Павел Вуец.

«В «Блоке Порошенко» страшный скандал». Подобными заголовками запестрели СМИ с утра во вторник – заседание фракции президентской силы прошло в формате взаимных обвинений в коррупции и интригах. «Застрельщиком» стал кандидат в Антикоррупционное бюро Виктор Чумак, предъявивший претензии теневому руководителю фракции Игорю Кононенко и «молодому дарованию» Сергею Березенко, затем свое «фэ» высказала группа «еврооптимистов», «ударовцы» Егор Фирсов и Наталья Новак, а в результате дошло до разборок многочисленных фармацевтических лоббистов во фракции. На следующий день в кулуарах Рады Кононенко повторял свои мантры о демократичности фракции, но старался скрыться от журналистов. Зато поджигатели «бунта на корабле» вовсю раздавали комментарии. Тот же Фирсов прогнозировал, что после этих событий из БПП может выйти до десятка человек.

Впрочем, потом «раскольники» сменили тактику – никто из фракции выходить не собирается. В среду 15 депутатов президентской фракции объединились в группу «Антикоррупционная платформа». В нее вошли Виктор Чумак, Сергей Лещенко, Мустафа Найем, Александр Черненко, Павел Ризаненко, Оксана Юринец, Егор Фирсов и другие. Теперь этот «десант» в БПП будет бдить и чуть что бить в колокола, при этом отрицая, что играет на раскол фракции. Естественно, сразу же возникли подозрения в подготовке нового проекта «под досрочные выборы», которому, на фоне дискредитированных фракций коалиции, мог бы благоволить Запад. Какой смысл был в объединении, почему оно состоялось именно сейчас и каковы его перспективы трансформироваться в политическую силу, «Главкому» объяснял один из его инициаторов «ударовец» Егор Фирсов.

Почему «несогласных» именно сейчас прорвало? Чья вообще идея была сколотить такую группу?

Нынешняя ситуация назрела. Раньше во фракции были отдельные депутаты демократического толка с положительным бэкграундом, которые сами по себе поднимали те или иные актуальные вопросы – писали депутатские запросы, поднимали кадровую тему и так далее. Но это было несистемно, где-то даже хаотично и – что немаловажно – единолично. В понедельник на фракции произошла ситуация, когда у всех уже накипело. Первым завел разговор Виктор Чумак, который коснулся того, что во фракции есть коррупционеры, и в то же время нет позиции по многим вопросам. А те, кто говорит, что мы (то есть демократическое меньшинство) должны выйти из фракции, не имеют права так говорить, поскольку выходить из нее должны как раз коррупционеры.

После этого выступили я, Светлана Залищук, Сергей Лещенко со своими позициями по поводу Генпрокурора Шокина и смене состава ЦИК. Это вовсе не бунт был, потому что все было не спланировано, а вызрело спонтанно. Чтобы это не закончилось просто выпуском пара, мы решили создать группу – теперь это будут не просто заявления отдельных депутатов, а под ними будет подписываться вся группа. Спорных вопросов накопилось очень много – в отношении формирования правительства, его структуры, бюджета, которого до сих пор нет и который опять под Новый год, похоже, нам вынесут…

Вас всего 15 человек из ста с лишним во фракции. Как пиар-площадка это еще может сработать, но наивно рассчитывать, что теперь-то к вам все начнут прислушиваться.

Первоначально мы взяли листик и начали записывать, кто может к нам присоединиться. Вначале нас, было семь, потом восемь, потом двенадцать и вот сегодня на пресс-поинт нас вышло пятнадцать. Более того, некоторые коллеги подходили и просились в нашу группу. Мы договорились, чтобы теоретически в нашу группу не мог попроситься Сергей Березенко с его коррупционным шлейфом, то решения о принятии новых членов принимаются коллегиально и единогласно. К тому же, есть депутаты, которые не хотят идти публично на конфронтацию с руководством фракции и АП, но уверен, что когда мы будем ставить на голосование во фракции тот или иной вопрос, они нас поддержат.

Мы не являемся какой-то новой фракцией, у нас просто внутри БПП есть четкие позиции – Генпрокурора в отставку, ЦИК переформатировать, а если есть коррупционные факты, мы будем о них говорить и заставлять фракцию принимать решения. Как группа во фракции мы будем влиять на нее и даже пытаться как-то переделать.

