал в комментарии изданию «ГОРДОН» экс-народный депутат, бывший член Партии регионов Тарас Чорновил.

По мнению экс-нардепа, бывшего члена Партии регионов Тараса Чорновила, Россия на 100% знала, что произойдет под зданием Верховной Рады в Киеве 31 августа, поэтому могла позволить себе сделать передышку на Донбассе, чтобы акцентировать внимание мировой общественности на событиях внутри самой Украины.

То, что США сравнили РФ с ИГИЛ, а ЕС продемонстрировал откровенное неуважение, говорит о ведении переговоров в формате «без Путина»

События под Верховной Радой и внутри нее имели очевидное влияние на то, что сейчас происходит на востоке Украины. Но не только они, есть и другие факторы. В первую очередь – фактор отношения к Путину и более жесткой позиции Запада.

Америка сравнила Россию с армией ИГИЛ, Европа решилась наконец-то продемонстрировать Путину полное откровенное неуважение – это проведение переговоров в формате «без Путина» и его постановка перед фактом по событиям.

Это вызвало у России абсолютно понятную реакцию: истерика Лаврова, и они начали врать, что вообще это не нормандский формат, а там просто пообщаться решили другие лидеры. Мол, это их дело, а нормандский формат – только с Путиным. Но сигнал они проглотили, и к России отношение теперь другое, и меньше страха перед ней.

Принятие этих изменений было очень невыгодно России. Мы это видели. Но Запад очень четко акцентировал, что он принимает эти решения как абсолютно правильные и приемлемые: и изменения в Конституции, и законодательство по поводу местного самоуправления на оккупированных территориях. Этого им достаточно, и в этой ситуации быть одной против всех России, конечно, сложнее.

К тому же, они постоянно использовали позицию Германии, которая сводилась к следующим словам: «Германия – федеративное государство. Почему Украина не может быть федеративной?» Сейчас Германия признала, что Украина не может быть федеративным государством. На этом вопрос закрылся.

Принятие этих изменений было торпедировано, частично – Россией. С другой стороны, им не оставалось ничего другого, кроме как понять, что это уже консолидированная позиция, и воевать против нее будет намного сложнее. Это тоже сыграло свою роль.

В России очень хорошо знали, что будет происходить в Киеве под Верховной Радой

Россия давным-давно хочет, чтобы события перенеслись с фронта вглубь Украины, чтобы здесь происходило все: и кровопролитие, и недоразумения, и междоусобицы. Главное – чтобы все это делалось руками тех политических сил, которые не будут с ней связаны: украинских ультрас. Я убежден на 200%, что в России очень хорошо знали, что будет происходить под Верховной Радой.

Я не хочу сказать, что «Свобода» работала напрямую с Россией, но у меня есть основания считать, что Тягнибок в силу семейных связей и кагэбистского прошлого своего отца висит на крючке у ФСБ. Я в этом почти убежден, но я не могу этого утверждать.

Россия на 100% знала, что будет происходить под Верховной Радой, и все акции «Свободы» были каким-то образом координированы. Поэтому она могла сделать передышку на Донбассе, чтобы оттенить и более четко показать, что творится внутри самой Украины.

Если бы они (пророссийские террористы. – «ГОРДОН») 1 сентября обстреляли украинские населенные пункты, и – не дай Бог! – в какой-то школе погибли бы дети, весь мир сейчас говорил бы об этом. А так он обсуждает, что в Украине чуть ли не гражданская война, и как здесь «ура-патриотические» организации воюют против власти.

Это же самый лучший подарок для России! Они там были бы полными идиотами, если бы «смазали» картинку, которую «нарисовала» для всего мира «Свобода» своими глупыми обстрелами. Никакой обстрел на востоке и никакая атака не дала бы для России такого позитивного эффекта, как дала «Свобода» под Верховной Радой.

А дальше у нас одно из двух. Если эта власть может защищать себя от внутреннего врага, то еще до конца недели мы увидим сообщение Минюста о передаче в суд представления на отмену регистрации ВО «Свобода», узнаем об аресте Тягнибока и группы лиц, как узнаем и о роспуске батальона «Січ». Но если власть не в состоянии защититься, рано или поздно у нас будут такие междоусобицы в стране, что нужно будет паковать чемоданы и уезжать.

Если народ готов поддержать любого мерзавца, авантюриста и убийцу просто потому, что тот критикует власть, эта страна безнадежна

Российская агрессия на востоке будет цветочками в сравнении с тем, что будут творить всякие идиоты внутри страны. Это очень хорошо, что мы не Россия, что мы любим критиковать и умеем относиться к своей власти скептически, но когда народ готов поддержать любого мерзавца, авантюриста и убийцу, если он расскажет, что власть плохая, эта страна безнадежна. Пока, слава Богу, таких признаков нет, но что будет дальше – Бог его знает.

Мочанов: Мы думаем, по Донецку ходят заросшие люди с пулеметами, сплошь чечены и зомби с криками «Путин, помоги!». Нет этогоМочанов: Мы думаем, по Донецку ходят заросшие люди с пулеметами, сплошь чечены и зомби с криками «Путин, помоги!». Нет этого

Алексей Стукало.

