Наталья Малиновская.

20 декабря 2015 года истекает срок выплаты по так называемому долгу Януковича. Российский кредит в сумме 3 млрд. долл. получила в последние месяцы правления бывшего президента. История эта обросла мифами и стал объектом политических спекуляций. Некоторые политики не устают повторять, что этот кредит – это взятка Януковичу, выданная в благодарность за срыв евроинтеграции, и отдавать эти деньги врагу сейчас было бы глупо. Другие тоже призывают игнорировать требования России, но в связи с аннексией Крыма и разрушениями на Донбассе. Кабмин со своей стороны грозится ввести мораторий на выплату по этому кредиту. Верховная Рада даже разрешила правительству не платить по счетам и приняла весной этого года закон “Об особенностях осуществления сделок с государственным, гарантированным государством долгом и местным долгом” (№2898). В целом проголосовали 256 народных депутатов.

Нужно признать, что на фоне громким заявлений украинская сторона все же пыталась усадить и Россию за стол переговоров по вопросу реструктуризации всех государственных внешних долгов. Но та отказывалась, поскольку считала выданный кредит Януковичу не коммерческим, а межгосударственным.

Но 16 ноября в турецкой Анталии во время саммита G20 президент РФ неожижанно заговорил о реструктуризации украинского долга, правда, Путин не стал вдаваться в детали. По его «плану» оплата по кредиту должна была растянуться до 2018 года. Разобраться в нюансах этого «послания» «Главком» пригласил исполнительного директора Международного фонда Блейзера Олега Устенко.

Итак, чем российский кредит Украине отличается от других внешних заимствований?

В декабре 2013 года Украина испытывала серьезные финансовые проблемы. Резко начали мельчать золотовалютные запасы. Ситуация в стране была расшатанной. Спрос на валюту поднимается до небес. Два миллиарда долларов составлял месячный спрос на валюту. На то время – это колоссальные всплески. Поэтому стал вопрос выхода Украины на внешние рынки заимствования капитала. Стоимость заимствований была на уровне 12%. Для Украины это было очень дорого. Дорога в МВФ, где Украина могла одалживать под 3% годовых, была закрыта. Программа сотрудничества, напомню, была приостановлена. Поэтому параллельно велись разговоры с Россией. Было принято решение, что деньги можно одолжить у РФ. Сумма 15 млрд долларов. На 2014 год эта сумма оценивалась как вся потребность страны. Россия согласилась одолжить Украине эту суму в течение полутора лет. Договорились о кредитной линии в виде размещение украинских европейский бондов через Ирландскую биржу. Первый транш из этих 15 миллиардов был получен в сумме 3 млрд долларов. Остальные транши равными частями ежеквартально распределялись на 2014 год. Если закрыть глаза на политическую подоплеку, то российские деньги были выгодны для заимствования. Украина взяла российские деньги под 5% годовых, вместо 12% у других кредиторов. Возвращать их должны 20 декабря 2015 года.

В чем заключаются подводные камни по контракту?

Для начала напомню, что соотношение госдолга в 2013 году к ВВП составлял порядка 45%. Запомним эту цифру. Далее россияне делают приписку в контракте 2013 года и эта приписка состоит вот в чем. В том случае, если страна пересечет отметку объем долга в 60% к ВВП, то это означает, что РФ как держатель украинских европейских бондов имеет абсолютное право ставить эти бонды на оплату украинской стороне. Напомню, это не было обычным размещением, к которому мы привыкли на финансовом рынке. Обычно, когда вы размещаете миллиардные суммы на внешних рынках, вы их дробите, их цена может быть разная, то есть каждый бонд имеет свой определенный номинал. В случае с РФ это был один большой целостный бонд- 3 млдр. долларов. Украина напечатала эту бумагу и отдала на Ирландской бирже России. Понятно, что такой большой порцией вы не можете потом торговать на вторичном рынке. Теоретически это возможно, но на практике этого сделать нельзя. В начале 2015 года после того как у нас резко меняется соотношение нашего госдолга к ВВП, мы уходим с отметки в 45% и подымаемся практически до 75% . Тем самым давая карты в руки россиянам, которые в принципе уже могли в январе-феврале этого года требовать к оплате этот бонд. В тот момент времени Россия не делает эти действия, но это была мина замедленного действия. Риски были велики, ведь Россия могла потребовать этот бонд оплатить в любой момент. Мы дотянули до сегодняшнего дня. Поэтому я всегда настаивал на том, чтобы Украина погасила этот кредит перед Россией тогда, когда у нас появились деньги от МВФ, от других международных финансовых институтов.

Почему Россия не села за стол переговоров о реструктуризации госдолга вместе с остальными кредиторами?

Россия не села за стол переговоров, потому что она считала свой кредит некоммерческим, а межгосударственным. Они имели два козыря. Первый основывался на том, что это не частные деньги, это деньги квазисуверенного фонда Российской Федерации, фонда благосостояния. Второй говорил о том, что бонды размещались под 5% годовых, а не 12% как это было на рынке 2013 года. Украина во всей этой истории могла играть теми же картами, но как бы наоборот: деньги были взяты из квазисуверенного государственного фонда, а не было прямого перечисления с государственного бюджета России в государственный бюджет Украины, настаивая, что это обычное коммерческое размещение. Базовый сценарий, что Украина не выплатит 20 декабря этого года по этим бондам деньги, войдет в состояние технического дефолта, в течении 10 дней будет находиться в стадии техдефолта , а потом в конце декабря или в самых первых числах января Россия подаст документы в Лондонский арбитраж и далее все баталии будут идти в Лондонском арбитраже.

