Я не сторонник досрочных выборов, потому что тогда олигархи будут контролировать весь парламент, — Андрей Садовый о будущем РадыЯ не сторонник досрочных выборов, потому что тогда олигархи будут контролировать весь парламент, — Андрей Садовый о будущем Рады

Александра Горчинская

Правда ли, что весной в Украине пройдут досрочные выборы, какие рейтинги будут иметь экс-регионалы из Оппозиционного блока и объединится ли Самопомич с партией Михеила Саакашвили, рассказывает мэр Львова Андрей Садовый

В мае этого года на свалке в Больших Грибовичах под Львовом произошла трагедия, унесшая жизни трех спасателей – во время тушения пожара произошел сдвиг мусора, который заживо похоронил под собой людей. Поиски ответственного за эту катастрофу превратились в скандал: обвинения в бездействии сыпались и в адрес мэра Львова Андрея Садового, и в адрес местных коммунальщиков, на местных экологов и бизнесменов, которые держат в регионе «мусорную мафию». Этот случай негативно отразился на рейтингах Садового и его партии – депутаты городского совета говорили о том, чтобы внести вопрос о недоверии городскому голове в повестку дня.

После того, как экс-губернатор Одесской области Михеил Саакашвили презентовал свою партию Рух нових сил и в очередной раз заговорил о досрочных парламентских выборах уже следующей весной, в прессе начали писать о том, что Саакашвили может искать себе политических союзников именно в партии Самопомич.

НВ встретилось с Андреем Садовым в Киеве, во время Международного конгресса мэров, и поговорило о том, при каких условиях в Украине могут состояться досрочные выборы, на самом ли деле возможно сотрудничество с Саакашвили и кто же на самом деле виноват в трагедии в Грибовичах.

— Трагедия на свалке во Львове негативно отразилась на рейтингах партии Самопомич и лично на вашем. Что вы сами об этом думаете?

— Люди, которые правят бал, готовы идти на все. Они готовы уничтожать, создавать большую беду, и проблема во Львове – из этого разряда. 1000%, что это был умышленный поджог для того, чтобы сделать невозможным вывоз мусора из города Львова, заблокировать город и, таким образом, нанести для громады очень большой удар и для меня, и для тех друзей, с которыми мы вместе работаем в Украине, делая Самопомич.

Гибридность, о которой мы говорим – она сегодня наблюдается во всем, очень сложная ситуация
Уже полгода мы находимся в мусорной блокаде во Львове, нам и в дальнейшем делают невозможным вывоз мусора по другим полигонам, потому что существующие полигоны не работают. Но у нас есть амбиция построить, возможно, первый в Украине завод глубинной переработки мусора. Здесь нашим партнером является Европейский инвестиционный банк. В Украине около 5% территории находится под разными полигонами, нет ни одного современного завода. Построить новый завод – раз, сделать рекультивацию существующего полигона и построить новый полигон – два. Это наша амбиция. Мы будем это делать.

— Как вы можете оценить сегодняшнюю политическую ситуацию в Украине?

— Это как корабль, который на земной орбите потерял управление. Это и есть сегодняшняя ситуация в стране, когда власть не занимается той страной, занимается собой и своими оппонентами, к сожалению. И сегодня каждый выживает как может. Нет объединительных факторов в нашем государстве. Очень часто есть манипулирование той бедой, которую мы имеем на Востоке, оккупацией. По моему мнению, надо давно бы уже принять закон об оккупации части Луганской и Донецкой областей и всю свою энергию направлять на то, чтобы становиться сильнее. А у нас эта гибридность, о которой мы говорим – она сегодня наблюдается во всем, очень сложная ситуация. За то время, что я в политике, в местном самоуправлении, в такой сложной ситуации я не помню с самого начала независимости.

— Сейчас много говорят о досрочных выборах уже весной. Как вы думаете, они будут?

— Я не сторонник досрочных выборов по сегодняшнему законодательству, потому что это приведет к еще большей беде. Тогда олигархи будут полностью контролировать весь парламент. Я убежден – гражданское общество, все здравомыслящие люди должны сделать все возможное, чтобы был принят новый закон о выборах, который бы дал возможность их проводить по открытым спискам и пропорциональной системе. Это то, что было одним из требований на Майдане.

С точки зрения следующего срока есть два варианта развития событий, при условии, что в стране есть кризис. Или этот кризис переходит в противостояние всех против всех, и это может поставить государство на грань выживания, или – власть идет на выборы и еще раз получает вотум доверия, и тогда нормально работает. Самопомич готова еще раз подтвердить свой вотум доверия перед украинцами.

— Какие могут быть результаты этих выборов? Прогнозируют, что Оппозиционный блок, например, может набрать достаточно большой процент.

— Так власть же и работает для Оппозиционного блока.

— Но официально это – два разных политических лагеря.

— Взять и сегодня прогнозировать результаты выборов – дело неблагодарное, это фактически невозможно. Потому что на утро следующего дня все меняется. Смотрите, что сегодня делается в мире. Эти государства, которые выстроили системы, где власть оторвалась от людей, где небольшое количество богатых с одной стороны и много бедных – с другой, они будут иметь очень страшные испытания. Сейчас надо быть вместе с людьми. Фундаментом для этого может быть только доверие. Без доверия невозможно работать. Сегодняшний уровень недоверия к власти – критический. В таких условиях ни о каких реформах нельзя говорить. Этого просто не случится. Это просто агония, которая продолжается.

— Вы сказали о влиянии олигархов. Уменьшение олигархического влияния, в том числе, и на СМИ, было одним из требований Майдана. Можно ли говорить, что это требование было выполнено?

— Думаю, его не выполнили. Олигархи себя прекрасно чувствуют. Наверное, их капитализация стала меньше, но их влияние меньше не стало.

— Прозвучало мнение, что надо признать части Донбасса оккупированными территориями. Что бы это нам дало?

— Да, надо. Потому что это – правда. Так, как мы признали Крым оккупированной территорией.

Надо давно принять закон об оккупации части Луганской и Донецкой областей
Во-первых, оккупант несет ответственность за жизнь людей на территориях, которые он оккупировал, это юридическая норма. Во-вторых, выиграть в войне мы сможем только при одном условии: если уровень жизни в Украине будет вдвое выше, чем в России, по-другому это невозможно.

Надо говорить правду, делать правдивые вещи. Мы говорим, что у нас АТО. Но АТО – это антитеррористическая операция, она делается 1-2 дня, не может она длиться два года. Мы сегодня живем в такой ситуации, когда ложь называют правдой, а правду называют ложью. Это страшные времена.

— Но есть риск, что если мы официально признаем это АТО войной с Россией, на той стороне скажут: «Ага, это они первые заявили, что с нами воюют, потому что наших военных на Донбассе никогда не было». Что тогда?

— Нас постоянно пытаются куда-то направить, чтобы мы делали какие-то вещи, которые делают нас слабее. Надо делать все четко и правильно – первый, второй, третий шаг. Оккупант напал? Напал. Захватил часть территории? Захватил. Сегодня он там имеет влияние. Украинская власть не имеет влияния. Признали это.

Такая же ситуация, или такие же мысли когда-то были после Второй мировой войны, когда Германией руководил Конрад Аденауэр. Он был три каденции канцлером Германии, его постоянно призывали, чтобы объединил западную и восточную Германию. Он говорил: «Нет, этого не будет. Я выбираю свободу вместо объединения». И уже его преемник Гельмут Коль, когда Союз распался, присоединил восточную Германию. Если бы Аденауэр сделал это в 1950-х годах, то неизвестно, какой была бы ситуация в мире. Поэтому надо делать все правильно, четко и твердо, тогда будет результат.

— Многие говоря, что нам надо стать экономически сильнее, в целом, прежде чем эти территории сами захотели бы к нам вернуться. Но для этого нужно время.

— Ничего хорошего там не будет, потому что эти территории России не нужны. Но нам надо смотреть в будущее, надо думать, что мы должны делать выгодно для нас сегодня и для завтра. Не надо обращать внимание, что о нас кто-то будет говорить. Если бы я в своей жизни обращал внимание на то, кто и что обо мне говорит, ничего вообще бы не сделал. Бери и делай, иди вперед. Будешь делать добрые дела, тебе будет весь мир помогать, тебе Бог будет помогать, а Бог – это правда.

— Сейчас много обсуждают появление Михеила Саакашвили на политической арене. Я читала, что он, возможно, будет искать союзников, и мог бы объединиться с партией Самопомич. Это так?

— У меня очень хорошие отношения с Михеилом Саакашвили еще с того времени, как он был президентом Грузии. Мы часто встречаемся, обмениваемся мнениями относительно ситуации в Украине, в мире. Он человек, который сделал успех в Грузии. И украинская власть была обязана использовать его потенциал и его таланты, его умение для того, чтобы наша страна стала лучше. К сожалению, этого не произошло. Он еще много хорошего может сделать для Украины. У нас были хорошие отношения, такие будут и в дальнейшем.

Без нового Закона О выборах говорить о следующих выборах нецелесообразно и преждевременно
С точки зрения партийного строительства мы эти вопросы с ним не проговаривали. Самопомич имеет свое четкое видение развития завтрашнего дня. Невозможно построить успешную страну, не построив успешную идеологическую партию. Это работа на годы, на десятилетия. Это нельзя сделать за один день. Мы должны отойти от тех штампов, когда перед выборами что-то слепили, сделали, и потом оно кануло в Лету, когда наобещали, обманули. Это не наш путь. Мы четко говорим, что делаем, что будем делать, нас можно проконтролировать.

Сегодня без нового Закона О выборах говорить о следующих выборах нецелесообразно и преждевременно. Надо объединить все силы, все усилия, чтобы был принят этот закон – то, что люди требовали на Майдане. А уже когда будут новые выборы стартовать, тогда будем садиться, будем говорить, будем координировать наши усилия, чтобы максимальное количество мудрых адекватных людей присутствовали в парламенте.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Правда ли, что весной в Украине пройдут досрочные выборы, какие рейтинги будут иметь экс-регионалы из Оппозиционного блока и объединится ли Самопомич с партией Михеила Саакашвили, рассказывает мэр Львова Андрей Садовый

В мае этого года на свалке в Больших Грибовичах под Львовом произошла трагедия, унесшая жизни трех спасателей – во время тушения пожара произошел сдвиг мусора, который заживо похоронил под собой людей. Поиски ответственного за эту катастрофу превратились в скандал: обвинения в бездействии сыпались и в адрес мэра Львова Андрея Садового, и в адрес местных коммунальщиков, на местных экологов и бизнесменов, которые держат в регионе «мусорную мафию». Этот случай негативно отразился на рейтингах Садового и его партии – депутаты городского совета говорили о том, чтобы внести вопрос о недоверии городскому голове в повестку дня.

После того, как экс-губернатор Одесской области Михеил Саакашвили презентовал свою партию Рух нових сил и в очередной раз заговорил о досрочных парламентских выборах уже следующей весной, в прессе начали писать о том, что Саакашвили может искать себе политических союзников именно в партии Самопомич.

НВ встретилось с Андреем Садовым в Киеве, во время Международного конгресса мэров, и поговорило о том, при каких условиях в Украине могут состояться досрочные выборы, на самом ли деле возможно сотрудничество с Саакашвили и кто же на самом деле виноват в трагедии в Грибовичах.

— Трагедия на свалке во Львове негативно отразилась на рейтингах партии Самопомич и лично на вашем. Что вы сами об этом думаете?

— Люди, которые правят бал, готовы идти на все. Они готовы уничтожать, создавать большую беду, и проблема во Львове – из этого разряда. 1000%, что это был умышленный поджог для того, чтобы сделать невозможным вывоз мусора из города Львова, заблокировать город и, таким образом, нанести для громады очень большой удар и для меня, и для тех друзей, с которыми мы вместе работаем в Украине, делая Самопомич.

Гибридность, о которой мы говорим – она сегодня наблюдается во всем, очень сложная ситуация
Уже полгода мы находимся в мусорной блокаде во Львове, нам и в дальнейшем делают невозможным вывоз мусора по другим полигонам, потому что существующие полигоны не работают. Но у нас есть амбиция построить, возможно, первый в Украине завод глубинной переработки мусора. Здесь нашим партнером является Европейский инвестиционный банк. В Украине около 5% территории находится под разными полигонами, нет ни одного современного завода. Построить новый завод – раз, сделать рекультивацию существующего полигона и построить новый полигон – два. Это наша амбиция. Мы будем это делать.

— Как вы можете оценить сегодняшнюю политическую ситуацию в Украине?

— Это как корабль, который на земной орбите потерял управление. Это и есть сегодняшняя ситуация в стране, когда власть не занимается той страной, занимается собой и своими оппонентами, к сожалению. И сегодня каждый выживает как может. Нет объединительных факторов в нашем государстве. Очень часто есть манипулирование той бедой, которую мы имеем на Востоке, оккупацией. По моему мнению, надо давно бы уже принять закон об оккупации части Луганской и Донецкой областей и всю свою энергию направлять на то, чтобы становиться сильнее. А у нас эта гибридность, о которой мы говорим – она сегодня наблюдается во всем, очень сложная ситуация. За то время, что я в политике, в местном самоуправлении, в такой сложной ситуации я не помню с самого начала независимости.

— Сейчас много говорят о досрочных выборах уже весной. Как вы думаете, они будут?

— Я не сторонник досрочных выборов по сегодняшнему законодательству, потому что это приведет к еще большей беде. Тогда олигархи будут полностью контролировать весь парламент. Я убежден – гражданское общество, все здравомыслящие люди должны сделать все возможное, чтобы был принят новый закон о выборах, который бы дал возможность их проводить по открытым спискам и пропорциональной системе. Это то, что было одним из требований на Майдане.

С точки зрения следующего срока есть два варианта развития событий, при условии, что в стране есть кризис. Или этот кризис переходит в противостояние всех против всех, и это может поставить государство на грань выживания, или – власть идет на выборы и еще раз получает вотум доверия, и тогда нормально работает. Самопомич готова еще раз подтвердить свой вотум доверия перед украинцами.

— Какие могут быть результаты этих выборов? Прогнозируют, что Оппозиционный блок, например, может набрать достаточно большой процент.

— Так власть же и работает для Оппозиционного блока.

— Но официально это – два разных политических лагеря.

— Взять и сегодня прогнозировать результаты выборов – дело неблагодарное, это фактически невозможно. Потому что на утро следующего дня все меняется. Смотрите, что сегодня делается в мире. Эти государства, которые выстроили системы, где власть оторвалась от людей, где небольшое количество богатых с одной стороны и много бедных – с другой, они будут иметь очень страшные испытания. Сейчас надо быть вместе с людьми. Фундаментом для этого может быть только доверие. Без доверия невозможно работать. Сегодняшний уровень недоверия к власти – критический. В таких условиях ни о каких реформах нельзя говорить. Этого просто не случится. Это просто агония, которая продолжается.

— Вы сказали о влиянии олигархов. Уменьшение олигархического влияния, в том числе, и на СМИ, было одним из требований Майдана. Можно ли говорить, что это требование было выполнено?

— Думаю, его не выполнили. Олигархи себя прекрасно чувствуют. Наверное, их капитализация стала меньше, но их влияние меньше не стало.

— Прозвучало мнение, что надо признать части Донбасса оккупированными территориями. Что бы это нам дало?

— Да, надо. Потому что это – правда. Так, как мы признали Крым оккупированной территорией.

Надо давно принять закон об оккупации части Луганской и Донецкой областей
Во-первых, оккупант несет ответственность за жизнь людей на территориях, которые он оккупировал, это юридическая норма. Во-вторых, выиграть в войне мы сможем только при одном условии: если уровень жизни в Украине будет вдвое выше, чем в России, по-другому это невозможно.

Надо говорить правду, делать правдивые вещи. Мы говорим, что у нас АТО. Но АТО – это антитеррористическая операция, она делается 1-2 дня, не может она длиться два года. Мы сегодня живем в такой ситуации, когда ложь называют правдой, а правду называют ложью. Это страшные времена.

— Но есть риск, что если мы официально признаем это АТО войной с Россией, на той стороне скажут: «Ага, это они первые заявили, что с нами воюют, потому что наших военных на Донбассе никогда не было». Что тогда?

— Нас постоянно пытаются куда-то направить, чтобы мы делали какие-то вещи, которые делают нас слабее. Надо делать все четко и правильно – первый, второй, третий шаг. Оккупант напал? Напал. Захватил часть территории? Захватил. Сегодня он там имеет влияние. Украинская власть не имеет влияния. Признали это.

Такая же ситуация, или такие же мысли когда-то были после Второй мировой войны, когда Германией руководил Конрад Аденауэр. Он был три каденции канцлером Германии, его постоянно призывали, чтобы объединил западную и восточную Германию. Он говорил: «Нет, этого не будет. Я выбираю свободу вместо объединения». И уже его преемник Гельмут Коль, когда Союз распался, присоединил восточную Германию. Если бы Аденауэр сделал это в 1950-х годах, то неизвестно, какой была бы ситуация в мире. Поэтому надо делать все правильно, четко и твердо, тогда будет результат.

— Многие говоря, что нам надо стать экономически сильнее, в целом, прежде чем эти территории сами захотели бы к нам вернуться. Но для этого нужно время.

— Ничего хорошего там не будет, потому что эти территории России не нужны. Но нам надо смотреть в будущее, надо думать, что мы должны делать выгодно для нас сегодня и для завтра. Не надо обращать внимание, что о нас кто-то будет говорить. Если бы я в своей жизни обращал внимание на то, кто и что обо мне говорит, ничего вообще бы не сделал. Бери и делай, иди вперед. Будешь делать добрые дела, тебе будет весь мир помогать, тебе Бог будет помогать, а Бог – это правда.

— Сейчас много обсуждают появление Михеила Саакашвили на политической арене. Я читала, что он, возможно, будет искать союзников, и мог бы объединиться с партией Самопомич. Это так?

— У меня очень хорошие отношения с Михеилом Саакашвили еще с того времени, как он был президентом Грузии. Мы часто встречаемся, обмениваемся мнениями относительно ситуации в Украине, в мире. Он человек, который сделал успех в Грузии. И украинская власть была обязана использовать его потенциал и его таланты, его умение для того, чтобы наша страна стала лучше. К сожалению, этого не произошло. Он еще много хорошего может сделать для Украины. У нас были хорошие отношения, такие будут и в дальнейшем.

Без нового Закона О выборах говорить о следующих выборах нецелесообразно и преждевременно
С точки зрения партийного строительства мы эти вопросы с ним не проговаривали. Самопомич имеет свое четкое видение развития завтрашнего дня. Невозможно построить успешную страну, не построив успешную идеологическую партию. Это работа на годы, на десятилетия. Это нельзя сделать за один день. Мы должны отойти от тех штампов, когда перед выборами что-то слепили, сделали, и потом оно кануло в Лету, когда наобещали, обманули. Это не наш путь. Мы четко говорим, что делаем, что будем делать, нас можно проконтролировать.

Сегодня без нового Закона О выборах говорить о следующих выборах нецелесообразно и преждевременно. Надо объединить все силы, все усилия, чтобы был принят этот закон – то, что люди требовали на Майдане. А уже когда будут новые выборы стартовать, тогда будем садиться, будем говорить, будем координировать наши усилия, чтобы максимальное количество мудрых адекватных людей присутствовали в парламенте.

Новое Время

Хроники гибридной войны. Как взрослела украинская армия в ДонбассеХроники гибридной войны. Как взрослела украинская армия в Донбассе

Александра Горчинская

Сегодня Вооруженным Силам Украины исполняется 25 лет. По факту же нынешней украинской армии — всего три года, но за этот период она успела окрепнуть, считают собеседники НВ

25 лет назад, 6 декабря 1991-го, в уже независимом государстве Украина был принят Закон «О вооруженных силах Украины». В этот же день, спустя два года, в стране появился официальный праздник – День Вооруженных Сил Украины. Три года назад, когда Украина резко встала перед необходимостью мобилизировать все свои силы для защиты своей территории, вдруг стало ясно, что у украинской армии – большие проблемы.

Удалось ли за эти три года превратить ВСУ в действительно сильную и мощную структуру, кто прилагал для этого усилия и какие моменты все еще требуют доработок, НВ рассказывают военный эксперт, демобилизованный воин АТО, волонтер и боец, который сейчас воюет в Донбассе.

