Ольга Танасийчук, Берлин.

Ангела Меркель сегодня знаковая фигура не только у себя в Германии, но и на европейском уровне

В воскресенье, 22 ноября исполняется 10 лет пребывания Ангелы Меркель на посту канцлера Германии. К юбилею она подошла с приличным багажом личных достижений и даже рекордов, и тяжким бременем насущных общественных проблем.

Ангела Меркель была избрана на пост федерального канцлера ФРГ 22 ноября 2005 года, получив 397 из 611 голосов депутатов бундестага. Она стала первой женщиной на посту канцлера в истории Германии. В свои 51 на ту пору – самым молодым федеральным канцлером за всю историю ФРГ. Она, к тому же, первый федеральный канцлер с естественнонаучным образованием.

С декабря 2014 года Ангела Меркель – рекордсмен по продолжительности пребывания на посту среди всех действующих глав правительств в Европе (впрочем, она еще не побила рекорды длительности правления своих предшественников Аденауэра – 14 лет и Коля – 16). Американский журнал Forbes в майском выпуске этого года в седьмой раз признал Меркель самой влиятельной женщиной мира, а в ноябрьском – второй в унисекс-списке самых влиятельных людей планеты, где она устроилась между российским президентом Путиным и американским лидером Обамой.

Ну, то есть, будет что вспомнить на пенсии. Хотя на пенсию 61-летняя канцлер, похоже, не собирается.

ЭПОХА МЕРКЕЛЬ

10 лет – срок в политике солидный. Про последнее десятилетие даже говорят – “Эпоха Меркель”. Многие годы эту женщину называли “безальтернативным канцлером”. В последнее время СМИ пестрят сообщениями о внутриполитических распрях из-за политики беженцев, о расколе внутри правящей коалиции. Все это дало основание некоторым наблюдателям усомниться в перспективах главы государства остаться на 4-й срок.

Да, немцам все меньше нравится политика их канцлера в вопросе беженцев. Об этом свидетельствуют данные различных опросов. Рейтинг возглавляемой ею партии ХДС – 36% – худший за последние три года. Впрочем, она все равно продолжает оставаться впереди всех других политсил в стране (а голосуют-то немцы на выборах именно за партию, которая выдвигает своего кандидата на должность руководителя правительства). При этом, 81% ее однопартийцев хотели бы ее победы в четвертый раз в борьбе за пост канцлера.

Саму Меркель, которая действует куда решительнее, чем вся ее партия вместе взятая, поддерживают 46% немцев (хотя еще в мае за нее готовы были проголосовать 53%). Сейчас она лишь на 4-м месте в личном рейтинге политиков (что, вообще-то, совсем неплохой результат как для демократического государства), и те, кого она пропустила вперед, канцлерами все равно не станут. В то, что из-за внутриполитического кризиса в руководстве, вызванного миграционным кризисом, Меркель может досрочно покинуть свой пост, верят лишь 19% немцев и 79% такой возможности не допускают.

МЕРКЕЛЕНОМИКА

Часто говорят о том, что в продолжение двух меркелевских пятилеток ФРГ переживала период благоприятного экономического роста. Так оно и есть, хотя, если сравнивать с другими ведущими развитыми экономиками, то никаких особых прорывов не было. Итоги работы правительства подвел на днях Кельнский Институт немецкой экономики, эксперты которого утверждают, что “в противовес широко распространенному мнению, экономическое развитие Германии в международном сравнении было не особо выдающимся”.

Но и они признают, что политика действующего канцлера была “компетентной”. А учитывая то, что на годы правления Меркель пришлись и европейский долговой кризис, и мировой экономический, и греческий, и передряги меньшего масштаба, то среднегодовой 1,3-процентный рост ВВП (в 2014 – 1,6%), пожалуй, можно считать весьма пристойным показателем.

Внешняя торговля Германии неуклонно росла, экспорт достиг в 2014 рекордных 1,134 трлн евро, импорт – 916,636 млрд при положительного сальдо торгового баланса почти 217 млрд евро.

Занятость населения выросла за этот период на 0,9% – немного, но все же движение вверх.

Именно при Меркель произошел радикальный сдвиг в пользу использования возобновляемых источников, и сегодня их доля в энергобалансе страны превышает 25 процентов, высокий показатель (причем, этот момент стоит рассматривать как вклад страны в глобальную климатическую стратегию).

Есть еще другие сферы, менее известные у нас, но занимающие умы немцев. Среди них, например, цифровая инфраструктура, о которой так много говорят в Германии. Вот буквально в минувший четверг Меркель пообещала, что к 2018 году в каждом немецком доме будет широкополосный интернет со скоростью 50 Мбит/с.

СПАСИТЕЛЬНИЦА ИЛИ РАЗРУШИТЕЛЬНИЦА

За что винят Меркель, так это за то, что именно она спровоцировала реально неконтролируемый приток беженцев в Европу. Данное ею обещание “Мы примем всех” после начала памятного хаоса в Будапеште (когда ее венгерский коллега попытался не пустить беженцев дальше своей территории), те восприняли как прямое приглашение.

Заявление Меркель могло быть спонтанным, продиктованным чисто женскими, человеческими чувствами. Так сказать, реакция дочери пастора. А могло быть и вполне продуманным. Прибывать то беженцы в Европу в невиданных ранее размерах стали и до Меркель. Возможно, благодаря ей удалось предотвратить настоящую гуманитарную катастрофу. Не так давно она высказала опасения, что неизбежная концентрация беженцев на Балканах, с невозможностью дальнейшего их растекания по всей Европе, может и в боевые действия перерасти. Меркель мудрая. Расчетливая. С очень рациональным, так сказать, мужским складом ума. И опытная. Она часто смотрит в корень и видит то, что другие порой не замечают.