О различиях между настроениями в Киеве и оккупированном сепаратистами Донецке, льющейся с обеих сторон пропаганде и процедуре обмена пленными рассказал в комментарии изданию «ГОРДОН» волонтер и общественный активист Алексей Мочанов.

Все здесь в диком перепуге от правосеков, добробатов, тербатов и Нацгвардии

Когда мы приехали в Донецк, автоматически стало тихо. Это отмечают многие: с нашим приездом прекратились обстрелы. Даже кто-то это связывает с тем, что мы с кем-то договорились. Но это совпадение. Мы – это переговорная группа, я и Рубан (руководитель Центра освобождения пленных общественной организации «Офицерский корпус» Владимир Рубан. – «ГОРДОН») со своей группой «Офицерский корпус». Я давно хотел увидеть своими глазами, что здесь происходит.

Уже давно не секрет ни для кого, кроме высших чинов, что в плен попал Андрей Гречанов. Это здесь знают абсолютно все и знали в первый же вечер, когда его поймали. Знали, что это Рахман – начальник бригады разведки. В прессе его часто называют киборгом номер один. Вышла программа ко Дню десантника, где Андрей был в главной роли, поэтому мы никому не выдаем никаких секретов. Мы с Андреем друзья, и я считаю себя обязанным помочь ему. Хотел параллельно поднять этот вопрос и увидеть весь процесс переговоров.

Многое я здесь увидел, многое понял, а в чем-то еще больше запутался, потому что процесс возвращения пленных – это тайна потайного тайника. Перед нашим приездом сюда все гремело достаточно сильно, а с нашим приездом все пропало. Может, они думали, что Руслана приехала, и не хотели расстраивать девушку.

Встречались и разговаривали по пленным с команданте Че Геварой Александром Захарченко, «министром обороны» Владимиром Кононовым, «уполномоченным по правам человека ДНР» Дарьей Морозовой, «главным фискалом и таможенником» Александром Тимофеевым. Общались, разговаривали, рисовали схемы. Постоянно поступали то из Киева, то от Медведчука (лидер «Украинского выбора» Виктор Медведчук. – «ГОРДОН») новые вводные. Честно говоря, уже даже сепаратисты перестали на них реагировать. Это первый такой шок.

Такое впечатление, что людей поделили на сорта, как вермишель, причем не понятно, где поделили – у нас или здесь. Начинаются решения: сколько там ВСУшников, добробатовцев, кого как поменяют – «давайте шесть на шесть», «12 на 12» или «14 на 14», «А мы этих не отдадим, потому что они в Украине находятся под судом».

Но проблема в том, что те люди, которых мы собираемся забрать отсюда, так или иначе тоже находятся здесь под местным судом, и ощущение такое, что то ли наша сторона, то ли Медведчук говорят, что заберут, кого считают нужным, а вернут назад «заблудившихся христиан», которые не принимали участия в боевых действиях.

Находясь в Донецке, я абсолютно не боюсь говорить, что я гражданин Украины

На время войны необходимы какие-то специальные акты Верховной Рады, которые позволяли бы следователям на любой стадии при наличии договоренностей менять равных на равных (что-то мы вменяем в вину, что-то донецкие вменяют нашим) и в итоге все-таки возвращать, если для нас это приоритет, либо говорить, что мы пленными не занимаемся (ты попался в плен и ты должен пожалеть, что не взорвал себя гранатой). Такого никто не озвучивал, но со стороны кажется, что так оно и есть.

«Министр доходов и сборов» предложил проехаться по районам города: по Путиловскому, Октябрьскому, Киевскому, в районе аэропорта мы даже проехали на позиции группы «Сомали», и я видел терминал донецкого аэропорта с другой стороны – там, где «Метро», знаменитые девятиэтажки, улица Стратонавтов, которая также сильно разрушена, как Пески с нашей стороны.

После этого мы заехали, взяли кофе во «Львовской кофейне шоколада» (здесь действительно говорят по украински, все доброжелательны). Вообще, во всем Донецке остались указатели после «Евро-2012» на английском и украинском языках, их повесили достаточно много и не снимают. Была вроде попытка их убрать (символики украинской, естественно, нет, ни флагов, ни трезубцев), но парочку сняли, а потом, видимо, решили, что вешать нового особо нечего, поэтому так оно и осталось.

Город очень чистый. Здесь еще со времен Лукьянченко (городской голова Донецка с марта 2002 года по июль 2014 года Александр Лукьянченко. – «ГОРДОН») чистота, уборочная техника работает постоянно, даже во время комендантского часа.

Ходили на центральном бульваре Пушкина, улице Артема, общались с людьми. Я с удивлением обнаружил, что часть народа подходит ко мне, здоровается, узнает, просит сфотографироваться, оставить автограф, потому что видели мои автомобильные программы. Не особо, конечно, Донецк настроен относительно моей особы доброжелательно, потому что не автомобильное телевидение делает свое дело.

В гостинице каналов достаточно, чтоб за три дня задуматься: «А не пойти ли мне в ополчение?»

