Как декларирует украденное друг Порошенко — Александр ГрановскийКак декларирует украденное друг Порошенко — Александр Грановский

Егор Фирсов

Когда я изучал материалы дела о рейдерском захвате ТЦ «СкайМолл», мне в руки попалась расшифровка заседания Лондонского суда. На том заседании некий гражданин Украины Грановский Александр Михайлович признается, что получил на руки денежную сумму в 700 000 долларов США. Мне не трудно было догадаться это г-н Грановский, этот тот самый депутат БПП, которые входит в группу Игоря Кононенко и занимается «решаловом» в судах и прокуратуре. Я сразу же опубликовал данные материалы, и задался вопросом, а декларировал ли Грановский эти деньги? Написав запрос в налоговую, я получил возможность просмотреть декларации о доходах Грановского, за последние 5 лет. (Руководство фискальной службы даже ответило мне специальным письмом, что декларации я могу только смотреть. Но не разглашать и уж тем более не фотографировать).

Думаю не трудно догадаться, что никаких 700 000 долларов, Грановский не декларировал, поскольку это были грязные деньги, полученные за организацию рейдерского захвата имущества иностранного инвестора. Самой большой суммой, которую декларировал Александр Грановский, было немного более 200 тыс. гривен.

После сопоставления этих фактов, я обратился в МВД, ГПУ и НАБУ с требованием провести расследование и выяснить причину отсутствия такой огромной суммы в декларации депутата. Но расследование «по вполне понятным причинам» проведено не было, Грановский будучи «другом Президента» является носителем не только юридической, но и политической неприкосновенности.

И вот, после принятия закона про обязательное декларирование доходов, я с нетерпением ждал новой декларации депутата БПП Грановского. Основания для нетерпеливого ожидания у меня имелись, поскольку теперь в случае обмана декларант может загреметь в тюрьму. Посмотреть декларацию Грановского можно тут -https://public.nazk.gov.ua/declaration/534eadbf-b116-407b-971e-7eb36bfa89a3

Изучив декларацию, я был, мягко говоря, удивлен как Александр Грановский всего за 1 год сколотил состояние, которое не скопить даже пожизненно работая в Верховной Раде. Итак, давайте остановимся на самых интересных моментах, и не будем забывать, что максимальная сумма, указанная в прошлых декларациях порядка 200 000 гривен:

1. Доходы Грановского состоят из: официальной зарплаты депутата – 79 887 грн., процентов по депозиту – 91 105 грн. и реструктуризации задолженности лопнувшего банка «Финансы и Кредит» – 350 260 грн. Но на эти деньги г-ну Грановскому очевидно не протянуть, поэтому он занял 2 000 000 (два миллиона) гривен, у какого-то своего кента Феликса. Понимаю и сочувствую…

2. Депозиты в банках (не трехлитровых) Александра Грановского «довольно скромны» и выглядят так: 50 253 доллара США и около 48 000 гривен. Но банковской системе Александр не очень-то доверяет, куда больше ему нравится хранить деньги дома.

Итак, дома Грановский хранит 928 000 долларов США, 9 000 евро и 13 000 швейцарских франков. В общей сложности это 1 миллион долларов! Да, вот так просто, депутат с годовой зарплатой в 3 000 долларов, хранит дома сумму в 333 раза большую.

3. Также Грановскому принадлежит квартира в 95 м2 и стоимостью почти 3 миллиона гривен и машина BMW X3 стоимостью 365 550 гривен. Кроме этого, депутат-рейдер снимает квартиру в 184 м2.

Ну и напоследок, следует сказать что у Грановского есть 2 дочки, которые являются гражданами США. Т.е. дети отправились жить в благополучную, успешную и комфортную страну, пока папа набивает чемоданы кэшем и делает и без тогонищую и коррумпированную страну, еще беднее и приближая ее к странам 3-го мира. Я, конечно, всегда подозревал, что Украина для Грановского это пустой звук, а власть – это хороший бизнес, но теперь он это открыто задекларировал.

БлогЕгор Фирсов

Когда я изучал материалы дела о рейдерском захвате ТЦ «СкайМолл», мне в руки попалась расшифровка заседания Лондонского суда. На том заседании некий гражданин Украины Грановский Александр Михайлович признается, что получил на руки денежную сумму в 700 000 долларов США. Мне не трудно было догадаться это г-н Грановский, этот тот самый депутат БПП, которые входит в группу Игоря Кононенко и занимается «решаловом» в судах и прокуратуре. Я сразу же опубликовал данные материалы, и задался вопросом, а декларировал ли Грановский эти деньги? Написав запрос в налоговую, я получил возможность просмотреть декларации о доходах Грановского, за последние 5 лет. (Руководство фискальной службы даже ответило мне специальным письмом, что декларации я могу только смотреть. Но не разглашать и уж тем более не фотографировать).

Думаю не трудно догадаться, что никаких 700 000 долларов, Грановский не декларировал, поскольку это были грязные деньги, полученные за организацию рейдерского захвата имущества иностранного инвестора. Самой большой суммой, которую декларировал Александр Грановский, было немного более 200 тыс. гривен.

После сопоставления этих фактов, я обратился в МВД, ГПУ и НАБУ с требованием провести расследование и выяснить причину отсутствия такой огромной суммы в декларации депутата. Но расследование «по вполне понятным причинам» проведено не было, Грановский будучи «другом Президента» является носителем не только юридической, но и политической неприкосновенности.

И вот, после принятия закона про обязательное декларирование доходов, я с нетерпением ждал новой декларации депутата БПП Грановского. Основания для нетерпеливого ожидания у меня имелись, поскольку теперь в случае обмана декларант может загреметь в тюрьму. Посмотреть декларацию Грановского можно тут -https://public.nazk.gov.ua/declaration/534eadbf-b116-407b-971e-7eb36bfa89a3

Изучив декларацию, я был, мягко говоря, удивлен как Александр Грановский всего за 1 год сколотил состояние, которое не скопить даже пожизненно работая в Верховной Раде. Итак, давайте остановимся на самых интересных моментах, и не будем забывать, что максимальная сумма, указанная в прошлых декларациях порядка 200 000 гривен:

1. Доходы Грановского состоят из: официальной зарплаты депутата – 79 887 грн., процентов по депозиту – 91 105 грн. и реструктуризации задолженности лопнувшего банка «Финансы и Кредит» – 350 260 грн. Но на эти деньги г-ну Грановскому очевидно не протянуть, поэтому он занял 2 000 000 (два миллиона) гривен, у какого-то своего кента Феликса. Понимаю и сочувствую…

2. Депозиты в банках (не трехлитровых) Александра Грановского «довольно скромны» и выглядят так: 50 253 доллара США и около 48 000 гривен. Но банковской системе Александр не очень-то доверяет, куда больше ему нравится хранить деньги дома.

Итак, дома Грановский хранит 928 000 долларов США, 9 000 евро и 13 000 швейцарских франков. В общей сложности это 1 миллион долларов! Да, вот так просто, депутат с годовой зарплатой в 3 000 долларов, хранит дома сумму в 333 раза большую.

3. Также Грановскому принадлежит квартира в 95 м2 и стоимостью почти 3 миллиона гривен и машина BMW X3 стоимостью 365 550 гривен. Кроме этого, депутат-рейдер снимает квартиру в 184 м2.

Ну и напоследок, следует сказать что у Грановского есть 2 дочки, которые являются гражданами США. Т.е. дети отправились жить в благополучную, успешную и комфортную страну, пока папа набивает чемоданы кэшем и делает и без тогонищую и коррумпированную страну, еще беднее и приближая ее к странам 3-го мира. Я, конечно, всегда подозревал, что Украина для Грановского это пустой звук, а власть – это хороший бизнес, но теперь он это открыто задекларировал.

Блог

ПРОКУРОР ИЗ ТРЕХ БУКВ ПО ОСОБЫМ ПОРУЧЕНИЯМ: ЧЕМ ПРОСЛАВИЛСЯ НАДЗОРНИК СУС ИЗ КАРМАННОГО ДЕПАРТАМЕНТА ГПУ «СМОТРЯЩЕГО» ГРАНОВСКОГОПРОКУРОР ИЗ ТРЕХ БУКВ ПО ОСОБЫМ ПОРУЧЕНИЯМ: ЧЕМ ПРОСЛАВИЛСЯ НАДЗОРНИК СУС ИЗ КАРМАННОГО ДЕПАРТАМЕНТА ГПУ «СМОТРЯЩЕГО» ГРАНОВСКОГО

Ольга Зеленская

О биографии Дмитрия Суса известно немного, тем удивительнее его карьерный взлет. В конце 2000-х годов он был скромным следователем прокуратуры Хмельницкого района, работал в прокуратуре Хмельницкой области, а уже в 2014 году перевёлся в ГПУ. Тут он занимал должность старшего следователя по особо важным делам, а за несколько дней до отставки Виктора Шокина получил повышение — должность заместителя начальника Департамента по расследованию и надзору в уголовных производствах в сферах госслужбы и собственности — начальника управления по расследованию уголовных производств в сферах государственной службы и собственности.

С приходом в ГПУ Юрия Луценко, пообещавшего ликвидировать особый статус VIP-департамента Кононенко-Грановского, Сус вовсе не исчез с радаров. Наоборот, 7 июня 2016 года он в числе первых надзорников был переназначен в не утратившее свою специфику «автономное» подразделение ГПУ -был назначен заместителем начальника Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики — начальником управления по расследованию уголовных производств в сфере экономики.

Имя Дмитрия Суса прогремело в недавно нашумевшей истории противостояния ГПУ и НАБУ. Помимо крупного скандала между ведомствами, Сус отличился в увеселительной истории с организацией маски-шоу в Киевском Свято-Кирилловском мужском монастыре.

«Департамент Кононенко-Грановского» и назначение вне очереди

Созданный Виктором Шокиным в феврале 2016-го новый Департамент по расследованию и надзору в уголовных процессах в сфере государственной службы и собственности сразу же нарекли «Департаментом Грановского-Кононенко» из-за покровительства над ним двух народных депутатов, близких к Президенту Петру Порошенко.

История возникновения этого подразделения очень интересна: он был создан практически молниеносно и для нужд этого департамента мгновенно было выделено отдельное здание на улице Петлюры — бывшая транспортная прокуратура, которое стало очень популярным после скандала с прослушкой детективами НАБУ.

Должность заместителя начальника Департамента Дмитрий Сус, как и его шеф — Владимир Гуцуляк, а также коллеги Сергей Стороженко и Владимир Рыкун, благодаря «снисходительству» начальника управления внутренней безопасности и защиты работников прокуратуры ГПУ Ивана Дзюбы, получил даже несмотря на отсутствие 5-летнего стажа работы в органах прокуратуры, обязательного для этой работы.

Впрочем, наверное, это не так уж и важно, если у тебя есть «одобрямс» от самого Президента. Главным критерием «отбора» в ряды Департамента являются вовсе не профессиональные заслуги, а принцип личной преданности президенту Петру Порошенко — это главный критерий, по которому набирали сотрудников в Департамент «Кононенко-Грановского».

Кстати, «счастливчики», попавшие на службу в Департамент, не преминули возможностью вести себя вольяжно, хамски и даже нарушая закон. К примеру, устроить во внутреннем дворике Департамента драку с жителем соседнего дома, который получил телесные повреждения от подчиненного Гуцуляка. Или ездить пьяным по Киеву, а потом, когда словили «копы» — предложить взятку в размере 2 тысячи гривен.

Чем же заслужил доверие быть одним из членов «элитного департамента» ГПУ Дмитрий Сус — далеко ходить не нужно: с 2015 года следователь занимается делом компании «Нефтегаздобыча», одним из основателей которой был когда-то Петр Порошенко, а теперь пытается вернуть свою часть у нынешнего владельца ДТЭК Рината Ахметова.

Департамент, в котором работает Дмитрий Сус, занимается расследованием дела по похищению руководителя «Нефтегаздобычи» Олега Семинского, который исчез в момент подготовки передачи собственности фирмы. Прокуроры, которые работали под руководством Суса, взялись арестовывать счета, акции, скважины и добытый газ компании «Нефтегаздобыча», чтобы приостановить деятельность одного из бизнесов олигарха Рината Ахметова. Дело в том, что у истоков предприятия стоит Петр Порошенко. Сус лично ходатайствовал об аресте имущества, а адвокаты Ахметова ходили даже жаловаться на него тогдашнему генпрокурору Виктору Шокину.

Так хмельницкий надзорник поэтому перешел в статус «особо доверенного исполнителя», которому теперь поручают дела против всех, кто становится на пути Президента и его «Семьи». Учтивость и полезность во всем и привела Суса к карьерному взлету и финансовому благополучию. Одновременно он нажил себе немало врагов.

Как «Дима Сус» младопрокуроров гонял

Особенно Дмитрий Сус запомнился историей с войной «старой» и «новой» гвардии ГПУ. Летом прошлого года именно он вносил в ЕРДР сведения и возбудил уголовное производство против людей Давида Сакварелидзе, занимавшихся делом «бриллиантовых прокуроров». Тогда этому не придавали особого значения, расценивая его действия как излишнюю попытку услужить 1-му заму главы ГПУ Владимиру Гузырю. Как показало дальнейшее развитие событий, это был вовсе не эксцесс исполнителя, а четкое исполнение инструкций сверху. Как писала «Прокурорская правда», в материалах за подписью Суса было указано: 10 следователей, которые участвовали в разработке дела «бриллиантовых прокуроров» — Александра Корнийца и Владимира Шапакина, и проведении обысков в их местах проживания, обвинялись во внесении недостоверных сведений в дело, возбужденное ещё в момент начала проведения ОРД в отношении прокуроров за их договорённости с песочными старателями.

Одновременно следователь-важняк Сус затребовал у руководства СБУ личные данные всех сотрудников, принимавших участие в обысках у прокуроров и отправился в Печерский суд требовать санкции на обыск у следователей Сакварелидзе.