Андрей Рымарук, волонтер Повернись живым, бывший разведчик 53-й бригады

По календарю ВСУ – 25 лет. Но на самом деле украинской армии, большей ее части, сегодня исполнилось всего три года. За эти три года нормальная профессиональная армия начала формироваться благодаря тем мобилизированным айтишникам, слесарям, электрикам, которые внесли свою лепту во время войны. Они что-то, где-то поменяли, доработали во внутренней бюрократической системе.

Если брать вопрос обеспечения – питание, форма, он, в принципе, на сегодня практически решен. Ситуация существенно лучше, чем один, два, три года назад. Если раньше выдавали только сухпайки, то сегодня – еще и мясо. Если давали плохую форму, то теперь дают хорошую. Тут жаловаться грех, потому что форма в некоторых вопросах у бойца сейчас на передовой хорошая, но ее мало. Ребятам на передке необходимо выдавать два-три комплекта, в зависимости от места прохождения службы. Размеров не хватает всем, но на это уже грех жаловаться. Хорошо, что есть пока и такое.

Что касается технического вопроса – ничего не поменялось, если говорить о боевых подразделениях. Стала сильнее Национальная гвардия, стали мощнее и более оборудованы пограничники, спецподразделения. Почему-то не стала сильнее пехота. А мы умудряемся заключать феноменальные контракты и продавать те же БТРы, БМП за границу – хорошие, но не себе на передовую, а куда-то туда. Если взять, к примеру, украинский Буцефал, БТР-4, то за границу они продаются в таком же техническом вооружении, как и в Украине, но туда они идут с ночной тепловизионной оптикой, а ребятам на передовую – «слепые», стоит просто пушка. А если бы у ребят на этих Буцефалах были эти тепловизионные ночные прицелы, они бы творили с врагами чудеса. Потому что волонтеры не в состоянии купить эти прицелы – стоимость одной единицы более 30 тыс. долларов.

Самый болючий вопрос – это кадры. Это наше все. Генеральный штаб не уделяет особого внимания обучению личного состава. И обучение, и квалификация личного состава на передовой даже в силовых подразделениях на сегодня желает лучшего. Пока это просто беспредел. Я сейчас в очередной раз еду по передовой, катаюсь, (на момент беседы Рымарук проезжает один из блокпостов в Донбассе, — НВ), смотрю на ребят и понимаю: эти контрактники, которые набраны лишь бы как, лишь бы где и лишь бы набрать, это люди вообще никогда в армии не служили, не держали оружия. И тут они сразу в окопе с АГСом стоят (АГС-17, Автоматический гранатомет станковый, — НВ), либо сразу же становятся механиком-водителем БМП. Но он даже не знает, что такое БМП (Боевая машина пехоты, — НВ), он его ни разу в жизни не видел, зато он контрактник, зато военкомат выполнил показатель, а в бригаде на одного человека стало больше.

Ничего в этой армии не меняется, бюрократия как была, так и есть

Оттуда уже ушли все, кто мог. Но тут вопрос другой: государство не создало условий, чтобы больше мобилизированных, которые прошли войну 2014-2015 года, остались на передовой. И ничего в этой армии не меняется, бюрократия как была, так и есть. Армейский долбо*бизм, как был, так и остается. Начальник Генштаба проехал по передовой, доложил прессе и всем журналистам через свою пресс-службу и у себя на странице в facebook, что «я горжусь командовать такой армией», а по факту, после приезда Муженко, на передовую съезжаются сотнями полковники, генералы и начинают непонятные проверки. Например, почему девушка – командир минометного взвода, почему этот парень недодал каждому бойцу 15 грамм перловки и так далее.

Пока мы не поменяем внутреннюю бюрократию, нашей армии ничего не светит. На бумаге руководству предоставляется одно, а по факту на передовой все совсем другое.

Владимир, командир группы спецназа, на данный момент воюет в Донбассе

То появились бронежилеты и форма – это еще не новая армия. Принципы управления войсками всех видов у нас совсем не изменились еще с 1960-х, когда были написаны боевые уставы сухопутных войск.

Все начинается еще с момента, когда новый контрактник приходит в военную часть. Во-первых, ему негде жить, казарма – не выход для женатого. Во-вторых, чтобы получить свои обещанные 7 тыс. грн, ему нужно ждать три месяца. Ну и много других подобных моментов.

Что касается кадров, в основном, это старые, те, кто хочет спокойно дослужить до пенсии. Но проблема кроется не в частях, а в высшем командовании, которое спускает туда, вниз, бредовые приказы.

Валерий Рябых, военный эксперт, директор по развитию информационно-консалтинговой компании Defense Express

Сегодня – нелегкие времена. Но если бы не это, тех вооруженных сил, которые мы сейчас имеем, у нас бы не было.

Сейчас вооруженные силы существенно отличаются от тех, что были три года назад, и это факт, с которым нельзя ни поспорить. На это есть философская причина: вооруженные силы, которые не выполняли или не готовились выполнять боевые задачи, не имеют перспективы. Опыт Украины показал: если государство не уделяет внимания армии, если агенты иностранного государства, насаженные в государственный аппарат, целенаправленно разваливают вооруженные силы, придет то, что показал 2014 год. Боевая готовность не была на должном уровне. В итоге – аннексия Крыма и оккупация части территории иностранными войсками, как бы они не прикрывались различными лозунгами.

Сейчас – период гибридного использования военной агрессии. Военные силы в экспансионистской политике, в захватнической – не главные. Сейчас на первый план в действиях противника выходят другие средства: информационные, дипломатические, экономические. Военные же действия часто играют лишь роль информповода.

Те вооруженные силы, которые были до 2014 года, находились в череде постоянных трансформаций – от советской модели построения вооруженных сил и неизвестно куда. Конечная цель этой перестройки не была понятна. В обществе шла постоянная дискуссия о том, какой должна быть Украина – там, нейтральной, или примкнуть в какому-то из блоков. Практика показала: реальный гарант независимости территориальной целостности нашей страны – это не международные договора или обязательства, которые взяли на себя те или иные геополитические игроки, ни даже вхождение в какой-то из союзов. Это, в первую очередь, собственные вооруженные силы.

До 2014-го в ВСУ служили, можно сказать, три типа людей. Первые – сознательные, для которых долг и воинская обязанность — не пустой звук. Это те, кто сознательно отдал себя службе. Другая категория – невостребованные в обществе люди. Они не смогли реализоваться – не ушли в бизнес, не пошли учиться на престижные профессии, не иммигрировали, а последним исходом для них стали вооруженные силы. Поэтому ВСУ все больше грозила деградация. Той, первой категории становилось меньше, а второй – больше. И это объективно отражалось в политике государства: она формировалась несознательно, Янукович был первым в истории Украины президентом, при котором он же сам вооруженным силам поставил оценку «не готовы к бою». Если до этого при проведении ежегодных проверок боеготовности они получали удовлетворительные оценки, то при Януковиче процесс деградации был на пике. Но выводов тогда не было сделано никаких.

ВСУ – народная армия, построенная в особых условиях, когда она оказалась востребована, и при поддержке народа

Третья категория, которая тоже дополняла вторую и работала против первой – те, которых туда затянули другие военные. Например, дети военных, которые нашли в армии средство обогащения и решение каких-то своих вопросов. В те времена мы знали много примеров, когда некоторые генералы, полковники имели по пять квартир, но во всех вооруженных силах было больше 40 тыс. бесквартирных офицеров. Но у таких детей уже была решена судьба: они продолжали дело отцов, разворовывание ВСУ. За последние годы эта третья категория увеличилась.

Но сегодня можно констатировать, что ВСУ – народная армия, построенная в особых условиях, когда она оказалась востребована, и при поддержке народа. Без плеча народа, без тех людей, которые пошли в ВСУ по мобилизации, без огромного подвижнического труда волонтеров те ВСУ, которые мы сейчас имеем, не состоялись бы. И уже сейчас можно говорить, что процессу возобновления мощностей вооруженных сил способствовала именно поддержка народа.

Изменился и облик ВСУ. Там все-таки преобладают военнослужащие с боевым опытом, более зрелые люди, которые сознательно выбрали этот путь в нынешних условиях. Сейчас уже и отечественные, и иностранные эксперты отмечают, что ВСУ по готовности выполнять задачи, по обученности и по оснащенности занимают одно из лидирующих мест в Европе – этому способствовало непосредственное их использование по назначению. Ведь точно так же любой человеческий орган, который постоянно используется, тренируется, получает все больше возможностей.

Маси Найем, 122-й батальон, демобилизирован этой осенью

Помню, как в 2014 году летом мы поехал с тогда еще волонтером Максимом Музыкой на передовую. Мы завозили вещи ребятам. Это было в тот день, когда сбили малазийский лайнер.

Одна картина въелась в память: мы приехали на какую-то позицию, привезли воду. И вот мы стоим, жара, солнце просто прожигает нас. Мы – на опушке леса, вдоль стоит тяжелая техника вразброс. Кто-то куда-то едет, кричит – будто цыганский табор, только боевой. И мы, еще в гражданском, выгрузили бутыли с водой, ждали минут 20-30. Оказалось, что адресат находится рядом, на другой позиции. Стали отъезжать и услышали какие-то залпы. Это не помешало доехать, выгрузиться и выехать. Но тогда у меня было ощущение, что армия – это ребята, чуть-чуть лучше экипированные, чем друзья с Майдана. Плюс у них откуда-то эти вот боевые машины. Слава Богу, что хоть это дало государство.

За три года мы стали сильнее вопреки советской системе в армии, но не благодаря ей
А потом меня призвали в армию. Все выглядело как реконструкция боевых действий времен Второй мировой. Но на самих боевых уже все было не так многозначно, стало ясно, что те, кто допустил 2014 год, вдруг стали теми, кто реформировал ВСУ.

Армия, да, изменилась. пришли новые люди, появилась волонтерская помощь. Но система в этой армии не менялась. За три года мы стали сильнее вопреки советской системе в армии, но не благодаря ей. Но именно «благодаря» той системе в украинской армии мы потеряли огромное количество людей и навсегда сделали инвалидами много своих граждан.

И еще. Хочется напомнить, что армия – это не только война и боевые действия. Это еще и забота о своих после войны. Если бы не те люди, которые заботятся об армии, у многих раненных на войне не было бы стольких надежд.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Сегодня Вооруженным Силам Украины исполняется 25 лет. По факту же нынешней украинской армии — всего три года, но за этот период она успела окрепнуть, считают собеседники НВ

25 лет назад, 6 декабря 1991-го, в уже независимом государстве Украина был принят Закон «О вооруженных силах Украины». В этот же день, спустя два года, в стране появился официальный праздник – День Вооруженных Сил Украины. Три года назад, когда Украина резко встала перед необходимостью мобилизировать все свои силы для защиты своей территории, вдруг стало ясно, что у украинской армии – большие проблемы.

Удалось ли за эти три года превратить ВСУ в действительно сильную и мощную структуру, кто прилагал для этого усилия и какие моменты все еще требуют доработок, НВ рассказывают военный эксперт, демобилизованный воин АТО, волонтер и боец, который сейчас воюет в Донбассе.

Андрей Рымарук, волонтер Повернись живым, бывший разведчик 53-й бригады

По календарю ВСУ – 25 лет. Но на самом деле украинской армии, большей ее части, сегодня исполнилось всего три года. За эти три года нормальная профессиональная армия начала формироваться благодаря тем мобилизированным айтишникам, слесарям, электрикам, которые внесли свою лепту во время войны. Они что-то, где-то поменяли, доработали во внутренней бюрократической системе.

Если брать вопрос обеспечения – питание, форма, он, в принципе, на сегодня практически решен. Ситуация существенно лучше, чем один, два, три года назад. Если раньше выдавали только сухпайки, то сегодня – еще и мясо. Если давали плохую форму, то теперь дают хорошую. Тут жаловаться грех, потому что форма в некоторых вопросах у бойца сейчас на передовой хорошая, но ее мало. Ребятам на передке необходимо выдавать два-три комплекта, в зависимости от места прохождения службы. Размеров не хватает всем, но на это уже грех жаловаться. Хорошо, что есть пока и такое.

Что касается технического вопроса – ничего не поменялось, если говорить о боевых подразделениях. Стала сильнее Национальная гвардия, стали мощнее и более оборудованы пограничники, спецподразделения. Почему-то не стала сильнее пехота. А мы умудряемся заключать феноменальные контракты и продавать те же БТРы, БМП за границу – хорошие, но не себе на передовую, а куда-то туда. Если взять, к примеру, украинский Буцефал, БТР-4, то за границу они продаются в таком же техническом вооружении, как и в Украине, но туда они идут с ночной тепловизионной оптикой, а ребятам на передовую – «слепые», стоит просто пушка. А если бы у ребят на этих Буцефалах были эти тепловизионные ночные прицелы, они бы творили с врагами чудеса. Потому что волонтеры не в состоянии купить эти прицелы – стоимость одной единицы более 30 тыс. долларов.

Самый болючий вопрос – это кадры. Это наше все. Генеральный штаб не уделяет особого внимания обучению личного состава. И обучение, и квалификация личного состава на передовой даже в силовых подразделениях на сегодня желает лучшего. Пока это просто беспредел. Я сейчас в очередной раз еду по передовой, катаюсь, (на момент беседы Рымарук проезжает один из блокпостов в Донбассе, — НВ), смотрю на ребят и понимаю: эти контрактники, которые набраны лишь бы как, лишь бы где и лишь бы набрать, это люди вообще никогда в армии не служили, не держали оружия. И тут они сразу в окопе с АГСом стоят (АГС-17, Автоматический гранатомет станковый, — НВ), либо сразу же становятся механиком-водителем БМП. Но он даже не знает, что такое БМП (Боевая машина пехоты, — НВ), он его ни разу в жизни не видел, зато он контрактник, зато военкомат выполнил показатель, а в бригаде на одного человека стало больше.

Ничего в этой армии не меняется, бюрократия как была, так и есть

Оттуда уже ушли все, кто мог. Но тут вопрос другой: государство не создало условий, чтобы больше мобилизированных, которые прошли войну 2014-2015 года, остались на передовой. И ничего в этой армии не меняется, бюрократия как была, так и есть. Армейский долбо*бизм, как был, так и остается. Начальник Генштаба проехал по передовой, доложил прессе и всем журналистам через свою пресс-службу и у себя на странице в facebook, что «я горжусь командовать такой армией», а по факту, после приезда Муженко, на передовую съезжаются сотнями полковники, генералы и начинают непонятные проверки. Например, почему девушка – командир минометного взвода, почему этот парень недодал каждому бойцу 15 грамм перловки и так далее.

Пока мы не поменяем внутреннюю бюрократию, нашей армии ничего не светит. На бумаге руководству предоставляется одно, а по факту на передовой все совсем другое.

Владимир, командир группы спецназа, на данный момент воюет в Донбассе

То появились бронежилеты и форма – это еще не новая армия. Принципы управления войсками всех видов у нас совсем не изменились еще с 1960-х, когда были написаны боевые уставы сухопутных войск.

Все начинается еще с момента, когда новый контрактник приходит в военную часть. Во-первых, ему негде жить, казарма – не выход для женатого. Во-вторых, чтобы получить свои обещанные 7 тыс. грн, ему нужно ждать три месяца. Ну и много других подобных моментов.

Что касается кадров, в основном, это старые, те, кто хочет спокойно дослужить до пенсии. Но проблема кроется не в частях, а в высшем командовании, которое спускает туда, вниз, бредовые приказы.

Валерий Рябых, военный эксперт, директор по развитию информационно-консалтинговой компании Defense Express

Сегодня – нелегкие времена. Но если бы не это, тех вооруженных сил, которые мы сейчас имеем, у нас бы не было.

Сейчас вооруженные силы существенно отличаются от тех, что были три года назад, и это факт, с которым нельзя ни поспорить. На это есть философская причина: вооруженные силы, которые не выполняли или не готовились выполнять боевые задачи, не имеют перспективы. Опыт Украины показал: если государство не уделяет внимания армии, если агенты иностранного государства, насаженные в государственный аппарат, целенаправленно разваливают вооруженные силы, придет то, что показал 2014 год. Боевая готовность не была на должном уровне. В итоге – аннексия Крыма и оккупация части территории иностранными войсками, как бы они не прикрывались различными лозунгами.

Сейчас – период гибридного использования военной агрессии. Военные силы в экспансионистской политике, в захватнической – не главные. Сейчас на первый план в действиях противника выходят другие средства: информационные, дипломатические, экономические. Военные же действия часто играют лишь роль информповода.

Те вооруженные силы, которые были до 2014 года, находились в череде постоянных трансформаций – от советской модели построения вооруженных сил и неизвестно куда. Конечная цель этой перестройки не была понятна. В обществе шла постоянная дискуссия о том, какой должна быть Украина – там, нейтральной, или примкнуть в какому-то из блоков. Практика показала: реальный гарант независимости территориальной целостности нашей страны – это не международные договора или обязательства, которые взяли на себя те или иные геополитические игроки, ни даже вхождение в какой-то из союзов. Это, в первую очередь, собственные вооруженные силы.

До 2014-го в ВСУ служили, можно сказать, три типа людей. Первые – сознательные, для которых долг и воинская обязанность — не пустой звук. Это те, кто сознательно отдал себя службе. Другая категория – невостребованные в обществе люди. Они не смогли реализоваться – не ушли в бизнес, не пошли учиться на престижные профессии, не иммигрировали, а последним исходом для них стали вооруженные силы. Поэтому ВСУ все больше грозила деградация. Той, первой категории становилось меньше, а второй – больше. И это объективно отражалось в политике государства: она формировалась несознательно, Янукович был первым в истории Украины президентом, при котором он же сам вооруженным силам поставил оценку «не готовы к бою». Если до этого при проведении ежегодных проверок боеготовности они получали удовлетворительные оценки, то при Януковиче процесс деградации был на пике. Но выводов тогда не было сделано никаких.

ВСУ – народная армия, построенная в особых условиях, когда она оказалась востребована, и при поддержке народа

Третья категория, которая тоже дополняла вторую и работала против первой – те, которых туда затянули другие военные. Например, дети военных, которые нашли в армии средство обогащения и решение каких-то своих вопросов. В те времена мы знали много примеров, когда некоторые генералы, полковники имели по пять квартир, но во всех вооруженных силах было больше 40 тыс. бесквартирных офицеров. Но у таких детей уже была решена судьба: они продолжали дело отцов, разворовывание ВСУ. За последние годы эта третья категория увеличилась.

Но сегодня можно констатировать, что ВСУ – народная армия, построенная в особых условиях, когда она оказалась востребована, и при поддержке народа. Без плеча народа, без тех людей, которые пошли в ВСУ по мобилизации, без огромного подвижнического труда волонтеров те ВСУ, которые мы сейчас имеем, не состоялись бы. И уже сейчас можно говорить, что процессу возобновления мощностей вооруженных сил способствовала именно поддержка народа.

Изменился и облик ВСУ. Там все-таки преобладают военнослужащие с боевым опытом, более зрелые люди, которые сознательно выбрали этот путь в нынешних условиях. Сейчас уже и отечественные, и иностранные эксперты отмечают, что ВСУ по готовности выполнять задачи, по обученности и по оснащенности занимают одно из лидирующих мест в Европе – этому способствовало непосредственное их использование по назначению. Ведь точно так же любой человеческий орган, который постоянно используется, тренируется, получает все больше возможностей.

Маси Найем, 122-й батальон, демобилизирован этой осенью

Помню, как в 2014 году летом мы поехал с тогда еще волонтером Максимом Музыкой на передовую. Мы завозили вещи ребятам. Это было в тот день, когда сбили малазийский лайнер.

Одна картина въелась в память: мы приехали на какую-то позицию, привезли воду. И вот мы стоим, жара, солнце просто прожигает нас. Мы – на опушке леса, вдоль стоит тяжелая техника вразброс. Кто-то куда-то едет, кричит – будто цыганский табор, только боевой. И мы, еще в гражданском, выгрузили бутыли с водой, ждали минут 20-30. Оказалось, что адресат находится рядом, на другой позиции. Стали отъезжать и услышали какие-то залпы. Это не помешало доехать, выгрузиться и выехать. Но тогда у меня было ощущение, что армия – это ребята, чуть-чуть лучше экипированные, чем друзья с Майдана. Плюс у них откуда-то эти вот боевые машины. Слава Богу, что хоть это дало государство.