Мы заехали в гостиницу. Нет ни одного украинского канала, сплошные «Россия» и «Новороссия». Каналов достаточно, чтоб посмотреть их три дня и задуматься: «А не пойти ли мне в ополчение?». Очень грамотно налажена пропаганда: всем рассказывают про негров, американцев, американское оружие. В принципе, когда мы просим американские Jаvelin, даем дополнительный повод для этого. Все здесь в диком перепуге от правосеков, добробатов, тербатов и Нацгвардии.
Я даже считаю, что это самый удачный вариант бесплатной пиар-кампании «Правого сектора». Они пацаны серьезные, но их пока не так много и они не так серьезно влияют на то, что происходит в Украине и на фронте, как этим здесь пугают. Однако мы тоже сидим в Киеве и думаем, что по Донецку ходят люди с пулеметами, все заросшие, сплошь чечены, ходят какие-то зомби с непонятными выпученными глазами с криками «Путин, помоги!». Нет этого.

Я скажу, что лично мое мнение от этих трех дней пребывания: в тех районах, до которых долетает, обстановка очень напряженная. Кто туда стреляет и как туда попадает – это вопрос второй. Я не видел и не готов ничего оценивать. Донецкая сторона настаивает на том, что наша артиллерия просто лупит куда ни попадя, чтобы запугивать мирных. И показывают попадания в жилые дома, рынки, магазины.

В основном разрушения возле аэропорта и в районах, прилегающих к линии разграничения. А в центре города (довольно большой район) люди ходят, ездят машины, мамы гуляют по набережной Кальмиуса с колясками. Как это ни ужасно, но, видимо, люди привыкли к тому, что происходит. Они перестали обращать на это внимание в отличие от новеньких, которые приезжают сюда со стороны.

Поэтому я понимаю Руслану, которая сюда приезжала. Ей показывали то, что считали нужным, и то, что хотели. И она уехала отсюда, как сейчас модно говорить, со «стокгольмским синдромом» (когда под воздействием сильного шока заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия. – «ГОРДОН»).

У меня синдрома нет. Я четко понимаю, что, находясь в Донецке, абсолютно не боюсь говорить о том, что я гражданин Украины, и считаю, что это территория государства (каким образом и как она теперь должна будет управляться – вопрос переговорного процесса), что воевать должны армии, а не жилые кварталы.

Я ни в коем случае не стал сепаратистом или сторонником «ДНР»

При этом я говорил Захарченко: «Вы мне показываете здесь девятиэтажку, в которую попало, а я с таким же успехом достаю телефон и показываю девятиэтажку в той же Авдеевке, в которую не раз прилетало. Поэтому туда же летит от вас, вы же говорите, что летит от нас».

Все друг другу рассказывают, что стреляют по врагу, а не по своим позициям. В общем, не помню, кто из великих когда-то говорил: «Никогда так много не врут, как перед выборами, во время войны и после рыбалки». Но выборы и рыбалка меркнут по сравнению с объемом лжи, которая идет во время войны.

Я понимаю, что спрашивать о том, как в Донецке дальше жить, надо у людей, которые здесь живут постоянно (некоторые агрессивно настроены к нынешней киевской власти, вспоминают Майдан, «силовое свержение власти в Киеве» и задаются вопросом «почему вам можно, а нам нельзя?»), но я не знаю, какую нужно закончить дипломатическую школу, чтобы людям можно было все объяснить, чтоб они с чем-то смирились и поменяли точку зрения.

Я общался с разными людьми. Ощущения такие, что Донецк в большей степени за независимую «ДНР», рассчитывая на помощь России. Потому что им рассказывают, что Киев продался американцам, а я так же говорю, что «вы продались россиянам, у вас на гербе двуглавый орел, триколор и цветовые гаммы очень похожи». А они акцентируют внимание, что «вы же хотели без олигархов, все по справедливости. Вот мы всех олигархов выпихнули и национализируем все, например, шахту Засядько, все возвращается в собственность народа».

Очень тяжело! Надо вернуться домой и не одну ночь переспать и пережить с этим, чтобы понять. Я ни в коем случае не стал сепаратистом или сторонником «ДНР», или поменял свои взгляды на войну, на территориальную целостность страны. Идет большой объем лжи, которая льется отсюда с помощью россиян на нас и от нас на все, что происходит здесь.

Местные говорят, что и они, и мы боролись против тех, которые уехали в Киев

Первый взгляд на улицы Донецка – пропали куда-то дорогущие всякие «Геленвагены» и «Лендкрузеры» на донецких номерах. Потом я понимаю, что они не пропали, а переехали к нам. Местные говорят, что против тех, которые уехали, и они и мы боролись. Только теперь они их побороли, а «вы пробуйте это делать у себя в Киеве».

Внутри этого переговорного процесса мы стоим друг напротив друга с ножом в руке в попытке выиграть что-то. Это очень скользкая деятельность. Дипломат Горчаков когда-то говорил, что «Дипломат – это кристально честный человек, посланный за границу врать ради интересов родины». И я, конечно, понимаю, что я совсем не дипломатичный человек, но я хочу понять, чем живут и чем дышат люди здесь. Я понимаю достаточно плохо, чем живут и чем дышат люди там.
Я понимаю, что нам пытаются варварски поменять Конституцию, сделать все втихаря и кулуарно. Я против этого ходил на Майдан и пока мое мнение к власти не изменилось. Но это не дает никому право взять и отобрать кусок страны, как это уже случилось с Крымом, и превратить его не в Украину.