Прознав об этом, о таком факте давления на следствие тогда раструбил другой «младопрокурор» — Виталий Касько, в результате обе стороны конфликта оказались за круглым столом у Петра Порошенко. Пока Давид Сакварелидзе и Виктор Шокин находились у президента, уголовное производство против следователей из ЕРДР «подчистили». Но осадок, как в старом анекдоте, остался – Сус стал «кровником» «младопрокуроров». Впрочем, до определенного времени его «не топили» с помощью СМИ…

Все изменилось весной 2016 года, когда 30 марта ГПУ в лице Дмитрия Суса в телефонном режиме вызывала на допрос уже экс- заместителя генпрокурора — прокурора Одесской области Давида Сакварелидзе. Речь шла о деле об исчезновении 2 млн американских долларов, выделенных на реформу прокуратуры. Немного даже «трусливый» пост написал тогда Сакварелидзе: «этот самый Сус несколько дней назад под угрозой предъявления подозрений, имея на руках разрешение на проведение обысков, шантажировал работников Генеральной инспекции и склонял их к «сотрудничеству», дабы получить ложные показание, которые в последствии должны были быть использованы на брифинге с целью дискредитации меня и нашей команды». На память у всех участников весенней встречи-допроса останется селфи, заботливо сделанное адвокатом грузинского экспата Ксенией Проконовой. Отметим, что тогда Сус, к его чести, не спасовал, и даже попытался играть на поле оппонента.

Усвоив медийный урок, изобретатель Сус по команде «сверху» поиздевался и над Касько. В апреле 2016 года, когда бывший замгенпрокурора Касько выходил из офиса общественной организации «Новая Страна» и направлялся к своей машине, к нему подошли четыре человека в штатском во главе с важняком-следователем. Невзирая на попытки «младопрокурора» отказаться от факта уведомления о своем новом статусе, Сус героически читал заранее отпечатанный текст, стоя у оперного театра. Постановка удалась и ее финал до сих пор неясен – следствие по делу о незаконном завладении Касько двумя государственными квартирами продолжается даже при генпрокуроре Луценко.

Участие в отжиме Апелляционного суда Киева

Дмитрий Сус также является активным фигурантом «дела Чернушенко» — именно этот прокурор расследовал дело в отношении председателя Апелляционного суда Киева Анатолия Чернушенко, у которого при обыске нашли крупную сумму денег.

19 июня прошлого года в кабинете главы Апелляционного суда Киева Антона Чернушенко был проведен обыск. Генпрокурор Виктор Шокин заявил, что инициирует в Верховной Раде снятие судейской неприкосновенности и арест судьи.

Обыск в суде стал новым витком давнего конфликта между прокуратурой и апелляционным судом по делу «Нефтегаздобычи». Прокуратура неоднократно получала разрешения на арест имущества и счетов газодобывающей компании, но апелляционный суд каждый раз отменял эти решения. ГПУ провела обыск в тот момент, когда в Апелляционном суде было назначено очередное рассмотрение дела «Нефтегаздобычи». Именно Сус вместе с группой сотрудников проводили обыски в доме у Чернушенко и членов его семьи, а также в режимно-секретном отделе Апелляционного суда Киева, в котором хранятся абсолютно секретные материалы, связанные с проведением спецслужбами негласных розыскных действий по всей Украине. После этого данный суд перешел под контроль «старших» товарищей надзорника, чутко исполняя пожелания Грановского и Кононенко.

Краткий курс отбуривания скважин

С «делом Злочевского» в ГПУ за два года происходили действительно странные вещи, и таинственные манипуляции с ним проводили еще задолго до возвышения Суса. Как писала «Прокурорская правда», длительное время после событий Евромайдана ГПУ отказывалась возбуждать уголовное производство в отношении экс-чиновника «режима Януковича», несмотря на то, что британские правоохранители это сделали и даже заморозили его активы (правда, позже разморозили по «справке» с ГПУ о том, что против него в Украине никаких уголовных дел не возбуждено).

Сус же в истории с экс-министром использовался на тот момент с «тыльной стороны»: с его подачи сначала накладываются аресты на имущество компаний экс-министра, а затем они таинственным образом снимаются.

Рассмотрим данную схему в ближайшем приближении: в 2014 году Сус подает ходатайства в уголовном производстве о присвоении денежных средств должностными лицами ПАО «Укргаздобыча» (бенефициар Ринат Ахметов) в течение 2010-2014 годов при выполнении договоров о совместной деятельности, по фактам уклонения от уплаты налогов должностными лицами ООО «ЭСК «Эско-Север», ООО «Пари», ООО «Первая Украинская Газонефтяная компания», ООО «НПП «Зонд», ООО «Инфокс». Первые три компании входят в холдинг Burisma, где высокие должности занимают, в частности, сын вице-президента США Хантер Байден и экс-президент Польши Александр Квасьневский. Но самое важное — этот холдинг называют детищем скандального Злочевского.

Идем далее — в июле 2016 года Печерский районный суд Киева арестовал 32 скважины компаний, входящих в газодобывающий холдинг Burisma (20 скважин «Эско-Север», 12 скважин «Первой Украинской газонефтяной компании» и одну скважину ООО «Системойлинжениринг»). Но это только первая часть действа…

Вслед за этим выясняется, что «самый гуманный суд в мире» своим решением от 25 июля по ходатайству ООО «Пари» отменил арест 14 скважин на Западной Украине. В этом помог, как ни странно, сам Сус, который не стал препятствовать снятию всех ранее наложенных по его же ходатайству арестов. Рецепт прост – надзорник не является в суд на рассмотрение соответствующих тяжб, передавая заявления о своем непротивлении действиям истцов.

Аналогичным образом в том же Печерском суде Сус не возражал против того, чтобы еще одной компании из группы компаний Злочевского (ООО «ЭСК «Эско-Север», которая имеет 21 скважину в Харьковской области), сняли ограничения на использование добытых углеводородов, хотя сами скважины суд оставил под арестом.

Из той же оперы – двухходовочка с арестом 12 скважин Пролетарского месторождения Днепропетровской области. Здесь финал оказался вообще фееричным — «Первая Украинская Газонефтяная компания», которая их разрабатывает, подала апелляцию на арест, осуществленный с подчаи Суса, а уже 9 августа по неизвестным причинам отказалась от заявления. Само производство при этом закрыли…

Бабушка дала покататься

Кроме отсутствия необходимого стажа для работы в новосозданном Департаменте, Дмитрий Сус также не отличается и особой «добропорядочностью», хотя анкету доброчестности он уже заполнил, где клятвенно утверждал, что не нарушал закон, не причастен к коррупции, задекларировал все свои доходы и живет по средствам.

Главный ориентир для слежки сотрудников НАБУ за Сусом был указан в найденной записке: «Сус Дмитрий Николаевич, Audi Q7 2010 г.в., ВХ9125ВМ». Именно на этом автомобиле его видели чаще всего.

Согласно реестра владельцев автотранспортных средств МВД, этот автомобиль принадлежит жительнице г. Хмельницкий Марии Юрчик 1930 г.р. Мало того, владелицей роскошного кроссовера она стала в июне 2015 года.

Мария Юрчик является бабушкой прокурора. Она зарегистрирована в квартире в Хмельницком, которая, согласно государственного реестра имущественных прав, принадлежит матери Суса – Людмиле. Также эту квартиру указывал как место проживание его отец – Николай Сус.

Стоимость такого автомобиля на вторичном рынке сейчас составляет 35-40 тыс. долларов. Оказывается, такую сумму можно собрать и с прокурорской зарплаты. По крайней мере, так утверждает сам Дмитрий Сус. В социальной сети FB Сус поделился с пользователями своим рецептом приобретения дорогого автомобиля. «Будешь работать с 08:00 до 03:00, купишь себе «Бентли», — написал он одному из комментаторов. На вопрос, сколько же он зарабатывает, прокурор ответил: «Тысяч 300 в год».

В декларации за 2015 год он указал полученные в качестве заработной платы чуть больше 261 тыс. гривен. Улучшить его материальное положение помогли еще 92 тыс. гривен, вырученные от продажи имущества. Супруга прокурора получила чуть больше 10 тыс. гривен «других доходов» и где-то «умудрилась» заработать аж 650 гривен заработной платы.

Также, по словам Суса, автомобиль он купил всего за 12 тыс. долларов, а то, что он записан на бабушку, не считает проблемой.

Дальнейшая судьба прокурорской Audi остается загадкой. Ведь буквально на следующий день после обнародования информации о ее собственнице, прокурор заявляет об ее угоне и пишет заявление в полицию.

В поисках бабушки-автовладелицы журналисты «1+1» отправились в Хмельницкий, где вырос Сус. Там им рассказали, что накануне поздно вечером Марию Юрчик срочно перевезли на дачу. «Из детей кто-то забрал», — говорят они.

В полиции подтверждают, что ищут такое авто, но кто его владелец – сами выясняют. В ГПУ автомобильный скандал комментировать отказываются, а сам Сус по телефону уверяет, что свою машину купил за 12 тысяч долларов и ни одного заявления о ее пропаже не писал.

В собственности у Дмитрия Суса еще два участка земли в 1000 и 29 кв.м. Есть квартира, площадью 31 кв.м. в прокурорском общежитии и гараж 20 кв.м. Еще одной квартирой на 44,6 кв.м. владеет супруга.

Согласно декларации в гараже у Суса место только для Citroen C4 VTS десятилетней давности. За последние два года разбогатеть на автомобиль смогла и супруга Дмитрия Суса – на ней зарегистрирован Peugeot 207 2011 г.в.

Итак, Дмитрий Сус – человек очень нужный и полезный в ГПУ. На протяжении последних лет он верой и правдой служил Виктору Шокину, выполнял все его поручения, открывал дела против неугодных и решал вопросы, которые «костью в горле» стояли у руководства, как ГПУ, так и страны.

Везде, где «дело с душком» и шито белыми нитками – там Сус, который тоже не особо внимает процессуальные нормы. За это он получает неплохие дивиденды – повышение по службе и улучшает свое материальное положение. Теперь, за свою «доблестную» службу он вырос с обычного следователя ГПУ до заместителя начальника «Департамента Грановского-Кононенко» и ездит на мажорной Audi Q7.

Исходя из этого у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

— почему такие как Дмитрий Сус с немалым багажом коррупционных скандалов с легкостью проходят проверку на доброчестность?

— как долго в нашей стране будет считаться «нормальным» записывать люксовые авто на 85-летних бабушек?

— почему ГПУ в своей работе руководствуется не законом, а пользуется услугами таких ручных прокуроров как Дмитрий Сус?

Прокурорская ПравдаОльга Зеленская

О биографии Дмитрия Суса известно немного, тем удивительнее его карьерный взлет. В конце 2000-х годов он был скромным следователем прокуратуры Хмельницкого района, работал в прокуратуре Хмельницкой области, а уже в 2014 году перевёлся в ГПУ. Тут он занимал должность старшего следователя по особо важным делам, а за несколько дней до отставки Виктора Шокина получил повышение — должность заместителя начальника Департамента по расследованию и надзору в уголовных производствах в сферах госслужбы и собственности — начальника управления по расследованию уголовных производств в сферах государственной службы и собственности.

С приходом в ГПУ Юрия Луценко, пообещавшего ликвидировать особый статус VIP-департамента Кононенко-Грановского, Сус вовсе не исчез с радаров. Наоборот, 7 июня 2016 года он в числе первых надзорников был переназначен в не утратившее свою специфику «автономное» подразделение ГПУ -был назначен заместителем начальника Департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики — начальником управления по расследованию уголовных производств в сфере экономики.

Имя Дмитрия Суса прогремело в недавно нашумевшей истории противостояния ГПУ и НАБУ. Помимо крупного скандала между ведомствами, Сус отличился в увеселительной истории с организацией маски-шоу в Киевском Свято-Кирилловском мужском монастыре.

«Департамент Кононенко-Грановского» и назначение вне очереди

Созданный Виктором Шокиным в феврале 2016-го новый Департамент по расследованию и надзору в уголовных процессах в сфере государственной службы и собственности сразу же нарекли «Департаментом Грановского-Кононенко» из-за покровительства над ним двух народных депутатов, близких к Президенту Петру Порошенко.

История возникновения этого подразделения очень интересна: он был создан практически молниеносно и для нужд этого департамента мгновенно было выделено отдельное здание на улице Петлюры — бывшая транспортная прокуратура, которое стало очень популярным после скандала с прослушкой детективами НАБУ.

Должность заместителя начальника Департамента Дмитрий Сус, как и его шеф — Владимир Гуцуляк, а также коллеги Сергей Стороженко и Владимир Рыкун, благодаря «снисходительству» начальника управления внутренней безопасности и защиты работников прокуратуры ГПУ Ивана Дзюбы, получил даже несмотря на отсутствие 5-летнего стажа работы в органах прокуратуры, обязательного для этой работы.

Впрочем, наверное, это не так уж и важно, если у тебя есть «одобрямс» от самого Президента. Главным критерием «отбора» в ряды Департамента являются вовсе не профессиональные заслуги, а принцип личной преданности президенту Петру Порошенко — это главный критерий, по которому набирали сотрудников в Департамент «Кононенко-Грановского».

Кстати, «счастливчики», попавшие на службу в Департамент, не преминули возможностью вести себя вольяжно, хамски и даже нарушая закон. К примеру, устроить во внутреннем дворике Департамента драку с жителем соседнего дома, который получил телесные повреждения от подчиненного Гуцуляка. Или ездить пьяным по Киеву, а потом, когда словили «копы» — предложить взятку в размере 2 тысячи гривен.

Чем же заслужил доверие быть одним из членов «элитного департамента» ГПУ Дмитрий Сус — далеко ходить не нужно: с 2015 года следователь занимается делом компании «Нефтегаздобыча», одним из основателей которой был когда-то Петр Порошенко, а теперь пытается вернуть свою часть у нынешнего владельца ДТЭК Рината Ахметова.