Вы будете шантажировать фракцию своими 15 голосами?

Не по всем, но по ключевым вопросам повестки дня наша группа будет собираться и принимать решение, как голосуем. Если будем видеть, что законопроект лоббистский и коррупционный, а инициатива его принятия исходит от Пашинского, Мартыненко, Иванчука, Кононенко или Березенко, то за такие проекты, допускаю, голосовать не будем, несмотря на позицию фракции.

Вы говорите об откровенно лоббистских проектах. Но «Батькивщина», например, такие ультиматумы ставила коалиции – пока не проголосуете наш законопроект о тарифах, мы ни за что голосовать не будем, даже за самое распрекрасное. Вы тоже можете отказаться голосовать, пока, скажем, не уволят Шокина?

Торгами эта группа заниматься не будет. У «Батькивщины» – фракция, программа, президентские амбиции Тимошенко, а у нас собрались люди абсолютно разные по своему статусу и опыту. Их объединяет только желание заниматься политическими вопросами, и всё.

Будете ли вы регистрировать свою группу, как делают многие парламентские объединения «по интересам»?

Мы же не межфракционное объединение, а внутрифракционное. «Блок Порошенко» – очень большая фракция, которая разбита по группам, поскольку руководить такой фракцией достаточно сложно. До этого я был в группе «Удар», которая, кстати, из всех остальных была довольно передовой. Работа же других групп во фракции БПП свелась реально к нулю. А наша новая группа планирует оживить фракционную жизнь. Например, по уставу фракции есть Совет фракции, который просто не собирается, – мы будем инициировать, чтобы он собирался и выносил какие-то решения.

Кстати, заседания группы еще не было, и все, что я говорю, – это моя личная позиция, а в четверг (сегодня, 26 ноября, – «Главком») мы уже соберемся и примем какие-то коллегиальные решения. Завтра будет заседание фракции, на котором мы заявим о существовании нашей группы и сформулируем первые наши позиции. У нас есть Мустафа Найем, который является заместителем руководителя фракции, который входит в совет фракции и будет озвучивать определенные вопросы.

Костяк вашей группы – все равно «ударовский». Вы, Чумак, Новак, Ризаненко, Юринец. Рассматривают ли участие в вашей группе другие «ударовцы» – тот же Виктор Пинзеник, который хлопнул дверью на последней фракции?

Честно и прискорбно, но как такового «Удара» уже не существует – ни партии, ни политической силы, ни группы. Депутаты той группы разрознены, поскольку не видят в «Ударе» никакого будущего. Будет ли в нашей группе Виктор Михайлович, не могу сказать, хотя мне бы очень этого хотелось. Может, присоединится еще кто-то из «ударовцев», не исключаю.

Когда говорят о коррупции в БПП, называют одни и те же фамилии. У вас есть конкретные обвинения в адрес конкретных депутатов фракции? Что вы будете делать – кричать, что видели как Кононенко, Березенко или еще кто-то берут деньги?

Ключевой задачей мы видим создание независимой и боеспособной Генпрокуратуры, которая расследовала бы уголовные дела даже на лиц, которые находятся в Блоке Порошенко. И мы будем требовать скорейшего рассмотрения отставки Шокина, чтобы страна получила вменяемого адекватного Генпрокурора, для которого не будет ни своих, ни чужих.

Сейчас есть много расследований СМИ, которые поднимают коррупционные схемы и доказывают, что в них замешаны Иванчук, Мартыненко, Кононенко и так далее. Есть соответствующие заявления в ГПУ, а по Кононенко еще Наливайченко в свое время обращался. Более того, на основе заявления Наливайченко парламентский комитет по борьбе с коррупцией тоже обратился в Генпрокуратуру с требованием дать разъяснения и завести уголовное производство. А ГПУ просто отмалчивается.

Мы знаем, что за Одесским припортовым заводом сейчас стоят Кононенко и Мартыненко – об этом говорят наши источники и журналисты. Более того, это предприятие сознательно банкротится, чтобы продать его по заниженной цене. Есть документы, подтверждающие это, но правоохранительные органы бездействуют. Будем с этим бороться.

Как вы собираетесь бороться?