С другой стороны, я считаю, что континентальная Украина может привлечь к себе внимание всего населения только одним способом: если люди будут видеть, насколько у нас все стало честно, по справедливости, без олигархии. Пока наши политики поливают друг друга грязью, начиная от телеканалов и телепередач, заканчивая всеми доступными способами, в том числе купленными средствами массовой дезинформации, страдает простой народ.

Когда на войне погибают военные, которые пришли служить по контракту, или кадровые офицеры, которые понимали, куда они идут, и они понимали, что война станет частью их жизни, я хотя бы понимаю, что происходит. Когда гибнут мирные жители с одной и с другой стороны – это гибнут граждане Украины.

Неизвестно, как заставить людей посмотреть друг другу в глаза, начать разговаривать без крика
Я вижу по-своему Facebook, по комментариям, насколько сейчас поляризован народ, поляризовано мнение, и неизвестно, кому и каким образом удастся заставить посмотреть друг другу в глаза, начать разговаривать без крика, чтобы друг друга услышать. Я попытался это сделать, возможно, за этот шаг был оплеван и обмазан, но я был готов. Я никогда ни с кем не дружил и не ссорился за компанию.Алексей Стукало.

О различиях между настроениями в Киеве и оккупированном сепаратистами Донецке, льющейся с обеих сторон пропаганде и процедуре обмена пленными рассказал в комментарии изданию «ГОРДОН» волонтер и общественный активист Алексей Мочанов.

Все здесь в диком перепуге от правосеков, добробатов, тербатов и Нацгвардии

Когда мы приехали в Донецк, автоматически стало тихо. Это отмечают многие: с нашим приездом прекратились обстрелы. Даже кто-то это связывает с тем, что мы с кем-то договорились. Но это совпадение. Мы – это переговорная группа, я и Рубан (руководитель Центра освобождения пленных общественной организации «Офицерский корпус» Владимир Рубан. – «ГОРДОН») со своей группой «Офицерский корпус». Я давно хотел увидеть своими глазами, что здесь происходит.

Уже давно не секрет ни для кого, кроме высших чинов, что в плен попал Андрей Гречанов. Это здесь знают абсолютно все и знали в первый же вечер, когда его поймали. Знали, что это Рахман – начальник бригады разведки. В прессе его часто называют киборгом номер один. Вышла программа ко Дню десантника, где Андрей был в главной роли, поэтому мы никому не выдаем никаких секретов. Мы с Андреем друзья, и я считаю себя обязанным помочь ему. Хотел параллельно поднять этот вопрос и увидеть весь процесс переговоров.

Многое я здесь увидел, многое понял, а в чем-то еще больше запутался, потому что процесс возвращения пленных – это тайна потайного тайника. Перед нашим приездом сюда все гремело достаточно сильно, а с нашим приездом все пропало. Может, они думали, что Руслана приехала, и не хотели расстраивать девушку.

Встречались и разговаривали по пленным с команданте Че Геварой Александром Захарченко, «министром обороны» Владимиром Кононовым, «уполномоченным по правам человека ДНР» Дарьей Морозовой, «главным фискалом и таможенником» Александром Тимофеевым. Общались, разговаривали, рисовали схемы. Постоянно поступали то из Киева, то от Медведчука (лидер «Украинского выбора» Виктор Медведчук. – «ГОРДОН») новые вводные. Честно говоря, уже даже сепаратисты перестали на них реагировать. Это первый такой шок.

Такое впечатление, что людей поделили на сорта, как вермишель, причем не понятно, где поделили – у нас или здесь. Начинаются решения: сколько там ВСУшников, добробатовцев, кого как поменяют – «давайте шесть на шесть», «12 на 12» или «14 на 14», «А мы этих не отдадим, потому что они в Украине находятся под судом».

Но проблема в том, что те люди, которых мы собираемся забрать отсюда, так или иначе тоже находятся здесь под местным судом, и ощущение такое, что то ли наша сторона, то ли Медведчук говорят, что заберут, кого считают нужным, а вернут назад «заблудившихся христиан», которые не принимали участия в боевых действиях.

Находясь в Донецке, я абсолютно не боюсь говорить, что я гражданин Украины

На время войны необходимы какие-то специальные акты Верховной Рады, которые позволяли бы следователям на любой стадии при наличии договоренностей менять равных на равных (что-то мы вменяем в вину, что-то донецкие вменяют нашим) и в итоге все-таки возвращать, если для нас это приоритет, либо говорить, что мы пленными не занимаемся (ты попался в плен и ты должен пожалеть, что не взорвал себя гранатой). Такого никто не озвучивал, но со стороны кажется, что так оно и есть.

«Министр доходов и сборов» предложил проехаться по районам города: по Путиловскому, Октябрьскому, Киевскому, в районе аэропорта мы даже проехали на позиции группы «Сомали», и я видел терминал донецкого аэропорта с другой стороны – там, где «Метро», знаменитые девятиэтажки, улица Стратонавтов, которая также сильно разрушена, как Пески с нашей стороны.

После этого мы заехали, взяли кофе во «Львовской кофейне шоколада» (здесь действительно говорят по украински, все доброжелательны). Вообще, во всем Донецке остались указатели после «Евро-2012» на английском и украинском языках, их повесили достаточно много и не снимают. Была вроде попытка их убрать (символики украинской, естественно, нет, ни флагов, ни трезубцев), но парочку сняли, а потом, видимо, решили, что вешать нового особо нечего, поэтому так оно и осталось.