За три года мы стали сильнее вопреки советской системе в армии, но не благодаря ей
А потом меня призвали в армию. Все выглядело как реконструкция боевых действий времен Второй мировой. Но на самих боевых уже все было не так многозначно, стало ясно, что те, кто допустил 2014 год, вдруг стали теми, кто реформировал ВСУ.

Армия, да, изменилась. пришли новые люди, появилась волонтерская помощь. Но система в этой армии не менялась. За три года мы стали сильнее вопреки советской системе в армии, но не благодаря ей. Но именно «благодаря» той системе в украинской армии мы потеряли огромное количество людей и навсегда сделали инвалидами много своих граждан.

И еще. Хочется напомнить, что армия – это не только война и боевые действия. Это еще и забота о своих после войны. Если бы не те люди, которые заботятся об армии, у многих раненных на войне не было бы стольких надежд.

Новое Время

За что стоял Майдан: 10 требований украинцев три года спустяЗа что стоял Майдан: 10 требований украинцев три года спустя

Александра Горчинская

Три года назад в дни Революции Достоинства украинцы выдвинули ряд важных требований власти. Что мы требовали и что из этого выполнено

Ровно три года назад, 21 ноября 2013-го, тогдашний премьер Николай Азаров сорвал подписание Ассоциации с Евросоюзом, и в центр Киева, на центральную площадь Киева, Майдан Независимости, начали выходить протестующие. Это был далеко не первый митинг для Киева и для страны, и уже даже не первая революция. Но именно эти события, позже названные Революцией Достоинства, стали настоящей точкой невозврата и повлекли за собой серьезные перемены.

НВ собрало десять главных требований Майдана за все время Революции Достоинства – от первого дня до момента, когда из центра Киева исчезла последняя палатка с протестующими, и проанализировало, были ли они выполнены.

1. Евроинтеграция и безвиз

21 ноября 2013-го появилось распоряжение правительства Николая Азарова и приостановлении процесса подготовки к заключению договора между Украиной и Евросоюзом. Кабмин мотивировал свое решение необходимостью развития экономических отношений с СНГ, и, в частности, с Россией. Позже президент Виктор Янукович объяснял, что ему пришлось отказаться от этого «из-за шантажа России».

На Майдан стали выходить первые митингующие, в основном, молодежь, с требованием возобновить процесс Евроинтеграции, выбрать проевропейский вектор развития Украины, работать над внедрением безвиза для Европы. С собой приносили флаги ЕС, транспаранты и плакаты, пели песни, читали стихи, записывали видеообращения. От Януковича требовали подписать Ассоциацию с ЕС на Вильнюсском саммите Восточного партнерства, который был намечен на 29 ноября того же года.

Через несколько дней, 27 ноября, Азаров написал пост у себя в facebook, где назвал идею евроинтеграции «бессмысленной» и заявил, что Украину в Европу никто не зовет. А через два дня после этого на саммите в Вильнюсе Янукович не подписал Соглашение с ЕС. Тогда же появилась кричалка: «Янык в *опу, мы – в Европу». В ночь на 30 ноября студентов, которые остались ночевать на Майдане под Стеллой, побили «беркутовцы».

Процесс евроинтеграции Украины возобновится, но не завершится спустя три года. В июне 2014 года президент Петр Порошенко подпишет экономическую часть Соглашения с ЕС и будет неоднократно делать публичные заявления о сроках для запуска безвизового режима. В своем последнем заявлении на эту тему Порошенко обещает, что безвиз заработает до 24 ноября этого года. То есть, уже до четверга.

2. Смена власти и досрочные президентские выборы

Когда стало понятно, что и сам Янукович, и правительство его соратника Азарова выбирают пророссийский вектор движения, Майдан начал требовать досрочных президентских выборов и полной смены власти.

В центре Киева возводят баррикады, сносят памятник Ленину на Бессарабке. Тем временем в президентской Партии Регионов начинается раскол. Протестующие обещают блокаду резиденции Межигорье.

Протестная волна нарастает, в центре Киева – все больше палаток, появляются отряды Самообороны Майдана, митингующие жгут шины, пускают в ход коктейли Молотова, занимают здание Киевской городской госадминистрации, Дом Профсоюзов, Украинский дом. Продолжаются жесткие противостояния с милицией и силовиками. Ведутся жесткие бои на улице Грушевского, появляется информация об использовании огнестрельного оружия, убивают активиста Юрия Вербицкого, крадут активиста Игоря Луценко и автомайдановца Дмитрия Булатова, появляются кадры, на которых бойцы издеваются над раздетым догола Михаилом Гаврилюком, горит Дом Профсоюзов. 22 января возле стадиона Динамо гибнут первые протестующие – Сергей Нигоян и Михаил Жизневский.

Требование по смене власти будет выполнено: 28 января подал в отставку Азаров, в ночь на 23 февраля бежал из страны Янукович, многие депутаты заявили о выходе из Партии Регионов, некоторые соратники Януковича также покинули страну. Власть берет в свои руки временное правительство.

25 мая 2014-го выберут нового президента – Петра Порошенко, 26 октября того же года пройдут парламентские выборы.

3. Смена состава ЦИК

Вместе со сменой власти митингующие будут требовать смены состава Центризбиркома. Причиной станет то, что некоторые из членов ЦИКа занимают свои должности еще с 2004-го, например, нынешний председатель комиссии Михаил Охендовский. По словам нардепа Мустафы Найема, Охендовский был сторонником Януковича на выборах в 2004-м. Критиковалось и то, что полномочия 12 из 15 членов ЦИКа истекли еще в июне 2014-го и не были продлены, хотя люди продолжали работать на занимаемых должностях.

Позже, в 2015-м, во время местных выборов в Украине, действующий состав ЦИКа будут обвинять в неправомерных решениях. Недовольство вызовут результаты мэрских выборов в Павлограде, где будет лидировать кандидат от Оппоблока Анатолий Вершина, в Кривом Роге, где победит бывший регионал и оппоблоковец Юрий Вилкул.

По состоянию на ноябрь 2016-го состав ЦИКа так и не изменен полностью. Охендовский остается на должности председателя Центризбиркома.

4. Наказание виновных в избиении студентов

После разгона студентов под Стеллой Майдан выдвинул требование наказать виновных в избиении студентов – и исполнителей, то есть, бойцов, применявших силу, и командиров, которые отдавали им приказы.

По версии Найема, руководил операцией тогдашний замсекретаря СНБО Владимир Сивкович. Виновными в избиении студентов называли также тогдашнего главу Главного управления МВД в Киеве Валерия Коряка, и непосредственно министра внутренних дел Виталия Захарченко. Руководитель управления специальных расследований Сергей Горбатюк позже заявит, что среди виновных также сам Янукович, тогдашний глава СНБО Андрей Клюев и экс-глава КГГА Александр Попов.

Требование наказать виновных так и не будет выполнено в полном объеме Осудят нескольких беркутовцев. Например, бойца по фамилии Ефимин приговорят к пяти годам условно, он признает свою вину и будет раскаиваться. Генпрокуратура завершит расследование касательно еще одного силовика, Олега Мариненко, который тогда командовал управлением общественной безопасности МВД в Киеве.

Но тех, кто занимал более высокие должности, так и не поймают: Захарченко уедет из страны в феврале 2014-го, сразу за Януковичем, Коряк – в марте 2014-го, Сивкович бежит в Россию, где в апреле 2015-го попадет в серьезное ДТП, а в июне 2015-го сбежит Клюев.

5. Свобода политзаключенным

Одним из главных требований Майдана будет освобождение политических заключенных режима Януковича. Оно будет выполнено.

22 февраля на свободу выйдет лидер Батькивщины Юлия Тимошенко и сразу поедет на Майдан, чтобы выступить перед протестующими. На свободу выйдет больше двадцати заключенных, среди которых – фигуранты скандальных и известных уголовных дел. Например, освободят Дмитрия Павличенко и его сына Сергея – их обвиняли в убийстве судьи Шевченковского райсуда Киева Сергея Зубкова.

Напомним, за это дело Дмитрий получил пожизненное заключение, а Сергей был приговорен к 13-ти годам тюрьмы. Выйдет на свободу Виталий Запорожец, который в 2011-м расстрелял из охотничьего ружья милиционера в селе Семиполки Броварского района на Киевщине. За это получил 14 лет тюрьмы, но общественность встала на его сторону – односельчане выходили на пикеты с требованием освободить Запорожца.

6. Свобода слова и борьба с цензурой

Во времена Януковича журналисты неоднократно жаловались на то, что в СМИ вводится цензура, медиа выкупаются крупными бизнесменами и олигархами из близкого окружения президента.

В 2013-м организация Репортеры без границ признала Украину одной из худших стран для журналистов. Их ежегодное исследование – Индекс свободы прессы – показал, что на тот момент в стране участились случаи нападения на прессу.

Аналогичное исследование от Репортеров без границ в 2016-м продемонстрировал, что Украина значительно улучшила свои позиции в этом рейтинге. Но в докладе также сообщают, что Украина все еще страдает от чрезмерного влияния олигархов на медиа и от информационной войны с Россией.

7.Нет «милицейскому государству» и силовым разгонам акций

Режим Януковича запомнился тем, что для разгона уличных демонстраций и мирных акций активно задействовались милиция и спецотряды Беркута. Тот же метод неоднократно был использован и на Евромайдане: сперва – при разгоне студентов, потом – в боях на Грушевского, затем – в расстрелах на Институтской.

Майдан требовал убрать силовиков с улиц еще с первых дней протестов, но этого не происходило. Позже появились требования ликвидировать Беркут, Грифон, Кобру и другие отряды спецназначения.

Это требование будет выполнено. Но ценой ему станут убитые и раненые во время противостояний Евромайдана люди – и со стороны силовиков, и со стороны протестующих. Указ о расформировании Беркута подпишет новый министр внутренних дел Арсен Аваков в феврале 2014-го. Позже милиция вовсе исчезнет как структура, вместо нее в Украине появится Национальная полиция. Но в ее составе появится РПОН – Рота полиции особого назначения, в составе которой войдут, в том числе, и бывшие беркутовцы. Заработает КОРВ – Корпус оперативно-внезапного действия.

8. Борьба с коррупцией и люстрация всех чиновников времен Януковича

На Майдане активно выступали за то, чтобы режим Януковича сменился не только на высших эшелонах власти, а и на других уровнях. Отовсюду стало звучать слово «люстрация» — чиновников предлагали не просто снять с занимаемых должностей, а и запретить им занимать руководящие посты в дальнейшем.

Еще одним требованием была борьба с коррупцией и очищение страны от чиновников, которые обогащаются незаконным путем, берут взятки, превышают служебные полномочия.

Эти требования не удалось выполнить в полном объеме. Например, люстрация коснулась далеко не всех. На парламентских выборах в 2014-м в Верховную Раду опять пройдут экс-регионалы, только теперь – в составе других партий. В Оппозиционном блоке это такие известные фигуры, как Наталья Королевская, Борис Колесников, Юрий Бойко, Михаил Добкин, Александр Вилкул, во фракции Відродження – Виталий Хомутынник, Михаил Ланьо и другие.

Персонажи с сомнительной репутацией продолжают назначаться и на региональные должности. К примеру, буквально на днях начальником Департамента охраны здоровья Луганской области был назначен экс-регионал Павел Малыш, который до этого работал «первым заместителем Министра здравоохранения ЛНР».

9. Наказание виновных в расстрелах на Майдане

Мирные протесты на Майдане переросли в жестокие бои и расстрелы митингующих. Позже все они станут известны как Небесная сотня: в общей сложности, во время Революции Достоинства насчитают 106 погибших.

Участники протестов будут требовать наказания для всех, кто так или иначе фигурировал в расстрелах: и для исполнителей, нажимавших курок, и для руководителей, отдавших приказ это сделать.

Требование будет выполнено частично. 8 декабря 2015-го расследование приостановят, потому что большинство участников на тот момент уже будут не в стране – например, все тот же Виталий Захарченко и Виктор Янукович.

В феврале 2016-го станет известно, что по факту событий ноября 2013 года – февраля 2014-го вынесено 18 приговоров против 26 человек. В 84 делах расследование будет окончено, а еще 11 дел передано в суд. В 63 производствах продолжатся досудебные расследования.

По состоянию на февраль этого года еще 16 человек уже будут находиться в СИЗО. Шестеро из них – это сотрудники Беркута, пятеро – так называемые титушки, еще по нескольким фигурантам будут продолжать расследование.

В ноябре 2016-го суд признает непричастным к трагическим событиям на Майдане сына Януковича, Александра. Президента Порошенко допросят в Генпрокуратуре. Он будет обещать добиться заочного осуждения Януковича и людей из его окружения, обвиняемых в расстрелах. Пока что это остается неосуществленным.

10.Амнистия всех участников Евромайдана

Одним из ключевых требований участников Евромайдана было то, что все участники протестов будут освобождены от уголовной ответственности и наказаний. В обмен на это протестанты обещали освободить здания Киевской горадминистрации и убрать баррикады с центральных улиц столицы.

Это условие выполнят: закон об амнистии вступит в силу в феврале 2014-го. Арестованные за события на Майдане выйдут на свободу, остальные же не будут привлекаться ни к какой ответственности. КГГА освободят.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Три года назад в дни Революции Достоинства украинцы выдвинули ряд важных требований власти. Что мы требовали и что из этого выполнено

Ровно три года назад, 21 ноября 2013-го, тогдашний премьер Николай Азаров сорвал подписание Ассоциации с Евросоюзом, и в центр Киева, на центральную площадь Киева, Майдан Независимости, начали выходить протестующие. Это был далеко не первый митинг для Киева и для страны, и уже даже не первая революция. Но именно эти события, позже названные Революцией Достоинства, стали настоящей точкой невозврата и повлекли за собой серьезные перемены.

НВ собрало десять главных требований Майдана за все время Революции Достоинства – от первого дня до момента, когда из центра Киева исчезла последняя палатка с протестующими, и проанализировало, были ли они выполнены.

1. Евроинтеграция и безвиз

21 ноября 2013-го появилось распоряжение правительства Николая Азарова и приостановлении процесса подготовки к заключению договора между Украиной и Евросоюзом. Кабмин мотивировал свое решение необходимостью развития экономических отношений с СНГ, и, в частности, с Россией. Позже президент Виктор Янукович объяснял, что ему пришлось отказаться от этого «из-за шантажа России».

На Майдан стали выходить первые митингующие, в основном, молодежь, с требованием возобновить процесс Евроинтеграции, выбрать проевропейский вектор развития Украины, работать над внедрением безвиза для Европы. С собой приносили флаги ЕС, транспаранты и плакаты, пели песни, читали стихи, записывали видеообращения. От Януковича требовали подписать Ассоциацию с ЕС на Вильнюсском саммите Восточного партнерства, который был намечен на 29 ноября того же года.

Через несколько дней, 27 ноября, Азаров написал пост у себя в facebook, где назвал идею евроинтеграции «бессмысленной» и заявил, что Украину в Европу никто не зовет. А через два дня после этого на саммите в Вильнюсе Янукович не подписал Соглашение с ЕС. Тогда же появилась кричалка: «Янык в *опу, мы – в Европу». В ночь на 30 ноября студентов, которые остались ночевать на Майдане под Стеллой, побили «беркутовцы».

Процесс евроинтеграции Украины возобновится, но не завершится спустя три года. В июне 2014 года президент Петр Порошенко подпишет экономическую часть Соглашения с ЕС и будет неоднократно делать публичные заявления о сроках для запуска безвизового режима. В своем последнем заявлении на эту тему Порошенко обещает, что безвиз заработает до 24 ноября этого года. То есть, уже до четверга.

2. Смена власти и досрочные президентские выборы

Когда стало понятно, что и сам Янукович, и правительство его соратника Азарова выбирают пророссийский вектор движения, Майдан начал требовать досрочных президентских выборов и полной смены власти.

В центре Киева возводят баррикады, сносят памятник Ленину на Бессарабке. Тем временем в президентской Партии Регионов начинается раскол. Протестующие обещают блокаду резиденции Межигорье.

Протестная волна нарастает, в центре Киева – все больше палаток, появляются отряды Самообороны Майдана, митингующие жгут шины, пускают в ход коктейли Молотова, занимают здание Киевской городской госадминистрации, Дом Профсоюзов, Украинский дом. Продолжаются жесткие противостояния с милицией и силовиками. Ведутся жесткие бои на улице Грушевского, появляется информация об использовании огнестрельного оружия, убивают активиста Юрия Вербицкого, крадут активиста Игоря Луценко и автомайдановца Дмитрия Булатова, появляются кадры, на которых бойцы издеваются над раздетым догола Михаилом Гаврилюком, горит Дом Профсоюзов. 22 января возле стадиона Динамо гибнут первые протестующие – Сергей Нигоян и Михаил Жизневский.

Требование по смене власти будет выполнено: 28 января подал в отставку Азаров, в ночь на 23 февраля бежал из страны Янукович, многие депутаты заявили о выходе из Партии Регионов, некоторые соратники Януковича также покинули страну. Власть берет в свои руки временное правительство.

25 мая 2014-го выберут нового президента – Петра Порошенко, 26 октября того же года пройдут парламентские выборы.

3. Смена состава ЦИК

Вместе со сменой власти митингующие будут требовать смены состава Центризбиркома. Причиной станет то, что некоторые из членов ЦИКа занимают свои должности еще с 2004-го, например, нынешний председатель комиссии Михаил Охендовский. По словам нардепа Мустафы Найема, Охендовский был сторонником Януковича на выборах в 2004-м. Критиковалось и то, что полномочия 12 из 15 членов ЦИКа истекли еще в июне 2014-го и не были продлены, хотя люди продолжали работать на занимаемых должностях.

Позже, в 2015-м, во время местных выборов в Украине, действующий состав ЦИКа будут обвинять в неправомерных решениях. Недовольство вызовут результаты мэрских выборов в Павлограде, где будет лидировать кандидат от Оппоблока Анатолий Вершина, в Кривом Роге, где победит бывший регионал и оппоблоковец Юрий Вилкул.

По состоянию на ноябрь 2016-го состав ЦИКа так и не изменен полностью. Охендовский остается на должности председателя Центризбиркома.

4. Наказание виновных в избиении студентов

После разгона студентов под Стеллой Майдан выдвинул требование наказать виновных в избиении студентов – и исполнителей, то есть, бойцов, применявших силу, и командиров, которые отдавали им приказы.

По версии Найема, руководил операцией тогдашний замсекретаря СНБО Владимир Сивкович. Виновными в избиении студентов называли также тогдашнего главу Главного управления МВД в Киеве Валерия Коряка, и непосредственно министра внутренних дел Виталия Захарченко. Руководитель управления специальных расследований Сергей Горбатюк позже заявит, что среди виновных также сам Янукович, тогдашний глава СНБО Андрей Клюев и экс-глава КГГА Александр Попов.

Требование наказать виновных так и не будет выполнено в полном объеме Осудят нескольких беркутовцев. Например, бойца по фамилии Ефимин приговорят к пяти годам условно, он признает свою вину и будет раскаиваться. Генпрокуратура завершит расследование касательно еще одного силовика, Олега Мариненко, который тогда командовал управлением общественной безопасности МВД в Киеве.

Но тех, кто занимал более высокие должности, так и не поймают: Захарченко уедет из страны в феврале 2014-го, сразу за Януковичем, Коряк – в марте 2014-го, Сивкович бежит в Россию, где в апреле 2015-го попадет в серьезное ДТП, а в июне 2015-го сбежит Клюев.

5. Свобода политзаключенным

Одним из главных требований Майдана будет освобождение политических заключенных режима Януковича. Оно будет выполнено.

22 февраля на свободу выйдет лидер Батькивщины Юлия Тимошенко и сразу поедет на Майдан, чтобы выступить перед протестующими. На свободу выйдет больше двадцати заключенных, среди которых – фигуранты скандальных и известных уголовных дел. Например, освободят Дмитрия Павличенко и его сына Сергея – их обвиняли в убийстве судьи Шевченковского райсуда Киева Сергея Зубкова.