Теперь беженцы, прибывающие в Европу, несут портреты Меркель как иконы

Но то заявление в конце лета сделано было без согласования с коллегами, иначе они теперь не выдвигали бы ей ультиматумы, а несли совокупную ответственность. Вот тут была ее явная промашка. Но действовать надо было быстро, и времени на долгие дебаты просто не было, надо было спасать людей. И не случайно теперь беженцы, прибывающие в Европу, несут портреты Меркель как иконы.

Меркель признает, что ее политика в отношении беженцев не идеальна. Но на встречах с гражданами она продолжает твердить свое неизменное: “Мы справимся”. Убеждать, что в их силах сделать возможной интеграцию прибывающих. Призывать к терпимости и недопущению ненависти и ксенофобии. После парижской трагедии многие еще сильнее заголосили о том, какую опасность несут в себе сотни тысяч беженцев, по большей части мусульман. Но Меркель первым делом жестко заявила, что не надо путать террористов и людей, бежавших от террора. Что им, несчастным беженцам, все мы также обязаны расследованием терактов 14 ноября.

На европейском уровне она последовательно и, чего уж там, часто давя авторитетом и более приземленными аргументами (из серии: не все же вам получать от членства, надо что-то и взамен отдавать), увещевает коллег по ЕС не давать слабину и не замыкаться в раковинах национального эгоизма; сохранять единство и решимость вместе бороться с вызовами. Отнюдь не все слышат данные призывы и считают, что надежнее, понятнее и спокойнее отгородиться от соседей стенками и продолжать жить, как будто ничего не случилось, как раньше. Как раньше когда? До кризиса беженцев или до привилегии общего визового пространства и отсутствия границ?

КАНЦЛЕР ВСЕЯ ЕВРОПЫ

Кое-кто уже поспешил поставить крест на политической карьере Ангелы Меркель. Однако, до 2017 года, выборов в ФРГ, много чего еще может произойти. Ситуация, как видим в последнее время, может меняться с невиданной ранее быстротой. Пока трудности лишь укрепляли ее авторитет. Но в политике всякое бывает, и популисты нередко скидывают с трона умеренных руководителей.

Ангела Меркель не любит привлекать к себе излишнее внимание. Со стороны может показаться, что она нехотя принимает серьезные решения. В словарь даже вошел неологизм «merkeln», которое немецкое издание словарей Langenscheidt определяет как “ничего не делать, уклоняться от ответов и откладывать решения на потом”. Словечко даже заняло первое место в ходе онлайн-голосования на самое “молодежное слово года 2015″.

Сейчас Меркель – знаковая фигура на европейском уровне, “Канцлер Евросоюза”, “Королева Европы”

Вначале своего срока Меркель действительно была явно привержена политике “малых шагов” и не делала резких телодвижений. Что, впрочем, не означало мягкотелости (во многих ситуациях она, извините, перла как танк). Это связано с природной осторожностью. Но с годами события объективно развивались таким образом, что фрау Меркель даже против воли пришлось брать более жесткий тон и ответственность за многие решения, которые касались не только ее страны, но и всего континента. Сейчас Меркель – на самом деле знаковая фигура не только у себя в Германии, но на европейском уровне. Не раз и не два вытаскивала она буквально на своих плечах сообщество из непростых ситуаций. “Канцлер Евросоюза” или “Королева Европы”, как ее иногда называют.

Вспомнить хотя бы решающую роль немецкого канцлера в недопущении Grexit. Она больше, чем кто бы то ни было в ЕС, пытается найти пути сохранения в нем Великобритании. В истории с беженцами именно Меркель сейчас взывает к сохранению общеевропейских ценностей.

В украинском кризисе именно Меркель взяла дело в свои руки, инициировав санкции против России

В украинском кризисе именно Меркель взяла дело в свои руки. Пока ЕС пытался прийти в себя после аннексии Крыма и понять, что с этим делать, Меркель мобилизовала всех на принятие антироссийских санкций. И вряд ли без нее случилась бы “нормандская четверка”, в которой вовсе не Франсуа Олланд играет роль главного примирителя.

К слову, темой докторской диссертации Ангелы Меркель было «Исследование механизма реакций распада с простым разрывом связей и расчёт их скоростных констант на основании квантово-химического и статистического методов». Теперь вот, канцлеру приходится сталкиваться с реакцией распада на политическом уровне. При этом она, не задвигая в дальний угол интересы своей страны, действительно радеет за интересы всей Европы. Ее немало критикуют в последнее время ее оппоненты, не жалея резких слов. А она не опускается до обвинений и, тем более, использования нелицеприятных выражений в адрес недоброжелателей. Хотя все знают, что она мастерски умеет нейтрализовать своих конкурентов как дома, так и за его пределами. Поэтому и “безальтернативная” в течение стольких лет.

Так что, если в 2017 году немцы решат все же избрать себе новое руководство, то Объединенной Европе (если таковая вообще сохранится в том виде, в каком существует ныне, а не развалится из-за тех же разногласий по поводу беженцев) придется подыскать себе нового лидера. Но найдется ли кто, готовый взвалить на себя эту ношу?

Источник

Comments

comments