Департамент, в котором работает Дмитрий Сус, занимается расследованием дела по похищению руководителя «Нефтегаздобычи» Олега Семинского, который исчез в момент подготовки передачи собственности фирмы. Прокуроры, которые работали под руководством Суса, взялись арестовывать счета, акции, скважины и добытый газ компании «Нефтегаздобыча», чтобы приостановить деятельность одного из бизнесов олигарха Рината Ахметова. Дело в том, что у истоков предприятия стоит Петр Порошенко. Сус лично ходатайствовал об аресте имущества, а адвокаты Ахметова ходили даже жаловаться на него тогдашнему генпрокурору Виктору Шокину.

Так хмельницкий надзорник поэтому перешел в статус «особо доверенного исполнителя», которому теперь поручают дела против всех, кто становится на пути Президента и его «Семьи». Учтивость и полезность во всем и привела Суса к карьерному взлету и финансовому благополучию. Одновременно он нажил себе немало врагов.

Как «Дима Сус» младопрокуроров гонял

Особенно Дмитрий Сус запомнился историей с войной «старой» и «новой» гвардии ГПУ. Летом прошлого года именно он вносил в ЕРДР сведения и возбудил уголовное производство против людей Давида Сакварелидзе, занимавшихся делом «бриллиантовых прокуроров». Тогда этому не придавали особого значения, расценивая его действия как излишнюю попытку услужить 1-му заму главы ГПУ Владимиру Гузырю. Как показало дальнейшее развитие событий, это был вовсе не эксцесс исполнителя, а четкое исполнение инструкций сверху. Как писала «Прокурорская правда», в материалах за подписью Суса было указано: 10 следователей, которые участвовали в разработке дела «бриллиантовых прокуроров» — Александра Корнийца и Владимира Шапакина, и проведении обысков в их местах проживания, обвинялись во внесении недостоверных сведений в дело, возбужденное ещё в момент начала проведения ОРД в отношении прокуроров за их договорённости с песочными старателями.

Одновременно следователь-важняк Сус затребовал у руководства СБУ личные данные всех сотрудников, принимавших участие в обысках у прокуроров и отправился в Печерский суд требовать санкции на обыск у следователей Сакварелидзе.

Прознав об этом, о таком факте давления на следствие тогда раструбил другой «младопрокурор» — Виталий Касько, в результате обе стороны конфликта оказались за круглым столом у Петра Порошенко. Пока Давид Сакварелидзе и Виктор Шокин находились у президента, уголовное производство против следователей из ЕРДР «подчистили». Но осадок, как в старом анекдоте, остался – Сус стал «кровником» «младопрокуроров». Впрочем, до определенного времени его «не топили» с помощью СМИ…

Все изменилось весной 2016 года, когда 30 марта ГПУ в лице Дмитрия Суса в телефонном режиме вызывала на допрос уже экс- заместителя генпрокурора — прокурора Одесской области Давида Сакварелидзе. Речь шла о деле об исчезновении 2 млн американских долларов, выделенных на реформу прокуратуры. Немного даже «трусливый» пост написал тогда Сакварелидзе: «этот самый Сус несколько дней назад под угрозой предъявления подозрений, имея на руках разрешение на проведение обысков, шантажировал работников Генеральной инспекции и склонял их к «сотрудничеству», дабы получить ложные показание, которые в последствии должны были быть использованы на брифинге с целью дискредитации меня и нашей команды». На память у всех участников весенней встречи-допроса останется селфи, заботливо сделанное адвокатом грузинского экспата Ксенией Проконовой. Отметим, что тогда Сус, к его чести, не спасовал, и даже попытался играть на поле оппонента.

Усвоив медийный урок, изобретатель Сус по команде «сверху» поиздевался и над Касько. В апреле 2016 года, когда бывший замгенпрокурора Касько выходил из офиса общественной организации «Новая Страна» и направлялся к своей машине, к нему подошли четыре человека в штатском во главе с важняком-следователем. Невзирая на попытки «младопрокурора» отказаться от факта уведомления о своем новом статусе, Сус героически читал заранее отпечатанный текст, стоя у оперного театра. Постановка удалась и ее финал до сих пор неясен – следствие по делу о незаконном завладении Касько двумя государственными квартирами продолжается даже при генпрокуроре Луценко.

Участие в отжиме Апелляционного суда Киева

Дмитрий Сус также является активным фигурантом «дела Чернушенко» — именно этот прокурор расследовал дело в отношении председателя Апелляционного суда Киева Анатолия Чернушенко, у которого при обыске нашли крупную сумму денег.

19 июня прошлого года в кабинете главы Апелляционного суда Киева Антона Чернушенко был проведен обыск. Генпрокурор Виктор Шокин заявил, что инициирует в Верховной Раде снятие судейской неприкосновенности и арест судьи.

Обыск в суде стал новым витком давнего конфликта между прокуратурой и апелляционным судом по делу «Нефтегаздобычи». Прокуратура неоднократно получала разрешения на арест имущества и счетов газодобывающей компании, но апелляционный суд каждый раз отменял эти решения. ГПУ провела обыск в тот момент, когда в Апелляционном суде было назначено очередное рассмотрение дела «Нефтегаздобычи». Именно Сус вместе с группой сотрудников проводили обыски в доме у Чернушенко и членов его семьи, а также в режимно-секретном отделе Апелляционного суда Киева, в котором хранятся абсолютно секретные материалы, связанные с проведением спецслужбами негласных розыскных действий по всей Украине. После этого данный суд перешел под контроль «старших» товарищей надзорника, чутко исполняя пожелания Грановского и Кононенко.

Краткий курс отбуривания скважин

С «делом Злочевского» в ГПУ за два года происходили действительно странные вещи, и таинственные манипуляции с ним проводили еще задолго до возвышения Суса. Как писала «Прокурорская правда», длительное время после событий Евромайдана ГПУ отказывалась возбуждать уголовное производство в отношении экс-чиновника «режима Януковича», несмотря на то, что британские правоохранители это сделали и даже заморозили его активы (правда, позже разморозили по «справке» с ГПУ о том, что против него в Украине никаких уголовных дел не возбуждено).

Сус же в истории с экс-министром использовался на тот момент с «тыльной стороны»: с его подачи сначала накладываются аресты на имущество компаний экс-министра, а затем они таинственным образом снимаются.

Рассмотрим данную схему в ближайшем приближении: в 2014 году Сус подает ходатайства в уголовном производстве о присвоении денежных средств должностными лицами ПАО «Укргаздобыча» (бенефициар Ринат Ахметов) в течение 2010-2014 годов при выполнении договоров о совместной деятельности, по фактам уклонения от уплаты налогов должностными лицами ООО «ЭСК «Эско-Север», ООО «Пари», ООО «Первая Украинская Газонефтяная компания», ООО «НПП «Зонд», ООО «Инфокс». Первые три компании входят в холдинг Burisma, где высокие должности занимают, в частности, сын вице-президента США Хантер Байден и экс-президент Польши Александр Квасьневский. Но самое важное — этот холдинг называют детищем скандального Злочевского.

Идем далее — в июле 2016 года Печерский районный суд Киева арестовал 32 скважины компаний, входящих в газодобывающий холдинг Burisma (20 скважин «Эско-Север», 12 скважин «Первой Украинской газонефтяной компании» и одну скважину ООО «Системойлинжениринг»). Но это только первая часть действа…

Вслед за этим выясняется, что «самый гуманный суд в мире» своим решением от 25 июля по ходатайству ООО «Пари» отменил арест 14 скважин на Западной Украине. В этом помог, как ни странно, сам Сус, который не стал препятствовать снятию всех ранее наложенных по его же ходатайству арестов. Рецепт прост – надзорник не является в суд на рассмотрение соответствующих тяжб, передавая заявления о своем непротивлении действиям истцов.

Аналогичным образом в том же Печерском суде Сус не возражал против того, чтобы еще одной компании из группы компаний Злочевского (ООО «ЭСК «Эско-Север», которая имеет 21 скважину в Харьковской области), сняли ограничения на использование добытых углеводородов, хотя сами скважины суд оставил под арестом.

Из той же оперы – двухходовочка с арестом 12 скважин Пролетарского месторождения Днепропетровской области. Здесь финал оказался вообще фееричным — «Первая Украинская Газонефтяная компания», которая их разрабатывает, подала апелляцию на арест, осуществленный с подчаи Суса, а уже 9 августа по неизвестным причинам отказалась от заявления. Само производство при этом закрыли…

Бабушка дала покататься

Кроме отсутствия необходимого стажа для работы в новосозданном Департаменте, Дмитрий Сус также не отличается и особой «добропорядочностью», хотя анкету доброчестности он уже заполнил, где клятвенно утверждал, что не нарушал закон, не причастен к коррупции, задекларировал все свои доходы и живет по средствам.

Главный ориентир для слежки сотрудников НАБУ за Сусом был указан в найденной записке: «Сус Дмитрий Николаевич, Audi Q7 2010 г.в., ВХ9125ВМ». Именно на этом автомобиле его видели чаще всего.

Согласно реестра владельцев автотранспортных средств МВД, этот автомобиль принадлежит жительнице г. Хмельницкий Марии Юрчик 1930 г.р. Мало того, владелицей роскошного кроссовера она стала в июне 2015 года.

Мария Юрчик является бабушкой прокурора. Она зарегистрирована в квартире в Хмельницком, которая, согласно государственного реестра имущественных прав, принадлежит матери Суса – Людмиле. Также эту квартиру указывал как место проживание его отец – Николай Сус.

Стоимость такого автомобиля на вторичном рынке сейчас составляет 35-40 тыс. долларов. Оказывается, такую сумму можно собрать и с прокурорской зарплаты. По крайней мере, так утверждает сам Дмитрий Сус. В социальной сети FB Сус поделился с пользователями своим рецептом приобретения дорогого автомобиля. «Будешь работать с 08:00 до 03:00, купишь себе «Бентли», — написал он одному из комментаторов. На вопрос, сколько же он зарабатывает, прокурор ответил: «Тысяч 300 в год».

В декларации за 2015 год он указал полученные в качестве заработной платы чуть больше 261 тыс. гривен. Улучшить его материальное положение помогли еще 92 тыс. гривен, вырученные от продажи имущества. Супруга прокурора получила чуть больше 10 тыс. гривен «других доходов» и где-то «умудрилась» заработать аж 650 гривен заработной платы.

Также, по словам Суса, автомобиль он купил всего за 12 тыс. долларов, а то, что он записан на бабушку, не считает проблемой.

Дальнейшая судьба прокурорской Audi остается загадкой. Ведь буквально на следующий день после обнародования информации о ее собственнице, прокурор заявляет об ее угоне и пишет заявление в полицию.

В поисках бабушки-автовладелицы журналисты «1+1» отправились в Хмельницкий, где вырос Сус. Там им рассказали, что накануне поздно вечером Марию Юрчик срочно перевезли на дачу. «Из детей кто-то забрал», — говорят они.

В полиции подтверждают, что ищут такое авто, но кто его владелец – сами выясняют. В ГПУ автомобильный скандал комментировать отказываются, а сам Сус по телефону уверяет, что свою машину купил за 12 тысяч долларов и ни одного заявления о ее пропаже не писал.

В собственности у Дмитрия Суса еще два участка земли в 1000 и 29 кв.м. Есть квартира, площадью 31 кв.м. в прокурорском общежитии и гараж 20 кв.м. Еще одной квартирой на 44,6 кв.м. владеет супруга.

Согласно декларации в гараже у Суса место только для Citroen C4 VTS десятилетней давности. За последние два года разбогатеть на автомобиль смогла и супруга Дмитрия Суса – на ней зарегистрирован Peugeot 207 2011 г.в.

Итак, Дмитрий Сус – человек очень нужный и полезный в ГПУ. На протяжении последних лет он верой и правдой служил Виктору Шокину, выполнял все его поручения, открывал дела против неугодных и решал вопросы, которые «костью в горле» стояли у руководства, как ГПУ, так и страны.

Везде, где «дело с душком» и шито белыми нитками – там Сус, который тоже не особо внимает процессуальные нормы. За это он получает неплохие дивиденды – повышение по службе и улучшает свое материальное положение. Теперь, за свою «доблестную» службу он вырос с обычного следователя ГПУ до заместителя начальника «Департамента Грановского-Кононенко» и ездит на мажорной Audi Q7.

Исходя из этого у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

— почему такие как Дмитрий Сус с немалым багажом коррупционных скандалов с легкостью проходят проверку на доброчестность?

— как долго в нашей стране будет считаться «нормальным» записывать люксовые авто на 85-летних бабушек?

— почему ГПУ в своей работе руководствуется не законом, а пользуется услугами таких ручных прокуроров как Дмитрий Сус?

Прокурорская Правда

Вернулись в Семью. Порошенко создает кланВернулись в Семью. Порошенко создает клан

Сергей Лещенко

Вместо того, чтобы бороться с олигархами, власть заставляет их идти на уступки и делиться. В результате система не очищается — перераспределяются лишь потоки в интересах президентского клана

Анонсированный весной прошлого года проект деолигархизация потерпел фиаско. Теперь Петр Порошенко ведет себя, как типичный украинский президент,— строит клан, призванный стать финансовой базой при политической надстройке, гарантирующей длительное пребывание у власти, а затем — мирный отход с должности.

В основе клана находятся несколько ближайших соратников президента, обеспечивающих непрерывный поток средств. В первую очередь это Игорь Кононенко, который раздает направления для обогащения с последующим получением комиссии.

Речь идет, например, о компании Центрэнерго, где за схемы поставки угля отвечает близкий к верхушке БПП депутат Сергей Трегубенко. Приватизацию компании срывают второй год подряд вопреки тому, что интерес к ней проявляла крупнейшая французская корпорация Gaz de France. Заблокировали даже прозрачный конкурс по назначению главы Центрэнерго — претендентам лично звонил Кононенко с просьбой не выступать с публичными протестами.