Напомним, за это дело Дмитрий получил пожизненное заключение, а Сергей был приговорен к 13-ти годам тюрьмы. Выйдет на свободу Виталий Запорожец, который в 2011-м расстрелял из охотничьего ружья милиционера в селе Семиполки Броварского района на Киевщине. За это получил 14 лет тюрьмы, но общественность встала на его сторону – односельчане выходили на пикеты с требованием освободить Запорожца.

6. Свобода слова и борьба с цензурой

Во времена Януковича журналисты неоднократно жаловались на то, что в СМИ вводится цензура, медиа выкупаются крупными бизнесменами и олигархами из близкого окружения президента.

В 2013-м организация Репортеры без границ признала Украину одной из худших стран для журналистов. Их ежегодное исследование – Индекс свободы прессы – показал, что на тот момент в стране участились случаи нападения на прессу.

Аналогичное исследование от Репортеров без границ в 2016-м продемонстрировал, что Украина значительно улучшила свои позиции в этом рейтинге. Но в докладе также сообщают, что Украина все еще страдает от чрезмерного влияния олигархов на медиа и от информационной войны с Россией.

7.Нет «милицейскому государству» и силовым разгонам акций

Режим Януковича запомнился тем, что для разгона уличных демонстраций и мирных акций активно задействовались милиция и спецотряды Беркута. Тот же метод неоднократно был использован и на Евромайдане: сперва – при разгоне студентов, потом – в боях на Грушевского, затем – в расстрелах на Институтской.

Майдан требовал убрать силовиков с улиц еще с первых дней протестов, но этого не происходило. Позже появились требования ликвидировать Беркут, Грифон, Кобру и другие отряды спецназначения.

Это требование будет выполнено. Но ценой ему станут убитые и раненые во время противостояний Евромайдана люди – и со стороны силовиков, и со стороны протестующих. Указ о расформировании Беркута подпишет новый министр внутренних дел Арсен Аваков в феврале 2014-го. Позже милиция вовсе исчезнет как структура, вместо нее в Украине появится Национальная полиция. Но в ее составе появится РПОН – Рота полиции особого назначения, в составе которой войдут, в том числе, и бывшие беркутовцы. Заработает КОРВ – Корпус оперативно-внезапного действия.

8. Борьба с коррупцией и люстрация всех чиновников времен Януковича

На Майдане активно выступали за то, чтобы режим Януковича сменился не только на высших эшелонах власти, а и на других уровнях. Отовсюду стало звучать слово «люстрация» — чиновников предлагали не просто снять с занимаемых должностей, а и запретить им занимать руководящие посты в дальнейшем.

Еще одним требованием была борьба с коррупцией и очищение страны от чиновников, которые обогащаются незаконным путем, берут взятки, превышают служебные полномочия.

Эти требования не удалось выполнить в полном объеме. Например, люстрация коснулась далеко не всех. На парламентских выборах в 2014-м в Верховную Раду опять пройдут экс-регионалы, только теперь – в составе других партий. В Оппозиционном блоке это такие известные фигуры, как Наталья Королевская, Борис Колесников, Юрий Бойко, Михаил Добкин, Александр Вилкул, во фракции Відродження – Виталий Хомутынник, Михаил Ланьо и другие.

Персонажи с сомнительной репутацией продолжают назначаться и на региональные должности. К примеру, буквально на днях начальником Департамента охраны здоровья Луганской области был назначен экс-регионал Павел Малыш, который до этого работал «первым заместителем Министра здравоохранения ЛНР».

9. Наказание виновных в расстрелах на Майдане

Мирные протесты на Майдане переросли в жестокие бои и расстрелы митингующих. Позже все они станут известны как Небесная сотня: в общей сложности, во время Революции Достоинства насчитают 106 погибших.

Участники протестов будут требовать наказания для всех, кто так или иначе фигурировал в расстрелах: и для исполнителей, нажимавших курок, и для руководителей, отдавших приказ это сделать.

Требование будет выполнено частично. 8 декабря 2015-го расследование приостановят, потому что большинство участников на тот момент уже будут не в стране – например, все тот же Виталий Захарченко и Виктор Янукович.

В феврале 2016-го станет известно, что по факту событий ноября 2013 года – февраля 2014-го вынесено 18 приговоров против 26 человек. В 84 делах расследование будет окончено, а еще 11 дел передано в суд. В 63 производствах продолжатся досудебные расследования.

По состоянию на февраль этого года еще 16 человек уже будут находиться в СИЗО. Шестеро из них – это сотрудники Беркута, пятеро – так называемые титушки, еще по нескольким фигурантам будут продолжать расследование.

В ноябре 2016-го суд признает непричастным к трагическим событиям на Майдане сына Януковича, Александра. Президента Порошенко допросят в Генпрокуратуре. Он будет обещать добиться заочного осуждения Януковича и людей из его окружения, обвиняемых в расстрелах. Пока что это остается неосуществленным.

10.Амнистия всех участников Евромайдана

Одним из ключевых требований участников Евромайдана было то, что все участники протестов будут освобождены от уголовной ответственности и наказаний. В обмен на это протестанты обещали освободить здания Киевской горадминистрации и убрать баррикады с центральных улиц столицы.

Это условие выполнят: закон об амнистии вступит в силу в феврале 2014-го. Арестованные за события на Майдане выйдут на свободу, остальные же не будут привлекаться ни к какой ответственности. КГГА освободят.

Новое Время

Право против силы: Что изменит признание Крыма оккупированнымПраво против силы: Что изменит признание Крыма оккупированным

Александра Горчинская

Территория Крыма и Севастополя официально будет называться оккупированной во всех документах Генассамблеи ООН. Ускорит ли это возвращение полуострова Украине, объясняют эксперты-международники

В ООН приняли резолюцию по Крыму и городу Севастополю – документ поддержали 73 страны. Резолюция официально признает территорию полуострова украинской и временно оккупированной. Россия называется агрессором. Против принятия этого документа проголосовали 23 страны, среди которых – РФ и Беларусь. Как сообщил в своем Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин, отныне во всех официальных документах Генассамблеи ООН будет использоваться формулировка: «Временная оккупация украинской АРК и города Севастополь». Так должно продолжаться до деоккупации территории.

На самом деле, процедура утверждения этого документа еще не завершилась, ведь пока что резолюция была одобрена лишь на комиссии ООН, а в конце декабря ее должна утвердить Генассамблея ООН. Однако сегодняшние результаты – это уже хороший знак, комментирует НВ дипломат и бывший министр иностранных дел Владимир Огрызко.

«Это еще процесс, но поскольку страны свою позицию определили, традиционно они ее не меняют. Надо надеяться, что таким же образом они проголосуют и в декабре. Надо будет проанализировать список тех, кто воздержался, кто голосовал против резолюции», — говорит Огрызко.

Он подчеркивает: по правовому статусу резолюция – не юридический документ в том смысле, что он не является обязывающим. Это документ политический, который Украина теперь сможет использовать для того, чтобы настаивать на своей позиции и гнуть собственную линию поведения в международном пространстве и международных правовых инстанциях. А это – очень значимо. Так же, как и две резолюции, принятые недавно в Парламентской Ассамблее Совета Европы.

«Это действительно успех, потому что документ четко и ясно назвал Россию агрессором. Так же четко и ясно говорится, что Крым это оккупированная территория. Это важно для дальнейшей работы и для доказательства в международных судах вины России в том, что она совершила, — объясняет Огрызко. – Прямую юридическую силу имела бы резолюция Совбеза ООН, однако это невозможно, потому что Россия накладывает вето на такие документы».

Несмотря на то, что эта резолюция изображает события в Украине для международного сообщества так, как их воспринимает украинское Правительство, она вряд ли способна изменить что-то быстро и глобально, считает дипломат, экс-генконсул Украины в Стамбуле, глава управления организации Майдан иностранных дел Богдан Яременко. По его мнению, дилемма заключается в том, что Украина использует правовые аргументы, а Россия – силовые.

«Путин неустанно повторяет, что вопрос Крыма закрыт. И вот ответ международного сообщества: он открытый, есть проблема прав человека, проблема оккупации. Но Россия, конечно, к этому не прислушивается. Да, РФ имеет свою позицию, и она подтверждена ядерным оружием, вооруженными силами на территории Донбасса и Крыма. Ее дипломатические аргументы заключаются в наличии в ней силы. — говорит Яременко. — Украинская же сторона пытается апеллировать к международному праву, ее аргументы лежат в этой плоскости. Но у нас нет тех аргументов, которые есть у России, чтобы решить вопрос военным путем. Мы должны пользоваться инструментами, которые имеем – их предоставляет международное право».

Эксперт добавляет: эта резолюция является одним из инструментов для возвращения Крыма Украине, однако не стоит надеяться, что это произойдет автоматически. На все нужно время и усилия.

Напомним, 12 октября ПАСЕ приняла две резолюции, которые окрестили историческими. В документах признали участие Российской Федерации в конфликте на Донбассе и призвали ее вывести свои войска.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Территория Крыма и Севастополя официально будет называться оккупированной во всех документах Генассамблеи ООН. Ускорит ли это возвращение полуострова Украине, объясняют эксперты-международники

В ООН приняли резолюцию по Крыму и городу Севастополю – документ поддержали 73 страны. Резолюция официально признает территорию полуострова украинской и временно оккупированной. Россия называется агрессором. Против принятия этого документа проголосовали 23 страны, среди которых – РФ и Беларусь. Как сообщил в своем Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин, отныне во всех официальных документах Генассамблеи ООН будет использоваться формулировка: «Временная оккупация украинской АРК и города Севастополь». Так должно продолжаться до деоккупации территории.

На самом деле, процедура утверждения этого документа еще не завершилась, ведь пока что резолюция была одобрена лишь на комиссии ООН, а в конце декабря ее должна утвердить Генассамблея ООН. Однако сегодняшние результаты – это уже хороший знак, комментирует НВ дипломат и бывший министр иностранных дел Владимир Огрызко.

«Это еще процесс, но поскольку страны свою позицию определили, традиционно они ее не меняют. Надо надеяться, что таким же образом они проголосуют и в декабре. Надо будет проанализировать список тех, кто воздержался, кто голосовал против резолюции», — говорит Огрызко.

Он подчеркивает: по правовому статусу резолюция – не юридический документ в том смысле, что он не является обязывающим. Это документ политический, который Украина теперь сможет использовать для того, чтобы настаивать на своей позиции и гнуть собственную линию поведения в международном пространстве и международных правовых инстанциях. А это – очень значимо. Так же, как и две резолюции, принятые недавно в Парламентской Ассамблее Совета Европы.

«Это действительно успех, потому что документ четко и ясно назвал Россию агрессором. Так же четко и ясно говорится, что Крым это оккупированная территория. Это важно для дальнейшей работы и для доказательства в международных судах вины России в том, что она совершила, — объясняет Огрызко. – Прямую юридическую силу имела бы резолюция Совбеза ООН, однако это невозможно, потому что Россия накладывает вето на такие документы».

Несмотря на то, что эта резолюция изображает события в Украине для международного сообщества так, как их воспринимает украинское Правительство, она вряд ли способна изменить что-то быстро и глобально, считает дипломат, экс-генконсул Украины в Стамбуле, глава управления организации Майдан иностранных дел Богдан Яременко. По его мнению, дилемма заключается в том, что Украина использует правовые аргументы, а Россия – силовые.

«Путин неустанно повторяет, что вопрос Крыма закрыт. И вот ответ международного сообщества: он открытый, есть проблема прав человека, проблема оккупации. Но Россия, конечно, к этому не прислушивается. Да, РФ имеет свою позицию, и она подтверждена ядерным оружием, вооруженными силами на территории Донбасса и Крыма. Ее дипломатические аргументы заключаются в наличии в ней силы. — говорит Яременко. — Украинская же сторона пытается апеллировать к международному праву, ее аргументы лежат в этой плоскости. Но у нас нет тех аргументов, которые есть у России, чтобы решить вопрос военным путем. Мы должны пользоваться инструментами, которые имеем – их предоставляет международное право».

Эксперт добавляет: эта резолюция является одним из инструментов для возвращения Крыма Украине, однако не стоит надеяться, что это произойдет автоматически. На все нужно время и усилия.

Напомним, 12 октября ПАСЕ приняла две резолюции, которые окрестили историческими. В документах признали участие Российской Федерации в конфликте на Донбассе и призвали ее вывести свои войска.

Новое Время

Миссис популизм. Десять противоречий Юлии ТимошенкоМиссис популизм. Десять противоречий Юлии Тимошенко

Александра Горчинская, Иван Верстюк

Юлия Тимошенко продолжает раскручивать на публике свои излюбленные темы: тарифы на коммуналку, газовые вопросы, повышение зарплат. Вот только многие ее заявления противоречат друг другу

Расформировать агрохолдинги и вернуть землю фермерам – с таким заявлением выступила на Всеукраинском селянском вече лидер партии Батькивщина Юлия Тимошенко. В ее риторике особенно акцентируется внимание на том, что право распоряжаться землей нужно отдать селянам.

«Главная проблема украинского села и экономики в целом – то, что люди не способны ничего купить», — сказала она на Вече. В то же время, Тимошенко открыто заявляет, что «земля не может быть товаром до того времени, пока фермеры не будут иметь гарантии и возможности, как сохранить ее в своих руках». А месяц назад, в начале октября, Батькивщина проголосовала за продление моратория на продажу сельхозземель до 2018 года, тем самым лишив людей права открыто распоряжаться этой самой землей. Но еще в 2008-м Тимошенко, тогда премьер-министр Украины, наоборот, выступала за создание рынка земли как обязательного условия от Международного валютного фонда.

Громкие заявления о будущем сельскохозяйственных земель – не единственное несоответствие в линии поведения Тимошенко и ее команды. Периодически она вдается в популизм и прибегает к словесным манипуляциям.

НВ собрало 10 противоречий Леди Ю – от газовых историй до имиджа.

1. Минимальные зарплаты

26 октября на facebook-странице Батькивщины появился пост о том, что заявление премьер-министра Владимира Гройсмана о необходимости поднять минимальную зарплату вдвое – это результат давления на правительство и общей борьбы, участниками которой являются и общество, и сама Батькивщина.

Но уже 2 ноября в той же соцсети Тимошенко оставила пост со ссылкой на интервью с Соней Кошкиной. В выноске она обозначила, что, поднимая зарплаты вдвое, правительство идет на обман и уничтожение системы формирования зарплат для всех украинцев.

2. Коммунальные тарифы

Тарифы на коммуналку – больная тема практически для многих украинцев. Тимошенко бьет по больному месту, обещая эти самые тарифы понизить. На самом же деле, у государства нет возможности обеспечить эти дешевые тарифы – дефицит бюджета ожидается на уровне 3,7% ВВП в этом году.

«Обычный человек слушает агитаторов Батькивщины, которые говорят о низких тарифах, и соглашается с ними», — рассказал в комментарии НВ Анатолий Октисюк, политолог из Международного центра перспективных исследований. Он считает: для победы на следующих выборах, когда бы они ни состоялись, обещаний низких тарифов и критики нынешнего правительства может вполне хватить.

3. Газовые дискуссии

Тимошенко, успевшая получить прозвище Газовой принцессы и даже угодившая в тюрьму за газовые контракты 2009 года, все еще продолжает публично дискутировать на тему газа и делать заявления в СМИ.

Однако, по данным аналитиков из VoxUkraine, ее заявления состоят из правды где-то на треть. В остальном же это – лишь умелая манипуляция.

«Из выступления Тимошенко мы можем сделать следующий вывод: политик очень хорошо владеет фактами о газовом рынке, но предпочитает использовать их наиболее выгодным для себя образом, подгоняя данные под требуемую картину мира и освещая, вероятно, только треть правды. На самом деле газовая картина в Украине другая – если пользоваться полным набором данных», — пишут VoxUkraine, комментируя одно из выступлений Тимошенко в программе Шустер-Live.

4.Рента на газ

О снижении тарифов Тимошенко любит говорить и в контексте снижения ренты на добычу газа. По ее словам, именно уменьшение ренты позволит снизить тарифы для населения. Она даже подавала соответствующий законопроект на рассмотрение парламента, однако тогда ее не поддержали коллеги по цеху – в частности, из фракции БПП.

На самом же деле, снижение ренты выгодно, в первую очередь, не потребителям, а газодобытчикам. В их числе – крупнейшие украинские олигархи: Ринат Ахметов, Александр Онищенко и другие.

5. Обвал курса гривны

В 2008-м, когда Тимошенко была при власти как премьер-министр, в Украине случился резкий обвал гривны. Она объяснила это спекуляциями и махинациями украинских банков и заявляла, что объективных причин для скачка курса не было.

В заявлении, которое сделал тогда Национальный банк Украины, все объяснялось совсем по-другому. Нацбанк обвинил в обвале гривны саму Тимошенко, назвав ее политику «популистской», а заявления – «циничными».

В этом году история с падением гривны повторилась: Тимошенко обвинила в скачке курса главу Нацбанка Валерию Гонтареву и заявила, что ту необходимо срочно уволить. Лидер Батькивщины объяснила, что виной всему здесь – неконтролируемый выпуск гривны и манипуляции частных банков с деньгами, выделенными Национальным банком на рефинансирование. Гонтарева, в свою очередь, напомнила, что из 110 млрд грн существующей сегодня задолженности по рефинансированию 77,7 млрд грн было выдано в период с 2008 по 2009 год. То есть, как раз во время премьерства Тимошенко.

6. Защита космической отрасли

На публике лидер Батькивщины активно выступает за то, чтобы вернуть к жизни Конструкторское бюро Южное и Южмаш – Южный машиностроительный завод. Так, например, она заявляла, что «вокруг конструкторского бюро собрались стервятники», а Южмаш «вычеркнули из жизни».

В сентябре Тимошенко вместе с другим политиком, склонным к популизму, Олегом Ляшко, подала проект закона о реструктуризации задолженности госкомпании Южмаш перед бюджетом страны. Этот документ предусматривал продление погашения долга до 2020 года и нулевую ставку по нему.

Компания работает в связке с конструкторским бюро Южное и воплощает в реальность их чертежи. Расследование НВ показало, как менеджмент КБ Южное выводил деньги компании через контролируемый им банк Новый. Однако эти факты не остановили Тимошенко и Ляшко от накачивания погрузших в схемах компаний бюджетными деньгами.

К слову, и Южмаш, и КБ Южное находятся в Днепре, откуда родом сама Тимошенко. Можно предположить, что активность Батькивщины вокруг этих госкомпаний – попытка привлечь внимание своего электората в этих регионах.

7. Поддержка канала Интер

В октябре этого года, после того, как радикально настроенные активисты пытались поджечь телеканал Интер, Тимошенко внезапно сделала заявление на его защиту. Она предположила, что канал оказался под прицелом из-за «объективной и оппозиционной» позиции по отношению к действующей власти. Напомним, уже после начала войны на Донбассе Интер неоднократно критиковали за трансляцию российских сериалов, концертов с участием российских артистов.

Оппозиционность здесь – как раз и есть то самое связующее звено между Интером и Батькивщиной. Возможно, таким способом Тимошенко хотела повысить свои рейтинги у оппозиционно настроенного электората – потенциальной аудитории Интера.

8. Борьба с офшорами

Этой весной Тимошенко активно ратовала за деофшоризацию. Так, в мае она заявила, что Батькивщина зарегистрировала сразу два законопроекта, которые закрыли бы все возможности для отмывания денег через офшоры. Тогда же она говорила, что борьбе с офшорами препятствует, в частности, глава парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина. Тимошенко называла Южанину бизнес-партнером президента Петра Порошенко.

В то же время, Тимошенко задекларировала офшорные доходы у своего собственного мужа, бизнесмена Александра Тимошенко. Речь идет о 693 тыс. 183 грн, полученных от компании Toulouse Net LP (зарегистрирована в Шотландии), 2 млн 390 тыс 942 грн – от Diafox Consulting Limited (зарегистрирована на Кипре).

Член фракции Батькивщина в парламенте Иван Крулько в комментарии НВ заявил, что не видит в этой ситуации никаких противоречий.

«А причем здесь Александр Тимошенко?», — отвечает Крулько на поставленный ему вопрос о том, как могут совмещаться два законопроекта по деофшоризации от Тимошенко и офшорные доходы ее супруга.