Город очень чистый. Здесь еще со времен Лукьянченко (городской голова Донецка с марта 2002 года по июль 2014 года Александр Лукьянченко. – «ГОРДОН») чистота, уборочная техника работает постоянно, даже во время комендантского часа.

Ходили на центральном бульваре Пушкина, улице Артема, общались с людьми. Я с удивлением обнаружил, что часть народа подходит ко мне, здоровается, узнает, просит сфотографироваться, оставить автограф, потому что видели мои автомобильные программы. Не особо, конечно, Донецк настроен относительно моей особы доброжелательно, потому что не автомобильное телевидение делает свое дело.

В гостинице каналов достаточно, чтоб за три дня задуматься: «А не пойти ли мне в ополчение?»

Мы заехали в гостиницу. Нет ни одного украинского канала, сплошные «Россия» и «Новороссия». Каналов достаточно, чтоб посмотреть их три дня и задуматься: «А не пойти ли мне в ополчение?». Очень грамотно налажена пропаганда: всем рассказывают про негров, американцев, американское оружие. В принципе, когда мы просим американские Jаvelin, даем дополнительный повод для этого. Все здесь в диком перепуге от правосеков, добробатов, тербатов и Нацгвардии.
Я даже считаю, что это самый удачный вариант бесплатной пиар-кампании «Правого сектора». Они пацаны серьезные, но их пока не так много и они не так серьезно влияют на то, что происходит в Украине и на фронте, как этим здесь пугают. Однако мы тоже сидим в Киеве и думаем, что по Донецку ходят люди с пулеметами, все заросшие, сплошь чечены, ходят какие-то зомби с непонятными выпученными глазами с криками «Путин, помоги!». Нет этого.

Я скажу, что лично мое мнение от этих трех дней пребывания: в тех районах, до которых долетает, обстановка очень напряженная. Кто туда стреляет и как туда попадает – это вопрос второй. Я не видел и не готов ничего оценивать. Донецкая сторона настаивает на том, что наша артиллерия просто лупит куда ни попадя, чтобы запугивать мирных. И показывают попадания в жилые дома, рынки, магазины.

В основном разрушения возле аэропорта и в районах, прилегающих к линии разграничения. А в центре города (довольно большой район) люди ходят, ездят машины, мамы гуляют по набережной Кальмиуса с колясками. Как это ни ужасно, но, видимо, люди привыкли к тому, что происходит. Они перестали обращать на это внимание в отличие от новеньких, которые приезжают сюда со стороны.

Поэтому я понимаю Руслану, которая сюда приезжала. Ей показывали то, что считали нужным, и то, что хотели. И она уехала отсюда, как сейчас модно говорить, со «стокгольмским синдромом» (когда под воздействием сильного шока заложники начинают сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия. – «ГОРДОН»).

У меня синдрома нет. Я четко понимаю, что, находясь в Донецке, абсолютно не боюсь говорить о том, что я гражданин Украины, и считаю, что это территория государства (каким образом и как она теперь должна будет управляться – вопрос переговорного процесса), что воевать должны армии, а не жилые кварталы.

Я ни в коем случае не стал сепаратистом или сторонником «ДНР»

При этом я говорил Захарченко: «Вы мне показываете здесь девятиэтажку, в которую попало, а я с таким же успехом достаю телефон и показываю девятиэтажку в той же Авдеевке, в которую не раз прилетало. Поэтому туда же летит от вас, вы же говорите, что летит от нас».

Все друг другу рассказывают, что стреляют по врагу, а не по своим позициям. В общем, не помню, кто из великих когда-то говорил: «Никогда так много не врут, как перед выборами, во время войны и после рыбалки». Но выборы и рыбалка меркнут по сравнению с объемом лжи, которая идет во время войны.

Я понимаю, что спрашивать о том, как в Донецке дальше жить, надо у людей, которые здесь живут постоянно (некоторые агрессивно настроены к нынешней киевской власти, вспоминают Майдан, «силовое свержение власти в Киеве» и задаются вопросом «почему вам можно, а нам нельзя?»), но я не знаю, какую нужно закончить дипломатическую школу, чтобы людям можно было все объяснить, чтоб они с чем-то смирились и поменяли точку зрения.

Я общался с разными людьми. Ощущения такие, что Донецк в большей степени за независимую «ДНР», рассчитывая на помощь России. Потому что им рассказывают, что Киев продался американцам, а я так же говорю, что «вы продались россиянам, у вас на гербе двуглавый орел, триколор и цветовые гаммы очень похожи». А они акцентируют внимание, что «вы же хотели без олигархов, все по справедливости. Вот мы всех олигархов выпихнули и национализируем все, например, шахту Засядько, все возвращается в собственность народа».

Очень тяжело! Надо вернуться домой и не одну ночь переспать и пережить с этим, чтобы понять. Я ни в коем случае не стал сепаратистом или сторонником «ДНР», или поменял свои взгляды на войну, на территориальную целостность страны. Идет большой объем лжи, которая льется отсюда с помощью россиян на нас и от нас на все, что происходит здесь.

