Нацбанк проводит политику быстрой, но управляемой девальвации. Почему? А ему жалко резервов и страшно экспортеров.

У Нацбанка нет перед нами обязательств поддерживать стабильность курса. Право печатать пустые гривны – есть, возможность щемить пальцы в дверях импортерам и экспортерам – есть, полномочия выкручивать руки банкам – имеются. А вот обязательства по поводу стабильности курса гривны НБУ официально снял с себя нынешней зимой – когда подписал с МВФ Меморандум, в котором были такие слова: “ми й надалі дотримуватимемося режиму гнучкого обмінного курсу та накопичуватимемо резерви згідно з програмою”. Ну а если быть совсем точными, то от обязательств контролировать колебания НБУ открестился ровно год назад – пусть и не столько громко, как в Меморандуме для МВФ.

Если перевести на обычный язык: Нацбанк не намерен сдерживать девальвацию, но намерен любыми доступными способами накапливать валютные резервы. В итоге имеем то, что имеем: НБУ даже не пытается сглаживать колебания, но активно выкупает валюту при каждом удобном случае. Например, в октябре, несмотря на снижение курса гривны, НБУ выкупил с рынка более 250 млн. долларов.

А еще валюту выкупает Нафтогаз Украины, которому она нужна для платежей за импортный газ – несколько сотен миллионов долларов в месяц, то есть примерно каждый восьмой доллар, продаваемый на межбанковском валютном рынке экспортерами.

Всех остальных импортеров загоняют под плинтус, объясняя им на пальцах, что “валюта вам не нужна”. В результате мелкие импортеры пытаются оплачивать ввозимый товар чуть ли не наличными, что создает колоссальную разницу между курсом межбанковского и наличного рынков – она порой достигает почти 8%, как это было месяц назад, в середине октября 2015 года. Сейчас, в середине ноября разница между безналичным и наличным рынком оказалась самая маленькая за последние полтора месяца – всего около 3,6%. А это означает, что курс безналичного рынка задран искусственно, ведь курс наличного рынка наиболее точно отражает реальные спрос и предложение.

Да, к утру 19 ноября 2015 года курс продажи доллара в наиболее “жадных” банках превышал 25 гривен за доллар США. Но это при том, что рынок безналичный закрылся в среду, 18 ноября на уровне 23,914 гривны за доллар. Заметим, что очень важно, курс на наличном рынке с отставанием на полдня следовал за безналичным – подросло на межбанке, за ним подтягиваются на несколько копеек и на наличном. Вот только с каждым днем, как я уже заметил, реакция наличного на истерику на безналичном оказывалась все более и более вялой.

Это означает, что свободных наличных гривен на рынке не так уж много, горячий массовый спрос на наличную валюту отсутствует. Единственный фактор, подогревающий наличный рынок, – начавшиеся выплаты вкладчикам банка “Финансы и кредит” – с 4 ноября открыты реестры для выдачи вкладчикам более 8 млрд гривен со счетов и вкладов, по которым договора были завершены до 1 ноября. А вот вклады по другому большому упавшему банку – “Дельте” – напротив, с 18 ноября выплачивать прекратили (в соответствии с программой действий Фонда гарантирования). Так что приток наличной гривны на рынок есть, но, как видим, он влияет на курс куда слабее, чем ситуация на безналичном рынке.

Что с наличной валютой дальше? Да все то же – вялое подползание вслед за тем курсом, что НБУ диктует на безналичном рынке.

А на безналичном рынке тем временем Нацбанк с ехидцей наблюдает за тем, как курс дергается вслед за его “усилиями по стабилизации”. 17 и 18 ноября для “стабилизации курса” были проведены валютные аукционы НБУ. Причем 17 ноября Нацбанк предлагал доллар не дешевле 23,6 гривны/доллар, а 18 ноября – не дешевле 23,93. Курс межбанка в те дни установился на уровнях 23,7711 и 23,9136 соответственно. Слава НБУ, скажете, как здорово, что он стабилизировал курс своими продажами?

А вот и нет. НБУ в данном случае показал рынку, что курс доллара к гривне должен расти (гривна – падает, да). Дикость? Да! Цинизм? Обязательно, ведь на сайте НБУ вечером 17 ноября сгоряча даже написали правду: “Завдяки проведенню валютного аукціону курс гривні на міжбанківському валютному ринку також знизився до аналогічного рівня”. Но потом, после моей публикации в Facebook об этом редком случае честного признания, сотрудники НБУ заменили в той же новости на сайте Нацбанка чистосердечное признание на привычный словесный туман.