9. Богатая перед бедными

В своей работе Батькивщина делает акцент на общение с социально незащищенными слоями населения – например, этим летом выступила перед пенсионерами Херсонщины. Но тут же оконфузилась: выяснилось, что она пришла на эту встречу в коллекционных туфлях Gucci из кожи змеи. Их ориентировочная стоимость может превышать $500.

Это – далеко не единственная дорогая вещь в гардеробе Тимошенко. К примеру, в сессионном зале парламента она появлялась в палантине из шелкового твила с цветочным принтом французского дома Valentino. Его цена – 6 тыс. грн. Есть у Леди Ю и винтажная нить Chanel из японских жемчужин стоимостью 72 тыс. грн, и очки этого же бренда за 8 тыс. грн. некоторые такие вещи Тимошенко внесла в свою декларацию – например, две единицы жемчужных бус, сережки, кольца и подвески с драгоценными камнями. При этом, стоимость этих ювелирных изделий она не указала. Вышеуказанные туфли от Gucci в декларации тоже не вспоминаются.

Впрочем, модные эксперты говорят, что стиль Тимошенко все-таки изменился за последние несколько лет. Она старается выглядеть проще – опять-таки, чтобы казаться ближе к простому народу.

«Раньше были какие-то вычурные жакеты в стиле «королева-мать». Сегодня же это белые рубашки, очечки аля «офисный клерк», — рассказал в комментарии НВ украинский дизайнер Андре Тан.

10. Шпильки и больная спина

Херсонская история – не первый случай, когда Тимошенко оказывается в эпицентре внимания из-за своей обуви. Тяга к каблукам не покидала Леди Ю даже в тюрьме, когда та отбывала наказание по газовому делу.

Тогда СМИ много писали о заболевании Тимошенко – врачи из немецкой клиники Шарите, которые приезжали в колонию к заключенной, поставили ей диагноз «хроническая грыжа межпозвоночного диска» и заявляли, что готовы принять ее на лечение у себя. Так же в прессе публиковались фото, где Тимошенко демонстрирует синяки на руках и заявляет, что ее избивали. Между тем, тогда же стало известно, что она носит каблуки даже за решеткой – в сеть попало видео с камер наблюдения в палате, где было видно, что экс-премьер передвигается с ходунками, но на каблуках.

22 февраля 2014-го, Тимошенко, которая как раз вышла на свободу, приехала на Майдан, в самый разгар революции. Она появилась на публике в инвалидной коляске, но в ботинках на высоком каблуке, за что была сильно раскритикована общественностью.

Противоречия в словах и поступках не мешают Тимошенко и ее партии лидировать в политических рейтингах. Украинский избиратель падок на популизм, и в Батькивщине это понимают. Умелый боец телевизионных эфиров, Тимошенко избегает интервью, делегируя функцию общения с прессой более молодым депутатам своей политсилы, которые умеют говорить на популярном сегодня «языке реформ». Но под «реформаторским налетом» Батькивщины скрывается противоречивая позиция Леди Ю, гоняющейся за рейтингом и обещающей невыполнимое.

Новое ВремяАлександра Горчинская, Иван Верстюк

Юлия Тимошенко продолжает раскручивать на публике свои излюбленные темы: тарифы на коммуналку, газовые вопросы, повышение зарплат. Вот только многие ее заявления противоречат друг другу

Расформировать агрохолдинги и вернуть землю фермерам – с таким заявлением выступила на Всеукраинском селянском вече лидер партии Батькивщина Юлия Тимошенко. В ее риторике особенно акцентируется внимание на том, что право распоряжаться землей нужно отдать селянам.

«Главная проблема украинского села и экономики в целом – то, что люди не способны ничего купить», — сказала она на Вече. В то же время, Тимошенко открыто заявляет, что «земля не может быть товаром до того времени, пока фермеры не будут иметь гарантии и возможности, как сохранить ее в своих руках». А месяц назад, в начале октября, Батькивщина проголосовала за продление моратория на продажу сельхозземель до 2018 года, тем самым лишив людей права открыто распоряжаться этой самой землей. Но еще в 2008-м Тимошенко, тогда премьер-министр Украины, наоборот, выступала за создание рынка земли как обязательного условия от Международного валютного фонда.

Громкие заявления о будущем сельскохозяйственных земель – не единственное несоответствие в линии поведения Тимошенко и ее команды. Периодически она вдается в популизм и прибегает к словесным манипуляциям.

НВ собрало 10 противоречий Леди Ю – от газовых историй до имиджа.

1. Минимальные зарплаты

26 октября на facebook-странице Батькивщины появился пост о том, что заявление премьер-министра Владимира Гройсмана о необходимости поднять минимальную зарплату вдвое – это результат давления на правительство и общей борьбы, участниками которой являются и общество, и сама Батькивщина.

Но уже 2 ноября в той же соцсети Тимошенко оставила пост со ссылкой на интервью с Соней Кошкиной. В выноске она обозначила, что, поднимая зарплаты вдвое, правительство идет на обман и уничтожение системы формирования зарплат для всех украинцев.

2. Коммунальные тарифы

Тарифы на коммуналку – больная тема практически для многих украинцев. Тимошенко бьет по больному месту, обещая эти самые тарифы понизить. На самом же деле, у государства нет возможности обеспечить эти дешевые тарифы – дефицит бюджета ожидается на уровне 3,7% ВВП в этом году.

«Обычный человек слушает агитаторов Батькивщины, которые говорят о низких тарифах, и соглашается с ними», — рассказал в комментарии НВ Анатолий Октисюк, политолог из Международного центра перспективных исследований. Он считает: для победы на следующих выборах, когда бы они ни состоялись, обещаний низких тарифов и критики нынешнего правительства может вполне хватить.

3. Газовые дискуссии

Тимошенко, успевшая получить прозвище Газовой принцессы и даже угодившая в тюрьму за газовые контракты 2009 года, все еще продолжает публично дискутировать на тему газа и делать заявления в СМИ.

Однако, по данным аналитиков из VoxUkraine, ее заявления состоят из правды где-то на треть. В остальном же это – лишь умелая манипуляция.

«Из выступления Тимошенко мы можем сделать следующий вывод: политик очень хорошо владеет фактами о газовом рынке, но предпочитает использовать их наиболее выгодным для себя образом, подгоняя данные под требуемую картину мира и освещая, вероятно, только треть правды. На самом деле газовая картина в Украине другая – если пользоваться полным набором данных», — пишут VoxUkraine, комментируя одно из выступлений Тимошенко в программе Шустер-Live.

4.Рента на газ

О снижении тарифов Тимошенко любит говорить и в контексте снижения ренты на добычу газа. По ее словам, именно уменьшение ренты позволит снизить тарифы для населения. Она даже подавала соответствующий законопроект на рассмотрение парламента, однако тогда ее не поддержали коллеги по цеху – в частности, из фракции БПП.

На самом же деле, снижение ренты выгодно, в первую очередь, не потребителям, а газодобытчикам. В их числе – крупнейшие украинские олигархи: Ринат Ахметов, Александр Онищенко и другие.

5. Обвал курса гривны

В 2008-м, когда Тимошенко была при власти как премьер-министр, в Украине случился резкий обвал гривны. Она объяснила это спекуляциями и махинациями украинских банков и заявляла, что объективных причин для скачка курса не было.

В заявлении, которое сделал тогда Национальный банк Украины, все объяснялось совсем по-другому. Нацбанк обвинил в обвале гривны саму Тимошенко, назвав ее политику «популистской», а заявления – «циничными».

В этом году история с падением гривны повторилась: Тимошенко обвинила в скачке курса главу Нацбанка Валерию Гонтареву и заявила, что ту необходимо срочно уволить. Лидер Батькивщины объяснила, что виной всему здесь – неконтролируемый выпуск гривны и манипуляции частных банков с деньгами, выделенными Национальным банком на рефинансирование. Гонтарева, в свою очередь, напомнила, что из 110 млрд грн существующей сегодня задолженности по рефинансированию 77,7 млрд грн было выдано в период с 2008 по 2009 год. То есть, как раз во время премьерства Тимошенко.

6. Защита космической отрасли

На публике лидер Батькивщины активно выступает за то, чтобы вернуть к жизни Конструкторское бюро Южное и Южмаш – Южный машиностроительный завод. Так, например, она заявляла, что «вокруг конструкторского бюро собрались стервятники», а Южмаш «вычеркнули из жизни».

В сентябре Тимошенко вместе с другим политиком, склонным к популизму, Олегом Ляшко, подала проект закона о реструктуризации задолженности госкомпании Южмаш перед бюджетом страны. Этот документ предусматривал продление погашения долга до 2020 года и нулевую ставку по нему.

Компания работает в связке с конструкторским бюро Южное и воплощает в реальность их чертежи. Расследование НВ показало, как менеджмент КБ Южное выводил деньги компании через контролируемый им банк Новый. Однако эти факты не остановили Тимошенко и Ляшко от накачивания погрузших в схемах компаний бюджетными деньгами.

К слову, и Южмаш, и КБ Южное находятся в Днепре, откуда родом сама Тимошенко. Можно предположить, что активность Батькивщины вокруг этих госкомпаний – попытка привлечь внимание своего электората в этих регионах.

7. Поддержка канала Интер

В октябре этого года, после того, как радикально настроенные активисты пытались поджечь телеканал Интер, Тимошенко внезапно сделала заявление на его защиту. Она предположила, что канал оказался под прицелом из-за «объективной и оппозиционной» позиции по отношению к действующей власти. Напомним, уже после начала войны на Донбассе Интер неоднократно критиковали за трансляцию российских сериалов, концертов с участием российских артистов.

Оппозиционность здесь – как раз и есть то самое связующее звено между Интером и Батькивщиной. Возможно, таким способом Тимошенко хотела повысить свои рейтинги у оппозиционно настроенного электората – потенциальной аудитории Интера.

8. Борьба с офшорами

Этой весной Тимошенко активно ратовала за деофшоризацию. Так, в мае она заявила, что Батькивщина зарегистрировала сразу два законопроекта, которые закрыли бы все возможности для отмывания денег через офшоры. Тогда же она говорила, что борьбе с офшорами препятствует, в частности, глава парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина. Тимошенко называла Южанину бизнес-партнером президента Петра Порошенко.

В то же время, Тимошенко задекларировала офшорные доходы у своего собственного мужа, бизнесмена Александра Тимошенко. Речь идет о 693 тыс. 183 грн, полученных от компании Toulouse Net LP (зарегистрирована в Шотландии), 2 млн 390 тыс 942 грн – от Diafox Consulting Limited (зарегистрирована на Кипре).

Член фракции Батькивщина в парламенте Иван Крулько в комментарии НВ заявил, что не видит в этой ситуации никаких противоречий.

«А причем здесь Александр Тимошенко?», — отвечает Крулько на поставленный ему вопрос о том, как могут совмещаться два законопроекта по деофшоризации от Тимошенко и офшорные доходы ее супруга.

9. Богатая перед бедными

В своей работе Батькивщина делает акцент на общение с социально незащищенными слоями населения – например, этим летом выступила перед пенсионерами Херсонщины. Но тут же оконфузилась: выяснилось, что она пришла на эту встречу в коллекционных туфлях Gucci из кожи змеи. Их ориентировочная стоимость может превышать $500.

Это – далеко не единственная дорогая вещь в гардеробе Тимошенко. К примеру, в сессионном зале парламента она появлялась в палантине из шелкового твила с цветочным принтом французского дома Valentino. Его цена – 6 тыс. грн. Есть у Леди Ю и винтажная нить Chanel из японских жемчужин стоимостью 72 тыс. грн, и очки этого же бренда за 8 тыс. грн. некоторые такие вещи Тимошенко внесла в свою декларацию – например, две единицы жемчужных бус, сережки, кольца и подвески с драгоценными камнями. При этом, стоимость этих ювелирных изделий она не указала. Вышеуказанные туфли от Gucci в декларации тоже не вспоминаются.

Впрочем, модные эксперты говорят, что стиль Тимошенко все-таки изменился за последние несколько лет. Она старается выглядеть проще – опять-таки, чтобы казаться ближе к простому народу.

«Раньше были какие-то вычурные жакеты в стиле «королева-мать». Сегодня же это белые рубашки, очечки аля «офисный клерк», — рассказал в комментарии НВ украинский дизайнер Андре Тан.

10. Шпильки и больная спина

Херсонская история – не первый случай, когда Тимошенко оказывается в эпицентре внимания из-за своей обуви. Тяга к каблукам не покидала Леди Ю даже в тюрьме, когда та отбывала наказание по газовому делу.

Тогда СМИ много писали о заболевании Тимошенко – врачи из немецкой клиники Шарите, которые приезжали в колонию к заключенной, поставили ей диагноз «хроническая грыжа межпозвоночного диска» и заявляли, что готовы принять ее на лечение у себя. Так же в прессе публиковались фото, где Тимошенко демонстрирует синяки на руках и заявляет, что ее избивали. Между тем, тогда же стало известно, что она носит каблуки даже за решеткой – в сеть попало видео с камер наблюдения в палате, где было видно, что экс-премьер передвигается с ходунками, но на каблуках.

22 февраля 2014-го, Тимошенко, которая как раз вышла на свободу, приехала на Майдан, в самый разгар революции. Она появилась на публике в инвалидной коляске, но в ботинках на высоком каблуке, за что была сильно раскритикована общественностью.

Противоречия в словах и поступках не мешают Тимошенко и ее партии лидировать в политических рейтингах. Украинский избиратель падок на популизм, и в Батькивщине это понимают. Умелый боец телевизионных эфиров, Тимошенко избегает интервью, делегируя функцию общения с прессой более молодым депутатам своей политсилы, которые умеют говорить на популярном сегодня «языке реформ». Но под «реформаторским налетом» Батькивщины скрывается противоречивая позиция Леди Ю, гоняющейся за рейтингом и обещающей невыполнимое.

Новое Время

Правосудие по-новому. Кто заменит взяточников в мантиях и когда судебные решения перестанут быть товаромПравосудие по-новому. Кто заменит взяточников в мантиях и когда судебные решения перестанут быть товаром

Александра Горчинская

Сегодня вступили в силу изменения в Конституции в сфере правосудия. Почему их нельзя считать началом судебной реформы и что забыли учесть авторы этого документа

С сегодняшнего дня в Украине начинают работать изменения в Конституции в сфере правосудия. В частности, появится новый конституционный орган – Высший совет правосудия, в полномочия которого будут входить назначение и увольнение, временное отстранение и перевод судей, привлечение их к дисциплинарной ответственности, согласие на задержание. Раньше подобные полномочия были у Верховной Рады, которая вчера, в последний день действия старых норм, на внеочередном заседании уволила 29 скандально известных служителей Фемиды.

Можно ли считать нововведения стартом долгожданной судебной реформы, чем сегодняшнее правосудие существенно отличается от вчерашнего и позволит ли обновление системы побороть коррупцию, НВ рассказывают эксперты в сфере правосудия.

Михаил Жернаков, эксперт Реанимационного Пакета Реформ

В изменениях, которые вступают в силу, есть как плюсы, так и минусы.

Из плюсов, например, можно выделить деполитизацию, большую независимость судей и устранение полномочий Верховной Рады в этой сфере, также ограничение полномочий президента Украины. Кроме того, в новосозданный Верховный суд можно подаваться на работу не только тем, кто уже работает на должности судьи любой инстанции, а и профессионалам в сфере права, которые не находились до того на должности судьи, например, адвокатам и ученым.

Пока неизвестно, каким образом будут набираться судьи на должности в новый Верховный суд, который сейчас формируется

Что касается обновления судейского корпуса, то еще законом от 2015 года предусмотрена так называемая переаттестация всех судей или первичное квалификационное оценивание. Однако теперь оно будет усилено тем, что, во-первых, существует электронное декларирование, которое значительно расширяет сферу того, что нужно задекларировать. Во-вторых, появится такое основание для увольнения судьи, как несоответствие имущества и доходов. Раньше этого не было. Но теперь, из-за внедрения е-декларирования – есть. Это стало одной из причин, а, может, и главной причиной, которая побудила уже почти тысячу судей подать заявление об отставке, и Верховная Рада их в эту отставку отправила. В таких случаях люди просто решают тихо уйти с должности, и это тоже механизм обновления судейского корпуса.

Есть еще один момент – бОльшая подотчетность обществу. Тут внедряются механизмы общественного влияния в отборе на должности судей, формируется общественная громада добродетельности. Уже в понедельник планируют огласить о ее формировании. Она будет состоять из представителей неправительственных организаций: адвокатов, ученых, журналистов. Для чего это нужно? Чтобы в официальном порядке такой орган мог предоставлять информацию, которая есть в открытых источниках. Например, про судью – добродетельный он, или нет. То есть, если возникнут вопросы насчет имущества или сомнения в профессиональной этике, будет законный способ донести такую информацию до компетентных органов и принять соответствующее решение. Некоторые процессуальные изменения, конечно, еще нужны. Но, в целом, мы движемся в направлении большей эффективности правосудия.

Теперь о минусах. Пока неизвестно, каким образом будут набираться судьи на должности в новый Верховный суд, который сейчас формируется. То есть, по каким критериям. Если тестирование, то какое оно будет, психологическое? Или это будет собеседование, а не тесты? Или это просто баллы суммируются? Или все-таки комиссия решает? Здесь ничего непонятно. Пока что нет четких правил. А чем меньше четких правил, тем больше возможности влияния на происходящее.

Еще одно – уже вступили в силу изменения в Конституцию, которые предусматривают создание Высшего совета правосудия, но соответствующего закона [Про Высший совет правосудия] еще нет. Третье – отсутствие закона, который бы регулировал создание Антикоррупционного суда.

Роман Куйбида, член правления Центра политико-правовых реформ

Судебной реформой это все считать пока нельзя, но стартом судебной системы – это да. То есть, закладываются новые основы для организации правосудия. Есть механизмы для очищения судейского корпуса и укрепления независимости судей, которые будут задействованы для очищения судейского корпуса.

Также создаются новые институции, в частности, новый Верховный суд вместо трех высших специализированных судов Верховного суда Украины. Он будет сформирован на конкурсных основах – не только из числа судей, а и из людей за рамками судебной системы. Но этим судебная система не ограничивается. Есть много других изменений. Но еще нужно принять больше законодательных изменений в сфере процессуальных кодексов, адвокатуры, прокуратуры, в законе про Конституционный суд и про Высший совет правосудия. К примеру, Закон про судоустройство и судей, который вступил в силу, предусматривает и создание Антикоррупционного суда, как суда первой инстанции. Он должен рассматривать дела, которые относятся к компетенции НАБУ. Однако его создание требует введения отдельного закона, который, увы, еще не готов.

Антон Молчанов, старший юрист Arzinger

Эти изменения – часть единого целого, то есть, судебной реформы. У Высшего совета правосудия, по большому счету, основная функция – контроль за назначением, увольнением судей, вопросы дисциплинарной ответственности, привлечение судей к ответственности. Да, это составляющая судебной реформы, но не оттуда нужно плясать. Это вещи важные, полезные, но проблему в корне не решающие.

То, как это все будет работать – вот это основная проблема. Потому что в стране, где параллельно проводятся два совета адвокатов при участии качков и титушек, не нужно закреплять на уровне основного закона монополию адвокатской профессии. Надо браться за голову, приводить профессию в порядок, потому что с ней что-то определенно не так. То же самое касается и Высшего совета правосудия. Если у нас есть глобальная проблема коррумпированности любого из органов, который входит в состав ВСП, то ждать от него какой-то нормальной адекватной работы тоже не приходится. Одними только полномочиями судей тут не ограничишься – нужно в голове разбираться.

Пока есть в украинской ментальности принцип: «Все идет со скрипом, но если я дам деньги, то система начнет работать нормально»

Что касается кадров, то, я думаю, задолго до того, как все эти изменения вступили в силу, новые составы судейского корпуса уже группировались каким-то образом, кулуарно. Кто там будет по факту – надо смотреть. Если мы говорим о новых судьях, допустим, на местах уволенных вчера, то кадры найдутся всегда. У нас есть несколько учебных заведений, которые готовят специалистов судебно-правового профиля. Никогда эта профессия недостатка в спросе не испытывала.

Заменить количественно – да, найдется, кем. Заменить качественно, кем-то лучшим – вот здесь возникают вопросы. Проблема существует, она в персонале, в том, какое эти люди имеют отношение к коррупционной составляющей в жизни страны. Как сделать так, чтобы этого всего не было? Ведь от перемены таблички, от предоставления дополнительных полномочий у нас коррумпированности в судебной системе меньше не станет.