Еще одна масштабная схема Кононенко включает вывод денег из государственных облэнерго, где под его зонтиком работала компания Энергомережа братьев Крючковых. Один из них недавно был объявлен в розыск, а накануне на новом Rolls-Royce приезжал в Фонд госимущества обсуждать условия приватизации облэнерго. В своем интервью глава регулятора Дмитрий Вовк прямо сказал, что Кононенко пытался командовать его органом и защищать Крючковых, называя их “неплохими парнями”.

Подмастерьем у Кононенко в сооружении клановой семьи трудится депутат Александр Грановский, отвечающий за прохождение правильных решений в судах и гарантирующий принятие решений по прокурорской цепочке. На уровне СБУ вертикаль Кононенко—Грановского обеспечивает заместитель главы спецслужбы Павел Демчина, которого недавно назначили первым замглавы СБУ, руководителем антикоррупционного управления.

Второй опорой клана является главный куратор оборонных заказов страны Олег Гладковский. Владелец Кременчугского автозавода Константин Жеваго негодует — его техника продается в более 80 странах мира, но не подходит для родной страны, а заказы забирает черкасский завод Богдан, производящий примитивную отверточную сборку белорусских МАЗов.

Третий столп президентской Семьи — глава Государственной фискальной службы Роман Насиров, имя которого стало символом сохранения старых схем на таможне и непрозрачной работы налоговиков.

После ослабления позиций Бориса Ложкина роль контактера с олигархами взял на себя Юрий Луценко, проведший переговоры с Игорем Коломойским во время недавнего визита в Ивано-Франковскую область. На сегодняшний день Коломойского пытаются запугивать сценарием национализации ПриватБанка якобы по требованию американцев, взамен предлагая договориться. В свою очередь Коломойский, понимая, что его раскуркуливание может стать новым “национальным проектом”, выстраивает оборону. Его главная опора — не столько группа Відродження, спасающая коалицию голосами, сколько Народный фронт и министр Арсен Аваков, посылающий сигналы о возможном протесте вооруженных батальонов против власти Порошенко.

Но даже политические конкуренты способны договариваться, когда речь заходит о контроле над главными дойными коровами страны. Так, Кононенко и Аваков являются кураторами Министерства инфраструктуры, где коррупция, кажется, неистребима. Одна из историй показательна: когда руководителя Дунайского пароходства вызвали в министерство и попытались уволить, тот попросился в туалет, откуда совершил звонок министру внутренних дел. После чего министра инфраструктуры вызвали на ковер в МВД. Или другой случай — когда руководитель Полтавского автодора при собеседовании на вышестоящую должность даже в присутствии телекамер общественных наблюдателей доказывал свою незаменимость словами: “Я от Кононенко”.

Поскольку экономический прорыв до следующих выборов президента сомнителен, а партийная касса трещит от теневых доходов, все вероятнее становится проверенный Леонидом Кучмой способ сохранения власти. В его основе — моделирование второго тура выборов, когда против действующего президента будут выводить наиболее одиозного и наименее проходного кандидата.

А пока вместо борьбы с олигархами создаются условия, в которых их принуждают идти на уступки и делиться. В итоге система не очищается, а лишь перераспределяются потоки и активы в интересах президентского клана. Единственный способ остановить эту волну — вынуждать власть к очищению через объединение новых политиков и пропаганду нетерпимости к коррупции. А введение международных санкций против коррупционеров из новой власти должно стать весомым аргументом в этой борьбе.

Новое ВремяСергей Лещенко

Вместо того, чтобы бороться с олигархами, власть заставляет их идти на уступки и делиться. В результате система не очищается — перераспределяются лишь потоки в интересах президентского клана

Анонсированный весной прошлого года проект деолигархизация потерпел фиаско. Теперь Петр Порошенко ведет себя, как типичный украинский президент,— строит клан, призванный стать финансовой базой при политической надстройке, гарантирующей длительное пребывание у власти, а затем — мирный отход с должности.

В основе клана находятся несколько ближайших соратников президента, обеспечивающих непрерывный поток средств. В первую очередь это Игорь Кононенко, который раздает направления для обогащения с последующим получением комиссии.

Речь идет, например, о компании Центрэнерго, где за схемы поставки угля отвечает близкий к верхушке БПП депутат Сергей Трегубенко. Приватизацию компании срывают второй год подряд вопреки тому, что интерес к ней проявляла крупнейшая французская корпорация Gaz de France. Заблокировали даже прозрачный конкурс по назначению главы Центрэнерго — претендентам лично звонил Кононенко с просьбой не выступать с публичными протестами.

Еще одна масштабная схема Кононенко включает вывод денег из государственных облэнерго, где под его зонтиком работала компания Энергомережа братьев Крючковых. Один из них недавно был объявлен в розыск, а накануне на новом Rolls-Royce приезжал в Фонд госимущества обсуждать условия приватизации облэнерго. В своем интервью глава регулятора Дмитрий Вовк прямо сказал, что Кононенко пытался командовать его органом и защищать Крючковых, называя их “неплохими парнями”.

Подмастерьем у Кононенко в сооружении клановой семьи трудится депутат Александр Грановский, отвечающий за прохождение правильных решений в судах и гарантирующий принятие решений по прокурорской цепочке. На уровне СБУ вертикаль Кононенко—Грановского обеспечивает заместитель главы спецслужбы Павел Демчина, которого недавно назначили первым замглавы СБУ, руководителем антикоррупционного управления.

Второй опорой клана является главный куратор оборонных заказов страны Олег Гладковский. Владелец Кременчугского автозавода Константин Жеваго негодует — его техника продается в более 80 странах мира, но не подходит для родной страны, а заказы забирает черкасский завод Богдан, производящий примитивную отверточную сборку белорусских МАЗов.

Третий столп президентской Семьи — глава Государственной фискальной службы Роман Насиров, имя которого стало символом сохранения старых схем на таможне и непрозрачной работы налоговиков.

После ослабления позиций Бориса Ложкина роль контактера с олигархами взял на себя Юрий Луценко, проведший переговоры с Игорем Коломойским во время недавнего визита в Ивано-Франковскую область. На сегодняшний день Коломойского пытаются запугивать сценарием национализации ПриватБанка якобы по требованию американцев, взамен предлагая договориться. В свою очередь Коломойский, понимая, что его раскуркуливание может стать новым “национальным проектом”, выстраивает оборону. Его главная опора — не столько группа Відродження, спасающая коалицию голосами, сколько Народный фронт и министр Арсен Аваков, посылающий сигналы о возможном протесте вооруженных батальонов против власти Порошенко.

Но даже политические конкуренты способны договариваться, когда речь заходит о контроле над главными дойными коровами страны. Так, Кононенко и Аваков являются кураторами Министерства инфраструктуры, где коррупция, кажется, неистребима. Одна из историй показательна: когда руководителя Дунайского пароходства вызвали в министерство и попытались уволить, тот попросился в туалет, откуда совершил звонок министру внутренних дел. После чего министра инфраструктуры вызвали на ковер в МВД. Или другой случай — когда руководитель Полтавского автодора при собеседовании на вышестоящую должность даже в присутствии телекамер общественных наблюдателей доказывал свою незаменимость словами: “Я от Кононенко”.

Поскольку экономический прорыв до следующих выборов президента сомнителен, а партийная касса трещит от теневых доходов, все вероятнее становится проверенный Леонидом Кучмой способ сохранения власти. В его основе — моделирование второго тура выборов, когда против действующего президента будут выводить наиболее одиозного и наименее проходного кандидата.

А пока вместо борьбы с олигархами создаются условия, в которых их принуждают идти на уступки и делиться. В итоге система не очищается, а лишь перераспределяются потоки и активы в интересах президентского клана. Единственный способ остановить эту волну — вынуждать власть к очищению через объединение новых политиков и пропаганду нетерпимости к коррупции. А введение международных санкций против коррупционеров из новой власти должно стать весомым аргументом в этой борьбе.

Новое Время

«Грановский шваль и абсолютная мразь», — Саакашвили о нардепе из «Блока Порошенко». ВИДЕО «Грановский шваль и абсолютная мразь», — Саакашвили о нардепе из «Блока Порошенко». ВИДЕО

Украинский Политик

Глава Одесской ОГА Михеил Саакашвили прокомментировал деятельность Генпрокуратуры и дал нелицеприятную характеристику народному депутату от «Блока Петра Порошенко» Александру Грановскому — ставленнику Петра Порошенко и его «смотрящему» над судьями.

Украинский политик публиковал журналистское расследование «Схемы» относительно деятельности одиозного Грановского

Саакашвили отметил: «Я очень уважаю Луценко и возлагал на него большие надежды с самого начала. Но, Юра, то что в твоей работе нет политической составляющей, это бред. Потому что в стране может быть только один генеральный прокурор — это ты, Юра. Мы уже видели, как завершают режимы, которые управляют в карманном режиме прокуратурой. Я был главой государства и знаю, как это случается. Несколько раз я обжегся, когда кое-кто из моих подчиненных в Грузии пытались это делать. Мне бы не хотелось, чтобы в таком большом государстве, как Украина, это повторилось».

Далее он дал нелицеприятные характеристики нардепу от БПП Александру Грановскому.Украинский Политик

Глава Одесской ОГА Михеил Саакашвили прокомментировал деятельность Генпрокуратуры и дал нелицеприятную характеристику народному депутату от «Блока Петра Порошенко» Александру Грановскому — ставленнику Петра Порошенко и его «смотрящему» над судьями.

Украинский политик публиковал журналистское расследование «Схемы» относительно деятельности одиозного Грановского

Саакашвили отметил: «Я очень уважаю Луценко и возлагал на него большие надежды с самого начала. Но, Юра, то что в твоей работе нет политической составляющей, это бред. Потому что в стране может быть только один генеральный прокурор — это ты, Юра. Мы уже видели, как завершают режимы, которые управляют в карманном режиме прокуратурой. Я был главой государства и знаю, как это случается. Несколько раз я обжегся, когда кое-кто из моих подчиненных в Грузии пытались это делать. Мне бы не хотелось, чтобы в таком большом государстве, как Украина, это повторилось».

Далее он дал нелицеприятные характеристики нардепу от БПП Александру Грановскому.

Будни порошенковской пехоты: «делишки» Александра ГрановскогоБудни порошенковской пехоты: «делишки» Александра Грановского

Украинский Политик

Опубликовано видео встреч депутата фракции БПП Александра Грановского действующим и бывшими чиновниками в ресторане «Ink».

Так, Грановский встретился с экс-министром энергетики и угольной промышленности Владимиром Демчишин, однако в интервью журналистам «Схем» депутат никак не прокомментировал эту встречу, сообщив лишь что с экс-министром его связывают чисто дружеские отношения.

Также в этот день Грановский виделся с директором Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз Александром Рувин. Депутат пояснил, что целью встречи было знакомство с его сыном.

Позже в этом же ресторане Грановский общался с главой окружного суда Киева Павлом Волком, после чего пересел за другой столик, где его ждал Сергей Тищенко, владелец компании Укройлпродукт, которая купила арестованы нефтепродукты олигарха Сергея Курченко. Депутат пояснил, что эта встреча была случайной и с Тищенко он не поддерживает отношения. Тищенко также отказался комментировать цель встречи.

Свою встречу с одиозным прокурором Сергеем Лысенко Грановский прокомментировал так: «По моему мнению, он достаточно опытный, талантливый и в широком смысле слова сильный прокурор, к услугам которого я иногда прибегаю», — сказал депутат, добавив, что в настоящее время Лысенко не является должностным лицом.

Ранее сообщалось, что Грановский — давний друг нардепа Игоря Кононенко, и вместе с ним, один из неформальных кураторов фракции БПП, а Лысенко главарь прокурорского группировки «Лысые птицы», известный позорной перепиской с другими двумя прокурорами относительно расправы над активистом.

Ранее Грановский планировал обратиться в суд с просьбой запретить редакции программы расследований «Схемы» публиковать данные о его встречах.Украинский Политик

Опубликовано видео встреч депутата фракции БПП Александра Грановского действующим и бывшими чиновниками в ресторане «Ink».

Так, Грановский встретился с экс-министром энергетики и угольной промышленности Владимиром Демчишин, однако в интервью журналистам «Схем» депутат никак не прокомментировал эту встречу, сообщив лишь что с экс-министром его связывают чисто дружеские отношения.

Также в этот день Грановский виделся с директором Киевского научно-исследовательского института судебных экспертиз Александром Рувин. Депутат пояснил, что целью встречи было знакомство с его сыном.

Позже в этом же ресторане Грановский общался с главой окружного суда Киева Павлом Волком, после чего пересел за другой столик, где его ждал Сергей Тищенко, владелец компании Укройлпродукт, которая купила арестованы нефтепродукты олигарха Сергея Курченко. Депутат пояснил, что эта встреча была случайной и с Тищенко он не поддерживает отношения. Тищенко также отказался комментировать цель встречи.

Свою встречу с одиозным прокурором Сергеем Лысенко Грановский прокомментировал так: «По моему мнению, он достаточно опытный, талантливый и в широком смысле слова сильный прокурор, к услугам которого я иногда прибегаю», — сказал депутат, добавив, что в настоящее время Лысенко не является должностным лицом.

Ранее сообщалось, что Грановский — давний друг нардепа Игоря Кононенко, и вместе с ним, один из неформальных кураторов фракции БПП, а Лысенко главарь прокурорского группировки «Лысые птицы», известный позорной перепиской с другими двумя прокурорами относительно расправы над активистом.

Ранее Грановский планировал обратиться в суд с просьбой запретить редакции программы расследований «Схемы» публиковать данные о его встречах.

Карманная Генпрокуратура президента. Столярчук и департамент Кононенко-ГрановскогоКарманная Генпрокуратура президента. Столярчук и департамент Кононенко-Грановского

Сергей Лещенко

Фаворит на пост генпрокурора Юрий Столярчук обладает важным для этого качеством – лояльностью президенту Порошенко. В последние месяцы в структуре возглавляемого им Главного следственного управления Генпрокуратуры создали «карманное» подразделение Банковой, которое специализируется на решении политически деликатных вопросов.