Вынося это гласно на эфиры, на фракцию, заставляя принять решение по Генпрокурору, формулируя депутатские запросы и публикуя их в СМИ. Не исключаю и проведения митингов и общественных акций.

Сергей Березенко недавно появился во фракции, но уже успел многих настроить против себя. Он действительно стал влиять на внутрифракционные процессы?

Просто депутатам, которые дорожат своей репутацией, не хочется сидеть за одним столом с человеком, который работал с Черновецким, дружит с Олесем Довгим и, где-то убежден, участвовал в коррупционных схемах.

Но при этом он пользуется доверием президента.

Очень расстраивает, что он пользуется таким доверием, но я бы не преувеличивал его влияние на фракцию. Не скажу, что оно сведено к нулю, но и не очень высоко. Скажу прямо – Березенко во фракции реально не уважают. Если ты селедка по натуре, то тебя не смогут назначить акулой, – так же и здесь. Даже если у него хорошие отношения с АП, это не о чем не говорит. Во фракции уважают сильных людей, которые чего-то достигли и что-то из себя представляют.

Глава фракции Юрий Луценко, который, надеюсь, еще пользуется таким уважением, назвал всю эту историю второй частью скандала «Любі друзі», цель которой – запустить досрочные выборы.

Я в это не верю. Если раньше все перегибали палку, крича, что это «рука Москвы», то сейчас все кричат, что это «рука Коломойского» и нас хотят вывести на досрочные выборы. Наша группа ни с какими досрочными выборами не связана, и никаким очернением Кононенко и Березенко мы не занимаемся. Никаких закулисных игр и кукловодов здесь – 100% – нет.

Вас втемную могут использовать.

Не исключаю, что СМИ будут передергивать и говорить, что в БПП скандал и фракция распадается на мелкие части. Любую позицию можно использовать абсолютно по-разному, выдирая из контекста. Это неизбежный процесс.

Вы, как и многие «ударовцы», близки к экс-главе СБУ Валентину Наливайченко, выступали против его отставки. Возможно, ваша группа будет дрейфовать к его политпроекту?

Не думаю, что эта группа способна консолидировано куда-то влиться или создать из себя политическую силу. Не отрицаю, что поддерживал и поддерживаю Наливайченко, в частности, его антикоррупционное общественное движение, но сомневаюсь, что наша группа вольется в его ряды. Возможно, какие-то отдельные члены будут его поддерживать.

Вашу группу также традиционно называют новым замыслом АП – мол, альтернатива в виде «незапятнанных лиц».

Ну, это уже совсем мировые заговоры, не имеющие под собой основы. Группа родилась абсолютно естественно, она вызревала, и никаких «рук», «ног» и кукловодов тут нет. Как только они появятся, думаю, все об этом узнают.

Требуя от фракции срочно определиться с переформатированием Кабмина, вы фактически повторяете вчерашние заявления «Народного фронта», который обвинил партнеров по коалиции, что те не предлагают своих кандидатур на министерства. Понятно, что такие вопросы не столько во фракции решаются, но, тем не менее, какие-то обсуждения переформатирования Кабмина среди депутатов идут?

Как мне кажется, фракция просто смотрит на Администрацию президента и ждет, что та скажет. А это очень плохо – именно во фракции должны решаться эти вопросы. Каждая группа должна выдвинуть свою кандидатуру на то или иное министерство, должен пройти конкурс, кандидаты должны выступить со своим планом действий. И уже фракция принимает решение, какого министра поддержать. Наша группа будет бороться как раз за прозрачность и адекватность процесса.

Понятно, что БПП – очень разношерстный коллектив, но на этих местных выборах доходило до совсем уж парадоксов. Например, из членов вашей группы Сергей Лещенко призывал голосовать за «Демальянс», а Наталья Новак вовсе баллотировалась в мэры Киева от «Громадянськой позиции». Если это не внутрифракционная фронда, то что же?

Это нормально, потому что, насколько знаю, они не являются членами партии «Блок Порошенко», при этом являясь депутатами от фракции. У нас во фракции, например, до сих пор остается Сергей Каплин с его «Партией простых людей», есть представители, которые публично поддерживали партию «Наш край». И призывать поддерживать «Демальянс» в Киеве или Садового во Львове – это вполне приемлемо.

Comments

comments