Если говорить о взаимодействии судов и других структур, то да, прокуратура имеет свою квоту в Высшем совете правосудия. Они там есть в любом случае. А теперь открываем новости, смотрим количество реально привлеченных к ответственности коррупционеров за последние несколько лет, посаженных за неправосудные решения судей, и, в итоге, видим либо ноль, либо какой-то условный минус. Я уже не говорю о том, что происходит в отношениях между ними и НАБУ, между Генпрокуратурой и Специализированной антикоррупционной прокуратурой. Надо находить какие-то общие интересы.

Заменить количественно – да, найдется, кем. Заменить качественно, кем-то лучшим – вот здесь возникают вопросы

Проблема с коррупцией не может быть решена тем, что появляется какое-то универсальное учреждение, где сидит злобный дядька с молотком и колотит им коррупционеров по голове. Да, это тоже нужно, некая «карательная» функция должна сохраняться за государством, ее нужно развивать. Чтобы правонарушения появлялись, чтобы коррупционеры получали по шапке. Но проблема в том, что пока есть дающие – берущие не переведутся. Пока есть в украинской ментальности принцип: «Все идет со скрипом, но если я дам деньги, то система начнет работать нормально» — с этим нужно бороться.

Дело в том, что для людей не создаются условия, позволяющие на законных основаниях добиться нужного результата. Проще говоря, у него есть 10 кругов ада, по которым надо пройти, чтобы оформить, к примеру, собственный земельный участок. Будет ли он их проходить? Либо даст кому-то в темном затхлом коридоре конверт с нужной суммой? И, в итоге, тогда сразу окажется на финишной прямой. Выбор за конкретно взятым человеком. Но, скорее всего, он выберет второе. Потому что его интерес это удовлетворяет больше. Проблема дающих, проблема узости законодательства и доступности тех процедур, за которые люди обычно платят коррупционный компонент, а не создание специализированного суда – вот, на мой взгляд, первоочерёдный метод борьбы с коррупцией.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Сегодня вступили в силу изменения в Конституции в сфере правосудия. Почему их нельзя считать началом судебной реформы и что забыли учесть авторы этого документа

С сегодняшнего дня в Украине начинают работать изменения в Конституции в сфере правосудия. В частности, появится новый конституционный орган – Высший совет правосудия, в полномочия которого будут входить назначение и увольнение, временное отстранение и перевод судей, привлечение их к дисциплинарной ответственности, согласие на задержание. Раньше подобные полномочия были у Верховной Рады, которая вчера, в последний день действия старых норм, на внеочередном заседании уволила 29 скандально известных служителей Фемиды.

Можно ли считать нововведения стартом долгожданной судебной реформы, чем сегодняшнее правосудие существенно отличается от вчерашнего и позволит ли обновление системы побороть коррупцию, НВ рассказывают эксперты в сфере правосудия.

Михаил Жернаков, эксперт Реанимационного Пакета Реформ

В изменениях, которые вступают в силу, есть как плюсы, так и минусы.

Из плюсов, например, можно выделить деполитизацию, большую независимость судей и устранение полномочий Верховной Рады в этой сфере, также ограничение полномочий президента Украины. Кроме того, в новосозданный Верховный суд можно подаваться на работу не только тем, кто уже работает на должности судьи любой инстанции, а и профессионалам в сфере права, которые не находились до того на должности судьи, например, адвокатам и ученым.

Пока неизвестно, каким образом будут набираться судьи на должности в новый Верховный суд, который сейчас формируется

Что касается обновления судейского корпуса, то еще законом от 2015 года предусмотрена так называемая переаттестация всех судей или первичное квалификационное оценивание. Однако теперь оно будет усилено тем, что, во-первых, существует электронное декларирование, которое значительно расширяет сферу того, что нужно задекларировать. Во-вторых, появится такое основание для увольнения судьи, как несоответствие имущества и доходов. Раньше этого не было. Но теперь, из-за внедрения е-декларирования – есть. Это стало одной из причин, а, может, и главной причиной, которая побудила уже почти тысячу судей подать заявление об отставке, и Верховная Рада их в эту отставку отправила. В таких случаях люди просто решают тихо уйти с должности, и это тоже механизм обновления судейского корпуса.

Есть еще один момент – бОльшая подотчетность обществу. Тут внедряются механизмы общественного влияния в отборе на должности судей, формируется общественная громада добродетельности. Уже в понедельник планируют огласить о ее формировании. Она будет состоять из представителей неправительственных организаций: адвокатов, ученых, журналистов. Для чего это нужно? Чтобы в официальном порядке такой орган мог предоставлять информацию, которая есть в открытых источниках. Например, про судью – добродетельный он, или нет. То есть, если возникнут вопросы насчет имущества или сомнения в профессиональной этике, будет законный способ донести такую информацию до компетентных органов и принять соответствующее решение. Некоторые процессуальные изменения, конечно, еще нужны. Но, в целом, мы движемся в направлении большей эффективности правосудия.

Теперь о минусах. Пока неизвестно, каким образом будут набираться судьи на должности в новый Верховный суд, который сейчас формируется. То есть, по каким критериям. Если тестирование, то какое оно будет, психологическое? Или это будет собеседование, а не тесты? Или это просто баллы суммируются? Или все-таки комиссия решает? Здесь ничего непонятно. Пока что нет четких правил. А чем меньше четких правил, тем больше возможности влияния на происходящее.

Еще одно – уже вступили в силу изменения в Конституцию, которые предусматривают создание Высшего совета правосудия, но соответствующего закона [Про Высший совет правосудия] еще нет. Третье – отсутствие закона, который бы регулировал создание Антикоррупционного суда.

Роман Куйбида, член правления Центра политико-правовых реформ

Судебной реформой это все считать пока нельзя, но стартом судебной системы – это да. То есть, закладываются новые основы для организации правосудия. Есть механизмы для очищения судейского корпуса и укрепления независимости судей, которые будут задействованы для очищения судейского корпуса.

Также создаются новые институции, в частности, новый Верховный суд вместо трех высших специализированных судов Верховного суда Украины. Он будет сформирован на конкурсных основах – не только из числа судей, а и из людей за рамками судебной системы. Но этим судебная система не ограничивается. Есть много других изменений. Но еще нужно принять больше законодательных изменений в сфере процессуальных кодексов, адвокатуры, прокуратуры, в законе про Конституционный суд и про Высший совет правосудия. К примеру, Закон про судоустройство и судей, который вступил в силу, предусматривает и создание Антикоррупционного суда, как суда первой инстанции. Он должен рассматривать дела, которые относятся к компетенции НАБУ. Однако его создание требует введения отдельного закона, который, увы, еще не готов.

Антон Молчанов, старший юрист Arzinger

Эти изменения – часть единого целого, то есть, судебной реформы. У Высшего совета правосудия, по большому счету, основная функция – контроль за назначением, увольнением судей, вопросы дисциплинарной ответственности, привлечение судей к ответственности. Да, это составляющая судебной реформы, но не оттуда нужно плясать. Это вещи важные, полезные, но проблему в корне не решающие.

То, как это все будет работать – вот это основная проблема. Потому что в стране, где параллельно проводятся два совета адвокатов при участии качков и титушек, не нужно закреплять на уровне основного закона монополию адвокатской профессии. Надо браться за голову, приводить профессию в порядок, потому что с ней что-то определенно не так. То же самое касается и Высшего совета правосудия. Если у нас есть глобальная проблема коррумпированности любого из органов, который входит в состав ВСП, то ждать от него какой-то нормальной адекватной работы тоже не приходится. Одними только полномочиями судей тут не ограничишься – нужно в голове разбираться.

Пока есть в украинской ментальности принцип: «Все идет со скрипом, но если я дам деньги, то система начнет работать нормально»

Что касается кадров, то, я думаю, задолго до того, как все эти изменения вступили в силу, новые составы судейского корпуса уже группировались каким-то образом, кулуарно. Кто там будет по факту – надо смотреть. Если мы говорим о новых судьях, допустим, на местах уволенных вчера, то кадры найдутся всегда. У нас есть несколько учебных заведений, которые готовят специалистов судебно-правового профиля. Никогда эта профессия недостатка в спросе не испытывала.

Заменить количественно – да, найдется, кем. Заменить качественно, кем-то лучшим – вот здесь возникают вопросы. Проблема существует, она в персонале, в том, какое эти люди имеют отношение к коррупционной составляющей в жизни страны. Как сделать так, чтобы этого всего не было? Ведь от перемены таблички, от предоставления дополнительных полномочий у нас коррумпированности в судебной системе меньше не станет.

Если говорить о взаимодействии судов и других структур, то да, прокуратура имеет свою квоту в Высшем совете правосудия. Они там есть в любом случае. А теперь открываем новости, смотрим количество реально привлеченных к ответственности коррупционеров за последние несколько лет, посаженных за неправосудные решения судей, и, в итоге, видим либо ноль, либо какой-то условный минус. Я уже не говорю о том, что происходит в отношениях между ними и НАБУ, между Генпрокуратурой и Специализированной антикоррупционной прокуратурой. Надо находить какие-то общие интересы.

Заменить количественно – да, найдется, кем. Заменить качественно, кем-то лучшим – вот здесь возникают вопросы

Проблема с коррупцией не может быть решена тем, что появляется какое-то универсальное учреждение, где сидит злобный дядька с молотком и колотит им коррупционеров по голове. Да, это тоже нужно, некая «карательная» функция должна сохраняться за государством, ее нужно развивать. Чтобы правонарушения появлялись, чтобы коррупционеры получали по шапке. Но проблема в том, что пока есть дающие – берущие не переведутся. Пока есть в украинской ментальности принцип: «Все идет со скрипом, но если я дам деньги, то система начнет работать нормально» — с этим нужно бороться.

Дело в том, что для людей не создаются условия, позволяющие на законных основаниях добиться нужного результата. Проще говоря, у него есть 10 кругов ада, по которым надо пройти, чтобы оформить, к примеру, собственный земельный участок. Будет ли он их проходить? Либо даст кому-то в темном затхлом коридоре конверт с нужной суммой? И, в итоге, тогда сразу окажется на финишной прямой. Выбор за конкретно взятым человеком. Но, скорее всего, он выберет второе. Потому что его интерес это удовлетворяет больше. Проблема дающих, проблема узости законодательства и доступности тех процедур, за которые люди обычно платят коррупционный компонент, а не создание специализированного суда – вот, на мой взгляд, первоочерёдный метод борьбы с коррупцией.

Новое Время

Ротации, учения или попытки напугать. Что происходит на границе с оккупированным КрымомРотации, учения или попытки напугать. Что происходит на границе с оккупированным Крымом

Александра Горчинская

Зачем Россия продолжает стягивать свои войска поближе к Украине и какого сценария развития событий в можно ожидать в Крыму

Вчера российская сторона по неизвестным причинам заблокировала движение через все три пропускных пункта во временно оккупированный Крым. С 7 часов внезапно перестали работать пункты пропуска Каланчак, Чаплынка и Чонгар, в результате чего сотни людей оказались заблокированы на административной границе и не могли ни въехать на полуостров, не вернуться обратно. По сети стала распространяться информация о стрельбе и раненых военных.

Очереди

Минувшей ночью работал только один из пропускных пунктов на полуостров – Чонгар. Чапылынка и Каланчак были закрыты. В результате, со стороны Крыма образовалась пятикилометровая очередь – выпускали машины очень медленно. Как рассказала НВ глава инициативы Крым SOS Тамила Ташева, уже сегодня утром очередь немного уменьшилась – до 3 км. Пропускают по 5-7 машин каждые 10 мин. Каланчак закрыт полностью, Чаплынка же работает только на въезд в Крым.

«Со стороны материковой части Украины с самого утра в очереди стояло 250 машин, сейчас приблизительно где-то также. Мы были на месте и считали. Пропускают их очень медленно», — говорит Ташева.

По ее словам, в основном на границе застряли туристы. Среди них много украинцев из самых разных городов: Харьков, Днипро, Одесса, Мариуполь, Мелитополь, жители Донецкой и Луганской областей. Об этом свидетельствуют номера машин.

Версии

Пока на въезде в Крым пробки, в соцсетях активно обсуждают версии происходящего. Так, писали, к примеру, о том, что Россия проводит спецоперацию – в небо подняли вертолеты, к границе пригнали военную технику. По официальной информации от Госпогранслужбы Украины, на административной границе пограничники Херсонского отряда зафиксировали полеты 9 российских вертолетов Ми-8 над полуостровом и два беспилотника.

Одной из первых прозвучала версия о военных учениях РФ. К примеру, такое предположение высказывал лидер Меджлиса крымских татар Рефат Чубаров. Появилась информация и о большом скоплении военной техники.

«Совсем недавно пришла информация от очевидцев, что вблизи Армянска и в самом Армянске на железнодорожных путях видели достаточно крупную военную технику. Говорили, что около 30 БМП, пушки маленькие, что-то непонятное в виде ракет. Это подтверждается вчерашней информацией, которую давала крымская правозащитная группа, что со стороны Керчи, через Керченскую переправу была перевезена военная техника, и через железнодорожную станцию была отправлена на полуостров», — комментирует Ташева.

Позже появились сообщения о вооруженном конфликте. Вице-президент Конгресса крымских татар Ленур Ислямов заявлял в комментариях СМИ о том, что вблизи границы была слышна стрельба. Он также придерживался версии о военных учениях.

Затем появилась и информация о нападении на российскую воинскую часть.

«Сведения пока что разные. Суть в том, что военные – то ли дезертиры, то ли переодетые зэки, напали на одну из воинских частей в Армянске. Несколько пограничников пострадали, один или двое убиты. Идет поиск нападавших», — рассказывает НВ блоггер Лиза Богуцкая.

Фотографии этих листовок активно распространяют в сети. Это ориентировка от МВД «по республике Крым» о поисках пяти человек в камуфляжной форме, на их шевронах – российский флаг и эмблема в виде ромба. По словам крымчан, такие объявления расклеивают на улицах в городах и селах северной части Крыма.

Какие именно военные РФ носят такую эмблему, НВ помог разобраться крымский активист и представитель организации Майдан иностранных дел Андрей Клименко. По его словам, эмблема в виде ромба может принадлежать пограничникам или десантникам.

«Там рядом и Красноперекопск, и бригада ВДВ на ротации в Джанкое. Но я думаю, что это все же пограничники. Дело вот в чем: шевроны с аквафрешем [белый, красный, синий – цвета российского флага] на полевой форме у всех. Но ВС, ВМС и тому подобные имеют шеврон в форме щита. Шевроны на полевой форме в виде ромба – это ФСБ. А погранвойска как раз относятся к ФСБ», — рассуждает Клименко.

Он уверен: скорей всего, в одной из воинских частей имели место внутренние разборки – конфликт между русскими военными, в результате которого несколько человек дезертировали – ушли из части с оружием. Теперь их и разыскивают по всему Крыму.

Тем временем, несмотря на объявления о поисках людей в военной форме с триколором РФ, в соцсетях бродят и российские версии – о провокациях со стороны Украины. В них, по мнению авторов такой версии, виноват Правый сектор.

С помощью нагромождения военной техники у границ Россия пытается надавить на украинские власти, запугать местное украинское население в Крыму и на близлежащих к Крыму территориях, считает Ташева. Милитаризация региона, говорит она, происходит уже давно – о том, что РФ пригоняет туда свою технику, уже неоднократно публиковалась в СМИ.

«На самом деле, крымчане уже привыкли и к военными учениям, и к таким выдвиганиям техники. Там часто вертолеты очень низко летают, и военная техника часто ездит, это в больших масштабах. То есть, всегда говорили о том, что на приграничье достаточно много техники, и периодически ее было видно. Но, если она [техника] тогда сильно не была видна, то сейчас мы наблюдаем движение. И той техники, которая уже базировалась там, и такой, которую дополнительно завезли позже. Вот для чего именно завезли – для учений, или чего-то еще, этого никто не скажет», — комментирует Ташева.

В последние два года военные учения РФ проводятся вблизи украинских границ с регулярностью раз в три месяца, говорит политолог Владимир Фесенко. Эти действия можно расценивать как часть политико-психологического давления на Украину и на Запад. Вот только если в начале 2014-го подобные приемы еще действовали, то сейчас к ним уже привыкли, считает он.

«Прямых рисков со стороны Крыма сегодня, на мой взгляд, нет. Не для того Путин в течение двух лет ведет сложную дипломатическую игру с Западом, нацеленную на примирение и снятие санкций, чтобы сейчас все сорвать. В этой игре какая-либо масштабная война неуместна. Гораздо более вероятными являются локальные обострения и попытки влиять на Украину посредством гибридных методов», — объясняет Фесенко.

Тем временем, в Главном управлении разведки Минобороны заявляют, что большое скопление техники на границе с Крымом — это ротация российских военных, а именно ВДВ. Как правило, такие ротации происходят каждые полгода. Очередная, говорят в МО, была запланирована как раз на август.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Зачем Россия продолжает стягивать свои войска поближе к Украине и какого сценария развития событий в можно ожидать в Крыму

Вчера российская сторона по неизвестным причинам заблокировала движение через все три пропускных пункта во временно оккупированный Крым. С 7 часов внезапно перестали работать пункты пропуска Каланчак, Чаплынка и Чонгар, в результате чего сотни людей оказались заблокированы на административной границе и не могли ни въехать на полуостров, не вернуться обратно. По сети стала распространяться информация о стрельбе и раненых военных.

Очереди

Минувшей ночью работал только один из пропускных пунктов на полуостров – Чонгар. Чапылынка и Каланчак были закрыты. В результате, со стороны Крыма образовалась пятикилометровая очередь – выпускали машины очень медленно. Как рассказала НВ глава инициативы Крым SOS Тамила Ташева, уже сегодня утром очередь немного уменьшилась – до 3 км. Пропускают по 5-7 машин каждые 10 мин. Каланчак закрыт полностью, Чаплынка же работает только на въезд в Крым.

«Со стороны материковой части Украины с самого утра в очереди стояло 250 машин, сейчас приблизительно где-то также. Мы были на месте и считали. Пропускают их очень медленно», — говорит Ташева.

По ее словам, в основном на границе застряли туристы. Среди них много украинцев из самых разных городов: Харьков, Днипро, Одесса, Мариуполь, Мелитополь, жители Донецкой и Луганской областей. Об этом свидетельствуют номера машин.

Версии

Пока на въезде в Крым пробки, в соцсетях активно обсуждают версии происходящего. Так, писали, к примеру, о том, что Россия проводит спецоперацию – в небо подняли вертолеты, к границе пригнали военную технику. По официальной информации от Госпогранслужбы Украины, на административной границе пограничники Херсонского отряда зафиксировали полеты 9 российских вертолетов Ми-8 над полуостровом и два беспилотника.

Одной из первых прозвучала версия о военных учениях РФ. К примеру, такое предположение высказывал лидер Меджлиса крымских татар Рефат Чубаров. Появилась информация и о большом скоплении военной техники.

«Совсем недавно пришла информация от очевидцев, что вблизи Армянска и в самом Армянске на железнодорожных путях видели достаточно крупную военную технику. Говорили, что около 30 БМП, пушки маленькие, что-то непонятное в виде ракет. Это подтверждается вчерашней информацией, которую давала крымская правозащитная группа, что со стороны Керчи, через Керченскую переправу была перевезена военная техника, и через железнодорожную станцию была отправлена на полуостров», — комментирует Ташева.

Позже появились сообщения о вооруженном конфликте. Вице-президент Конгресса крымских татар Ленур Ислямов заявлял в комментариях СМИ о том, что вблизи границы была слышна стрельба. Он также придерживался версии о военных учениях.

Затем появилась и информация о нападении на российскую воинскую часть.

«Сведения пока что разные. Суть в том, что военные – то ли дезертиры, то ли переодетые зэки, напали на одну из воинских частей в Армянске. Несколько пограничников пострадали, один или двое убиты. Идет поиск нападавших», — рассказывает НВ блоггер Лиза Богуцкая.

Фотографии этих листовок активно распространяют в сети. Это ориентировка от МВД «по республике Крым» о поисках пяти человек в камуфляжной форме, на их шевронах – российский флаг и эмблема в виде ромба. По словам крымчан, такие объявления расклеивают на улицах в городах и селах северной части Крыма.