Год назад после утверждения генпрокурором Виктор Шокин назначил на пост своего заместителя Юрия Столярчука, который был известен тем, что много лет назад расследовал дело Гонгадзе, но уволился из прокуратуры в феврале 2004 года.

И вот в 2015 году произошло возвращение Столярчука как человека Шокина на ключевую должность. Он получил должность зама, ответственного за следствие Генпрокуратуры.

Помимо кураторства над Главным следственным управлением, Столярчук в прокуратуре Шокина лично занимался уголовным делом, о котором мало известно широкой публике – но в котором президент Петр Порошенко имел свой интерес. Это дело компании «Нефтегаздобыча» – частного предприятия, которое добывает на скважинах в Полтавской области. Когда-то очень давно, в 2000-ых годах Порошенко был партнером депутата-социалиста Николая Рудьковского в «Нефтегаздобыче», но во времена Кучмы лишился актива, а вместо него долю в бизнесе Рудьковского получил Нестор Шуфрич, подкрепленный «крышей» Виктора Медведчука.

Но спустя какое-то время Рудьковский и Шуфрич тоже поссорились, а мирить стороны взялся Ринат Ахметов, который купил контрольный пакет акций. Таким образом, спустя годы в структуре бизнеса все перетасовалось, а доля Порошенко была окончательно перепродана.

После победы Порошенко произошел арест одного из уголовных авторитетов по кличке «Молдован», который предоставлял Рудьковскому «крышу». Был также найден бывший директор компании Олег Семинский. Он утверждает, что несколько лет удерживался в подвале во Киевской области, прикованный наручниками к батарее. Было возбуждено уголовное дело против главы Апелляционного суда Киева Чернушенко, который не только «химичил» в суде при распределении дел, но и занимал сторону Ахметова в конфликте вокруг «Нефтегаздобычи».

В итоге, как всегда бывает, продукт работы следствия стал разменной монетой в понятийном споре верховных вершителей. Это уголовное дело значительно усилило позиции президента в переговорах с Ахметовым. Каким образом глава государства и олигарх уладили спор – и уладили окончательно ли – достоверно неизвестно. Но команда во главе со Столярчуком, расследовавшая историю «Нефтегаздобычи», получила огромное доверие у Порошенко.

В следственную группу, которой доверили дело «Нефтегаздобычи», входит также следователь Дмитрий Сус.

Его можно считать особо доверенным исполнителем. И сегодня ему поручают дела против лиц, которые стали костью в горле для Шокина и Порошенко. Так, именно Сус летом прошлого года возбудил уголовное производство против людей Давита Сакварелидзе, разоблачавших «бриллиантовых прокуроров». Именно Сус ведет сейчас дело по квартирам бывшего зама генпрокурора Виталия Касько. Именно Сус в последние дни занимается всей командой Сакварелидзе, которую «разрывают» после увольнения грузинского прокурора.

И какое-то время назад Шокин вместе с подручными решили, что для более эффективного исполнения поставленных сверху задач необходимо создать отдельное подразделение в структуре Генпрокуратуры. Оно появилось в феврале 2016 года и получило название «Департамент расследований в сфере госслужбы и госсобственности». В народе – департамент «Кононенко-Грановского» по имени двух депутатов из ближайшего окружения президента, которые являются его «кураторами».

Департамент вошел в Главное следственное управления Генпрокуратуры, куратором которого как заместитель генпрокурора стал… правильно, Столярчук. А подтверждением особого доверия со стороны Порошенко стал тот факт, что одним из руководителей «Департамента Кононенко-Грановского» в качестве заместителя стал тот самый Дмитрий Сус.

История возникновения этого подразделения удивительна: он был создан практически молниеносно. В нем предусмотрена 51 должность. Для нужд этого департамента мгновенно было выделено отдельное здание на улице Петлюры – бывшая транспортная прокуратура.

Для сравнения – следователи Управления специальных расследований, которое ведет дела по преступлениям на Майдане, месяцами не могут получить дополнительные кабинеты, не говоря о том, чтобы им создали дополнительные вакансии – и разгрузили тех, кто работают днем и ночью.

«Смотрящим» за Департаментом расследований в сфере госслужбы и госсобственности называют народного депутата Александра Грановского – юриста, который близок к Игорю Кононенко и который был замешан в корпоративном конфликте вокруг торгового центра Sky Mall с эстонским инвестором и компанией Dragon Capital.

Свидетели утверждают, что Грановский вместе со своим помощником регулярно присутствует на совещаниях… в кабинете заместителя генпрокурора Столярчука, где также присутствуют следователи прокуратуры.

По словам инсайдеров, сотрудников в это управления «Кононенко-Грановского» набирают по принципам личной преданности. От претендентов требуют держать всю информацию в секрете, не делиться нею даже внутри Генпрокуратуры, а о любых контактах сообщать вышестоящему руководителю. Также претендентам якобы обещана доплата в конвертах как компенсация за лояльность.

Одно из первых дел, которое открыл департамент Кононенко-Грановского, стало уголовное дело против «Центра противодействия коррупции», который возглавляют Виталий Шабунин и Дария Каленюк. Столярчук, который является куратором этого департамента, договорился до того, что предложил допросить в рамках этого производства… посла США Джеффри Пайетта, что противоречит международным конвенциям. В своем рвении это сравнимо разве что с письмами Рената Кузьмина президенту США Бараку Обаме, с которого смеялся весь юридическим мир во времена Януковича. В последние дни Столярчук непублично пытается замять скандал, направив извинения Пайетту.

Сам факт появления такого «Департамента» вызывал настороженность, поскольку сфера расследования совпадает с Национальный антикоррупционным бюро, которому Шокин запретил передавать дела.

На этом фоне циркулируют слухи о том, что главная цель – это дискредитация НАБУ с тем, чтобы позже передать эту структуру в подчинение Государственного бюро расследований, которое только создается, но которое будет более подконтрольно власти. Здесь можно напомнить, что президент Порошенко выступил против предоставления НАБУ права на свою «прослушку» – что, в свою очередь, подрывает институциональную способность антикоррупционного бюро.

На сегодняшний день провал борьбы с коррупцией стало главной проблемой для президента Порошенко в диалоге с европейскими и американскими лидерами, от которых зависит выделение финансовой помощи Украине. По информации источников, во время переговоров с вице-президентом США Джо Байденом последний прямо увязал – материальная поддержка Украины возможна только после начала борьбы с коррупцией и реформы Генпрокуратуры.

Фактически, условия были озвучены в редакторской статье самой влиятельной газеты мира New York Times. Правда, реакция Порошенко на критику может шокировать – статью за подписью редакционного совета самой влиятельной газеты мира New York Times президент Украины назвал проявлением «гибридной войны». Тем самым в очередной раз подтвердив отсутствие политической воли бороться с коррупцией. Что чревато не просто политическим кризисом, а и народными волнениями.

Украинская ПравдаСергей Лещенко

Фаворит на пост генпрокурора Юрий Столярчук обладает важным для этого качеством – лояльностью президенту Порошенко. В последние месяцы в структуре возглавляемого им Главного следственного управления Генпрокуратуры создали «карманное» подразделение Банковой, которое специализируется на решении политически деликатных вопросов.

Год назад после утверждения генпрокурором Виктор Шокин назначил на пост своего заместителя Юрия Столярчука, который был известен тем, что много лет назад расследовал дело Гонгадзе, но уволился из прокуратуры в феврале 2004 года.

И вот в 2015 году произошло возвращение Столярчука как человека Шокина на ключевую должность. Он получил должность зама, ответственного за следствие Генпрокуратуры.

Помимо кураторства над Главным следственным управлением, Столярчук в прокуратуре Шокина лично занимался уголовным делом, о котором мало известно широкой публике – но в котором президент Петр Порошенко имел свой интерес. Это дело компании «Нефтегаздобыча» – частного предприятия, которое добывает на скважинах в Полтавской области. Когда-то очень давно, в 2000-ых годах Порошенко был партнером депутата-социалиста Николая Рудьковского в «Нефтегаздобыче», но во времена Кучмы лишился актива, а вместо него долю в бизнесе Рудьковского получил Нестор Шуфрич, подкрепленный «крышей» Виктора Медведчука.

Но спустя какое-то время Рудьковский и Шуфрич тоже поссорились, а мирить стороны взялся Ринат Ахметов, который купил контрольный пакет акций. Таким образом, спустя годы в структуре бизнеса все перетасовалось, а доля Порошенко была окончательно перепродана.

После победы Порошенко произошел арест одного из уголовных авторитетов по кличке «Молдован», который предоставлял Рудьковскому «крышу». Был также найден бывший директор компании Олег Семинский. Он утверждает, что несколько лет удерживался в подвале во Киевской области, прикованный наручниками к батарее. Было возбуждено уголовное дело против главы Апелляционного суда Киева Чернушенко, который не только «химичил» в суде при распределении дел, но и занимал сторону Ахметова в конфликте вокруг «Нефтегаздобычи».

В итоге, как всегда бывает, продукт работы следствия стал разменной монетой в понятийном споре верховных вершителей. Это уголовное дело значительно усилило позиции президента в переговорах с Ахметовым. Каким образом глава государства и олигарх уладили спор – и уладили окончательно ли – достоверно неизвестно. Но команда во главе со Столярчуком, расследовавшая историю «Нефтегаздобычи», получила огромное доверие у Порошенко.

В следственную группу, которой доверили дело «Нефтегаздобычи», входит также следователь Дмитрий Сус.

Его можно считать особо доверенным исполнителем. И сегодня ему поручают дела против лиц, которые стали костью в горле для Шокина и Порошенко. Так, именно Сус летом прошлого года возбудил уголовное производство против людей Давита Сакварелидзе, разоблачавших «бриллиантовых прокуроров». Именно Сус ведет сейчас дело по квартирам бывшего зама генпрокурора Виталия Касько. Именно Сус в последние дни занимается всей командой Сакварелидзе, которую «разрывают» после увольнения грузинского прокурора.

И какое-то время назад Шокин вместе с подручными решили, что для более эффективного исполнения поставленных сверху задач необходимо создать отдельное подразделение в структуре Генпрокуратуры. Оно появилось в феврале 2016 года и получило название «Департамент расследований в сфере госслужбы и госсобственности». В народе – департамент «Кононенко-Грановского» по имени двух депутатов из ближайшего окружения президента, которые являются его «кураторами».

Департамент вошел в Главное следственное управления Генпрокуратуры, куратором которого как заместитель генпрокурора стал… правильно, Столярчук. А подтверждением особого доверия со стороны Порошенко стал тот факт, что одним из руководителей «Департамента Кононенко-Грановского» в качестве заместителя стал тот самый Дмитрий Сус.

История возникновения этого подразделения удивительна: он был создан практически молниеносно. В нем предусмотрена 51 должность. Для нужд этого департамента мгновенно было выделено отдельное здание на улице Петлюры – бывшая транспортная прокуратура.

Для сравнения – следователи Управления специальных расследований, которое ведет дела по преступлениям на Майдане, месяцами не могут получить дополнительные кабинеты, не говоря о том, чтобы им создали дополнительные вакансии – и разгрузили тех, кто работают днем и ночью.

«Смотрящим» за Департаментом расследований в сфере госслужбы и госсобственности называют народного депутата Александра Грановского – юриста, который близок к Игорю Кононенко и который был замешан в корпоративном конфликте вокруг торгового центра Sky Mall с эстонским инвестором и компанией Dragon Capital.

Свидетели утверждают, что Грановский вместе со своим помощником регулярно присутствует на совещаниях… в кабинете заместителя генпрокурора Столярчука, где также присутствуют следователи прокуратуры.

По словам инсайдеров, сотрудников в это управления «Кононенко-Грановского» набирают по принципам личной преданности. От претендентов требуют держать всю информацию в секрете, не делиться нею даже внутри Генпрокуратуры, а о любых контактах сообщать вышестоящему руководителю. Также претендентам якобы обещана доплата в конвертах как компенсация за лояльность.

Одно из первых дел, которое открыл департамент Кононенко-Грановского, стало уголовное дело против «Центра противодействия коррупции», который возглавляют Виталий Шабунин и Дария Каленюк. Столярчук, который является куратором этого департамента, договорился до того, что предложил допросить в рамках этого производства… посла США Джеффри Пайетта, что противоречит международным конвенциям. В своем рвении это сравнимо разве что с письмами Рената Кузьмина президенту США Бараку Обаме, с которого смеялся весь юридическим мир во времена Януковича. В последние дни Столярчук непублично пытается замять скандал, направив извинения Пайетту.

Сам факт появления такого «Департамента» вызывал настороженность, поскольку сфера расследования совпадает с Национальный антикоррупционным бюро, которому Шокин запретил передавать дела.

На этом фоне циркулируют слухи о том, что главная цель – это дискредитация НАБУ с тем, чтобы позже передать эту структуру в подчинение Государственного бюро расследований, которое только создается, но которое будет более подконтрольно власти. Здесь можно напомнить, что президент Порошенко выступил против предоставления НАБУ права на свою «прослушку» – что, в свою очередь, подрывает институциональную способность антикоррупционного бюро.

На сегодняшний день провал борьбы с коррупцией стало главной проблемой для президента Порошенко в диалоге с европейскими и американскими лидерами, от которых зависит выделение финансовой помощи Украине. По информации источников, во время переговоров с вице-президентом США Джо Байденом последний прямо увязал – материальная поддержка Украины возможна только после начала борьбы с коррупцией и реформы Генпрокуратуры.

Фактически, условия были озвучены в редакторской статье самой влиятельной газеты мира New York Times. Правда, реакция Порошенко на критику может шокировать – статью за подписью редакционного совета самой влиятельной газеты мира New York Times президент Украины назвал проявлением «гибридной войны». Тем самым в очередной раз подтвердив отсутствие политической воли бороться с коррупцией. Что чревато не просто политическим кризисом, а и народными волнениями.

Украинская Правда

Александр Грановский: Не вижу ничего дурного в том, чтобы порекомендовать Айварасу заместителя. Почему бы и нет?Александр Грановский: Не вижу ничего дурного в том, чтобы порекомендовать Айварасу заместителя. Почему бы и нет?