Местные говорят, что и они, и мы боролись против тех, которые уехали в Киев

Первый взгляд на улицы Донецка – пропали куда-то дорогущие всякие «Геленвагены» и «Лендкрузеры» на донецких номерах. Потом я понимаю, что они не пропали, а переехали к нам. Местные говорят, что против тех, которые уехали, и они и мы боролись. Только теперь они их побороли, а «вы пробуйте это делать у себя в Киеве».

Внутри этого переговорного процесса мы стоим друг напротив друга с ножом в руке в попытке выиграть что-то. Это очень скользкая деятельность. Дипломат Горчаков когда-то говорил, что «Дипломат – это кристально честный человек, посланный за границу врать ради интересов родины». И я, конечно, понимаю, что я совсем не дипломатичный человек, но я хочу понять, чем живут и чем дышат люди здесь. Я понимаю достаточно плохо, чем живут и чем дышат люди там.
Я понимаю, что нам пытаются варварски поменять Конституцию, сделать все втихаря и кулуарно. Я против этого ходил на Майдан и пока мое мнение к власти не изменилось. Но это не дает никому право взять и отобрать кусок страны, как это уже случилось с Крымом, и превратить его не в Украину.

С другой стороны, я считаю, что континентальная Украина может привлечь к себе внимание всего населения только одним способом: если люди будут видеть, насколько у нас все стало честно, по справедливости, без олигархии. Пока наши политики поливают друг друга грязью, начиная от телеканалов и телепередач, заканчивая всеми доступными способами, в том числе купленными средствами массовой дезинформации, страдает простой народ.

Когда на войне погибают военные, которые пришли служить по контракту, или кадровые офицеры, которые понимали, куда они идут, и они понимали, что война станет частью их жизни, я хотя бы понимаю, что происходит. Когда гибнут мирные жители с одной и с другой стороны – это гибнут граждане Украины.

Неизвестно, как заставить людей посмотреть друг другу в глаза, начать разговаривать без крика
Я вижу по-своему Facebook, по комментариям, насколько сейчас поляризован народ, поляризовано мнение, и неизвестно, кому и каким образом удастся заставить посмотреть друг другу в глаза, начать разговаривать без крика, чтобы друг друга услышать. Я попытался это сделать, возможно, за этот шаг был оплеван и обмазан, но я был готов. Я никогда ни с кем не дружил и не ссорился за компанию.

Депутат Госдумы Пономарев: Ситуация в России и Украине симметрична – везде жопа в экономике, а руководство обеих стран списывает все проблемы на войнуДепутат Госдумы Пономарев: Ситуация в России и Украине симметрична – везде жопа в экономике, а руководство обеих стран списывает все проблемы на войну

Алексей Стукало.
Илья Пономарев – единственный депутат Госдумы РФ, голосовавший против аннексии Крыма. После того, как на родине против него было открыто уголовное дело, находится за рубежом. В интервью «ГОРДОН» Пономарев рассказал, почему оккупированные территории Донбасса нельзя полностью блокировать, почему обмен дипломатическими выпадами между США и ЕС ничего не значит и когда кончится война.