Чтобы убедиться в том, что НБУ стимулирует в данном случае снижение курса гривны, достаточно поинтересоваться тем, как происходили валютные аукционы. Как только НБУ выходил на рынок со своим курсом отсечения, все экспортеры (они же – продавцы валюты) получали громкий сигнал: “Ребята, все, дешевле можно не предлагать”.

Если бы рынок (те же импортеры) действительно был готов выкупать валюту по курсу НБУ и считал его точкой равновесия, то они бы выкупали полностью или почти полностью все 50 миллионов долларов, которые Нацбанк выставлял к продаже через аукцион. А так выкупили во вторник (17 ноября) чуть более 5 миллионов долларов, а в среду – чуть более 13 миллионов. Это составляет считанные проценты относительно суточного объема межбанковского рынка. Это составляет примерно 10% и 26% предлагаемой Нацбанком суммы соответственно. То есть с точки зрения достижения баланса спроса и предложения – кошкины слезки. А как сигнал экспортерам “можете не продавать дешевле показанного уровня” – вполне влияет.

Обороты безналичного рынка рухнули к середине ноября до примерно 300 млн долларов в среднем за сутки. Тогда как в середине октября нормальным были среднесуточные торги в 400-500 млн. долларов в сутки. Отчего упали объемы? Согласно циркулирующим слухам, мотивов есть несколько. Во-первых, экспортерам дали четкий знак: “Ребята, гривна будет падать, можете не торопиться заводить в страну валютную выручку”. Естественно, курс в результате плывет. Импортеры пугаются курса и не торопятся запасаться подорожавшей валютой.

Во-вторых, не секрет, что ряд крупных экспортеров “обиделся” на правительство за задержки с возмещением НДС при экспорте. Злые языки поговаривают, что реакцией на происходящее могло стать снижение поступления валютной выручки и ее обязательной продажи, как следствие. Но могло и не стать – думаю, мы скоро по этому поводу услышим разъяснения. Если экспортеры валюту придерживают в ожидании налоговых послаблений и снижения гривны, их мог бы вразумить НБУ – у него есть соответствующие полномочия. Но за последние полтора года Нацбанк не показывал себя “строгим господином”. Так что экспортеры продолжат получать сверхприбыли за счет девальвации гривны.

В-третьих, валютный рынок нервничает ввиду того, что затягивается предоставление Украине очередного транша кредита от МВФ, а также финансовой помощи от других кредиторов, которые ориентируются на Фонд. Ведь правительство все никак не выложит на стол переговоров с МВФ проект госбюджета Украины на 2016, а также проект налоговой реформы, на базе которой должен быть сверстан бюджет. А, как известно, без предъявления финансового плана на 2016 год Фонд очередной порции кредита не даст.

В-четвертых, в объемах покупки валюты на безналичном рынке более половины составляют сделки в евро, хотя мы привычно считаем объемы в эквиваленте долларовых сумм. Евро, как известно, снизился по отношению к доллару. И привлекательность импорта в евро росла бы – если бы не девальвация под руководством НБУ. А так евро стоит против гривны на месте, импорт за евро не растет, у Нацбанка остается больше простора для выкупа валюты в резервы, а у Нафтогаза – для приобретения валюты под газовый импорт.

В общем вокруг игр Нацбанка на валютном рынке закручивается хитрая интрига, а мы продолжим гадать – усядется курс гривны к доллару выше отметки 25 или откатится к 24. О 23 точно можно уже забыть. А до закладываемых в план госбюджета-2016 среднегодового курса в 24,5 осталось примерно 50 копеек – если ожидать, что примерно 24 на межбанковском рынке останутся в декабре.

Среднегодовые 24,5 при декабрьских 24 означают, что весь 2016 год курс обязан быть стабильным. Чего быть в наших условиях не может в принципе – как было сказано, НБУ сложил с себя ответственность за стабильность курса.

При такой ситуации курс на наличном рынке не выше 25 гривен за доллар до конца года может оказаться для всех нас очень хорошей новостью.

mignews

Comments

comments