Наталья Литвинова, Павел Вуец.

Нардеп от БПП Александр Грановский, в отличие от своего коллеги по фракции и друга Игоря Кононенко, редко дает интервью. Его сложно застать в кулуарах, комментирующего что-то журналистам, за весь нынешний созыв он ни разу не выступил ни с трибуны, ни с места, ни на брифинге.

После скандала с отставкой министра экономического развития Айвараса Абромавичуса, в который попал его друг Кононенко, Грановский на удивление легко согласился на интервью. Журналистов «Главкома» он принял в своем небольшом скромно оборудованном кабинете в комитете на улице Садовой. На столе – скромные телефоны советского образца, на стене – далеко не новый телевизор, транслирующий эфир канала «Рада», на столике возле дивана – маца в коробке. Когда речь заходила о Кононенко, Грановский закуривал и выдерживал паузу, всячески подыскивая слова для того, чтобы уйти от прямо поставленного вопроса и защитить своего товарища.

В список БПП (место №58) Грановского пригласил именно Кононенко. До этого они вместе были депутатами Киевсовета. В бизнес-кругах о Грановском говорят, как о креативном менеджере, специализирующемся на недвижимости. В парламенте у него специфическая репутация, как и у Кононенко: его также знают как неформального переговорщика. Специализация Грановского – решать проблемы в судах. Известный журналист Юрий Бутусов в «фейсбуке» назвал его «исполнителем грязной работы», «сборщиком», который не брезгует ничем»: «Для создания конкретных схем он получает полномочия на управление конкретными судами, подразделениями СБУ и Генпрокуратуры».

Так, например, фамилия Грановского всплывала в деле Геннадия Корбана, который обвиняет в своем преследовании непосредственно Кононенко. В январе апелляционную жалобу защиты рассматривали судьи Денис Масенко, Валерий Лашевич и Виктор Глиняный. В окружении Корбана считают, что этих судей назначали именно «с руки» Грановского. Сам Корбан открыто заявлял, что Кононенко контролирует «Укртранснафту», ряд госбанков и экспортные контракты Одесского припортового завода, а Грановский «осуществляет юридическое обслуживание» всего этого.

Александр Грановский, улыбаясь, опровергает все обвинения и намекает, что если и помогает кому-то в судах, то абсолютно легально и бесплатно. А в «Абрамавичусгейте» полностью на стороне своего друга Кононенко.

«Айварас – человек достаточно сложный и малоконтактный»

Вы у себя на facebook резко критично выразились относительно отставки министра экономического развития Айвараса Абромавичуса. В частности, осудили его за то, что он молчал, когда ему пытались «впихнуть жуликов в заместители или руководители ГП». Чем, по-вашему, реально была продиктована отставка министра?

Любой министр, к счастью или к сожалению, – это политик. Айварас слыл не плохим политиком, скорее, не плохим менеджером. Судя по общему мнению, человек он достаточно сложный, малоконтактный, поэтому, все держались немного в стороне от него. Я не знаком ни с одним человеком, который бы говорил об Айварасе, что он находится с ним в регулярном контакте и предлагает какие-то реформы. Приведу пример: есть министр здравоохранения Александр Квиташвили, тоже иностранец, но о нем говорят другое – он открыт к общению, готов принять, выслушать, а если есть интересное предложение, то реализовать его. Все люди разные. Поэтому, когда Абромавичус говорит, что кто-то на него оказывал воздействие, лоббировал какой-то результат, то я к этим словам отношусь с опаской. Это же очень сложно скрыть. Все знают, кто чем занимается, поэтому меня это заявление как минимум, удивило. Но я не имею права судить о том, с чем связано его публичное высказывание – для этого нужно владеть фактажом.

А вы знаете о том, что Яценюк называл его «космонавтом»?

(Ха-ха) Нет, я такого не слышал. Здоровался в коридорах с ним, но никогда не общался. Поэтому мое собственное мнение основано только на каких-то слухах и рассказах других людей.

Почему тогда европейцы так резко дружно отреагировали по поводу его отставки? (Послы Швеции, США, Великобритании, Канады, Германии, Италии, Франции, Литвы и Швейцарии в Украине так выразились по поводу отставки Абромавичуса: «Мы глубоко разочарованы отставкой министра экономического развития и торговли, который достиг настоящих результатов в проведении реформ в Украине. В течение прошлого года господин Абромавичус и его профессиональная команда добилась важных сдвигов во внедрении жестких, но необходимых экономических реформ – ред.).

Европейцы ведут себя достаточно последовательно. Чаще всего они правы, но не всегда. Я был свидетелем нескольких споров с иностранцами: если они занимают какую-то позицию, переубедить их очень трудно. Они могут менять свое мнение под весом аргументов, но, чаще всего, этого не делают. Просто с министрами, у которых иностранное прошлое и украинское настоящее, им (европейцам – ред.) проще работать.

Почему тогда заявления об отставке министра инфраструктуры Андрея Пивоварского и министра здравоохранения Александра Квиташвили не наделали столько шуму, как Абромавичуса…

Они не делали подобные заявления. Весь резонанс ситуации в том, что человек назвал фамилию Кононенко и обвинил его во всех смертных грехах, не приложив к этим словам веских доказательств. Веское обвинение должно сопровождаться вескими доказательствами, а в противном случае это воспринимается как политиканство. Я не готов давать справедливую оценку, хорошим или плохим министром был Абромавичус. Хотел ли он уходить? Насколько я слыхал – не хотел.

Наверное, он провел какую-то разведку, посчитал голоса, и понял, что есть другие претенденты, фамилии которых уже известны. Вопрос – как не уйти? Таким образом, очевидно, это достаточно прямой, понятный ход, который позволит ему остаться на своем месте. Я склонен считать, что его поведение связано как раз с нежеланием уйти в отставку. Вероятно, красиво хлопнуть дверью в его понимании – более эффективный ход, нежели отправиться в отставку. Но я не видел ранее за ним склонности вести себя настолько резко, где-то даже агрессивно. Очевидно, такой шаг был кем-то подготовлен.

Кем?

Не хочу комментировать слухи о его предварительных переговорах с Михаилом Саакашвили, у меня нет проверенной информации (Один из политологов у себя на Facebook написал, что в канун отставки встретил в одном киевском ресторане Айвараса Абромавичуса с Михеилом Саакашвили – «Главком»). Я призываю об этом спросить у Айвараса.

Как вам реакция вашего соратника по фракции Игоря Кононенко на обвинения в его адрес?

После заявления министра Игорь Кононенко отчитывался перед коллегами на фракции. Он говорил, что виделся с Абромавичусом в жизни всего четыре раза. Это же очень просто проверить. Айварас должен сказать, где и как это (давление) происходило. Невозможно оказывать давление, не встречаясь с человеком, или не говоря с ним по телефону. Кононенко последний раз встречался с Айварасом в декабре, когда Верховная рада голосовала за законопроект об открытых торгах (25 декабря Верховная рада приняла правительственный законопроект №3559 о публичных закупках – «Главком»). Далее – Айварас говорит, что на предприятиях якобы работают, люди, которые не имеют к нему отношения. Это тоже можно проверить: кем они были в прошлом, каким образом были назначены. Далее – якобы Айварасу «продавливали» на должность замминистра Андрея Пасичника (заместителя председателя «Нафтогаза» – «Главком») Что, у Айвараса нет телефона, чтобы сказать об этом? Даже если это так, то почему он не сказал сразу, что не хочет такого человека? Это абсурд. Скажи: «не хочу». Почему этого не было сделано? Почему об этом все узнают из прессы?

Может, ему угрожали, просили не разглашать…

Если это и так, то он об этом не говорит.

«Решательные» функции Кононенко приписывали еще до скандала с Абромавичусом. Почему эти разговоры постоянно муссируются, в том числе, депутатами вашей фракции? Неужели все поголовно на него наговаривают?

Кононенко – очень общительный и контактный человек. Если вы опросите фракцию, то около 80% человек вам скажут, что обращаются к нему за помощью по тому или иному вопросу. Игорь иногда физически сидеть не может в зале, так как к нему постоянно кто-то обращается. Причем не только депутаты нашей фракции, но и другие. Это рядовые понятные просьбы, которые не связаны с коррупционной деятельностью, с лоббированием каких-то интересов. Чаще всего – бытовые. Например, просят организовать встречу с кем-то. Более того, как люди появляются на тех или иных должностях? Кто-то кого-то предложил, порекомендовал. Я ничего не вижу дурного в том, чтобы порекомендовать Айварасу заместителя министра. Почему бы и нет?

Но если такая рекомендация спускается от друзей Президента, это может быть воспринято как навязывание «смотрящего».

Тогда человек говорит: я не хочу такого заместителя министра от вас и ставится точка. Это последовательная позиция. Если бы Айварас в десятый раз сказал Игорю Витальевичу: пожалуйста, прекрати мне навязывать своих людей, и в 11-й раз вышел бы к прессе – это было бы последовательно.

Вы с Кононенко разговаривали после этого скандала?

И не раз – он очень расстроен. Нас связывают с ним дружеские отношения, это не секрет. Он психологически надломлен, потому что это был для него совершенно неожиданный ход. Это все равно, что сказать, что я подсиживаю премьер-министра и обвинить в этом меня публично. Когда человек имеет отношение к тому или иному процессу, он психологически готов к возможной атаке, если у этого есть негативный душок. Но в данном случае – все на фоне полной безоблачности.

Мы бы поспорили насчет безоблачности. О том, что Кононенко – «серый кардинал» фракции БПП, говорилось задолго до обвинений Абромавичуса. Почитайте заявления депутата Лещенко с вашей же фракции.

Почву под такие теории легко создать. Известно, что Кононенко исторически близок к президенту. Они много лет дружат. Да, он видит президента чаще, чем другие. Например, у какого-нибудь депутата возникает вопрос первому лицу государства – он может записаться на прием и ждать, либо попросить спросить у того, кто видит его чаще. Люди просят об этом Игоря Кононенко и по возможности он помогает.

Судя по всему, фракция БПП пока приняла сторону Кононенко.

Он говорил простым языком: ребята, если это обвинение не беспочвенно, то где Айварас, почему его нет? Почему Айварас не перечислил людей, которые по рекомендации Кононенко работают на госпредприятиях, подчиненных Минэкономики, и не показал связь с ними? Айварас должен сказать, когда и при каких обстоятельствах на него оказывали давление. Если такое было – думаю, Игорь ответит за свои поступки.

Кто же и зачем тогда, по-вашему, создает мифы о плохом Кононенко?

Это большая политика, в которой разные игроки с разными интересами. Поэтому те или иные политические силы просто вынуждены играть в подобные игры. Это неизбежно. Мы к этому спокойно относимся. Берем пример Николая Мартыненко. Нет приговора никакого, никто не осужден, тем не менее, под весом каких-то аргументов, в том числе правовых, человек был вынужден принять подобное решение (нардеп от «Народного фронта» Мартыненко был обвинен в коррупции депутатом Сергеем Лещенко и уже сложил мандат – «Главком»). Честь ему и хвала. Но подобных аргументов в адрес Кононенко я не вижу.

Как эта ситуация может повлиять на дальнейшее финансирование Украины иностранными партнерами?

Иностранцам нужна стабильность. Их меньше интересуют персоналии, нежели политический общий комфорт. Они к Айварасу относятся с уважением, к нему прислушиваются. Но считаю, что все это не смертельно, ведь у всех сторон конфликта есть шансы договориться. Нужно понижать градус таких неприятных дискуссий. Айвараса можно понять: его пригласили работать в сложный Кабмин с не самым простым премьер-министром. Вряд ли он глубоко чувствует украинское политиканство и стратегически в подобных вещах может ошибиться. Необходимо усадить его за стол, поговорить начистоту, затем принять компромиссное решение.

Но если все это не правда, то Кононенко может подавать в суд на Абрамавичуса.

Это же большая политика. Я бы сел бы за стол, нашел компромиссные решения и отозвал свое заявление.

В итоге на сайте Администрации президента появятся фотографии, как они втроем сидят за столом и подпись, что «заради реформ будемо рухатися разом»?

Я бы хотел, чтобы так и было. Не уверен, что так будет, но я бы хотел. Айварас пока сделал заявление, подтверждения которому нет. Следствие может длиться два года, но никто же столько ждать не будет.

Вы говорите, что Абромавичус должен предоставить доказательства. Ну, вы же, как друг Кононенко, верите тому, что он этого не делал?

Я с ним близко общаюсь и знаю, что это не похоже на правду. Но я не имею права утверждать.

Расскажите о своих функциях в БПП. В кулуарах вас называют «правой рукой», «конфликтологом», «бизнес-лоббистом», «кассиром»… А после этой истории журналист Юрий Бутусов, написал, что вы решаете все вопросы, связанные с судами.

Нет такого понятия «функция в партии».

Ну, вы же говорите, что у Кононенко функция – всем помогать.

Она неформальная. Если говорить о неформальном, то это, скорее, не функция, а желание. Ко мне многие обращаются за советом. Говорить о том, что я что-то решаю – неправильно. Я подсказываю, предлагаю варианты решений, которые мне приходят на ум. Я это делаю с удовольствием и ничего на этом не зарабатываю.

Какого плана эта помощь?

Объясню, откуда слухи, что я решаю вопросы в судах. Я людям предлагаю мое видение разрешения тех или иных ситуаций. Они разные, могут касаться государственной службы, ведомств, сложностей в работе того или иного министерства. Я приблизительно понимаю, как работает эта юридическая механика. Если я знаю участников рынка, то могу предложить с ними встретиться. Делаю это довольно часто, только потому, что ко мне обращаются.

Вы мало того, что «решаете вопросы в судах», но еще и член комитета правовой политики и правосудия. Как вы относитесь к предложению министра МВД Арсена Авакова всех старых судей уволить и набрать новых?

Технически это не реализуемо. Прикладной почвы у этого предложения не существует. Невозможно уволить несколько тысяч человек, набрать новых с опытом, которые смогут слушать сложные дела.