– По вашему мнению, к чему приведет блокада оккупированных районов Донбасса?
– То, что необходимо делать так, чтобы руководство так называемых «ДНР» и «ЛНР» не паразитировало на тех ресурсах, которые приходят из Украины, и лишить их какой бы то ни было подпитки из Украины, это, на мой взгляд, очевидная и правильная задача. Это та вещь, которую нужно было сделать сразу. Еще тогда, когда эти товарищи заперлись в здании администрации в Донецке, я говорил: «Вы им хоть канализацию отключите. А то получается, что все условия созданы и сиди – не хочу там в этой администрации». Не сделали. И вот эта раковая опухоль и начала разрастаться абсолютно закономерно.
Сейчас население Донецкой области только укрепляется в своих мыслях, что все делается против них
Мне не нравится слово «блокада», потому что, употребляя его, вы наступаете на те грабли, на которые наступили с самого начала. Когда Майдан только победил, во всех СМИ звучало, что это революция против донецких, потом произошла эта история с русским языком (голосование за отмену так называемого «закона Колесниченко – Кивалова» о статусе русского языка в первые дни после победы Революции достоинства. – «ГОРДОН»). И в итоге действительно в Донецке многими это было воспринято, что революция была против них, а не против коррупции, как полагали люди, которые были на Майдане. И сейчас население Донецкой области только укрепляется в своих мыслях, что все делается против них, против простых людей.
– Вы сказали, что оккупированные территории – это раковая опухоль, которая начала разрастаться, а не является ли назначение Саакашвили в Одесскую область определенной химиотерапией против метастаз?
– Я считаю решение относительно Саакашвили очень удачным. Одесситам реально повезло, потому что в городе, с одной стороны, есть традиция управленцев-иностранцев, начиная с Дюка Ришелье, и это не является чем-то из ряда вон выходящим. С другой стороны, он человек действительно более чем дееспособный, решительный и многого может достичь. Но думаю, что когда это решение принималось, конечно, доминирующими были не соображения развития, а, скорее, соображения внутриполитической борьбы. Кто еще мог бы так удачно сменить представителя Коломойского, чтобы никто из патриотически настроенной общественности не смог ничего сказать, тем более что Палица был неплохой губернатор. Во всяком случае, намного лучше своего предшественника на этой позиции.
– Битва санкционных списков ЕС и России – это усугубление конфликта или некая игра дипломатов?
– Думаю, что это такая забава дипломатов, которые демонстрируют тем самым обществу свою якобы полезность, что они вроде бы что-то делают. Но никакого смысла это не имеет, потому что понятно, что того, кого надо пропустить в страну, и так пропустят, а кого надо не пустить – не пустят. Все это чистая имитация активной деятельности, игра на публику, а не реальная политика. Это все исключительно для публики, которая потом начинает гадать, а почему это. Конечно, ничего хорошего в этом нет. Ведь это публичное унижение. Сначала Россию унизили тем, что кого-то куда-то не пускают, потом мы решили, где-то что-то сделать в ответ. Понятно, что нам от этого только хуже.
Все события в так называемой «Новороссии» – это только повод влиять на украинскую политику
– Но ведь Европа может и не только черными списками бить, а например, пойти дальше и отобрать Чемпионат мира-2018, учитывая соответствующее информационное поле вокруг коррупции в ФИФА.
– Такой сценарий возможен, но я не думаю, что он будет реализован, потому что западная культура в целом и все ее типы очень рациональны, прагматичны и всегда склонны входить в положение всех сторон. Понятно, что надо вести подготовку к чемпионату, строительство стадионов и так далее. Все это все прекрасно понимают и поэтому отменять чемпионат сейчас, за 2 года до его проведения – слишком поздно, мне кажется. Поэтому катарский чемпионат они вполне могут отменить, а российский – я сомневаюсь. Поиграть на нервах и пошантажировать этим – это всегда запросто!
– Лилия Шевцова, известный политолог, сделала прогноз о том, что до конца июня не следует ожидать масштабного наступления России на Донбассе. Можно ли разделить эту уверенность?
– Конец июня уже достаточно близко, поэтому к такому прогнозу достаточно легко присоединяться. Я считаю, что обострение и напряжение будет постепенно нарастать. Но все равно, я уже много раз об этом говорил, весь этот конфликт нужен Путину точно так же, как и торговля. У него нет никакого сценария выигрыша, ему не нужен ни Донбасс, ни Луганская область, ему нужна Украина в целом. Все эти события в так называемой «Новороссии» – это только повод влиять на украинскую политику. Поэтому торопиться там некуда. Если будет видно, что никакие переговорные позиции с Европой и с США там не срабатывают, значит, будут стрелять, а потом опять передоговариваться. Это такой непрерывный процесс: шаг вперед – шаг назад.
Война замечательно позволяет открещиваться от своей ответственности за происходящее
Конфликт этот будет длиться до тех пор, пока в Украине или в России не сменится власть. Кто-то должен поменяться либо у вас, либо у нас. Надеюсь, что у нас. Но насколько это будет быстро – сказать сложно. Путину надо сказать каким-то образом народу, что он победил. Вашему руководству точно так же надо заявить украинскому народу: «Мы победили». А пока идет война, она списывает любые проблемы в управлении как у вас, так и у нас. Ситуация абсолютно симметрична: что у вас жопа в экономике, что у нас. Хотя и у вас проблемы внутри страны с точки зрения экономических реформ, и у нас проблемы внутри страны. Но война замечательно позволяет открещиваться от своей ответственности за происходящее.
– То есть, выходит долгая война, которая может привести к взаимному уничтожению…
– Мы на это и работаем. Наши солдаты с обеих сторон фронта стреляют друг в друга и погибают. При этом и с вашей стороны гибнут лучшие, наиболее профессиональные и активные, так и с нашей стороны то же самое. Поссорили два народа и уничтожают сейчас лучших людей.
Источник: http://gordonua.com/news/war/Deputat-Gosdumy-Ponomarev-Situaciya-v-Rossii-i-Ukraine-simmetrichna-vezde-zhopa-v-ekonomike-a-rukovodstvo-obeih-stran-spisyvaet-vse-problemy-na-voynu-83589.htmlАлексей Стукало.
Илья Пономарев – единственный депутат Госдумы РФ, голосовавший против аннексии Крыма. После того, как на родине против него было открыто уголовное дело, находится за рубежом. В интервью «ГОРДОН» Пономарев рассказал, почему оккупированные территории Донбасса нельзя полностью блокировать, почему обмен дипломатическими выпадами между США и ЕС ничего не значит и когда кончится война.