Какие именно военные РФ носят такую эмблему, НВ помог разобраться крымский активист и представитель организации Майдан иностранных дел Андрей Клименко. По его словам, эмблема в виде ромба может принадлежать пограничникам или десантникам.

«Там рядом и Красноперекопск, и бригада ВДВ на ротации в Джанкое. Но я думаю, что это все же пограничники. Дело вот в чем: шевроны с аквафрешем [белый, красный, синий – цвета российского флага] на полевой форме у всех. Но ВС, ВМС и тому подобные имеют шеврон в форме щита. Шевроны на полевой форме в виде ромба – это ФСБ. А погранвойска как раз относятся к ФСБ», — рассуждает Клименко.

Он уверен: скорей всего, в одной из воинских частей имели место внутренние разборки – конфликт между русскими военными, в результате которого несколько человек дезертировали – ушли из части с оружием. Теперь их и разыскивают по всему Крыму.

Тем временем, несмотря на объявления о поисках людей в военной форме с триколором РФ, в соцсетях бродят и российские версии – о провокациях со стороны Украины. В них, по мнению авторов такой версии, виноват Правый сектор.

С помощью нагромождения военной техники у границ Россия пытается надавить на украинские власти, запугать местное украинское население в Крыму и на близлежащих к Крыму территориях, считает Ташева. Милитаризация региона, говорит она, происходит уже давно – о том, что РФ пригоняет туда свою технику, уже неоднократно публиковалась в СМИ.

«На самом деле, крымчане уже привыкли и к военными учениям, и к таким выдвиганиям техники. Там часто вертолеты очень низко летают, и военная техника часто ездит, это в больших масштабах. То есть, всегда говорили о том, что на приграничье достаточно много техники, и периодически ее было видно. Но, если она [техника] тогда сильно не была видна, то сейчас мы наблюдаем движение. И той техники, которая уже базировалась там, и такой, которую дополнительно завезли позже. Вот для чего именно завезли – для учений, или чего-то еще, этого никто не скажет», — комментирует Ташева.

В последние два года военные учения РФ проводятся вблизи украинских границ с регулярностью раз в три месяца, говорит политолог Владимир Фесенко. Эти действия можно расценивать как часть политико-психологического давления на Украину и на Запад. Вот только если в начале 2014-го подобные приемы еще действовали, то сейчас к ним уже привыкли, считает он.

«Прямых рисков со стороны Крыма сегодня, на мой взгляд, нет. Не для того Путин в течение двух лет ведет сложную дипломатическую игру с Западом, нацеленную на примирение и снятие санкций, чтобы сейчас все сорвать. В этой игре какая-либо масштабная война неуместна. Гораздо более вероятными являются локальные обострения и попытки влиять на Украину посредством гибридных методов», — объясняет Фесенко.

Тем временем, в Главном управлении разведки Минобороны заявляют, что большое скопление техники на границе с Крымом — это ротация российских военных, а именно ВДВ. Как правило, такие ротации происходят каждые полгода. Очередная, говорят в МО, была запланирована как раз на август.

Новое Время

Конец особого положения. Почему Путин неожиданно ликвидировал «крымский федеральный округ»Конец особого положения. Почему Путин неожиданно ликвидировал «крымский федеральный округ»

Александра Горчинская

Почему Крым вместо отдельного округа вдруг стал рядовой областью России и что обозначает отставка Михаила Зурабова с поста посла в Украине, объясняет Владимир Фесенко

Ликвидация Крыма как особого федерального округа значит только то, что Крым перестал быть на особых счетах – это занижение его статуса. Закончился переходной период, когда Крыму уделялось особое внимание. Финансирование начали урезать еще с прошлого года. Сейчас, видимо, в Кремле посчитали, что переходной период завершен.

В федеральные округа обычно входит несколько регионов. Такие крупные, административно-территориальные образования. Их руководители – такие некие смотрящие за этими регионами. И вот Крым был отдельным федеральным округом. Теперь – нет. Он стал обычной областью в России. Не будет никаких эксклюзивных привилегий и особого управленческого внимания к Крыму.

Плохо это или хорошо – вопрос. Для нас, может, эта новость не очень хорошая. РФ таким образом лишний раз показывает, что они с Крымом не собираются расставаться. Есть такая точка зрения, мол, не будет Путина, все поменяется. Боюсь, это не так в вопросе с Крымом. Отношение к Крыму совсем другое, чем отношение к Донбассу в этом плане.

Что касается Михаила Зурабова: он собирался уезжать из Киева еще в 2013-м. Он паковал чемоданы. Но тут случился Майдан, решение было отложено. В феврале на переговоры в Киев приезжал господин [Владимир] Лукин, и ходили слухи, что он может стать новым послом вместо Зурабова. Однако – не сложилось. Это связано с тем, что в конце мая президентом Украины стал Петр Порошенко. Зурабов имел еще до событий на Майдане неплохие личные отношения с Порошенко. Видимо, по этой причине в Москве решили оставить Зурабова в Киеве, таким образом, чтобы выстроить линию отношений с украинским президентом и повлиять на него. После подписания Минских соглашений Зурабов стал еще и спецпредставителем Москвы на Минских переговорах. Но вся эта эксклюзивность не сработала.

В Москве еще в 2015-м поняли, что Зурабов не способен повлиять на Порошенко, что тот ведет свою собственную политику и не собирается идти на уступки Москве. Поэтому Зурабова убрали сначала из Минска. Остальное было вопросом времени, когда и на кого его заменят на должности посла.

Сейчас складывается специфическая ситуация с представительством российских интересов в Киеве. Дело в том, что представителем Москвы в последние полтора года, до мая месяца фактически был господин [Андрей] Воробьев, временный поверенный в делах РФ в Украине, но он умер. Теперь у Москвы нет такого человека, который бы и руководил посольством, и представлял бы интересы Москвы в Киеве.

Сейчас назрела возможность кого-то назначить. Кто это будет – это индикатор дальнейшей политики РФ по отношению к Украине. Вероятен вариант, когда вместо полноценного посла будет временный поверенный. Возможно, дипломат, который будет представлять интересы России для минимального выполнения дипломатических функций – до лучших времен.

Если вдруг назначат официального посла, что требует согласования, получения агремана, это будет означать, что Москва активизирует переговорную линию с Киевом и будет более активно действовать в Украине. На мой взгляд, это маловероятно.

Кого назначат? Либо профессионального дипломата, либо профессионального переговорщика, либо человека, связанного с силовыми структурами, например, с ФСБ. Это покажет, какая переговорная линия будет выбрана. В этом главная интрига – кто и в каком статусе будет представлять Москву вместо официального увольнения Зурабова. Версия, что таким человеком может стать [бывший десантник и сотрудник КГБ] Михаил Бабич, демонстрирует, что будет выбрана силовая линия по отношению к Украине. Что деятельность посольства будет рассматриваться как организующее звено создания агентуры в Украине. Ничего хорошего это не сулит – состояние полувойны будет сохраняться и в дальнейшем.

Согласится ли Киев на такую практику? Ведь по процедуре, назначение требует согласования, новый посол должен получить агреман. Для отказа нужны веские основания. Поэтому тут есть определенная интрига. Если Киев не захочет, то какие найдет контраргументы. Может, и не откажется. По большему счету, это для нас сейчас не принципиально. Вопросы в двухсторонних отношениях у нас сейчас решаются не на уровне посла, а на более высоких уровнях. Главная проблема связана не с деятельностью посольства, а с ситуацией на Донбассе.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Почему Крым вместо отдельного округа вдруг стал рядовой областью России и что обозначает отставка Михаила Зурабова с поста посла в Украине, объясняет Владимир Фесенко

Ликвидация Крыма как особого федерального округа значит только то, что Крым перестал быть на особых счетах – это занижение его статуса. Закончился переходной период, когда Крыму уделялось особое внимание. Финансирование начали урезать еще с прошлого года. Сейчас, видимо, в Кремле посчитали, что переходной период завершен.

В федеральные округа обычно входит несколько регионов. Такие крупные, административно-территориальные образования. Их руководители – такие некие смотрящие за этими регионами. И вот Крым был отдельным федеральным округом. Теперь – нет. Он стал обычной областью в России. Не будет никаких эксклюзивных привилегий и особого управленческого внимания к Крыму.

Плохо это или хорошо – вопрос. Для нас, может, эта новость не очень хорошая. РФ таким образом лишний раз показывает, что они с Крымом не собираются расставаться. Есть такая точка зрения, мол, не будет Путина, все поменяется. Боюсь, это не так в вопросе с Крымом. Отношение к Крыму совсем другое, чем отношение к Донбассу в этом плане.

Что касается Михаила Зурабова: он собирался уезжать из Киева еще в 2013-м. Он паковал чемоданы. Но тут случился Майдан, решение было отложено. В феврале на переговоры в Киев приезжал господин [Владимир] Лукин, и ходили слухи, что он может стать новым послом вместо Зурабова. Однако – не сложилось. Это связано с тем, что в конце мая президентом Украины стал Петр Порошенко. Зурабов имел еще до событий на Майдане неплохие личные отношения с Порошенко. Видимо, по этой причине в Москве решили оставить Зурабова в Киеве, таким образом, чтобы выстроить линию отношений с украинским президентом и повлиять на него. После подписания Минских соглашений Зурабов стал еще и спецпредставителем Москвы на Минских переговорах. Но вся эта эксклюзивность не сработала.

В Москве еще в 2015-м поняли, что Зурабов не способен повлиять на Порошенко, что тот ведет свою собственную политику и не собирается идти на уступки Москве. Поэтому Зурабова убрали сначала из Минска. Остальное было вопросом времени, когда и на кого его заменят на должности посла.

Сейчас складывается специфическая ситуация с представительством российских интересов в Киеве. Дело в том, что представителем Москвы в последние полтора года, до мая месяца фактически был господин [Андрей] Воробьев, временный поверенный в делах РФ в Украине, но он умер. Теперь у Москвы нет такого человека, который бы и руководил посольством, и представлял бы интересы Москвы в Киеве.

Сейчас назрела возможность кого-то назначить. Кто это будет – это индикатор дальнейшей политики РФ по отношению к Украине. Вероятен вариант, когда вместо полноценного посла будет временный поверенный. Возможно, дипломат, который будет представлять интересы России для минимального выполнения дипломатических функций – до лучших времен.

Если вдруг назначат официального посла, что требует согласования, получения агремана, это будет означать, что Москва активизирует переговорную линию с Киевом и будет более активно действовать в Украине. На мой взгляд, это маловероятно.

Кого назначат? Либо профессионального дипломата, либо профессионального переговорщика, либо человека, связанного с силовыми структурами, например, с ФСБ. Это покажет, какая переговорная линия будет выбрана. В этом главная интрига – кто и в каком статусе будет представлять Москву вместо официального увольнения Зурабова. Версия, что таким человеком может стать [бывший десантник и сотрудник КГБ] Михаил Бабич, демонстрирует, что будет выбрана силовая линия по отношению к Украине. Что деятельность посольства будет рассматриваться как организующее звено создания агентуры в Украине. Ничего хорошего это не сулит – состояние полувойны будет сохраняться и в дальнейшем.

Согласится ли Киев на такую практику? Ведь по процедуре, назначение требует согласования, новый посол должен получить агреман. Для отказа нужны веские основания. Поэтому тут есть определенная интрига. Если Киев не захочет, то какие найдет контраргументы. Может, и не откажется. По большему счету, это для нас сейчас не принципиально. Вопросы в двухсторонних отношениях у нас сейчас решаются не на уровне посла, а на более высоких уровнях. Главная проблема связана не с деятельностью посольства, а с ситуацией на Донбассе.

Новое Время

Оранжевые человечки и нечеловеческое эхо — ночная жизнь киевского метроОранжевые человечки и нечеловеческое эхо — ночная жизнь киевского метро

Александра Горчинская

Стрелки часов переваливают за час ночи. Уезжает последний поезд в киевском метро. Работники Киевского метрополитена закрывают двери подземки изнутри. Если вы думаете, что потом, ночью, в метро становится тихо и малолюдно, вы ошибаетесь

В штате КП Киевский метрополитен работает 7,5 тыс. сотрудников. Около 1,5 тыс. из них работают ночью. Делать есть что: в темное время суток, когда пассажиров нет, тут прибирают станции, делают ремонт, меняют рельсы, шпалы, освещение. Успеть со всем этим нужно до 4-х утра, за час до того, как тут поедет первый утренний поезд.

В одну из таких рабочих ночей НВ спустилось на станцию Политехнический институт, чтобы посмотреть, как работники меняют рельсы. Перед тем, как пустить на закрытую платформу, проводят небольшой инструктаж. Затем просят расписаться в специальном журнале и раздают оранжевые жилетки. В этот момент по станции бродят работники с лестницей-стремянкой, на замершем эскалаторе женщина протирает тряпкой поручни.

Работники дают отмашку, когда с контактного рельса снимается напряжение. Это значит, что можно спускаться в тоннель. Сделать это можно по узенькой лестничке в конце платформы – той самой, где обычно висят таблички, что вход посторонним запрещен.

— Идти можно только по правую сторону. Смотреть под ноги. Ни на что лишнее не наступать, — дает указания замначальник КП Киевский метроролитен Игорь Сушко – высокий мужчина за 50 с седыми усами. Он ведет за собой в тоннель, периодически проверяя, не нарушают ли его инструкции. Когда нарушают – ругается.

С правой стороны разрешают идти потому, что с левой проходит тот самый контактный рельс – он темно-жёлтого цвета. Хоть напряжение и выключено, лишний раз прыгать по той стороне небезопасно. Под ногами могут попадаться узлы из проводов или так называемые «колена» — промежуточные рельсовые скрепления.

Вдоль тоннеля горят лампочки, кое-где – влажно. В стене видим несколько ходов, скрытых за темными старыми металлическими решетками. Над каждым входом набита буква «М» как значок метрополитена. Это технические входы, объясняет Сушко. Потом наклоняется и показывает на рельсы под ногами.

— Вот, например, эта рельса 2003-го года. А эта – 2008-го. Их сейчас и меняем на новые, — объясняет Сушко.

По его словам, рельсы, которые использует столичный метрополитен, в Украине производятся только на одном заводе – в Мариуполе. Ввиду нынешней обстановки доставлять их оттуда не очень легко – часть пути поезда преодолевают по оккупированным территориям.

Мы продвигаемся вглубь тоннеля. Вдалеке слышатся громкие мужские голоса. С десяток работников, одетых в оранжевые жилетки, снимают старые рельсы. Делают они это с помощью специальных ломов: поддевают ими рельсу по всей ее длине, а потом, с дружным выкриком: «Уох!» подковыривают и снимают. Перед собой катят специальную тележку, на которой перевозят свои инструменты. Тут стоит и бутылка воды.

— Есть специальные стандарты, по которым эти рельсы проверяются. Повреждения могут быть как видимые, так и нет – какие-то микротрещины. В ночь выходит спецмашина, которая разбрасывает по центру между двумя рельсами новый рельс, — рассказывает пресс-секретарь Киевского метрополитена Наталка Макогон, которая идет по тоннелю с нами.

Уже на следующую ночь, говорит она, рабочие выходят в тоннель, чтобы начать менять рельсы на «помеченных» местах. Сначала контактный рельс поднимают, выкручивают, вместо него вставляют новый. Старые складывают в середину. На третью ночь проедет специальная машина, подберет их и вывезет.

Работа здесь – не для слабонервных. Во-первых, работать нужно только ночью, а отдыхать – днем. Во-вторых, шумно. По тоннелю идет звонкое эхо, и звук от падающего на металлическую рельсу такого же металлического инструмента усиливается в десяток раз.

На одной из стен видим торчащую кривую серую стрелку – такие рисуют на электрощитовых, там, где пишут «Не влезай – убьет». Рядом – указатель в виде такой же, но ровной стрелке. На ней написано «Телефон».

Когда заходим еще дальше, звук становится очень громким: работники распиливают рельсу специальной пилой. Повсюду летят искры, пахнет металлической пылью.

— Смертных случаев у нас не бывало здесь. Но производственные травмы были, конечно, — рассказывает Макогон.

— Опасно конечно, ну а что делать, — вторит ей один из рабочих, который представился Дмитрием. – Где-то с часу здесь, и без двадцати пять утра нас уже точно не должно быть.

Погуляв немного по тоннелю, возвращаемся назад на платформу. Сотрудница метрополитена, женщина в форменной синей юбке и голубой рубашке с коротким рукавом, требует сдать назад жилеты. Тем временем мы пытаемся расспросить Сушко про метро как объект гражданской обороны.

— Я вам про это не расскажу, тем более, в такой ситуации, как сейчас, — отнекивается он и делает пару шагов назад, как бы не желая продолжать разговор.

А вот Макогон все же немного рассказывает. Одно только метро не способно вместить всех жителей столицы, говорит она. Но для тех, кто не влезет туда в случае какой-нибудь катастрофы, есть и другие бомбоубежища – например, в зданиях крупных советских заводов. Таких, как Артем или Ленинская кузня. Специально оборудованная система вентиляции и канализаций позволит людям какое-то время находиться внутри. Однако лучше, конечно, надеяться, что в ближайшее время нам не придется всем этим воспользоваться.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Стрелки часов переваливают за час ночи. Уезжает последний поезд в киевском метро. Работники Киевского метрополитена закрывают двери подземки изнутри. Если вы думаете, что потом, ночью, в метро становится тихо и малолюдно, вы ошибаетесь

В штате КП Киевский метрополитен работает 7,5 тыс. сотрудников. Около 1,5 тыс. из них работают ночью. Делать есть что: в темное время суток, когда пассажиров нет, тут прибирают станции, делают ремонт, меняют рельсы, шпалы, освещение. Успеть со всем этим нужно до 4-х утра, за час до того, как тут поедет первый утренний поезд.

В одну из таких рабочих ночей НВ спустилось на станцию Политехнический институт, чтобы посмотреть, как работники меняют рельсы. Перед тем, как пустить на закрытую платформу, проводят небольшой инструктаж. Затем просят расписаться в специальном журнале и раздают оранжевые жилетки. В этот момент по станции бродят работники с лестницей-стремянкой, на замершем эскалаторе женщина протирает тряпкой поручни.

Работники дают отмашку, когда с контактного рельса снимается напряжение. Это значит, что можно спускаться в тоннель. Сделать это можно по узенькой лестничке в конце платформы – той самой, где обычно висят таблички, что вход посторонним запрещен.

— Идти можно только по правую сторону. Смотреть под ноги. Ни на что лишнее не наступать, — дает указания замначальник КП Киевский метроролитен Игорь Сушко – высокий мужчина за 50 с седыми усами. Он ведет за собой в тоннель, периодически проверяя, не нарушают ли его инструкции. Когда нарушают – ругается.

С правой стороны разрешают идти потому, что с левой проходит тот самый контактный рельс – он темно-жёлтого цвета. Хоть напряжение и выключено, лишний раз прыгать по той стороне небезопасно. Под ногами могут попадаться узлы из проводов или так называемые «колена» — промежуточные рельсовые скрепления.

Вдоль тоннеля горят лампочки, кое-где – влажно. В стене видим несколько ходов, скрытых за темными старыми металлическими решетками. Над каждым входом набита буква «М» как значок метрополитена. Это технические входы, объясняет Сушко. Потом наклоняется и показывает на рельсы под ногами.

— Вот, например, эта рельса 2003-го года. А эта – 2008-го. Их сейчас и меняем на новые, — объясняет Сушко.

По его словам, рельсы, которые использует столичный метрополитен, в Украине производятся только на одном заводе – в Мариуполе. Ввиду нынешней обстановки доставлять их оттуда не очень легко – часть пути поезда преодолевают по оккупированным территориям.

Мы продвигаемся вглубь тоннеля. Вдалеке слышатся громкие мужские голоса. С десяток работников, одетых в оранжевые жилетки, снимают старые рельсы. Делают они это с помощью специальных ломов: поддевают ими рельсу по всей ее длине, а потом, с дружным выкриком: «Уох!» подковыривают и снимают. Перед собой катят специальную тележку, на которой перевозят свои инструменты. Тут стоит и бутылка воды.