А за какой промежуток времени это было бы реально?

Заменить судейский корпус реально в течении 3–4 лет. Конечно, этим людям надо хорошо платить. Коррупция есть потому, что люди мало зарабатывают. В Европе судьи получают достаточно и очень дорожат своей работой.

У нас тоже дорожат. Знаете ли вы, какие сейчас объемы коррупции в судебной системе по сравнению с теми, которые были до Майдана?

В судах апелляционных и высших уровень коррупции значительно снизился. Это правда. В судах первой инстанции, думаю, ничего особенно не поменялось.

Какой это уровень расценок?

Сложно сказать. Не знаю.

Слабо верится, чтобы человек, который давно занимается судебными вопросами, не сталкивался с вымогательствами за нужное решение.

Я читал о самых разных случаях: кто-то $1000 вымогает, кто-то $5000, кто-то $20000. Также слышал о каких-то миллионных порядках, но комментировать это не могу – сам такой деятельностью не занимаюсь.

Есть какая-то система? Или каждый судья, как хочет, так и вымогает?

Я не формирую коррупционное ценообразование в судах.

Правда, что в БПП уже дали команду разворачивать предвыборные штабы?

Это неправда.

Каких сдвигов следует ожидать в коалиции после отчета правительства?

Коалиция состоит из двух компонентов – эмоционального и практического. Если рассматривать практический компонент, то мы считаем, что Кабмин должен быть обновлен. Не готов комментировать насколько обновлен и говорить о персоналиях, но в том или ином смысле публичная позиция партии известна и от моей не отличается.

БПП искренне считает, что перевыборы не нужны, но их особо не боимся – при прочих равных мы будем представлены в Раде приблизительно так же, как сегодня. При всем том, что мы сегодня у власти, и нас критикуют, потому, что мы принимаем непопулярные решения.

Как раз говорят, что для таких неординарных для страны условий парламент работает плохо.

Это говорят те, кто не чувствует, как трудно принимать решения. Но мы считаем, что наша сила будет качественно представлена в новом парламенте. Поэтому, если так сложатся обстоятельства – мы пойдем на выборы, что делать? Но стране это не нужно. Ведь если проанализировать, каким может быть новый парламент, то он будет тяжелее. Могут появиться новые силы, которые не наберут много, но будут представлены, и с ними нужно будет считаться. Думаю, «Народный фронт» тоже не хочет идти на выборы в силу различных обстоятельств, о которых и так много говорят. Развалить этот парламент в чистом виде можно только тонкой политической игрой. Если рассуждать прагматично, то голоса для того, чтобы парламент не разошелся, – точно есть. Но могут ли эти люди вместе работать – это предмет политических переговоров.

С кем тяжелее всего находить общий язык?

По-разному со всеми. Иногда просто находить с «Самопомощью», в то же время, бывает, с «Народным фронтом», с которым мы, вроде бы, по духу во многом похожи, бывает очень трудно.

Вы еще являетесь бизнес-партнером Андрея Адамовского? (Бизнесмен, в собственности которого большое количество коммерческой недвижимости в Киеве, одной из его компаний принадлежит половина ТРЦ Sky Mall — ред.)

Давно нет.

С каких пор?

Практически с 2014 года, наверное.

К разборкам вокруг SKY Mall вы еще имеете отношение? (Ранее компании Arricano и Dradon Capital заявляли, что их партнеры по ТРЦ Sky Mall, Андрей Адамовский и Александр Грановский, мешали реализации в Украине решения Лондонского суда и по сути хотели отобрать у Arricano Sky Mall, используя админресурс, мошеннические схемы, связанные с госреестром имущественных прав и банк «Пивденный», – ред.)

Ноль.

Расскажите о еще одном президентском любимчике – депутате Сергее Березенко. Вы помогали ему на выборах в Чернигове?

Да.

Фамилии Кононенко и Березенко всегда звучат в том контексте, что они, будучи близкими к президенту, узурпировали власть во фракции. Ладно, Кононенко – давний партнер Президента, но за счет чего Березенко имеет такое влияние в БПП?

Я не считаю, что он имеет влияние. Сережа – достаточно умный парень, с которым интересно. Он очень практичный, хорошо понимает механику работы парламента и других органов исполнительной власти. Понимает механическую и юридическую работу органов исполнительной и законодательной власти. Это та основная ценность, которая в нем есть и которой многие пользуются. К нему обращаются с подобными просьбами и это естественно, ведь таких людей немного. Он – продвинутый современный политик с хорошим имиджем.

Имидж у него как раз противоречивый. Есть ли люди во фракции, с которыми вам не очень комфортно общаться?

Нет. Наверное, потому, что я к этому философски отношусь. Каждый склонен заблуждаться. Во всяком случае, во всех ситуациях, в которых я был вынужден оказаться, – всегда предлагаю какое-то решение.

Известно, что во фракции БПП есть разделение на «десятников», которые контролируют свои мини-группы. Вы в какую входите?

Мы с Кононенко в одной группе, где всего 17 человек. В таких группах обсуждается деятельность парламента, анализируются законопроекты, вырабатывается позиция. Опыт показал, что невозможно формировать общее решение всей фракцией, ведь в БПП – 140 человек. Проще разбиваться на группы, обсуждать там позицию, а затем с нею выходить и докладывать.

Но, честно говоря, эти группы не очень эффективно функционируют, поскольку все заняты и не всегда получается собраться. Эта модель разбивки на мини-группы себя не оправдала. И непонятен принцип, по которому надо на них разбиваться. Если по территориальному – то люди друг друга могут хорошо знать, если они из одной области, но у них могут быть разные политические интересы.

Геннадий Корбан обвиняет вашего друга Игоря Кононенко, в организации преследования и вас упоминал как его «юрисконсульта». Как вы оцениваете ситуацию, в которой оказался Корбан?

Кто бы в чем Кононенко ни обвинял, но давайте не будем к этому возвращаться. Он никого не преследует, насколько мне известно. Либо он мне об этом не докладывает.

Корбан заявлял, что Кононенко является «кассиром от БПП» и «отцом коррупции», что он контролирует «Укртранснафту», ряд госбанков и экспортные контракты Одесского припортового завода. А юридическое обслуживание этого обеспечиваете вы. Корбан это все выдумал?

Выдумал.

Вы отрицаете, что ситуация с Корбаном — это политический процесс?

Я не нахожусь в том статусе, когда можно комментировать следственные действия. Корбан – сильный, прагматичный, неординарный и талантливый человек. Вне всякого сомнения. А есть ли у него в шкафу те скелеты, которые позволяют привлечь к ответственности, пусть скажет следствие.

Вы попали в «Блок Порошенко» по квоте «Удара», от которого до этого были депутатом в Киевсовете?

Нет, в список мне предложили войти президент и Игорь Кононенко, поскольку мы вместе работали в Киевсовете и Игорь был доволен моей работой.

«Удар» сейчас держится отдельной группкой в БПП?

Думаю, сегодня такой группы уже нет. Эти депутаты абсолютно ассимилировались с общей командой. Я уже забыл, когда мы называли слово «Удар».

Главком
Наталья Литвинова, Павел Вуец.

Нардеп от БПП Александр Грановский, в отличие от своего коллеги по фракции и друга Игоря Кононенко, редко дает интервью. Его сложно застать в кулуарах, комментирующего что-то журналистам, за весь нынешний созыв он ни разу не выступил ни с трибуны, ни с места, ни на брифинге.

После скандала с отставкой министра экономического развития Айвараса Абромавичуса, в который попал его друг Кононенко, Грановский на удивление легко согласился на интервью. Журналистов «Главкома» он принял в своем небольшом скромно оборудованном кабинете в комитете на улице Садовой. На столе – скромные телефоны советского образца, на стене – далеко не новый телевизор, транслирующий эфир канала «Рада», на столике возле дивана – маца в коробке. Когда речь заходила о Кононенко, Грановский закуривал и выдерживал паузу, всячески подыскивая слова для того, чтобы уйти от прямо поставленного вопроса и защитить своего товарища.

В список БПП (место №58) Грановского пригласил именно Кононенко. До этого они вместе были депутатами Киевсовета. В бизнес-кругах о Грановском говорят, как о креативном менеджере, специализирующемся на недвижимости. В парламенте у него специфическая репутация, как и у Кононенко: его также знают как неформального переговорщика. Специализация Грановского – решать проблемы в судах. Известный журналист Юрий Бутусов в «фейсбуке» назвал его «исполнителем грязной работы», «сборщиком», который не брезгует ничем»: «Для создания конкретных схем он получает полномочия на управление конкретными судами, подразделениями СБУ и Генпрокуратуры».

Так, например, фамилия Грановского всплывала в деле Геннадия Корбана, который обвиняет в своем преследовании непосредственно Кононенко. В январе апелляционную жалобу защиты рассматривали судьи Денис Масенко, Валерий Лашевич и Виктор Глиняный. В окружении Корбана считают, что этих судей назначали именно «с руки» Грановского. Сам Корбан открыто заявлял, что Кононенко контролирует «Укртранснафту», ряд госбанков и экспортные контракты Одесского припортового завода, а Грановский «осуществляет юридическое обслуживание» всего этого.

Александр Грановский, улыбаясь, опровергает все обвинения и намекает, что если и помогает кому-то в судах, то абсолютно легально и бесплатно. А в «Абрамавичусгейте» полностью на стороне своего друга Кононенко.

«Айварас – человек достаточно сложный и малоконтактный»

Вы у себя на facebook резко критично выразились относительно отставки министра экономического развития Айвараса Абромавичуса. В частности, осудили его за то, что он молчал, когда ему пытались «впихнуть жуликов в заместители или руководители ГП». Чем, по-вашему, реально была продиктована отставка министра?

Любой министр, к счастью или к сожалению, – это политик. Айварас слыл не плохим политиком, скорее, не плохим менеджером. Судя по общему мнению, человек он достаточно сложный, малоконтактный, поэтому, все держались немного в стороне от него. Я не знаком ни с одним человеком, который бы говорил об Айварасе, что он находится с ним в регулярном контакте и предлагает какие-то реформы. Приведу пример: есть министр здравоохранения Александр Квиташвили, тоже иностранец, но о нем говорят другое – он открыт к общению, готов принять, выслушать, а если есть интересное предложение, то реализовать его. Все люди разные. Поэтому, когда Абромавичус говорит, что кто-то на него оказывал воздействие, лоббировал какой-то результат, то я к этим словам отношусь с опаской. Это же очень сложно скрыть. Все знают, кто чем занимается, поэтому меня это заявление как минимум, удивило. Но я не имею права судить о том, с чем связано его публичное высказывание – для этого нужно владеть фактажом.

А вы знаете о том, что Яценюк называл его «космонавтом»?

(Ха-ха) Нет, я такого не слышал. Здоровался в коридорах с ним, но никогда не общался. Поэтому мое собственное мнение основано только на каких-то слухах и рассказах других людей.

Почему тогда европейцы так резко дружно отреагировали по поводу его отставки? (Послы Швеции, США, Великобритании, Канады, Германии, Италии, Франции, Литвы и Швейцарии в Украине так выразились по поводу отставки Абромавичуса: «Мы глубоко разочарованы отставкой министра экономического развития и торговли, который достиг настоящих результатов в проведении реформ в Украине. В течение прошлого года господин Абромавичус и его профессиональная команда добилась важных сдвигов во внедрении жестких, но необходимых экономических реформ – ред.).

Европейцы ведут себя достаточно последовательно. Чаще всего они правы, но не всегда. Я был свидетелем нескольких споров с иностранцами: если они занимают какую-то позицию, переубедить их очень трудно. Они могут менять свое мнение под весом аргументов, но, чаще всего, этого не делают. Просто с министрами, у которых иностранное прошлое и украинское настоящее, им (европейцам – ред.) проще работать.

Почему тогда заявления об отставке министра инфраструктуры Андрея Пивоварского и министра здравоохранения Александра Квиташвили не наделали столько шуму, как Абромавичуса…

Они не делали подобные заявления. Весь резонанс ситуации в том, что человек назвал фамилию Кононенко и обвинил его во всех смертных грехах, не приложив к этим словам веских доказательств. Веское обвинение должно сопровождаться вескими доказательствами, а в противном случае это воспринимается как политиканство. Я не готов давать справедливую оценку, хорошим или плохим министром был Абромавичус. Хотел ли он уходить? Насколько я слыхал – не хотел.

Наверное, он провел какую-то разведку, посчитал голоса, и понял, что есть другие претенденты, фамилии которых уже известны. Вопрос – как не уйти? Таким образом, очевидно, это достаточно прямой, понятный ход, который позволит ему остаться на своем месте. Я склонен считать, что его поведение связано как раз с нежеланием уйти в отставку. Вероятно, красиво хлопнуть дверью в его понимании – более эффективный ход, нежели отправиться в отставку. Но я не видел ранее за ним склонности вести себя настолько резко, где-то даже агрессивно. Очевидно, такой шаг был кем-то подготовлен.

Кем?

Не хочу комментировать слухи о его предварительных переговорах с Михаилом Саакашвили, у меня нет проверенной информации (Один из политологов у себя на Facebook написал, что в канун отставки встретил в одном киевском ресторане Айвараса Абромавичуса с Михеилом Саакашвили – «Главком»). Я призываю об этом спросить у Айвараса.

Как вам реакция вашего соратника по фракции Игоря Кононенко на обвинения в его адрес?

После заявления министра Игорь Кононенко отчитывался перед коллегами на фракции. Он говорил, что виделся с Абромавичусом в жизни всего четыре раза. Это же очень просто проверить. Айварас должен сказать, где и как это (давление) происходило. Невозможно оказывать давление, не встречаясь с человеком, или не говоря с ним по телефону. Кононенко последний раз встречался с Айварасом в декабре, когда Верховная рада голосовала за законопроект об открытых торгах (25 декабря Верховная рада приняла правительственный законопроект №3559 о публичных закупках – «Главком»). Далее – Айварас говорит, что на предприятиях якобы работают, люди, которые не имеют к нему отношения. Это тоже можно проверить: кем они были в прошлом, каким образом были назначены. Далее – якобы Айварасу «продавливали» на должность замминистра Андрея Пасичника (заместителя председателя «Нафтогаза» – «Главком») Что, у Айвараса нет телефона, чтобы сказать об этом? Даже если это так, то почему он не сказал сразу, что не хочет такого человека? Это абсурд. Скажи: «не хочу». Почему этого не было сделано? Почему об этом все узнают из прессы?