– По вашему мнению, к чему приведет блокада оккупированных районов Донбасса?
– То, что необходимо делать так, чтобы руководство так называемых «ДНР» и «ЛНР» не паразитировало на тех ресурсах, которые приходят из Украины, и лишить их какой бы то ни было подпитки из Украины, это, на мой взгляд, очевидная и правильная задача. Это та вещь, которую нужно было сделать сразу. Еще тогда, когда эти товарищи заперлись в здании администрации в Донецке, я говорил: «Вы им хоть канализацию отключите. А то получается, что все условия созданы и сиди – не хочу там в этой администрации». Не сделали. И вот эта раковая опухоль и начала разрастаться абсолютно закономерно.
Сейчас население Донецкой области только укрепляется в своих мыслях, что все делается против них
Мне не нравится слово «блокада», потому что, употребляя его, вы наступаете на те грабли, на которые наступили с самого начала. Когда Майдан только победил, во всех СМИ звучало, что это революция против донецких, потом произошла эта история с русским языком (голосование за отмену так называемого «закона Колесниченко – Кивалова» о статусе русского языка в первые дни после победы Революции достоинства. – «ГОРДОН»). И в итоге действительно в Донецке многими это было воспринято, что революция была против них, а не против коррупции, как полагали люди, которые были на Майдане. И сейчас население Донецкой области только укрепляется в своих мыслях, что все делается против них, против простых людей.
– Вы сказали, что оккупированные территории – это раковая опухоль, которая начала разрастаться, а не является ли назначение Саакашвили в Одесскую область определенной химиотерапией против метастаз?
– Я считаю решение относительно Саакашвили очень удачным. Одесситам реально повезло, потому что в городе, с одной стороны, есть традиция управленцев-иностранцев, начиная с Дюка Ришелье, и это не является чем-то из ряда вон выходящим. С другой стороны, он человек действительно более чем дееспособный, решительный и многого может достичь. Но думаю, что когда это решение принималось, конечно, доминирующими были не соображения развития, а, скорее, соображения внутриполитической борьбы. Кто еще мог бы так удачно сменить представителя Коломойского, чтобы никто из патриотически настроенной общественности не смог ничего сказать, тем более что Палица был неплохой губернатор. Во всяком случае, намного лучше своего предшественника на этой позиции.
– Битва санкционных списков ЕС и России – это усугубление конфликта или некая игра дипломатов?
– Думаю, что это такая забава дипломатов, которые демонстрируют тем самым обществу свою якобы полезность, что они вроде бы что-то делают. Но никакого смысла это не имеет, потому что понятно, что того, кого надо пропустить в страну, и так пропустят, а кого надо не пустить – не пустят. Все это чистая имитация активной деятельности, игра на публику, а не реальная политика. Это все исключительно для публики, которая потом начинает гадать, а почему это. Конечно, ничего хорошего в этом нет. Ведь это публичное унижение. Сначала Россию унизили тем, что кого-то куда-то не пускают, потом мы решили, где-то что-то сделать в ответ. Понятно, что нам от этого только хуже.
Все события в так называемой «Новороссии» – это только повод влиять на украинскую политику
– Но ведь Европа может и не только черными списками бить, а например, пойти дальше и отобрать Чемпионат мира-2018, учитывая соответствующее информационное поле вокруг коррупции в ФИФА.
– Такой сценарий возможен, но я не думаю, что он будет реализован, потому что западная культура в целом и все ее типы очень рациональны, прагматичны и всегда склонны входить в положение всех сторон. Понятно, что надо вести подготовку к чемпионату, строительство стадионов и так далее. Все это все прекрасно понимают и поэтому отменять чемпионат сейчас, за 2 года до его проведения – слишком поздно, мне кажется. Поэтому катарский чемпионат они вполне могут отменить, а российский – я сомневаюсь. Поиграть на нервах и пошантажировать этим – это всегда запросто!
– Лилия Шевцова, известный политолог, сделала прогноз о том, что до конца июня не следует ожидать масштабного наступления России на Донбассе. Можно ли разделить эту уверенность?
– Конец июня уже достаточно близко, поэтому к такому прогнозу достаточно легко присоединяться. Я считаю, что обострение и напряжение будет постепенно нарастать. Но все равно, я уже много раз об этом говорил, весь этот конфликт нужен Путину точно так же, как и торговля. У него нет никакого сценария выигрыша, ему не нужен ни Донбасс, ни Луганская область, ему нужна Украина в целом. Все эти события в так называемой «Новороссии» – это только повод влиять на украинскую политику. Поэтому торопиться там некуда. Если будет видно, что никакие переговорные позиции с Европой и с США там не срабатывают, значит, будут стрелять, а потом опять передоговариваться. Это такой непрерывный процесс: шаг вперед – шаг назад.
Война замечательно позволяет открещиваться от своей ответственности за происходящее
Конфликт этот будет длиться до тех пор, пока в Украине или в России не сменится власть. Кто-то должен поменяться либо у вас, либо у нас. Надеюсь, что у нас. Но насколько это будет быстро – сказать сложно. Путину надо сказать каким-то образом народу, что он победил. Вашему руководству точно так же надо заявить украинскому народу: «Мы победили». А пока идет война, она списывает любые проблемы в управлении как у вас, так и у нас. Ситуация абсолютно симметрична: что у вас жопа в экономике, что у нас. Хотя и у вас проблемы внутри страны с точки зрения экономических реформ, и у нас проблемы внутри страны. Но война замечательно позволяет открещиваться от своей ответственности за происходящее.
– То есть, выходит долгая война, которая может привести к взаимному уничтожению…
– Мы на это и работаем. Наши солдаты с обеих сторон фронта стреляют друг в друга и погибают. При этом и с вашей стороны гибнут лучшие, наиболее профессиональные и активные, так и с нашей стороны то же самое. Поссорили два народа и уничтожают сейчас лучших людей.
Источник: http://gordonua.com/news/war/Deputat-Gosdumy-Ponomarev-Situaciya-v-Rossii-i-Ukraine-simmetrichna-vezde-zhopa-v-ekonomike-a-rukovodstvo-obeih-stran-spisyvaet-vse-problemy-na-voynu-83589.html