— Есть специальные стандарты, по которым эти рельсы проверяются. Повреждения могут быть как видимые, так и нет – какие-то микротрещины. В ночь выходит спецмашина, которая разбрасывает по центру между двумя рельсами новый рельс, — рассказывает пресс-секретарь Киевского метрополитена Наталка Макогон, которая идет по тоннелю с нами.

Уже на следующую ночь, говорит она, рабочие выходят в тоннель, чтобы начать менять рельсы на «помеченных» местах. Сначала контактный рельс поднимают, выкручивают, вместо него вставляют новый. Старые складывают в середину. На третью ночь проедет специальная машина, подберет их и вывезет.

Работа здесь – не для слабонервных. Во-первых, работать нужно только ночью, а отдыхать – днем. Во-вторых, шумно. По тоннелю идет звонкое эхо, и звук от падающего на металлическую рельсу такого же металлического инструмента усиливается в десяток раз.

На одной из стен видим торчащую кривую серую стрелку – такие рисуют на электрощитовых, там, где пишут «Не влезай – убьет». Рядом – указатель в виде такой же, но ровной стрелке. На ней написано «Телефон».

Когда заходим еще дальше, звук становится очень громким: работники распиливают рельсу специальной пилой. Повсюду летят искры, пахнет металлической пылью.

— Смертных случаев у нас не бывало здесь. Но производственные травмы были, конечно, — рассказывает Макогон.

— Опасно конечно, ну а что делать, — вторит ей один из рабочих, который представился Дмитрием. – Где-то с часу здесь, и без двадцати пять утра нас уже точно не должно быть.

Погуляв немного по тоннелю, возвращаемся назад на платформу. Сотрудница метрополитена, женщина в форменной синей юбке и голубой рубашке с коротким рукавом, требует сдать назад жилеты. Тем временем мы пытаемся расспросить Сушко про метро как объект гражданской обороны.

— Я вам про это не расскажу, тем более, в такой ситуации, как сейчас, — отнекивается он и делает пару шагов назад, как бы не желая продолжать разговор.

А вот Макогон все же немного рассказывает. Одно только метро не способно вместить всех жителей столицы, говорит она. Но для тех, кто не влезет туда в случае какой-нибудь катастрофы, есть и другие бомбоубежища – например, в зданиях крупных советских заводов. Таких, как Артем или Ленинская кузня. Специально оборудованная система вентиляции и канализаций позволит людям какое-то время находиться внутри. Однако лучше, конечно, надеяться, что в ближайшее время нам не придется всем этим воспользоваться.

Новое Время

Будут ли судить Россию за преступления на Донбассе?Будут ли судить Россию за преступления на Донбассе?

Александра Горчинская

Пока Россия не уйдет из Крыма, юридически Украина будет находиться в состоянии вооруженного конфликта с ней, даже если на Донбассе перестанут стрелять, а в Крым поедут туристы из Ижевска — убежден юрист Николай Гнатовский

Верховная Рада дала старт судебной реформе, которую предложил президент Украины. Текст изменений к Конституции, в частности, в ст. 124, предусматривает возможность ратификации Римского статута Международного уголовного суда (МУС). Профессор международного права Николай Гнатовский объясняет, возможно ли доказать, что МН17 сбила Россия, и зачем Украине ратифицировать Римский устав. НВ выбрало самые интересные тезисы из его лекции.

Практическая потребность добавить соответствующую статью о возможности ратификации Римского устава возникла еще 15 лет назад, в 2001-м, когда Конституционный суд Украины предоставил заключение по представлению тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы о том, что Римский устав, который был подписан от нашей страны в 2000-м, не может быть внедрен, пока не внесут необходимые изменения в Конституцию. Тогда, по мнению Конституционного суда, Римский статут не был совместим с Конституцией, поскольку МУС, как написано в уставе, дополняет национальные органы уголовного правосудия. С точки зрения же тогдашнего Уголовного суда, у нас в Конституции возможности такого дополнения не было предусмотрено.

И вот, только сейчас появился конституционный проект, который предусматривает такие действия. Речь идет не о том, что Украина ратифицирует Римский устав, а что у нее появится возможность сделать это через три года. Зато обязательств никаких нет.

«Гаагский трибунал» — это термин, который ничего не означает. Он малокоректний, но почему-то утвердился у нас в практике

Причины для ратификации Римского устава называются разные. Но основная ошибка украинских политиков, как по мне, в том, что они абсолютно не осознают, для чего это нужно. Те причины, которые являются наиболее популярными в политическом дискурсе, не имеют почти ничего общего с тем, чем на самом деле является МУС и зачем его создавали.
У нас политики со сцены Майдана призвали ратифицировать Римский устав и делали публичные заявления — те самые политики, которые сейчас выступают против. Они тогда называли МУС Гаагским трибуналом. В Гааге много судов и трибуналов, и если мы говорим о Международном уголовном суде, это всегда Международный уголовный суд, а не Гаагский трибунал.

«Гаагский трибунал» — это термин, который ничего не означает. Он малокоректний, но почему-то утвердился у нас в практике, и среди журналистов тоже. Так вот, они говорили, что будет Гаагский трибунал, высший суд, который накажет, допустим, Януковича. Это все — абсолютная чушь и не имеет ничего общего с тем, чем является МУС.

Доказать, что эти ребята из Бука целились в гражданский самолет, потому что знали, что это гражданский самолет и хотели его сбить — малореально

На самом же деле, задача МУС и тех государств, которые участвуют в этом деле — в создании международного уголовного правосудия — не допустить безнаказанности за самые тяжкие уголовные преступления против международного права. А это военные преступления, преступления против человечности, преступления геноцида. Возможно еще преступление агрессии.

Прокурор МУС может по собственной инициативе привлекать к ответственности любых лиц, которые совершили преступления на территории Украины независимо от их гражданства и от дальнейшей позиции Украины или любого другого государства. Это абсолютно в руках прокурора.

Это начало работать. Прокурор провозглашает о начале предварительного расследования, и Украина входит в число тех шести государств, в отношении которых осуществляется предварительное расследование.

Если брать опыт Грузии, основное разочарование, которое может быть у этой страны от МУС, это то, что он очень долго шевелился. Война в этой стране была в 2008 году, прокурор передала документы в палату предварительного производства для утверждения этого расследования, как дела, которое ведет суд, лишь в конце 2015-го. Семь лет они ждали.

Надо понимать разницу между воинскими преступлениями и военными преступлениями

Продолжительность подобных международных процессов не происходит «на завтра», не бывает за месяц. Это очень долго. Почему? Потому что МУС нужно убедиться, что на уровне государства нет достаточной работы по этому направлению.

Россия не является участником Римского устава. Но если ты ведешь войну на территории другого государства, от этого неучастием в уставе здесь не спрячешься. Значение имеет то, является ли государство, на территории которого ведется эта война, участницей Римского статута. Если говорить, например, о Грузии — она является участницей. Россия туда влезла. Все.

Надо понимать разницу между воинскими преступлениями и военными преступлениями.

Военные преступления — это такие, которые нарушают законы и обычаи войны: преступления, которые совершаются во время военного конфликта, которые нарушают нормы международного гуманитарного права.

Воинские преступления — такие, что нарушают законы и обычаи войска. Например, должностные преступления военного. Если военный убивает гражданское население — это может быть и военным преступлением. Если же просто не выполняет указание руководителя, дезертирует, например, это сугубо воинское, а не военное. Полномочиями же МУС являются только военные преступления.

Половое насилие во время вооруженного конфликта — огромная проблема. Мораль падает, изнасилование превращается в будничную реальность. Именно поэтому сейчас изнасилование — едва ли не наиболее серьезное военное преступление. После убийств, конечно.

Если рассматривать нашу ситуацию исключительно как войну Украины с Россией, теряется внутренний элемент. На мой взгляд, он есть. У меня тоже огромная аллергия, когда я слышу «гражданская война в Украине». Я разделяю точку зрения, что никогда бы эта война не была войной без внешнего вмешательства. Но этот внутренний элемент говорит о том, что нам следует осторожно подходить и к разговорам об уголовной ответственности.

Например, в 2014 году украинские войска пытались освободить украинский город, захваченный на Донбассе боевиками и применили оружие. Возможно, применение этого оружия не соответствовало всем требованиям международного уголовного права. Если это не международный конфликт — то есть, тогда не было международной стороны, то уголовную ответственность, как это не парадоксально, наши военные не несут. Если международный — то несут. Там очень много нюансов.

То есть, наличие конфликта с Российской Федерацией не отменяет того, что у нас есть проблемы не международного характера. Это разные вещи. Мы ставим вопрос, который у нас конфликт: международный или нет? А проблема в том, что оба.

Военные преступления, преступления против человечности не имеют срока давности, ограничений по географии и датам. Даже если они сейчас попадут под амнистию, все равно будут чувствовать себя неуверенно.

Для того, чтобы в МУС было возбуждено дело за военное преступление или преступление против человечности, нужно, чтобы это было действительно серьезное, масштабное преступление, которое зацепило много людей и было много жертв. Иначе они не будут этим заниматься.

В деле Майдана не хватило элемента широкомасштабности. Международный уголовный суд это не впечатлило. Это нас поразило. У них была альтернатива закрыть это дело совсем, но они решили объединить его с теми событиями, которые происходили дальше и продолжаются до сих пор.

Законодательством Украины в полном соответствии с международным правом определено, что пока продолжается контроль Россией автономной республики Крым и города Севастополь, имеет место агрессия со стороны РФ, оккупация этой украинской территории.

Аксиомой международного права является то, что когда есть оккупация одним государством части территории другого государства, даже, если нет ни одного вооруженного сопротивления, существует международный вооруженный конфликт между этими двумя государствами. То есть пока они не уйдут из Крыма, юридически у нас все равно будет состояние вооруженного конфликта с РФ. Даже если в это время это будет мирно, тихо, на Донбассе не будут стрелять, а в Крым поедут туристы из Ижевска, и все будут счастливы. Это может продолжаться столько, сколько продлится оккупация. Оккупация Израилем палестинских территорий продолжается с 1967-го — в следующем году будет 50 лет.

Наличие конфликта с Российской Федерацией не отменяет того, что у нас есть проблемы не международного характера

Что касается сбитого Боинга МН17. Это можно квалифицировать как военное преступление — нападение на гражданский объект, и можно квалифицировать как преступление против безопасности гражданской авиации. Тогда это не международное преступление, а транснациональное, и не может дойти до Международного суда. В таком случае должно рассматриваться в национальном суде государства, имеющем юрисдикцию. Первое — Украины, потому что это произошло на нашей территории. Второе — также могут иметь юрисдикцию государства, граждане которых были на борту самолета.

Военное же преступление может дойти до МКС. Но. Доказать что эти ребята из Бука целились в гражданский самолет, потому что знали, что это гражданский самолет и хотели его сбить — малореально. Скорее всего, так и не было. По крайней мере, по той версии, которая нам известна, они думали, что это украинский военно-транспортный самолет, а не малазийский пассажирский. В таком случае встает вопрос, какая у них вина. Потому что они не хотели уничтожить именно этот самолет, они перепутали. То есть у них, например, была преступная халатность. Вопрос в том, насколько это допустимо в квалификации военного преступления по международному законодательству — неоднозначный.

Украина должна расследовать все преступления, которые происходят на ее территориях. В том числе, на неконтролируемых. Есть военная прокуратура, следственное управление СБУ, чтобы сделать это собственными силами. Правда, военная прокуратура и занялась сейчас именно воинскими преступлениями: кто что украл, кто дезертир, а не военными.

Новое ВремяАлександра Горчинская

Пока Россия не уйдет из Крыма, юридически Украина будет находиться в состоянии вооруженного конфликта с ней, даже если на Донбассе перестанут стрелять, а в Крым поедут туристы из Ижевска — убежден юрист Николай Гнатовский

Верховная Рада дала старт судебной реформе, которую предложил президент Украины. Текст изменений к Конституции, в частности, в ст. 124, предусматривает возможность ратификации Римского статута Международного уголовного суда (МУС). Профессор международного права Николай Гнатовский объясняет, возможно ли доказать, что МН17 сбила Россия, и зачем Украине ратифицировать Римский устав. НВ выбрало самые интересные тезисы из его лекции.

Практическая потребность добавить соответствующую статью о возможности ратификации Римского устава возникла еще 15 лет назад, в 2001-м, когда Конституционный суд Украины предоставил заключение по представлению тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы о том, что Римский устав, который был подписан от нашей страны в 2000-м, не может быть внедрен, пока не внесут необходимые изменения в Конституцию. Тогда, по мнению Конституционного суда, Римский статут не был совместим с Конституцией, поскольку МУС, как написано в уставе, дополняет национальные органы уголовного правосудия. С точки зрения же тогдашнего Уголовного суда, у нас в Конституции возможности такого дополнения не было предусмотрено.

И вот, только сейчас появился конституционный проект, который предусматривает такие действия. Речь идет не о том, что Украина ратифицирует Римский устав, а что у нее появится возможность сделать это через три года. Зато обязательств никаких нет.

«Гаагский трибунал» — это термин, который ничего не означает. Он малокоректний, но почему-то утвердился у нас в практике

Причины для ратификации Римского устава называются разные. Но основная ошибка украинских политиков, как по мне, в том, что они абсолютно не осознают, для чего это нужно. Те причины, которые являются наиболее популярными в политическом дискурсе, не имеют почти ничего общего с тем, чем на самом деле является МУС и зачем его создавали.
У нас политики со сцены Майдана призвали ратифицировать Римский устав и делали публичные заявления — те самые политики, которые сейчас выступают против. Они тогда называли МУС Гаагским трибуналом. В Гааге много судов и трибуналов, и если мы говорим о Международном уголовном суде, это всегда Международный уголовный суд, а не Гаагский трибунал.

«Гаагский трибунал» — это термин, который ничего не означает. Он малокоректний, но почему-то утвердился у нас в практике, и среди журналистов тоже. Так вот, они говорили, что будет Гаагский трибунал, высший суд, который накажет, допустим, Януковича. Это все — абсолютная чушь и не имеет ничего общего с тем, чем является МУС.

Доказать, что эти ребята из Бука целились в гражданский самолет, потому что знали, что это гражданский самолет и хотели его сбить — малореально

На самом же деле, задача МУС и тех государств, которые участвуют в этом деле — в создании международного уголовного правосудия — не допустить безнаказанности за самые тяжкие уголовные преступления против международного права. А это военные преступления, преступления против человечности, преступления геноцида. Возможно еще преступление агрессии.

Прокурор МУС может по собственной инициативе привлекать к ответственности любых лиц, которые совершили преступления на территории Украины независимо от их гражданства и от дальнейшей позиции Украины или любого другого государства. Это абсолютно в руках прокурора.

Это начало работать. Прокурор провозглашает о начале предварительного расследования, и Украина входит в число тех шести государств, в отношении которых осуществляется предварительное расследование.

Если брать опыт Грузии, основное разочарование, которое может быть у этой страны от МУС, это то, что он очень долго шевелился. Война в этой стране была в 2008 году, прокурор передала документы в палату предварительного производства для утверждения этого расследования, как дела, которое ведет суд, лишь в конце 2015-го. Семь лет они ждали.

Надо понимать разницу между воинскими преступлениями и военными преступлениями

Продолжительность подобных международных процессов не происходит «на завтра», не бывает за месяц. Это очень долго. Почему? Потому что МУС нужно убедиться, что на уровне государства нет достаточной работы по этому направлению.

Россия не является участником Римского устава. Но если ты ведешь войну на территории другого государства, от этого неучастием в уставе здесь не спрячешься. Значение имеет то, является ли государство, на территории которого ведется эта война, участницей Римского статута. Если говорить, например, о Грузии — она является участницей. Россия туда влезла. Все.

Надо понимать разницу между воинскими преступлениями и военными преступлениями.

Военные преступления — это такие, которые нарушают законы и обычаи войны: преступления, которые совершаются во время военного конфликта, которые нарушают нормы международного гуманитарного права.

Воинские преступления — такие, что нарушают законы и обычаи войска. Например, должностные преступления военного. Если военный убивает гражданское население — это может быть и военным преступлением. Если же просто не выполняет указание руководителя, дезертирует, например, это сугубо воинское, а не военное. Полномочиями же МУС являются только военные преступления.

Половое насилие во время вооруженного конфликта — огромная проблема. Мораль падает, изнасилование превращается в будничную реальность. Именно поэтому сейчас изнасилование — едва ли не наиболее серьезное военное преступление. После убийств, конечно.

Если рассматривать нашу ситуацию исключительно как войну Украины с Россией, теряется внутренний элемент. На мой взгляд, он есть. У меня тоже огромная аллергия, когда я слышу «гражданская война в Украине». Я разделяю точку зрения, что никогда бы эта война не была войной без внешнего вмешательства. Но этот внутренний элемент говорит о том, что нам следует осторожно подходить и к разговорам об уголовной ответственности.

Например, в 2014 году украинские войска пытались освободить украинский город, захваченный на Донбассе боевиками и применили оружие. Возможно, применение этого оружия не соответствовало всем требованиям международного уголовного права. Если это не международный конфликт — то есть, тогда не было международной стороны, то уголовную ответственность, как это не парадоксально, наши военные не несут. Если международный — то несут. Там очень много нюансов.

То есть, наличие конфликта с Российской Федерацией не отменяет того, что у нас есть проблемы не международного характера. Это разные вещи. Мы ставим вопрос, который у нас конфликт: международный или нет? А проблема в том, что оба.

Военные преступления, преступления против человечности не имеют срока давности, ограничений по географии и датам. Даже если они сейчас попадут под амнистию, все равно будут чувствовать себя неуверенно.

Для того, чтобы в МУС было возбуждено дело за военное преступление или преступление против человечности, нужно, чтобы это было действительно серьезное, масштабное преступление, которое зацепило много людей и было много жертв. Иначе они не будут этим заниматься.

В деле Майдана не хватило элемента широкомасштабности. Международный уголовный суд это не впечатлило. Это нас поразило. У них была альтернатива закрыть это дело совсем, но они решили объединить его с теми событиями, которые происходили дальше и продолжаются до сих пор.

Законодательством Украины в полном соответствии с международным правом определено, что пока продолжается контроль Россией автономной республики Крым и города Севастополь, имеет место агрессия со стороны РФ, оккупация этой украинской территории.

Аксиомой международного права является то, что когда есть оккупация одним государством части территории другого государства, даже, если нет ни одного вооруженного сопротивления, существует международный вооруженный конфликт между этими двумя государствами. То есть пока они не уйдут из Крыма, юридически у нас все равно будет состояние вооруженного конфликта с РФ. Даже если в это время это будет мирно, тихо, на Донбассе не будут стрелять, а в Крым поедут туристы из Ижевска, и все будут счастливы. Это может продолжаться столько, сколько продлится оккупация. Оккупация Израилем палестинских территорий продолжается с 1967-го — в следующем году будет 50 лет.

Наличие конфликта с Российской Федерацией не отменяет того, что у нас есть проблемы не международного характера

Что касается сбитого Боинга МН17. Это можно квалифицировать как военное преступление — нападение на гражданский объект, и можно квалифицировать как преступление против безопасности гражданской авиации. Тогда это не международное преступление, а транснациональное, и не может дойти до Международного суда. В таком случае должно рассматриваться в национальном суде государства, имеющем юрисдикцию. Первое — Украины, потому что это произошло на нашей территории. Второе — также могут иметь юрисдикцию государства, граждане которых были на борту самолета.

Военное же преступление может дойти до МКС. Но. Доказать что эти ребята из Бука целились в гражданский самолет, потому что знали, что это гражданский самолет и хотели его сбить — малореально. Скорее всего, так и не было. По крайней мере, по той версии, которая нам известна, они думали, что это украинский военно-транспортный самолет, а не малазийский пассажирский. В таком случае встает вопрос, какая у них вина. Потому что они не хотели уничтожить именно этот самолет, они перепутали. То есть у них, например, была преступная халатность. Вопрос в том, насколько это допустимо в квалификации военного преступления по международному законодательству — неоднозначный.

Украина должна расследовать все преступления, которые происходят на ее территориях. В том числе, на неконтролируемых. Есть военная прокуратура, следственное управление СБУ, чтобы сделать это собственными силами. Правда, военная прокуратура и занялась сейчас именно воинскими преступлениями: кто что украл, кто дезертир, а не военными.

Новое Время