Может, ему угрожали, просили не разглашать…

Если это и так, то он об этом не говорит.

«Решательные» функции Кононенко приписывали еще до скандала с Абромавичусом. Почему эти разговоры постоянно муссируются, в том числе, депутатами вашей фракции? Неужели все поголовно на него наговаривают?

Кононенко – очень общительный и контактный человек. Если вы опросите фракцию, то около 80% человек вам скажут, что обращаются к нему за помощью по тому или иному вопросу. Игорь иногда физически сидеть не может в зале, так как к нему постоянно кто-то обращается. Причем не только депутаты нашей фракции, но и другие. Это рядовые понятные просьбы, которые не связаны с коррупционной деятельностью, с лоббированием каких-то интересов. Чаще всего – бытовые. Например, просят организовать встречу с кем-то. Более того, как люди появляются на тех или иных должностях? Кто-то кого-то предложил, порекомендовал. Я ничего не вижу дурного в том, чтобы порекомендовать Айварасу заместителя министра. Почему бы и нет?

Но если такая рекомендация спускается от друзей Президента, это может быть воспринято как навязывание «смотрящего».

Тогда человек говорит: я не хочу такого заместителя министра от вас и ставится точка. Это последовательная позиция. Если бы Айварас в десятый раз сказал Игорю Витальевичу: пожалуйста, прекрати мне навязывать своих людей, и в 11-й раз вышел бы к прессе – это было бы последовательно.

Вы с Кононенко разговаривали после этого скандала?

И не раз – он очень расстроен. Нас связывают с ним дружеские отношения, это не секрет. Он психологически надломлен, потому что это был для него совершенно неожиданный ход. Это все равно, что сказать, что я подсиживаю премьер-министра и обвинить в этом меня публично. Когда человек имеет отношение к тому или иному процессу, он психологически готов к возможной атаке, если у этого есть негативный душок. Но в данном случае – все на фоне полной безоблачности.

Мы бы поспорили насчет безоблачности. О том, что Кононенко – «серый кардинал» фракции БПП, говорилось задолго до обвинений Абромавичуса. Почитайте заявления депутата Лещенко с вашей же фракции.

Почву под такие теории легко создать. Известно, что Кононенко исторически близок к президенту. Они много лет дружат. Да, он видит президента чаще, чем другие. Например, у какого-нибудь депутата возникает вопрос первому лицу государства – он может записаться на прием и ждать, либо попросить спросить у того, кто видит его чаще. Люди просят об этом Игоря Кононенко и по возможности он помогает.

Судя по всему, фракция БПП пока приняла сторону Кононенко.

Он говорил простым языком: ребята, если это обвинение не беспочвенно, то где Айварас, почему его нет? Почему Айварас не перечислил людей, которые по рекомендации Кононенко работают на госпредприятиях, подчиненных Минэкономики, и не показал связь с ними? Айварас должен сказать, когда и при каких обстоятельствах на него оказывали давление. Если такое было – думаю, Игорь ответит за свои поступки.

Кто же и зачем тогда, по-вашему, создает мифы о плохом Кононенко?

Это большая политика, в которой разные игроки с разными интересами. Поэтому те или иные политические силы просто вынуждены играть в подобные игры. Это неизбежно. Мы к этому спокойно относимся. Берем пример Николая Мартыненко. Нет приговора никакого, никто не осужден, тем не менее, под весом каких-то аргументов, в том числе правовых, человек был вынужден принять подобное решение (нардеп от «Народного фронта» Мартыненко был обвинен в коррупции депутатом Сергеем Лещенко и уже сложил мандат – «Главком»). Честь ему и хвала. Но подобных аргументов в адрес Кононенко я не вижу.

Как эта ситуация может повлиять на дальнейшее финансирование Украины иностранными партнерами?

Иностранцам нужна стабильность. Их меньше интересуют персоналии, нежели политический общий комфорт. Они к Айварасу относятся с уважением, к нему прислушиваются. Но считаю, что все это не смертельно, ведь у всех сторон конфликта есть шансы договориться. Нужно понижать градус таких неприятных дискуссий. Айвараса можно понять: его пригласили работать в сложный Кабмин с не самым простым премьер-министром. Вряд ли он глубоко чувствует украинское политиканство и стратегически в подобных вещах может ошибиться. Необходимо усадить его за стол, поговорить начистоту, затем принять компромиссное решение.

Но если все это не правда, то Кононенко может подавать в суд на Абрамавичуса.

Это же большая политика. Я бы сел бы за стол, нашел компромиссные решения и отозвал свое заявление.

В итоге на сайте Администрации президента появятся фотографии, как они втроем сидят за столом и подпись, что «заради реформ будемо рухатися разом»?

Я бы хотел, чтобы так и было. Не уверен, что так будет, но я бы хотел. Айварас пока сделал заявление, подтверждения которому нет. Следствие может длиться два года, но никто же столько ждать не будет.

Вы говорите, что Абромавичус должен предоставить доказательства. Ну, вы же, как друг Кононенко, верите тому, что он этого не делал?

Я с ним близко общаюсь и знаю, что это не похоже на правду. Но я не имею права утверждать.

Расскажите о своих функциях в БПП. В кулуарах вас называют «правой рукой», «конфликтологом», «бизнес-лоббистом», «кассиром»… А после этой истории журналист Юрий Бутусов, написал, что вы решаете все вопросы, связанные с судами.

Нет такого понятия «функция в партии».

Ну, вы же говорите, что у Кононенко функция – всем помогать.

Она неформальная. Если говорить о неформальном, то это, скорее, не функция, а желание. Ко мне многие обращаются за советом. Говорить о том, что я что-то решаю – неправильно. Я подсказываю, предлагаю варианты решений, которые мне приходят на ум. Я это делаю с удовольствием и ничего на этом не зарабатываю.

Какого плана эта помощь?

Объясню, откуда слухи, что я решаю вопросы в судах. Я людям предлагаю мое видение разрешения тех или иных ситуаций. Они разные, могут касаться государственной службы, ведомств, сложностей в работе того или иного министерства. Я приблизительно понимаю, как работает эта юридическая механика. Если я знаю участников рынка, то могу предложить с ними встретиться. Делаю это довольно часто, только потому, что ко мне обращаются.

Вы мало того, что «решаете вопросы в судах», но еще и член комитета правовой политики и правосудия. Как вы относитесь к предложению министра МВД Арсена Авакова всех старых судей уволить и набрать новых?

Технически это не реализуемо. Прикладной почвы у этого предложения не существует. Невозможно уволить несколько тысяч человек, набрать новых с опытом, которые смогут слушать сложные дела.

А за какой промежуток времени это было бы реально?

Заменить судейский корпус реально в течении 3–4 лет. Конечно, этим людям надо хорошо платить. Коррупция есть потому, что люди мало зарабатывают. В Европе судьи получают достаточно и очень дорожат своей работой.

У нас тоже дорожат. Знаете ли вы, какие сейчас объемы коррупции в судебной системе по сравнению с теми, которые были до Майдана?

В судах апелляционных и высших уровень коррупции значительно снизился. Это правда. В судах первой инстанции, думаю, ничего особенно не поменялось.

Какой это уровень расценок?

Сложно сказать. Не знаю.

Слабо верится, чтобы человек, который давно занимается судебными вопросами, не сталкивался с вымогательствами за нужное решение.

Я читал о самых разных случаях: кто-то $1000 вымогает, кто-то $5000, кто-то $20000. Также слышал о каких-то миллионных порядках, но комментировать это не могу – сам такой деятельностью не занимаюсь.

Есть какая-то система? Или каждый судья, как хочет, так и вымогает?

Я не формирую коррупционное ценообразование в судах.

Правда, что в БПП уже дали команду разворачивать предвыборные штабы?

Это неправда.

Каких сдвигов следует ожидать в коалиции после отчета правительства?

Коалиция состоит из двух компонентов – эмоционального и практического. Если рассматривать практический компонент, то мы считаем, что Кабмин должен быть обновлен. Не готов комментировать насколько обновлен и говорить о персоналиях, но в том или ином смысле публичная позиция партии известна и от моей не отличается.

БПП искренне считает, что перевыборы не нужны, но их особо не боимся – при прочих равных мы будем представлены в Раде приблизительно так же, как сегодня. При всем том, что мы сегодня у власти, и нас критикуют, потому, что мы принимаем непопулярные решения.

Как раз говорят, что для таких неординарных для страны условий парламент работает плохо.

Это говорят те, кто не чувствует, как трудно принимать решения. Но мы считаем, что наша сила будет качественно представлена в новом парламенте. Поэтому, если так сложатся обстоятельства – мы пойдем на выборы, что делать? Но стране это не нужно. Ведь если проанализировать, каким может быть новый парламент, то он будет тяжелее. Могут появиться новые силы, которые не наберут много, но будут представлены, и с ними нужно будет считаться. Думаю, «Народный фронт» тоже не хочет идти на выборы в силу различных обстоятельств, о которых и так много говорят. Развалить этот парламент в чистом виде можно только тонкой политической игрой. Если рассуждать прагматично, то голоса для того, чтобы парламент не разошелся, – точно есть. Но могут ли эти люди вместе работать – это предмет политических переговоров.

С кем тяжелее всего находить общий язык?

По-разному со всеми. Иногда просто находить с «Самопомощью», в то же время, бывает, с «Народным фронтом», с которым мы, вроде бы, по духу во многом похожи, бывает очень трудно.

Вы еще являетесь бизнес-партнером Андрея Адамовского? (Бизнесмен, в собственности которого большое количество коммерческой недвижимости в Киеве, одной из его компаний принадлежит половина ТРЦ Sky Mall — ред.)

Давно нет.

С каких пор?

Практически с 2014 года, наверное.

К разборкам вокруг SKY Mall вы еще имеете отношение? (Ранее компании Arricano и Dradon Capital заявляли, что их партнеры по ТРЦ Sky Mall, Андрей Адамовский и Александр Грановский, мешали реализации в Украине решения Лондонского суда и по сути хотели отобрать у Arricano Sky Mall, используя админресурс, мошеннические схемы, связанные с госреестром имущественных прав и банк «Пивденный», – ред.)

Ноль.

Расскажите о еще одном президентском любимчике – депутате Сергее Березенко. Вы помогали ему на выборах в Чернигове?

Да.

Фамилии Кононенко и Березенко всегда звучат в том контексте, что они, будучи близкими к президенту, узурпировали власть во фракции. Ладно, Кононенко – давний партнер Президента, но за счет чего Березенко имеет такое влияние в БПП?

Я не считаю, что он имеет влияние. Сережа – достаточно умный парень, с которым интересно. Он очень практичный, хорошо понимает механику работы парламента и других органов исполнительной власти. Понимает механическую и юридическую работу органов исполнительной и законодательной власти. Это та основная ценность, которая в нем есть и которой многие пользуются. К нему обращаются с подобными просьбами и это естественно, ведь таких людей немного. Он – продвинутый современный политик с хорошим имиджем.

Имидж у него как раз противоречивый. Есть ли люди во фракции, с которыми вам не очень комфортно общаться?

Нет. Наверное, потому, что я к этому философски отношусь. Каждый склонен заблуждаться. Во всяком случае, во всех ситуациях, в которых я был вынужден оказаться, – всегда предлагаю какое-то решение.

Известно, что во фракции БПП есть разделение на «десятников», которые контролируют свои мини-группы. Вы в какую входите?

Мы с Кононенко в одной группе, где всего 17 человек. В таких группах обсуждается деятельность парламента, анализируются законопроекты, вырабатывается позиция. Опыт показал, что невозможно формировать общее решение всей фракцией, ведь в БПП – 140 человек. Проще разбиваться на группы, обсуждать там позицию, а затем с нею выходить и докладывать.

Но, честно говоря, эти группы не очень эффективно функционируют, поскольку все заняты и не всегда получается собраться. Эта модель разбивки на мини-группы себя не оправдала. И непонятен принцип, по которому надо на них разбиваться. Если по территориальному – то люди друг друга могут хорошо знать, если они из одной области, но у них могут быть разные политические интересы.

Геннадий Корбан обвиняет вашего друга Игоря Кононенко, в организации преследования и вас упоминал как его «юрисконсульта». Как вы оцениваете ситуацию, в которой оказался Корбан?

Кто бы в чем Кононенко ни обвинял, но давайте не будем к этому возвращаться. Он никого не преследует, насколько мне известно. Либо он мне об этом не докладывает.

Корбан заявлял, что Кононенко является «кассиром от БПП» и «отцом коррупции», что он контролирует «Укртранснафту», ряд госбанков и экспортные контракты Одесского припортового завода. А юридическое обслуживание этого обеспечиваете вы. Корбан это все выдумал?

Выдумал.

Вы отрицаете, что ситуация с Корбаном — это политический процесс?

Я не нахожусь в том статусе, когда можно комментировать следственные действия. Корбан – сильный, прагматичный, неординарный и талантливый человек. Вне всякого сомнения. А есть ли у него в шкафу те скелеты, которые позволяют привлечь к ответственности, пусть скажет следствие.

Вы попали в «Блок Порошенко» по квоте «Удара», от которого до этого были депутатом в Киевсовете?

Нет, в список мне предложили войти президент и Игорь Кононенко, поскольку мы вместе работали в Киевсовете и Игорь был доволен моей работой.

«Удар» сейчас держится отдельной группкой в БПП?

Думаю, сегодня такой группы уже нет. Эти депутаты абсолютно ассимилировались с общей командой. Я уже забыл, когда мы называли слово «Удар».

Главком