И вот на саммите G20 из уст Путина мы вдруг услышали его план о реструктуризации этих 3 млрд?

Да, выступление Путина по поводу этого украинского вопроса заняло две минуты. Он говорит о том, что Россия делает вполне грациозное предложение Украине, связанное с возможностью реструктуризировать этот долг. Что режет слух? Первое о чем говорит Путин, что было обсуждение между МВФ и Россией, четкая его фраза «на ногах я переговорил об этом». О чем свидетельствует такой расклад? Он свидетельствует о том, что Украина не является субъектом переговорного процесса, а в данном случае является объектом. Вопрос долга Украины решается между кем угодно – между Россией, как держателем этого долга, и международными финансовыми институциями или правительством США. При этом мнение Украины вообще не спрашивается. Второй момент, Путин говорит, если Украина согласна идти на реструктуризацию, то в этом году она может не гасить долг. Но проплаты идут тремя последующими годами в равных частях по одному миллиарду – 20 декабря 2016, 20 декабря 2017, 20 декабря 2018.

В чем вы видите угрозы?

Здесь, на мой взгляд, намерено игнорируется вопрос с процентной ставкой. Здесь Россия пытается сохранить интригу, а сколько Украина будет платить? Речь идет о 5% купоне, который Украина платит сейчас – 150 млн долл, которые мы отдаем ежегодно за обслуживание кредита, или речь идет о новой процентной ставке в 7,85 %, которые мы платим по новым реструктуризированным долгам, то есть сумма может увеличиться на обслуживание этого российского кредита до 240 млн долларов ежегодно. Остается также интригой вопрос о датах выплат. Ведь дата может быть или плавающей, или железно закреплена. Как видим, в этом «плане» Путина уровень неопределенности остается колоссально высоким. Что еще настораживает? РФ говорит, что они согласны идти на подобного рода реструктуризацию, но им не надо четкое согласие Украины. Они пойдут на нее в том случае, если получат дополнительные гарантии, читайте кредитные гарантии от международной финансовой институции, читай МВФ, либо от западных партнеров Украины. Что означает нонсенс. Такой практики не существует: взять деньги для одной страны под гарантии другой. Какая схема получается: правительство США выписывает гарантию правительству РФ на 3 млрд долл. на то, что Украина будет следовать графику погашения долга. Моментально возникает вопрос, зачем такая сложная схема, если можно просто дать гарантии эти Украине. Ведь США уже два раза давали такие гарантии по одному млрд. долл, которые мы использовали и разместили средства под 2% . Это дешевле, чем мы получаем от МВФ, там, напомню 3% годовых.

Мы оказались на такой развилке, что куда бы мы не пошли – то ли приняв условия «плана» Путина о реструктуризации, либо отказавшись от него, у нас везде будут потери: и денежные, и репутационные.

Предположим, что Украина соглашается на реструктуризацию российского кредита по условиям Путина. Моментально возникает проблема с теми кредиторами, с которыми уже провели недавно реструктуризацию. Эти 15 млрд мы реструктуризировали на определенных условиях: мы списали 20% их тела кредита, мы увеличили срок обращения бондов на четыре года, дополнительно мы пошли на увеличение процентной ставки до 7,85% , дали возможность нашим кредиторам отбить потом эти списанные 20% тела кредита, то есть они заработают, но позже. Эти кредиторы со скрипом, но приняли все вышеперечисленные условия. Сейчас представьте себе ситуацию, что заходит речь о реструктуризации этих 3 млрд в концепции Путина, и собственники этих евробондов поднимут бучу на основании того, почему разное отношение к кредиторам, если должно быть ко всем одинаковое. На финансовом рынке четко работает система – равное отношение ко всем вашим кредиторам.

Второй момент в этой ситуации. Премьер-министр и министр финансов длительное время говорили, что этот российский кредит точно такой же коммерческий заем как и все остальные. Погасить плохую реакцию кредиторов, чьи долги реструктуризировали, можно сказав, что «наконец-то мы поняли, что это не коммерческое размещение, а межправительственный долг. Получается, что Россия, которая нам говорила об этом на протяжении всего времени, была права». Все, точка. Репутационные потери колоссальные.

Если Украина отказывается от реструктуризации, от выплаты 20 декабря сего года, Кабмин наложит мораторий на выплаты, а постановлением Верховной Рады он уже подстраховался, через 10 дней от даты Украина вступает в стадию технического дефолта, документы поступают в Лондонский арбитраж. И тут не надо питать иллюзий, что Лондонский арбитраж вдруг разрешит не платить эти деньги. Вероятность 90% плюс состоит в том, что Украине Лондонский арбитраж признает этот долг перед Россией действительным. Не надо рассказывать, что кто-то пошел на какую-то реструктуризацию, кто-то не пошел на реструктуризацию… Лондонский арбитраж прочитает этот контракт именно так как этот контракт написан. Если в контракте написано, что вы деньги должны были вернуть 20 декабря 2015 года им все равно – государственное или коммерческое было размещение, все равно получите решение суда с высокой вероятностью, что деньги должны идти к оплате. Как только вы получили это решение, не факт, что оно будет быстро сделано, не мешайте понятия, что Россия нам все равно должна за Крым, за разрушенный Донбасс… Это совершенно другой суд. В данном случае речь идет о евробондах.

Может ли Россия в период до 20 декабря потребовать к оплате по кредиту в связи с тем, что мы превысили госдолг по отношению к ВВП?

Конечно! Такой риск тоже есть. Поэтому украинское правительство, которое загнало себя в угол из-за своей недальновидности, сейчас стоит в очень сложном положении. Им не позавидуешь.

Comments

comments